WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:   || 2 |

«Оглавление: Введение: Общественный контроль 2.0 Глава 1. Правовые основания и практика общественного контроля 2.0 в США. 15 Подотчетность органов власти Закон о свободе ...»

-- [ Страница 1 ] --

Оглавление:

Введение: Общественный контроль 2.0

Глава 1. Правовые основания и практика общественного контроля 2.

0 в США.. 15

Подотчетность органов власти

Закон о свободе информации

Барак Обама и общественный контроль

Проблемы в реализации прозрачности государственного управления

Глава 2. Практическая реализация общественного контроля 2.

0 в США.............. 49

Прозрачность

Участие

Коллаборации

Локальный уровень и примеры

Приложение 1. Меморандум Обамы о прозрачности

Приложение 2. Критерии оценки открытости государственных ведомств

Глава 3. Общественный контроль 2.

0 в странах ЕС

Прозрачность

Участие

Коллаборации

Контроль контроля

Локальный уровень

Глава 4. Идеология и теория общественного контроля

Интернет-общество как субъект общественного контроля

Государство в эпоху Интернета

Контроль в эпоху Интернета

Прозрачность, открытость и подотчетность

Доверие и общественный контроль

Прозрачность и доверие

Участие

Коллаборация

Коллаборации и государство – общественный контроль 2.0

Интернет - утопия и антиутопия

Выводы

Введение: Общественный контроль 2.0

Тема контроля в рамках отношений власти и общества всё активнее и шире обсуждается на Западе, становясь в последнее время одной из ключевых рубрик в политической повестке дня (достаточно вспомнить Wikileaks и дело Сноудена).

Это актуально и для российской политической реальности. В Послании Федеральному Собранию 12 декабря 2013 года Президент Владимир Путин заявил: «Считаю, что все законопроекты, ключевые государственные решения, стратегические планы должны проходить гражданское, так называемое «нулевое», чтение с участием НКО, других институтов гражданского общества. Как при федеральных, так и при региональных органах исполнительной власти необходимо создавать общественные советы. Конечно, во многих органах власти они уже есть, но не везде. И самое главное, они не должны быть формальным придатком и декоративной структурой, а призваны выступать в роли экспертов, а порой и конструктивных оппонентов ведомств, быть активными участниками системы противодействия коррупции.

Чтобы сформировать правовую базу для такого гражданского участия, прошу Общественную палату, Совет по правам человека, другие общественные и правозащитные организации активно включиться в подготовку проекта закона «Об общественном контроле».

Данный доклад посвящен анализу западного опыта общественного контроля. Мы полагаем, что опыт развитых демократий, разработавших множество инструментов и механизмов для повышения прозрачности и открытости власти, будет полезен и для России.

При этом само словосочетание «общественный контроль» на Западе не употребляется вовсе или употребляется очень редко, для специфических контекстов. За этим несоответствием стоит и отличие языков, и отличие политических культур.

Перевести «общественный контроль» на язык современной западной политической риторики – это значит увидеть, что в ней «общественный контроль» обозначается по-другому - через набор ключевых слов, сосредоточенных вокруг «прозрачности»

(transparency) и «участия» (participation).

Эти слова встали в ряд своего рода заклинаний, обязательных к употреблению, особенно после выхода знаменитого Меморандума Обамы о Прозрачности (полный текст меморандума см в приложении 1). Власти и общественность теперь должны, так или иначе, увеличивать степень прозрачности и участия. Это самое актуальное направление развития западной демократии.





Вместе «прозрачность» государства и «участие» граждан составляют сегодня в западных демократиях то, что является «общественным контролем».

Ключевым фактором для развития общественного контроля в западных демократиях стало бурное развитие интернет-технологий, которые создали технологические условия, позволяющие реализовать «право знать» для граждан. Ценности демократии получили в связи с развитием Интернета новое дыхание – возникает иллюзия, что теперь каждый имеет доступ к любой информации, а в перспективе каждая кухарка сможет управлять государством.

Общественный контроль, становясь интернет-феноменом, превращается в общественный контроль 2.0, предполагающий и активно развивающий прозрачность государства, участие граждан и коллаборации (совместные действия) граждан.

Что такое «прозрачность» в современном западном политическом и публицистическом языке?

Это понятие лежит в ряду других понятий, среди которых еще такие, как «подотчетность» (accountability) и «открытость» (openness).

Отношения между этими понятиями пока до конца не прояснены, они употребляются то как взаимозаменяемые, то как слегка разные. Но смысл этих понятий вертится вокруг одного и того же процесса – государство становится открытым для граждан, само активно движется навстречу предполагаемому желанию граждан знать, само реализует право граждан знать (right to know).

Государство – в том числе и законодательно - само себя заставляет быть прозрачным, разрабатывает и реализует формы и способы обеспечения собственной прозрачности. В отличие от словосочетания «общественный контроль», где некий субъект контро-лирует деятельность государственных органов власти, «прозрачность»

предполагает активную роль государства.

Европейский уполномоченный по правам человека Якоб Сёдерман определил термин "прозрачность" так: "процедура, посредством которой государственные власти принимают решения, должна быть понятной и открытой, а сами решения должны быть обоснованными; информация, на основании которой принимаются такие решения, должна быть доступна общественности настолько, насколько это возможно" (Executive Power of the European Union: Law, Practices, and the Living Constitution by Deirdre Curtin, 2009).

Какого типа информация о деятельности власти открывается в «прозрачности»? Что, собственно, делается прозрачным?

Процесс принятия политических решений.

Реализация принятых решений (policy) Результаты деятельности.

Прозрачность является прозрачностью, если она осуществляется на всех этапах политического процесса – от принятия решений через их осуществление к подведению результатов.

Современные западные исследователи подробно анализируют качества «прозрачности».

Прозрачность предполагает такие основные характеристики открываемой обществу информации:

Полнота. Объективность. Usability (своевременность и понятность).

Каждое из этих качеств может быть использовано для того, чтобы создавать «образ прозрачности» без прозрачности на деле. Информация может открываться, но не полностью, причем сама эта неполнота скрывается. Информация может подаваться в определенном тоне и цвете

– например, реализация может описываться только в позитивном языке, создавая у людей одностороннюю картину происходящего. Информация может раскрываться после того, как она уже потеряла свою актуальность.

Информация может подаваться в запутанном и непонятном для гражданина виде и языке.

Качества прозрачности могут вступать в противоречие между собой. Например, полнота оказывается противоположна понятности.

Для решения этой проблемы предлагается так называемый layering – распределение информации по уровням. Для широких масс – упрощенная подача информации, но с возможностью продвигаться к большей полноте материала.

Власть сама делает себя прозрачной и сама же зачастую сопротивляется прозрачности и ее последствиям. Это противоречие можно четко увидеть, просто сопоставив риторику Обамы в его Меморандуме и дело Wikileaks. Но в чем смысл? Зачем нужна «прозрачность» государству, которое выступает основным агентом ее реализации – законодательной и практической? Ведь «прозрачность» это не очень удобно. Существование государственных чиновников в такой ситуации начинает напоминать пребывание в придуманном английским философом 18 века Бентамом «паноптиконе» - тюрьме, где заключенные в каждый момент видны надзирателю.

Чтобы «продать» прозрачность власти, сторонники прозрачности приводят ряд аргументов, которые вертятся вокруг темы увеличения доверия общества государству. Они утверждают: «Государство не будет подозреваться ни в чем плохом, скрываемом от общества – и это приведет к снижению недоверия, увеличению легитимности и, в конечном счете, к повышению управляемости общества».

Исследования самого последнего времени показывают зыбкость этого аргумента. Доверие предполагает «образ того, кому можно доверять», сочетающий в себе компетентность, благие намерения по отношению к народу, честность. Прозрачность уменьшает впечатление компетентности власти, выставляя на обозрение всю нерациональность процесса принятия политических решений.

При этом отсутствие достаточной прозрачности воспринимается (на фоне постоянных деклараций о прозрачности) как недостаток честности, что тоже ведёт к уменьшению доверия.

Более того, сравнительные межкультурные исследования показывают, что прозрачность в Южной Корее ведет к падению доверия правительству гораздо в большей степени, чем, например, в Нидерландах. Европейская политическая культура предполагает большую близость власти и граждан, поэтому они не так сильно потрясены открывшейся в результате прозрачности картиной. В азиатской политической культуре считается нормальной большая дистанция между гражданами и властью, позволяющая поддерживать такие мифы о власти, которые обеспечивают ее легитимность.

Критики прозрачности указывают на ряд проблем, которые прозрачность ставит перед государственным управлением (governance):

прозрачность демистифицирует власть, снижая уровень ее исключительности и тем самым (для многих политических культур) – легитимности;

прозрачность ведет к несправедливым обвинениям, к постоянному поиску и обнаружению прессой и Интернетом «жареных фактов» - цена негативной информации на рынке новостей выше;

прозрачность может использоваться как орудие для устранения политических конкурентов;

прозрачность тормозит работу власти и принятие государственных решений в силу необходимости в каждый момент времени оглядываться на оценивающую публику;

большая прозрачность ведет к более изощренным способам скрываться и скрывать, как бы оставаясь прозрачным;

прозрачность ведет к разрастанию бюрократической машины, которая теперь занимается еще и обеспечением собственной прозрачности.

Серьезной критике подвергается не только идея, что прозрачность ведёт к большему доверию власти, к повышению легитимности и управляемости.

Не выдерживает столкновения с реальностью ключевой концепт, восходящий еще к идеологии Просвещения, что прозрачность приведет к исправлению нравов, к предотвращению коррупции. Тому стыдно, у кого видно, - говорит русская поговорка. Но опыт показывает, что прозрачность зачастую приводит просто к усложнению коррупции и повышению издержек на неё.

Неочевидна польза прозрачности для good governance - важного сегодня на Западе концепта, в рамках которого ведется дискуссия об отношениях власти и общества.

Обобщая критику, можно сказать, что работать в ситуации прозрачности для власти становится намного сложнее, а результаты неочевидны, пользы особой нет, а зачастую есть вред. Даже построение видимости прозрачности – сложная задача, требующая значительной траты ресурсов.

Что на это отвечают защитники прозрачности?

Они готовы признать, что прозрачность за короткое время не ведет к повышению доверия власти, хотя полагают, что это может произойти на более длительных промежутках времени. Но всё более влиятельной становится позиция, что власти и не нужно доверять. Как сказано в тетрадях федералистов при обсуждении конституционного устройства США: «Если бы людьми правили ангелы, не нужно было бы ни внутреннего, ни внешнего контроля». Власть склонна к злоупотреблениям и разного рода коррупции, следовательно, «общественный контроль» должен занимать свое место в общественной системе сдерживания и противовесов, сколь бы ни было это неудобно для власти.

Поэтому «прозрачность» оказывается самостоятельной ценностью, которая должна реализовываться любой ценой, даже за счет снижения эффективности управления.

Прозрачность становится условием нового витка развития демократии – т.е. всё более и более непосредственного участия граждан в государственном управлении. Если понятие «прозрачность» описывает действия власти по самораскрытию, действия тех, на кого смотрят, то понятие «участие» описывает действия тех, кто смотрит

– т.е. граждан, надзирающих за деятельностью власти. Но надзор за этой деятельностью, получение информации об этой деятельности – есть первый шаг граждан к участию в управлении страной, к тому, чтобы самим становиться властью. Без знания невозможно действовать.

Общественный контроль на основе прозрачности оказывается участием – контролируй, находи недостатки, предлагай решения, участвуй в их реализации. Создается впечатление, что, несмотря на все издержки прозрачности для управления, власть готова прилагать усилия к обеспечению прозрачности (причем даже в подлинном, а не в фейковом виде) именно для того, чтобы вовлечь граждан в процесс государственного управ-ления, тем самым сняв с себя часть ответственности за происходящее. Если граждане сами принимают участие в принятии политических решений, их реализации и оценке результатов, то в конечном итоге они начинают надзирать сами за собой.

В модели возрастающей демократии «общественный контроль» - это контроль со стороны всех граждан, а не со стороны специально уполномоченных общественных организаций. Да, граждане по-прежнему могут объединяться в такие организации, но сами эти организации, вступая в лоббистские отношения с властью под видом «общественного контроля», в идеальной западной демократии сами должны становиться объектом общественного контроля. Идеальная форма реализации общественного контроля 2.0 – коллаборации (ситуативные совместные действия) в Интернете, где не знающие друг друга граждане обсуждают и выдвигают различные оценки, предложения и решения.

Предназначенность «прозрачности» для всех, в том числе и для кухарок, ставит на повестку дня сложный вопрос о компетентности.

Государственные документы, в силу специфики языка и тематики, не могут быть понятны большинству граждан. Это, в свою очередь, ставит проблему снижения образовательного и цифрового неравенства, с одной стороны, и с другой - к появлению института многочисленных посредников, обеспечивающих интерфейсы (и интерфейсы к интерфейсам) для обращения с государственными документами для тех, кому это нужно. В общественном контроле 2.0 нет привилегированных субъектов, но практика его реализации показывает, что неравенство сохраняется. Общественный контроль могут осуществлять все, но далеко не каждый человек может или хочет этим заниматься. Могут – те, кто обладает соответствующими образовательными и цифровыми компетенциями. Хотят – те, кому это нужно в интересах бизнеса или в личных (в том числе политических) целях.

Предлагаемый вашему вниманию доклад посвящен современному состоянию общественного контроля в США и Европе. Первая и вторая главы доклада посвящена правовым основаниям и практике общественного контроля 2.0 в США. Третья глава посвящена практике общественного контроля 2.0 в Западной Европе. Четвертая глава посвящена теории, идеологии и риторике Общественного контроля 2.0 (прозрачности, участия, коллабораций) в США и Западной Европе.

