WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

«Владимир Николаевич Афанасьев Герман Аляскинский. Светило православия Герман Аляскинский. ...»

Владимир Николаевич Афанасьев

Герман Аляскинский.

Светило православия

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=657535

Герман Аляскинский. Светило православия: Голос-Пресс,

религия, православие; Москва; 2006

ISBN 5-7117-0141-x

Аннотация

Книга повествует о первом русском просветителе.

Преподобный Герман пришел на Аляску со Святой Руси.

Дитя Саровских наставников родился в славном городе

Серпухове, недалеко от Москвы. С детских лет он

всей утонченной натурой тянулся к иноческой жизни в Саровской пустыни, которая славилась строгостью и святостью.

Божиим Промыслом перенесен на студеные берега Русской Америки, где стал первым русским православным святым и небесным покровителем Америки, освященной стопами и деяниями Преподобного Германа. Но до последнего мгновения своего молитвенного пути Святой Герман, взирая через хмурый океан, ловил Божественный свет родной Саровской обители.

Содержание Вместо предисловия 4 Светило православия 19 Конец ознакомительного фрагмента. 64 Владимир Афанасьев Герман Аляскинский.

Светило православия Вместо предисловия Светлой памяти Митрополита Волоколамского и Юрьевского ПИТИРИМА (Нечаева, 1926–2003) посвящается XVIII век. Первые открытия, освоения островов Тихого океана, Аляски, Северной Калифорнии. Россия в движении. Душевная энергия народа получила новый импульс от императора Петра Первого, а при императрице Екатерине Второй Россия твердо встала на Американский материк, как межконтинентальная Держава. И если время освоения территорий будущих США от Атлантического океана на востоке до Тихого на западе растянулось на 350 лет, то Русь за короткие 60 лет прошла с завоеваниями и освоением земель от Урала до Тихого океана. Однако такой волевой разбег не удержал могучую Русь на границах Азии. На волне истории и на семи кочах Семёна Дежнёва и Попова тугие ветры Берингова моря принесли к берегам дикой Аляски первых поселенцев.

Более ста лет Россия собирала интереснейшие страницы отечественной и церковной истории, что позволяет отчетливо увидеть духовно-исторические причины стремительного выхода Руси из своих национальных границ, высветить, что именно готова была нести на Американский континент и какое значение возымела миссия Русской Православной Церкви в Америке как для коренных жителей, так и для духовной жизни самой России.

Проблемы освоения северной части Тихого океана, в частности – пути из Европы через Ледовитый и Тихий океаны в Японию, Индию, находились постоянно в сфере интересов крупнейших морских держав мира. Эти державы прощупывали морские пути Русского Севера, а их агенты в России шпионили и передавали на Запад всё, что было связано с русскими делами в Сибири и Северо-Восточной Азии. Дипломаты и деловые люди России не сидели сложа руки. Россия вела торговлю с Китаем, для неё были доступны богатейшие рынки Индии, Японии, прослеживались попытки англичан и французов найти пути к этим рынкам по Северному Ледовитому пути, так как иные лазейки зорко охранялись испанцами.

Америка. Государь России Пётр Первый хорошо почувствовал её близость. Определение своих торговых, политических и оборонно-стратегических возможностей в этом регионе становится для России задачей первостепенной важности. С целью разведки северной части Тихого океана, иностранных владений, морских путей и военно-политических условий в этом районе Пётр I задумал секретную экспедицию.

Так уже с первой камчатской экспедицией Витуса Беринга была отправлена в 1732 году еще одна экспедиция, связанная с именами И. Федорова и М. Гвоздева, также с секретными целями. Им впервые довелось увидеть Америку.





В 1787 году указом императрицы Екатерины Второй ввиду «покушений аглицких промышленников»

была снаряжена специальная экспедиция с целью официально объявить новообретённые земли Америки «российскими владениями», «поставя и укрепя гербы и зарыв в землю медали с надписями на Русском и латинском языках».

К русским владениям на Аляске с противоположной восточной стороны Северной Америки подходила британская «Компания Гудзонова залива», обосновавшаяся здесь в 1670 году, а во второй половине 80-х годов XVIII века на западном, русском побережье Аляски появились «бостонские купцы». Так в этой части американского континента сошлись интересы России, крупнейших европейских держав.

Интересно, доминирующим началом авангардного движения Руси на Восток была личная инициатива отважных землепроходцев. В основном людей, чуждых корысти, свободных духом, не имеющх никакого отношения к большим прибылям от пушных промыслов.

Михаил Васильевич Ломоносов писал о них:

Колумбы Росские, презрев угрюмый рок, Меж льдами новый путь отворят на восток, И наша досягнёт в Америку держава… Сторона духовной жизни таких первопроходцев, как Семён Дежнёв, Феодор Попов, Михаил Захаров открывается великой русской добротой, терпением, единством, любовью и широтой щедрости. Так, Михаил Захаров, находясь в Анадырьском остроге, собираясь помирать, «в целом уме и разуме», распорядился своим имением.

Большую часть его завещает монастырям:

«Троице Живоначальной и Сергию Чудотворцу, архимандриту и келарю еже о Христе з братиею», а через них также – «Спасу к Соликамской на Пыскор»… в Соловецкий монастырь, Кириллу и Афанасию в монастырь, Николе в Чердын… Егорыю на городище, Богородице на (здесь утрата текста)… да икона… Катерины Христовы мученицы и поставить в монастырь Сергию Чудотворцу». Захаров просит похоронить его и читать по нём Псалтир, а в указанных монастырях записать и поминать имена отца его Захара и матери Анны, «да ещё Чердынца», и его «Мишкино имя». Кому-то Захаров прощает долги, кому-то завещает другие части имения своего, в том числе некоторые вещи Семёну Дежнёву. Среди этих вещей – «крест серебряный и вызолоченный в коробе» («и той крест отдать Семёну Дежнёву»)… Поистине по-детски открытые верующие православные души!

Протестант Витус Ионассен Беринг, находясь на русской службе, счёл необходимым обе свои исторические экспедиции в Тихом океане осенить благодатным покровом православной веры и церковности.

В первой экспедиции 1728 года он назвал своё судно «Святой Архангел Гавриил» и при наименовании новых земель пользовался православным церковным календарём. Так, 1 августа 1728 года, увидев на Чукотке неизвестный залив, он назвал его «Заливом Креста» (в честь праздника «Происхождения честных древ Животворящего Креста Господня»). 10 августа, в день памяти Святого мученика архидиакона Лаврентия, судно Беринга подошло к острову, названному островом «Святого Лаврентия». Во второй экспедиции 1741 года судно, которым командовал сам Беринг, было названо «Святой Пётр», а другое судно под начальством А. И. Чирикова получило имя второго первоверховного апостола «Святой Павел».

20 июля, в день памяти пророка Божия Илии, «Святой Пётр» впервые бросил якорь у американского континента, у острова, который Беринг назвал островом Святого Илии (Кадьяк), и увиденная на материке высокая гора получила название «горы Святого Илии»… Но группа небольших островов, на одном из которых команда Беринга похоронила умершего матроса Шумагина, получила название «Шумагинских островов».

Там была отдана честь русскому матросу и в его лице

– всем простым рядовым труженикам великих экспедиций.

И если первое соприкосновение русских с американским континентом произошло при небесном предстательстве Апостолов Петра и Павла и пророка Илии, то можно считать, что это явилось предзнаменованием апостольской (и пророческой) в основе своей миссии России в Америке. Первый этап открытия Америки со стороны России был сознательно отмечен некоей печатью православной церковности.

Что же касается русских, попавших на Аляску в древности, то сведения о них сообщил преподобный Герман Аляскинский в двух письмах старцу Назарию

– настоятелю Валаамского монастыря от 19 и 22 мая 1795 года. В этих письмах Преподобный сообщал о том, что в российских колониях на Аляске живут русские – потомки новгородцев, бежавших при погроме Новгорода Иоанном Грозным в 1571 году через Сибирь по реке Лене, откуда вышли в море на семи кочах, «из Колымы перешли на Анадырь», потом в Ижигу, в Якум, Танску, а потом их прибило к Американскому берегу. Преподобный Герман сообщал, что миссионер отец Макарий горел желанием «искать способа, как бы проведать достоверно о них». В конце XVIII века – в первой половине XIX не раз снаряжались экспедиции с целью найти древнее поселение русских на Аляске.

Но не нашли. В 1937 году при землемерных работах на Кенайском полуострове Аляски были найдены остатки крупного поселения, ошибочно принятого за русское. Оно заставило вспомнить старинные свидетельства, и в том числе письма преподобного Германа. Американец Т. С. Фарелли на основании этих писем и данных о Кенайской находке поспешил издать книгу под названием – «Затерянная колония Новгорода на Аляске». Письма Преподобного стали широко использоваться учёными. Русские учёные А. В. Ефремов и А. Л. Биркенгоф пришли к выводу (в разное время), что в сведениях аляскинского старца нет противоречия: русское поселение на Аляске было основано сибирскими мореходами Семёна Дежнёва (плывшего как раз на семи кочах), предки которых были выходцами с северо-востока Европейской Руси, куда действительно могли бежать люди из Новгорода в 1571 году.

Слава России! Это понятие не было пустым звуком. Многие лучшие деятели тех времен жили им. Так, великий Ломоносов создал грандиозный проект освоения Северного морского пути для прямого сообщения морем от Петербурга до Аляски, не имея от подобных проектов никакой личной выгоды. Не его вина, что этот проект тогда не состоялся; Губернатор

Сибири И. А. Пиль, отражая дух эпохи, в особом указе Г. И. Шелихову от 11 мая 1794 года выразил так:

«Главнейшая цель стараний Ваших в том, чтобы американцев превратить из диких в обходительных и нужных в просвещённом общежитии упражнениях сделать знающими». В 1795 году глава Российско-Американской компании Григорий Иванович Шелихов умер.

Его жена, на редкость добродетельная, смелая, умная, и образованная Наталия Алексеевна, не только сохранила целостность компании, на которую покушались, чтобы поделить по частям, но и, как ее муж, прилагала усилия, создавая на американском континенте страну «Славороссию».

