WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«2017 № 1 ISSN (online): 2222-5196 ПСИХОЛОГИЯ И ПРАВО PSYCHOLOGY AND LAW Журнал «Психология и право» / ISSN-online: 2222-5196 / E-mail: ...»

-- [ Страница 4 ] --

2. Специфика организации работы многих предприятий характеризуется спонтанностью и бессистемностью (нечеткие и часто противоположные требования, отсутствие адекватной временной нормы для выполнений заданий, постоянная спешка).

Соответственно, такое положение дел приводит к еще большей напряженности в коллективах, провоцируя работников со стажем на оказание психологического давления на тех, кто работает недавно.

3. Отношения между начальством и сотрудниками тоже неоднозначные. Часто наблюдается неравное отношение к сотрудникам, которое выражается в особых производственных поблажках и финансовых бонусах для «своих».

4. Неблагоприятный психологический климат в организациях (ограничение элементарных потребностей работника, отсутствие взаимного доверия и признания, распускание слухов и травля, конфликты из-за рабочих заданий, иногда личностные конфликты).

5. Желание самоутвердиться за счет унижения другого. Чем ниже общеобразовательный и культурный уровень человека, тем больше он склонен к унижению окружающих. Характерные высказывания, свойственные подобным индивидам: «я натерпелась, теперь и ты попробуй», «это в Союзе ты был доктор, а тут ты никто», «какой прок от твоего образования?», «молчи и делай, иначе уволят», «я начальник и ты будешь делать, как я сказал» и т.п.

6. Неприятие инакомыслящих. Например, в последнее время участились конфликты среди работников из-за политического противостояния России и Украины.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Ковальчишина Н.И. Особенности психологического насилия (моббинга) в условиях эмиграции. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 122-130.

Kovalchishina N.I. Characteristics of psychological violence (mobbing) in terms of emigration. Psychology and law psyandlaw.ru

2017. Vol. 7. no.1. pp. 122-130.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Можно привести и другие факторы, которые способствуют проявлениям моббинга в организациях: незнание языка, финансовая зависимость от государства (займы, кредиты и др.), различие культур, образов жизни воспитания, обычаев, клановость общества и т.д.

Известно, что любая социальная изоляция может причинять боль, оказаться причиной стресса, а намеренное причинение изоляции, может привести к психическим и психологическим расстройствам.

По результатам исследования психологического состояния русскоязычных работников пяти крупных предприятий Израиля (124 респондента) было выявлено: 26,6% сотрудников имеют все признаки депрессии (подавленное настроение, раздражительность, недовольство собой, забывчивость и др.); 25% респондентов постоянно испытывают тревогу и страх; у 33,8% опрошенных низкая самооценка; 14,6 % - безразличны к происходящему (ощущение безысходности). Наблюдаются также психосоматические проявления и изменения в поведении: головная боль, аллергические реакции, боль в спине и шее, потеря сознания, бессонница, пониженная работоспособность, тенденция к изоляции от коллег и др.

Таким образом, проблема моббинга в современном мире имеет очень большое значение и требует действенного подхода на государственном уровне. Именно психологическая безопасность является условием, обеспечивающим формирование и развитие функционального комфорта, поддержание высокого уровня личностноэмоциональной защищенности и социально-психологической умелости, оптимизацию резервных возможностей личности в деятельности. Обеспечение психологического здоровья сотрудников должно стать первостепенным приоритетом в организациях, так как системы, обладающие культурой подавления, делают людей одинаково инертными, зависимыми, непродуктивными и неспособны дать обществу перспективных высокоразвитых профессионалов, ведущих общество к прогрессу и процветанию.





Литература

1. Дружилов С.А. Психологический террор (моббинг) на кафедре вуза как форма профессиональных деструкций [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2011. № 3(17).

2. Колодей К. Моббинг. Психотеррор на рабочем месте и методы его преодоления / Пер. с нем. Е.И. Высочиновой. Харьков: Гуманитарный центр, 2007. – 368 с.

–  –  –

4. Психология миграционных процессов // Психология кризисных и экстремальных ситуаций: психическая травматизация и ее последствия / Под ред. Н.С. Хрусталевой. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2014. С.325–349.

