WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |

«Шахнов Сергей Соборность. Державность. Православие. Этногенез русского народа. Великому русскому ученому Льву Николаевичу Гумилеву посвящается. Предисловие Предлагаемая вниманию ...»

-- [ Страница 8 ] --

Николай дал себе слово решительно подавлять революции, где бы они ни происходили. Только в начале своего правления он изменил этому правилу и поддержал восстание греков за свою независимость. В результате длительной русско-турецкой войны, по Андрианопольскому миру 1829 года Греция получила независимость, а Сербия, Молдавия и Валахия - широкую автономию под покровительством России. Кроме того, к России отошло устье Дуная. Но вскоре наступила полоса организованных масонами антимонархических революций. 1830 год - во Франции, Бельгии и Польше, 1848 год - в Пруссии, Австрии, Италии, Венгрии, Германских княжествах и той же Франции. Перед Николаем встала серьезная дилемма. С одной стороны революции организовывались силами, имевшими главной целью уничтожение российского престола. Но с другой стороны эти восстания могли еще в середине XIX века привести к краху Австрийскую империю и очень серьезному ослаблению Пруссии. Николай, верный политике «Священного союза» спас своих «заклятых» друзей, бросив значительные силы на подавление венгерской революции и поддержку прусского короля. Благодаря этому решению, Россия и весь мир сделали еще один широкий шаг на пути к величайшей бойне первой половины XX века.

Причем Россия оказала помощь германским монархам совершенно бескорыстно.

Николай не воспользовался моментом, чтобы потребовать, например, у Австрии Галицию, или забрать у Вильгельма Восточную Пруссию и Данциг. А незадолго до этого русский император помог османам в их борьбе с египетским султаном. И Турция признала Россию единственным гарантом прав входивших в ее состав балканских народов. Никогда еще перспектива создания мощного объединения православных стран под эгидой России, способного реально противостоять западно-христианскому миру, не была так реальна. Все это вызвало на Западе сильное раздражение и страх.

Коалицию против «зарвавшейся» России возглавила Британская империя, которая после разгрома Наполеона и успешного ограбления отошедших к ней колоний, стала сильнейшим государством Европы. Совместно с Францией ей удалось вытеснить Россию с ближневосточных рынков и вновь подчинить Турцию своему влиянию. А в 1853 году союзники спровоцировали русско-турецкую войну, в результате которой огромные турецкие армии в Закавказье и на Балканах были разгромлены, а адмирал Нахимов в знаменитом Синопском сражении уничтожил весь турецкий флот. Но тут в действие вступили англофранцузские войска. И опять мы вынуждены констатировать, что противостояние на суперэтническом уровне гораздо сильнее противоречий внутри суперэтноса. Только что спасенные нами «верные друзья», Австрия и Пруссия поддержали европейских союзников, к которым также присоединились Сардиния и Швеция. Кроме того, в тылу у закавказской армии, в Адыгее, Чечне и горном Дагестане продолжала пылать кровопролитная кавказская война. И хотя активные боевые действия вели только турки, англичане и французы, но из-за австро-прусских угроз и ультиматумов Россия была вынуждена отвести свои войска с Балкан, а линия фронта растянулась от Ботнического залива на севере до армяно-турецкой границы на юге.

Пользуясь колоссальным превосходством на море, союзники развернули активные операции одновременно в Черном, Балтийском, Белом и Азовском морях, и даже на Дальнем Востоке, где англичане атаковали Петропавловск и устье Амура. Причем в сражении на Балтике впервые в мировой практике было широко применено минирование акваторий. В 1854 году союзники высадились в Крыму и впервые с петровских времен русские войска потерпели сокрушительное поражение.





Черноморский флот был блокирован, и началась 349ти дневная героическая оборона Севастополя, в которой погибли адмиралы Нахимов и Корнилов, город был практически уничтожен, а флот затоплен. Эти поражения вынудили Николая подписать тяжелый мирный договор, по которому Россия теряла устье Дуная, Южную Бессарабию и право иметь военные базы и флот на Черном море. Но самое печальное, что она потеряла протекторат над православными народами Балкан, который перешел к «великим» державам-победительницам. И казавшееся таким близким освобождение всех православных народов, вновь было отложено на неопределенное время.

1- кн. Молдавия; 2 – земля адыгов; 3 –Сванетия; 4 – Чечня; 5 – Греция; 6 - Персия Чем же объяснялись поражения еще недавно непобедимых русских войск. Ведь их доблесть, несмотря на снижение пассионарности в фазе надлома, по сравнению с завершавшими инерционную фазу европейцами, сомнений не вызывала. И героическая севастопольская оборона лучше тому подтверждение. Но произошедшая к середине XIX века техническая революция застала российскую армию врасплох. Несмотря на отдельные достижения, крепостническая Россия в техническом развитии далеко отстала от Запада.

Появление бронированных кораблей с паровыми двигателями и нарезных винтовок обеспечивали колоссальное превосходство над армией, обладающей парусниками и кремневыми ружьями. К тому же, резко возросшая экономическая мощь европейских империй в сочетании с введением всеобщей воинской повинности позволяла им иметь не только хорошо вооруженные и обученные, но и значительные по численности армии.

Поражение в войне стало крахом николаевской бюрократической государственной системы и связанного с ней крепостничества. Это была и личная трагедия русского монарха, а возможно, и причина его смерти. С его кончиной фаза надлома русского этноса вступила в новый этап. Процесс пассивного раскола этнического поля сменился все более активной и ожесточенной борьбой этнических осколков, пытавшихся навязать друг другу свой стереотип поведения. Этот естественный процесс в России был осложнен активным вмешательством вырванных из кагала «русских» евреев, а также международного еврейского капитала и мирового масонства. Но самым ужасным было то, что разгар фазы надлома в России совпал с рождением одной из самых страшных в мировой истории антисистем. В 1847 году произошло роковое для России событие – был создан коммунистический интернационал!

–  –  –

Луначарский назвал учение Маркса «пятой великой религией, сформулированной иудейством..., подаренной титаном-евреем пролетариату и человечеству». И действительно, основоположник коммунистического учения Мардохей Леви, крещеный родителями из карьерных соображений, был внуком раввина. А приобщил к социалистическим идеям юного Маркса Моисей Гесс, идейный основоположник сионизма. Но, все же, марксизм нельзя назвать идеологическим течением эмансипированного еврейства. Эта идеология является типичным примером общественно-политической антисистемы. Генезис таких образований подробно рассмотрен в работах И. Шафаревича и И. Шишкина.

Антисистемы или системы с негативным мировоззрением рождаются в зоне химерных контактов представителей различных суперэтносов с резко отрицательной комплиментарностью. Возникающий при этом диссонанс ритмов этнических полей вызывает у некоторых людей негативное восприятие окружающего мира, всегда полного противоречий и несправедливости. А это часто приводит к отрыву от своих этнических систем и вовлечению в антисистему. Для членов общественно-политической антисистемы характерно неприятие существующего общества и стремление к его радикальной перестройке. Как отмечал Шишкин «общество воспринимается ими не как организм, а как механизм, сознательно создаваемый и развиваемый людьми из соображений целесообразности».

Отсюда вытекает неприятие разнообразия форм общественного развития и стремление перестроить мир по «законам разума» без учета национальных особенностей данного региона.

Но адептами антисистемы становятся только те, кто покидает свой этнос и становиться свободным радикалом. А для этого в людях должно воспитываться презрение к своему прошлому и ненависть к настоящему. Ведь только «Иван, не помнящий родства», может порвать связи со своим народом и попасть в тенета антисистемы. Эту коллизию гениальный Достоевский выразил точной фразой: «Кто проклянет свое прошлое, тот уже наш». Характерным признаком антисистемы является футуристическое ощущение времени.

Прошлое объявляется несуществующим, цепью недостойных внимания недоразумений.

Настоящее ужасно и потому подлежит безжалостному уничтожению во имя «светлого»

будущего, которое будет построено согласно предначертаниям вождей. При этом должны уничтожаться все, кто не разделяет взглядов «преобразователей» и мешает их осуществлению. Вообще, настоящее время и сегодняшняя жизнь в антисистеме ценности не имеют. Они приносятся в жертву ради далеких «счастливых» времен.

Сила общественно-политической антисистемы зависит от ее способности аккумулировать энергию социального протеста. А так как доля людей с негативным мировоззрением всегда невелика, то основным принципом существования любой антисистемы является ложь. Ибо только ложь, возведенная в принцип, позволяет антисистеме привлекать на свою стороны массы людей с позитивным мироощущением, всегда преобладающих в любом здоровом этносе.

В XIX веке в Европе сложились благоприятные условия для рождения антисистем.

Урбанизация и рост численности пролетариата совпал с активной эмансипацией евреев, усилившей химерные этнические контакты. Энергия социального протеста нещадно эксплуатируемых пролетариев била через край. А среди эмансипированных евреев оказалось немало покинувших иудейскую общину, но не ассимилированных христианским обществом.

Ярким примером этого широкого явления был сам Карл Маркс. В раннем детстве он воспитывался в правоверной общине. А в юности уже пописывал милые христианские стишки. Но подобное насилие над совестью редко проходит бесследно. И уже в молодости Маркс становится воинственным атеистом, оказавшись вне природных этнических систем.

Итак, коммунистические идеи легли на благодатную почву. Маркс верно рассчитал, что именно пролетариев, которым «нечего терять, кроме своих цепей», легче всего оторвать от их этнических образований и сделать орудием своих разрушительных идей. «Весь мир насилья мы разрушим, до основания!» - вот квинтэссенция и конечная цель идеологии марксисткой антисистемы. А несбыточные идеалы коммунистического будущего есть лишь прикрытие ее основных разрушительных задач. «Кто был никем, тот станет всем!» - вот лозунг, выражавший положение о гегемонии пролетариата, ставший способом вовлечения пролетариев в антисистему. Этническому же разнообразию был противопоставлен коммунистический интернационал мирового пролетариата. А инструментом разрушения стало людоедское учение о классовой борьбе и пролетарской диктатуре, на практике подразумевающее истребление представителей всех непролетарских классов.

Религия была одним из основных элементов этнической самоидентификации европейских народов, и, тем более, еврейского суперэтноса. Поэтому воинственный атеизм, направленный на беспощадное разрушение всех религий и верований, стал одним из краеугольных камней марксисткой идеологии. «Если бога нет, значит все позволено!» одной этой гениальной фразой Достоевский сформулировал основной смысл воинствующего атеизма марксисткой антисистемы.

Особую ненависть Маркс питал к православию и русским. Он понимал, что сильная, самодержавная Россия является главным препятствием на пути коммунистической антисистемы. «Нам ясно, что революция имеет только одного, действительно страшного врага — Россию» - слова Ф. Энгельса не оставляют сомнений в том, куда должен был быть направлен основной удар антисистемы. С ним был солидарен и Бакунин, идеолог русского анархизма и соратник Маркса по первому Интернационалу, постоянно подчеркивавший, что «задача уничтожения России — это самая главная задача европейского революционного движения».

Меж тем Россия, после восшествия на престол Александра II, вступила на путь реформ. Причем важно отметить, что реформы эти проводились комплексно. В 1861 году была, наконец, осуществлена долгожданная отмена крепостного права. По закону от 19 февраля 1861 года 23 млн. крепостных крестьян объявлялись лично свободными, но землей наделялись не в собственность, а в пользование. За право пользования землей они должны были продолжать платить помещику оброк. Величина надела и платы за его использование регламентировалась законом. Но при этом, крестьяне могли по соглашению с помещиком выкупить землю, используя государственную ссуду. За двадцать лет после вступления закона в силу, с помощью ссуды выкупили свои земли 80% крепостных крестьян, на что правительство истратило 700 млн. рублей. А в 1881 году, после вступления на престол Александра III, с помощью государственной ссуды одномоментно выкупились и оставшиеся 20%.

В 1864 году была осуществлена реформа местного самоуправления. Вся хозяйственная деятельность в губерниях и уездах отдавалась в земское управление. В них избирались всесословные земские собрания, которые выбирали исполнительные органы уездные, городские и губернские управы. В ведении земства находились школы, больницы, дороги, мосты, продовольственное обеспечение, страхование, взаимопомощь и многое другое. Причем предполагалось, что функции земского самоуправления будут постоянно расширяться. Освобождаемые крестьяне также получили общинное самоуправление по образцу государственных. Арендовали и выкупали земли у помещиков они по-прежнему от имени всей общины. То есть, и после отмены крепостного права общинная форма крестьянской жизни разрушена не была.

В том же году была проведена судебная реформа. Суды также стали всесословными.

Для решения мелких гражданских дел был введен институт выборных мировых судей.

Для рассмотрения важных гражданских и уголовных дел создавались окружные суды. Их судьям была дана независимость и несменяемость. Высшими судебными инстанциями становились судебные палаты и Сенат. По наиболее важным делам был введен суд присяжных. Создана прокуратура и адвокатура, а также институт судебных следователей. Были определены точные сроки всех судебных действий. Таким образом, по мнению С. Платонова, россияне получили «суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных». А земская и судебная реформа казались существенным шагом на пути возрождения народного самодержавия.

Одновременно, была осуществлена и реформа образования. Университеты получили внутреннюю автономию. Был введен институт вольнослушателей. Школы и гимназии всех уровней были открыты для всех без различия звания и вероисповедания. Была создана обширная сеть земских начальных школ. Создавались первые женские гимназии и высшие училища (врачей и учителей).

Извлекая уроки из Крымской войны, правительство приступило к интенсивному перевооружению армии. А в 1874 году была завершена военная реформа. Рекрутский набор и 25-ти летняя служба были заменены всеобщей воинской повинностью с 6-ти летним сроком.

То есть, сословная обязанность была заменена всеобщим воинским долгом по защите Отечества.