Идея завязать торговые отношения с Калифорнией для спасения Русской Америки от недостатка питания и связанных с этим болезней принадлежала камергеру, одному из директоров Российско-Американской компании, послу России в Японии, овдовевшему зятю Григория Ивановича Шелихова Резанову Николаю Петровичу. В 1805 году он посетил русскую

Америку, пытаясь выяснить возможности такой торговли, побывал в посёлке Сан-Франциско. Там он полюбил юную испанку – дочь коменданта посёлка, назвав её своей невестой. Возвращаясь на родину, Резанов умер. Об этой возвышенной благородной истории созданы поэма, пьеса «Юнона и Авось» и песня:

«Я тебя никогда не забуду, я тебя никогда не увижу…»

Во исполнение идей Николая Петровича 15 мая 1813 года на берегах Южной Калифорнии был основан русский Форт Росс, через который предполагалось снабжать Аляску и даже Камчатку хлебом и молочными продуктами.

Позже по случаю на Ситхе у английского купца купили судно «Юнона». А в 1806 году построили тендер под названием «Авось». Командование «Юноной»

принял морской офицер – лейтенант Н. А. Хвостов.

«Авось» возымел командиром лейтенанта Г. И. Давыдова.

Русь Православная! Естественно и непреднамеренно она несла свет своей веры туда, куда приходила. И это было проповедью, апостольством, миссией.

Важнейшим в этой начальной стихийной миссии русских первопроходцев среди удивленных народов Сибири и Америки оказался образ (пример) их собственной жизни, отличавшейся непривязанностью к земному, отказом от служения собственному житейскому благополучию, уюту, комфорту, а также заключённой в самой природе русского Православия любовным и братским отношением ко всем племенам и народам без различия! Всё это и покоряло духовно племена и народы Руси… В этом движении душевного потока выделялись люди, усматривающие истинную радость словом о Христе, о православной вере нести просвещения народам, с которыми приходилось встречаться, как бы делиться с ними сокровищами духовными, благовестивших Евангелие. Свято почитать человечество в народах американского континента – стало с самого начала главнейшим основанием политики России в этом регионе, содержанием её миссии в Америке в широком смысле этого слова. Начала такой миссии были сразу же заложены основателями Русской Америки, гражданином города Курска И. И. Голиковым и гражданином города Рыльска Г. И. Шелиховым.

Прошение Голикова и Шелихова о посылке во владения их компании Духовной миссии, а так же рапорт Сибирского губернатора генерал-поручика И. В. Яко

– би о деятельности Российско-Американской компании рассмотрела императрица Екатерина II и велела исполнить, поручив митрополиту Гавриилу подготовить специальную Духовную миссию в Америку. Решено было послать изъявивших желание (согласие) монахов Валаамского монастыря. Иеромонах Иоасаф (Болотов), возведённый по этому случаю в сан архимандрита, возглавил Миссию. Под его началом посылались три иеромонаха: Афанасий, Макарий, Ювеналий; иеродиакон Нектарий и монах Герман. Потом к ним присоединились ещё несколько человек причетников. В таком составе Миссия была утверждена и выехала из столицы России через Сибирь к далёким берегам Америки.

Так началась первая особая Церковная Миссия на Аляску и острова Тихого океана. Все члены Миссии оказались монахами, и притом – из числа лучших подвижников. И это промыслительно… Рассматривая внутреннюю политику того времени в отношении Православной Церкви, усматривалась тенденция начала царствования Екатерины II, когда она была настроена к Церкви и к духовенству весьма отрицательно, в духе Вольтера и иных французских «просветителей».

Хотя внешне она могла подчеркнуть свою верность Православию, позаботиться о каких-то внешних нуждах Церкви, если они дорого не обходились. Указом 1764 года она начала небывалую в России секуляризацию церковных земель, тогда закрывались многие монастыри. До неё ещё, в 1740-х годах, правительство развернуло настоящее гонение на самые жизненные основания Церкви – на подлинное духовное подвижничество. Под предлогом борьбы «с ханжеством» из приходов и монастырей изгонялись (часто с помощью военных отрядов) наиболее духовные, истовые подвижники и молитвенники.

В это тяжкое время появились даже нападки на молитву Иисусову, то есть на важнейшее духовно-молитвенное делание православных, и, по крайней мере, в духовных учебных заведениях, где начали процветать довольно распущенные нравы, она подверглась отрицанию и забвению. Знаменитый Паисий Величковский, взыскавший подлинного подвижнического пути спасения, вынужден был оставить семинарию и удалиться в Молдавию, на Афон, ибо в России ему не представлялось возможным осуществить благое своё намерение.

Архиепископа Феофилакта (Лопатинского) трижды вздёргивали на дыбу и били батогами, и в застенках же был заморен голодом архиепископ Арсений (Мациевич). Вспомните основателя Саровской пустыни великого старца Иосифа, которого агенты тайной канцелярии с солдатами в своё время взяли из монастыря и заключили в тюрьму, где он и умер. При Екатерине II один обер-прокурор Синода (Мелиссино) был протестант, другой (Чебишев) – атеист. Святитель Тихон Задонский, уйдя в монастырь «на покой», совсем не имел покоя, подвергаясь насмешкам монахов, в лицо называвших его «ханжой». Пришлось испытать на себе влияние этой государственной линии и преподобному Серафиму Саровскому, которого старался притеснять один из настоятелей Саровской обители.

В лице своего царствования, под влиянием зверств французской революции 1789 года, Екатерина II освободилась от «вольтерианства», её отношение к Церкви стало меняться, но последствия однажды принятого антиправославного курса продолжали сказываться ещё долго.

Теперь Миссии Русской Православной Церкви в Восточной Сибири и на новых владениях разворачивались с особым успехом. На очереди находились Чукотка и Америка. И если на Чукотке дела шли туго изза непокорного воинствующего населения, то в Америке – довольно успешно.

В состав специальной Духовной миссии входили:

Архимандрит Иоасаф (Болотов) – сын священника, родился в селе Страшкове Кашинского уезда Тверской губернии. Учился в Тверской и Ростовской семинариях латинскому языку, философии, богословию, окончил курс в 1785 году. В следующем году пострижен в монашество и рукоположен во иеродиакона и иеремонаха в Ярославском Толгском монастыре. В 1789 году попросился в Югскую пустынь. В 1792 году нашел свою обитель – Валаамский монастырь. В 1793 году ему исполнилось 36 лет. Митрополит Гавриил в его характеристике отмечает, что Иоасаф «полагает своё богатство в нестяжании» и на поездку в Америку «определяет себя единственно по подвигу распространения закона христианского в народах непросвещенных истинами Евангелия». Главный правитель Российско-Американской компании А. А. Баранов, по свидетельству К. Т. Хлебникова, «был доволен дружбою и расположением архимандрита Иоасафа, отдавая справедливость его просвещённому уму, нраву тихому и душе доброй»;

Иеромонах Макарий – родился в 1750 году, сын крестьянина села Чаянки Севского уезда Орловского наместничества, крепостной князя Кантемира, получивший от хозяина «отпускную» в 1770 году и постригшийся в Орловской Богородицкой Площанской пустыни. В 1782 году рукоположен во иеродиакона. В 1793 году перешел в Санкт-Петербургскую епархию;

Иеромонах Ювеналий – родился в 1761 году в Екатеринбурге в семье шихтмейстера Нерчинских заводов Ф. Говорухина. В 1774 году начал служить в чине инженерного прапорщика на Колывано-Воскресенских заводах. В 1791 году уволился по своему желанию (прошению) и поступил в Валаамский монастырь, желая стать иеродиаконом, но за «весьма добропорядочную жизнь» быстро был произведён во иеромонаха.

Иеромонах Афанасий (Михайлов) – родился в 1758 году в Москве в семье крепостных графа Ягужинского.

Получив «увольнение», прибыл на Валаам, где в 1788 году принял монашество;

Иеродиакон Нектарий (Панов) – родился в 1762 году в семье купца города Костромы. С детства был весьма болезненным, купеческое дело вести не мог и был отпущен по своему желанию в монастырь. С 1787 по 1791 год находился в Саровской обители (по всему

– лично знал преподобного Серафима Саровского). В 1791 году попросился на Валаам. В августе 1793 года перед назначением в Америку был переведён в Александро-Невскую лавру, где и принял постриг и рукоположен в иеродиаконы;

Последний по «чину» участник Миссии, но первый по высоте подвига и почитанию – монах Герман, был самым «безвестным»… Светило православия «Избранный чудотворче и преславный угодниче Христов, Богоносне отче наш Германе, Аляски украшение и всея православныя Америки радование, воспеваем ти вси похвалы сия.

Ты же яко небесный покровитель Церкве нашея и всемощный пред Богом молитвенниче, не престай молитися о нас, чадах твоих, усердно тебе вопиющих:

Радуйся, преподобне отче наш Германе, Аляски и всея Америки преславный чудотворче».

«Видевши святии мученицы, яко в мире сем вся суетна суть и тлению причастна, потщашеся предвечному Богу благоугодити, и претерпением лютых мук тленная на нетленная пременити, за еже сподобистеся предстояния у страшного престола Владычня в славе вечной, в ней же не забудите и нас, память вашу совершающих».

Воспевает Святая Церковь хвалу мученикам словами акафиста, а они, как жертвы Богу за нас, предстоят у престола Всевышнего и, ходатайствуя за нас, являются нашими помощниками, у которых мы можем испросить помощи в наших бедствиях… Особенно помощь святых бывает сильна там, где их мощи почивают, или где они потерпели мучения, или если место каким-либо другим образом связано с их памятью.

Милосердный Господь дал своего светильника, небесного покровителя Православной Церкви в Америке, преподобного и Богоносного отца Германа, Аляскинского чудотворца, первого русского исповедника святого православия среди коренных обитателей Русской Аляски, для его вечного прославления.

