WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

«Секция № 23. Актуальные вопросы современной этнокоммуникативистики (научный центр этнолингвистики и коммуникативистики) В.И. Воропаев Невербальные аспекты коммуникации в ...»

Секция № 23. Актуальные вопросы современной

этнокоммуникативистики

(научный центр этнолингвистики и коммуникативистики)

В.И. Воропаев

Невербальные аспекты коммуникации

в юридическом дискурсе

Актуальность внедрения инновационных приемов оценки информации в рамках юридического дискурса (судьей, государственным обвинителем и защитником), воспринимаемой при помощи анализа вербальных и невербальных сигналов, посылаемых и принимаемых коммуникантами и реципиентами в ходе судебного заседания, особенно важна при рассмотрении сложных, многоэпизодных уголовных дел, изобилующих «слабой», противоречивой свидетельской базой, непоследовательными показаниями потерпевших, ложными показаниями подсудимых, с участием присяжных заседателей, не являющихся профессиональными юристами, однако способных попасть под влияние невербальных потоков, в некоторых случаях неосознанно, в других преднамеренно испускаемых противоборствующими сторонами.

Довольно часто выдвигается ошибочная концепция о том, что невербальное поведение используется, прежде всего, для передачи эмоциональных сообщений, а вербальным поведением выражаются мысли [1].

Эту позицию также не разделяют Е.И. Фейгенберг и А.Г. Асмолов, полагающие, что в проблеме использования сотрудниками правоохранительных органов средств невербальной коммуникации можно выделить две стороны. Первую можно назвать декодированием. Она связана с использованием средств невербальной коммуникации для адекватного понимания допрашиваемого. Значимость этой стороны проблемы вытекает из установленного в психологии факта преимущества невербальной стороны общения по сравнению с речью. Вышеуказанная доминанта выражается в том, что речь передает, прежде всего, значения, тогда как невербальное общение выражает в поведении человека его смысловые установки. Невербальная коммуникация является преимущественно проявлением смысловой сферы личности, непосредственным каналом передачи личностных смыслов [2].

По мнению А.А. Мехрабиана, в целом невербальное поведение оказывается важнее и фундаментальнее вербального, прежде всего потому, что нетренированные наблюдатели приписывают больший вес чувствам, которые выражаются невербально, в интонациях или мимике, сравнительно с чувствами, выраженными вербально [3].

В.Л. Васильев, акцентирующий внимание исключительно на социально-психологических факторах, рассматривает правосудие, которое в большей степени, чем многие другие виды деятельности, выступает как сфера общения между людьми, связано с целым рядом социально-психологических явлений, например, эффективностью деятельности социальных групп, особенностями оценочных суждений в группе, восприятием и пониманием людьми друг друга, внушением, авторитетностью, социально-психологической ролью личности и т.д. При этом в сфере судопроизводства закономерности социальной психологии могут служить как улучшению, так и ухудшению результатов деятельности. Коллегиальное начало при осуществлении правосудия отвечает закономерностям социальной психологии. Согласно этим закономерностям, решению сложных задач (а к таковым относится большинство уголовных дел) благоприятствует взаимодействие группы лиц при принятии решения. В ходе совместной деятельности смягчаются крайние показатели психических процессов всех членов группы, повышается эффективность мышления, уменьшается действие тех субъективных факторов, которые могут привести к ошибочному результату. Коллективная оценка доказательств является максимально объективной (особенно в суде присяжных) [4].





В исследованиях О.А. Гулевич в основу положено представление о юридическом дискурсе как об одной из разновидностей коммуникативного процесса, для которого характерны те же психологические закономерности, что и для других его видов. Это представление лежит в основе большинства современных психологических исследований, посвященных судебной коммуникации, и реализовано в североамериканских пособиях по судебной коммуникации для юристов, в которых описываются закономерности восприятия и запоминания человеком информации, эффекты социального влияния, модели каузальной атрибуции и условия убеждения, изучающиеся в рамках социальной психологии [5].

Таким образом, для построения качественно нового подхода к организации проведения судебного процесса необходимы научно апробированные результаты исследований, доказывающие эффективность и перспективность использования судьями, прокурорами и защитниками средств невербальной коммуникации и опоры на них в профессиональной деятельности.

По причине малоисследованности роли невербальной коммуникации, являющейся неотъемлемой частью коммуникативного процесса, на стадии судебного разбирательства целесообразно проанализировать следующие ее составляющие:

- окружающее пространство в условиях судебного заседания;

- влияние физических данных коммуникантов на формирование субъективного внутреннего убеждения;

- воздействие кинетической, паралингвистической и экстралингвистической информации на участников судебного заседания.

Действительно, планировка может способствовать или не способствовать определенным типам коммуникации - здание может определять объем и общее содержание взаимодействия.

