WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное ...»

-- [ Страница 2 ] --

В этой связи современные авторы верно полагают, что возрастание роли международных норм в национальном правовом регулировании осуществления правосудия является фактором правовой действительности, поскольку создает режим его оптимального осуществления, условий непосредственного воздействия на национальное законодательство в сфере уголовного процессуального права. Разумеется, особое значение имеет оценка взаимосвязи функций правосудия с иными составляющими системы судебной власти, в частности с судебным контролем, судебным санкционированием, информационным и профилактическим воздействием на формирование правосознания населения страны. Характер и значение этих проявлений функций правосудия наиболее явно отражены в правовом механизме действия правосудия в узком значении этого понятия, т. е. когда непременным способом реализации процесса доказывания в суде является рассмотрение и разрешение в судебных заседаниях правовых Международный уголовный суд : сб. док. Казань, 2004. С. 79.

споров в условиях полного соблюдения демократических принципов и международно-правовых стандартов правосудия103.

Применительно к деятельности органов уголовного судопроизводства для понимания сущности общепризнанных принципов и стандартов международного права следует руководствоваться Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»104, которым под общепризнанными принципами международного права предлагается рассматривать основополагающие императивные и диспозитивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательных. Без подобного признания они не могут считаться частью правовой системы Российской Федерации, порождающей для государства в целом, его органов и должностных лиц юридические обязанности.

Понятие «общепризнанные» относится как к принципам, так и к нормам международного права, поскольку и в том, и в другом случае это понятие характеризует юридически обязательное правило поведения. Обычно различие между принципами и нормами международного права не проводится, так как термин «принципы» имеет широкое значение и включает в себя нормы международного права, а также те стандарты, которые нам предлагает Европейский суд по правам человека. Под общепризнанными принципами международного права обычно понимают основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. Концептуальной основой системы общепризнанных принципов международного права являются принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств. Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваеПравосудие в современном мире : монография / В. И. Анишина [и др.]. М., 2012. С. 569.

Рос. газ. 2003. № 244. С. 9.

мое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного105.

Юридическая сила международных стандартов заключается в том, что общепризнанные положения международного права позволяют утвердить стабильное и цивилизованное международное общение, которое должно соответствовать правовому прогрессу всего передового общества. Применительно к процессу доказывания по уголовному делу особое значение этих принципов заключается в формировании институтов международного права, призванных защищать права человека, влиять на развитие национального законодательства в направлении его гуманизации, способствовать усилению гарантий личности в ее столкновении с органами и должностными лицами публичной власти, которые производят предварительное расследование, рассматривают уголовные дела в суде, в противодействии произволу.





В этой связи Верховный Суд РФ поясняет, что в целях обеспечения правильного и единообразного применения судами международного права при осуществлении правосудия судам следует исходить из следующих конституционных положений. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ (ч. 1 ст. 17). Признание, соблюдение и защита прав и свобод человек и гражданина – обязанность правового государства (ст. 2 Конституции РФ). Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Исходя из этих установлений, а также из положений ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17 Конституции РФ, права и свободы человека, согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, а также международным договорам Российской Федерации, являются непосредственно действующими в пределах юрисдикции Российской Федерации.

Международно-правовые стандарты законного и справедливого уголовного судопроизводства предполагают состязательную форму уголовного процесса в целом. В частности, право стороны защиты на равноценное участие в процессе доказывания является общепризнанным, его нарушение считается Европейским судом Андрусенко С. П., Голованова Н. А., Гравина А. А. Международно-правовые стандарты в уголовной юстиции Российской Федерации : науч.-практ. пособие. М., 2012. С. 129.

по правам человека существенным ограничением права на защиту от обвинения. Это право признано в таких международноправовых актах, как Конвенция о защите прав человека и основных свобод (подп. «d» п. 3 ст. 6)106, Международный пакт о гражданских и политических правах (подп. «e» п. 3 ст. 14)107. Правила проведения отдельных процессуальных действий закреплены в «Правилах процедуры и доказывания»108, применяемых всеми органами международной уголовной юстиции, действующими на основании Римского статута Международного уголовного суда (ст. 69)109.

Наиболее распространенным процессуальным действием в собирании доказательств является допрос. Заметим, что в России имеет место игнорирование законодателем проблемы должного нормативного закрепления процедуры судебных допросов; отсутствие понимания этой проблемы и со стороны многих российских судей делает уязвимыми акты правосудия перед критикой в Европейском суде и других международных правовых инстанциях110. Можно даже сказать, что российское уголовное правосудие отчасти выпадает из европейского и международного правового пространства, где давно и твердо утвердились стандарты проведения судебных допросов. К примеру, С. А. Князев полагает, что ссылки на некую «особенную» состязательность нашего уголовного процесса не совсем уместны111.

С этим мнением соглашается и А. О. Машовец, который пишет о том, что состязательность должна существовать не только Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 4 нояб. 1950 г.) // Собр. законодательства РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

Международный пакт о гражданских и политических правах [Электронный ресурс] :

принят Резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной ассамблеи ООН от 16 дек. 1966 г. URL:

http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol. shtml.

URL: http://www. femida. info/12/muprirstatuta076.htm.

Римский статут Международного уголовного суда : принят в г. Риме 17 июля 1998 г. // Гарант [Электронный ресурс] : справочная правовая система.

Россия является рекордсменом по числу поданных против нее и, главное, удовлетворенных жалоб. В десятках решений, вынесенных по жалобам против Российской Федерации, Европейский суд по правам человека признавал Российскую Федерацию в той или иной степени ответственной за нарушение требований ст. 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), выразившееся в отказе заявителю в возможности допросить свидетелей обвинения. См., например: п. 193 Постановления Европейского суда по правам человека от 25 сент. 2008 г. по делу «Полуфакин и Чернышев (Polufakin and Chernyshev) против Российской Федерации». Жалоба № 30997/02 [Электронный ресурс].

URL: http://www.echr. ru/documents/doc/12069355/12069355–011. htm.

Князев С. А. Мнимая состязательность // Рос. юстиция. 2006. № 7. С. 56–58.

на словах, а по-настоящему – в конкретных процедурах и институтах уголовного судопроизводства. В том числе она должна определять структуру судебного допроса, являющегося главным средством формирования из личных судебных доказательств фактов. Состязательная структура судебного процесса, включающая три обычных стадии – прямой допрос, перекрестный допрос и передопрос, обеспечивает надлежащий способ представления и исследования показаний, а также соблюдение права подсудимого на защиту112. С этим положением стоит согласиться; к сожалению, современный российский законодатель не посчитал нужным закрепить подобного рода положения в УПК РФ.

Кроме того, Л. Б. Алексеева подчеркивает, что «ни одно закрепленное в международных нормах право не регулируется так подробно, как право на справедливое судебное разбирательство по уголовным делам»113. Она также отмечает принципиальное единство содержания ст. 14 Пакта и ст. 6 Конвенции и то обстоятельство, что последняя получила «развернутую конкретизацию и развитие в решениях Европейского суда по правам человека, что позволяет более обоснованно судить о тех требованиях, которые международное право предъявляет к правосудию по уголовным делам»114. Применительно к процессу доказывания по уголовному делу Л. Б. Алексеева полагает, что суд «не может быть связан тем доказательственным материалом, который ему представляется обвинением и защитой»115; в аспекте международных стандартов «в том случае, если сторонами представлено недостаточно доказательств для обоснования решения по делу, суд может по собственной инициативе истребовать и исследовать доказательственную информацию. Иное положение не соответствует ст. 6 УПК РФ». Кроме того, заметим, что в тех государствах, где до сих пор истина остается целью процесса доказывания, например во Франции, на основании ст. 310 УПК председательствующий наделен полномочиями, в силу которых он может по совести и чести принимать любые меры, которые сочтет полезными для Машовец А. О. Международно-правовые стандарты производства допроса по уголовному делу // Междунар. уголов. право и междунар. юстиция. 2013. № 5. С. 3–5.

Алексеева Л. Б. Право на справедливое судебное разбирательство: реализация в УПК РФ общепризнанных принципов и норм международного права : дис.... д-ра юрид.

наук. М., 2003. С. 45.

Там же. С. 49.

Там же. С. 69.

установления истины. Аналогичное положение есть и в законодательстве США. В России вопрос активности суда является до сих пор достаточно спорным, поскольку по концепции УПК РФ суд выступает в качестве независимого арбитра и без инициативы сторон не участвует, в частности, в собирании доказательств.

Одним из положительных моментов выступает то, что международное сообщество, озаботившись неудовлетворительным положением потерпевших по уголовным делам в части возмещения вреда, причиненного преступлением116, разработало систему «реституционного правосудия», которая нашла свое закрепление в международно-правовых актах, издаваемых под эгидой ООН. К сожалению, в России данные стандарты не применяются до сих пор и потерпевший в настоящее время является одной из незащищенных категорий участников уголовного судопроизводства.

Как бы хорошо ни был регламентирован процесс доказывания по уголовному делу и как бы ни было полноценно расследовано и рассмотрено уголовное дело в суде, ущерб и вред, причиненный потерпевшему по уголовному делу, возмещается и компенсируется с очень большими проблемами. В частности, потерпевшему порою приходится доказывать в суде не только размер компенсируемой суммы за причиненный моральный вред, но и сам факт того, что моральный вред действительно причинен преступлением.

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что в международном праве формируются и действуют присущие ему отраслевые стандарты, отражающие содержательную специфику уголовного судопроизводства в виде общепризнанных принципов международного права. Их значение заключается в первую очередь в защите права человека, в усилении гарантий личности в ее столкновении с органами и должностными лицами публичной власти, в противодействии произволу. Следовательно, можно согласиться с мнением тех авторов, которые полагают, что объективная основа особой юридической силы общепризнанных принципов международного права предопределяется потребностями утверждения стабильного и цивилизованного международного общения, Рабочий документ, подготовленный Секретариатом X Конгресса ООН «Правонарушители и жертвы: ответственность и справедливость в процессе отправления уголовного правосудия» // Десятый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями : сб. док. М., 2001. С. 48.

которые соответствуют определенным историческим условиям и отражают правовое сознание всего передового человечества117.

Однако заслуживает внимания позиция руководителя Следственного комитета России А. И. Бастрыкина, считающего, что следует отменить приоритет международного права над российским в Конституции РФ. В частности, А. И. Бастрыкин назвал «диверсией в правовом регулировании» положение российской Конституции о том, что нормы международного права необходимо ставить выше законодательства РФ, что было отмечено в его докладе к коллегии ведомства. Так, 26 февраля 2015 г.

состоялось заседание коллегии, посвященное итогам работы следственных органов за 2014 г. и задачам на 2015 г. Руководителем было подчеркнуто, что настоящий «год для страны был непростым. Он был, образно говоря, годом проверки на прочность. Испытание пройдено успешно. Правопорядок в государстве остаётся стабильным, а авторитет и позиции России на международной арене крепнут. И подтверждение тому – недавние Минские договоренности о мирном урегулировании военного кризиса на ЮгоВостоке Украины. Следственный комитет не оставался в стороне от этих трагических событий. Мы оперативно возбуждаем уголовные преследования в отношении военных преступников и националистов. Эти уголовные дела, а их возбуждено 39, расследуются, можно сказать, в боевой обстановке, собираются доказательства, чтобы виновных лиц настигло справедливое возмездие». Однако в свете данных событий А. И. Бастрыкин отметил, что в Конституции России есть положение о безусловном приоритете международных правовых норм над национальным законодательством (данный принцип также включили и в российский УПК, хотя и без конкретного регламентированного в законе механизма), несмотря на то что в остальных государствах имеются более гибкие механизмы. По его мнению, практика, в особенности недавние международные события, доказывают, что подобная ситуация работает против интересов РФ и умело используется оппонентами с Запада. Глава Следственного комитета добавил, что из российского законодательства необходимо исключить приоритет международных правовых норм, это поможет укрепить независимость РФ в правовой области. По его словам, необАндрусенко С. П., Голованова Н. А., Гравина А. А. Указ. соч. С. 59.

ходимо вернуться к лучшим традициям отечественного судопроизводства118. Кроме того, ранее В. Д. Зорькин, председатель Конституционного Суда России, не раз заявлял, что РФ не передавала Европейскому суду по правам человека часть своих полномочий, позволяющих выносить решения по изменению законодательства нашей страны. Думается, в данных словах и мнениях есть доля правды; это лишний раз убеждает нас в необходимости более тщательного изучения международных стандартов и возможности, а порою целесообразности их применения на территории Российской Федерации, учитывая положение о большинстве международных стандартов, носящих декларативный характер, без реальной регламентации механизма их реализации в российском уголовном процессе.

URL: http://sledcom. ru/news/item/898707/?type=news&more_link=1.

Глава 2  АКТИВНОСТЬ СТОРОН   В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ  2.1. Аргументация как предпосылка активности   сторон в ходе судебного разбирательства   по уголовному делу  Актуальность исследования вопросов активности сторон при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции в условиях состязательности обусловлена тем, что современная состязательность основывается на конфронтации сторон, которые, участвуя в споре, достигают истины по уголовному делу и тем самым оказывают активное влияние на внутреннее убеждение судьи, который выносит итоговое решение по уголовному делу.

Причем в свете норм УПК РФ и позиций Конституционного Суда РФ суд, осуществляющий судебную власть посредством уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, в ходе производства по делу не может становиться ни на сторону обвинения, ни на сторону защиты, подменять стороны, принимая на себя их процессуальные правомочия, а должен оставаться объективным и беспристрастным арбитром.

Проблемы доказывания всегда занимали центральное место в уголовном судопроизводстве России. Это обусловлено, прежде всего, особой познавательной деятельностью его участников, связанной с законодательной регламентацией процедуры, сроков и особенностей установления обстоятельств рассматриваемого в суде уголовного дела. Особое внимание в действующем уголовно-процессуальном законе уделено участникам, чьей процессуальной обязанностью и правом является определение действительной картины происшедшего события преступления и документальное закрепление полученной в связи с этим информации.

В науке уголовного судопроизводства такие участники традиционно называются субъектами доказывания по уголовному делу.

Однако среди ученых в области уголовного судопроизводства до сих пор нет единства взглядов по поводу понятия и классификации субъектов доказывания, их процессуального статуса, особенностей участия в процессе доказывания юридически значимых обстоятельств уголовного дела в суде первой инстанции.

