WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


«Вопрос об особенностях применения института недействительности к сделкам, нарушающим антимонопольное законодательство, остается актуальным и вызывает постоянный ...»

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК,

НАРУШАЮЩИХ ТРЕБОВАНИЯ АНТИМОНОПОЛЬНОГО

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА.

Вопрос об особенностях применения института недействительности к сделкам, нарушающим антимонопольное законодательство, остается актуальным и вызывает постоянный интерес не

только у исследователей, но также и у правоприменителей. В наук

е, учеными указывается на существенный разброс подходов правоприменительной практики при решении дел, связанных с применением последствий недействительности антиконкурентных сделок1.

Такое положение дел совершенно не случайно и требует глубокого анализа с целью выявления специфики использования института недействительности сделок в качестве одного из гражданскоправовых способов защиты прав частных лиц, нарушенных в результате совершения антиконкурентных действий.

См.: Борзило Е.Ю. Антимонопольные риски предпринимательской деятельности: Научно-практическое руководство. М.: Статут, 2014; Научно-практический комментарий к Федеральному закону "О защите конкуренции" (постатейный) / К.Н. Алешин, А.В. Андросенко, И.Ю. Артемьев и др.; отв. ред. И.Ю. Артемьев.

М.: Статут, 2015; Координация экономической деятельности в российском правовом пространстве: монография / К.М. Беликова, А.В. Габов, Д.А. Гаврилов и др.; отв. ред. М.А. Егорова. М.: Юстицинформ, 2015;

Сборник научно-практических статей II Международной научно-практической конференции "Актуальные проблемы предпринимательского и корпоративного права в России и за рубежом" (22 апреля 2015 года, г.

Москва) / Е.А. Абросимова, В.К. Андреев, Л.В. Андреева и др.; под общ. ред. С.Д. Могилевского, М.А. Егоровой. М.: РАНХиГС при Президенте Российской Федерации. Юридический факультет им. М.М. Сперанского, Юстицинформ, 2015; Рего А., Толстобров С. Проблемы оспаривания сделок, совершенных с нарушением антимонопольного законодательства // Корпоративный юрист. 2010. N 9. С. 49 – 50; Гутерман А.Е.

Последствия нарушения правил государственного контроля за экономической концентрацией // Конкурентное право. 2016. N 1. С. 25 – 29; Белов В.А. Гражданско-правовая природа сделок, представляющих собой акты злоупотребления доминирующим положением // Закон. 2015. N 9. С. 98 – 109; Тотьев К.Ю. Сделки, нарушающие антимонопольное законодательство: ничтожность или оспоримость? // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 5. С. 68 – 73; Борзило Е.Ю. Вопросы недействительности сделок, совершенных с нарушением антимонопольного законодательства // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 2. С. 38

– 41; Шайхеев Т.И. Коллективная монополистическая деятельность по российскому законодательству и законодательству зарубежных стран // Вестник арбитражной практики. 2014. N 4. С. 13 - 22.

1. Вследствие реформы гражданского законодательства в качестве общего правила в настоящее время установлено, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой (п. 1 ст. 168 ГК РФ). Исключения составляют лишь два случая: 1) из закона следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки; 2) сделка посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2 ст. 168 ГК РФ).





Другими словами действующее гражданское законодательство исходит из презумпции оспоримости сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта. Действовавшая до реформы гражданского законодательства презумпция ничтожности такой сделки в настоящее время сохранена только в отношении сделок, которые посягают на публичные интересы или охраняемые законом интересы третьих лиц.

Систематическое толкование пунктов 1 и 2 ст.

