WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«2017 № 1 ISSN (online): 2222-5196 ПСИХОЛОГИЯ И ПРАВО PSYCHOLOGY AND LAW Журнал «Психология и право» / ISSN-online: 2222-5196 / E-mail: ...»

-- [ Страница 6 ] --

Выход из создавшегося положения некоторыми юристами (в частности, профессором И.Н. Сорокотягиным – зав. кафедрой Уральской правовой академии, являющимся также автором и ряда учебников по юридической психологии) предлагается реализовать путем разработки и преподавания в вузах «психологической юриспруденции», в структуре которой выделять две составляющие – правовую и юридическую психологию. При этом ученый, не определяя объект, предмет и методолого-теоретические основы психологической юриспруденции, априорно утверждает, что юридическая психология должна заниматься лишь «… анализом применения достижений психологии в процессе юридической деятельности (следственной, судебной, адвокатской и др.), выявлением психологических качеств участников правоотношений (обвиняемого, потерпевшего, свидетеля и т. д.), разработкой и использованием психологической диагностики лиц, перенесших нервно-психические перегрузки при выполнении профессионального долга»

(Сорокотягин И.Н., 2011). Иначе говоря, юридической психологии отведена роль «обслуживающей дисциплины», а разработка ключевых проблем права, касающихся его методологии и теории, правосознания, правопонимания и правотворчества, оставлена за юристами.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Поздняков В.М. Психологическая юриспруденция как междисциплинарная наука и область психопрактики. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 206-219.

Pozdnyakov V.M. Psychological jurisprudence as an interdisciplinary science and the area of psychological practice. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 206-219.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Обозначенный подход, на наш взгляд, не нов. Так, авторитетным правоведом М.С.

Строговичем в одном из первых выпусков «Психологического журнала» была сформулирована следующая позиция: «психологизировать» юриспруденцию должны именно юристы, объясняя все правовые явления и процессы с позиции психологии, но без участия психологов» (Строгович М.С., 1980). Подобный ориентир привел к тому, что почти полвека в отечественной науке развитие правовой теории и многие инновации в законодательстве (особенно в постсоветской России) происходили преимущественно на основе правовой догматики или прямого заимствования зарубежного опыта, но не базировались на результатах исследований отечественных психологов, в том числе на монографическом уровне изучавших закономерности правовой ментальности и отношения к праву представителей различных групп и слоев общества. В итоге в современной России ситуацию в правовой сфере можно определить по русской пословице «Всё гладко на бумаге, а в жизни буераки и овраги». При этом серьезной критике в СМИ и со стороны институтов гражданского общества повергается деятельность законодателей, правоохранительных органов и судов.

Объективно следует отметить, что в последнее десятилетие в диссертационных исследованиях юристов актуализирован интерес к юридико-психологическим явлениям и процессам, а поэтому в положениях, выносимых на защиту, всё чаще дается критика по «вестернизации» отечественного законодательства и отстаиваются психологизированные формулировки. Кроме того, проведенный в 2010 г. интернет-опрос на тему «Психология и право» свидетельствует, что крайне важным является повышение психологической компетентности юристов разных областей профдеятельности (на это указали все участники опроса, причем 12,5% из них выразили мнение, что это «очень важно, больше, чем для других профессий»).





Одновременно со стороны почти двух третей респондентов (64,71%) обращено внимание на «актуальность разработки и проведения для юристов специальных психологических тренингов, где обеспечивается повышение компетентности для реализации новых видов юридической деятельности (осуществление медиации, в том числе в рамках процедуры «восстановительного правосудия», участие в переговорах при заключении сделок, сопровождение риэлтерской и коллекторской деятельности, преодоление конфликтного взаимодействия с клиентами и др.).

Рефлексируя тренды в правовой науке и практике, а также базируясь на проведенных историографическом и компаративном исследованиях по юридической психологии, нами в докладе на международной конференции «Психология и право в динамично развивающемся мире» были аргументированы базовые положения психологической юриспруденции как междисциплинарной науки и области психопрактики (Поздняков В.М., 2012).

Как известно, еще в начале ХХ в. видный русский юрист Л.И. Петражицкий – родоначальник психологической школы в праве аргументировано доказывал: «Поскольку право – психологическое явление, то его роль как социального регулятора заключается в создании новых импульсов поведения людей» (Петражицкий Л.И., 1907). Актуальность опоры на психологию в развитии юриспруденции подчеркивал и методолог отечественной психологии С.Л. Рубинштейн, который отмечалй, что «… нельзя готовить и издавать законы, не изучая уровень правовой культуры и правосознания в обществе, нельзя и применять законы, не учитывая психологические особенности индивидов» (Рубинштейн С.Л., 1957).

Однако отечественными юристами, как критично заметил психолог В.М. Аллахвердов, «… при обсуждении роли сознания в области правоформирования по-прежнему (как и в советский период) на передний план ставится само право, а остальные процессы берутся © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Поздняков В.М. Психологическая юриспруденция как междисциплинарная наука и область психопрактики. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 206-219.

Pozdnyakov V.M. Psychological jurisprudence as an interdisciplinary science and the area of psychological practice. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 206-219.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------при рассмотрении лишь выборочно» (Аллахвердов В.М., 2000). Главная причина подобного положения, на наш взгляд, в том, что пока нет полноценного научного диалога между психологами и юристами. В итоге в России право, в основе которого должна быть постоянно уточняемая социальная теория, разрабатывается юристами без должного учета новейших достижений разных отраслей психологии. Однако именно они, как отмечено директором Института психологии РАН А.Л. Журавлевым (2011), уже закладывают основы новой антропологической парадигмы.

С учетом приведенных замечаний, в качестве объекта психологической юриспруденции обосновано изучение особенностей правовой активности различных субъектов (на уровне личности, групп, организаций, общностей более массового уровня – этнических, конфессиональных, профессиональных и др.). Предмет психологической юриспруденции состоит в выявлении психологических фактов, закономерностей и механизмов возникновения, развития и проявлений правосознания и правового бытия различных субъектов правовой активности, а также разработке психологически обоснованных мер по совершенствованию правовой идеологии и политики, систем правотворчества, правоохраны и профилактики правонарушений, психотехнических методов и приемов в деятельности сотрудников правоприменительных органов.

Выбор в качестве объекта психологической юриспруденции правовой активности различных субъектов связан с тем, что, согласно юристам В.М. Баранову и В.И. Гойману, она есть «… имманентное качество людей, вовлеченных в сферы права, и может приобретать различную степень интенсивности, причем не только в правомерном, но и в противоправном поведении, а поэтому можно вести речь о позитивной и негативной правовой активности» (Баранов В.М., Гойман В.И., 1986). Выбор же в качестве узловых составляющих ее предмета категорий «правосознание» и «правовое бытие» требует переориентации по проблемному полю исследований.

В качестве ключевых направлений исследований по психологической юриспруденции представляется важным обозначить следующие:

выявление в психоисторическом и компаративном анализе детерминант и закономерностей трансформации содержания правосознания и правового бытия у различных субъектов правовой активности;

анализ психологических основ правопонимания и регулятивной сущности права, роли институтов гражданского общества для обоснования новых моделей правотворчества, правоохраны и правоприменения;

совершенствование психологического категориально-понятийного аппарата, предназначенного для использования в теории права и в разных видах законодательства, а также при изучении и преобразовании правовой реальности;

исследование влияния правовой ментальности и правовой культуры на изменение ценностных приоритетов в правовой идеологии, политике, законодательстве (криминализация/декриминализация деяний и др.);

изучение особенностей правосознания у различных типов людей и социальных групп (общностей), их отношения к динамично изменяющейся правовой реальности;

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Поздняков В.М. Психологическая юриспруденция как междисциплинарная наука и область психопрактики. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 206-219.

Pozdnyakov V.M. Psychological jurisprudence as an interdisciplinary science and the area of psychological practice. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 206-219.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------психология правонарушающего, преступного и юридико-виктимного поведения и их предупреждение;

психотехнологии и психотехники в профессиональной деятельности различных категорий юристов;

–  –  –

Для успешной разработки вышеуказанных направлений требуется интегративная методология, охватывающая юриспруденцию одновременно и как науку, и как область практики. Важность ее создания неоднократно обсуждалась на Методологическом семинаре по юридической психологии в Институте психологии РАН, а подходы содержатся в публикациях ряда психологов (А.М. Столяренко, В.В. Романов, Ф.С. Сафуанов, Д.В. Сочивко, А.Н. Сухов, В.И. Черненилов, Ю.А. Шаранов и др.). В аспекте совершенствования психотехнических разработок актуальной является ориентация на ряд методологических принципов: процессуально-акторного развития правосознания, субъектности правовой активности, системности в изучении и интерпретации юридико-психологических явлений, позитивности психологических воздействий на людей, оказавшихся в ситуации конфликта с законом (Поздняков В.М., 1997).

В аспекте междисциплинарной релевантности психологической юриспруденции нами поддерживается позиция психолога В.В. Знакова, что для выявления закономерностей изменений в правосознании и правовом бытии требуется одновременно реализовывать две исследовательские программы – «когнитивную» и «экзистенциальную», так как их данные дополняют и обогащают друг друга. При этом когнитивный план изучения правовой реальности характеризуется акцентом на изучении трансформации правосознания, а поэтому связан с бо льшим интересом к изучению типичных фактов и правил, чем к исключениям. В то же время в экзистенциальной плоскости анализа (Франкл В., 1990) важно выявление смысла правового бытия для разных субъектов, а в итоге на установлении закономерностей структурации ими идентичности в соответствии с системой конструктов, отражающих субъективное отношение «Я – правовой мир» (Знаков В.В., 2007). Данные, полученные на основе двух подходов, позволят понять, как происходит отражение субъектами правовой реальности и как с учетом имеющихся субъектных предпочтений ими строится правопослушное (ориентированное на нормы законов) или антисоциальное (на признании иных ценностей) поведение.

При современном развитии теории права должны учитываться динамичные трансформации в общественном сознании, а также данные мониторинга по другим составляющим антропосоциогенеза (традиционные верования и установки людей, новые ценности и стереотипы восприятия, усваиваемые под влиянием СМИ и Интернета), так как они активно влияют на изменения в мотивации и поведении людей. Поэтому для современного права актуальным является не только продолжение выяснения на основе догматики сущности права и выработка все новых и новых дефиниций (т. е. реализация традиции, заложенной еще И. Кантом), но и проверка действующих моделей и вводимых новых понятий на соответствие фактам реальности (Малахов В.П., 2013; Правовые модели и реальность, 2014; Камышанский В.П., Карнушин В.Е., 2016). При этом в ХХ в. усилиями экзистенциалистов (С. Кьеркегор, Ж.-П. Сартр, М. Штирнер, Э. Гуссерль и др.), социологов (Т.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Поздняков В.М. Психологическая юриспруденция как междисциплинарная наука и область психопрактики. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 206-219.

Pozdnyakov V.M. Psychological jurisprudence as an interdisciplinary science and the area of psychological practice. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 206-219.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Парсонс, И. Хейзинга) и этнометодологов (П. Бурдье, Ч. Гарфинкель) доказано, что продуктивной является работа с теориями «среднего уровня».

При психологическом анализе правового бытия всегда необходимо выяснять специфику детерминации и механизмы правовой активности у различных субъектов.

Следует согласиться с позицией психолога И.С. Клециной, что в основе правовой активности субъектов различного уровня могут лежать разные психологические реалии: на уровне личности – особенности правовой идентичности, на уровне межличностных отношений в группах - социальные групповые установки, на уровне межгрупповых отношений – социально-правовые стереотипы, на уровне отношений в макрообщностях и между ними – существующие социальные представления (Клецина И.С., 2003). Учет указанных психологических реалий как базовых характеристик правового бытия различных субъектов позволяет выбрать ориентиры и в воспитательнопревентивной деятельности.

В контексте изучения правовой субъектности крайне актуально выяснение закономерностей по такому феномену, как надситуативная активность личности – особая форма целеполагания, когда субъект строит образ возможного, но избыточного относительно исходных целевых ориентаций, а в результате преобразование ситуации принимает форму реализуемой индивидом надситуативной цели в поведении. Как отмечает В.А. Петровский (Петровский В.А., 1993), это происходит при реализации зрелой личностью не только целеполагания (построение поведения на основе осознанности своих устремлений типа «для чего»), но и смысловой сообразности (построение поведения на основе осознанности своих устремлений типа «ради чего»).

Учет данных различий, на наш взгляд, крайне важен при выявлении субъектной правовой активности как в ситуации риска (анализа обоснованности/необоснованности экстремистских проявлений), так и при определении способности человека преодолевать возникающие противоречия:

внутриличностные (между потребностями и способностями, осознаваемыми целями и неосознаваемыми мотивами, притязаниями и уровнем компетентности и т. п.); между целями и задачами личности и нормами-ограничениями при ориентации на ценности и традиции групп, в которых она существует (Абульханова К.А., 1997).

Для разработки психотехнических основ юриспруденции важно опереться на системный подход, современные концептуальные модели по мониторингу, прогнозированию и экспертизе (Столяренко А.М., 2011). В перспективе в сотрудничестве с юристами-преподавателями предстоит разработать вузовские спецкурсы по специализациям магистров, а в контакте с юристами-практиками – наставления и иные методические документы, обеспечивающие эффективное выполнение различными категориями сотрудников правоприменительных органов оперативно-служебных задач.