Глава 1. Правовые основания и практикаобщественного контроля 2.0 в США

Подотчетность органов власти Политическая идея о подотчетности органов власти (accountability) пронизывает историю США. Президент Авраам Линкольн свое знаменитое Геттинсбергкое послание, произнесенное в 1863 году во время Гражданской войны в США, заканчивает словами о правительстве, управляемом «властью народа, волей народа, для народа». Джеймс Мэдисон пишет в «Федералисте», что «Дух республиканской свободы, очевидно, требует… не только того, чтобы вся власть проистекала от народа, но и чтобы те, кому она доверена, оставались в зависимости от народа…» («Федералист», № 37). Именно такая формула – подотчетность (ответственность) правительства перед народом – принята в политической традиции США. Речь идет о механизмах и гарантиях, с помощью которых народ может держать под контролем властные структуры. И в первую очередь это основные политические институты, такие как местное самоуправление; разделение властей между исполнительными, законодательными и судебными органами; судебное ограничение (конституционный контроль) и Билль о правах, в частности, первая поправка, гарантирующая свободу слова, печати, собраний, ходатайств и объединений, или свобода выражения мнений в обобщающем значении; регулярные федеральные выборы и практика проведения местных референдумов.

Но осуществление контроля за органами власти и должностными лицами невозможно было бы без необходимой информации, без умения оценивать работу должностных лиц. Из этой простой, но фундаментальной предпосылки берет начало американская политическая линия по достижению прозрачности и открытости в деятельности органов власти. К этой линии относятся законы о свободе информации, законы о гласности в системе управления, требующие открытости в работе органов власти, нормативные акты, призванные обеспечить защиту госслужащих, сообщающих о внутриведомственных нарушениях, гарантийные механизмы по защите неприкосновенности частной жизни и соблюдению служебной этики (куда входит широкий круг вопросов, таких как: кодексы поведения, конфликты интересов и раскрытие личной финансовой отчетности госслужащими).

Все перечисленные формы и можно назвать в широком смысле общественным контролем за правительством. Однако в США имеются также другие, более специализированные инструменты надзора за государством – это общественный контроль со стороны всевозможных общественных организаций и СМИ.

Так, в США широкое распространение получил гражданский контроль над полицией (citizen oversight of police).

В 1993 году был создан Специальный совет при Отделе шерифа округа Лос-Анджелес с постоянным штатом. Это ознаменовало рождение «аудиторской модели» гражданского надзора – одного из двух видов программ надзора за полицией, существующих в Соединенных Штатах (другая модель обычно предполагает работу добровольного комитета граждан, работающих на основе неполной занятости и занимающихся конкретными жалобами). В Специальный совет входит группа экспертов, наделенных всеми полномочиями для аудита и мониторинга любых аспектов деятельности департамента шерифа. Специальный совет издал несколько десятков полугодовых публичных докладов, в которых рассматриваются наиболее актуальные вопросы, связанные с подотчетностью полиции: применение силы, иски против департамента, кадровые проблемы, управление районными отделениями и множество других вопросов. Проводимый Специальным советом регулярный мониторинг с отчетностью по гражданским искам против ведомства шерифа уменьшил число исков против департамента и сумму компенсационных денежных выплат истцам.

Существует гражданский контроль над вооруженными силами (сivilian control of the military), демократический контроль за деятельностью спецслужб (democratic oversight of intelligence agencies), гражданский контроль уголовных процедур (public control of the criminal justice), гражданский экологический контроль, гражданский контроль над лечебными учреждениями и т.д.

В самом общем смысле подотчетность власти – обязанность официальных лиц информировать граждан о своих действиях и право граждан принимать меры против тех должностных лиц, чье поведение они считают неудовлетворительным – является одним из важнейших элементов демократии (Роберт С. Баркер, Подотчетность власти и ее пределы/Вопросы демократии - электронный журнал Государственного департамента США – Том 5, номер 2, август 2000, С. 6) В Конституции США содержится ряд положений, имеющих непосредственное отношение к подотчетности органов высшей власти. Ведение журнала заседаний каждой палатой Конгресса, обязательное опубликование президентом сведений «о состоянии Союза», сведений о расходах и доходах государства, право обвиняемого в уголовном преступлении на открытый суд – все эти нормы реализуют подотчетность официальных лиц.

Реализацию идеи подотчетности выполняют также возможность импичмента любых гражданских должностных лиц по представлению палат Конгресса и фиксированные сроки для пребывания лиц в должностях законодательной и исполнительной ветвей власти.

Помимо перечисленных конституционных гарантий подотчетности, прямое отношение к ней имеют законы и постановления, регламентирующие такие вопросы, как обязанность кандидатов предоставлять документацию для ознакомления на выборах, раскрывать информацию о финансировании их избирательной компании, открытость заседаний законодательных органов для общественности.

Местное самоуправление (англ. self-government) не упоминается в Конституции США, однако оно безусловно является базовым институтом демократии в США, и в этой связи муниципальный контроль (municipal or public control) считается одним из самых эффективных механизмов общественного контроля в политической традиции США.

Однако все же главным образом подотчетность власти в США достигается через проведение регулярных выборов, т.е. через избирательный процесс. Все другие меры являются вспомогательными. В конечном счете считается, что подотчетная власть зависит от ответственных граждан, точнее – от ответственных избирателей.

Именно в этой связи ряд американских законов обеспечивает право граждан внимательно следить за действиями и решениями официальных лиц, понимать их и выносить им оценку. Доступ к официальной информации позволяет гражданам активно участвовать в жизни общества и оспаривать действия власти, а с другой стороны - обязанность раскрытия информации сдерживает должностных лиц от злоупотреблений и напоминает им об их подотчетности перед обществом. У Джеймса Мэдисона, одного из Отцов-основателей и четвертого президента США, есть известное изречение на это счет: «Народная власть без общедоступной информации и способов ее получения – это лишь пролог к фарсу или трагедии, а может быть, и к тому, и к другому».

Закон о свободе информации

Самым известным американским законом, давшим наименование аналогичным законам во многих странах мира, предназначенным для достижения «прозрачности» (transparency) в работе органов власти и несомненно имеющим ввиду идеал «открытой власти», является Федеральный Закон о свободе информации США (The Freedom of Information Act, не менее известная аббревиатура – FOIA), первоначально принятый в 1966 году. Идея закона появилась в период так называемой «правовой революции» 1960-х годов США, когда значительно расширилась сфера гражданских прав благодаря судам и федеральному правительству. В этот период исчезли последние правовые препятствия для участия афроамериканцев в политической жизни, появились успехи в становлении равенства женщин с мужчинами. Существуют, однако, менее известные нормативные положения о гласности, требующие от различных органов власти проводить свои заседания публично, публиковать для общественности отчеты и т.д.

Речь идет о так называемых «законах солнечного света» («sunshine laws») – это федеральные законы и законы штатов, требующие проведения открытых заседаний законодательных и других регулярных органов при обсуждении проектов законов и подзаконных актов и широкой публикации соответствующей информации. Один из первых таких законов, предложенный в штате Флорида в 1961 и принятый в 1966, в частности, гласил: «Все заседания... на которых принимаются официальные законы, объявляются публичными, постоянно открытыми для широкой публики, и ни одна резолюция, норма, свод правил или законодательное решение не считаются обязательными для исполнения, если они не приняты на таком заседании». FOIA является самым известным из таких законов.

Президент Линдон Джонсон подписал FOIA 4 июля 1966 года. Этот закон утверждал презумпцию права доступа к существующим материалам в печатной или цифровой форме, находившимся в собственности органов исполнительной власти в лице министерств, ведомств и комиссий регулирования, а также контролируемых правительством корпораций. К их числу относились, например, Государственный департамент, Министерства обороны и юстиции, Федеральное бюро расследований, Центральное разведывательное управление и многие другие учреждения.

Американский FOIA не содержит полного перечня подпадающих под его действие ведомств, но в то же время не делает исключения в категорической форме для органов разведки и безопасности, как, например, аналогичный закон в Великобритании. Однако действие FOIA не распространяется на законодательную и судебную ветви власти.

Собственно, FOIA считается частью Акта об административном процессе (Administrative Procedure Act (APA) и поэтому распространяется на ведомства федерального правительства США. При этом действие FOIA распространяется на Администрацию президента (но не на самого президента и консультативные органы при нем, такие как Национальный совет безопасности, Национальный совет экономики) и государственные корпорации. Федеральными ведомствами по FOIA также не считаются федеральные суды и Конгресс.

Доступ к документам, находящимся в собственности органов исполнительной власти штатов и местного уровня, подпадает под действие законов штатов об открытом правительстве.

Если кратко охарактеризовать FOIA, то он требует от ведомств: 1) обеспечить доступность для общественности определённых документов без специального запроса и 2) обеспечить доступ для заявителей к документам ведомства по специальному запросу.

–  –  –

Идеология FOIA в том, что граждане должны знать и понимать правила и стандарты, по которым работают должностные лица и ведомства в целом, для того чтобы иметь возможность высказать свои замечания.

Одна из целей – не допустить применение так называемых «секретных законов» (имеются в виду законы в широком смысле – инструкции, регламенты и т.д.).

Так, все выпускаемые ведомствами нормативные документы должны быть опубликованы в специальном периодическом издании «Федеральном регистре» (The Federal Register), издаваемом Управлением правительственной печати и широко доступном в сети Интернет, библиотеках и по подписке.

Ведомства обязаны публиковать информацию о своей структуре и внутриведомственных процедурах, чтобы общественность понимала, как она может добиваться удовлетворения своих претензий внутри каждого ведомства.

Все прочие правительственные документы считаются общедоступными и предоставляются по специальному запросу. В запросе следует «в меру описать, какая информация требуется». В дополнение к этому Верховный суд США решил в деле «Департамент юстиции США против Компании «Налоговые аналитики», что термин «документы ведомства» относится исключительно к документам, «созданным или полученным ведомством» «в ходе его легитимной и официальной деятельности». В судебной практике используется 4 критерия, для того чтобы решить, подпадают ли документы под данный прецедент: 1) где создан документ (внутри ведомства или вовне); 2) был ли документ когда-либо выдан ведомству; 3) остался ли документ в архивах ведомства; 4) был ли документ использован в работе ведомства.

Доступ к любому правительственному документу гарантирован для каждого человека независимо ни от гражданства, ни от постоянного вида на жительство, и доступ открыт для всех, а не только для журналистов. FOIA очень широко определяет понятие «представитель СМИ»: термин включает не только сотрудников газет, телеканалов и радио, но и свободных профессиональных журналистов.

В тексте FOIA прямо заявлено, что в связи с быстрым темпом изменений технологий к понятию «СМИ» относятся «интернет-газеты и другие источники новостей». Список СМИ согласно FOIA не является исчерпывающим.

При этом заявитель не обязан приводить причины обращения к тем или иным документам или объяснять свои намерения по использованию запрашиваемого документа.

Лицам, обращающимся с запросами согласно FOIA, предлагается пользоваться как физическими, так и виртуальными правительственными читальными залами для получения беспрепятственного доступа к материалам, уже рассекреченным в рамках так называемых инициатив EFOIA или переведенным в открытый доступ по ранее поданным запросам. Им также предлагается до подачи формального запроса по FOIA связываться с уполномоченным данного ведомства по вопросам FOIA для обсуждения в неофициальном порядке, какие виды архивных материалов можно получить по запросу. Для подачи запроса по линии FOIA не требуется никакой специальной формы – достаточно простого письма на имя соответствующего уполномоченного по вопросам FOIA с ясным описанием запрашиваемого материала. Большинство ведомств принимают запросы как в письменном виде, так и через Интернет.

Закон предусматривает 9 оснований для отказа в доступе:

Основания для отказа в доступе по FOIA. Речь идет о документах:

1. засекреченных в интересах национальной обороны и внешней политики;

2. содержащих внутриведомственные указания или директивы по стратегиям правоприменения, публикация которых чревата уклонением от выполнения закона;

3. обнародование которых специально запрещено законом;

4. содержащих конфиденциальную или не подлежащую разглашению коммерческую и финансовую информацию;

5. запрещенных некоторыми судебными ограничениями;

6. публикация которых вызвала бы необоснованное вторжение в частную жизнь;

7. составленным в правоохранительных целях, обнародование которых может обоснованно вызвать риск нанесения ущерба;

8. хранящихся в финансовых институтах или относящихся к надзору за такими институтами;

9. содержащих геофизическую и геологическую информацию о нефтяных скважинах, газовых месторождениях.

Большинство этих исключений не являются обязательными. Ведомство может открыть доступ к запрошенным материалам, если оно придет к заключению, что общественная заинтересованность в раскрытии данной информации перевешивает любой потенциальный ущерб.

Ведомство должно быть готово представить убедительное обоснование любого исключения и закрывать доступ лишь к предусмотренной законом части любого документа, не препятствуя доступу к его оставшейся части. Основания для отказа в доступе к тому или иному документу могут со временем отпасть. Если запросы касаются секретных документов, податели могут при желании обжаловать отказ в специальной апелляционной комиссии, которая установит, можно ли снять гриф секретности с данного документа.

Судебная практика дает этим исключениям узкое толкование в пользу публикации спорных документов. Проверка судами административных решений об отказе в предоставлении доступа к официальным документам осуществляется всегда тщательнее, чем проверка прочих административных решений.

В большинстве случаев сделанные исключения разрешают ведомству, но не обязывают его утаивать документы, подпадающие под одно из исключений. Ведомство имеет возможность претендовать на исключение или нет, причем оно не должно этого делать, если не в состоянии доказать нанесение вреда общественным интересам публикацией защищенных исключением документов. Только в двух случаях ведомство обязано претендовать на исключение – если речь идет о i) национальной безопасности и ii) о вторжении в частную жизнь.

Процедура обжалования отказа в доступе начинается с требования рассмотреть жалобу внутри самого ведомства. Иногда применение подобной тактики приводит к получению разрешения на доступ к данным.