Блаженный отец, принесший слово Христова благовестия на Аляску, передал великий духовный опыт Русской Церкви, её благочестие, традиции их добрым хранителям многочисленной американской православной паствы, которые свято чтут память своего первого русского святого и постоянно обращаются к нему в молитве:

«О, предивный угодниче Божий, преподобне отче наш Германе, подвигом добрым подвизался еси во стране сей среди суровыя природы. Явил еси себе в малом верным во служении своем Богу, по глаголу Его; в малом был еси верен, над многим поставлю тя.

И ныне, егда исполнися слово сие Господне на тебе и постави Господь над всею Церковию нашею, яко небесного покровителя, вси взываем ти тёплою молитвою: Молися за Церковь нашу святую, да сохранит ея Господь в чистоте и Православии, да явит ея украшением страны нашея, да оградит ея от темных сил вражиих, да изженет супостаты и да дарует всем чистоту веры и благочестия.

Всем же нам дух мира и любве, дух кротости и смирения, гордыни отгнание, от самопревозношения ограждение. Болящим помощь и исцеление, скорбящим утешение, алчущим правды духовную пищу небесную. Да улучив желаемое, обрящем праведное мздовоздояние в день Страшного Суда, и со всеми святыми воспоем и прославим Живоначальную Троицу: Отца Непостижимаго, Истинного и Единороднаго Сына, и Святаго Утешителя Духа, во веки. Аминь». 1 Молитвенное предстательство преподобного Германа по пришествия семи лет после преставления оградило епископа Камчатского, Курильского и Алеутского Иннокентия Вениаминова в начале лета 1842 года, во время его инспекторского обозрения церквей островных приходов, входящих в его обширную Северо-Американскую епархию. Бриг «Охотск», на котором путешествовал епископ Иннокентий, 28 мая 1842 года вышел из порта Уналашка и взял курс на остров Еловый и остров Кадьяк.

«Пять дней плавание было очень хорошее, так как дул тихий попутный ветер, на шестые сутки, в ночь, вдруг неожиданно все на судне почувствовали сильАкафист преподобному отцу нашему Герману, Аляскинскому чудотворцу. Издание Серпуховского Высоцкого мужского монастыря. 1999.

ные толчки и качку. Это произошло от землетрясения, которое продолжалось две минуты. Вскоре после этого подули сильные противные ветры, с морозом. Море запенилось и забурлило. Судно качало и подбрасывало. Пассажиры попрятались в трюм и каюты, и все люки были заколочены. Наверху оставалась одна команда с капитаном и епископ Иннокентий. Двадцать восемь дней и ночей кидало судно по волнам из стороны в сторону и так сильно качало, что не было никакой возможности стоять или ходить; те, которые находились в каютах, ползком ползали, сидели без света, огня и, кроме того, без пищи и пития. Наконец на двадцать восьмые сутки море стало затихать; подул попутный ветер, небо прояснилось, и к вечеру был виден берег. Но капитан не хотел пристать к берегу, боясь, как бы не произошла перемена ветра; но команда же, напротив, изнемогая от голода, настоятельно требовала пристать к берегу. Епископ Иннокентий, видя упорство с той и другой стороны и опасаясь возмущения, уговорил капитана плыть к берегу; притом сказал ему: „Если вы боитесь, так я сам буду править судном“. Не доезжая до берега около тридцати саженей, бросили якорь и потом сделали несколько пушечных выстрелов, давая этим знать, что пассажиры нуждаются в воде и провизии. Вскоре после данного сигнала прибрежные жители доставили на судно изнемогающим воду и провизию. Затем епископ Иннокентий отслужил на палубе благодарственное молебствие Господу Богу за столь чудесное спасение; при этом все пассажиры от радости плакали.

Спасение брига «Охотск» со всеми пассажирами последовало, по рассказу креола Герасима, находящегося в числе пассажиров, будто бы оттого, что епископ Иннокентий во время опасности просил помощи бывшего миссионера монаха Германа, в прошлом постриженника Валаамской обители, который скончался 15 ноября 1836 года и похоронен на острове Еловый.

Этот рассказ стал известен в Валаамском монастыре. Валаамский игумен Дамаскин 27 декабря 1866 года обратился к преосвященному Иннокентию с письмом, в котором просил его уведомить: так ли все это произошло, как передал ему креол Герасим?

«Ваше Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Владыко, Милостивейший Архипастырь.

Один из богомольцев, случайно прибывших в монастырь из пределов Америки, передал мне рассказ креола Герасима о жизни миссионера монаха Германа, бывшего Валаамского постриженника. Много сведений в этом рассказе, свидетельствующих о благодати Божией, осиявшей и осиявающей старца. Между прочими сведениями есть одно, касающееся особы Вашего Высокопреосвященства, будто бы переданное собственно Вами. Оно следующее: сильная буря тридцать шесть дней носила Вас по волнам в виду острова Елового. Все были в отчаянии, Вы изволили служить молебен. Во время молебна внутренне Вы просили отца Германа спасти Вас от потопления. Вдруг сделался попутный ветер, переменившийся опять в прежний по входе Вашем в гавань. Вскоре на могиле старца Вы служили панихиду. У Вас в руках была книга; у креста предстал вам отец Герман в мантии и клобуке; книга выпала из рук Ваших – и видение скрылось.

Ваше Высокопреосвященство, осмеливаюсь умолить Вас: благоволите известить меня, в какой мере рассказанное сведение достоверно; благоволите сказать ещё что-либо об отце Германе, известное Вам.

Умоляю Вас, не откажите. Вашего письма с нетерпением великим будет ожидать Валаамская обитель:

оно будет для нее неоценимо дорого. Святый Владыко, обрадуйте.

Преклоняя колена со всею братиею, прошу осенить нас всех Вашим архипастырским благословением, приношу Вам общее наше усерднейшее поздравление с высокоторжественным праздником Рождества Бога Слова и с чувствами, исполненными глубокого благоговения и сыновней преданности, навсегда долгом священным поставляю себе пребыть Вашего Высокопреосвященства, Милостивейшего Архипастыря, со всею о Христе братию, нижайшим послушником.

Игумен Дамаскин».

В скромном своем послании Валаамскому братству и в их лице игумену Дамаскину Архипастырь Иннокентий сообщал:

«Возлюбленный мой о Господе Брат, Отец Игумен Дамаскин!

Прежде, нежели я буду отвечать на послание Ваше, от 27 декабря за № 345, касательно о. Германа, долгом считаю свидетельствовать Вашему Высокопреподобию с братиею мою благодарность за присланные мне виды Валаамского монастыря.

В рассказе о покойном о. Германе есть правда, но не все.

Действительно, было, что мы в 1842 году, плывя в Кадьяк, долго были в море и находились в крайности, так что у нас на пятьдесят два пассажира оставалось менее полубочки воды. И перед входом в Кадьякскую гавань нас встретил противный ветер, который дул ровно трое суток. В это время судно наше ходило взад-вперед (или, по-морскому, лавировало) от южного мыса Кадьяка до Елового острова, где жил и скончался о. Герман. На третий день к вечеру, когда судно наше опять подошло к Еловому острову (может 20-й или 30-й раз), я, глядя на оный, сказал в уме своем: “Если ты, отец Герман, угодил Господу, то пусть переменится ветер”. И точно, не прошло, кажется, и четверти часа, как ветер вдруг сделался попутный, и мы в тот же вечер вошли в залив и стали на якорь. Молебна же в то время не служили. Потом чрез несколько времени я ездил на могилу и служил панихиду, но видения никакого я не видел.

Более этого я ничего не знаю и ни от кого ничего подобного не слыхал об о. Германе.

Затем, поручая себя молитвам Вашим, имею честь быть, с искреннею о Господе братскою любовию Вашего Высокопреподобия вседоброжелателъный слуга.

Иннокентий, архиепископ Камчатский.

Марта 1-го дня 1867 г.

Благовещенск».

*** Будущий митрополит Московский Иннокентий свято знал, что переход Преподобного в мир иной не означает оставление тех, кто с верой и любовью приходит к нему. Если Господом Иисусом было сказано: «Не оставлю вас сиротами; приду к вам» (Ин.14, 18), то эту возможность пребывать в таинственном благодатном, вполне реальном общении с любящими предоставил Он и прославившимся о Его имени святым. В Боге и через Бога святые получают нечто вездесущее, способность быть услышанными и присутствовать всюду, где бы ни произносилось их имя.

Преосвященный предвидел, что близок день, когда Святая Церковь богодарованной ей властью удостоверит и утвердит веру в святость и ходатайственную силу перед Богом Подвижника веры и благочестия, избранника Божия Преподобного Германа, которого ублажают и прославляют на Американской и Российской земле. Поэтому-то от всей души приемля святость Преподобного Германа, его сияние, его силу влиять на властный характер капризной природы Аляски, из добрых чувств Преосвященный так скромно выразил в письме Валаамскому игумену Дамаскину свое пребывание на острове Еловом, оставив невысказанностью только свою, внезапно явленную в себе, тайну, чтобы, как великую ценность, хранить до определённого времени.

Умолчание о чуде – видение на могиле отца Германа Преосвященному Иннокентию – это усмотрение опасности – гордыни на его дальнейшем пастырском пути крестоношения.

*** Эпоха Преподобного Германа Аляскинского была менее мучительной в истории многострадальной Русской Православной Церкви, нежели, когда обезглавленная царем Петром Первым потеряла в лице Патриарха своего заступника, но избежала попыток расцерковления России тёмными указами императрицы Екатерины Второй. Он родился в то время, когда Церковь вышла из темниц утеснений и стала расправлять оживающие крылья для дальнего большого полёта.

В ста десяти километрах от Москвы в славном городе Серпухове, раскинувшемся старинной крепостью и монастырями на мягких берегах красивых рек – Оке и Наре-журчинушке, 4/17 марта 1756 года в купеческой семье Ивана Зырянова родился первенец, которого в святом крещении нарекли Герасим.

Детство Герасима проходило под сенью Высоцкой Афанасиевой обители и духовным покровом преподобного Сергия Радонежского, молитвенника земли Русской.