Как известно, для уголовной юстиции ключевым является понятие «вменяемость».

Его содержание юристами рассматривается как ситуативная субъектность обвиняемого, проявившаяся лишь в криминальной ситуации. Нами поддерживается позиция психолога Л.В. Алексеевой, что необходимо использовать и дополнительное понятие «уголовноправовая дееспособность», чтобы отразить типичные возможности субъекта и характеризовать его в более широком уголовно-правовом контексте как субъекта уголовной ответственности и наказания. Ведь проявление характеристик личности в уголовно-релевантных ситуациях может быть не явным и не очевидным, а поэтому и востребованы специальные психологические познания в рамках судебно-психологической © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Поздняков В.М. Психологическая юриспруденция как междисциплинарная наука и область психопрактики. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 206-219.

Pozdnyakov V.M. Psychological jurisprudence as an interdisciplinary science and the area of psychological practice. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 206-219.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------экспертизы (Алексеева Л.В., 2002). Адекватный учет их результатов при реализации юристами уголовно-процессуальных действий (особенно в случаях взаимодействия с «аномальными личностями», число которых постоянно растет) востребует целенаправленное повышение психологической культуры юристов. Она не сводится, на наш взгляд, только к формированию у юристов профессионально-психологической компетентности, обеспечивающей использование психологических техник и приемов при реализации профессионально-служебных задач (Соколов Н.Я. 2015), но и востребует развитие у них аутопсихологической компетентности и стремления к достижению акме в профессионально-личностном росте Поздняков В.М., 2016).

Сегодня юридическим факультетам отечественных вузов, учитывая возросшие требования работодателей и нормативы новых образовательных стандартов, следует перейти от сложившейся информационно-обучающей традиции к созданию в образовательных учреждениях инновационной среды (Делия В.П., 2008; Михайлова О.Б., 2015), базирующейся на тесной взаимосвязи с наукой и практикой.

Анализ зарубежного опыта подготовки юристов свидетельствует о том, что сегодня в университетах тенденцией становится расширенное ознакомление обучающихся с достижениями психологии, в отличие от России, где в соответствии с ФГОС-3+ дисциплина «Юридическая психология» переведена в разряд факультативной. Так, в Великобритании в Thames Valley University психологически ориентированное обучение юристов ведется по двум уровням: 1) по первоначальной программе «Прикладная психология в контексте криминологии» (FdSc), имеющей длительность обучения 2 года и основанной на непрерывной профессиональной практике, и 2) по продвинутой программе «Психология и криминология» (BSc Hons) с длительностью обучения 3 года, которая обеспечивает углубленное понимание выпускниками механизмов криминального поведения и развитие у них навыков проведения криминально-психологических исследований. В ряде университетов США введены объединенные аспирантские программы «Психология и право», по итогам успешного прохождения которых присваиваются сразу две степени – доктора философии и доктора права.

В целом, учитывая, что профессия юристов относится к типу «человек–человек» (по классификации Е.А. Климова) и предрасполагает к к профдеформации и профвыгоранию личности, представляется важным при подготовке будущих юристов обращать внимание на развитие сразу двух сторон профессионализма: профессионализма деятельности и профессионализма личности. При этом с учетом глобализации и одновременно роста требований к соблюдению прав и свобод человека представляется важным при профразвитии личности будущих юристов ориентироваться на рекомендации Международного бюро просвещения ЮНЕСКО, обратившего внимание на выработку у выпускников психологической готовности и способности действовать «автономно», «интерактивно» и в «социально гетерогенных группах».

Развитие у будущих юристов «автономности», на наш взгляд, может успешно происходить при ориентации в профподготовке и воспитании на возвышение таких характеристик личности, как самоэффективность, оптимизм и жизнестойкость. Развитие у будущих юристов «интерактивности» ориентирует на формирование социальнопсихологической зрелости: развитие эмоционального интеллекта, психологической наблюдательности и коммуникативной гибкости, обеспечивающих диалогичность в коммуникации; реализацию антиманипулятивных и конфликто-профилактических © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Поздняков В.М. Психологическая юриспруденция как междисциплинарная наука и область психопрактики. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 206-219.

Pozdnyakov V.M. Psychological jurisprudence as an interdisciplinary science and the area of psychological practice. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 206-219.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------воздействий. Для поведения юристов в «социально гетерогенных группах» надо формировать этнопсихологическую культуру, предполагающую готовность и способность к толерантному взаимодействию с разными типами клиентов.

В заключение подчеркну, что затронутые в публикации проблемы по психологической юриспруденции, а также повышению психологической культуры юристов потребуют расширения дискуссии и конструктивного взаимодействия между юристами и психологами.

Литература

1. Абульханова К.А. Мировоззренческий смысл и научное значение категории субъекта // Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики. М.: ИП РАН, 1997. С. 56–74.

2. Алексеева Л.В. Взаимоотношение психологии и уголовного права в аспекте экспертологии // Психологический журнал. 2002. Т. 23. № 6. С. 60–71.

–  –  –

5. Делия В.П. Формирование и развитие инновационной образовательной среды гуманитарного вуза: науч. издание. М.: ООО «ДЕ-ПО», 2008. 484 с.

6. Знаков В.В. От психологии субъекта – к психологии человеческого бытия // Теория и методология психологии: Постнеклассическая перспектива / Отв. ред.

А.Л. Журавлев, А.В. Юревич. М., 2007. С. 334–335.

7. Камышанский В.П., Карнушин В.Е. Гражданское правоотношение: социальнопсихологический аспект. М., 2016. С. 597.

8. Клецина И.С. Отношения как многоуровневый конструкт: социальнопсихологический анализ // Интегративный подход в психологии: сб. науч.

статей. СПб.: Изд-во РГПУ имени А.И. Герцена, 2003. С. 48–69.

9. Малахов В.П. Основы философии права: учеб. пособие. М., 2005. С. 5.

10. Малахов В.П. Мифы современной общеправовой теории: монография. М.: ЮНИТИДАНА; Закон и право, 2013. 151 с.

11. Михайлова О.Б. Психология становления инновационного потенциала личности:

монография. М., 2013.

12. Оробинский В.В. Чему всё еще не учат на юрфаке. Ростов н/Д: Феникс, 2015. 203 с.

13. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности.

СПб., 1907. Т. 2. С. 84.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Поздняков В.М. Психологическая юриспруденция как междисциплинарная наука и область психопрактики. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 206-219.

Pozdnyakov V.M. Psychological jurisprudence as an interdisciplinary science and the area of psychological practice. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 206-219.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Петровский В.А. Феномен субъектности в психологии личности: автореф. дис. … д-ра психол. наук. М., 1993. С. 7.

15. Погребная Ю.К. Кризис современного российского правосознания: монография.

М.: ИНФРА-М, 2016. 192 с.

16. Поздняков В.М. Психологическая юриспруденция как область интересов юристов и психологов // Психология и юриспруденция в динамично изменяющемся мире.

Сборник материалов международной научно-практ. конференции. М.: РУДН,

2012. С. 307–316.

17. Поздняков В.М. Методологические и теоретические основы юридической психологии. Лекция. Рязань: РИПЭ МВД России, 1997. 34 с.

18. Поздняков В.М. Профессиональная культура юриста и развитие ее психологической составляющей на разных уровнях вузовской подготовки // Современное образование: векторы развития. Сб. материалов Междунар. научнопракт. конференции. М.: МПГУ, 2016.

19. Политова И.П. Воля и волеизъявление: монография. М.: Проспект, 2016. 112 с.

–  –  –

25. Сорокин В.В. Правовая психология: вопросы общей теории права: монография. М.:

Юрлитинформ, 2015. С.4.

26. Сорокотягин И.Н., Сорокотягина Д.А. Юридическая психология: учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрлитинформ, 2011. С. 133–134.

–  –  –

28. Теория и методология психологии: Постнеклассическая перспектива / Отв. ред.

А.Л. Журавлев, А.В. Юревич. М., 2007. С. 20–21.

29. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 368 с.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Поздняков В.М. Психологическая юриспруденция как междисциплинарная наука и область психопрактики. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 206-219.

Pozdnyakov V.M. Psychological jurisprudence as an interdisciplinary science and the area of psychological practice. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 206-219.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Шагиева Р.В., Казаков В.Н. Человек в правовой сфере: личностно-деятельностный подход: монография. М.: Норма; ИНФРА-М, 2015. 208 с.

31. Строгович М.С. Некоторые вопросы использования психологических знаний в юридической работе // Психологический журнал. 1980. № 6. С. 96–107.

–  –  –

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Поздняков В.М. Психологическая юриспруденция как междисциплинарная наука и область психопрактики. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 206-219.

Pozdnyakov V.M. Psychological jurisprudence as an interdisciplinary science and the area of psychological practice. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 206-219.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Psychological jurisprudence as an interdisciplinary science and the area of psychological practice Pozdnyakov V. M., Dr. Sci. (Psychology), Professor, Department of criminal law and procedure, law faculty, Peoples’ Friendship University of Russia (pozdnyakov53@mail.ru) The article convincingly demonstrates that Russia is increasingly began to publish monographs lawyers on key legal and psychological phenomena, and in dissertations in the formulation of the provisions on the protection of delatsya criticism of "Westernization" of the state legislation and upheld psychologicaland position. At the same time, critically, it is noted that in the field of legal ideology and policies, and in making innovations in the law still, as in Soviet period, dominated by legal dogma, and psychological realities are taken into account in fragments. The reason for this state of Affairs is that still within the framework of University training and further education of local lawyers, in contrast to international practice, insufficient attention is paid to the development of psychological culture, but in the end no full-fledged dialogue between lawyers and psychologists. Taking into account possibilities of integrative methodology justified the subject of psychological law as an interdisciplinary science and the field of psychological practice focused on the identification of regularities and mechanisms of development of legal awareness and legal existence of various actors in the legal activity aimed at the development of psychologically informed interventions for the improvement of legal ideology and politics, systems of law-making, law enforcement and crime prevention, psycho-technical methods and techniques in activities of law enforcement officials. For constructive development of psychological jurisprudence identified the key areas of research and nodal practicerelevant problems.

Key words: anthropological paradigm, integrative methodology, legal existence, legal awareness, professionalism activity and persons, psychological culture of lawyers, legal psychology, psychological school of law, psychological law.

References

1. Abul'khanova K.A. Mirovozzrencheskii smysl i nauchnoe znachenie kategorii sub"ekta [Philosophical significance and scientific value of the category entity] // Rossiiskii mentalitet: voprosy psikhologicheskoi teorii i praktiki [Russian mentality: issues of psychological theory and practice]. Moscow: Publ. IP RAN, 1997. pp. 56–74.

2. Alekseeva L.V. Vzaimootnoshenie psikhologii i ugolovnogo prava v aspekte ekspertologii [The relationship between psychology and criminal law in the aspect of expertology] // Psikhologicheskii zhurnal [Psychological journal]. 2002. Vol. 23. no. 6. pp. 60–71.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Поздняков В.М. Психологическая юриспруденция как междисциплинарная наука и область психопрактики. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 206-219.

Pozdnyakov V.M. Psychological jurisprudence as an interdisciplinary science and the area of psychological practice. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 206-219.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Allakhverdov V.M. Soznanie kak paradoks (Eksperimental'naya psikhologika) [Consciousness as a paradox (Experimental psycho-logic)]. Vol. 1. Saint Petersbourg:

Publ. DNK, 2000. 41 p.

–  –  –

5. Deliya V.P. Formirovanie i razvitie innovatsionnoi obrazovatel'noi sredy gumanitarnogo vuza: nauch. Izdanie [he formation and development of innovative educational environment of the Humanities: scientific. edition]. Moscow: Publ. OOO «DE-PO», 2008.

484 p.

6. Znakov V.V. Ot psikhologii sub"ekta – k psikhologii chelovecheskogo bytiya [From the psychology subject to the psychology of human existence] // Teoriya i metodologiya psikhologii: Postneklassicheskaya perspektiva [the Theory and methodology of psychology: Postnonclassical prospect] / In Zhuravlev A.L., Yurevich A.V. (eds.). Moscow,

2007. pp. 334–335.

7. Kamyshanskii V.P., Karnushin V.E. Grazhdanskoe pravootnoshenie: sotsial'nopsikhologicheskii aspect [Civil legal relationship: a social-psychological aspect]. Moscow, 2016. 597 p.

8. Kletsina I.S. Otnosheniya kak mnogourovnevyi konstrukt: sotsial'no-psikhologicheskii analiz [Relations as a multilevel construct: a social-psychological analysis] // Integrativnyi podkhod v psikhologii: sb. nauch. Statei [Integrative approach in psychology: collection of scientific works. articles]. Saint Petersbourg: Publ. Izd-vo RGPU imeni A.I. Gertsena, 2003. pp. 48–69.

9. Malakhov V.P. Osnovy filosofii prava: ucheb. Posobie [The foundations of the philosophy of law: textbook. allowance]. Moscow, 2005. 5 p.

10. Malakhov V.P. Mify sovremennoi obshchepravovoi teorii: monografiya [The myths of modern legal theory: a monograph]. Moscow: Publ. YuNITI-DANA; Zakon i pravo, 2013.

151 p.

