WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

«Шахнов Сергей Соборность. Державность. Православие. Этногенез русского народа. Великому русскому ученому Льву Николаевичу Гумилеву посвящается. Предисловие Предлагаемая вниманию ...»

-- [ Страница 6 ] --

Вместо традиционной политики дипломатического сдерживания, царь своими резкими требованиями выдать Карла и Мазепу, раздражал турок. Для втягивания Петра в войну была разыграна и православная карта. В роли главного провокатора выступил господарь Молдавский Димитрий Кантемир. Он заключил с царем договор о переходе Молдавии под руку Москвы, обещая, что если доблестное русское воинство перейдет Днестр, то не только молдавский народ, но и все православные на Балканах поднимутся против османского ига.

Но при этом со своими боярами Кантемир решил не предпринимать никаких активных действий с тем, чтобы потом присоединиться к победившей стороне. С такими же уверениями прибыли к Петру и посланцы от австрийских сербов.

Перед соблазном стать освободителем всего православного мира полтавский победитель устоять не смог. И глупо было бы обвинять Петра в незнании законов этнологии.

Дело в том, что у древних балканских народов осталось слишком мало пассионарной энергии, необходимой для организации решительных совместных действий. И хотя среди балканских православных было немало храбрых и решительных людей, но их вожди уже не отвечали требованиям времени. Пример Кантимира и его бояр лучшее тому подтверждение.

Поэтому Петр не мог реально рассчитывать на серьезную помощь со стороны местного населения. Обещанного всеобщего восстания не произошло. Лишь доблестные черногорцы сдержали слово, поднявшись на турок. В этих условиях единственно верным решением было бы применение стратегии оборонительной войны на своих рубежах.

Но Петр, опьяненный ожиданием грандиозной победы, бросил в Молдавию передовую армию Шереметева, поставив перед ней совершенно фантастическую задачу не допустить перехода турецких войск через Дунай. Тем не менее, турки неожиданно запросили мира. Этот факт еще раз подчеркивает, что обе стороны вступили в войну против собственного желания. Султан не хотел воевать, надеясь лишь самим фактом объявления войны вынудить Россию, для которой противостояние на двух фронтах была невозможно, пойти на уступки. Когда же русские проявили неожиданную решимость, султан пошел на попятный. Но Петр стал заложником положительной этнической комплиментарности. Он уже издал манифест ко всем православным народам Балкан с призывом войны с магометанами. И бросить их на произвол судьбы православный государь не мог. Поэтому, вслед за Шереметевым, не имея ясной стратегии и представления о том, как прокормить войска в этом голодном краю, Днестр перешла и основная армия под предводительством самого Петра. И это произошло в тот момент, когда в тыл к ней зашло войско крымского хана.

Многочисленные историографы Петра, а также писатели и кинематографисты не любят вспоминать об этом факте биографии Великого Реформатора. А между тем его последствия для страны могли стать поистине катастрофическими. В результате этой авантюры Петра 35 тысяч русских солдат были окружены под Яссами 112-тью тысяч турок и 70-тью тысяч крымцев. Только тогда царь понял, на край какой пропасти он завел свою армию и всю страну. Хотя русские войска проявили высокий боевой дух и выучку, слаженным огнем положив в первой же стычке 7 тысяч янычар, но положение их было совершенно отчаянное. Среди офицеров русской армии, постепенно набиравших боевой опыт, еще не было полководца уровня Карла XII, способного организовать прорыв в таких тяжелейших условиях. А оставшаяся в чистом поле практически без продовольствия и полностью отрезанная от своих тылов, долго обороняться русская армия естественно не могла.





И здесь произошло невероятное. Уже падая в пропасть, Петр успел выкрикнуть предложение о мире. И к величайшему изумлению его окружения, эти предложения были услышаны. Спасая армию, царь дал указание переговорщикам соглашаться на все условия турок. В зависимости от их требовательности, он готов был не только вернуть Приазовье, но и отдать туркам всю Украину, а шведам всю Прибалтику и Карелию. И только любезный его сердцу Петербург царь не хотел возвращать ни при каких обстоятельствах. В обмен за него он даже предлагал отдать Псков.

Казалось, что это свидетельствовало о трусости самодержца, ради собственной шкуры готового отдать едва ли не половину страны. На самом же деле Петр заботился, прежде всего, о спасении России. Ибо он хорошо понял всю глубину катастрофы, которая могла произойти в случае гибели армии. Ведь эти 35 тысяч, а также 10 тысяч солдат, находившихся при Августе в Померании, составляли все регулярное войско страны. Конечно, Россия могла еще выставить 100 тысячное дворянское ополчение. Оно могло успешно справляться с внутренними бунтами, сдерживать набеги крымского хана, но относительно его способности противостоять регулярным войскам Петр иллюзий не питал. К тому же, вместе с окруженной армией Россия теряла бы весь цвет собранного в ней офицерства и, наконец, самого царя, который был главным двигателем и организатором ее военных успехов. О том, что Петр думал, прежде всего, о судьбе страны, свидетельствуют его письма сенаторам. В них он строго приказывает, до его возвращения не исполнять никаких распоряжений царя, даже если на них будет стоять его собственноручная подпись. А если он не вернется, то избрать на царство «достойнейшего» по своему усмотрению. Последнее указание свидетельствует, что уже тогда Петр не верил в способность своего сына продолжить его дело и предлагал Сенату избрать человека, способного организовать спасение страны.

К счастью мир был заключен, и армия была сохранена на значительно более легких условиях. Турция удовлетворилась возвращением Приазовья, а также обещанием вывести российские войска из Украины и Польши. Столь невероятная уступчивость требует объяснения. Дело в том, что османский суперэтнос, хотя и был ровесником российского, но в силу некоторых причин, рассмотрение которых не является предметом нашего исследования, уже прошел акматическую фазу и на рубеже XVII и XVIII веков переживал надлом. Некогда победоносная армия начала терпеть поражения. Несмотря на сохраняющиеся колоссальные материальные и военные ресурсы, воля к победе и готовность умереть за нее даже среди неустрашимых янычар постепенно утрачивалась. Война с Россией среди населения и в армейских кругах была крайне непопулярна. После тяжелых потер, понесенных турками при первых атаках на окруженную русскую армию, произошло событие, доселе в турецких войсках невозможное. Янычары стали требовать прекращения войны. Дело чуть не дошло до открытого неповиновения. К тому же султан также не был знаком с этнологией и очень опасался восстания в своем тылу, которое могло привести к дворцовому перевороту и потере им трона и головы.

Чудесным образом вырвавшись из пасти льва, Петр не спешил выполнять условия мира, ссылаясь на то, что турки не высылают из своих владений Карла XII, что также было предусмотрено договором. Еще полтора года страны находились на грани большой войны, и лишь в 1713 году мир был заключен окончательно. Внутренняя оппозиция войне заставила султана отказаться от поддержки шведов. Турция вернула себе Приазовье, но Украину Россия сохранила за собой. И все же западная дипломатия во многом достигла своей цели.

Россия потеряла не только Азов, но и время, позволив Швеции оправиться от разгрома. И Северная война, которая должна была победоносно завершиться в 1711 году, затянулась еще на 10 лет.

Казалось, что полное замирение с Турцией позволит, наконец, России продолжить решительные действия на Севере. Но после ясской катастрофы Петр вновь усомнился в способности страны в одиночку противостоять Швеции и ее союзникам. Несколько лет Россия направляла колоссальные людские и материальные ресурсы в Германию и Польшу, где русские войска отвоевывали у шведов города и земли для своих ничтожных союзников, которые при каждом удобном случае предавали Россию или даже старались нанести ей удар в спину. Находясь в Германии, Петр бездарно позволил втянуть себя в мелкие дрязги многочисленных голштинских, макленбургских, готтенторпских и прочих домов, которые перессорили его со всеми более или менее значительными потенциальными партнерами.

Особенно тяжелы были последствия неожиданно вспыхнувшей симпатии Петра к герцогу Макленбургскому. Ради нового друга и зятя царь вмешался в его ссору с собственным дворянством, чем вызвал страшное недовольство курфюрста Ганноверского, который в то время по совместительству исполнял обязанности короля Англии. И хотя парламент, защищая интересы английской торговли, не позволил королю начать войну с Россией, однако Георг V, используя свой высокий международный авторитет, всеми силами стремился сколотить антироссийскую коалицию.

Не меньшую активность в этом направлении проявлял и вчерашний «любезный друг» Август. В результате возникла угроза объединения против России большинства европейских государств, включая ее недавних союзников, что могло уже поставить под сомнение не только успех в Северной войне, но и само существование российского государства. Но даже такая опасность не заставила Петра прекратить поддержку зятя. Молодой и неопытной российской дипломатии стоило огромного труда блокировать происки ганноверского дома. В результате несколько лет ушло на тяжелую дипломатическую войну со вчерашними союзниками при вялотекущих военных операциях. Бесконечные сепаратные переговоры о совместных действиях против шведов с Данией, Пруссией, Австрией, Англией, Голландией, Ганновером и даже главным своим недоброжелателем – Францией, ни к чему не привели. И в этом нет ничего удивительного. Ни одно из европейских государств не могло устоять перед соблазном с помощью новой российской силы изменить сложившееся геополитическое равновесие в свою пользу. Но при этом все эти западно-христианские народы были солидарны в стремлении не допустить пугающего их усиления представителя чуждой им суперэтнической системы.

И лишь когда Россия начинала действовать самостоятельно, без оглядки на «верных»

союзников, ей неизменно сопутствовал успех. Несмотря на неоправданные жертвы и издержки, титанические усилия Петра по созданию боеспособной армии и флота начали приносить свои плоды. К началу 1714, после нескольких победоносных сражений у шведов была полностью отвоевана Финляндия. Тогда же, под Гангутом произошло поистине историческое событие. Молодой балтийский флот в первом в истории России морском сражении разгромил флот шведов. Несмотря на то, что все европейские союзники России под влиянием Англии заключили со Швецией сепаратный мир и вышли из войны, обескровленная и разоренная войной скандинавская держава не могла уже вести борьбу с Москвой. Тяжелые многолетние переговоры, подкрепленные десантными операциями русских у шведской столицы, в 1721 году закончились, наконец, долгожданным миром. В обмен на возвращение Финляндии, Россия закрепила за собой Карелию, Ингерманландию с Петербургом, Эстляндию, Лифляндию и Выборг. Триумфатор был провозглашен Сенатом Императором Всероссийским, а также получил официальные титулы Великого и Отца Отечества.

Одержанные победы вновь позволили Петру обратить свой взор на внутренние дела.

1714-м годом датированы два его важнейших указа о введении всеобщего обязательного начального образования детей дворян и приказных и о переводе всех вотчин и поместий в неделимые, наследственные и вечно обязанные землевладения. Согласно последнему указу вотчины и поместья уравнивались в правах, а их владельцы становились вечно обязанными государю службою. Владение неделимым переходило одному наследнику, а остальные становились кадетами, которым разрешалось переходить в купеческое или мещанское сословие для заведения торговли или промыслов. Кроме того кадет мог приобрести новое землевладение путем длительной военной службой. По мысли Петра это новшество должно было препятствовать падению дворянских фамилий вследствие дробления земельной собственности, способствовать росту торговли и ремесел, а также снизить эксплуатацию крестьян, которым у крупных владельцев традиционно жилось легче, чем у мелких. Но ни одна из этих целей достигнута не была. Забота об уменьшении притеснения крестьян перечеркивалась постоянным ростом числа чрезвычайных налогов и податей.

Предположение о том, что дворянские дети займутся «презренным» трудом и поспособствуют экономическому процветанию страны, оказалось совершенной утопией.

Наконец, введение практики единонаследования породило колоссальную напряженность в дворянской среде и шквал судебных тяжб.

В 1715 году для укрепления балтийского флота собственными офицерскими кадрами была учреждена морская академия. В 1718 году приказы были заменены коллегиями, подчиненными Сенату. Причем президентами всех коллегий назначались русские, а вицепрезидентами – иностранные специалисты. В том же году вместо поземельного был введен подушный налог, позволивший резко увеличить крестьянскую запашку. В 1719 году был основан Конногвардейский полк, ставший третьим полком гвардии. Все дворяне должны были начинать военную службу с 15 лет рядовыми гвардейских полков. Перед этим они пять лет должны были проходить обязательное школьное обучение. Гвардейские полки становились кузницей офицерских кадров для армейских полков. Гвардейскими же офицерами становились наиболее знатные дворяне, заслужившие это звание безупречной армейской службой. Все армейские и гвардейские полки переводились на полное казенное содержание. Наконец, в 1721 году был издан указ, согласно которому недворянин, дослужившийся до обер-офицера, получал дворянство. Наряду с введением кадетов, этот указ разрушал жесткие сословные рамки, приведя к появлению многочисленного сословия разночинцев. В том же году Петр решил вспомнить и о крестьянах. Им был издан указ о продаже крепостных только семьями, чтобы не разлучать ближайших родственников друг с другом.

Едва у россиян забрезжила надежда немного отдохнуть от войны, как Петр вновь повел свои войска в поход, на этот раз против Персии, которая в тот период оказалась на грани гибели. Афганцы освободились из-под власти персов и в нескольких сражениях полностью разгромили войска шаха. Возникла угроза захвата Турцией персидских провинций в Закавказье и важных для России среднеазиатских торговых путей. Стараясь упредить турок, царь захватил западное побережье Каспия. Русские войска взяли Дербент, Баку и другие города, то есть заняли равнинный Дагестан и Азербайджан. Но, несмотря на просьбы правителей персидских частей Грузии и Армении, особенно настойчивые со стороны армян, Петр не решился вводить войска в эти персидские провинции. Он понимал, что это вызовет неизбежное противостояние с турками, к которому Россия, сильно обескровленная и разоренная Северной войной, была еще не готова. В результате вся Грузия и Армения были захвачены Турцией, но торговые пути вдоль Каспия остались за Россией. Наконец, в 1724 году между Россией, Турцией и Персией был заключен мир, и Петр смог, наконец, полностью сосредоточиться на внутренних делах, которыми он и занимался вплоть до своей кончины, последовавшей в конце 1725 года.