Его окружала боголюбивая среда. В доме родительском ему рано привили любовь к вере и Господу, тяготение к чтению книг. Добротолюбие и Евангелие – с этими святынями основных правил веры и жизни христианской он никогда не расставался. Под благотворным живительным влиянием глубоко верующей матери и христолюбивого отца, прочно знающих, что существо Православия Русского видится в Божией Матери и Святых отцах в Земле Российской просиявших, в почетании, которое корневищем держится на Евангельском и святоотеческом духе – духе добра, красоты, родниковой чистоты святости, они-то и способствовали формированию святорусского сознания, определяющего путь к святости их любимого сына.

Жизнь в купеческом Серпухове рядом с древним Высоцким Афанасиевым мужским монастырем отличалась особой церковностью. Городской быт был насыщен исконным православием, с древней иконописью, знаменным пением, патриархальными обычаями и нравами. Высоцкий Афанасиев монастырь – освященный стопами великого Сергия, чудотворца Радонежского, древний на Руси, со своими традициями, благоустроенный, с высоким молитвенным духом насельников, торжественностью служб, обилием святынь, – укреплял в юном Герасиме религиозное настроение. По мере того как к десяти годам для него Афанасиева обитель становилась вторым домом, где в соборном храме Покрова Божией Матери он простаивал все службы, интерес к миру постепенно отдалялся от него, чаще – раздражал. Его влекли: уединение, молитва, притягательность храмов, свет и тепло чтимых чудотворных икон. Струилось из Высоцкой обители неповторимое русское церковное пение – поющая душа народа, – купеческий Серпухов дышал Святой Русью. Жизнь текла мирно, чтимо, с видением будущего, в проявлении интереса к духовной литературе… Усердно читалась Библия, Четьи-Минеи, Прологи, Творения Святых Отцов и учителей церкви. Учительские классы монастырской школы вели дьяконы, начинали с Часослова и Псалтири. Ученики легко воспринимали все возвышенное и прекрасное, что оставалось и закреплялось в душах молодых людей на всю жизнь.

Большая семья Зыряновых жила одним хозяйством. С первым благовестом шли к заутрени. После обедни обедали, отдыхали: с умилением пели псалмы. Пели разливно, строго, гармония звучала стройно и мягко переполняла радостью души – все плакали.

Пели и – плакали.

Важным событием в жизни семьи Зыряновых было посещение московских святынь и паломничество в Лавру Преподобного Сергия Радонежского. Сборы на богомолье были волнительными. В путь выходили с утренней звездой. Шли пешком, чтобы потрудиться для поклонения чтимому во всех концах земли Русской преподобному Сергию. Рака с нетленными мощами, великолепные храмы, целые лики черноризцев поражали юного паломника своей неземной стороной этой дивной обстановки, а рассказы о первоначалии обители, из жития Сергия, вдохновляли душу и влекли воображение к пустынникам, лесным дебрям и отдалённым от путей мира сего святым обителям.

Родители воспитывали будущего святителя в благочестии, заботясь о его образовании. Поклоняясь святоотеческим святыням, соприкоснувшись с духовной жизнью Высоцкого монастыря, – убеждались в истинности правильного пути.

Их радовало возрастающее стремление богоизбранного сына к монашеской жизни. Отец – человек созревшего, духовного патриотизма, внушал своему сыну, что подлинным украшением Русской Православной Церкви во все времена были её подвижники, призванные проповедовать миру Христа распятого и воскресшего: «Будь образом для верных в слове, в жизни, в любви, в душе, в вере, в чистоте» (1 Тим.

4, 12), – поэтому, когда Герасим возгорелся желанием посетить, по приглашению близкого родственника отца, Саровскую пустынь в Темниковских лесах, то возражений не было.

С родительским благословением летом 1769 года Герасим отбыл в далёкую, неведомую, затерявшуюся в дремучих лесах Мордовии «благоухающую пустынь».

По прибытии в Саровскую пустынь, Герасим сразу почувствовал, как в него вливается неизъяснимая сладость разлитого по дремучему лесному разнотравью настоя благодати. Он уже знал тогда, что здесь, на лужайке, у западной стены крохотного деревянного храма, отдыхавшей от дальней многотрудной дороги, присевшей на тёсаные брёвна Агафии Семёновне Мельгуновой в тонком дремотном сне было видение Царицы Небесной Богоматери.

Пречистая Дева сказала ей:

«Вот то самое место, которое Я повелела тебе искать на Севере России, когда ещё в первый раз являлась Я тебе в Киеве. И вот, здесь предел, который Божественным Промыслом положен тебе: живи и угождай здесь Господу Богу до конца дней твоих. И Я всегда буду с тобою, и всегда буду посещать место это, и в пределе твоего жительства Я осную здесь такую обитель Мою, равной которой не было, нет и не будет никогда во всем свете. Это четвёртый жребий Мой во вселенной. И как звёзды небесныя, и как песок морской умножу Я тут служащих Господу Богу, и Меня Приснодеву, Матерь Света, и Сына Моего Иисуса Христа величающих: и благодать Всесвятаго Духа Божия и обилие всех благ земных и небесных, с малыми трудами человеческими, не оскудеют от этого места Моего возлюбленнаго!»

А теперь за этим ветхим храмом развернулось каменное строительство главного храма Саровской пустыни – Успенского собора. Проживая в Варлаамовой пустыньке у старца-подвижника Варлаама, Герасим всей своей утончённой, чувствительной натурой возымел великую ревность к благочестию. Варлаамова пустынька стояла чуть в стороне от Саровской пустыни на речке Глинке и на Шилоншанском ручье (Гнилое озеро). В работе, валясь от усталости, за чтением книг, он стремился таким образом приучить юную плоть свою покоряться духу.

В келии тихо и благоговейно совершал он всеночное бдение по чину и уставу церковному пред дивным глубокочтимым образом Царицы Небесной, именуемой «Споручница грешных». С батюшкой Варлаамом во время всенощной читали Акафисты. Нравилось Герасиму чтение Устава за трапезой. Саровский строитель Ефрем ввел обязательное правило – начиная с 25 октября несколько дней подряд читались Уставы, как основы монастырской жизни. Каждый монах и послушник имел на руках копию Устава, получаемую под строгую подпись в ведомости.

На духовное воспитание Герасима влияли – «старцы духовной жизни» – это старцы-подвижники, которые установили в русских обителях Уставы и Предания святых отцов.

Старец Варлаам с первых дней привязался к своему родному племяннику и исполнительному келейнику. Как духовный руководитель он наставлял его на богонадежный путь иноческой жизни. Передавая себя в полное послушание, Герасим чувствовал особое отношение доброго и строгого батюшки Варлаама. Он принял простоту и скромность привлекательного лесного места, где пустынь соответствовала характеру уединенной иноческой жизни, которой желала и искала его чистая душа христолюбца.

Старец Варлаам в первых наставлениях обращался к опыту толкований преподобных Каллиста и Игнатия:

«Если на случайную дорогу, неизведанную делом, едва ли кто решится вступить без верного проводника; если в море никто не пустится без верного искусного кормчего; если за какую-либо науку или искусство никто не возьмётся без знающего дела учителя: то кто дерзнёт приступить к изучению делом искусства искусств и науки наук, вступить в таинственную стезю, ведущую к Богу, и пуститься в беспредельное мысленное море, то есть в иноческую жизнь, подобную жизни Ангелов, с самоуверенностью достигнуть конца без руководителя, без кормчего и учителя, опытного и истинного? Поистине таковой, кто бы это ни был, прельщает себя и, прежде вступления на путь, уже заблудился, как незаконно подвизающийся:

как, напротив, и шага не сделав, достиг конца тот, кто подчиняет себя отеческим уставам. Ибо откуда иначе имеем мы узнать, как ополчиться против плоти или как вооружиться против страстей и бесов? Как без них (без наставников) научиться отличать доброе от недоброго, когда к добродетелям прицепляются худые страсти и всегда стоят некаго при дверях их? Как без них умудримся обуздывать чувства телесные и, как струны на гуслях, согласно настраивать силы душевные? Особенно же, как без них можно будет нам различать гласы, откровения, внушения, видения Божественные и козни, прелести и призраки бесовские?

Одним словом, как сподобимся достигнуть единение с Богом и научиться богодейственным священнодействиям и таинствам без посвящения в них тайноводителем истинным и просвещенным? Никак невозможно это, никак…»

Отцу Варлааму приятно видеть было, как его келейник радостен перед лицом Божиим, как он упорно старается выбирать тернистую тропинку к достижению великой цели подвижничества, не страшась тяжёлого труда, лишений.

Разглядел в Герасиме эти качества и иеромонах Феодор (Ушаков), настоятель Санаксарского монастыря.

Сопровождая отца Варлаама в поездках по монастырским нуждам для закупки хлеба и необходимого продовольствия в селениях Тарханы, Старый Ковыляй, Аксёл, Герасиму нравились остановки и пребывание в Санаксарской обители, где всё дышало чистотой света, очищающего душу, отдаляя пристрастие ко всему временному.

Отец Феодор «завёл в обители самую первую и прочную основу иночества: личное руководство братии и полное откровение помыслов. Если кого тревожили помыслы – днём ли или ночью то было, всякий мог немедленно идти к настоятелю. Отец Феодор отечески выслушивал инока и успокаивал его, говорил с ним столько, сколько нужно было, и отпускал, лишь когда помысел, искушение это утихало…»

Беседуя наедине с молодым послушником, отец Феодор объяснял Герасиму необходимость иметь духовного руководителя, то, что весь подвиг монашеского жития состоит в отсечении воли, ибо без этого всякий, живущий в монастыре, не монах, а мирянин. О мирском благе, о пользовании благами мира, а с другой стороны – о посте и воздержании отец Феодор размышлял убедительно: «Как судить нам о тайнах Божиих?!. Наше дело – беспрекословно повиноваться истине. Вспомним, что и в раю дана была заповедь воздержания от плодов древа познания добра и зла.

Видно из этого, что пост сроден естеству человека.

Но, если бы по этой нужде поста Бог не благоволил сотворить в таком обилии благ земных, тогда пост у всех был бы невольный. Нужно думать, что обилие благ на земле не для наслаждения, а для совершенства поста. Не невольного поста ждёт от нас Бог, а восхотел, чтобы мы, при всём изобилии, не воздерживались лишь, а постились из любви к Нему, как заповедано Святою Церковью. Обилие же благ земных Бог послал в утешение для немощных, больных, престарелых и младенцев».