11. Mikhailova O.B. Psikhologiya stanovleniya innovatsionnogo potentsiala lichnosti:

monografiya [Psychology of formation of innovative potential of personality:

monograph]. Moscow, 2013.

12. Orobinskii V.V. Chemu vse eshche ne uchat na yurfake [What is still not taught in law school]. Rostov-on-don: Publ. Feniks, 2015. 203 p.

13. Petrazhitskii L.I. Teoriya prava i gosudarstva v svyazi s teoriei nravstvennosti [The theory of law and state in connection with the theory of morality]. Saint Petersbourg,

1907. Vol. 2. 84 p.

14. Petrovskii V.A. Fenomen sub"ektnosti v psikhologii lichnosti. Avtoref. dis. … d-ra psikhol.

Nauk [The phenomenon of subjectivity in personality psychology. Dr. Sci. (Psychology) Diss.]. Moscow, 1993. 27 p.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Поздняков В.М. Психологическая юриспруденция как междисциплинарная наука и область психопрактики. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 206-219.

Pozdnyakov V.M. Psychological jurisprudence as an interdisciplinary science and the area of psychological practice. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 206-219.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Pogrebnaya Yu.K. Krizis sovremennogo rossiiskogo pravosoznaniya: monografiya [The crisis of the modern Russian justice: monograph]. Moscow: Publ. INFRA-Moscow, 2016.

192 p.

16. Pozdnyakov V.M. Psikhologicheskaya yurisprudentsiya kak oblast' interesov yuristov i psikhologov [Psychological jurisprudence as the interests of lawyers and psychologists] // Psikhologiya i yurisprudentsiya v dinamichno izmenyayushchemsya mire. Sbornik materialov mezhdunarodnoi nauchno-prakt. Konferentsii [Psychology and law in a rapidly changing world. The collection of materials of international scientific-pract.

conference]. Moscow: Publ. RUDN, 2012. pp. 307–316.

17. Pozdnyakov V.M. Metodologicheskie i teoreticheskie osnovy yuridicheskoi psikhologii.

Lektsiya [Methodological and theoretical foundations of juridical psychology. Lecture].

Ryazan: Publ. RIPE MVD Rossii, 1997. 34 p.

18. Pozdnyakov V.M. Professional'naya kul'tura yurista i razvitie ee psikhologicheskoi sostavlyayushchei na raznykh urovnyakh vuzovskoi podgotovki [Professional culture of the lawyer and the development of its psychological component at different levels of University education] // Sovremennoe obrazovanie: vektory razvitiya. Sb. materialov Mezhdunar. nauchno-prakt. Konferentsii [Modern education: the vectors of development. SB. materials Intern. nauchno-prakt. conference]. Moscow: Publ. MPGU, 2016.

19. Politova I.P. Volya i voleiz"yavlenie: monografiya [Will and the will: a monograph].

Moscow: Publ. Prospekt, 2016. 112 p.

20. Pravovye modeli i real'nost': monografiya [Legal models and reality: monograph] / O.A.

Akopyan, N.V. Vlasova, S.A. Gracheva i dr.; in Tikhomirov Yu.A., Rafalyuk E.E., Khludeneva N.I. (eds.). Moscow: Publ. INFRA-M, 2014. 280 p.

21. Reznikov E.V. Teoreticheskie problemy pravovoi identichnosti: monografiya [Theoretical problems of legal identity: monograph]. Moscow: Publ. YuNITI-DANA, 2014.

199 p.

22. Rubinshtein S.L. Bytie i soznanie [Being and consciousness]. Moscow: Publ. Izdatel'stvo Akademii nauk SSSR, 1957. 332 p.

–  –  –

24. Sokolov N.Ya. Professional'naya kul'tura yuristov. Ponyatie. Sushchnost'. Soderzhanie:

uchebnoe posobie [Professional culture of lawyers. Concept. Self. Contents: tutorial].

Moscow: Publ. Prospekt, 2015. 320 p.

25. Sorokin V.V. Pravovaya psikhologiya: voprosy obshchei teorii prava: monografiya [Legal psychology: questions of General theory of law: the monograph]. Moscow: Publ.

Yurlitinform, 2015. 34 p.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Поздняков В.М. Психологическая юриспруденция как междисциплинарная наука и область психопрактики. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 206-219.

Pozdnyakov V.M. Psychological jurisprudence as an interdisciplinary science and the area of psychological practice. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 206-219.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Sorokotyagin I.N., Sorokotyagina D.A. Yuridicheskaya psikhologiya: uchebnik. 2-e izd., pererab. i dop [Legal psychology: a textbook. 2-e Izd.]. Moscow: Publ. Yurlitinform, 2011.

pp. 133–134.

27. Stolyarenko A.M. Psikhologicheskaya sistemologiya. Teoriya, issledovaniya, praktika [Psychological systemology. Theory, research, practice]. Moscow, 2011. pp. 272–308.

28. Teoriya i metodologiya psikhologii: Postneklassicheskaya perspektiva [Theory and methodology of psychology: Postnonclassical prospect] / In Zhuravlev A.L., Yurevich A.V.. Moscow, 2007. pp. 20–21.

–  –  –

30. Shagieva R.V., Kazakov V.N. Chelovek v pravovoi sfere: lichnostno-deyatel'nostnyi

podkhod: monografiya [People in the legal field: the personal-activity approach:

monograph]. Moscow: Publ. Norma; INFRA-M, 2015. 208 p.

31. Strogovich M.S. Nekotorye voprosy ispol'zovaniya psikhologicheskikh znanii v yuridicheskoi rabote [Some questions about the usage of psychological knowledge in legal work] // Psikhologicheskii zhurnal [Psychological journal]. 1980. no. 6. pp. 96– 107.

32. Yuridicheskii slovar' [Law dictionary] / In S.N. Bratus' i dr (eds.). Moscow: Publ. Gos. izdvo yuridicheskoi literatury, 1953. 774 p.

–  –  –

Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы Сафуанов Ф.С., доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой клинической и судебной психологии факультета юридической психологии, ГОУ ВО МГППУ; руководитель лаборатории психологии ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского»

Министерства здравоохранения Российской Федерации (safuanovf@rambler.ru) Анализируется методология разработки предметных видов судебных экспертиз с применением психологических знаний. Рассматривается история становления предметных видов судебной психологической экспертизы и комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Показана их трансформация и расширение под влиянием изменений отечественного законодательства. Исходя из определения предмета исследования судебного эксперта-психолога, делается вывод о том, что первым этапом построения предмета отдельного вида судебной экспертизы должен быть анализ ее юридического значения. Обсуждаются варианты правовых последствий и роль экспертного заключения в припринятии судебных решений. На втором этапе производится экспертологический анализ. Он заключается в выделении психологических признаков правовых норм (юридических критериев). Третий этап психологического анализа заключается в соотнесении экспертных понятий с знаниями в научной психологии. Показана необходимость адаптации и трансформации общенаучных психологических знаний (как базовой науки) в судебно-психологические экспертные знания (специальные знания эксперта). Обсуждаются пути формирования специальных знаний эксперта-психолога и границы его компетенции.

Ключевые слова: судебная экспертология, судебно-психологическая экспертиза, комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, экспертные понятия.

Для цитаты:

Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы.

[Электронный ресурс] // Психология и право. 2017(7). № 1. С.220-239.

doi: 10.17759/psylaw.207070118

For citation:

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. [Elektronnyi resurs]. Psikhologiia i pravo [Psychology and Law], 2017(7), no. 1. pp.220-239.

doi: 10.17759/psylaw.2017070118 © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education 220 Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

<

Виды судебных экспертиз с применением психологических знаний

Существует множество классификаций видов судебной экспертизы, отличающихся разными основаниями типологии [20]. В уголовно-процессуальном законодательстве (ст.

207 УПК РФ) выделяют основную и дополнительную экспертизы (назначаемую при недостаточной ясности или неполноте заключения эксперта), первичную и повторную (назначаемую в связи с сомнениями в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам). По количеству экспертов одной или разных специальностей, участвующих в производстве судебной экспертизы, различают экспертизы единоличные и комиссионные (ст. 21, 22 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»), при этом комиссионная экспертиза, проводимая экспертами разных специальностей, именуется комплексной (ст. 23 того же закона). По возможности непосредственного освидетельствования подэкспертного лица выделяют экспертизы очную и заочную (в том числе и посмертную). По месту и условиям проведения судебные экспертизы живых лиц подразделяются на стационарные, амбулаторные и проводимые в зале судебного заседания.

По процессуальному положению подэкспертных лиц различают экспертизы обвиняемых (подозреваемых, подсудимых), свидетелей и потерпевших (в уголовном процессе), истцов, ответчиков и лиц (детей), в чьих интересах ведется судопроизводство (в гражданском процессе).

Наиболее же важная классификация основана на выделении предметных видов судебно-психологической экспертизы (СПЭ).

Первая в истории СПЭ типология предметных видов СПЭ была разработана М.М.

Коченовым [10]. Он выделил следующие виды СПЭ в уголовном процессе:

–  –  –

Эти виды СПЭ действительно различаются предметом исследования, несмотря на то, что третий из них обозначен по объекту, а пятый – по поводу назначения экспертизы.

Данные предметные виды СПЭ составили основу для дальнейшего развития, совершенствования и расширения частных предметов экспертиз с участием психологов, которые в настоящее время проводятся в форме не только СПЭ, но и комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (КСППЭ).

Это развитие протекает по двум основным взаимодействующим векторам.

Первый вектор – это совершенствование всей суммы знаний о различных аспектах СПЭ и КСППЭ, включающей теоретические, методологические, организационно-правовые © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------аспекты, динамику представлений об основных экспертных понятиях, разнообразные научных разработок на стыке психологии, права и смежных наук (психиатрии, сексологии, наркологии, криминологии, суицидологии, виктимологии и др.).

Второй вектор – это коренные изменения в отечественном законодательстве, оказывающие глубокое воздействие на теорию и практику СПЭ и КСППЭ.

Произошедшая после принятия нового УК РФ (действующего с 1.01.1997) полная смена законодательного поля страны (касающаяся как материального, так и процессуального права) обусловила:

видоизменение принципов производства традиционных видов СПЭ и КСППЭ обвиняемых (индивидуально-психологических особенностей, аффекта) с разработкой и уточнением критериев судебно-психологической экспертной оценки их личности, эмоциональных реакций и состояний;

введение в практику новых предметных видов СПЭ или КСППЭ – экспертизы «возрастной невменяемости» несовершеннолетних (ч. 3 ст. 20 УК РФ), ограниченной способности обвиняемого с психическим расстройством осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими (ст. 22 УК РФ), психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ).

распространение СПЭ и КСППЭ на гражданское судопроизводство (по делам о способности к совершению сделки, о возмещении морального вреда, о судебных спорах между родителями о воспитании ребенка, об ограничении дееспособности).

Все эти динамичные преобразования правовых норм, продолжающиеся и в наши дни, выдвигают повышенные требования к построению предметных видов СПЭ и КСППЭ, поскольку именно от правильной их разработки, от точного определения частных предметов судебных экспертиз с участием психолога зависят организационно-правовые формы производства экспертиз, методологические принципы психологического экспертного исследования, критерии судебно-психологической оценки психической деятельности подэкспертных, которые в конечном счете внедряются в практику государственных и негосударственных судебно-экспертных учреждений и, соответственно, в практику уголовного и гражданского судопроизводства.

Методология разработки предметных видов судебно-психологических экспертиз Исходя из формулировки общего предмета СПЭ, который определяется как закономерности и особенности структуры и протекания психических процессов (психической деятельности) подэкспертного лица, имеющие юридическое значение и влекущие определенные правовые последствия [16], ясно, что без четкого и недвусмысленного представления о правовых последствиях заключения эксперта (комиссии экспертов), имеющего доказательственное значение, невозможно понять частный предмет исследования судебного эксперта-психолога в каждом конкретном виде экспертизы. Из этого следует, что первым и необходимым этапом при разработке конкретного предметного вида СПЭ является правовой анализ.

Правовой анализ.

Анализ юридического значения отдельного вида СПЭ (табл.1–4) должен показать:

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Возможные правовые последствия экспертного заключения. При всем разнообразии эти последствия сводятся к нескольким вариантам.

Во-первых, выводы эксперта-психолога или совместные выводы экспертов психологов и психиатров могут приводить к индивидуализации уголовной ответственности и наказания обвиняемых. Например, они могут выступать обстоятельством, смягчающим наказание (ч. 2 ст. 61 УК РФ), освобождающим от уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20 УК РФ), учитываемом при вынесении наказания (ст. 22 УК РФ).

Во-вторых, экспертные заключения могут использоваться для квалификации определенных статей УК РФ и ГК РФ. К примеру, установление аффекта у обвиняемого будет учитываться как один из признаков состава преступления по ст. 107 или 113 УК РФ.

Экспертные заключения по делам о недействительности сделок могут способствовать определению ст. 177 или 178 ГК РФ. Заключение СПЭ о способности потерпевшей по делу о половом преступлении к оказанию сопротивления является предпосылкой определения ее «беспомощного состояния» и одним из элементов состава преступления по ст. 131 УК РФ («Изнасилование»).