–  –  –

6. Скавитин А.В. Проблема притеснений на рабочих местах // Менеджмент в России и за рубежом. 2004. N 5. С. 118–126.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Ковальчишина Н.И. Особенности психологического насилия (моббинга) в условиях эмиграции. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 122-130.

Kovalchishina N.I. Characteristics of psychological violence (mobbing) in terms of emigration. Psychology and law psyandlaw.ru

2017. Vol. 7. no.1. pp. 122-130.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Davenport N., Schwartz R.D., Elliott G.P. Mobbing: Emotional Abuse in the American Workplace. Ames, IA: Civil Society Publishing, 1999.

–  –  –

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Ковальчишина Н.И. Особенности психологического насилия (моббинга) в условиях эмиграции. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 122-130.

Kovalchishina N.I. Characteristics of psychological violence (mobbing) in terms of emigration. Psychology and law psyandlaw.ru

2017. Vol. 7. no.1. pp. 122-130.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Characteristics of psychological violence (mobbing) in terms of emigration Kovalchishina N.I., PhD (Psychology), psychologist, Ltd. "PSY-CONSULTING" (natkov4@mail.ru) In the article the problem of psychological violence (mobbing) in organizations, his psychological characteristics in emigration.

Analyzes the types of mobbing, its negative influence on the personality, negative consequences which not only affect physical and psychological health, but also lead to physical diseases, and suicide.

The author emphasizes that in conditions of exile (in Israel) psychological violence is experienced more acutely and is characterized by a prolonged depressed state. One important reason for this situation is the decline of the former social status of the emigrant, being able to quickly inclusion in the new society, loss of important social ties, the need to adopt different social norms, sometimes contradicting previously established views. Against the background of such negative phenomena in humans appear aggression, desire to dominate at any cost to regain lost status.

The problem of mobbing in the modern world is very important and requires a robust approach at the state level. That psychological safety is a condition for ensuring the formation and development of functional comfort, maintaining a high level of personal emotional security and social-psychological skills, optimization of reserve possibilities of the person in activities.

Key words: psychological violence, psychological harassment, mobbing, emigration, social status, identity, aggression, depression.

References

1. Druzhilov S.A. Psikhologicheskii terror (mobbing) na kafedre vuza kak forma professional'nykh destruktsii [Psychological terror (mobbing) at the Department of the University as a form of professional destructions] [Elektronnyi resurs] //

Psikhologicheskie issledovaniya: elektron. nauch. zhurn. [Psychological researches:

electronic scientific journal]. 2011. no. 3(17).

–  –  –

3. Korystina E.S. Mobbing v organizatsii, ego vidy i prichiny vozniknoveniya [Mobbing in the organization, its types and its causes] // Kadrovik: ezhemes. nauchnopraktich. Zhurnal [HR: a monthly scientific journal]. 2012. no. 7. pp. 120 – 125.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Ковальчишина Н.И. Особенности психологического насилия (моббинга) в условиях эмиграции. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 122-130.

Kovalchishina N.I. Characteristics of psychological violence (mobbing) in terms of emigration. Psychology and law psyandlaw.ru

2017. Vol. 7. no.1. pp. 122-130.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Psikhologiya migratsionnykh protsessov [Psychology of migration processes] // Psikhologiya krizisnykh i ekstremal'nykh situatsii: psikhicheskaya travmatizatsiya i ee posledstviya [Psychology of crisis and extreme situations: Mental trauma and its consequences] / In Khrustalevoi N.S. (eds.). Saint Petersbourg: Publ. SPbGU, 2014.

pp.325–349.