Следующим этапом является обжалование за пределами ведомства: это означает возбуждение иска в федеральном окружном суде с возможностью обжалования в федеральных апелляционных инстанциях и даже в Верховном суде США. В некоторых штатах США заявитель запроса может апеллировать к омбудсмену, уполномоченному разбирать жалобы, относящиеся к FOIA, либо к независимому информационному трибуналу или комиссии. Но и в этих юрисдикциях окончательное разбирательство происходит на уровне суда.

В случае выигрыша по жалобе заявитель не только получает доступ к затребованным им документам, но и получает компенсацию своих судебных расходов. В некоторых штатах США суды вправе налагать санкции на государственные ведомства и их служащих, преднамеренно отклоняющих запросы на документы в нарушение закона. Санкции могут выражаться в денежных штрафах, а в редких, особо вопиющих случаях даже в лишении свободы.

По общему правилу установлен срок выдачи первоначальных ответов, составляющий 10 дней, но также предусмотрено дополнительное время для обработки сложных запросов. Частная организация National Security Archive, проводящая исследования политики в области доступа к информации, в 2007 году сообщила, что самый старый невыполненный запрос по FOIA был подан 20 лет назад. В некоторых обстоятельствах, как, например, в тех случаях, когда журналист ссылается на жизненно важную заинтересованность общества в немедленном раскрытии запрашиваемой информации, заявитель имеет право требовать рассмотрения своего запроса в ускоренном порядке.

Согласно американскому закону, определенные категории подателей запросов, включая рядовых граждан и представителей печати, вправе требовать полной или частичной отмены платы за предоставления информации. Напротив, коммерческие податели (не исключая и новостные СМИ) обязаны платить все надлежащие сборы, которые определяются ведомством по утвержденной шкале.

FOIA содержит также два отдельных приложения, принятых в разное время в виде поправок. Первое такое приложение – это раздел о защите неприкосновенности частной жизни, принятый в 1974 году (Privacy Act of 1974). Этот закон запрещает правительственным ведомствам разглашать информацию, касающуюся частных лиц, и предоставляет частным лицам право знакомиться, снимать копии и вносить исправления в их личные дела, хранящиеся в архивах государственных учреждений. Кроме того, он позволяет гражданину контролировать (разрешать или запрещать) обмен данными о нем между ведомствами. Второе отдельное приложение – это закон с характерным названием «Правительство в солнечном свете» (Government in the Sunshine Act), принятый в 1976 году. Данный закон относится ко всем без исключения коллегиальным заседаниям федеральных органов исполнительной власти и подробным образом обязывает их информировать общественность о своих заседаниях и обеспечивать доступ публики на них.

Между 1982 и 1995 годами правоприменение по FOIA во многом зависело от президентского указа (President Reagan's Executive Order 12356), выпущенного президентом Рейганом в 1982. Согласно этому указу американские ведомства удерживали огромное количество документов на основание расширенного толкования национальной безопасности, данного в нем. Эти критерии были пересмотрены только в 1995 году, когда президент Клинтон издал серию директив о рассекречивании документов, касающихся национальной безопасности, 25-летней давности, что позволило общественности ознакомиться, в частности, с неизвестными подробностями Холодной войны.

В 1996 году в связи со стремительным развитием интернет-технологий был принят еще один закон в качестве приложения к FOIA, специально посвящённый доступу к информации в электронной форме (Electronic Freedom of Information Act Amendments, аббревиатура – EFOIA). Цель этого закона в том, чтобы «государственные ведомства использовали новую технологию для облегчения доступа общественности к ведомственным документам и информации».

В этих целях EFOIA:

Требует от ведомств «предоставлять документы в... любой запрошенной форме.., если документ может быть легко воспроизведен в этой форме».

Требует от ведомств «предпринимать разумные усилия к поиску документа в электронной форме» при условии, что это не нарушает совместимость документа с автоматизированной информационной системой ведомства.

Требует от ведомств обеспечить наличие в электронной форме всех документов и индексов, созданных после 1 ноября 1996 года.

Требует от ведомств устанавливать двухсторонние связи в процессе обработки запросов на документы и разрешает ведомствам устанавливать ограничения объемов запроса для ускорения обработки.

Допускает продление времени поиска «при исключительных обстоятельствах», к которым относятся: i) необходимость получения документа из филиальных отделений, ii) необходимость просмотра и обработки большого числа отдельных самостоятельных документов, iii) необходимость консультации с другим ведомством.

Разрешает подателям запросов «особой срочности» ускоренный доступ к документам. «Особая срочность» может быть признана, если податель запроса докажет, что i) имеется «угроза жизни или физической безопасности человека» или ii) податель запроса «является лицом, занимающимся главным образом распространением среди общественности срочной информации о фактической или предполагаемой деятельности правительства».

Продлевает срок решения о возможности ответа на запрос с 10 до 20 дней.

Требует, чтобы каждое ведомство ежегодно представляло Генеральному прокурору США доклад, который был бы доступен в электронной форме широкой общественности и включал бы следующие сведения:

– количество и причину отказов в выдаче документов;

– количество обжалований отказов;

– перечень законов, разрешающих ведомству отказывать в выдаче документов;

– количество необработанных запросов и «усредненное количество дней, необходимое для их обработки»;

– количество запросов, полученных ведомством, и количество обработанных запросов;

– среднее количество дней, затрачиваемое на обработку различных типов запросов;

– поступления от уплаты за выданную информацию;

– штатную численность работников, полностью занятых обработкой запросов.

Требует от Генерального прокурора США выставлять электронную версию сводного доклада в единой общедоступной базе данных и направлять доклад в соответствующие комитеты Конгресса.

Требует от Генерального прокурора США разработать «руководящие принципы отчетности и практической работы» на основании получаемых докладов.

Требует от руководителей ведомств предоставлять по запросам инструкции о порядке запросов ведомственной информации, которая должна включать описание информационных систем ведомства.

В 2001 году президент Дж. Буш издал указ (Executive Order 13233), которым ограничил доступ к записям бывших президентов. Данный указа был пересмотрен Обамой в 2009 году. Был возращены прежние сроки для доступа к президентским документам: 5 лет общий срок, 12 лет – для некоторых документов согласно специальному закону (Presidential Records Act).

В 2002 году Конгресс США принял поправки к FOIA с помощью специального закона (The Intelligence Authorization Act of 2002), направленного на ограничение доступа к информации определенных ведомств (спецслужб, Министерства обороны и т.п., имеющих разведывательную информацию) со стороны правительств других стран и международных организаций.

В 2007 году президент Дж. Буш подписал закон, известный как «Закон об открытом правительстве 2007 года» (полное наименование – Openness Promotes Effectiveness in our National Government Act of 2007).

Благодаря этому закону было осуществлено реформирование FOIA, и в частности:

появилось упоминание электронных средств массовой информации, введено определение новостных медиа, которое включает и отдельных журналистов, рекомендовано создание в ведомствах отдела общественных связей, которые должны помогать в разрешении споров, введено требование о присвоении ведомствами номера запросам для их отслеживания, если они выполняются свыше 10 дней, и обеспечить работу системы для определения статуса запросов, установлены требования по ежегодной отчетности по соблюдению FOIA каждым ведомством, переопределено понятие «записи ведомства», чтобы включить в него записи, хранящиеся у правительственных подрядчиков, учреждено специальное управление (Office of Government Information Services,), которое правомочно осуществлять медиацию в отношении споров по FOIA (т.е. OGIS имеет статус – The Federal FOIA Ombudsman), осуществлять мониторинг и выносить рекомендации по совершенствованию FOIA, предписано, что ведомства должны указывать конкретное основание для каждого удаления или редактирования текста в раскрываемых документах.

Дальнейшее развитие инфраструктуры доступа к официальной информации связано с политикой президента США Барака Обамы.

Барак Обама и общественный контроль Выборы завершились, и сразу же начался следующий этап общения Обамы с сетевой аудиторией. В первые сутки после победы на выборах был открыт уже государственный сайт http://change.gov, в названии которого соединились ключевое для избирательной кампании Обамы слово «изменение» и слово «правительство», или «управление», характеризующее новый статус этого политика. Фил Нобл, эксперт в области политического консультирования, заметил по этому поводу: «Обама предполагает стать первым глобальным лидером века компьютерных технологий. Сейчас мы находимся на абсолютно не отраженной на карте территории». Вновь созданный сайт регулярно сообщал о том, что делалось Обамой и Байденом в переходный период. Важно подчеркнуть, что на нем было размещено обращение вновь избранных президента и вице-президента к интернет-сообществу, которое призывало каждого поделиться своим жизненным опытом и высказать свои соображения относительно того, в каком направлении следует развиваться стране и что для этого должна делать новая администрация. Обама утверждал: «Наша политическая команда будет делиться с вами, народ Америки, новыми идеями относительно развития страны и просить об обратной связи. Все зависит от вас. Посмотрите новый видеоролик и присоединяйтесь к обсуждению». (Борис Докторов Явление Барака Обамы. Социологические наблюдения. – М.: Институт Фонда «Общественное мнение»; Издательство «Европа», 2011).

Политика 44-го Президента США Барака Обамы по повышению прозрачности и открытости американского государства в области правотворчества и особенно администрирования выразилась в ряде ключевых нормативных актов. Рассмотрим основные из них.

Меморандум об информационной прозрачности и открытом правительстве (Memorandum on Transparency and Open Government)1, адресованный главам исполнительных органов, стал первым и несомненно знаковым политическим документом, подписанным Бараком Обамой в его первый рабочий день в качестве президента США 21 января 2009 года.

http://www.whitehouse.gov/the_press_office/Transparency_and_Open_Government/ Этим меморандумом новый президент продекларировал основные идеи для достижения «беспрецедентного уровня открытости правительства» в США. «Мы будем работать вместе, для того чтобы обеспечить общественное доверие и создать систему прозрачности, общественного участия и сотрудничества (collaboration). Открытость укрепит нашу демократию и повысит эффективность и результативность правительства», – написано в преамбуле меморандума.

В тексте преамбулы перечислены три составляющие американской идеи государственной открытости: transparency – прозрачность государства, participation – вовлечение, участие общественности в государственном управлении, collaboration – сотрудничество.

Одновременно был издан другой важный документ – Меморандум о свободе информации (Memorandum on Freedom of Information Act)1. Он был направлен на расширение сферы применения базового в США Закона о свободе информации (The Freedom of Information Act, FOIA), первоначально принятого еще в 1966 году. Этот меморандум также начинается со слов о демократии – «демократия требует подотчетности, подотчетность требует прозрачности».

«Пролить солнечный свет – вот лучшее дезинфицирующее средство». Далее в меморандуме приводится известное высказывание судьи Луиса Брандейса (Louis Brandeis). Судья Брандейс – знаковая фигура в американской истории. Он был первым судьейевреем по этнической принадлежности, назначенным в Верховный Суд США (назначение не без скандала состоялось в 1916 году). Судья Брандейс стал одним из самых авторитетных судей в истории США, его особые мнения в защиту свободы слова и права на частную жизнь считаются величайшими из когда-либо написанных судьями Верховного Суда США.

http://www.whitehouse.gov/the_press_office/FreedomofInformationAct/ Суть закона о свободе информации, говорится далее, в идеи подотчетности через прозрачность, которая осуществляется в общих интересах граждан и правительства. Ведомства, получив запрос о предоставлении информации, должны действовать быстро и в духе сотрудничества, признавая, что они являются слугами общества. Меморандум же предписывает, что закон о свободе информации должен применяться исходя из ясной презумпции «перед лицом сомнений, открытость преобладает», или кратко – презумпции раскрытия информации, презумпция открытости. Применяя эту презумпцию, сказано в меморандуме, ведомства подтверждают свою приверженность принципам закона FOIA и вступают в новую эру открытого правительства. Презумпция открытости, более того, предполагает раскрытие информации с помощью современных технологий до всякого частного запроса («ведомства должны принимать решительные меры, чтобы сделать информацию доступной для общественности. Они не должны ждать конкретных запросов со стороны общественности»). В меморандуме также сказано, что президент дает различные поручения о реализации изложенных идей. Например, традиционно в системе власти США поручение отдается генеральному прокурору США – подготовить новые руководящие документы по применению закона о свободе информации. Другим должностным лицам – обновить штаты ведомств для лучшего распространения официальной информации в обществе, в том числе с использованием новых технологий.

В свою очередь, 19 марта 2009 года 82-й генеральный прокурор США Эрик Холдер (Eric Holder), как и его предшественники на данном посту, выпустил свой именной Меморандум генерального прокурора Холдера относительно закона о свободе информации (Attorney General Holder’s Memorandum for Heads of Executive Departments and Agencies Concerning the Freedom of Information Act)1, в котором были даны новые так называемые «Руководящие указания по FOIA» (the FOIA guidelines) для глав ведомств по следующим вопросам:

более ограниченные стандарты по защите ведомств, когда они отказывают в запросе;

новые требования к максимальному использованию современных технологий для раскрытия информации;

новые требования для размещения информации онлайн;

координация специалистов по раскрытию информации и уполномоченных по раскрытию информации по FOIA (Chief FOIA Officers);

новые требования отчетности должностных лиц по раскрытию информации, особенно для уполномоченных по раскрытию информации по FOIA (Chief FOIA Officer).

В данном документе обращено внимание на то, что ведомства не должны скрывать информацию только потому, что они могут сделать это на законных основаниях. Кроме того, было рекомендовано всякий раз, когда ведомство сочтёт невозможным в полной мере раскрыть документы, рассматривать возможность частичного раскрытия информации. Генеральный прокурор подчеркивает, что «открытое правительство требует не только презумпции раскрытия информации, но и эффективной системы подготовки ответов на запросы». Для улучшения исполнения закона необходимо более активно действовать руководителям, на которых возложены обязанности по контролю за исполнением требований законодательства в ведомствах.

http://www.justice.gov/ag/foia-memo-march2009.pdf Кроме того, в Руководящих указаниях напоминается о введенной в 2008 году обязательной процедуре присвоения контрольного номера для всех запросов, срок исполнения которых превышает 10 дней. Этот номер должен сообщаться лицу, подавшему запрос. Ведомства также должны были организовать телефонную «горячую линию» и/или интернет-сервис, посредством которых подавшие запросы лица по присвоенному контрольному номеру могли бы узнать состояние запроса, включая дату его получения ведомством и ожидаемую дату исполнения.

