WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Валерий Писигин ПОСОЛОНЬ (П и с ь м а с Ч у к о т к и) Москва, ЭПИЦентр 2001 г. ISBN 5-89069-052-3 © В.Ф.Писигин Памяти Бориса Исааковича Зингермана Псолонь по-солнцу, по теченью ...»

-- [ Страница 2 ] --

Юра пытался их разводить, читал литературу и почерпнул любопытные сведения. Самка соболя, вынашивая детеныша, оказывается, может прерывать беременность. Даже не прерывать, а приостанавливать. Видит, что грядет неурожай, понимает, что не прокормит будущее потомство, и приостанавливает на некоторое время беременность. Затем, если ситуация улучшается, она оживляет плод, донашивает его и затем рожает. Если бы такими способностями обладали наши женщины, то они ходили бы всю жизнь с животом, ожидая улучшений...

Кроме охоты, здесь ловят рыбу, и к зиме у многих она припасена. Меня угощали строганиной из чира. Это намертво замороженная рыбина с полметра длиной, которую буквально строгают большим острым ножом и стружку поедают под водку.

(Или, наоборот, водку пьют под стружку.) Золотодобытчики для этого пригласили меня в сауну. Признаюсь, я так и не понял вкусовых достоинств строганины. Зато был ошеломлен тем, с каким задором ее строгали, с каким удовольствием обмакивали в аджику и быстро поглощали, при этом причмокивая, посапывая и похрустывая. Я в это время пил пиво с голландским сыром под хихиканье и упреки, что напрасно приехал на Чукотку.

Видя, что я остался равнодушным к столь изысканной еде, меня решили удивить щекой сохатого, по утверждению моих чукотских приятелей, самым изысканным деликатесом. На следующий день они сварили губы, щеки, ноздри, брови, подбородок и все прочее, что только имеется на лосиной морде, и принесли это варево в огромной кастрюле. Тут же открыли бутылку водки и стали с аппетитом эти щеки поедать. Я попробовал кусочек и, в отличие от строганины, почувствовал вкус.

Какой?

Как бы объяснить... Вот у Вас есть щеки. Теперь представьте, что их сварили.

Что касается кухни чукотских народов, то мы к ней вообще не готовы и вряд ли когда-нибудь изготовимся. Пересылаю Вам рецепты, которые не поленился переписать.

ПРЭРЭМ. Ягодичную часть оленьей туши хорошо проваривают, мелко нарезают и смешивают с теплым топленым салом. Остывая, масса быстро густеет, в это время блюду придают круглую форму, оно замораживается, и получается прэрэм. Сверху украшают оленьим костным мозгом, замораживают, что придает специфический вкус. Прэрэм служит гостинцем при поездках в дальние стойбища. Ему особенно рады дети, как деликатесу.

ВИЛЛЕВЫТ (квашеные головы рыб). До заморозков ловят рыбу в большом количестве. Рыбьи головы складывают в эмалированную посуду с плотной крышкой, дно застилают сочной травой и зелеными листьями ивы, или кладут в кожаный мешок с плотной и тугой завязкой. Можно подсолить. До готовности хранят в темном прохладном месте или закапывают в землю. Через 5-6 дней блюдо готово.

НАНУВЪЕ-Э'ЛЕГИТ. Вывернутые наизнанку сушеные оленьи кишки. Их используют в ритуальных целях, если они взяты из забитого личного оленя. Сушеные нанувъе поджаривают на огне и используют как приправу к приготовлению жидких и горячих блюд.

МЫЛК'ОПАТ. Юшку от варки молодых листьев щавеля (рымавыт) приправляют сушеными оленьими кишками и варят до кипения. После, помешивая варево, заливают массой сгустившейся оленьей крови, хранящейся в темном месте, и варят на слабом огне.

КИВЛЕТ. Рорат рубец или оленьи кишки мелко нарезают и проваривают. После в кипящее варево вливают свежую оленью кровь. Постоянно помешивая, добавляют коренья пъупук'ыт, доводят до кипения. Еда готова!

АЛЯГЪЕПАТ. Оленье мясо с салом мелко нарезают, сало отбивают молотком. Затем варят с добавлением кореньев мигмиг или пъупук'ыт. Эти коренья собирают и сушат летом в период цветения, когда они наиболее сочные. Их используют для приправ и в бульонах: они придают вкусовые качества и ароматические свойства блюду.





ЁМРАТ (кора молодых побегов молодой ивы). Кору употребляют в пищу зимой или ранней весной, когда еще стоят морозы. Кору отбивают молотком от стержня ветки, мелко крошат вместе с мороженой оленьей печенью или кровью и используют в пищу. Блюдо сладковато и приятно на вкус.

ВЫТРЭЛК'ЫРЭЛ. Собираются молодые листья полярной ивы, отбиваются, после чего делается масса в виде теста. Добавляют оленью кровь, любые ягоды и тщательно перемешивают. Получается вытрэлк’ырэл «зеленая каша».

ВИЛК'ИТЫН. В конце лета забивают тонкошерстных оленей. Это время самое подходящее для заквашивания оленьего мяса. Мясо взрослого оленя плотно укладывают в кожаные мешки пыгпыг, которые хранятся в прохладном темном месте. Мясо поспевает к зиме, к заморозкам. Зимой едят как строганину или варят. Едят в охотку.

ВИЛМУЛЛЫМУЛ. Копыточную, пантовую и губную части оленя хорошо прожаривают на открытом огне. Прожаренные, хорошо очищенные от золы и углей, они кладутся в посуду с холодной водой на 3-4 дня для удаления горького привкуса.

Потом кипятят на слабом огне для смягчения. Остывшее варево вместе с печенью и почками оленя закладывают в кожаный мешок пыгпыг, заливают свежую оленью кровь и плотно завязывают. Через несколько месяцев блюдо готово!

Это кухня оленных чукчей. Береговые питаются иначе, и, если раздобуду их блюда, обязательно перешлю. Предполагаю, что Ваша реакция будет не многим отлична от той, какую вызвал у коряков маринованный огурец, предложенный им полтора века назад одним американцем.

Из книги Джорджа Кеннана «Кочевая жизнь в Сибири»,

С-Пб., 1877 г.:

«Однажды вечером они увидали, что я ем маринованный огурец, и так как этот новый предмет был для них совершенно незнаком, то они попросили у меня кусочек отведать. Предвидя, какие из этого выйдут последствия, я дал весь огурец самому грязному и дикому из них и посоветовал ему откусить как можно больше. Все его товарищи смотрели, притаив дыхание, пока он подносил огурец ко рту, чтоб увидать, как он ему понравится. С минуту лицо его выражало самую смешную смесь удивления, недоумения и отвращения, и он был, кажется, готов выплюнуть откушенный кусок; но, сделав большое усилие, он превозмог себя, придал лицу своему выражение удовольствия, чмокнул губами, объявил, что это было "акмель немелькинъ" очень хорошо, и передал огурец ближайшему соседу. Этот последний был равно поражен и недоволен его неожиданной кислотой, но, не желая сознаться в обманутом ожидании и услышать насмешки товарищей, он также уверил, что это великолепно, и передал далее. Шесть человек последовательно разыграли эту комедию с величайшей серьезностью; но, когда все откусили по кусочку огурца, они разразились единодушным, удивленным "те-е-ее" и дали свободу долгосдерживаемому чувству отвращения. Усиленное плевание, кашель, умывание рта снегом, последовавшее за первым взрывом неудовольствия, доказали, что вкус к пикулям благоприобретен, а не свойственен первобытному человеку».

_________________________________

«Одним из признаков превосходства, по мнению чукоч, является способность быстро есть.

"Если молодые люди едят быстро, старые люди смотрят с удовольствием", гласит чукотская пословица. Особенно оленные чукчи достигли в этом большого совершенства, причем еда у них сопровождается звуками, напоминающими рычание голодной собаки. Один из молодых пастухов, встретившихся мне на реке Анюе, настолько преуспел в этом отношении, что мог обдирать зубами мясо с целого сустава, сначала с одной стороны, потом с другой стороны: "как волк", замечали шутливо его товарищи».

–  –  –

Как и обещал, пишу с Чукотки, из районного центра Билибино. Акклиматизировался, можно сказать, привык. Все здесь тихо, спокойно и неторопливо. Нет сутолоки, беготни, вообще не наблюдаю резких движений и сам их избегаю. Впечатлений много. Особенно от природы, которая не стесняется себя показать.

Вчера увидел, как в Дом культуры сходятся старушкичукчанки. Прошел за ними. Оказалось, они устроили нечто вроде посиделок. В одном из залов расставили столы, стулья, пьют чай с конфетами, разговаривают. И не только старушки. Здесь и средний возраст, и подростки, и почти грудные. Все пришедшие человек семьдесят жители Омолона, Анюйска, Илирнея, Островного и Кепервеема. Формальный повод собраться празднование 69-й годовщины Чукотского округа. Организовать подобную встречу трудно. В Билибино коренных жителей не много, а чтобы привезти их из далеких сел никаких денег не хватит. Расстояния огромные. Пассажирский транспорт не курсирует. Только специальный. От Билибино до Островного шесть-семь часов езды по зимнику, а до Омолона или Анюйска добираются сутками. Но прибывших надо еще разместить, накормить; потом отправить обратно; словом, дело это неподъемное для хилых районных бюджетов. Жители поселков никак не могут добраться до районной больницы, а добравшись, остаются на два-три месяца, не имея возможности вернуться домой. В Доме культуры собрались как раз те, кто по каким-то причинам оказался в эти дни в Билибино.

Идея посиделок проста. Коренным жителям в городе пойти некуда. Вокруг, конечно, не враги, но чужие. Куда ни глянь всюду мы со своими уставами и законами, а к ним добавь наши ужимки, ухватки и прочее, что мы и сами терпим с трудом. Чукчи и эвены, а именно эти народности самые многочисленные в районе, пребывают на положении бедных родственников, хотя живут у себя дома. Конечно же, им хочется побыть вместе, поговорить на родном языке, спеть свои песни, потанцевать. Многие уже десятки лет, как покинули тундру, и с тех пор не виделись с родственниками, друзьями. Здесь, например, встретились сёстры, которые расстались тридцать лет назад! Уже одно это событие.

Среди участников вечера оказалась и моя новая знакомая эвенка. Она работает смотрительницей в краеведческом музее.

Надя пригласила меня за один из столов, и весь вечер я находился рядом с нею и её подругой Лидой, воспитательницей из детского сада в Анюйске. От них я узнал, что такие встречи проводятся по инициативе ЮНЕСКО, объявившей девяностые годы десятилетием малочисленных народов. Надо же! Девяностые на исходе, а я впервые об этом слышу. Мы пока народ немалочисленный, и не каждый у нас знает о существовании самого ЮНЕСКО.

Во всяком случае, необходимость подобных встреч назрела и без посторонней инициативы. Конкурсы, самодеятельные концерты и игры, сопровождаемые чаепитием. Приглашали всех желающих. Ограничения были лишь в деньгах. Районная администрация выделила полторы тысячи. Если разделить на семьдесят и сопоставить с ценами, получится сумма мизерная. Но и этому люди рады, а скромное угощение принимали с благодарностью. Когда такие посиделки устраивают в национальных селах, денег выделяют ещё меньше. Триста рублей на мероприятие. Хотя там собираются по сто и более жителей. Как обходятся? На эти деньги покупают муку и пекут пироги. Главное побыть вместе.

Мне казалось, что все собравшиеся, кроме моих собеседниц, чукчи. Но здесь были и эвены, которых не надо путать с эвенками...

Ты, конечно, слышал анекдоты про чукчу. Откуда они пошли, не знаю, но, вероятно, анекдоты эти призваны высветить наш интеллект. Для русских чукча не национальность, а обобщенный образ. Эвены, эскимосы, юкагиры, ненцы, нанайцы, якуты, коряки, ханты и манси все для нас чукчи, равно как и народы, живущие гораздо южнее, вплоть до монголов и даже включая их. Здесь главное, чтобы в наличии были чум, яранга или юрта, узкие глаза да широкие скулы, вот тебе и чукча. То же, что и «лицо кавказской национальности». Так что мы относим это понятие к народам Севера вообще, не имея в виду чукотских чукчей. Тем не менее анекдоты эти высвечивают не интеллект, а наше скудоумие и высокомерие, свойственные народу, только-только переставшему считаться первобытным.

Вот, кстати, анекдот:

«У самолета, летевшего над Чукоткой, отказали двигатели.

К счастью, летчики сумели спланировать прямо в тундру, и пассажиры были вынуждены пробираться по сугробам к какомунибудь жилью. Обессилевшие, замерзшие и голодные, они кричали: "Ау-у-у! Лю-ю-ди! Помогите!" На что выглянувший из-за редких кустов чукча заметил: "Как Москва так чукчи, а как тундра так люди».

Но, кроме чукчей, на Чукотке живут эскимосы, коряки, юкагиры, чуванцы... Здесь, в Билибинском районе, в основном живут чукчи и эвены. Мне сказали, будто они принадлежат к разным расам. Вроде бы чукчи относятся к негроидной, а эвены к монголоидной. Не знаю: верить ли этому? Для меня они мало отличимы. Я считал, что все эти народы являются остатками Золотой Орды и потомками Чингисхана. Мне казалось, что сразу после Куликовской битвы они бежали на восток и в конце концов прижились в этих недоступных местах, где мы их сумели достать лишь спустя несколько столетий. Я мало задумывался над тем, что наши («наши»!) северные территории были всегда зеселены народами, со своей культурой, религией, богами и божками, со своими историями и традициями, что, покоряя Сибирь, в действительности Ермак покорял людей, которые жили там тысячи лет, не подозревая о нашем славном существовании.

Эвены их раньше называли ламутами происходят от тунгусских племен, вышедших из Китая. Часть эвенов и поныне проживает в Китае и Монголии. Этот кочевой народ испокон веков пас оленей, передвигаясь на огромные расстояния и преодолевая любые препятствия. Так предки эвенов добрались до Ледовитого океана. Они были невероятно мобильными из-за того, что их стада не были большими, и обладатели двухсот или трехсот оленей считались богачами, в то время как у чукчей или коряков стада были в десятки раз многочисленнее. Кроме того, эвенские олени намного крупнее тех, что пасут чукчи. На них эвены ездили верхом, в то время как олени чукчей немногим больше крупной собаки. При обмене за эвенского оленя чукчи давали двух своих. Не оттого ли эвены считают себя более цивилизованными?

А может, потому, что эвены христиане, причем православные? С чукчами эвены чаще воевали, чем дружили. По словам Нади, виноваты эвены, которые были агрессивны и часто вытесняли чукчей. Оправдывались они тем, что их, в свою очередь, теснили якуты. На якутов тоже давило какое-то воинственное племя...

Словом, во всем виноваты мы, русские, потому что прогнали с насиженных мест то племя, которое теснило якутов. Ну а с нами, как показывает история, можно все что угодно делать, даже завоевать (Наиль, ты здесь ни при чем!). Вот только прогнать нас еще никому не удавалось...

Когда я обратил внимание на внешнюю схожесть чукчей и эвенов, мои собеседницы удивились. По их мнению, эвены отличны не только от чукчей, но и между собой. Омолонский эвен отличен от анюйского, и оба от илирнейского. «Мы идем по улице, говорит Лида, и сразу определяем, откуда эвен родом».

А мы, русские, сможем отличить валдайца от скобаря или уральца от курянина? Я не отважусь. А ты отличишь татарина из Бугульмы от татарина из Мензелинска?

Я спросил, действительно ли эвены выше чукчей в культурном развитии? Мои собеседницы рассмеялись. Никто не выше и не ниже. Оба народа великие труженики и, чтобы выжить, всю жизнь занимаются оленеводством и охотой. У чукчей яранга, у эвенов чум или юрта; у чукчей одежда более строгая, приспособленная, практичная; у эвенов, особенно у женщин, она отличается художественным изыском: орнаментом из красных, черных и синих лоскутков, украшениями из разноцветного бисера, а также серебряными пластинками, бляшками, колокольчиками или монетами. Передники (или фартуки) эвенок главная достопримечательность. Женщина, бывало, расшивала его всю жизнь, и такой передник предмет особого внимания коллекционеров. Стоимость иного доходит до тысячи долларов и выше.