–  –  –

Криминальные наклонности и психодиагностика Собчик Л.Н., доктор психологических наук, профессор, главный научный сотрудник, Институт Прикладной Психологии, член-корреспондент Международной Академии информатизации при ООН, научный редактор «Московского психологического журнала»

(luniso@ya.ru) Методы психологической диагностики приближают психологию к основным научным направлениям, которые предполагают измерительную точность и статистическую достоверность. Комплект методик, в который входят опросники, должен дополняться проективными тестами, в которых стимульный материал носит невербальный характер. В статье приводятся результаты обследований разных групп лиц, преступивших закон, а также скрининговые исследования контингента молодежных групп и подростков. Показатели высокой, спонтанно проявляющейся агрессивности, черты эмоциональной незрелости, низкий самоконтроль и примитивно-потребностная иерархия ценностей на статистически достоверном уровне выявляются в данных психодиагностического исследования, позволяя тем самым выделить группу риска противоправного поведения и разработать превентивные меры психолого-педагогического и социального характера. Психодиагностика является эффективным инструментом при изучении криминальной предиспозиции и дает ключ к научно обоснованному подходу в разработке превентивных мер, направленных на снижение уровня преступности.

Ключевые слова: криминальные наклонности, личностные особенности, агрессивность, психодиагностика, типологические свойства, комплекс программ, превентивные меры.

Для цитаты:

Собчик Л.Н. Криминальные наклонности и психодиагностика. [Электронный ресурс] // Психология и право. 2017(7). № 1. С. 131-143.

doi: 10.17759/psylaw.207070111

For citation:

Sobchik L.N. Criminal tendencies and psychological testing. [Elektronnyi resurs].

Psikhologiia i pravo [Psychology and Law], 2017(7), no. 1. pp.131-143.

doi: 10.17759/psylaw.2017070111 © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education 131 Собчик Л.Н. Криминальные наклонности и психодиагностика. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 131-143.

Sobchik L.N. Criminal tendencies and psychological testing. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 131-143.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Справедливость вершимого правосудия при оценке криминального поступка зависит не только от полноты информированности в области юриспруденции, но и от правильной оценки субъекта правонарушения – человека, его индивидуально-личностных особенностей.

Личностные свойства человека, преступившего закон, скрытые мотивы его поведения, присущая ему иерархия ценностей, уровень выраженности и направленность агрессивности, степень личностной зрелости и развития самоконтроля над собственными эмоциями – все это в значительной степени влияет на оценку вменяемости субъекта криминальных действий. Непосредственный тип реагирования, характерный для конкретного человека как ведущая тенденция в его характере, контролируемый в обычных условиях привитыми навыками социализированного поведения, может проявляться в экстремальных ситуациях самым разрушительным и антисоциальным образом.

Предупреждение преступности – серьезная проблема, решение которой должно основываться на научных разработках, которые прямо указывают на корни преступного поведения.

Прямой опрос, метод наблюдения, изучение истории преступления и предшествующего событию периода, психиатрическая оценка состояния преступника безусловно необходимы, но не всегда могут дать исчерпывающий ответ на те вопросы, которые связаны с глубинными проблемами, лежащими в основе преступления. Ответить на эти сложные вопросы может помочь анализ данных сочетанного подхода, когда личностные особенности правонарушителей и социальные факторы оцениваются с позиций психолого-психиатрической экспертизы с применением психодиагностических тестов.

К сожалению, личностные опросники мало используются психологами в судебной экспертизе. Традиционно психологическое исследование сводится к применению экспериментально-психологических методик, направленных на изучение познавательных процессов – памяти, внимания, типа мышления, уровня интеллекта, работоспособности.

Используются методы: «Классификация понятий»; «Исключение предметов»; запоминание 10 слов; сложение и вычитание, по Крепеллину; опосредованное запоминание методом пиктограмм; «Сравнение понятий»; «Последовательные картинки»; «Недостающие детали»;

«Таблицы отыскивания чисел»; «Кольца Ландольта»; «Кодирование», «Пословицы и поговорки»; «Кубики Кооса»; вопросы на словарный запас, на общую осведомленность, на решение логических задач. Все это – проверенный и достаточно надежный инструмент, способствующий дифференциальной диагностике, позволяющий оценить уровень интеллекта, особенности мыслительной деятельности и лишь в незначительной степени – некоторые личностные установки. Дифференциально-диагностические критерии экспериментально-психологического исследования прекрасно освещены в известных каждому психологу и большинству психиатров «старой закалки» работах Б.В. Зейгарник и С.Я. Рубинштейн. Они широко используются и по сей день.