Сладкая свобода и тишина оставались в душе после беседы с отцом Феодором.

Праведный Феодор видел в Герасиме исполнителя Божеского дела, ибо не все живущие в монастыре – монахи, но тот монах, кто исполняет дело монашеское, Господь сказал:

Не всяк глаголяй Ми, Господи, Господи, внидет в царствие небесное, но творяй волю Отца Моего, иже на небесех (Мф. 7, 21). И нисколько не сомневаясь в будущности Герасима Зырянова, отец Феодор раскрывал перед ним тайны цели и конца подвижничества в наставлениях святого Иоанна Кассиана: «Все науки и искусства имеют свою цель и свой конец, – смотря на который рачительный любитель искусства охотно переносит все труды и издержки. Так, земледелец, терпя то зной, то холод, неутомимо распахивает и разрыхляет землю, имея целью, очистив её от всякого стороннего сора, сделать плодороднейшею; убеждён будучи, что иначе не достигнет конца, то есть получения обильной жатвы, для содержания себя и умножения своего достояния. Так и подвижничество наше имеет свою цель и свой конец, ради которого неутомимо и с удовольствием подъемлем мы все труды, ради которого не тяготит нас скудность питания постнического, веселит изнеможение от бдений, всегдашнее чтение Писаний с размышлением не знает сытости, и не страшат ни непрестанный труд, ни обнажение от всего и скудость во всём, ни даже ужасы этой безмерной пустыни. Конец нашей подвижнической жизни есть Царство Божие, а цель – чистота сердца, без которой невозможно достичь того конца».

Иисус Христос говорит: имате плод ваш во святых, кончину же – жизнь вечную (Рим. 6, 22).

Он сказал:

цель ваша – в чистоте сердца, а конец – жизнь вечная.

Духовные советы дивного подвижника благочестия настоятеля Санаксарской обители иеромонаха Феодора на всю жизнь остались благодарственным светом, озаряющим душу монаха, склонного к жизни духовной. Батюшка Феодор относился к Герасиму как к любезнейшему сыну о Христе. Зная родителей Герасима, находясь в постоянном общении со старцем Варлаамом, как с доверенным лицом, любимцем, он готов был удостоить молодого послушника святого благословения на подвиг иноческий.

Пять лет послушнической жизни в Саровской пустыни. Казалось, ничто не предвещало скорой разлуки с полюбившейся обителью. Сила любви к батюшке Варлааму, к батюшке Феодору притягивала сердце Герасима. Он готов был не отходить от них, наслаждаясь светлым лицезрением и сладкой беседой благоговейных уст дорогих ему старцев, заменивших ласковых и внимательных родителей. Ежедневно на протяжении пяти лет со всей искренностью в чистом исповедании перед отцом Варлаамом или перед отцом Феодором (когда бывали в Санаксарах) раскрывал Герасим все дела свои и поступки, все тончайшие помыслы и умственные соблазны, получая от них советы и наставления, как противостоять той невыброшенной внутренней брани, которую ведут невидимые враги с воинами Христовыми.

Прочно держал он в памяти Писание:

Несть наша брань к крови и плоти, но к началом и ко властем, и к миродержителем тьмы века сего, к духовом злобы поднебесным (Еф. 6, 12).

И вот, «1774 года месяца июля 13 дня, в вечер, в начале 9-го часа пополудни взошла от востока туча, видом вся жёлтая, а из ней был дождь, четверть часа, и дождевая вода была такожде желтовата».

Седьмого августа 1774 года над Саровской пустынью сгустилась туча – на богохранимые места двигалась грозная сила, поднявшаяся против власти помазанника Божьего, буйного и беспощадного Емельяна Пугачёва. Его отряд, под командованием Петра Евстафьева, после взятия города Краснослободска двинулся было на Саров, однако неожиданно изменил движение. После взятия города Темникова наступило короткое затишье.

Напуганная угрозой захвата монастыря, монашеская братия в количестве семидесяти человек вечером 9 августа 1774 года оставила Саров и укрылась в городе Арзамасе на подворье в Высокогорской пустыни, которая в это время была приписана к Саровской.

В эти тревожные для Саровской пустыни дни старец Варлаам и его келейник Герасим задержались в Санаксарской обители у игумена Феодора. До Санаксар доходили слухи, что пугачёвцы не щадят ни купцов, ни дворян, ни монахов светского происхождения, грабят и истязают нещадно. Батюшка Феодор, опасаясь за жизнь и здоровье выходцев из купеческих и дворянских семей, принял совместное с отцом Варлаамом решение: отправить всех в далёкую от Санаксара и надёжную Троице-Сергиеву пустынь, находящуюся на берегу Финского залива под Санкт-Петербургом.

В ночь на 12 августа 1774 года, по благословению старцев, Герасим Зырянов с братией из пяти человек покинул Санаксарскую обитель с надеждой на скорое возвращение, которому по воле Божией не суждено было сбыться… И если в ранней юности Герасиму было откровение свыше, в котором он призывался на иноческий путь, в будущем с отслеживанием во всех благих намерениях помоществуя Господом, то отсюда и все те трудности, лишения, скорби и болезни, потери и находки, которые он претерпевал, взяв начало в Темниковских лесах – в Саровской пустыни… Обходными путями обошли город Темников. Тельгуновскими лесами вышли к Выксе. Столбовые дороги были перекрыты сторожевыми заслонами и заставами правительственных войск. Леса прочёсывались стрельцами: вылавливались пугачёвцы и все, кто чем-либо походил на них. От всякой случайности санаксарским монахам приходилось продвигаться обходными путями. Шли с сердечной Иисусовой молитвой по пути, указанному Господом. Позади оставались города: Судогда, Суздаль, Ростов, Углич, Бежецк. Долго шли по Валдаю. Всё – леса, леса, озера… Осенняя прохлада, многодневные моросящие дожди да густые зябкие туманы сдерживали.

В Сергиеву пустынь пришли с первыми осенними заморозками. Тут и обрушилась на ещё не окрепшего после многотрудной дороги Герасима странная опасная болезнь: резко вспыхнула высокая температура – он просто горел. «На горле образовался нарыв: опухоль быстро возрастала и обезобразила всё лицо, боль была ужасная, весьма трудно было глотать, запах был нестерпимый. В таком опасном положении, ожидая смерти, молодой подвижник не обратился к земному врачу». И он как бы услышал: «Брат унылый и ропотливый! Зачем скорбишь? Зачем вопиешь? Для чего посылаешь за помощью далеко, имея Иисуса, стоящего близ тебя и желающего, чтобы ты призывал Его в помощь! Воззови к Нему: Наставниче! и Он ответит тебе. Прикоснись к краю одежд Его, и Он исцелит тебя не только от одного сего страдания, но и от всех страстей твоих. Если бы ум твой находился там, где бы ему надлежало быть, то и угрызения ядовитых змей и скорпионов не могли бы низвести тебя оттуда к ощущению телесной болезни: забых снести хлеб мой от гласа воздыхания моего (Пс.101, 5). Не скорби; милость Божия близка тебе». «Он с горячею молитвою и со слезами припал перед образом Царицы Небесной и, прося у Неё исцеления, молился всю ночь, потом мокрым полотенцем отер лик Пречистой Владычицы и этим полотенцем обвязал опухоль, продолжая молиться. В изнеможении заснул он на полу и увидел во сне, что его исцелила Пресвятая Дева. Наутро просыпается, встает и к великой радости находит себя совершенно здоровым. К удивлению врачей, опухоль, не прорвав нарыва, разошлась, оставив о себе только слабый след, как бы воспоминание чуда».

Правительственные войска императрицы Екатерины II к весне 1775 года погасили пожар крестьянского бунта Емельяна Ивановича Пугачёва. Весна растеплиласъ, зазеленелась. Пернатые возвратились в родные места из жарких стран. Пожелтели песчаные дюны на берегу лазурного залива.

Всё чаще с надеждой посматривал на Восток послушник Герасим: ожидал благословенного дозволения снова вернуться в сладостную и ласковую Саровскую пустынь… Только к осени 1775 года получил он известие печальное из города Арзамаса от сестёр Алексеевской обители:

батюшку Феодора по повелению Сената и Синода отправили в далёкую северную обитель – Соловки.

Причиной этой горькой несправедливости было предательство темниковского воеводы Неелова, который подобно Иуде наклеветал на своего духовного отца Феодора.

«Когда темниковский воевода Неелов пожелал иметь отца Феодора духовником, то батюшка сразу предупредил его, что нужно полное повиновение во всём, что касается духовной пользы человека, избравшего себе духовного руководителя. Воевода обещал полное послушание и в течение трех лет исполнял это послушание. Затем от стал не заботиться о душе: нарушал посты, притеснял граждан, запечатывал летом печи в домах, взымая за разрешение пользоваться всякою печью по рублю, несправедливо решал дела, за подкуп обвиняя невинных в пользу виновных, брал взятки.

Узнав обо всем этом, отец Феодор строго обличал своего духовного сына, который на это обличение не только не обращал внимания, но и, наконец, в самый разгар страдной поры заставил крестьян строить себе в городе дом. Крестьяне обратились к отцу Феодору с просьбой убедить воеводу Неелова, чтобы он позволил им раньше убрать хлеб с полей… Отец Феодор приехал в город Темников, застал воеводу в присутственном месте и высказал ему всё, что значилось в его противоправных действиях, а также просил его, чтобы он перестал притеснять народ.

Воевода подал жалобу Воронежскому губернатору, будто бы настоятель Санаксарского монастыря иеромонах Феодор (Ушаков) в служебном месте прилюдно нанес ему, человеку зеркальному, оскорбление – назвал грабителем.

Такова была месть «духов злобы» этому дивному подвижнику благочестия. Но козни врагов победил старец Феодор великим терпением и смирением. За горячую ревность в святоотеческом пути, сподобил Господь пострадать старца Феодора Санаксарского.

