WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:     | 1 || 3 |

«Борис Александрович Алмазов Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга Текст предоставлен правообладателем ...»

-- [ Страница 2 ] --

Ул. Чайковского, 63

Изображений Деметры – богини-матери, чья любовь сильнее всех божественных установлений и даже смерти, – много! Я убежден, что и на не поддающихся атрибуции маскаронах времен модерна, и декоративных скульптурах нового времени, и в загадочных лицах современниц начала ХХ века в основном – Деметра! Ее грусть, ее загадочность, ее взгляд, обращенный за пределы жизни, ее повязка на лбу, ее маки… Деметру часто именуют Церерой, что в общем-то правильно, поскольку в Риме культ древнегреческой богини смешался с культом богини римской. Церера принадлежит к числу древнейших богов Рима. Ее главная функция – охрана посева во все моменты его развития.

Ей посвящалось множество праздников, причем в дар Церере приносили первые сжатые колосья. И у нас в России в начале жатвы собирают первый сноп, не подозревая, что так поступали и 3000 лет назад и может еще раньше и что это «Церерин день», в честь которого в Риме устраивались праздничные игры. По сообщению римских анналов, в 496 году до Р. Х.

по причине неурожая и остановки в подвозе хлеба из соседних стран в Риме по греческому образцу и греческими мастерами был построен храм элевсинской триаде: Деметре, Дионису и Коре. Новые для римлян боги при переходе в римскую мифологию изменили свои имена:

главная богиня Деметра переименовалась в Цереру, а Дионис и Кора получили имена Либер и Либера (Liber и Libera).

Симпатичная Деметра-Церера находится на фасаде Михайловского театра 43, построенного Карло Росси в 1833 году.

Этот маскарон Деметры расположен невысоко, его легко рассмотреть во всех подробностях, вплоть до дубовых желудей в венке. Не исключаю, что ваятель образцом для своей работы избрал ту самую улыбающуюся Деметру с дома № 18 по Невскому проспекту. Одно лицо, та же улыбка! А вот дальше – чудеса! Она смотрит на А.С. Пушкина! На знаменитый памятник работы М.И. Аникушина, который поставлен на площади Искусств без малого через 125 лет после открытия театра. Убежден – никто ничего такого не планировал, а как совпало! И бронзовый А.С. Пушкин широким жестом указывает на улыбающуюся, счастливую Демеру. Вот тут и поверь, что маскароны не живые и на судьбу города и горожан не влияют! Мысль, конечно, посетившая меня «в порядке бреда», но кто его знает, а вдруг?.. Мистика!

К середине III века до Р. Х. установился праздник в честь Цереры чисто греческого и мистического образца (anniversarium Cereris). Участие в этом празднике принимали исключительно матроны44; состоял он в праздновании бракосочетания Плутона (Аида) и Прозерпины. В честь Цереры устраивалось множество и других праздников, поскольку ЦерераДеметра стала любимейшей богиней, от милости которой зависела жизнь человека, – богиней хлеба!

Позднее культ Цереры сливается с культом Геи (Земли) и Реи-Кибелы (матери богов). В жертву ей приносились быки, коровы, особенно свиньи (вследствие их плодовитости, как в пословице «Родовита как Земля, плодовита как свинья!»), плоды, пчелиные соты; ей посвящены колосья, из растений – мак, дубовые рощи, фруктовые деревья и т. п.

Площадь Искусств, дом № 1. За время своего существования многократно менял название. Именовался и Малым академическим, и даже Театром комической оперы, бывал и драматическим, пока в 2007 г. не вернул себе историческое название, правда с добавлением «Театр оперы и балета им. М.П. Мусоргского».

Замужние римлянки – многодетные матери.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»





Так что если рядом с женским маскароном или в ее венке маки, колосья, дубовые листья с желудями – не сомневайтесь, это она – Деметра-Церера, и здесь пожелание достатка и благополучия живущим под ее эгидой. Ее милосердный взор обращен на нас с фасадов многих зданий, переживших блокадный голод. Значит, она еще и ветеран – добрая Деметра!

Но жаль, уродуют город рекламой! Она уродует фасады, перекрывает маскароны, искажает гармонию камня и мысли, явленных на улицах Петербурга. Слава Розенбауму, изгнавшему, правда только по его собственному утверждению, с Невского рекламу на перетяжках!

Хоть какая-то польза от депутата Государственной думы! Правда, это капля в рекламном море! Смотреть на рекламу, постоянно видеть ее на стенах, на прекрасных фасадах – все равно что в филармонии на концерте знаменитого симфонического оркестра сидеть в наушниках и слушать рэп на плеере, метко названный населением «дебильником».

*** Пл. Искусств, 1, Михайловский театр (1833 г., арх. К. Росси).

Невский пр., 18, дом Котомина (1815 г., арх. В.П. Стасов).

Невский пр., 42, дом Армянской церкви (1771–1775 гг., арх. Ю.М. Фельтен).

жениях не ангелы, а гении, то есть существа, принадлежащие языческой античности. С ангелами-то не так все просто, хотя бы потому, что они бесплотны. Как же их изображать? Самый простой выход в церковном искусстве был найден, когда ангелов стали изображать либо в виде обнаженных детей (ибо дети безгрешны), либо только детской головки с крыльями.

Однако и тут не обошлось без образного наследия античности (см. «Путти и аморетти»). Но это слишком просто.

Ангелы – существа, сотворенные Богом прежде творения видимого мира; они духовны и бестелесны или, может быть, имеют некое эфирное тело; если они принимают видимый образ – это только случайная форма, а не постоянное бытие. Для ангелов не существует наших пространственных условий, но они не вездесущи. Они более совершенны, чем даже первозданный человек, но в совершенстве ограничены: несмотря на быстроту и глубину разумения, не всеведущи; несмотря на чистоту и святость, могут подвергаться искушениям.

Они сотворены свободными, а потому могли свободно устоять в добре, как светлые ангелы, и пасть, как злые духи. Они предстоят пред лицом Божиим, исполняют Его волю, непрестанно славят Его и наслаждаются блаженством.

Ангелов неисчислимое множество; в этом несметном воинстве небесном имеются разные достоинства и степени совершенства. На основании Писаний установлено разделение ангелов на три иерархии с подразделением каждой из них на три лика. Высшая иерархия: серафимы, херувимы, престолы. Средняя иерархия: господства, силы, власти. Низшая иерархия: начала, архангелы, ангелы.

Какое значение степеней ангельских иерархий, неизвестно. Но Константинопольский собор в 653 г. осудил тех, которые учили, что ангелы по природе и силам все сотворены равными.

Отчасти по библейским сказаниям известны имена ангелов. Все они относятся к разряду архангелов – могущественных предводителей небесного воинства. Их имена заканчиваются на «эль» – древнееврейское слово, означающее «Бог», в славянском произношении окончание сменилось на «ил».

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 т. СПб., 1890–1907.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Александровская колонна Михаил – кто как Бог, Гавриил – муж Божий, Рафаил – помощь, исцеление Божие, Уриил – огонь и свет Божий, Салаеиил – молитва к Богу, Иеремиил – высота Божия. ВероБ. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

ятно, чтобы дополнить седмиричное46 число, сюда же причисляются имена ангелов, не упоминаемых в Библии: Иегудиил – хвала Божия и Варахиил – благословение Божие.

Пророк Иезекиил в известном видении колесницы изображает херувимов человекоподобными, но фантастическими существами «с 4 лицами и 4 крыльями; ноги у них с ступнями тельца и блестящи, как медь; с лицом человеческим соединялись с правой стороны лицо льва, а с левой – тельца и орла; 2-мя крылами они летали, а 2-мя покрывали лица» (Иезек.

I, 1-28).

В первые столетия ангелы изображались обыкновенными людьми – сильными юношами в туниках, стянутыми по поясу орарем. Таким образом, древнее христианское искусство в изображении ангелов отличается от языческого в его изображении гениев. Если и встречаются между древними христианскими памятниками языческие изображения гениев, то только в виде аллегорических украшений. С IV века является в христианском искусстве желание отличить изображения ангелов. В отличие от людей ангелам придают сияние и крылья. Но даже в V веке не определилась еще эта форма изображения, не стала каноничной, раз и навсегда утвержденной, и ангелы изображаются или с сиянием, или только с крыльями.

С VI века начинается изображение ангелов в виде странника с посохом в руках. С VIII веке ангелов уже изображают с крыльями, сиянием и посохом, посохи иногда оканчиваются крестами.

Под влиянием классического западноевропейского искусства на Исаакиевском соборе и других храмах появляется объемная скульптура (повторяю, это православной традиции противоречит, однако, что поделать – перед красотой не устоять!) ангелов – Божьих сил бесплотных.

Два безусловно архангела – символы нашего города. Трубящий архангел Гавриил – «воитель Божий» – на шпиле Петропавловского собора и предводитель всех сил Господних

– «Кто как Бог» – архистратиг Михаил на Александровской колонне.

Стариная петербургская легенда гласит, что город не падет, пока Неву осеняют крыла трех ангелов. Третий архангел, что охраняет наш город, – Рафаил, «помощь и исцеление Божие», – на церкви Святой Екатерины, по Кадетской линии Васильевского острова. Он менее знаменит. Но, вопреки всем революциям, войнам и реформам, стоял он все эти годы незыблемо на оскверненном и разрушающемся храме. И выстоял! И город уцелел, и храм вновь открыт, а изваяние (дерево, обитое медью), пришедшее в совершенную ветхость, заменено новым – старое сохраняется в храме.

Ангелов много на старинных надгробиях, и они легко отыщутся на старых петербургских кладбищах.

Число семь в большинстве религий считается священным.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

В. О., Кадетская линия, 27а У Сампсониевского собора помещается памятник врагам фаворита Анны Иоанновны

– Бирона, казненным 27 июня 1740 года: Волынскому, архитектору Еропкину и Хрущеву.

Первый памятник с разрешения государыни Елизаветы Петровны, на могиле казненных у ворот Сапмпсониевского собора поставили вернувшиеся из ссылки дети реабилитированного А.П. Волынского.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

А второй, работы А. Опекушина и архитектора М. Шурупова, на пожертвования общественности возвели в 1885 году. Памятник стилизован под надгробия XVIII века, то есть полон аллегориями. Только вот аллегории какие-то странноватые. Ангел держит в опущенной руке лавровый венок, это понятно – посмертная слава, у ног змея, как символ предательства и коварства, сбоку пылающий светильник – символ «несмертельной», как тогда говорили, вечной памяти. Но вот ангел – почему-то дама, хотя бесплотные ангелы, по идее, бесполы. Дама причесана по моде конца XIX столетия, когда и был сооружен памятник. И напрашивается мысль, может, это и не ангел вовсе, а кто? Гений – почему дама? Прозерпина

– тогда почему с крыльями? Ника – богиня славы?

Памятник прежде стоял на другом месте, как раз на образовавшемся сегодня бойком перекрестке, и поэтому его перенесли к собору за ограду, наверно потому, что под ним не было захоронения?

Есть и еще странный ангел, восседающий под циферблатом со знаками зодиака на кокошнике дома на углу улиц Восстания и Жуковского. Ангел – барышня, поскольку с длинной косой, которую при замужестве положено, по домострою, расплетать и прятать под повойник. Как в романсе поется: «Рано мою косыньку на две расплетать, прикажи, родимая, в ленты убирать» – в смысле: «Ты не шей мне, матушка, красный сарафан…» О чем, как говорится, ангельская грусть? Вспомним Буратино: «Здесь какая-то тайна!»

Сампсониевский собор *** Большой Сампсониевский пр., 36, Сампсониевский собор (1728–1740 гг., автор не установлен).

В. О., Большой пр., 21 /В.О., 6-я линия, 11, Андреевский собор (арх. А.Ф. Вист).

Исаакиевская пл., 4, Исаакиевский собор (1818–1858 гг., арх. О. Монферран).

Малоохтинский пр., 68а, храм Успения Пресвятой Богородицы (1996–1999 гг., арх.

А.И. Романовский, Ю.П. Груздев).

Невский пр., 22а, немецкая евангелическая лютеранская церковь Св. Петра (1833– 1838 гг., арх. А.П. Брюллов).

Невский пр., 32–34, ансамбль римско-католической церкви Св. Екатерины (1739– 1753 гг., арх. П.А. Трезини; 1763–1783 гг., арх. Ж.-Б. Валлен-Деламот; 1894 г., арх. А.

Ринальди, надстройка жилых домов).

Невский пр., 42, дом Армянской церкви (1771–1775 гг., арх. Ю.М. Фельтен).

Преображенская пл., 1, Спасо-Преображенский собор (1827–1829 гг., арх. В.П. Стасов).

Рог изобилия Рог изобилия – большой рог – раструб, наполненный земными плодами или золотыми монетами; символ сочетания могущества и щедрости, атрибут Цереры (Деметры) – богини земледелия, изобилия и земли, а также атрибут Осени, аллегорических фигур Мира, Согласия и Фортуны, Гостеприимства и Европы.

Рог – весьма древний символ добродетелей, благотворительных персонификаций богов и богинь, в том числе римской богини изобилия – Абунданции (лат. Abundantia – довольство, изобилие), постоянной спутницы Деметры-Цереры.

Посему, вопреки привычному для нас образу, ежели не на шаре, ежели глаза у нее не завязаны, это не Фортуна, а малоизвестная, но весьма привлекательная и желанная римская богиня неожиданной прибыли и богатства Абунданция! Вот на кого следует возлагать надежды любителям азартных игр и легкой наживы, а не на изменчивую и капризную Фортуну. Теперь понятно, откуда обычный и неизбежный проигрыш? От необразованности игрока!

*** Ул. Восстания, 32, дом А.Г. Романова (1911 г., арх. В.М. Орлов).

Солдатский пер., 3, доходный дом М.Н. Граббе (Римский дом) (1913–1914 г., арх. С.Г.

Гингер).