В практике судебного разбирательства указанные проблемы вызывают достаточно большие сложности, которые нередко способствуют неправильному правоприменению в конкретных ситуациях, что приводит к принятию незаконных и необоснованных процессуальных решений, производству нелегитимных процессуальных действий и нарушению прав, свобод и законных интересов лиц, участвующих в конкретных правоотношениях119.

В разные периоды развития уголовного судопроизводства к научному анализу теоретических и практических проблем доказывания в уголовном судопроизводстве обращались такие ученые, как В. А. Азаров, А. Р. Белкин, Г. И. Загорский, А. М. Ларин, П. А. Лупинская, И. Л. Петрухин, Н. В. Радутная и целый ряд других известных ученых. Отдельные авторы проводили комплексное исследование проблемы активности субъектов доказывания в суде первой инстанции.

Происшедшие изменения в процессе доказывания по уголовному делу во многих аспектах по-иному определили нормативное регулирование отдельных процедур. В частности, прежде всего значительно расширены правовые возможности участников по доказыванию обстоятельств уголовного дела. Элементы состязательности сторон изменили не только круг субъектов доказывания и их правовой статус, но и в значительной мере сущность процесса доказывания в российском уголовном судопроизводстве.

В этой связи заметим, что проблематика активности сторон в суде первой инстанции заключается в том, что тип уголовного судопроизводства построен по состязательной модели и наиболее полное выражение состязательности находит в регулировании, во-первых, порядка предварительного слушания при подготовке к судебному заседанию, во-вторых, общих условий судебного разбирательства, в-третьих, таких этапов судебного разбирательства, как судебное следствие и прения сторон.

Гарантией реализации принципа состязательности является установление обязательности участия обвинителя и защитника в Зубович М. М. Правомерны ли «юридические качели» в механизме процессуального взаимодействия? (приглашение к дискуссии) // Рос. юстиция. 2008. № 9. С. 17–19.

судебном разбирательстве. Правовое регулирование принципа состязательности означает, в сущности, определение порядка взаимоотношений сторон в уголовном судопроизводстве.

Правильное понимание состязательности сторон во главу угла ставит процесс доказывания именно на судебных стадиях.

Состязательный процесс основывается на исходном положении о том, что процесс – это происходящий в суде спор между государством и гражданином, совершившим преступление, и в таком споре обе стороны наделены равными юридическими возможностями. Суду отводится роль беспристрастного арбитра, наблюдающего за тем, как соблюдаются правила спора и кто его выиграл. Оценка доказательств формируется на основе внутреннего убеждения судей. Мы позволяем высказать мнение о том, что УПК РФ, регламентируя состязательный уголовный процесс, сформировал новый вид процесса доказывания по уголовному делу. Следует подчеркнуть неразрывность внутреннего убеждения и свободы оценки доказательств, стремясь не допустить ни ущемления внутреннего судейского убеждения, ни его чрезмерной свободы. Так, состязательность сторон формирует следующие положения: во-первых, доказательства не имеют заранее установленной силы; во-вторых, при оценке доказательств судья не связан результатами оценки иных лиц; в-третьих, при оценке доказательств судья оценивает доказательства по внутреннему убеждению, руководствуясь законом и совестью. При таких условиях в свете принципа состязательности стороны должны представить так доказательства по уголовному делу, чтобы убедить суд в правоте своей позиции. По нашему мнению, в процессе доказывания в суде первой инстанции доказательства выступают не столько сведениями, информацией или фактами, сколько именно аргументами. Аргументация выступает одним из важнейших средств разумного убеждения. С позиции состязательности сторон судебное разбирательство заключается в споре, степень участия в споре характеризует активность сторон в процессе доказывания по уголовному делу. Спор – это столкновение мнений или позиций, в ходе которого стороны приводят аргументы в поддержку своих убеждений и критикуют несовместимые с последними представления другой стороны120. С точки зрения судебного Философия : энцикл. слов. / под ред. А. А. Ивина. М., 2006. С. 815.

следствия и прений сторон спор является частным случаем аргументации, ее наиболее острой и напряженной формой. Кроме того, спор выступает важнейшим средством прояснения и разрешения вопросов, вызывающих разногласия, лучшего понимания того, что не является в достаточной мере ясным и не нашло еще убедительного обоснования. В судебном разбирательстве стороны как участники спора либо приходят к согласию и единому мнению, либо нет, но в ходе спора лучше уясняют позицию противоборствующей стороны. Обоснованная аргументация не просто повторяет выводы по делу, она предлагает доводы, чтобы другие могли принять решение для себя. Довод, или аргумент, представляет собой одно или несколько связанных между собой утверждений. Довод предназначается для поддержки тезиса аргументации – утверждения, которое аргументирующая сторона находит нужным внушить аудитории, сделать составной частью ее убеждений. Кроме того, посредством аргументации мы не просто осуществляем процедуру приведения аргументов, но и строим совокупность, систему убеждающих аргументов. С логической точки зрения теория аргументации исследует многообразные способы активного убеждения аудитории с помощью речевого воздействия. Речевое воздействие, как правило, основывается на различиях во мнениях, на столкновении позиций. Каждая сторона активно отстаивает свою точку зрения и пытается раскритиковать точку зрения противника. Если нет такого столкновения мнений, то нет и самого спора, нет состязательности.

Активность сторон в свете состязательного типа уголовного судопроизводства наиболее очевидна в процессе судебного следствия и прений сторон. Мы полагаем, что судебное следствие – это центральный этап судебного разбирательства, который следует за подготовительной частью судебного разбирательства и является предпосылкой прений сторон, на котором суд в условиях наиболее полного осуществления принципов уголовного судопроизводства исследует все имеющиеся доказательства с целью установления фактических обстоятельств уголовного дела (которые входят в предмет доказывания) и постановления приговора.

Прения сторон – это стержень состязательности судебного разбирательства, поскольку они дают возможность участникам судебного разбирательства активно отстаивать свои законные интересы, способствуют формированию внутреннего убеждения судей на основе всестороннего анализа всех обстоятельств уголовного дела после исследования всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу в рамках судебного следствия.

С точки зрения судебного следствия и прений сторон в уголовном процессе интерес к данному вопросу заключается в том, что принцип состязательности выступает как основа, определяющая положение субъектов процесса, их права и обязанности, взаимоотношения друг с другом и с судом, что обусловливает состязательную форму процесса.

Именно в судебном следствии и прениях стороны обвинения и защиты на основе анализа исследованных в суде доказательств выдвигают свои доводы и аргументы в обоснование своей позиции о доказанности или недоказанности предъявленного подсудимому обвинения. В судебном следствии и прениях каждая из сторон излагает перед судом свою картину происшедшего события, дает собственные оценки и окончательно высказывает собственное мнение о полной или частичной виновности или невиновности подсудимого, о квалификации действий, о мере наказания.

Соответственно, судебное следствие и прения сторон являются неотъемлемым элементом состязательности уголовного судопроизводства и в этой связи выступают показателем современной концепции УПК РФ.

В рамках судебного следствия и прений сторон суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав – стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Каждый участник уголовного процесса осуществляет определенную функцию, иначе говоря роль, которую он играет в данной многогранной деятельности, реализует свое предназначение.

Общепринято различать три уголовно-процессуальные функции:

1) уголовное преследование; 2) защита; 3) разрешение уголовного дела. Первая выражается в выдвижении, формулировании и обосновании обвинения в совершении конкретного преступления. Вторая, противоположная, представляет собой уголовнопроцессуальную деятельность по опровержению инкриминируемого обвинения полностью или частично или по обоснованию любого изменения этого обвинения в сторону, улучшающую положение обвиняемого. Третья предполагает формулирование юридически значимого ответа на вопрос о состоятельности или несостоятельности предъявленного обвинения и вывод о виновности или невиновности обвиняемого.

Именно такое троякое положение и позволяет сформулировать правило о том, что истина рождается в споре. Согласно такой формуле осуществление двух противоборствующих функций – уголовного преследования и защиты – есть спор равноправных сторон в уголовном судопроизводстве, необходимое условие установления истины судом, возвышающимся над сторонами и осуществляющим свою собственную функцию – разрешение уголовного дела. Это положение является конституционным, закреплено в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, провозглашающей, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Однако в Конституции РФ закреплено данное начало, но не дано развернутого содержания этого принципа.

Разумеется, эта задача возложена на УПК РФ. Основой состязательности является и ст. 2 Конституции РФ, которая высшей ценностью закрепляет человека, его права и свободы; данное положение позволяет судить о демократизации всего судопроизводства в целом, соответственно, и о свободе слова, высказывания личного мнения, в частности в рамках уголовного судопроизводства. Данные основы определяют правовое положение и взаимоотношения участников уголовного процесса между собой, а также отношения участников процесса и суда.

В целом форму (тип) уголовного процесса определяет политическое устройство государства. Подтверждением тому служит изучение исторических материалов о правовых обычаях, которые позволяют говорить о том, что правосудие существовало и при первобытнообщинном строе. Лицо, совершившее преступление, подвергалось наказанию вождем, советом старейшин или собранием племени121. Постепенно старые родовые формы разбирательства стали вытесняться, обусловлено это было расслоением родового общества. По этому поводу справедливо писал И. Я. Фойницкий: «История уголовного процесса начинается господством в нем частного начала… Мало-помалу выясняется и постепенно развивается публичное начало уголовного процесса;

он становится делом общественным, государственным»122. КоВсемирная история. М., 1956. Т. 1. С. 106.

Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1907. Т. 1. С. 14.

нечно, в Древней Руси, в период раннего феодализма, в судебном разбирательстве просматривалась состязательность, но она определенного значения в обеспечении истинных выводов в судопроизводстве не имела123. Предпосылкой появления состязательности в Судебном уставе 1864 г. было изменение государственного устройства в Европе, феодальный строй был сменен на демократический буржуазный. Следовательно, произошла гуманизация существовавшей ранее разыскной формы уголовного процесса.

Анализируя Устав уголовного судопроизводства (далее – УУС) 1864 г., очередной раз можно убедиться, что современное уголовно-процессуальное законодательство в немалой степени заимствовало дореволюционные положения закона, что подтверждает прогрессивность прошлых реформ. Изучая нормы УПК РФ и доктринальные толкования к нему, можно убедиться в некоторой аналогии УПК РФ и УУС 1864 г. Очевидно, нормы дореволюционного российского законодательства о судебном следствии и прениях явились одной из первоначальных основ будущего состязательного уголовного судопроизводства.

Современное демократическое начало характеризует принцип состязательности как положение, при котором судопроизводство осуществляется путем противоборства участников судебного разбирательства, в УПК РФ закреплены разные процессуальные функции, отделенные от функции разрешения уголовного дела по существу, при так или иначе активном участии независимого суда, восполняющего усилия сторон, в целях установления истины по уголовному делу и выполнения иных задач, уголовного судопроизводства.

Немаловажен тот факт, что УПК РФ не исключает участия суда в процессе доказывания, например, в главе 37 УПК РФ установлен порядок участия суда в допросе подсудимого, потерпевшего, свидетелей, соответствующий началу состязательности (ч. 3 ст. 375, ч. 3 ст. 278 УПК РФ).

Вместе с тем в области доказывания в УПК РФ во имя состязательности предусмотрены и такие правила, которые ставят суд порою в зависимое от сторон положение. Например, судья удовлетворяет ходатайство сторон об исключении доказательства, если против него не возражает другая сторона (ч. 5 ст. 234); огВладимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, 1995.

С. 596; История суда и уголовного процесса (схемы, таблицы, документы) / сост.

В. И. Кононенко. М., 2002. С. 24.

лашение в судебном разбирательстве показаний подсудимого, которые были даны им при производстве расследования, допустимо по ходатайству стороны (ст. 276), показаний свидетеля, потерпевшего – с согласия стороны (ст. 281). В то же время законодательно не закреплено, вправе ли суд по своей инициативе произвести в судебном следствии осмотр местности, помещения, следственный эксперимент, предъявление для опознания, свидетельствование (ст. 287–290).

Заметим, что учеными в области уголовного процесса неоднократно обосновывалось предложение об уточнении обязанностей председательствующего (ст. 243 УПК РФ), который не только должен принимать меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, но и способствовать объективному и всестороннему исследованию обстоятельств, имеющих существенное значение для законного и справедливого разрешения дела; необходимо тесно сочетать принцип состязательности с принципом объективности, всесторонности и полноты исследования обстоятельств уголовного дела. Полагаем, что сочетание таких условий позволит обеспечить ее эффективность в решении задач правосудия и нейтрализует возможные негативные последствия состязательности сторон, не всегда располагающих равными возможностями для защиты своих интересов.

Состязательность и равноправие сторон хорошо обозначил известный российский ученый В. К. Случевский, который написал о состязательности «как принципе, проникающем во все моменты движения уголовного процесса. В частности, нередко судья был бы не в состоянии разрешить встретившийся ему процессуальный казус или выйти из затруднительного положения, в которое ставят его недостатки или недомолвки закона, если бы не существовало принципов уголовно-процессуального закона, – они играют для судьи роль маяков, освещающих его путь»124. Более того, принципиальная состязательность, являясь элементом правовой политики, предопределяет содержание не только действующих, но и будущих правовых норм125.

Поскольку принцип состязательности сторон является одним из узловых моментов современной идеологии уголовного проСлучевский В. К. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство – судопроизводство. СПб., 1910. С. 49.

Алексеев С. С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972. Т. 1. С. 502.

цесса, то позиция Конституционного Суда РФ такова, что судебная процедура признается эффективным механизмом защиты прав и свобод, если она отвечает требованиям справедливости и основывается на конституционных принципах состязательности и равноправия сторон126.

Интерес заключается в том, что принцип состязательности выступает как основа, определяющая активное положение субъектов процесса, их права и обязанности, взаимоотношения друг с другом и с судом. Активность сторон заключается в том, что доказательство, используемое для логического обоснования истинности, ложности, правдоподобности высказываний, заключается в более общую мыслительную процедуру – аргументацию127. В процессе аргументации реализуется один из важных принципов логического мышления – принцип достаточного основания. Аргументом доказательства служит сам факт. Следовательно, интерес представляет концепция Д. Ролза о том, что аргумент имеет цель быть строго дедуктивным128. Спор, основанный на аргументах, построенных на частных выводах по уголовному делу, должен соответствовать концепции справедливости. Следовательно, теория справедливости направлена на упорядочение доводов сторон. И упорядочение должно быть в общем транзитивным129, поскольку в судебном следствии и прениях сторон имеются тезис и аргументы. Доказать истинность тезиса и аргумента – значит показать, что оно есть прямое следствие из положений о хорошо проверенных фактах.