Еще в 1722 году им было произведено разделение военной и гражданской службы и открыта школа подготовки гражданских специалистов. В этом же году была создана знаменитая табель о рангах. Согласно этой табели все должности чиновников разделялись на три группы: военную, статскую (гражданскую) и придворную. Каждая группа должностей, в свою очередь подразделялась на 14 рангов. Этим решением Петр окончательно уничтожил последние воспоминания о местничестве, поставив карьеру чиновника в зависимость не от родовых заслуг, а от мнения вышестоящего начальства. Таким образом, аристократическая форма управления была окончательно заменена бюрократической. Вместе с боярской Думой исчезли и бояре. Вместо них появились новомодные графы, а принимавшие православие дворяне-иностранцы становились баронами. Финальным аккордом строительства бюрократической машины стало введение должности генерал-прокурора, призванного следить за действиями правительствующего Сената.

Окончательная ликвидация местничества, замена аристократии бюрократией на верху, а также замена поземельного тягла, лежащего на крестьянском роде, подушной податью внизу, завершило ликвидацию родовых отношений в русском этносе. Отныне основной структурной единицей русского общества окончательно становится семья. С целью увеличения доходов от подушного налога с 1722 года началась всеобщая перепись (ревизия) земледельцев. С этой же целью в 1723 году холопы и крестьяне были слиты в единое сословие крепостных людей, и было ведено понятие ревизские души.

Пытаясь всеми силами развивать промышленность, император вводил значительные льготы для новых фабрик, заводов и торговых компаний. Последовал указ, запрещавший возвращать беглых крестьян, нанявшихся на фабрики, их владельцам. Фабрикантам давалось право покупать для работ целые деревни. Используя административные рычаги, Петр заставил купцов перевести основную часть внешней торговли из привычного Архангельска в Петербург. Туда же буквально силой сгонялись на жительство ремесленники, торговцы и другие разночинцы. Для обеспечения балтийской торговли в последние годы жизни Петра активно велось строительство Ладожского канала и других каналов Волго-балтийской системы.

Укрепление армии продолжалось и в мирное время. Гордость Петра – Балтийский флот, к 1725 году имел в своем составе 48 линейных кораблей и 800 галер. Регулярная армия в военное время превышала 100 тысяч человек. Для улучшения управления войсками был создан Генеральный штаб, включавший 2-х фельдмаршалов и 31-ого генерала. Причем только 14 из них были иностранцы. Армия переводилась на полное казенное содержание.

Срок службы солдат устанавливался в 25 лет. Полки распределялись на постой по провинциям, причем в мирное время на офицеров и солдат возлагалась обязанность выколачивания недоимок с населения. В последние годы жизни Петр также уделил большое внимание административной реформе и составлению нового законодательного Уложения. В обоих случаях за основу он предложил взять шведские образцы. И в непрерывных трудах по преобразованию всех сфер жизни общества Петр и скончался, так и не увидев завершения большинства своих грандиозных начинаний, таких как строительство Волго-Балтийского пути, упорядочения подушного налога и связанной с ним всеобщей переписи населения, административной и законодательной реформы.

Какой же вывод можно сделать из всего вышеизложенного? Каковы результаты многолетней титанической деятельности Великого Преобразователя? Если рассматривать итоги его трудов с государственных позиций, то их можно признать впечатляющими. Петр оставил потомкам империю с мощной, хорошо организованной армией и разветвленной бюрократической машиной управления. Завоевание Прибалтики и выхода к морю, разгром Швеции сделал Россию авторитетной европейской державой, важнейшим участником мирового политического процесса. Но если оценивать влияние деяний Петра на народную жизнь, то нужно признать, что последствия их были просто ужасающими. Как отмечал Ключевский: «Реформа пронеслась над народом, как тяжелый ураган, всех напугавший и для всех оставшийся загадкой».

Конечно, затянувшаяся в конце XVII веке на шее крестьянина крепостная удавка и налоговый гнет в бедной промышленностью и торговлей стране были достаточно тяжелы. Но они не шли ни в какое сравнение с обрушившимися на головы несчастных людей петровскими деяниями. Раздавленные налоговым прессом Петра люди с улыбкой вспоминали казавшиеся им невыносимыми чрезвычайные налоги времен Алексея Михайловича. Десятки тысяч крестьян ежегодно гибли на «великих стройках капитализма», в лагерях подготовки рекрутов и по пути к ним. И на все это накладывалось унижение национальных и религиозных чувств. Петр своими непродуманными действиями разрушил уникальную гармонию отношений народа и самодержца. Впервые со времен Святой Руси отношение населения к законному государю характеризовалось всеобщей ненавистью. Об этом лучше всего свидетельствует широко распространившаяся в народе молва о царе-антихристе.

Конечно, можно было бы попытаться объяснить подобное отношение людей к Петру косностью и «темнотой» народной массы, упорствовавшей в своем заблуждении. Но жалобы на несознательное население характерны для всех «великих» реформаторов, которым для осуществления их гениальных идей всегда не хватает «правильного» народа.

На момент вступления Петра на престол Россия только начала отходить от последствий Смутного времени. К началу его правления население страны достигло 13 млн.

человек, то есть едва покрыло колоссальные потери страшных лет смуты, лишь незначительно превысив уровень конца XVI века. И это несмотря на покорение огромных, хотя и малонаселенных пространств Сибири, на присоединение народов Поволжья и Приуралья. Но если учесть, что к концу Смуты население сократилось до 8 млн. человек, то следует признать, что во второй половине XVII века население росло достаточно динамично.

И все же к началу войны по численности населения Россия значительно уступала Османской империи, Франции и Австрии, лишь незначительно превосходя другие крупные европейские страны. Даже Швеция с финскими, прибалтийскими и германскими землями к началу войны превосходила Россию по людским ресурсам. Таким образом, победы в Северной войне достигались вовсе не превосходством в людях, а максимальным напряжением всех жизненных сил народа. Насколько же тяжело дались народу петровские победы, свидетельствует новое замедление роста численности населения. Несмотря на очень высокую рождаемость и присоединение Прибалтики, Ингерманландии и Карелии, к концу жизни императора население его империи едва достигло 15 млн. человек.

И все же даже Петру не удалось разрушить в русских веру в институт самодержавия, которая являлась одной из основных составляющих стереотипа поведения русского этноса.

Люди не могли поверить, что самодержец может так поступать со своими соотечественниками. Это противоречие разрешалось в народном сознании легендой о подмене «природного» царя немцами. В ответ на эту всенародную «любовь» Петр возродил созданную когда-то Годуновым тайную полицию, каковой стал Преображенский приказ во главе со страшным «князем-папой» Ромодановским. Ее многочисленные агенты контролировали каждый шаг населения. За любое неосторожно сказанное слово люди подвергались жестоким пыткам и беспощадной казни. Причем разносторонние способности Петра и его манера до тонкостей вникать в любое дело проявились и здесь. Например, им собственноручно было усовершенствовано и испытано устройство для вырывания ноздрей.

Фактически, ради построения великой державы Петр пожертвовал целым поколением русских людей. До сих пор многие исследователи рассуждают о том, насколько эти жертвы были оправданы. Но даже сама постановка вопроса об этом кощунственна и свидетельствует о том, что большевистское мышление все еще широко распространено в современной России.

Никакие, даже самые благородные цели не могут оправдать людских страданий. Тем более что история учит нас – великие идеи, ради которых проливается море крови и слез, никогда не осуществляются. Воистину «благими намерениями устлана дорога в ад». К этой библейской мудрости трудно что-либо добавить. Единственным критерием качества реформ является улучшение жизни народа, причем не мифическое - для будущих поколений, а реальное - для современников реформатора. И с этих позиций деятельность Петра никакой критики не выдерживает.

Военная мощь России в основном была обеспечена не экономическим ростом, а выжиманием последних соков из несчастного населения. Конечно, почитатели Петра могут указать на необходимость принесенных жертв, и в качестве доказательства привести известное изречение о том, что тот, кто не хочет кормить свою армию, вынужден будет кормить чужую. Однако выскажу крамольную мысль, что при Петре не столько Россия стала сильнее, сколько ее соседи значительно ослабели. Показательно, что исход военных компаний в то время часто решали армии численностью в 10-15 тысяч солдат, основу которых составляли наемники. Западно-христианский суперэтнос в этот период переживал переход из фазы надлома в инерционную фазу, всегда характеризуемый некоторым ослаблением этнической системы. Время расцвета Британской, Германской и Французской империй еще не настало. Австрийская же оказалась на грани распада. Испания и Дания уже давно утратила свою былую мощь. Литва, раздавшая свою пассионарность Польше и России, потеряла самостоятельность. Но и полякам пассионарной литовской прививки хватило ненадолго. И к началу XVIII еще совсем недавно грозная Речь Посполитая превратилась в игрушку в руках воинственных соседей.

Османская Империя прошла пик своего могущества и постепенно начала утрачивать наступательный потенциал. Только Швеция еще казалась грозной силой, но вследствие внутренних противоречий между аристократией и усиливавшейся буржуазией, и она вскоре утратила способность к ведению длительных кровопролитных войн. Потенциал же России, едва прошедшей середину акматической фазы был очень велик. И потому даже без петровских сверх усилий и связанных с ними колоссальных жертв, страна неизбежно, хотя и несколько позже заняла бы ведущее место в европейской политической системе.

Конечно, глупо было бы обвинять энергичного Петра, не знавшего ни минуты покоя, в отсутствии терпения. И все же многие его действия были совершенно не оправданы и явно указывают на присущие ему элементы антисистемного мышления. Колоссальная внутренняя энергия и отсутствие должного воспитания вырвали юного государя из родной этнической системы, превратив его в некий «свободный радикал». А люди подобного склада часто становятся адептами общественно-политических антисистем, которые характеризуются, прежде всего, неприятием разнообразия форм социального развития. Люди с антисистемным мироощущением рассматривают общество не как живой организм, развивающийся в результате эволюции стереотипов поведения, а как механизм, создаваемый и развиваемый людьми из соображений целесообразности. Характерной особенностью антисистемного мышления является футуристическое ощущение времени. Прошлое воспринимается такими людьми как сплошной мрак и невежество, настоящее же ужасно и потому подлежит безжалостному разрушению во имя светлого будущего, которое будет построено по планам преобразователя, обычно заимствованным у более «цивилизованных» народов. И действительно, для молодого Петра было характерно презрение к русской старине и ненависть к «этим бородачам», угрожавшим его «гениальным» начинаниям. А раз так, то значит нечего и некого жалеть и можно все переделывать по своему усмотрению. Судьба миллионов простых людей, вовлеченных им в водоворот грандиозных событий, его совершенно не волновала. В людях он видел не соотечественников, а лишь материал для осуществления своих грандиозных проектов. У Петра было множество ценных качеств и достоинств, но не было самого главного – любви к своему народу и его истории!

К счастью для России в тот период в ней не было объективных предпосылок для возникновения широкой антисистемы. Большинство даже самых близких соратников Петра хотя и были людьми многогрешными, но все же обладали позитивным мироощущением и уважали народные традиции. И хотя ради карьеры они вынуждены были выполнять причуды своего царя, однако прекрасно сознавали бессмысленность попыток превратить русских в немцев или голландцев. Вскоре и Петр понял тщетность подобных усилий и надолго сосредоточился на более прозаической задаче – всемерном укреплении армии и достижении победы в войне. Но главной особенностью всех его действий военного периода, свойственной всем «Великим Преобразователям», мнящим себя вершителями Истории, было упорное нежелание считаться с объективными жизненными реалиями. Отсюда и столь жуткие последствия многих благих на первый взгляд начинаний.

Да, ценой неимоверных усилий и жертв Петр создал боеспособную регулярную армию, заставившую считаться с собой крупнейшие европейские державы. Но здесь следует говорить скорее о возрождении, нежели о зарождении. Только Балтийский флот по праву может считаться чисто петровским творением. Численность же сухопутной армии лишь к концу жизни Петра с величайшим трудом была доведена до уровня, достигнутого при свергнутом им предшественнике, князе В.В. Голицыне. Фактически Петр заново создавал то, что сам же и разрушил, когда в начале на несколько лет самоустранился от власти, передав ее своим бездарным родственникам. А ведь условия для создания боеспособной армии в акматической фазе всегда весьма благоприятны. Вспомним, что на первый призыв царя откликнулись почти 30 тысяч добровольцев. Но Петр не сумел воспользоваться этим порывом. Пренебрежение судьбами тысяч доверившихся ему соотечественников, отсутствие интереса к их самым насущным нуждам, быстро отбило охоту к воинской службе даже у самых энергичных людей. Последующие рекрутские наборы уже больше напоминали набеги крымцев на русские деревни. А при колоссальных злоупотреблениях армейского начальства и условия содержания и транспортировки призывников мало чем отличались от положения русского полонянина, влекомого в неволю на крымском аркане. В результате тысячи призывников гибли в пути, еще не успев принять присяги. Наиболее решительные из них, не желая уподобляться ведомой на убой бессловесной скотине, ударялись в бега. При этом возврата к прежней жизни им уже не было, так как дезертиров ждала жестокая расправа.

Поэтому они бежали либо на Дон, либо за границу, чаще всего в польскую Беларусь.

Наиболее озлобившиеся вырывались из своей этнической системы и становились разбойниками. Сотни разбойных шаек рыскали по стране, грабя и избивая население.

Ситуация с разбоем стала напоминать времена Бориса Годунова. И виноват в этом разбойном разгуле был, прежде всего, сам Петр. Ибо почти за каждым разбойником стояла судьба, искалеченная, мягко говоря, непродуманными действиями Реформатора.