В этот период продолжилась и территориальная экспансия Российской империи. Еще в 1831 году 7,5 тыс. кочевых казахских семей Старшего Жуза перешли в российское подданство. В 1845 году их примеру последовали казахи из Старшего Жуза, жившие в Семиречье. В 1854 году в Семиречье было основано укрепление Верный (Алма-Ата), где поселилось значительное число казаков и русских крестьян. А в 1860 году, после разгрома войск Коканда, вся территория Семиречья отошла к России. В 1858 году, по соглашению с Китаем Россия получила Амурскую область, а в 1860 году – Уссурийский край. В 1859 году пленением имама Шамиля завершилась тяжелейшая война в Чечне и горном Дагестане. А в 1864 году было окончательно подавлено сопротивление в Адыгее и 200 тыс. семей адыгов эмигрировали в Турцию. В 1863 году генерал Муравьев подавил очередное польское восстание. Царство Польское было ликвидировано, а на его месте было образовано 9 привисленских губерний. В 1868 году была захвачена Бухара. В 1873 году отряды генерала Скобелева разгромили Хиву и покорили туркменов. А в 1876 году был завоеван Коканд.

Таким образом, вся Средняя Азия оказалась в руках русских. Они вошли в соприкосновение с колониями Британской империи, чем вызвали сильное беспокойство английского правительства.

Но одна важнейшая внешнеполитическая задача оставалась не решенной. Попрежнему часть дружественных России православных народов Балкан оставалась под османским игом. Ускоренного решения этой задачи требовала большая часть русского общества, в котором, благодаря деятельности Данилевского и Аксакова, идеи панславизма получили широкое сочувствие. В этих условиях, в 1875 году началось восстание в Болгарии и Боснии, которое поддержали Сербия и Черногория. Но вскоре сербские войска были разбиты турками, и возникла угроза оккупации Сербии. И лишь ультиматум, с которым выступила Россия, спас Сербию от окончательного разгрома. Но резня в Болгарии продолжалась, и война с Турцией стала неизбежной.

Военная реформа в России не прошла даром. Несмотря на отсутствие флота и на бестолковые действия генералитета, русские войска под Плевной, ведомые бесстрашным генералом Скобелевым, а также защитники шипкинского перевала продемонстрировали чудеса мужества и стойкости. Огромные турецкие армии на Балканах и в Закавказье были разгромлены. Русская армия вышла к Константинополю. И вновь Англия и ее европейские союзники спасли Османскую империю, введя в Черное море огромный флот и в ультимативной форме потребовав от России прекратить военные действия.

По мирному договору Россия получила Аджарию, Карс и вернула устье Дуная. Была подтверждена полная независимость Сербии, Черногории и Румынии, которая образовалась после слияния Валахии и Молдавии. Сербия и Черногория получили от Турции значительные земли. А Болгария с Македонией, также как и Босния с Герцеговиной приобрели широкую автономию под защитой России.

Но западноевропейцы не желали мириться с усилением роли России на Балканах.

Воспользовавшись тяжелым финансовым положение страны, вызванным большими расходами на войну и выкуп помещичьих земель для крестьян, а также слабостью российской дипломатии, они вынудили Россию пойти на пересмотр мирного договора и значительные уступки Турции. Территориальные приобретения Сербии и Черногории были аннулированы.

Македония была отторгнута от Болгарии и возвращена Турции. Сама Болгария была расчленена на две части, одна из которых (Румелия) возвращена Турции, и лишена обещанной финансовой помощи. А Босния и Герцеговина перешли под протекторат Австрии.

Одновременно западная дипломатия провела огромную закулисную работу, чтобы выставить Россию главной виновницей изменений мирного договора и поссорить ее с балканскими народами. Усилиями Германии, первым болгарским князем стал немецкий принц Александр Баттенберг. Правящая немецкая династия, вопреки стремлению болгарского народа, заняла жесткую антироссийскую позицию.

Изменение условий русско-турецкого мирного договора произошло на конгрессе в Берлине, который стал столицей новой кайзеровской Германской империи. Эта империя была создана в 1871 году с помощью «железного кулака» великого канцлера О. Бисмарка, который и председательствовал на этом конгрессе. Именно он приложил немало усилий, чтобы изменить договор не в пользу России. Символично, что это унижение Россия претерпела в столице новой милитаристской великой державы, над созданием которой, как мы помним, так славно потрудились и Екатерина II, и Александр I, и его брат Николай.

Столь явная недоброжелательность вчерашнего союзника привела к разрыву русскогерманских отношений и созданию антироссийского союза Германии, Австро-Венгрии и королевства Италии, окончательно сформировавшегося в 1870 году после походов Гарибальди и войн с Австрийской империей. Вскоре к этому союзу примкнула и Болгария. В результате Россия, понеся огромные потери в войне, и так и не добившись своих целей на Балканах, осталась одна, без друзей и союзников.

Реформы Александра II привели к массовому разорению дворянства. После указа «О вольностях дворянства» 1762 года, последние, из уважаемого служилого сословия превратилось в паразитический класс. Всё последующее за указом столетие наблюдалась его стремительная деградация. Лишь небольшой слой столичного дворянства занимал высшие посты в армии и госаппарате. Большинство же сидело в имениях или «прожигало» жизнь в столицах. В этих «тепличных» условиях в дворянской среде наблюдалось резкое увеличение доли субпассионариев, не способных найти свое место в новых жизненных реалиях. Они могли только «проматывать» деньги, которые выжимали из крестьян их управляющие, многие из которых были прибалтийскими немцами. Большинство мелкопоместных дворян, пытавшихся заниматься хозяйством, оказались неспособными противостоять натиску новых, капиталистических отношений. И, несмотря на щадящие условия реформы для помещиков, на сохранение для дворянства привилегий, к 1913 году 79% земли оказалось в руках крестьянских общин. А из оставшихся 21%, значительная часть перешла в руки новых хозяев жизни, чеховских «Лопахиных». То есть, тех же крестьян, только ставших купцами и промышленниками.

Феномен появления, размножения и гибели «лишних» людей в дворянской среде хорошо прослеживается в литературе XIX века. От фонвизинского «недоросля», через гоголевские «мертвые души», гончаровского «Обломова» до его финального аккорда в чеховском «вишневом саду». К концу XIX века в армии подавляющее большинство среди младшего и среднего офицерского состава было представлено разночинцами. Аналогичная картина наблюдалась и среди чиновничества. Разночинцы существенно потеснили дворян в среде интеллигенции. Дворянство, элита русского общества, в самый переломный момент его развития оказалось несостоятельным, отброшенным на обочину общественно-политического процесса и растащенным по разным лагерям. Часть оказалась в консервативно-имперском лагере. Его идеологическим знаменем стала теория государственного империализма М.Н.

Каткова, из которой выросло «евразийство», а также теория бюрократического консерватизма К. Леонтьева. Другие оказались в рядах «западников», третьи – среди «славянофилов». Наконец, четвертые вообще оторвались от своего этноса и пополнили ряды формировавшихся тогда в России антисистем, базировавшихся на идеологии нигилизма и атеизма, проповедниками которого стали народники Михайловский, Чернышевский и Добролюбов, а также идеологии анархизма Бакунина и Кропоткина.

Но и крестьяне остались недовольны реформой. Целый век, по их мнению, они кормили помещиков-дармоедов. И потому имели полное право, если не на всю, то, по крайней мере, на большую часть помещичьей земли. Тем более что земля для русского человека – божья, или его помазанника – государя. И почему они должны были ее выкупать у помещиков, которые последние сто лет владели ею вообще незаслуженно, им было совершенно непонятно. К тому же, какие участки выделять крестьянам, определяли тоже помещики. И, естественно, они отдавали им худшие земли. Начавшиеся в связи с этим повсеместные крестьянские волнения, были довольно жестоко подавлены правительством.

Таким образом, пытаясь спасти агонизирующее дворянство, самодержавие нанесло крестьянству серьезную обиду. Ибо, как справедливо отметил любимец всех россиян А.

Чубайс, обращаясь с предостережением к своим друзьям-олигархам, «справедливость для русского человека важнее материального благополучия». Крестьяне, используя ссуды государства, достаточно быстро выкупили выделенные им земли. Но несправедливость подобного решения земельного вопроса сильно повлияла на их отношение к самодержавию, а выплата ссуды тяжелым бременем легла на крестьянское хозяйство.

Либерализация жизни общества коснулась и евреев. Был принят ряд мер, направленных на интеграцию еврейства в российское общество через повышение его образовательного уровня. Для них была отменена обязательность изучения основ православия в школах и гимназиях. В 1861 году последовало разрешение евреям, окончившим университетский курс, селиться в Великороссии и занимать различные государственные должности. Еще раньше право на проживание за чертой оседлости получили купцы и финансисты.

А в 1879 году специалисты со средним образованием:

аптекари, медсестры, акушеры, дантисты, высококвалифицированные ремесленники также получили право проживать в коренной России. Эти меры дали неожиданные результаты.

Если при Николае евреи успешно бойкотировали попытки правительства забрать их детей в государственные школы, то теперь еврейские массы, освобожденные от кагальной опеки, буквально бросились в школы, гимназии и университеты, сметая на своем пути все преграды и цензы.

И начался процесс их активной эмансипации. Благодаря своему упорству, трудолюбию и талантам, множество евреев заняло достойное место среди инженеров, ученых, врачей, адвокатов, деятелей искусства. В конце XIX века появились первые еврейские писатели и поэты, а также известные художники, композиторы и музыканты. Но особенно стремительно евреи заняли ведущие позиции в банковском деле, железнодорожном строительстве и ряде других отраслей промышленности. Так, на Украине, к концу XIX века, по данным «Еврейской энциклопедии», еврейский капитал контролировал весь банковский бизнес, 59 % лесозаготовок и мыловарения, 46% маслобойного производства, 25% мукомольного дела и пивоварения. Немалая доля принадлежала евреям и в других отраслях.

Так, крупнейшими сахарозаводчиками страны стали Лазарь и Лев Бродские. Тогда же появился и первый российский еврей-миллионер, Лазарь Поляков, разбогатевший на финансовых операциях и железнодорожном буме. При финансовой поддержке парижского банкирского дома Ротшильдов, еврейскому капиталу удалось монополизировать весь сбыт российской нефти и почти всю ее переработку. К концу XIX века семейства Поляковых, Гинцбургов и банкира Каменки входили в десятку богатейших семей России. А возглавляли этот список царствующий дом Романовых, промышленно-финансовый дом братьев Нобилей и сибирский купец и банкир Н. А. Второв. Состояние каждого из них превышало 600 млн.

долларов по курсу 2005 года. Кроме них, в десятку входили текстильные короли Морозовы, семья немецких банкиров Вогау, банкирский дом Рябушинских и хлопковый король Н.Н.

Коншин.

Хотя еврейские промышленники на рубеже веков составляли уже 46% от общего числа капиталистов зоны оседлости, а среди торговцев и посредников всей России их доля достигала 36%, но все же эти категории составляли чуть больше половины от всего еврейского населения Империи. Более трети евреев было занято ремесленным производством. А все более возраставшая конкуренция в ограниченном пространстве черты оседлости непрерывно ухудшала их экономическое положение, породив увековеченную пером Шолом-Алейхема знаменитую местечковую бедность. Но при этом, лишь весьма незначительная часть бедных еврейских ремесленников воспользовалась предоставленным правительством правом переселиться в другие регионы России, где ощущалась острая нехватка людей этих профессий.

Также как и в Европе, только небольшой слой образованных евреев принял православие и растворился в русском этносе. Значительная часть, оторванная от кагала, но не сумевшая найти себя в новых условиях, под влиянием идей атеизма, нигилизма, а затем и марксизма, пополнила ряды антисистем. Становясь профессиональными революционерами, эти евреи разрывали связь со своим этносом. Вместе с такими же отщепенцами из русской среды и других российских народов они образовали внеэтническую группу «революционной интеллигенции», ориентированную на разрушение всяких национальных традиций и верований.

В Европе отрыв эмансипированных евреев от своей суперэтнической системы и поглощение их различными социальными антисистемами приобрел еще больший размах.

Кроме широкого приобщения к марксизму, еврейские массы устремились в масонские общества. Возникла угроза распада еврейского суперэтноса. «Стадо» начало разбредаться, что не могло не тревожить пастырей. И как ответ на этот вызов эпохи в середине XIX века возник сионизм. По мнению ряда израильских авторов и, частности, П. Полонского, сионизм делится на три направления. Религиозный сионизм обосновывал возможность самостоятельного возвращения евреев на «землю обетованную», не дожидаясь прихода мессии. Поселенческий сионизм призывал к национальному возрождению на исторической родине. И, наконец, политический сионизм Герцля предполагал создание еврейского государства как средство решения «еврейского вопроса» и как способ превращения евреев в «нормальный народ». Но тогда первым сионистом следует признать вождя декабристов Пестеля. В его планах переустройства России можно встретить предложение вооружить еврейскую массу и при поддержке русской армии организовать переселение евреев в Палестину «дабы преградить чрезвычайное размножение в России сих людей более вредных, нежели полезных для Государства».

Как показывает ход исторических событий, идеи сионизма весьма далеки от задачи, сформулированной Пестелем. Очевидно, что небольшой клочок «обетованной» земли не способен вместить многомиллионное еврейство. Религиозный же сионизм подрывает основы иудаизма, цементирующего еврейский суперэтнос. А сомнение в искренности идей политического сионизма связано с фактическим отказом евреев от предложенных им земель в Центральной Африке, Аргентине и в Еврейской АССР. На мой взгляд, целью сионизма, сформулированного Моисеем Гессом и осужденного в 1975 году ООН, как одно из проявлений расизма, стало предотвращение распада еврейского суперэтноса и борьба за его гегемонию в мире. А все вышеперечисленные направления являются лишь прикрытием для достижения этих целей. Одним же из средств этой борьбы стало установления контроля над могущественным еврейским финансовым капиталом.

В России же развитию антисистем способствовали расширяющиеся химерные контакты не только между российским и еврейским суперэтносами, но также и между российским и западно-христианским. Со времен Петра, количество немцев, поступавших на службу в Россию, непрерывно росло. Практически все прибалтийские немцы в качестве царедворцев, офицеров, чиновников, управляющих имениями, постепенно оказались в Великороссии. Многочисленные родственники жен русских императоров, которые, опять таки, начиная с Петра, традиционно выбирались только из немок, также наводнили Россию.

Вместе с ними на русской службе оказывались их еще более многочисленные протеже.