168 ГК РФ в отношении сделок, нарушающих антимонопольное законодательство, позволяет выделить три категории оснований недействительности таких сделок:

1) в качестве общего правила презюмируется, что сделка, нарушающая требования ЗоЗК или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки;

2) если в дополнение к первому основанию сделка нарушает публичные интересы, то такая сделка должна признаваться ничтожной, а не оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки;

3) если в дополнение к первому основанию сделка нарушает не публичные интересы, а охраняемые законом интересы третьих лиц, то такая сделка должна признаваться ничтожной, а не оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Как видно из представленных оснований, для признания сделки недействительной достаточно наличия самого факта установления нарушения антимонопольного законодательства. Последствия же применения недействительности могут быть различными в зависимости от того, были или не были нарушены публичные интересы либо интересы третьих лиц. Однако при всей кажущейся ясности и простоте данного вывода на практике вопрос о применении института недействительности к антиконкурентным действиям оказывается несколько сложнее, что связано, в первую очередь со спецификой содержания нарушений антимонопольного законодательства.

В отношении запретов per se (ч.1-3 ст.11 ЗоЗК) неопределенность в данном вопросе практически отсутствует. Установление факта нарушения антимонопольного запрета per se является основанием для возможности применения последствий недействительности сделки, при условии, что антиконкурентное действие представляет собой именно сделку. Запреты per se устанавливаются законодателем, исходя из принципа безусловного негативного воздействия указанных в них действий на состояние конкуренции. Такие действия, соответственно, нарушают публичный интерес и препятствуют реализации целей, на достижение которых направлено антимонопольное законодательство. Таким образом, любая сделка, нарушающая запреты per se, должна презюмироваться ничтожной, как нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы (п. 2 ст.

168 ЗоЗК).

Условные антимонопольные запреты предполагают, что установление факта антиконкурентного поведения связано с необходимостью возникновения неблагоприятных последствий для состояния конкуренции. В отличие от нарушений запретов per se условно-запрещенные соглашения (и иные сделки) должны презюмироваться действительными до тех пор, пока не будет доказан их негативный эффект воздействия на состояние конкуренции. С момента установления судом или антимонопольным органом факта ограничения или прекращения конкуренции в результате нарушения данных запретов такие сделки могут быть признаны ничтожными как нарушающие требования закона или иного правового акта и при этом посягающие на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц (например, при экономически, технологически и иным образом не обоснованном установлении хозяйствующим субъектом различных цен (тарифов) на один и тот же товар; создании одними хозяйствующими субъектами другим препятствий для доступа на товарный рынок или выходу из товарного рынка; установление условий членства (участия) в профессиональных и иных объединениях – ч. 4 ст. 11 ЗоЗК).

В одном из постановлений Президиум ВАС РФ указал, что наличие в ст. 21 ЗоЗК специальных последствий, предусмотренных в случае нарушения порядка предоставления муниципальной преференции, не исключает возможность признания спорных сделок ничтожными в порядке ст. 168 ГК РФ2. Согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ, выраженной в другом его решении3, достаточным основанием для вывода о нарушении ч. 1 ст. 15 ЗоЗК является само создание условий, возможности для наступления последствий в виде недопущения, ограничения либо устранения конкуренции. В тех случаях, когда требуется проведение конкурса, подразумевающее состязательность хозяйствующих субъектов, за исключением случаев, допускаемых законом, его непроведение не может не влиять на конкуренцию, поскольку лишь при публичном Постановление Президиума ВАС РФ от 11.03.2014 N 16034/13 по делу N А53-17625/12 // СПС Консультант Плюс Постановление Президиума ВАС РФ от 05.04.2011 N 14686/10 по делу N А13-10558/2008 // Вестник ВАС РФ, N 7, июль, 2011.

объявлении конкурса в установленном порядке могут быть выявлены потенциальные желающие получить товары, работы, услуги, доступ к соответствующему товарному рынку либо право ведения деятельности на нем. Принимая во внимание, что наделение антимонопольного органа правом выдать предписание о принятии мер по возврату имущества, или о принятии мер по прекращению использования преимущества хозяйствующим субъектом, получившим государственную или муниципальную преференцию, было направлено на устранение обстоятельств, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, суд постановил, что вопрос о действительности сделки, заключенной в нарушение указанных норм, должен исследоваться самостоятельно. Основанием для признания договоров ничтожными может служить наличие в ч. 1 ст. 17.1, ст. 19, 20 ЗоЗК явно выраженного императивного запрета на заключение подобных сделок, адресованного участникам оборота. Этот подход соответствует позиции Пленума ВАС РФ4, согласно которому в случаях, предусмотренных законом (например, частями 1 и 3 ст. 17.1 ЗоЗК), договор аренды в отношении государственного или муниципального имущества может быть заключен только по результатам проведения торгов. В связи с этим договор аренды имущества, заключенный на новый срок без проведения торгов, был признан судом ничтожным См. п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73 "Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды" // Вестник ВАС РФ, N 1, январь, 2012.

на основании п.2 ст. 168 ГК РФ, равно как и соглашение о продлении такого договора5.

Однако основанием для признания сделки недействительной могут служить не только юридические действия. Некоторые виды фактических действий могут косвенно (опосредованно) приводить к возможность признания сделок недействительными. Наиболее ярким примером действий, приводящих к признанию сделок недействительными, могут служить согласованные действия, в отношении которых ст. 11.1 ЗоЗК установлен запрет на их совершение в случаях, если такие действия ограничивают или устраняют конкуренцию на релевантном рынке. Статья 8 ЗоЗК позволяет охарактеризовать согласованные действия как особую систему взаимосвязанного поведения хозяйствующих субъектов, в результате которого возникают негативные последствия для состояния конкуренции.

Поскольку по содержанию каждое отдельное действие субъекта согласованных действий представляет собой действие по совершению сделки со своим контрагентом, сами согласованные действия не могут расцениваться в качестве сделки (как по аналогии доктринальной парадигмой не квалифицируется в качестве односторонней сделки действие, направленное на заключение договора

– оферта). Однако так как согласованные действия обладают выраженным антиконкурентным эффектом, то объектом применения института недействительности должны являться не сами согласоПостановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 05.09.2014 по делу N А53-17628/2012 // СПС Консультант Плюс.

ванные действия, а те сделки, в совершении которых содержался их антиконкурентный элемент, приведший в результате к ограничению или устранению конкуренции.

К сожалению, данный вывод широко не используется в правоприменительной практике. Но следует признать, что отдельные судебные решения исходят именно из этого подхода.

Координация экономической деятельности, запрещенная per se ч. 5 ст. 11 ЗоЗК (ч.1-3 ст.11 ЗоЗК), также может служить основанием для признания сделок, осуществленных с ее участием, недействительными. Поскольку запрещенная координация экономической деятельности имеет те же критерии последствий для конкуренции, что и запрещенные per se соглашения и иные действия, указанные в частях 1-3 ст. 11 ЗоЗК, то сделки, осуществленные при участии координатора, также должны признаваться ничтожными, а не оспоримыми. Следует принимать во внимание, что сама по себе координация экономической деятельности, вне зависимости от ее правового основания, не ограничивает конкуренцию. Антиконкурентные последствия создаются в результате осуществления согласованных действий координируемыми хозяйствующими субъектами. Вместе с тем, в своей совокупности запрет антиконкурентной координации экономической деятельности, регламентированный ч. 5 ст. 11 ЗоЗК, и запрет согласованных действий как разновидности антиконкурентного поведения, установленный ст. 11.1 ЗоЗК, создают основания для признания ничтожными не только сделок, заключаемых в контрагентами участниками согласованных действий, но и сделок, служащих основаниями для осуществления антиконкурентной координации экономической деятельности, таких, например как соглашения о сотрудничестве, консалтинговые соглашения, агентские и иные посреднические договоры.

Особым основанием недействительности сделок, нарушающих требования антимонопольного законодательства, является так называемая корпоративная координация, основанием которой служат локальные акты корпоративных организаций, например, правила и стандарты, устанавливаемые саморегулируемыми организациями в отношении своих членов.