Негативные последствия для русского народа имело и решение Петра установить для солдат 25-ти летний срок службы. Фактически это означало пожизненную службу. В результате возник целый социальный слой людей, насильственно вырванных из своей этнической системы, лишенных семьи и домашнего очага. Подсознательная зависть к тем, кто живет пусть и очень тяжелой, но естественной человеческой жизнью, озлобляла солдатские сердца, уделом которых была вечная казарма и муштра. Последствия этого решения не замедлили сказаться после окончания Северной войны, когда войска были расквартированы на постой по провинциям. Не сумев добиться своевременного и полного сбора налогов на содержание войск, Петр поручил это дело самой армии. И солдаты, сами вчерашние крестьяне, принялись выколачивать из своих соотечественников недоимки с такой жестокостью и такими злоупотреблениями, какие не позволяют себе и оккупационные армии.

Да, Петр оставил потомкам разветвленную бюрократическую машину управления Империей. Но, при этом полностью разрушил демократические, земские формы нижнего управленческого звена. Да и эффективность бюрократической системы с самого начала вызывала сомнение. Активность и качество работы коллегий Сената, несмотря на все усилия Петра и его грозные предупреждения, оставляли желать лучшего. И в конце жизни Преобразователя, также как и в начале его правления, все держалось на невероятной энергии и энтузиазме царя. Он был вынужден вмешиваться и вникать практически во все дела.

Начиная от общих вопросов государственной деятельности и кончая частными решение о том, какие из строевых деревьев валить, все расписывалось в его многочисленных письмах и распоряжениях. Причем эти неразборчивые каракули зачастую представляли собой невозможную для восприятия смесь русских и немецких слов. Надежды на неукоснительное исполнения указав связывались с доносителями, которым полагалась половина имущества или недоимок нарушителей распоряжений. Вообще наивная вера в силу указа характерна для всех реформаторов с тоталитарным мышлением.

При острейшей нехватке грамотных управленческих кадров, государство пыталось вмешиваться во все сферы жизнедеятельности населения. Непомерное расширение функций государственных чиновников привело к небывалому размаху коррупции и казнокрадства.

Этому способствовала вековая традиция рассматривать власть как источник «кормлений» и высокая пассионарность большинства соратников Петра, у которых алчность заглушала даже инстинкт самосохранения. У величайшего казнокрада всех времен и народов, светлейшего князя Меншикова при аресте было обнаружено только денежных средств на сумму более 15 млн. рублей, что значительно превосходило годовой бюджет всей России. Причем 9 млн.

хранилось на счетах в иностранных банках. Как видим, нежная любовь нашей бюрократии к иностранной волюте имеет давнюю историю.

Многолетние попытки Петра бороться с этим злом, несмотря на жесточайшие репрессии и казни, ни к чему не привели. Ключевский приводит весьма показательный разговор, состоявшийся между Петром, раздраженным неудачами в борьбе с коррупцией, и генерал-прокурором Ягужинским, первым должностным лицом государства, прежде всего призванным бороться со злоупотреблениями в высших эшелонах власти. «Напиши именной указ, - говорит Петр, - что если кто и настолько украдет, что можно купить веревку, то будет на ней повешен». «Государь, - смело и честно отвечал Ягужинский, - неужели вы хотите остаться императором один, без служителей и подданных? Мы все воруем, с тем только различием, что один больше и приметнее, чем другой». Эти слова звучат как приговор созданной Петром бюрократической машине.

Государственная система при Петре имела все признаки тоталитарности. В приказном порядке создавались фабрики и заводы, торговые и промышленные компании. Причем большинство заводов были государственные, хотя Петр, видя неэффективность их работы, буквально силой пытался навязать их частным владельцам. Экономика, по крайней мере, ее промышленная часть была плановой. Государство взяло на себя непосильную задачу определять, что, в каких количествах и какого качества производить, где, как и по какой цене продавать. До боли знакомый нам лозунг о необходимости перейти от торговли сырьем к продаже товаров промышленной переработки, также был сформулирован еще Петром. Но как видим, и по прошествии трехсот лет этот призыв по-прежнему актуален.

Петр фактически пытался построить государственный капитализм на феодальной основе, так как в качестве рабочих на заводах в основном принудительно привлекались крепостные крестьяне и каторжники. Не нужно быть знатоком политэкономии, чтобы оценить эффективность столь уродливой формы производства. Конечно, Петр не был знаком с трудами Рикардо и Адама Смита и не знал, что основой капитализма является сочетание свободного капитала и свободного труда. Но, как известно, незнание законов не освобождает от ответственности. И вскоре после смерти Петра Великого, большинство созданных им компаний и производств захирели и распались.

И частная жизнь граждан также была под контролем. Населению указывалось, как правильно жениться, как одеваться, как проводить свободное время, как себя вести в обществе. Нарушения правил строго карались. Даже мысли людей были взяты тайной полицией под тотальный контроль. Но при этом, как всякая тоталитарная власть, царизм при Петре полностью отгородилась от народа полицейской и бюрократической машиной. А как точно отметил И. С. Аксаков: «Самодержавие учреждение вполне народное; отрешенное от народности, оно перестает быть русским самодержавием и становится абсолютизмом».

Но, все же, говоря о контроле за населением, мы подразумеваем, прежде всего, его городскую часть. Сельское же население, составлявшее основу народа, даже такой несгибаемый реформатор был вынужден оставить в покое. У Петра все же хватило ума понять всю бессмысленность попыток внедрить в сельскую жизнь европейские нравы и обычаи. И действительно, город всегда значительно более космополитичен. Горожане сравнительно легко воспринимают чужие нравы и обычаи в процессе торгового и культурного обмена. Сельская же жизнь глубоко сплетена с природой родного края. Быт, одежда, поведение, приемы ведения хозяйства в деревне оптимизируются веками. И всякое волевое вторжение здесь выглядит настолько глупо, что не нуждается в комментариях.

Русский этнос сумел переварить многие петровские новации, в основном сохранив свою структуру неизменной. С точки зрения этнического развития, реформы Петра, несмотря на всю их трагичность для населения, оказались лишь волнением на поверхности океана, не затрагивающим его глубинные структуры. К счастью, несмотря на негативное мироощущение вождя, на наличие широкого контакта представителей суперэтнических систем с отрицательной комплиментарностью, антисистема в России того периода не сложилась. Пассионарный русский этнос легко ассимилировал потомков многочисленных иностранцев, принимавших православие и женившихся на русских женщинах. Голландец Винниус, немцы Миних, Геннин и Брюс, ливонец Остерман, серб Милорадович, волох Кантемир, поляк Ягужинский, крещеный еврей Шафиров - эти и многие другие, менее известные фамилии пополнили русскую этническую систему.

Даже царевич Алексей не разделял мировоззрения отца, невольно став знаменем борьбы с «царем-антихристом». За ним стоял простой народ, духовенство и большая часть родовитого дворянства. Не имея никаких способностей, Алексей объективно представлял собой главную угрозу делу Петра и наследственным правам детей Екатерины Скавронской. И потому он был безжалостно уничтожен Великим Реформатором.

Это трагическое событие, а также неудачи в деле административного и экономического строительства заставили Петра к концу жизни во многом пересмотреть свои взгляды. Несмотря на явное отсутствие у царя набожности, неприязнь к церковной организации и симпатии к протестантам, он никогда не ставил под сомнение важность православия для России. Не поддался Петр и искушению поставить на руководящие должности в государстве более образованных и подготовленных иностранцев. Действия царя во второй половине его правления показывают, что он отказался от слепого копирования европейских государственных и общественных институтов, и хотел лишь использовать технические достижения Запада для создания мощного самобытного российского государства. Хотя приписываемая ему фраза о том что «Европа нам нужна только на 20 лет, а потом мы к ней повернемся задом» возможна и была придумана историками-славянофилами. Во всяком случае, готовя в конце своей жизни новое законодательное уложение и административную реформу, Петр призывал законодателей тщательно сравнивать взятые за основу шведские варианты законов с русскими и выбирать наиболее подходящие для российских условий.

Таким образом, к концу жизни Петр сумел в значительной мере переосмыслить свое мировоззрение и вернуться в родную этническую систему. Наполненное акматической энергией русское общество отторгло все начинания «Великого реформатора», противоречащие объективным законам его развития. В то же время деяния Петра, попавшие в унисон с устремлениями русского общества, имели неизменный успех. Так, в XVIII в силу вышеуказанных объективных внутренних и внешних причин Россия была обречена на военные победы. И потому колоссальные усилия Петра в этом направлении дали такие блестящие результаты. Хотя цена, которую заплатил за эти успехи народ, лежит на совести Отца Отечества.

И то, что горожане и в первую очередь молодое дворянское поколение легко усвоило внедряемые Петром европейские нравы и обычаи, объяснялось объективной потребностью в культурных заимствованиях, направленных на улучшение комфортности жизни зажиточных слоев населения. Роскошь убранств и нарядов, дворцы, кареты, балы, ассамблеи, поездки за границу для лечения на водах – все это быстро распространилось при Петре. Особенно довольны были молодые знатные женщины, освобожденные из теремного заточения.

Заимствования эти, как мы видели, начались еще при Алексее Михайловиче и были неизбежны в силу расширения экономических и культурных контактов с Западом. И потому даже без петровских чудачеств русское дворянство постепенно изменило бы свой стереотип поведения, выделившись в отдельный субэтнос. Но, несмотря на все эти огромные изменения в быте и обычаях, дворяне в основной массе все же продолжали оставаться в рамках единой русской этнической системы. Справедливость этого утверждения прекрасно показана Л.Н.

Толстым в «Войне и мире», в особенности в сцене исполнения Наташей Ростовой народной плясовой. И в промышленности успех был достигнут в тех отраслях, которые уже давно и стабильно развивались в России. Так тульские оружейники и уральские металлурги, среди которых выделялись знаменитые Демидовы, полностью обеспечили русскую армию собственным вооружением. Построенный Петром город Екатеринбург стал новым центром металлургической промышленности в России. С именем Петра связано и множество других полезных начинаний. Технические школы, учебные академии, гимназии, аптеки, госпитали, книгоиздательства, газеты, театры, каменные дома, мощеные мостовые, картофель и многое другое впервые появилось при Петре. Наконец, в 1721 году им была создана академия наук.

И хотя, по началу, она была чисто помпезным учреждением, но позднее, с приходом Ломоносова, все же способствовала развитию научно-технической мысли в России. Но вместе с новшествами и иностранными специалистами и учителями в России появились и стали широко распространяться и западные идеи. А вместе с ними в страну проникли первые масоны.

–  –  –

После смерти Петра Великого в России начался довольно длительный период, названный историками эпохой дворцовых переворотов. Самодержавие, сильно потерявшее в глазах народа после петровских экспериментов, в этот период окончательно уронило себя, став игрушкой в руках гвардии. Во многом это объяснялось тем, что легитимность многочисленных императоров и императриц этого периода у многих вызывала сомнение. Да и сам Петр Великий внес немалый вклад в самодержавный сумбур своим указом 1722 года.

Согласно этому акту выбор наследника престола определялся только волей очередного самодержца. Указ нанес серьезный удар по представлениям народа о сакральности самодержавной власти. Причем сам Петр умер, так и не оставив распоряжений на этот счет.

Если Иван Грозный в своей схватке с родовой аристократией мог напрямую обратиться за поддержкой к народу и получить ее, то претенденты на престол той эпохи рассчитывать на помощь людей, превращенных в рабов, уже не могли. Отделенные от народа стеной бюрократии они вынуждены были заискивать перед дворянством и гвардией, являвшейся его представителем при дворе. Только претензии на трон юного внука Петра Великого, Петра II Алексеевича ни у кого не вызывали сомнения. Однако это не помешало Меншикову и другим выдвиженцам Петра I, опираясь на гвардейские штыки, посадить на трон Марту Скавронскую (Екатерину I), которая должна была обеспечить их интересы в борьбе с родовой знатью. Но и после смерти Екатерины, последовавшей в 1727 году, Петр II был возведен на трон только потому, что ставший всесильным «светлейший князь» придумал обеспечить свои интересы женитьбой подрастающего царевича на своей дочери. Но планы Меншикова разрушил хитрый барон Остерман, при всех переворотах сохранявший негласное звание руководителя правительственного кабинета. Он сумел настроить юного императора против Меншикова, и всесильный временщик был низвергнут и сослан в Сибирь. Его место заступили князья Долгорукие, также привязавшие к себе государя и обручившие его с одной из своих дочерей. Но ранняя смерть 14-ти летнего монарха спутала все карты. С его кончиной пресеклась мужская линия дома Романовых.

–  –  –

При Екатерине I и Петре II эпоха «большого скачка» завершилась, и народ несколько отдохнул от деяний «Великого кормчего», в результате которых к 1727 году количество беглых только по официальным подсчетам составило более 200 тысяч человек. Было прекращено взыскание огромных недоимок за прошлые бурные годы. Прекратились гигантские стройки, резко сократились рекрутские наборы. Был значительно уменьшен бюрократический аппарат, возвращено гетманство Украине. Наконец, закрыт страшный Преображенский приказ.

При этом многие государственные заводы и компании, эксплуатировавшие подневольный крестьянский труд, развалились. А разобщенное русское купечество не выдержало конкуренции с европейскими торговыми компаниями и так и не накопило капитала, необходимого для развития промышленного производства. К тому же, взимание налогов не с прибыли, а с «души», при изъятии за недоимки имущества и средств производства, окончательно разоряло и без того немногочисленное торговое сословие. Мечта Преобразователя полностью обеспечить армию собственным сукном так и осталась мечтой.

Сырье по–прежнему оставалось практически единственной статьей экспорта. Столица вновь переместилась в Москву. Балтийский флот был брошен на произвол судьбы, строительство новых кораблей было прекращено.