Ходил анекдот, что герой кавказской войны генерал Ермолов, на вопрос царя о том, какой награды он хочет, ответил:

- «Государь, назначьте меня немцем».

Царствующий дом Романовых-Голштейн-Готторпских

После французской революции, а также возникновения моды на все французское, в России появилось немало и французских дворян, а также проходимцев всех мастей. А со времен Екатерины, для освоения новых южных окраин, в Россию привлекалось множество немецких крестьян-колонистов. В акматической фазе русский этнос справлялся с этим наплывом, успешно ассимилируя пришельцев. Но в фазе надлома энергии для столь массовой ассимиляции уже не хватало, и русских этнос буквально захлебнулся этим потоком.

Множество немцев, в особенности среди колонистов, сохраняли свою веру и национальные традиции. Будучи отличными служаками и тружениками, они принесли немалую пользу России. Но широкий контакт на суперэтническом уровне создавал дополнительные предпосылки для развития антисистем. Для немцев это выражалось в неприятии чужой им окружающей действительности, которое теперь находило поддержку в своей церкви и многочисленных соплеменниках. Русские же тяготились тем, что ими управляют люди с чуждой им ментальностью. Все это приводило к подсознательному недовольству существующими порядками и стремлению к их радикальной ломке. Среди колонистов эти суперэтнические контакты привели к появлению многочисленных сект шундистов и баптистов. А в городах заставили многих образованных евреев, немцев и русских покинуть свои этнические системы и влиться в ряды «профессиональных» революционеров. Развитию антисистемного мышления способствовали и интенсивные контакты с вошедшими в состав

Российской империи миллионами представителей западнохристианского суперэтноса:

поляками, литовцами, финнами, латышами, эстонцами, а также членами исламской суперэтнической системы: азербайджанцами, туркменами, узбеками и таджиками.

Итак, активное возрождение масонства, широкое развитие антисистем, возникновение сионизма, победоносное шествие мирового еврейского финансового капитала – вот исторический фон, на котором развернулся финальный аккорд драмы русского народа.

«Революционная интеллигенция» продолжала раскачивать лодку, используя все более углубляющийся раскол русского этноса. "Страсть к разрушению есть творческая страсть", — слова Михаила Бакунина, ставшие основным лозунгом «профессиональных»

революционеров, еще раз подчеркивают основной смысл существования антисистемы.

Воспользовавшись недовольством крестьян реформой 1861 года, Чернышевский и его сподвижники создали революционную организацию «Земля и воля», заграничными кураторами которой стали Герцен и Огарев. Целью организации стала попытка поднять крестьян на восстание против самодержавия, закончившаяся полным провалом. В своей патологической ненависти к царизму «землевольцы» не погнушались даже принять участие в польском восстании 1863 года.

Потерпев поражение на всех политических фронтах, эта организация в 1864 году самораспустилась. Но люди с антисистемным мышлением остались, и число их с каждым годом росло. И то, что рост их активности пришелся на период проведения уже упомянутых нами комплексных реформ, лишний раз свидетельствует о том, что ими двигала не забота о благе России, а всепоглощающая, бесовская страсть к разрушению. Нравственную несостоятельность этих людей первым увидел гениальный Достоевский. «Бесы» - название его произведения, в котором раскрывается сущность «борцов за народное счастье», говорит само за себя. Прототипом главного героя стал известный политический авантюрист и бандит С. Нечаев, действовавший в конце шестидесятых - начале семидесятых годов. Автор «Катехизиса революционера», в основу которого был положен лозунг «цель оправдывает средства», он был одержим идеей разрушения. Причем, в основе его деятельности лежали беспринципность, фальсификация и провокация. В 1869 году, едва приняв участие в первых студенческих волнениях, Нечаев объявил о подготовке на следующий год всеобщей студенческой революции. Бежав за границу, он назвал себя членом не существующей революционной организации. Нечаев вошел в доверие к Бакунину и Огареву и сумел заполучить деньги из «революционного фонда». Вернувшись в Россию, он представлялся руководителем русского отдела мифического «Всемирного революционного союза». А, бросив своих обманутых товарищей и снова сбежав за границу, Нечаев объявил себя главой несуществующей организации «Народная расправа». Целью всех его мистификаций было провоцирование людей на решительные революционные действия без всякого учета их последствий. Методами же борьбы по Нечаеву должны были стать террор и бандитизм. А всякий, кто посмел бы усомниться в его правоте, должен был быть немедленно уничтожен.

Как это и произошло с одним из его сподвижников, И. Ивановым.

В последствие, Бакунин и Огарев решительно отмежевались от «нечаевских» методов.

Но, все же, следует признать, что Нечаев был верным продолжателем разрушительных бакунинских идей. Также как и подхватившие эстафету народовольцы, провозгласившие террор и дестабилизацию общества главными средствами своей борьбы. «Народная воля»

вышла из новой редакции «Земли и воли», которая, в свою очередь, была образована в 1876 году, после провала развернувшегося в начале восьмидесятых годов массового хождения в народ. «Бесы» не смогли воспользоваться массовыми волнениям крестьян после несправедливой земельной реформы и поднять их против самодержавия. Неудача пропагандистской работы в деревне, вызвала сильное раздражение «борцов за народное счастье». И. Аксаков не без иронии заметил тогда: «Наши чувствительные демократы обыкновенно создают из народа какой-то идеал по образу и по подобию своему. И только в этом виде ему и сочувствуют, не признавая за ним никакого права быть самим собою, и нисколько не чинясь с истинным образом народным, как скоро замечают в нем несходство со своим идеалом. Они даже не прочь в таком случае прибегнуть и к диктаторскому жезлу или просто к палке Петра Великого, чтобы сим сострадательным способом вогнать народ в рамки своего демократического подобия!». Великий мыслитель очень точно подметил основное свойство людей с антисистемным мышлением - видеть в народе только податливую глину, легко поддающуюся руке ваятеля. И их сильнейшее возмущение, когда вдруг обнаруживается, что это далеко не так.

Именно попытки не допустить успешного проведения реформ и дестабилизация общества стали основным направлением деятельности «народников» в восьмидесятые годы.

А координировались и финансировались эти действия из-за границы, герценовским «революционным фондом» и бакунинским «Альянсом интернациональных братьев». Ну а эти фонды и альянсы получали деньги от международных организаций, заинтересованных в разрушении России. Порвавший в последствие с революционерами известный публицист Лев Тихомиров в своих воспоминаниях отмечал: «Еще в 1879—1881 годах я, переживая жизнь заговорщика, почувствовал, что мы все..., воображая делать все по-своему, действуем, однако, словно пешки... в виду достижения цели не нашей, а какой-то нам неизвестной... Я уже давно не мог отрешиться от ощущения какой-то всесильной руки, нами двигающей...».

Главной кузницей «профессиональных» революционеров стали университеты. Вместе с образованием, в них русским, еврейским, польским и немецким разночинцам прививались антисистемные идеи, отрывавшие их последователей от своих этнических групп. В короткий срок разночинцы стали преобладающим слоем русской интеллигенции, способствуя повышению ее революционности. Сотни выпускников университетов стройными колоннами пошли в народ, агитируя его на борьбу с самодержавием. Своими действиями, а также развернутой компанией террора против царя-реформатора и его высших сановников, они провоцировали правительство на жесткие ответные меры, стараясь поссорить общество с самодержавием и сорвать реформы. И хотя среди крестьян «народники» успеха не добились, но изолировать власть от «передового» общество сумели. Царь, напуганный возможностью проникновения в земские учреждения революционной заразы, приостановил планы постепенного расширения прав земского самоуправления. Фактически эти молодые люди, обманутые антисистемой, пожертвовали собой ради того, чтобы вызвать негативное отношение к самодержавию со стороны общественных кругов. Апофеозом этого процесса стал оправдательный приговор, вынесенный в 1878 году судом присяжных Вере Засулич, покушавшейся на генерал-губернатора Трепова. Вынесенный под всеобщий восторг и одобрение. Поистине, можно лишь воскликнуть вслед за И. Тальковым: «Родина моя, ты сошла с ума!».

В 1879 году «Земля и воля» распалась на умеренный «Черный передел» Г. Плеханова, и взявшую курс на тотальный террор «Народную волю». «Черный передел», выступавший за продолжение агитации среди крестьянства, быстро сошел с политической сцены. А его глава вскоре стал первым российским марксистом, сделавшим ставку на рождавшийся российский пролетариат. А вот «Народная воля» оставила глубокий и кровавый след в русской истории.

Среди ее лидеров и активных членов были такие известные лица, как Н. Желябов, А.

Михайлов, Л. Тихомиров, С. Перовская, Н. Кибальчич, С. Халтурин, А. Ульянов, имена которых до сих пор носят многие улицы наших городов. Народовольцы повели настоящую охоту на царя-реформатора, организовав на него шесть покушений, последнее из которых завершилось в 1881 году гибелью императора от бомбы Гриневицкого.

Реакцией на убийство царя стала волна еврейских погромов, прокатившаяся по Украине и Бессарабии. По мнению И. С. Аксакова, причиной этих погромов стало копившееся десятилетиями недовольство крестьян, проживавших в зоне черты оседлости, кормческой, ростовщической и посреднической деятельностью евреев, душивших их кабалой процентов. Для социального взрыва достаточно было одной искры, каковой и стало убийство императора, вину за которое молва возложила на евреев-революционеров. И, действительно, выходцы из еврейской среды играли заметную роль среди «профессиональных»

революционеров, так как из всех социальных и этнических групп России, именно евреи меньше всего ассоциировали свое будущее с царизмом. Но, как мы уже отмечали выше, вливаясь в революционные антисистемы, и русские и евреи покидали свои этнические сообщества, становясь враждебными им.

Правительство Александра III не могло быть знакомо с тонкостями этногенеза, и потому, напуганное массовым участием евреев в революционном движении, попробовало вернуться к политике государственного антисемитизма. «Майские» указы 1882 года были направлены на ограничение прав евреев в коренной России. Но к этому времени империя уже «сидела на игле» международных кредитов. Огромные расходы на выкуп крестьянских земель и войну с Турцией в очередной раз расстроили государственный бюджет. А финансовым представителем России на переговорах с мировыми банками стал небезызвестный Леонель Ротшильд. И он доходчиво объяснил Александру III, что если положения майских указов будут реализованы, то в дальнейших займах России будет отказано. Реакцией на все эти события стал отъезд около 100 тысяч еврейских семей в США.

Тогда же началась первая «алия», то есть переселение евреев в Палестину, на землю «обетованную». Переселение осуществлялось на деньги Ротшильдов под контролем сионистского «Общества колонизации Палестины».

Итак, главной задачей боевиков-народовольцев была дестабилизация обстановки и недопущение успеха реформ, проводимых самодержавием. Хотя в условиях раскола этнического поля, любые реформы, удовлетворяя одну часть этноса, неизбежно должны были вызвать недовольство другой. К тому же царское правительство, проводя столь судьбоносные преобразования, не удосужилось узнать мнение народа. Все было отдано на откуп бюрократии. И потому земельная реформа привела к обнищанию освобожденных крестьян, получивших худшие земли, за которые они должны были платить полноценный оброк. А обнищание крестьян, составлявших основную массу населения, в свою очередь, привело к сужению внутреннего рынка и серьезному спаду в развитии промышленности, продолжавшемуся в течение всего оставшегося времени правления Александра II. И земское самоуправление под влиянием бюрократии и революционных эксцессов получилось сильно усеченным, и в дальнейшем его функции постоянно сужались. Можно сказать, что бюрократия разорвала последнюю связь самодержавия с народом. Заменившая в системе управления быстро слабеющее дворянство, и теперь уже не сдерживаемая ничем, она в свою очередь начала стремительно деградировать. Самодержавие, лишенное надежной опоры, оказалось в вакууме, и участь его была предрешена.

Вступление на престол Александра III сопровождалось борьбой двух властных группировок за влияние на царя. Умеренно-либеральную возглавлял министр внутренних дел Лорис-Меликов, а консервативную – обер-прокурор Святейшего Синода Победоносцев.

Лорис-Меликов предлагал реализовать план, одобренный Александром II незадолго до его гибели и предусматривавший постепенное расширение полномочий земского самоуправления и созыв собрания земских представителей. По сути, это было возрождение Земских Соборов времен Московского царства, на чем давно настаивали славянофилы.

Победоносцев же, в условиях нарастания «народовольческого» террора, выступал за консервацию имперско-бюрократической системы. После недолгих колебаний Александр III взял сторону Победоносцева. И до конца жизни он выдерживал политику, направленную на недопущение изменений в российском политическом устройстве. А в попытках спасти самодержавие сделал ставку на дворянство и, в первую очередь, на офицерство. В кадетских корпусах была усилена воспитательная работа. В армии насаждался особый кодекс чести офицера. Были даже узаконены дуэли. Если офицерское собрание принимало решение, что дуэль является единственным выходом из возникшего конфликта, то уклонившийся от нее немедленно изгонялся из армии.

С помощью решительных и жестких мер правительству удалось подавить террористическое движение, уничтожив лидеров «Народной воли».

Для борьбы с разлагающим влиянием либеральной интеллигенции была введена жесткая цензура печати, ликвидирована университетская автономия. Эти меры в значительной степени лишили разрушителей российской государственности возможности влиять на умонастроение народных масс и потому вызвали «благородное» негодование в интеллигентских кругах. Но как справедливо заметил Л. Тихомиров: «Судить о мнениях народа по голосу печати - это значит сделать интеллигенцию представительницей всего народа и отдать мысль правительства во власть стремлений интеллигенции».

Циркуляр «о кухаркиных детях» закрыл доступ в гимназии, а, следовательно, и в университеты, детям простолюдинов. Одновременно, были предприняты меры по усилению роли дворянства в жизни государства. Прерогативы земств были значительно сокращены, влияние дворянства в них было искусственно увеличено. Для контроля за крестьянскими общинами создается институт «земских начальников», выбираемых из потомственных дворян и обладавших широкими полномочиями. Для спасения разоряющегося поместного дворянства значительные средства госбюджета аккумулировались Дворянским банком, который выдавал огромные ссуды на развитие помещичьих хозяйств. Созданный одновременно с ним Крестьянский банк также работал на поддержание помещиков, так как в основном занимался кредитованием зажиточных крестьян, приобретавших часть помещичьих земель на выгодных для помещиков условиях.