Судья при вынесении приговора по уголовному делу должен отталкиваться от категории истинности, которая является основополагающей при активной роли сторон при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции. Так, представляет интерес мнение А. Г. Спиркина о том, что истина – это адекватная информация об объекте, получаемая посредством его интеллектуПо делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан : постановление Конституц. Суда РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П // Рос. газ. 2005. 1 апр. (№ 66). С. 9.

Там же.

Ролз Д. Теория справедливости. Новосибирск, 1995. С. 203.

Там же. С. 125.

ального постижения с точки зрения ее достоверности130. Тем не менее следует отметить, что в ранее действовавшем уголовнопроцессуальном праве целью было достижение истины по уголовному делу, непосредственно от цели достижения истины по уголовному делу напрямую зависел и процесс доказывания. До принятия УПК РФ был достаточно спорным и подвергся критике устоявшийся взгляд на то, что целью судопроизводства и правосудия является установление объективной (материальной) истины. Началась реставрация ранее разделяемой только западными и некоторыми отечественными дореволюционными юристами позиции, согласно которой юридическое познание (в частности, о вине лица в совершении преступления) носит вероятностный характер. Отдельные авторы полагают, что объективная (материальная) истина есть фикция, точнее юридическая фикция, позволяющая использовать Уголовный кодекс для постановления приговора: а потому ее сохранение как средства уголовного процесса предполагает, что на первое место будет поставлена процессуальная истина131. Под процессуальной истиной В. В. Никитаев понимает «соответствие судебного процесса (а значит, и его результата) требованиям процессуального права»132.

Однако истина закрепляет структуру уголовно-процессуальной деятельности, и, как правило, именно в споре рождается истина. Следовательно, активность сторон обеспечивает продуктивность спора и достижение истины по уголовному делу. Так, А. М. Ларин верно считал, что состязательность есть спор, в ходе которого достигается истина133.

Безусловно, в судебных стадиях уголовного процесса состязательность имеет наиболее яркое проявление. Данный вопрос в большей части зависит от проявления активности в стадиях уголовного процесса стороны защиты. Поскольку на предварительном расследовании по уголовному делу сторона защиты не ведет самостоятельного уголовного дела, то принято считать, что наибольшая активность – за органами уголовного преследования. В Спиркин А. Г. Философия : учебник. М., 1998. С. 461 Никитаев В. В. Проблемные ситуации уголовного процесса и юридическое мышление // Состязательное правосудие : тр. науч.-практ. лабораторий. М., 1996. С. 71.

Там же. С. 74.

Ларин А. М. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК-1997 // Рос. юстиция. 1997. № 9. С. 10.

этой связи справедливой представляется позиция А. Р. Белкина, который писал, что закон наделяет субъектов доказывания правом представлять доказательства и собирать отдельные их виды.

Однако праву этих субъектов представлять доказательства прокурору, следователю, дознавателю, суду фактически не соответствует ничья обязанность предоставлять эти доказательства этим субъектам134. Весьма показательна в этой связи ч. 3 ст. 86 УПК РФ, которая указывает, что защитник вправе собирать доказательства путем: получения предметов, документов и иных сведений – ничья обязанность предоставлять эти предметы, документы и прочее в законе не оговаривается; опроса лиц с их согласия – а как быть, если такого согласия нет? Заметим, что для проведения допроса (а не малопонятного опроса – понятие «опрос» в УПК РФ никак не определяется и не регламентируется) следователю согласия допрашиваемого вовсе не требуется; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии, – наконец-то появилась хоть чья-то обязанность, корреспондирующая с правом собирать доказательства; однако реально никакой санкции за пренебрежение этой обязанностью и непредоставление в распоряжение адвоката запрошенных им документов в законе нет. Поскольку ни юридические, ни физические лица фактически не обязываются законом выполнять требования субъектов доказывания со стороны защиты по предоставлению в их распоряжение каких-либо данных, эти субъекты могут получить их лишь через орган расследования или суд, заявив соответствующее ходатайство, удовлетворение которого полностью зависит от усмотрения тех, кому оно адресовано. Совершенно очевидно, что полноценное участие этих субъектов в доказывании требует наделения их правом собирания доказательств в гораздо большем объеме, сравнимом с субъектами со стороны обвинения.

Предложения о повышении активности защитника в собирании доказательств и расширении его полномочий в данном аспекте высказывались уже не раз. Так, еще в 1990 г. Н. К. Горя считал целесообразным предоставить защитнику право провоБелкин А. Р. Теория доказательств. М., 2002. С. 181.

дить параллельное расследование с совершением следственных действий и изложением своих выводов в особом процессуальном документе – «оправдательном заключении»135. Идею параллельного расследования, хотя и в несколько ином виде – в виде возможности проведения защитником «частных следственных действий», выдвигали и авторы проекта УПК РФ, подготовленного ГПУ при Президенте РФ. Законодатель не счел возможным предоставление защитнику властно-распорядительных полномочий.

В этой связи интерес представляет то, что подлинная состязательность могла бы иметь место, если бы законодатель счел возможным расследование дела двумя равноправными следователями: со стороны обвинения и со стороны защиты136.

Данное предложение целесообразно, поскольку в процессе доказывания уравновешивает стороны, но такая цели вряд ли осуществима в жизни. Например, еще и потому, что органы уголовного преследования – это государственные органы, а адвокатура является общественным объединением. Следовательно, для достижения данной идеи необходимо кардинальное реформирование адвокатуры, что маловероятно. И тем не менее уголовный процесс России должен строиться в форме состязания на всех стадиях по уголовному делу. По нашему мнению, активная состязательность на досудебных стадиях уголовного процесса является предпосылкой объективного рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции.

Активность сторон может быть полноценной только в том случае, если две противоположные стороны обвинения и защиты будут владеть полной информацией по факту совершенного преступного деяния. Поэтому на стадиях уголовного судопроизводства должно быть эффективно реализовано право на ознакомление с материалами уголовного дела всеми участниками уголовного судопроизводства; для полноты познания сведений, подлежащих доказыванию и закрепленных в уголовном деле, суду целесообразно позволять сторонам работать с материалами уголовного дела (читать, копировать, изучать и т. д.) с момента поступления уголовного дела в суд, а также и в любые другие рабочие часы суда, поскольку на стадии предварительного расследования в Горя Н. Принцип состязательности и функции защиты в уголовном процессе // Сов.

юстиция. 1990. № 7. С. 22.

Белкин А. Р. Указ. соч. С. 59.

силу сжатых сроков уголовного процесса ознакомление с материалами уголовного дела проходит формально, порою без соблюдения конституционных прав участников процесса. Полноценное информирование участников уголовного процесса в рамках ознакомления с материалами уголовного дела даст им возможность не только заявлять обоснованные ходатайства, которые станут предметом рассмотрения при назначении судебного заседания, в том числе и на предварительном слушании, но и грамотно аргументировать свою позицию в рамках судебного следствия и прений сторон. В уголовном деле судьба человека может зависеть от незначительных на первый взгляд обстоятельств, неприметных подробностей, выявление которых, с учетом их правильной оценки с точки зрения уголовного процессуального закона, может иметь решающее значение. В уголовном деле нет мелочей.

В частности, для защитника данные обстоятельства актуальны именно потому, что полнота информации по уголовному делу позволяет сделать независимую оценку собранным по уголовному делу доказательствам, найти новые способы защиты интересов, а также в дальнейшем использовать полученные копии материалов уголовного дела при осуществлении защиты в суде или при составлении апелляционных, кассационных и надзорных жалоб. Думается, что целесообразно составлять протокол ознакомления с материалами уголовного дела на судебных этапах в суде первой инстанции, в котором следовало бы фиксировать факт ознакомления с конкретными материалами уголовного дела.

Анализируя изложенное, можно полагать, что состязательность для уголовного процесса по форме является способом и гарантией организации активного судопроизводства, активной формой уголовно-процессуальной деятельности, являющейся стержневым содержанием уголовного процесса в целом, поскольку рассмотрение уголовного дела в суде первой инстанции является центральной стадией уголовного судопроизводства.

Активное участие сторон и полноценная реализация прав участников уголовного судопроизводства с позиции аргументации правоты своей позиции выступают одним из важнейших средств разумного убеждения. В этой связи внутреннее убеждение судьи в качестве его уверенности в правомерности и законности выносимого приговора по уголовному делу имеет большое значение.

Поскольку доказательства могут быть убедительными и неубедительными для суда, то, изучая их, судья по своему внутреннему убеждению может определить достоверность, относимость, достаточность, допустимость доказательств, что в результате может повлиять на принятие итогового решения по уголовному делу.

2.2. Активное участие прокурора   в суде первой инстанции  Современный этап развития уголовно-процессуального законодательства и практика его применения требуют осмысления, что такое исследование доказательств, каков процессуальный порядок их исследования, какую роль играет сторона обвинения. В частности, считаем немаловажным представить процессуальные и тактические аспекты участия государственного обвинителя на таких этапах судебного разбирательства, как судебное следствие и прения сторон. В свете последних исследований можно предложить немало корректив и рекомендаций в целях совершенствования УПК РФ.

Участие прокурора при поддержании государственного обвинения в судебном разбирательстве – это существенная часть возложенной на прокурора функции уголовного преследования как деятельности, направленной на изобличение лица, совершившего преступление, и привлечение его к уголовной ответственности.

На основании ч. 2 ст. 35 Федерального закона от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации»137, осуществляя уголовное преследование в суде, прокурор выступает в качестве государственного обвинителя. Организация работы по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами в прокуратуре области выстраивается в соответствии с приказом Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства». Организация работы по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами в прокуратурах городов и районов области осуществляется непосредственно прокурорами либо одним из их заместителей. Основная нагрузка по поддержанию государственного обвинения ложится на профильных помощников прокурора, за которыми закреплены опредеСобр. законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 4472.

ленные судьи. Государственный обвинитель уполномочен поддерживать обвинение, отстаивая интересы государства, и, по мнению государственных обвинителей, именно поэтому ими направляются все усилия на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Достижению положительных результатов по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами способствует правильная организация работы по распределению поступающих из суда уведомлений о рассмотрении дела. Один день в неделю прокурор либо его заместитель с учетом сложности конкретного уголовного дела, уровня профессиональной квалификации работника, его опыта, личных качеств, способности оперативного принятия правильного решения в возникшей ситуации дает письменные поручения о поддержании государственного обвинения. Вся информация заносится в специальный журнал, а также в компьютер. Такая форма позволяет отслеживать движение каждого дела и использовать имеющуюся информацию об участии прокурора в суде, мере наказания, квалификации в целом для аналитической работы.

Обязанностью всех прокуроров, участвующих в рассмотрении уголовных дел судами, является принесение юридически аргументированных доводов в исследовании доказательств в суде первой инстанции.

Государственный обвинитель несет обязанность всемерно способствовать установлению фактических обстоятельств уголовного дела с целью вынесения судом законного и обоснованного решения, выдвигает повышенные требования к поддержанию государственного обвинения. Оно должно осуществляться только активным способом, что объясняется как публичными началами, так и действием принципа состязательности сторон, не позволяющим суду принимать на себя выполнение функции обвинения.

УПК РФ предъявляет ряд требований к поведению государственного обвинителя. В первую очередь необходимо подчеркнуть, что при входе судей в зал судебного заседания следует вставать. При этом неэтично, встав, сразу же садиться. Необходимо дождаться соответствующего приглашения председательствующего. Обращаться к суду нужно со словами «Уважаемый суд» (при коллегиальном рассмотрении дела), либо «Ваша честь»

(при единоличном рассмотрении уголовного дела).

Государственному обвинителю необходимо соблюдать в ходе судебного разбирательства ряд следующих юридических и этических правил: недопустимо вступать в пререкания с судом и другими участниками процесса, относиться к которым следует одинаково уважительно, при упоминании в прениях участников уголовного процесса необходимо указывать процессуальное положение данного лица, в случае если в судебном заседании участвует защитник, то обращаться к нему следует: «Уважаемый защитник». Думается, такое правило следовало бы закрепить в ч. 1 ст. 292 УПК РФ (применительно ко всем участникам обращение должно быть корректным и уважительным).

Профессиональная деятельность государственного обвинителя имеет следующие специфические особенности: нормативность (жесткая правовая регламентация) профессионального поведения, принимаемых решений при нестандартном, творческом труде, персональная (для большинства – повышенная) ответственность за порученное направление деятельности, экстремальный характер деятельности (выполнение большого объема сложной, многообразной работы в условиях острого дефицита информации и времени, активного противодействия заинтересованных лиц), властный обязательный характер полномочий должностных лиц прокуратуры138.

Перед государственным обвинителем стоит сложная задача, проблематика которой заключается в том, что прокурор не во всех случаях может предугадать, что прозвучит и будет представлено защитником, поскольку государственный обвинитель на всех этапах судебного разбирательства выступает первым. Значит, государственный обвинитель должен проработать все варианты позиции защиты, принимая во внимание тактику, применяемую им в ходе судебного следствия.

Заметим и то, что в практической деятельности имеют место случаи ограничения права прокурора на представление доказательств в суде. Таким образом, судом допускается процессуальное нарушение, которое как влечет деформацию позиции обвинения в целом, так и подрывает механизм защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений, подсудимого, расАнтонова А. С. Проблемы, способствующие профессиональной деформации работников прокуратуры // Проблемы совершенствования прокурорского надзора : сб. ст. / под общ. ред. В. Н. Андриянова. Иркутск, 2006. С. 23.

считывающего на недопущение его незаконного и необоснованного осуждения. По нашему мнению, от активной позиции и профессионализма государственного обвинителя, способного противостоять указанным процессуальным нарушениям, во многом зависят законность и обоснованность приговора как итогового акта правосудия по уголовному делу. В этой связи представляют интерес примеры из судебной практики, на которые обращают внимание действующие государственные обвинители как на прямое нарушение норм уголовно-процессуального законодательства139.