После кончины Петра II старинная родовая аристократия в лице князей Голицыных и Долгоруких попыталась возродить свои позиции за счет ограничения самодержавия.

Наиболее подходящей для этой цели им показалась дочь брата Петра Великого, вдова курляндского герцога Анна Иоанновна. Но дворянство поднялось против происков аристократии, и Анна, подписавшая было ограничительные «пункты», с помощью гвардии восстановила свой самодержавный статус. Голицыны и Долгорукие были репрессированы, и родовая знать окончательно сошла с политической сцены. Торжество императрицы над родовой аристократией было обеспечено с помощью дворянства. А эта поддержка требовала благодарности. И уже в 1731 году последовал ряд указов, отвечавших основным чаяниям дворян. Было отменено единонаследие, вызывавшее столько конфликтов и недоразумений.

Дворяне переставали быть вечно и бессрочно обязанными службой за свои поместья. Срок службы ограничивался 25 годами. Причем один из сыновей мог вообще не служить. Все вотчины и поместья передавались дворянам в полную собственность и стали называться недвижимыми имениями. Для подготовки дворянских детей к службе в армии был создан кадетский корпус. Успешно окончившие его имели право быть сразу зачисленными в офицеры. Это устраняло так тяготившую дворян обязанность начинать службу с рядовых.

Единственной неприятностью для помещиков в этой серии указов стала их личная ответственность за сбор подушного налога со своих крепостных.

Все эти меры обеспечили лояльность дворянства. Но беда в том, что в годы царствования вдовствующей герцогини фактическим правителем стал ее фаворит, курляндский немец Бирон. А вместе с ним у трона столпились его многочисленные родственники и протеже из Прибалтики, захватившие ключевые посты в государстве. С жадностью временщиков они бросились растаскивать и так небогатые национальные ресурсы. Возобновилось выколачивание недоимок с населения, сопровождавшееся масштабными и жестокими экзекуциями. Большая часть собранных таким образом денег, шла на обогащение придворных немцев, на небывалую роскошь и грандиозные развлечения двора. Бирон лично «приватизировал» лучшие уральские металлургические заводы, обустроенные первым российским историком, Василием Татищевым. Практически, за время правления Анны Иоанновны сложилась этническая химера. Причем парадоксальность ситуации состояла в том, что побежденные стали хозяевами своих победителей. То, что рыцарям креста не удавалось сделать несколько веков с помощью меча, им удалось осуществить через постель! О, женщины! Как дорого порой обходятся нам всем ваши тонкие душевные переживания!

Интересы народов России меньше всего заботили немцев. Народное образование, которое все-таки пытался развивать Петр I, было отставлено и даже признано вредным для людей, предназначенных для «черной» работы. Украина снова потеряла самоуправление и гетманство, а Россия - завоеванные Петром Прикаспийские земли в Персии. Правда, один положительный момент в правлении Бирона для России все-таки был. Нежной любви бывшего курляндского конюха к лошадям Россия обязана появлением первых конных заводов.

Бирон и компания не питали иллюзий относительно отношения к ним со стороны российских подданных. Поэтому в 1730 году была воссоздана тайная полиция, следившая за каждым шагом россиян и кровавыми репрессиями в зародыше пресекавшая всякое проявление недовольства немецким засильем. Для охраны придворной камарильи был создан гвардейский Измайловский полк, основу которого составили прибалтийские немцы.

Популярный в войсках полководец Александр Иванович Румянцев подвергся опале. Та же участь постигла Василия Татищева и многих других патриотически-настроенных государственных деятелей.

Но не все немцы были озабочены только разграблением страны и набиванием собственных карманов. Были среди них и такие, кто, не забывая себя, заботился и о своем новом Отечестве. Особняком в этом ряду стоит фигура фельдмаршала Миниха.

Приглашенный в Россию еще Петром I, он был одним из немногих убежденных продолжателей его дела. Миних руководил строительством Ладожского канала. И только благодаря его настойчивости, после смерти Петра, эта стройка все же завершилась, а не была заброшена как многие другие петровские проекты. После этого Миниху была доверена организация кадетского корпуса и руководство им. С его именем связано создание инженерных войск, тяжелой кавалерии (кирасир), а также устранение дискриминации в выплате жалования русским офицерам по сравнению с иностранными. Заботясь об укреплении южной границы, Миних создал 20 полков украинской ландмилиции. Они были составлены из однодворцев, получивших пахотную землю в пограничных районах Слободской Украины. Под руководством фельдмаршала русские войска в 1736 году громили Крым, в 1737 году взяли Очаков, а в 1739 году одержали несколько побед над турками в Молдавии. Самым удивительным здесь было то, что, несмотря на бездарность постпетровских правителей, русская армия, порой лишенная самого необходимого, продолжала демонстрировать чудеса мужества и стойкости. Все европейцы признавали русского солдата лучшим солдатом в мире. Действительно, молодой русский этнос акматической фазы в этом отношении значительно превосходил стареющих европейцев.

Многие историки справедливо обвиняли Миниха в том, что он никогда не жалел солдат. Тяжелые климатические условия южных походов и отсутствие тыловой поддержки привели к огромным потерям от различных болезней. Но, несмотря на все это, русская армия шла от победы к победе. Турция оказалась в очень трудном положении. У России появилась реальная возможность занять северное Причерноморье и прорваться на Балканы. Подобная перспектива сильно испугала западноевропейских правителей. Были задействованы колоссальные закулисные ресурсы и в результате Россию предали не только австрийские союзники, но и собственные правители-немцы. Австрия «неожиданно» заключила с Турцией сепаратный мир и вышла из войны, а ведение переговоров о мире со стороны России было поручено… французскому посланнику в Турции!? Хотя Франция была тогда решительным союзником турок и главным европейским противником России. В результате такого посредничества был заключен позорный мир, по которому Россия отказалась от всех завоеваний и права выхода в Черное море, ограничившись потерянным Петром I Приазовьем.

Да и то, Азов и другие крепости по условиям мира должны были быть срыты. Турция была спасена, а Россия упустила историческую возможность соединиться с тянувшимися к ней православными балканскими народами.

Перед смертью императрица Анна назначила своим наследником грудного младенца Ивана Антоновича Брауншвейгского, внука ее родной сестры Екатерины. Регентом при нем она определила своего фаворита Бирона. И тогда русская гвардия вновь сказала свое слово.

Под руководством фельдмаршала Миниха она низвергла ненавистного временщика, передав регентство матери венценосного младенца. А вскоре гвардия помогла Елизавете, незаконнорожденной дочери Петра Великого, избавить Россию от Брауншвейгов и этнической химеры. Патриотический порыв при этом был столь велик, что сильно досталось всем немцам, включая и непотопляемого Остермана и ниспровергателя «бироновщины»

Миниха, который двадцать лет провел в сибирской ссылке.

Со смертью Анны Иоанновны пресеклась и женская линия дома Романовых. По крайней мере, его законнорожденная часть. А так как практически у всех народов род ведется по отцу, то можно утверждать, что династия Романовых прекратилась не в 1917, а в 1740 году.

Вступившая в 1741 году на престол незаконнорожденная Елизавета Петровна, также как и Анна Иоанновна, не отличалась особыми способностями к управлению, предпочитая балы и увеселения. Ее политическим кредо было «восстановить все, как при батюшке было заведено». К счастью для России, восстановление произошло только по форме. Петровские «эксперименты» не были возобновлены, а на высшие посты были назначены достаточно способные национально ориентированные руководители. Благодаря ним внешнее и внутреннее положение страны при Елизавете значительно улучшилось.

Политикой России в те годы управлял знаменитый канцлер Алексей Петрович Бестужев-Рюмин. Долгосрочные национальные интересы страны требовали тогда решения четырех основных внешнеполитических задач. Первая задача состояла в обеспечении естественных и безопасных южных границ, что требовало завоевания северного побережья Черного моря и уничтожения Крымского ханства. Столь бескомпромиссная постановка вопроса объяснялась колоссальными людскими и материальными потерями, которые понесла Россия за два с половиной века непрерывного противостояния с Крымом. Потери эти были столь огромны, что не шли ни в какое сравнение с тем, что претерпела страна за двести лет подчинения Золотой Орде. Вторая задача, сформулированная еще первыми московскими князьями, заключалась в завершении собирания всех бывших древнерусских земель, все еще принадлежавших Польше. Третья задача – освобождение от Османского ига православных балканских народов и включение их в орбиту Российского суперэтноса. И, наконец, четвертая задача – использование противоречий внутри западно-христианского суперэтноса с целью не допущения резкого усиления какой-либо из европейских держав.

Завоевание Крыма и побережья Черного моря втягивало Россию в длительную войну со все еще могучей Портой и поддерживающей ее Францией, что требовало обеспечения надежного мира на западных рубежах. Присоединение западной Украины и Белоруссии неминуемо вызвало бы столкновение со многими европейскими странами, очень боявшимися усиления России. Освобождение же балканских народов приводило к образованию мощной православной суперэтнической системы, способной поколебать могущество Запада. Поэтому малейшее движение в этом направлении должно было вызвать создание против России коалиции всех западноевропейских стран и Турции, противостоять которой она еще не могла.

Да и для решения первых двух задач Москва еще не имела достаточных сил. Поэтому Бестужев основное внимание уделил созданию и укреплению различных союзов, поддерживающих равновесие в Европе.

А в те годы это равновесие было нарушено резким усилением и возросшей агрессивностью Пруссии, которая в европейской политике заняла место разгромленной в Северной войне Швеции. Маленькое курфюршество Бранденбург получило статус королевства после присоединения к нему, вследствие династического брака, Восточной Пруссии, земель некогда грозного Тевтонского Ордена, находившихся под протекторатом Польши. Благодаря дальновидной политике Фридриха I, сумевшего сохранить дружбу и с Петром I и со шведским королем, Пруссия сумела приобрести значительные германские земли, принадлежавшие Швеции, практически не участвуя в войне. Она оказалась единственным европейским государством, вышедшим из Северной войны значительно усилившись политически, экономически и территориально. Фридрих II, используя возросший экономический потенциал страны, сумел создать одну из мощнейших армий в мире.

Агрессивный прусско-французский союз угрожал не только Австрии и Англии, но и прибалтийским интересам России. Поэтому Бестужев проводил политику сдерживания агрессора в союзе с Австрией и Англией. Причем расположенный в Курляндии для «умиротворения» Фридриха значительный экспедиционный корпус в основном содержался на английские субсидии, не отягощая российскую казну.

Вследствие достаточно мудрой внешней и внутренней политики, в годы правления Елизаветы значительно укрепились финансы государства, что позволило даже несколько сократить ставку подушного налога. Огромные косвенные налоги времен Петра были также значительно сокращены. Таким образом, разорительное налоговое давление государства на народ значительно ослабло, и там, где помещики не стремились выжать из крестьян последние соки, их экономическое положение значительно улучшилось. Об этом улучшении свидетельствовало возвращение в 1749 году из Польши 25 тысяч беглых, получивших «высочайшее» позволение поселиться в южных областях страны в качестве казаководнодворцев. В 1752 году последовало повеление о прощении недоимок за последние 25 лет.

Накопленные финансовые резервы позволили создать в 1753 году Дворянский банк, дававший дешевый многолетний кредит помещикам на обустройство их хозяйств. Для стимулирования развития торговли также был основан Купеческий заемный банк. Наконец, в 1754 году произошло поистине историческое событие. Были отменены многочисленные внутренние таможни, сохранившиеся еще со времен удельных княжеств, и сильно тормозившие развитие торговли, ремесел и крестьянских промыслов. Многие из этих преобразований связаны с именем нового «прибыльщика», фабриканта и купца, графа Петра Шувалова. В частности, он предложил компенсировать потери сборов от внутренних таможен увеличением пошлин на ввозимые из-за границы товары, защищая, таким образом, внутренних производителей.

Несмотря на неудачи в развитии государственной промышленности, наблюдались и отдельные достижения, связанные, в основном, с деятельностью частного капитала.

Продолжали успешно развиваться суконные фабрики Болотова, обеспечивавшие до 80 % потребностей армии. Пермские солеварни баронов Строгановых добывали более 3 млн. пудов соли. Росло производство на литейных и оружейных заводах Демидовых. В 1749 году архангельский купец Прядунов добыл первую российскую нефть. В 50-ые годы сибирские купцы на свои деньги, без какой-либо помощи государства наладили крупное медеплавильное производство. Но продолжавшееся тотальное вмешательство государства во все сферы промышленного производства, строго предписывавшее промышленникам, что, как и в каком количестве производить, по какой цене и даже где продавать, а также отсутствие свободной рабочей силы, по-прежнему сильно тормозило промышленное развитие страны.

При Елизавете наблюдалось и некоторое смягчение законодательства. Так, при ней фактически была отменена смертная казнь, значительно сокращено количество обвинений, по которым подозреваемые подвергались пыткам. В 1750 году было возвращено гетманство Украине. Новым гетманом был «избран» Кирилл Разумовский, брат фаворита Елизаветы, Алексея Разумовского. Предпринимались меры и по развитию образования и культуры. Так по представлению великого русского ученого Михаила Ломоносова, при попечительстве другого фаворита императрицы, известного мецената Ивана Шувалова, в Москве был основан первый российский университет. В 1756 открылся первый русский драматический театр Сумарокова, 1757- Академия художеств, в 1758 -Итальянская опера. При Елизавете в моду вошло французское искусство и французский язык, и в 1759 году был открыт французский драматический театр.

Цены, особенно в Москве, были весьма умеренными. В то же время заработки на подрядах и промыслах были достаточно высокими. Так хороших плотник в Москве мог зарабатывать до 30 копеек в день, столяр – до 40 копеек. Работники на перевозке соли на судах подряжались по 10 рублей за сезон. При этом подушный налог составлял всего 70 копеек в год. Благодаря всему вышеперечисленному, в годы правления Елизаветы наблюдался устойчивый и динамичный рост народонаселения, что в свою очередь способствовало укреплению экономической и военной мощи государства.