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Фурштатская ул., 52 Оры Оры (греч. Horai) – прекрасные, благожелательные богини времен года (обычно три), дочери Зевса и Фемиды, приносящие цветы и плоды в Аттику: Фалло (богиня цветения), Ауксо (богиня произрастания), Карпо (богиня плодов). Со времен древнегреческого писателя Гесиода, составившего упорядоченную историю и реестр богов «Теогонию», по-другому – «в иной плоскости» – в мире человеческих государственных отношений: Эвномия (законный порядок), Дике (справедливость), Ирена (Эйрена – мир).

Гора Гора (греч.) – богиня весны, Флора (лат. Flora) – римская богиня цветов, юности. В мифологии отождествлялась с нимфой Хлоридой. На ее празднике (Флоралии) было принято себя украшать цветами. В середине III века до Р. Х. в римских цирках появилось представление Ludi Florales (28.04–03.05). В искусстве Флора неоднократно изображалась в виде греческой Горы – богини Весны.

Флор на фасадах зданий и даже на крышах в нашем городе много, как в виде маскаронов, так и фигур.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Каменноостровский пр., 24 *** В. О., 4-я линия, 21, доходный дом П.С. Прохорова (1913–1914 гг., арх. Д.Г. Фомичёв).

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Регалии Регалии – знаки княжеской, царской, королевской и императорской власти; известны с глубокой древности и, в общем, одинаковы во всех государствах. В России императорскими регалиями являлись корона, скипетр, держава, государственный меч, государственный щит, государственная печать, государственное знамя, государственный орел и государственный герб. К регалиям в широком смысле относят также трон, порфиру и некоторые царские одежды, в частности бармы (оплечья), которые при Петре I были заменены императорской мантией.

Корона Корона – головной убор, или наголовье, служащий признаком известной власти и формой своей определяющий звание, сан, титул, а иногда и заслуги лица, которому она принадлежит. Одной из древнейших русских корон является так называемая шапка Мономаха, присланная, по преданию, в 988 году византийскими императорами Василием II и Константином IX великому князю Киевскому Владимиру Святому по случаю его крещения и бракосочетания с их сестрой, царевной Анной.

Эта корона всегда принадлежала старшему в роде:

князья младшей линии имели свои короны различных форм. Великие княгини, княжны и царицы также имели свои короны.

Первую в России корону европейского образца сделали в 1724 году для коронации Екатерины I, этой короной короновался Петр II.

Императрицы надевали при некоторых церемониях так называемые малые, или выходные, короны; они составляли частную собственность императриц и после их смерти уничтожались, а камни раздавались согласно завещанию. С коронами носились особые мантии.

Последняя малая корона, которой пользовались жена Александра II, Мария Александровна, и жена Александра III, Мария Федоровна, сделана по образцу большой императорской.

Скипетр Скипетр – древнейший символ власти. Прообразом его является пастушеский посох.

В Риме верхний конец посоха украшали орлом. Впоследствии посох был заменен европейскими государями укороченным жезлом – скипетром. В Средние века наклонение скипетра служило знаком королевской милости, целование скипетра – знаком принятия подданства.

В России торжественное вручение скипетра царю впервые было произведено при венчании на царство Федора Иоанновича. При избрании царем Михаила Федоровича (1613) ему поднесен был, как главный знак верховной власти, царский посох. При венчании на царство и в других торжественных случаях московские цари держали скипетр в правой руке; при больших выходах скипетр несли перед царем особые стряпчие.

Шар Шар – символ будущего, символ глобальности Земли. Впервые догадались, что Земля шарообразна, жрецы в Древнем Египте. Это предположение послужило основой для многочисленных размышлений о бессмертии Земли и возможности бессмертия населяющих ее живых организмах. Человек, держащий шар в руках, символизирует «несущего тяготы мира». Не случайно подобными скульптурами украшены некоторые вокзалы Западной Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Европы, например в Хельсинки: здесь запечатлены тяготы, выпадающие на плечи путешественника47.

Шар и глобус – знаки проведения и вечности, власти и могущества коронованных особ, основа одного из атрибутов царской власти – «державы».

*** Адмиралтейство (1806–1823 гг., арх. А.Д. Захаров).

Малая Садовая ул., фонтан.

Невский пр., 28 / наб. кан. Грибоедова, 21, здание компании «Зингер» (1902–1904 гг., арх. П.Ю. Сюзор, ск. А.Л. Обер, А.Г. Адамсон).

Держава Держава (царское яблоко) – шар, увенчанный крестом, представляющий собой символ владычества над землей. Шары, имеющие такое значение, встречаются уже на монетах римского императора Августа (30 год до н. э. – 14 год н. э.). Первоначально на шаре установили статую богини Победы. В Россию держава перешла из Польши. При венчании на царство впервые была использована Лжедмитрием I (1606).

Меч Меч – оружие воина, символ власти и административной справедливости. Однако в качестве эмблемы апостола Павла выступает «меч духовный, который есть слово Божие».

Меч также был инструментом мученичества. Женщина, убивающая себя мечом, в Средние века символизировала отчаяние, а на голландских и фламандских натюрмортах XVII века меч означал быстротечность всего земного и неизбежность смерти – меч был призван напоминать, что оружие не может защитить от смерти.

Герб Слово «герб» заимствовано из польского – herb и встречается во многих славянских наречиях в значении «наследник» или «наследство».

Символическое изображение, составленное на основании определенных правил. Символические знаки, вырезаемые на оружии, перстнях, известны с глубокой древности. Например, на печатях они появились в XI веке. Однако по прихоти владельца они менялись и не передавались по наследству. Широкое развитие символические знаки получили во времена рыцарства, когда, во-первых, сложно стало отличать одного рыцаря от другого, такого же закованного в доспехи, а во-вторых, они свидетельствовали о подвигах, совершенных рыцарем. Со времен крестоносцев (1096–1270) символические изображения становятся постоянными.

Разработкой и учетом гербов занимается геральдика, первоначально она вырабатывалась на рыцарских турнирах, на которых судьи и герольды вели наблюдения за соблюдением обычаев рыцарства. Французское название геральдики blason происходит от немецкого blasen – трубить в рог – и объясняется тем, что когда рыцарь подъезжал к барьеру, ограждавшему место турнира, то трубил в рог, чтобы оповестить о своем прибытии. Тогда являлся герольд и описывал вслух герб рыцаря в доказательство его прав участия в турнире. ВпоСамый новый шар в нашем городе – шар-фонтан на Малой Садовой улице.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

следствии право составления гербов и их учета взяли на себя государства. Изменить принятые в гербе изображения могли лишь выдающиеся отличия или, наоборот, совершение владельцем герба поступка, недостойного рыцарской чести.

–  –  –

Гербы состоят из следующих элементов: щит, шлем, намет, корона, нашлемник, щитодержатели, девиз, мантия и сень.

В Российской империи более 700 городов имели гербы. На них геральдическими символами изображалось то, что являлось наиболее характерным только для данного города.

Традиция возродилась в СССР в 1960-х годах, и чего только в гербах не появилось, включая отбойные молотки, символы атома и целые гидростанции!

Однако и старинные гербы российских городов иногда поверхностны, например герб города Ельца, где олень – «елень» – древнейший тюркский символ небесной гармонии, стоит на фоне елки. Елка перекочевала и в современный городской герб, а ведь название города никакого отношения к «елке» не имеет. «Елец» по-тюркски – «перекресток». Чем город был, тем и остается: в нем перекрещиваются древние пути хлебной и кожевенной торговли.

«Герб молодой столицы на Неве был утвержден в мае 1729 года, а затем вторично – 8 марта 1730 года. 7 мая 1780 года „ранее сделанный“ герб, одобренный Сенатом, утвержден Екатериной II. В 1785 году издано городовое положение, предписывающее „городу иметь герб, утвержденный рукою императорского величества, и оный герб употреблять во всех городских делах“»48. А в 1786 году «городу Санкт-Петербургу» вручается грамота «На права и выгоды» с изображением пожалованного ему герба.

Посередине щита вертикально изображался золотой скипетр, увенчанный двуглавым орлом. На красном эмалевом поле щита перекрещивались два серебряных якоря, расположенные по диагоналям лопастями вверх. Один из якорей двухлопастный, с перекладиной у кольца – это морской якорь. Другой – четырехлопастный, с кольцом – «речная кошка». Эти Пукинский Б.К. 1000 вопросов и ответов о Ленинграде. Л., 1981. С. 258.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

якоря должны свидетельствовать о том, что Петербург одновременно является как морским, так и речным портом. Скипетр же напоминал, что город – столица Российской империи.

Герб, изображенный на белом флаге, ежедневно поднимался на валу Адмиралтейства, близ Сенатской площади. В дальнейшем герб приобрел новые детали. Теперь геральдический щит, обвитый с трех сторон андреевской лентой, наверху завершался императорской короной. За щитом же по его диагоналям появилось два скипетра, двуглавые орлы которых просматривались по сторонам короны.

Гербы Петербурга сохранились на многих старых домах, зданиях и сооружениях нашего города. Но больше всего их можно увидеть в декоративном убранстве Литейного моста.

Решетка этого моста слагается из отдельных звеньев с повторяющимся рисунком:

обращенные друг к другу русалки поддерживают овал с изображением герба Петербурга.

Всего таких звеньев насчитывается 273. Но так как изображение герба есть и с противоположной, обращенной к реке стороны овала, то общее число изображенных гербов вдвое больше, то есть 54649.

*** Английская наб., 54, дворец великого князя Михаила Александровича (1910-1913 гг., арх.

РФ. Мельцер).

Дворцовая наб., 26, дворец великого князя Владимира Александровича. Дом ученых.

Гербы губерний (1867–1872 гг., арх. А.И. Резанов).

Казанская ул., 39, дом И. Иохима (1800–1825, 1871 гг., арх. В.Е. Суккей).

Наб. р. Мойки, 94, герб князей Юсуповых (1830–1838 гг., арх. А.А. Михайлов 2-й).

Моховая ул., 26, герб наказного атамана Войска Донского Граббе (1913–1914 гг., арх.

С.Г. Гитнер).

Невский пр., 17, дворец графов Строгоновых (арх. М.Г. Земцов; 1740 г., арх. Ф.-Б. Растрелли; 1752–1754 гг., арх. Ф.И. Демерцов, 1780-1790-е гг., арх. А.Н. Воронихин, интерьеры;

1840-е гг., арх. П.С. Садовников, южный флигель, интерьеры).

Невский пр., 8 (1760-е гг., арх. А.В. Квасов).

П. С., Большой пр., 77 (1912–1913 гг., арх. А.Е. Белогруд).

Садовая ул., 68, дом Фитингоф (1875 г., арх. А.В.Малов, повторы).

Ул. Чайковского, 46–48, дворец принца Ольденбургского, дворец великой княгини Ольги Александровны (1837, 1858 гг., арх. Е.И. Диммерт, Г.А. Боссе, И.А. Мерц).

Там же.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Дворцовая пл., 6-10

–  –  –

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Щит Щит – защитное вооружение, прикрывающее тело воина, использовался с каменного века до XV–XVII вв. Щиты из дерева, плетеных прутьев, кожи оковывали бронзой, железом.

Формы щитов – круглые, овальные, прямоугольные, треугольные, часто с изогнутой плоскостью. Форма щита имеет большое значение в геральдике – науке о гербах.

–  –  –

Щит является главной частью герба. Все изображения на щите делаются с помощью геральдических финифтей (цветов), металлов и мехов.

Щит редко бывает пустым. Обычно на нем помещают гербовые фигуры.

Гербовые фигуры Гербовые фигуры – не только существующие в реальной жизни: лев, орел, сокол, медведь, слон и другие, но и фантастические – дракон, единорог, грифон. Лев в геральдическом значении животное царственное, но он использовался на гербах не только королями. КороБ. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

левского льва традиционно представляли как бы поднимающимся вверх, но он держался стоймя, дотрагиваясь до земли одной лапой. Орел на гербе символизировал, что его носитель является преемником римских цезарей. Грифон, представляющий собой льва с головой орла, символизировал могущество льва с зоркостью орла и т. п.

Ул. Чайковского, 46–48

Девиз Девиз – первоначально гербовые фигуры, помещавшиеся сверх других изображений в щите и служившие воспоминанием какого-либо выдающегося события. Во французской геральдике девизом назывался еще узкий геральдический пояс. Такое значение девизов сохранилось лишь в английской геральдике под именем badges (в гербе Иоркского дома девизом служила, например, белая роза, в гербе Ланкастерского дома – алая). В настоящее время девизом называется короткое изречение, имеющее какое-либо отношение к гербу, изначально характеризовавшее жизненные принципы и цели представителей рода и служившее воспоминанием о славных деяниях предков или побуждавшее к ним. Поэтому рыцарские девизы, обязанные своим происхождением событиям из жизни избравшего их лица, имеют множество толкований, особенно если девиз является аллегорическим или состоит всего из одной буквы.

Девизы существовали с античных времен, а в Средние века, и особенно во время крестовых походов получил развитие особый вид девизов – так называемые боевые кличи.

Старшие представители благородного рода носили над гербом особую надпись: «Cri de guerre» – выражение, служившее призывом воинов к битве и победе и отличавшее рыцаря Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

от других. Личные и родовые девизы получили широкое распространение в Европе как элементы герба с XIII–XIV веков, однако только с XV века девиз стал общедоступной формой, заключающей в себе особую мудрость. Девиз является одной из основных, хотя и вовсе не обязательных деталей герба или знамени, а в строгой форме наставления или строгого правила встречается и на печатях. Он всегда располагается вне поля щита, в специальном месте

– на девизной ленте или девизном щитке, представляющем собой часть этой ленты.