Например, интерес представляют следующие примеры из судебной практики. В соответствии с ч. 1 ст. 275 УПК РФ при согласии подсудимого дать показания первыми его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения. В деле С. государственному обвинителю было отказано в допросе подсудимого со ссылкой на возражения адвоката, а также на то, что это противоречит процессуальному закону, провоцирует ненужный спор в суде.

Необеспечение государственному обвинителю возможности допросить подсудимого С. является ограничением права прокурора на представление доказательств140.

В силу ст. 49, 51 Конституции РФ, ч. 2 ст. 14 УПК РФ подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. При этом следует учитывать, что Ю. Чайка подчеркнул: «Оценив представленные ему материалы, прокурор обязан определиться, достаточно ли собрано по делу доказательств и подтверждают ли они вину обвиняемого. Иными словами, в суд должно быть направлено качественно расследованное уголовное дело»141.

Прокурор не должен ни представлять дела в одностороннем виде, извлекая из него только обстоятельства, уличающие подсуВладыкина Т. А. Ограничение права прокурора на представление доказательств в суде с участием присяжных заседателей // Законность. 2013. № 9. С. 28–32.

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 мая 2011 г. № 4-002-142сп.

Сильное российское государство должно иметь сильную прокуратуру : интервью с Генеральным прокурором РФ Ю. Я. Чайкой // Прокурор. 2012. № 1. С. 3–4.

димого, ни преувеличивать значение доказательств. Следуя этому правилу, государственный обвинитель в уголовном деле в отношении У. и С. ходатайствовал об оглашении в судебном заседании чистосердечного признания С. Отказывая в удовлетворении этого ходатайства, председательствующий сослался на то, что «чистосердечное признание» не является доказательством в соответствии со ст. 74 УПК РФ142. Как представляется, суду следовало проверить, не являлось ли это чистосердечное признание актом добровольного волеизъявления С., т. е. его явкой с повинной, и с учетом этого обстоятельства разрешить вопрос о допустимости доказательства.

В соответствии с ч. 1 ст. 142 УПК РФ заявление о явке с повинной – добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении. Развивая этот законодательный подход, формулирует свои разъяснения о порядке определения и применения явки с повинной Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания». Однако судебная практика показывает иное. Например, К., обвиняемый в незаконных приобретении, хранении, ношении и перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов, умышленном убийстве двух лиц с целью облегчить совершение другого преступления, оправдан судом присяжных.

Когда органами следствия лицо, совершившее преступление, еще не было установлено, К. написал на имя прокурора явку с повинной, она же послужила основанием к его задержанию по подозрению в совершении преступления, допросу в качестве подозреваемого, в ходе которого он подтвердил добровольность написания заявления и дал подробные показания о совершенном им преступлении. Тем не менее явка с повинной К. судом исключена из числа доказательств. Изложенное позволяет утверждать, что ссылка судьи в постановлении на то, что К., будучи фактически задержанным по подозрению в совершении преступления, не добровольно сообщил о совершенном преступлении, а всего лишь подтвердил свое участие в совершенном преступлении, не основана на нормах УПК РФ и противоречит материалам дела143.

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 янв. 2004 г. № 4-О03-188сп.

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 июня 2006 г. № 41-О06-32сп.

Отдельная проблематика – это участие государственного обвинителя в прениях сторон, которые начинаются с изложения судебной речи именно государственным обвинителем (ч. 3 ст. 292 УПК РФ). Обвинитель не вправе отказаться от участия в прениях сторон. Как отмечалось, если прокурор придет к убеждению, что обвинение не подтверждено доказательствами, то он отказывается от обвинения и излагает мотивы отказа. В этой связи заметим, что в своем выступлении он должен привести достаточные доказательства, изобличающие лиц, нарушивших закон, и быть максимально убедительным как для суда, так и для всех присутствующих в деле. Это важнейшее качество обвинительной речи может быть обеспечено, если обвинитель опирается на твердо установленные в судебном следствии факты. При этом он не должен ссылаться на доказательства, которые не были предметом рассмотрения на судебном следствии или признаны судом недопустимыми (ч. 4 ст. 292 УПК РФ). Прокурор, кроме того, должен избегать ненужных повторений, подробного анализа несущественных обстоятельств дела, изложения общеизвестных положений. Государственный обвинитель должен оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом144.

Участвующие в деле прокурор, потерпевший, а также гражданский истец, гражданский ответчик или их представители, защитники, подсудимый в своих устных выступлениях подводят итоги проверки и исследования доказательств. Судебные прения оказывают определенное влияние на формирование внутреннего убеждения судей, способствуют более полному усвоению материалов дела.

Практические работники прокуратуры и представители юридической науки в последнее время уделяют повышенное внимание психологическим аспектам участия обвинителя в судебном заседании, психолого-юридическому содержанию судебной речи государственного обвинителя и социальному имиджу прокурора. Л. Н. Толстой в романе «Воскресение» представил речь прокурора так: «Когда ему предоставлено было слово, он Басков В. И. Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах. М., 1982. С. 100.

медленно встал, обнаружив всю свою грациозную фигуру в шитом мундире, и положив обе руки на конторку, слегка склонив голову, оглядел залу, избегая взглядом подсудимых, и начал… Он говорил то нежным, вкрадчивым голосом, переступая с ноги на ногу, глядя на присяжных, то тихим деловым тоном, заглядывая в свою тетрадку, то громким обличительным голосом, обращаясь то к зрителям, то к присяжным»145.

Что касается речи государственного обвинителя, то ее подготовка завершается, как правило, в перерыве после окончания судебного следствия и до открытия прений сторон. Перерыв необходим для подготовки речи.

Судебная речь государственного обвинителя должна отвечать следующим требованиям: глубокое знание материалов уголовного дела; точное и правильное изложение фактов; юридический и психологический анализ фактов; культура речи и логика, уверенность в выводах, основанных на материалах уголовного дела; тщательный анализ имеющихся в доказательствах противоречий и спорных обстоятельств.

Выделяют три этапа подготовки речи прокурора: до начала судебного разбирательства, в ходе судебного процесса, по окончании судебного следствия и до открытия прений сторон. На первоначальном этапе, опираясь на обвинительное заключение, прокурор составляет план речи, фиксирует ее основные положения, в том числе дает обоснование квалификации деяния. Важно иметь в виду, что окончательные выводы о доказанности обвинения, квалификации преступления, виде и размере наказания, подлежащего, по его мнению, назначению подсудимому, он формулирует только на основе проверенных в суде доказательств. С учетом результатов судебного следствия государственный обвинитель вносит коррективы в подготовленные ранее разделы судебной речи. В конечном счете вся речь прокурора должна базироваться исключительно на результатах судебного следствия.

По наиболее сложным, многоэпизодным уголовным делам государственному обвинителю целесообразно иметь письменный вариант речи и ее развернутые тезисы. Без подробных записей, как бы прокурор хорошо ни знал обстоятельств дела, какой бы хорошей памятью ни обладал, он не сможет сделать глубокий анаТолстой Л. Н. Собр. соч. : в 12 т. М., 1987. Т. 10. С. 76.

лиз доказательств, убедительно обосновать квалификацию преступления, сформулировать необходимые предложения по существу обвинения, при этом недопустимо подменять обвинительную речь прочтением фрагментов из текста обвинительного заключения146.

Так, в зависимости от необходимости в детальной подготовке по судебным прениям, можно выделить такие формы оформления судебной речи, которые встречаются в практической деятельности:

составление письменного плана, написание речи целиком.

Стоит отметить и то, что при изучении и анализе уголовных дел и судах Иркутска и Иркутской области, в большинстве рассмотренных судами уголовных дел речь прокурора, в которой излагается его позиция по вопросу квалификации действия подсудимых и предложения о мере наказания, в отдельных уголовных делах изложена письменно и приобщена к материалам уголовного дела.

В настоящее время, согласно судебной и прокурорской практике, речь государственного обвинителя состоит из следующих составляющих элементов:

– вступление, в котором излагается общественная опасность совершенного преступления и дается нравственная оценка преступления;

– изложение фактических обстоятельств уголовного дела;

– анализ и оценка доказательств обвинения и защиты (с акцентом на их опровержение);

– характеристика личности подсудимого, смягчающие и отягчающие обстоятельства, причины и условия, способствовавшие совершению преступления;

– предложения о мере наказания, исходя из характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности виновного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

Закон не регламентирует требования к содержанию речи государственного обвинителя. При ее построении прокурор исходит из тех вопросов, которые разрешает суд при постановлении приговора (ст. 299 УПК РФ). Поскольку есть особенности произнесения речи по отдельным ее составным частям, необходимо дать их краткую характеристику.

Организация работы городской (районной) прокуратуры : метод. пособие / под ред.

С. И. Герасимова. М., 2001. С. 15.

Во-первых, это анализ и оценка доказательств. Переходя к доказыванию наличия или отсутствия состава преступления, прокурор исходит из закрепленного в законе порядка установления, проверки, анализа и оценки доказательств. Начиная свою речь с того, какие трудности объективного и субъективного характера стояли перед органами предварительного следствия в процессе раскрытия преступления и перед судом в процессе судебного разбирательства, прокурор одновременно оценивает программу своего выступления, акцентируя внимание на ключевых вопросах в оценке доказательственного материала, которым он собирается посвятить основное внимание.

Давая анализ и оценку доказательств, прокурор прежде всего приводит их в строгую последовательную систему по эпизодам или лицам. По уголовному делу с одним подсудимым, который обвиняется в совершении нескольких преступлений, доказательства анализируются и оцениваются применительно к каждому пункту обвинения. По групповым делам с небольшим количеством эпизодов анализ доказательств может производиться применительно к каждому подсудимому. При этом государственный обвинитель сначала останавливается на центральных фигурах, организаторах преступлений, а затем на остальных участниках преступления. По многоэпизодным делам доказательства целесообразно анализировать применительно к каждому эпизоду в отдельности. Вначале дается общая характеристика эпизода, после чего прокурор говорит о роли каждого в эпизоде147.

Во-вторых, юридическая квалификация преступления. Она должна даваться каждому деянию подсудимых, а формулировка обвинения – в отношении каждого из подсудимых в отдельности.

Пожалуй, основным элементом юридической оценки преступления является характеристика субъективной стороны состава преступления и прежде всего форма вины. Важно, чтобы эта характеристика давалась не абстрактно, а с учетом конкретных фактических обстоятельств. Чаще всего именно при анализе формы вины государственными обвинителями допускаются грубые просчеты, иногда граничащие с правовой безграмотностью.

Так, в одной из обвинительных речей прокурор, желая обосновать наличие у подсудимого умысла на убийство, сказал доНастольная книга прокурора / под ред. С. И. Герасимова. М., 2003. С. 669.

словно следующее: «Нет никакого сомнения в том, что, произведя выстрел в сторону потерпевшего с расстояния не более десяти шагов, подсудимый мог и должен был предвидеть возможность причинения смертельного ранения». Получилось, что для утверждения об умысле на убийство государственный обвинитель прибегнул к характеристике неосторожной формы вины148.

Тактическое значение реплики состоит в том, что прокурор может не только возразить защите, но и дать оценку его выступлению. При анализе судебной практики по уголовным делам можно полагать, что реплика, как правило, касается принципиальных разногласий с защитником. В случаях, когда защитник в своем выступлении неверно излагает позицию обвинения, искажает фактические обстоятельства, дает неправильное толкование закона, допускает неэтичное поведение, ущемляет достоинство участников процесса, прокурор из тактических соображений обязан выступить с репликой. Репликой пользуются государственные обвинители и для уточнения или дополнения каких-либо обстоятельств, упущенных в речи, а также если речь защитника повлияла на позицию обвинителя.

Можно прийти к выводу, что российское уголовное судопроизводство является устным и публичным, поэтому важно не только то, что говорит государственный обвинитель, но и какие средства он выбирает, чтобы сделать свое выступление более наглядным, запоминающимся. Прокурор должен изложить свою точку зрения так, чтобы основные положения были поняты и приняты судом. При поддержании обвинения прокурор должен использовать способность человека к образному мышлению и с помощью различных предметов формировать у судей мысленную модель совершенного преступления.

Немаловажным является то, что ежегодно на региональном уровне в Прокуратуре РФ проводится конкурс «На лучшую судебную речь». Так вот небезынтересно, что в Иркутской области комиссия, в которую входят достаточно авторитетные сотрудники прокуратуры, считает, что общий уровень представленных на конкурс судебных речей является невысоким. В основном предВоскресенский В. В., Богомолова Т. А., Похмелкин А. В. Поддержание государственного обвинения по делам о тяжких преступлениях против жизни и здоровья. М., 1994.

С. 97.

ставляются речи государственными обвинителями по несложным с позиции процесса доказывания уголовным делам.

Действительно, судебная практика показывает, что государственными обвинителями допускаются в судебных прениях следующие ошибки.

Наиболее распространенная ошибка – это неверные квалификация преступления и мера наказания. Можно привести пример: государственный обвинитель г. Усть-Кута предложил наказание по ч. 3 ст. 30, подп. «в, к, н» ч. 2 ст. 105 УК РФ 18 лет лишения свободы, однако, в соответствии с УК РФ за покушение не может быть назначено более от максимального наказания, предусмотренного санкцией закона, т. е. более 15 лет149.

Существенным недостатком является и то, что государственные обвинители не во всех случаях правильно описывают мотив преступления. Так, при изучении уголовного дела по обвинению С. в совершении тяжких телесных повреждений (ч. 4 ст. 111 УК РФ) прокурор, излагая фабулу преступления, заявил, что преступление совершено на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений. Однако когда прокурор в зале судебного заседания излагал правовую оценку действий подсудимого, просил суд учесть, что преступление совершено из хулиганских побуждений150.

При изучении материалов уголовных дел было очевидно, что прокуроры ошибаются в исчислении наказания, а также предлагают меры наказания без решения вопроса об отмене условного осуждения по предыдущему приговору151. Государственные обвинители не указывают процентное соотношение удержания из заработной платы подсудимого при назначении наказания в виде исправительных работ.

Кроме того, прокурорами допускаются в судебных прениях и такие ошибки, как: не отмечается социальная и нравственная сторона преступления, отсутствуют характеристика субъективной стороны преступления и анализ смягчающих, отягчающих наказание обстоятельств.