В-третьих, правовые последствия экспертных заключений могут обусловливать ограничение в участии в судопроизводстве подэкспертного лица. Так, согласно ст. 196 УПК РФ, потерпевший не может допрашиваться по обстоятельствам, имеющим значение для расследования и разрешения уголовного дела, в случае вывода экспертов о его неспособности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, или давать о них показания.

–  –  –

Правовое Обстоятельства, – Аффект понятие характеризующие © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------личность обвиняемого (п.3 ч.1 ст.73 УПК РФ)

–  –  –

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

–  –  –

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

–  –  –

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

–  –  –

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

–  –  –

2. Роль заключения СПЭ при определении правовых последствий. Эксперт-психолог должен понимать, что при принятии решения об индивидуализации уголовной ответственности и наказания, о квалификации тех или иных статей уголовного или гражданского кодексов, о других судебных решениях его экспертные выводы как доказательство по делу оцениваются наряду с иными доказательствами. Только их оценка судом с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела, является основой для судебного решения.

Так, экспертное установление аффекта не приведет к квалификации ст. 107 УК РФ («Убийство, совершенное в состоянии аффекта»), если суд не сочтет поведение потерпевшего «противоправным или аморальным» (установление последнего обстоятельства не входит в компетенцию психолога). Вывод эксперта-психолога о том, что потерпевшая в момент совершения полового акта с нею не могла понимать характер и значение действий обвиняемого и не могла оказывать сопротивление, будет служить определению у потерпевшей «беспомощного состояния». Но в случае, если суд сочтет, что © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------лицо при совершении действий сексуального характера не осознавало, что потерпевшая находилась в беспомощном состоянии, он не будет квалифицировать действия подсудимого по ст. 131 или 132 УК РФ. Заключение психолога по делу о месте жительства ребенка имеет важное значение для судебного решения, однако суд будет руководствоваться и иными соображениями, учитывая, в частности, проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей; морально-психологическую обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; привлечение родителей ребенка к административной или уголовной ответственности; наличие судимости; состояние на учете в психоневрологическом, наркологическом диспансерах;

климатические условия жизни ребенка, проживающего с родителем, при проживании родителей в разных климатических поясах; возможность своевременного получения медицинской помощи; наличие или отсутствие у родителей другой семьи; привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели, учителя); привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей; приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т. д.), которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании; удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий; цель предъявления иска [14].

Четкое понимание роли экспертного заключения в принятии решения суда очерчивает и границы компетенции психолога в каждом предметном виде экспертизы.

Следующим этапом методологического анализа является выработка экспертного понятия – частного предмета СПЭ.

Экспертологический анализ. Экспертные судебно-психологические понятия занимают промежуточное положение между общепсихологическими и правовыми.

1. Соотношение экспертных понятий и общепсихологических явлений. Согласно принципам общей судебной экспертологии [5], специальные знания судебного эксперта являются не прямым аналогом знаний базовой науки, а требуют определенной трансформации. Применительно к СПЭ можно сказать, что экспертные понятия не могут быть заимствованы в неизмененном виде из теории психологии, поскольку связь СПЭ с общей психологией всегда опосредована: общепсихологические понятия не содержат никакой информации об их юридической значимости, о том, какие правовые последствия могут проистекать из их диагностики. Так, констатация «фрустрации» или «стресса» у обвиняемого в убийстве ничего не будет говорить о возможности правовой квалификации его преступления, если мы не выделим такие качества данных эмоциональных состояний, которые могли бы быть идентифицированы с определенными элементами состава преступления, в соответствии с уголовным законодательством. Категория «личности»

значима для уголовного права лишь в контексте уяснения ее влияния на осознанно-волевое поведение. Понятие «психическое расстройство» иррелевантно для правовой оценки, если эксперты не укажут на такие его свойства, которые нарушают или ограничивают способность обвиняемого осознавать свои действия или руководить ими [20]. Особенно ярко эта трансформация видна на примере экспертологического анализа СПЭ аффекта у обвиняемого [17]. Экспертное понятие «аффект», с одной стороны, уже общепсихологического понимания аффекта как одной из разновидностей эмоциональных © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------явлений [3; 18], из всего многообразия аффектов охватывает только аффекты гнева и страха, сопровождающиеся частичным сужением сознания [26]. С другой стороны, значимые для квалификации аффективных преступлений свойства «внезапно возникшего сильного душевного волнения» характерны не только для аффектов (в общепсихологическом понимании), но и для иных выраженных эмоциональных состояний, обусловливающих нарушения осознанной регуляции криминальных действий [27], что учитывается в правоприменении, в частности, в решениях Верховного Суда РФ [22].

2. Соотношение экспертных понятий и правовых норм. М.М. Коченов в своей докторской диссертации [11] выдвинул положение, что теория СПЭ имеет дело с психологическим содержанием некоторых юридических понятий, «описывающих поведение людей и его внутренние механизмы, фиксирующих временные психические состояния, изменения сознания под влиянием различных факторов».

Эти правовые нормы (табл. 1–4) могут быть сформулированы на языке «профанного»

дискурса, «житейских», по терминологии Л.С. Выготского, понятий (например, как «нравственные страдания», «заблуждение», «привязанность ребенка к родителю» и т. п.), а могут представлять собой так называемые юридические критерии, которые, как правило, сформулированы в психологических понятиях, раскрывающих наиболее интегративные, обобщенные особенности как отражения окружающего мира, так и регуляции поведения («способность понимать значение своих действий или руководить ими», «способность правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания», «способность понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказывать сопротивление виновному» и т. п.).

При втором варианте экспертологический анализ сводится к трансформации юридического критерия в критерий «психологический». Так, в основе юридически значимой способности понимать значение своих действий или руководить ими по смыслу ст. 177 ГК РФ лежит способность гражданина к осознанному принятию решения или исполнению, реализации принятого решения (при совершении сделки) [19]. Для определения способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством (ч. 3 ст. 20 УК РФ) необходимо диагностировать личностную незрелость, обусловленная не психопатологическими факторами, ограничивающая способность к осознанной регуляции действий [9].

В первом же варианте (правовая норма без юридического критерия) выделение судебно-психологического экспертного понятия происходит через более сложный и опосредованный анализ. Характерными примерами такого экспертологического анализа является соотнесение правовых и экспертных понятий в СПЭ по делам о компенсации морального вреда [23; 29], по делам о спорах между родителями о воспитании и месте жительства ребенка [6; 24].

И только после четкого определения судебно-психологических экспертных понятий, составляющих частные предметы конкретных видов СПЭ или КСППЭ, наступает этап собственно психологического анализа.

Психологический анализ. Именно на этом этапе происходит соотнесение экспертных понятий со всей суммой знаний, полученной в результате обучения психологии в системе © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------высшего образования. Наиболее востребованные области научной психологии в судебной экспертизе – это общая, клиническая, социальная психология, психология развития, психодиагностика. Каждое судебно-психологическое экспертное понятие, проанализированное на предыдущих этапах как психологическое содержание правовых понятий или юридических критериев, на этой стадии методологического исследования выступает как вектор, задающий юридическое значение психологических явлений, описанных в общепринятых теориях.

Так, при производстве СПЭ индивидуально-психологических особенностей будут востребованы психологические знания о личностной регуляции поведения [16], КСППЭ ограниченной вменяемости – теоретические положения о влиянии психических расстройств на криминальные действия [21; 30], СПЭ аффекта – представления об аффекте в общей психологии [3].

КСППЭ психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка, требует применения знаний о материнской агрессии [4; 8].

КСППЭ психического состояния лиц, покончивших с собой, и способности потерпевших по половым преступлениям оказывать сопротивление будут соответственно основываться на теоретических положениях клинико-психологической суицидологии и виктимологии [1; 28].

В гражданском процессе при экспертизе «сделкоспособности» будут востребованы знания о психологии принятия решений, при экспертизе по защите интересов ребенка – знания возрастной психологии и психологии семьи и т. д.

Следует отметить, что практика судебных экспертиз с участием психолога нередко сталкивается с ситуациями, когда в общей психологии необходимые для выработки экспертного заключения знания оказываются недостаточными. Такие проблемные ситуации, в свою очередь, стимулируют научные исследования в общей и других областях психологии.

К примеру, именно проблемы судебно-экспертной диагностики в рамках КСППЭ привели к развитию идей о «патопсихологических симптомокомплексах» [12; 13], необходимость решения экспертных вопросов в отношении обвиняемых в преступлениях против жизни и здоровья граждан – к разработке психологических типологий криминальной агрессии [7; 15; 18]. Поэтому, как подчеркивал М.М. Коченов, наряду с тем, что СПЭ является одним из главных каналов проникновения накопленных в различных областях психологии знаний в юридическую практику, обобщение практики СПЭ само создает новые знания, становится достоянием не только юридической, но и общей психологии [11].

Заключение

Таким образом, методология построения предметного вида судебной экспертизы с применением психологических знаний заключается в последовательном и тщательном правовом, экспертологическом и собственно психологическом анализе каждого конкретного вида экспертизы.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Такая методология соотносится как с общепринятым определением предмета исследования судебного эксперта-психолога, так и со структурой специальных знаний лица, сведущего в психологии.

Процесс обучения специальным экспертным знаниям, в соответствии со смысловым их строением, можно представить как движение от внешних слоев к глубинным уровням: от усвоения общепсихологических представлений к формированию «экспертных» понятий и далее – к приобретению мотивационно-ценностного опыта профессиональной деятельности, т. е. формированию профессионального «образа мира». Непосредственное же использование специальных познаний в конкретном экспертном исследовании разворачивается как обратный процесс – от актуализации генерализованных «глубинных»

смыслов к гносеологической и когнитивной переработке изучаемых психических явлений [20].

И, наконец, проведенный анализ показывает методологическую несостоятельность попыток ввести в практику СПЭ «новые» виды экспертизы, связанные с определением достоверности показаний и содержания сознания подэкспертных лиц [2; 25].

Литература

1. Амбрумова А.Г., Тихоненко В.А. Диагностика суицидального поведения: метод.

рекомендации. М., 1980. 55 с.

1. Смирнова С.А., Макушкин Е.В., Аснис А.Я. и др. О неправомерности определения достоверности показаний путем судебной экспертизы [Электронный ресурс] // Психология и право. 2016. Том 6. № 3. С. 61–78. doi:10.17759/psylaw.2016060306

–  –  –

3. Брутман В.И., Ениколопов С.Н., Радионова М.С. Нежеланная беременность у жертв сексуального насилия // Вопросы психологии. 1995. № 1. С.33–40.

4. Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. Волгоград, 1979. 183 с.

5. Вострокнутов Н.В., Харитонова Н.К., Сафуанов Ф.С. Методологические основы экспертного подхода к правовой защите детей: метод. рекомендации. М., 2004. 28 с.

6. Гульдан В.В. Мотивация преступного поведения психопатических личностей // Криминальная мотивация. М., 1986. С.189–250.

7. Дмитриева Т.Б., Качаева М.А., Сафуанов Ф.С. Комплексная судебная психологопсихиатрическая экспертиза психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка: пособие для врачей и психологов. М., 2001. 32 с.

8. Дозорцева Е.Г. Аномальное развитие личности у подростков с противоправным поведением. М.: ГНЦ ССП им В,П, Сербского, 2004. 352 с.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М.: Изд-во Московского ун-та, 1980. 115 с.

10. Коченов М.М. Теоретические основы судебно-психологической экспертизы:

автореф. дис. … докт. психол. наук. М., 1991. 46 с.

–  –  –

12. Кудрявцев И.А., Сафуанов Ф.С. Патопсихологические симптомокомплексы нарушений познавательной деятельности при психических заболеваниях:

факторная структура и диагностическая информативность // Журнал невропатологии и психиатрии имени С.С. Корсакова. 1989. Вып. 6. С. 85–92.

13. Обзор судебной практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей от 20 июля 2011 года (Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20 июля 2011 года).

–  –  –

15. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М.:

Гардарика; Смысл, 1998. 192 с.

16. Сафуанов Ф.С. Аффект: судебно-психологический экспертологический анализ // Психологический журнал. 2001. № 3. С.15–25.

17. Сафуанов Ф.С. Психология криминальной агрессии. М.: Смысл. 2003. 300 с.

18. Сафуанов Ф.С. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе // Медицинская и судебная психология. Курс лекций:

учеб. пособие / Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Ф.С. Сафуанова. М.:Генезис, 2004. С.577– 586.

19. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза: учебник для академического бакалавриата. М.: Юрайт, 2014. 421 с.

20. Сафуанов Ф.С., Вандыш-Бубко В.В. Ограниченная вменяемость: судебноэкспертологический анализ // Юридическая психология. 2009. № 2. С. 6–9.

21. Сафуанов Ф.С. Исаева И.В. Анализ решений верховных судов по аффективным преступлениям и проблемы судебной экспертизы // Российский судья. 2015. №

12. С.37–40.

22. Сафуанов Ф.С., Харитонова Н.К., Дозорцева Е.Г. и др. Компетенция комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы по делам о компенсации морального вреда // Практика судебно-психиатрической экспертизы: сб. № 43.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------М., 2005. С. 326–336.

23. Сафуанов Ф.С., Харитонова Н.К., Русаковская О.А. Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. М.: Генезис, 2011. 192 с.

24. Сафуанов Ф., Шишков С.Н. Экспертиза «правдивости» показаний (возможности психологической экспертизы) // Законность. 1992. № 2. С. 13–14.