По форме девизы делятся на три группы: словесные, фигурные и смешанные (сочетание фигурного и словесного). А по принадлежности девизы могут быть личными, например девиз А.В. Суворова: «Обязан – значит могу!». В России девизы были распространены в пожалованных гербах. Они могли быть на иностранных языках, чаще всего на латинском; но бывали и на других «живых», например на немецком у рода графов Тотлебенов – Treu auf Tod und Leben, у графов Ржевуских на польском – Nie czyn, nie cierp, у баронов Кене на шведском

– We fear nас foe50. Новое время породило новые девизы: In pluribus unum – США («При разнообразии – едины»), они сменили старые во Франции («Свобода, равенство, братство») и Монако («Бог поможет»), и появились девизы партийные: у эсеров – «В борьбе обретешь ты право свое!», девиз партии большевиков – «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»– и даже корпоративные, постепенно вырождаясь в рекламные слоганы вроде: «„Тефаль“, ты всегда думаешь о нас!», «Л'Ореаль, Париж, ведь вы этого достойны». А нам-то, в книге о декоративной скульптуре они на что?

Дело в том, что иногда рядом с маскаронами или вплетаясь в его обрамление начертаны девизы, без которых смысл маскарона непонятен. Но замечу, часто такой девиз – еще одна загадка, всегда хранящая какую-нибудь захватывающую историю. Разгадывать их интереснее, чем детективы по «телику» смотреть!

Мода на девизы и аллегории, подобным европейским, пошла, естественно, с царствования Петра I. Некоторые из тогдашних девизов вошли в народные пословицы.

Так, когда флагман Российского флота корабль «Орел» вел по Неве плененный шведский корабль «Элефант» («Слон»), то над ним на громадном полотнище был нарисован орел, держащий в когтях слона. Сия аллегория пояснялась девизом надписью: «Орел мух не ловит!», по-нынешнему: «Фирма веников не вяжет», с пояснением: «Фирма делает гробы!» Мало кто знает, что это выражение принадлежит советским ракетчикам, времен Н.С. Хрущёва, успешно проведшим из лесов, куда, якобы, отправлялись для заготовки банных веников, запуск первой межконтинентальной ракеты.

Вензеля Вензель – соединение в одно изображение начальных букв имени (реже отчества) и фамилии какого-либо лица. Соединение это производится в большинстве случаев с помощью вязи между буквами, для чего они обычно прописные. Если буквы принадлежат одному лицу, то вензель простой, если нескольким – сложный. Он может быть украшен короной, венком и т. п. Вензеля государей часто состоят из начальных букв имени и титула, к чему иногда присоединяется и цифра, означающая, какому из государей одного имени вензель Вот некоторые девизы из русских дворянских гербов: графа Аракчеева – «Без лести предан», графа Безбородко – Labore et Zelo («Трудом и усердием»), графов Бестужевых-Рюминых – In Deo salus mea («В Боге мое спасение»), графов Паскевичей-Эриванских – «Честь и верность», князей Васильчиковых – «Жизнь Царю, честь никому», графов Воронцовых – Semper immota fides («Верность всегда непоколебима»), Державина – «Силою вышнего держуся», девиз на гербах Жуковского и Львова, как авторов русского гимна «Боже, царя храни», графов Канкриных – Labore («Трудом»), Лермонтовых – Sors mea Jesus («Жребий мой Иисус»), Муравьевых-Апостолов-Коробьиных – Tria in uno («Три в одном»), графов Толстых – «Преданностью и усердием», графов Уваровых – «Православие, самодержавие, народность», графов Шереметевых – Deus conservat omnia («Бог сохраняет все»); государственными – девиз Российской Империи «С нами Бог» и точно такой же у Германской империи – Gott mit uns, Dieu protege la France («Боже, помоги Франции») и т. д.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

принадлежит. Если такой вензель состоит из одной только начальной буквы имени (хотя бы и с цифрой), то получает название вензелевого изображения имени государя 51. Кроме того, вензелевые изображения имени жаловались иногда государями в знак особой милости и в этом случае как бы указывали близость пожалованного лица (или учреждения) к государю.

На фасадах старинных домов вензеля не редкость. Как правило, это вензель домовладельца.

В Петебурге до второй половины XIX века на домах не было номеров и вензеля служили почтальонам большим подспорьем. Адреса же писались весьма произвольно: «Его Благородию, милостивому Государю Ивану Петровичу Сидорову в Санкт-Петербург, в Пантелеймоновскую улицу, в доме вдовы купца второй гильдии Елизаветы Кузминичны Толстоплясовой, в собственные Его Благородия руки».

Почтамтская ул., 2

В русских войсках по смерти императора Александра I, чинам, состоявшим в день кончины государя в ротах Его Величества полков л. – гв. Преображенского и Семёновского, было пожаловано металлическое изображение его вензеля для ношения на эполетах и погонах. Точно так же по смерти императоров Николая I и Александра II их вензеля пожалованы чинам их рот, эскадронов и батарей. Вензеля эти носятся до тех пор, пока чины состоят в той части, где их получили, или в другой, имеющей то же преимущество. С переходом же в часть, не пользующуюся этим правом, а также с выходом в отставку или при производстве нижних чинов в офицеры, вензельные изображения носятся на левой стороне груди.

Вензельные изображения при золотом приборе должны быть серебряные и, наоборот, при серебряном приборе – золотые.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Тайны Чарльза Камерона Чарльз Камерон прибыл в Россию в 1779 году по личному приглашению императрицы Екатерины II и при содействии адмирала С.К. Грейга, шотландца по происхождению. Государыне понравилась книга архитектора о римских термах. Архитектор привез и помощников А. Менеласа и В. Хейстли. Последний стал мостостроителем, а вот Адам Менелас впоследствии и сам прославился постройками в Царском Селе. Контракт поначалу подписали на три года, но вышло так, что Камерон остался в России на всю жизнь.

Сам Чарльз Камерон оказался не только великолепным архитектором, образованнейшим искусствоведом, но даже знатоком садово-паркового хозяйства – мастером ландшафтной планировки. Во многом английские парки Царского Села обязаны своей красотой его трудам, а Павловск – целиком его заслуга.

Именно в это время будущий император Павел I, фактически заточенный своей матерью Екатериной Великой в Павловске, увлекся масонством. «В его окружении были масоны разных обрядов – шведского, немецкого, английского. Но английское, или голубое, масонство является лишь первой ступенью более секретного – шотландского, красного. Эта ветвь ордена претендует на особую древность и знание сокровенных тайн. В ней 33 степени посвящения, называемых градусами. Первые три соответствуют голубому масонству, затем идут степени красного. Далее – еще более тайные градусы черного и, наконец, белого масонства.

Высшая, тридцать третья степень – „Верховный инспектор“. Он курирует все ложи в стране или двух-трех странах, не входя ни в одну из них. Однако надзирает за их деятельностью с правом открыть или закрыть любую ложу. В 1717 году сразу четыре ложи объединились в Лондоне. Затем они появились по всей Европе. Многие масоны считают, что их знания восходят к шотландской ветви рыцарского ордена тамплиеров, а основы традиции восходят к жрецам Египта. Уже в 1730-е годы ложи действовали в России, а их первым „Верховным инспектором“ долго был шотландец Джеймс Кейт 52. Будучи офицером на русской службе, он курировал ложи в России и Пруссии»53.

А причем тут архитектура, Чарльз Камерон и декоративная скульптура, коей посвящена эта книга? Не спешите. «Пока что доподлинно не известны имена следующих „Верховных инспекторов“». Многое указывает на Ч. Камерона, хотя его степень посвящения не установлена. Особая символика внесена архитектором в генеральный план Павловского парка

– район Большая Звезда напоминает пятиугольник, район Старая Сильвия – глаз с расходящимися лучами. Это символ всевидящего ока Великого архитектора Вселенной – универсального божества в масонстве. Ныне в Павловске не увидеть весь треугольник с «глазом»

Старой Сильвии. Видны лишь две вершины – центр Большой Звезды и Круг белых берез.

Но старые военно-топографические планы показывают – третьей вершиной был застроенный ныне участок, где планировали разместить царский зверинец, переведенный затем в Гатчину. Однако дело вовсе не в предполагаемом высоком положении Камерона в масонКейт Джеймс (Keith) – прусский фельдмаршал (1698–1758); род. в Шотландии, служил во французских и испанских войсках; в 1728 г. по просьбе испанского посла, герцога Лириа, принят в русскую военную службу с чином генерал-майора.

В 1735 г. Кейт находился в русском корпусе, посланном на Рейн в помощь австрийцам против французов; после того служил в армии Миниха, действовавшей против турок, и во время приступа к Очакову тяжело ранен. В 1740 г. исполнял должность гетмана в Малороссии; в 1771 г. отличился в битве под Вильманстрандом и занял Аландские острова, а по заключении мира с Швецией послан с значительным отрядом на помощь шведам против датчан и зимовал в Стокгольме, где ему поручено было исполнять обязанности посла. По возвращении в Россию был главным начальником в Ревеле, потом в Риге. В 1747 г. вследствие конфликта с военной коллегией оставил службу и по предложению Фридриха Великого перешел в прусские войска с чином фельдмаршала; во время Семилетней войны принимал выдающееся участие в действиях против австрийских и французских войск и убит в сражении при Гохкиркене.

Кривенков С. НЛО. 2004. № 4.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

стве шотландского обряда. Что здесь такого? Ведь именно в Британии в среде архитекторов окрепло это движение, бывшее в XVIII веке модным и в России. Так, масонами были екатерининский министр иностранных дел Никита Панин и посол в Лондоне граф Семен Воронцов. (Большинство англичан и шотландцев на русской службе – Гейги, Кейты и др. – Б. А.) Важнее другое – вот первая тайна Камерона.

Его считали и до сих пор в некоторых публикациях называют аристократом по происхождению. Но историки доказали, что Камерон не был представителем знатного шотландского рода. Он родился в семье лондонского строительного подрядчика, всего лишь однофамильца шотландских аристократов. В 1760 году Чарльз был принят в ученики к своему же отцу. Согласно цеховой традиции в ученики брали семнадцатилетних юношей, поэтому дата рождения Чарльза – 1743 год, а не 1734-й, как считали, стало быть «старик Камерон»

приехал в Россию в возрасте Д. Трезини – 31 года. Со своим однофамильцем-аристократом Камерон познакомился, когда находился в Италии на стажировке. Из Италии Чарльз вывез до 500 медных гравюр, посвященных античной архитектуре. Вряд ли вывезенная коллекция была приобретена им лишь на свои средства – не исключена помощь масонской ложи.

Сампсониевский собор

Случилось так, что его отец разорился и продал коллекцию Чарльза в счет погашения долгов. Неожиданно для патриархальной семьи шотландского корня Чарльз подал на отца в суд. Факт немыслимый и рождающий сомнения даже в том, а был ли это его родной отец?

Сие теперь уже трудно установить. Во всяком случае, после тяжбы Чарльз охотно принял приглашение от Екатерины II, считавшей его дворянином и якобитом. Выходит, Камерон в России в течение многих лет сознательно или невольно выдавал себя за другого? Зачем?

Непонятно. Возможно, когда-нибудь раскроется эта тайна выдающегося мастера, образованнейшего, умнейшего и весьма загадочного человека своего времени. Даже внешность его Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

была необычной и запоминающейся: рыжеватые волосы, нос с горбинкой, проницательный взгляд. Говорили, что обликом и скрытностью он отчасти напоминал Леонардо да Винчи.

Наряду с работами в Павловске Камерон проектировал Китайскую деревню в Царском Селе. Мало кто знает, что в ней должна была располагаться обсерватория, ведь масоны интересовались астрономией. Сын покровителя Камерона адмирала Самуила Карловича Грейга (1736–1788)54, также ставший адмиралом русского флота, А.С. Грейг (1775–1845)55 много лет спустя курировал строительство Пулковской обсерватории. «В ней астроном Струве впервые измерил расстояние до Веги – около 26 световых лет. Интересно, что почти на таком же расстоянии от нас находится одна из звезд Ориона, почитаемого в высших масонских кругах. Именно ее положение на небосводе проецируется в плане Павловского парка на Пильбашню, а в плане царскосельских парков – на Китайскую пагоду.

Звездный узор в планах царскосельских парков касается только тех объектов, которые проектировали Камерон и его ученик Менелас. Однако последний, создавая уже при Александре I часовню Шапель, Белую Башню, Арсенал и находящиеся за границами парков Египетские ворота, выстроил из них весьма любимые масонами равнобедренные треугольники»56.

Масонских знаков в питерской архитектуре и в декоративном убранстве зданий хватает. Нет-нет да и мелькнет на фасаде масонский треугольник, циркуль, пирамида или мастерок. И все же при достаточной распространенности масонская символика лицо нашего города не определяла.

Да и государь император Павел Петрович (трагическая личность на российском троне

– совершенно несоответствующая той исторической карикатуре, которую зачастую все еще преподносят зрителям и читателям СМИ) довольно быстро масонство разглядел и с масонами «разобрался»57. Что ему и не простили.

Существует легенда, согласно которой в Павловском парке Камерон повстречал двух, как бы мы сказали сегодня, мальчиков из «неблагополучных семей», подружился с ними и стал преподавать им историю искусств. Один из подростков, «забытый» матерью-балериной, будущий замечательный архитектор Карло Росси, второй – будущий император Александр I.

Даже если это всего лишь легенда – она мне очень нравится! Что же касается камероновых загадок и собственно главного предмета нашего разговора – маскаронов, то Камерона можно считать родоначальником, первым автором тех тайн и загадок, что таят эти создания мастеров вот уже третье столетие. Он поместил первые в современном понимании маскароны на пандусе Камероновой галереи и многое в них зашифровал. Его тайны пали на благодатную почву – такой нивой взращивания легенд стало царствование государя Павла ПетГрейг Самуил Карлович – русский адмирал (1736–1788); в 1764 г. принят на русскую службу капитаном 1-го ранга, и вскоре ему поручено командование фрегатом «Святой Сергий» и кораблем «Три Иерарха». Особенно отличился 26 июня 1770 г. при сожжении турецкого флота в Чесменском заливе. В 1773 г. командовал эскадрой в Архипелаге, в 1788 г. победил шведский флот при Гохланде. Погребен в Ревеле, в Вышгородской лютеранской церкви, где Екатерина II воздвигла ему гробницу из белого мрамора.

Грейг Алексей Самуилович – сын С.А. Грейга, адмирал (1775–1845); изучал в Англии морское дело и совершил путешествие в Ост-Индию. В 1805 г. под начальством адм. Сенявина командовал десантом при взятии Тенедоса, преследовал и заставил стать на мель неприятельские корабли, тогда же овладел островом Лемносом, взял адмиральский турецкий корабль и сжег в заливе Монте-Санта один корабль и два фрегата. В 1813 г. назначен начальником гребной флотилии и парусных судов, которые участвовали в блокаде Данцига. В 1816 г. назначен главным командиром Черноморского флота и портов – Николаевского и Севастопольского.

Кривенков С. НЛО. 2004. № 4.

Кстати, и с Камероном государь рассорился! Бедный шотландец чуть по миру не пошел, собирался в Англию вернуться. Однако масоны помогли – устроили заказы, и великий мастер, слава богу, не уехал и продолжал творить. А маскароны, кои как семена были так щедро брошены им на благодатную российскую почву, дали обильнейшие всходы, произрастающие и цветущие до нынешних времен.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

ровича, которое, несмотря на краткость, стало яркой и романтично-трагической страницей и в истории, и в архитектуре, где целый период и целый стиль получили название Павловского классицизма.

Царскосельский пандус Еще в начале 1770-х годов у императрицы Екатерины II возник замысел выстроить архитектурное сооружение в греко-римском стиле в регулярной части Екатерининского парка. Она писала скульптору Э. Фальконе о своем увлечении античностью: «Я желала бы иметь проект античного дома, распланированного как в древности… Я в состоянии выстроить такую греко-римскую рапсодию в моем Царскосельском саду». Многих знаменитых мастеров привлекала возможность создать такое произведение в летней парадной резиденции российской императрицы. Француз Ш. де Вайи предложил возвести здание, посвященное наукам и искусствам и их покровительнице – Минерве. Величайший знаток античности Ш. Клериссо предложил построить «античный дом», основанный на композиции терм Диоклетиана, который по своим размерам превосходил Большой (Екатерининский) дворец, и уже поэтому не был принят императрицей. Однако именно Клериссо принадлежала мысль, что термы, как типичное сооружение Древнего Рима, можно воссоздать в Царском Селе, для того чтобы устроить «игру», похожую на античную жизнь.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Царскосельский пандус. Фортуна-Рея?

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Царскосельский пандус. Медуза горгона Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Царскосельский пандус. Зевс Екатерина II не захотела пойти на непомерные финансовые условия французского художника, однако и не отказалась от своих замыслов. Ее желание выполнил Ч. Камерон, о котором императрица писала М. Гримму: «Теперь я завладела мастером Камероном, шотландцем по рождению… великим рисовальщиком, который напитан изучением древних и известен своей книгой „О древних банях“». Сказано – сделано. Ч. Камерон действительно создал шедевр, поистине «рапсодию», состоящую из целого ансамбля, где каждое творение достойно книг58. Они уже написаны и еще будут написаны, но нас интересует, собственно, «техническое сооружение» – Пандус, который первоначально в заказ не входил.

Пандус служил единственной цели – по нему стареющая и страдающая «ножной немочью» императрица должна была без усилий спускаться с галереи в сад хоть способом пешего хождения, хоть в кресле на колесах или в паланкине. Однако великий мастер в эту, казалось бы, только функциональную задачу вложил глубокий философский замысел, неразгаданный до конца и сегодня.

Царскосельский пандус вполне может быть неким символом жизни государыни, не случайно, сложенный из грубого известняка, он напоминает какие-то древние руины и невольно наводит на мысли о вечности и о бренности земного. Любой подъем, будь это лестница или горная тропа – восхождение или спуск. К чему? Неспроста парапет пандуса перВ архитектурный ансамбль Ч. Камерона входит ряд построек различного назначения, объединенных общим художественным решением: Камеронова галерея, Холодные бани с Агатовыми комнатами, Висячим и Цветным садиками и Пандус.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

воначально украшался античными статуями, позднее замененными чашами светильников «под антик». Это не «перебор» – античные изваяния наверху и античные маскароны внизу сильно разнились по исполнению. Грубые, будто бы источенные временем, изваянные как бы неумелыми, возможно, еще каменными орудиями, они невольно противопоставлялись изящным бронзовым скульптурам на пандусе. Их Павел перенес в Павловск, вместо статуй на пандусе поставили якобы «античные» треножники-светильники.

Царскосельский пандус. Аполлон, Меркурий, Минерва

Не думаю, что в художественном отношении Пандус многое потерял, а вот в смысловом… Как противопоставлялись каменные маскароны внизу и бронзовые статуи наверху?

Как соотносились? Кто над кем стоял? А ведь такое сочетание тоже было не случайно. Оно что-то означало, и современники наверняка «читали» всем видимое, да не всеми понимаемое послание Камерона, действовавшего не по букве масонского устава, но по духу масонства, обожавшего иносказания и тайны.

О чем думала, что вспоминала грузная пожилая женщина, все еще всесильная императрица-победительница, не способная победить старость? Что зашифровал Камерон в своем творении? Доподлинно вряд ли когда-нибудь узнаем, а вот кое о чем догадаться можно.

Попытаемся!

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Фортуна – девушка с веслом В пору моего детства наплодили гипсовых девушек с веслом – море! Чуть ли не в каждом парке белела ее фигура. Растиражированная в сотнях плохих копий девушка с веслом разлетелась по всей стране, была многократно осмеяна и стала своеобразным символом бюрократической, тупой безвкусицы периода «роскошного сталинского стиля». А зря!

Нет, я не против осмеяния дурных произведений и бездарных авторов! Гипсовые изваяния пионеров с горнами, скотниц с орденами и свиноматками, оленей и ланей с отбитыми рогами, пилотов, устремляющих романтические взоры из-под арматуры разбитых гипсовых дланей в небо, меня прежде сильно раздражали. Теперь, правда, раздражение прикрыл некий флер грусти по ушедшей юности, да и нынешние «шедевры» городской скульптуры оставили тот наивный кич далеко позади. Глядя на гипсовых краснофлотцев с флагами и футболистов с мячами, хотелось смеяться! Ныне при виде многотонных, бронзовых истуканов, больше говорящих не об изображенном герое, а о врачебном диагнозе ваятелю, хочется плакать. Не о загубленном цветном металле, но над судьбою державы и народа, ее населяющего.

А пресловутая девушка с веслом и ее биография оказались не так просты59. Автор скульптуры, Иван Шадр, изваял ее по заказу дирекции Московского парка культуры и отдыха им.

М. Горького. Аналогичную скульптуру он сделал для парка в Луганске. Обе работы погибли во время войны.

И эти блистательные работы, скажем, мое поколение просто не видело. Единственная бронзовая «Девушка с веслом» сохранилась в Третьяковской галерее60. В прошлом году по этой модели воссоздали замечательную скульптуру, но не восьми– и не четырехметровую, как две первые, а двух метров высотой и установили у нас в Петербурге. Так вот эти работы И. Шадра совсем не то, что тиражировалось поколениями эпигонов.

Критиков – современников Шадра раздражало, что модель обнажена! А спортсменка-комсомолка должна быть хотя бы в трусах и в майке. Такая сульптура отыскалась немедленно. «Женщину с веслом» в спортивной форме слепил Ромуальд Иодко в 1935–1936 годах для Водного стадиона «Динамо» в Черкизово. Вот она-то и пошла в тираж! Это по ее следам стали штамповать батальоны гимнасток, пловчих и теннисисток.

Первая в Питере «Девушка с веслом» стоит в Петропавловской крепости на Ботном домике – доме «дедушки русского флота» (1762–1766 гг., арх. А.Ф. Вист), символизируя навигацию, весьма зависящую от Фортуны (1891 г., ск. Д.И. Иенсен).

Моделью для второй «Девушки с веслом», той, что стояла в Москве, была Зоя Бедринская, а вот для первой позировала Вера Волошина, погибшая, подобно Зое Космодемьянской, в тот же день, в ста километрах от деревни Петрищево, где казнили фашисты Зою. Месяц не разрешали фашисты снять ее тело с виселицы. Потому стоит перед шадровской «Девушкой с веслом» и шапку снять. Если молодежь рядом полюбопыствует – тогда про Веру Волошину и расскажите. Потом можно и про изменчивую, ненадежную богиню Фортуну.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

И пришла мне в голову крамольная мысль: девушка с веслом – это закамуфлированная, осовремененная античная богиня. Иван Шадр, хотя и был достаточно успешен при советской власти, жизнь прожил непростую. Достаточно сказать, что он – ученик Родена, во время Гражданской войны, живя в Париже, работал над памятником для коронации Колчака. А при этом, например, скульптура Рабочего, которая печаталась на советских деньгах, – его автопортрет. Он мог вложить в свои произведения потаенный смысл, зашифрованное послание.

Кому? Тому, кто поймет.

Ваятель, как и столетия назад, изучая человеческое тело, искал современные формы, адекватное времени прочтение, но образ все тот же традиционный и ассоциации у образованного зрителя, уцелевшего после многолетних репрессий ко времени создания скульптуры, вызывал совершенно определенные, возможно, планируемые создателем скульптуры.

Для партайгеноссе, цитирующих, что «искусство принадлежит народу», забывающих даже закончить фразу вождя революции – «поднявшемуся до его понимания», девушка с веслом – спортсменка. А для вчерашнего, чудом уцелевшего в огне революции и Гражданской войны выпускника классической гимназии не только, а может, и совсем не спортсменка.

Ему-то наверняка помнилось, что весло – атрибут изменчивой и неверной, но любимой и долгожданной богини удачи Фортуны.

П. С., Малый пр., 32

Атрибуты Фортуны – рог козы Амалтеи или рог изобилия, повязка на глазах, как у богини правосудия Фемиды. У Фортуны она символ слепой удачи.

Фортуна стоит, едва касаясь одной ногою шара. Шар (впоследствии в изобразительном искусстве его заменило колесо) под ногами – символ неустойчивости, изменчивости Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

счастья61. Кстати, Пикассо об этом наверняка знал, создавая свою «Девочку на шаре». Она ведь тоже – Фортуна, отсюда – «колесо Фортуны» и выражение – «повезло». Повезло колесо Фортуны!

Руль в руках, но чаще всего – весло! Футбольный мяч, ракетка и прочий спортивный инвентарь – аксессуары, а весло – еще и традиционный атрибут, еще и символ! Как говорят в Одессе: «Две большие разницы»!

Теперь про Фортуну. Несмотря на позднейшее утверждение, что она дочь Океана и Фетиды (греки отождествляли ее с Тихе – своей богиней случая и судьбы), божество это не греческое и даже не римское. Римляне заимствовали этот культ у италиков – древнего населения Апеннинского полуострова. Она была божеством земледельческим, покровительницей женщин, поэтому ее иногда изображают с двумя младенцами у груди, что уж никак с ее позднейшим образом не вяжется62.

Захарьевская ул., 17

Существовал «обычай невест – приносить в дар Фортуне свои девические платья. В Риме Фортуне молились 1 апреля женщины низших классов в мужских банях; празднество ее совпадало с праздником в честь Венеры. Мы имеем, таким образом, наряду с богиней-покровительницей чистоты и целомудрия богиню, покровительствующую противоположным качествам женской природы»63. Отсюда, вероятно, и «ветреность», непостоянство Фортуны и ее изменчивость.

Фортуна почиталась наравне с Меркурием (Гермесом) как богиня материальной выгоды и стала особенно популярна, когда вошла как официальная составная часть в культ императоров под именем Фортуна-Августа наряду с гением Августа (про гениев отдельный разговор, их маскароны тоже в Питере имеются).

«Изображается Фортуна обыкновенно в виде одетой женщины, опирающейся одной рукой на руль, а другой держащей рог изобилия. Иногда она представлена стоящей на шаре На шаре – символе изменчивости воинского счастья стоят Гении славы на арке Главного штаба К. Росси.

Это, как ни удивительно, Фортуна, хотя изображена совершенно реалистично, как женщина начала ХХ в. И это еще одно, на мой взгляд, косвенное подтверждение того, что и девушка с веслом вполне могла оказаться богиней.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 т. СПб., 1890–1907.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

или упирающей в него свой главный атрибут – руль. Дифференциация характеризуется присоединением атрибутов, например корабельного носа»64.

В своей замечательной книге «Маскароны Петербурга» Б.Б. Скочилов отмечает, что Фортуна была покровительницей городов, поэтому ее атрибут – корона в виде зубчатой крепостной стены. Первый такой маскарон Фортуны помещен на пандусе великого Ч. Камерона в Царском Селе.

Рассказывает он и о статуе Фортуны в Эрмитаже, объясняя «нетипичную» для этой богини позу – она сидит. «По-видимому, условия заказа этого древнего произведения искусства заставили ваятеля придать ей такой позой более устойчивое положение, показав всем ее видом определенное постоянство и то, что она не собирается покидать место, которое ей предназначалось. Хорошо проработан ее головной убор, что важно для идентификации изображений Фортуны, он сделан в виде цилиндра, имеющего вид крепостной стены с зубцами – знак того, что богиня является покровительницей городов».

Описывая изображение на пандусе в Царском Селе, Скочилов предполагает: «Фортуна как бы встречается лицом к лицу с проходящими около нее людьми, спрашивая каждого:

„Не мне ли вы обязаны своим присутствием здесь, при дворе императрицы?“ И этот вопрос, несомненно, относился ко многим людям, окружавшим Екатерину II. Им хорошо была знакома эта богиня. И здесь, как и в случае с маской Геры, видна лукавая улыбка Ч. Камерона.

Символика масок пандуса хранит еще много тайн»65.

Исследование маскаронов пандуса не входит в мою задачу, тем более что уважаемый мною автор блистательно их описал. Но некоторые детали вызывают у меня сомнения. На пандусе изображены Гера, Зевс, Артемида, Дионис, Афродита, Посейдон и Арес. На правой стороне – Пан, Сиринга, Геракл, Фортуна, Гермес, Афина и горгона Медуза.

С Паном все в порядке, это один из популярнейших античных богов, сын Зевса и нимфы Каллисто. Присутствие Сиринги тоже уместно. Эту нимфу Пан преследовал, она обратилась в тростник, из коего лесной бог сделал знаменитую свирель – сирингу. Далее полубог или герой, сын Зевса Геракл, дети Зевса Гермес, Афина и дочь Посейдона Медуза (если эта симпатичная улыбчивая дама действительно она).

А причем тут Фортуна? Так ведь у нее же на голове корона! Стало быть – Фортуна!

Я боюсь ошибиться, но именно поэтому-то и не Фортуна! А кто? «Мать богов», родившая Зевса – Рея! Она же в римской мифологии – Кибела.

«…(Лат. Rhea) – греческая богиня, одна из титанид, по „Теогонии“ Гесиода дочь Урана и Геи, супруга Кроноса и мать олимпийских божеств Зевса, Аида, Посейдона, Гестии, Деметры и Геры. Культ ее считался одним из весьма древних, но был мало распространен собственно в Греции. На Крите и в Малой Азии она смешивалась с азиатской богиней природы и плодородия Кибелой. Рея изображалась в матрональном типе, обыкновенно с короной из городских стен на голове, или в покрывале, большей частью сидящей на троне, близ которого сидят посвященные ей львы. Атрибутом ее был тимпан».

«Отождествляемая с древнейшей богиней Кибелой, которая была частью государственного культа в Риме под именем „великой матери“ (Mater magna)…» Надо ли здесь искать аналог с Екатериной?! Он напрашивается сам! Вспомните Н.В. Гоголя – запорожцев перед царицей в повести «Ночь перед Рождеством»:

«– Встаньте же с колен!

– Не встанем, мамо!..»

Тем более: «Античное искусство представляло Кибелу в виде богато одетой матроны, с башенной короной на голове; в одной руке у нее тимпан, в другой иногда колосья или Там же.

Скочилов Б.Б. Маскароны Петербурга. СПб., 2007.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

скипетр; она сидит на троне, окруженном львами, или в колеснице, запряженной львами;

иногда представлена и верхом на льве»66.

Вот я и думаю, что на маскаронах с венцом-крепостью на голове – Рея-Кибела. Иногда в недопустимых, страшных кошмарах мнится мне, что и в Эрмитаже сидит на троне тоже не Фортуна, а Рея (Кибела)… и я просыпаюсь в холодном поту от ужаса от собственных сомнений! Эрмитаж – Олимп искусства! Учреждение, выше которого, по крайней мере в России ничего нет! Там работают такие специалисты и знатоки, что сами боги олимпийские в сравнении с ними дилетанты в античной истории! И все же. Хранятся у меня три открытки, три репродукции с одной и той же картины Караваджо, совершенно одинаковые, а называются по-разному: «Лютнист», «Лютнистка» и «Юноша с лютней». А в Эрмитаже, насколько я помню, побывала под нею и подпись «Девушка с лютней». Такая интересная история получается, товарищи! Как хочешь, так и понимай!

Даже если она в документах под этим именем числится, сомнительно мне, чтобы на Камероновом пандусе могла быть Фортуна. Не вписывается она в контекст всего памятника, и мне думается, не соответствует ни характеру Камерона, ни его отношению к государыне императрице Екатерине Великой. Единственное возражение, которое может от моих рассуждений камня на камне не оставить: а как там, в документах Камерона написано, если написано? – Врать не стану, не знаю! И если такие записи сохранились – тогда, конечно, как говорил наш старшина: «Что пардон, то пардон!»

Однако пока сомневаюсь я: ненадежная богиня, стоящая босой ногой на катящемся колесе на царственном пандусе?.. Слишком смело! Хотя, кто его знает! Камерон мог намекнуть Екатерине про удачу, вознесшую ее на русский трон. Ох и рисковал!

И все же, думается, не совсем годится Фортуна67 для оберега-апотропея – главной задачи маскаронов. А вот девушка с веслом – спортсменка, комсомолка, возможно, она самая! Правда, в социалистическом прочтении, но все же, как мне кажется – она! Фортуна!

*** Дворцовая наб., 18, Ново-Михайловский дворец (1857–1861 гг., арх. А.И. Штакеншнейдер, ск. Д.И. Иенсен).

Садовая ул., 2, Инженерный замок.

Театральная пл., 4.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона: В 86 т. СПб., 1890–1907.

Есть еще один маскарон (Фортуны или Реи – не могу ничего утверждать), тоже в короне. Находится уж в совсем неподобающем месте – на крыше дома № 4 по Театральной площади, с мостовой снизу почти не виден. Ну, так ведь это еще раз убеждает в том, что архитекторы вкладывали в маскароны и прочую декоративную скульптуру особый мистический смысл – ведь это все обереги!

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Через года и… стили Появившись в XVIII столетии на стенах российских зданий, маскароны в частности и декоративная скульптура вообще остаются там и до сегодняшнего дня. Собственно, об этом и разговор в нашей книге. Странствуя, как все сущее, по реке времени, маскароны, однако, претерпевали многоразличные изменения. Скажем, маскарон Гермеса (Меркурия) с Царскосельского пандуса сильно отличается от Меркурия, но и вообще от любой маски Гермеса, изваянной в конце XIX века. Уж я не говорю про статую на Елисеевском. Это абсолютно закономерно, ибо архитектура, которую греки понимали как «ограничение пространства с помощью строительного мастерства», не существует неизменно. Она развивается, и путь ее весьма причудлив. Однако есть возможность объединить самые разные произведения, что роднятся между собой стилистическими особенностями, то есть принадлежат к одному архитектурному стилю. А что такое стиль в архитектуре?

«Стиль в начертательных искусствах и в их применениях к ремеслам и промышленности – совокупность особенностей общего вида произведения и его деталей, рисунка и расположения его частей, его красок, орнаментации и всего исполнения – особенностей, в которых выражаются дух того или другого народа и господствующий вкус того или другого времени. Так, например, в архитектуре различаются в отношении народности стили:

египетский, древнегреческий с его дорическою, ионическою и коринфскою ветвями, этрусский, римский, византийский, мавританский и др.; в отношении времени – стиль романский, готический, Возрождения, барокко, рококо, империи и пр.

Стиль рождается сам собою в зависимости от требований быта и хода исторической жизни народа, слагаясь из изобретаемого являющимися среди него талантливыми художниками и из заимствований от соседних народов. Когда образовавшийся таким естественным путем стиль уже давно отжил свой век, позднейшее художественное творчество нередко возвращается к нему; так, например, до настоящего времени строятся здания в греческом и других стилях прошедшего времени, употребляются орнаменты стилей Возрождения, рококо и пр., изготовляются предметы комнатного убранства в стиле империи и т. п. В подобных произведениях стиль бывает „чистым“, когда в них нет ничего такого, что не соответствовало бы ему, и все его элементы являются на своем месте, в неизмененном виде и в должном соотношении между собою. Наоборот, стиль называется „нечистым“, когда в него введены элементы, взятые из других стилей, искаженные или произвольно изобретенные автором произведения. Кроме духа народа и вкуса времени, в каждом художественном произведении отражается индивидуальность его исполнителя и притом тем сильнее, чем значительнее дарование последнего. Отсюда происходит, что великие и выдающиеся художники создают каждый свои особые стили, которым обыкновенно подражают ученики и последователи этих мастеров. В подобных случаях вместо слова „СТИЛЬ“ можно употреблять термин „манера“»68.

Словарь Брокгауза и Ефрона создавался, когда в архитектуре господствовала эклектика, отсюда, вероятно, и рассуждения о чистых и нечистых стилях. О стилях написаны тома! И рассуждать на эту тему можно бесконечно долго и, безусловно, интересно. Однако нам этой цитаты, как ни архаично она выглядит (зато понятно!), достаточно для понимания, что же такое стиль. Поэтому ограничимся перечислением стилей, присутствующих в архитектуре нашего города, с упоминанием работавших в том или ином стиле зодчих. Разумеется, один и тот же архитектор мог работать в разных стилях, предлагаемое деление достаточно условно и неполно, иные исследователи, с которыми я согласен, например, выделяют Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 т. СПб., 1890–1907.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

«северный модерн» в самостоятельный стиль, другие предлагают иное деление, но в любом случае без перечисления стилей не обойтись.

Как человек ленивый, правда в допустимых пределах, что, конечно, все равно плохо, я скромно «скачал» предлагаемый «прейскурант» из Интернета, правда, несколько его переделал. Не знаю, кто его автор, – мой ему респект и уважение! А привожу этот реестр здесь, потому что хотя некоторые его утверждения достаточно спорны, но предлагаемая схема вполне рабочая.

Раннее барокко (1703–1740 е гг.) Протестантский (голландско-немецкий) вариант барокко. Родовые черты: симметричный план, крыша с переломом, никаких колонн (пилястры, лопатки), мелкая расстекловка окон, двухцветная расколеровка (излюбленное сочетание – белое на красном). Западноевропейская форма храма – колокольня со шпилем пристроена к основному объему. Главные архитекторы: Доменико Трезини, Никколо Микетти, Андреас Шлютер, Жан-Батист Леблон, Михаил Земцов, Петр Еропкин.

Пышное (высокое) барокко (1740–1750 е гг.) Русские вариации на тему католического (южно-европейского) барокко. Огромных размеров здания, пучки колонн, каждый фасад на свой лад, в декоре интерьеров – зеркала, резьба, позолота. Церквям возвращено традиционное пятиглавие.

Главные архитекторы:

Бартоломео Франческо Растрелли, Савва Чевакинский.

Ранний классицизм (1760–1770 е гг.) Некая смесь барокко и классицизма, отсылающая к Франции Людовика XIV. За основу взята переосмысленная в эпоху Возрождения античная архитектура. В декоре используются элементы рококо. Главные архитекторы: Жан-Батист Валлен-Деламот, Юрий Фельтен, Антонио Ринальди.

Строгий классицизм (1780–1790 е гг.) Русская реплика традиций Андреа Палладио – человека, в конце XVI века заново придумавшего архитектуру древних греков и адаптировавшего стиль античных руин к актуальному строительству. Первым в русскую столицу этот стиль принес Чарльз Камерон, но главный палладианец – Джакомо Кваренги. Административные здания с центральным многоколонным портиком и треугольным фронтоном, круглыми башенками-ротондами.

Дворцы-усадьбы с центральным корпусом и курдонером, образованным боковыми галереями. Главные архитекторы помимо Камерона и Кваренги: Иван Старов, Николай Львов.

Павловский классицизм (1796–1801 гг.) Романтический вариант классицизма с потугами на стилизацию Средневековья и элементами готики. Связан с увлечением Павла I временами крестовых походов. Главные архитекторы: Винченцо Бренна, поздние Чарльз Камерон и Юрий Фельтен.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Ампир (1801–1830 е гг.) Позаимствован в наполеоновской Франции. Наследует архитектурные приемы императорского Рима, использует мотивы архаической Греции и Древнего Египта. Воплощает мощь Российской империи «золотой пушкинской поры». Массивные портики, военная эмблематика в декоре, стилизованный египетский орнамент (сфинксы). Архитекторы ампира мыслят не зданием, а единым ансамблем. Основополагающий стиль центра Петербурга. Главные архитекторы: Андрей Воронихин, Андреян Захаров, Жан Франсуа Тома де Томон, Карло Росси, Василий Стасов.

Ранняя эклектика (историзм, 1820–1850 е гг.) Стиль возник как реакция на казарменное однообразие позднего ампира. Имел множество поднаправлений: неовизантийский стиль и неоренессанс Константина Тона, неоготика Александра Брюллова и Адама Менеласа, необарокко Андрея Штакеншнейдера, помпейский стиль Гаральда Боссе.

Поздняя эклектика (1850-1890-е гг.) Преобладающий стиль в «зафонтанной» (расположенной на правом берегу реки Фонтанки) части исторического центра. В большинстве своем сводится к «штукатурной архитектуре»: лицевые корпуса доходных домов изукрашены разнообразнейшей лепкой – от древнерусских «полотенец» до ренессансных замковых камней с непременными мордами львов, держащих в пастях кольца. Целиком зданиями в этом стиле застроены улицы Пушкинская и Рубинштейна. Коктейль из всех стилей и направлений. Крупнейшие зодчие: Павел Сюзор, Николай Бенуа, Александр Резанов.

Модерн (1890–1900 е гг.) Архитектура эклектики представляла собой как бы искусство «прет-а-порте»: зодчие строили, выбирая элементы различных исторических стилей, словно пользуясь своеобразным конструктором Lego. Модерн – стиль «от кутюр». Он подражает не искусству, а природе.

Лучшими образцами петербургского модерна являются особняки: прихотливый план, живописность силуэта, необычные проемы, причудливо извивающиеся элементы ограды (стиль «взбесившихся макарон»). У крупнейших мастеров этого стиля Федора Лидваля, Василия Шауба и Алексея Бубыря важное значение имеют скандинавские мотивы – прежде всего использование разных типов гранита. Другие представители направления: Александр фон Гоген, Василий Шене.

Ретроспективизм (1910-е гг.) Стиль, преобладающий в застройке Петроградской стороны и района Песков. Соединяет элементы модерна с архитектурными течениями всех времен и веков. Архитектурные фантазии на тему классицизма, петровского барокко, древнерусской архитектуры, мусульманского зодчества. Главные мастера: Федор Лидваль, Владимир Щуко, Иван Фомин, Андрей Белогруд.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Конструктивизм (1920-1930-е гг.) Русский ответ на немецкий Bauhaus, архитектурная ветвь кубизма. Главная задача архитектора – выявить конструкцию объекта. В Ленинграде (в отличие от Москвы) стиль приживался трудно, ибо местные зодчие были воспитаны на классике. Поэтому конструктивизм здесь получался особенный, чересчур монументальный. К тому же темпы строительства в 1920-е годы были не слишком высоки, и построить успели мало. Значительное произведение эпохи конструктивизма – Дом политкаторжан на Троицкой площади. Главные архитекторы стиля: Лев Руднев, Александр Гегелло, Григорий Симонов, Евгений Левинсон.

Сталинский ампир (1930-1950-е гг.) Ампирная архитектура, переосмысленная с бравурным сталинским шиком. Леса колонн, скульптуры строгих и мощных советских людей, гербы СССР, живописные и мозаичные панно – все прославляет выдающиеся достижения советского народа. Цвет фасадов

– грязно-серый. Основные магистрали – Московский проспект и проспект Стачек. Главные архитекторы: Ной Троцкий, Валентин Каменский, Евгений Левинсон.

Стиль «хрущёв» и брежневская архитектура (1955–1985 гг.) После хрущевского постановления о «борьбе с архитектурными излишествами» возникает стиль, отсылающий к муссолиниевскому варианту конструктивизма (Финляндский вокзал, Театр юных зрителей, вторая очередь метрополитена). При Брежневе преобладают мощные призматические строения типа московской гостиницы «Россия», но по-провинциальному более бедные. Знаки времени: гостиница «Ленинград» (ныне – «Санкт-Петербург») уродует стрелку Большой Невы, «Москва» высится напротив Александро-Невской лавры, а «Советская» нависает над Фонтанкой.

Постсоветская эклектика (с 1990 х гг.) До последнего времени современная петербургская архитектура отличалась от московской подчеркнутой скромностью и желанием стилизовать новое здание под соседнее дореволюционное. Варьировались прежде всего мотивы модерна. Однако с недавних пор местные архитекторы стали вести себя гораздо менее скованно, а то и просто разнузданно, самовыражаясь в формах постмодерна и неоконструктивизма. Видные представители новой петербургской архитектуры: Марк Рейнберг, Никита Явейн, Михаил Мамошин. Наиболее удачные творения последних лет: Ладожский вокзал Никиты Явейна и его же здание Сбербанка России (на Фурштатской ул.), жилой дом «Евросиба» Марка Рейнберга (на Мичуринской ул.).

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Инженерный замок В XVIII веке на месте Михайловского замка располагался Летний дворец Елизаветы Петровны, построенный Ф.-Б. Растрелли. Здесь родился будущий император Павел I, потому не случайно, что 42 года спустя, в первый же месяц своего царствования 28 ноября 1796 года, он издал указ: «Для постоянного Государева проживания строить с поспешанием новый неприступный дворец-замок. Стоять ему на месте обветшалого Летнего дома». Император опасался дворцовых переворотов и собирался жить на том месте, где родился.

Для укрепления веры в необходимость данного шага был пущен слух, будто солдату, стоявшему ночью на часах в Летнем дворце, явился юноша, окруженный сиянием. Юноша сказал часовому: «Иди к императору и передай мою волю – дабы на этом месте был воздвигнут храм и дом во имя архистратига Михаила». Солдат, сменившись с поста, сообщил о происшествии начальству, те – императору. Так якобы и было принято решение о строительстве нового дворца и потому дано ему имя – Михайловский.

Наблюдение за строительством Павел I поручил Василию Баженову. План нарисовал сам Павел. Четвертого марта 1797 года объявлено новое решение: «Строение Михайловского нашего дворца поручить беспосредственно нашему архитектору коллежскому советнику Бренне». В помощниках архитектора числились Федор Свиньин и Карло Росси. Кроме проекта дворца Бренна создал проект обустройства окружающего его пространства: площади перед замком, манежа, конюшен и кордегардий. Он представил чертежи императору с обращением: «Ваше Величество. Спроектированные Вашим Императорским Величеством планы и чертежи Михайловского дворца я привел в порядок согласно основам и правилам искусства…»

Квадратный в плане, с внутренним восьмиугольным двором, Инженерный замок расположен у истока реки Мойки из Фонтанки. К его главному фасаду ведет Кленовая аллея, украшенная монументом Петра I работы К. Растрелли. Каждый из четырех фасадов замка своеобразен и не повторяет другой. Наибольшей сложностью отличается главный, прорезанный парадным въездом во внутренний двор юго-восточный фасад. В центральной своей части он облицован мрамором и декорирован мраморными колоннами, обелисками и скульптурой. Фриз над колоннадой исполнен из шокшинского порфира. Барельеф в тимпане фронтона «История заносит на свои скрижали славу России» создал скульптор П. Стаджи.

Фасад, обращенный на реку Мойку, в сторону Летнего сада, в художественном отношении не уступает главному. Два сильно выступающих ризалита по сторонам центральной части, увенчанной высоким аттиком, богаты скульптурой и связаны здесь колоннадой из парных дорических колонн розоватого олонецкого мрамора. Колонны поддерживают открытую террасу на уровне второго этажа. Широкая лестница, ведущая в сад, украшена статуями Геркулеса и Флоры на высоких гранитных пьедесталах. Отделка здания была закончена в ноябре 1800 года.

Павел I торопил и ускорял строительство. Винченцо Бренна получил в помощь Чарльза Камерона и Джакомо Кваренги. Кроме того, вместе с Бренной работали Е. Соколов, И. Гирш и Г. Пильников. Для ускорения работ сюда отдали строительные материалы, предназначенные для других строек: из Таврического дворца – наборный паркет, из Царского Села и Академии художеств – декоративный камень, колонны, фризы и скульптуры; со стройки Исаакиевского собора – фриз, который поместили над главными воротами. На этом фризе расположена надпись: «ДОМУ ТВОЕМУ ПОДОБАЕТЪ СВЯТЫНЯ ГОСПОДНЯ ВЪ ДОЛГОТУ ДНЕЙ». Существует легенда, что, по предсказанию, число лет императора равно количеству букв в тексте этого изречения. Было предсказание или нет, неизвестно, но совпадение налицо: 47 букв, 1754–1801 годы (47 лет).

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

В облике Михайловского замка отражены вкусы Павла I. Парадный путь к зданию начинался от Итальянской улицы через тройные полуциркульные ворота, средний проезд которых предназначался только для членов императорской семьи. За воротами находилась широкая прямая аллея. По сторонам аллеи расположились здания конюшен и манежа (экзерциргауз). Аллея заканчивалась у трехэтажных павильонов (кордегардий), за ними начинались предзамковые укрепления. Площадь Коннетабля окружалась широким рвом, через него вел деревянный подъемный мост. По обеим сторонам моста стояли пушки. За памятником Петру I – ров и три моста. Средний мост опять-таки предназначался только для императорской семьи и иностранных послов. Он вел к главному входу. По этой дороге 1 февраля 1801 года царская семья переехала в Михайловский замок, и всего через 40 дней (в ночь с 11 на 12 марта 1801 года) здесь разыгралась завершившая эпоху дворцовых переворотов трагедия

– убийство Павла I.

Некоторое время замок стоял пустым. В 1819 году его передали Главному инженерному училищу. Отсюда и происходит его второе название. В 1820 году Карло Росси перепланировал территорию вокруг замка, каналы засыпали. С февраля 1823 года замок стал официально носить название «Инженерный».

За время существования Инженерного училища в его стенах получили образование и работали многие замечательные деятели русской культуры и науки – великий физиолог И.М.

Сеченов, знаменитый физик П.Н. Яблочков, композитор и ученый Ц.А. Кюи, герой Севастополя генерал-адъютант Э.И. Тотлебен, писатели Ф.М. Достоевский и Д.В. Григорович и многие другие.

Возможно, переименование, состоявшееся в последние годы царствования Александра I, было призвано не то чтобы предать забвению, но хотя бы затушевать государственное преступление и бесчеловечное злодейство, кое здесь свершилось.

Так зачем же мы в книге об архитектуре так много говорим об императоре? А он был один из тех, кто в искусстве как раз разбирался. И целый архитектурный стиль назван его именем не случайно. Увлеченность античностью, создание романтичного возвышенного архитектурного направления, следовавшего, как казалось зодчим, незыблемым античным канонам, это во многом – Павел! И уж, конечно, обилие маскаронов, увлечение декоративной скульптурой началось при нем. Любимые детища Павла – Павловск, Гатчина, Инженерный замок – наполнены античностью. И два тождественных по своей архитектуре трехэтажных павильона Инженерного замка, на которые не особенно обращают внимания, а жаль, – они весьма примечательны! Их постройка была начата в 1798 году и закончена в 1800 году. Фасады павильонов сохранились в первоначальном виде, задуманном автором проекта, архитектором В.И. Баженовым. Над полуциркульными окнами размещены барельефные панно на мифологические темы – можно полдня рассматривать, справляясь с какимнибудь справочником по античной мифологии. Это заслуга Павла, который барельефы и вообще скульптуру обожал и хорошо в них разбирался. Барельефы впервые появились на стенах Летнего дворца Петра I – наивные, смешные и трогательные. А вот с павловских времен барельефы – лепные картины, образцы высокого мастерства – станут неотъемлемой частью архитектурного убранства города. Уподобятся книгам, иллюстрирующим античную историю, в которой петербуржцы легко находили аналогию тогдашней современности. На стенах павильонов история Диониса-Вакха, подарившего людям не только веселье и вино, но и театр и много чего еще. (см. «Шествие Диониса-Вакха, он же – Бахус»).

Обойдем же неторопливо сначала вокруг, а затем внутри Михайловский, Инженерный замок. Третий, «знаковый», как теперь принято говорить, для судьбы нашего города ансамбль (первые два – Петропавловка и Эрмитаж) неразрывно связан не только с судьбой Павла I, но многих выдающихся людей России, стучавших каблуками своих (разумеется, военных!) сапог по булыжнику гулкого восьмигранного двора, под взглядами маскаронов, Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

где теперь установлен замечательный памятник убиенному императору 69. Павел I, примостившись на краешке трона, не то с восторгом, не то с ужасом смотрит, пытаясь постигнуть, понять этот странный и страшный город и Россию, которую он любил, когда служил ей в чине императора… Скульптор В.Э. Горевой и архитектор В.И. Наливайко, 2003 г. Крошечный недостаток, возможно, в том, что стоять монумент должен был у стены, а не в центре площади. Но и здесь он, на мой взгляд, хорош!

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Росси Карло (Карл Иванович) Вершиной классицизма стал ампир, торжественный «императорский» стиль, в идеологии опиравшийся на каноны античности и блистательно воплощенный в творчестве К.

Росси.

Сын итальянской балерины, родился в Петербурге 18 (29) декабря 1775 года. Постигал архитектуру на практике, работая под началом В.Ф. Бренны, своего учителя и многолетнего друга. С 1796 года был его помощником на строительстве Михайловского (Инженерного) замка. В 1803–1804 годах учился в Италии. По возвращении в Россию назначен художником стеклянного и фарфорового заводов в Петербурге, в 1806 году стал архитектором «Кабинета Его Величества», а в 1809 году архитектором «Кремлевской экспедиции» в Москве. Из московских произведений зодчего (неоготическая Екатерининская церковь, надстройка Кремлевской Никольской башни, деревянный театр на Арбатской площади) практически ничего не сохранилось. В 1809 году обновил Путевой дворец Екатерины II в Твери, выстроенный М.Ф. Казаковым в 1763 году, украсив его великолепным внутренним декором.

В эти годы Росси интенсивно работал, совершенствуя свой дар зодчего-градостроителя, не только в Твери, но и в малых городах губернии (Бежецк, Кашин, Старица, Торжок), проектируя много зданий разнообразного назначения.

В 1815 году он возвратился в Петербург, став одним из учредителей и главных архитекторов Комитета для строений и гидравлических работ. Росси внес важный вклад в украшение Павловска, создал замечательный архитектурно-парковый ансамбль на Елагином острове (1818–1822 гг.) с дворцом, павильонами и хозяйственными сооружениями, искусно скомпонованными с зеленью и водоемами. Во многом именно благодаря Росси Петербург к 1830-м годам обрел новое лицо, превратившись из столицы в ряду прочих европейских столиц в центр гигантской империи, гордой своими победами над Наполеоном. Росси создал монументально-строгие ансамбли, задающие масштаб всему огромному городу, отражая его имперское величие.

В 1819 году Росси полностью преобразил пространство перед Зимним дворцом (значительно обновленным им в 1818–1827 годах) и обновил часть интерьеров. Правда, из них сохранилась лишь Военная галерея 1812 года, восстановленная после пожара 1837 года В.П. Стасовым. На месте отдельных частных домов он возвел два грандиозных здания Главного штаба и министерств, объединенных дугообразным фасадом и триумфальной аркой над Морской улицей. Основой для реконструкции другого района столицы – между Невским проспектом и Марсовым полем – послужило строительство дворца для великого князя Михаила Павловича (1819–1825 гг.; ныне Государственный Русский музей). Росси раскрыл пространство перед главным фасадом дворца, спроектировав ритмически соразмерную ему площадь, окружение же Марсова поля, куда обращен другой фасад, также было радикально перепланировано. Наиболее грандиозный из ансамблей Росси имеет своим началом перестройку Аничковой усадьбы (1816–1818 гг.). Преображая территорию от Невского проспекта до Чернышева моста через Фонтанку, Росси возвел здесь в 1828–1834 годах Александринский театр с отходящей от его заднего фасада Театральной улицей (ныне – ул. Зодчего Росси), оформленной двумя однородными протяженными корпусами со сдвоенными дорическими колоннами; с городом театр и улицу связали две площади – Театральная и Чернышевская (ныне – пл. М.И. Ломоносова).

Последний из крупных ансамблей выстроен на Сенатской площади; проекты Росси, реализованные в 1829–1834 годах архитектором А.Е. Штаубертом, определили облик и структуру соединенных аркой зданий Сената и Синода, тем самым завершилось создание Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

системы трех парадных площадей центра города – Дворцовой, Адмиралтейской и Сенатской.

Творениям Росси – помимо их градостроительного значения – присуща и удивительная декоративная цельность: как в мощных, строго продуманных архитектурных акцентах экстерьеров с их мощными колоннами, рустовкой и скульптурным убранством (с Росси сотрудничали ваятели В.И. Демут-Малиновский и С.С. Пименов, исполнившие скульптурный декор арки Главного штаба и Александринского театра), так и во внутреннем дизайне. Росси сам рисовал эскизы интерьерных росписей и рельефов, мебели и осветительных приборов, тем самым добиваясь характерной для ампира универсальной цельности стиля. Например, К.

Росси изобрел хорошо нам знакомые печатные бумажные обои. До изобретения Росси стены украшались коврами, гобеленами, росписью или обивались материей, что, в частности, расширяло возможности множества кровососущих паразитов, для спасения от них и существовал балдахин над постелью.

Завистники и недруги Росси настроили против него государя. Николай I был уверен, что разбирается в архитектуре не хуже Павла и Александра, что реальности не соответствовало. Так, царь вычеркнул колокольню в проекте Юрьева монастыря в Новгороде – дескать, нельзя строить колокольни выше Ивана Великого в Москве. Это один из многочисленных примеров, когда власти навязывают свою волю художнику, результат же всегда плачевный.

Возник конфликт, и Росси в 1832 году ушел в отставку, уволившись «от всех занятий по строениям». Жил в Коломне и на деньги своей пенсии пытался реставрировать собственные шедевры, приходящие в ветхость. Увы! Он пережил свою славу. Стиль ампир стал считаться устаревшим. Страна жаждала преобразований, реформ и новой стилистики в архитектуре.

Умер Росси в Петербурге 6 (18) апреля 1849 года.

Почему мы говорим о Росси? В Петербурге ведь творили многие замечательные зодчие. А говорим о нем потому, что именно при Росси создавались целые ансамбли, наполненные античной символикой и атрибутикой, включая маскароны, барельефы и декоративную скульптуру. Они были строго каноничны, то есть следовали раз и навсегда принятым образцам. Поэтому стало возможно их тиражирование. Появились мастерские по изготовлению маскаронов, стало быть, одни и те же маскароны можно видеть на разных домах. Со времени ампира горожане научились читать «антики» и теперь знали назубок мифы, лежащие в основе изображений.

Но творчество Росси завершает собою период повального увлечения Римом и Древней Грецией. Следование раз и навсегда принятым образцам в искусстве невозможно. Как ни прекрасны целые кварталы, созданные гением Росси, а также творения Кваренги, Стасова, Воронихина – на смену им шел новый стиль, в котором использовалось все богатство, накопленное классицизмом. Но это уже стиль нового времени и «новых заказчиков». Сменился ритм жизни, сменилось понимание личности и ее роли в истории, наступило время эклектики. Ах, как ее ругали наши преподаватели истории искусства, когда я учился в художественной школе – и подражательством, и архитектурным винегретом, и бог еще знает как!

Но ведь смена стилей только отражает изменение в обществе. А эклектика – целый стиль!

Сложный, интересный, особенно для нас, для тех, кто увлечен декоративной скульптурой, ибо начался ее пышный расцвет.

Россия богатела, круг возможностей, в том числе для архитектуры, расширялся. Появились новые строительные материалы, новая строительная техника, например Воронихин применил при создании купола Казанского собора литые металлические кессоны. Само общество изменилось – повеяло воздухом свободы. И теперь уже не только империя в лице государя и царедворцев давала зодчим заказы, строили купцы и промышленники, банки и торговые дома.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Считается, что в пору эклектики архитектура стала слепо следовать вкусам заказчика.

Нет! Не так! Строго говоря, архитектура всегда следует заказу! Но заказчик – не архитектор, и то, как воплотятся его пожелания, всецело зависит от зодчего. В эпоху эклектики возник рынок недвижимости, как бы мы теперь сказали, появились разнообразные по облику доходные дома – то есть такие, которые строились с расчетом на богатого и не очень богатого не владельца дома, а квартиросъемщика.

Разумеется, дешевым жильем застраивались кварталы бедноты, возникали целые районы трущоб, где порой старое здание приспосабливали под сдачу квартир внаем. Однако строились и дома-дворцы, но рассчитанные не на одного блистательного властителя, а на большое число людей, разбирающихся в искусстве, понимающих, в каких условиях следует жить человеку.

Декоративное убранство строений чрезвычайно разнообразилось, обогатилось.

Именно в это время каменная книга петербургской архитектуры превращается в настоящее пособие, по которому можно изучать античные мифы, и не только античные… И в конце периода старый маскарон-апотропей, утративший черты оберега, становится скульптурным портретом не богов, а современников строительства – реально существовавших людей. Но мы несколько забегаем вперед.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

«Когда бы вверх поднять могла ты рыло…»

«Гимназии в России заканчивали двоечники» – сказано не для красного словца. В среднем только один из пяти гимназистов заканчивал полный курс, «не посидев» два или три года в одном классе. Учиться было очень трудно. Начнем с малого. Урок долгое время равнялся не 45 минутам, как сейчас, а полноценному астрономическому часу, 60 минутам. Занятия делились на уроки и классы. Отсидев положенные пять-шесть уроков, отдыхая четыре перемены по 10 минут и одну большую – 20, гимназист отправлялся на два часа домой обедать, после чего возвращался в гимназию и начинались двух – четырех часовые «классы» – приготовление домашних заданий. Для нерадивых «классы» удлинялись за счет обеденных часов. Совершенно непонятная современному школьнику перспектива «остаться без обеда»

для гимназиста прошлого была жизненной реальностью. На уроках кроме учителя частенько сиживал и классный наставник, который занимался только воспитанием учащихся, так что зевать, болтать и прочее на занятиях было вряд ли возможно. Как последнее воспитательное средство употреблялись для вразумления карцер и розги. За обучение в гимназиях всегда платили, к примеру в 1898 году от 40 до 70 руб. в год. Однако более 10 % гимназистов (казеннокоштные70, в отличие от своекоштных) от платы освобождались. Условием к освобождению от платы за учение считались бедность или сиротство, но прежде всего отличные отметки по всем предметам и добронравие.

Плата серьезная. Вот, к сведению, жалование тогдашних учителей казенных гимназий (в частных могли платить и больше). Во главе гимназии стоят директор и инспектор (завуч).

Директор получает 2000 руб., инспектор – 1500 руб. (естественно, в год). Для того и другого

– казенная квартира и особая плата за уроки. Учителя получают по 60 руб. за годовой урок, а через пять лет служения при одной гимназии – 75 руб. (за 12 уроков, а за остальные по 60 руб.). Классные наставники получают еще 160 руб. в год, а учителя древних языков за поправку письменных работ по 100 руб., а в прогимназиях – по 60 руб. Заметьте, как выделены учителя древних языков, так называемые «классики». Пенсии – через 25 лет, директорам 700–900 руб., инспекторам 650–850 руб. и учителям 600800 руб., за исключением СанктПетербурга и Москвы, где соответственно 1000 руб., 850 руб. и 750 руб.71 Кошт (польск.) – казна, хозяйство. Казеннокоштные, обучавшиеся за государственный счет, как сейчас говорят «бюджетники».

Военным полагалось жалование: генералам – 9500 руб. в год, подполковникам и полковникам от 2500 до 4000, капитану – 1500 руб., поручику 240 руб., солдат получал жалование деньгами – 7 руб. 20 коп. в год. (Казаки на службе ухитрялись экономить за счет того, что брали табачное и винное довольствие деньгами и получали командировочные, если отдалялись от станицы более чем на 100 верст – 1 руб. в день. Деньги со сберегательных книжек (!) посылали домой, так как снаряжались на службу за собственный счет. Одномоментно, при выходе в полк, это стоило 350 руб., включая покупку коня.) По данным точнейшей российской статистики, петербургский рабочий в 1913 году получал в день в среднем 55 коп., работница – 33 коп. Рабочий-строитель в Одессе получал 5 руб. за шестидневную неделю. Во время Первой мировой войны заработки рабочих очень сильно выросли, но и цены повысились.Однако рабочий-текстильщик на мануфактуре «кровопийцы» Саввы Морозова бесплатно имел казенный каменный дом, корову, бесплатное обучение детей, форменную одежду и обувь для всех них и двухнедельный отдых в рабочем санатории. Имелись такие! Так что же они бастовали? Зачем же они революцию учинили? Сначала давайте забудем, что революцию учинили рабочие. В Гражданскую войну они воевали и за красных, и за белых. Например, у Колчака отчаянно воевал, причем под красным знаменем, с большевиками Ижевский рабочий полк, действительно состоявший из рабочих-оружейников. Кто только себе не присваивал право считаться представителем рабочих. Фашистская партия Гитлера называлась «национал-социалистическая рабочая партия». Назвать-то как угодно можно, и хоть мобилизованные в армию немецкие пролетарии прекрасно воевали в гитлеровских войсках, всетаки рабочие тут совершенно ни при чем. Что же касается революции. Тема не для этой книги.Денег даром никто и никогда не платил. И хоть жилось рабочему человеку до революции уж совсем не хуже, чем при советской власти, приветствуя ее он же не знал, какой она будет. Ему, например, хотелось, чтобы на заводах не погибало по 900-1200 человек в год, как это было в 1913 году. Так что, не будем представлять дореволюционную жизнь в кружевах и трюфелях. Горя хватало и зла было достаточно, иначе бы никакие большевики империю не сокрушили. Да они ее и не сокрушали, сама развалилась, значит, этому развалу помогали все! Как все мы – нынешние, вольно или невольно, развалили СССР.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

Много это или мало? Не будем пересчитывать в нынешние «у. е.». Это мало что даст.

Тем более что в те годы русский рубль был покрепче всех «у. е.». Да и кроме того, существовала колоссальная разница в прожиточном минимуме в столице и в провинции, в городе и в деревне. Проще судить по ценам, скажем, 1913 года. Предметы первой необходимости отечественного производства и продукты питания – дешевы, предметы роскоши и товары импортные – баснословно дороги.

Мука пуд (16 кг) – 40 коп., фунт (400 г) ржаного хлеба в Питере – 0,025 коп., белый хлеб – 0,05 коп., говядина – 22 коп., свинина – 23 коп., конфеты (пуд) – 8 руб. 50 коп., ситец (аршин) – 11 коп., сукно – 2 руб., романовский (овчинный) полушубок – 5 руб., хромовые сапоги – 12 руб., ведро водки (12 л) – 3 руб. 80 коп., а французские шелковые чулки – 40 руб., полбутылки французского шампанского (350 мл, маленькая бутылочка) – 6 руб., столько же ведро самого лучшего цимлянского вина или один том собрания сочинений Ф.М. Достоевского издания 1883 года. Серьезные книги тоже дороги72. Мне хочется дать читателю почувствовать, что и 100, и 200 лет назад жить было совсем не просто. И уж, во всяком случае много сложнее того, чему об этом времени нас учили и продолжают учить в школах.

По плану 1890 года для гимназий латыни отводилось первого по восьмой класс 5–6 часов в неделю, в полтора раза больше, чем на русский язык, церковнославянский и логику вместе взятые. Греческого с третьего по восьмой класс – 4, 5 и 6 часов соответственно! За шесть лет обучения – 33 часа в неделю. А математики за все восемь лет всего 29 часов, физике обучали только три последних года и всего 7 часов (фактически только ознакомительный курс). Химии, биологии не было совсем, считалось, что будущим юристам и чиновникам эти науки не нужны.

Гимназия давала так называемое классическое образование и, надо сказать – крепкое.

Владея основой – древними языками, вчерашний гимназист легко овладевал любым европейским языком. Не мудрено, что, хотя французского и немецкого по учебным часам было вполовину меньше, чем так называемых «мертвых языков», все гимназисты свободно говорили на этих иностранных языках и легко осваивали новые. А уж как мифологию и Закон Божий знали, как во всех классических сюжетах и именах ориентировались, и говорить нечего!

Я не берусь судить о тогдашней системе образования в сравнении с нынешней, и, рассказывая о ней, утверждаю, что образное мышление бывших гимназистов, да и вообще всех культурных людей того времени наполнено античностью. Все иносказания, всю символику декоративной скульптуры на стенах домов они читали, как открытую книгу. Вспомните с учетом этого стихи Пушкина или басни Крылова – убедитесь!

Учебный год продолжался с 16 августа (по ст. ст.) до 1 июня (примерно 240 дней), после чего в каждом классе сдавались экзамены по всем предметам. Несдавшие получали переэкзаменовку, то есть экзамены осенью. Насколько были трудны тогдашние экзамены В провинции, в области войска Донского, где жили мои предки, строевая выезженная казачья лошадь стоила 120 руб., казачья строевая шашка – 6 руб., корова 15–25 руб., баран – 1 руб., виноград (в сезон) – 3-15 коп. ведро, шестифунтовый каравай пшеничного хлеба (2 кг 400 г) – 2 коп.Мой дед – священник и учитель, преподававший в станичной гимназии Закон Божий, получал 300 руб. в год. Когда по просьбе гимназического начальства, станичного атамана, по благословению митрополита стал преподавать еще и латынь, заработок его увеличился незначительно, но добавились казенная квартира, денщик, кухарка, казенная лошадь и, что очень дорого в донских степных краях, семь сажен березовых дров, (примерно 20 кубометров). Жалование же станичного атамана огромной окружной станицы составляло всего 120 руб. Стало быть, учителей ценили выше.Илья Николаевич Ульянов, исполняя должность инспектора народных училищ, имел чин действительного статского советника, что по табели о рангах равнялось званию генерал-майора и вознаграждалось соответствующим жалованием, которое в провинциальном Симбирске выглядело очень серьезным. Все дети Ульяновых учились отлично, кроме того, как сыновья и впоследствии сироты педагога от уплаты за обучение освобождались. Семья В. Ульянова не бедствовала. Свидетельством тому тот факт, что никто из детей Ульяновых не занимался платным репетиторством. Почитайте А.П. Чехова, чтобы понять эту фактически неотъемлемую сторону жизни «недостаточных» гимназистов. Примерно с четвертого класса начинали «бегать по урокам». А ведь нужно было еще и свои уроки учить.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

говорит то, что именно в экзаменационное время в городе увеличивалось число самоубийств среди учащихся.