Я познакомился с чукчей, бывшим оленеводом, и эта встреча произвела на меня гнетущее впечатление. Представляешь, он не помнит, когда в последний раз ел куриные яйца! Я рассказал об этом Наде и Лиде, но они не удивились. Говорят, и не такое возможно.

Лида рассказала об Анюйском совхозе, который преобразовали в фермерское хозяйство, никого о том не спросив. Оленеводы работали-работали, вдруг им сообщили, что отныне они трудятся на ферме. Руководство оставили за собой, а ответственность за стадо переложили на оленеводов. Хотя знают, что поодиночке пастухам не выжить. Теперь, когда фермерские хозяйства развалились, олени исчезли, а пастухи покинули тундру, начальство спохватилось. Решили вновь всех согнать в совхоз.

Только уже некого сгонять и нечего пасти. Осталось не более тысячи оленей. Это ничто. А оставшиеся оленеводы по пять лет не видят ни денег, ни даже хлеба.

Сама Лида получает тысячу рублей в месяц и тем спасается. А многие живут лишь на пособие, которое, впрочем, уже год не выплачивают. Она говорит, что и рыбы в реках не стало. Вроде бы она поднялась в верховье и больше не спускается. Возможно, ее переловили, а может, отравили. На вопрос: «Как люди живут?» эвенка отвечает известной формулой: «Хочешь жить умей вертеться». Маленькая, щупленькая, по-детски наивная, и вдруг эта поговорка, скорее советская, чем русская.

Знает ли начальство о столь бедственном положении?

Собеседницы убеждены, что все от него и исходит. Они стали рассказывать о каких-то средствах, выделяемых государством на развитие оленеводства и на поддержание жизни в национальных селах, о том, что деньги эти разворовываются, что начальство за их счет обогащается, и от этого у всех ностальгия по советским временам, когда в оленеводстве был порядок, а у населения достаток. Сейчас эвены и чукчи беззащитны и бессильны.

Надя и Лида считают, что они вымирают. Возросли заболевания туберкулезом, который уже вроде бы победили. И русские, не успевшие выехать, тоже заболевают. Здоровых детей почти нет.

Лида говорит, что они приходят в садик и первое время не могут ничего есть, кроме хлеба. Дали как-то на праздник яички, а дети спрашивают: «Что это за мячики?» Слава Богу, в садике налажено питание, в том числе и молочными продуктами. Разумеется, из сухого молока. Кроме того, есть сухие овощи. Старается, как может, сельская администрация.

Но почему же оленеводы не возмущаются, почему не постоят за себя?

Надя отвечает, что оленеводы трудяги и вообще не склонны к пустым разговорам. По её словам, на Чукотке нужны не только оленеводы, охотники и рыбаки. Нужны свои шофера, авиаторы, шахтеры, строители, врачи, учителя словом, специалисты, владеющие всеми необходимыми профессиями, чтобы не возить их с материка за большие деньги. Чукча или эвен не станет тащить за собой контейнер. «Нам не нужны на материке дома или квартиры, говорит Надя. Мы уезжать не собираемся. Здесь наш дом, наша родина, наши предки, наши семьи, и, даже если с голоду будем помирать, не уедем. Нам только надо помочь обрести профессии. Оленевод уходит из тундры и куда идет? Кочегаром в лучшем случае. Потом спивается и гибнет.

Они ведь не знают, как жить без тундры».

Надежда рассказала, что некоторые эвены и чукчи обзавелись огородами и даже смогли вырастить капусту. Невероятно, но наше государство и не на такое сподвигнет, у нас и «на Марсе будут яблони цвести».

Мы заманили сюда врачей, учителей, шоферов, летчиков, шахтеров, а коренные жители как были, так и остались оленеводами, охотниками и рыбаками. Большинство приезжих Чукотку покинули, и оказалось, что эта земля, кроме северных народов, никому не нужна. Мы ведем себя здесь как временщики, а от временщиков какой прок?

Случается, что временщики, прожив на Чукотке и уехав на материк, пишут затем слезные письма. Надя говорит, что её друзья – русские – нигде не могут прижиться. И дома есть, и садовые участки, и машины, а жить не могут. Жалуются на то, что «люди какие-то не те».

Я здесь чувствую себя спокойно, безопасно. Честно говоря, устал от того, что человек человеку волк, что столица город мертвых душ. Но для моих собеседниц Билибино в сравнении с Анюйском – что для меня Москва. В далеких поселках отношения между людьми лучше и чище.

Пока мы разговаривали, участники вечера пили чай, плясали, пели. Организаторы устроили викторину наподобие «Поля чудес», но главное, все от стариков до самых маленьких веселились. Они, включая летчика-подполковника, словно дети, радовались тому, что я их фотографирую, послушно выстраивались для снимка и особенно хотели, чтобы я запечатлел детвору. А как прихорашивались старушки, каждая из которых настоящий клад! С ними можно разговаривать бесконечно. Они прожили жизнь в тундре, рожали и воспитывали детей, пасли оленей вместе с отцами, мужьями и братьями, каждая мастерица по шитью и рукоделию, ас в приготовлении пищи, искусный целитель и учитель, знаток древних преданий, обычаев, устоев, традиций.

Женщина в тундре особая тема...

Надя договорилась о моей встрече с пожилой чукчанкой.

Говорит, она личность легендарная. Ей больше восьмидесяти, и почти всю жизнь прожила в тундре. К тому же у нее муж русский. Она родила от него восьмерых детей!

...Там же была и эвеночка, лет пятнадцати... С такой пройдешь по Москве все будут оглядываться. Да и по Казани, которая щедра на экзотику, я бы с нею прогулялся: от Университета до Кремля. Белый Кремль на фоне синего неба всегда меня восхищал.

P.S. Продолжаю письмо и для этого даже вскрыл конверт.

На следующий день ко мне зашли Надя с Лидой и принесли небольшую турочку. Слушая их рассказы о жизни в тундре, я пожаловался на то, что мне, несчастному, не в чем варить кофе, а они не пропустили мимо ушей...

Поскольку Надя родом из Анюйска и всех там знает, я взял телефонный справочник района за 1983 год и попросил назвать, кого из абонентов уже нет в Анюйске. Она без труда это сделала.

Я отмечал, а Надя, глядя на список, ровным голосом произносила: «Этого нет... Этого нет... Этого нет...» Из ста четырнадцати абонентов остались лишь двадцать семь! Почти ничего не сохранилось и от солидной инфраструктуры поселка, который до появления Билибино был районным центром, а сам район назывался Восточно-Тундровским.

__________________________________

УСТРОЙСТВО ЭВЕНСКОЙ ЮРТЫ

«Мужчины приносили четыре длинные жерди, ставили их наклонно, чтобы они сходились между собой вершинами. Получался остов юрты (халкамча). К двум опорным жердям остова над местом очага (в центре жилища) на определенной высоте горизонтально привязывали небольшую жердь (екэтэн) для подвешивания котла, чайника. В основе юрты делалась загородь из вертикальных палок (чора) одинаковой длины. Каждые три палки связывались между собой ремешком, пропущенным в отверстия на концах палок. Две из них свободными концами упирались в землю в виде треугольника, третья накладывалась поперечно на следующие две палки. Таким образом ряд острых треугольников, стоящих друг от друга на некотором расстоянии, составлял каркас стены. Таких треугольников ставили столько, сколько нужно для предполагаемого размера юрты. К поперечным жердям прикрепляли длинные жерди (хяранг), концы которых сверху образовывали конус с дымовым отверстием. Летом остов юрты покрывали ровдугой, в три ряда, один над другим, зимой шкурой оленя мехом внутрь.

Имелся специальный вход в юрту дверь (уркэ), которая покрывалась ровдугой или шкурой. Иногда в юрте имелись два противоположных входа это зависело от количества хозяек в данном жилище. При этом по полу прокладывались две тонкие жерди, которые отделяли одну семью от другой, а очаг от жилых мест, расположенных по бокам от него. Пол устилали мелкими ветками стланика или лиственницы, а поверх них настилали невыделанные шкуры оленя.

При вселении в юрту старались сохранить традиционный порядок в размещении вещей. Первый с левой стороны от входа угол, а иногда и правый, был занят кухонными предметами. Это хозяйственный угол. В нем располагали утварь: деревянный столик на низких ножках, медные чайники и котлы, деревянные блюда и костяные ложки, ножи, железные крючки для вытаскивания мяса, деревянный футляр с чашками и другие предметы. Около постели (у женского угла) лежали сумки с рукодельными принадлежностями, скребки для выделки шкур и доска для кройки шкуры.

С правой стороны от двери находились вьючные сумы (мунгэрэ) с одеждой и продуктами, охотничье снаряжение, а около стенок юрты клали свернутую постель из прямоугольных мешков, сшитых из шкуры оленя мехом внутрь, одеяла из шкуры медведя или зайца; устанавливали пологи из ровдуги, тут же ставили люльку.

К жердям стенок вешали самодельный календарь, иконку, сумку со стружками, заменявшими полотенце, сумки с мелкими рукодельными принадлежностями.

Иногда сумы из камуса с продуктами и одеждой складывали на улице около юрты и покрывали их шкурами.

Тут же у входа оставляли лыжи, оленью упряжь и другой инвентарь.

Каждый член семьи имел свое определенное место для сидения в жилище: женщина около хозяйственного угла, мужчина в передней части юрты, а гостям предлагались самые почетные места, обычно между хозяевами».

Краеведческие записки. Выпуск IV.

Магадан, 1962, с.121-123

СООБЩЕНИЕ О РАБОТЕ III СЪЕЗДА СОВЕТОВ

СЕВЕРО-ЭВЕНСКОГО РАЙОНА

5 октября 1936 г.

На далеком Севере открылся III съезд Советов СевероЭвенского района. За последние 2 года район добился крупных успехов в своей работе. Вымиравший при царизме народ при Советской власти зажил полной жизнью. Коренное население увеличилось на 4,9%. Оленье поголовье возросло на 1360 голов 32%. План путины в 1936 г. Выполнен на 120%, по пушнине на 100%. Заработок колхозников поднялся до 9400 руб. В национальных центрах выстроены 3 хорошие школы, фельдшерский пункт и 27 жилых колхозных домов. На каждом пункте построены магазин, пекарня и баня. Колхозники освоили производство кирпича, финской стружки и овладели техникой строительства. Кочевое население переходит на оседлую жизнь. Дети школьного возраста все охвачены школой. Веселее и радостнее стали жить колхозники, окруженные повседневной заботой партии и правительства. Вот почему эвены, якуты и другие представители народов Севера, собравшись на съезд, пишут руководителям Дальнего Востока т.Лаврентьеву, Крутову: "Воодушевленные проектом новой Конституции, делегаты съезда Советов заверяют вас, что и в дальнейшем неустанно будут бороться с удвоенной силой за выполнение плана, а также за выполнение возложенных партией и правительством перед Дальстроем задач по освоению Колымского края.

Да здравствует Советский Союз!

Да здравствует Коммунистическая партия большевиков!»

«Красный маяк», 1936г., 5 октября О Б Р А Щ Е Н И Е!

Мы, представители коренных народов Севера, проживающие в г.Билибино, с.Омолон, с.Кепервеем, с.Илирней, с.Островное, отделении Кайэттын, в преддверии выборов главы администрации нашего района пришли к выводу, что сегодня в России малочисленные коренные народы Севера находятся на грани крайней нищеты. Безработица захлестнула аборигенов, оленеводство по всему Северу в полном упадке. Медицинское обслуживание, образование доведены до минимального уровня. Национальная культура народов Севера не имеет государственной поддержки.

Эти беды всего российского народа коснулись особенно жителей нашего района, в том числе и тех, кто родился и вырос в нем...

–  –  –

Уже неделя, как я на Чукотке.

Быт у меня вполне приличный, и ничего страшного, к чему меня готовили, здесь нет. Живу в двухкомнатной квартире, в которой все то же, что и дома. Имеется большая кровать и раздвижной диван, но я предпочитаю спальный мешок, чтобы хоть в чёмто было отличие от Москвы.

Здесь полярная ночь. Вместо обычного дня этакие сумерки, которые длятся не больше двух часов. Затем снова темнеет. Красоту этих сумерек ни передать, ни пересказать. Ее надо видеть.

Постоянная ночь, быть может, кого-то угнетает, но только не меня. Солнце искуситель. Его лучи мешают, отвлекают, куда-то зовут, грозят лишить разума и делают безвольным. При солнечном свете трудно писать. Для работы нужны ночь, сумерки, мрачная погода. В этом смысле лучше Севера нет ничего.

Считается, будто Пушкин любил осень и не жаловал весну. Я с этим не спорил, имея в виду его буквальные высказывания. Тем более что осень и сам люблю. Но со временем меня озадачила эта определенность. Как это Пушкин мог не любить весну? Как можно не любить время, пробуждающее чувства, эмоции, умножающее восприимчивость и чувственность? Как остаться равнодушным к тем дням, часам и минутам, когда готова раскрыться душа и мы становимся беззащитными перед тем, что находится за гранью разума и рациональности? В этот период все ищут друг друга и часто находят. Весна дарит если не счастье, то радость от новой встречи. Невольно, даже не замечая, мы движемся к ней, потому что и нас, еще ни о чем не подозревающих, тоже кто-то ищет. И если не осталось у нас надежды и мы простились с иллюзиями, очерствели и обессердечили, то кто-то, быть может, еще не пропал и, нечаянно явившись, вдруг спасет нас!

Но что принесет с собой эта ожидаемая встреча? Не новую ли любовь и не еще ли одну надежду на то, что всё ещё называют «человеческим счастьем»? Скорее всего, новые страдания, душевное беспокойство с бессонными ночами и печальными, хмурыми днями...

–  –  –

Неправда, что Пушкин не любил весну. Он её ждал и... боялся. Страшился своих чувств, новых страданий и нового горя неизменного спутника любви. И страх этот с годами только увеличивался, вместе с опасениями грядущей весны. Пушкин старался скрывать страх и этот безобидный набросок тщательно переработал, прежде чем включил в «Евгения Онегина». А последние две строки и вовсе убрал.

В этих дилеммах лучше других разобрался Пруст:

«Пожалуй, можно сказать, что произведения, подобно воде в артезианском колодце, поднимаются тем выше, чем глубже в сердце проникает страдание. [...] И все-таки, раз уж кто-то так нескладно устроен (похоже, природа отвела эту роль мужчине), что не может любить, не страдая, и, чтобы познать истину, ему просто необходимо страдать, жизнь такого человека в конце концов становится несносной. Годы счастья потерянные годы, для работы надо дождаться страданий. Мысль о неизбежных страданиях неразрывно связана с мыслью о работе, и всякий раз мы не можем без страха думать о муках, которые придется вынести прежде, чем родится замысел нового произведения. А когда осознаешь, что страдание и есть лучшее, что предлагает нам жизнь, о смерти думаешь без ужаса, как об освобождении».

Был ли еще кто-то так «нескладно устроен», как наш Александр Сергеевич? И, зная о его страданиях, особенно в последние годы, представляя одиноким, мечущимся по заснеженному Петербургу или скитающимся по слякотным дорогам России, о смерти его думаешь как об избавлении.

Быть может, на Крайний Север бежали от несчастья и от новых страданий? Здесь меньше соблазнов и не много искушений, а те, что случаются, легче преодолеть. И сам Пушкин незадолго до гибели не замышлял ли отправиться в эти края? Не потому ли перечитывал книгу о Камчатке и писал заметки о ней? В Париж и Европу было нельзя, так он думал об Азии... Во всяком случае, географическое название Анадырь упоминается у Пушкина 26 раз!