25. Ситковская О.Д. Судебно-психологическая экспертиза аффекта: метод. пособие.

М., 1983. 71 с.

26. Судебно-психологические экспертные критерии диагностики аффекта у обвиняемого: пособие для врачей / Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Е.В. Макушкина. М.:

ФГБУ ГНЦССП им. В.П. Сербского Минздравсоцразвития России, 2004. 44 с.

27. Тихоненко В.А., Сафуанов Ф.С. Введение в суицидологию // Медицинская и судебная психология. Курс лекций: учеб. пособие / Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Ф.С.

Сафуанова. М.: Генезис, 2004. С. 266–283.

28. Шипшин С.С., Бердников Д.В., Калинина А.Н. Методические рекомендации по производству судебно-психологической экспертизы по делам о компенсации морального вреда // Теория и практика судебной экспертизы. 2010. № 4, С. 309– 320.

29. Шишков С.Н., Сафуанов Ф.С. Влияние психических аномалий на способность быть субъектом уголовной ответственности и субъектом отбывания наказания // Государство и право. 1994. № 2. С. 82–90.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------How to build substantive judicialpsychological examination Safuanov F.S., Dr.Sci. (Psychology), Professor, Head of the Chair of Clinical and Forensic Psychology, Department of Legal Psychology, Moscow State University of Psychology and Education, Head of the Laboratory of Psychology, Federal Medical Research Center for Psychiatry and Addiction of the Ministry of Health of the Russian Federation (safuanovf@rambler.ru) The methodology of the subject types of forensic examinations with the application of psychological knowledge is analyzed. The history of the formation of subject types of forensic psychological examination and a comprehensive forensic psychological and psychiatric examination is considered. Shows their transformation and expansion under the influence of changes of domestic legislation. Based on the definition of the research subject of a legal expertpsychologist, concluded that the first step of building the subject of a separate judicial review should be the analysis of its legal significance. Discussed options for legal consequences and the role of expert opinion in in making judicial decisions. The second step is expertelligence analysis.

It is the allocation of the psychological characteristics of legal rules (legal criteria). The third stage of psychological analysis consists in the correlation of concepts with expert knowledge in scientific psychology. The need of adaptation and transformation of scientific psychological knowledge (as basic science) in forensic psychological expertise (special knowledge of the expert) are shown.

Discusses ways of formation of special knowledge of the expert-psychologist and the limits of its competence.

Key words: forensic expertology, it is judicial-psychological examination, a comprehensive forensic psychological and psychiatric examination to expert concepts.

References

1. Ambrumova A.G., Tihonenko V.A. Diagnostika suicidal'nogo povedenija:

Metodicheskie rekomendacii [Diagnosis of suicidal behavior. Guidelines]. Moscow,

1980. 55 p.

2. Smirnova S.A., Makushkin E.V., Asnis A.Ya. About illegality determination of the validity of evidence through forensic examination. Information letter [Elektronnyi resurs]. Psikhologiia i pravo [Psychology and Law], 2016. Vol. 6, no. 3, pp. 61–78.

doi:10.17759/psylaw.2016060306. (In Russ., аbstr. in Engl.)

3. Affekt: praktika sudebnoj psihologo-psihiatricheskoj jekspertizy. Hrestomatija [Affect: the practice of judicial psychological-psychiatric examination: a reader]/ Avtory-sostaviteli:. F.S. Safuanov, E.V. Makushkin. M.: Genezis, 2013. 312 p.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Brutman V.I., Enikolopov S.N., Radionova M.S. Nezhelannaja beremennost' u zhertv seksual'nogo nasilija [Unwanted pregnancy among victims of sexual violence] // Voprosy psihologii [Problems of psychology]. 1995. no. 1. pp.33-40.

5. Vinberg A.I., Malahovskaja N.T. Sudebnaja jekspertologija [Judicial expertology].

Volgograd, 1979. 183 s.

6. Vostroknutov N.V., Haritonova N.K., Safuanov F.S. Metodologicheskie osnovy jekspertnogo podhoda k pravovoj zashhite detej: Metodicheskie rekomendacii [Methodological basis of the expert approach to legal protection of children: method.

recommendations]. Moscow, 2004. 28 p.

7. Gul'dan V.V. Motivacija prestupnogo povedenija psihopaticheskih lichnostej [The motivation of criminal behavior psychopathic personalities] // Kriminal'naja motivacija [Crime motivation]. Moscow, 1986. pp.189-250.

8. Dmitrieva T.B., Kachaeva M.A., Safuanov F.S. Kompleksnaja sudebnaja psihologopsihiatricheskaja jekspertiza psihicheskogo sostojanija materi, obvinjaemoj v ubijstve novorozhdennogo rebenka: Posobie dlja vrachej i psihologov [Comprehensive forensic psychological and psychiatric examination of the mental state of mother accused of murdering newborn baby: a guide for physicians and psychologists].

Moscow, 2001. 32 p.

9. Dozorceva E.G. Anomal'noe razvitie lichnosti u podrostkov s protivopravnym povedeniem [Abnormal development of personality in adolescents with offending behaviour]. Moscow, 2004. 352 p.

10. Kochenov M.M. Vvedenie v sudebno-psihologicheskuju jekspertizu [Introduction to forensic psychological examination]. Moscow: Publ. Publishing house of Moscow University, 1980. 115 p.

11. Kochenov M.M. Teoreticheskie osnovy sudebno-psihologicheskoj jekspertiz. Avtoref.

dis. dokt. psihol. Nauk [Theoretical bases it is judicial-psychological examination. Dr.

Sci. (Psychology) Thesis]. Moscow, 1991. 46 p.

12. Kudrjavcev I.A. Lavrinovich A.N. Moskalenko E.P., Safuanov F.S. Osobennosti patopsihologicheskoj kvalifikacii rezul'tatov jeksperimental'no-psihologicheskogo issledovanija v uslovijah sudebno-psihiatricheskoj jekspertizy: Metodicheskie rekomendacii [Peculiarities of pathopsychological qualification of the results of experimental-psychological study of forensic psychiatric assessment: a method.

recommendations]. Moscow, 1985. 25 p.

13. Kudrjavcev I.A., Safuanov F.S. Patopsihologicheskie simptomokompleksy narushenij poznavatel'noj dejatel'nosti pri psihicheskih zabolevanijah: faktornaja struktura i diagnosticheskaja informativnost' [Pathopsychological symptom of disorders of cognitive activity in mental illness: the factor structure and diagnostic informativeness] // Zhurnal nevropatologii i psihiatrii im. S.S. Korsakova [Journal of neuropathology and psychiatry named after S. S. Korsakov]. 1989. Vol.6. pp. 85-92.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Obzor sudebnoj praktiki razreshenija sudami sporov, svjazannyh s vospitaniem detej ot 20 ijulja 2011 goda (Utverzhden Prezidiumom Verhovnogo Suda Rossijskoj Federacii 20 ijulja 2011 goda).

15. Ratinova N.A. Samoreguljacija povedenija pri sovershenii agressivno-nasil'stvennyh dejstvij. Dis. kand. psihol. Nauk. [Self-regulation of conduct in the Commission of aggressive and violent actions. Ph.D. (Psychology) Thesis] Moscow, 1998. 229 p.

16. Safuanov F.S. Sudebno-psihologicheskaja jekspertiza v ugolovnom processe [Forensic psychological expertise in criminal proceedings]. Moscow: Publ. Gardarika, Smysl.

1998. 192 p.

17. Safuanov F.S. Affekt: sudebno-psihologicheskij jekspertologicheskij analiz [Affect:

forensic psychological expertology analysis] // Psihologicheskij zhurnal [Psychological journal]. 2001. no. 3. pp.15-25.

18. Safuanov F.S. Psihologija kriminal'noj agressii [The psychology of criminal aggression]. Moscow: Publ. Smysl. 2003. 300 p.

19. Safuanov F.S. Kompleksnaja sudebnaja psihologo-psihiatricheskaja jekspertiza v grazhdanskom processe [Comprehensive forensic psychological and psychiatric

examination in civil process] // Medicinskaja i sudebnaja psihologija. Kurs lekcij:

Uchebnoe posobie [Medical and forensic psychology. A course of lectures: textbook.

allowance] / In Dmitrievoj T.B., Safuanova F.S. (eds.). Moscow, 2004. pp.577-586.

20. Safuanov F.S. Sudebno-psihologicheskaja jekspertiza: uchebnik dlja akademicheskogo bakalavriata [Judicial and psychological examination: a textbook for undergraduate academic]. Moscow: Publ. Izdatel'stvo Jurajt, 2014. 421 p.

21. Safuanov F.S., Vandysh-Bubko V.V. Ogranichennaja vmenjaemost': sudebnojekspertologicheskij analiz [Limited sanity: forensic analysis expertelligence] // Juridicheskaja psihologija [Legal psychology]. 2009. no. 2. pp.6-9.

22. Safuanov F.S. Isaeva I.V. Analiz reshenij verhovnyh sudov po affektivnym prestuplenijam i problemy sudebnoj jekspertizy [Analysis of decisions of the Supreme courts of affective crimes and problems of judicial examination] // Rossijskij sud'ja [the Russian judge], 2015. no. 12. pp.37-40.

23. Safuanov F.S., Haritonova N.K., Dozorceva E.G. i dr. Kompetencija kompleksnoj sudebnoj psihologo-psihiatricheskoj jekspertizy po delam o kompensacii moral'nogo vreda [The competence of the judicial complex psychological and psychiatric examination on Affairs about compensation of moral harm] // Praktika sudebnopsihiatricheskoj jekspertizy: Sbornik [Practice forensic psychiatric examination]. no.

43., 2005. pp. 326-336.

24. Safuanov F.S., Haritonova N.K., Rusakovskaja O.A. Psihologo-psihiatricheskaja jekspertiza po sudebnym sporam mezhdu roditeljami o vospitanii i meste zhitel'stva rebenka [Psychological-psychiatric examination in judicial disputes between parents on upbringing and place of residence of the child]. Moscow: Publ. Genezis, 2011. 192 p.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 220-239.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

220-239.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Safuanov F., Shishkov S. N. Jekspertiza «pravdivosti» pokazanij (vozmozhnosti psihologicheskoj jekspertizy) [Examination of the "truthfulness" of the testimony (psychological assessment)] // Zakonnost' [Law].1992. no. 2. pp. 13-14.

26. Sitkovskaja O.D. Sudebno-psihologicheskaja jekspertiza affekta: Metodicheskoe posobie [It is judicial-psychological examination of affect: method. allowance].

Moscow, 1983. 71 p.

27. Sudebno-psihologicheskie jekspertnye kriterii diagnostiki affekta u obvinjaemogo:

Posobie dlja vrachej [Forensic psychological expert diagnostic criteria affect the accused: a Handbook for doctors] / In Dmitrievoj T.B., Makushkina E.V. (eds.).

Moscow, 2004.44 p.

28. Tihonenko V.A., Safuanov F.S. Vvedenie v suicidologiju [Introduction to suicidestudying] // Medicinskaja i sudebnaja psihologija. Kurs lekcij: Uchebnoe posobie [Medical and forensic psychology. A course of lectures: textbook. allowance] / In Dmitrievoj T.B., Safuanova F.S. (eds.). Moscow, 2004. pp. 266-283.

29. Shipshin S.S., Berdnikov D.V., Kalinina A.N. Metodicheskie rekomendacii po proizvodstvu sudebno-psihologicheskoj jekspertizy po delam o kompensacii moral'nogo vreda [Guidelines for the production of forensic psychological examination in cases of compensation of moral harm] // Teorija i praktika sudebnoj jekspertizy [Theory and practice of forensic]. 2010. no.4. pp. 309-320.

30. Shishkov S.N., Safuanov F.S. Vlijanie psihicheskih anomalij na sposobnost' byt' sub’ektom ugolovnoj otvetstvennosti i sub’ektom otbyvanija nakazanija [The influence of mental abnormality on the ability to be the subject of criminal responsibility and the subject of punishment] // Gosudarstvo i pravo [State and law].

1994. no. 2. pp. 82-90.

–  –  –

Обоснованный риск как проблема юридической психологии Ситковская О.Д., доктор психологических наук, доцент, старший советник юстиции, заведующая отделом психологического обеспечения прокурорской деятельности Научно-исследовательского института Академии Генеральной прокуратуры РФ (odsitkov@rambler.ru) Статья посвящена обоснованному риску (ст. 41 УК РФ) как важной проблеме, требующей внимания специалистов, работающих в области юридической психологии. Представлена психологическая характеристика понятия «обоснованный риск», описаны механизмы принятия решения в ситуациях риска и классификации ситуаций рискованного поведения по роду и характеру деятельности, значимых для уголовного права. Разбираются варианты ситуаций риска, при которых могут иметь место обстоятельства, исключающие преступность деяния. А также рассматриваются возможности и компетенция психологической экспертизы, ее задачи, вопросы эксперту-психологу и особенности использования судом заключения эксперта для решения вопроса об уголовной ответственности. Делается вывод о необходимости продолжения разработки методологических оснований применения судебно-психологической экспертизы обоснованности риска.

Ключевые слова: обоснованный риск, уголовная ответственность, рискованное поведение, компетенция психологической экспертизы.

Для цитаты:

Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы.