Но все эти меры не смогли спасти поместное дворянство. Помещики бездумно растратили выделенные ссуды и доходы от продажи земли и, в основной массе, не сумели наладить эффективное товарное производство в своих имениях. Как отмечали исследователи этого периода, несмотря на патерналистскую политику правительства, поместное дворянство уступило политическую власть бюрократии, экономическую власть – буржуазии, а идейную

– интеллигенции. Даже в офицерской среде разночинцы в значительной мере вытеснили дворян.

При Александре III активное вмешательство правительства в экономическую жизнь привело, хотя и не сразу, к резкому росту промышленности и торговли, укреплению научного и технического потенциала страны, а также ее военной мощи. Можно сказать, что это была вторая, после Петра I, попытка государства осуществить индустриализацию страны. Но если петровские начинания закончились полным провалом, то при Александре III усилия правительства увенчались успехом. Промышленный рост был обеспечен активной протекционистской политикой, созданием крупного госсектора в военных отраслях, выделением большого объема госкредитов и госзаказов, а также созданием условий для привлечения иностранных инвестиций. «Локомотивом» этого процесса, в прямом и переносном смысле стало железнодорожное строительство. Железнодорожный «бум»

начался сразу после реформы 1961 года. За двадцать лет, прошедших после отмены крепостного права, в основном за счет частного капитала, протяженность железных дорог выросла с 2 до 22 тысяч км. При Александре III железнодорожное строительство велось с еще большим размахом, причем уже в значительной мере на государственные средства. Для оживления дальневосточной торговли и освоения природных богатств Сибири в конце правления Александра III началось грандиозное строительство Транссибирской магистрали, завершенное в 1902 году. И в последние годы существования Российской Империи темпы железнодорожного строительства продолжали нарастать. К 1913 году было построено 77 тыс.

км железнодорожных путей, а эксплуатационная протяженность железнодорожных линий составила 58.5 тыс. км. В среднем, в год прокладывались пути, по протяженности равные двум веткам Москва – Санкт-Петербург. И это притом, что все строительство велось вручную! О подобном размахе, несмотря на развитие строительной техники, современная Россия может только мечтать. Для сравнения, в 2003 году в РФ эксплуатационная протяженность железнодорожных линий общего пользования составляла всего 87 тыс. км.

Железнодорожный бум потянул за собой и бурное развитие тяжелой промышленности. К концу XIX века Россия стремительно ворвалась в десятку ведущих индустриальных держав, выйдя на 6-е место по объему промышленного производства.

Особенно сильны были российские позиции в добывающих отраслях и производстве металла, где она вошла в тройку, а по добыче нефти вышла на первое место в мире. Фактически годы правления Александра III стали периодом «большого скачка» в промышленном развитии России. По темпам экономического роста в этот период наша страна обгоняла всех.

Именно тогда во всю мощь и развернулось старообрядческое купечество. Несмотря на значительный рост еврейского капитала и широкое привлечение иностранных инвестиций, к концу XIX века старообрядцы-миллионеры смогли сохранить свои ведущие позиции во многих отраслях, прежде всего, легкой промышленности России. Разбогатев, они всеми силами старались улучшить жизнь своего народа, поднять его культуру, признавая благотворительность одним из основных условий спасения души богатого человека. Как отмечал Ю. Голицын в статье «Предпринимательство и русский характер» (журнал «Русский предприниматель» ноябрь 2001 год) «Стремление избежать душевного разлада между «неправдой денег» и понятием справедливости… было главной внутренней пружиной, вызвавшей мощный взрыв благотворительности и меценатства во второй половине XIX начале XX веков… И это делалось по-русски широко, щедро, с размахом, а в последние годы, и с тонким художественным вкусом». Тысячи благотворительных обществ, храмы, больницы, приюты, столовые, школы, библиотеки, картинные галереи, театры, студии, стипендии молодым талантам – за всем этим стояло русское купечество. Только по Москве ежегодная сумма, выделяемая на благотворительность, превышала 4 млн. золотых рублей. Имена крупнейших меценатов: П.М.Третьякова, П.И. Щукина, К.Т.Солдатенкова, С.И.Мамонтова, С.Т.Морозова, В.А. Кокорева, Г.Г. Солодовникова, Рябушинских, Прохоровых, Стахеевых, Коноваловых гремели на всю страну. То бескорыстное меценатство не имело ничего общего с нынешним спонсорством, стремящимся получить максимальную выгоду от каждого вложенного в благотворительность рубля. Именно благодаря этим меценатам на рубеже XIX и XX веков наблюдался небывалый расцвет русского искусства и науки, названный в последствие «серебряным веком». В последней трети XIX века трудились великие химики Д.И. Менделеев и А.М.Бутлеров, математики П.Л. Чебышев, А.М.Ляпунов, А.А. Марков, С.В. Ковалевская. Физики А.Г. Столетов, П.Н. Яблочков, А.Н. Лодыгин. Биологи и физиологи К.А. Тимирязев, И.М. Сеченов, И.И. Мечников, И.П. Павлов. Выдающиеся географы П.П. Семенов-Тяньшанский, Н.М.Пржевальский, Н.Н. Миклухо-Маклай. Ученыеизобретатели А.Ф. Можайский (аэродинамика), К.Э. Циолковский (ракетостроение), Н.С.

Славянов (электросварка), М.О. Доливо-Добровольский (электродвигатели), Д.К.Чернов (металлургия), С.О. Макаров (кораблестроение), А.С. Попов (радио). В этот период работал выдающийся историк В.О. Ключевский, философ В.С. Соловьев. Продолжали творить гениальные писатели Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский, И.А. Гончаров, Н. Лесков, А.Е.

Салтыков-Щедрин. Драматург А.Н. Островский. Поэты Н.А. Некрасов, Ф.И. Тютчев, А.А.

Фет, А.Н. Майков. Начал творческий путь А.П.Чехов. Создавали свои творения композиторы Л.П. Мусоргский, А.П. Бородин, Н.А. Римский-Корсаков, Ц.А. Кюи, М.А. Балакирев, П.И.

Чайковский. Художники Н.И. Крамской, В.Г. Перов, Н.Н. Ге, И.Е. Репин, В.И. Суриков, В.М.

Васнецов, В.В. Верещагин, И.И. Левитан и многие другие.

Развитие тяжелой промышленности в России было во многом искусственным. То есть, оно осуществлялось не на деньги национального купечества, которое вкладывалось, в основном, в легкую промышленность, а за счет государственного бюджета и привлечения иностранных инвестиций, которые доходили до 40% от общего объема капиталовложений.

Вместе с капиталами, иностранные инвесторы принесли в Россию и жесткие порядки, весьма далекие от тех, что исповедовали купцы-старообрядцы.

Поэтому Александр III, верный принципам патернализма, вынужден был вмешаться в производственные отношения в промышленности. Для защиты рабочих от произвола предпринимателей были созданы фабричные инспекции. Был введен запрет на ночные работы для женщин и детей, ограничение на продолжительность рабочего дня, положение об обязательном школьном обучении детей, работающих на фабриках, об определении порядка и условий найма и увольнения рабочих.

Особенно сильны были позиции заграничных инвесторов в банковском секторе и в добывающих отраслях. Здесь они могли рассчитывать на получение быстрой отдачи, ориентируясь на извлечение максимальной прибыли, которая уходила за границу. Поэтому правительство вынуждено было вкладывать в индустриализацию огромные бюджетные средства, которые выжимались из простого народа, то есть из крестьянства, составлявшего более 85% населения. И хотя тяжелый подушный налог был отменен, но увеличение косвенных налогов привело к дальнейшему обнищанию крестьян. Можно сказать, что вторая индустриализация, также как первая, а в последствие и третья, сталинская, была проведена за счет ограбления русского мужика.

Но другого выхода у России в то время не было. Еще Крымская война продемонстрировала колоссальное отставание страны в вооружениях, обусловленное отсутствием современной военной промышленности. Западные империи, за счет ограбления колоний, к середине XIX века сумели резко поднять свою экономическую мощь. Это позволило им содержать огромные армии, формируемые на принципе всеобщей воинской повинности. Поэтому, в условиях нарастающей научно-технической революции, качество вооружений и развитие военной инфраструктуры вышло на первый план. Дальнейшее отставание в этой сфере уже не могло быть компенсировано одной доблестью русских войск, и потому ставило под угрозу само существование России, как независимого государства.

Поэтому ждать, пока национальный капитал самостоятельно поднимет тяжелую промышленность и обеспечит армию современным вооружением, правительство уже не могло.

Таким образом, формирование промышленности в России происходило по двум направлениям. Развитие «снизу» наблюдалось в легкой промышленности, где тон задавали купцы-старообрядцы. Имея стабильный рынок сбыта и большие доходы, они не нуждались в привлечении стороннего капитала. Большинство предприятий были семейными.

Акционирование и проникновение банковского и иностранного капитала здесь почти не наблюдалось. Центром этого направления была Москва. Московское купечество олицетворяло собой национальный путь развития капитализма в России.

Развитие «сверху» было характерно для тяжелой и, прежде всего, военной промышленности. Здесь наблюдалось сращивание бюрократической верхушки с компрадорской буржуазией и образование олигархии. Происходила быстрая монополизация этого сектора. Ситуация в тяжелой промышленности характеризовалась необходимостью крупных и длительных капиталовложений, при узком рынке сбыта. Это порождало активное акционирование и, как мы уже отмечали выше, широкое привлечение государственного, банковского и иностранного капитала. Финансовым центром этого сектора экономики стал Санкт-Петербург. Интересы олигархов были далеки от самодержавных принципов. Обладая огромными финансовыми возможностями, они объективно становились серьезной угрозой для традиционной российской государственности.

Индустриализация тяжелым бременем легла на плечи крестьянства. Его экономическое положение непрерывно ухудшалось. Кроме высоких налогов, на них давила необходимость выплаты выкупных ссуд. На это накладывался рост цен на промышленные товары, вызванный протекционизмом, то есть защитой национальной промышленности от наплыва дешевых западных товаров, и быстрая монополизация в тяжелой индустрии.

Хроническое недоедание, ставшее уделом многих крестьянских семей, привело к тому, что призывные комиссии выявляли до 20% не годных к воинской службе. А в 1891-1892 годах, вследствие неурожаев, в стране разразился настоящий голод.

Положение крестьянства усугублялось грубыми просчетами правительства. По отношению к крестьянской общине в тот период сформировалось два подхода. Западники видели в общине главный тормоз в развитии товарного производства в деревне и призывали к ее ликвидации. Славянофилы справедливо видели в общине залог стабильности русского общества и главную опору самодержавия. Но они считали необходимым сохранить ее в неизменном виде, без учета глубоких изменений в экономике страны. Александр III в этом вопросе принял сторону славянофилов. Был принят ряд указов, направленных на ограничение возможности выхода из общины и предотвращение дробления участков. Консервация общины при высокой рождаемости и снижении детской смертности вследствие развития земской медицины привели в конце XIX века к сильной перенаселенности в сельских районах европейской России. Смягчить положение могла организация широкомасштабного переселения крестьян в пустующие лесостепные области Сибири и Дальнего Востока. Но правительство так и не предприняло практических шагов в этом направлении. А у самих крестьян, вследствие продолжавшегося падения пассионарного напряжения в фазе надлома, энергии для столь решительных действий уже не было.

Все это приводило к массовому разорению крестьянских хозяйств и появлению сельского пролетариата (батраков). «Замораживание» общины не только не помешало, но и прямо способствовало социальному расслоению крестьянства. Крепкие кулацкие хозяйства, имея возможность скупать помещичьи земли, создавали крупные товарные производства, широко используя труд батраков. А так как предложение, из-за появления в большинстве крестьянских хозяйств избытка рабочих рук, превышало спрос, то кулаки получили возможность нещадно эксплуатировать своих работников. Работая практически за пропитание, последние уже не имели шансов завести собственное хозяйство. Поэтому социальная напряженность в деревне постоянно нарастала. Значительная часть сельских пролетариев устремилась в город, нарушив равновесие на городских рынках труда. Столь резкий приток рабочей силы, несмотря на жесткий контроль правительства, не мог не привести к усилению ее эксплуатации.

Некоторые попытки перераспределения налогов на имущие классы серьезных результатов не дали. Чтобы не оттолкнуть инвесторов, правительство не решилось увеличить налогообложение промышленников. Положительное сальдо во внешней торговле использовалось, в основном, на поддержание стабильности рубля. Огромные средства отвлекались на кредитование гибнущего помещичьего землевладения. Поэтому денег на индустриализацию, несмотря на режим жесткой экономии государственных расходов, катастрофически не хватало, и правительство все активней прибегало к внешним займам. К концу XIX века на выплату процентов по кредитам уходило уже более 20% бюджета.

Парадокс состоял в том, что рост промышленного потенциала страны сопровождался ростом внешнего долга, что характерно для развития страны по пути государственного капитализма с опорой на иностранные инвестиции.

По началу, крупнейшим кредитором России была Германия. Но из-за протекционистских мер российского правительства, направленных на защиту внутреннего рынка от наплыва немецких промышленных товаров, и ответных мер Германии по защите немецкого рынка от дешевого российского зерна, отношения между странами резко ухудшились, и германские банки отказали России в кредитах. Тогда Франция выкупила долговые обязательства России и предоставила ей новые кредиты на достаточно приемлемых условиях. Так началось неожиданное сближение вчерашних непримиримых врагов, заключивших в 1893 году франко-российский союз. Но неожиданная помощь была предоставлена отнюдь не бескорыстно. Франция готовилась к неизбежной войне со стремительно укреплявшейся сверхмилитаризированной Германией, жаждавшей передела колоний. И Россия должна была в будущем оплатить кредиты кровью своих солдат.

Но пока Александру III удавалось избежать военных конфликтов, хотя несколько раз столкновение интересов Англии и России в Афганистане и на Балканах грозили перерасти в войну.