В целом, президентские инициативы и принятые Э. Холдером руководящие принципы привели к значительным изменениям в способах достижения прозрачности информации в правительственных структурах США. Новые принципы требуют от ведомств применять комплексный подход к прозрачности.

Этот подход может быть обобщен в 9 ключевых элементах:

Новые критерии, которыми должны руководствоваться ведомства при раскрытии информации Презумпция открытости касается всех решений, подпадающих под FOIA; ведомства должны исходить из презумпции открытости в первую очередь.

В ответ на запрос ведомства должны спрашивать себя «Что я могу раскрыть?»

В доступе к документу не должно быть отказано только потому, что он подпадает под исключение.

Ведомства должны просмотреть каждый документ с акцентом на то, имеется ли предполагаемый ущерб от его раскрытия.

Определение предполагаемого ущерба производится в каждом конкретном случае на индивидуальной основе, но универсальными характеристиками являются возраст документа и важность его содержания.

Ведомства по собственному усмотрению купируют текст документов, для того чтобы их можно было бы раскрыть.

Если полное раскрытие документа невозможно, ведомства должны стремиться осуществить частичное раскрытие.

Отдельно от обработки запросов ведомства должны предвидеть интерес к тем или иным записям, следует создать системы для их выявления и извлечения с целью размещения их на своем сайте. Информация о деятельности ведомства и решениях должна быть доступна для общественности в Интернете. Это ключевая область, где ведомства могут внести реальные улучшения в повышении прозрачности.

Ведомства должны работать в духе сотрудничества по запросам и оперативно реагировать на них.

Специалисты по раскрытию информации должны работать с уполномоченным по раскрытию информации по FOIA в своем ведомстве, который в свою очередь будет передавать в Департамент юстиции каждый год отчет о том, как данное ведомство реализует закон о раскрытии информации в своей административной зоне.

В мае 2009 года Администрация Б. Обамы объявила о проведении трехэтапной «Инициативы Открытое правительство» (Open Government Initiative, OGI), направленной на привлечение общественности к разработке идей о том, как сделать правительство более прозрачным, привлечь общественность в государственное управление и наладить сотрудничество между всеми заинтересованными сторонами.

Первый этап назывался «Мозговой штурм». На этом этапе был организован сбор идей по реализации «открытого правительства»;

Второй этап «Обсуждение». На этом этапе с использованием блога, открытого Управлением научно-технической политики (Office of Science and Technology Policy, OSTP) и Управлением общих служб (General Service Administration, GSA) прошло более глубокое обсуждение вопросов, поднятых в ходе мозгового штурма;

Третий этап «Подготовка проекта рекомендаций». На этом этапе общественности было предложено, с использованием вики-ресурса, принять участие в коллективной подготовке текста рекомендаций.

Управление научно-технической политики организовало выполнение первого этапа в период с 21 мая по 3 июня 2009 года. На сайте Национальной академии государственного управления (National Academy of Public Administration, NAPA) был начат второй этап под заголовком «Диалог об открытом правительстве» (Open Government Dialogue). На открытии особенно подчеркивалось, что оно «… позволит в Белом доме услышать ваши самые важные идеи, связанные с открытым правительством».

Участников обсуждения просили, прежде всего, высказать свое мнение по следующим вопросам:

Каким образом можно сделать деятельность правительства более прозрачной и подотчетной?

Каким образом можно более эффективно использовать федеральные консультативные комитеты, нормотворчество и электронное нормотворчество для того, чтобы при принятии решений учитывался опыт более широкого круга специалистов?

Какие существуют альтернативные модели, позволяющие повысить качество принятия решений и расширить возможности для участия граждан?

Какие стратегии могут быть использованы для более широкого применения технологий «веб 2.0» в государственных органах?

Какие в настоящее время существуют на уровне политики препятствия и барьеры для инноваций в государственных органах?

Каким образом лучше всего изменить корпоративную культуру в государственных органах, чтобы широко внедрить сотрудничество и коллективную работу?

Какие изменения в системе найма и подготовки персонала будут способствовать инновациям?

Какие критерии производительности/эффективности могут быть использованы для определения эффективности политики «открытого правительства»?

В ходе мозгового штурма было собрано 4205 замечаний и предложений разной степени полезности и применимости, из которых 1614 относились к вопросам прозрачности, 722 – к вовлечению общественности, 294 – к сотрудничеству и коллективной работе, 285 были классифицированы как предложения по развитию и расширению функциональных возможностей, 635 были отнесены к числу вопросов, связанных с изменениями в области права и политики и 655 не были классифицированы.

10 июня 2009 года помощник руководителя Управления по вопросам информации и регулирования (Office of Information and Regulatory

Affairs, OIRA) Майкл Фицпатрик (Michael Fitzpatrick) в блоге OSTP перечислил четыре «существенные рекомендации» федеральному правительству, которые стали итогом мозгового штурма:

–  –  –

будет проводиться тестирование инициатив в области прозрачности;

Выкладывать часто запрашиваемые виды государственной ин

–  –  –

Провести учет данных, имеющихся у государственных органов, 4.

и определить приоритетность их публикации в открытых форматах с возможностью скачивания.

Далее в продолжение президентского Меморандума о прозрачности и открытом правительстве 8 декабря 2009 года Административнобюджетное управление Администрации президента (Office of Management and Budget) выпустило в адрес глав правительственных ведомств Директиву об открытом правительстве (Open Government Directive, OGD)1.

http://www.whitehouse.gov/sites/default/files/omb/assets/memoranda_2010/m10-06.pdf Согласно директиве, каждое ведомство должно было к 7 апреля 2010 года опубликовать собственный План по открытому правительству (Open Government Plan), содержащий конкретные действия в формате «дорожная карта», необходимые каждому ведомству, для того чтобы стать более прозрачным для общества, расширения возможностей для участия, сотрудничества и общественной подотчетности.

Директива установила контрольные сроки для выполнения ведомствами ряда требований:

В течение 45 дней с момента публикации директивы (т.е. до 22.01.2010) каждое агентство должно было выявить у себя и опубликовать онлайн в открытом формате по меньшей мере три набора данных, представляющих большой интерес для общественности, и зарегистрировать их на портале Data.gov В течение 60 дней с момента публикации директивы (т.е. до 06.02.2010) каждое агентство должно было создать на своём сайте веб-страницу с адресом типа http://www.[agency].gov/open, посвященную «открытому правительству»

В течение 120 дней с момента публикации директивы (т.е. до 07.04.2010) каждое агентство должно разработать и опубликовать на упомянутой выше странице собственный план по реализации открытого правительства, в котором должно быть описано, как именно агентство собирается улучшить прозрачность и интегрировать в свою деятельность соучастие общественности и сотрудничество.

Очевидно, что ключевым элементом данной директивы является создание специального интернет-сайта открытых государственных данных – Data.gov.

Data.gov – не первая инициатива в области открытых данных. В 2000 году Национальные институты здравоохранения США (NIH) совместно с Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) открыли сайт ClinicalTrials.gov, сделавший доступной информацию об открытых клинических испытаниях, которые являются частью процесса регулирования в отношении любой терапии. Сначала NIH открыли экспериментальный сайт ClinicalTrials.gov, область охвата которого впоследствии распространилась на нормативную деятельность FDA. Теперь этот сайт стал богатым источником информации, связанной с разработкой лекарственных препаратов с частным или государственным финансированием. В 2002 году еще один сайт, Science.gov, сделал доступной информацию о научных исследованиях, финансируемых правительством США, и их результатах.

Data.gov стал возможным благодаря бюджетной организации «Фонд электронного правительства» (EGF), но так как он создан исключительно по указу администрации, ему не гарантировано финансирование через ассигнования Конгресса. Тем не менее, проект состоялся и, как ни странно, процветает, невзирая на все трудности. Был открыт «Data.gov нового поколения» с переносом большей части инфраструктуры сайта в облако, чтобы снизить эксплуатационные расходы и обеспечить более динамичную обработку данных на самом сайте, вместо простой статической загрузки.

Data.gov содержит данные нескольких типов. Это неструктурированные данные и геопространственные данные. Последние особенно подходят для картографических программ и гибридных Web-приложений. Некоторые наборы Data.gov размещаются в виде ссылок и модулей доступа к внешним сайтам госучреждений, а другие содержатся на сайте в полном объеме. В первом случае (т.н. «внешние наборы данных») на Data.gov размещаются только метаданные, а в последнем («наборы данных») – данные вместе с метаданными. Если ведомство желает опубликовать свои данные на Data.gov, то выбор подхода зависит от того, есть ли у нее платформа для самостоятельной публикации данных и хочет ли она получать выгоды от функций Data.gov по обеспечению интерактивных наборов данных. В любом случае ведомство получит выгоды от размещения в каталоге Data.gov.

Если ведомство решает размещать свои данные на Data.gov вместе с метаданными, оно получает возможность использовать средства представления интерактивных наборов данных Data.gov. Такие интерактивные наборы данных отображаются в диалоговом режиме в таблице с возможностью поиска, сортировки, фильтрации и отображения в виде диаграмм и графиков. Это позволяет многим пользователям получить нужную им информацию без необходимости загружать сами неструктурированные данные и самостоятельно обрабатывать их.

Со стороны Администрации президента также были запланированы определенные действия, в частности, в течение 60 дней с момента публикации директивы (до 06.02.2010) федеральные CIO и CTO должны создать «Панель управления Открытым правительством» (Open Government Dashboard).

Данная панель доступна по адресу http://www.whitehouse.gov/open.

Она обеспечивает доступ с этой «панели» к планам ведомств по реализации «открытого правительства», с агрегированной статистикой и средствами визуализации, позволяющими проконтролировать прогресс ведомств в части достижения целей и соблюдения сроков, определенных директивой.

Соблюдение ведомствами первого контрольного срока и достижение заданной цели сейчас можно легко контролировать на портале Data.gov.

Для каждого ведомства указано количество опубликованных наборов данных, представляющих интерес для общественности, дата последнего обновления информации и количество выполненных посетителями загрузок данных каждого ведомства.

Цветовой ключ «светофорной раскраски» (которая сама по себе является интуитивно понятной) показывает текущий прогресс каждого ведомства. В целом американские министерства вполне справились с задачами, решить которые нужно было в достаточно жестких временных рамках.

Проставленные оценки не являются абстрактными «хорошо», «удовлетворительно», «плохо»: под таблицей приведены конкретные критерии – например для данных, представляющих общественный интерес (High-Value Data):

Требования выполнены – опубликовано не менее 3-х наборов данных на Data.gov.

В процессе выполнения - опубликован, по крайней мере, один набор данных.

Требования не выполнены – ни одного набора данных не опубликовано.

Проблемы в реализации прозрачности государственного управления Американский FOIA достаточно прост по своей сути: каждый человек может запросить записи из архивов органов исполнительной власти, которые должны в течение строго ограниченного срока выдать всю необходимую информацию, либо объяснить лицу, сделавшему запрос, почему информация является закрытой. Однако этот механизм оказался куда более сложным и затратным, чем кто-либо мог вообразить, поэтому в США продолжаются работы по его усовершенствованию, как по инициативе пользователей, так и по просьбам органов исполнительной власти.

Можно обозначить ряд проблемных областей:

1. Увеличение объемов информации.

Ежегодно американское правительство получает порядка 600 000 запросов на доступ к информации и около 9 000 апелляционных заявлений об отказах в доступе. Государственные органы ежегодно тратят около трети миллиарда долларов на администрирование и судебные тяжбы, связанные с FOIA. Исходя из количества запросов и апелляций, не нужно удивляться тому, что разногласия между общественными и федеральными органами возникают постоянно. Эти стороны иногда имеют полярные точки зрения по поводу того, разглашение какой информации допустимо, каким образом следует это делать, сколько это должно стоить и по множеству других вопросов.

2. Слишком стремительное развитие технологий и отставание стандартов государственного делопроизводства.

Технологии постоянно поднимают планку на критическую высоту для современного делопроизводства. Правительство США включило в стратегию развития в 2011 году ряд взаимосвязанных элементов – более активное преждевременное раскрытие правительственной информации;

продолжение усовершенствования FOIA и модернизация управления делопроизводством. Как любит говорить Архивариус США: «Основа открытого и подотчетного правительства – качественное делопроизводство.

Но как его достичь при столь быстро растущем объеме информации?»

Тогда речь шла о таком управлении государственным делопроизводством, которое осуществило бы масштабную модернизацию курса и методов государственного делопроизводства и призвало бы к развитию Директивы по управлению делопроизводством. По статистике, большинство запросов исходит от фирм, которые хотят получить информацию о своих конкурентах.

3. Проблема соотношения требования открытости информации и неприкосновенности частной жизни.

В сгустившейся атмосфере по следам событий 11 сентября 2001 года во многих странах мира практика засекречивания информации получила более широкое распространение, воздвигая новые препятствия на пути граждан, пытающихся получить доступ к документам разведывательных и правоохранительных органов. А поскольку власти ныне собирают больше информации личного характера, государственные ведомства часто закрывают доступ к своим документам, ссылаясь на необходимость защиты приватности согласно исключениям из закона о свободе информации. Подобные исключения часто сформулированы весьма туманно и не поддаются легкому толкованию, а при наличии малейшего сомнения архивариусы склонны отказывать в запросах на хранимые у них документы.

4. Преобладание процесса засекречивания данных над рассекре- чиванием.