Из анализа судебной практики очевидно, что особую сложность у государственных обвинителей вызывает оценка доказаУголовное дело № 1265/2013 // Архив Усть-Кутского городского суда Иркутской области.

Уголовное дело № 495/2013 // Архив Черемховского городского суда Иркутской области.

Уголовное дело № 236/2013 // Архив Иркутского районного суда.

тельств обвинения, а именно сопоставление доказательств между собой и, соответственно, их последующая оценка. Думается, на законодательном уровне не будет лишним указать на то, что при обвинении подсудимого в нескольких преступлениях доказательства следует группировать применительно к каждому эпизоду преступного деяния. Конечно, может возникнуть вопрос: а как быть, если сторона защиты ходатайствует об ином порядке исследования доказательств? В этой связи мы полагаем, что ч. 4 ст. 292 УПК РФ целесообразно дополнить следующим положением: доказательства виновности или невиновности подсудимого по обвинению в совершении нескольких преступлений необходимо сторонам представлять в суде применительно к каждому эпизоду уголовного дела. Полагаем, данное положение позволит избегать беспорядочности в изложении и обосновании доказательственной части преступных деяний. Кроме того, подобный логичный подход при анализе доказательств позволит более грамотно изложить имеющиеся противоречия в доказательствах, от чего напрямую зависит оценка доказательств с позиции их достоверности.

По нашему мнению, необходимо активизировать правильное взаимодействие прокуратуры и суда, что обеспечит лучшую организацию работы по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел. Кроме того, проведение совместных научных мероприятий, конференций, круглых столов по обсуждению наиболее актуальных проблем позволит выработать единое понимание закона и практики применения. Таким образом, государственные обвинители, участвуя в рассмотрении уголовных дел в суде, будут чувствовать себя увереннее.

2.3. Осуществление состязательных начал   уголовного судопроизводства защитником   в суде первой инстанции  Право на защиту является конституционным правом. Однако в процессе доказывания по уголовному делу в основе принципа состязательности сторон в практической деятельности возникают вопросы по поводу реализации защитником своих полномочий.

Например, нормы УПК РФ позволяют сделать вывод о том, что защитник не являет участником в собирании доказательств. Думается, такой вывод вполне справедлив.

Право каждого на участие защитника в случае уголовного преследования является общепризнанным принципом международного права, а также отражено в международных договорах, ратифицированных Российской Федерацией.

Возможность обращения за квалифицированной помощью к защитнику (адвокату) как неотъемлемая гарантия права на защиту в случае уголовного обвинения предусмотрена ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также ст. 5, 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Трудно сказать, что судебная защита в российском уголовном судопроизводстве является сравнительно новым явлением. Признание Россией принципов и норм международного права обязало ее обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективные средства правовой защиты, устанавливаемые компетентными судебными, административными или законодательными властями, и развивать возможности судебной защиты.

Из международных актов следует, что Российская Федерация признает и берет на себя обязанность гарантировать каждому лицу, подвергаемому уголовному преследованию, воспользоваться помощью защитника, в том числе и бесплатно.

В соответствии с этими актами ст. 46 Конституции РФ закрепляет право каждого обжаловать в суд незаконные действия и решения любых органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц, общественных объединений, ст. 52 гарантирует потерпевшим от преступлений и злоупотреблений властью компенсацию причиненного вреда и доступ к правосудию, а ст. 22–25 поставили под судебный контроль решения, ограничивающие конституционные права и свободы участников уголовного судопроизводства.

Более того, согласно ст. 118 Конституции РФ правосудие осуществляется путем гражданского, уголовного, административного и конституционного судопроизводства. Это значит, что в судопроизводстве судебная защита носит всеобщий характер, гарантирована всем, чьи права и свободы нарушены, и хотя в уголовном процессе, в первую очередь, в ней нуждаются потерпевшие от преступлений, а также лица, в отношении которых в связи с этими преступлениями осуществляется уголовное преследование, право на судебную защиту обеспечивается любому лицу, чьи интересы затрагивает производство по уголовному делу.

Судебной защите, таким образом, подлежат права, нарушенные не только преступлением, но и самим уголовным производством – действиями и решениями органов предварительного расследования, прокурора и даже суда, поскольку обжалование судебных решений в апелляционном, кассационном, надзорном порядке есть обращение участника процесса за судебной защитой, которую он не получил в предыдущих судебных инстанциях.

Однако в соответствии с УПК РФ назначением уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов не только лиц, потерпевших от преступлений, но также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6). Обеспечение обвиняемому права на защиту рассматривается в качестве принципа уголовного судопроизводства, согласно которому право на защиту обвиняемый может осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя (ч. 1 ст. 16 УПК РФ).

Защитник (адвокат) нужен не только подзащитному, но и правосудию в целом, как реализация одной из конституционных гарантий на защиту от судебных ошибок – именно в этом выражается его общесоциальное и публичное значение. Закрепление в ст. 123 Конституции РФ принципиального положения, в соответствии с которым судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, обусловливает необходимость изучения проблемы, касающейся вопроса о том, насколько сторона защиты в судопроизводстве по уголовным делам обеспечена достаточными процессуальными возможностями, позволяющими ей противодействовать незаконному и необоснованному обвинению.

Регламентированный ст. 15 УПК РФ принцип состязательности уголовного судопроизводства предполагает, что наличие стороны обвинения требует безусловного, обязательного присутствия стороны защиты в уголовном процессе.

Именно поэтому осуществление адвокатом функции защиты прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве как реализация гарантированного ст. 48 Конституции РФ права на получение квалифицированной юридической помощи является одной из форм соблюдения принципа состязательности уголовного судопроизводства, что способствует вынесению судом справедливого, обоснованного и законного приговора. Состязательность сторон в уголовном процессе является важнейшим условием исследования сущности судебного спора, собирания и проверки доказательств, установления истинных обстоятельств дела и, в конечном счете, установления справедливости.

Л. A. Зашляпин, характеризуя правовую норму, изложенную в ст. 48 Конституции РФ с позиции обоснования возможности существования теории эффективной адвокатской деятельности, указывает, что на нее необходимо обращать особое внимание, так как она имеет санкцию в ч. 2 ст. 50 УК РФ, а поскольку связь ст. 48 с санкцией «требует, во-первых, наличия юридической помощи;

во-вторых, эта помощь должна быть квалифицированной; втретьих, квалифицированная помощь предполагает наличие знания об адвокатской деятельности в интересах человека в юрисдикционных производствах; в-четвертых, необходимое знание адвокатской деятельности предполагает его производство наукой»152.

В этой связи, поскольку для состязательности характерен такой элемент, как активность сторон в процессе доказывания, именно их целеустремленная позиция является основой движения процесса. Можно согласиться с мнением процессуалистов, которые отмечают, что интенсивность защиты зависит от интенсивности обвинения, а тактика сторон взаимосвязана. Вместе с тем особенностью реализации деятельности функции защиты является то, что степень ее активности определяется не только степенью активности обвинения, но и тем, действительно ли обвиняемым совершено инкриминируемое деяние.

Зашляпин Л. А. Основы теории эффективной адвокатской деятельности: Прелиминарный аспект. Екатеринбург, 2006. С. 131.

Под профессиональной функцией адвоката (защитника) рассматривают наличие и исполнение исходных, главных положений норм уголовно-процессуального законодательства, а также законодательства об адвокатуре, которые как по отдельности, так и во взаимосвязи определяют положение адвоката в уголовном судопроизводстве, очерчивают пределы его деятельности, а также содержат эффективные возможности реализации доступа его доверителя к правосудию при оказании квалифицированной юридической помощи в целях защиты прав и законных интересов153.

М. А. Чельцов писал: защитник – это помощник суда и правозаступник обвиняемого и главная его задача – помогать органам предварительного следствия и суду в установлении истины по делу и в отправлении правосудия154.

Однако возникает вопрос, а во всех ли случаях в уголовном судопроизводстве защитнику обязателен статус адвоката. На сегодняшний день участие в качестве защитника лица, не имеющего статуса адвоката, крайне затруднено. Такое положение определяется прежде всего позицией Конституционного Суда РФ155.

Однако относительно этого Постановления особое мнение высказывали четыре судьи Конституционного Суда РФ, что являлось достаточно внушительным, учитывая то, что всего в принятии данного решения принимали участие девять судей. В формулировке ч. 2 ст. 48 Конституции РФ, где понятие «защитник» по своему буквальному смыслу и смыслу, который стремились придать ему авторы Конституции РФ, определенно шире понятия «адвокат», что означает право подозреваемых и обвиняемых пользоваться помощью не только адвокатов, но и других защитников по своему выбору, включая, как следует из материалов Конституционного Совещания156, и частнопрактикующих юристов, не являющихся членами коллегии адвокатов.

Почечуева О. С. Некоторые вопросы, возникающие при реализации профессиональных функций адвоката-защитника и представителя в уголовном процессе // Пробелы в рос. законодательстве. 2008. № 2. С. 340–343.

Чельцов М. А. Задачи советской защиты и процессуальное положение адвоката // Адвокат в советском уголовном процессе. М., 1954. С. 53.

По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 47 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Б. В. Антипова, Р. Л. Гитиса и С. В. Абрамова : постановление Конституционного Суда РФ от 28 янв. 1997 г. № 2-П // Рос. газ. 1997. 18 февр. С. 9.

Конституционное Совещание. Стенограммы, материал, документы. 29 апр. – 10 нояб. 1993 г. Т. 4. С. 16.

В этой связи заслуживает поддержки общая направленность законодателя на усиление позиции и эффективности деятельности защитника. Однако, например, говорить о том, что в ч. 3 ст. 49 УПК РФ обозначены все моменты вступления защитника в уголовное дело, преждевременно. Исходя из позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении «По делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В. И. Маслова» от 27 июня 2000 г. № 11-П, для получения квалифицированной юридической помощи не имеют значения факт возбуждения уголовного дела и определение формального процессуального статуса лица. Таким образом, мировой судья, вызывая лицо, в отношении которого подано заявление (ч. 3 ст. 319 УПК РФ), должен разъяснить ему право самостоятельно пригласить защитника либо ходатайствовать об обеспечении участия защитника мировым судьей в порядке ст. 50 УПК РФ.

В юридической литературе достаточно часто встречаются вопросы о предоставлении защитником доказательств как в суде, так и на стадии предварительного расследования. И нередко можно встретить споры о том, а выступает ли защитник самостоятельным участником по собиранию доказательств или же он является всего лишь «ходатаем» предоставления доказательств со стороны защиты. Частью 3 ст. 86 УПК РФ установлено, что защитник вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций. Именно с их помощью защитник как субъект уголовного процесса и уголовно-процессуального доказывания и осуществляет свою доказательственную деятельность.

По мнению М. Х. Битоковой, «исходя из принципа состязательности, представление защитником полученных доказательств стороне обвинения является не совсем корректным. Все собранные защитником доказательства представляются суду и исследуются в ходе судебного следствия. Исключение составляют доказательства, смягчающие ответственность лица, привлекаемого к уголовной ответственности, исключающие преступность деяния либо делающие уголовную ответственность невозможной»157.

Разумеется, подобного рода мнение довольно спорное. Действительно, как утверждают многие процессуалисты, состязательный процесс более присущ стадии судебного разбирательства. Однако момент представления доказательств в уголовном процессе определяется защитником и подзащитным в соответствии с разработанной по делу тактикой и стратегией. Практически каждое доказательство, которое представляет защитник, служит для достижения назначения уголовного судопроизводства. Заметим и то, что в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ следователь в обвинительном заключении указывает перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты.

Тем не менее в настоящее время положения по собиранию доказательств защитником являются декларативными, а провозглашенный принцип состязательности уголовного процесса на стадиях досудебного производства становится недействующим.

Причиной подобных тенденций является отсутствие закрепленного правового механизма реализации обозначенных прав защитника на досудебных стадиях процесса. Так, закрепив в ч. 3 ст. 86 УПК РФ права защитника, законодатель не снял, а лишь добавил вопросы. Каков механизм проведения опроса защитником лиц с их согласия? Каков порядок фиксации полученных сведений, и, прежде всего, каков порядок оценки допустимости таких доказательств? Именно доказательств, а не сведений, потому как законодатель в ч. 3 ст. 86 УПК РФ закрепляет: «Защитник вправе собирать доказательства…». В этой связи напрашивается вывод о том, что защитнику (адвокату) законодателем позволено собирать доказательства, не соблюдая требования УПК РФ. По нашему мнению, такая ситуация свидетельствует о пробелах в нашем отечественном уголовно-процессуальном законодательстве.

Следовательно, можно ли согласиться с тем, что, исходя из провозглашенного УПК РФ принципа состязательности и равноправия сторон, защитнику предоставлены все основания для активного участия в процессе доказывания. Так, законодатель обращает внимание, что функции обвинения, защиты и разрешения Битокова М. Х. Право собирания доказательств защитником и его осуществление в уголовном судопроизводстве : автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 12.

уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

При этом, думается, для объективного разрешения уголовного дела недостаточно разделения функций обвинения и защиты, нужно, чтобы сторона защиты имела возможность противостоять обвинению. Конечно, возможность такая существует благодаря процессуальному равенству сторон. Под процессуальным равноправием понимаются равные юридические возможности в отстаивании своей позиции, ведении спора и оспаривании позиции противоположной стороны. А будут ли стороны равны, если процессуальные полномочия защитника (адвоката) регламентированы в УПК РФ в недостаточно полной мере.

В этой связи справедливо писал И. Л. Петрухин, что способы собирания доказательств защитником в процессе доказывания по уголовному делу производятся за пределами процессуальной формы, установленной для собирания доказательств, без проведения процессуальных действий, поэтому собранные защитником данные не вполне корректно называть доказательствами. Они станут таковыми после приобщения к делу дознавателем, следователем или судом158.

Поскольку УПК РФ не дает ответы на указанные вопросы, споры об участии защитника в процессе доказывания не прекращаются. И в этой связи следует вспомнить позицию Конституционного Суда РФ относительно сферы действия принципа состязательности. В постановлении от 14 февраля 2000 г.