[Электронный ресурс] // Психология и право. 2017(7). № 1. С. 240-249.

doi: 10.17759/psylaw.207070119

For citation:

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. [Elektronnyi resurs]. Psikhologiia i pravo [Psychology and Law], 2017(7), no. 1. pp.240-249.

doi: 10.17759/psylaw.2017070119 Понятие обоснованного (оправданного, правомерного) риска (ст. 41 УК РФ) сравнительно ново для отечественного уголовного законодательства. Как отмечается в уголовно-правовой литературе, содержание этого понятия разрабатывалось в основном исходя из гражданского законодательства 20-х гг., которое освобождало работников от имущественной ответственности за ущерб, относящийся к категории нормального производственно-хозяйственного риска. Необходимость включения в уголовный закон соответствующей нормы аргументировалась ситуациями освоения новых технологических процессов и производственных операций. Возможность же использования понятия © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education 240 Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 240-249.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

240-249.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------обоснованного риска в других сферах деятельности лишь упоминалась, причем конкретно указывалось только на рискованные медицинские операции [4].

Новизна уголовно-правового института обоснованного риска, его значимость для определения границ уголовной ответственности, а также то, что он основан на психологическом понятии «риск», требуют внимания юридической психологии к указанной проблеме. Однако, к сожалению, в настоящее время психологические исследования в указанном направлении очень немногочисленны.

Ключевой для анализа уголовно-правового института риска является психологическая проблема способности человека к управлению и контролированию своего поведения в нестандартных ситуациях. Наиболее распространенной в психологии является трактовка риска как ситуативной характеристики деятельности, состоящей в неопределенности ее исхода и возможности неблагоприятных последствий в случае неуспеха. Термин «риск» рассматривается в трех взаимосвязанных аспектах: а) мера ожидаемого неблагополучия при неуспехе, определяемая комплексной оценкой вероятности неуспеха и характера возможных последствий; б) действие, грозящее субъекту ущербом (потерей); в) выбор между вариантами действия: более безопасным либо более привлекательным, если исход последнего проблематичен и связан с возможностью неблагоприятных последствий [3].

В психологической теории различают риск мотивированный и немотивированный (не рассчитанный на получение каких-то внешних преимуществ), оправданный и неоправданный (исходя из соотношения возможного выигрыша и потери). Различается также риск, угрожающий потерей самому рискующему лицу, либо ставящий под угрозу права и интересы других, либо сочетающий оба варианта. Рассматриваются интеллектуальный, мотивационный аспекты выбора рискованного варианта поведения, влияние на него характерологических свойств личности. Выделяется, в частности, значимость таких свойств, как степень уверенности в себе, способность быстро ориентироваться в ситуации, профессиональная тренированность поведения в нестандартных ситуациях. Значение могут иметь и возрастные факторы: вероятность принятия решения о рискованном поведении обратно пропорциональна возрасту – постепенное приобретение жизненного опыта стимулирует обычно и более высокую степень осторожности [1].

Ситуации риска, значимые для уголовного права, всегда субъективно сложны и экстремальны для человека, независимо от того, идет ли речь о внезапно возникшей ситуации или о таковой, возникновение которой предусматривалось или даже планировалось (например, в связи с научным экспериментом). Сложность их заключается в информационной неопределенности, которая, в свою очередь, вызывает неуверенность в достижении цели, предвидение возможности неблагоприятных последствий. Трудность принятия решения также связана с возникающим при этом чувством ответственности.

Причем лиц, профессиональная деятельность которых часто сопровождается ситуациями выбора, более волнует не «физическая опасность» для себя или других людей, а «социальная опасность» в виде санкций за допущенный просчет [2].

Важной для уголовно-правового регулирования является характеристика риска как личностной формы управления поведением в ситуации опасности. Именно ее наличие существенно для закона, защищающего общественно значимые отношения от © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 240-249.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

240-249.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------посягательств. Поэтому здесь целесообразно исходить из определения опасности как «возможной угрозы бедствия, несчастья, катастрофы». Применительно к рассматриваемому уголовно-правовому институту эта угроза: 1) осознается рискующим лицом; 2) направлена на такие существенные интересы, как жизнь, здоровье, экологическая безопасность, нормальный ход хозяйственной, производственной, научной деятельности, сохранность ценного имущества и пр. При этом угроза малозначительного ущерба (вреда) в расчет не должна приниматься.

Механизм принятия решения в ситуации обоснованного риска включает:

а) цель, осознаваемую как социально позитивную и существенную (цели, связанные с результатами, значимыми лишь для субъекта, уголовный закон не должны интересовать);

б) оценку ситуации как предоставляющей возможность выбора между безопасным и опасным вариантом действий, либо вариантами с разной степенью опасности;

в) наличие определенного объема информации, достаточного для предвидения возможных последствий выбора данного варианта поведения и для вероятностного вывода о шансах достижения цели.

Значимы классификации риска по роду и характеру деятельности, в процессе которой он наступает. Они позволяют дифференцированно анализировать специфику целей, уровни сложности ситуаций риска и возможности их оценки. Различны характер и тяжесть последствий при неудачах. Различна и сама вероятность попадания в ситуации риска, с чем связана психологическая готовность к выбору оптимального варианта поведения.

Например, многие задачи и функции правоприменительной деятельности в сфере уголовноправовой борьбы с преступностью связаны с риском.

Оперативно-розыскная и следственная деятельность осуществляется в большинстве случаев в условиях дефицита информации, усугубляемого дефицитом времени. Это относится, например, к ситуациям обыска, ареста, задержания и пр., которые затрагивают права и интересы соответствующих лиц и которые поэтому могут быть отнесены к решениям в ситуации риска.

–  –  –

управленческая деятельность;

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 240-249.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

240-249.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------правоохранительная деятельность.

Также важна классификация риска по степени сложности ситуации (количеству и качеству обстоятельств, которые необходимо оценить и развитие которых спрогнозировать); по наличию или отсутствию предумышленности, подготовленности решения; по его индивидуальному или групповому характеру (известно явление сдвига в сторону риска или воздержания от него, когда решение принимается в группе); по опосредованности социально значимой цели личными интересами или отсутствию такой опосредованности.

При оценке обоснованности риска учитывается специфика деятельности, личностные качества рискующего, а также наличие обстоятельств, ограничивающих или расширяющих возможность принятия решения с максимальным при данных условиях «знанием дела».

Термин «обоснованный риск» характеризует адекватную оценку обстановки и ее развития, возможность управлять ею. В этой связи можно говорить об обдуманности, осмотрительности, максимальном в данной ситуации использовании профессиональных знаний и навыков, о субъекте, который хотя и осознает возможность причинения вреда, поскольку идет на риск, но не проявляет при этом легкомыслия.

Психологический механизм принятия решения в условиях обоснованного риска не ограничивается случаями профессиональной деятельности, если трактовать ее как связанную с источником существования, заработком. Соответствующее решение в обстановке опасности и информационной неопределенности, которое принимает во имя общественно полезной цели (например, для спасения людей, предотвращения аварии) водитель личного транспорта, альпинист, член добровольного общества по спасанию на водах и пр., не отличается по содержанию от решения участника профессиональной деятельности в узком смысле этого слова. Следовательно, речь идет о любой деятельности, если она осуществляется систематически и требует специальных знаний, умений и опыта.

Рассмотрим два варианта риска, при которых могут быть обстоятельства, исключающие преступность деяния.

Во-первых, это действия в обстановке, когда выбор между рискованным поведением и отказом от него осуществляется, исходя из прогноза последствий и оценки шансов на успех.

Во-вторых, это действия в обстановке, когда риск является необходимым: отказ от него однозначно влечет тяжкие последствия.

Первый вариант предполагает рискованное поведение в обычном процессе деятельности, требующей специальных познаний и предосторожностей при возникновении нестандартной ситуации. Например, эксперимент на получение нового сложного вещества с не полностью рассчитанными свойствами, в связи с чем не исключается его вредное воздействие на людей, окружающую среду, возможность взрыва и т. п. Или применение врачом нового лекарства, нового метода операции, проверенного до этого только на животных. Или – непосредственно в правоохранительной деятельности – захват преступника, оказывающего вооруженное сопротивление (при этом не исключается ущерб здоровью или гибель людей).

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 240-249.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

240-249.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Второй вариант выделяет из общего понятия обоснованного (оправданного) риска действия, совершаемые в ситуациях, когда воздержание от действия однозначно влечет неминуемую гибель людей, экологическую или технологическую катастрофу. Причем субъект в силу своего профессионального статуса обязан сделать все, чтобы эти последствия не наступили.

Например, необходимость вынужденной посадки самолета вне аэродрома в связи с отказом двигателя; необходимость использовать подручные средства для вывода людей из горящего здания; необходимость оперирования человека с безнадежным диагнозом, если есть хоть небольшие шансы на его спасение и др. Здесь рискованное поведение является не одним из возможных вариантов, а единственно возможным и обязательным для рискующего лица в связи с его профессиональными обязанностями. Само решение о рискованном поведении в таком случае не требует подтверждения его оправданности (обоснованности), даже если шансов на успех меньше, чем на неудачу, так как отказ от риска неизбежно приведет к тяжким последствиям. Иными словами, существует презумпция оправданности риска в этом случае. Оценки требует лишь обоснованность выбора способа действия, если он существует. Например, совершить вынужденную посадку на шоссе или на воду; вывести людей из горящего здания по наспех сооруженным мосткам или использовать страховочные сетки для выбрасывания людей и пр.

Сложность оценки рискующим субъектом существующей обстановки в условиях информационной неопределенности не снимает психологической значимости осознания им своих действий. В ином случае, от чего бы ни происходила неосознанность действий (профессиональная неграмотность, недостаточный уровень интеллекта, особое психическое состояние и пр.), институт обоснованного риска не применим, так как отсутствует субъективный механизм его обоснования.

Речь идет, во-первых, о субъективной оценке ситуации рискующим лицом. А, вовторых, об «оценке этой оценки» правоприменителем, который, исходя из формулировки закона, проверяет версию о том, что рискующий субъект, имея необходимые и достаточные основания для выбора именно данного варианта поведения, поступил осмотрительно, а не опрометчиво. Именно доказанность, что в основе его поведения лежал обоснованный расчет, а не легкомысленный отказ от оценки и прогноза развития ситуации, отличает обоснованный риск от неосторожности. Поэтому нельзя согласиться со сближением рассматриваемого института с неосторожностью, являющейся, скорее, необоснованным риском.

Применительно к альтернативному риску его осознание включает:

а) осознание поставленной цели как социально позитивной;

б) осознание опасности, для избежания которой ставится цель или которая неизбежно возникнет в процессе достижения цели;

в) понимание того, что времени и информации недостаточно для нахождения однозначно правильного решения;

г) оценка возможных негативных последствий рискованного поведения как менее вероятных по сравнению с позитивными;

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 240-249.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

240-249.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------д) формирование представлений о возможных мерах безопасности на основе имеющейся информации о ситуации и прогноза ее возможного развития.

Для безальтернативного риска границы необходимого осознания менее широки и не включают компоненты, описываемые выше в пунктах «г» и «д».

Имеется в виду именно осознание риска в реальной ситуации, а не абстрактная способность к нему. Поэтому в содержание предмета доказывания по конкретному делу входит наличие осознания риска, причем в числе способов доказывания возможно применение специальных психологических знаний. В процессе доказывания неизбежно использование оценочных характеристик, в частности связанных с пределами осмотрительности (включая предвидение развития ситуации и последствий своих действий, которые можно требовать от рисковавшего субъекта в рамках признания его действий обоснованными). Здесь необходимо избежать объективного вменения (под давлением тяжких последствий), а также учитывать реальные возможности субъекта в данных обстоятельствах. В силу имевшей место информационной неопределенности достаточно, чтобы субъект отвечал лишь за предвидимые (прогнозируемые) последствия.

Можно предложить общий подход к использованию в пограничных случаях института обоснованного риска и смежных институтов, исключающих преступность деяния, исходя из нижеприведенных психологических механизмов поведения. Так, рискованные действия, которые субъект воспринимает как обоснованные: а) могут заранее оцениваться им как элемент необходимой обороны, задержания преступника и пр.; б) наоборот, в ситуации необходимой обороны, задержания и т. д. могут толкнуть на решение о рискованном поведении в процессе ее развития.

Обоснованный риск в целом и особенно безальтернативный риск обладают многими признаками института крайней необходимости. Представляется, однако, что понятие безальтернативного риска существенно облегчает психологическую оценку ситуаций, перечисленных в ч. 3 ст. 41 УК РФ, как исключающих обоснованный риск. Ведь угроза для жизни многих людей в результате грозящей авиакатастрофы может быть хотя бы частично устранена действиями пилота в условиях безальтернативного риска, т. е. в ситуации, когда рискованные действия создают угрозу жизни, но являются единственным путем спасения хотя бы части людей.

На практике наиболее целесообразно не выяснение в «пограничных случаях», имели ли место необходимая оборона, причинение вреда при задержании или оправданный риск, а констатация необходимости одновременного («по совокупности») применения двух или нескольких норм уголовного закона, исключающих преступность деяния. Ведь во всех этих случаях психологический механизм принятия решения и его реализации связан с общественно полезным и обоснованным поведением, оцениваемым как определенная целостность.