За это он был прозван «Миротворцем», хотя его политика на Балканах была верхом бездарности. Английская дипломатия умело играла на раздражении, которое вызывала у Александра антироссийская политика утвердившегося на болгарском престоле немецкого принца Баттенберга. В результате русский царь не поддержал произошедшее при этом принце объединение Болгарии в единое государство, в то время как англичане выставили себя «искренними» защитниками интересов болгарского народа. Парадокс, но Россия, потратившая столько сил и пролившая столько крови ради освобождения балканских народов, оказалась вдруг в роли противника окончательного освобождения Болгарии.

Русские офицеры из болгарской армии были отозваны, и Россия потеряла свое влияние в этой стране. И хотя Баттенберга все-таки сместили, но на его место был избран австрийский принц Фердинанд Кобургский. Для интересов России это означало, что «хрен редьки не слаще». А вскоре русский царь не сумел предотвратить войну между Сербией и Болгарией за Македонию, которая была спровоцированную интригами Австрии и Германии. И тогда правящие элиты балканских стран окончательно утратили веру в способность России выступать гарантом их безопасности. В дальнейшем, они предпочитали отстаивать свои интересы, играя на противоречиях между Англией и Францией с одной стороны, и Германией и Австро-Венгрией с другой. Так, своими неосторожными действиями, Александр III надолго лишил Россию самых искренних друзей. И потому знаменитая фраза российского императора о том, что у России есть только два союзника – русская армия и русский флот, звучит как приговор его собственной неумелой политике.

Еще больше ошибок Александр III совершил в национальном вопросе. В то время все подданные императора по соотношению их прав и обязанностей подразделялись на православных, иноверцев и инородцев. К инородцам относились кочевые народы Севера, Сибири, Поволжья и Средней Азии. Они не имели политических прав, но практически не имели и обязанностей. Народы эти, за исключением казахов, киргизов и туркменов, были очень малочисленными. Они обладали широкой автономией, и попыток их русификации правительство никогда не предпринимало. Фактически на положении инородцев оказались и присоединенные в конце XIX века оседлые народы Средней Азии. К инородцам были причислены и евреи. Но здесь баланс прав и обязанностей был нарушен. Ограниченные в правах как другие инородцы, евреи были лишены самоуправления и не были освобождены от налогов и воинской повинности.

К иноверцам относились католики Польши и Литвы, лютеране Прибалтики и Финляндии, прибалтийские немцы и немцы Поволжья и Крыма, мусульмане Северного Кавказа, татары, башкиры, а также армяне-грегорианцы. Политические элиты этих народов в значительной степени интегрировались в русское дворянство, но их церкви преследованиям не подвергались, и попыток русификации народных масс не предпринималось.

Православные народы России подразделялись на русских и нерусских. К нерусским относились грузины, молдоване и финно-угорские народы Поволжья, Урала и Сибири.

Последние не имели собственных землевладельческих элит, а грузинские и молдавские землевладельцы были практически полностью интегрированы в русское дворянство. Но народные массы русификации также не подвергались, хотя некоторые небольшие финские народы Севера европейской России были ассимилированы русским этносом естественным образом. Русскими в Империи считали как собственно русских, которых именовали великороссами, так и украинцев, официально называемых малороссами, а также белорусов.

Язык и культура украинцев и белорусов преследованию не подвергались, хотя навязанная этим народам в период польского господства униатская церковь в 1875 году была запрещена.

К концу XIX века российский суперэтнос значительно усложнился. В него влились якуты, буряты, хакасы, тувинцы, алтайцы, казахи, калмыки, молдоване, грузины, армяне, азербайджанцы, осетины, дагестанцы и большинство других народов Северного Кавказа. К началу фазы надлома максимально усложнился и русский этнос. В качестве субэтносов в него вошли карелы, коми, казаки. Выделились субэтносы дворян, староверов, сибиряков, поморов, консорция интеллигенции.

Александр III нарушил принцип национальной политики российского самодержавия – терпимость и уважение к чужой культуре. Пытаясь консолидировать нацию на опасном этапе ее развития, он взял курс на тотальную русификацию. Озабоченность Александра влиянием национального вопроса на судьбу Российской Империи имела основание. К концу его правления численность русских в России составляла уже только 47%. Причем более 30 млн., то есть четверть всего населения тогдашней России, входили в другие суперэтносы: западнохристианский, еврейский и исламский. Император решил волевым усилием исправить положение. Евреи были лишены прав, полученных ими при Александре II, и загнаны обратно в черту оседлости. Преследованию поверглись лютеранская церковь и немецкий язык во внутренних областях России. Сильные гонения испытала грегорианская церковь армян. В Польше и Литве русификация проявлялась в замене национальной элиты русскими управленцами и широким внедрением в государственные сферы русского языка. В Грузии и Бесарабии проводилась политика языковой русификации, путем создания большого числа русских школ. Сильному давлению подверглись также украинцы и белорусы. Их движение за сохранение языка и культуры преследовалось особенно жестко.

Все эти меры, естественно, дали обратный результат и привели к всплеску национализма на окраинах Империи. Особенно болезненно действия российского императора отразились на взаимоотношениях братских русского и украинского народов. Меры по русификации дали повод врагам самодержавия назвать Российскую Империю «тюрьмой народов», способствуя интенсивному вовлечению в революционную деятельность национальных элит окраин России.

Тем не менее, внешне казалось, что твердая и последовательная политика Александра III, направленная на увеличение экономического потенциала страны и ее военной мощи, на подавление революционного и либерального движения, на консолидацию общества, на укрепление общины и утверждение главенствующей роли православия, как основных опор самодержавия, увенчалась успехом. Никогда еще государство Российское не казалось столь прочным и могущественным. Но болезнь, вызванная расколом русского этноса и связанные с ней осложнения в виде различных революционных антисистем, была не излечена, а лишь загнана внутрь. И после ранней и внезапной кончины отличавшегося могучим здоровьем государя, эта болезнь, отягченная грубыми просчетами самого Александра III, вырвалась наружу с новой силой, обрекая самодержавие на неизбежную гибель. Своеобразным знамением надвигающейся трагедии стали кровавые события на Ходынском поле, с которых начался крестный путь на Голгофу последнего российского императора, новомученика Николая II.

16 мая 1896 года, во время коронации Николая II произошла жуткая давка, приведшая к гибели 1260 человек. Но, при этом, намеченный на вечер грандиозный бал не был отменен.

–  –  –

Как справедливо отмечал уже упомянутый ранее Лев Тихомиров, «самодержавие есть построение не юридическое, а этическое». Без этой нравственной основы оно превращается в абсолютизм. Самодержавие, к тому же, это явление исключительно русское, освещенное православием и закрепленное одним из основных стереотипов поведения русского этноса.

Поэтому органично функционировать оно могло лишь в мононациональном государстве, каковым было Московское царство фазы подъема, в котором императивом поведения являлось служение общему делу. А в Российской Империи конца XIX века, как мы видели, русские уже составляли менее половины населения. То есть, для большинства жителей страны самодержавие не являлось чем-то священным, и могло поддерживаться только силой.

Источником этой силы должно было стать сплочение русского народа вокруг самодержавной идеи. Но от былого единства русского этноса в фазе надлома не осталось и следа. В этих условиях главной опорой самодержавия могла бы стать независимая православная церковь.

Однако после петровских реформ церковь была унижена, превращена в придаток государства и переживала даже более глубокий раскол, чем сам русский народ. Агонию державности могла бы продлить правящая российская элита. Но за два последних века, сначала дворянство, а затем бюрократия немало потрудились, чтобы превратить самодержавие в европейский абсолютизм. И надо признать, что они добились на этом пути немалых успехов, сумев разорвать практически все связи царя с народной массой. А этот путь уже вел монархию к гибели с абсолютной неизбежностью.

Но даже и на единодушную поддержку бюрократии в начале XX века император рассчитывать тоже не мог. К этому времени более 40 процентов чиновников военной и гражданской администрации составляли выходцы из западно-христианской суперэтнической системы. Державная идея не входила в перечень составляющих их стереотипа поведения.

Штольц, при всей его энергичности и добропорядочности, не мог быть опорой русского самодержавия. Но самое печальное, что не мог уже и Обломов. Ну а агрессивные антисистемы, возникшие в зоне широких контактов суперэтнических систем с отрицательной комплиментарностью, и активно стимулируемые извне, лишь ускорили процесс гибели российской государственности.

Рубеж XIX-XX веков ознаменовался тесным союзом мирового масонства, организационно оформившегося сионизма и международного финансового капитала. Целью этого союза стало создание нового мирового порядка. России же в этом процессе отводилась роль агнца, приносимого в жертву на алтарь Мировой Революции, которая должна была расчистить путь «глобалистам». В 1897 году состоялся 1 сионистский конгресс. Сионисты, под руководством Теодора Герцля, развернули активную работу в России, где в то время была сосредоточена основная масса еврейского суперэтноса. Практически все лидеры сионистского движения одновременно являлись и видными масонами. Количество евреев и их влияние в масонских ложах возросло настолько, что дало повод их противникам назвать в начале XX века масонов «жидо-масонами». Началось широкое проникновение в Россию международных еврейских организаций, таких как Всемирный союз израэлитов Кремье, тайный еврейский орден Бней Моше и другие.

После смерти Александра III, в России началось стремительное возрождение масонских лож. Наибольшую активность здесь проявил Великий Восток Франции, бывший наиболее революционным и радикально атеистическим течением всемирного масонства. На начальном этапе его координатором в России стал философ и публицист Вырубов. В 1903 году, созданный во Франции из русских масонов Великого Востока «Союз освобождения»

перебазировался в Россию. Его вожди Ковалевский, П. Струве и другие активно занялись вовлечение в масонские ложи лидеров революционного и либерального движения. А движение это, подавленное было Александром III, вновь стало набирать силу.

Из осколков народовольческих групп возникла антисистема социалистовреволюционеров (эсеров). Практически вся ее верхушка: Чернов, Авксентьев, Савинков, Керенский и другие были членами масонских лож и потому работали в интересах мировой закулисы. Но, как мы уже отмечали выше, слой людей с негативным мировоззрением всегда достаточно тонок. И потому сила любой антисистемы зависит от ее способности привлечь в свои ряды массы людей с позитивным мироощущением. Так же как и народники, эсеры в борьбе с самодержавием сделали ставку на крестьянство. Но, учтя ошибки своих предшественников, эсеры выдвинули аграрную программу, учитывающую чаяния русского крестьянина. Основными положениями этой программы была национализация земли и передача ее на уравнительных принципах в бессрочное пользование тем, кто ее обрабатывает.

Благодаря этому, эсеры в короткий срок приобрели большую популярность в крестьянской среде. Таким образом, раскол этнического поля достиг такой глубины, что возникла ситуация, доселе на Руси небывалая. Часть русского крестьянства фактически отреклась от самодержца, поддержав его смертельных врагов. Державность для многих членов русского этноса перестала быть доминантой поведенческого стереотипа.

Безусловно, на крестьян лидерам эсеров, как и всем остальным «профессиональным»

революционерам, было наплевать. Борьба за улучшения жизни народа была лишь приманкой для непосвященных. Главной же задачей было разрушение Российской Империи. Поэтому основным направлением своей деятельности лидеры эсеров считали дестабилизацию в «верхах». Средством же ее достижения был избран тотальный террор против представителей власти. Для этого в конце 1901 году Гершуни создал внутри партии хорошо законспирированную и, практически, не подконтрольную ей боевую организацию фанатиковтеррористов. А после его ареста боевиков возглавил печально известный провокатор Евно Азеф.

Кроме эсеров, которые при разрушении самодержавия пытались опереться на крестьянство, в конце XIX века в России начала активно развиваться марксистская антисистема, сделавшая ставку на малочисленный, но более организованный рабочий класс.

Как мы уже отмечали выше, у истоков русского марксизма стоял Плеханов. В практической же работе по созданию российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) инициатива перешла к Ульянову-Ленину. Уже в 1903 году, на втором съезде, под напором ленинских идей партия раскололась. Умеренное крыло меньшевиков, возглавляемых Мартовым, хотя и отрицало самодержавие, но ориентировалось, в основном, на борьбу за экономические интересы рабочего класса, смыкаясь в этом с «легальными» марксистами.

Ленинское же крыло твердолобых большевиков выступало за полное разрушение всех основ российской государственности и принесение русского народа в жертву мировой пролетарской революции.

Но, несмотря на идейные различия, лидеры обоих течений партии:

меньшевики Церетели и Чхеидзе; большевики Свердлов, Каменев, Зиновьев, Красин, Луначарский, Скворцов-Степанов, Радек, Г. Петровский, Литвинов, Г. Бокий, а также стоявший до 1917 года между большевиками и меньшевиками Троцкий, вскоре уже скрывали под кожанками пламенных революционеров фартуки с белыми перчатками, циркулем и молотком в кармашках*1.

На либеральном фланге оформилась организация, выражавшая интересы крупной петербургской буржуазии, а также земских и городских деятелей, выходцев из среды помещиков и интеллигенции, впоследствии получившая название партии октябристов2. Она фартук, белые перчатки, циркуль и молоток – масонские символы.

*1

– октябристы назвали свою партию в честь манифеста 17 октября 1905 года, положившего начало переходу к конституционной монархии.

выступала за расширение сферы ведения местного самоуправления, защиты его от засилья бюрократии и «дарование» основных свобод. Интересы либеральной интеллигенции и части мелкой буржуазии в городе и деревне представляла партия конституционных демократов (кадетов). Кадеты боролись за превращение России в конституционную монархию по английскому образцу. И здесь ключевые фигуры этих партий: октябристы Гучков и Родзянко;

кадеты П. Струве и Винавер, также быстро оказались в стане «вольных каменщиков».

Наконец, люмпенизация обнищавшей части крестьянства, поставлявшей в армию значительную часть солдат и матросов, создала предпосылки для широкого распространения в этой среде, в особенности на флоте, антисистемы бакунинского анархизма, идейным продолжателем которого стал князь Кропоткин, также масон.

На первый взгляд, вышеперечисленные партии достаточно полно отражали социальную структуру российского общества. Но, во-первых, в России еще оставались широкие социальные слои, не разделявшие либеральных или революционных взглядов. К ним относились крестьяне-середняки, широкие городские слои ремесленников, торговцев и части мелкой буржуазии, а также значительная часть московского купечества, старообрядцев, поместного дворянства, офицерства и вся бюрократия. А во-вторых, все вышеперечисленные партии отражали идеалы только одного из осколков русского этноса, распавшегося в фазе надлома.