Но большинство личностных аспектов и тех важнейших, уже упомянутых, проблем, напрямую связанных с поступками, которые при определенных обстоятельствах могут расцениваться как преступление, можно выявить, оценить и обрисовать только с помощью психодиагностических тестов.

Методы психологической диагностики (Собчик Л.Н., 1987) применялись при изучении личностных особенностей преступников уже в 70-е гг. Стандартизированный © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Собчик Л.Н. Криминальные наклонности и психодиагностика. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 131-143.

Sobchik L.N. Criminal tendencies and psychological testing. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 131-143.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------многофакторный метод исследования личности СМИЛ (адаптированный тест MMPI) позволяет распознать особенности личности и выявляет предиспозицию к криминальному поведению (Собчик Л.Н., 2010). Шкалы достоверности являются подстраховкой от установочных и защитных тенденций, искажающих результаты обследования. Однако вербальные тесты все же создают риск для мотивационных искажений. Хорошим дополнением к тесту СМИЛ является проективная методика – модифицированный тест Л.

Сонди (Собчик Л.Н., 2006). При дефиците времени можно применять методику ИТО (индивидуально-типологический опросник) (Собчик Л.Н., 2002, 2006). При исследовании склонности к конфликтному поведению можно использовать диагностику межличностных отношений ДМО (Собчик Л.Н., 2002). Обычно применяемый для оценки агрессивности фрустрационный тест Розенцвейга оказался неуспешным даже при обследовании явных преступников. Эффективнее проявил себя разработанный автором статьи тест ВФТ (Собчик Л.Н., 2002, 2008), который выявляет не только уровень агрессивности обследуемого лица, но и тот круг межличностных контактов, в котором больше проявляется агрессия, а также показывает, какая фрустрированная потребность вызывает у данной личности наиболее выраженное агрессивное поведение. Проективный тест Роршаха (Белый Б.И., 1993, 2005) позволяет вскрыть корни неосознаваемой агрессии, плохо поддающейся контролю. Эта методика является прекрасным инструментом для глубокого изучения личности. В помощь психологам, владеющим тестом Роршаха, автором публикации совместно с программистами разработана программа, в которой все регистрирующие и вычислительные функции этого теста осуществляются автоматически, что облегчает работу психолога и исключает возможность математических ошибок. Результаты, полученные в результате обсчета данных проведенного вручную обследования, психолог, благодаря этой компьютерной программе, может сравнить с диагностическими таблицами, отражающими взгляды видных ученых, имеющих большой опыт применения теста Роршаха.

В первую очередь, видимо, следует посмотреть, что дает использование методов психодиагностики, если рассматривать саму проблему преступления с точки зрения личности. Есть ли такое явление – личность преступника, т. е. существует ли такое понятие?

Может ли быть генетически унаследована предиспозиция к антисоциальному, разрушительному, агрессивному поведению, и если может, то как ее диагностировать?

В основе большой, в социальном плане весьма значимой группы преступлений лежит высокий уровень агрессивности. Агрессия – это всего лишь высвобожденная активность, направленная на самоутверждение и достижение эгоцентрической цели. Спровоцирована она окружающими или спонтанна, контролируется ли она рассудком или рассудок отступает и даже оправдывает агрессию? Она может вспыхивать в ответ на задетое кем-то самолюбие или на угрозу собственной жизни, но может подпитываться надуманными обидами и подозрениями, может лежать в основе корыстных поступков, когда обогащение совершается путем жестокой расправы над жертвой.

Целый ряд интересных наблюдений связан с работой по изучению криминальных наклонностей, которая проводилась автором совместно с сотрудниками лаборатории профессора А.Р. Ратинова (Институт предупреждения преступности) в 1972–1976 гг. Нами были обследованы несколько групп лиц, совершивших преступления. Условные обозначения обследованных групп были связаны с характером преступлений, совершенных членами каждой репрезентативной группы.

В связи с этим они звучали следующим образом:

«хулиганы», «грабители», «разбойники», «убийцы» и «расхитители государственной собственности». Средний профиль группы «хулиганов» в методике СМИЛ (высокая шкала © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Собчик Л.Н. