WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 |

«Владимир Лещенко Андрей Чернецов Госпожа «Удачи» Серия «Профессиональный оборотень» Текст предоставлен правообладателем ...»

-- [ Страница 1 ] --

Владимир Лещенко

Андрей Чернецов

Госпожа «Удачи»

Серия «Профессиональный оборотень»

Текст предоставлен правообладателем

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8010133

Чернецов, А. Лещенко В. Госпожа «Удачи» : [Фантастический роман]: АСТ; Москва; 2014

ISBN 978-5-17-081990-4

Аннотация

Знакомьтесь, я – Марина Образцова, обычная московская журналистка, которая

однажды ухитрилась выиграть в казино… мда, похоже, свою судьбу. Ибо дальше началось

такое… Я неведомо как очутилась в Крыму, причем каком-то странном – не в украинском, не в российском и даже не в турецком. Там случайно стала хозяйкой гостиницы «Удача», в комплекте с которой шло жутко вредное и сварливое привидение. Случайно приютила местного Темного властелина, которого хотят разодрать на клочки полоумные ведьмы.

Случайно выяснила, что я сама в некотором роде ведьма, да не простая, а горная. А еще я вижу сны – иногда страшные, всегда жутко интересные и уж точно не мои. Но чьи же?..

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Содержание Пролог 5 Глава 1 7 Интерлюдия 16 Глава 2 20 Интерлюдия 39 Глава 3 42 Конец ознакомительного фрагмента. 48 В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Андрей Чернецов, Владимир Лещенко Госпожа «Удачи»

Это было у моря, где ажурная пена… Игорь Северянин © А. Чернецов, В. Лещенко © ООО «Издательство АСТ»

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Пролог …Широкий, выложенный кафелем коридор вел нас вперед и вниз.

«Что тут было раньше?» – лениво размышляла я.

Бомбоубежище? Командный пункт?

Может, тут когда-то бывал мой отец, сидел над боевыми планшетами и картами, крутил телефонный диск, набирал засекреченные номера, отдавая приказы? А может быть, это всего лишь обычный склад какого-нибудь завода?

Хотя какая разница?

Что бы ни было, теперь тут храм нового века – казино!

А потом вдруг мы все, человек двадцать, оказались в низком, но обширном подвале перед сверкающей нержавеющей сталью дверью большого лифта, тут же распахнувшейся перед нами.

Сопровождающий нас неприметный тип сделал приглашающий жест, мол, заходите… Стены внутри огромного подъемного механизма сверкали зеркалами и позолотой, как в каком-нибудь дворце.

Я украдкой посмотрела на себя в зеркало. Оттуда на меня посмотрела незнакомка – бирюзовое платье с открытыми плечами, туфли на высоком каблуке… Русые волосы струятся по плечам. Золотой медальон на золотой же цепочке покоится на высокой груди. Глаза глубокие и синие, как колдовские колодцы. Отчего-то на соседей я внимания тогда не обратила… Вот лифт доставил нас на нужный этаж. Занятно, в украинском этаж именуется «поверх», а если этаж подвальный, то получится «пониз»? Так, что ли?

Двери открылись, и я прошла мимо важного швейцара в черном, расшитом серебряными рунами мундире СС и отлично сделанной маске черта с рогами, почему-то золочеными. Однако и фантазия у них тут!

Мои спутники оценили юмор организаторов заведения. Послышались сдержанные смешки, кто-то шутливо вскинул руку с воплем «Хайль Люцифер!», а одна юная девица модельной внешности, висящая на здоровенном грузном «папике» в пиджаке от Армани, даже щелкнула швейцара по пятачку (при этом мне почудилось, что в глазах местного привратника вспыхнул красный зловещий огонек – вот так бы и тяпнул дуру за руку!).

Меня эта сцена почему-то позабавила. «На посту черт с дубиной стоит» – вспомнилось что-то из времен моего детства.





Дальше мы оказались в обширном помещении, уставленном вперемешку столами с рулетками, ломберными столиками и игровыми автоматами. И вокруг каждого шла игра – своя игра.

Крутящийся под потолком стеклянно-мозаичный шар отбрасывал от себя лучи светоустановок, драгоценности и блестящие азартом глаза отражали мелькающий свет.

Посетители являли собой весьма пеструю публику. Какие-то типы, напоминающие готов, рядом с пожилыми дамами в дорогих платьях из эксклюзивных бутиков. Типичные бандиты и мужчины с внешностью провинциальных врачей и учителей. Шлюхи, изображающие из себя порядочных дам и совсем молоденькие девчонки, пытающиеся выглядеть, как куртизанки на отдыхе. Некие странные личности в балахонах, смуглые и крючконосые, и холодные блондинистые красавцы, хоть сейчас на обложку любовно-сентиментального романа или героического фэнтези.

В воздухе в нарушение всех запретов висел густой табачный дым, грохотала музыка с невидимой сцены.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Стойка бара была выполнена в виде гроба, за ней стояла бледная синюшная девица в вампирском прикиде. Мне на секунду даже почему-то показалось, что это настоящая упырица. За ее спиной синими отблесками мерцала темнота. Рука невольно потянулась к бластеру, но я тут же спохватилась. На это задание оружие брать мне не позволили, чтоб не демаскироваться.

С потолка свисало чудище – какой-то пластиковый звероящер. Огромная крокодилья морда, пупырчатая болотно-зеленая кожа, темно-серые чешуйчатые недоразвитые крылья.

– Вижу, оценили? – спросил проходивший мимо незнакомец, заметив, что я задрала голову. – Это, между прочим, вам не динозавр какой, а родной внук бога Ящера, слышали о таком? Славянский бог, которому приносили в жертву девственниц. Но все равно на чучело пошел, с Диким Охотником связываться себе дороже.

Сказав эту странную фразу, мужик скрылся в толпе. Некоторое время я размышляла над этой шуткой и ее смыслом, и еще почему-то о том, что если есть Дикий Охотник, то, возможно, есть и домашний.

Официантки в одежде, напоминающей скроенные неумехой-портным маленькие куски полупрозрачной материи, разносили по залу блюда и напитки.

Поднесли и мне. Я выпила, и мне вдруг стало легко и хорошо, сознание омыла теплая и мягкая пьяная волна. Захотелось веселиться. Нет… ВЕСЕЛИТЬСЯ!

Потом… Потом началось непонятно что.

В памяти остались только обрывки, словно высвеченные вспышками молний куски ночной погони из дешевого вестерна. Видимо, бред. Не иначе, в напитки тут что-то подмешивали.

Вот я рассеянно блуждаю между столиками, уже в другом зале. До слуха доносится невнятная бессмыслица.

– Шесть Шутов в мизере, да сверху Виселица! Так что вашу, пан Басаврюк, Папессу кроем по самое немогу!

– Мессир, как там сказал поэт: «Но шулер Грех обставит всех и выпадет Зеро!» Ну, вот зеро выпало, и ваша ставка уходит в пользу заведения…

– Ставлю четырнадцать душ против вашего зуба василиска!

Вот я у стойки что-то кричу ведьмистой официантке. Та зачем-то отступает к стеллажам с бутылками, держа в левой руке обратным хватом турецкий ятаган.

Вот чья-то мохнатая кошачья лапа подсовывает мне поднос, на котором находятся кубок с едко пахнущим содержимым и старинный, странной формы ключ с переливающейся всеми цветами радуги биркой.

У меня закружилась голова, затошнило, затряслись руки… И я проснулась.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Глава 1 Поезд в никуда Голова шла кругом, но хуже всего было то, что я не могла понять, где сон, а где явь.

Потому что реальность или то, что предстало перед моими глазами, когда я их открыла, была еще кошмарнее. Я лежала в гробу, а прямо надо мной блестела лаком деревянная крышка.

«Вот я и попала, – заползла в голову леденящая душу мысль, – кажется, сбрендила… А интересно, бывает сон во сне?»

Я в ужасе повернула голову.

Слава Аллаху, это был не гроб и не склеп, а обычный поезд. Купе вагона.

Перестук колес, запах освежителя из кондиционера… Я пошевелила руками, затем ногами – вроде все в порядке – и со стоном присела на своем жестком ложе. Зрение и слух меня не обманывали. Я находилась в поезде, и этот поезд куда-то ехал.

За пыльным стеклом окна тянулся ничего не говорящий мне пейзаж: бескрайние поля, села из чистеньких мазанок, растущие вдоль путей деревья, кустарники, высокие тополя.

Во рту было сухо и гадко, затекшие мышцы натужно ныли. Я оглядела себя с неподдельным интересом, отметив тонкие шелковые чулки, порванные в нескольких местах, джинсовую юбку и явно чужой мужской пиджак, а в придачу – нелепый широкий синий галстук, украшенный арабесками. Что несколько хуже – под пиджаком, кроме галстука, ничего не было.

А означать это могло, что угодно… Я ущипнула себя за бедро и поморщилась. Больно. Значит, не сон.

Куда это я еду?!

Ничего не помню… Или нет, что-то таки припоминаю.

Например, я знаю, что меня зовут… Дьявол!! А как меня зовут?!

Живу я в Москве… как будто… и тружусь… э-э-э ну это неважно… Этого я не помню, хотя даже помню, как зовут президента и премьер-министра. В общем, мозги у меня как будто на месте… Так почему же я, черт побери, не помню, как оказалась в этом поезде и куда еду? И как меня зовут… Вэк!

Так, давай пораскинем мозгами… Допустим, меня срочно отправили в командировку.

Но куда и зачем?

Кажется, я ехала куда-то на конференцию. Ага, в Киев, по приглашению… Или это раньше было… Хос-споди, это ж надо было так ужраться!

Я снова бросила тоскливый взгляд в окно, понимая, что местность за стеклом ни о чем не скажет. Потом поднялась и на подгибающихся ногах направилась к выходу из купе. Да так и замерла!

На меня из зеркала тупо уставилась какая-то незнакомая дамочка.

НЕУЖЕЛИ ЭТО Я?!

Вот эта помятая блондинистая дурища? Мне казалось, что я всегда была брюнеткой, как-никак папа из высоких, крепких татар… Ой, какие еще татары?! Я же, кажется, москвичка?

Но, впрочем, вдруг в Москве живут татары, живут же там негры? Стоп, а с чего я взяла, что в Москве?

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Смутные картинки побежали перед глазами: набитые машинами улицы, пустынная булыжная площадь перед красной зубчатой стеной, небоскребы над неширокой рекой… Так вот, с чего я взяла, что в этой самой Москве есть негры? Ладно, бог с ними с неграми, продолжим изучение фейса.

Бледное лицо с остатками дорогой косметики, лохматые, торчащие во все стороны волосы, глаза, которые так нравились всем моим поклонникам (сколько их было, не помню, да и неважно), теперь еле видны из-под отекших век.

«Уродись я с такою мордою, я б надел на нее штаны!» – припомнилась строчка из какой-то старой песни. Но ничего не поделаешь, придется, похоже, всю оставшуюся жизнь прожить с данной физиономией.

Оглядевшись, я к радости обнаружила свою сумочку, лежавшую под столиком.

Краткий осмотр содержимого кое-что прояснил, но привел меня в уныние.

Там оказался мой загранпаспорт, согласно которому меня величали Мариной Андреевной Образцовой, визитка на мое же имя, гласившая, что я трудилась помощником редактора отдела «Свободной газеты», пара кредитных карточек, нетолстая пачка рублевых купюр и несколько банкнот в двадцать евро. Тут же нашлись миниатюрный электрошокер розового цвета и газовый баллончик. Слава Аллаху (казалось бы, при чем тут Аллах, я ж вроде православная?!) смерть от голода и нищеты мне пока не грозит и обороняться есть чем. О, мобильник, надо же, не посеяла!

Я схватила навороченный «Эл Джи» и убедилась, что проку с него, как с козла молока.

Экран показывал, что сети здесь нет.

– В той степи глухой не берет «Билайн», – уныло проблеяла я, подавляя желание шваркнуть изделие иноземных умельцев об пол.

Не было и ключей от квартиры, зато имелся увесистый и длинный фигурный ключ, неприятно напомнивший виденный во сне – с перламутрово переливающимся брелоком, усыпанным стразами. Впрочем, ладно, адреса я все равно не помню… Еще нашлось полдюжины кругляшей непонятного назначения – похоже, из серебра и с надписью «Перекрестокъ» на аверсе. Вот, еще золотая цепочка с золотым же медальоном болтается у меня на шее. Вульгарная вещица, похоже, из самоварного турецкого золота. В грубоватую оправу вставлен прозрачный шарик горного хусталя размером с голубиное яйцо.

Неужели я ношу такие украшения?! Ладно… С трудом открыв дверь купе, я выглянула в коридор. Пара незнакомцев в дорожных пижамах прошла мимо. Я трусцой поспешила за ними. Уже в конце коридора заметила хмурую женщину в форме проводницы и замешкалась.

«Спросить ее, куда мы едем, или не стоит? Нет, пожалуй, это будет звучать подозрительно. Непонятно, как я сюда попала, есть ли у меня билет и вообще – не сдаст ли тетка меня в полицию. Лучше помалкивать и не привлекать внимание. Еще ссадят с поезда, и я окажусь опять же неизвестно где. Правда, на твердой земле… Но не будем искушать судьбу», – здраво рассудила я, вовремя удержавшись от рокового вопроса.

Мой взгляд и рассеянный вид проводница оценила по-своему.

– Стоянка через полчаса. Как только переведут на нужный путь, так и поедем. И без того мы опаздываем…

– Куда опаздываем? – невинно осведомилась я.

– Куда-куда? В пункт назначения! – отрезала проводница.

Я уныло вернулась в купе и попыталась задремать. Но сухость и головная боль напомнили мне, что надо бы похмелиться. Где можно похмелиться в поезде? Наверное, в вагонересторане.

Но тут поезд начал тормозить… В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

*** За окном была какая-то узловая станция. Я на слегка подгибающихся ногах спустилась на платформу и осмотрелась.

Помятый, не выспавшийся народ высыпал на перрон. Пассажиров обступили местные жители, занимающиеся коммерцией с особым размахом. Они наперебой предлагали уставшим и оголодавшим пассажирам сладости, фрукты, сало, яйца, вареную картошку в бумажных кулечках, рыбу и прохладительные напитки. Продавали скверно отпечатанные тонкие книжечки из серии «С собой в дорогу» – с полуголыми девицами и наводящими на читателя пистолеты громилами. Из-под полы также предлагали дешевую медовуху и самогон. Пива, к сожалению, я не увидела.

– Как это место называется?! – с отчаянием спросила я у пожилой тетки в синем халате, торгующей связками красного лука.

– Место-то? Да это ж Джанкой, ханум! – с акцентом ответила дама.

– Вэк! – я растерянно помотала головой.

Ничего себе! Как же это меня в Крым занесло?! На территорию суверенной Украины.

Можно сказать, на родину предков. Это ж почти полторы тысячи километров от Москвы. И как, интересно, я умудрилась границу пересечь? Ах да, я же как будто ехала в Киев? Ехала в Киев, а приехала… Вот пустая башка! Ничего не помнит!

Я в тоске оглянулась на поезд.

Люди с кульками закупленного товара засуетились и стали заползать в вагоны. Последовала за ними и я, и нос к носу столкнулась с проводником.

Им оказался молодой парень лет двадцати пяти с атлетической фигурой и миловидным лицом. Серые, будто осеннее небо, глаза и коротко остриженные волосы. И в этот миг чтото словно щелкнуло в памяти.

– Алекс? – прежде, чем я осознала смысл, вымолвили мои губы.

– Простите, не понимаю?

В его спокойных глазах я явственно увидела свое отражение.

Рваные чулки, неизвестно чей пиджак и в довершение – помятая физиономия! Этакая себе девица в поисках дорожной интрижки.

– Простите, я, кажется, обозналась, – молвила я елейным голоском. – Подскажите, куда идет этот поезд, э-э…?

Глаза проводника стали еще больше и красивее, что заставило меня занервничать еще сильнее.

– Я не понял? Что значит, куда идет?

– Что-что? – передразнила, когда пауза затянулась. – А что такого? Простой вопрос:

куда мы едем? Правдивый ответ – это все, что от вас требуется, неужели сложно помочь даме?

Попыталась принять непринужденный вид.

– Ну, понимаете, просто я не знаю, куда он едет! Понимаю, это звучит дико, но считайте, что у меня амнезия, потеря памяти.

– Ну, хорошо… – улыбнулся парень, блеснув жемчужными зубами, – думаю, что вы не помните еще одну вещь.

– Какую? – заинтересовалась я.

– Как вы попали в этот поезд. Я могу вам рассказать!

– Вы что, ясновидящий? – поморщилась.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

– Нет, я просто видел, как вас вносили, – засмеялся молодой человек. – Я сразу обратил внимание: не терплю, когда женщины так напиваются.

– Ой-ой-ой, какие мы нудные и правильные, – скривилась я, как от зубной боли. – С такими понятиями о приличиях и внешностью тебе… пардон, вам надо не на поездах работать, а в пансионах благородных девиц! – я двусмысленно хихикнула и тут же спохватилась. – Постой, постой! Ты сказал, меня несли?! Кто?!

– Вы и этого не помните? Я имею в виду, с кем пили? – удивился парень и сразу же добавил под моим строгим взглядом: – Вас несли четверо типов в черных плащах во главе с каким-то усатым коротышкой, смахивающим на раскормленного кота. Еще с вами были мужик и тетка – тоже поддатые.

– Как они выглядели? – деловито поинтересовалась я.

– Вот этого я совершенно не помню, – серьезно сказал красавец, – я запомнил только вас.

– Я такая заметная? – я удержалась и не состроила ему глазки – в моем нынешнем состоянии это выглядело бы по меньшей мере глупо.

– Нет, вы просто очень громко пели «Прощание славянки». Кстати, поете вы не очень.

– Нахал! – огрызнулась. – А я и не певица! И что, я так с самой Москвы и валялась в отключке?

– А причем тут Москва? – искренне удивился проводник. – Это в Киеве было, поезд наш, вообще-то, Киев – Севастополь… Да, смутные воспоминания меня не обманули, в Киеве я все же была.

– Значит, мы едем в Севастополь? – пробормотала я в некоторой растерянности.

– Вы – не знаю, а этот вагон вообще-то следует до Ахтиара, – примирительно сказал парень. – Но раз у вас билет сюда, то скорее и вы тоже…

– В Ахтиар? – тупо переспросила я, ощущая как похмелье давит в висках. – Какой еще Ахтиар? Что мне делать в этом Ахтиаре? На хрен мне сдался этот Ахтиар!

– Ахтиар, – подтвердил проводник.

– Что за странное название? Это по-татарски? И почему «вагон»? А весь поезд?

– Этот вагон прицепной, – пояснил юноша. – Кстати, могу я узнать, как вас зовут? Вы сказали, что помните свое имя.

– Я… Марина, – запнувшись, ответила я, думая о том, что ни разу в жизни не была в Крыму и не имею там ни одного знакомого.

Но к кому же я туда еду? И зачем?

– Марина, значит… – молодец многозначительно улыбнулся. – Это имя вам очень идет.

Вы не находите?

– Я не нахожу ответа, что я делаю в этом вашем задрипанном поезде, – нахмурилась я и добавила машинально:

– Вэк!

Похоже, это мое любимое словечко.

Он опять улыбнулся какой-то особенной улыбкой, а я повернулась к нему спиной.

– Кстати, меня зовут Муса! – донеслось сзади.

– Вэк, – повторила я, не оборачиваясь.

Путь мой пролегал к вагону-ресторану, где меня ждали холодное пиво и минеральная вода. Я бы все отдала за хорошее холодное пиво!

***

– Мариночка, наконец-то! – громкий крик вывел меня из размышлений на тему, что заказать в вагоне-ресторане, порог которого я переступила.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Я рассеянно оглянулась и заметила в противоположном конце вагона призывно машущую рукой девицу в светлом льняном платье и мужчину лет под сорок с черными, присыпанными солью седины волосами и смуглой, как у кавказца, кожей.

В памяти что-то щелкнуло и я мысленно вознесла хвалу небесам.

Это же моя коллега из журнала «Большая Баржа», тьфу «Большая Биржа», Алиса Каплунова, а с ней, должно быть, очередной ее ухажер. Кажется… Да, точно, мы как-то пересекались на презентации – Андрей Петрович Бахур, хозяин сети винных магазинов, для своих

– просто Андрей.

Не без тайного злорадства я обнаружила, что мои приятели тоже выглядят не лучшим образом. Всегда строго одетая и гладко причесанная, сейчас Алиса напоминала чуть отмытую бомжиху. Темные волосы стояли дыбом, под глазами залегли круги, правда, не от усталости, а от размазанных теней. А вот Бахур, хотя слегка помялся и опух, был все тем же импозантным мужчиной со слегка тронутыми сединой висками и с благородным ликом мужественного капитана дальнего плавания. Он, кстати, и выдавал себя за отставного офицера-подводника, хотя, как по секрету рассказала мне Алиса, в прошлом он недоучившийся инженер, начинавший как торговец «Сникерсами» и спиртом «Рояль».

Знакомые, похоже, обрадовались моему появлению.

– Маринка, наконец-то! Почему ты идешь с того конца поезда, если твое купе совсем в другой стороне? – удивилась Алиса.

– Хорошо, что ты вообще очнулась, – пробасил Андрей скрипучим голосом. – Похмеляться будешь?

– Да отстаньте вы с вашим похмельем! – махнула я рукой, чуть не задев нос брюнетки. – Лучше скажите, что, собственно, произошло? Какого беса мы тут делаем?

– Ты ничего не помнишь? – спросила Каплунова. – Мы тоже не все… э-э-э… но основное восстановили в памяти.

– А я – вообще… – заверила я, скользя взглядом по их тарелкам.

Сардельки с картофельным пюре одним своим видом вызвала у меня тошноту, а обе бутылки минералки «Нежинская» были уже опустошены. Не только меня в это утро, или скорее уже день, мучила жажда.

– Придется, видно, рассказать все, что было, с самого начала! – вздохнула Каплунова, обращая свои зеленые глаза к пейзажу за окном. – Мы с тобой поехали в Киев на конференцию Евразийской лиги деловой прессы. Ты хоть это помнишь, вроде тогда еще трезвая была.

– Точно, в Киев! – просияла я, но тут же погрустнела. – Почти что и не помню… И наморщила лоб, пытаясь извлечь хоть что-то из глубин замутненной памяти.

– Это уже хуже… – брюнетка продолжала изучать мир за стеклом. – Вечером того же дня ты спустилась ко мне в номер, а у меня как раз сидел Андрей… в смысле господин Бахур и Карим Кайсаров – это его деловой партнер и один из организаторов конференции.

– Ага! – обрадовалась я. – Припоминаю… Кайсаров точно был!

Кайсарова-то я помнила – важная птица в бизнесе – не олигарх, но почти олигарх. Пару раз я брала у него интервью и организовывала рекламные публикации. Поднялся он на игровых автоматах и был владельцем целой сети казино, но при этом, как говорят англичане, не складывал яйца в одну корзину, а вкладывался и в другие отрасли, так что запрет игорного бизнеса его почти не задел. Сейчас вот, кажется, торговал какими-то естественными препаратами чуть ли не возвращающими молодость.

– Вот! – не менее радостно откликнулась подруга. – Этим же днем мы отправились в одно злачное местечко – для своих, как сказал Карим. Казино «Перекрестокъ» – с твердым знаком. Ты еще обрадовалась, мол, в России-то в казино не поиграешь, а Карим поглядел на тебя и ухмыльнулся.

Выражение лица и глаз Алисы многое сказали мне.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Так, моя московская знакомая, кажется, запала на Андрея и, судя по всему, была довольна, что Карим обратил внимание на товарку…

– Ну значит, приехали мы в это казино, неподалеку от Лысой горы особнячок такой маленький. Один зал сверху, два в подвале… Но этого ты, конечно, не помнишь? – справилась участливо Каплунова.

Я в ответ отрицательно покачала головой.

– Ну, так вот, приехали мы в этот шалман, и тут-то все и началось… – сделала паузу Алиса.

– В смысле? – напряглась я.

– Публика собралась там странная, кстати говоря, – как будто спохватилась Алиса. – Много каких-то пожилых теток, все друг с другом шушукались, несколько этих… – она поморщилась, – ролевиков в прикиде, пара негров. Карим, кстати, чувствовал себя там как рыба в воде и тебя, так сказать, окучивал…

– Да ты что?! – удивилась я.

– Точно говорю! Но потом все переключились на тебя…

– На меня? – изумилась я. – С чего бы это?

– Мась, ну откуда мне знать! Сперва эти старушенции подвалили и спрашивали, потом мужики подтянулись… Один ролевик, он какого-то герцога, как я поняла, отыгрывал – его все «высочеством» и «мессиром» обзывали, помню брюлики у него на камзоле, прям как настоящие, пригласил тебя на танец… Еще коротышка усатый мелькал какой-то. Все так веселились, глядя на тебя! – Алиса сложила руки на груди, с восхищением пялясь на меня. – А потом ты как-то быстро стала центром внимания.

– Да, ты была звездой, – кивнул Андрей, – это твое голубое с серебром платье, шикарная прическа… Кстати, где оно? – спросил он вдруг.

– Ты меня спрашиваешь? – поежилась я. – Я даже не знаю, чей это пиджак.

– Пиджак Кайсарова. А вот насчет платья… – Андрей задумался, словно вычисляя, кто мог покуситься на пресловутое голубое платье.

– Еще одна грымза лет, наверное, сорока, прямо кипятком изошла и бурчала что … ну, извини, конечно, что ведьма она и есть ведьма… Потом было еще что-то, не помню что. А потом… Потом… – щебетала Алиса.

– Чего? – не поняла я.

– Видишь ли, ты уже много выпила, расслабилась, – отвела глаза Алиса, – да что там ты?! Все были на ушах! Я сама, как сквозь сон…

– Что же я сделала?! – напряженно подалась я вперед.

– Для начала ты исполнила стриптиз на подиуме, согнав оттуда танцовщицу, – ухмыльнулась Алиса.

– Не может быть!!

– Увы!

– Вэк! – ужаснулась я.

Если кто-то снял на мобильный телефон мои выкрутасы, а того хуже – в этом самом «Перекрестке» оказался какой-нибудь грязный папарацци… С кислой миной я представила страницы таблоидов светской хроники.

«Известная столичная журналистка исполняет стриптиз». «Даже ведьма может опьянеть». «Марина Образцова выбрала не ту профессию»… То-то будут пускать слюни подписчики всяких независимых каналов вроде «Хрен-ТВ» или «До-Ре-Ми», глядя на мое белое тело… Алиса как-то странно смотрела на меня – искоса и недоумевающе.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

– К сожалению, да… Видит Бог, Мариночка, я пыталась стащить тебя со сцены, но какое там… Тебя просто занесло, не переживай, бывает… Но на тебя в тот вечер напала мания величия.

– Какой кошмар! – я закрыла лицо руками.

– Да нет, не все так плохо, – «успокоила» меня Алиса. – Правда, потом началась жуткая драка с мордобоем и крушением мебели. Ох, как вспомню, как тот волосатый амбал, ну вылитая горилла, как поднял над головой бильярдный стол, да как шваркнет им об пол… – она испуганно помотала головой.

– В этом я тоже виновата?!

– Частично, – процедил Андрей. – Я тоже руку приложил, защищая тебя от попытавшегося вмешаться персонала. Тот официант да еще швейцар… Еще ролевики подключились, чуть своими железяками не проткнули – герцог этот доморощенный все честь твою защитить хотел… Бахур посмотрел на сбитые костяшки кулаков.

«Далась им, блин, моя честь! Вэк!»

– Ужас… И кой черт понес меня в этот притон?! – вслух высказалась я. – В казино сыграть решила, на экзотику, мать ее, потянуло! – поежившись, я тоскливо посмотрела в окно.

И тут только до меня дошло…

– Извините э-э, народ, – осведомилась я, – но вся эта заварушка не объясняет, почему мы едем в Крым? В какой-то неведомый Ахтиар. Стоп! Мы что, в бегах?! Нас разыскивает украинская милиция? Или… мафия?

– До этого не дошло. И кстати, ты же ничего не помнишь, откуда знаешь, что мы едем в Ахтиар? – поинтересовалась Каплунова, проявляя чудеса дедукции.

– Спросила, – буркнула я.

– Ох, ладно. После погрома ты поймала Карима…

– За что? – встревоженно спросила я.

– За руку, успокойся. Он отпустил довольно рискованный комплимент на тему, что не прочь бы заполучить тебя, такую, извини, лихую девушку… Вполголоса, но ты услышала… И сказала, что у него не хватит удачи на такую, как ты. Он предложил в ответ испытать удачу, и вы сели играть в карты… В этот, как его, покер. Он, как выяснилось, приперся в гостиницу из банка с полным портфелем всяких ценных бумаг.

Я содрогнулась, ибо чем в чем, а в картах мне не везло никогда.

Я была настолько потрясена, что пропустила изрядный кусок рассказа Алисы.

– …Но когда ты на седьмом кону отыграла у него триста тысяч евро, он спохватился и даже протрезвел, предложив выйти из игры при своих. Но ты верещала, как резаная, и требовала доиграть до двенадцати конов! И вы доиграли. Ты раздела его начисто.