Таким образом, провозглашенные Директивой изменения на данный момент отражены и включены в государственное управление на уровне делопроизводства. Не везде их адаптация к имеющимся правилам идет одинаково просто, однако, в целом, на данный момент их сведение в единый корпус завершено. При этом вся полнота практической реализации описанных законодательных нововведений осталась на усмотрение министерств и ведомств разного уровня.

Глава 2. Практическая реализация общественного контроля 2.

0 в США Роль Меморандума Обамы, предъявленного широкой общественности в первый же день президентства, невозможно было недооценить с самого начала.

Первый президент, «выбранный Интернетом», внес новую риторику в понимание:

–  –  –

Гражданская активность ассоциирована с «участием в благоденствии и обновлении нации путем служения своим сообществам». Это слова президента Обамы, вынесенные в заглавие сайта serve.gov Presidential Community Service Initiative».

http://www.whitehouse.gov/the_press_office/TransparencyandOpenGovernment Дискурс и риторика этого центрального интернет-ресурса, посвященного гражданской жизни США, по сути, сводит служение нации (а с ним и участие в жизни страны, и гражданскую активность, и общественный контроль) к координируемой государственной волонтерской деятельности. «Participation and collaboration are at the heart of our mission, as we work with thousands of organizations to engage millions of Americans in service each year». (Участие и коллаборации это сердце нашей миссии, ведь мы работаем с тысячами организаций, ежегодно вовлекая миллионы американцев в службу)1.

Контролировать, мониторить и проверять гражданину предлагается не работу государства, а нужды общества. Федеральная Корпорация национальной и муниципальной службы, в чьем ведомстве находится гражданское участие, подтверждает вышесказанное, следующим образом формулируя свою миссию: «The mission of CNCS is to improve lives, strengthen communities, and foster civic engagement through service and volunteering» (Миссия CNCS - улучшать жизни, укреплять общество через службу и волонтерство).

Волонтерская деятельность описана и активно поддерживается СМИ как «корневая американская ценность», ассоциированная с христианскими ценностями (что достаточно интересно как обоснование гражданской позиции на официальном правительственном портале)2:

http://www.nationalservice.gov/about/open-government-initiative http://www.serve.gov/?q=servegov-blog-article/volunteering-core-american-value Сфера контроля и влияния гражданина, его важность и роль - переосмысляются в рамках его возможности решать проблемы. (CNCS harnesses America’s most powerful resource – the energy and talents of our citizens – to solve problems. CNCS использует самый мощный ресурс Америки - энергию и талант ее жителей - для решения проблем)1. Масштабы волонтерского движения в США весьма значительны. Так, в 2012 году доклад «Волонтерство и гражданская жизнь США» объявил, что 64 500 000 граждан (или каждый четвертый американец) добровольно принимали участие в волонтерских проектах, ими было отработано почти 7,9 миллиарда рабочих часов.2 Рассмотрение структуры волонтерской инициативы позволяет сделать интересные наблюдения. Гражданам, заинтересованным во влиянии на происходящее в стране, предлагается членство в локальных сообществах, входящих в более широкие и так далее - до уровня федеральных волонтерских программ. В рамках членства у волонтеров появляются особые социальные права, активное волонтерство поддерживается увеличением возможностей по мере вовлечения (лучшие условия для малоимущих, льготы или даже оплата образования), а также регулярными http://www.nationalservice.gov/about/who-we-are http://www.nationalservice.gov/newsroom/marketing/fact-sheets конкурсами, наградами, титулами и активной идеологической медиаподдержкой лично президента. Несложно заметить, что при таком переформулировании то, что должно быть контролем общества над государством, оказывается иерархической структурой, управляемой государственными программами, и мотивирующей к участию слои населения, самим государством наименее защищенные.

Структурно, по отношению к процессам управления, деятельность волонтерского общественного контроля в США перенесена с контроля принятия решений на контроль результата.

Граждане могут и сами организовывать волонтерские проекты, они поддерживаются правительственными грантами и интернет-платформами. Формулировка грантовой поддержки такова: «We provide grants to a network of local and national organizations and agencies committed to using national service to address critical community needs» (Мы даем гранты сетевым, локальным и национальным организациям, направленным на использование национальной службы на острые нужды локальных сообществ)1.

Реализация в рамках волонтерского проекта артикулирована одновременно и как служение обществу, и как влияние на нацию, и как увеличение собственного потенциала2.

http://www.nationalservice.gov/programs/americorps/americorps-state-and-national http://www.nationalservice.gov/programs/americorps/americorps-state-and-national Причем, особенно интересно, что волонтерство определено не только как точечный вид активности, но и как полноценный самостоятельный вид деятельности и самореализации - служение Америке. Оно может быть постоянным и долговременным - в рамках корпусов волонтеров - армии бесплатных рабочих во имя общественного блага.

Управляемые непосредственно Corporation for National and Community Service «full-time» волонтеры обеспечиваются полным соцпакетом, образовательными льготами по завершении срока службы и другими социальными благами1.

Сегодня в США на государственном уровне существуют следующие основные волонтерские программы:

AmeriCorps. Программа включает более 75 000 мужчин и женщин, 1.

служащих ежегодно более чем в 15 000 мест, включая некоммерческие организации, школы, государственные учреждения, а также религиозные группы по всей стране. Члены AmeriCorps призваны помочь сообществам решать насущные проблемы, мобилизуя миллионы добровольцев организации, в которой они служат.

AmeriCorps состоит из трех основных программ: национальные и местные AmeriCorps, чьи члены работают с национальными и местными некоммерческими и общественными группами; AmeriCorpsПЕРСПЕКТИВА, где работают полный рабочий день в рамках борьбы с бедностью, и AmeriCorps NCCC - команда на основе молодых людей 18-24 лет, которые осуществляют проекты в сферах общественной безопасности, окружающей среды, развития молодежи, и обеспечения готовности в случае стихийных бедствий2.

http://www.nationalservice.gov/programs/americorps/segal-americorps-education-award http://www.nationalservice.gov/sites/default/files/documents/factsheet_americorps.pdf

2. Citizen Corps - совет по «национальной готовности». Выделяет следующие виды деятельности: подготовка общественности к местным рискам, привлечение общественных организаций, для увеличения ресурса общественной безопасности, готовности и возможности реагирования; Интеграция представителей всего сообщества с чиновниками, ответственными за ЧС, для обеспечения готовности к стихийным бедствиям и планирование реагирования, включая интеграцию нетрадиционных ресурсов1.

–  –  –

В целом, ситуация с американским государственным волонтерством методами и стратегией более всего напоминает эпизод из «Тома Сойера», где тот решает проблему с покраской забора, предоставив возможность сделать это другим.

Наряду с вышеописанной ситуацией, в США все же существует официальная возможность осуществить общественный контроль над законотворчеством - на сайте Белого Дома есть раздел We the people - посвященный онлайн-петициям3. Граждане могут подать петицию, и в случае, если она наберет 150 подписей в течение 30 дней, она пройдет «первый порог» и станет доступна по общему поиску Белого Дома. Чтобы пересечь второй порог, ходатайство должно получить 100 тысяч подписей в течение 30 дней. Однако, во-первых, данный ресурс не получает и близкого http://www.ready.gov/about-citizen-corps http://www.nationalservice.gov/programs/senior-corps https://petitions.whitehouse.gov/how-why/terms-participation уровня медиа-внимания, по сравнению с волотерскими программами, а во-вторых, даже в случае прохождения обоих порогов, петиция имеет право лишь на официальный ответ Белого дома, который зачастую шаблонен и не раскрывает сути запроса. На эти недостатки неоднократно указывали многие критики1.

Прозрачность

Принятие конкретных решений в области осуществления государственной прозрачности было передано непосредственным исполнителям - правительственным организациям разного уровня например, министерствам и регионам.

Несмотря на инновационность предъявляемых идей, реализация Меморандума не избежала влияния формальности государственных процедур. После принятия принципов открытости Белый Дом попросил ключевые министерства и ведомства оценить себя по 30 критериям открытости и поставить по каждому из критериев оценку от «красного» - не соответствует, до «зеленого» - соответствует2. Полный список этих критериев см. в приложении 2. Пункты соответствия являются закрытыми вопросами на наличие либо отсутствие определенных признаков, измеряющих «прозрачность», «участие» или «коллаборацию», а также «флагманские инициативы» по вовлечению пользователей во взаимодействие. И здесь стало понятно, что реализация высоких идей столкнулась с трудностями разночтений, интерпретаций и различий профилей ведомств. Проставленные «зеленый» и «красный» могли подчас означать одно и то же

http://cannabis.hawaiinewsdaily.com/2011/10/29/white-house-response-tostrong>

norml%E2%80%99s-%E2%80%9Cwe-the-people%E2%80%9D-marijuana-legalization-petition/ http://www.whitehouse.gov/open/documents/evaluation при более детальном разборе. С другой стороны, достижение формальных критериев не отражает эффективности системы в каждом случае.

Тем не менее, это не помешало дальнейшей формализации процедуры оценки соответствия ведомств духу Меморандума, и в 2012 году правительственные организации по-прежнему должны были заполнять цветную таблицу своих соответствий ей и дифференцированных успехов на этом поприще. Согласно официальным данным, 18 из 30 ведомств соответствуют всем выдвинутым критериям, и даже имеют план по внедрению инициатив и принципов Меморандума в свои повседневные операции. Однако, после оглашения официальных данных, независимые аналитики некоммерческих организаций критически перепроверили их, и обнаружили значительные несоответствия - лишь 11 ведомств более или менее соответствуют требованиям1.

Соответственно, критике оказалась подвергнута прозрачность самой процедуры оценки прозрачности2. Один из исследователей ожидаемо высказал, что «это по-прежнему всего лишь красный-желтый-зеленый. Я ожидал чего-то более комплексного»3.

По итогам принятия Директивы на уровне базовой реализации прозрачности для граждан был создан сайт, раскрывающий подробности устройства открытого правительства (то есть всей системы общественного контроля 2.0) и позволяющий задать все интересующие вопросы4.

Он позиционирован как инстанция, интегрирующая и питающая все остальные ресурсы, посвященные данной теме. Поощряется пополнение ресурса пользователями, располагающими контентом, полезным для заинтересованных в теме.

https://sites.google.com/site/opengovtplans/home/final-updated-rankings http://www.nextgov.com/health/2010/08/advocates-worry-white-house-changes-could-hurt-transparency/47389/ http://www.nextgov.com/health/2010/08/advocates-worry-white-house-changes-could-hurt-transparency/47389/ https://opengovdirective.pbworks.com/w/page/1832552/FrontPage.

Динамическая схема структуры общественного контроля 2.0:

Таблица показывает, как каждый из принципов общественного контроля представлен на практике множеством конкретных ресурсов и организаций. Некоторые реализуют одновременно несколько принципов Директивы. Так, обозначенный красным цветом столбец «Прозрачность»

содержит OpenTheGovernment.org и Sunshine Week - ресурсы, связанные с раскрытием государственной информации. Соседняя с ним желтая область включает новостные порталы The New York Times и Wall Street Journal - которые также помогают в росте прозрачности, но коллаборативным методом, поэтому оказываются на пересечении «participation» и «collaboration».

Также были обобщены требования, предъявляемые к федеральным сайтам, содержащим правительственную информацию1:

http://www.howto.gov/web-content/requirements-and-best-practices/checklist#required-links Был составлен список доменов (.gov,.fed.us, или.mil), а также ссылок и иконок, необходимых для каждого такого сайта.

Стандартизовано описание клиентского сервиса - ведомства должны иметь стандарты обслуживания и использовать обратную связь для улучшения пользовательского опыта. Показательно, что «ведомства, предоставляющие значимые услуги напрямую гражданам должны идентифицировать и учитывать своих пользователей, соблюдая стандарты обслуживания, отслеживая их несоблюдение и отмечая лучшие».

К обязательным требованиям было отнесено наличие простой и понятной целевой аудитории системы поиска, публикации всех ведомственных обновлений в «ясной, соответствующей и хорошо организованной манере».

Сайты должны соответствовать требованиям доступности, в том числе для инвалидов.

На каждой странице сайта должна быть ссылка на “Privacy Act Statement”, разъясняющий права сайта на сбор персональных данных и то, как эти данные могут быть использованы, страница, включающая контент, требуемый «Актом о свободе Информации», а также декларирование соответствия всем другим неоходимым законам.

Запрещение рекламы на сайте.

Тройное предупреждение о переходе на внешние ресурсы.

Правительственные сайты должны иметь секретные протоколы на случай необходимости защиты правительственной информации.

Уведомление о наличии о этих протоколов должно быть размещено на сайте наряду с другой информацией.

Сайты должны быть доступны на нескольких языках.

На сайты, в онлайн, должно быть перенесено оказание максимально возможного числа услуг (включая использоание электронных форм заполнения, электронной подписи и т.д.).

Обозначить место для контактов с малым бизнесом.

Создать и институционализировать культуру открытого правительства и приемлемую рамку для следования его принципам.

Выполнение требования прозрачности было первоначально реализовано через предоставление сайтами большого количестве профильной информации. И быстро стали появляться упреки в том, что упор сделан на публикации данных во имя прозрачности как таковой и создания возможностей для внешнего участия как такового, не заботясь вопросом о фундаментальной цели, которой все это будет служить, или вопросом о целевой аудитории этих начинаний.

Одной из опасностей этого является то, что и без того медленный процесс демократического принятия решений при соблюдении всех требований прозрачности станет еще более медленным. Если «больше» приравнять к «лучше», то это станет просто соблюдением очередных формальных соответствий без реального импульса со стороны общества1.

Формальное соответствие сформулированным критериям не стало решением проблемы участия, точно так же, как распространение Интернета не устранило цифровое неравенство.

Попытки решить проблему обилия неструктурированных данных начали предприниматься достаточно быстро. Информация стала обрастать интерфейсами, стали появляться не просто официальные документы, но и визуализации данных.

http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2011/02/17/us-congressional-report-challenges-open-government-it-wasabout-time/.