Психологический механизм решения в ситуации альтернативного риска включает также осознание возможности воздержаться от рискованных действий. Однако при этом может возникнуть вопрос: не подменена ли разумная осмотрительность перестраховкой, которая привела к тяжким последствиям? В таких случаях имеет место либо ошибка в оценке ситуации и ее прогнозе, либо осознанное бездействие и пренебрежение нравственным и профессиональным (в широком смысле слова) долгом. Это бездействие © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 240-249.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

240-249.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------имеет признаки халатности, если его мотивация связана с опасениями за карьеру или собственную безопасность, вопреки необходимости исполнять профессиональные или иные обязанности.

При использовании психологических познаний в процессе применения института риска перед экспертом-психологом могут быть поставлены следующие основные вопросы: 1.

С учетом особенностей личности (обвиняемого) и ситуации, какова цель рискованного поведения? 2. С учетом интеллектуальных и характерологических особенностей обвиняемого, был ли он способен к осмыслению ситуации, возможностей ее развития и ожидаемых последствий? 3. С учетом динамики развития ситуации, мог ли он правильно и адекватно (самокритично) оценить собственные возможности для ее разрешения?

Необходимость в выяснении действительной цели, которая лежала в основе рискованного поведения, возникает в связи с возможным искажением в ее интерпретации самим рисковавшим субъектом или очевидцами. Конечно, механизм искажения информации в этих двух случаях различен. Очевидцы могут «подменять действительное обычным», моделировать собственное поведение в аналогичной ситуации, идти от эмоциональной оценки негативного результата и пр. Субъект риска может руководствоваться интересами самозащиты и пр. Психолог же, опираясь на исследование взаимодействия личности (включая ценностные ориентации, характерологические особенности и т. д.), ситуации и поведения, может сделать вывод о действительной цели рискованного поведения.

В отличие от вопроса о цели действий рисковавшего субъекта, вопрос о мотиве его действий безразличен для установления обоснованности–необоснованности риска. Так, ученый может поставить опасный эксперимент, успешность которого дает важное новое знание (общественно полезная цель), руководствуясь самыми разными мотивами – от увлеченности работой до стремления к научной карьере, новой должности, награде и пр.

Таким образом, при решении следователем и судом вопроса об обоснованности риска психологическая диагностика мотивов представляется избыточной. Но она существенна при оценке риска как необоснованного – для индивидуализации ответственности и наказания. Так, при выводе о неоправданности риска, мотивы рискованного поведения будут влиять на меру ответственности за неосторожность.

Представляется, что очевидность роли «мотивационно-ценностного компонента» в принятии рискованных решений не противоречит сказанному. Речь здесь идет о влиянии личностных ценностей на оценку возможных вредных для субъекта последствий его поступка или ожидаемой пользы. Но этот аспект механизма принятия решения не тождествен механизму оценки фактической и социальной обоснованности риска. Он значим именно для индивидуализации ответственности и наказания, если будет признан необоснованным.

Решению следователем и судом задачи отграничить в конкретных случаях обоснованный риск от необоснованного может служить и постановка перед экспертомпсихологом такого вопроса: «С учетом особенностей личности и психической деятельности (включая устойчивость и распределение внимания, быстроту реакции и пр.) имелась ли у субъекта возможность избежать установленной технической экспертизой грубой ошибки в оценке ситуации, ее прогнозе и принять решение о правильном поведении?»

Предполагается, что сам факт грубой ошибки устанавливается специалистами © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 240-249.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

240-249.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------соответствующей отрасли профессиональной деятельности. Психолог же исходит из этого факта, как из данности. Речь идет прежде всего об исследовании субъективных возможностей правильной когнитивной оценки ситуации, того, насколько ситуация угрожающа, и вторичной оценки возможностей справиться с ней.

Анализ психического состояния субъекта, возможных изменений сознания для диагностики риска как обоснованного или необоснованного тесно связан с исследованием внешней ситуации. В частности, скоротечности развития событий, помех выбору оптимального решения в результате, например, эмоционального поведения окружающих, обстановки, мешающей восприятию показаний приборов, требований вышестоящих должностных лиц и пр.

Анализ психологического механизма поведения, приведшего к «грубой ошибке», может послужить основанием для следователя и суда признать ее совершение в данной конкретной ситуации практически неизбежным, что повлечет освобождение от уголовной ответственности. Также возможен вывод о необходимости смягчить ответственность за неосторожность в виде грубо ошибочного риска, повлекшего тяжкие последствия.

Описанная выше роль психолога-эксперта при установлении или опровержении факта грубой ошибки субъекта связана с переходом рассмотрения психологических проблем от собственно риска, как института уголовного права, исключающего преступность деяния, к последствиям признания его необоснованным (неоправданным). При этом речь идет уже о психологических аспектах неосторожной вины, отягчающих и смягчающих обстоятельствах. Иными словами, констатируется взаимосвязь компетенции психолога в случаях, когда исследуется обоснованность риска и в случаях, когда она не находит подтверждения, и производство по делу продолжается уже для решения вопроса об ответственности рисковавшего субъекта.

Для участия психолога в решении вопросов индивидуализации ответственности субъекта, который, как установлено, рисковал необоснованно, имеются, по крайней мере, следующие возможности:

установление его мотивов и целей, их соответствия общественным ценностям;

оценка степени влияния на поведение требований (давления) референтной группы, а также поведения возможных жертв экстремальной ситуации;

оценка влияния на выбор ошибочного решения при рискованном поведении психофизиологического состояния (усталость, болезнь и пр.), а также аналогичного влияния различных психических состояний, неизбежно возникающих в экстремальных ситуациях (эмоциональный и операциональный стресс, различные аффекты – страха, ужаса и др.).

Описанное направление развития судебно-психологической экспертизы является достаточно сложным, ее методика нуждается в дальнейшей разработке.

Литература

1. Ильин Е.П. Психология риска. СПб.: Питер, 2012. 288 с.

2. Петровский В.А. Неадаптивный риск: феноменология и опыт интерпретации // © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 240-249.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

240-249.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Управление риском. 1997. № 3. С. 29–34.

–  –  –

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Сафуанов Ф.С. Как построить предметный вид судебно-психологической экспертизы. Психология и право psyandlaw.ru

2017. Том 7. №1. С. 240-249.

Safuanov F.S. How to build substantive judicial-psychological examination. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp.

240-249.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Reasonable risk as a problem of legal psychology Sitkovsky O. D., PhD (Psychology), associate Professor, senior Counsellor of justice, head of the Department of psychological support of prosecutorial activities of the research Institute of the Academy of the Prosecutor General of the Russian Federation (odsitkov@rambler.ru) The article is devoted to the reasonable risk (article 41 of the Penal code of Russian Federation), as an important issue requiring the attention of specialists working in the field of legal psychology.

Presented the psychological characteristics of the concept of «reasonable risk», describes the mechanisms of decision making in situations of risk and classifications of situations of risky behavior by the nature of activity and character that are significant to criminal law. Understand options for risk situations, which can take place of the circumstances excluding criminality of act.

Deals the capabilities and competencies of psychological assessment, tasks, questions for expertpsychologist, as well as the opportunities, especially use of the court expert to address the issue of criminal responsibility. The conclusion is made about necessity of further development of the methodological basis of the application of forensic psychological examination of the reasonableness of risk.

Key words: reasonable risk, criminal responsibility, risk-taking behavior, competence and psychological examination.

References

1. Il'in E.P. Psikhologiya riska [The psychology of risk]. Saint Petersburg: 2012. 288 p.

2. Petrovskii V.A. Neadaptivnyi risk: fenomenologiya i opyt interpretatsii [Maladaptive risk: phenomenology and interpretation experience] // Upravlenie riskom [Risk management], 1997, no. 3, pp. 29-34.

3. Psikhologiya: slovar' [Psychology. Dictionary] / Pod obshch. red. A.V. Petrovskogo, M.G.

Yaroshevskogo. Moscow: Publ. Politizdat, 1990. 344 p.

4. Ugolovnyi zakon. Opyt teoreticheskogo modelirovaniya [Criminal law. Experience of theoretical modelling] / Pod red. V.N. Kudryavtseva & S.G. Kelinoi. Moscow, 1987. 276 p.

–  –  –

Групповой тренинг как метод развития профессионально важных качеств юридического психолога Лаврешкин Н.В., аспирант, кафедра юридической психологии и права факультета юридической психологии ФГБОУ ВО “Московский государственный психологопедагогический университет” (lavreshkinnv@gmail.com) Статья посвящена определению роли группового тренинга в развитии и формировании профессионально важных качеств (ПВК) юридического психолога.

Произведено сравнение основных подходов к понятию «профессионально важные качества» в психологии и построена модель профессионально важных качеств юридического психолога, состоящая из 5 групп ПВК. Проанализированы особенности развития профессионально важных качеств у студентов факультета Юридической психологии, а также методы их развития, используемые во время профессиональной подготовки в университете. Разработана программа социально-психологического тренинга, направленная на развитие ПВК у студентов первого курса факультета Юридической психологии. В ходе экспериментального исследования определены возможности группового тренинга в формировании и развитии ПВК юридического психолога. Составлены соответствующее рекомендации.

Ключевые слова: профессионально важные качества, юридический психолог, групповой тренинг.

Для цитаты:

Лаврешкин Н.В. Групповой тренинг как метод развития профессионально важных качеств юридического психолога. [Электронный ресурс] // Психология и право.

2017(7). № 1. С. 250-263.

doi: 10.17759/psylaw.207070120

For citation:

Lavrechkin N.V. Group training as a method of development of professionally important qualities. [Elektronnyi resurs]. Psikhologiia i pravo [Psychology and Law], 2017(7), no. 1.

pp.250-263.

doi: 10.17759/psylaw.2017070120 В современной социальной и политической ситуации возникают повышенные требования к личности специалиста, работающего в области психологии в целом и в © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education 250 Лаврешкин Н.В. Групповой тренинг как метод развития профессионально важных качеств юридического психолога.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 250-263.

Lavrechkin N.V. Group training as a method of development of professionally important qualities. Psychology and law psyandlaw.ru

2017. Vol. 7. no.1. pp. 250-263.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------области юридической психологии в частности. Высокий уровень развития профессионально важных качеств специалистов – юридических психологов является одним из важнейших факторов эффективного психологического обеспечения правоохранительной деятельности, что особенно актуально в условиях современного роста количества криминогенных ситуаций и угрозы террористических актов. Основополагающим способом подготовки юридического психолога является его образование в высшем учебном заведении.

Современная система образования при подготовке специалистов подразумевает компетентностный подход, где одним из главных требований к выпускникам является формирование у них определенного ряда компетенций, необходимых для работы в рамках будущей профессии. В то же время, значительная часть компетенций, являющихся нормативными для специалиста в области юридической психологии, означают его развитые профессионально важные качества, а, следовательно, акцент должен быть сделан на развитии личности, в частности, профессионально важных качеств. Тем не менее, в настоящее время при подготовке юридических психологов в высших учебных заведениях особое внимание уделяется овладению ими определенными профессиональными знаниями, умениями и навыками, но не развитию личностных качеств, необходимых в их будущей профессиональной деятельности. Формирование и развитие ПВК в вузе, как правило, происходит косвенно, чаще всего через такие формы организации учебного процесса как лекционные и семинарские занятия, а также самостоятельную работу студента. Реже учебная программа подразумевает формы учебного процесса, более эффективно развивающие ПВК (практикумы, практика, спецподготовка), опять же, косвенным путем.

Еще более редко при подготовке в вузе происходит целенаправленное развитие ПВК студентов, а уж тем более, в форме группового тренинга. К сожалению, зачастую этого недостаточно для качественной профессиональной деятельности выпускника. Также стоит отметить, что на данный момент времени практически не существует исследований, посвященных изучению эффективных методов и технологий формирования и развития этих качеств.

В данной работе под профессионально важными качествами понимаются психологические качества личности, определяющие продуктивность (производительность, качество, результативность и др.) деятельности. Для выделения и описания подобных качеств существует понятие «психограмма». Качества человека, необходимые для успешной трудовой деятельности, и объединяются в психограмму профессии, в рамках которой эта трудовая деятельность выполняется. Профессионально важные качества включают не только психические свойства человека, но и непсихические, например, соматические, конституциональные, нейродинамические и т. д [6].

Модель профессионально важных качеств юридического психолога

Модель профессионально важных качеств юридического психолога включает в себя профессионально важные качества психолога, выделяемые различными отечественными и зарубежными авторами, так как практическая деятельность юридического психолога подразумевает все те же виды психологической деятельности, для эффективного выполнения которых необходимы качества, соответствующие психограмме практического психолога. Но тем не менее профессионально важные качества юридического психолога имеют отличия в силу специфики данной отрасли психологии. Особенно важную роль играет специфика клиентской группы, с которой взаимодействуют юридические психологи.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Лаврешкин Н.В. Групповой тренинг как метод развития профессионально важных качеств юридического психолога.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 250-263.

Lavrechkin N.V. Group training as a method of development of professionally important qualities. Psychology and law psyandlaw.ru

2017. Vol. 7. no.1. pp. 250-263.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------В результате анализа психограммы практического психолога, а также психограммы юриста (чья деятельность подразумевает взаимодействие с подобной клиентской группой), можно выделить несколько групп качеств, необходимых для эффективной профессиональной деятельности юридического психолога.