Саморегулируемая организация в силу своей организационно-правовой формы некоммерческой корпорации в форме ассоциации или союза в соответствии с п. 1 ст. 123.8 ГК РФ имеет в качестве уставной цели координацию предпринимательской деятельности своих членов, представление и защиту их общих имущественных интересов. Однако формирование правил и стандартов саморегулируемой организацией может приводить к установлению высоких барьеров для входа на рынок хозяйствующих субъектов, особенно в тех сферах предпринимательской деятельности, в которых предусмотрено обязательное саморегулирование. В этом случае возникает ограничение конкуренции, поскольку в распоряжении саморегулируемой организации находится правовой механизм, позволяющий контролировать количество конкурентов на релевантном рынке за счет установления ограничений для доступа к профессиональной или предпринимательской деятельности путем формирования условий входа на рынок, которые не могут быть исполнены всеми хозяйствующими субъектами, осуществляющими однородный вид деятельности. Подобное положение неоднократно подвергалось жесткой критике6 еще до момента принятия Закона о саморегулируемых организациях7.

С одной стороны установление высокой «планки» для доступа к профессии саморегулируемой организацией может быть расценено как разновидность злоупотребления правом в виде использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции (абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ). Применить к действиям саморегулируемой организации положение о злоупотреблении доминирующим положением на рынке невозможно в силу того, что, невзирая на то что саморегулируемая организация объединяет хозяйствующих субъектов конкурентов, она не входит с ними в одну группу лиц, а кроме того, сама не является участником того рынка, на котором она осуществляет координацию деятельности своих членов. В этом случае у суда возникают основания для применения санкции за злоупотребление правом - саморегулируемая организация лишается судом права на защиту (п. 2 ст. 10 ГК РФ). Кроме того, в случае если злоупотребСм.: Постановление Конституционного Суда РФ от 19.12.2005 N 12-П "По делу о проверке конституционности абзаца восьмого пункта 1 статьи 20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой гражданина А.Г. Меженцева" // СЗ РФ. 16.01.2006. N 3. Ст. 335; Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации А.Л. Кононова // СЗ РФ. 16.01.2006. N 3. Ст. 335; Павлодский Е.А.

Саморегулируемые организации в России // Некоммерческие организации: теоретические и практические проблемы: Материалы ежегодных научных чтений памяти профессора С.Н. Братуся. М.: Эксмо, 2009. С. 76.

Федеральный закон от 01.12.2007 N 315-ФЗ "О саморегулируемых организациях" // СЗ РФ 03.12.2007, N 49, ст. 6076 (далее – Закон о СРО).

ление правом саморегулируемой организацией повлекло нарушение права хозяйствующего субъекта, то в силу п. 4 ст. 10 ГК РФ такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

С другой стороны, возникновение антиконкурентных последствий позволяет квалифицировать действие саморегулируемой организации по установлению барьеров входа на рынок как нарушение законодательного императивного запрета координации экономической деятельности, приводящей к созданию другим хозяйствующим субъектам препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка (п. 3 ч. 3 ст. 11.1 ЗоЗК). В этом смысле с учетом явного наличия «обхода закона» со стороны саморегулируемой организации создаются условия для возможности признания недействительной сделки, на основании которой были установлены соответствующие барьеры входа для хозяйствующих субъектов. В качестве такой сделки в данном случае выступает решение постоянно действующего коллегиального органа управления саморегулируемой организации, в компетенции которого в соответствии с п. 1 ч. 7 ст. 17 Закона о СРО входит утверждение стандартов и правил саморегулируемой организации, внесение в них изменений. Вопросы определения содержания стандартов и правил саморегулируемой организации ее уставом могут быть отнесены к компетенции общего собрания членов саморегулируемой организации (ч. 8 ст. 17 Закона о СРО). И в том, и в другом случае в соответствии с пунктами 2-4 ст. 167 ГК РФ оспариваться может решение собрания, принятое либо коллегиальным органом, либо общим собранием членов саморегулируемой организации.

Глава 9.1 ГК РФ не относит решение собраний к разновидности сделок, о чем явно свидетельствует не только структура подраздела четвертого части первой ГК РФ, но и ее название – «Сделки.

Решения собраний. Представительство»8. Вместе с тем, статьи 181.3, 181.4 и 181.5 ГК РФ указывают на возможность применения института недействительности (как оспоримости, так и ничтожности) к решению собраний.