Сёстрам Алексеевской общины батюшка писал:

«Ныне от вас следует моё отлучение, но вы о том, конечно, не печальтесь, понеже всё не без воли Божией совершилось. Итак, не печальтесь, а радуйтесь, что до такой скорби благость Божия нас доводит, тем более что она пришла совершенно безвинно, а за одно обличие человеческого нечестия и вопиющей на небо несправедливости, что мы, по обязанности нашей, всегда о том говорить должны, и не токмо страдать, но и умирать готовы».

Герасим всегда помнил наставнические беседы с батюшкой Феодором, в которые он вкладывал тепло своего большого сердца и которые оставались в памяти высокими словами святых подвижников Варсануфия и Иоанна Египетских: «Не унывай в скорбях и трудах телесных, которые несёшь, трудясь ради общежития; ибо и это также значит – полагать душу свою за братию (I Иоан. 3, 16), – и надеюсь, что велика будет награда за труд сей. Как Иосифа Господь поставил прокормить братию свою во время голода (Пс. 32,

19) в Египте, так и тебя поставил Он послужить общежитию. Я же повторяю тебе слово Апостола: ты убо, чадо, возмогай благодатию Духа Святого (2 Тим. 2, 1).

Один трудами по Богу достигает в покой Его, а другой достигает туда же смирением. Ты же держись в том устроении, чтоб получить оный за то и другое, когда умрёт в тебе гнев, вследствие укрощения раздражительности в сердце твоём; и тогда исполнится в тебе слово Писания: виждь смирение аде и труд мой, и остави все грехи моя (Пс. 24, 18). Господь да сохранит душу твою, и тело твоё, и дух твой от всякого зла, от всякой противности, наносимой диаволом, и от всякого мечтания, возбуждающего мятеж мыслей.

Остерегайся, чтоб не окрали тебя лукавые змеи и не отравили ядом своим серчания. Он смертоносен. Никто никогда не совершит добра посредством зла, потому что сам побеждается злом. Напротив того, добром исправляется злое (Рим. 12, 21). Ты стоишь на позорище; почему и должен бороться со зверьми, подобно Апостолу в Ефесе (1 Кор. 15, 32), который хвалился, победив зверей. Ты ввергнут в бурю морскую; почему и должен претерпеть многия опасности и подвизаться против обуревания волн. Препобедив их с помощью Божиею, войдёшь в тихое пристанище о Христе Иисусе, Господе нашем».

Батюшка Феодор за всё благодарил Господа. Любимцу Герасиму он наказывал мудрыми подвижническими наставлениями святых преподобных отцев

Варсануфия и Иоанна Египетских:

«Настрой себя благодарить Бога за всё, слыша слово Апостола: о всём благодарите (1 Сол. 5. 18). Будешь ли ты в скорбях, или в нуждах, или в утеснениях, или в болезнях и трудах телесных, – за все, постигающее тебя, благодари Бога, ибо многими скорбями подобает нам внити в царствие Божие (Деян. 14, 22).

Итак, не сомневайся душою твоею и не расслабляйся ни в чём сердцем твоим; но вспоминай Апостольское слово: аще внешний наш человек тлеет, обаче внутренний обновляется по сия дни (2 Кор. 4, 16). Если не претерпишь страданий, не можешь взойти на крест и причастником быть спасительных плодов его».

«Пока корабль в море, он бывает подвержен опасностям и буйству ветров. Когда же достигнет в тихую и мирную пристань, не страшится более опасностей, бедствий и приражения ветров, но пребывает в безопасности. Так и ты, пока пребываешь с людьми, ожидай скорбей, опасностей и приражения мысленных ветров. Когда же достигнешь в уготованное тебе пристанище безмолвия, тогда не будешь иметь страха».

Отец Феодор был истинно стяжатель духовных сокровищ. Он стремился к вечному спасению души, ибо видел в цветении жизнь человека, его созревание, как удивительного плода, в котором святость и благодать Святого Духа сохраняется в прочной вере и чистоте благодатью Божией для будущей жизни.

В августе 1777 года двадцатилетний Герасим Зырянов указом императрицы Екатерины II был утвержден в списке монастырских штатов.

В Троице-Сергиевой пустыни, расположенной за чертой российской столицы, управляющие настоятели часто менялись, правда, люди эти были простые и добрые по своим личным качествам, но в основном – малоопытные в духовном руководстве братии и несведущие в хозяйственных распоряжениях. Братия пустыни, несмотря на ограниченный штат, проводила жизнь строгую и трудолюбивую. При соблюдении внешней стороны монастырского устава, что касательно времени и порядка церковных служб, общей трапезы и монастырских послушаний, не было в обители порядка в управлении внутреннем, который зависит не столько от буквального соблюдения устава, сколько от духовной опытности начальствующих в руководстве душ, им Богом вверенных. Для Герасима, приученного к правилам об откровении помыслов перед духовно опытным наставником, существовавшем в Саровской пустыни и Санаксарской обители, было странным, что в Троице-Сергиевой пустыни таких правил не было, и, конечно, во всякое время подать полезный и спасительный совет неопытному в постоянной многотрудной борьбе с невидимым и злохитрым врагом, да и просто со своими страстями, было некому. А ведь Герасим знал, что хранение совести через возможно частое откровение, или исповедание, своих помыслов и дел, вследствие всецелого предания себя руководству духовно опытного и благорассудительного старца, есть основание, залог и ходатай иноческого преуспения, как то показывают согласные свидетельства всех святых отцов-подвижников. Но сколько велико и душеспасительно это святое делание, столько же противится этому враг и супостат диавол. По словам преподобного Дорофея, «не только самое наставление ненавидит лукавый, но даже и самого голоса, произносящего оное, не сможет слышать… И сказать ли, почему? Он знает, что злодейство его обнаружится тотчас, как только станут спрашивать и говорить о полезном. И ничто он так не ненавидит и не боится, как быть узнанным, потому что тогда он уже не сможет коварствовать, как хочет».

Ревность же Герасима к иноческой жизни не устрашилась трудностей и разнополюсных особенностей жития, встреченных на пути монашеского подвига.

В ноябре 1777 года он был определён указом духовной консистории в число послушников Троице-Сергиевой пустыни; 24 сентября 1778 года пострижен настоятелем Сергиевой обители в рясофор и поручен на попечение братского духовника, почтенного старца Нила. С первых дней молодой подвижник предал себя старцу в полное послушание, а сам старец необычайно крепкий, суровый внешностью, строгий к себе и другим, прямой и открытый, по простоте своей полюбил послушника за его прилежность, спокойствие и беспрекословное послушание.

Весна 1781 года выдалась на редкость ранняя, с бурным разливом, дружным цветением пригородных садов. Тёплые солнечные дни подняли настроение.

Троице-Сергиева пустынь, сверкая небесной чистотой и необычайно высвечиваясь белизной, точно парила на воздухе, ласкаемая мягким переливом лучей… В первых числах апреля, по дороге в Соловецкий монастырь, в Троице-Сергиевой пустыни остановилась инокиня Арзамасской Алексеевской общины Марфа (Мария Петровна Протасьева), послушница настоятеля Санаксарской обители отца Феодора, после пребывания в Санкт-Петербурге, где она ходатайствовала об освобождении отца Феодора (Ушакова), так как тяжел был соловецкий климат для него, перед митрополитом Новгородским и Санкт-Петербургским Гавриилом. Митрополит был радетелем о монастырях и во всём, чем мог, поддерживал иночество.

Встречалась она и с ближайшим поверенным митрополита – его келейником отцом Феофаном, который был любимым учеником старца Феодора (Ушакова).

Отец Феофан, войдя в доверие митрополиту, рассказал ему о ссылке без вины в Соловки старца Феодора Санаксарского. Митрополит Гавриил обратился к императрице с ходатайством о пересмотре дела старца и о дозволении ему вернуться в Санаксар.

Из уст Марии Протасьевой Герасим услышал, что митрополит Гавриил особое внимание обратил на Валаамскую обитель, представляющую по географически уединённому положению на Ладожском озере исключительные удобства для монашеской жизни. Для этого митрополит вызвал из Саровской пустыни старца Назария. Официально это выглядело так: «По указу члена Святейшего Синода архиепископа Новгородского и Санктпетербургского Гавриила Саровского иеромонаха Назария перевести в Петербургскую епархию и назначить настоятелем Валаамского монастыря для его подъёма и восстановления».

При упоминании имени старца Назария сердце Герасима возгорелось желанием как можно скорее приблизиться к дорогому и родному человеку, к которому он привязался и полюбил в дебрях темниковских лесов, где батюшка Назарий пребывал отшельником.

Там, в Саровской пустыни, батюшка Назарий и батюшка Варлаам, тихо отошедший ко Господу, с великой осторожностью и трепетностью вывели его на тернистую тропу иночества. И как они радовались первым его робким шагам!..

…Частые визиты в Троице-Сергееву пустынь гостей из Петербурга, постоянные посетители, паломники, боголюбивые прихожане требовали уделения им времени, что мешало молодому послушнику всецело сосредоточиться на молитвенном делании. Валаам же притягивал его своей строгостью. Удалённый от больших суетливых и шумных городов и селений, в течение нескольких месяцев в году отрезанный от внешнего, мира, он грезился Герасиму теперь днём и ночами. Когда после большого трудового, молитвенного дня обитель засыпала тихим коротким сном, в маленькой келии послушника светилось одиноко крохотное оконце, потом и оно гасло, и только слабо мерцала неугасимая лампада перед святой иконой, именуемой «Явление Пресвятой Богородицы Преподобному Сергию». Взирая на икону Божией Матери, Герасим обращался к Ней словами молитвы преподобного Сергия Радонежского: «О Пречистая Мати Христа моего, Заступница и Крепкая Помощница роду человеческому, присно молящаяся о нас недостойных Сыну Твоему и Богу нашему! Умоли Его, да призрит на святую обитель сию, собранную в похвалу и честь святому имени Его во веки. Тебя, Матерь Сладкого мне Христа, Молитвенницу, призываю многое дерзновение к Нему стяжавшую, как общее всем упокоение и пристанище».