...Но я отвлекся.

О своем плане найти первого младенца двухтысячного года никому не говорю. Не знаю, как это будет воспринято. Как только освоился, пошел в роддом. Он находится при районной больнице. Мои вопросы к акушерке настолько её насторожили, что она третий день избегает встречи. После безуспешных попыток войти к ней в доверие я был вынужден искать понимание у главного врача. С неё-то и надо было начинать, не нарушая субординацию, которая в подобных учреждениях соблюдается свято.

Главврачом Билибинского района быть хлопотно, но красиво. Мимо сугробов и сосенок Ирина Александровна идет в роскошной шубе до пят, в богатой шапке, и только слышится отовсюду: «Здрасте!.. Здрасте!..» Судя по всему, в районной больнице демократия в легкой форме, в зародыше, и, надеюсь, не разовьется. Иначе нельзя. Сама Ирина Александровна выглядит безупречно, одета строго и со вкусом, ее кабинет оформлен в соответствии с хозяйкой, на стенах несколько живописных картин с видами Чукотки, а в приемной сидит такая секретарша, что, если главврач долго не принимает, грех роптать.

Ирина Александровна приняла меня, я открыл ей тайну приезда, и она мигом разобралась во всем, что мне нужно.

Как выяснилось, младенца давно ждут. Все знают, что Чукотка первой встречает Новый год, а значит, есть шанс, что именно здесь появится на свет первый человек грядущего века.

И хотя Билибино находится вдали от Берингова пролива, часовой разницы нет, и, если здесь родится ребенок в первые минуты двухтысячного года, Билибино войдет в историю. Ожидания эти закреплены не только эмоциями и амбициями, но и специальным приказом губернатора. А что такое приказ российского губернатора, европейцам не понять. Этот приказ не обязательно выполнять, но не чтить его, не вывешивать на стенды и не руководствоваться им (поймешь ли значение этого слова?) нельзя.

Я попросил Ирину Александровну показать этот исторический документ. Главный врач вызвала секретаршу, и та спустя несколько минут принесла его копию, которую я прилагаю к письму. Отнеси его в Лувр.

Между тем Ирина Александровна пригласила двух акушерок опытную, с тридцатипятилетним стажем, Галину Алексеевну (которая избегала встречи со мной) и совсем молоденькую Светлану, а также врача-педиатра Юрия Корнеевича. Получив высокий статус, я мог расспрашивать врачей о чем угодно. Вот что я выяснил.

Насчет первого ребенка (его здесь называют «Младенецакушеры осведомлены и не удивятся, если он появится на свет при их участии. Сейчас в больнице три роженицы, которые могут родить под Новый год. Но сказать, что в ночь на первое января это действительно произойдет, врачи не возьмутся. Сроки, в которые ребенок может появиться на свет, от 38 до 42 недель. Они знают о приказе губернатора, но и без этого фиксируется точное время рождения каждого ребенка. Если это случится в ноль часов тридцать семь минут в журнале так и отметят. Роды принимают акушер-гинеколог совместно с врачомпедиатром. Но еще задолго до этого педиатр и терапевт организуют охрану будущего ребенка: осматривают роженицу, изучают ее состояние – словом, доводят до родов. А после родов долго ухаживают за матерью и ребенком.

Обращаясь к опытной Галине Алексеевне, я спросил, не может ли ребенок родиться в отдаленной тундре, без ведома врачей, не замеченный никем, так что мы не узнаем точного времени его появления на свет.

Галина Алексеевна сказала, что такое, к сожалению, случиться может. Некоторые женщины работают в оленеводческих бригадах готовят еду, кормят, шьют, убирают, рожают, воспитывают детей, ведут хозяйство, никуда из тундры не выезжают, и поэтому врачи не всегда могут знать, есть ли среди них беременные. Врачам лишь могут сообщить по рации, что где-то на берегах Анюя или Омолона родился ребенок. После этого они вылетают в тундру, забирают мать вместе с новорожденным, привозят в районную больницу, осматривают и, если надо, лечат.

Время появления на свет такого ребенка точно никто не фиксирует, а о приказе губернатора в оленеводческих бригадах вряд ли осведомлены.

Итак, есть вероятность, что первый младенец родится и о том никто не узнает. Мы узнаем лишь о том ребенке, которого с точностью зафиксируем. И чествовать будем его, в то время как настоящий первенец века будет беззаботно спать в яранге, укутанный в пыжиковые шкуры, не подозревая, кто он.

Мне казалось, чем глуше местность, тем вероятнее родиться незамеченным. Но все наоборот. Чем крупнее город, тем больше неучтенных детей. Здесь врачи бегают за каждой беременной, буквально выцарапывая их из поселков. За ними посылают дорогостоящий вертолет, ради них вылетают врачи, привозят в районную больницу, где благополучно доводят до родов.

Это объясняется тем, что врачам строго наказано следить за численностью коренного населения. Существует приказ, давно изданный, но не отмененный, по которому беременную чукчанку или эвенку обязаны госпитализировать, обследовать и подлечить.

Как выражается Юрий Корнеевич: «Коренная женщина должна идти в роды оздоровленной».

Как правило, женщины, работающие в тундре, не становятся на учет и от обследования отказываются. Не каждая соглашается оставить хозяйство и детей на длительное время, тем более если муж оленевод и почти всегда в отлучке. Кроме того, женщины нередко пьют, и случалось, ребенка буквально спасали от матери. Всякое бывало... Однажды сообщили по рации, что в тундре у роженицы начались судорожные припадки. Срочно организовали вертолет. Ирина Александровна и Светлана вылетели в Омолон это как от Москвы до Нижнего Новгорода. Когда прилетели, женщина была уже без сознания. Ее доставили в Билибино. Прооперировали. У нее не сокращалась матка, не сворачивалась кровь... Женщину спасли, и, к счастью, остался жив ребенок! Галина Алексеевна до сих пор удивляется, как не отслоилось «детское место». (Во Франции и России по-всякому зачинают и по-разному рожают, но плод вынашивают в одном и том же «детском месте».) И это лишь один случай, когда спасли мать и ребенка, а таких примеров множество. Их подлечивают, сажают на вертолет и отправляют обратно в тундру. Обычно у этих рожениц нет ни одеяла, ни пеленок – нет ничего, во что можно завернуть ребенка. Все это им выдается за счет больницы или из того, что приносят билибинцы.

Сейчас коренное население рожает больше, чем приезжие.

Точнее, приезжие стали рожать меньше. Это происходит по разным причинам, из которых холод не главная. По словам Юрия Корнеевича, здесь малый процент кислорода. Влияет и северное сияние, безобидное, на первый взгляд, но от которого многим становится дурно. Вдобавок в это время не работает связь, плохо показывает телевизор и не ловятся радиоволны. Часто болит голова от перепадов давления и от резкого колебания температур.

Сказывается на здоровье плохое питание, отсутствие витаминов, фруктов и овощей.

Но меня все-таки больше интересовало: возможны ли в тундре роды, о которых вовремя не узнают врачи? Ведь тогда они не смогут установить точное время появления ребенка. Судя по всему, такое возможно, и опытная акушерка это подтвердила. Однако затем врачи стали утверждать, что подобные роды сейчас исключены. В каждой бригаде имеется рация, по которой оленеводы даже из самых отдаленных кочевий могут связаться с районом, и, случись что, тем более роды, уже через полчаса врачи об этом узнают, и в тундру вылетит вертолет.

«А если нет топлива?» спрашиваю.

«Такого не бывает!» отвечают дружно.

«А если непогода?»

Но врачи утверждают, что нелетной погоды для санавиации нет. Если жизнь в опасности выполняется спецрейс «двадевять-один». Это значит, летчики подбираются самые опытные, способные вылететь в любую погоду.

Я засомневался: не случится ли подтасовка в связи с приказом губернатора? Не припишут ли акушеры первенство «своему» ребенку?

Мои собеседники ответили, что подобное исключено.

Мы условились поддерживать связь, и, если в Билибино родится ребенок в течение первого часа после Нового года, они мне подробно обо всем расскажут по телефону. Вернуться сюда я вряд ли смогу.

Так обстоят мои дела, и о том, как они буду развиваться, напишу.

__________________________________

Администрация Чукотского автономного округа Департамент здравоохранения автономного округа ПРИКАЗ

–  –  –

О рождении ребенка 2000 года в Чукотском автономном округе.

В соответствии с распоряжением Губернатора Чукотского автономного округа от 16.02.99 N35-РЗ «О мероприятиях начала третьего тысячелетия»

П Р И К А З Ы В А Ю:

1. Главным врачам Чукотской окружной больницы (Уманов В.М.), Анадырской муниципальной поликлиники (Фомина Н.Г.) и районов:

1.1. Установить количество беременных женщин, состоящих на учете в женских консультациях и ожидающих ориентировочно рождение ребенка 1 января 2000 года.

1.2. При рождении доношенного ребенка установить точное время в часах, минутах, секундах на 1 января 2000 года и представить информацию в Департамент здравоохранения ЧАО и Администрацию округа немедленно (тел. дом. Маркив В.М. Петренко Э.П. 2-45-93; тел. деж. Администрации 2-43-34).

1.3. Руководствоваться информационным письмом Управления охраны здоровья матери и ребенка Минздрава России от

17.0699 г. N2510/6690-99-32 «О стандарте нормальных родов».

По определению ВОЗ, «нормальные роды» это спонтанные роды при сроке беременности 37-42 недели в головном предлежании с низким риском начала и течения всего родового процесса.

После родов мать и ребенок находятся в хорошем состоянии:

для матери этот период завершается благополучным отделением плаценты и хорошим состоянием в течение 2-х часов после родов;

для ребенка этот период завершается первичной обработкой и передачей его под наблюдение неонатолога или детской медицинской сестры. Оценка по шкале Апгар на 1-й и 5-й минутах должна соответствовать 7 баллам и более.

1.4. При определении критериев доношенности руководствоваться приказом МЗ РФ - постановлением ГК РФ по статистике от 04.12.92 г. N318/190 «О переходе на рекомендованные ВОЗ критерии живорождения и мертворождения».

1.5. При подаче информации в Департамент зравоохранения

ЧАО о рождении ребенка указать:

1.5.1. Фамилию, имя, отчество, паспортный возраст матери, отца.

1.5.2. Место жительства родителей с указанием сведений о прописке в Чукотском автономном округе.

1.5.3. Пол ребенка, точное время рождения, вес, рост.

1.6. Выслать историю родов в Департамент здравоохранения ЧАО до 04.01.2000 г.

1.7. Ответственными за подачу своевременной и достоверной информации о рождении ребенка 2000 г. Назначить главных врачей и неонатологов больниц.

2. Заместителю начальника Департамента (Маркив В.М.) установить дежурство по Департаменту на 01.01.2000 г. для получения информации о рождении ребенка 2000 г.

3. Провести с 6.01.2000 г. заседание комиссии под моим руководством для обработки поступившей в ДЗО ЧАО инормации о рождении ребенка 2000 г.

В состав комиссии включить: заместителя начальника (Маркив В.М.); главного эксперта-врача (Петренко Э.П.) и главного специалиста Департамента (Котыт Э.В.).

4. Контроль за выполнением настоящего приказа оставляю за собой.

И.о. начальника Департамента здравоохранения Г.Ю.Гудимов

ВСЕ МЫ НАЧИНАЕМ С КОЛЫБЕЛИ

Колыбель эвенов по-эвенски «бэбэ»

предмет, имеющий длительную историю. Модель такой колыбели, найденной археологами на Амуре, свидетельство того, что тунгусские племена, предки эвенов и эвенков, заселили бассейн Амура уже около 2000 лет назад. Основа колыбели два деревянных короба, выгнутых из досок и скрепленных под углом друг к другу. Деревянная конструкция покрыта чехлом из ровдуги оленьей замши. В такой колыбели ребенку тепло и уютно в любую погоду, колыбель очень удобна при перекочевках на оленях. Такая эвенская колыбель, изготовленная около 100 лет назад, хранится в фондах Магаданского краеведческого музея. Нет-нет да и удается увидеть такие же в оленеводческих бригадах или в поселке, но очень редко.

И вот в Анюйске, когда я был в гостях у Марии Филипповны Поповой, хозяйка показала мне настоящую эвенскую колыбель. К верхней части колыбели подвешена горизонтально палочка, отделанная узором из литого олова точно так раньше эвены отделывали рукоятки ножей.

«Это игрушка для ребенка», объяснили мне.

Такая есть у каждой колыбели-бэбэ...»

–  –  –

Привет, Веро!

Надеясь на Божию помощь, я предусматриваю и «страховочные» варианты. На то, чтобы искать младенца в Магадане или на Камчатке, не хватит ни сил, ни времени, ни денег. Поэтому я стараюсь разузнать, могут ли произойти роды в тундре. В этом случае я обойдусь без помощи чукотских мамаш и «рожу» ребенка в своем воображении...

Сегодня долго разговаривал с врачом Валерием Михайловичем. Мы познакомились в библиотеке, но затем случайно встретились у дома, и он пригласил меня в гости. Живет Валерий Михайлович один в трехкомнатной квартире, которая больше походит на мастерскую художника. Стены увешаны картинами, в основном летними пейзажами Чукотки. (Скорее всего, именно его работы я видел в кабинете главного врача.) Развешены чучела птиц и животных, по углам расставлены извилистые коряги, корни и пеньки, в которых можно опознать лешего, Бабу-ягу и шамана.

Много поделок из костей китового позвоночника, симметричность которых позволяет разгуляться воображению. Повсюду домашние растения и камни, которые за многие годы насобирал Валерий Михайлович. Поскольку большую часть жизни он проработал врачом, я надеялся разузнать о родах в тундре. В свои замыслы я Валерия Михайловича не посвящал, но он и без этого начал рассказывать о здравоохранении.

На Чукотке, которая ещё недавно входила в состав Магаданской области, ситуация с туберкулезом была чудовищной.

Страдало в основном коренное население, образ жизни которого способствовал его распространению.

В яранге живут нос к носу:

заболел один сразу заболевает вся семья. Туберкулез распространяется быстро, а лечить его трудно. В начале шестидесятых, когда Валерий Михайлович только приехал на Чукотку, заболеваемость была в десятки, в сотни раз выше, чем в центральных районах. Именно тогда появилась противотуберкулезная служба.

Были созданы диспансеры и организованы медицинские отряды, которые ездили в тундру к оленеводам, проверяли их и, если обнаруживали больных, вывозили их в центральные усадьбы, где были развернуты медицинские пункты. (Усадьба это нечто вроде метрополии, от которой работают кочующие по тундре оленеводы.) Затем больных доставляли в район, обследовали, лечили, а при необходимости отправляли в Магадан или даже в Москву. Врачи, в числе которых был и Валерий Михайлович, ездили по селам и бригадам, выявляли больных, лечили. Не было уголка, где бы не провели рентгеносмотр. За сорок лет Валерий Михайлович изъездил весь район. Было вложено столько сил и средств, что туберкулез заглушили, задавили, и решающую роль сыграли антитуберкулезные прививки детям, среди которых заболеваемость была поголовной, и они часто умирали.

За последние три десятилетия произошла смена поколений.

Старики отошли в иной мир. Большинство больных вылечили, и в конце концов результаты на Чукотке стали даже лучше, чем в остальной России. В 1997 году в районе не было выявлено ни одного больного: ни среди коренного населения, ни среди приезжих. В 1998 году туберкулезом заболел всего один человек. Но главное: за последние семь лет этой болезнью не отмечен ни один ребенок! Об этом Валерий Михайлович говорил с гордостью, добавив, что по всему евро-азиатскому континенту заболевоемость туберкулезом была меньшей только в княжестве Монако...