Анализ показывает, что все основания недействительности и ничтожности решения собрания имеют сугубо процессуальное содержание и относятся только к лицам, имеющим право участия в собрании. Вместе с тем, интересы лиц, для которых решение собрания имеет существенное значение (например, члены саморегулируемой организации, в уставе которой определено, что правила и стандарты вырабатываются коллегиальным исполнительным органом, а не общим собранием членов некоммерческой корпорации9), но которые не обладают правом участия в формировании решения собрания, в силу п. 3 ст. 181.4. ГК РФ установлено право оспорить Этот вывод подтверждается и юридической доктриной, которая указывает, что в системе юридических фактов решение собрания относится к числу юридических актов наряду со сделками, но сделкой не является (Ткач А.В. Решение собрания как юридический факт // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 7. С.

104). См. также: См.: Чеговадзе Л.А. О формальной определенности действий субъектов гражданского права // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 11. С. 82.

Современная редакция главы 9.1. ГК РФ в отношении таких лиц применяет термин «гражданско-правовое сообщество» (п. 1 ст. 181.2 ГК РФ, п. 3 ст. 181.4 ГК РФ).

оспоримое решение собрания в судебном порядке10. В итоге при современном состоянии института решения собрания содержание правил и стандартов, вырабатываемых саморегулируемой организацией, не может быть оспорено не только лицами, для которых данные правила и стандарты формируют высокие барьеры входа, но и даже самими членами саморегулируемой организации, которые не обладают правом участия в собрании.

Такая «оторванность» практического содержания основной целевой уставной деятельности саморегулируемой организации от прав и интересов хозяйствующих субъектов создает самые благоприятные условия для злоупотребления ею правом, чем такие некоммерческие корпорации успешно пользуются, что приводит к формированию коррупционных схем по установлению «тарифов по входу на рынок» в сферах предпринимательской и профессиональной деятельности, для которой законодательно установлено обязательное саморегулирование, ограничению конкуренции, а также к формированию негативного отношения предпринимательского или профессионального сообщества к саморегулируемым организациям, снижению их имиджа и подрыву государственной политики либерализации предпринимательской и профессиональной деятельности в целом.

Ситуация срочно нуждается в исправлении. Необходима легитимация способов защиты прав как самих членов саморегулируеСоответственно, в отношении ничтожных решений собраний это право отсутствует в силу последствий ничтожности, которые, видимо, по аналогии закона должны соответствовать последствиям ничтожной сделки (п. 1 ст. 167 ГК РФ).

мых организаций, так и членов «гражданско-правового сообщества» хозяйствующих субъектов, еще не вступивших, но желающих вступить в состав саморегулируемых организаций, которыми установлены высокие барьеры входа на рынок. Отчасти ситуацию попытался «выровнять» Пленум ВС РФ, который указал, на возможность предъявления самостоятельных11 исков о признании недействительным ничтожного решения собрания, а также постановил, что споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого лица, имеющего охраняемый законом интерес в таком признании12.

Данная позиция высшей судебной инстанции представляется «половинчатой». Думается, что право на защиту охраняемых законом интересов хозяйствующих субъектов, для которых саморегулируемыми организациями на основании решений собраний устанавливаются ограничения для «доступа к профессии» или для входа на рынок, не должно ограничиваться только возможностью признания ничтожными решений собраний. Право оспаривания решений собраний должно быть распространено не только на ничтожные, но и на оспоримые решения собраний, то есть на недействительность решений собраний в целом. При этом число оснований недействительности решения собраний должно быть расширено за счет включения в них такого основания как «нарушение прав люА не коллективных – Е.М.

Пункт 106 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда РФ, N 8, август, 2015.

бого лица, имеющего охраняемый законом интерес в признании решения собрания недйствительным». Юридико-технически это можно сделать путем расширения подпункта 3 п.1 ст. 181.4 ГК РФ, который может быть изложен в следующем содержании: «3) допущено нарушение равенства прав участников собрания при его проведении либо любого лица, имеющего охраняемый законом интерес признании решения собрания недействительным».