Например, сайт USAspending.gov – это сайт госсзакупок США. У сайта уже более 31 млн посетителей, что говорит о значительном информационном запросе к государственным данным. Одна из особенностей сайта - страница, которая отображает все ИТ-портфели правительства.

Это гистограммы, которые сравнивают, сколько какое учреждение тратит на информационные технологии.

При этом большая часть сайтов по-прежнему не содержит рекомендаций и помощи в том, как этими данными управлять, как их проверить, на основании чего составить обратную связь и т.д. Тот же USASpending.gov предоставляет пользователям огромное количество транзакций в рамках государственного расходования, однако, невозможно понять, каким образом увидеть влияние этих закупок на государственную эффективность.

Одним из наиболее «продвинутых» является сайт Regulations.gov предлагающий государственную документацию с просьбой обратной связи. Дискуссии на сайте достаточно активны1.

Меморандум инициировал процесс раскрытия данных правительства, без понимания целей действий этого правительства. Открытыми зачастую остаются вопросы: зачем ведомство предъявило эти данные? Какую роль они играют в его деятельности? Как они будут применены в процессе принятия ведомственных решений?

http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1002/pam.21651/pdf Участие В ходе адаптации государственной машины к Интернету сначала начался этап перенесения в онлайн способов контакта гражданина и государства. Преградой часто становилась сложность и непонятность сервисов для их адресатов. Постепенно вместо больших сайтов появились сотни приложений для смартфонов и планшетов – для адаптации и упрощения всех возможных аспектов гражданского участия. Другие сайты (напр. Apps.gov) работают над тем, в какой форме адаптировать те или иные виды госуслуг.

Параллельно с перенесением в онлайн всей полноты уже существовавших государственных услуг, идет процесс освоения новых опций участия, обещанных после оглашения Директивы.

Еще одной формой общественного участия и контроля, которая получила распространение в США, стало «внесение идей». Одним из инструментов федеральных агентств стал IdeaScale - инструмент, позволяющий аккумулировать идеи от всех заинтересованных пользователей.

Одновременно IdeaScale позволяет пользователям оценить и ранжировать чужие идеи. Сначала его применение в государственном управлении нового типа представлялось оптимальным решением проблемы вовлечения граждан и налаживания диалога. При этом, несмотря на то, что он был с помпой представлен, бесплатен для ведомств и позволял в режиме реального времени отображать на сайтах ведомств результаты, сразу было заявлено, что все это не гарантирует применения полученных идей. Дейв Макклюр - глава подразделения гражданских сервисов (head of the GSA’s Office of Citizen Services) выразил мнение, что суть IdeaScale в укреплении духа Директивы с помощью предоставления публике простого способа поддержать идеи и вовлечься в процесс принятия решений1.

Однако при применении инструмента на практике стало заметно, что, во-первых, участие, вопреки прогнозам, не стало увеличиваться в геометрической прогрессии, а, во-вторых, что механизм несовершенен. Идеи, высказанные ранее, получают большее количество голосов, это выводит их в топ, они становятся видны, получая еще больhttp://www.intellitics.com/blog/2010/01/20/gsa-to-offer-ideascale-to-federal-agencies/ шее число голосов. Тогда как новые идеи (которые вполне могут оказаться не хуже или лучше) просто будучи высказанными позже, увидены и оценены меньшим числом пользователей, что не позволяет им выйти в топ и получить новые порции голосов. Одним из выходов может быть первичная обработка поступающих данных - идеи могут быть сгруппированы с поправкой на темы, ведомства, время постинга и т.д. Однако здесь камнем преткновения служит требование прозрачности - обеспечение описания в мельчайших деталях того, почему и как именно эти идеи были сгруппированы, отнесены в данный раздел, а не в другой - все это уничтожает возможность потока, который составляет основу процесса1.

Интересно, что после введения инструмента IdeaScale в действие, стало понятно, что граждане не собираются вставать в очередь с ценными советами по улучшению деятельности министерств. В абсолютном большинстве министерств наиболее популярным стало в то или иной форме высказанное предложение о повышении прозрачности данного министерства, увеличения количества открытой информации, возможностей мониторинга его деятельности гражданами и их допуска к аккаунтам политиков. Люди хотят большей прозрачности – а реальное участие в управлении, в принятии практических решений в отношении деятельности конкретного ведомства оказалось мало кому нужно и интересно, подобные инициативы, как правило, имели рейтинг не выше 20.

Информационная жадность и желание повысить свои возможности потреблять информацию возобладало над декларируемым желанием истинной демократии и коллективного принятия решений2.

http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2010/02/24/open-government-ideas-a-bit-less-transparencymay-help/ http://blogs.gartner.com/andrea_dimaio/2010/02/23/open-government-ideas-look-all-the-same-are-you-surprised/ После внедрения IdeaScale был создан еще один инструмент - OpenGovTracker1 - позволяющий отслеживать происходящее в 23 федеральных ведомствах, использующих IdeaScale, и агрегировать данные от всех из них. Проект потребовал «два дня, двух разработчиков и нисколько денег». Его создатели, программисты, работающие в НАСА, разработали его во время необычайной февральской метели, парализовавшей Вашингтон.

Затем был создан еще целый ряд подобных ему инструментов (как официальных, так и нет), позволяющих в удобной форме инспектировать происходящее в различных подразделениях правительства на предмет прозрачности. То есть со временем процедура прозрачности сама потребовала проверки и контроля прозрачности самой прозрачности.

Размножение посреднических сервисов разного уровня создало бесконечный фрактал интерфейсов, позволяющих мониторить, отслеживать и совершать остальные операции, столь любимые интернет-пользователями. Совершение этих операций будто само по себе удовлетворяет контролирующие потребности Интернетпользователя. При этом налицо симулятивный характер такого изменения процессов управления. Каждый раз предлагается принять участие в очередном витке контроля за процессом управления, а не в самом управлении. Наращивание и совершенствование уровней контроля за контролем - симуляция по отношению к изначально заявленной цели один из наблюдаемых феноменов применения идеологии открытости и прозрачности на высших уровнях системы управления.

http://www.opengovtracker.com/

Другой особенностью, повлиявшей на формирование облика новой инициативы, стал недостаток компетенций со стороны конечного пользователя «прозрачности». Ответом на это стало бурное развитие курсов, сервисов, семинаров и программ, призванных помочь в решении этой проблемы.

Универсальный подход «один шаблон на всех» оказался неуместен, разработка шаблона на местах привела, в частности, к отсутствию единой навигации в системе государственной информации, распределенной по сайтам.

Отсутствие возможности ориентироваться и контролировать обилие предоставленной информации, непонятность того, как ее может применить рядовой гражданин – стало основной причиной низкого влияния прозрачности на уровень гражданского участия1. Участие достается только тем, «кто может».

Те, кто обеспечивает гражданина такими возможностями, составляют особую «касту» политических посредников нового рода. Это общественные организации профессионалов разного толка, целью которых становится помощь в развитии «информированных и вовлеченных сообществ». Свой вызов они видят в том, чтоб находить острые новости, сводить воедино разрозненные фрагменты информации, стимулировать гражданское участие путем облегчения работы с информацией и инструментами нового правительства2.

«We are a digital engagement startup based in San Jos, Calif. (USA). We help organizations in the public, private and non-profit sector apply technology to drive collaborative governance, public participation and other types of participatory processes.»

http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1002/pam.21651/pdf https://www.newschallenge.org/, http://www.intellitics.com/about/ «Мы являемся digital-стартапом из Сан-Хосе, штат Калифорния (США). Мы помогаем организациям в общественном, частном и некоммерческом секторе применять новые технологии для продвижения коллаборативного управления, общественного и других видов участия в этом процессе».

Что интересно, аналогичные решения появляются и для правительственных организаций - ведомствам предлагается полный комплект услуг «под ключ» или обучение пользованием имеющимися у него в распоряжении электронными инструментами. Например, http://www.howto.gov: «HowTo.gov is a website to help government workers deliver a better customer experience to citizens. It’s about sharing new ideas, common challenges, lessons learned, and successes across government. HowTo.gov can help you work smarter, whether you’re on the “front lines” of government customer service; you manage a customer service channel; or you support customers through new media, open government, cloud computing, communications, innovation, or in some other way.

HowTo.gov provides the tools and ideas you need to effectively serve, engage, and support your customers, no matter how they choose to interact with you. We offer

best practices, training, and guidance in:

Strategic planning and coordinating customer service channels;

Federal web requirements and policies;

Cloud computing, apps, data and web infrastructure tools;

Online citizen engagement through social media and open government;

Web content management, usability, and design; and Contact center services»

«HowTo.gov - сайт, призванный помочь государственным служащим повысить качество обслуживания граждан. Речь идет об обмене новыми идеями, общими проблемами, накопленным опытом, и успехами в различных каналах власти. HowTo.gov может помочь вам работать умнее, вне зависимости, стоите ли вы на "передовой линии», занимаетесь ли процессами управления или связаны с средствами массовой информации, открытым правительством, облачными вычислениями, связью, инновациями, и т.д.

HowTo.gov обеспечивает инструменты и идеи, необходимые для эффективного обслуживания, привлечения и поддержки граждан, независимо от того, какой способ общения с вами они выбирают.

Мы предлагаем лучшие решения, обучение и руководство по:

Стратегическому планированию и координации обслуживания клиентов;

Федеральным требованиям веб-политики;

Облачным вычислениям, приложениям, инструментам работы с данными и web-инфраструктурой;

Привлечению гражданин через социальные медиа и инструменты открытого правительства;

Управлению веб-контентом, удобством использования и дизайном ваших сервисов Услугам контакт-центра.»

Помимо прочего, отношения с такими организациями, как правило, строятся по принципу «членства», пользователю предлагается стать членом сообщества и идентифицировать себя с ним.

Таким образом, новые посредники претендуют на следующие роли:

формирования самого облика правительства, реализации процесса общения с ним, формирование ассортимента политического многообразия, политических предпочтений - заменяя членство в политических партиях членством в сообществе, продвигающем определенные идеологемы и конкретное понимание высокой идеи открытого государства.

Информационная перенасыщенность породила и другое следствие.

Возможность запроса практически любой интересующей информации была использована экономическими субъектами, ищущими информации о конкурентах.

Целенаправленный поиск информации и участие в государственной прозрачности в этом случае становится лишь способом для достижения других целей. То есть налицо две формы деформации нового участия - участие только тех, «кто может» и участие только тех, «кому нужно».

Оба описанных феномена порождают ситуацию, при которой возникает необходимость контроля участия - то есть «контроля общественного контроля».

Коллаборации

Коллаборации - особый тип объединения, предназначенный для совместного достижения четко поставленной цели более эффективно, чем поодиночке. Цель коллаборации - использование всех доступных инструментов (технологий, навыков, информации и т.д.) для оптимизации решения задачи в соответствии с имеющимися условиями и ресурсами.

Ценность коллабораций как носителя «нового импульса» сразу была заявлена как очень высокая. Global Pulse 2010 определил их как «уникальную возможность повлиять на глобальный диалог и установить партнерства вне границ, усиливая межкультурное взаимопонимание и предлагая инновационные решения по самым острым социальным вопросам нашего времени». С помощью «Центра инновационных инициатив» были собраны тысячи предложений по организации услуг и внедрению технологий.

Например, НАСА собирает с публики ответы на множество астрономических вопросов и руководит целым рядом коллаборативных проектов.

Инструменты обратной связи здесь построены на внесении идей и списка рекомендаций, а не на ограничении высказывания предопределенным сетом решений. Это отражает переход от простого движения информации в обе стороны к коллаборативным моделям. Однако, на уровне понимания роли проектов в процессах законотворчества, изменения политик и т.д. - по-прежнему существует разрыв. НАСА собирает от пользователей решения задач, но эти пользователи не знают, в каком проекте НАСА эти решения задействованы.

Коллаборации сразу начали показывать свою продуктивность и активно развиваться. В 2009 Патентным и товарным ведомством США была создана инициатива «Peer to patent» - призывающая принимать совместное участие в работе патентных офисов для повышения качества выдаваемых патентов. Она представляет собой постоянный сбор сообщества людей внутри продуманной продуктивной структуры взаимодействия. Peer to patent является первым социальнопрограммным проектом, напрямую связанным с процессом принятия решений федеральным правительством. Патенты понимаются в нем как двигатели технологического и экономического прогресса. Основная задача такого объединения - оказание помощи в экспертизе, привлечение общественности для нахождения объяснений и техник аргументаций в научных работах или физических примерах, а также выявление истинной новизны, «неочевидности» и применимости новинки 1.

«Peer to patent» за прошедшие 4 года является самой яркой из воплощенных коллаборативных инициатив.

Данный проект стал первым в использовании потенциала Интернеттехнологий для структурирования группы в решении конкретного вопроса более эффективно, чем ранее это делали ведомства. Проект стал не только вмешательством в патентную систему, которая сразу стала в разы превышать былую производительность, перерабатывать и внедрять множество проектов. Проект стал иллюстрацией того, как можно более полно включить народ в решение государственных нужд. Он стал первой коллаборацией такого масштаба. Существовавшие ранее формы вовлечения публики в http://www.peertopatent.org/ процесс принятия решений, сводились, в целом к двум - онлайн-форумы и сайты с формой предложения. Первые представляют неструктурированные бесконечные обсуждения без эффективного управления результатом.

Сайты с формой предложений не позволяют привлекать механизмы коллективного усилия. В противовес им парадигма Peer to patent включает в себя четкие цели, направления и структуру.