Все-таки удивительная у нас страна! Сколько хлопот, средств, какие задействованы ресурсы, сколько кадров (и каких!) было привлечено к лечению оленеводов и охотников в далекой Магаданской области, в недоступной чукотской тундре! Вместе с тем на то, чтобы уничтожать и подавлять, запрещать и высылать в тот же Магаданский край, работали тысячи и десятки тысяч граждан в погонах, классных специалистов в штатском и тратились огромные деньги...

Я все ждал, когда Валерий Михайлович расскажет о рождаемости, а он стал вспоминать коллег. Упомянул Бориса Потаповича Бутенко из Чаунского района, отдавшего всю жизнь борьбе с туберкулезом; вспомнил Юрия Владимировича Булгакова, начальника медотряда в Билибинском районе, затем ставшего главным врачом Чукотского района, потом главным окружным врачом в Анадыре; рассказал об Александре Григорьевиче Вольфсоне, работавшем в свое время в Омолоне. Вольфсон ездил по самым отдаленным уголкам тундры, в любую погоду, не щадил сил, выявляя туберкулез. Затем он возглавлял лабораторию биологических проблем в Анадыре. Там же и умер... Много среди врачей настоящих подвижников, для которых не было ничего важнее здоровья людей. А сколько было медработников среднего звена! Они приезжали на Чукотку, отрабатывали несколько лет и уезжали. Валерий Михайлович уверен, что работали они не ради денег, званий или наград. И не потому честно трудились, что дали клятву Гиппократа, и не из-за того, что были религиозны или набожны. Работали, потому что были честными и совестливыми. Кто сегодня оценит их труд, измерит вклад, наконец, кто хотя бы вспомнит?

Валерий Михайлович поделился, что за всю жизнь не встречал работника более ответственного, добросовестного и бескорыстного, чем Мария Ивановна Кузишина. Никто лучше нее не знал, как лечить детей, и на всей Чукотке противотуберкулезную работу грамотнее, чем она, никто не вел. Даже профессора ей в этом уступят. Мария Ивановна тридцать четыре года проработала на золотопромышленном участке Алискерово и за эти годы сделала несколько тысяч антитуберкулезных прививок.

Сколько детей могли заболеть, но были спасены! Сейчас они уже взрослые, крепкие и сильные, разбрелись по стране и миру.

Вспоминают ли о Марии Ивановне? А какая польза стране!

Сколько золота добыла она тем, что спасала золотодобытчиков от верной гибели! А ведь она всего-навсего скромная медсестра, всю жизнь проработавшая в глухом и далеком, ныне закрытом и безжизненном поселке. И... до сих пор работает. Теперь в Билибино. Зарплата её неизвестно, чего больше: смешная или позорная? Треть прожиточного минимума! Так ведь и этот мизер не выплачивают вовремя. Мария Ивановна ходит в магазин лишь за хлебом, потому что на остальные продукты этот великий врач, спаситель и охранитель Севера может только смотреть через стекло витрины…...Мы справедливо чтим мертвых, тех, кто ценою собственной жизни спас, уберег, защитил. Возлагая цветы на могилы, стоим в безмолвии, склонив голову, или произносим слова благодарности, обращенные к праху. Что же мы не чтим тех, кто, отдав нам жизнь, все еще остается среди нас? Неужели такой подвиг менее значителен и не достоин нашего преклонения и благодарности? Почему, прежде чем произнести «Совершилось!», нужно взойти на Голгофу?..

Валерий Михайлович говорит без злобы и без тени претензий. Лишь горький укор слышится в его тихом голосе. Он вспоминает, что на каждом участке трудились и продолжают трудиться такие же скромные женщины. Закрыли поселок Встречный, а там много лет проработала великолепный работник Мадина Гаязова. В Анюйске Марина Мыцик, в Мандриково Любовь Алексеевна Колпикова. Сейчас они уходят. Кто на пенсию, кто из жизни. Уходят молча, с поникшей головой. Проработав всю жизнь и отдав её без остатка, сами остались ни с чем.

Валерий Михайлович называет мне, заезжему, незнакомому человеку, дорогие для себя имена.

Но что я могу сделать, чем помочь? Неужели и во Франции так? Есть ли еще народ, который оставил своих стариков один на один с бедой и упреком:

«Это вы нас такими воспитали»?

Как только Валерий Михайлович заговорил о детях, я спросил: может ли в тундре родиться ребенок и чтобы никто об этом не узнал?

Он ответил, что непосредственного участия в родах не принимал, но, бывало, спасал женщин от послеродового кровотечения и последствий криминальных абортов, когда аборт делали не врачи, а какие-то доброхоты, прямо в тундре. Были случаи, закончившиеся трагически. Сейчас женщин в тундре не много, а те, что там живут, состоят на учете. Рожать их вывозят в район.

В особых случаях они могут родить в сельской больнице, но это бывает редко. По словам Валерия Михайловича, коренные женщины уже приучены рожать в родильных домах, и он не припомнит случая, чтобы чукчанка родила в тундре.

Я спрашивал: можно ли вообще здесь жить? Многие жалуются на климат, на нехватку кислорода, хотя мне здесь дышится легко. Говорят также о воздействии электромагнитных бурь, но у меня и намека нет на головную боль. Зимой и весной москвичи беспрестанно болеют гриппом, а я пребываю в Билибино уже вторую неделю и ни разу не чихнул. Нет ли надуманного в этих жалобах? Люди в стремлении уехать ищут оправдательные мотивы, и «климатический» не на последнем месте. То, что здесь холодно, факт. Что цены высокие тоже. Но опаснее всего «неподходящий климат». Тут уже ничего не поделаешь: надо уезжать.

Но Валерий Михайлович, прожив на Чукотке жизнь, считает рассуждения о плохом климате бредом. Он убежден, что воздух здесь во много раз чище, чем в Москве, СанктПетербурге или даже в Ялте. Если на какую-то сотую долю процента кислорода меньше, то организм приспосабливается, и мы этого не замечаем. Но здесь кислорода как раз-таки в десятки раз больше, чем в центральных районах России, а Билибино вообще оазис воздуха. В окрестностях нет ни одной трубы, ни одной газовой плиты, почти нет автотранспорта.

Я пожаловался на то, что постоянно хочу спать. Не объясняется ли это нехваткой кислорода?

Но Валерий Михайлович ответил, что спать хочется от его избытка. От нехватки не заснешь. Атомная станция избавляет билибинцев от угольной копоти, свойственной северным поселкам.

Нередко сюда приезжают с астмой и бронхитом, но, немного пожив, излечиваются и затем дышат легко. Здесь также нет аллергических растений, от которых многие мучаются. Валерий Михайлович привел в пример якутов, которые наряду с абхазами считаются долгожителями. Но если в Абхазии воздух, солнце, горы, чистая вода, то что же в Якутии? Полюс холода, а якуты долгожители! Это значит, что холод не является помехой для жизни. Напротив, организму холод полезен. Мы закаляемся, всегда пребываем в тонусе. В центральных районах порой не определишь: зима ли на дворе? В троллейбусах, трамваях и метро жарко. Вышел на воздух сырость. Готово! Человек заболел. А здесь сухой мороз, который выполняет роль стерилизатора. Палочки и микробы погибают. То же происходит и летом, когда круглые сутки светит солнце, дезинфицируя почву и воздух. Если инфекцию не завозить на Чукотке вообще болезней не будет.

Но тогда почему коренные жители Чукотки живут недолго в сравнении с якутами?

Валерий Михайлович считает, что все дело в питании. У якутов в рационе полный набор аминокислот, белков и всего прочего. Они переняли кухню у русских, казахов, бурятов. Из мяса у них идет в пищу олень, сохатый, свинина, говядина, конечно, конина, которую якуты ели всегда. Если дичь, то глухари, куропатки, утки, куры, которых они держат в домашних хозяйствах. А сколько видов рыбы у них водится! Хатыс (сибирский осетр), чир, омуль, муксун, нельма, хариус, таймень, пелядь... А что только они не делают из молока! Это когда-то якуты пили лишь кумыс. Теперь у них и творог, и масло, и сметана, и разные сыры. К тому же они научились готовить варенье из ягод, которых великое множество. Якуты приспособились даже выращивать капусту, картошку и морковь. Так что у них полный набор витаминов. А чукчи или эвены едят лишь оленину и хлеб. Изредка рыбу. Больше ничего в рационе нет. Оленина хорошее мясо, легко усвояемое, диетическое, вкусное, но бедное. Когда употребляешь только его, организм испытывает витаминное голодание. Ведь сам олень питается лишь ягелем.

Раньше на Чукотку чего только не завозили! Потом ограничились завозом алкоголя и табака. А ведь труд оленевода изнурительный, каторжный. Это круглогодичное, круглосуточное дежурство возле стада. Оленеводы иной раз и не спят. За сутки чаю попьют и то хорошо. Они и мерзнут, и промокают, а однообразное питание не восстанавливает организм. Оттого и стареют рано. Русские в деревнях тоже сейчас живут недолго.

Особенно мужчины.

Валерий Михайлович к Чукотке прирос и в другом месте свою жизнь не представляет. Его картины, поделки, камни часть тундры, которую он любит и с которой не расстается даже в квартире. Кроме прочего, он ведет кружок детского рисунка и придает этой деятельности значение не меньшее, чем основной профессии. Его жизнь трудна, но небесплодна. Он не страдает психологией временщика, этим опасным заболеванием. Опасным, потому что временщик грезит о будущей жизни, относясь к текущей как к прологу. Но время бежит, и вскоре оказывается, что этот растянувшийся пролог и был настоящей жизнью, а ожидаемая «настоящая» всего лишь эпилог, часто бесплодный, никчемный и незавидный.

Валерий Михайлович и многие его коллеги здесь действительно жили. Они не заглядывались на календари, не сидели на чемоданах, а самозабвенно трудились. И продолжают трудиться.

Оттого нет в них горького чувства от бесплодного существования. Их жизнь продолжается, и это лучшее доказательство того, что на Чукотке она возможна. Не борьба за выживание, а сама жизнь: полноценная, насыщенная, интересная, переполненная чувствами и порывами, какую и в Париже не всякий устроит.

На этом заканчиваю. На днях должен встретиться с пожилой чукчанкой. Вот кто мне обо всем расскажет!

__________________________________

–  –  –

«Насколько успешно протекает процесс адаптации к неадекватным условиям среды, зависит не только от степени неадекватности условий среды и от исходного состояния здоровья адаптанта, но и от конституционногенетического типа данного человека. Известно, что существуют различные темпераменты людей, различные типы высшей нервной деятельности....Эти типы, видимо, выработались в процессе эволюции в связи с тем, что условия внешней среды изменялись по-разному. Если условия внешней среды изменяются очень сильно и быстро, то биосистема (человек) для того, чтобы выжить в этих условиях, должна обладать высоким запасом прочности. В таких условиях формировался один конституционногенетический тип, который В.П.Казначеев назвал "спринтерским". Если же условия внешней среды являются неадекватными, но они не меняются по существу длительное время, то биосистема (человек) должны иметь возможность длительное время (годы) в условиях напряжения поддерживать необходимые механизмы приспособления к этим условиям с тем, чтобы функционировать, повозможности, оптимально. Таких людей В.П.Казначеев назвал термином "стайер". Несомненно, имеются и другие типы, которые можно чисто условно назвать "смешанными". Для того чтобы успешно приспособиться, адаптироваться к условиям Крайнего Севера, которые будут в течение многих лет оставаться неадекватными, экстремальными, биосистема (человек) должна обладать свойствами "стайера". В.И.Хуснуллин склонен считать, что этими приспособляющимися к неадекватным условиям людьми являются те, у кого хорошо развито левое полушарие головного мозга (левши). Он настойчиво рекомендует развивать правое полушарие мозга, что позволило бы успешно адаптироваться к изменчивости погодных условий и условий внешней среды».

УТРАЧЕННЫЕ ИЛЛЮЗИИ

«Непосредственно перед окончанием не столь удачного, если не катастрофического, 1998 года "Коммерсантъ" опросил "свой ряд" на предмет встречи Нового года. Вот один из "рядовых" ответов:

"Новый год я обычно встречаю с семьей и друзьями за пределами России. Вот и в этом году большая компания моих друзей с детьми отправится туда, где солнце, море и тепло. Честно говоря, я еще не выбрала, наверное, это будут Канары, Эмираты или остров Святого Маврикия. Как всегда, это буду решать только в последний день. Я же существо теплолюбивое даже и не припомню, когда в последний раз встречала Новый год на родине".

Эти слова принадлежат не просто "новой русской" из анекдота, а известнейшему российскому политику, в недавнем прошлом депутату Госдумы, затем - полномочному министру. Короче, Ирине Хакамаде. Еще короче - "элите"...»

«Золотая Чукотка», N26, 30 июля, 1999 г.

ЗАКЛИНАНИЕ ЛЕЧЕБНОЙ МАГИИ

(Из книги В.Г.Тана-Богораза "Чукчи".) "Если я хочу вылечить человека от болезни, я превращаю его в землю, а сам превращаюсь в огромного медведя. Я сильный, я разрываю лапами землю и разбрасываю ее кругом. Потом кладу болезнь в дыру и снова крепко закрываю ее землей. Так я делаю человека здоровым."

–  –  –

Ночью никак не усну. Засыпаю под вечер, в полночь просыпаюсь и до утра бодрствую. Снотворное не помогает. Спасаюсь тем, что пишу письма...

Не знаю, как на остальной Чукотке, но в Билибино самые употребляемые слова «борт» и «материк». Они связаны с мечтой об отъезде и символизируют связь с цивилизацией. Здесь не скажут: «самолет». Будто такого слова не существует. Все, от шофера до библиотекаря, говорят: «борт». Слово это заботит каждого, так как бортом доставляются продукты, промтовары, почта, и самих билибинцев тоже доставляют в основном борты.

Можно зайти в магазин и, не обнаружив нужный товар, узнать от продавца, когда и каким бортом этот товар прибудет.

Жители Билибино внесли в свой язык некоторые военные слова оттого, что в какой-то степени ощущают себя живущими на взлетно-посадочной полосе. Так, технические работники космодрома владеют лексикой космонавтов, хотя сами в космос не летают. Употребление слова «борт» пока единственное, что меня здесь раздражает. Его невыносимо слышать из уст библиотекарей и учителей. Вместе с тем язык здесь достаточно богат, разнообразен и лишен канцелярита, которым разговаривают в столице, где через слово произносят «как бы», через два «в принципе», через три «так сказать» или «скажем так». Билибинцы не разговаривают пустотами, заменяющими язык, и не самоутверждаются с помощью наукообразных оборотов вроде «с одной стороны... с другой стороны...», «по большому счету...» и прочего, от чего пухнет голова. Разговорная речь здесь богата, потому что разноплеменно население.

Тут и украинцы, и белорусы, и татары, и другие национальности, да и сами русские из разных мест. Есть сибиряки, уральцы, малороссы, питерцы, москвичи... Все они привносят в местный лексикон колорит, словечки, понятия, выражения. Так что можно говорить об универсализме и взаимообогащении русского чукотского языка. Добавим к нему слова, заимствованные у коренных народов, получим подвижный, развивающийся язык, которому омертвение не грозит. Поэтому слово «борт», заимствованное у авиаторов, отнесем на счет такого развития.

Но если «борт» слово, то «материк» понятие.

Я выяснял, что означает «материк», но никто ничего определенного ответить не смог. Для одних это то конкретное место, откуда они прибыли и куда собираются вернуться, и им может быть любая точка на карте, за исключением Чукотки; для других «материк» это нечто абстрактное, не связанное с чем-то определенным; третьи называют «материком» лишь Москву, а кто-то считает, что он начинается уже с Магадана; для некоторых «материк» всего лишь место отдыха. Похоже, «материк» это и Брянск, и Кемерово, и Ялта, и Москва, и Казань... Если с местонахождением «материка» разобраться трудно, то в смысловом отношении все проще: «материк» это мечта.