Причем соотношение распавшихся частей, к началу XX века существенно изменилось.

Произошло резкое увеличение той его части, которую мы ранее условно отнесли к «западникам». Это увеличение было вызвано резким ростом численности русских рабочих и вообще городского населения, а также появлением значительного числа сельских люмпенов, вследствие расслоения «замороженной» крестьянской общины и казачества. И практически все вышеперечисленные партии в своих программах «отвечали» на запросы позитивного мировоззрения именно этой части русского этноса. А основным его идеологическим содержанием было разрешение социальных и внутриэтнических противоречий путем той или иной степени ограничения самодержавия и ликвидации связанной с ним бюрократической системы. Причем, для более широкого охвата различных социальных слоев в этих партиях возникали те или иные течения. Так, наряду с малочисленной группой эсеровмаксималистов, из партии эсеров выделилось правое крыло народных социалистов. Между октябристами, кадетами и меньшевиками возникли прослойки «трудовиков» и «прогрессистов». И все эти партии в той или иной степени контролировались масонами. И потому их позитивные системные составляющие являлись лишь прикрытием для всемирной антисистемы, целью которой была не консолидация, а разрушение русского общества.

Поэтому приход к власти любой из этих партий означал победу мировой «закулисы», что и доказали события 1917 года.

Меж тем, три других осколка русского этноса, державно-православный, имперскобюрократический и старообрядческий, к началу XX века политически организованы не были.

Сектантский же осколок практически сошел на нет по следующим причинам. В конце XIX века раскол этнического поля русского этноса привел к первому проявлению рассеяния. При помощи Л. Толстого в 1898 году была организована эмиграция молокан из Закавказья в Америку. Тогда же, при поддержке эмигрировавшего в Канаду Кропоткина, туда перебрались и духоборы. Это был первый, небольшой шаг на пути глобального распада русского народа, случившегося после октябрьской катастрофы. Многие же представители радикальных сект других направлений влились в различные революционные антисистемы, окончательно покинув русскую этническую общность. В то же время, появлялись все новые течения мысли, направленные на подрыв православия, такие как теософия Блавадской, толстовство и другие, своей деятельностью приближавшие катастрофу Российской государственности.

Но пока, до катастрофы было еще достаточно далеко. Россия продолжала устойчиво развиваться экономически и демографически. Но внутренний рынок для развивающейся промышленности был очень узок. Необходимо было срочно принимать меры по увеличению покупательной способности населения. Но вместо этого, правительство, обеспечивая интересы олигархии, пошло по империалистическому пути развития, ориентированному на завоевание колониальных рынков. В качестве объекта колониальной экспансии был выбран Китай. В 1896 году, под угрозой применения силы, Россия «арендовала» Ляодунский полуостров, построив в Порт-Артуре военно-морскую базу. Одновременно началось строительство китайской восточной железной дороги (КВЖД). В 1903 году, воспользовавшись участием в подавлении так называемого «восстания боксеров», Россия оккупировала всю Манчжурию.

В это же время, министром финансов Витте была проведена денежная реформа, связанная с введением золотого рубля, полностью обеспеченного золотым запасом страны.

Кроме того, были отменены высокие таможенные пошлины, защищавшие российских производителей от наплыва западных товаров. Эта мера позволила несколько снизить цены на многие промышленные товары, но темпы роста промышленного производства при этом заметно снизились.

Введение сверхстабильной валюты, вызывавшей и до сих пор вызывающей столько гордости за державу у недалеких аналитиков, имело негативные последствия для российской экономики. Создание золотого стандарта было выгодно, прежде всего, международным инвесторам, обеспечивая максимальную надежность их вложений. И хотя золотой червонец обеспечивал приток иностранных капиталов, но на поддержание его стабильности уходили валютные резервы, получаемые от многолетнего положительного сальдо во внешней торговле. Ради нее государство отказалось от контролируемой эмиссии, столь необходимой для решения острых социальных проблем и точечных вливаний в «узкие места» растущей экономики. Острую нехватку денег правительство вынуждено было компенсировать ростом внешних заимствований. Долговая удавка, умело накинутая международным финансовым капиталом, все туже сжимало горло российского самодержавия.

Имперские амбиции не принесли России дивидендов. Колониальные доходы едва покрывали проценты выплат по кредитам, которые страна брала для осуществления своих дальневосточных авантюр. Фактически политика Витте была направлена на обслуживание международного капитала. Русский мужик с винтовкой в руках обеспечивал доходность вложения средств крупнейших международных финансовых групп. Россия же от этого не получала ничего, кроме роста внешнего долга. На его обслуживание уже расходовалось до 40% государственного бюджета, который к концу XIX века достиг 1.2 млрд. золотых рублей.

Причем 25% бюджета составляли доходы от введенной в 1994 году государственной монополии на продажу водки.

В связи с этим событием необходимо отметить выдающегося русского ученого Д.И.

Менделеева, который был славен не только своей периодической таблицей. Именно он предложил протекционистские таможенные тарифы, позволившие при Александре III обеспечить высокие темпы промышленного роста. Ему же была поручена разработка государственного стандарта на важнейший русский напиток, прозванный в народе «менделеевкой». И он же получил назначение организовать контроль качества водки, производимой на частных предприятиях. Проведенные Менделеевым проверки, выявили, в частности, тот факт, что наиболее дорогой и раскрученный брэнд – «Смирновская» имела низкое качество, производилась из скупаемого у населения самогона, а ее знаменитая «мягкость» достигалась применением ядовитых веществ, крайне опасных для здоровья.

Судьба его доклада стала еще одним ярким примером глубокого разложения олигархическобюрократической системы России. Выводы Менделеева за большие взятки были положены «под сукно», и «Смирновъ» навсегда остался символом высокого качества русской водки. И за использование этого брэнда весь XX век шла тяжкая борьба между китайскими, американскими и российскими производителями.

Введение государственной монополии на виноторговлю больно ударило по еврейским корчмарям, лишив многие семьи источников дохода. Это вызвало новую волну эмиграции евреев в США и Канаду. А среди оставшихся усилило революционные настроения. Все больше евреев рвали связи со своей общиной и вливались в ряды боевых организаций эсеров, большевиков и других революционеров. Тогда же возникло и чисто еврейское социалдемократическое объединение «Бунд» (Всеобщий еврейский рабочий союз). Хотя на самом деле Бунд объединял в основном беднейшие слои еврейских ремесленников, все же следует признать, что социалистические идеи находили широкий отклик в эмансипированной еврейской среде. Не случайно и колонисты в Палестине объединялись в кибуцы, своеобразные производственные коммуны. Бунд по своим взглядам примыкал к меньшевикам, боролся за экономические и политические интересы еврейских трудящихся и людоедских идей большевиков не разделял.

Курс на обслуживание западных финансовых интересов привел в 1900-1902 годах к тяжелому промышленному кризису, вызвавшему значительное снижение производства во многих отраслях и разорение многих известных фамилий. Особенно потрясло всех фиаско блестящего мецената и всеобщего любимца Саввы Мамонтова. Вместе с ним канул в Лету и московско-купеческий, патриархальный капитализм. На смену ему пришли жестко прагматичные западные производственные отношения. Компрадорская буржуазия и олигархия окончательно утвердились в российском государстве. Недаром молва приписывала разорение Мамонтова проискам Полякова.

Вместе с московским купечеством ушел и «серебряный век» русского искусства. На смену ему пришла эпоха декаденса. Многочисленные символисты, футуристы, абстракционисты и прочие «исты» заполонили модные салоны, навязывая обществу упаднические настроения, похоть и разнузданность. Д. Мережковский, К. Бальмонт, Валерий Брюсов, Федор Соллогуб, Андрей Белый, Зинаида Гиппиус наводили в умах уныние и тоску.

Игорь Северянин и В. Хлебников раздавали «пощечины общественному вкусу». Им вторили «критические реалисты» А. Куприн, И. Бунин, Л. Андреев, В. Вересаев, заживо «хоронившие» Российскую империю. А с другой стороны напирало «пролетарское»

искусство с М. Горьким, Демьяном Бедным и Серафимовичем во главе, из которого в последствие вырос «социалистический» реализм. Для русской же национальной традиции места уже не оставалось.

На улицах столицы появились группировки хулиганов, терроризировавших население, в ресторанах и кабаках богема предавалась пьяному разгулу. Всякая стыдливость и нравственность предавались анафеме. Дело дошло до того, что девушки стеснялись своей невинности. Обстановка очень напоминала ситуацию в Римской Империи накануне ее гибели. С точки зрения этногенеза, это стремление к саморазрушению показывало, что антисистемное мышление, характеризуемое негативным мироощущение, широко распространилось в российском обществе. Однако между Римом V века и Россией начала XX была все же существенная разница. В отличие от римского этноса, к моменту своей гибели уже полностью разложившегося, упадничество в России захватило только часть городских слоев и, прежде всего, дворянство и интеллигенцию. Нравственные же основы жизни сельского населения, составлявшего основную массу русского народа, хотя и сильно поколебленные, все же еще окончательно разрушены не были.

Именно в этот период, используя экономический кризис и нравственный упадок общества, и развернула свою кровавую вакханалию боевая организация эсеров. Масштаб эсеровского террора и его парализующее действие не идут ни в какое сравнение с деятельностью малочисленной группы народовольцев. Кровь царских сановников полилась рекой. Убийства представителей власти происходили практически каждый день. Среди самых громких можно выделить убийство в 1902 году министра внутренних дел Сипягина, в 1904 году – его приемника Плеве. В 1905 году бомба Каляева разносит на куски Великого князя Сергея Александровича. Количество же убитых государственных чиновников различного ранга исчислялось сотнями. Поразительно, но действия террористов осуществлялись под контролем … высших полицейских чинов и находили широкое сочувствие в «передовом»

обществе. Так, бомба, уничтожившая Великого князя, была сделана в департаменте полиции.

А известный разоблачитель провокаторов Бурцев, раскрывший двойную игру Азефа, долго не мог поверить, что полиция могла позволить тому безнаказанно организовать убийства дяди императора и министра внутренних дел.

В 1904 году, в Париже, на конгрессе всех деструктивных сил, российское отделение «Великого Востока», воспользовавшись дестабилизацией в стране вследствие экономического кризиса и террора эсеров, берет курс на подготовку революции.

Правительство же делает попытку отвлечь общественное мнение от экономических и политических проблем небольшой победоносной войной с Японией. Расчет делался на недостаточную вооруженность японской армии и флота и отсутствие у Японии финансовых возможностей для ведения длительной войны. Но вмешательство сионистских кругов резко изменило ситуацию. Уже упоминавшийся нами Яков Шифф, глава американских финансистов, в ультимативной форме потребовал от царя предоставления евреям равных политических прав. Получив отказ, он сумел заблокировать предоставление России международной финансовой помощи на ведение войны. Одновременно, он предоставил Японии крупный заем для приобретения в Аргентине новейших броненосцев. Шифф также добился предоставления финансовой помощи Японии Англией и США. Кроме того, он выделял значительные средства, как сказано в «Еврейской энциклопедии» «на организацию отрядов самообороны для противостояния прокатившимся по стране еврейским погромам».

На самом же деле значительная часть этих средств шла на подготовку профессиональных революционеров и поддержку антиправительственной печати.

–  –  –

Все это подтолкнуло японцев к решительным действиям, и, наряду с грубыми просчетами русского командования, привело к военной катастрофе. После сдачи ПортАртура, поражения под Мукденом и цусимского разгрома, случившегося уже в разгар революции 1905 года, правительство было вынуждено заключить унизительный мир. Россия оставила Маньчжурию и отдала Японии Южный Сахалин.

В результате, вместо патриотического подъема Николай получил рост антиправительственных настроений. Поражения сопровождались действиями «пятой колонны» в лице «прогрессивной» общественности, которая слала Микадо поздравительные телеграммы и объявляла поражение в войне залогом свержения «ненавистного» режима. А чтобы подтолкнуть революцию, была организована грандиозная провокация – «Кровавое воскресенье».

Шествие рабочих к царю было организовано рабочими профсоюзами, которые были негласно созданы … «охранкой». Их куратор, полковник Зубатов, предполагал, что эти организации, находясь под контролем полиции, смогут нейтрализовать влияние на рабочих революционных элементов. Но вскоре Зубатов был уволен, и его дело было пущено на самотек. Главным организатором шествия выступил агент полиции - небезызвестный поп Гапон. Именно он спровоцировал крестный ход рабочих к пустому Зимнему дворцу. Ибо царь по настоянию высших полицейских чинов уехал в Царское Село. То есть, те же лица в департаменте полиции, которые тайно санкционировали организацию шествия, уговорили царя покинуть Петербург, мотивируя это опасностью провокаций со стороны революционеров. И провокации действительно были. Гапон был не только агентом охранки, но и членом организации эсеров. И потому эсеровские и большевистские боевики хорошо подготовились к предстоящему мероприятию. С утра в разных концах города уже строились баррикады, начались нападения на полицейских. Боевики выполнили свою миссию, дав повод для принятия решения о применении силы. И роковой приказ стрелять был отдан.

Хорошо спланированная акция принесла ожидаемые результаты.

События «кровавого воскресенья» показали, что даже в среде высшей бюрократии появились силы, заинтересованные в уничтожении самодержавия. Но и сам самодержец проявил себя не лучшим образом. Николай, кумиром которого был московский царь Алексей Михайлович, всю жизнь мечтал наладить прерванный петровскими реформами прямой диалог самодержца с народом. И, казалось бы, этот долгожданный момент, наконец, настал!

Праздничное народное шествие, с хоругвями и портретами государя, двинулось к Зимнему.

Но «помазанник» оказался не готов к разговору с народом. События 9 января наглядно показали, что надежды славянофилов вернуть самодержавию его нравственный смысл, в условиях векового засилья бюрократии оказались утопией.