Но, если экономическое и демографическое положение страны при Елизавете значительно улучшилось, то социальные последствия ее правления были не столь благоприятны. При незаконнорожденной императрице, целиком обязанной своим положением гвардии, процесс субэтнического обособления дворянства и его превращения в сверхпривилегированный замкнутый класс продолжился с новой силой.

В 1746 году последовал указ о том, что только дворяне могли владеть имениями и крестьянами. В 1752 году они получили право забирать себе в крепостные всех бродяг и церковников без места. В 1758 году права владения имениями и крестьянами были лишены личные дворяне, и оно было сохранено только за потомственным дворянством, которое по указу 1756 года должно было доказать свое происхождение. Число же ступеней табели о рангах, распространявших дворянское звание и на потомство, было сокращено до восьми. В 1761 году была создана новая родословная дворянская книга. Вошедшие в нее фамилии образовали так называемое столбовое дворянство. Таким образом, в короткие сроки произошла удивительная метаморфоза. Еще в XVII дворянство было задавлено тяжелой, постоянной военной службой, разоряемо аристократией и монастырскими вотчинами и толпами покидало свое сословие.

Это явление было столь массовым, что даже понадобился указ о запрете дворянам вливаться в другие классы. А к середине XVIII века дворянство поглощает родовую аристократию и это звание становиться настолько престижным, что уже требуется подтверждение

- килограмм ржаного хлеба стоил в Москве менее 2 копеек, пшеничного – 4 копейки, постное масло - 2 копейки литр, мед – 7 копеек, осетрина – 6 копеек, черная икра – 18 копеек, оловянная посуда – 75 копеек за килограмм. Невероятно дешево было мясо:

говядина - 1 копейка за килограмм, ветчина – 3 копейки. В то же время импортные продукты стоили очень дорого. Так, бутылка шампанского продавалась за 1 рубль 30 копеек, килограмм чаю – за 6 рублей. Несколько дороже остальных местных продуктов были сливочное масло и особенно сахар, стоившие соответственно 14 и 47 копеек за килограмм.

принадлежности к этому привилегированному сословию. Наконец, в 1762 году, уже при приемнике Елизаветы, Петре III Голштинском, был издан манифест «О вольностях дворянства», основным положением которого стала отмена для дворян обязательной службы.

Все это способствовало окончательному выделению дворянства в отдельный субэтнос, с особым бытом и стереотипом поведения.

В это же время в основном завершился и скорбный процесс постепенной потери крестьянством всех его гражданских прав и свобод. Свободный землепашец, арендатор земли и полноправный налогоплательщик в середине XVI века. Ограниченный в своих переходах крестьянин в конце правления Ивана Грозного. Попавший в экономическую кабалу и ставший «крепким» земле работник на рубеже XVI- XVII веков. Потомственно «крепкий»

земле, но еще сохранивший некоторые гражданские права, член тяглого сословия по Уложению 1649 года. Наконец, по указу Петра I «крепкий» уже не земле, а помещику, постепенно лишавшийся остатков своих гражданских прав раб первой половины XVIII века.

В 1726 году крепостные крестьяне были лишены права без разрешения помещика отправляться на отхожие промыслы. В 1728 году им запрещено самовольно выходить из крепостной зависимости путем вступления в воинскую службу. В 1730 году крепостным было запрещено покупать недвижимость. Помещики «де-факто» получили право переводить крестьян из уезда в уезд, продавать без земли оптом и в розницу. В 1731 году крепостные перестали быть самостоятельными налогоплательщиками, и по этому и всем другим вопросам были полностью подчинены помещику. В том же году, без позволения барина им было запрещено вступать в откупа и подряды, а в 1734 году – заводить фабрики и другие производства. Крепостные крестьяне окончательно перестали рассматриваться как члены общества, а превратились в бесправные «души». Тогда же появились и широко укоренились такие противоестественные для православного слуха выражения как «проданные души», «мертвые души» и т.д. При вступлении на престол Елизаветы крепостные крестьяне уже не приводились к присяге. Наконец, в 1758 году был издан указ о полной судебной власти дворян над своими крестьянами по всем делам, кроме смертоубийства и государственной измены. Помещики могли судить и отправлять своих крестьян в тюрьму, на каторгу, продавать, отдавать в солдаты, женить, наказывать. Помещики не имели только права смертной казни. В проекте разрабатывавшегося тогда Уложения даже говорилось, что «дворянство имеет над людьми и крестьяны своими и над имением их полную власть без изъятия». Ослабевшее самодержавие окончательно потеряло способность выполнять свою основную функцию – соблюдать социальное равновесие, и отказало основной массе своих православных собратьев в праве называться людьми.

Как мы видим, путь, пройденный крестьянством от свободного человека до раба, был достаточно долгим и процесс этот шел постепенно. Этим во многом можно объяснить отсутствие решительных и масштабных крестьянских выступлений против закрепощения. К тому же, после ужасов Смутного времени среди крестьян широко была распространена идея временности их прикрепления к земле, которое было вызвано необходимостью помочь служилым людям, то есть дворянству, восстановить порядок и государство. Выразителем этих настроений стал Посошков, известный крестьянский публицист времен Петра I.

Но по указу 1762 года дворянство превращалось из служилого сословия, несшего тяжелую бессрочную службу по охране государства, в паразитический класс, владеющий всем и не обязанный ни чем. А тяглое население не только должно было содержать этих паразитов, но и со времен Петра I, взять на себя их обязанности по защите страны. По ироничному замечанию Ключевского «на следующий день после издания указа, крепостное право, потерявшее всякое оправдание, должно было быть отменено. И оно действительно было отменено на следующий день, но только 99 лет спустя!».

Глубокое возмущение крестьянства такой несправедливостью полыхнуло в 1774 году Пугачевским бунтом. Но не следует думать, что до этого времени крестьяне безропотно сносили все более усиливающееся стеснение своих гражданских прав. Вся эпоха сопровождалась постоянными мелкими выступлениями крестьян, которые поднимались по любому поводу. Одни требовали убрать их от помещика-самодура. Другие поднимались против работ на заводах. Особенно ненавистны крестьянам были фабриканты Демидовы, против которых было много крупных восстаний. Часто крестьянские отряды действовали столь решительно, что вынуждали правительственные войска отступать, а самому правительству принимать решения в пользу крестьян. Кровавые схватки на меже, в которых крестьянами нередко руководили их помещики, также стали обычным явлением. Самые решительные из крестьян, потеряв надежду добиться «правды», уходили в разбой. Начиная с петровских времен, разбойное движение бушевало в стране большую часть XVIII века.

Разочарование отсутствием социальной справедливости стимулировало правовой нигилизм.

Кражи и обман стали характерными не только для города, но и для деревни. Случаи, когда крестьяне, взяв 50% задатка за сезонные работы, бежали с промыслов, приобрели массовый характер.

Акматическая фаза продолжалась, а вместе с ней продолжалось и дальнейшее усложнение, как русской этнической системы, так и российского суперэтноса. К середине XVIII века карелы, коми и ряд других небольших финских народов, влились в русский этнос в качестве субэтносов. Донское казачество, уже как субэтнос, также окончательно вошло в состав русского этноса, еще более укрепив его структуру. Тогда же сформировался субэтнос староверов. К этому времени в основном завершилось и включение поволжских и уральских этносов в российскую суперэтническую систему. Наибольшие проблемы здесь возникли с исламскими народами, оказавшимися между двух «суперэтнических» огней. Особенно трудно шел процесс включения в российский суперэтнос башкир. Кровавые башкирские бунты, практически непрерывно полыхали на протяжении всей первой половины XVIII века.

Так, в 1755 сильное восстание башкир удалось погасить, только спровоцировав их столкновение с киргизами. В то же время началось постепенное вхождение в российский суперэтнос калмыков и казахов. Сформировавшийся к тому времени из представителей различных кочевых тюркских и монгольских племен, казахских этнос делился на Жузы.

Старший Жуз занимал Семиречье, средний Жуз кочевал в степях севернее Сырдарьи и Балхаша, а младший Жуз занимал территорию между Аралом и Южным Уралом до левого берега Яика. В 1731 году младший Жуз, подвергавшийся постоянным нападениям со стороны Джунгарского ханства, добровольно перешел в подданство России. А в 1740 году его примеру последовал и Средний Жуз.

- длительное время в русской исторической литературе киргизами называли казахов.

Продолжался и активный процесс вовлечения в российский суперэтнос сибирских народов. Протекал он с разной степенью успешности, но неуклонно, и только палеоазиатские народы: чукчи, коряки, юкагиры, ительмены продолжали решительно сопротивляться русской экспансии. Хроники того периода полны сообщений о кровавых стычках аборигенов Камчатки и Чукотки с русскими первопроходцами, приводивших к потерям с обеих сторон.

Отрицательная комплиментарность этих народов и русских была непреодолима.

В 1752 году в результате массового переселения в Россию православных сербов, черногорцев, молдован и волохов, в южных пограничных областях были созданы провинции Новая Сербия и Славяносербия, а из переселенцев были сформированы первые в России гусарские полки. Провинции располагались вдоль границы с Крымским ханством.

Славяносербия с центром в Бахмуте - на территории современной Луганской и Донецкой области, Новая Сербия – на правом берегу Днепра. Это переселение показало, что идея соединения православных балканских народов с Россией к тому времени была уже не столь утопична. В Новую Сербию ушли австрийские сербы из Трансильвании, где они подверглись религиозным гонениям. Поначалу австрийское правительство не препятствовало миграции.

Но уже в 1754 году, почувствовав опасность массовой потери подданных, Мария-Терезия издала жесткий запрет на переселения. Одновременно, в Кроации и Славонии был издан указ об обязательном переходе в римскую веру и запрете православия. Причем ослушникам грозила смертная казнь. А те из сербов, кто остался на территории Порты, но принял ислам и влился в Османский суперэтнос, стали называться боснийскими мусульманами. Так, подобно соседям в «комуналке», на одной территории оказались перемешанными три этноса, имевших общий язык и происхождение, но вошедшие в три различные суперэтнические системы с отрицательной комплиментарностью. Это неестественное положение, в конечном счете, и предопределило страшные югославские события второй половины XX века.

При Елизавете Россия успешно осуществляла политику поддержания европейского равновесия. Но в 1756 году равновесие нарушилось. Началась семилетняя война, в которой Англия неожиданно вступила в союз с Пруссией. Война началась со схватки Англии и Франции за североамериканские колонии. Желая ослабить Францию на континенте, англичане решили использовать для этого военную силу Пруссии. Тогда Франция решилась пойти на союз со своим заклятым врагом – Австрией, к которому, по совпадению интересов, вынуждена была присоединиться и Россия. Система европейских союзов, так долго создаваемая Бестужевым, в одночасье рухнула, а вместе с ней рухнул и сам великий канцлер.

Война с Пруссией началась в период резкого ухудшения здоровья императрицы, когда ее смерти ожидали в любой момент. Абсурдность ситуации состояла в том, что наследник престола был ярым поклонником Фридриха II. Пока русские солдаты мужественно сражались с пруссаками, генералы больше думали о том, как бы ни прогневить Петра. В результате эта война стала одной из самых славных и одновременно самых позорных страниц русской истории. Сначала Апраксин, после победы по Грос-Егерсторфом, неожиданно вывел армию из Пруссии. Затем Фермор, сменивший опального фельдмаршала, действовал в том же духе и прославился лишь колоссальным казнокрадством.

Но время шло, а Елизавета все не умирала. Командующим же русской армией был назначен бывший начальник украинской ландмилиции, генерал Салтыков, «старичок седенький, маленький, простенький, в белом ландмилицком кафтане, без всяких украшений и без всех пышностей». Но «седенький старичок», в отличие от своих предшественников, не стал оглядываться на «молодой двор», и русская армия в союзе с австрийцами разгромила непобедимого Фридриха. А в 1760 году русские войска, за 185 лет до Великой Победы, впервые вошли в Берлин. Пруссия оказалась в отчаянном положении. Но суперэтнические противоречия вновь взяли верх. Австрия и, особенно, Франция всячески препятствовали усилению России, угрожая заключить с Пруссией сепаратный мир, если Россия оставит за собой Восточную Пруссию. Многолетняя война истощила российские финансы. Сменивший Салтыкова бездарный генерал Бутурлин продолжил политику саботажа военных действий.

Но все же окончательная победа была уже близка, и когда в 1761 году Фридрих II лишился финансовой поддержки Англии, казалось, что дни его сочтены. Но сочтены были и дни Елизаветы. В декабре 1761 года императрица скончалась, и на российский престол взошел очередной полудурок. Но если его предшественники, Федор Иоаннович и Иван Алексеевич были людьми глубоко православными, то этот был идиотом голштинским. Он был сыном другой внебрачной дочери Петра I, Анны и герцога Голштинского. Таким образом, начиная с 1761 года, в России фактически начала царствовать Голштинская династия, хотя и родственная по внебрачной женской линии пресекшемуся дому Романовых.

Главной страстью нового императора была игра в солдатики, а кумиром – Фридрих II.

И одним росчерком пера Петр III уничтожил все, что было достигнуто ценой длительных усилий и огромных потерь. Он немедленно заключил с Фридрихом мир, вернув ему все с таким трудом завоеванное. Более того, русские войска были соединены с прусскими для сдерживания Австрии. Петр демонстрировал презрение ко всему русскому и чуть ли не молился на портрет прусского короля. Круглый дурак и пьяница он сделал все, чтобы вызвать ненависть всех слоев населения. Новоиспеченный император сменил русскую армейскую форму на прусскую и ввел ежедневную муштру по прусскому образцу. Он заменил русскую лейб-гвардию на голштинскую. Его голштинские родственники заняли высшие должности в государстве. Всеми внешними действиями России фактически руководил прусский посланник Гольц. Перед Россией, едва избавившейся от ливонской химеры, замаячила химера голштинская. Оскорбляя чувства верующих, Петр приказал закрыть домовые церкви, убрать из церквей иконы и обрить священникам бороды. Он заставил женщин сменить русские поклоны на немецкие приседания и немало потешался над мучениями непривычных к этому старушек. Взойдя на престол, Петр III так и остался голштинским герцогом, получившим в довесок к любезной Голштинии ненавистную Россию. Едва став императором, Петр объявил войну Дании за отнятый ею у Голштинии Шлезвиг.