Можно ли представить, чтобы жизнь, та самая, которая даруется Богом, была наполнена лишь одним ожиданием возврата? Причем не из плена, а из добровольного заточения. Люди приезжали на Север в расцвете сил, в надежде и уверенности, что за несколько лет смогут заработать достаточно, чтобы устроить жизнь. Приезжали из-за своей никчемности, которая бывает хуже беды, или бежали от такой беды, которая хуже никчемности;

забирались сюда в поисках романтики и приключений, кого-то забрасывала судьба или позвали родственники, друзья, знакомые, убедили, что здесь есть к чему себя приложить и в чем проявиться, что есть шанс себя испытать и пожить по-настоящему, помужски; есть и такие, кто бросился сюда вслед за любимой... И вот, приехав на два-три года, оставались на десять лет, на пятнадцать, на двадцать... Приезжали, устраивали жизнь, влюблялись, женились, заводили детей, потом их растили, учили, старались выпроводить на материк, сами оставались еще на годик-другой, а получалось на десять, на пятнадцать, на двадцать... Словно неразумное насекомое, попавшее в золотистую смолу и безнадежно там застывшее, человек застревал на Севере. Здесь и карьера, и быт, и привычка, и друзья, наконец, возраст, когда уже не попляшешь, не попрыгаешь, а на то, чтобы начать сначала, не осталось ни задора, ни прыти.

Все же мечта о возврате жила. Казалось, еще немного, еще чуть-чуть... Но исчезает страна, рушится быт, и ему на смену приходит безбытность. Умом человек все понимает, но сердце отказывается смириться: материка, куда стремился, о котором мечтал, больше не существует. Признать это страшно. Это значит согласиться с тем, что жизнь прошла... в ожидании жизни. Прибывший с Севера вдруг обнаруживал, что его материк, подобно легендарной Атлантиде, ушел на дно. Не территорией (все как стояло, так и стоит), а человеческими душами и человеческим отношением. Россия «старанием» безжалостной власти и безучастием измученного народа ушла на дно и в одночасье едва ли поднимется. Тогда, разочарованный и уставший, человек вновь возвращается на Север и укрывается здесь. Удивительно, но в краю вечной мерзлоты сохранились и сердца, и души. Оказалось, это важнее материальных благ, важнее всего на свете.

Так скажет всякий, потому что обездоленный, без денег и лекарств, без достойной одежды и хорошей еды, без надежды на будущее русский человек сильнее всего страдает от очерствения душ, больше всего мучится, когда рядом нет плеча и некому верить. Он устал от страха и безнадеги, от клеветы и насилия, от опухших и обнаглевших физиономий с бесчувственными глазами, от проворовавшегося начальства… И от себя такого тоже устал, от беспомощности своей и никчемности. И некуда уйти от этого, и не с чем, и уже, кажется, он смирился со своей участью и безропотно отдает себя в руки Провидения. Но и Провидение к нему неблагосклонно.

Мы всегда бежали от напастей куда глаза глядят, и больше всего на Восток, на Север, на самый Крайний Север. И добежали туда, откуда бежать некуда. И, вместо того чтобы встать насмерть перед напастями и преодолеть их, русский человек продолжает грезить о том, чтобы бежать... обратно! Туда, откуда бежали предки. Мы, а не чукчи настоящие кочевники!

В этом грустном и безнадежном тысячелетнем хороводе не участвуют только дети. И мы, пока были детьми, тоже в нем не участвовали. Увы, с годами, взрослея, включались в него, и никто не был в силах уберечь нас от этого печального танца. Но вот подрастает поколение первых свободных людей в истории России. Быть может, они не пойдут за нами и сотворят то самое чудо, которое еще не удавалось никому, и мы, одряхлевшие, потрепанные и циничные, еще успеем хоть немного пожить рядом с ними, любуясь, радуясь и по-доброму завидуя от имени всех, кто когда-либо жил этими надеждами...

Я приглядываюсь к чукотским детям. Их вид притягателен.

В огромных меховых шапках, торбасах и шубках, розовощекие и улыбающиеся, они словно плюшевые мячики. Они родились и выросли на Чукотке. В то же время родители постоянно ведут разговор об отъезде, о том, что здесь жить невозможно. Я говорил со старшеклассниками. Они в растерянности. Им внушено, что учиться надо только для того, чтобы уехать. Но, повзрослев, они понимают: обетованного материка на самом деле нет. И выросли они в условиях, совершенно отличных от тех, в которые их хотят отослать. Кто бы посоветовал им – уехать, отучиться и обязательно вернуться, чтобы жить именно здесь? Не потому, что на Чукотке хорошо, а потому, что там, на материке, им не будет лучше.

У детей Севера особое видение мира. Здесь большую часть времени белый снег, синий воздух, голубые сопки... Ребенок видит, как меняется освещение то розовое, то бледно-голубое, то сиреневое. Подобных, на глазах меняющихся красок больше нигде не встретишь. И там, где взрослый удивлен и даже ошарашен, ребенок, выросший здесь, спокоен и невозмутим, он воспринимает чукотские пейзажи как нечто обычное и не фетишизирует увиденное, но сосредоточивается на сущности.

Творчество художника, попавшего на Чукотку, восторженно и гипертрофированно. Даже если до сих пор способности не были обнаружены, от увиденного они пробуждаются. Художник ли (что чаще), стихотворец (что реже) или музыкант (что совсем редко) просыпаются от желания запечатлеть увиденное или услышанное и непременно поделиться с другими. Оттого нередко за кисть или перо берутся учитель и врач, геолог и летчик. Новые, ранее неведомые ощущения выводят на пленэр людей самых разных, усаживают за письменный стол, кажется, неимоверно далеких от труда литератора... Вот геолог прошел сотни километров по тундре, преодолевая препятствия и терпя лишения. Если он опишет свой путь получится книга, которая будет читаться всюду, и чем дальше от этих мест, тем с большим интересом. Вот врач, приехавший к больному в отдаленное селение, передает на холсте удивившую его тундру. И это интересно. Оттого рисунки врача-художника можно встретить и в кабинете высокого начальника, и в краеведческом музее. Оценивать достоинства или искать недостатки этих работ не стоит. Настоящее искусство на Чукотке только изделия из кости и шитье. Им владеют лишь коренные жители, и я надеюсь, увижу его.

Другое дело дети. Их работы лишены декоративности, а смысл творчества не в том, чтобы восхитить, ошарашить и передать свои восторги другим. Дети рисуют и стараются передать не то, что видят перед собой, а то, что хотели бы увидеть. Вот почему внимательное отношение к творчеству детей обязательно для всякого, кто хочет заглянуть в будущее. Детская чувствительность и восприимчивость, облеченные в рисунок, музыкальный этюд или в стихотворение, могут многое объяснить и на сложные вопросы дать ответ. Дети лучшие футурологи, и потому представляет большую ценность выставка их рисунков, устроенная в Билибинском краеведческом музее. Тема выставки «Я шагаю в будущее». На своих рисунках билибинские дети мечтают и в мечтах не отказывают себе ни в чем.

Летним солнечным днем стоит на пригорке шестнадцатилетняя Таня Гаврилюк. И что видит? Среди густой зелени, цветов, кустов и деревьев раскинулся огромный город, с зеркальными небоскребами, чем-то похожий на центр Хьюстона или Далласа, только гораздо светлее и величественнее. Над небоскребами зависли летающие тарелки, готовые доставить жителей в любую точку планеты. А в самом городе десятки тысяч людей заняты самым разнообразным трудом, в том числе, как Таня, художественным творчеством. Этот огромный светлый город ее родной Билибино, будущее которого иным и не представляется.

А Оксана Воробьева рисует билибинское такси небольшие летательные аппараты, сотворенные из прозрачного материала. Легкоуправляемые и бесшумные, они летают над утопающим в зелени городом и развозят жителей. Но не по рудникам и котельным, а по театрам и ресторанам, консерваториям и художественным салонам, парикмахерским и роскошным магазинам, которых в Билибино будет не счесть.

Ира Хуснуллина видит свой город похожим на европейскую столицу. На ее картине, в том месте, где сейчас жилой массив «Арктика», высится огромное здание с башней наподобие Биг Бена. А по реке плывет прогулочный катер: это туристы приехали полюбоваться знаменитым чукотским городом. Они запрокинули головы и не перестают удивляться заполярному чуду, живо напомнившему им Лондон. Но Ирине нет дела до туристов.

Она, с распушившимися золотистыми волосами, в модных оранжевых брюках и коротенькой блузке (так что виден пупок), катается на велосипеде по набережной, подгоняемая радостным лаем собак. Впрочем, быть может, это не собаки, а кошки.

Лена Буркова, в которой пробуждается театральный художник, видит город, словно находящийся на огромной сцене.

Дело происходит зимой, под Новый год. На улице мороз, но это не мешает дирижаблям, ракетам и летающим тарелкам (видимо, будет самый распространенный вид транспорта). На авансцене великолепно убранная новогодняя елка, а вокруг уже собираются школьники. Вижу Снегурочку в короткой шубке, ей вслед смотрит юноша, зачем-то сунув руки в карманы, а на заднике, на самом видном месте, в центре воображаемого города, огромное табло, которое высвечивает: «Билибино золотое сердце России!»

Для одиннадцатилетней девочки сердце России непредставимо в ином месте. Разве временщик способен проявить такую сердечную привязанность? И неужели нет будущего у города, о котором так мечтают?

По замыслу детей, здесь будет и великолепный цирк, и суперсовременное кафе с официантами-роботами, и луна-парк с аттракционами, о которых американские дети и не мечтают, будут зимние сады с прозрачными хрустальными крышами, и зоопарки с экзотическими тропическими животными... Чего только здесь не будет! Дети, родившиеся в Билибино, видят будущее своего города и живо находят себя в нем. Это добрые рисунки, в них много светлых, теплых красок, на каждом леса, парки, скверы, луга, и почти на всех Солнце! Нет ни одного рисунка безрадостного, холодного. Даже зиму дети чукотские рисуют тепло.

За окном краеведческого музея сумерки. Билибино залито пятидесятиградусным голубым туманом. А на детских рисунках тепло и светит солнце. Я вижу в этих рисунках воплощенную мечту. И не столько мечту детей, сколько их родителей и родителей их родителей, которые мечтали, чтобы дети их так рисовали... А нынешние дети сами мечтают жить в большом и прекрасном городе, и их мечта, воплощенная пока только в рисунках, находится не на пресловутом материке, а здесь, на Чукотке, на Крайнем Севере. На всех картинках веселые и радостные жители. Люди и Солнце дают шанс и надежду. Это значит, здесь есть будущее, и можно смело строить планы и претворять их, потому что видению и чувству детей можно доверять.

Мне обещали передать сочинения школьников. Я увидел, как они рисуют, теперь хочу узнать, о чем они пишут.

____________________________________

–  –  –

«Изучение физического развития новорожденных позволило установить определенную ретардацию развития плода и, как следствие, меньший уровень физического развития новорожденных от тех матерей, которые в период беременности находились в процессе адаптации к экстремальным условиям Севера. Таким образом, неблагоприятные факторы Крайнего Севера оказывают сдерживающее влияние на физическое развитие плода и затем новорожденного. В течение первого года жизни у большинства детей развивается рахит первой степени. Исследовалось состояние здоровья детей, которые переехали на Север. При этом оказалось, что максимальное тормозящее действие на темпы роста детей оказывает стресс переезда. Наиболее неблагоприятные процессы в организме идут в течение первого года после приезда на Север. В это время в организме ребенка происходят основные адаптационные перестройки.

Но с окончанием первого года нахождения на Севере процесс адаптации не заканчивается...»

КРУЖКОВ СТАНЕТ БОЛЬШЕ

Где в Провидения детям можно получить хорошие знания английского и эскимосского языков, глубже познать родной край, научиться красиво танцевать и еще многому другому? Кроме школы, конечно же, в районном Доме детского творчества, где работают кружки «Хозяюшка» и «Умелые руки», ансамбль «Радуга» и клуб «Почемучки». А в скором времени в этом детском учреждении начнут действовать еще и национальный ансамбль песни и танца, кружок декоративно-прикладного искусства и клуб «Родной край» по изучению эскимосского языка, национальной кухни, традиционной одежды, религии, а также произведений чукотских литераторов...

–  –  –

ПО МОРЮ И ПО ВОЗДУХУ

Несмотря на сложные погодные условия, в морском порту п.Провидения продолжается навигация. Экипаж танкера «Усинск» 27-го ноября осуществил нелегкую операцию: перекачал дизельное топливо в емкости нефтебазы. Всего в район завезено 5900 тонн солярки, почти 2 тысячи тонн предназначено для национальных сел, куда доставку его осуществят с помощью малотоннажных танкеров. Следом на причале порта началась разгрузка судна со свежемороженой рыбой в трюмах. Она предназначена для жителей Чукотского района...

–  –  –

Здравствуйте, дорогая Валентина Федоровна!

Я еще в Билибино, но скоро переберусь в Анадырь. Говорят, дыра невероятная, вроде бы и название с этим связано. А главная беда в том, что там свирепствуют пурги (во множественном числе и с ударением на «у»). Спрашиваю: почему «пурги»?

Отвечают: увижу пойму...

На днях повстречал девочку-чукчанку, лет семи-восьми.

Она была в черной шубке, белой шапочке и настоящих чукотских торбасах. Прямая черная челка контрастировала с шапочкой и заканчивалась точно над глазами-щелочками с черными бусинками-зрачками. Сообразив, что я не просто смотрю, а любуюсь, девочка не смутилась и приятно улыбнулась. Я увидел её белые смешные зубы врастопырку. В поведении маленькой чукчанки не было кокетства, но проглядывались та открытость и доверчивость, от которой родители стараются поскорее избавить своих детей, чтобы они не стали жертвами этих несомненых добродетелей.

Я подошел и спросил, не позволит ли она себя сфотографировать. Девочка спокойно, с достоинством разрешила: «Пожалуйста!» Меня поразили чёткость и ясность её ответа и как чисто было произнесено маленькой чукчанкой русское слово. Мне даже показалось, что она сделала реверанс. После нескольких снимков я поблагодарил её и вновь услышал: «Пожалуйста». И опять это было сказано с неким подобием реверанса.

Так же произносят заветные слова «пожалуйста», «спасибо», «здравствуйте», «до свидания» те, увы, уходящие люди, которые застали краешек века галантности и учтивости, когда важным считалось не только слово, но и то, как оно произносится, с какой интонацией, в сопровождении какого жеста. Этот некогда обязательный патриархальный ритуал делал жизнь краше и добрее. Без него те же слова оказались дежурным оформлением дежурных отношений. По пальцам одной руки я могу пересчитать тех, кто сопровождает даже мимолетное обращение почтительным поклоном. Все они далеко не молоды. Если бы мы так друг с другом здоровались и прощались, то уже одним этим добрым жестом изгнали бы из себя внутреннее рабство и вернули достоинство.

Но откуда взялась эта уходящая манера здесь, на Чукотке, у маленькой чукчанки? Глядя ей вслед, я сожалел, что больше ее не увижу, и спросил вдогонку, как ее зовут. Девочка повернулась и, прищурив без того узкий глаз, нежно произнесла: «Ксюша!»

...На следующий день я зашел в краеведческий музей. Он расположен в относительно старом двухэтажном здании и является гордостью Билибино. Собранным здесь материалам и экспонатам могут позавидовать лучшие музеи северных городов, в чем безусловная заслуга Григория Сергеевича Глазырина основателя музея.