*** Выводы.

Проблемы признания недействительными сделок, нарушающих антимонопольное законодательство, имеют широкий диапазон и нуждаются в тщательном анализе, так как в современном антимонопольном регулировании необходимо констатировать существенный разрыв между публичным и частноправовым регулированием, который должен быть преодолен путем постепенной конвергенции институтов публичного и частного права.

Во-первых, Внедрение частноправовых институтов в регулирование последствий нарушений антимонопольного законодательства в целом должно способствовать наиболее полной и эффективной защите прав хозяйствующих субъектов, нарушенных в результате антиконкурентного поведения. В этом смысле представляется необходимым введение в законодательство общего правила о недействительности антиконкурентных сделок по аналогии с положением о недопустимости использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребления доминирующим положением на рынке как разновидности предела осуществления прав (п. 1 ст. 10 ГК РФ).

Во-вторых, в качестве общего правила также должна быть предусмотрена ничтожность любых сделок, последствиями которых стало нарушение запретов per se, регламентированных частями 1-3 ст. 11 ЗоЗК.

В-третьих, иные сделки (соглашения), условно-запрещенные ЗоЗК, должны презюмироваться действительными до момента установления правоприменительным органом их несоответствия требованиям антимонопольного законодательства.

В-четвертых, факт признания сделки или последствий ее совершения нарушающими антимонопольное законодательство может быть использован в качестве основания для признания таких сделок ничтожными.

В-пятых, при этом для отдельных видов сделок (например, государственных контрактов или иных сделок, содержащих элемент публичного интереса) может установлено законодательное исключение из презумпции ничтожности в пользу презумпции оспоримости сделки с целью возможности ее частичного исцеления на основании п. 3 ст. 167 ГК РФ для обеспечения стабильности




Похожие работы:

«Владимир Семенович Высоцкий Роман о девочках (сборник) Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=596105 Высоцкий В. Роман о девочках: сборник: Эксмо; Москва; 2011 ISBN 978-5-699-46694-8 Аннотация Проза поэта – явление уникальное. Она приоткр...»

«Комментарии к теме Рекомендуемые Темы по произведения направлениям 1.ВРЕМЯ Проблемы века У каждого века свои проблемы. Так в 19 веке И.С.Тургенев существовали такие проблемы, как крепостное "Записки право, нераз...»

«Денис Александрович Шевчук Кредитная политика банков: цели, элементы и особенности формирования (на примере коммерческого банка) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=182721 Кредитная политика банков: цели, элементы и особенности формирования (на примере коммерческого бан...»

«Виктор Леонидович Топоров Гражданский арест. Статьи, не попавшие в Сеть (сборник) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9962883 Гражданский арест. Статьи, не попавшие в Сеть/Виктор Топор...»

«П. В. Смольников Полный справочник обезболивающих и вспомогательных препаратов Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=416312 Полный справочник обезболивающих и вспомогательных препаратов/ П. В. Смольников. – 2-е изд. : "Издательский д...»

«Елена Михайловна Филиппова Недвижимость: покупка, продажа, приватизация Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6090336 Недвижимость: покупка, продажа, приватизация /Сост. Е. М. Филиппова.: АСТ, Сова; Москва, Санкт-Петербург; 2011 ISBN 978-5-17-0...»

«Татьяна Юрьевна Степанова Колесница времени Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9748150 Степанова, Татьяна Юрьевна. Колесница времени : роман: Эксмо; Москва; 2015 ISBN 978-5-699-79454-6 Аннотация Разве могла Катя Петровская, сотрудница Прессслужбы ГУВД Московской области, представить себе...»

«город Новосибирск 22.07.2015 ЗАКЛЮЧЕНИЕ по результатам публичных слушаний по проекту постановления мэрии города Новосибирска "Об установлении публичного сервитута на земельный участок по пер. Пристанскому, 5 в Железнодорожном районе" В целях обеспечения реа...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.