– Вэк! Так мы еще и на раздевание играли?!

– Я в переносном значении. Ты его попросту разорила. Ну, он потребовал дать возможность отыграться, и ты…

– Отказалась?! – в моей душе зашевелились недобрые предчувствия – уж не от разъяренного ли Карима Кайсарова мы спасаемся бегством?

– Согласилась, правда, поставив условием, что он залезет под стол и проблеет козлом… Я тихонько застонала.

– После того, как он вылез из-под стола, вы вновь сели играть. Он поставил свой портсигар от Картье и платиновый «Ролекс», ты – все, что выиграла до этого. К тому моменту вокруг вас собрались все, кто мог держаться на ногах…

– Короче, чем все кончилось? – я почувствовала, что готова разрыдаться.

– Ну как, – вступил в разговор Андрей. – Он отыграл обратно почти все… В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

– Надеюсь, я не осталась ему должна? – оборвала я бизнесмена.

– Нет, то есть почти нет. В итоге вы сыграли на желание, и ты продула. Тогда он пожелал, чтобы ты взяла себе какой-то старый отель в Ахтиаре неподалеку от Севастополя.

У тебя даже должна быть бумага на него, кажется, заведение называется «Счастье» или «Радость»… По крайней мере, ты ее прямо там подписала – на наших глазах.

– Ага! – смысл путешествия, наконец, стал чуток проясняться.

Я тут же принялась шарить в своей сумочке.

И действительно, бумага нашлась. Истрепанная от времени хартия с разнокалиберными печатями и надписью размашистым почерком в углу, поставившей меня в некоторый тупик и по форме и по содержанию: «Права на владение и управление гостиницей «Удача»

передаются в полную и безраздельную собственность Марины Образцовой сроком на сто лет со всеми вытекающими из сего правами и обязанностями. Расторжению и отмене сей договор не подлежит».

Из старой грамоты следовало, что оная «Удача» находится в городе Ахтиар на Парусной улице. К договору прилагалось с дюжину листков, заполненных то ли арабской, то ли еще какой-то вязью, но я на них и не взглянула.

– Ладно, положим, это ясно. Еду осматривать свой выигрыш, вступать, так сказать, в права владения. А вы чего так взяли и потащились в Крым? Решили позагорать?

– Я вообще-то планировал еще месяц назад съездить туда по делам своей фирмы! – громко возгласил Бахур.

– Думаешь крымские вина в Россию возить? – сыронизировала я. – А вдруг их дядя Онищенко забракует? Или собираешься в Крыму нашу бормотуху распродавать? Так у них и своя есть и довольно неплохая. Это… «Масяндра», например.

– Вовсе нет! – самодовольно изрек Андрей. – Я хочу инвестировать средства в сеть недорогих доступных казино для российских туристов. Не все же в Монте-Карло могут летать? Надо, так сказать, расширяться! Дело перспективное. Я собственно об этом с Каримом… с господином Кайсаровым и договаривался.

«Да, учи ученого! – подумала я. – На то и коммерсант, чтобы с любого дерьма сливки снимать!»

– Ну а ты, подруга, зачем со мной потащилась? Тоже коммерция? – тут я поняла, что высказалась довольно-таки двусмысленно.

Брюнетка покраснела до корней волос и скосила глаза на Бахура.

«Понятненько, – хмыкнула про себя я. – Кажется, намечается нечто романтическое».

– Твое какое дело? – взвизгнула, чуток опомнившись, Каплунова. – Еду и еду!

Она стукнула кулачком по столу, при этом сметя на пол блюдо с ананасами.

На шум высунулась официантка, судя по всему, старшая из них – солидных габаритов тетка, увешанная золотом.

– Так, все! Хватит безобразничать! Что вы тут устроили? Еще немного, и весь ресторан разнесете! Оплачивайте счет, триста гривен, и уходите отсюда!

Моя кровь вскипела. Никогда меня с треском не выгоняли из кабака, пусть и на колесах

– и не выгонят. Я машинально сунула руку в карман пиджака в поисках бластера и замерла.

А, собственно, чего это я? И с чего это ты подруга хватаешься за несуществующий бластер?

Видать, хорошо тебя кайсаровское пойло вштырило!

– Не смей! – пафосно закричал Андрей, неверно истолковав мой жест. – Я не позволю, пока жив, ни одной женщине платить за себя, если она ела за моим столом!

И он стал вываливать из карманов на стол денежные купюры всех цветов радуги.

– А если этого не хватит, у меня есть кредитки! – хвалился винодел.

– Берем только наличные, – поджала губы официантка, однако принялась деловито сгребать наличность – похоже, дамочке не придется жаловаться на чаевые.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Выйдя из вагона-ресторана, мы расстались. Алиса побежала за Бахуром, а может, к себе, а я отправилась в вагонную уборную, чтобы привести себя хоть в какой-то порядок.

А то как вспомню, каким диким взглядом посмотрела на меня официантка в вагонересторане, так тошно становится.

Правда, увы, не выйдет переодеться в нормальную одежду за ее отсутствием. Но деньги были при мне, а, значит, по прибытии можно будет купить себе приличных шмоток.

Уж наверняка в Крыму есть солидные торговые центры. Должны быть… Тут я поймала себя на мысли, что в Крыму ни разу-то и не была – в детстве родители предпочитали отправлять меня на лето к деду, а потом началась вся эта свистопляска… Ладно, вэк, умываться и спать.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Интерлюдия Зов предков Своей родословной я весьма и весьма гордилась. Если точнее, то родословной по маминой линии.

С папиной стороны все обстояло довольно тривиально. В роду Образцовых все мужчины были военными, по крайней мере, последние сто с хвостиком лет, начиная с Гражданской войны. (Глубже я просто пока не копала).

Мой прадед служил под началом «красного маршала» Ворошилова и сам едва не стал маршалом, да погиб на фронтах Великой Отечественной. Дед дослужился до генерал-лейтенанта, а вот отец выше полковника не поднялся. Не успел.

В 1991 году, когда страна развалилась на полтора десятка независимых государств, наша семья вынуждена была покинуть место службы отца, славный украинский город Ивано-Франковск, и вернулась в Москву. В Первопрестольной дальнейшая карьера отца не задалась. Армия сокращалась, претерпевая болезненные реформы, с которыми полковник Образцов не был согласен. В памятном 1993-м он поставил не на те силы, оказавшись среди защитников здания Верховного Совета. Этого победители ему не простили.

Уйдя в отставку и дождавшись, когда дочь окончила школу, мой папа переехал жить на фамильную подмосковную дачу, построенную еще прадедом, и, подобно императору Диоклетиану, начал там выращивать капусту.

Мама, как жены декабристов, последовала за супругом в добровольную ссылку, оставив дочку одну в четырехкомнатной генеральской (дедовой) квартире на Тверской. Разумеется, она навещала любимое чадо не реже одного-двух раз в месяц, но в остальном я с семнадцатилетнего возраста была предоставлена самой себе. Сама выбирала вуз по окончании школы, сама в него поступила (что было весьма непросто ввиду престижности заведения и избранной специальности), сама закончила с отличием и самостоятельно пробивала себе дорогу в профессии.

Правда, завистливые «закадычные» подруги за моей спиной шептались, что здесь не обошлось без колдовства. Не зря же Маринка Образцова получила свое звучное прозвище «Ведьма». Потому что… ну, вы же понимаете… А все из-за маминой родни.

В год Московской Олимпиады молодого капитана-пограничника перевели в Прикарпатье. К своим двадцати пяти годам парень еще не был женат, посему в благодатном краю кареоких и чернобровых красавиц тут же ринулся решать эту проблему. На одной из иванофранковских дискотек он и познакомился как раз с такой «кареокой и чернобровой» да еще и с косой до пояса толщиной в руку.

Оксана оказалась крепким орешком, не чета пронырливым столичным девицам, мечтавшим заполучить в мужья генеральского сынка и готовым исполнить любой его каприз.

Осаждать эту неприступную крепость пришлось по всем правилам стратегии и тактики:

конфеты, букеты, дефицитные билеты на концерты известных артистов… Дошло даже до исполнения ночных серенад под балконом студенческого общежития (красавица училась в мединституте).

«Тоже мне, Назарий Яремчук нашелся», – бросила красавица презрительную реплику, охлаждая восторги соседок по комнате, выскочивших на балкон послушать выступление парня.

Пригожий кудрявый исполнитель знаменитой «Червоны руты» был ее любимым певцом.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

«Ой, Оксана, какая ты! – возмутились девушки-медички. – Тебя б, наверное, и сам Яремчук не растрогал».

«А вот пусть приведет его сюда, да споет с ним дуэтом, тогда и поглядим», – уподобившись своей тезке из «Ночи перед Рождеством», загадала бессердечная красотка.

«Ну, ты загнула… – приуныли ее соседки, понимая, что у капитана нет ни малейшего шанса. – Так всю жизнь в девках куковать и будешь…»

Через неделю под балконом раздалась песня, выводимая двумя мужскими голосами:

неподражаемым тенором, принадлежавшим заслуженному артисту УССР, и хрипловатым баритоном молодого офицера:

–  –  –

Словно завороженная слушала Оксана песню о чарующей силе любви, не обращая внимания на язвительные подколки подружек. На глазах ее выступили слезы. Закутавшись в шаль, спустилась она вниз и дослушала песню уже здесь. А когда смолкли последние звуки, низко поклонилась сначала «буковинскому соловью», а затем и его напарнику.

Бравый капитан, не растерявшись, тут же предложил красавице руку и сердце, а лукаво улыбающийся артист поддержал его, выступив сватом. Разумеется, девушка согласилась.

(Потом она не раз приставала к мужу с расспросами, как ему удалось уговорить певца бросить все и приехать из соседней Черновицкой области, чтобы выступить вот с таким необычным концертом, но офицер только загадочно улыбался да посмеивался).

Повезла жениха знакомиться с родней, жившей в горах. Здесь за чаркой паленки да за горшком ароматного баноша, кукурузной каши, сваренной на сметане и приправленной овечьей брынзой и шкварками, и узнал капитан о родословной своей будущей жены. Не удивительно, что той так нравилась песня о волшебной красной мяте, найденной в горных лесах

– девушка происходила из древнего рода карпатских мольфаров. Так у прикарпатских гуцулов называют наделенного сверхъестественными способностями человека, что-то наподобие гадателя, чародея или народного мага.

Как поведал Образцову его будущий тесть, Игнатий (или по-местному Гнат), мольфары бывают добрыми и злыми («Я – добрый», – отправляя в рот ложку баноша, подмигнул горный колдун). Обычно свою силу они применяют для лечения людей и управления силами природы (тучами, дождем, ветром), используя заклинания и заговоры, специальные устройства и травы. Вот и Оксана пошла в медицинский, чтобы развить свой данный природой и предками дар, поставив его, так сказать, «на научную основу».

Воспитанный в духе марксизма-ленинизма парень поначалу не поверил во все эти «сказочки». Легенды, они и есть легенды. Фольклор, часть местного колорита. Но пожив чуток у новой родни, благо начальство расщедрилось на отпуск молодожену, понял, что не все так однозначно, как это провозглашает официальная материалистическая идеология.

С утра до ночи в дом мольфара Гната шли люди то с одной, то с другой проблемой.

Иные просто совета просили, вроде как у цыганки-ворожеи: стоит ли затевать то или иное дело, будет ли в нынешнем году урожай, сколько поросят принесет свиноматка и тому подобВ. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

ное. Кудесник выслушивал всех внимательно, попыхивая трубочкой и задавая посетителям разные встречные вопросы, а затем изрекал приговор. И редко его слова расходились с действительностью.

Но это еще не все. Мало ли на свете действительно мудрых и прозорливых людей, способных глубоко анализировать жизненные ситуации. Поразили капитана несколько случаев, когда на прием к тестю являлся кто-нибудь из местного начальства (председатель сельсовета, а то и секретарь парткома) с просьбами «пособить с погодкой». Ну, там дождь льет, не переставая, что для Прикарпатья не в диковинку, а пора урожай убирать. Или наоборот солнце жарит немилосердно, грозя сжечь все на корню.

«Что ж он, тучи руками разгонять будет? – хмыкал про себя капитан. – Или приманивать их, как голодную собачонку?»

Гнат, словно читая его мысли, хитро косился на зятя, а потом исчезал, неведомо куда, на пару дней, возвращаясь неизменно каким-то больным и изможденным. Удивительно, но после таких отлучек погода менялась, как по заказу. Проливной дождь сменялся погожим деньком, а жара – обильными осадками. Совпадения?

Не в силах принять новое знание, молодой человек искал поддержки у Оксаны. Та чаще отнекивалась, сверкая карими глазищами. Но иногда, сжалившись над его муками, рассказывала о своих предках, говоря, что сила, которой обладает ее отец, ничто по сравнению с теми способностями, которыми владели их пращуры. Вот те действительно многое умели.

И звезды с луной могли с неба украсть, и мертвецов оживлять, и камни силой взгляда передвигать.

«Сказки!» – обижался Образцов.

«Ну да, ну да…», – соглашалась с ним чернобровая, щелкая пальцами и зажигая невесть откуда взявшимся на ее ладони огоньком сигаретку, которую муж как раз собирался прикурить.

У офицера только челюсть от изумления падала.

«А еще что можешь?!» – спрашивал в азарте.

«Что ж я тебе, фокусы показывать нанималась?» – отбривала супруга, без помощи рук швыряя в него маленький камешек.

Потирая пальцами ушибленный лоб, капитан только вздыхал.

Фокусы не фокусы, а настоящие чудеса она творила, помогая больным, от которых не было отбоя ни в родительском доме, ни в хате соседки, наставницы Оксаны в травничестве, Василини Ивановны Ирчан, ни в их ивано-франковской квартире, где кухня, кладовая и холодильник были заставлены банками и склянками с различными отварами, мазями, настойками, сборами. Для каждого недужного свое. Иным же и просто мановением или наложением рук помогала. Продолжила целительскую практику и в Москве, но недолго.

Жаловалась, что в отрыве от родных корней не может, неоткуда Силу черпать… Кое-какие из фамильных способностей перепали по наследству и Образцовой-младшей. К целительству особых способностей у меня не обнаружилось – разве что могла руками снять головную боль или привести в норму давление. А вот острый глаз да пророческий дар деда Гната унаследовала. Как зыркну, бывает, на кого, словно душу наизнанку выверну. И давай говорить собеседнику, что с ним было, что есть да что будет. Многие пугались этих моих видений, особенно когда предсказания сбывались. За то и прозвали «Ведьмой». (А вовсе не за выкрутасы с огоньками, которые я якобы умею добывать щелчком пальцев). Благодаря этому своему дару и продвинулась на журналистском поприще, раскапывая об иных объектах своих статей такое, что невозможно вытрясти из человека даже при помощи сыворотки правды и детектора лжи.

«Тебе бы в полиции работать, – нервно шутили подруги. – Или частным сыщиком».

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Я и сама иногда подумывала о профессии детектива. Но не сейчас, когда моя журналистская карьера на подъеме, а потом, к старости, когда я выйду в тираж и нечем будет заняться на пенсии… В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Глава 2 Как кур в ощип Я проснулась, как ни странно, в очень хорошем расположении духа и просто-таки с отличным самочувствием.

Поднялась с койки, стянула длинные волосы потуже в хвост и оправила пиджак.

Открыла купе и вышла наружу. Первая же попавшаяся навстречу проводница с нескрываемым удивлением уставилась на меня.

– А вы… кто?

– Я – пассажир! – гордо заявила я, не понимая причины ее удивления.

– А что вы здесь делаете? – спросила проводница.

– Как что? Еду в Севастополь, – ответила, зачем-то уточнив. – Вернее, в этот, как его, Ахтиар.

– Гражданка, мы уже два часа назад прибыли. Вагон отцепили, все пассажиры вышли.

Где ж вы были?

– Как так вышли? – оторопела я. – А мои друзья?!

Шайтан, но я даже не знаю, где они ехали!

«Наверное, меня уже обыскались», – пронеслось в голове.

Несколько минут я бестолково металась по абсолютно пустому поезду, стоящему на запасном пути.

– Ну, что за дела? – проговорила вслух, закусив нижнюю губу. – Как вообще можно было оставить меня одну? Уйти и не дождаться. Хотя, что им в депо сидеть, меня ждать?

Всех пассажиров наверняка выгнали. Может, они подумали, что я вышла раньше и уже на месте? – сама себя успокаивала я. – Хорошо, что хоть сумка моя с паспортом и кредиткой на месте. Чего мне стоит самой добраться до отеля? Адрес я знаю, – я приняла решение и покинула злосчастный поезд, соскочив на каменистую насыпь под палящие лучи южного солнца.

Как только я оказалась на земле, сразу почувствовала что-то неладное. Воздух в этом самом Ахтиаре разительно отличался не только от привычного московского, в котором выхлопных газов чуть ли не больше, чем самого кислорода, но даже от экологически чистого воздуха Карпат. Здешний был настолько чистым и прозрачным, густым и чуть сладковатым на вкус, что в первые минуты пребывания на открытом пространстве дышать было тяжело.

Даже чих с кашлем напали.

Вдоволь начихавшись и откашлявшись, я огляделась по сторонам и присвистнула. Мой вагон не только отцепили, пока я дрыхла без задних ног, но еще и зачем-то загнали, надо полагать, на самые что ни на есть дальние запасные пути.

– Фигня какая! – ругнулась я.

И сколько теперь топать до вокзала или станции? Километра три-четыре?

Кругом какие-то склады, пакгаузы, закопченные красно-кирпичные стены мастерских.

Да и составы вокруг выглядели странно. Древнего вида пассажирские вагоны, причем разных цветов – синие, желтые и даже, убиться веником, розовые! Мой обычный купейный вагон производства давно почившей ГДР с надписью «Укрзалізниця» смотрелся чем-то инородным.

Имелись тут и теплушки с непонятными маркировками, и даже настоящий паровоз.

Они тут что, кино снимают? Или нашли где-то в депо стоявшего невесть с каких лохматых годов старичка и теперь хотят перегнать его на металлолом?

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Приглядевшись, я опять удивилась. Маркировки на вагонах были какие-то странные… Наряду со знакомой кириллицей и латиницей имелись и надписи на их смеси (такое я видала в югославских землях), греческие и вообще Аллах ведает какие, смахивающие на те, что украшали подаренный моей школьной подружкой Милкой Дробышевской альбом с видами Иерусалима.

Пожала плечами. Откуда бы в Крыму взяться израильским или сербским вагонам?

А за этими вагонами, вот те раз, стоял себе на пресловутом «запасном пути»… бронепоезд.

Я озадаченно изучала древнего мастодонта. Да уж, чего только не увидишь в украинской глубинке, в России такого днем с огнем не сыскать. Кажется, приятель отца Семен Семеныч Рихтер, полковник неких хитрых частей, говорил, что подобный антиквариат использовали в Чечне… Что за вздор лезет в голову? Где Украина, а где Чечня? По воздуху перегоняли, что ли? Или по морю везли? Но зачем?! Может, он просто стоит здесь в качестве экспоната для привлечения пассажиров?

Однако бронепоезд старым не выглядел, да и свежие заплаты, приклепанные в разных местах на броне, наводили на кое-какие мысли. При этом борта реликта военной древности были расписаны странными граффити – перевернутые многоугольники и пентаграммы, круги с вписанными в них непонятными рунами и рожи каких-то неприятных тварей, напоминающих вампиров и чертей. Словно на бедное железнодорожное ископаемое совершили набег юные художники-сатанисты.

Мда, ну и нравы туточки. Вроде ж, так сказать, глухая провинция у моря, как сказал поэт (вот какой именно, я не помнила).

Но тут посторонние мысли исчезли. Я увидела, как от соседнего состава отъехала запряженная настоящим волом настоящая арба, груженная мешками и управляемая самым настоящим аборигеном – седым сгорбленным дедком, загоревшим до черноты, в вытертой папахе и разноцветном бешмете.

– Эй, дедушка, не подвезете до вокзала?! – рявкнула я, кидаясь наперерез гужевому транспортному средству и потрясая в воздухе двумя мятыми полтинниками.

– А, садыс, внучка! – кивнул он, проигнорировав протянутые рублевые купюры и хлопая скотинку кнутом.

Свесив ноги, я подставила разгоряченное лицо ветру.

– Хэй, внучка, выжу, ты ыздалэка? – вдруг справился старик.

«Вот старый глазастый черт! Тебе-то какое дело?»

Вслух, конечно, такого не сказала.

– Ну, есть немного…

– А кито ты, ызвыняй? Ынтересно…

– Я из Киева, – выдала, не моргнув глазом.

(Мало ли как представители местных репрессированных в стародавние времена народов относятся к россиянам в целом и москвичам в частности).

– Скьява?! – поднял седые кустистые брови старик, враз переменившись лицом. – Ты… вы… скьява?! Пырастыте, ханум, не понял срасу… Из какых будэтэ, из тшернис или из регнис?

– Второе, – бросила я, мысленно проклиная старого пня за неумеренное любопытство.

И с чего это ему боятся киевлян, тем более киевлянок?

– Уймэ! – восхитился сморчок. – Вай, кынягиня, да?

– Что-то типа того… «Вот придурошный, княгини какие-то ему мерещатся».

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

– Ваймэ! – еще раз пришел в экстаз дедок. – Ныкто нэ паверыт, што падвазыл саму скъявскую кынягыню! Ваймэ!

«Точно, тронутый!»

На всякий случай отодвинулась от аборигена подальше.

Оставшееся время дороги старик, к счастью, молчал, и мы ехали в тишине – мимо вагонов всех видов, мимо паровозов («А иные, кажется, на ходу»), мимо соплеменников деда, наряженных в оранжевые жилетки и ковыряющих насыпь ломами. Я даже вздремнула, убаюканная мерным покачиванием телеги.

А потом вдруг все кончилось.

И так получилось, что я сначала спрыгнула с арбы, отряхнулась от пыли, а потом только поняла, что увидела… Когда подняла голову, то узрела то, что никогда не могла бы представить. Разве только в каком-нибудь фантастическом кино посмотреть.

Я стояла оглушенная, раздавленная, убитая и распыленная на атомы. Небо и земля несколько раз поменялись местами.

«Вот как, оказывается, сходят с ума», – пронеслось в голове.

Город, лежавший передо мною, был громаден – может, и не настолько, как Москва, которую я покинула пару суток назад, и не как Париж. Но очень велик! И это явно не Севастополь, а тем более не какой-либо захолустный курортный поселочек, типа Николаевки или Нового Света. Таких в Крыму просто не могло быть.

Настоящий мегаполис.

Вычурные силуэты домов и дворцов разнообразных архитектурных стилей соединялись здесь, создав совершено невероятное по красоте и величию полотно, тянущееся вдаль, насколько могли видеть глаза. Некоторые строения были похожи на сооружения знакомого мне мира (я увидела среди деревьев здание, напоминающее Колизей), другие смотрелись абсолютно чужими, а иные почти не отличались от московских многоэтажек.

Было утро. Над кварталами города, зелеными парками и лазурной бухтой, по которой пыхтящий буксир тащил семимачтовый огромный парусник, висела легкая дымка. Город раскинулся на берегу залива и нескольких островах, вырастая из-за горизонта бесконечными домами, дорогами и трубами заводов. Крыши, море крыш. Островерхие, многогранные, разноцветные – зеленые, синие, красные и золотые. Районы особняков и дворцов – и жилые, плотно застроенные, с теснящимися друг к другу домами, с небоскребами, сияющими стеклом, куполами и шпилями минаретов старого стиля.

Ошалело вертя головой, я отмечала то огромный мост, перекинутый через бухту, то высокую башню в форме витого рога – насчитала в ней тридцать семь этажей. Большая часть мегаполиса скрывалась за горизонтом, но острые сверкающие башни были видны даже сквозь голубую дымку. А прямо передо мной расположился явно вокзал, по роскоши не уступавший любому из дворцов, какие мне доводилось видеть….

– Э… это… Ах…тиар? – только и выдавила я из себя, ни к кому не обращаясь.

– Вай, дочка, сам всегда удывляюс, кагда выжу! – проклекотал за спиной старик, вероятно, тоже любующийся немыслимым зрелищем. – Кырасавэц наш, жэмчужына у моря, панымаешь… Папаха его сбилась, обнажив заостренное волосатое ухо, и я почти не удивилась – просто уже не было сил удивляться.

В голове голосом мультяшной Фрекен Бок кто-то пел: «А я сошла с ума! А я сошла с ума! Какая досада!»

Так я и стояла некоторое время – пять минут, а может, полчаса, приводя мысли в порядок или, как говорила Алиса Каплунова, «собирая мозги в кучку», не заметив, как остроухий погонщик уехал.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Первое, что пришло в голову – купить карту странного города. Надо же, черт возьми, понять, куда меня занесло.

Я огляделась по сторонам в поисках киоска с прессой. Таковой обнаружился шагах в двадцати от места, где меня высадил дедок. Самый обыкновенный ларек, практически ничем не отличающийся от московских точек продажи печатных изданий. Металлический корпус, выкрашенный в синий цвет, стеклянная витрина, сплошь заставленная разнообразными газетами и журналами, белая пластиковая крыша и вывеска под ней с надписью «Ахтиарпресс», то ли на русском, то ли на украинском. Алфавит-то в обоих языках практически одинаковый, сразу и не увидишь разницы.

Понадеялась, что сумею объяснить продавщице, что от нее требуется, даже если возникнет небольшой языковой барьер. Правда, гривен у меня при себе не было, но пара сотен рублей и немного евроденег наличными завалялось. Оставалось надеяться, что здешние работники торговли, как это водится на курортах, снисходительны к туристам и не брезгуют иностранной валютой.

Я постучала в закрытое окошко, которое располагалось примерно на уровне моей груди. Внутри киоска кто-то зашевелился, щелкнула задвижка, и форточка отворилась.

– Скажите, пожалуйста, у вас есть карта Ахтиара?

– Ну, – буркнули в ответ.

– Сколько стоит?

– Серебрушка, – пробасили низким хриплым голосом из будочки.

Я не смогла разобрать, кому он принадлежал, мужчине или женщине.

– Простите, а сколько это в рублях или в евро? Понимаете, я просто только что приехала и еще не успела обзавестись местной валютой. А еще у меня есть кредитка, если это поможет, – решила закосить под типичную туристку и, похоже, не прогадала.

– Ой, машаллах, – рыкнули из окошка, – понаехало здесь всяких! И что вам дома не сидится-то? Давай сюда свою кар-рточку.

Я хмыкнула, оценив «вежливость» продавца. Совсем как дома. Выудив из сумочки платиновую «Визу», протянула ее в окошко.

– Вот, возьми… – договорить я не смогла, поскольку рука, высунувшаяся за кредиткой, повергла меня в ступор.

Огромная мохнатая лапа с просвечивающейся из-под обильного волосяного покрова зеленоватой кожей и наманикюреными трехсантиметровыми ногтями, покрытыми ядовито-красным лаком, ловко выхватила из моих рук кусочек пластика.

Изогнувшись, я попыталась разглядеть в маленьком проеме обладателя конечности, но окошко было настолько неудобно размещено, что попытка не увенчалась успехом. Я уже было подумала, что мне померещилось, но спустя пару мгновений все та же лапища протянула мне мою кредитку и цветной проспектик, изданный на русском (что уже не удивило).

Выхватив их, я благоразумно решила убраться подальше от странной продавщицы (или продавца) и найти лавочку, где можно будет посидеть, изучая карту города. К счастью, на вокзале их было предостаточно. Резные деревянные скамейки тянулись по периметру широкой, вымощенной красной брусчаткой привокзальной площади.

Так, посмотрим, на первой странице всегда печатается общая информация.

«Кырым, – прочла я, – одна из популярнейших держав планеты Рея, которую посещают туристы из разных миров. Это край легенд и исторических памятников.

Государственное устройство – конституционная монархия, управляемая Диваном, состоящим из двадцати везиров, назначаемых Ханом. Во главе Дивана стоит Великий везир.

В настоящее время правящим главой государства является Его Светлость Хан Девлет Тринадцатый Герай.

Столица – Бахчисарай.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Денежная единица – бешлик, состоящий из ста тринадцати акче. В обращении имеются купюры номиналом 1, 7, 13, 50 и 113 бешликов и мелкие монеты номиналом 1, 7 и 13 акче.

Государственный язык – тартарский.

Кырым – светская страна, религия в ней отделена от государства и школа от религии. Основными культами, распространенными в державе, кроме нациеобразующей религии ислама, являются культ бога морей и океанов Давдора и Великой Богини-Матери. Кроме того, каждая из этнических групп почитает своих богов и богинь, что не возбраняется.

Ахтиар – второй крупнейший город страны, международный морской порт и курорт, расположенный на берегу теплого и ласкового Срединного моря. По преданию, был основан около трех тысяч лет назад сыном бога морей и океанов Давдора и Великой Богини-Матери Карием.

Население – 3,5 миллиона. Этнические группы: люди – 70 %, эльфы – 13 %, орки – 7 %, гоблины – 3 %, остальные 7 % составляют национальные меньшинства Реи и мигранты из других миров.

(Всем иногородним, предполагающим провести в Ахтиаре более трех месяцев, необходимо в семидневный срок зарегистрироваться в полицейском участке)».

Далее следовали общая карта города и планы отдельных районов с указанием наиболее интересных для туристов точек: отелей, ресторанов, музеев, исторических достопримечательностей.

– Ой-ой-ой! – взвыла я, покончив с просмотром проспекта. – Ой, мамочки!!

Поток ругани изливался из глубин моей души, наверное, с полчаса, а то и больше.

Потом я выдохлась и еще некоторое время в немом отчаянии сидела на лавочке, раскачиваясь из стороны в сторону, как китайский болванчик.

Ужас моего положения угнетал.

Следовало как-то принять к сведению и смириться с тем фактом, что я силой Бога, черта, инопланетян или хоть этого здешнего Давдора перенеслась в некий параллельный или перпендикулярный мир под названием Рея, где есть некий Ахтиар и где, судя по всему, говорят по-русски (?), что уже само по себе хорошо.

Есть, конечно, вероятность, что сейчас я, допившаяся в том киевском казино до белой горячки, лежу под капельницей в какой-нибудь тамошней Феофании (или как там ее?) под присмотром украинских айболитов, но вряд ли разумно основывать стратегию дальнейших действий именно на этой гипотезе – может дорого обойтись. Например, есть вариант угодить уже в здешнюю психушку. А вот интересно, если, лежишь в бреду в дурдоме, и тебе привидится, что ты угодил в психушку и бредишь, и в этом бреду тебя тоже упрячут в дурку, а там ты тоже…

– Так! – приструнила я саму себя. – Отставить! А то и в самом деле до желтого дома недалеко! Нужно встать и идти! А там посмотрим… И, вздохнув, я неспешно двинулась к вокзалу, к воротам города, в котором мне, возможно, придется прожить всю оставшуюся жизнь… ВСЮ?! ОСТАВШУЮСЯ?!

– Ой, мамочки!! – снова возопила я.

Так, не раскисать и не расслабляться, проблемы будем решать по мере их поступления.

Для начала… Я на ходу вновь оперативно пересмотрела содержимое своей сумочки.

Ни бластера (что он мне дался, этот бластер, о котором я вроде только в фантастических книжках читала?), ни даже завялящего револьвера. Есть, правда, шокер и баллончик.

Еще мобильник, чуток рублевой и евровой мелочевки с кредитными карточками. Их, кажись, здесь принимают, что радует. Но банк в любое время может заблокировать счета, когда увидит, что обналичка идет черт знает где. Еще есть сережки, перстенек и этот вульгарный кулон В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

на цепочке – золото, пусть и самоварное. С голоду пока не помрем. Хотя внутренний голос отчего-то возмутился при мысли о продаже побрякушек.

Вэк!

Хорошо… Просто отлично!

А вот это бумаги на отель и ключ в конверте на этом странном брелоке.

Хм, а если… Хлопнула себя по лбу.

А что если меня притянуло сюда именно этим ключом?! Типа как Элли с ее фургончиком. Фея Убивающего Домика, нет, скорее, Фея Волшебного Ключа от Отеля. И этот самый отель тоже окажется каким-нибудь заколдованным замком с привидениями… Ну ладно, хватит пустых рассуждений. Вперед!

И я осторожно, словно двигаясь по минному полю, потопала к вокзалу.

Вблизи он оказался еще более впечатляющим. В его гигантских параболических арках было что-то торжественное, нечто от древних храмов и соборов. Широкая лестница вела через две колоннады – верхнюю и нижнюю.

«Да, а колонн-то и впрямь много: куда ни посмотришь, везде колонны и колонны».

Два гигантских портала обращены к югу и северу; перед ними – два идола громадных размеров и неуклюжей формы, от которых прямо таки несет тысячелетиями. Здание больше походило на сказочный замок, чем на вокзал, и его кровлю украшали три купола небесной лазури, увенчанные золочеными полумесяцами.

Невысоко над ними проплывал гигантский дирижабль. Пассажиры, стоя на балкончиках, махали руками тем, кто находился внизу. Они казались не больше муравьев отсюда, снизу. Наверное, сверху был тот же оптический эффект.

Я поднялась по широченной гранитной лестнице, украдкой рассматривая публику и изо всех сил делая вид, что ничему не удивляюсь. Судя по взглядам встречных, мне это плохо удавалось. Ну, в самом деле, разодетые черт-те как люди, напоминавшие временами не то бродячих актеров, не то сбежавших из цирка клоунов – это ладно, я и в Москве насмотрелась на всяких готов с эму …тьфу, эмо, и прочих толкинистов. Но как быть со здоровяками за два метра росту с какой-то зеленоватой кожей и носами, напоминающими несколько облагороженные поросячьи пятачки? (Орки, что ли, или гоблины?) Или альбиносы (неужели те самые эльфы?!) с длинными, как у лисичек, ушами и раскосыми глазами?

А вот это… Прямо на меня двигалась парочка. Он был в клетчатом рединготе и шляпе вроде котелка, она – в легком длинном платьице и шляпке с перьями, с домашним питомцем на цепочке.

Но вот только если она походила на симпатичную короткошерстную обезьянку неведомой породы, стоящую на задних лапках, то ее спутник, пожалуй, больше смахивал на прямоходящего орангутанга. А на цепочке рядом с ними бежал… ярко-оранжевый паук размером с небольшую дыньку, смешно перебирая шипастыми лапками.

Я невольно замерла, впрочем, этим себя не выдав. Вслед странной парочке озирались многие. Наверное, это какие-то здешние неформалы (тролли какие-нибудь?).

Но больше всего поразило меня присутствие здесь самых настоящих… цыган. Пестрая толпа из пяти или шести упитанных теток, окруженных оравой вопящих младенцев, деловито шествовала к одному из коридоров, ведущих на перрон. Ну, цыгане и цыгане. В другое время я просто не обратила бы на них внимания, но сейчас от этой толпы веяло чем-то родным, земным, что ли.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

– Позолоти ручку, красавица, – совсем по-земному сказала наткнувшаяся на меня дама в разноцветном платке, широченной юбке с оборками и безразмерной кофте, обтягивающей невероятных размеров бюст.

– А, что? – я не поняла сначала, чего от меня хотят.

– Дай денег, говорю, – ухмыльнулась усатым ртом цыганка. – Всю, как есть, правду скажу.

«А вдруг и правда скажет?!» – обрадовалась я и нервно зашарила в сумочке.

Извлекла оттуда жетон и без раздумий бросила его в подставленную темную ладонь.

Рука цыганки дернулась, будто на нее упал раскаленный уголек, а глаза широко распахнулись.

Прищурившись, она вперила в меня пронзительный взгляд, и я почувствовала себя неловко, словно меня раздели и засунули в рентген-аппарат.

– Вай-вай, красавица, – запричитала гадалка, быстро пряча подношение за пазуху. – Ждут тебя большие беды, большие деньги и большая любовь. Так что готовься… Гото-овься!

И что-то бурча себе под нос, быстренько кинулась догонять уже скрывшуюся в коридоре гурьбу сородичей.

Я пожала плечами. Хороша «вся правда». Ничего толком не сказала, а подарок слупила.

Хоть не жаль потери, не свое, но все-таки… Вестибюль, широкая лестница, направо и налево залы ожидания, главный зал ожидания, похожий на сводчатый храм, с арочными окнами, яшмой на полу и малахитовыми колоннами. В центре зала бил фонтан.

Побродив здесь, я лишний раз убедилась, что этот вокзал всем вокзалам вокзал. И два уровня его – это отнюдь не архитектурное излишество: поезда прибывали на двухъярусную эстакаду. Нижние останавливались как на станциях метро, а верхние – под стеклянной кровлей.

Повсюду в огромном здании по запутанным коридорам, которые были, казалось, специально построены так, чтобы сбить человека с толку, сновали приезжающие и уезжающие.

А невидимые репродукторы объявляли (почему-то по-русски) названия городов, откуда приходили экспрессы.

Бахчисарай, Кафа, Карасубазар. Непривычные для уха названия.

От главных коридорных артерий во все стороны ответвлялись мягко освещенные туннели и полированные гранитные лестницы, ведущие к платформам и лифтам или на какието улицы. И везде царили оживление и сутолока. Люди и нелюди спешили по своим делам, встречались, прощались… Магазины «С собой в дорогу», кафе, ресторанчики… В одном из баров я решила передохнуть.

Неподалеку возле стойки пили пиво из почти полуведерных кружек бородатые коротышки с широченными плечами. Гномы, что ли, или еще какие аборигены…Тоска на миг накатила на меня, и остро захотелось вдруг подойти к любой кассе, отдать все деньги и золото, которые есть, и попросить со слезами билет до Москвы. Но я справилась с собой, отерла пот со лба, а затем продолжила свой путь вверх по лабиринту переходов.

И тут в десяти шагах я узрела смутно знакомую фигуру.

Присмотревшись, едва не хлопнула себя по лбу, таки узнав этого стройного красавца-брюнета в железнодорожной форме.

Проводник, который помог мне в Джанкое! Как же его?

– Муса! – взвизгнула я не своим голосом. – Мусичек!!

Юноша на миг застыл, обернувшись на зов. Взгляд серых глаз равнодушно скользнул по мне. Затем, пожав плечами, парень зашагал дальше, двигаясь к выходу из вокзала.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

– Куда?! – как резаная заорала я, наблюдая, как рвется единственная, возможно, нить, связывающая меня с родным домом. – Держите его!

Распихивая локтями возмущенных пассажиров, я ринулась вслед за молодым человеком.

– Ханум! Стойте! Ваши документы!

Передо мною встали, перегораживая дорогу, трое полицейских – два обычных человека и третий – невысокий с оливково-зеленоватой кожей и большими носом и ушами (гоблин?). Однако важнее была их явная принадлежность к числу слуг закона, так что возникшая мысль бежать тут же и пропала. В серо-синих кургузых мундирчиках, красных фетровых турецких фесках с кисточками и каким-то непонятным гербом на кокардах, и что важнее всего, с большими кобурами на портупеях, на которые все трое как бы невзначай положили ладони. Непонятно, правда, что там у них было – бластеры или, может, магические метатели огня, но проверять это на себе не хотелось, и я послушно остановилась, кипя от досады. Красавец-железнодорожник уже вышел из зала ожидания.

– Ваши документы! – повторил «зеленый» носач.

Мне на миг захотелось заплакать от досады, но я сдержалась и с вымученной улыбкой протянула им паспорт и зачем-то документы на отель.

Российский паспорт с двуглавым орлом, как ни странно, особого удивления у служителей закона не вызвал, а вот по поводу бумаги они вполголоса пошушукались. До нее только и долетало.

– …Исконное право… Старый род, знает, что делает… Тем более, скьява… «Скьява? Вроде бы этим не говорила, что приехала из Киева».

– Прошу, – «носач» вернул мне паспорт и свидетельство. – Как устроитесь, ханум горная ведьма, не забудьте зарегистрироваться и получить карточку гостя… Счастливо вам проводить дни в славном городе Ахтиар!

И козырнув, они ушли, оставив меня в еще большей растерянности, чем нашли.

Ведьма! Надо же. Репутация и здесь следует за мною по пятам.

Я покачала головой. Похоже, у меня нет другого выхода, кроме как добраться до этой чертовой гостиницы. Там, возможно, найдутся хоть какие-то ответы на мучившие меня вопросы… *** Когда я таки выбежала из исполинского здания вокзала, никакого сероглазого красавчика в обозримом пространстве не наблюдалось. Зато меня сразу окружила толпа извозчиков местного розлива.

Хозяева двуколок, трехколок и одноколок, фиакров, в которые были запряжены разные лошади – от мелких пони до могучих першеронов-тяжеловозов. Было две или тележки, запряженные парой… страусов.

Но не это заставило меня замереть на месте. Мой взгляд прилип к стоянке омнибусов (так вроде назывались на Земле подобные экипажи). Здоровенные двухэтажные махины, в которые были запряжены большущие ярко-зеленые ящеры. Натуральные динозавры!

Имелись тут, впрочем, и механические повозки самого разного вида. К ним-то я и направилась.

Но какой выбрать? Вон те желтые «Жигули-восьмерку», где за рулем сидит волосатый зверолицый гуманоид, при виде которого любой голливудский режиссер ужастиков издал бы вопль восторга?

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Или древнючего вида паровую колымагу, рядом с которой нервно курит высокая, элегантная девица в черном, чье напудренное лицо и зеленые глаза вполне гармонируют с длинными острыми ушами?

Но вот на глаза мне попался парнишка в серой рубахе, и я решительно направилась прямо к его автомобильчику. Честно говоря, приглянулся мне не столько водитель, сколько его транспортное средство – небольшое, но сияющее новеньким лаком и аккуратное.

– Прокатимся?

– У меня нет лицензии… – замялся парень.

А сам все вертел головой по сторонам, словно поджидал кого-то другого.

– Ничего страшного, едем, – подбодрила его я, уже залезая в таратайку. – Город хоть знаешь?

– Конечно! Я здесь родился и вырос.

– Ну, а что тогда смущаешься? Ездить-то не на лицензии, а на машине?

– Да так… А куда ехать?

Я назвала адрес.

– Отель «Удача»?! – удивился юноша, дав понять, что действительно знает свой город. – Но ведь он не работает… Хозяин его уважаемый человек, но….

– Уже нет, – буркнула я.

– Нет, позвольте, – забормотал юноша, – это очень уважаемая семья – клан Кайсаров хоть и имеет примесь крови орков и горных гоблинов… «Да уж, насчет гоблинов – это верно», – с желчью подумала я.

– Этот отель принадлежит им уже двести лет…

– Уже нет, – повторила я.

– То есть? – опешил парень и даже притормозил.

– Теперь я его хозяйка… Молодой человек уважительно, но несколько недоверчиво покосился на меня.

– Кстати, ты давно здесь паришься?

Непонимание, отразившееся на лице парня, заставило поправиться.

– Ну, давно стоишь?

– Не очень.

– А не видел случайно стриженого парня в железнодорожной форме? Сероглазый, красивый такой… Шофер посмотрел на меня как-то странно.

«Что за реакция?»

– Нет, не видел. Простите, госпожа, не представился. Я Гарун ар… Реис. Учусь в Бахчисарае. Бахчисарайский магический университет, общий факультет, – похвастался парень, отжимая рычаг передачи.

– Будущий маг, значит, – ляпнула я, слегка напрягшись.

Впрочем, ежели тут эльфы, ходячие обезьяны и динозавры водятся, то почему не быть магам?

– Я и сама в некотором роде ведьма, – решила постращать мальчишку.

Залихватски щелкнула пальцами, пытаясь повторить фирменный фокус. Вместо искорки полыхнуло так, что едва не опалило мне брови. Не успев опомниться, задула огонь и затрясла рукой. Как ни странно, ожога не было.

Вэк!

Гарун прореагировал крайне спокойно, словно видеть подобное ему приходилось чуть ли не на каждом шагу.

– Маг, а извозом промышляешь? – приходя в себя, нарочито усмехнулась я, оттягивая ворот блузки, чтобы пустить струю свежего воздуха.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

«Ну и дела. Надо будет на досуге поэкспериментировать. Вдруг еще какие мольфарские способности проклюнулись?»

– А почему вы без багажа? – ответил вопросом на вопрос парень. – Это так необычно…

– Бывает, – неопределенно выразилась я.

– А магом я работать не могу до инициации, – закончил он фразу и вздохнул, отжав блестящий полированной медью рычаг.

Внутри машины что-то запыхтело-засвиристело, над капотом взвилось облачко пара – средство передвижения каталось на паровом ходу, хотя я бы не удивилась, узнав, что воду в котле разогревает какая-нибудь саламандра…

– Значит так, будущий маг или мажонок… – скомандовала. – Поехали!

Юноша переключил рычаг золотника и довольно-таки шустро сорвался с места. Я отвернулась к окну. Там был город – удивительный и невероятный. Город чужого мира. Я бы удивлялась и восхищалась, если бы на это еще хватало сил.

«Так, спокойно… – скомандовала я сама себе. – Главное сейчас – постараться сойти за местную».

Я смотрела на строящиеся виллы по обеим сторонам улицы, на ремонтируемые домики. Похоже, что бы тут ни творилось раньше, сейчас и в самом деле город процветает и деньги у местных нуворишей водятся.

– Смотрю, похорошел Ахтиар-то… – бросила как бы между прочим.

– Да, со Смутными Днями и не сравнить, – подтвердил парень. – Перевороты каждые два года, с резней и пьяными наемниками, задирающими подолы девушкам. Таможни за каждой околицей и суд беев. А судили они, не приведи Аллах, как сурово! Могли за краденую овцу повесить…

– Что, в самом деле?! – изумилась я.

– Истинно так! – повернулся ко мне водитель, пропуская груженную мусором телегу и проскакивая перед мордой влекущего карету мохнатого единорога. – Законы больно жестокие были. Но сейчас, после восстановления законной ханской династии, да благословит ее Аллах, тут все изменилось! – многозначительно покачал головой паренек. – Прогресс, гуманизм, процветание. Очень много чего люди строят, скупают землю, вкладывают деньги… Ярмарки – лучшие в шести ближайших мирах. Есть и из Тебриза, и из Гз’убзаннарга’ршрангха, даже земляне попадаются…

– Земляне? И как, ладите с ними? А то ведь это народ такой… Понаехали тут! – поддразнила я, повторив фразу торговца (или торговки) газетами.

– Ну, у нынешнего Дивана особо не забалуешь, – ухмыльнулся юнец. – Если есть деньги или просто человек хороший – приезжай и живи, только веди себя прилично. А нет, так и Высокому эльфу или даже самому Темному Властелину объяснят, где его место. Да вам-то, уважаемая, что до землян? Вы же скьява, вам небось и демоны, и вампиры, и оборотни нипочем.

– Вамп..?

«Что, здесь и такое водится?!! Бежать! Бежать без оглядки!! Но как?!!»

– Да… если вам нужно будет куда поехать… Могу оставить номер, – предложил молодой человек, подмигивая – ну точно мысли читает!

– Номер?

– Ну да, номер экстрафона… Или, простите, у вас в мире нет экстрафонов?

– Ну… – неопределенно сказала я.

Порывшись в сумочке, извлекла оттуда мобильник.

– Сойдет?

Паренек с любопытством уставился на чудо техники моего мира.

Видать, смартфоны здесь не водились.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

– Ничего себе! – восхитился. – И где такое продается? Дорого, наверное? Ах да, простите, вы же скьява… Выяснить, кто такие эти скьявы, мысленно сделала я зарубку на память.

– Ладно, договоримся… – ответила, я прикрывая окно. – Диктуй свой номер.

Машина притормозила у большого старинного здания с солидной вывеской – той самой гостиницы, если я правильно разобрала местный изломанный шрифт.

– Вот, привез… – сообщил юноша. – А можно…

– Конечно можно, – не глядя, я потянула ему пару купюр. – Хватит?

– Да нет, – рубли, однако, парень взял, хоть и пару мгновений удивленно на них пялился. – Можно, я вас провожу?

– С чего бы это? – вскинула брови я, изучая свою собственность.

На вид домик ничего, и, судя по всему, в хорошем районе. Наверное, выручить за него можно немало… Вопрос – хватит ли на обратный билет? Дорога на Землю быть должна

– Кайсаров ведь как-то к ним попал, да и этот проводник Муса, судя по всему, частенько мотается туда-сюда. Но кто знает, какие тут правила в этом смысле?

– Ну, на всякий случай. Мало ли…

– Ты ж сам сказал, что я скьява. Чего бояться-то?

– Честно? Хочу взглянуть, что внутри. Это ж знаменитая гостиница первого разряда, – ответил он. – Когда еще такая возможность будет.

Он смотрел на меня глазами преданной собаки.

– Вэк! Ехал бы ты отсюда подобру-поздорову! – вдруг резко высказалась я.

– Чего так? – опешил шофер.

– Извини, нервы, не сердись… Гарун мило улыбнулся.

Ничего не скажешь, с виду мальчишка очень хорош, хоть еще и совсем зеленый. Наверняка не старше двадцати лет. Невысок, но и не коротышка. Ладно скроен. Ишь, как под рубахой мускулы бугрятся, словно не маг, а борец вольного стиля. Длинные густые волосы соломенного цвета рассыпались по широким плечам. И мордашка очень даже смазливая, хотя взгляд зелено-голубых очей несколько хитроват, а губы чуть-чуть полноватые для парня.

Чем-то отдаленно напоминает этого гада Мусу, хотя, конечно, куда ему до красавчика с серыми глазами… Да, неподходящее имя ему дали родители. Какой же он Гарун – мудрый и любопытный халиф из арабских сказок, любитель переодеваться? Скорее маленький Мук или Аладдин.

– А знаешь ли ты, что связываться со мной опасно? – вздохнула я тяжко.

– Почему? – удивился он. – Я не верю, что горные ведьмы приносят несчастье. Это предрассудки!

– Ты в этом уверен? – сдвинула я брови.

– Ну, я как-никак маг…почти…

– Твое дело, смотри сам.

Так болтая, мы подошли к парадному, запертому на большой висячий замок и позвонили в звонок, заверещавший как помоечный кот, которому отдавили хвост. С той стороны не последовало никакого ответа. Подождав, нажали кнопку еще раз.

– Что-то нам долго не открывают, – я посмотрела по сторонам. – Дом огромный, может, вход еще где есть? Пойдем, посмотрим!

– Пойдем, но в здании такой звонок, что мертвый бы услышал, – ответил Гарун, проявляя чудеса дедукции. – Скорее всего, нет никого…

– Куда же они все делись? – спросила я сама себя. – Должен же быть сторож там или еще кто?

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Ровные, усыпанные гравием дорожки огибали отель по периметру и расходились лучами между кустами роз, кипарисами и статуями. Во внутреннем дворике располагались беседки и открытый бассейн.

Мы с Гаруном стучали во все встречающиеся на пути двери, но те были закрыты.

В это время наверху раздался громкий звук открываемого окна и громкий окрик:

– Это еще что за дерьмо, Давдор побери?! – фыркнул кто-то, судя по голосу, старуха. – Ты что здесь делаешь? Нет, ты мне скажи, какого Иблиса ибн Шайтана делаешь под этим окном? Небось, спереть чего хочешь, мерзавец? Ну, я тебе покажу! Сейчас ты у меня увидишь небо в алмазах, архар ты безрогий!

– Э, выбирайте выражения! – возмутился Гарун.

– Ах, так вас двое? Да мне плевать! Убирайтесь! Вы слышали? Вон отсюда! Вон!!!

Пока целы!

– Погодите почтенн… – начала было я.

– Вон отсюда, ублюдки! – продолжала верещать дама. – Я сказала, вон! Вон!!!

– Но мы сюда по делу…

– Издеваетесь? – голос перешел в верещание. – Все, вы меня достали, иблисовы дети! – взревела невидимка. – Сейчас вы у меня полетите отсюда, как перезревшие желуди с дуба!

И сразу вниз выплеснулось содержимое помойного ведра – прямо на голову Гаруну.

– Оп-па! – ахнула я, глядя в расширенные от ужаса глаза студента-таксиста, ошалело взирающие на меня из-под потеков коричневой жижи.

После этого из окна вылетело и само ведро, и угодило точно в голову так и не успевшему отойти в сторону будущему магу. Он пошатнулся и упал на колени, явно получив легкое сотрясение мозга.

– Я вас! – продолжал бесноваться кто-то наверху.

Я испугалась, что сейчас в окно вылетит что-нибудь потяжелее. Но неведомый страж себя никак не проявил.

Придется самой выяснять с ним отношения – уже внутри.

– Гарун, вставай! Пойдем в дом, посмотрим, кто тебя облил помоями.

– Если в этом отеле такие порядки… – простонал Гарун, – то неудивительно, что почтенный Кайсар-бей его продал… Шайтан! Это ж надо – прокисший гарбарадский рыбный соус, не меньше кувшина! Он и свежий-то воняет, как сто шакалов!

– Кстати, я ведь предостерегала тебя, что рядом со мной тебя могу ждать неприятности!

Так что не нужно было игнорировать мои слова! Сам теперь себе злобный Буратино… Гарун про Буратино не спросил, видать, не до того было.

Мы все-таки нашли открытую дверь и проскользнули внутрь – и оказались в обширном холле со стойкой и множеством дверей. За одной из них находился коридор.

Стены и потолок были обиты панелями мореного дуба, что производило мрачноватое впечатление. Тем паче, что и без них здесь было довольно темно. Небольшие круглые плафоны розового цвета, развешанные по стенам метрах в трех друг от друга, не спасали положение. Рассеянный свет сразу же поглощался темными стенами и потолком. Дубовые панели стен периодически прерывались дверными проемами с такими же темными дверьми, на которых поблескивали номерки из благородной красной меди.

Коридор второго этажа выглядел значительно привлекательнее лишь из-за того, что стены были выкрашены в ярко-розовый цвет, а двери были белые. Мы заглянули в парочку номеров – никого.

– Ладно, пока суд да дело, вымойся здесь, а то воняешь, как… – я замялась.

– Как орочьи штаны! – улыбнулся юноша.

– Вот именно! А я поищу кухню, что-нибудь перекусим, – сказала я, выходя из комнаты.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Как ни удивительно, но в солидном здании отеля я так и не встретила ни души. Старые полы скрипели, кое-где сквозил ветер из открытых окон.

Интересно, куда подевалось вздорное существо, встретившее наше появление фонтаном помоев? То-то оно удивится, узнав, что покушалось на новую хозяйку… Кухню я нашла на первом этаже справа от входа, и та сразу же порадовала мой взгляд – кругом чисто, хотя и пыльно. Деревянные ящики для ножей, медные котлы и керамические горшки – все в полном порядке. Большой желтый плафон с фарфоровым абажуром освещал это уютное помещение, которое, если бы не размеры, напоминало кухоньку особнячка в Барвихе моей подружки – гламурной писательницы Кати Катиной. Имелся тут и холодильник с вполне русской надписью, сообщавшей, что это сооружение называется «Король холода».

Открыв его, я невольно хлопнула в ладоши от восхищения. Голод не тетка, а изобилие продуктов могло порадовать самый привередливый вкус.

Достала ветчину, быстро нарезала к ней салат из овощей. Еще выложила на деревянный круглый стол ломтики желтого сыра с большими дырками, зелень, оливки и сливочное масло.

«Прекрасно! Полагаю, что Гарун возражать не станет. Мальчик вообще ничего, у него добрые глаза, хотя и не без хитринки. И взгляд немного… плотоядный. Но я знаю, как обламывать таких типов», – подумала я и приступила к поглощению пищи.

Было очень приятно сидеть на мягкой подушке за круглым столом и смотреть в окошко на гостиничный садик.

– Красота! – вдохнула я полной грудью воздух с ароматом натуральных продуктов.

Параллельный (или перпендикулярный?) мир нравился мне все больше…

– Э-э-э… можно и мне? – в кухню заглянул мажонок.

– Конечно, садись! Здесь еды на полк солдат хватит! Не нашел никого?

– Угу… – с этим жизнерадостным возгласом Гарун присоединился ко мне.

Он был свеж после ванной, как молочный поросенок, и облачен в старомодный длинный восточный халат с нежно-лимонными арабесками на красном фоне и поясом с парчовыми кисточками.

– Одежду постирал… не поеду же я в помоях, – пояснил паренек.

– Угощайся, – пригласила я, аппетитно чавкая и пытаясь улыбнуться.

И добавила:

– Очень милый халатик… Ты в нем такой славный блондинистый ангелочек.

– Не надо смеяться, – смутился Гарун. – И так с детства страдаю из-за своей внешности.

А разве я виноват? Я же настоящий мужчина!

– Я верю… верю. Хотя мужественность определяется не внешностью, – сказала я, хитро прищурившись.

– Да, она определяется поступками человека! – Гарун захрустел редиской, как кролик. – Кстати, выпить тут что-нибудь есть?

– Ну, ты и нахал! – хмыкнула я, переставая жевать. – Возьми в холодильнике, я видела полбутылки какого-то пойла.

«Что ж, такова, видно, моя планида, что все мужики пытаются первым делом меня напоить», – подумала я и вздохнула.

– Забавно вы назвали кальтершранк, – улыбнулся студент. – В вашем мире их так называют?

Я кивнула.

«Надо запомнить»

– Ого… ром! – Гарун достал бутылку и поставил на стол два стакана. – «Капитан Барбосса»! Дорого стоит, за одну такую бутылку всю мою тачку отремонтировать можно… В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

– Тебе сколько лет? – подозрительно поинтересовалась я, наблюдая, как мажонок наполняет бокалы.

– Я уже совершеннолетний, мне двадцать один год, – засмеялся паренек, гордо выпятив грудь. – Почти… Так что могу пить. В том числе и с девушками. Вы как, не против?

– Надо же! – поразилась я. – Я думала, меньше… Ладно, уж наливай… только мне разбавь соком.