Он родился в 1909 году в глухой деревеньке в Вятской губернии. Закончил педагогический институт, Московский университет и работал инженером в столице. С началом войны был мобилизован, воевал, но в 1942-м попал в плен. Из плена бежал к своим. С армией прошел всю Восточную Европу, однако в Венгрии сгоряча прокомментировал гимн Советского Союза. То ли засомневался в строчках, то ли мотив не понравился, а может, понравился, но не так, как должен нравиться гимн отечества, словом, загремел Григорий Сергеевич на десять лет. И ещё легко отделался. Могли дать и двадцать, и двадцать пять и даже расстрелять. Попал Глазырин, как и положено, на Колыму, а после освобождения, в 1953 году, еще дальше на Чукотку. Но вместо того чтобы сгинуть, Григорий Сергеевич стал выдающимся гражданином. Сначала работал начальником геологоразведочной партии, которая базировалась в Билибино, затем гидрогеологом Анюйской геологоразведочной экспедиции, а выйдя на пенсию, занялся созданием музея, который принес ему общечукотскую славу. Так, выход на «заслуженный отдых» может оказаться не концом, а началом подлинной деятельности.

Я видел фотографию Глазырина: здоровенный сибирский дядька с длиннющей густой бородой, над которой нависает огромный, как у Жерара Депардье, нос. Григорий Сергеевич, в длинной толстовке, препоясанный, уверенно шагает по улице, теперь носящей его имя, и, если бы рядом с ним шел сам Депардье, на француза при всей его славе никто бы не обратил внимания: столь блеклым казался бы он на фоне Григория Сергеевича.

У Глазырина и прозвище было соответствующее «Дед». Говорят, не было такого, чего бы этот Дед не знал про Чукотку.

Светлая ему память.

Нередко случалось, что этапированные на край земли становились видными учеными, учителями, топографами, краеведами и исследователями того самого края, куда их выслали. Поэтому о Колыме и Чукотке написано столько книг и таких, что нашим центральным городам и весям не снилось. Мне рассказали о старом чукче, который хвалил товарища Сталина именно за то, за что остальные клянут: тот высылал сюда хороших и образованных людей.

Помимо наследников и продолжателей дела Григория Сергеевича, в краеведческом музее работают еще и уборщицысмотрительницы: чукчанка Лариса и эвенка Надя. Лариса родом из Кепервеема, ближайшего к Билибино села. У неё есть старшая сестра Татьяна, которая живет в Кепервееме, и пять братьев.

Они обитают в тундре. Родители уже умерли. Отец много лет работал учителем русского языка и литературы, затем председателем колхоза, а мать всю жизнь была чумработницей. Это и швея, и повар, и воспитатель... Все в одном лице! Лариса закончила восемь классов и ушла в тундру, куда звала душа, вышла замуж и, как мама, стала чумработницей. Ее муж, бригадир оленеводов, в 1997 году неожиданно заболел, и его вовремя не вывезли из тундры. Лариса осталась с двумя сыновьями (шестнадцати и тринадцати лет) и восьмилетней дочерью... Ксюшей.

Я был рад тому, что моя знакомая так скоро и неожиданно обнаружилась, и уже на другой день видел ее в музее, куда Ксюша зашла после школы. Вторая смотрительница, Надя, и её муж, Афанасий, принесли эвенскую одежду, в которую меня нарядили. Уж очень хотелось иметь экзотическую фотографию на фоне костей мамонта. Поскольку пришла Ксюша, то я фотографировал и ее... Все дети светлы это правда. Но маленькие дети тундры... Близость к природе и удаленность от цивилизации сделали их такими, что любоваться их душевной чистотой и искренностью можно без конца. Ксюша, вдобавок ко всему, отлично владеет русским. И я, кажется, выяснил, откуда это у нее.

Ксюша часто бывает у своей тети в Кепервееме, а та, как и дедушка, преподает русский язык и литературу в средней школе.

Теперь ниточка потянулась в Кепервеем.

Уже через день я встретился с Татьяной Алексеевной в сельском клубе. Маленькая, хрупкая, спокойная, неулыбающаяся и в очках Татьяна Алексеевна показалась мне самой настоящей русской учительницей, хотя, кроме языка, русского в ней не было ничего. Но прежде о Кепервееме.

Это пока единственное село, где я побывал, хотя меня убеждают отправиться в какой-нибудь отдаленный поселок «посмотреть на трудную жизнь». Я отвечаю, что мне хватит Билибино, но меня вновь и вновь убеждают ехать в Анюйск, в Островное и даже в Омолон, уверяя, что, не побывав там, я ничего о Чукотке не узнаю. Возможно. Но, если я доберусь до Омолона, меня и оттуда постараются отправить в ещё большую дыру, потому что всегда отыщется место, в сравнении с которым Омолон предстанет светочем цивилизации. В конце концов, я не краевед, не топограф, вообще не романтик и в Кепервееме оказался лишь потому, что глава этого поселка посадил меня в теплый «уазик» и пообещал доставить обратно в Билибино.

Село Кепервеем по-чукотски «Росомашья река» находится на реке Кепервеем, южнее Билибино. Ииной раз называют или пишут это название через «э» Кэпэрвеем. Проживают в нём в основном чукчи, хотя есть и эвены, и русские, и латыши, и белорусы, и киргизы. Всего шестьсот жителей. Здесь находится аэропорт своеобразные ворота, не миновав которые в Билибино не попадешь.

Когда-то на берегах Малого Анюя жил богатый оленевод по кличке Кэпэр (Росомаха). Росомахи всеядны, жадны и поедают все, что попадается на глаза: зайцев, грызунов, птиц, а попадемся мы и на нас нападет ненасытная росомаха. Они нападают на больших рогатых оленей и даже на лосей, вспрыгивая им на спину и перегрызая сонную артерию, но не брезгуют и падалью. Росомахи разоряют продуктовые склады и умудряются вытаскивать приманку из капканов. Словом, это не по размерам сильный, хитрый, ловкий и осторожный хищник, и, кроме меха, в нем трудно отыскать что-нибудь доброе. Я видел чучело этого зверя, так у него ко всему еще и морда препротивная. А вот маленькие росомашки очень милые создания, их хочется взять на руки и приласкать. Что ж такое: пока дети все хорошие, все милые. Как вырастают так черт знает что!

Так вот, этот богатый оленевод, владевший бесчисленными стадами, отличался неслыханной жадностью и потому заслужил в народе соответствующую кличку Кэпэр. Когда он умер, его похоронили на берегу реки, у которой почему-то не было достойного названия. У нас безымянную реку назвали бы в честь какого-нибудь положительного героя, а у чукчей все по-другому.

Но это предания. На самом деле поселок Кепервеем возник в 1947 году. До этого здесь стояли лишь несколько яранг.

Совхоз, который сюда переместился, возник вдалеке, на берегах Ледовитого океана.

Там находилась центральная усадьба, которая затем разделилась на два совхоза с нечукотскими названиями:

«имени Маленкова» и «Вперед!». Первый совхоз в 1957 году после разоблачения антипартийной группы Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова превратился в поселок Илирней. А «Вперед!», в полном соответствии с названием, не стоял на месте и докочевал до реки Кепервеем. Оленеводы, пришедшие со стадами, решили строить новую центральную усадьбу неподалеку от Билибино, там, где сейчас добывают золото. Называется это место Коральвеем «Холодная река». Уже было построили контору, школу-интернат и столовую, уже оленеводы приезжали за зарплатой, как обнаружились мотивы (я их так и не выяснил), по которым усадьбе оленеводов находиться здесь было нельзя. Надо было срочно искать новое место.

Его искали по всей тундре, но никак не могли найти, что неудивительно. Иной раз по комнате ходишь и не знаешь, куда табуретку поставить... Все же решили поставить контору там, где уже стояли яранги, неподалеку от места захоронения жадного оленевода Кэпэр-Росомахи. В 1947 году началось интенсивное строительство домов. Но последняя яранга исчезла лишь в конце семидесятых. В ней жила старенькая чукотская бабуля, которой по виду было лет шестьсот-семьсот. Она ни за что не хотела переселяться. И действительно: посмотришь на убогие кепервеемские дома как в них жить?

Между тем, в одном из таких домов и живет Татьяна Алексеевна вместе с мужем и тремя детьми. Её родители (бабушка и дедушка маленькой Ксюши) были в этих краях знамениты.

Алексей Родионович Канталин («Идущий за оленем») родом из богатой семьи. Он был оленеводом, кочевал, но, когда пришла советская власть, решил учиться. Закончил среднюю школу в Островном, затем педучилище в Анадыре, потом пединститут в Хабаровске, после чего вернулся и работал преподавателем в Красной Яранге. Что это такое?

Это непросто, Валентина Федоровна. Вы сорок лет преподавали в Торжокском педучилище, и к Вам со всей Тверской области приезжали учиться русскому языку и литературе. А здесь наоборот. Алексей Родионович сам ездил и учил. Красная Яранга это выездная кочевая школа. Представляете? Бегать по тундре и ликвидировать безграмотность... Вскоре его перевели в Анюйск, где Алексей Родионович стал вторым секретарем Восточно-Тундровского райкома партии.

Татьяна Алексеевна рассказывает, что отец был интеллигентным, образованным, к нему шли за помощью и за советом из самых отдаленных поселков, и он никогда не отказывал.

Алексей Родионович сделал столько доброго, что старики-чукчи прозвали его Алексеем Революцией! Это не какая-то Росомаха. К сожалению, даже фотографии его не сохранилось. Весь семейный архив сгорел. А вот мама Татьяны Алексеевны (Ксюшина бабушка) была из бедной семьи и имела лишь три класса образования. Имя у нее было Солнечная Женщина. Она воспитывала семерых детей и несла на себе все то тяжкое бремя, которое только и способна нести женщина в тундре. Но вот пришла советская власть, а с нею и организация новой жизни. Началась поголовная паспортизация. А в паспорте есть важнейший и первейший параграф: фамилия, имя, отчество.

Представляете, советский ответственный работник в галифе, имея за спиной мощь великого пролетарского государства, спрашивает: «Как ваша фамилия, товарищ?» А ему в ответ:

«Идущий за оленем». Он переспрашивает, полагая, что ослышался, а ему повторяют... А ведь имя должно быть как имя, а фамилия как фамилия. Все должно быть как у людей, без всяких «солнечных женщин».

Отобранные имена превращались в фамилии, а новые имена были уже нашими, понятными и привычными: Федя, Петя, Маша, Таня... Так чукотская семья обрела фамилию Канталины.

Красиво, но создана-то фамилия из мужского имени. Впрочем, какое дело паспортистам до этой мелочи. А представьте, если весной в тундре родилась красивая и светлая девочка и родители дали ей имя Подснежник (по-чукотски Ы'лгинтынэчьын)?

Что делать с такой девушкой при выдаче паспорта? А если мальчик был резвым, много смеялся, шутил, клоуничал и старики назвали его Шумным (Никуликин)? Так получались: Наталья Николаевна Ы'лгинтынэчьына и Юрий Владимирович Никуликин. Но были чукчи, которые русскими именами-отчествами себя не именовали, а, поскольку закон соблюдать было необходимо, оставляли имена чукотские.

Получались забавные созвучия, например:

Таграй Эттувьевич Гыргольтагин или Векет Танатовна Нутеуги.

В местной газете я встретил фамилию, которую ни за что не выговоришь, да и напишешь с трудом Выквырагтыгыргина. Но ее выговаривали, причем часто: обладательница этой фамилии работала корреспондентом на радио.

Антропонимические вивисекции «Старшего Брата» вызывали повышенный интерес у исследователей, которые находили в них «прогрессивное влияние русского народа». Нам, русским, это действительно любопытно. А каково маленькому северному народу, где у каждого должно быть имя, отражающее внешность, характер, привычки? Но с чукчей требовали об этом забыть. Вот и живут они с русскими именами и переделанными фамилиями.

Под этими фамилиями лежат на сельском кладбище в Кепервееме Идущий за оленем и Солнечная Женщина...

Пятеро их сыновей были заняты в оленеводстве, в совхозе, но, после его развала, остались безработными. Перебиваются, как могут. Младшая сестра, Лариса, работает в Билибинском краеведческом музее, и лишь Татьяна пошла по стопам отца.

Она поступила в Анадырское педагогическое училище, по окончании которого в числе лучших студентов была направлена на учебу в Ленинград. В 1980 году вернулась в Кепервеем и с тех пор преподает в школе. Муж у Татьяны Алексеевны украинец, работает кочегаром. Сын в армии. Старшей дочери десять лет, младшей пять.

Как живется на Чукотке учителям?

Татьяна Алексеевна отвечает: «Как везде».

Значит, живется плохо, бедно. Тем не менее все работают и не жалуются, хотя зарплату не получали семь месяцев. Да и что это за зарплата! Две с половиной тысячи. Высокая в сравнении с зарплатой учителя в Торжке и ничтожная для Чукотки.

«Мы долгожители», говорит Татьяна Алексеевна.

Это означает следующее. Учителя, врачи, работники коммунального хозяйства и прочие идут в магазин, и продавец отмечает, на какую сумму получен ими товар. Речь идет о самом необходимом: хлеб, сахар, крупа... После этого «покупатель» становится должником и отдает деньги после получения зарплаты.

...Государство наше не наскучит. Вы работаете, учите, лечите, обогреваете, охраняете, но вам не выплачивают зарплату. У государства нет денег, и, следовательно, оно становится вашим должником. Но государство наше милосердно. Оно выдает продукты, чтобы вы не померли и не перестали учить, лечить, обогревать, охранять... Так, учитель или врач, не получающий полгода зарплату, сам оказывается в должниках. О каком роптании или недовольстве может идти речь, если ты должник! И что же должно твориться с душами людей, какое унижение должны испытывать они, стоя в очереди и расписываясь при получении буханки хлеба или куска мыла в долг!

Но остерегитесь кого-то ругать. Парадокс (наш парадокс!) состоит в том, что ругать некого. Такая «раздача» продуктов единственная возможность для местных властей хоть как-то поддерживать жизнь. Это все, на что они способны, потому что сами беспомощны.

И что же? Может, кто-нибудь озлобился, отвернулся, бросил школу, котельную, больницу и ушел в партизаны? Нет.

Врачи продолжают добросовестно лечить, кочегары топить, учителя учить... Все несут свой крест.

И худенькая чукчанка выходит к детям так же, как и ее коллеги из Твери, Нижнего Тагила или Воркуты, как тысячи учителей по всей России, и мелом выводит на старой школьной доске слова, а дети таких же бедных и измученных нищетой родителей читают вслух:

Умом Россию не понять, Аршином общим не измерить...

И попробуй скажи что-нибудь дурное о России, заикнись о том, что есть в мире страны красивее, а люди лучше, заяви, что где-то есть поэты более великие и литературы не меньшие...

Всей школой, всем Кепервеемом отмечали двухсотлетие со дня рождения Пушкина. Устраивали викторины, конкурсы стихов, выставки рисунков по произведениям Александра Сергеевича, провели вечер «Болдинская осень» и даже бал, на котором ученики были одеты в бальные платья и в костюмы пушкинских героев. Особенно удался вечер, посвященный женщинам, которых любил Пушкин. Ученики определяли, какой из них было посвящено то или иное стихотворение. И на всех этих мероприятиях чукчи, эвены, белорусы, украинцы, киргизы, литовцы читали стихи. Даже самые маленькие знают о Пушкине, любят его сказки и играют в героев этих сказок. Не только в дни юбилея.

И если зайти в библиотеку, то первое, что увидишь, заботливо оформленный стенд с книгами Александра Сергеевича и слова:

«Пушкин всегда с нами!»

Вот почему так хорошо говорит по-русски маленькая чукчанка Ксюша, вот откуда ее изысканные манеры и отчего искрится в её глазах жизнь.

«Зачем вы все это делаете, не получая зарплату?» спрашиваю Татьяну Алексеевну.

«А кому тогда будут нужны наши дети?» отвечает она.

Сейчас они с коллегами проводят декаду чукотского языка. Ученики должны знать обряды, обычаи и традиции чукчей, эвенов, эскимосов; проводятся уроки на коренных языках, устраиваются конкурсы рисунков и кроссвордов по Чукотке; дети читают чукотские, эвенкийские, эскимосские сказки, причем на языках этих народов, а иногда читают и собственные стихи. Завершит декаду всеобщий праздник с приглашением взрослых.