КОЛЛАБОРАЦИИ ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ: ПРИНЦИПЫ

Четкие цели коллабораций Прозрачность публикаций и архивирование всех взаимодействий Гарантия того, что власть рассмотрит общественный вклад Укрепление доверия внутри коллаборации Фильтрация и рейтинги для улучшения качества результатов Инструменты визуализации совместной работы С момента успеха Peer to patent подобные «рабочие группы» получают все большее распространение и быстро наращивают свой авторитет. Помимо невероятно высокой эффективности в решении задач, становится очевидно, что сообщества этого типа рождают у своих участников чувство сильной сопричастности. «Побочными» эффектами проектов становятся рабочие, исследовательские и профессиональные союзы. Коллективное решение проблем применяют сегодня во многих областях науки и управления, а также в области биотехнологий, медицины, биоинформатики, переводах, фармакологии и т.д. И, конечно, коллаборации активнейшим образом применяются в национальных волонтерских проектах.

В рамках правительства США сегодня существует уже большое количество подобных платформ1.

Таким образом, метод коллабораций получил интенсивное распространение в последние 5 лет благодаря социально-технологическим инновациям и особенностям правительственной риторики. Примечательна при этом его способность действительно создавать невероятно эффективный результат и одновременно служить сплочению сообщества и благу нации2.

Еще один яркий пример таких коллабораций - Code for America и http://sunlightlabs.com/ - программа участия программистов в правительственных процессах. Дженнифер Палка, исполнительный директор программы «Code for America» говорит, что «это примерно то же самое, что и Корпус мира, но для компьютерных фанатов. Мы выбираем несколько чеhttp://openusaid.ideascale.com http://www.crowdsourcing.org/editorial/uncle-sam-wants-you--crowdsourcing-now-/2036 ловек каждый год, и они работают с правительствами городов. Мы отправляем их не в леса третьего мира, а в дебри ратуши. Там они делают отличные приложения, работая с сотрудниками города. Однако на самом деле они просто показывают, на что способны современные технологии».

Решения программистов используют не только опыт написания кодов, но и все технологии социальных медиа, возможности виртуальности и специальные интернет-компетенции - геймификацию, простоту, развлекательный элемент и т.д. Например, небольшое симпатичное приложение, позволяющее «усыновить» городской пожарный гидрант - написанное, когда присланные программисты заметили, что власти не очищают гидранты от снега. «Усыновляя», вы соглашаетесь откопать его, когда идёт снег. Если вы это делаете, вы можете дать ему имя, и программист сам назвал первого Ал. А если ты не откопаешь, то кто-нибудь его может забрать. Так что сюда встроена игровая динамика. В области коллаборации также возникают посредники нового типа - в виде множества разнообразных программ с открытым кодом, предназначенных для нужд правительства (например, http://openpublicapp.com/) либо же в виде руководств и инструкций для тех, кто хочет программировать на благо страны.

Локальный уровень и примеры

Именно на локальном уровне общественный контроль 2.0 может быть выражен наиболее отчетливо, в силу близости решаемых проблем к людям, которые объединяются для того, чтобы их решить.

Так, в статье, посвященной использованию open sourсe в деятельности правительства, эксперты напрямую указывают: «Государственные ИТдиректора должны думать в меньших масштабах, не в больших; устанавливать свои взгляды ниже, а не выше, отказаться от разработки стратегий всей организации в пользу быстрых, осязаемых побед и акций, которые могут объединить участвующих»1.

Принятие решений о реализации новой идеологии на уровне штатов отличается от более высокого уровня системы. Решения оказываются более практичными, упор делается на упрощении взаимодействия пользователя с системой. Здесь можно наблюдать формирование эффективно реализованного практического низового уровня системы. Масштабы работающей структуры ограничены непосредственной связью участников с решаемыми проблемами. Расстояние в один шаг от объекта воздействия и четко известный, простой паттерн активности становятся основой управления хаотической бесконечностью интернетграждан и сочувствующих.

Рассмотрим три типа локальности процессов - локальность уровня отдельных ведомств, локальность уровня отдельных регионов и локальность конкретных ситуаций.

Техас становится первым штатом, вводящим практические изменения на региональном уровне для оптимизации юзабилити мониторинга правительства жителями. Каждому члену правительства теперь разрешено создание интернет-страницы для проведения обсуждений правительственных вопросов вне официальных встреч на эту тему. А пользователи теперь имеют право не только прочесть или выслушать, но и высказаться на подобном «мероприятии». Ранее для официальных лиц это было запрещено за пределами официальных встреч. Теперь те из политиков, кто по каким-либо причинам не может физически присутствовать на официальной http://opensource.com/government/13/9/tips-open-gov-apps встрече по какому-либо вопросу – может принять участие через Интернет в виде видео-конференции и остаться частью кворума. Текстовые сообщения, е-мэйлы и содержимое других мессенджеров, как публичных, так и частных аккаунтов представителей региональной власти становятся официально фиксируемы, как и все коммуникации с правительственными подрядчиками-аутсорсерами1.

В округе Чикаго применяются технологии совместного принятия решений по бюджету, открывается проект http://opencityapps.org/, занимающийся анализом и применением того, как принципы общественного контроля 2.0 могут быть реализованы на уровне конкретных городов, используя специфику географической локализации.

Многие штаты создают приложения, аккумулирующие весь комплекс возможностей общественного контроля 2.0 - организующие поиск между региональными ведомствами, нужными функциями, картами оффлайн-объектов и т.д. - позволяя пользователю понимать происходящее и давая ему возможность принимать участие2.

http://www.dallasnews.com/investigations/watchdog/20130725-open-government-in-texas-is-getting-more-openthanks-to-new-state-laws.ece?nclick_check=1 https://itunes.apple.com/us/app/ok-gov-for-iphone/id354148453?mt=8 Publicstuff - платформа, объединяющая локальные приложения для городов и районных сообществ (neighbourhoods) - связывающая граждан населенных пунктов между собой и с местными властями. Также платформа позволяет отслеживать, как распределены задачи между органами власти. На базе платформы создано множество отдельных приложений. Так, для города Таллахасси было создано приложение DigiTally, позволяющее вовлечь жителей города в попытки властей построить эффективную мобильную систему связи 311 (принятая в США и Канаде кодировка для быстрой связи с муниципальными представителями). Перед запуском приложения властями города была сделана предварительная презентация для местного бизнеса и гражданских сообществ. Презентация проекта проходила в форме интерактивной пресс-конференции, где СМИ предлагали скачать приложение на месте. В результате только за первую неделю приложение скачали 850 раз (суммарная численность города менее 200 000 чел.), а сервис 311 получил 87 пользовательских запросов.

Другое приложение - FixItPlano - помогает гражданам и властям объединять свои усилия в борьбе с засухой в регионе. Граждане получили возможность докладывать об утечках воды и нарушениях режима ее использования, с возможностью остаться анонимными.

Другая большая платформа – SeeClickFix. Она была создана в 2008 в Нью-Хэвене в целях поддержания подотчетности местных властей и поддержания волонтерства в обществе. Сегодня платформа объединяет уже более 25000 городов и 8000 районных сообществ не только в США, но и по всему миру. SeeClickFix позволяет анонимно доложить местным властям о необходимости решить какуюлибо проблему. Инструменты сервиса взаимодействуют с webкартой, отображающей все пользовательские комментарии. Все пользователи ресурса могут комментировать, предлагать резолюции, добавлять видео или картинки. Также можно получать е-мэйл уведомления «Наблюдать за территорией», отображающие все поступающий контент по заданным ключевым словам.

Аналогичным образом чаще всего используются и социальные сети.

Так, например, социальная сеть Nextdoor города West Lake Hills позволяет посылать в офис шерифа уведомления о требующих вмешательства ситуациях1.

В Сан-Франциско существует совместный коллаборативный проект местных властей, некоммерческих организаций и граждан «Картирование городских лесов». Цель проекта - нанести на карту каждое дерево в Сан-Франциско. Одновременно производится подсчет экологических преимуществ, обеспечиваемых деревьями - сколько галлонов ливневой воды они помогают фильтровать, сколько фунтов загрязнителей воздуха они захватывают, сколько киловатт-часов энергии они сохранили, и как много тонн диоксида углерода они удалили из атмосферы. Собранная информация помогает городским лесникам и градостроителям лучше управлять древесными ресурсами, отслеживать уничтожение деревьев, их вредителей и болезни, и планировать будущие посадки деревьев. Климатологи также могут использовать его, чтобы лучше понять эффект городских лесов на климат, а студентам и гражданам оно помогает развивать экологическое сознание и понимание того, какую роль деревья играют в городской экосистеме.

Chicago Metropolitan Agency for Planning (CMAP)2 - официальный региональный портал планирования, руководящий применением http://www.emergencymgmt.com/safety/Nextdoor-Neighborhood-Watch.html http://www.cmap.illinois.gov GO TO 2040 - местному плану совместного развития и взаимодействия 7 округов и 284 сообществ. Платформа содержит информацию о бюджетировании, чиновниках, рынке труда, позволяет вносить предложения. Имеет ряд волонтерских субпроектов, например, «Будущие лидеры планирования» - волонтерская программа для местных студентов, которые хотят принимать участие в будущем региона. Программа предполагает проведение интерактивной образовательной активности о регионе, а также создание социальной среды для обмена идеями с подростками других округов. При этом, предполагается не только онлайн-общение, но и реальные встречи участников между собой и с местными властями.

В Вашингтоне существует приложение, помогающее местным властям оптимально распределить стоянки общественных велосипедов1. Пользователям предлагается отметить на карте место, где они обычно это делают, или где им это кажется удобным.

IdeaFactory - коллаборативный ресурс Управления безопасности транспорта, позволяющий гражданам предлагать, продвигать и обосновывать свои предложения и идеи в области оптимизации транспортных потоков и усиления безопасности. Участники постят идеи и комментируют идеи и комментарии других, а также осуществляют коммуникацию с главами Управления. С помощью ресурса было применено более 40 инновационных идей за 2 года2.

Интересно, что по данным исследователей на локальном уровне акценты смещаются с прозрачности на участие. Более «прозрачными» оказываются более высокие уровни, более участвующими более локальные3.

http://www.cmap.illinois.gov 2 https://opengovdirective.pbworks.com/w/page/4864111/IdeaFactory http://ras.sagepub.com/content/78/1/93.full.pdf+html Также эффективными оказываются локальные решения на уровне конкретных событий. Например, так произошло осенью 2012, когда ураган Сэнди нанес огромный урон территории некоторых штатов. Организованное онлайн-движение «Occupy Sandy» позволило сотням добровольцев различными способами принять участие в решении возникших проблем. Движением было собрано более 700 000 долларов, и, в целом, его вклад в ликвидацию последствий катастрофы оказался очень значительным1.

Исследование адаптации технологий на локальном уровне правительств США выявило также ряд интересных закономерностей Централизация управления локального звена приводит к замедлению адаптации технологических инноваций и инструментов электронного участия и контроля. Децентрализованные структуры оказываются более адаптивны2.

Использование в работе современных коммуникационных интернет-технологий, возможностей социального Интернета оказывается важным фактором активного участия в деятельности общественного контроля 2.03.

Города с большим населением, как правило, демонстрируют более

–  –  –

По итогам первых лет внедрения инициатив в области общественного контроля 2.0 стали видны «тонкие места» в достижении заявленных целей:

http://occupysandy.net/ http://arp.sagepub.com/content/44/1/75 http://arp.sagepub.com/content/44/1/75 Одним из наиболее остро стоящих вопросов оказался вопрос о usability в новообретенной открытости данных. Проблема того, что открытые «сырые» данные министерств и ведомств оказались открыты только для узкого круга включенных в проблему специалистов.

Прозрачность и участие оказались совсем не равны. Прозрачность не приводит к участию автоматически. Участие в основном мотивируется частными (коммерческими, политическими) интересами, а не интересами общества.

Применение технологий и инициатив e-gov в США выявило еще одну чувствительную зону - обострение проблемы digital divide (цифрового неравенства). Началась работа по его снижению.

Успешным показал себя эксперимент Janice Sipior и Burke Ward, применивших к организации правительственной деятельности и общественного участия нового типа в США теоретическую модель развития сообщества Kletzmann и McKnight, в основе которой лежит стратегическая важность эффективности локальной организации для усиления и самодостаточности системы. Снижение цифрового неравенства в рамках локальных сообществ привело к значительному повышению уровня участия.

Коллаборативные организации, подобные Peer to Patent, начинают играть роль, близкую к политической и идеологической. Они предлагают новый тип социальной организации, они являются агентом мобилизации интернет-сообществ.

Одним из положительных и все более осознаваемых качеств коллективных Интернет-проектов является их дешевизна. Написание программ, решение многих практических вопросов внезапно стали почти бесплатны. Поэтому отдельную нишу в идеологии правительственных коллабораций занимает оптимизация процесса, освобождение средств и времени.

В целом, после представления Обамой Меморандума, никому не было на самом деле понятно, какие именно изменения были заявлены.

Однако, сразу стало очевидно, что речь идет о переосмыслении всей системы отношений правительства, общества, демократии, практик реализации и общего способа думать о том, как осуществляется управление.

Правительством производятся, поощряются и поддерживаются конкретные практики свободы, одновременно с маргинализацией и вытеснением других - как, например, в случае «предпочтения» волонтерства петициям. По мнению многих аналитиков, провозглашение Обамой риторики открытости было преждевременным. Общественный сектор медленно утилизирует все, что связано с личными границами, безопасностью и т.д. в мире Веб 2.0. Помещение открытости в правительственные практики требует культурного сдвига, оно требует понятности процессов для большей части населения, в то время как культурное приспособление к новым условиям, на самом деле, только началось на широком уровне. В адрес Обамы нередко звучали упреки в том, что он хочет 2.0 Администрации, заседая в 1.0 резиденции1. В целом, эти упреки являются справедливыми - только сейчас произошла более или менее достаточная адаптация к технологическим новациям. Тем не менее, можно говорить о том, что Обама верно уловил веяния времени, начав строить децентрированное, но крайне хорошо организованное общество волонтерств, инициатив и соседств, объединенных под знаменами эффективности и патриотизма.

http://proxy.library.spbu.ru:2772/content/78/2/346.full.pdf+html Приложение 1. Меморандум Обамы о прозрачности Прозрачность и открытое правительство Меморандум для Глав Исполнительных департаментов и агентств Тема: Прозрачность и открытое правительство Моя Администрация придерживается принципа достижения беспрецедентного уровня открытости Правительства. Мы намерены работать вместе ради завоевания доверия граждан и создания системы открытости, гражданского участия и сотрудничества. Открытость поспособствует укреплению демократии в нашей стране, а также удобству и эффективности работы Правительства.