А много ли было гимназистов? Увы! В 126 гимназиях всей России не более 60 тыс.

учащихся во всех классах. Правда, были еще частные гимназии, реальные и коммерческие и прочие училища, где больше времени уделялось естественным наукам, математике и физике.

Особая статья – семинарии. Были кадетские корпуса и юнкерские училища, но там особенно античностью не увлекались, хотя и знали ее назубок, предпочитая военную историю Древней Греции и Рима.

Обучение было раздельным, но в немногочисленных женских гимназиях требования к учащимся барышням и объем преподносимых знаний был меньше. Горожане и значительная часть сельских жителей – грамотны, однако неграмотных и малограмотных, то есть умеющих расписаться и по складам прочитать вывеску, в стране больше, чем грамотных. Но, по свидетельству современников, все горожане прекрасно в мифологии разбирались. Вот это нам особенно интересно. «Говорят, раньше слова „маскарон“, „меандр“, „кадуцей“, „ризалит“ были понятны даже извозчикам и гувернанткам, а для современного человека эти понятия, как китайская грамота», – пишет Алсу Идрисова, рассказывая о дореволюционном провинциальном Симбирске. Что уж говорить о столице – об императорском Петербурге. Тут и дворового пса звали Алкид или Цербер! И эти клички были всем современникам понятны, как, например, нам то, что ныне всех рыжих котов кличут Чубайс, а черных – Штирлиц и даже Хейфиц!

Городская декоративная скульптура – театр и литература одновременно! Это очень старая традиция. Еще готические соборы украшались тысячами скульптур, а у нас иконостасы и фрески в церквях, сюжеты коих понятны всем прихожанам, в том числе неграмотным.

Нынче огромный пласт тогдашней народной городской культуры полностью утрачен. Произошла эта утрата, как гибель Помпеи – почти мгновенно в историческом масштабе!

В 1890 году численность населения Санкт-Петербурга составляла 954 400 человек, в 1897 – 1 265 000 чел., а к 1900 году это число выросло до 1 418 000, в 1912 году достигло рубежа 2 млн, в 1917 году – 2 420 00073, а в 1920 году сократилось до 722 000 жителей.

Причем городское население послереволюционного Петрограда и других городов сменилось процентов на девяносто. Маскароны и статуи – умолкли. А для уцелевших жителей городских окраин и крестьян, переехавших в города, они и прежде оставались безмолвными.

С 1920-х годов новые власти применяли повсеместно классовый подход, в частности к образованию. Детям «бывших», т. е. дворян, купцов, духовенства, казаков, кулаков и пр., так называемых лишенцев, доступ к образованию был категорически закрыт.

Изменился объем и характер знаний. Если прежняя гимназия в первую очередь воспитывала нравственного человека, вооруженного гуманитарными знаниями, то советская школа обучала в лучшем случае специалиста. Воспитывать была призвана ВКП(б), марксистско-ленинская философия и начальная политграмота в пионерском отряде или в комсомоле.

Естественно я ее тоже проходил и сдавал, правда удивлялся, как можно декламировать доводы «Анти-Дюринга», не читая самого Дюринга. (И даже сомневаясь, человек это или название учения, а может быть, и механизма, такого как домкрат или блюминг.) А как же «монументальная пропаганда», которую, как им казалось, изобрели большевики (как будто до этого приказа каждый архитектурный ансамбль, каждая скульптура, каждый маскарон и орнамент не влиял на сознание зрителя)? В послереволюционные времена декоративная скульптура поразительно отупела. В лучших своих образцах она стала псевдоромантическим отражением действительности. По барельефам поползли тракторы и танки, Материалы по статистике Петрограда. Вып. I. Пг., 1920. С. 10.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»

поплыли линкоры и полетели аэропланы, замаршировали и застыли в театральных позах военморы и красноармейцы, физкультурницы, футболисты и ударники труда.

Маскароны и барельефы утратили подтекст. Их стало невозможно «читать», ибо они выражали только то, что изображали. Однако и эти маскароны, и декоративная скульптура советского периода нашей истории все равно отражают время, все равно говорят, все равно красноречивы, но как они потеряли многозначность! Они стали прямолинейны, как дорожные указатели, а часто совсем убоги и даже карикатурны.

Но, пережевывая марксистско-ленинскую жвачку, в которую превратили учебники философии, декламируя на экзаменах всевозможную чепуху про научный коммунизм, поколения советских людей запоем читали разные умные книжки. Много! Жадно и правильно!

Гул той, еще дореволюционной культуры докатывался и до нас, до «шестидесятников».

Вынуждал учиться, узнавать, казалось бы, вещи совсем, как говорил Н.С. Хрущев, «современной молодежи и подросткам» и не нужные! Зачем я в четвертом классе исписывал-изрисовывал общие тетради родословными античных богов? Конечно, у меня дед – классик-латинист! Так он до войны умер! Я его никогда не видел, а мама-лишенка фактически осталась совсем без образования! Это – гены? Не исключено! Но что ж эти гены не могут заставить моих детей жить в Эрмитаже или в Русском музее или просто в библиотеке, как жил там я?!

Да, у меня дома на полках 5 тысяч томов, как говорила моя бабушка «вместо обеденных»

книг, которые, кроме меня, никто не читает. Придет время – опомнятся? Не утешайте меня!

Я сам о том молюсь. Только вот опомнятся ли? Успеют ли опомниться, пока их не смолол каток будней и повсеместное засилье кича.

Однажды в ранней юности, сидя на скамейке в сквере, распускал я свой тощий петушиный хвост знаний перед трепетным созданием, восторженно внимавшим моей глупости.

Рядом сидел красивый старик и, вероятно, вынужденно слушал мой бред. Я что-то сокрушал, кого-то порицал!.. В общем, «подрывал корни» и «расшатывал устои» каких-то мало известных мне тогда ценностей. И вдруг услышал, как старик прошептал, как бы самому себе: «Когда бы вверх могла поднять ты рыло…» Он ушел, тяжело опираясь на старинную массивную палку.

Меня кинуло в жар! Я знал эту басню И.А. Крылова. «Свинья под дубом вековым, наевшись желудей досыта…» Я поднял «рыло», на меня смотрел безжалостно смеющийся маскарон! Не помню, что я тогда болтал, но я помню свой стыд! И помню его до сих пор!

Убийственный стыд! Такой, по легенде, испытал А.Н. Оленин, когда, попав на комедию «Недоросль» Фонвизина, узнал в Митрофанушке себя! Я почувствовал тогда себя Митрофанушкой и той самой свиньей под дубом вековым. И результат был тот же самый. По устному питерскому преданию, Оленин-Митрофанушка кинулся учиться, стал одним из самых образованных людей России и долгие годы был директором Императорской Публичной библиотеки, ныне Национальной, так и я кинулся учиться!74 Что касаемо меня – учился, учусь и далее буду учиться с наслаждением, с восторгом и самым превысоким счастьем и радостью! Но стыд мой от хамской тогдашней самоуверенности и теперь не прошел. Правда, я уже не чувствую себя той самой, что подрывала корни. Иногда мне даже кажется, что я сменяю на посту, на скамеечке, того старика – очень хочется мне, глядя на многие новации, очень швыдких (резвых – укр.) деятелей культуры, Про Оленина – неправда! Он получил блистательное домашнее образование! В 27 лет, будучи военным, был избран членом Академии наук! Но это очень русская легенда! Раз появилась такая, значит, народная душа такой легенды желала, такую историю видела для себя образцом.

Б. А. Алмазов. «Повести каменных горожан. Очерки о декоративной скульптуре Санкт-Петербурга»



Pages:     | 1 || 3 |

Похожие работы:

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования "Полоцкий государственный университет" СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС для студентов специальности 1-24 01 02 "Правоведение" дневной и заочной форм обучения В двух частях Часть 1 Автор-составитель И.И. Лузгин Новопо...»

«Утверждаю  Заместитель Управляющего делами Президента Российской Федерации И.Е.ЯРЕМЕНКО Конкурсная документация по конкурсу на право заключить государственный контракт на выполнение в 2010 году работ по поэтапной обработке и...»

«Издается с 2013 года ВЕСТНИК Юридического института МИИТ 2017. № 1 (17) Председатель редакционного совета: РУБРИКИ ЖУРНАЛА Духно Николай Алексеевич доктор юридических наук, профессор Уголовный процесс Заместитель председателя Правовой...»

«Свидетельство Клиента о применении системы защиты вкладчиков и системы гарантии вкладов (к Договору траста – Договору об управлении активами на основании доверенности). " " 20 года Клиент: Имя, фамилия/ Вид предпринимательской деятельности Юридического лица и...»

«Оглавление Внедрение и настройка Создание "Справочника начислений" Заполнение "Условий оплаты труда" Штатная эксплуатация Заполнение Выработки (по организации или по человеку) Приложение Список алгоритмов Порядок учета отработанного времени Пример 1 Пример 2 Пример 3 Пример 4 Пример 5 Пример 6 Пример 7 Внедрение и настройка Расч...»

«Policy Brief №7, 29 октября 2009 года БУДУЩИЕ ПРАВОВЫЕ РАМКИ РМ-ЕС: МОЛДОВА – АССОЦИИРОВАННАЯ СТРАНА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА Олег КРИСТАЛ ВВЕДЕНИЕ В сентябре 2009 года в Кишиневе было утверждено новое правительство, сформированное из представителей четырех п...»

«"Закон и Право".-2009.-№6.-С.13-15. ПРЕДМЕТ АДВОКАТСКОЙ ТАЙНЫ Ю. С. ПИЛИПЕНКО, вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, кандидат юридических наук Аннотация. Статья посвящена малоизученной проблеме — предмету адвокатской тайны, который обуслов лен содержанием деятельности адвоката, связанной с получением информац...»

«Приложение 20 к "Бюджету города Липецка на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов" Субсидии юридическим лицам (за исключением субсидий государственным (муниципальным) учреждениям), индивид...»

«с.р. гадисов S.R. Gadisov УДК / ББК . Threatsto National Sovereignty in Conditions of Globalization С.Р. Гадисов Threats to the state sovereignty in the context of globalization are considered. угрозы Based on the analysis of threats to national государстВенному sovereignty the author offer...»

«Internews Network Kazakhstan office@internews.kz http://www.internews.kz Электронный бюллетень Internews Network-Казахстан N 9 (134) ******************************************************************************************************************** 11-19 апреля 2002 года ****************************************...»

«Открытый урок по русскому языку в 3 классе Тема: Правописание безударных гласных в корне слова. Учитель: Колкова М.В. ГОУ СОШ № 134 им. С.Дудко Правописание безударных гласных в корне слова.Тема: Усв...»

«АНАЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ АППАРАТА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ Проблемы нормативно-правового регулирования кадастрового учета и налогообложения недвижимого имущества СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ПО ИТОГАМ ЗАСЕДАНИЯ НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКОГО СЕМИНАРА АНАЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ АППАРАТА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ Заседание 13 ФЕВРАЛЯ 2015 года МОСК...»

«Руководство пользователя Версия 4.3.2 Руководство пользователя Транзит-Инспектор Pro (UG-Ru, сборка 53 от 3 апреля 2009 г.). c Copyright ISS Technology 2005–2009 Отпечатано в России. ISS Technol...»

«Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 02.10.2014, 8/29147 ПОСТАНОВЛЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 29 января 2014 г. № 8 Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения кандидатского экзамена по специальной дисциплине, в том числе при его повторной сдаче, сдач...»

«№ 9/3363 31.05.2004 РАЗДЕЛ ДЕВЯТЫЙ ПРАВОВЫЕ АКТЫ МЕСТНЫХ СОВЕТОВ ДЕПУТАТОВ, ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ И РАСПОРЯДИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ВИТЕБСКАЯ ОБЛАСТЬ РЕШЕНИЕ ВИТЕБСКОГО ОБЛАСТНОГО СОВЕТА ДЕПУТАТОВ 8 апреля...»

«41 между фактическим результатом действия правовы х норм и теми соци­ альными целями, для достиж ения которы х эти нормы приняты 1. В чем ценность такого определения? Оно указы вает на необходи­ мость сравнения, сопоставления полученного результата с социальной целью. В...»

«Сергей Павлович Кашин Блины аппетитные Серия "Самые вкусные рецепты" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10358820 Самые вкусные рецепты. Блины аппетитные / [сост. С. П. Кашин...»

«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 2017 год -Гражданский кодекс Российской Федерации часть 1. Федеральный закон от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ (текст по состоянию на 20.02.2017 г.) Раздел II. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА Глава 17. ПРАВО СОБСТВЕННОС...»

«1. Цели и задачи дисциплины Цель изучения дисциплины состоит в получении знаний в сфере теории и практики рекламной деятельности. Рекламоведение аккумулирует теоретические и практические знания о различных аспекта...»

«Юридическая работа в кредитной организации № 2 (52) \ 2017 Правоприменительная практика по делам о признании незаконным увольнения по сокращению численности/штата достаточно стабильна, а соответствующие нормы ТК РФ за последние 10 лет не изм...»

«  Контрольно­кассовая техника  ШТРИХ­МИНИ­02Ф                Инструкция по эксплуатации    ПРАВО ТИРАЖИРОВАНИЯ  ПРОГРАММНЫХ СРЕДСТВ И ДОКУМЕНТАЦИИ  ПРИНАДЛЕЖИТ АО "ШТРИХМ"  Версия документации: 2.0 Номер сборк...»

«Информационная карта конкурсного заявления Информационная карта содержит необходимые конкретные данные для подготовки и представления конкурсной заявки. Ссылки на пункты Наименование Положения1 ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ Наименование зак...»

«МАШИНА ШЛИФОВАЛЬНАЯ ОРБИТАЛЬНАЯ OSM430 ИНСТРУКЦИЯ ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ Уважаемый покупатель! Благодарим Вас за приобретение инструмента торговой марки Hammerflex. Вся продукция Hamm...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.