Пытаясь обеспечить лояльность дворянства, фавориты Петра подготовили уже упомянутый нами манифест о вольности дворян. Тогда же, для стабилизации расстроенных финансов был создан государственный банк и выпущены первые российские бумажные деньги (банковские билеты) на сумму 5 млн. рублей. Но все это не могло спасти положения.

Оскорбление национальных и религиозных чувств было столь велико, что Екатерине Ангальт-Цербстской с помощью гвардии не составило труда свергнуть своего мужа, завершив своим воцарением эпоху дворцовых переворотов. Союз Екатерины с русским дворянством сложился вполне естественно – и та и другие были отвергнуты «голштинским»

самодержцем. Петр действовал в роковую минуту так нерешительно и бестолково, что Фридрих II ехидно заметил: «Он позволил свергнуть себя с престола, как ребенок, которого отсылают спать».

Из всех полузаконных и незаконных правителей эпохи дворцовых переворотов Екатерина II была самой незаконной. Влиятельные вельможи, такие как Иван Шувалов, Никита Панин, канцлер Воронцов и руководители гвардии планировали переворот в пользу наследника Павла Петровича, а Екатерине отводили роль регентши при малолетнем императоре. Но непосредственными исполнителями заговора была группа молодых гвардейцев во главе с братьями Орловыми. Связующим же звеном между «старой» и «молодой» партиями стала юная авантюристка и вольтерьянка, будущий президент Российской Академии, княгиня Дашкова. Благодаря решительности Орловых Екатерине удалось обмануть вождей переворота и в нарушение всех традиций короноваться самой. Но она прекрасно понимала всю шаткость и зависимость своего положения. Хотя Екатерина искренне старалась стать русской императрицей, но для большинства русских она оставалась подозрительной немкой, прусским агентом, введенным в царствующий дом по личному указанию Фридриха II. И от ее правления ожидали нового немецкого засилья. Недовольство в гвардии началось сразу же после воцарения Екатерины. Сначала начались движения в пользу Ивана Антоновича. Они закончились убийством несчастного шлиссельбургского узника при попытке его освобождения заговорщиками во главе с Мировичем. Одновременно шли постоянные толки о несправедливости отстранения законного наследника, все более усиливающиеся по мере приближения его совершеннолетия. А из народных глубин периодически возникали Лжепетры III.

- император открыто ненавидел свою жену и грозился развестись с ней.

У Екатерины было два пути удержания власти. Либо установить жестокую полицейскую диктатуру, либо попытаться привлечь на свою сторону наиболее влиятельные круги русского общества. Считавшая себя либералкой, начитавшаяся Вольтера и Монтескье, Екатерина решила пойти по второму пути. Не в последнюю очередь это объяснялось и тем, что в ее «молодом» окружении не было опытных политиков, способных организовать непростое дело подавления инакомыслия. Много лет она сыпала милостями направо и налево, раздавая колоссальные суммы и производя огромные «пожалования». В результате либералка Екатерина раздала помещикам более 400-х сот тысяч «душ», то есть превратила в рабов более 2-х млн. свободных государственных крестьян и членов их семей. Кроме того, помещики получили значительное число новых рабов в результате приписки к ним по высочайшему указу «незаконнорожденных, вольноотпущенников, не помнящих родства и других бродяг, детей солдат, заштатных церковнослужителей, приемышей, пленных инородцев и т.п.». Желая еще больше понравиться помещикам, императрица в 1767 году издала указ, запрещавший крестьянам жаловаться на своих хозяев. Способом наказания помещиков за истязания и убийство крестьян она определила церковное покаяние. Даже знаменитая садистка «Салтычиха», замучившая более сотни крепостных, была лишь сослана в монастырь на покаяние.

Не отставал от императрицы и гетман Разумовский, за время своего правления раздавший в пожалование шляхте и казацкой старшине практически всех еще остававшихся свободными посполитых крестьян. Ликвидировав гетманство в 1764 году, Екатерина фактически подтвердила закрепощение, резко ограничив переходы. А в 1783 было произведено окончательное закрепление крестьян на Украине по российскому образцу. При этом казацкая старшина и шляхта была приравнена в правах к русскому дворянству. Следует отметить, что обвинения ее во введении крепостного права на Украине безосновательны, так как Екатерина лишь окончательно узаконила земельные отношения, сложившиеся задолго до нее. И также как и в России, сделала это в пользу помещиков.

За несколько месяцев своего правления супруг Екатерины успел подложить ей огромную свинью в виде манифеста о вольности дворянства. Это решение буквально взорвало и без того хрупкий социальный мир. Волнения крестьян приобрели массовый характер. И если при Елизавете бунтовали в основном монастырские крестьяне, недовольные новым прикреплением их к монастырям после смерти Петра I, а также весьма незначительный слой заводских крепостных, то при Екатерине волнения охватили огромную массу помещичьих крестьян. Владельческие крестьяне постоянно бунтовали и раньше. Но тогда это были отдельные выступления некоторых крестьян против произвола конкретных помещиков. Теперь же эти восстания становились классическим примером классовой борьбы.

И хотя в 1764 году Екатерина повторной секуляризацией монастырских вотчин освободила от крепостного рабства около миллиона крестьян, это не ослабило волнений среди основной массы крепостных, продолжавших оставаться рабами. Выступления эти были неорганизованными и носили локальный характер, но ожесточение крестьян против помещиков было столь велико, что дворяне боялись жить в своих имениях, сосредотачиваясь в уездных и провинциальных городах. Одновременно, хотя и в разных местах, постоянно бунтовало до ста тысяч крестьян. Правительственные войска с трудом держали ситуацию под контролем.

От верховной власти требовалось принятие какого-то радикального решения.

Екатерина по своим либеральным взглядам была сторонницей отмены крепостного права. В своем Наказе, который она подготовила для участников всесословной комиссии по разработке нового Уложения, первоначально содержалось множество положений, направленных на постепенную отмену крепостного права. В частности, Екатерина предлагала освобождать крестьян при продаже имений. Большая часть наказа составляла прямое заимствование из работы Монтескье «Дух законов» и сочинения Беккариа «О преступлениях и наказаниях» и потому он был весь пронизан либеральным духом, весьма далеким от реалий российской действительности. Но положение императрицы было еще столь неустойчиво, что до официальной публикации она вынуждена была отдать свой труд на просмотр ближайшим вельможам, а затем и представителям разных слоев дворянства, разрешив им «чернить и вымарать все, что хотели». В результате от наказа осталась только четверть, и все либеральные идеи об отмене крепостного права были исключены.

Судьба наказа наглядно показала, что самодержавная власть в XVIII веке, в последней трети акматической фазы окончательно потеряла способность осуществлять свою миссию поддержания социального мира и стала игрушкой в руках дворянства. Екатерина еще надеялась реализовать свои идеи через Комиссию по разработке нового Уложения, получившую широкое всесословное представительство. Дворяне составляли в ней только 30 %. Наибольшее представительство имели горожане и мещане (купцы, ремесленники и представители других городских профессий). В комиссии были также представители от государственных крестьян, казаков и «инородцев». Но, несмотря на преобладание в комиссии недворянских слоев, идеи отмены или хотя бы ограничения крепостного права не получили поддержки и в ней. Даже государственные крестьяне не озаботились судьбой своих крепостных собратьев. Недовольство Екатерины хорошо видно из язвительного замечания, которое она написала на одном из решений по крестьянскому вопросу. «Если крепостного нельзя признать персоною, следовательно, он не человек; но его скотом извольте признавать, что к немалой славе и человеколюбию от всего света нам приписано будет. Все, что следует о рабе, есть следствие сего богоугодного положения и совершенно для скотины и скотиною сделано».

Парадокс ситуации заключался в том, что именно при либералке Екатерине, мечтавшей об освобождении крестьян, крепостное рабство достигло своей наивысшей точки.

И произошло это после того, как дворянству удалось одержать победу в тяжелой и длительной войне с крестьянами, объединившимися вокруг Емельяна Пугачева и яицких казаков. Несмотря на масштабность и значительные успехи восставших, это выступление нельзя назвать революцией. Вера русского народа в институт самодержавия по-прежнему была неколебима. Восстание было поднято за «природного государя Петра III», которым объявил себя Пугачев. Ход его напоминал бунт Степана Разина, только лозунг «бей бояр!»

был заменен лозунгом «бей дворян!». Однако это восстание имело одно кардинальное отличие. Впервые в истории русского бунта был поставлен вопрос о несправедливости крепостного рабства. А «природный государь», после первых успехов восставших в 1773 году, даже издал указ о его отмене.

Почему же Екатерина не воспользовалась народным выступлением, чтобы исполнить то, о чем, казалось, она так мечтала. Дело в том, что императрица оказалась заложницей ситуации. Хотя восставшие и выступали против дворян и за самодержавие, но немка, узурпировавшая престол, в глазах народа не могла его олицетворять. Екатерина не могла, подобно Ивану Грозному, напрямую обратиться к народу. Место ее в народном сознании было занято самозванцем. И потому, для сохранения власти, она была вынуждена действовать в интересах дворянства. Екатерина навсегда отказалась от своих «либеральных»

идей и в 1785 году, в Жалованной грамоте дворянству подтвердила все ранее приобретенные привилегии этого сословия и добавила новые. Так, крепостное право достигло своего апогея.

Юридически крепостной сохранил часть своих гражданских прав, продолжал считаться тяглым плательщиком. Он мог искать в судах, а с разрешения помещика даже заниматься торговлей и брать подряды. Но фактически он уже был рабом помещика. И все же дворянству так и не удалось заставить Екатерину принять закон, признающий крепостного полной собственностью помещика. И много лет крепостное рабство основывалось только на вспомогательных актах, праве силы и сложившейся практике.

Не достигнув своей цели в социальной сфере, Екатерина активно занялась другими вопросами внутренней жизни государства. При ней были ликвидированы частные торговые монополии, тормозившие развитие торговли. Промышленность и торговля были освобождены от мелочной государственной опеки. Развитию промышленности также способствовало широкое внедрение бумажных денег. Для этого Екатерина создала государственный банк, который выпустил ассигнации на 150 млн. рублей. Благодаря этим усилиям государственный бюджет к концу ее правления более чем утроился, достигнув 68-ми млн. руб. Но все же, несмотря на значительные усилия и правильные шаги, Екатерине не удалось добиться существенного роста промышленности и торговли. Городское население росло очень медленно. На 1769 год, до разделов Польши, в России по переписи числилось всего 228209 мещан. Крепостное право тяжелыми гирями повисло на стране, разъедая все сферы жизни. Оно лишало промышленность столь необходимых ей свободных рабочих рук.

Кроме того, помещики, используя дармовой рабский труд, всячески развивали ремесла в своих усадьбах, стараясь перевести свое хозяйство на полное самообеспечение, что также сильно тормозило развитие товарного производства. Даже в 1799 году, после присоединения к России значительных земель с более высоким, чем в самой Империи процентом городского населения, количество горожан не превышало половину миллиона. Число предприятий едва достигло 2-х тысяч, а количество рабочих на них не превышало 82-х тысяч. Из них только 33 тысячи были вольнонаемными, а остальные – крепостными. Во многом финансовая устойчивость государства обеспечивалась за счет заимствований. К концу правления Екатерины внешний государственный долг России достиг огромной суммы - 44 млн. рублей, а внутренний - 80 млн.

Преобразовательная деятельность императрицы практически не затронула центральные правительственные учреждения, однако в 1775 году она провела существенную реформу местного управления. Страна была поделена на 50 губерний по 300-400 тысяч жителей в каждой. Губернии непосредственно делились на уезды. Провинции были упразднены. Исполнительная власть в губерниях принадлежала губернаторам, а в уездах – капитанам–исправникам. Уездными городами управляли городничие. Дворянство получило местное самоуправление в лице дворянских собраний и их предводителей. Руководящие должности в губерниях и уездах также замещались дворянами. На местном уровне был осуществлен и принцип разделения властей. Судебная власть отделялась от исполнительной, а все финансовые потоки проводились через губернские и уездные казначейства. Тогда же впервые в России была предпринята попытка ликвидировать мздоимство и казнокрадство существенным увеличением жалования чиновников. Впрочем, с тем же успехом, как и все последующие.

Почувствовав неудачи своих либеральных преобразований, Екатерина решила добиться своей цели путем воспитания новых поколений россиян. При ней была создана широкая сеть образовательных учреждений для дворянства и мещанства. Дворянское образование из прикладного, то есть военно-административного, каким оно было при Петре I, становиться все более светским. Значительное внимание уделяется манерам, иностранным языкам, философии, риторике, лексике, танцам и т.д. Резко возрастает просветительская деятельность и книгоиздательство. В 1783 году книгопечатание освобождается от государственного контроля и переводится на частные рельсы. Как грибы после дождя, появляются различные культурные, научные, литературные и иные общества. Однако основная масса крепостного населения осталась вне сферы этой просветительской деятельности.

При Екатерине наблюдается дальнейшее смягчение законодательства, резкое ограничение пыток в практике судопроизводства, продолжается введенный Елизаветой практический мораторий на смертную казнь. В стране организуется система всеобщей врачебной помощи. Внедряются современные средства лечения и профилактики заболеваний.