Э.Т. Холл полагал, что для более полного понимания того, как пространственная близость влияет на характер взаимодействия между людьми, следует принимать во внимание 19 различных поведенческих сигналов [1].

Рассмотрим архитектуру типичного помещения зала судебного заседания в федеральных, районных и мировых судах Российской Федерации.

При входе в зал судебного заседания первоначально обращает на себя внимание соответствующая атрибутика: герб Российской Федерации и государственный флаг, возвышающиеся над головой председательствующего, стол и кресла, значительно превышают размеры мебели, предназначенной для государственного обвинителя и защитника, и устанавливаются в центре помещения на постаменте, тем самым подчеркивая статус и главенствующую роль руководящего процессом.

На некотором расстоянии от председательствующего, визуально ниже, расположены два письменных стола, меньшего размера, которые расставляются друг против друга и предназначены для государственного обвинителя и защитника.

Железная камера отведена для подсудимого, содержащегося под стражей, как правило, устанавливается, в соответствии со спецификой помещения, в дальнем углу, либо с боковой стороны.

Абсурдность ситуации состоит в том, что судья, государственный обвинитель и защитник практически полностью лишены возможности обмена невербальной информацией и установления прямого визуального контакта с подсудимым по причине дальности расположения камеры содержания задержанных, либо находящихся под стражей лиц.

Трибуна закрытого типа устанавливается в центре помещения и предназначается для дачи показаний потерпевшими, свидетелями и иными процессуальными лицами.

Ее практичность состоит в том, что она формирует ощущение уверенности, удобства и защищенности у декларанта.

К антиэффекту трибуны можно отнести недоступность визуального наблюдения за основными носителями невербальной информации:

нижними конечностями, туловищем, руками коммуниканта.

Опора на экспериментальные данные позволяет выявить распределение информационной нагрузки вербальных и невербальных составляющих коммуникативного процесса, в котором лексическим единицам отводится - 7 %, невербальным средствам: интонации и модуляции голоса - 38 %, тогда как – 55% воспринимается посредством декодировки кинетических средств (лицевые экспрессии, движения тела, позы, жесты, прикосновения и т.д.) [1].

Таким образом, свыше 90 % информации, поступающей по невербальным каналам от коммуникантов (подсудимых, потерпевших, свидетелей и иных лиц), упускается и не анализируется процессуальными участниками (председательствующим, государственным обвинителем, защитником) в ходе судебного разбирательства.

Одним из возможных и альтернативных вариантов преодоления «утечки» невербальной информации могла бы стать замена стандартных трибун и железных камер закрытого типа на открытые и прозрачные трибуны и камеры.

Еще более радикальный, но не менее эффективный способ "добычи" и анализа невербальной информации заключается в монтаже в зале судебного заседания камер видеослежения, которые должны быть сфокусированы на подсудимом, а также трибуне для дачи показаний потерпевшими, свидетелями и иными лицами. Соответственно необходим источник принятия и обработки видеоинформации. В этой связи целесообразна установка персонального компьютера на столе председательствующего, при использовании которого можно получить доступ к недоступным зрительной анализаторной системе судьи невербальным сигналам подсудимого, потерпевшего, свидетеля и т.д.

Для выявления определенных закономерностей о воздействии физических характеристик подсудимого, потерпевшего, свидетеля и присяжных заседателей на проявление симпатии и антипатии, убежденности в виновности или непричастности у судьи, прокурора и защитника целесообразно рассмотреть основные стадии судебного разбирательства: подготовительную часть судебного заседания, судебное следствие и прения сторон, изобилующие вербальной и невербальной информацией.

Следует отметить, что именно в ходе подготовительной части судебного заседания происходит первичный обмен вербальной и невербальной информацией между коммуникантом (судьей) и реципиентами (подсудимым, потерпевшим, свидетелями, присяжными заседателями и иными лицами).

Многочисленные исследования доказывают, что привлекательные обвиняемые реже признаются виновными, и им выносят более мягкие приговоры.

Результаты исследований свидетельствуют также о том, что судьи и присяжные чаще выносят привлекательным обвиняемым более мягкие приговоры, и при этом привлекательность реже отождествляется с виновностью или невиновностью.

Менее привлекательных подозреваемых обвиняли в совершении более серьезных преступлений и выносили им более суровые приговоры, тем не менее, привлекательность не является определяющим фактором виновности, либо невиновности лица.

По мнению ряда исследователей, привлекательность подсудимого редко оценивается в зале суда как самостоятельная величина ввиду взаимодействия других факторов, например, степень выражения раскаяния, беспристрастность присяжных, их обоюдное сходство, красноречие обвиняемого, а также состав преступления [1].

В этой связи важно не попасть под воздействие невербальных потоков информации и сохранить критический взгляд и беспристрастность по отношению к лицам, участвующим в деле.