он отметил:

принципы состязательности и равноправия сторон распространяются на все стадии уголовного судопроизводства... Это значит, что на всех стадиях уголовного процесса... обвинение и защита должны обладать соответственно равными правами.

Конечно, можно заметить положительный момент, в частности, если по прежнему УПК РСФСР любая инициатива защитника (адвоката) в поиске новых доказательств, попытка их фиксации воспринималась органами предварительного расследования как незаконное противодействие, что было чревато негативными последствиями, то теперь он вправе активно разыскивать информацию в пользу подзащитного и даже по своему усмотрению заПетрухин И. Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. Ч. 1.

М., 2004. С. 114.

креплять ее159. Тем не менее законодатель, объявив о праве защитника собирать доказательства в уголовном процессе, в действительности это право не обеспечил. Разделив участников дела на стороны и предоставив тем и другим право на собирание доказательств, законодатель не создал необходимого механизма действительного равенства правомочий противостоящих субъектов и тем самым не превратил участников в истинные стороны состязательного уголовного процесса.

Более того, как мы ранее отмечали, состязательность подразумевает равенство прав именно в процессе доказывания. Рассуждать о равноправии настолько разных участников уголовного судопроизводства как следователь, защитник и обвиняемый бессмысленно. О равенстве не может быть и речи, когда, с одной стороны, представитель государственной власти, предоставляющий суду доказательства виновности подсудимого, а с другой – гражданин, судьба которого решается в результате судопроизводства. В этой связи можно смело полагать, что защитник не является субъектом собирания доказательств. Однако возможно внести в УПК РФ ряд поправок, которые смогут устранить препятствия для реализации защитником (адвокатом) права на участие в собирании доказательств160.

Например, в соответствии с подп. 4 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ адвокат вправе привлекать специалиста на договорной основе для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи. Адвокат (защитник) самостоятельно определяет степень профессиональной компетентности специалиста и формулирует перед ним вопросы, по которым намеревается выяснить его мнение. При этом защитник может представить в распоряжение специалиста имеющиеся у него копии процессуальных документов уголовного дела, а также материалы, полученные в рамках своей компетенции и в порядке, установленном ч. 2 и ч. 3 ст. 86 УПК РФ.

Засорина Е. А. Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство;

право и управление // Защитник как субъект доказывания в российском уголовном процессе. 2012. № 6. С. 51.

Атаев К. А. Собирание доказательств защитником в рамках состязательного уголовного процесса // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов : Грамота, 2013. № 5 (31). В 2 ч. Ч. 1. C. 16–18.

С той целью, чтобы в полной мере были реализованы права адвоката по привлечению специалиста в уголовном процессе, необходимо законодательно расширить регламентацию состязательного процесса, к примеру, с участием специалиста, в УПК РФ необходимо включить ряд положений. Авторы полагают, что в УПК РФ необходимо включить статью, регламентирующую допрос специалиста, а в ст. 206 УПК РФ следует указать срок, в течение которого следователь обязан предъявить для ознакомления подозреваемому, защитнику, обвиняемому, законному представителю и защитнику заключение эксперта161.

Мы поддерживаем позицию авторов и о том, что необходимо внести изменения в ч. 2 ст. 159 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции: «2. При этом в удовлетворении ходатайства защитника о приобщении к материалам уголовного дела предметов и документов в качестве доказательств не может быть отказано. Кроме того, подсудимому, подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела»162.

Приобщение опроса лиц полученного защитником с их согласия, не является конституционно гарантированным, но если защитник будет лишён возможности приобщать полученные в результате опроса сведения, это не даст реализовать комплексное право на защиту в целом. В настоящее время также нет никакой возможности, осуществив судебный контроль, повлиять на решения стороны обвинения на досудебной стадии процесса, и действующий УПК РФ в ч. 1 ст. 125 УПК РФ полностью закрепляет приоритет принятия решений за органами предварительного расследования, исключая судебный контроль над принимаемыми ими решениями. Необходимо установить процессуальную форму для опроса лица адвокатом, которые могут быть представлены в качестве доказательств и возможность их отклонения лишь по Джунайдиев А. Г. Полномочия адвоката – защитника по привлечению специалиста в уголовном процессе // Адвокатура, нотариат и судебная власть. 2009. № 4. С. 51.

Иванова Ю. В. Характеристика права адвоката-защитника собирать доказательства в уголовном процессе // Регион: системы, экономика, управление. 2014. № 1. С. 186.

основаниям несоответствия данным требованиям, данные меры призваны обеспечить как комплекс гарантированного права на защиту, так и поддержать состязательность со стороной обвинения. Действительно, процессуально будет более оправданным способом фиксации результатов опроса граждан закрепление в п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ определения, «опрос лиц с их согласия – опрос лица (лиц) с их согласия защитником в рамках осуществления им защиты по уголовному делу, содержащий сведения, оправдывающие либо смягчающие вину его подзащитного, которые фиксируются в документе, заверенном подписями лица (лиц), дающего пояснения, и защитником». Впоследствии он будет прилагаться к ходатайству защитника о вызове свидетеля для допроса на предварительном следствии либо в суде, по усмотрению стороны защиты. Использование при этом дополнительных средств фиксации опроса, не противоречит действующему законодательству, но такое требование не должно быть императивным. Отказ от приобщения опроса, соответствующего вышеназванным требованиям, будет являться основанием к обжалованию таких действий по ч. 1 ст. 125 УПК РФ, как нарушающее конституционное право на защиту163.

Разумеется, подобного рода предложения носят спорный, дискутируемый характер, поэтому вспоминаются слова Р. С. Белкина о том, что истинная состязательность будет только в том случае, когда сторона обвинения и сторона защиты будут вести одинаково легализованные уголовные дела. Мы понимаем, что данное пожелание неосуществимо в реальности, но попытки наиболее детально регламентировать полномочия защитника (адвоката) в уголовном судопроизводстве заслуживают большого внимания и поддержки. Кроме того, оппоненты предложенной теории Р. С. Белкина поясняют, что действия, совершаемые защитником в процессе параллельного расследования, будут являться помехой для работы следователя, поскольку способны создавать предпосылки для уничтожения следов преступления, сокрытие какой-либо информации, подтверждающей справедливость выводов следователя о виновности обвиняемого. Это, в свою очередь, затруднит процесс установления в суде истины по уголовному делу или вообще сделает это невозможным.

Окруадзе Г. М. К проблеме реализации прав адвоката-защитника на собирание доказательств в уголовном процессе // Молодой ученый. 2015. № 3. С. 663–666.

Статья 74 УПК РФ предусматривает относительно исчерпывающий перечень источников, содержащих доказательственную информацию, названных в самом УПК РФ «доказательствами».

Те же формы собирания доказательств, предусмотренные ч. 3 ст. 86 УПК РФ, которые предоставлены защитнику, по большей части не могут иметь результатом получение доказательств, изложенных в ст. 74 УПК РФ. Среди доказательств, указанных в ст. 74 УПК РФ, нет ни опросов лиц, ни предметов, документов, «собранных» защитником (адвокатом) на основании ст. 86 УПК РФ. В то же время в процессе реализации своих процессуальных прав защитник (адвокат) испытывает ряд трудностей, что вызвано именно розыскными началами досудебного уголовного процесса. В УПК РФ закреплены показания лиц, которые имеют место в уголовном деле только путем производства допросов, очных ставок, собирания вещественных доказательств посредством производства выемки, т. е. тех следственных действий, исключительное право на производство которых имеют только специально уполномоченные органы государства – органы уголовного преследования (ст. 21 УПК РФ), которые несут бремя доказывания по уголовному делу.

В настоящее время можно полагать, что защитник всего лишь собирает информацию, которая может относиться к факту совершенного преступного деяния, но не несет бремени доказывания по уголовному делу. Защитник (адвокат) не вправе отказаться от принятой на себя защиты, но и в то же время не несет обязанностей присущих дознавателю, следователю. Защитник только в судебных стадиях выступает активным субъектом по предоставлению, исследованию и проверке, оценке доказательств.

В этой связи мы полагаем, что деятельность защитника в уголовном процессе по уголовным делам может быть объективной лишь при условии равных процессуальных прав и возможностей сторон процесса в предоставлении доказательств суду. По нашему мнению, полномочия защитника в процессе доказывания по уголовному делу должны быть настолько детально регламентированы, что позволили бы органы уголовного преследования освободить от собирания доказательств защиты.

Заметим, что Европейский суд по правам человека отмечает, что органы прокуратуры обязаны представлять любые материалы, находящиеся в их распоряжении или доступные им, которые могут помочь обвиняемому освободиться от ответственности или получить менее суровый приговор. А так же Европейский суд по правам человека признает, что в ряде случаев за государством сохраняется право ограничения доступа к материалам дела для представителей защиты (дело «Кремцов против Австрии», дело «Йесперс против Бельгии»), даже если они представляют важность для защиты (дело «Круп против Дании»). Сделав оговорку относительно права в определенных случаях ограничивать доступ стороны защиты к материалам уголовного дела, Европейский суд по правам человека не раскрыл основания такого ограничения, предоставив правоприменителю возможность их расширительного толкования, что в итоге не идет на пользу реализации вышеуказанных принципов в процессе164.

Следует не исключать и того, что защитник должен акцентировать свое внимание на уличающих доказательствах, вызывающих сомнение как с точки зрения их достоверности, так и с точки зрения соблюдения требования допустимости.

В целях обеспечения принципа состязательности в суде, а именно в ходе судебного следствия, позиция защитника должна быть активной. Ему необходимо участвовать в исследовании доказательств. Особенно важно обеспечение непосредственности исследования доказательств в судебном разбирательстве (ст. 240 УПК РФ). Непосредственность исследования доказательств защиты предполагает обязанность суда лично воспринять, рассмотреть и исследовать имеющиеся в деле и представленные в суд доказательства, на основании которых будет установлено наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Такой подход законодателя позволяет исключить искажение и проявление субъективизма.

Кроме того, при допросе свидетелей со стороны защиты также следует активно участвовать в доказывании. Вынося приговор, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, которое зависит от некоторых обстоятельств. Так, противоречивость, путаность, лживость показаний свидетеля могут повлиять на убеждение судьи в лучшую для защиты сторону. Таким образом, при правильно взятой тактике и внимательности Ильюхов А. А. Деятельность защитника в уголовном процессе по делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей // Публич. и част. право. 2012. № 1. С. 119–128.

адвоката свидетелю может быть выражено недоверие. В данном случае защитник должен повторить то, что свидетель уже сказал в ходе судебного разбирательства, затем – обратиться к его показаниям на досудебных стадиях. Выявленные противоречия в итоге послужат стороне защиты. Однако сами противоречия не стоит оглашать сразу, лучше прибегнуть к ним в прениях165.

Необходимо остановиться и на участии защитника в процессе доказывания не только в аспекте собирания и исследования доказательств. В аспекте оценки доказательств немаловажное значение имеют прения сторон. Почему мы связываем оценку доказательств с прениями сторон, причина в том, что прежде чем построить речь защитника в суде, необходимо, помимо исследования доказательства защиты, оценить в свете всех представленных доказательств как стороной защиты, так и стороной обвинения. В настоящее время, выступая в прениях, адвокат произносит речь, называемую защитительной, в которой подытоживается вся его напряженная, кропотливая работа, проделанная на предыдущих стадиях уголовного процесса. Цель прений заключается в том, чтобы сформировать у суда благоприятное мнение о подзащитном, ведь в большинстве своем мнение об адвокате, его профессионализме, складывается именно по его выступлениям в прениях. Для стороны защиты судебные прения – это один из способов активной защиты, где отстаивается позиция по делу и стремление обеспечить в отношении подсудимого постановление правосудного приговора.

В аспекте УПК РФ непосредственно в судебном следствии стороны не могут давать свои оценки исследуемым доказательствам и материалам уголовного дела. Именно в прениях стороны обвинения и защиты на основе анализа исследованных в суде доказательств выдвигают свои доводы и аргументы в обоснование своей позиции о доказанности или недоказанности предъявленного подсудимому обвинения.

Действующий уголовно-процессуальный закон почти не регулирует содержание судебных прений.

В УПК РФ делается ссылка только на то, чего в прениях участников быть не должно:

– нельзя ссылаться на доказательства, не бывшие предметом рассмотрения в судебном следствии (ч. 4 ст. 295);

Невская М. А., Шалагина М. А. Адвокатура и нотариат : конспект лекций. М., 2007. С. 160.

– председательствующий вправе остановить выступающее в судебных прениях лицо, если оно касается обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу (ч. 5 ст. 295).

В остальном же защитник сам волен строить свою речь, и качество ее во многом зависит от опыта и личных способностей защитника. Но, несмотря на это, содержание речи, в конечном итоге, почти целиком определяется занятой позицией по делу. При этом в своей речи защитник обязательно должен изложить свои окончательные выводы о доказанности события преступления, виновности подсудимого, квалификации его действий и мере наказания.

Законодательно не регламентирован вопрос о структуре защитительной речи. Однако невозможно представить себе речь защитника без вступления, опровержения доводов и доказательств обвинения, без изложения позиции и доказательств защиты, заключения.

Кроме того, нередко в судебной практике встречаются ситуации, когда защитник (адвокат) не согласовывает свою защитительную речь с подсудимым, более того, отдельные защитники (адвокаты) не готовятся к прениям сторон. В этой связи мы полагаем целесообразным предусмотреть процессуальный документсогласование, в котором будет установлена достоверность обоюдности позиции подсудимого и защитника, а также и всех тех защитников, если их несколько, которые совместно защищают одного подсудимого. Думается, подобного рода согласование необходимо устанавливать в начале судебного разбирательства, в котором планируются прения сторон и фиксировать его возможно в протоколе судебного разбирательства.

Современные защитники справедливо полагают, что речь адвоката главным образом должна быть посвящена анализу доказательств по делу в целях опровержения доводов обвинения и подтверждения своей позиции.

При отстаивании той или иной позиции адвокат должен использовать все, что «работает» на пользу подзащитного. Речь будет более убедительной, если в ней будут отражены обстоятельства, хотя прямо и не определяющие состав преступления, но, тем не менее, помогающие воспринимать его события с защитительных, смягчающих, в определенной мере оправдывающих позиций166.

Лубшев Ю. Ф. Адвокат в уголовном деле : учеб.-практ. пособие / под ред.

И. Б. Мартковича. М., 1997. С. 385.