В 1769 году императрица совершила мужественный поступок, первой в России сделав себе и наследнику прививку против оспы. Её примеру последовали и многие придворные. Этот момент можно считать началом серьезного развития медицинской науки в России.

Екатерина пришла к власти на патриотической волне, и потому все были уверены, что ее первым внешнеполитическим актом будет ликвидация позорного мира с Пруссией и отмена войны с Данией за голштинские интересы. Это казалось настолько очевидным, что фельдмаршал Салтыков, не дожидаясь приказа, вновь занял Восточную Пруссию. И действительно, императрица быстро уладила миром датскую проблему. Но разорвать мир с Фридрихом II она не решилась. Это столь непопулярное в русских кругах и опасное для положения самой Екатерины решение многие исследователи объясняли личными мотивами.

Действительно, бывшая немецкая принцесса множеством семейных нитей была связана с Пруссией, да и в жены наследнику российского престола она была выбрана самим Фридрихом. Понятно и ее нежелание начинать правление с крупномасштабной войны, так как при ее достаточно шатком положении, всякая военная неудача могла обернуться для Екатерины катастрофой. Но все же основным фактором, повлиявшим на решение императрицы, следует считать позицию Никиты Панина, которого она сделала руководителем внешнеполитического ведомства. Долгие годы определяя внешнюю политику страны, Панин фактически занимал антирусскую позицию, негативные последствия которой особенно тяжело проявились в XX веке. Во многом благодаря его усилиям, Пруссия не только была спасена от разгрома, но и в короткие сроки превратилась в одно из сильнейших государств континентальной Европы.

Панин и его окружение предложили императрице идею «северного аккорда», в котором Россия должна была объединиться со странами протестантского «Севера» против католического «Юга». На первый взгляд, эта идея была вполне логична, так как соответствовала уже отмеченному ранее уменьшению отрицательной комплиментарности российского и протестантской части западно-христианского суперэтносов. Но к тому времени западноевропейцы уже прошли фазу надлома, и эпоха религиозных войн католической Лиги и протестантского Союза давно миновала. На передний план вышли торгово-экономические и политические противоречия. Мало того, что эти противоречия делали идею «северного союза» совершенно нереальной, но попытки ее реализации лишь привели к колоссальному усилению Пруссии и нарушению европейского баланса, за который так долго боролся Бестужев.

В этот период стратегическая задача завершения собирания всех бывших «русских»

земель приобрела совершенно реальные очертания. Королевская власть в Речи Посполитой окончательно утратила свой авторитет, в республике наступил полный разброд и шатания, и она полностью потеряла способность к сопротивлению внешним воздействиям. Конечно, отторжение от Польши западно-украинских и белорусских земель неизбежно привело бы к войне с Портой, которая страшно боялась усиления России, а также с поддерживавшей ее Францией. Но к этой войне со слабеющей с каждым годом Османской Империей Россия была уже готова. Тем более что она являлась необходимым условием решения другой важнейшей стратегической задачи – обретения естественных и безопасных южных границ. Но для войны на два фронта необходимо было заручиться поддержкой Австрии и, предварительно, нейтрализовать Пруссию. А для этого Екатерина должна была немедленно возобновить елизаветинскую внешнюю политику, помочь Австрии вернуть отнятую у нее Фридрихом Силезию и совместно с ней разгромить еще не оправившуюся от недавних поражений Пруссию. Но вместо этого Екатерина упорно держалась панинского союза с прусаками.

Время было упущено. Пруссия, даже лишенная английских субсидий, сумела быстро восстановить свои силы. Фридрих умело запугивал Россию Австрией, а Австрию - Россией.

Без единого выстрела он сумел добиться от Австрии признания его прав на Силезию, а от России – согласия на постыдный раздел Польши. Вместо решительных действий в Польше, Панин с помощью русских штыков заставил поляков избрать королем своего ставленника Понятовского. Пользы от этого не было никакой, так как король уже не имел реальной власти, но раздражение многих европейских держав было сильное. Несколько лет было потрачено на бессмысленные попытки добиться от поляков признания равных прав «диссидентов», то есть протестантов и православных. Когда же, в 1768 году это признание у сейма было все же «вырвано», Россия получила всеобщее восстание конфедератов. И величайший русский полководец Александр Васильевич Суворов несколько лет был вынужден проявлять свое военное искусство не в степях Причерноморья, а гоняясь за полупартизанскими отрядами конфедератов. По иронии судьбы большинство своих званий и наград генералиссимус получил не за блистательные победы над турками, а за подавление польских восстаний.

Видя, что дело идет к окончательному разгрому Польши, Турция, при поддержке Франции, в 1769 году объявила России войну. Поводом для нее стало восстание правобережных украинских казаков, которые взяли Умань, вырезали там все еврейское население и напали на пограничные турецкие отряды. Эта первая при Екатерине русскотурецкая война наглядно продемонстрировала превосходство российского суперэтноса над слабеющим османским. Но, одновременно, она показала и слабость политического мышления Екатерины и ее ближайшего окружения. Вместо того чтобы решать стратегические задачи последовательно, вначале занять Крым и черноморское побережье, а затем начать длительную подготовку к осуществлению самой трудной стратегической задачи по разгрому Порты и созданию союза православных балканских государств под эгидой России, императрица «схватилась» за все сразу. Одновременно начались военные операции в Закарпатье, Крыму, Грузии и даже в Греции, то есть, во всех частях тогдашнего православного мира.

В Закарпатье и на Балканах успех русского оружия был просто ошеломляющим.

Армия прославленного фельдмаршала П.А. Румянцева шла от победы к победе. Несмотря на многократное превосходство турецких войск в численности, на начавшуюся эпидемию чумы, уже в первый год компании были взяты Яссы и Бухарест и освобождены от турок вся Молдавия и Валахия. Превосходство русских над османами в открытом бою было просто подавляющим. Апофеозом этих успехов стала битва под Ларгой в 1770 году, где 17-ти тысячная русская армия полностью разгромила 150 тысяч турок. Другая русская армия князя Долгорукова вместе с азовским флотом адмирала Сенявина в 1771 году взяла Крым.

Неожиданный успех принесла и морская авантюра Екатерины. Балтийский флот, который по ее же признанию находился в весьма плачевном состоянии, совершил героический переход с Балтики в Эгейское море. Больше половины эскадры из-за многочисленных поломок была вынуждена вернуться назад. Но оставшаяся часть, благодаря мужеству русских моряков и энергии и решимости графа Алексея Орлова, сумела одержать поистине фантастическую победу. В 1770 году, в Чесменской бухте был полностью уничтожен громадный турецкий флот. И хотя совсем уж невероятная задача прорыва через Босфор решена не была, но Орлов, регулярно получая пополнение кораблями, приходившими из Кронштадта, приступил к осуществлению морской блокады турецкого побережья.

Османская Империя оказалась в тяжелом положении. И если бы Австрия и другие члены антиосманской коалиции поддержали Россию, то дни блистательной Порты были бы сочтены. Но тут в очередной раз проявились непримиримые противоречия западнохристианской и российской суперэтнических систем. Россия была нужна ее европейским «союзникам» только в качестве фактора сдерживания османской агрессии. Когда же возникла реальная перспектива резкого усиления Москвы и объединения вокруг нее всего православного мира, не только Франция, но и другие ведущие европейские страны выступили в поддержку турок. Они еще раз наглядно показали, чего стоит их «искренняя дружба».

Под сильным давлением Англии и Франции, потребовавших соблюдения их торговых интересов, русский флот вынужден был прекратить блокаду проливов. В то же время генерал Тотлебен провалил военную компанию в Закавказье. А поднятое с помощью русского десанта выступление в южной Греции было легко подавлено османскими войсками. Надежды Екатерины на всеобщее восстание православных народов после перехода русской армией Дуная, оказались утопией. Австрия, вековой союзник России в борьбе с турецкой экспансией, потребовала от России немедленно прекратить войну и отказаться от всех своих завоеваний.

Мария-Терезия, не получившая поддержки Екатерины в борьбе за возвращение Силезии, угрожала вступить в войну на стороне Турции, если русские не выполнят ее требований.

«Верный друг и союзник» Фридрих II также внес свою лепту в изоляцию России, запугивая Марию-Терезию страшной опасностью для Австрии, которая крылась в усилении «русских варваров». Екатерина была вынуждена в одиночку вести тяжелую войну на двух фронтах. И это в том момент, когда в тылу у нее вспыхнуло страшное пугачевское восстание.

Затяжная война истощила финансы государства, внешний долг стремительно рос.

Фридрих II умело воспользовался ситуацией. Он сумел заставить Екатерину, в обмен на обещание уговорить Австрию смягчить свою позицию, согласиться на раздел Польши. И, несмотря на разгром конфедератов в Польше, на новые блестящие победы русских войск, прорвавшихся уже в Болгарию и вышедших к Варне и Шумле, императрица вынуждена была принять предложение прусского короля. Раздел Польши происходил на основе получения каждым из его участников равновеликих частей. При этом Австрия получила самую населенную часть, Галицию, а Пруссия – самую промышленно развитую, с крупным торговым портом в Гданьске. К тому же она обеспечивала соединение Восточной Пруссии с германскими землями Бранденбурга в мощное единое государство. Россия же присоединила к себе лишь часть православных белорусских земель. Поистине, более идиотского решения придумать было невозможно. Недаром возмущенный Григорий Орлов назвал составителей этого соглашения достойными смертной казни. Венценосная «Минерва» сполна пожинала плоды бездарной политики Никиты Панина. Почти не продвинувшись в деле собирания древнерусских земель, Екатерина практически своими руками заложила основу будущего прусского могущества и позволила Галиции, которая тогда еще не была окончательно потеряна для православного мира, окончательно влиться в западно-христианский суперэтнос.

Даже Фридрих, хотя и не без иронии, «посетовал» на несправедливость решения, по которому Пруссия и Австрия просто так получили то, за что Россия заплатила столь большую цену.

Не намного лучшими были и условия мира с Турцией. Несмотря на все блистательные победы и огромные потери, Россия отказывалась практически от всего завоеванного.

Молдавия, Валахия и причерноморские земли с Очаковым, крупнейшей военно-морской базой, возвращались Турции. Крымская и Ногайская орда объявлялись независимыми от Османской империи, хотя абсурдность такого решения была ясна с самого начала. России удалось только выторговать Керчь, то есть получить контроль над керченским проливом, и небольшую крепость Кинбурн с прилегающим к ней клочком причерноморской степи вдоль правого берега Днепра. Россия также получила Кабарду и Осетию и право свободной черноморской торговли и мореплавания, а также значительную контрибуцию за военные издержки. Таким образом, как только возникла реальная перспектива серьезного усиления российского суперэтноса, западноевропейцы, чтобы не допустить этого, пошли на союз с Османской Империей, которая еще совсем недавно угрожала существованию многих европейских государств. Отношение к Турции стало той лакмусовой бумажкой, которая еще раз наглядно продемонстрировала отрицательную комплиментарность западноевропейского и российского суперэтносов.

Но почему же не состоялось всеобщее восстание балканских народов, на которое всерьез рассчитывала Екатерина. Стремление этих народов освободиться от власти османов и их тяга к единоверной России сомнения не вызывала, но отсутствие пассионарной энергии у этих стареющих этносов не позволяло им самоорганизоваться. А российское правительство ничего не сделало, чтобы организовать этот процесс извне, надеясь, что все произойдет само собой, стихийно. Но для стихийного выступления народных масс необходимо, чтобы они были доведены до крайности. Если же сравнить османское «иго» на Балканах с действиями тех же австрийцев, то сравнение будет не в пользу «просвещенного» Запада. Хотя в Османской Империи необходимым условием карьерного роста была принадлежность к исламу, однако никаких религиозных гонений не было. «Неверные» только облагались дополнительным налогом, а исламизация происходила ненасильственным образом. Поэтому большинство сербов, болгар и греков продолжали сохранять свою религию и национальную культуру, и потому массовых стихийных выступлений против турок не произошло.

В 1777 году, под прикрытием Донского и терского казачьих войск, для обеспечения возможности хозяйственного освоения земель Северного Кавказа, началось строительство укреплений линии Азов-Моздок. Именно тогда, под руководством Потемкина были заложены города-крепости Ростов, Екатеринодар, Георгиевск и Ставрополь, в последствие ставший хозяйственным центром Северного Кавказа. Гарнизоны новых крепостей составляли казаки Хоперского полка, а новые города и села постепенно стали наполняться купцами, ремесленниками и крестьянами-колонистами.

Почувствовав, наконец, всю пагубность панинской внешней политики, Екатерина, укрепившись на престоле, решилась ее изменить. После 1782 года Панин и его сторонники были отстранены от управления внешними делами. Но новая политика осуществлялась уже без братьев Орловых. Неосторожное высказывание Григория Орлова о польском разделе дорого обошлось фавориту. Не спасло его и то, что он был отцом «тайного» ребенка Екатерины, родившегося еще при жизни Петра III и получившего по названию дарованного ему родового имения фамилию графа Бобринского. Новым же фаворитом с 1774 года стал Григорий Потемкин. Он сумел проявить себя как талантливый администратор и политический деятель. При нем на месте Слободской Украины была создана НовоСлободская губерния, а Славяносербия и Новая Сербии объединены в Новороссийскую губернию, в которую были включены и отвоеванные в 1774 году у Турции земли. В связи с прекращением притока новых сербских поселенцев, вызванным жесткими мерами австрийского правительства, Екатерина распорядилась заселять эти земли немецкими колонистами, а также возвращавшимися из Польши беглыми крестьянами, предоставляя им права свободных поселенцев. Это распоряжение породило весьма любопытное явление.

Многие крепостные крестьяне, недовольные своим положением, бежали в польскую Белоруссию. Пожив там некоторое время, они возвращались назад, объявляя себя белорусами, бежавшими от религиозных гонений. И уже в качестве свободных служилых поселенцев, получали землю в Новороссийской губернии. В частности, этим путем прошел и донской казак Емельян Пугачев.