Надо объединить поколения, чтобы все почувствовали себя единым народом.

Что же думает Татьяна Алексеевна о будущем России и о том, что происходит сейчас? Говорит, что и сама, и ученики думают об этом постоянно, размышляют и переживают за свою страну. Недавно во время школьной олимпиады писали сочинения, и среди прочих тем была: «Каким тебе видится будущее России?» Татьяна Алексеевна пообещала передать эти сочинения, и я обязательно сохраню их для Вас.

Пока же прощаюсь и следующее письмо напишу уже из Анадыря.

__________________________________

–  –  –

«Большим тормозом на пути дальнейшего организационнохозяйственного укрепления колхозов стала личная собственность. Имея 500-600 голов в личном хозяйстве, семья колхозника зачастую не участвовала в общественном производстве, пользуясь всеми его привилегиями. При нормальном приросте своего стада колхозник мог забивать в год до 200 оленей, что давало ему 200 шкур и приблизительно 7 тонн мяса. Этого было достаточно, чтобы содержать в нормальных условиях семью в составе 4-5 человек, не участвуя в колхозном производстве.

В товариществах по совместному выпасу оленей владелец 500-600 голов животных, как правило, всегда находился в своем стаде. С ним, как и прежде, жили безоленные и малооленные пастухи, которым он, согласно решению общего собрания, платил по 10-20 рублей в год за выпас одного оленя. Здесь, в этой первичной форме производственного объединения, по сути дела, была узаконена наемная рабочая сила. Никаких отчислений в неделимые фонды от своих доходов члены товарищества не производили.

Не сразу и не все партийные и советские работники поняли весь вред создавшегося положения, хотя многие из них не раз поднимали этот вопрос на разного рода совещаниях и собраниях. Это подтверждается, например, выступлением секретаря Восточно-Тундровского райкома партии тов.Богача на районном собрании 26 февраля 1941 г.: «Наличие у каждого колхозника в личном пользовании до 300 оленей влияет (отрицательно ред.) на колхозное производство и не дает колхознику возможности работать в обобществленном стаде, так как он занят выпасом своих личных оленей».

ОЛЕНЕВОДСТВО НА КРАЮ БЕЗДНЫ

В Билибинском районе за годы «новой жизни» производство мяса оленя снизилось почти в 10 раз: с 2000 тонн до 204-х в прошлом году.

С наступлением нынешнего лета в чукотской тундре стоял удручающий жар, как будто солнце светило через увеличительное стекло. Казалось, не хватало воздуха, было трудно дышать. Не радовала погода. Не радовали и сводки, поступавшие из тундровых коллективов в администрацию Билибинского района. Надеялись, что усилия оленеводов, ответработников, побывавших в бригадах, принесут нормальные результаты. Однако, оптимистические прогнозы не оправдались. Почти пустыми стоят мясные склады омолонцев, фермеров «Нутессена», «Тополевой», «Илькувеема» и других хозяйств. Создается впечатление, что отрасль может окончательно рухнуть в бездну.

Сегодня на просторах билибинской тундры выпасается чуть больше 22 тысяч оленей. И хотя животные за лето набрали хорошую упитанность, осенне-зимний забой не планируется. Он приостановлен на два года.

Каково состояние оленеводства, таково и положение тундровиков: из 432-х работающих 418 представители коренных национальностей...

Людмила Глазунова, «Крайний Север», 29 октября, 1999 г.

–  –  –

Дорогая Вероника!

Знаешь, что во время полярной ночи доставляет особенное блаженство? Сон.

...Если еще способен ощутить в сладкой дреме блаженство и по утрам стараешься хоть на мгновенье продлить это безобидное удовольствие лучших условий, чем полярная ночь, не найти и удачнее места, чем Крайний Север, не отыскать. Широкая, бескрайняя кровать, огромное теплое одеяло и мягкие подушки добрые спутники и непременные участники этого блаженства;

обволакивающая тишина обязательное и счастливое условие заветной неги, а темнота её заботливая сопроводительница.

Здесь все это есть! Никуда не надо спешить, нет забот, тревог, нет никого и ничего, что могло бы отвлечь, обеспокоить, что прервало бы сон и бросило в круговорот жизни. Всё устроено и оговорено, всё на своих местах, никто не нуждается в твоем участии, ничто не страдает, не разрушается и не пропадает... потому что находится далеко-далеко, оно недоступно, недосягаемо. Мир отдыхает от твоего присутствия в нём и дает шанс отдохнуть тебе. Иногда снятся сны. Они выволакивают из небытия давно ушедшие картины, воскрешают оставленные чувства и уже, казалось, забытые лица... Для чего и по чьему велению выхвачены они из закоулков памяти и спустя много лет возвращены? О чем хотят предупредить и от чего предостеречь?.. Впрочем, и сны меня не тревожат. В полузабытьи, лишь на миг приподняв веки, чтобы увидеть за окном синие сумерки и розовую полосу горизонта, я вновь погружаюсь в сон, и нет ничего более драгоценного, чем можно отблагодарить своё тело, которое все еще служит.

Надо найти силы и оставить все дела, заботы, хлопоты, умчаться на конец света, в самые дальние его пределы, и там, забравшись под одеяло, спать долго-долго, столько, сколько возможно. Все обязанности и обязательства, завтраки и обеды, газеты и телевизор, метро, троллейбусы и автобусы, автомобили и поезда, слякоть и дождь, снег и ветер, писклявые дети, нудные жены и еще более нудные мужья, кастрюли, подъезды, конторы, лифты, бумаги, цифры, клиенты, кухни, стирки, уборки...

всё прочь! Есть ли такие, которые не мечтают о безмятежном сне и не сетуют:

«Ну когда же?» Может, в отпуске? Но кто же спит в отпуске, и без того скоротечном? И уже в отпуске тешим себя, что, вернувшись домой, все же отоспимся. Но куда там! Все наши заботы от самой большой до ничтожной против сна. Тогда возникает еще одна иллюзия: «На пенсии!». Только и это невозможно. Видел ли кто наслаждающихся сном стариков? С нами ли, без нас они постоянно в тревоге и всегда бодрствуют. Так что же, неужели сон «от души» несбыточен и то, о чем мечтаем, станет возможным, только когда мы переступим порог иного мира и останемся ко всему равнодушными и бесчувственными, потому что нас уже не будет?.. Нет, нет, пока живы, надо ехать на Чукотку, причем зимой, в мороз, в стужу, когда здесь полярная ночь и лишь на короткое время светлеет для того только, чтобы более сладким казался сон. Природа смиряет, делает безучастным, убирает самонадеянность и лечит гордыню. Тогда только мы успокаиваемся, и нас клонит ко сну. Сопротивляться этому нет никаких сил...

Мне пока не удается встретиться с пожилой чукчанкой. Она заболела, и дочь попросила перенести встречу. Но если я улечу в Анадырь, то поговорить с нею не удастся, а я чувствую, что могу узнать нечто важное. У меня в Билибино остается всего день.

Еще раз был в больнице. Две роженицы, которые должны были родить под Новый год, произвели на свет мальчика и девочку. Я, конечно, рад, но ведь они были кандидатками на то, чтобы родить Младенца–2000. В утешение меня провели в родильное отделение и пригласили рожениц. Я им высказал сожаления. Они улыбались и пожимали плечами.

Одна из рожениц Оксана родила девочку, которую уже назвали Валентиной. Это первые роды. Таких акушеры называют первородками. У Оксаны было желание родить на Новый год, но не получилось. Ей восемнадцать. Русская. Еще не замужем.

Отец ребенка работает шофером, ему двадцать восемь лет, зовут Эдиком. Распишутся в скором времени. Что еще? Стеснительная и заспанная. Она только вчера родила, устала, спала, но для разговора со мной её разбудили, и я чувствовал себя виноватым. К тому же я не знал, о чем спрашивать, извинился и больше не тревожил несостоявшуюся первую маму двухтысячного года.

Вслед за Оксаной пришла Татьяна. Она родила мальчика.

Ровно через час после Оксаны, в 13:43. Муж Татьяны работает в артели, родители проживают здесь же, в Билибино. Татьяна старше Оксаны на пять лет, выглядит солиднее, и мысли о первом младенце у нее не было. Мне даже стало неловко, когда она сказала: «Какая разница, кто и когда родится?»

Вот и вся история, довольно обыденная, если не считать, что Татьяна родная сестра Эдика, будущего мужа Оксаны. Таким образом, двоюродные брат и сестра родились в одном роддоме в один день, с интервалом в час.

Если бы они родились в ночь на первое января, я бы прыгал до потолка. Впрочем, и это событие. На улице минус пятьдесят, а здесь в теплых кроватках спят только что родившиеся билибинцы. И пока я разговаривал с Оксаной и Татьяной, по коридору прошла еще одна беременная. Я вопросительно посмотрел на молодого врача Диму, и он сказал, что, возможно, срок подойдет к Новому году. Так что у Билибино шанс сохраняется...

Этот Дима вчера впервые участвовал в родах и помогал акушерам. Сам он выглядит инородным в северных широтах.

Кажется, что его занесло сюда какое-то недоразумение. Он похож на сынка рафинированных петербургских интеллигентов: тонкий, светящийся, стесняющийся, немногословный, да еще в белоснежном халате, колпаке и очках. И манеры у него утонченные, и голос высокий. А между тем Дмитрий Анатольевич родился и вырос в Свердловске, в рабочих кварталах Уралмаша, которые дают такую выучку, что затем человек чувствует себя одинаково в высоком кремлевском кабинете и на буровой в тайге, в дорогом парижском ресторане и в зачуханной столовке, во дворце и на нарах... В свое время родители Дмитрия уехали на Чукотку и обосновались в далеком Омолоне. Они и до сих пор живут там.

Отец водитель, а мать повар. В Омолоне Дима закончил школу. Затем поступил в Хабаровский медицинский институт, по окончании которого, в 1996 году, приехал в Билибино и с тех пор работает в больнице.

Каково здесь? спрашиваю его.

В гости приезжать хорошо, а жить... Холодно, денег нет, добраться трудно, выбраться еще труднее...

Уезжать не собираетесь?

Пока нет. Надеюсь работать реаниматороманестезиологом до пятидесяти. Если доживу до этих лет буду жить дальше.

За несловоохотливого Диму досказала главный врач: «Труд у него тяжелый, ответственный, сложный, часто незаметный и не всегда благодарный. Анестезиолог готовит больного к наркозу, затем его проводит, а реаниматолог поддерживает системы жизнеобеспечения и в экстремальной ситуации оживляет человека. В этом случае, а они бывают, Дмитрий Анатольевич в таком молодом возрасте становится у нас самым главным врачом. Но что важно: он относится к больным с уважением, терпением и все, что только можно, для них делает. Если по молодости чегото не понимает спрашивает. А вообще, много работает над собой, читает литературу, учится...»

Случалось ли, чтобы Дмитрий, этот робкий, стеснительный, худенький молодой человек, если не сказать мальчик, спасал от смерти? Ирина Александровна коротко ответила: «Спасал, и не раз».

Вот что Дмитрий рассказал о своем дебюте при вчерашних родах: «Отсосал слизь из носоглотки ваккумным насосом, чтобы ребенок хорошо и свободно дышал, послушал его, посмотрел, убедился, что здоров. Вместе с акушеркой помыли его, обрезали пуповину, хвостик обработали, прижгли йодом, завернули в одеяло, дали подержать маме, потом положили согреваться под специальный прибор».

Говорит, обе мамы Оксана и Татьяна были счастливы, рожали спокойно, не кричали...

...Только что позвонили и сообщили, что самолет на завтра отменяется. Значит, мой вылет переносится как минимум на день.

Заметь, не на час, не на два, а на день! О причинах никто не спрашивает, словно так и должно быть. Подумаешь, перенесли рейс!

Если удастся встретиться с пожилой чукчанкой напишу.

В письмо вкладываю отрывок из книги Тана-Богораза. Представь, что меня ожидает.

Владимир Германович личность в этих краях легендарная. Его имя мне не было известно, но всплыло тотчас, как только я собрался на Чукотку. Несколько человек посоветовали прочесть книгу «Чукчи», предупредив, что это большая редкость.

В.Г.Тан-Богораз родился в 1865 году в Волынской губернии. Во Франции могут не знать, что сейчас это Житомирская область суверенной Украины. В семь лет Владимир Германович поступил в гимназию в Таганроге и на переменах мог видеть симпатичного паренька в изношенной обуви, который с грехом пополам, оставаясь дважды «на второй год», закончил-таки это злополучное заведение и получил аттестат зрелости. Впоследствии и паренек (Антон Павлович Чехов), и Тан-Богораз кляли на чем свет стоит эту гимназию, сравнивая ее с тюрьмой. Кроме прочего, им не нравились темы сочинений, вроде этой: «Нет зла более, чем безначалие». Антон Павлович сдал сочинение последним, потратив на него 4 часа 55 минут, и получил четверку.

А Владимир Германович... Смотри, что сталось с ним.

В 1880 году Тан-Богораз поступил в Петербургский университет на естественное отделение физико-математического факультета, через год перешел на юридический факультет, но вскоре за участие в студенческих волнениях был выслан обратно в Таганрог. Через несколько лет он был арестован, посажен на три года в Петропавловскую крепость, а затем сослан на десять лет в Средне-Колымск. С тех пор Тан-Богораз связан с Крайним Севером. Он ведет дневник, изучает язык чукчей и эскимосов и пишет рассказы, которые были опубликованы В.Г.Короленко. В 1898 году ему разрешают вернуться в Петербург, где он выступает в Академии наук с докладом о своих этнографических находках. Но в нем еще не умер революционер, из-за чего полиция решает его арестовать и выслать. Тан-Богораз опережает события и спасается бегством. Но не в Женеву, не в Париж, а в НьюЙорк. Там быстро оценили талант Владимира Германовича и способствовали его развитию. Тан-Богораз выезжает на Чукотку и путешествует на собаках и байдарах, изучая быт, нравы и традиции чукчей. Вернувшись в Америку, он пишет труд под названием «Чукчи», который принес ему признание и славу.

В билибинской библиотеке (каково созвучие!) я открыл для себя эту книгу. Какой еще народ бывшего СССР, включая русский, может похвастать таким исследованием? А специалисты говорят, что и во всем мире нет ничего подобного.

Чукчам повезло с Таном-Богоразом, а Владимиру Германовичу с чукчами:

писать о них одно удовольствие.

После революции Тан-Богораз вернулся в Россию, работал в Комитете народов Севера при ВЦИКе, затем в Институте народов Севера, организовал Музей истории религии при Академии наук и руководил им. В 1936 году он умер. Владимир Германович похоронен на «Литераторских мостках» Волковского православного кладбища в Санкт-Петербурге, там, где покоится цвет отечественной мысли и гордость нации, начиная с Николая Александровича Радищева.

_________________________________

–  –  –

«К исполнению обрядов, относящихся к рождению ребенка, приступают с того момента, когда женщина впервые почувствует себя беременной. С этого времени муж и жена, проснувшись утром, должны одеться по возможности быстрее, выйти из шатра и посмотреть по "направлению" утренней зари. Некоторые при этом обегают быстро вокруг шатра посолонь. Исполнив все это, женщина может вернуться вовнутренний полог и зажечь лампу. Желательно, чтобы супруги выходили из шатра вместе. Однако женщина может выйти и одна. Если мужчина выходит первым, он должен взять с собой один сапог жены. Пренебрежение каким-либо из этих предписаний влечет за собой трудные роды. Ребенок будет слабым и болезненным. Будущие родители не должны нарушать обычного правила, согласно которому изголовье постели должно быть с выходной стороны спального полога.

Чукчи очень часто нарушают это правило.

Одежду для новорожденного приготовляют тайно от "чужих людей". В разговоре такую одежду называют иносказательно "покрышка живота".