Правительство должно работать прозрачно. Прозрачность способствует надежности и предоставлению гражданам информации о том, чем занимается Правительство. Информация, находящаяся в ведении Федеральных органов власти, является общенациональным достоянием. Моя Администрация намерена принять необходимые меры, в рамках закона и принятой политики, для того, чтобы предоставлять общественности информацию в готовом для понимания и использования виде. Исполнительные департаменты и агентства должны овладеть новыми технологиями, которые позволят предоставить доступ к их деятельности и принимаемым ими решениям онлайн и в доступном для общественности виде. Исполнительные департаменты и агентства также должны запрашивать у общественности обратную связь с тем, чтобы определить, какая информация необходима и наиболее полезна для нее.

Правительство должно руководствоваться принципом участия. Участие граждан способствует эффективной работе Правительства и повышает качество принимаемых им решений. Знание получает широкое распространение в обществе, и государственные чиновники только выигрывают от доступности таких знаний. Исполнительные департаменты и агентства должны предоставлять американским гражданам расширенные возможности участия в определении политического курса действий, а также предоставить Правительству возможность воспользоваться преимуществами коллективного опыта и имеющейся информации. Исполнительные департаменты и агентства должны также запрашивать информацию о том, каким образом мы можем расширить возможности общественного участия в деятельности Правительства.

Правительство должно быть открыто для сотрудничества. Сотрудничество активно привлекает американских граждан к работе совместно с Правительством. Исполнительным департаментам и агентствам стоит пользоваться инновационными средствами, методиками и системами как для внутреннего сотрудничества между государственными органами на всех уровнях государственного управления, так и для сотрудничества с общественными организациями, бизнесом и отдельными представителями частного сектора. Исполнительным департаментам и агентствам стоит запрашивать у общественности обратную связь с тем, чтобы оценивать и совершенствовать уровень сотрудничества, и определять новые пути такого сотрудничества.

Поручаю Советнику Президента по вопросам науки и технологий совместно с Главой Административно-бюджетного управления (АБУ) и Главой Агентства по общим вопросам управления в течение 120 дней скоординировать разработку соответствующими агентствами и исполнительными департаментами рекомендаций к Директиве об Открытом Правительстве, которые представит Глава АБУ и которые должны содержать инструкции для исполнительных департаментов и агентств по принятию конкретных мер с соблюдением принципов, упомянутых в этом Меморандуме. Независимые агентства должны также придерживаться Директивы об Открытом Правительстве.

Настоящий Меморандум не предполагает и не нацелен на учреждение каких-либо прав или привилегий – материально-правовых ли, процессуальных ли, применимых ли по закону или по праву справедливости стороной против Соединенных штатов, их государственных департаментов, агентств или предприятий, чиновников, сотрудников, агентов или иных лиц.

Настоящий Меморандум подлежит опубликованию в Федеральном Реестре.

Барак Обама.

Приложение 2. Критерии оценки открытости государственных ведомств Руководство Прилагаемый перечень из 30 критериев взят непосредственно из текста Директивы об Открытом Правительстве. Пожалуйста, направьте заполненную анкету команде Открытого Правительства Белого дома по электронной почте до 17:00 пятницы, 23 апреля.

При заполнении анкеты самостоятельного оценивания, пожалуйста, по каждому из критериев выберите оценку следующим образом:

Красный (Red (R)) – план совершенно не соответствует требованиям Желтый (Yellow (Y)) – план частично соответствует требованиям Зеленый (Green (G)) – план полностью соответствует требованиям Неприменимо (N/A) - критерий неприменим, поскольку агентство не задействовано в такой деятельности или области Пожалуйста, приводите пояснения на последней странице.

По желанию: Пожалуйста, укажите промежуток страниц соответствующего раздела плана, на основании которых вы предоставляете ответ.

При открытом составлении Плана

1. Имело место мультидисциплинарное сотрудничество?

2. Велись общественные консультации?

3. План был передан в открытый доступ, был размещен онлайн, вовремя и на открытой правительственной странице с предоставлением необработанных данных?

4. Был ли выработан план постоянного привлечения общественности для рассмотрения и внесения изменений в План реализации Открытого правительства?

План стратегических мер для достижения прозрачности

5. Содержит ли План последовательность стратегических мер, вооружающих агентство высокоценной информацией, доступной онлайн в настоящий момент?

6. Имеется ли план действий по поддержке использования общественностью такой информации для углубления общественных знаний и повышения общественного наблюдения за службами агентства?

7. Определяет ли план действий высокоценную информацию, которая пока недоступна, и предполагает ли разумные сроки для обнародования онлайн такой информации в открытом формате на конкретную дату?

8. Для агентств, предоставляющих публичную информацию в электронном виде: существует ли график обнародования лежащих в основе данных для информирования общественности в электронном формате?

9. Определены ли в плане ключевые группы-адресаты информации и их потребности, а также предпринимаемые агентством усилия, направленные на обнародование высокоценной информации для каждой из таких групп в наиболее доступных формах и форматах?

10. Существует ли план по определению образовательной информации для ее свободного повторного использования?

11. Определены ли в плане четкие инструкции по обеспечению прозрачности, и, при наличии пробелов, определены ли конкретные шаги, которые должно предпринять агентство для соответствия требованиям каждой из следующих инициатив по обеспечению прозрачности:

Data.gov eRulemaking IT Dashboard Recovery.gov USAspending.gov

12. Приведены ли детали предлагаемых мер (с четкими вехами) по информированию общественности о значимых действиях и деятельности агентства (например, открытые слушанья агентства, брифинги, прессконференции, городские собрания)?

13. Отвечает ли план существующим требованиям к ведению записей и протоколов в таких видах:

Ссылки на вебсайты Определение и перечень всех электронных записей Своевременная передача всех значимых записей в Национальный архив

14. Соответствует ли план положениям Закона о праве граждан на доступ к информации в следующей связи:

Есть ли ссылка на вебсайт?

Обнародован ли личный состав, организационная структура, процедура удовлетворения запросов, касающихся применения Закона о праве граждан на информацию?

Оценка мощностей, необходимых для анализа, координации и удовлетворения запросов своевременно?

Если существует серьезное отклонения от положения Закона о праве граждан на доступ к информации, то приведены ли конкретные меры по устранению такого несоответствия на 10% за каждый год?

15. Отвечает ли план требованиям конгресса касательно предоставления:

Есть ли ссылка на вебсайт?

Обнародован ли личный состав, организационная структура, процедура удовлетворения запросов Конгресса?

16. Содержит ли план меры по рассекречиванию, если применимо, посредством предоставления:

Ссылки на вебсайт?

Где именно общественность может ознакомиться с рассекреченными программами, получить доступ к рассекреченным материалам и предоставить сведенья о типах информации, которая должна стать приоритетной для рассекречивания?

Участие

17. Есть ли в плане объяснение того, как агентство усовершенствует участие, включительно с шагами, которые оно предпримет, в соответствии с существующей практикой, для расширения возможностей общественного участия в и предоставления обратной связи относительно ключевых миссий агентства (включительно с предложением изменений во внутреннее управление и административную политику, направленных на расширение участия)?

18. Описывает ли план и предоставляет ли ссылки на вебсайты, доступные для граждан и обеспечивающие их участие в процессах и процедурах, требующих такого участия?

19. Внесены ли предложения по разработке механизмов обратной связи (включительно с инновационными средствами и практиками привлечения общественности)?

Сотрудничество (коллаборации) Приведены ли в плане шаги, которые намерено предпринять агентство с целью пересмотра существующих практик с целью расширения сотрудничества:

20. С прочими федеральными и не-федеральными государственными агентствами? Включительно с использованием технических платформ в этой связи?

21. С общественностью? Включительно с использованием технических платформ в этой связи?

22. С неприбыльными и частными структурами? Включительно с использованием технических платформ в этой связи?

23. Имеются ли ссылки на вебсайты, где описывались бы текущие усилия по расширению сотрудничества данного агентства?



Pages:   || 2 |

Похожие работы:

«Policy Brief №7, 29 октября 2009 года БУДУЩИЕ ПРАВОВЫЕ РАМКИ РМ-ЕС: МОЛДОВА – АССОЦИИРОВАННАЯ СТРАНА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА Олег КРИСТАЛ ВВЕДЕНИЕ В сентябре 2009 года в Кишиневе было утверждено новое правительство, сформированное из представителей ч...»

«ОТЧЕТ О РЕЗУЛЬТАТАХ САМООБСЛЕДОВАНИЯ 1. Общие сведения.1.1. Полное наименование : Государственного унитарного предприятия Самарской области "Самарская областная имущественная казна" Образовательное подразделение "Автокадры"1.2. Ор...»

«Информационный автобус для б е же н це в ИНФОРМАЦИЯ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ УБЕЖИЩА Межкультурный справочник по прохождению процедуры для беженцев в EAE в Мюнхене Справочник по прохождению процедуры пред...»

«Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от Документ предоставлен КонсультантПлюс 17.02.2016 N 19 Дата сохранения: 12.05.2016 Об утверждении санитарно-эпидемиологиче. Зарегистрировано в Минюсте России 28 апреля 2016...»

«[ ] : 1. PANTONE BLACK C 2. 3. A4 A5 4., M60BD-1406D3(7311D) MIDEA D 80 · Руководство пользователя Посудомоечная машина M60BD-1406D3 14 комплектов посуды Функция неполной загрузки 2.Краткий справоч...»

«ДОГОВОР ПУБЛИЧНОЙ ОФЕРТЫ (далее по тексту Договор) Термины Клиент – полностью дееспособное физическое лицо или юридическое лицо, размещающее Заказы на сайте www.otctools.ru или по телефону Продавца, либо указанное в к...»

«ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ Правовые основы профессиональной деятельности Автор программы: преподаватель Крикунов С.П. Рабочая программа по дисциплине Правовые основы профессиональной деятельности утверждена методическ...»

«Администрация Верхнедобринского сельского поселения Камышинского муниципального района Волгоградской области ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 125 От 12.12.2016 г. Об утверждении нормативных...»

«Перечень документов для идентификации юридического лица, созданного в соответствии с законодательством иностранного государства и имеющего местонахождение за пределами территории РФ (его обособленного подразделения)/ The list of documents for identificatio...»

«Все отчеты по лабораторным работам, пояснительные записки к курсовым работам, курсовым проектам, расчетно-графическим работам и дипломным проектам оформляются согласно ДСТУ 3008-95. Отчет оформляется на листах формата А4 (210297 мм), текст печатается только на одной стороне листа (вторая сторона листа чистая). Размеры пол...»

«15. Избирательное право детей, исполняемое родителями: институт гармонии Книга Лев Семашко Марта Девит Избирательное право детей – ключ к решению проблем детства Санкт-Петербург Семашко Л.М. и Девит М.Р. Избирательное право детей – ключ к решению проблем детства. Издательско-...»

«МСПМД (IMAS) 07.41 Первое издание (23 декабря 2003 года) МСПМД (IMAS) 07.41 Первое издание 1 октября 2001 года с учетом внесенных поправок № 1 и № 2 Мониторинг программ и проектов по вопросам информирования о минной опасности Начальник Службы Организац...»

«Юриспруденция ЮРИСПРУДЕНЦИЯ Данченко Сергей Васильевич магистрант Бычко Марина Алексеевна канд. юрид. наук, доцент Филиал ФГАОУ ВПО "Северо-Кавказский федеральный университет" в г. Пятигорске г. Пятигорск, Ставропольский край ПРОВЕДЕНИЕ СУДЕБН...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ" "УТВЕРЖДАЮ" Первый проректор, проректор по учебной работе _ С.Н. Туманов ""2012 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ...»

«Кузнецов С.В. Юридические технологии Введение ONLINE LEGAL INTELLIGENCE INTRODUCTION Горячая линия консультаций 8.495.518-6364 5186364(at)rambler.ru T5186364(at)yandex.ru Настоящий материал может в неизменном виде с...»

«Вопросы лицензирования предпринимательской деятельности в России. Ламакина И. С. Студент ВлГУ, Юридический институт; 4 курс Владимир Аннотация: в данной статье поднимаются наиболее актуальные пробле...»

«В.С.Камышников СПРАВОЧНИК по клинико биохимическим исследованиям и лабораторной диагностике 3 е издание Москва "МЕДпресс информ" УДК 616 076/078(035) ББК 53.4я2 К18 Все права защищены. Никакая часть данной книги не может бы...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 587 349 C1 (51) МПК C12G 3/08 (2006.01) A23L 2/38 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ На основании пункта 1 статьи 1366 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федераци...»

«СТАНКЕВИЧ АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ДОГОВОР КОМИССИИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель доктор юридических наук, профессор В.П. Мозолин Москва 2009 СО...»

«Владимир Алексеевич Гиляровский Легенды мрачной Москвы (сборник) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9094415 Легенды мрачной Москвы / Владимир Гиляровский: АСТ; Москва; 2015 ISBN 978-5-17-089571-7 Аннотация В начале 1870-х годов Влади...»

«Концепция развития школьного музейного комплекса "Связь поколений" МАОУ СОШ № 28 г. Балаково Саратовской области "Не зная прошлого, невозможно понять подлинный смысл настоящего и цели будущего" М.Горький I. Пояснительная записка. В настоящее время воспитанию патриотизма у российских граждан отведена роль важ...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.