Анализируя влияние выражения лица подсудимого, экспрессирующего состояния «злости», «радости», «грусти» и «нейтральности», Савицки и Сим [6; 7] пришли к заключению, что судьи выражали благосклонность и снисходительность к грустным, подавленным или «нейтральным» подсудимым.

Другим небезынтересным экспериментом явились инсценированные судебные процессы с участием присяжных заседателей, вердикты о виновности или непричастности подсудимого в значительной мере определялись в зависимости от девиации судьями лицевых экспрессий и изменением тембральных характеристик голоса во время прочтения коллегии стандартных инструкций [8].

Подчеркнем, что в процессе речевого общения невербальные компоненты оказывают сильное влияние на смысл произносимых слов и в целом на всю психологическую сущность общения, в частности, на убедительность или неубедительность речи, действенность или недейственность ее на слушателя, искренность или неискренность высказывания.

Подводя итог вышесказанному, следует признать, что исследования юридического дискурса актуальны с точки зрения построения качественно нового подхода к организации проведения судебного процесса в перспективе. Тем не менее, представляется, что одним из основных препятствий к внедрению инновационных техник диагностики коммуникативного процесса в рамках юридического дискурса выступает отсутствие научно апробированных результатов исследований, доказывающих эффективность и перспективность использования судьями, государственными обвинителями и защитниками средств невербальной коммуникации и опоры на них в профессиональной деятельности.

Библиографический список

1. Нэпп, М.Л., Холл, Э.Т. Невербальное общение [Текст] / М.Л. Нэпп, Д.А. Холл // Мимика, жесты, движения, позы и их значения. – СПб., 2007. – С. 211-269.

2. Фейгенберг, Е.И., Асмолов, А.Г. Некоторые аспекты исследования невербальной коммуникации [Текст] / Е.И. Фейгенберг, А.Г. Асмолов // За порогом рациональности. – М., 1989. – С. 65-86.

3. Mehrabian, A.A. Nonverbal communication [Текст] / A.A. Mehrabian // American Psychological Society Nebraska Symposium. – 1971. – Vol. 19.

P. 156-189.

4. Васильев, В.Л. Юридическая психология [Текст] / В.Л. Васильев. – М., 1991. – 618 c.

5. Гулевич, О.А. Культурно-исторический подход и исследование процессов социализации [Текст] / О.А. Гулевич. – М., 2005. – 198 c.

6. Savitsky, J.C., Sim, M.E. Trading emotions: Equity theory of reward and punishment [Text] / J.C. Savitsky, M.E. Sim // Journal of Communication.

– 1974. – P. 140-146.

7. Forgas, J.P., O’Connor, K., & Morris, S.L. Smile and punishment:

the effects of facial expression on responsibility attribution by groups and individuals [Текст] / J.P. Forgas, K.O’Connor, & S.L. Morris // Personality and Social Psychology Bulletin. – 1983. – № 9. – P. 587-596.

8. Remland, M.S. The importance of nonverbal communication in the courtroom [Текст] / M.S. Remland // Department of Communication Studies. – 1993. –




Похожие работы:

«СОВРЕМЕННАЯ УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ: ЦИФРЫ И ФАКТЫ Б.Я. ГАВРИЛОВ Гаврилов Борис Яковлевич заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, действительный член Петровской академии наук и искусств, генерал-майор юстиции. В...»

«Сведения об учебно-методической, методической и иной документации, разработанной образовательной организацией для обеспечения образовательного процесса по специальности 030501.65 Юриспруденция Наименование учебно-методических, методических и ины...»

«КОМИТЕТ ПО МЕСТНОМУ САМОУПРАВЛЕНИЮ, МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫМ И МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫМ ОТНОШЕНИЯМ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ СПРАВОЧНИК по самозащите своих прав потребителями Ленинградской области Ленинградская область Национальная система защиты прав потребителей в Российской Федерации включает в себя взаимодействие уполномоченного федераль...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Мурманский арктический государственный университет" в г. Апатиты РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) Б1.Б.6 Право, правовые основы охраны приро...»

«УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. СЕРИЯ ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ 2016, Т. 158, кн. 2 ISSN 1815-6126 (Print) С. 527–536 ISSN 2500-2171 (Online) УДК 347.4 СОГЛАШЕНИЕ СТОРОН КАК ОСНОВАНИЕ (СПОСОБ) ИЗМЕНЕНИЯ ИЛИ РАСТОРЖЕНИЯ ДОГОВОРА Ю.С. Поваров Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. К...»

«Алексей Геннадьевич Степанов Семейное право. Ответы на экзаменационные билеты http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6191595 Алексей Геннадьевич Степанов. Семейное право, ответ...»

«Волнина Наталья Николаевна ОСОБЕННОСТИ МИССИОНЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В ЗАБАЙКАЛЬСКОМ КРАЕ КОНЦА XIX – НАЧАЛА ХХ В. Статья раскрывает содержание миссионерской деятельности Русской Православ...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.