Дальнейшие события развивались стремительно. Началась всеобщая политическая стачка. Повсеместно были созданы рабоче-крестьянские Советы, во главе которых встали «профессиональные» революционеры. Отряды большевистских и эсеровских боевиков громили государственные учреждения и полицейские участки, «брали» банки, убивали городовых. Крестьяне повсеместно жгли помещичьи усадьбы. Кругом царила анархия, полиция практически исчезла с улиц, в то время как основная часть армии находилась на фронте в далекой Маньчжурии. Казалось, что организаторы революционных событий все рассчитали верно. 17 октября 1905 года царь вынужден был издать манифест «Об усовершенствовании государственного порядка». В нем декларировалось дарование основных гражданских прав и свобод, таких как неприкосновенность личности, свобода совести, слова, собраний и союзов. Объявлялось также об избрании на основе всеобщего избирательного права Государственной Думы, имеющей законодательные функции, и создании Госсовета.

Итак, цель, которую ставили перед собой «демократы», была достигнута.

Самодержавие рухнуло. Был сделан широкий шаг на пути к конституционной монархии.

Антимонархические силы легализовали свои партии и печатные органы, получив полную свободу для пропаганды своих идей и открытой политической борьбы. Но дальнейшие события наглядно показали, что вожди «партии свободы» были заинтересованы не в модернизации и укреплении государства, а в его полном разрушении. Уступки лишь раззадорили революционеров. Беспорядки и хаос нарастали и, казалось, что дни монархии сочтены.

Но в манифесте, кроме уступок революционерам, содержался призыв «… всем верным сынам России вспомнить свой долг перед Родиною, и помочь прекращению сей неслыханной смуты…». И простые русские люди услышали этот призыв, вышли на улицы и дали решительный отпор боевикам. Уже в конце октября был создан «Союз русского народа», сыгравший решающую роль в разгроме революции. «Сборище темного отребья» - так назовут этих людей негодующие представители «прогрессивной» интеллигенции. Между тем, членами этого «Союза» становятся священник Иоанн Кронштадтский, будущий патриарх Тихон, академики Д.И. Менделеев и А.И. Соболевский, историки И.Е. Забелин и Г.В. Бутми, художники В.М. Васнецов и М.В. Нестеров, известные публицисты В.В. Розанов и Л.И. Тихомиров. Кроме этих самых известных и уважаемых имен, в деятельности «Союза»

принимали участие множество других общественных и государственных деятелей, ученых, священнослужителей, наконец, сам Николай II. Во главе организации встали врач А.И.

Дубровин, будущий депутат Думы В.М. Пуришкевич и помещик Н.Е. Марков. Сплочению всех патриотических сил способствовал и изданный Николаем несколько ранее, в апреле 1905 года манифест «Об укреплении начал веротерпимости», декларировавший свободу вероисповедания. Манифест создал предпосылки для ликвидации церковного раскола и позволил самодержавию в критический момент опереться на многомиллионные старообрядческие общины.

Особенно большое значение имело благословение «Союза» отцом Иоанном Кронштадтским, пользовавшимся непререкаемым авторитетом у миллионов верующих. Этот духовный пастырь родился в 1829 году в Архангельской губернии, в очень бедной семье мелкого церковного служащего Сергиева. Как и все великие святые земли русской, он с ранних лет полностью отдал себя служению богу. Хотя формально отец Иоанн не стал монахом, но всю жизнь провел в целомудрии и аскезе. С 1855 и до самой кончины он был настоятелем Кронштадтского собора. Одновременно, отец Иоанн 25 лет преподавал в училище закон божий и проводил, как бы сейчас сказали, огромную воспитательную работу среди беднейших и опустившихся слоев населения. Причем воспитывал он людей не только и не столько назиданиями, а личным примером, искренним участием и бескорыстной помощью. Отец Иоанн раздавал своим подопечным буквально все, что имел и нередко возвращался домой без верхней одежды и даже без сапог. Подобное поведение вызывало непонимание окружающих. Его третировали, называли юродивым, церковное начальство запрещало выдавать ему на руки жалование. В связи с этим необходимо отметить весьма характерное изменение в отношении общества к юродству. От искреннего уважения и поклонения в фазе подъема до полного непонимания в фазе надлома. Даже сам этот термин приобрел оскорбительный оттенок.

После 25-ти лет самоотверженного служения, в Иоанне открылся дар целительства.

Слава о нем моментально распространилась по всей России. Тысячи людей ежедневно стекались к нему в Кронштадт. Каждый его день начинался в 4 часа утра с коллективной исповеди тысяч паломников, ожидавших его в Соборе. До двух часов продолжалось причастие и литургия. После обеда он выезжал в Петербург к больным и страждущим, возвращаясь домой за полночь. И так продолжалось до самой его кончины. Прекрасно владея словом, отец Иоанн издал значительное число духовных произведений, разошедшихся огромными тиражами. Самым значительными из них был трехтомник «Моя жизнь во Христе». По многочисленным просьбам верующих он периодически совершал поездки по различным городам России, и везде его окружали десятки тысяч приверженцев. Ежедневно на имя отца Иоанна приходили тысячи писем и телеграмм с просьбами помолиться за страждущих. Для их получения даже пришлось открыть отдельное почтовое отделение.

Ежегодно через руки Иоанна Кронштадтского проходило до 1 млн. рублей пожертвований. И как и прежде, он не оставлял себе ни копейки, раздавая все на богоугодные дела и нуждающимся. На эти средства были построены монастыри на родине старца и в Петербурге, на реке Карповке, где он и был погребен. Иоанн основал в Кронштадте знаменитый «Дом трудолюбия» со школой, церковью, больницей, мастерскими и приютом, где ежедневно кормились более тысячи нищих. Не остался отец Иоанн в стороне и от бурных политических событий начала века. Он выступал с многочисленными проповедями, в которых боролся с оскудением веры, падением нравственности, осуждал разрушающую роль интеллигенции.

«Борцы за народное счастье» люто ненавидели Иоанна. Люди, продавшие душу дьяволу, всегда испытывают патологическую ненависть к праведникам. Либеральная пресса выливала на него ушаты грязи, но авторитет отца Иоанна в народе был непререкаем. Он был последним в имперский период деятелем церкви, который еще мог успешно противостоять атеистической пропаганде и подмене православия оккультизмом и мистицизмом.

Благодаря решительным действиям «Союза русского народа» и вернувшихся с фронта верных государю воинских частей, революционные выступления были подавлены, а Советы разогнаны. Но, на фоне спада революционных выступлений, нарастала волна террора боевых групп эсеров, большевиков и анархистов. Всего, за период с 1901 до убийства Столыпина в 1911 году, которое венчало собой террористический этап русской революции, жертвами терактов и разбойных нападений стали 17 тысяч человек. А с 1905 по 1907 годы было убито 9 тысяч, при этом на 1907 год пришлось около 6 тысяч погибших. Причем, если эсеры специализировались на уничтожении царских сановновников, то жертвами анархистов мог стать любой богато одетый человек. Большевистские же боевые дружины, созданные в начале революции для того, чтобы вести массы на баррикады, занимались теперь в основном откровенным разбоем.

Бросается в глаза быстрая нравственная деградация «буревестников революции». Так, если Каляев еще мог остановить теракт, увидев сидевших в карете вместе с Великим князем детей, то бандиты из большевистских боевых дружин действовали уже безо всяких сантиментов. Во время «эксов» бомб и патронов не жалели. Из 17-ти тысяч жертв красного террора первой революции около 12 тысяч составляли случайные прохожие и мелкие служащие.

Самый кровавый след в истории оставили две большевистские бандгруппы.

Тифлисская, возглавлявшаяся Камо и курировавшаяся Сталиным, и уральская боевая организация, во главе которой стоял 20-ти летний выдающийся организатор красного террора Яков Свердлов. Основным занятием этих банд в период спада революции стали разбойные нападения на банки, конторы, почтовые конвои, вымогательство дани с предпринимателей.

Особой жестокостью и организованностью отличалась уральская организация. Она была хорошо структурирована, имела базы подготовки боевиков, собственную контрразведку, выявлявшую и уничтожавшую провокаторов. Нижний уровень составляла рабочая дружина, подпитывающая кадрами дружину боевиков-профессионалов, состоявшую из головорезов1 в буквальном смысле этого слова. Дружины были разбиты на отряды, члены которых не знали друг друга. На вершине этой пирамиды стоял Свердлов. Благодаря его организаторским талантам и глубокой конспирации эта организация несколько лет наводила ужас на всем Урале, практически не зная провалов. Именно из нее вышли будущие организаторы и исполнители уничтожения царской семьи и дома Романовых, - Юровский, Ермаков, Голощекин, Белобородов и другие.

Деятельность большевистских дружин вызвала возмущение даже в самой партии. На Стокгольмской конференции в 1906 году меньшевикам удалось провести резолюцию, осуждающую экспроприации. Но революция затухала. Нужно было готовиться к длительной эмиграции. А для безбедного существования за границей «вождям пролетариата» нужны были большие денежные запасы. Поэтому Ленин наплевал на партийные решения и экспроприации продолжились.

В подавлении первой революции выдающаяся роль принадлежала новому премьеру П.А. Столыпину. Свою речь на заседании 2-ой Госдумы 10 мая 1907 года он закончил словами: "Вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!". Столыпинские галстуки быстро успокоили наиболее ярых разрушителей российской государственности. В 1906-1907 гг. по приговорам военно-полевых судов были казнены 1102 человека. После разоблачения Азефа организация эсеров была дискредитирована, пропагандистская работа практически прекратилась и только разрозненные группы продолжали террористическую

- известны случаи, когда боевики при налетах отрезали своим жертвам головы.

деятельность. Большинство активных большевистских боевиков и их руководителей, благодаря провокатору Малиновскому и жадности «самого человечного человека»2, оказались в тюрьмах и ссылке. А их вожди во главе с Лениным залегли в эмиграции.

Первые две Государственные Думы, последовательно разогнанные царем, продемонстрировали свою полную неспособность к конструктивному диалогу. I Дума была центристско-либеральной, тон в ней задавали кадеты и трудовики. II Дума еще более полевела, так как половина голосов кадетов отошли к социал-демократам и эсерам. Близкие же к престолу октябристы и правые монархисты оказались в явном меньшинстве. 3 июля 1907 года царь издал манифест об изменении избирательного ценза по различным куриям в пользу дворянства и богатейших слоев населения. В результате, подавляющее большинство в III Думе получили октябристы и монархисты, и могло показаться, что страна, наконец, получила долгожданное спокойствие, столь необходимое для проведения экономических и социальных реформ.

После подавления революции, народное хозяйство России развивалось очень динамично. В 1913 году было собрано 86 млн. т. зерна. Среднедушевое производство зерновых возросло с 340 кг в 1906 году до 450 кг в 1913. По производству ржи, пшеницы, ячменя, овса, свеклы страна уверенно занимала 1 место в мире, а доля России в производстве льна вообще составляла 80%. Уже упоминавшийся ранее русский предприниматель Коншин наладил масштабное производства хлопка в Средней Азии. В урожайные годы доля России в общем объеме мирового экспорта сельхозпродукции доходила до 40%, в экспорте масла и яиц - 50%.

По темпам промышленного роста (около 8-10% в год) страна обгоняла всех. С 1909 по 1914 промышленное производство выросло на 54%, а национальный доход – на 17%. По объему промышленного производства Россия уверенно вышла на 5 место в мире. С начала века производительность труда выросла в 1,5 раза. За счет собственного производства страна в основном удовлетворяла потребность в паровозах, вагонах, торговых судах, автомобилях, самолетах, паровых котлах, насосах, подъемных машинах, оборудовании для пищевой и обрабатывающей промышленности. Максимальные темпы развития имело производство сельскохозяйственных машин. За время правления Николая II оно выросло на 660%.

Производство машин для промышленности и транспорта увеличилось на 410%, производство хлопка – на 390%, добыча меди – на 370%, марганца – на 360%, угля – на 300%. Во внешнеторговом обороте экспорт уверенно превышал импорт, обеспечивая стабильность рубля. Государственный бюджет непрерывно возрастал, достигнув в 1913 году 37 млрд.

долл.. Весь послереволюционный период он имел положительное сальдо. Инфляция не превышала 1-2% в год. Цены на продукты питания и производимые в России товары народного потребления, по сравнению с европейскими странами, были очень низкими.

Стремительный рост российского банковского капитала (1200 % с начала века) привел к уменьшению доли иностранных инвестиций с 50% в 1904 году до 12% в 1913. Внешний долг, резко выросший в период промышленного кризиса и первой революции и достигший в 1909 году 100 млрд. долл., стабилизировался, составив 96 млрд. в 1913 году. На его обслуживание уже уходило только 5% бюджета.

Доходы, особенно городского населения, непрерывно росли. О росте благосостояния свидетельствовало увеличение вкладов населения в сберегательные кассы, которые выросли с 26 млрд. долл. в 1904 году до 58 млрд. к 1914 году. В 1913 году годовая заработная плата рабочего в зависимости от квалификации составляла от 2 до 5,5 тыс. долл., врача - от 5,5 до 10 тыс., инженера – около 10 тыс., преподавателя средней школы - от 8,5 до 28 тыс., профессора университета – от 30 до 60 тыс. По уровню зарплаты российские рабочие

- 200 тыс. руб. (2,2 млн. долларов по курсу 2005 года), добытых боевиками Камо в результате самой кровавой тифлисской экспроприации, оказались новыми, а их номера известными полиции. Но Ленин все же решил рискнуть и для обмена добычи на валюту отправил самых надежных и проверенных людей в заграничные банки, где они все и были арестованы.

- здесь и далее указаны доллары США по курсу 2005 года.

занимали второе место в мире, уступая только своим американским коллегам. При этом, по данным профсоюзов, прожиточный минимум для семьи из трех человек в Петербурге составлял 1800 долл. в год. Фабрично-заводское законодательство было одно из самых прогрессивных в мире. Количество выходных дней в России было в два раза выше, чем на Западе. В 1906 году официально были разрешены профсоюзы и забастовки. С 1912 года начала действовать система социального страхования и пенсионного обеспечения, введено законодательство по охране труда. Президент США У. Х. Тафт, ознакомившись с положением русских рабочих, публично заявил: “Ваш Император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может”.

Ассигнования на образование при Николае II возросли в 6,5 раз. В 1908 году было введено всеобщее обязательное начальное образование. В год открывалось до 10 тыс.