– А ничего мы здесь устроились! – рассмеялся Гарун после первого бокала. – Вкусная еда, превосходное вино, прекрасная женщина… Его хитрая мордашка замаслилась недвусмысленной улыбкой. Я решила немного остудить пыл самоуверенного паренька.

– Так я здесь хозяйка, а вот ты что тут расселся? Ты меня просто подвез!

– Не могу же я ехать в таком виде? Пусть одежда немного обсохнет, – ответил Гарун, по-хозяйски разбавляя ром гранатовым соком. – Я не виноват, что меня окатили помоями.

«Да уж, непрошибаемый типчик. Молодой, а прыткий…»

– Поищи лед в морозилке! – попросила я и чуть не подавилась, ибо увидела, что на меня глядит во все четыре черных дула старинный многоствольный пистолет.

«А ведь как хорошо все начиналось», – подумала я, тщетно пытаясь проглотить кусок, застрявший в горле.

– Не двигаться! Всем сесть за стол и положить на него руки, чтобы я видела! – закричала пожилая дама в длинном мешковатом платье, расшитом старинными монетами, и головном платке оранжевого цвета.

Смотрела гостья при этом на Гаруна. Это была маленькая и сухонькая, почти прозрачная старушка. Пергаментные жилистые руки, тем не менее, крепко сжимали пистоль.

Юный недомаг, так и не дошедший до пресловутого кальтершранка, замер на месте.

– Кто вы? – спросила бабка, подслеповато щурясь.

– Мы это… – начала я. – Случайно…

– Молчать! Держите меня за старую дуру?! Вы тут жрете, сидите на чужой кухне – и это случайно?!

– Мы … нас, вернее, меня… хозяин… – сказала я, тревожно следя за пистолетом.

Несмотря на плохое зрение старухи, дуло смотрело прямо мне в грудь, что, скажем так, несколько выбивало из колеи.

– Точнее, бывший хозяин. Я – новая владелица отеля.

– Что?! Что за чушь вы мелете? Кайсар-бей не мог продать этот отель! – зловеще захохотала старая карга, размахивая пистолетом.

– Вы только не волнуйтесь… Э-э-э… матушка, вы опустили бы пистолетик, – проблеял Гарун.

– А ты, девка, вообще молчи! Я с тобой пока не разговариваю, – огрызнулась старушка, поворачиваясь к Гаруну. – До тебя очередь еще дойдет. И никакая я тебе не матушка – была бы ты, позорница, моим дитем – задавила б в колыбели!

Я не выдержала и рассмеялась.

– Чего ржешь? – насупилась старуха. – Ишь, кобыла бесстыжая! Сейчас как пальну!

– Это не девушка, а молодой человек, его зовут Гарун, – пояснила я.

– А мне все равно! – огрызнулась бабка. – Никогда не поверю, чтобы Кайсар-бей так сглупил…. Врете вы мне, ох, врете. Знаете что? – вдруг задумалась старушка, поправляя платок.

– Что? – переспросил студент.

– А я вас сейчас подстрелю! Проникновение в чужой дом с целью наживы, покушение на мою честь, раз среди вас есть мужчина… Гарун выдвинулся вперед в своем ярком халате.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

– Извините, мы ни на чью честь не покушались и ничего не брали, можете обыскать!

Думаете, что вам по старости лет спишут пролитие невинной крови?!

– Я могу и на плаху, мне все равно, – улыбнулась древняя развалина, размахивая пистолетом.

– А как насчет Загробного Суда? – осведомился мажонок.

– И это уже все равно, – загадочно молвила бабка. – Тем паче Кайсар-бей заплатит, сколько надо, и в мечети отмолят!

– Хватит! – закричал Гарун. – Не надо мне от вас ничего! И халат этот безвкусный свой заберите!

Он моментально скинул роскошный халат, представ перед старой кошелкой, что называется в натуральном виде.

Та потеряла дар речи, замерев с пистолетом, направленным вверх.

Прикусила язык и я, не столько от неожиданности, сколько от открывшегося моим глазам зрелища. Да, паренек молод, очень молод. Однако ж до чего хорош.

Воспользовавшись моментом, Гарун кинулся на старушку, выбил пистолет и крикнул мне, заведя карге руки за спину:

– Чего стоишь столбом? Дай полотенце! Свяжем ей руки и сунем в подвал! То-то крысы обрадуются. Мясо хоть и старое, но живое, не консервы какие-то. Сойдет за копчености…

– Теперь вы точно совершили покушение на мою честь и жизнь, – сказала старушка, удовлетворенно улыбаясь, пока я лихорадочно скручивала узел на полотенце, стягивавшем тощие старушечьи руки. – Связывайте, связывайте меня… это никого не спасет, я запомнила вас во всех подробностях, даже в интимных, – покосилась она на студента.

– Вот ведь старая ведьма! – сокрушенно покачал головой юноша, снова облачаясь в халат.

Я не могла с ним не согласиться. Старая-то старая, а «все подробности» разглядеть успела, несмотря на свою подслеповатость.

– Пожалуй, я при случае поблагодарю Карима… то есть Кайсар-бея за отличный подбор прислуги! – в сердцах сказала я.

– Тебе-то что до Кайсар-бея, чужачка?! – забормотала бабуленция. – Да как он вообще мог с такой связаться?!

– А может, я его невеста! – с вызовом произнесла я.

Лицо старой карги выразило неподдельный ужас.

– Неужели… ты и есть невеста Кайсар-бея? Сбылось-таки проклятье той эльфийки – жениться ему на непотребной девке из-за трех миров! Впрочем, увы, таков Мактуб – закон Судьбы, – всхлипнула бабка, – что достойным мужчинам попадаются недостойные женщины. Тем более, над молодым Кайсар-беем тяготеет наследственность… Его прадед тоже женился на танцовщице из бродячего цирка…

– Потому как за орочье отродье другая бы не пошла, – пробормотал как бы между прочим Гарун, вертя в руках трофейное оружие. – Зря боялись – он бы не выстрелил, запальный кристалл разрядился…

– И вообще, ты-то сама, небось, себе кого получше этого сопляка не нашла? – вновь раскипятилась старуха. – Или жених не нравится? Кайсар-бей, может, на орка и похож малость, да только ведь во всем остальном мужчина видный, не отнимешь. А этот твой смахивает на… даже не знаю… прямо какое-то… – она замялась, подбирая слова, – недоразумение!

– Что-о? – юноша не на шутку рассердился. – Да я… Да вы… сравнили меня с какимто орком! Я… семь поколений предков моих жили в этом городе…

– Семь, говоришь? А ты из какой фамилии будешь?

Студент произнес что-то невнятно, но бабка расслышала и грустно покачала головой.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

– Да, знавала я твоего прадеда, мурза. Наверняка сейчас в гробу переворачивается, видя, какие ты тут фортели выбрасываешь.

Юноша бросил на нее испуганный взгляд. Прищурился, зачем-то потер глаза кулаками и сделал рукой знак, не иначе отгоняющий нечистую силу.

– Между прочим, – вмешалась я, – я этого молодого человека знаю всего полчаса…

– Тем более! Полчаса знаешь, а он уже разделся! Шустрая девица! Впрочем, что взять с…

– Вы это не очень-то, – пригрозил ей Гарун, – между нами ничего не было. Правдаправда!

– Раньше надо было думать, – буркнула я. – Она еще, чего доброго, раззвонит по всему городу, что я с голым мужиком время провожу вместо того, чтобы делами отеля заниматься.

Что народ подумает?

– И сообщу! – ярилась старушка. – А причем тут гостиница?

– А притом, что я, как уже говорила, ее новая владелица! – сунула я под нос старой карге договор и доверенность. – Вот, читайте. Кстати, вы уволены. Расчет получите на следующей неделе!

– О, горе! Погиб отель! – трагически всхлипнула старуха, не обратив внимания на вынесенный ей «приговор». – Пропало дело семи поколений рода Кайсаров…

– Ничего, – уверенно сказала я. – Я справлюсь!

– Ну-ну! – показала мне язык бабулька и метнулась к столу. – Что вы тут едите? Я тоже хочу!

Она спокойно села за стол и принялась уплетать все, что я до этого выставила на стол.

У меня от такого непосредственного поведения глаза на лоб полезли.

– Кстати, – сообщила старушка, – меня зовут Зубейда бин Рух, я живу в этом доме и присматриваю за ним уже много лет. Ой, как много…

– И сторожите, – усмехнулась я. – Но мы это уже поняли.

– Сторожу? – возвела брови домиком нахалка. – Пожалуй, что и так.

Сжевав изрядный кус хлеба с сыром и запив «Барбоссой» («А ведь сильна бабуля!» – мелькнула у меня мысль), она встала и с видом оскорбленной графини покинула кухню.

Уже в дверях обернулась и строго посмотрела на меня:

– Не видать тебе тут покоя, красотка! Это я тебе обещаю… Собрала бы ты свои пожитки и ехала восвояси туда, откуда явилась! Да ведь не выйдет – договор у тебя! Так что… – она зловеще хихикнула.

В это время в окно ворвался внезапный порыв ветра, занавески с легкомысленными кружевами вспорхнули, и резко распахнулась дверь. Где-то раздалось жуткое завывание, словно в дом ворвалась стая волков, и явственно раздался скрип половиц.

Я издала жуткий вопль.

– Ты слышал это? Кто-то идет!!

Парень икнул и нервно дернулся, а если учесть, что в руках у него был пистолет, то неудивительно, что следующим звуком под сводами отеля «Удача» стал грохот четырех выстрелов одновременно – сработали все стволы древнего самопала. Пресловутый магический кристалл оказался-таки заряжен.

Взвизгнула отрикошетившая пуля, разлетелась вдребезги лампа, нам на головы посыпалась штукатурка.

– Во… хвост Иблиса! – выдохнул парень. – Этот антиквариат таки работает…

– Осторожней надо быть, – ответила ему я, не спуская взгляда с проема двери.

В нем появилась Зубейда, уже без платка и расшитого монетами платья, а в суконном старомодном салопе и с волосами, стоящими дыбом. Даже удивительно, насколько быстро старая дама переоделась.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

– Отдайте пистолет, мне так спокойнее будет, – проговорила она, подошла к юноше и с неожиданной силой вырвала ствол из его сведенных судорогой рук.

Гарун не сопротивлялся. Только снова сделал жест против нечистой силы.

На прощание бабка испепелила нас красноречивым взглядом и удалилась с гордо поднятой головой.

Гарун пристыженно посмотрел на меня.

– Ну, не сердись. Я же не служил в армии! И вообще не умею обращаться с оружием!

– Это я заметила, только зачем тогда, братец ты мой, за пистолет хвататься? – строго спросила я.

– Ну… вообще, я же все-таки мужчина… – почесал он затылок.

– Ты очень часто об этом напоминаешь, сам ведь говорил, что мужчина-то определяется поступками, а не словами, – строго сказала я, словно воспитательница детского сада, отчитывающая провинившегося ребенка.

– Ну тебя! Заорала дурным голосом: «Стреляй! Стреляй!» А если б меня инфаркт хватил?

– «Стреляй!» я не кричала, – пришлось мне уточнить.

– А я и не хотел, только у меня от твоего вопля тело судорогой свело, – пожаловался Гарун. – Подумаешь, нашла чего бояться! Да в таком огромном доме полно всяких звуков, шорохов и скрипов! Тут наверняка живут привидения, домовые, а то и натуральная нечисть.

Достать еще еды?

– Спасибо, уже наелась, – ответила я и дотронулась до его руки. – Не обижайся… Я, если честно, слегка испугалась. Мало того, я хочу тебя попросить остаться со мной хотя бы до утра. Мне здесь очень неуютно одной…

– Заметано! Спешить мне некуда, да и одежда моя еще не высохла, – легко согласился парень.

После этого мы убрались на кухне и, взявшись за руки, пошли искать комнаты, где можно было бы поспать. Я скоро обнаружила уютный номер в восточном стиле – большой пушистый ковер на полу, огромная низкая двух– (я бы даже сказала – трех-) спальная кровать, диван, лаковый шкаф со множеством ящичков и отделений и изящный чеканный кальян.

Был тут даже агрегат, похожий на земной телевизор, правда, в деревянном корпусе («иллювизор», назвал это чудо техники юноша). Пахло пылью, крепким кофе и слегка – сандаловым деревом. Почему-то номер этот вызвал у меня ассоциацию с домиком для ручных хомячков. Только колеса для бега не хватало. Ну так я и не хомяк!

Я сразу же вцепилась в Гаруна мертвой хваткой.

– Все! Хватит шариться по моей новой собственности! Вот тут и заночуем, ты на одном диване, я на другом! И не вздумай шутить… Если чего… – я грозно сунула ему кулак под нос. – А теперь я в душ. Смою с себя, наконец, дорожную пыль. А ты пока располагайся… Если скучно, можешь посмотреть свой иллювизор. Надеюсь, он исправный.

Помахала ему ручкой и скрылась в ванной.

Я сильно сомневалась, имеется ли в кранах горячая вода – слишком уж запущенной и нежилой показалась мне новая собственность. С чего бы тут оказаться исправной сантехнике? Однако едва повернула бронзовую ручку крана, выполненную в виде головы грифона, как из смесителя полился кипяток.

Ух, до чего же славно вновь ощутить блага цивилизации.

Вернувшись в комнату, заметила, как Гарун захлопнул входную дверь, два раза повернув в скважине ключ.

– Ты что, выходил? – подозрительно вопросила я парнишку.

Тот засмущался, покраснел и проблеял что-то невразумительное.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

«Наверное, в туалет бегал, – решила я. – Ванна-то была занята».

Мы улеглись каждый на своем диване, надо сказать, довольно широком и рассчитанном не меньше чем на двоих, и принялись болтать.

– Кстати, что ты там говорил насчет привидений? – поинтересовалась я.

Парень некоторое время не отвечал. Я даже подумала, что он заснул. Но нет. Вот он перевернулся на бок, опершись о локоть. Одеяло сползло с его плеча.

– А ты что, так-таки ничего и не знаешь о своем приобретении, ханум?

– Нет, а что? – с любопытством уставилась на него я.

– Так отель-то и закрылся оттого, что здешние привидения, точнее, одно, самое настырное, не давало житья постояльцам.

– Как закрылся?! И давно?

– Да уж года два или три, – вздохнул паренек. – И никакие маги не могли справиться с призраком и изгнать его. Вообще-то, он живет здесь уже двести с лишним лет, но активность стал проявлять в последнее десятилетие…

– Вот же гад! – воскликнула я в сердцах. – Чтоб этого козла Карима черти слопали!

И вообще, все вы козлы!

– Кто? – не понял студент.

– Мужики! И по этому поводу не вижу причины не выпить, – вздохнула я, успокаиваясь. – Сгоняй-ка, дружок, за ромом. Там, по-моему, еще четверть бутылки осталось. На закуску захвати каких-нибудь фруктов.