Став губернатором Новороссии, Потемкин способствовал активной колонизации Северного Причерноморья. В 1775 году по его инициативе была ликвидирована Запорожская Сечь. Ее территория была включена в Новороссию, а казаки были поставлены на государственную службу и позднее переселены на Кубань. Екатерина высоко ценила государственные таланты Потемкина. Любые попытки кого-либо из многочисленных последующих альковных фаворитов стареющей императрицы, С. Г. Зорича, И. Н. РимскогоКорсакова, А. П. Ермолова и других выступить против светлейшего, заканчивались их отставкой.

В 1782 году императрица разорвала союз с Пруссией и сблизилась с Австрией.

Заручившись ее поддержкой, Россия в 1783 году окончательно присоединила к себе Крым, тоже включенный в состав Новороссийской губернии, Тамань и Кубанскую область. План аннексии также был предложен и реализован Потемкиным, за что он получил титул светлейшего князя. В том же году был подписан Георгиевский трактат, по которому Россия брала Грузию под свое покровительство.

Присоединение Крыма осуществлялась весьма жестокими методами. Копившаяся в русских более двух с половиной веков ненависть к татарам за тысячи сожженных деревень и сел, за сотни тысяч убитых и уведенных в рабство, за вековое отвлечение колоссальных сил и средств на безуспешную защиту южных рубежей, могучей волной накрыла слабеющих потомков рода Гиреев. Море слез, веками питавшее Бахчисарайский фонтан, вышло из берегов и затопило крымские аулы. До двух третей татарского населения было вынуждено уйти на турецкую территорию. Оставшиеся были вытеснены с побережья в глубь полуострова. Хотя татарская знать была успешно инкорпорирована в дворянскую систему России.

Императрица понимала, что без мощного Черноморского флота России не победить Турцию, и потому, сразу после аннексии Крыма, началось стремительное развитие военноморских сил. В короткие сроки были построены новые военно-морские крепости, такие как Николаев и Севастополь, а также города Херсон и Екатеринослав. Во главе этих процессов стоял Григорий Потемкин и выдающиеся русские полководцы А.В. Суворов и Ф.Ф. Ушаков.

Османская Империя, естественно, не могла спокойно наблюдать за гибельным для нее усилением России. Заручившись поддержкой Франции, Англии, Голландии и Пруссии, в 1787 году, совместно со Швецией, она объявила России войну. Несмотря на необходимость воевать на два фронта, на противодействие ведущих европейских держав, на слабую помощь австрийских союзников, русские войска, ведомые блистательным Суворовым, еще раз продемонстрировали полное превосходство над османскими. Для героя Измаила, Рымника и Фокшан эта война стала звездным часом блистательной карьеры. Тогда же свои первые победы над турками, одержал возглавляемый Ушаковым молодой черноморский флот.

Сильнейшее давление европейских держав снова не позволило России, покинутой своими союзниками, Австрией и Данией, добиться существенных территориальных приобретений. В Финляндии статус-кво было сохранено. Многострадальные Молдова и Валахия, на территориях которых опять происходили основные боевые действия, вновь остались за Турцией. Но все же Очаков и оставшаяся часть причерноморских степей между Южным Бугом и Днестром по мирному договору 1791 года была передана России и тоже включена в Новороссийскую губернию. Екатерине также удалось добиться международного признания аннексии Крыма и контроля над Закавказьем. И тогда же Приднестровье начало заселятся русскими колонистами.

В результате 2-го раздела Польши в 1793 году, разгрома польского восстания под предводительством Тадеуша Костюшко 1794 года и третьего раздела Польши между Россией, Австрией и Пруссией в 1795 году, Польское государство перестало существовать. Россия приобрела правобережную Украину, Подолию, Волынь, Белоруссию, Литву, Курляндию и часть коренных польских земель. Так многовековое противостояние Москвы с Литвой и Польшей завершилось полным разгромом последних. В память о них остался только исполненный глубокой печали об утраченном величии гениальный полонез, написанный участником восстания Огиньским. Екатерина приобрела почти 12 млн. подданных, но одновременно позволила еще более усилиться Пруссии. Таким образом, благодаря недальновидности императрицы, процесс собирания древнерусских земель завершился заменой одного сильного врага другим, еще более опасным. Императрица практически дала старт превращению маленькой Пруссии в мощную Германскую Империю. Кроме того, вместе со значительными польскими землями Россия приобрела не менее крупную проблему.

В российском подданстве оказалась основная масса еврейского суперэтноса, проживавшего тогда на территории Речи Посполитой.

Ну а пока Россия вышла на пик своего военно-политического могущества.

Численность населения к концу правления Екатерины достигла 36 млн. человек. Благодаря блестящим победам русского оружия международный авторитет империи поднялся на небывалую высоту. А создание черноморского и укрепление балтийского флотов, а также освоение Аляски и тихоокеанского побережья Америки, поставило Россию в ряд великих морских держав. Завоевание черноморского побережья и открытие черноморских проливов для русских судов дало мощный толчок развитию торгового обмена со средиземноморскими странами. Результатом этого стало появление и бурное развитие Одессы, которая стала чемто вроде свободной экономической зоны, куда устремилась наиболее активная часть русского, украинского и особенно еврейского населения России. Именно эти военные и торговые успехи позволили современникам назвать период правления Екатерины II «золотым веком» Российской Империи. Авторитет России и страх перед ней в то время был столь велик, что позже это позволило канцлеру екатерининской поры А.А. Безбородко сказать в беседе с молодыми дипломатами: «Не знаю как при вас, а при нас ни одна пушка в Европе не смела выпалить без нашего позволения!».

Также как и при Петре, внешнеполитические успехи России конца XVIII века объяснялись продолжавшимся ослаблением большинства ее соседей: Турции, Швеции, Польши, Австрии, а также Франции и других европейских стран. Эпоха Екатерины завершала собой акматическую фазу развития русского этноса. Пассионарная энергия все еще переполняла его. А уровень пассионарной энергии западно-христианского суперэтноса продолжал снижаться. Последствия же накопления колониальных богатств, развития науки, техники и промышленности еще не успели в полной мере сказаться на экономической и военной мощи формировавшихся западноевропейских империй. Продолжавшие создаваться по наемному принципу не слишком большие европейские армии, еще не имевшие превосходства в технике и вооружениях, не могли противостоять боевитым и хорошо подготовленным русским войскам.

Течение акматической фазы, прежде всего, проявлялось в продолжавшейся территориальной экспансии русских на Восток, сопровождавшейся включением все новых этнических образований в российский суперэтнос. Еще в 1741 году экспедиции Беринга и Чирикова достигли побережья Северной Америки. В 1765 году русские первопроходцы привели в подданство России жителей Алеутских островов. Дальнейшее освоение Аляски и североамериканского побережья связано, прежде всего, с именем «росского Колумба», иркутского купца Григория Шелехова. Созданные им промысловые компании в 70-х годах занимались добычей пушнины и освоением Курильских и Алеутских островов. А учрежденная Шелиховым и Голиковым Северо-восточная компания, благодаря достаточно хорошим отношениям, сложившимся у первопроходцев с алеутами и эскимосами, в кратчайшие сроки освоила Аляску. В 1784 году Шелехов основал первое русское поселение на острове Кодьяк, вблизи Аляски. А уже к 1787 году сеть русских форпостов доходила до 57о с. ш. Вскоре русское правительство уже давало задание первому главе российской колонии в Новом Свете Самойлову продвинуть границу поселений до 40о с.ш. и выйти в соприкосновение с испанскими владениями. В 1793 году Екатерина удовлетворила просьбу Шелехова о предоставлении его компании монопольного права освоения Северной Америки и приписке к компании в качестве рабочих всех ссыльных, поселенцев и каторжан. Компания развила бурную деятельность по развитию тихоокеанской торговли и освоению Аляски. В 1798 году созданной русскими купцами Российско-Американской компании были переданы монопольные права на освоение Аляски и североамериканского побережья севернее 55о с.ш.

Административным центром российской Аляски стал городок Ново-Архангельск. Но более южную часть побережья русские покинули, так как не смогли найти общего языка с индейцами.

Дальнейшему усложнению российского суперэтноса способствовало и появление в Поволжье немецких колонистов, призванных Екатериной в 1764 году. Уже к 1767 году на берега Волги, на свободные земли, некогда покинутые волжскими казаками, прибыло около 30-ти тысяч переселенцев. А после разгрома Крыма немецкие колонисты появились и в Новороссии. Этим призывом Екатерина пыталась увеличить населенность все еще достаточно пустынных просторов своей империи. Кроме того, она считала, что соотечественники привьют ее «варварским» подданным элементы «просвещенной»

европейской культуры. Однако акматическая энергия русского этноса быстро ассимилировала немцев. И хотя они сумели сохранить язык, культуру и религию, но, тем не менее, легко вошли в состав российского суперэтноса, еще больше усложнив и укрепив его структуру.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

Похожие работы:

«Приложение № к Протоколу Правления от г. ПРАВИЛА открытия, ведения и закрытия счетов юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в АКЦИОНЕРНОМ ОБЩЕСТВЕ НАЦИОНАЛЬНЫЙ БАНК СБЕРЕЖЕНИЙ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО...»

«Bricscad V10 Руководство пользователя Bricscad V10 Руководство пользователя Перепечатка только с разрешения компании САБИТ www.sabitsoft.ru. Воспроизведение данного материала или его части в любом виде без согласования с правообладателем преследуется в соответствии с законодательством ОГЛАВЛЕНИЕ Введение. Добро пожаловать в Bricscad...»

«Контрольные вопросы и задания по дисциплине ТРУДОВОЕ ПРАВО Тема Трудовое право, как отрасль права 1. Понятие трудового права как отрасли права.2. Предмет трудового права. Круг общественных отношений, регулируемых трудовым правом.3. Трудовые отношения...»

«Леонтьев Александр Владимирович, адвокат Адвокатской палаты Московской области, кабинет №677. Почтовый адрес: 141431, Моск.обл., г.о.Химки, мкр.Подрезково, ул.Новозаводская, д.8, кв.6. Тел.(495)567-91-99, моб. 8(903)173-30-01 "О проблемах эффективности защиты прав человека при проверке заявлений о пытках" Ключевые слова: пытки, противо...»

«Олеся Живайкина Диета на травах Публикуется с разрешения правообладателя: Литературного агентства "Научная книга" http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=167985 Научная книга; Аннотация Несмотря на бурное развитие химии и создание новых высокоэффективных синтезированных лекарственных препаратов, лекарственные растения пр...»

«Уважаемые участники совещания, уважаемые гости! Прежде всего, я хочу поприветствовать всех собравшихся в этом зале. В нашей системе существуют разные форматы для таких встреч и обсуждения самых важных вопросов, но мне всегда представлялось, что формат такого совещания – о...»

«ОКАЗАНИЕ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ Консультация практикующего юриста Проблемы применения норм о подозрительных сделках по признаку неравноценного встречного исполнения обязательств Д ействующий Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)...»

«Наталия Борисовна Правдина Большая книга счастливой судьбы Серия "Лучшие практики от Мастера Счастливой жизни (АСТ)" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9153204 Большая книга счастливой судьбы...»

«Краткое руководство: использование преимуществ электронного обучения Руководство для клиента На сайте Microsoft Business Center можно легко просматривать и использовать преимущества электронного обучения Майкрософт. Чтобы начать, войдит...»

«О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров Архивная версия Закон Республики Казахстан от 26 июля 1999 года N 456 ОГЛАВЛЕНИЕ Настоящий Закон регулирует отношения, возникающие в связи с регистрацией, правовой охрано...»

«Методические рекомендации по применению взысканий за несоблюдение ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции I. Введение В...»

«Павел Васильевич Анненков Материалы для биографии А. С. Пушкина Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2824575 Анненков П.В. Материалы для биографии А.С. Пушкина: Современник; Москва; 1984 Аннотация...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)" Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА) УТВЕРЖДЕНА на заседании Ученого совета Университета имени...»

«Учреждение образования Федерации профсоюзов Беларуси "Международный университет "МИТСО" Центр частноправовых исследований НИИ Трудовых и социальных отношений АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА Сборник научных трудов Выпуск второй Минск Международный университет "МИТСО"Научно-редакционный совет: АКТ...»

«Документы и процедуры клинического исследования Руководитель Центра клинических КОНГРЕСС исследований ГБОУ ВПО СибГМУ, д.м.н., профессор кафедры эндокринологии и ЗДРАВ 2015 диабетологии, Самойлова Юлия Геннадье...»

«© Марчук Василий Васильевич КВАЛИФИКАЦИЯ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В действующем УК Республики Беларусь уголовная ответственность за фальсификацию доказательств предусмотрена в статье 395. Включение в Уголовный кодекс данной статьи бы...»

«Виктор Владимирович Меркушев Без судьбы (сборник) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12735239 Без судьбы./ Меркушев В.В.: Знакъ; Санкт-Петербург; 2015 ISBN 978-5-91638-109-2 Аннотация Этот...»

«ПОДГОТОВКА НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ В МИНПРОМТОРГЕ РОССИИ ПОНЯТИЕ Нормативный правовой акт это письменный официальный документ, принятый (изданный) в определенной форме правотворческим органом в...»

«Первая встреча. Государство и право Объявления и представления в студии. Пролог Конкурс русского языка Написано: абстракция, анархия, гипотеза, дедукция, диктатура, культура, педагогика, ректор, формула....»

«Арефкина Марина Юрьевна МЕЖДУНАРОДНАЯ СИСТЕМА АТА: ВОПРОСЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА 12.00.03 – гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва 2012 Работа выполнена на кафедре международного частного права Московской госу...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" (ГОУ ВПО ВГУ) УТВЕРЖДАЮ Заведующая кафедрой гражданского права и пр...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.