начальных школ. Процент грамотности населения, прежде всего городского, резко увеличился. Среди рабочих мужчин он составил к 1917 году 80%. Значительно увеличились прерогативы и эффективность земских учреждений, работавших на принципах самофинансирования за счет налогов на зажиточные слои населения. Земство во многом сумело ликвидировать засилье бюрократии в нижнем управленческом звене. Особенно велика была его роль в создании социальной медицины, сети библиотек и в народном образовании. Все это привело к резкому уменьшению детской смертности и увеличению продолжительности жизни. Рост народонаселения в начале XX века можно было назвать демографическим взрывом. В 1897 году численность населения Российской империи составляла 129 млн. человек, а в 1914 – уже 178 млн.

На фоне стремительного экономического и социального развития, после революции вновь наблюдалось бурное развитие науки и искусства. Лауреатами Нобелевской премии стали выдающиеся российские ученые Павлов и Мечников. Значительный вклад в медицину внес Пирогов. Ученик Жуковского Чаплыгин продолжил развитие аэродинамики. Успешно конструировал первые мощные самолеты Сикорский. Изобретением парашюта прославился Котельников. Фундаментальные исследования светового давления проводил Лебедев.

Пионером работ в области телевещания стал Зворыкин. Мировую известность приобрело учение о ноосфере В. Вернадского. Большой вклад в науку внесли полярный исследователь Седов и геолог Обручев. Творчество религиозных философов Розанова, Флоренского, Бердяева, социолога П. Сорокина, историка С. Платонова имело мировой резонанс. Имена блестящих композиторов Рахманинова, Гречанинова, Глазунова, Скрябина, Стравинского, выдающихся оперных и балетных исполнителей Шаляпина, Собинова, Павловой, режиссера Станиславского, актеров Качалова, Москвина, Ермоловой и Комиссаржевской, балет Дягилева навсегда останутся в сокровищнице мировой культуры.

После некоторого предреволюционного упадка, вновь расцвела поэзия, где наряду с Блоком, выделялись имена поэтов-акмеистов Н. Гумилева, Ахматовой, Цветаевой, Мандельштама, ворвался в городскую жизнь певец деревни Есенин, начинал свои футуристические опыты Маяковский. Яркий след в искусстве оставила плеяда русских художников-реалистов, таких как Кустодиев, Поленов, Нестеров. Наряду с реализмом в России развивался модернизм, появление которого связано с именами Бенуа, Врубеля и Шагала. Благодаря творчеству Малевича и Кандинского Россия стала родиной абстракционизма.

Все эти успехи были столь впечатляющими, что европейские аналитики в один голос пророчили России блестящее будущее. Так, французский экономический обозреватель Э.

Тэри, знакомившийся по заданию своего правительства с состоянием российской экономики, утверждал: "Если у большинства европейских народов дела пойдут таким же образом между 1912 и 1950 годами, как они шли между 1900 и 1912, то к середине настоящего столетия Россия будет доминировать в Европе, как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении ".

Итак, казалось, что ничто не предвещало грядущей катастрофы. Но «дом, разделившийся сам в себе, не устоит». Эта старая библейская истина по-прежнему актуальна.

На всех парах рекордных темпов экономического роста, в ореоле культурной и научной славы, Империя уверенно неслась … навстречу своей гибели! Анализу внутренних и внешних причин трагического финала посвящены сотни работ. Мы попробуем рассмотреть эту проблему в этнологическом аспекте.

«Главное, чтобы не так, как было». Преодолеть императив поведения расколотого этноса в фазе надлома не могли никакие экономические и социальные успехи. И революционные и либеральные «западники», и «славянофилы» со староверами, все были едины в стремлении разрушить имперско-бюрократическую систему, хотя и с диаметральнопротивоположными целями. И, действительно, созданная Петром бюрократическая машина, несмотря на достигнутые экономические успехи, к началу XX века уже полностью исчерпала себя. Хотя относительные показатели ее деятельности были впечатляющими, но абсолютные оставались весьма скромными. В 1913 году на долю России приходилось только 2,6 % мировой промышленной продукции, в то время как доля Франции составляла 6%, Англии Германии-15,3 % и США -38,2%. При этом, по численности населения Россия уже значительно превосходила каждую из этих стран. Численность бюрократии в России (340 тыс. человек) была значительно меньше, чем в других странах (например, число чиновников Франции превышало 500 тыс.). Но ее засилье, противоречившее многовековой традиции земского самоуправления, в разгар фазы раскола ощущалось всеми особенно остро.

Как мы уже отмечали выше, земство, много сделавшее для развития образования, здравоохранения, местного социального обеспечения, доказало свою способность заменить бюрократию на нижнем уровне. Логично было предположить, что теперь оно направит свои усилия на постепенное расширение сферы своей деятельности и на борьбу за возрождение традиционных форм русской государственности, таких как Земский Собор. Но лидерами земского движения в начале XX века стали, в основном, представители либеральной интеллигенции и помещики-«западники». Находясь под контролем масонов, они пошли на прямую конфронтацию с самодержавием, используя широкое недовольство бюрократической системой для подрыва основ российской государственности.

Наблюдавшийся в период премьерства Столыпина спад рабочего движения и крестьянских волнений, после тяжелого голода 1911 года и ленской трагедии, сменился новым подъемом.

«…И ни церковь, ни кабак, ничего не свято!

Нет, ребята, все не так, все не так, ребята…».

Гениальный Высоцкий, жизненный путь которого также пришелся на фазу надлома, двумя емкими строчками сумел выразить и всеобщую неудовлетворенность существующими порядками, и стремление к переменам, и утрату нравственных ориентиров, характерную для этой трагической фазы. А нравственная деградация, затронувшая теперь уже не только элитные сословия, но и значительную часть простого народа, была связана с оскудением православной веры, долгие века служившей нравственной опорой русского этноса. И, несмотря на пророчество Серафима Саровского и страстные проповеди Иоанна Кронштадтского, количество людей, забывших христианские заповеди, неуклонно возрастало. Чему способствовала и бешеная атеистическая пропаганда, развернутая либеральной прессой. А после кончины в 1908 году «кронштадтского батюшки», русская православная церковь окончательно утратила способность эффективно противостоять масонскому натиску. Нравственное одичание общества нарастало.

Являясь частью бюрократической машины, управляемая обер-прокурорами, высшая церковная иерархия не смогла использовать благоприятные условия для воссоединения со старообрядческой церковью, которая переживала в то время период небывалого расцвета. В результате, многомиллионная старообрядческая община, являвшаяся хранителем народных

- 12 апреля 1912 года на ленском прииске золотопромышленников Гинцбургов, среди акционеров которого были такие известные лица, как А.И. Путилов, С.Ю. Витте, императрица Мария Федоровна, была расстреляна мирная демонстрация рабочих. Эта кровавая акция, в результате которой 250 человек было убито, а 270 ранено, вызвала по всей стране волну забастовок и стачек протеста.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |

Похожие работы:

«Алексей Геннадьевич Степанов Семейное право. Ответы на экзаменационные билеты http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6191595 Алексей Геннадьевич Степанов. Семейное право, ответы на экзаменационные билеты: Научная книга; Москва; 2009 Аннотация Данная работа имеет своей целью освещение вопросов правов...»

«Юриспруденция ЮРИСПРУДЕНЦИЯ Семенов Григорий Сергеевич адъюнкт ФГКОУ ВО "Академия управления МВД России" г. Москва К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ ОРУЖИЯ И ЕГО ВИДОВ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ СТРАН СНГ Аннотация: в данной статье проанализированы нормы законодательства стран-участников СНГ о...»

«Дин Рэй Кунц Город (сборник) Серия "Новинки зарубежной мистики" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9197076 Город / Дин Кунц; [пер. с англ. В. Вебера]: Эксмо; Москва; 2015 ISBN 978-5-699-78626-8 Аннотация Кто бы мог подумать, что зловещий...»

«Церковный образовательный стандарт высшего духовного образования специалиста в области православного богословия (семинария) 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СПЕЦИАЛЬНОСТИ ПРАВОСЛАВНОЕ БОГОСЛОВИЕ 1.1. Настоящий стандарт утвержден определением Священного Синода Русской Православной Церкви (журнал N 71 от 21 августа...»

«УДК 321.011(476) ББК 67.400.51(4Беи) Ш14 Печатается по решению Редакционно-издательского совета Белорусского государственного университета Рецензенты: кафедра конституционного и административного права Института управленческих кадров Академии управления при Президенте Республики Беларусь (заведующий кафедрой кандидат ю...»

«УДК 351.74:343.85 Кирюхин Владимир Викторович Kiryukhin Vladimir Viktorovich адъюнкт Академии управления МВД России Postgraduate student, Academy of Management of the Ministry of Internal Affairs of Russia АДМИНИСТРАТИВНАЯ POLICE ADMINISTRATIVE ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПОЛИЦИИ В СФЕРЕ ACTIVITIES ON PREVENTION OF ПР...»

«IBM i версия 7.3 IBM i и связанное программное обеспечение Перенос данных IBM IBM i версия 7.3 IBM i и связанное программное обеспечение Перенос данных IBM Примечание Перед применением этой информации, а также поддерживаемого ей продукта ознакомьтес...»

«ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ для поступающих на основную образовательную программу магистратуры "Предпринимательское право" (профили "Проблемы предпринимательского права", "Энергетическое право") по направлению подготовки 030900 "ЮРИСПРУДЕНЦИЯ" по предмету "КОММЕРЧЕСКОЕ ПРАВО" РАЗДЕЛ I. СОДЕРЖАНИЕ ОСНОВНЫХ...»

«УТВЕРЖДЕНА приказом комитета по управлению имуществом администрации Амурского муниципального района от 17.02.2014 № 17 АУКЦИОННАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ ПО ПРОВЕДЕНИЮ ОТКРЫТОГО АУКЦИОНА на право закл...»

«I 111 ~.• I\I \ 11111.'. 1 1, 1j' • \1 ••,.;1 •••, 1 : '11,1 '1'.1' \I',.,';! 1,'I,'фl'lI,11,11 111,'11.•.,' ~III'II I11 '''11,11'/11 /.1111111,1111 '10:;11:11 '111111.1111 Руководителю \. торгового предпрюIТИЯ (по списку) 1~ Н,I.~'., Управляющей компании торгового центра (по списку) Некоммерческим православиым организаци...»

«Утверждаю  Заместитель Управляющего делами Президента Российской Федерации И.Е.ЯРЕМЕНКО Конкурсная документация по конкурсу на право заключить государственный контракт на выполнение в 2010 году работ по поэтапной обработке и анализу поступающих материалов для Аппарата Прав...»

«Веснік БДУ. Сер. 3. 2012. № 2 Е. В. ЗАГОРОВСКАЯ ОСОБЕННОСТИ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЕ Исследуются особенности возмещения вреда, причиненного окружающей среде. Анализируются спорные вопросы, касающиеся сущности обязательств по возмещению вреда окружающей сре...»

«2. Stein J., Harnick Sh., Bock J. Libretto Vocal Book "Fiddler on the roof"; Music Theatre International, 421 West 54th Street, New York, NY 10019, 1964.3. Митрофанова Д. А. К проблеме перевода оперного либретто [Электронный ресурс] // Либретто во сн...»

«Приложение 2 МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Саратовский государственный аграрн...»

«Важные указания Указанные в этом обзоре рынка цены служат ориентировочными ценами при покупке техники у дилеров и представительств производителей, по отношению к предыдущему справочнику цены изменены в связи с изменением ситуации на рынке. Цена базируется на рыночной цене минус расходы на подготовку техники до с...»

«Справочные сведения Район: Южный Урал, хребты Нургуш и Иремель Сроки: 02-09.01.2016 Маршрут заявленный: п. Зюраткуль – оз. Зюраткуль – пер. 847,2 м – г. Б. Нургуш (1406 м) – пер. 1036,5 м – г. Ср. Нургуш (1350,9 м) – пер. 900 м – г. М. Нургуш (1247 м) – пер. 1037 м – г. Ю. Нургуш (1268 м) – траве...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования "Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины" Д. И. МИХАЙЛОВ НАЛОГОВОЕ ПРАВО КУРС ЛЕКЦИЙ ДЛЯ СТУДЕНТОВ СПЕЦИАЛЬНОСТИ 124 01 02 "ПРАВОВЕДЕНИЕ" Гомель УО "ГГУ им. Ф. Скорины" 2004 (2012) УДК 346 (47...»

«I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. В соответствии со ст. 37 Конституции Российской Федерации каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Труд...»

«1 ФГОС С1.В.ОД.3 Правоведение Государство и право. Их роль в жизни общества. Норма права и нормативно-правовые акты. Основные правовые системы современности. Международное право как особая система права. Источники российского права. Закон и подзаконные акты. Система российског...»

«Николай Крыщук В Петербурге летом жить можно. Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9746599 В Петербурге летом жить можно. Повести, рассказы. / Крыщук Н.: Издате...»

«Защита Активов иКипрские Международные Трасты Арх. Макариос, Авеню Корт, 2-ой этаж, 3105 Лимассол, Кипр Тел.: +35725028460 Факс.:+357 25028461 e-mail: info@pittaslegal.com web: www...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ") "УТВЕРЖДАЮ" Директор Юридического института _ Тонко...»

«Приложение 7 к запросу на закупку ДОКУМЕНТАЦИЯ О ЗАПРОСЕ ПРЕДЛОЖЕНИЙ на право заключения договора на оказание услуг спецтехники для ОАО "Туланефтепродукт" г. Тула 2014 год Документация о запросе предложений на право заключения договора на оказание услуг...»

«ВЫБОРЫ ГУБЕРНАТОРА ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ РАБОЧИЙ БЛОКНОТ участковой избирательной комиссии Практическое пособие Оренбург Участковым избирательным комиссиям! Избирательная комиссия Оренбургской области в целях обеспечения единообразног...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 526 473 C1 (51) МПК F17C 3/02 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ 2012154217/06, 24.05.2011 (21)(22) Заявка: (72) Автор(ы): ЛАХРАХ Саид (FR), (24) Дата начала отсчета срока действия па...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.