А. А. Койсин справедливо полагает, что объем изложения в речи существа события преступления определяется его доказанностью в судебном заседании с учетом пределов предъявленного обвинения. Недоказанные же эпизоды или действия адвокат обязан прямо назвать таковыми и должен просить суд исключить их из обвинения, соответственно мотивируя это.

Каждое отдельно взятое доказательство должно анализироваться и оцениваться адвокатом с позиции защиты, учитывая при этом специфику и особенности каждого конкретного дела. При этом адвокат обращает внимание суда на то, какие обстоятельства преступления и главное как освещены доказательствами (показаниями свидетелей и потерпевших, заключениями экспертов и т. д.).

Оценивая показания свидетелей, адвокат должен учитывать, кем является допрошенное в суде лицо – свидетелем защиты или обвинения. Все показания свидетелей необходимо сопоставлять между собой и с другими материалами дела и при выявлении противоречий либо несоответствия в показаниях обязательно обратить на это внимание суда в своей речи, сделав мотивированную оценку таких показаний167.

Адвокат должен попытаться найти убедительные объяснения того, почему он считает показания свидетеля обвинения недостоверными и наоборот, почему следует доверять свидетелю защиты168.

В заключение хотелось бы отметить, что при осуществлении защиты по уголовному делу защитник может (а в ряде случаев должен) не ограничиваться только одним направлением защиты, а выдвигать и развивать несколько параллельных линий защиты, представлять на рассмотрение суда несколько вариантов возможных решений.

Думается, таким образом защитник (адвокат) при осуществлении своей деятельности может нейтрализировать неправомерный обвинительный уклон, оказывая квалифицированную юридическую помощь.

–  –  –

3.1. Исследование доказательств   в суде первой инстанции  Современный этап развития уголовно-процессуального законодательства и практика его применения требуют осмысления, что такое исследование доказательств, каков процессуальный порядок их исследования, какие нарушения при этом допускаются, и каким образом они устраняются или восполняются, каковы возможности реализации прав и обязанностей участников при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, может ли суд быть активным при этом. Нередко в уголовно-процессуальной литературе затрагиваются вопросы соответствия механизмов исследования доказательств назначению уголовного судопроизводства в целом, а также в полной ли мере реализуются права участников при производстве по уголовным делам. Возникает немало вопросов о пределах, в которых осуществляется исследование доказательств по уголовным делам в суде первой инстанции.

Процесс доказывания по уголовному делу является центральным звеном уголовного судопроизводства в целом. Работа с доказательствами занимает очень важное место в уголовном процессе. Если доказательственная деятельность завершилась безрезультатно, если не установлено, кем и при каких обстоятельствах совершено преступление, то уголовное судопроизводство бессмысленно. Особую актуальность приобретает вопрос об исследовании доказательств в суде первой инстанции, поскольку рассмотрение дела по существу в первой инстанции является центральной стадией уголовного судопроизводства. В общем порядке в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств (ч. 1 ст. 240 УПК РФ). Однако если проанализировать практику применения УПК РФ, то выяснится, что содержание закрепленного законом порядка исследования доказательств не раскрывает всей его сущности, а регламентирует поверхностно лишь внешнюю форму процесса доказывания в суде первой инстанции, не затрагивая практических содержательных особенностей анализа каждого доказательства по уголовному делу.

В этой связи особый интерес приобретает позиция Европейского суда по правам человека. В частности, если мы проанализируем его постановления, а по большей части Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, то станет очевидным, что действие ст. 6 Конвенции заключается в том, чтобы, среди прочего, обязать суд провести надлежащее исследование замечаний, доводов и доказательств, представленных сторонами по делу, беспристрастно решая вопрос об их относимости к делу; доказательства должны быть исследованы судами, которые несут ответственность за установление фактов; доказательства должны исследоваться в открытом судебном заседании в присутствии обвиняемого, с соблюдением принципа состязательности. В этой связи заметим, что юрисдикция Европейского суда обязательна для России по вопросам толкования и применения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и Протоколов к ней, следовательно, обязательна и его прецедентная практика. Применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод169.

Тем не менее на практике непроведение порою таких судебных действий, как освидетельствование, осмотр, эксперимент, производство экспертизы, сводит исследование доказательств к повторению предварительного расследования. Такой формалистский подход к исследованию доказательств не позволяет выявить подлинное их содержание, выяснить процессуальО применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации : постановление Пленума Верхов. Суда РФ от 10 окт. 2003 г. № 5 // Бюл. Верхов. Суда РФ. 2003. № 12. С. 6.

ную форму их обнаружения и закрепления, а значит, и оценить в полной мере их свойства170.

В основе процесса доказывания по уголовному делу законодателем предусмотрен принцип состязательности сторон, который предопределяет типологию современного уголовного процесса. В уголовно-процессуальной литературе состязательность трактуется как определенный порядок взаимоотношений противоположных по своим процессуальным интересам сторон по делу и организации их совместной деятельности в процессе исследования доказательств, проявляющийся во взаимообмене действиями и словами171. По большому счету состязательность представлена в виде треугольника, на вершине которого – независимый и беспристрастный суд. Стороны находятся в противоборствующем положении, в определенной степени конфронтации, они пытаются аргументировать свои позиции по факту совершенного преступления и убедить суд в своей правоте.

Поскольку принцип состязательности сторон является одним из узловых моментов новой идеологии уголовного процесса, то позиция Конституционного Суда РФ такова, что судебная процедура признается эффективным механизмом защиты прав и свобод, если она отвечает требованиям справедливости и основывается на конституционных принципах состязательности и равноправия сторон172. Интерес заключается в том, что принцип состязательности выступает как основа, определяющая активное положение субъектов процесса, их права и обязанности, взаимоотношения друг с другом и с судом, что обусловливает состязательную форму процесса. Активность сторон заключается в том, что доказательство, используемое для логического обоснования истинности, ложности, правдоподобности высказываний, заключается в более общую мыслительную процедуру – аргументацию173.

Васяев А. А. Об актуальности изучения процесса исследования доказательств // Совр. право. 2012. № 11. С. 91.

Смирнов В. П. Противоборство сторон как сущность принципа состязательности уголовного судопроизводства // Государство и право. 1998. № 3. С. 59.

По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан : постановление Конституц. Суда РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П // Рос. газ. 2005. 1 апр. (№ 66). С. 9.

Там же. С. 174.

В основе исследования доказательств заложена активная позиция сторон, которые при исследовании доказательств излагают доводы и убеждают суд с целью вынесения законного приговора по уголовному делу. Если активности сторон нет и нет полного исследования доказательств, значит, можно говорить об отсутствии состязательности сторон.

Однако возникает вопрос: во всех ли случаях в суде первой инстанции проводится исследование доказательств? К сожалению, нет, что, на наш взгляд, свидетельствует об отсутствии полной реализации принципа состязательности сторон. Глава 40 УПК РФ закрепляет особый порядок судебного разбирательства, более того, Федеральным законом от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ был введен новый институт: особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Думается, поскольку в данном сокращенном порядке нет судебного исследования доказательств, то устраняется сфера действия как принципа состязательности сторон, так и непосредственности и устности уголовного процесса (ст. 240 УПК РФ). Решение о виновности подсудимого принимается на основе сообщения прокурора, которое, в свою очередь, основано на решении следователя, т. е. того единственного субъекта, который непосредственно воспринимал информацию о фактических обстоятельствах уголовного дела. Применение указанного института возлагает на суд обязанность устанавливать: характер и пределы содействия подсудимого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления; значение сотрудничества с подсудимым для раскрытия и расследования преступления, изобличения и уголовного преследования других соучастников преступления, розыска имущества, добытого в результате преступления; преступления или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные в результате сотрудничества с подсудимым; степень угрозы личной безопасности, которой подвергались в результате сотрудничества со стороной обвинения подсудимый, его родственники и близкие лица; обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (ч. 4 ст. 317.7 УПК РФ). Подчеркнем, что от суда также требуется удостовериться: во-первых, в согласии прокурора и потерпевшего в рассмотрении уголовного дела в особом порядке, в правильности позиции прокурора; во-вторых, что досудебное соглашение о сотрудничестве было заключено добровольно и при участии защитника (ч. 2 ст. 317. 6 УПК РФ).

Изменение круга обстоятельств, подлежащих установлению в суде, внесло существенные перемены и во все структурные элементы процесса доказывания.

Следует отметить также, что суд принимает решение о соглашении с обвиняемым на основе не только доказательств, содержащихся в уголовном деле, но и материалов, подтверждающих соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств, предусмотренных соглашением. По мнению процессуалистов, такая процедура судебного рассмотрения дела является закономерным следствием как состязательного построения судопроизводства (прокурор является «хозяином» предъявляемого обвинения), так и диверсификации процессуальных форм разрешения дела174. По нашему мнению, отсутствие в суде первой инстанции исследования доказательств – это прямое нарушение принципа состязательности сторон, что противоречит не только нормам УПК РФ, но и Конституции РФ. В связи с тем, что отсутствует исследование доказательств, нет важного этапа процесса доказывания в суде первой инстанции – судебного следствия. В этой связи вспоминается мнение, которое высказал А. Я. Вышинский в 30-е гг. прошлого века о том, что центр работы лежит в судебном следствии. Судебное следствие позволяет обеспечить убедительность судебного процесса, убедительность приговора, который должен быть вынесен на основании данных судебного следствия175.

По верному мнению О. А. Сычевой, судебное следствие – это структурно обособленная часть судебного разбирательства, в ходе которой судом при активном участии сторон по делу в условиях реализации демократических принципов уголовного процесса осуществляется исследование представленных и истребованных доказательств, имеющих решающее значение для формирования внутреннего убеждения судьи и вынесения законного и обоснованного решения по делу (приговора, постановления, опУголовно-процессуальное законодательство РФ 2001–2011 гг. : сб. науч. ст. / под ред. И. Б. Михайловской. М., 2012. С. 56.

Вышинский А. Я. На новые рельсы // Соц. законность. 1938. № 6. С. 53.

ределения)176. К данной позиции следует добавить то, что судья оценивает доказательства на основе того, что было исследовано в суде, на основе своего внутреннего убеждения, которое в первую очередь базируется на требованиях действующего законодательства. Именно в процессе судебного следствия при исследовании доказательств проверяются и оцениваются юридические свойства доказательств – их относимость, допустимость, достоверность и достаточность.

Необходимость исследования доказательств в рамках судебного следствия обусловлена еще и тем, что на досудебных этапах доказательствами признаются и следственные, и оперативные действия, что подлежит обязательной проверке в суде. В этой связи правильно подчеркивает Г. Б. Чеджемов: «Разница между выводами органов предварительного следствия и суда заключается не в характере выражаемой ими объективной истины, а в тех юридических последствиях, которые обусловлены установлением истины на каждой стадии процесса. На предварительном следствии истина служит основанием для обвинения, для привлечения к уголовной ответственности, в судебном заседании – это основание для постановления приговора»177. Следовательно, заметим, что на досудебных стадиях уголовного судопроизводства состязательность ограниченная, поскольку защитник не в полной мере может реализовать весь арсенал своих полномочий, во многом зависим от следствия. Однако именно в судебном следствии защитник может раскрыть весь свой потенциал и представить все доказательства в полном объеме, что предполагает наиболее полное и объективное исследование всех материалов по уголовному делу.

В научном аспекте заметим, что в процессуальной литературе нет единого взгляда, мнения на понятие и сущность исследования доказательств в суде. М. С. Строгович писал о проверке доказательств, заключающейся в удостоверении их правильности или неправильности. В качестве способов проверки он называл исследование самого доказательства, отыскание новых доказательств, подкрепляющих или опровергающих это доказательство, сопоставление доказательства с другими имеющимися в деле доказательствами. Итогом проверки служит оценка доказательства178.

Сычева О. А. Тактика судебного следствия : монография. Ульяновск, 2012. С. 45.

Чеджемов Г. Б. Судебное следствие. М., 1979. С. 4.

Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Основные положения науки уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 302.

А. И. Трусов включает понятие проверки доказательств в понятие их оценки. Термин «исследование доказательств» употребляет П. Ф. Пашкевич, понимая под этим деятельность субъекта доказывания по изучению доказательств и их проверке, и отмечает, что лишь в результате тщательного исследования доказательств создается возможность дать им правильную оценку. Авторы «Курса советского уголовного процесса» полагают, что термин «исследование» применяется в законе в более широком значении, чем проверка. Ссылаясь на УПК, они считают, что «исследование» включает как процесс получения информации, так и проверку полученных сведений. Авторы «Теории доказательств в советском уголовном процессе» вообще не разделяют собирание и проверку доказательств (они используют именно термин «проверка») и полагают, что эти фазы доказывания осуществляются одними и теми же методами. По мнению А. Р. Белкина, исследование доказательств – это познание субъектом доказывания их содержания, проверки достоверности существования тех фактических данных, которые составляют это содержание, определение относимости и допустимости доказательств и установление согласуемости со всеми остальными доказательствами по делу. В то же время, подчеркивает А. Р. Белкин, под оценкой доказательств в процессе доказывания следует понимать, скорее логический, мыслительный процесс определения роли и значения собранных доказательств для установления истины179.

Исследование доказательств в суде первой инстанции можно разделить на несколько этапов: во-первых, это действия суда по подготовке к судебному следствию, во-вторых, непосредственное восприятие судом представленных сторонами доказательств, втретьих, подведение итогов судебного следствия и подготовка к прениям сторон. По нашему мнению, исследование доказательств не заканчивается судебным следствием. Прения сторон несут также важное информационное значение, позиции и речи сторон позволяют посмотреть в нескольких ракурсах на одни и те же доказательства по уголовному делу. Разумеется, наибольшая познавательная часть представляется в рамках судебного следствия, когда судья непосредственно исследует доказательства, суд заслушивает показания лиц, заключение эксперта, осматривает веБелкин А. Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М., 2007. С. 234.