Слабо высвечивала светлый лик умоляющего Пресвятую Богородицу Матерь Божию получить извещение о пути спасения. И если усмотреть исполнение слов святого Исаака Сирина: «Смиренномудрым открываются таинства», то можно было наблюдать, как Господь просвещает ум смиренного подвижника к ведению Божественных писаний. Для Герасима, от природы обладающего светлым умом и любознательностью, святая обитель – Саровская пустынь стала школой духовной жизни – «Академией монашества», где наука воспитания выстраивала в нём твёрдую линию исполнения заповедей Христовых, что он и делал с присущим ему глубоким смирением, исключительным прилежанием знакомился с Божественными и отеческими писаниями и с житием святых угодников Божиих, – весь его труд был направлен к достижению главной своей цели – спасению души.

Презирающий свыше на смиренных сердцем Господь внял усердной молитве верного раба Своего. По судьбам Промысла Божия, в награду за безропотное претерпение и смирение, Господь исправил путь Герасима, дав ему время прийти безмятежно в истинном покаянии в то место, где Его святой воле угодно.

Помолившись за литургией в Покров Пресвятой Богородицы первого октября 1781 года, простился Герасим со своим духовником. Расставаясь, старец напутствовал своего послушника: «Много тебе, Герасим, придётся потерпеть, но ты крепко стой, хотя до смерти, за чистоту православия. И молись, ибо в молитве прежде всего покаяние со смирением и благодарение.

К молитве же Иисусовой должна быть особая подготовка – из глубины сердца вырывалось освещение! А всегда молись так:

Иисусе Сладчайший и Дражайший, молю Тебя и умоляю: все мне прости и спаси меня.

Иисусе Сладчайший и Дражайший, научи меня молиться, научи любить Тебя, исполнять заповеди Твои.

Иисусе Сладчайшим и Дражайший, обогати меня смирением, кротостью, и слезами, ибо нет у меня другого пути к Тебе на небушко.

Всегда старайся ходить перед Господом, терпеливо, постепенно отстраняя все лишнее и многозаботливое, так как в нас действуют две силы: добрая воля и сопротивление плоти. С сердцем сокрушенным и смиренным вычитывай правила Устава, родившиеся от молитвы. Устав – это молитва. Все службы выстаивай, все вычитывай – весь Устав выполняй – очищай душу и согревай сердце. Устав и чин должен быть внутренним и готовиться к нему надо, со ступени на ступень восходить, подниматься на высокое только в повседневном труде. Жизнь наша – море широкое, по нему надо плыть только в надёжной лодке – в своей лодке. Во всём надо быть очень внимательным к себе, во всех мелочах, не допускать и малейшей лжи или неискренности или лести и человекоугодия… Давать повод на подкуп, взятки – истязания и мытарства для нас греховные и ответственные – чувствовать в грехах другим – надо очень остерегаться, ибо, мы – монахи даём обет нестяжания, обет надо всегда помнить. Правда должна быть чистой. И – запомни, Герасим! Главное – смирение и любовь. Кто много любит, тому многое простится. Проявление любви к ближнему может спасти и большого грешника. Любовь покрывает всё. Люби труд свой, и дар Божий в тебе будет светиться. Обитающую в тебе благодать Святого Духа никому не показывай: скрывай и храни…»

Согретый вниманием и лаской батюшки, Герасим стал было от всего сердца благодарить старца. Однако тот отечески погладил по голове Герасима тёплой лёгкой ладонью и сказал: «Не меня надо благодарить и любить, а Бога».

Некоторое время он молчал, не выпуская головы Герасима от своей груди и не спеша поглаживая по волосам, как бы напутствовал: «Плыви ровно… не перегружайся… Если ты принимаешь дары – ты обязываешься принимать на себя и часть долгов этого человека… Какие это долги? Не вещественные, нет, а это – грехи. Должно молиться о прощении этих грехов, как о своих – всё с тебя взыщется. Принимать можно только в случае крайней необходимости – не иначе, никакого лишнего груза не прибавляй к своим грехам. Едва ли кто сможет одолеть и снести тяжесть груза своего и чужих ещё грехов в житейскую бурю. Безопаснее переплывают в своей лодке – не взяв чужих грехов со своими.

А ещё скажу тебе: что не есть необходимость для мирян, то необходимо для монахов.

По мере устроения – каждому свои требования, других не суди – но смотри только на себя.

И чем дальше идёт человек по духовному пути, тем больше и теснее его окружают бесы, не терпящие этого пути. Бояться их не надо, но борьба чем дальше, тем сильнее, и так до конца и должна быть не на жизнь, а на смерть, во всём и во всех мелочах. Тут нужны большая осторожность и внимание, чтобы не утратить легко, что с трудом приобрёл, и не потерять душевный мир – что драгоценнее всего. И учти – пути Божии до времени не бывают ясны, но постигаются через время путём изучения слова Божия и послушания голосу Совести…»

Благочестивый послушник Герасим, привыкший подчинять себя и всё, до него касающееся, воле Божией, склонился на наставления старца единственно лишь для того, чтобы видеть, что речёт о нем Господь (Пс. 84, 9). Его ответ принял за явное указание Промысла Божьего ко вступлению на высший путь жизни, к чему от детства стремилась чистая душа его «как елень на источники водныя» (Пс. 41, 2). Возложив надежду на Бога, испросил он у старца благословения и молитв. Старец обнял и поцеловал Герасима и, предсказав ему многое о будущем, благословив, отпустил.

На следующий день купил он билет на пароход, и с молитвой в сердце и на устах: «Настави мя, Господи, на путь Твой, и пойду во истине Твоей», – отплыл в обитель преподобных Сергия и Германа Валаамских, чудотворцев на остров Валаам (Нево) на озере Ладожском. Так уж складывалось в характере Герасима, что он никогда не делал ничего по своей воле, а делал по воле Божией. Жил, проводя время в непрестанной молитве и заботах о тех, кто рядом с ним пребывал в скорбях.

Когда Герасим вступил на твердь Валаама, то его охватило такое чувство, что не сразу мог ощутить своего состояния, где он находится, «на земле или на небе, а все монашествующие казались ему как Ангелы Божии».

Такой чистый взгляд был особым действием благодати Божией, ясно указывающий путь, с верою вопрошая словами Псалмопевца: Скажи мне, Господи, путь в оньже пойду, яко к Тебе взях душу мою (Пс.142, 8).

Здесь Герасиму и был возведён путь спасения, указано место, преподаны благопотребные средства и способы.

Настоятель обители иеромонах Назарий, как человек духовного разума, заметив в Герасиме спасительную ревность к иноческой жизни, понуждения себя на все монашеские добродетели: к смирению, молчанию, горячее усердие к прохождению возлагаемых на него послушаний, и, убедившись в полной готовности Герасима к принятию и соблюдению монашеских обетов, подал прошение духовной власти о пострижении его в иночество: вчинить его в лик иноков Валаамской обители.

С согласия Священного Синода 24 сентября 1782 года послушник Валаамского монастыря Герасим Зырянов был пострижен иеромонахом Назарием и принял иночество с именем Германа, во имя преподобного отца Германа Валаамского чудотворца, – поощряя тем молодого инока к подражанию этому дивному Христову светильнику иночества.

Молодому иноку Герману исполнилось двадцать шесть лет.

Древняя Валаамская обитель, сто лет пустовавшая после разорения шведами, возобновившая свою жизнь по указу царя Петра, процветала «яко крин», и слава её уже разливалась по России величественным прибежищем Господа и Его Пречистой Матери, где упокоиться мог каждый входящий своей тишиной.

«Монастырь процветал святостью жизни многих великих и явных подвижников, постников, пещерников, старцев и затворников. Подвижники старцы служили духовным украшением. Они пребывали в безмолвии и вместе в непрестанной молитве, беседуя всегда мысленно с Богом. Они обладали мудрым и тонким познанием сердца человеческого, указуя всякому истинный путь, ведущий ко спасению».

Аскетические традиции иноческого жития, породившие свои самобытные плоды, укрепились на Валааме с приходом в обитель Саровского старца Назария.

Как игумен Валаамской обители, он устроил в ней монашескую жизнь по Саровским образцам, завёл три образа жития: общежительный, скитский и пустыннический, что позволяло братии восходить в духовном делании «из силы в силу».

При старце Назарии Валаам стал уникальным монастырем, где для Русской Церкви созревали духоносные валаамские старцы, притягивающие к себе монашествующих со всех концов богохранимого Отечества, чтобы здесь, подвизавшись в умном делании насладиться «сладкой свободой и тишиной», эти святые молитвенники за всё грешное человечество, приносили свои подвиги на алтарь суда Божьего, чтобы молитвой Христовой умягчить волю Спасителя.

По благословению отца Назария Герман поступил на послушание валаамским старцам. Назначение это было промыслительно. Сам же Герман постоянно выводил на проверку свои тайные чувства, и твёрдый, прямой до упрямства характер его, не уступая сомнительному разномыслию, упорно приближал его к единственно правильному решению – выявленное призвание к монашеской жизни подчинить воле Божией и тем увереннее идти по пути, который ему указало Проведение.

Поступая на это высокое святое послушание, Герману открывалась возможность обрести Иисуса Христа в сердце своём: ибо «кроме сердца нашего нигде в ином месте найти Его не можно». Русский подвижник Паисий Величковский сказал словами святого: «Если в твоём доме сокровище зарыто, а ты про то не знаешь, то в таком случае с тобою точно так, как бы оного и не было».