Мать ходит и исполняет всякие работы до последней минуты. Считается, что чем больше она будет работать, тем сильнее и здоровее будет ребенок.

Муж и жена спят вместе до наступления родов. В этот период не существует никаких запретов и ограничений относительно их супружеской жизни. После родов муж обычно в течение десяти дней воздерживается от сношений с женой.

Считается, что до истечения этого срока в теле женщины остаются следы родов. С другой стороны, если супруги хотят, чтобы у них возможно скорее родился другой ребенок (в том случае, если первый ребенок умер вскоре после рождения), то они вступают в сношения до указанного срока. Считается, что это полезно для нового зачатия.

Когда приближается время родов, во внутренний полог не впускают никого из пришельцев, "чужих людей". Даже близким родственникам мужского пола не разрешается подходить близко, особенно днем. С ними может войти какоенибудь невидимое дурное влияние и повредить роженице.

Во время родов все мужчины, не исключая маленьких мальчиков, удаляются из внутреннего полога и могут вернуться лишь тогда, когда все следы родов будут убраны. Они могут оставаться в наружном шатре, но должны сидеть очень тихо.

Родственницы роженицы могут находиться возле нее, хотя полагается, чтобы присутствующих при родах было как можно меньше. Необходимо лишь присутствие старухи матери или тетки для оказания помощи роженице.

У чукотских женщин вообще существует тенденция свести число помощниц при родах до минимума. Мне известны случаи, когда за отсутствием родственниц помощь жене при первых родах оказывал ее муж.

Как только ребенок покажется на свет, восприемница перевязывает ему пуповину куском сухожилия, в которое вплетено несколько волос роженицы. Сухожилие, конечно, приготавливается заранее. Женщина перерезает пуповину острым камнем, взятым из скребка для шкур, который служит ей для этой цели в течение всей жизни. Обычно он хранится у нее в вещевом мешке. Пуповину оставляют незавязанной. Ее все время натирают толченым углем, до тех пор, пока она не отвалится. Ребенка обтирают заранее приготовленной мочой его матери. Пучок травы, которым производится обтирание, тотчас же сжигается на огне очага.

Оленеводы убивают молодую важенку и приготовляют в большом котле крепкий бульон из ее грудинки. Воду или снег для бульона приносит муж. В то время, как он наполняет котел, он кладет поперек его верхнего края деревянную колотушку от бубна и повторяет три раза следующую краткую формулу: "О Солнце! Дай нам теплую воду". Роженица надевает широкую одежду, под подол которой ставится котел с бульоном. Над паром бульона она греет грудь, так как считается, что от этого грудь ее делается мягкой. Она съедает часть мяса и старается выпить как можно больше бульону.

Она должна выпить весь котел, и чем скорее она сделает это, тем лучше. Первые две недели после родов роженице дают самую лучшую пищу, тщательно сваренную. Кроме того, она все время пьет крепкий бульон. Считается, что бульон увеличивает количество молока.

Тотчас же после родов бедра женщины крепко перевязывают ремнем, чтобы все кости ее приняли первоначальное положение. Чукчи уверены, что если этого не сделать, то женщина станет болезненной и жизнь ее укоротится. Ремень не снимается в течение трех дней. Все это время женщина по большей части находится во внутреннем пологе и лишь ненадолго выходит в наружный шатер. На четвертый день ремень развязывается, и женщина выходит в наружный шатер и приступает к исполнению домашних работ».

9 декабря. Билибино

Привет, дорогая Вероника!

Только что вернулся со встречи с семидесятипятилетней чукчанкой. Сама эта встреча произошла лишь потому, что задержался рейс в Анадырь. Да! Я многое бы потерял, если бы самолеты летали по расписанию... Нахожусь под впечатлением. С нею была её младшая дочь. Она помогала мне, потому что речь чукчанки была не совсем понятна. К тому же она разговаривает очень тихо. Я сделал кое-какие наброски и пересылаю их тебе.

Это «сырой» материал, из которого в будущем может вырасти целый роман. Теперь жди моих писем из столицы Чукотки. Надеюсь, завтра я все-таки окажусь там.

*** В последний день пребывания в Билибино я встретился с Марией Васильевной, пожилой чукчанкой, которая родила восьмерых детей. Причем шестерых из них в тундре. Мы познакомились на вечере национальных культур, и я попросил Марию Васильевну о встрече.

Сначала я хотел пригласить Марию Васильевну к себе, но она предпочла «свою территорию». За мной пришел её внук и отвел к старому длинному одноэтажному дому на улице 30-летия Советской Чукотки. Здесь обычно останавливаются чукчи, приезжающие из поселков в райцентр, главным образом в больницу.

В одной из небольших комнат этого барака меня ждали Мария Васильевна и ее дочь Людмила. Я старался запоминать все сказанное и делал записи, чтобы не ускользнула ни одна реплика. Сосредоточиться было трудно, потому что хотелось смотреть на Марию Васильевну, на её лицо, глаза и, конечно, на руки.

У старой чукчанки руки особенные. Они кажутся уставшими, огрубевшими, измученными и с внешней стороны напоминают зимнюю тундру с замерзшими реками-жилками и грядами сопокморщинками. Взгляд у Марии Васильевны внимательный, но бесхитростный. Жизнь, как ни ломала, как ни разубеждала и ни разочаровывала, ничего не смогла поделать с нею. Спасали тундра и ее непреложные законы, не терпящие зла и не прощающие малодушия. Ее голос тихий, нежный, даже жалобный, сохранивший интонации, обороты и выражения, которыми разговаривала Мария Васильевна двадцать, сорок и шестьдесят лет назад.

Язык народов Крайнего Севера, и особенно язык чукчей, несмотря на обилие твердых знаков, жесткое соседство гласных, включая букву «ы», с глухими и шипящими согласными, тих и мягок. Им не накричишься, не выразишь злобу или ненависть, не позовешь в атаку, не споешь «Марсельезу». Этот язык для неторопливой передачи памяти, для легенд и преданий, он для разговора на малом расстоянии, когда собеседники рядом. Мне показалось, что из уст женщины язык чукчей звучит иначе, чем из уст мужчины. Голос чукчанки будто создан для колыбельной, едва слышной в полумраке яранги. В любви это должен быть язык не менее чувствительный и обворожительный, чем французский. Русский актер, постигнув тайны языка чукчей и эскимосов, блистал бы на сцене и в пьесах Чехова не имел бы равных.

МАРИЯ

Мария Васильевна родилась в середине двадцатых годов в яранге. Её семья носила имя Рассвет (Вэнтынэ) и относилась к чукчам-лучникам, в древности охотившимся с помощью лука и копья. Отец был оленеводом, и звали его Оленёнком (Коравьге).

Маму звали Солнышком (Тэркытваль). До замужества она пастушила у богатых, чтобы прокормить семью. После того как Оленёнок с Солнышком поженились, у них стали рождаться дети, и, что немаловажно, росло стадо до трех тысяч оленей. Впрочем, у чукчей по тем временам такое стадо не считалось большим.

Мария Васильевна помнит из рассказов матери, как пришедшие в тундру большевики «какой-то Мандриков» отобрали стадо; помнит, что один из большевиков, его звали Железная Нога, отказывался исполнять грабительский приказ, и его свои же расстреляли; помнит, что все время голодали и что родители, поддерживая отношения с американцами, ездили на Аляску, увозили шкуры и пушнину, а привозили чай и сахар. Помнит Мария Васильевна и начало коллективизации, когда их, едва окрепших, вновь ограбили, теперь уже под видом раскулачивания, оставив на пропитание триста оленей. Приехал какой-то русский и сказал: «Вы, товарищи, пасите оленей, как пасли, только повнимательнее: теперь это стадо государственное!» Помнит, как вновь голодали и были вынуждены есть евражек (сусликов) и медвежатину.

Тогда же стали организовываться совхозы, а при них школы. Но мама Марии Васильевны считала, что никакого образования в тундре не надо. Сама тундра лучшая и единственная школа, а всякое прочее образование едва ли принесет счастье.

Скорее, наоборот, грамотная чукчанка обязательно выйдет замуж за русского и покинет тундру, в то время как главный завет предков и непременное условие существования кочевого народа:



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Похожие работы:

«Государственное образовательное учреждение среднего профессионального образования Владимирской области "Балакиревский гуманитарно-правовой техникум" (ГБОУ СПО ВО "БГПТ") УТВЕРЖДАЮ Зам. директора по УВР _...»

«Правила осуществления миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства ФГБОУ ВО МГЛУ 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Правила осуществления миграционного учета иностранных 1.1 граждан и лиц без гражданства федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Московский государственны...»

«Научно-издательский центр "Апробация" МАТЕРИАЛЫ I МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "ПРАВО И ПРОБЛЕМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВА" Москва, 2012...»

«Вадим Слепнев Сельское приходское духовенство в эпоху "великих реформ" XIX века в России Успех мирного обновления любого общества связан со способностью населения страны к изменению поведения в новых социа...»

«УТВЕРЖДАЮ _ _ (должность и подпись руководителя исполнительного органа государственной власти Санкт-Петербурга) Карта учета государственной организации на 1 января 2015 года (2014 отчетный год) 1. Общая характеристика 1.1 Реквизиты ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖ...»

«КОНСТИТУЦИЯЛЫ ЖНЕ ХАЛЫАРАЛЫ Ы КОНСТИТУЦИОННОЕ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО CONSTITUTIONAL AND INTERNATIONAL LAW ГУ УДК 342.9 О.Л.Казанцева р Алтайский государственный университет, Барнаул, Россия (E-mail: verwaltung@mail.ru) Ка Актуальные вопросы...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования "Полоцкий государственный университет" СУДЕБНАЯ МЕДИЦИНА УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС для студентов специальности 1-24 01 02 "Правоведение" дневной и заочной форм обучения В двух частях Часть 1 Автор-составитель И.И. Лузгин Новопол...»

«МСПМД (IMAS) 07.11 Первое издание (23 декабря 2003 года) МСПМД (IMAS) 07.11 Первое издание 23 декабря 2003 года с учетом внесенных поправок № 1 и № 2 Руководство по управлению деятельностью в области информирования о минной опасности Начальник Службы Организации Объединенных Наций по вопросам п...»

«НЕЗАКОННОЕ УВОЛЬНЕНИЕ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 апреля 2008 года Л.А. АНДРЕЕВА, К.Н. ГУСОВ, О.М. МЕДВЕДЕВ Под редакцией заслуженного деятеля науки РФ, доктора юридических наук, профессора, академика РАСН К.Н. ГУСОВА А...»

«Н АУЧ Н Ы Е ВЕД О М О СТИ К Д Серия Философия. Социология. Право. 2016. № 17 (238). Выпуск 37 167 У Д К 301.153 АЛЬТЕРНАТИВНОСТЬ НРАВСТВЕННЫХ ПАРАДИГМ АРИСТОТЕЛЯ И КАНТА ALTERNATIVE OF MORAL PARADIGM OF ARISTOTLE AND KANT С.И. Некрасов1, Ф.А. Тригубенко2 S.I. Nekrasov, F.A. Trigubenko 1 М осковский государст венный т ех...»

«ПРОГРАММА "МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО", IV КУРС МП ФАКУЛЬТЕТА МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС "МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО" ПРИЛОЖЕНИЕ № 1 К СЕМИНАРСКОЙ РАЗРАБОТКЕ № 13 Оглав...»

«Коллективный договор муниципального общеобразовательного учреждения средней общеобразовательной школы № 5 города Боготола Красноярского края на 2009 2010 гг.1.1. Настоящий коллективный договор...»

«11.11.2004 № 8/11640 РАЗДЕЛ ВОСЬМОЙ ПРАВОВЫЕ АКТЫ НАЦИОНАЛЬНОГО БАНКА, МИНИСТЕРСТВ, ИНЫХ РЕСПУБЛИКАНСКИХ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ ПОСТАНОВЛЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА ПО ЧРЕЗВЫЧАЙНЫМ СИТУАЦИЯМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 20 октября 2004 г. № 34 8/11640 Об утверждении Правил безопасности при перево...»

«УТВЕРЖДЕНА Приказом Министерства промышленности, транспорта и дорожного хозяйства Республики Марий Эл от 6 марта 2017 г. № 36 КОНКУРСНАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ открытого конкурса на право получения свидетельств об осуществлении перевозок по межмуниципальным маршрутам...»

«"Государство и право".-2009.-№3.-С.113-117. ВОЗМЕЩЕНИЕ УБЫТКОВ ПРИ НАРУШЕНИИ ДОГОВОРА ПО АНГЛИЙСКОМУ ПРАВУ Е. С. Котова1 Аспирантка сектора гражданского права Института госу дарства и права РАН. Возмещение убытков в английском праве это средство защит...»

«ROCHE & DUFFAY Protector www.roche-duffay.ru Роль протектора в офшорном трасте Траст – продукт англосаксонской системы права, существующий уже много столетий (минимум с шестнадцатого век...»

«A/62/225 Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея Distr.: General 13 August 2007 Russian Original: English Шестьдесят вторая сессия Пункт 72(b) предварительной повестки дня * Поощрение и защита прав человека: вопросы прав человека, вкл...»

«План: Введение Глава I. Понятие и классификация отпусков по трудовому законодательству §1. Понятие и виды отпусков по российскому трудовому законодательству 10 §2. Опыт правового регулирования отпусков в законодательстве зарубежных стран 29 Глава II. Отпуска как вид времени отдыха §1....»

«Анализ правоприменительной практики Федерального закона от 20 июля 2012 года № 121-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющ...»

«Тема: “Договоры подряда и их виды” ЛИТЕРАТУРА.1. Конституция РФ.2. ГК РФ. 3. “ Основы гражданского законодательства СССР и республик” от 31 мая 1991 г.4. Учебник “Советское гражданское право”. Изд. “Юридическая литература” 1987 г. под редакцией Рязанцева В.А.5. Учебник “Советское гражданское пр...»

«Частное образовательное учреждение высшего образования "Первый московский юридический институт" УТВЕРЖДЕНО Решением Ученого совета ЧОУ ВО ПМЮИ от 23.08.2016 протокол № 10 Ректор К.В. Ребец...»

«RU 2 378 165 C1 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК B64F 1/28 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ Н...»

«Сурвилло Яна Валерьевна МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЗАГРЯЗНЕНИЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ПРИ РАЗРАБОТКЕ МИНЕРАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ МЕЖДУНАРОДНОГО РАЙОНА МОРСКОГО ДНА Специальность 12.00.10 – Международное право; Европейское право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание уч...»

«1. Председателю Тверского суда Солоповой В ККС г Москвы В ВККС Общественный Контроль Правопорядка Общественное движение. Официальный сайт в интернете: http://rus100.com/ email: odokprus@gmail.com Ис...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых" (ВлГУ) МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ Магист...»

«Общество Государство Выпуск 4 2014 Право Интерн ет -ж урнал http://gosuprav.ru/ Интернет-журнал "Общество, государство, право" ISSN 2309-4265 http://gosuprav.ru/ Выпуск 4 2014 http://gosuprav.ru/issue-4-14-2014.html URL статьи: http://gosuprav.ru...»

«Кузнецов С.В. Юридические технологии Введение ONLINE LEGAL INTELLIGENCE INTRODUCTION Горячая линия консультаций 8.495.518-6364 5186364(at)rambler.ru T5186364(at)yandex.ru Настоящий материал может в неиз...»

«Цай Ци Жун Весь фэн-шуй из первых рук. Советы китайского мастера текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=177793 Цай Ци Жун Весь фэн-шуй – из первых рук....»

«1 СТРУКТУРА ДИСЦИПЛИНЫ Торговое и таможенное право Кол-во недель, Объем учебного курса и виды учебных мероприятий Семестр в течение Всего Кол-во Форма Аудиторные занятия Самостоятельная работа Наименование курса изучени которых часов по кредитов контроля реализуется я Курсо уч.план Всего Лекц. Лаб. Практ....»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.