– Есть, моя госпожа! – подскочил с диванчика маг-недоучка.

Его не было уже примерно пятнадцать минут, и я стала дремать, свернувшись калачиком, под теплым одеялом.

Мне привиделся чудесный сон… Мы были вместе: я и Он… Черты его лица невозможно было различить, только глаза, серые глаза, мерцающие загадочным блеском. Коротко подстриженные волосы, пахнущие горькими степными травами.

Его вкрадчивый нежный голос говорил мне необыкновенные слова, которые до сих пор никто еще не говорил. Слушала его, впитывая каждое произнесенное слово. На одно мгновение мне показалось, что я даже почувствовала прикосновение его губ… «Алекс, Алекс…» – призывно шептали мои уста.

Я замерла… Вот оно, то прекрасное прикосновение, которого я столько ждала. Ощутила вдруг, как по телу начинает растекаться волнующее тепло. Мне стало жарко, щеки запылали, но не от стыда, а от необыкновенного ощущения блаженства. Мои губы приоткрылись навстречу его губам, которые стали более настойчивыми и даже неестественно грубыми… Я мгновенно открыла глаза и… увидела нависшую надо мною самодовольно улыбающуюся физиономию Гаруна, перегнувшегося почти пополам, чтобы дотянуться до меня и не уронить бутыль и фрукты, принесенные с кухни. Сон слетел, как будто его рукой сняло.

Следующую секунду я потратила на размышления: то ли дико завизжав, вцепиться ногтями в эту улыбающуюся физиономию, то ли молча врезать по ней ногой на развороте ударом карате, то ли демонстративно зевнув, бросить: «Отвали, мелкий», и отвернуться к стене?

Но тут Гарун заорал, подброшенный кверху неведомой силой. Тут же из-за двери раздался жуткий, леденящий душу вой, и в комнате воцарилась мгновенная тишина.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

– У-у-у! Убирайтесь отсюда, негодяи-и! – непонятно, мужским, или женским голосом заревело из коридора. – Пошли вон! Вон! Вон! Развратники!!!

К воплю прибавилась пара непонятных, словно кто когтями скреб по полу, звуков за дверью – и Гарун молниеносно метнулся ко мне под одеяло. Мы прижались друг к другу, и только редкое дыхание и бешеный стук сердец теперь нарушали тишину номера в восточном стиле.

– Я до вас доберусь! Попомните, как развратничать! Ишь, хозяева нашлись!

К активным действиям странное нечто отчего-то не прибегло, и это удивило меня. Если это дух, то ему, вроде, ничего не мешает просочиться сквозь стену. Или хотя бы через замочную скважину.

Так продолжалось еще некоторое время. В коридоре гремело, визжало, стучало, но без видимых результатов. Потом, наверное, привидению (или что оно там было) надоело канителиться и оно куда-то запропастилось.

Когда все стихло, Гарун шепотом признался:

– У меня от этого ужаса даже волосы встали дыбом…

– Маг, а испугался какого-то привидения! – таким же шепотом ответила я.

– Потому и испугался, что маг, – молвил парень. – И знаю, что может случиться, если с таким вот привидением столкнуться… Ты вот ведьма, а тоже побаиваешься…

– Да никакая я не ведьма… – фыркнула я в ответ.

– Ну, мне-то виднее, – подмигнул маг.

– Вэк! Я на тебя, между прочим, разозлилась! – ответила, подражая интонациям привидения. – Тебе что было сказано?

– Ну… извини. Я вот подумал…

– Меньше думай, – я осуждающе уставилась на него. – Индюк тоже думал… Ты лучше скажи, как старушка наша с привидением уживается, сторожиха-то?

– А никак, – пожал плечами маг.

– Вот что, – наконец приняла решение. – Давай спать. Тут дела не простые, все надо обдумать на свежую голову… Блондинчик, видно, умаявшись в битве с неугомонным призраком, повернулся на бок и тут же мерно засопел.

Сладкая дрема обволокла все мое существо.

«Доня, – донесся откуда-то издалека знакомый родной голос, – доня моя маленькая, я ж тебя предупреждал…»

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Интерлюдия «Детство босоногое мое»

«Доней» (доченькой) меня ласково звал дедушка. Не московский (генерал-лейтенанта Образцова я почти не знала, тот умер еще до нашего переезда в белокаменную), а дед Гнат с Прикарпатья.

Пока отец служил на Украине, я практически по полгода жила у дедушки в селе Верховина, которое Гнат по старой привычке именовал Жабьим.

В начале шестидесятых село переименовали, но у старожилов новое название не прижилось.

«Верховина, – фыркали они. – Да тут, куда ни глянь, везде Верховина!»

Намекали на то, что «Верховина» – это народное название всей высокогорной зоны Украинских Карпат.

А вот Жабье хоть и не очень хорошо звучит, но имеет богатую историю. Первое упоминание о нем датируется 1424 годом. Существует предание, что первым поселенцем в долине реки Черный Черемош был некий Жабка, от которого село и получило название. Но все те же дотошные старики утверждали, что деревня была так чудно поименована из-за того, что в заболоченной долине реки водилось много жаб.

Более же всего бывшее Жабье славилось тем, что именно здесь в XVIII веке зародилось движение народных мстителей опрышков, среди которых самым знаменитым был Олекса Довбуш.

Сказки о доблестном герое, бывшем не только великим воином, но и могущественным чародеем, рассказывал мне дедушка долгими зимними ночами. Днем же, когда не было метели и лютого мороза, мы на пару бегали по горам на лыжах. Дед Гнат на больших, «взрослых», а я на «детских», маленьких.

Старик учил меня читать следы на снегу.

«Гляди, – говорит, – вон лисичка пробежала. А тут зайчик с зайчихой петляли».

«А это?» – тычу пальчиком я в большущую вмятину в насте.

«О-о, – пыхтя трубкой, делает страшное лицо старик, – то кабан-секач себе лежбище для ночевки готовил».

Я со страхом оглядываюсь вокруг. Вдруг сейчас вон из-за той смерички жуткий свин выскочит. Что тогда делать станем мы с дедулей? Ружья-то с собой не захватили.

«Не боись, доню, – лукаво усмехается в усы Гнат, – он уже далеченько отсюда убег. А коли б не сбежал, так все едино нам шкоды не наделал бы».

Я широко распахиваю глаза от удивления.

Как это? Чтоб огромная дикая зверюга да не причинила людям вреда?

«Слово заветное знать надобно, – поясняет дедушка, гладя меня по головке. – Для каждой животины свое. Скажешь его, а зверь как домашний делается, ручным стает».

«Ой, диду, не может быть!» – не верю я.

«Так что ж я, брешу, выходит?» – супит седые кустистые брови Гнат.

Вытащив трубку изо рта, он что-то шепчет вполголоса.

И вот с мохнатой ветки той самой елки-смерички на снег осторожно спускается рыжая белочка. Сложив лапки на груди, застывает на мгновение, опасливо зыркая на людей черными бусинками-глазами. Но когда старик достает из кармана кусочек печенюшки, припасенной им для внучки, смело летит вперед и доверчиво взбирается на Гнатово плечо.

«На, мелкая, угощайся», – добродушно кормит зверька с руки дед.

«И я, и я хочу!» – так громко воплю я, что испуганная белка едва не дает стрекача.

В. Лещенко, А. Чернецов. «Госпожа «Удачи»»

Гнат успокаивает трусишку и, наклоняясь к моему уху, шепчет заветное слово.

«Поняла?»

Я киваю и повторяю услышанное.

Белочка перебегает с дедового плеча на мое плечико.

«Угости ее», – отдает Гнат вторую половинку печеньки.

Оранжевые лапки с крохотными коготками берут из моих рук лакомый кусочек. Острые зубки впиваются в сладкое печеное тесто.

Я глажу гладкую спинку зверушки, осторожно играю с пушистым хвостиком.

«А еще, диду?! – горят азартом мои глаза. – Можно зайчика позвать?»

Однако старик качает головой.

«На сегодня хватит. Да и угощения подходящего я не захватил. Ты ж не любишь морковку?»

Тяжело вздыхаю. Да, морковку я не жалую. Терпеть не могу, когда мама по утрам пытается напоить меня «полезным» морковным соком, «чтоб щечки были такими же красными».

Вот же досада.

«А если я буду морковку кушать? – осторожно любопытствую. – Тогда зайца позовем?»

«Тогда конечно, – пыхтит трубкой дед. – И зайца, и зайчиху».

«Ой, давай скорей домой возвращаться, – тороплю его. – Что-то так морковного сока захотелось».

Проводив белку, мы возвращаемся домой. По пути Гнат рассказывает мне, какие еще заветные слова бывают.

Оказывается, можно не только приманить зверя, но и отвадить его, защититься от особо опасной животины.

«Это какой? – интересуюсь. – Медведя, да? Или тигра?»

«Ну, тигры, положим, у нас не водятся. Но есть и другие твари…»

«Какие?»

«Да вот хотя бы песиголовцы».

«Песиголовцы? – удивляюсь. – Это ж еще кто такие?»



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«ПУТИ РОССИИ Павел НОВГОРОДЦЕВ Право на достойное человеческое существование * Среди тех прав, которые помещаются обыкновенно в современных декларациях, нет одного, которое по всем данным должно было бы найти место в символе веры современного правосознания: это — право на достойное человеческое существование. А между тем...»

«Наталья Ивановна Степанова Большая книга заговоров – 4 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=331572 Большая книга заговоров – 4 / Н. И. Степанова: РИПОЛ классик; Москва; 2007 ISBN 978-5-7905-5188-7 Аннотация Дорогие читатели! В новой книге потомственной сибирской ц...»

«Православие и современность. Электронная библиотека. БИБЛИЯ. ВЕТХИЙ ЗАВЕТ. ЛЕВИТ. Глава 1 И воззвал Господь к Моисею и сказал ему из скинии собрания, говоря: 2 объяви сынам Израилевым и скажи им: когда кто из вас хочет принести жертву Господу, то, если из скота, принос...»

«КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Юридический факультет О.Н. Низамиева СЕМЕЙНОЕ ПРАВО Учебно-методический комплекс Направление подготовки: 030900.62 Юриспруденция. Квалификация (степень) выпускника – бакалавр. Форма обучения – очная, заочная, очно-заочная (вечерняя). Казань УДК 347.6 ББК 404.4...»

«Павел Васильевич Анненков О мысли в произведениях изящной словесности Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2572045 Аннотация "Из всех форм повествования рассказ от собственного л...»

«БУРДАНОВА Анна Сергеевна КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО НА СВОБОДНОЕ ЗАНЯТИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ПО РОССИЙСКОМУ И НЕМЕЦКОМУ ПРАВУ (СРАВНИТЕЛЬНОПРАВОВОЙ АНАЛИЗ) 12.00.02 — конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право АВТОРЕФЕРА...»

«Комментарии к теме Рекомендуемые Темы по произведения направлениям 1.ВРЕМЯ Проблемы века У каждого века свои проблемы. Так в 19 веке И.С.Тургенев существовали такие проблемы, как крепостное "Записки право, неразвитая промышленность, обострение охотника", национальных вопросов, слабое местного Муму",...»

«Владимир Семенович Высоцкий Роман о девочках (сборник) Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=596105 Высоцкий В. Роман о девочках: сборник: Эксмо; Москва; 2...»

«СВЯТО НИКОЛАЕВСКИЙ Кафедральный Собор ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В АМЕРИКЕ Июль 2007 г. St. Nicholas Cathedral, 3500 Massachusetts Avenue, NW Washington, DC 20007 Phone: 202 333-5060~Fax: 202 965-3788~www.stnicholasdc.org ~ www.oca.org настоятель  п...»

«Ольга Викторовна Белякова Колдовство в полнолуние Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6181809 Колдовство в полнолуние / О. В. Белякова: Научная книга; Москва; 2013 Аннотация Полнолуние всегда казалось нам чем-то загадочным. В это время люди превращаются в оборотней, ве...»

«РЕЗНИК Жанна Яковлевна ПУБЛИЧНЫЙ ЗЕМЕЛЬНЫЙ СЕРВИТУТ ПО РОССИЙСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВУ 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук К а з а н ь 2007 Работа выполнена на кафедре гражданского и предпринимательского права Института прав...»

«Первый тур регионального этапа Всероссийской олимпиады школьников по обществознанию 2013 г. 11 КЛАСС Задания первого тура регионального этапа Всероссийской олимпиады школьников по обществознанию 2012 г. 11 класс 1) "Да" или "нет"? Если вы согласны с утверждение...»

«Марк Шефер Маркетинг в твиттере. Используйте инструмент, который многие недооценивают Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=5808614 Шефер М. Маркетинг в твиттере. Используйте ин...»

«город Новосибирск 22.07.2015 ЗАКЛЮЧЕНИЕ по результатам публичных слушаний по проекту постановления мэрии города Новосибирска "Об установлении публичного сервитута на земельный участок по пер. Пристанскому, 5 в Железнодорожном районе" В целях обеспечения реализации прав жител...»

«АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УТВЕРЖДАЮ Ректор Академии управления при Президенте Республики Беларусь М.Г. Жилинский 28.04.2017 г. Регистрационный № УД-01.03.Ю/Пм ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ (ЭКЗАМЕНА) В МАГИСТРАТУРУ по специальности 1-24 80 01 Юриспруденция Минск 2017 ПОЯСНИТЕЛ...»

«Тимур Тажетдинов Андрей Алексеевич Парабеллум Николай Сергеевич Мрочковский Как стать первым на YouTube. Секреты взрывной раскрутки Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=7626664 Как стать первым на YouTube: Секреты взрывной раскрутки / Ти...»

«ПАМЯТКА об ответственности за коррупционные правонарушения Настоящая памятка разработана на основе Обзора рекомендаций по осуществлению комплекса организационных, разъяснительных и иных мер по недопуще...»

«Свидетельство Клиента о применении системы защиты вкладчиков и системы гарантии вкладов Свидетельство Клиента о получении информации о применении системы защиты вкладчиков и системы гарантии вкладов._ 2015 года Ба...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт государства и права Кафедра теории государства и права и международного пр...»

«Елена Михайловна Филиппова Недвижимость: покупка, продажа, приватизация Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6090336 Недвижимость: покупка, продажа, приватизация /Сост. Е. М. Филиппова.: АСТ, Сов...»

«Информация о криминальной ситуации, происшествиях и мероприятиях, проводимых на территории обслуживания Управления МВД России по городскому округу Химки (с 10.05.2017г. по 17.05.2017г.) Общая характеристика За период с 10 по 17 мая 2017 года в Управлении МВД России по городскому округу Хи...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.