Уже в самом начале пути молодому монаху виделось, что постижение Царства Божиего даётся человеку с большим трудом – «Царство Небесное нудится», дорога к нему скорбная и тернистая. Господь же требует терпеливого крестоношения от всех Своих последователей: «Аще кто хощет по Мне идти, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет» (Мф. 16, 24). Иисус Христос предлагает всем выбирать жизнь или смерть, любовь к Нему или к миру, ибо любовь к миру вражда на Бога и Он любит любящих Его (Притс. 8, 17), «жить духом или пресмыкаться и умирать плотью». «Аще по плоти живёте, имате умрети, аще ли духом деяния плотские умерщвляете, живи будуте» (Рим. 8, 13). «Иже Христови суть, плоть распяша со страстьми и похотьми» (Гал. 5, 24). Вслед за Христом шли, по Его слову и примеру жили Апостолы. «Облекаются Апостолы в крестное всеоружие и предают телеса свои на раны», «Кто отлучит нас от любви Божией, – восклицает один из Апостолов, – скорбь или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?.. Никто нас не может отлучить от любви Божией» (Рим.8, 35). За Апостолами прошёл за Христом сонм мучеников. «Святые мученики препобеждают великую скорбь и болезнь телесную, так что человеческая природа изнемогает пред глубиной их страданий, возмущаемая чудесностью одного только зрелища» (Св. Исаак Сирин, сл.

91). Ни пытки, ни терзание, ни костры не могли заставить их отречься от имени Христа, – с радостью принимая мучения за имя Его, умирая с именем Сладчайшего Иисуса, они как и Апостолы жили для Христа и умирали для Него».

С первых шагов на пути подвижничества, распиная себе мир девством и нестяжанием, послушанием и крестоношением, Герман распял себя миру и получил венец мученический – Крест, – волю, готовую на всякую скорбь. Путь Божий – ежедневный Крест… Руководствуясь словом Божиим и Евангельскими указаниями в Христоподражательном пути, Герман, хорошо уясняя, что «Прельстишася возомнившие упование на самих себе и возомнивший не обретати нужды в руководителе» – есть исключение для совершеннейших, идущих только под водительством Бога, по особенному Божию откровению очень редкому и нигде не отражённому – не по закону Церкви, а, значит, иметь духовного руководителя для новоначального инока, как необходимость предварительной христианской педагогики важна и полезна, решимость же производить опыты в вещах неизвестных не безопасна… «Как я могу разуметь, если никто не наставит меня?» – чтобы не повредить своей душе, заботясь о всеобщей благости и по своей неопытности не пойти по каким-нибудь непроходимым и уклоняющимся от истинного пути дорогами. Герман считал за великое счастье иметь величайшего учителя отца Назария.

Как новоначальный инок он, подобно пчеле, собирал с учений старцев-подвижников, как с бурно цветущих цветов, духовный мёд, бережно укладывая его в своём сердце, как в улей, помня великую мудрость:

«И спрашивать у других св. Антоний считал столь спасительным делом, что и потом сам – учитель всех, он обращался с вопросами к кому-либо преуспевавшему ученику своему. Так, когда он получил от императора Констанция приглашение пребыть в Константинополь, спросил ученика своего Павла Препростого:

идти ему или нет? И после того как Павел сказал ему:

если пойдёшь, будешь Антоний, а если нет – будешь отец Антоний, он остался».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим


Похожие работы:

«1 Copyright © 2009 Navico Все права защищены. Это руководство или любая его часть не может быть копирована, воспроизведена, переиздана или распространена без предварительного письменного согласия компании Navico. Компания Navico оставляет за собой право изменить любые спецификации и функции без предварительного уведо...»

«Постановление Правительства РФ от 31.12.2004 N 911 – О порядке оказания медицинской помощи, санаторно-курортного обеспечения и осуществления отдельных выплат некоторым категориям военнослужащих, сотрудников правоохр...»

«Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-Ф3 Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации Принят Государственной Думой 26 апреля 2002 года Одобрен Советом Федерации 15 мая 2002 года Глава 1. Общие положения Статья 1. Адвокатская деятельно...»

«ИЗВЕЩЕНИЕ О ПРОВЕДЕНИИ ОТКРЫТОГО КОНКУРСА НА ПРАВО ЗАКЛЮЧЕНИЯ РАМОЧНЫХ ДОГОВОРОВ НА ПОСТАВКУ АВТОМОБИЛЕЙ МАРКИ УАЗ ДЛЯ ОАО "РОСТЕЛЕКОМ" В соответствии с Федеральным законом от 18.07.2011 №223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридиче...»

«Проблема определения правового статуса Каспийского моря и позиция Казахстана Одной из важных задач, которую решала казахстанская внешняя политика в ходе своего становления, является определение правового статуса Каспийского моря. И в конце первой декады ХХ1-века, когда внешнеполитическая доктрина дост...»

«№ 7/344 30.07.2003 РАЗДЕЛ СЕДЬМОЙ ПРАВОВЫЕ АКТЫ АДМИНИСТРАЦИИ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ И ДРУГИХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ, НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОДВЕДОМСТВЕННЫХ ПРЕЗИДЕНТУ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ПОСТАНОВЛЕНИЕ УПРАВЛЕНИЯ ДЕЛАМИ ПРЕЗИДЕНТА Р...»

«Хозяйственные общества: правовые основы деятельности Уставный капитал Уставный капитал хозяйственных обществ разделен на доли или акции (п. 1 ст. 66 ГК РФ). В качестве вклада в уставный капитал учреди...»

«Пояснительная записка Рабочая программа по основам правовых знаний для 7 класса составлена на основе программы курса "Основы правовых знаний" для 7-11 классов/ В.В. Спасская, С.И. Володина, А.М. Полиевктова и др.; М.: Вита – Пресс, 2000. Раздел 1. Планир...»

«Справочник абонента 8 800 100•104•7 www.telekarta.tv Спасибо, что вы выбрали "Телекарту"! Теперь вы можете смотреть лучшие российские и зарубежные телеканалы в высоком качестве изображения и передачи звука....»

«Владимир Сергеевич Бушин Пятнадцать лет Путина. Куда бредет Россия Серия "Проект "Путин"" текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=14108235 Пятнадцать лет Путина. Куда бредет Россия / Владимир Бушин: Алгоритм; Москва; 2015 ISBN 978-5-906789-95-2 А...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского" Национальный исследо...»

«Center for Scientific Cooperation Interactive plus Кузьмичева Дарья Александровна магистрант ФГБОУ ВО "Саратовский национальный исследовательский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского" г. Саратов, Саратовская область СУЩНОСТЬ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ПРИМЕРЕ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ...»

«Все отчеты по лабораторным работам, пояснительные записки к курсовым работам, курсовым проектам, расчетно-графическим работам и дипломным проектам оформляются согласно ДСТУ 3008-95. Отчет оформляется на листах формата А4 (21029...»

«Ната Хаммер ТСЖ "Золотые купола": Московский комикс Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3167135 ТСЖ "Золотые купола": Московский комикс: Роман.: Время; Москва; 2012 ISBN 978-5-9691-0781-6 Аннотация Известный на всю Москву жилой комплекс, где...»

«МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ УТВЕРЖДАЮ Ректор Минского института управления Н.В. Суша (подпись) (дата утверждения) Регистрационный № УД-/р. ОСОБЕННОСТИ РАССМОТРЕНИЯ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СПОРОВ В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Учебная программа для специальности: 1 24 00 01 – Правоведение Факультет правов...»

«дня, его справедливости и гуманности, в конечном итоге будет способ­ ствовать предупреждению всех преступлений и противодействию им. Макогон Б. В., кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и муниципального права Ю ридического института Белгородского государственного национального исследовательско...»

«Аннотация к рабочим программам по русскому языку 5 -6 классы Нормативноправовые акты и учебно-методические документы, на основании которых разработана учебная программа:Федер...»

«Пояснительная записка Рабочая программа по литературе для 5 класса составлена в соответствии с правовыми и нормативными документами:• Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации" от 29.12.2012 № 273-...»

«Условия аукциона по предоставлению права пользования объектом недр месторождение россыпного золота Башкы-Терек Организатор аукциона в соответствии с постановлением Правительства Кыргызской Республики от 14 декабря 201...»

«УДК 340 Осипенкова Екатерина Александровна Адъюнкт. Московский институт МВД России mastervakat@mail.ru Ekaterina A. Osipenkova Graduated in a military academy. Ministry of Internal Affairs Moscow institute of Russia ma...»

«Морозов Павел Евгеньевич Современные тенденции развития зарубежного трудового права в условиях глобализации 12.00.05. – трудовое право; право социального обеспечения АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук Москва – 2012 Диссертация выполнена на кафедре трудового права...»

«Счетная палата Республики Крым объявляет конкурс на замещение вакантных должностей государственной гражданской службы Республики Крым: заведующий отделом правового обеспечения Счетной палаты Республики Крым (1 единица);консультант отдела правового обеспечения Счетной палаты Республики Крым (1 единица);консультант отдела сист...»

«1 Оформление научно-исследовательских работ с использованием OOo Writer Основные элементы пользовательского интерфейса Создание оглавления Работа со справочной системой OOo Работа с таблицами Создание сносок Автомат...»

«Закон Краснодарского края от 23 апреля 1996 г. N 28-КЗ О библиотечном деле в Краснодарском крае (с изменениями от 28 декабря 2004 г. и 15 июля 2005 г.) Принят Законодательным Собранием Краснодарского края апреля 1996 года Настоящий Закон является п...»

«Долма Джангкху Экодизайн в индийской традиции Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=182493 Аннотация В книге содержатся теоретические сведения о растительном символиз...»

«ПРАЙС-ЛИСТ Электронные аналоги печатных изданий Москва ФГБУ ДПО "УМЦ ЖДТ" Уважаемые коллеги! Федеральное государственное бюджетное учреждение дополнительного профессионального образования "Учебно-методический центр по образованию на железнодорожном транспорте" (ФГБУ ДПО "У...»

«1. Планируемые результаты обучения по дисциплине, соотнесенные с планируемыми результатами освоения образовательной программы 1.1.Цель и задачи освоения дисциплины Целью освоения дисциплины "Гражд...»

«Преподобный Феодор Студит Творения. Том 3: Письма. Творения гимнографические. Эпиграммы. Слова Серия "Полное собрание творений святых отцов Церкви и церковных писателей", книга 7 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=5630060 Творения: В 3 т. Том третий: Письма....»

«РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА Программа государственного экзамена АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА 40.04.01 "Юриспруденция", магистерская специализация "Международное право" Автор-составитель д.ю.н., проф. А.Х. Абашидзе МО...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.