щественные доказательства, оглашает документы, производит другие процессуальные действия. Исследование доказательств включает в себя производство различного рода процессуальных и следственных действий, регламентированных действующим УПК РФ, а именно: допрос подсудимого (ст. 275) и (или) оглашение его показаний (в порядке ст. 276), допросы потерпевшего (ст. 277, 278, ст. 280), свидетелей (ст. 278, 280) и (или) оглашение их показаний в порядке ст. 281; производство экспертизы в соответствии с требованиями ст. 283; допрос эксперта (ст. 282); производство осмотров вещественных доказательств (ст. 284 УПК), местности и помещения (ст. 287 УПК); проведение следственных экспериментов (ст. 288 УПК), предъявление для опознания (ст. 289 УПК), освидетельствования (ст. 290 УПК); оглашение в порядке ст. 285 УПК протоколов следственных действий и иных документов.

Порядок исследования доказательств соответствует порядку проведения судебного следствия. Думается, что порядок исследования доказательств – это очередность допросов подсудимых, свидетелей и экспертов, осмотров вещественных доказательств, оглашений письменных документов. При этом данную очередность следует понимать не только как указание на то, кого раньше будут допрашивать (подсудимых, свидетелей или экспертов), но и на то, например, в какой последовательности будут допрошены подсудимые, если их несколько, кто из свидетелей будет допрошен первым, а кто – последним. Установление порядка исследования доказательств в ходе судебного следствия регулируется ст. 274 УПК РФ. Из нормы этой статьи вытекают следующие положения: очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду; первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты; допрос подсудимого проводится в соответствии со ст. 275 УПК РФ; с разрешения председательствующего подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного следствия; если в уголовном деле участвуют несколько подсудимых, то очередность представления ими доказательств определяется судом с учетом мнения сторон.

Заинтересованность сторон в исследовании доказательств в определенной последовательности очевидна, так как это позволяет создать наиболее благоприятные условия с тактических соображений. Государственный обвинитель в силу ч. 2 ст. 274 УПК РФ первым представляет доказательства для их исследования, что порой достаточно однообразно отражается в протоколах судебных заседаний. Государственные обвинители нередко ходатайствуют об изменении порядка исследования доказательств, исходя из того, как складывается ситуация в процессе исследования доказательств (например, при неявке вызванных свидетелей).

После того как стороной обвинения исследовались представленные доказательства, суд предоставляет стороне защиты возможность привести для исследования свои доказательства. В случае если подсудимый не был допрошен в период представления доказательств стороной обвинения, защита предлагает исследование доказательств начать с допроса подсудимого (по его собственной инициативе) и исследовать материалы, характеризующие личность подсудимого. В юридической литературе существуют мнения о том, что суд не может и не должен вмешиваться в деятельность других участников процесса, и вполне правильно, что норма УПК РСФСР, которая давала право суду независимо от участников процесса самостоятельно и инициативно добывать доказательства по уголовному делу, не была воспроизведена в УПК РФ, поскольку, «проявляя активность в собирании и исследовании доказательств, суду сложно будет пребывать в роли беспристрастного арбитра»180, «всесторонность, объективность и полнота исследования обстоятельств дела является следствием принципа состязательности сторон, поскольку в споре рождается истина»181. В. А. Лазарева полагает, что суд вообще не является субъектом доказывания: «Суд, стремящийся во что бы то ни стало установить истину, принимает на себя несвойственные ему в состязательном процессе полномочия, переходит на позиции обвинения, чем нарушает принцип равенства сторон, утрачивает объективность и независимость»182. Данные представления о месте суда в процессе познания доказательств, считается, основываются на положениях Концепции судебной реформы, которая закрепила за судом роль арбитра, освобожденного от обязанности доказывания виновности или невиновности подсудимого. В опредеТрунов И. Суд не должен добывать доказательства // Рос. юстиция. 2001. № 9. С. 56.

Адамайтис М. Право суда на инициативу в исследовании доказательств мешает его беспристрастности // Рос. юстиция. 2003. № 11. С. 32.

Лазарева В. А. Состязательность и доказывание в уголовном процессе // Уголов. право. 2007. № 3. С. 102.

лении Конституционного Суда РФ от 18 июня 2004 г. № 204-О мы находим следующую позицию относительно пределов активности суда: «Осуществление судом функции правосудия в публичном по своему характеру уголовном процессе предполагает законодательное наделение его правом проверять и оценивать с точки зрения относимости, допустимости и достоверности представленные сторонами обвинения и защиты доказательства как путем установления их источников и сопоставления с другими доказательствами в судебном заседании, так и путем получения и исследования в рамках обвинения, предъявленного подсудимому либо измененного в соответствии с уголовно-процессуальным законом (ч. 2 ст. 252 УПК РФ), – иных доказательств, подтверждающих или опровергающих доказательство... Иное не обеспечивало бы независимость и беспристрастность суда при отправлении правосудия»183.

Тем не менее суд все же является активным участником процесса доказывания, поскольку в законе он назван среди субъектов собирания, проверки и оценки доказательств (ст. 17, 86–88 УПК РФ). Обобщая и систематизируя полномочия суда, можно разделить их на три группы: 1) процессуальные действия, которые могут производиться как по ходатайству сторон, так и по инициативе суда (оглашение показаний свидетеля и потерпевшего в случаях, когда их явка в суд оказывается невозможной (ч. 2 ст. 281 УПК РФ); назначение судебной экспертизы (ч. 1 ст. 283 УПК РФ); вызов для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования (ч. 1 ст. 282 УПК РФ); оглашение протоколов следственных действий и иных документов (ст. 285 УПК РФ); приобщение к материалам уголовного дела документов (ст. 286 УПК РФ)); 2) процессуальные действия, которые могут производиться только по ходатайству сторон (допрос свидетелей (ст. 278 УПК РФ) и осмотр вещественных доказательств (ст. 284 УПК РФ)); 3) процессуальные действия, относительно которых закон не содержит прямых указаний об их инициаторе (осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, предъявление для опознания и освидетельствование).

Активная роль суда необходима прежде всего для того, чтобы Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Будаева Ц. Н. на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 283 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [Электронный ресурс] : определение Конституц. Суда РФ от 18 июня 2004 г. № 204-О. URL: http://www.ksrf.ru.

обеспечить сторонам равные возможности для отстаивания своих интересов, гарантировать вынесение законного, обоснованного и справедливого приговора, основанного на установлении всех обстоятельств совершенного преступления посредством всестороннего, полного и объективного исследования доказательств.

Рассматривая процессуальный порядок исследования доказательств в суде первой инстанции и вопрос о роли и активности суда, мы сталкиваемся с так называемой дихотомией: с одной стороны, суд не может быть безразличным в установлении всех обстоятельств по уголовному делу, а с другой стороны, он не должен подменять собой стороны, между которыми происходит состязание. Суд создает сторонам равные условия для отстаивания своих процессуальных позиций. Однако этого может оказаться недостаточно для вынесения по делу правильного и справедливого решения. Для решения поставленных перед судом задач ему предоставлены возможности для проверки и оценки доказательств, представленных сторонами. Однако если активность суда имеет целью проверку и оценку доказательств, то эту деятельность следует расценивать как соответствующую принципу состязательности. В том случае, когда активность суда продиктована целью создания доказательственной базы стороны обвинения или защиты или укрепления их позиций, такая деятельность явно противоречит принципу состязательности. Требование постановления по каждому уголовному делу законного, обоснованного и справедливого приговора не позволяет устранить суд от участия в исследовании материалов уголовного дела, поскольку позиция стороннего наблюдателя для суда не гарантирует реализацию ст. 6 УПК РФ – защиту прав и интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, а также личности от незаконного и необоснованного обвинения и осуждения. В настоящем параграфе мы рассмотрели лишь некоторые аспекты исследования доказательств в суде первой инстанции;

немалый интерес представляет вопрос о силе доказательств в суде первой инстанции в процессе оценки доказательств с позиции их юридических свойств. Вспоминаются слова Ю. К. Орлова: «Сила доказательств созвучна названиям других свойств доказательств – относимость и допустимость»184. В этой связи мы считаем целесообразным проанализировать этот аспект.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Похожие работы:

«Демин Алексей Александрович ДОГОВОР И ДОГОВОРНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.03 – гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 27.07.2016 № 529 г. Ростов-на-Дону О внесении изменений в постановление Правительства Ростовской области от 28.05.2014 № 409 В целях приведения нормативного правового акта Ростовской области в соответс...»

«ГБПОУ КК "Армавирский аграрно-технологический техникум" Версия № 1 Система менеджмента качества канцелярия Положение о комиссии по предупреждению коррупционных стр. 1 из 13. г правонарушений Государственное бюджетное пр...»

«Артур Штильман В Большом театре и Метрополитенопера. Годы жизни в Москве и Нью-Йорке. Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11961952 Штильман А. Д. В Б...»

«КАЛУЖСКІЯ Е П А Р Х ІА Л Ь Н Ы Я ВДОМОСТИ Р Ф Ф А Л ЬI Н А Я. 1 9 0 1 г. Ч ИЦ Мая 1 5. 1" іиліт. Л' т V. ВЫСОЧАШМКІЪ приказомъ отъ 6 мая 1901 года за № 34, по вдомству православнаго исповданія награждены орденомъ С В. Стани...»

«Новелла Николаевна Матвеева Мой караван. Избранные стихотворения (сборник) Текст предоставлен правообладателем Мой караван. Избранные стихотворения (сборник): Этерна; Москва; 2015 ISBN 978-5-480-00354-3 Аннотация Новелла Матвеева – замечательный русский поэт, б...»

«1.Пояснительная записка.Настоящая рабочая программа разработана на основе следующих нормативно-правовых документов: Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" от 29 декабря 20...»

«Текст договора-оферты изложен в редакции на 20 декабря 2014 года. Договор-оферта интернет-магазина misenso.ru Интернет-магазин misenso.ru, далее "Продавец", публикует настоящий договор, являющийся публичным договором-офертой в адрес как физических, так и юридических лиц, далее "Покупатель". Статья 1. Предмет д...»

«ДЕЛОПРОИЗВОДСТВО И КОРРЕСПОНДЕНЦИЯ Методические указания к выполнению контрольной работы для студентов заочной формы обучения по направлению подготовки 40.03.01 "Юриспруденция" Хабаровск Издательство ТОГУ Делопроизводство и корреспонденция : методические указания к выполнению контр...»

«RU 2 434 904 C2 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК C08L 77/06 (2006.01) C08L 97/02 (2006.01) C08L 23/06 (2006.01) C08L 1/00 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ (21)(22) Заявка: 2008140306/05, 12.0...»

«Методические рекомендации для образовательных организаций Краснодарского края о преподавании предмета "Математика" в 2015– 2016 учебном году 1. Нормативно-правовые доку...»

«ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНСТИТУТ СВЯТОГО ИОАННА БОГОСЛОВА III ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ "В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО." Школьный тур, 30 ноября—05 декабря 2015 г. Дата проведения "_" _ 2015 г. ЗАДАНИЯ ПО ЛИТЕРАТУРЕ. 11 класс, I вариант Полное название учебного заведения (печатными буквами) _ _ Класс...»

«Джеймс Г. Барнс Путь к сердцу клиента. Стратегия отношений, когда лояльности мало Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=179074 Джеймс Г. Барнс. Путь к сердцу клиента. Стратегия отношений, к...»

«Страховая компания ERGO pojiovna, a.s. Vyskoilova 1481/4, Praha 4 Зарегистрирована в торговом реестре Городского суда в Праге,в разделе B, вкладыше 2740, регистрационный номер (IO): 61858714, ИНН (DI): CZ61858714 Медицинское страхование иностранных граждан Welcome (Welc...»

«Коллектив авторов Защита детей от жестокого обращения Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11104315 Защита детей от жестокого обращения / Под ред. Е. Н. Волковой.: Питер; Санкт-Петербург; 2007 ISBN 978-5-91180-151-5 Аннотация В книге впервые в России представлен концептуаль...»

«Епископ Питирим. Жизнь во Христе и со Христом Епископ Питирим Жизнь во Христе и со Христом *** Сегодня я начинаю писать главы из моей автобиографии. Цель написания этого изда ния поделиться с братьями и сестрами не только автобиографическими данными, но и сво ими мыслями православно...»

«Святое крещение и просвещение Великой Руси ГЛАВА ТРЕТА СВЯТОЕ КРЕЩЕНИЕ И ПРОСВЕЩЕНИЕ ВЕЛИКОЙ РУСИ В основата и началотоина масовата християнизация и по-нататъшното напълно безвъзмездно безкористно даване и предоставяне на русите от българите на бъ...»

«Государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский городской университет управления Правительства Москвы" Институт высшего профессионального образования Кафедра государственно-правовых дисц...»

«ILC.106/DG/I Международная конференция труда, 106-я сессия, 2017 г. Доклад Генерального директора Доклад I Труд в изменяющихся условиях: Зелёная инициатива Международное бюро труда, Женева ISBN 978-92-2-430551-1 (print) ISBN 978-92-2-430552-8...»

«Оглавление Внедрение и настройка Создание "Справочника начислений" Заполнение "Условий оплаты труда" Штатная эксплуатация Заполнение Выработки (по организации или по человеку) Приложение Список алгоритмов Порядок учета отработанного времени Пример 1 Пример 2 Пример 3 Пример 4 Пример 5 Пример 6 Пример 7 Внедрение...»

«1 Рабочая программа (далее – программа) учебной дисциплины "Правовые основы профессиональной деятельности" разработана на основе Федерального государственного образовательного стандарта (далее ФГОС) по специальности среднего профессионального образования (далее СПО) 13.02.03 Электрические станции...»

«POS-компьютер "ШТРИХ-miniPOS SLIM" Инструкция по установке ПРАВО ТИРАЖИРОВАНИЯ ПРОГРАММНЫХ СРЕДСТВ И ДОКУМЕНТАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ НТЦ "ШТРИХ-М" Версия документации: 1.0 Номер сборки: 1 Дата сборки: 23.01.2007 POS-компьютер ШТРИХ-miniPOS SLIM...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО "МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ О.Е. КУТАФИНА (МГЮА)" Кафедра криминологии и уголовно-исполнительного права РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ "УГОЛОВНОЕ ПРАВО И КРИМИНОЛОГИЯ; УГОЛОВНОИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО " Направление подготовки: 40.06.01 Юриспруденция (уровен...»

«Annotation Апологетика, наука о началах, излагающих истины христианства. Книга протоиерея В. Зеньковского на сайте СвятоТроицкой Православной школы предлагается учащимся в качестве учебника. Зеньковский Василий Васильевич (1881—1962), русский православный...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.