1. Качества, способствующие социальной и профессиональной адаптации специалиста (адаптивные). Необходимость данной группы качеств обусловлена возможным высоким уровнем нестабильности процесса профессиональной деятельности. ПВК из этой группы связаны с определенной нормативностью поведения специалиста в любых условиях профессиональной деятельности, включая сложные, экстремальные условия (например, работу в пенитенциарном учреждении). К таким качествам можно отнести сознательность, социальную смелость, дипломатичность, дисциплинированность. Соответственно, в роли антиПВК в данном случае будут выступать безответственность, недисциплинированность, склонность к алкоголизму и наркомании и т. д.

2. Нервно-психическая устойчивость личности. К данной группе относятся эмоциональная устойчивость, работоспособность в ситуациях, вызывающих фрустрацию, рассудительность, умение сохранять работоспособность в состоянии утомления, адекватно реагировать на различные внешние условия. АнтиПВК данной группы будут: низкая стрессоустойчивость, высокая эмоциональная напряженность, высокий уровень агрессивности, импульсивность, различные невротические симптомы, быстрая истощаемость, а также различные психопатические черты характера.

3. В третью группу входят различные свойства когнитивной сферы психики специалиста (когнитивные ПВК). В эту группу входят такие качества, как рассудительность, развитый интеллект (в особенности вербальный), гибкое, творческое мышление, высокая умственная работоспособность, аналитический склад ума, прогностические способности, гибкость и активность психических когнитивных процессов, развитое воображение и интуиция. Качествами этой группы, препятствующими эффективной профессиональной деятельности юридического психолога, можно назвать низкую умственную работоспособность, сниженный уровень познавательной активности, неразвитые воображение, внимание и интеллект и т. д.

4. Коммуникативная компетентность (коммуникативные ПВК). Данный фактор особенно важен специалисту, работающему непосредственно с клиентом. Именно благодаря развитым качествам этой группы психолог может установить контакт с клиентом, необходимый для продуктивной работы. В эту группу можно отнести эмпатийность, отзывчивость, чувствительность, дружелюбие, проницательность, доброжелательность, свободное и гибкое владение способами вербальной и невербальной коммуникации, умение находить наиболее адекватный способ выхода из конфликтной ситуации, развитый контроль над собственными эмоциями, адекватная самооценка, чувство юмора.

Соответственно, качествами, затрудняющими коммуникативные процессы, являются замкнутость, высокая концентрированность на собственных проблемах и трудностях, агрессивность, повышенная обидчивость, эмоциональная неустойчивость, неумение владеть вербальными и невербальными способами коммуникации.

5. Организаторские способности (организационные ПВК). Качества этой группы важны тем, что, благодаря им юридический психолог способен оказывать положительное управляющее воздействие на собственное профессиональное окружение. К этим качествам © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Лаврешкин Н.В. Групповой тренинг как метод развития профессионально важных качеств юридического психолога.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 250-263.

Lavrechkin N.V. Group training as a method of development of professionally important qualities. Psychology and law psyandlaw.ru

2017. Vol. 7. no.1. pp. 250-263.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------можно отнести активность, инициативность, находчивость, целеустремленность, смелость, решительность, способность прогнозировать последствия выполняемых действий.

АнтиПВК в данном контексте являются психопатические свойства характера, пассивность, безынициативность, нерешительность и т. д.

Стоит отметить, что помимо перечисленных выше качеств личности, на успешность профессиональной деятельности юридического психолога сильно влияют особенности его мотивационной сферы. Важно, чтобы в ней доминировали социально-значимые, альтруистические мотивы и потребность в достижении успеха в рамках профессиональной деятельности.

Развитое самосознание и способность к рефлексии не были отнесены ни в одну из групп, так как мы рассматриваем данные качества как условия развития ПВК.

Формы организации учебного процесса в высшем учебном заведении как методы развития профессионально важных качеств юридического психолога Стоит отметить, что профессионально важные качества юридического психолога развиваются в процессе обучения студента по программе подготовки специалиста в высшем учебном заведении. Как уже говорилось выше, некоторые компетенции, указанные в Федеральном государственном образовательном стандарте высшего профессионального образования, подразумевают развитые профессионально важные качества специалиста при выпуске, что свидетельствует об их развитии как одной из задач учебного процесса.

Рассмотрим формы организации учебного процесса в высшем учебном заведении как методы развития профессионально важных качеств юридического психолога.

Важно, что из многочисленных характеристик образовательной среды вуза наибольшее влияние на развитие оказывают взаимоотношения студентов внутри учебной группы. Исследования показали, что в отношениях между участниками учебных студенческих групп за три года обучения происходят значительные изменения, обусловленные изменениями в характерологических особенностях личности и личностных ценностях студентов. Соответственно, на развитие ПВК влияют все мероприятия, подразумевающие совместную работу студентов [4].

Основной группой ПВК, развивающихся в ходе профессиональной подготовки в вузе, является группа когнитивных ПВК. Практически все формы организации учебного процесса отражаются на развитии когнитивной сферы специалиста. Такие формы обучения, как лекция, семинарские и практические занятия, активизируют мыслительную деятельность, благодаря чему происходит развитие этого компонента.

При участии в практических занятиях и семинарах студенты ощущают нарастание сложности выполняемых заданий, испытывают положительные эмоции от переживания собственного успеха в учении, заняты напряженной творческой работой, поисками правильных и точных решений. Большое значение имеют индивидуальный подход и продуктивное педагогическое общение. Обучаемые в ходе семинарский и практических занятий получают возможность раскрыть и проявить свои способности, свой личностный потенциал, через данный механизм происходит развитие всех групп ПВК. Через семинарские занятия происходят развитие творческого профессионального мышления и формирование познавательной мотивации студента. Также семинарские и практические © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Лаврешкин Н.В. Групповой тренинг как метод развития профессионально важных качеств юридического психолога.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 250-263.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Похожие работы:

«РЕПУБЛИКА БЪЛГАРИЯ МИНИСТЕРСТВО НА ОБРАЗОВАНИЕТО И НАУКАТА НАЦИОНАЛНА ОЛИМПИАДА ПО РУСКИ ЕЗИК ЗА УЧЕБНАТА 2008/2009 г. ОБЛАСТЕН КРЪГ – 15.03.2009г. Група АI /V-VI кл./ Текстът се чете два...»

«Достаточно общая теория управления Постановочные материалы учебного курса факультета прикладной математики — процессов управления Санкт-Петербургского государственного университета (1997 — 2003 гг.) © Публикуемые материалы являются достоя...»

«Православие и современность. Электронная библиотека. Иеромонах НЕКТАРИЙ (МОРОЗОВ) ГОСПОДИ, КАК НАМ ИДТИ ЗА ТОБОЙ? Опыт воцерковления в современном мире По благословению епископа Саратовского и Вольского Лонгина © Издательство Саратовской епархии, 2004. Сод...»

«СПРАВКА В практике арбитражных судов возникли вопросы, касающиеся определения понятий нормативного правового акта и ненормативного правового акта, а также о том, может ли суд обязать орган, принявший оспариваемый акт, внести в него и...»

«Послание от Председателя За последние четыре десятилетия, Таляль Абу-Газале организация (ТАГ Орг) выросла в одного из крупнейших мировых поставщиков профессиональных услуг и образования, который обслуживает глобальную базу клиентов с помощью своих 80 офисов по всему миру. Мы предлагаем широкий спектр профессиональн...»

«Софья Бенуа Судьба Роксоланы и ее детей. Королева мира Серия "Гарем (Алгоритм)" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6684227 Судьба Роксоланы и ее детей. Королева мира: Алгоритм; Москва; 2014 ISBN 978-5-4438-0658-7 Аннотация Славянскую наложницу Роксолану, ставшую супругой султана Суле...»

«Ф. Е. Мельников БЛУЖДАЮЩЕЕ БОГОСЛОВИЕ Оглавление От автора Глава I. Латинские и протестантские начала. Глава II. Еретичность символических книг. Глава III. Разноверие русской и греческой церквей. Глава IV. Без понятия православия. Глава V. О Сыне Божие...»

«Владимир Сергеевич Бушин Пятнадцать лет Путина. Куда бредет Россия Серия "Проект "Путин"" текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=14108235 Пятнадцать лет Путина. Куда бредет Россия / Влад...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Российский государственный педагогический университет им. А.И.Герцена" ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ В магистратуру по направлению 030500 Юриспруденция на м...»

«Skenderovic Cuk, Nadia and Milan Podunavac (eds.). 1999. Civil Society in the Countries in Transition: Comparative Analysis and Practice, Subotica: Agency o f Local Democracy/Open University. Spasic, Ivana. 2004. “Citoyens contre politiques: le 5 octobre 2000 et la construction de la Serbie de l'apres Mi...»

«ВСЕ НЕОБХОДИМЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КЛИМАТИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ ПО РАЗУМНОЙ ЦЕНЕ ИНСТРУКЦИЯ ПО МОНТАЖУ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ВОЗДУШНО-ОТОПИТЕЛЬНЫЕ АГРЕГАТЫ AHH-P Теплопроизводительность 12 130 кВт SWISS TRADE MARK Производитель оставляет...»

«Досрочные страховые пенсии по старости Спецоценка вредных и опасных производств Профессиональные категории граждан Уменьшение возраста выхода на пенсию 2015/2016 Досрочные страховые пенсии по старости Досрочное назначение пенсии Страховая пенсия по старости в Российской Федерации может б...»

«Подковырина Е.Н., зав. НТОД ЭЛЕКТРОННЫЙ КАТАЛОГ КАК СОВРЕМЕННАЯ ИНФОРМАЦИОННО-ПОИСКОВАЯ СИСТЕМА БИБЛИОТЕКИ Ядром и основой функционирования информационно-библиотечных систем, а также одним из основных объектов приложения новых информационных технологий в...»

«при поддержке издательства Инфотропик Медиа Научный круглый стол ОСНОВАНИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ДИРЕКТОРА ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА Москва, 25 марта 2013 года (19.00-21.15) Общее описание проблемы: Участники юридического лица имеют два основных инструмента защиты интересов своего общества от злоупотреблений членов органов управления – это...»

«Павел Владимирович Войнович Воин под Андреевским флагом Серия "Андреевский флаг" Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2132665 Войнович П. В. Воин под Андреевским флагом: Яуза, Эксмо; Москва; 2011 ISBN 978-5-699-47460-8 Аннотация Поступив в Российский флот...»

«Виктор Павлович Точинов Александр Владимирович Тюрин Андрей Уланов Андрей Мартьянов Сергей Анисимов Владимир Кантровский Людмила и Александр Белаш Вадим Шарапов Алла Анатольевна Гореликова Дмитрий Токарев Ядерное лето 39-го (сборник) Т...»

«Православие и современность. Электронная библиотека. БИБЛИЯ. ВЕТХИЙ ЗАВЕТ. ЛЕВИТ. Глава 1 И воззвал Господь к Моисею и сказал ему из скинии собрания, говоря: 2 объяви сынам Израилевым и скажи им: когда кто из вас хочет принести жерт...»

«Саша Соколов Школа для дураков Серия "Азбука Premium" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=120621 Школа для дураков : роман / Саша Соколов: Симпозиум; Санкт-Петербург; 2017 ISBN 978-5-389-12786-9 Аннотация Роман "Школа для дураков" – одно из самых значите...»

«"Qanun".-2010.-№05(193).-S.35-40. ПРИОРИТЕТ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА КАК ВАЖНЕЙШИЙ ЭЛЕМЕНТ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА Аскеров Руфат, юрист Провозглашение приоритета прав и свобод личности, их закрепление в за конодательстве является важнейшей предпосылкой к созданию свободного общества, поскольку...»

«Гутник А. С. Запобігання податковою міліціею ухиленням від оплати податків Монографія ББК 67.9(4Укр)302 Г97 Рекомендовано до друку спецгалгзованою Вченою радою К. 64.700.03 Уншерситету енутр1шн1х справ Укроти (протокол №29...»

«СПРАВОЧНИК ВКЛАДЧИКА СРОЧНЫЕ ВКЛАДЫ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ ЗАО "Америабанк" RA, г. Ереван, ул. Гр. Лусаворича 9 Тел.: (374 10) 56 11 11; факс: (374 10) 51 31 33 эл. почта:office@ameriabank.am; www.ameriabank.am ВКЛАД "АМЕРИЯ" Миним...»

«Дмитрий Алексеевич Глуховский Метро 2033 Серия "Метро", книга 1 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=128391 Метро 2033: [роман] / Дмитрий Глуховский: АСТ, Астрель; Москва; 2015 ISBN 978-5-17-091382-4 Аннотация Двадцать лет спустя Третьей миро...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РФ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М. В. ЛОМОНОСОВА ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПОВ ПРАВА В ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Монография Ответственные редакторы В.А. Вайпан, М.А. Егорова Москва ЮСТИЦИ...»

«Правовые обоснования позиции России по Крыму и Украине Резюме: Провозглашение независимости Республики Крым и ее вхождение в состав Российской Федерации является законной формой реализации права н...»

«Список литературы: 1. Концепція розвитку інклюзивної освіти : наказ Міністерства освіти і науки України від 01.10.2010 р. № 912 // веб-портал osvita.ua. Режим доступу: osvita.ua›З...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.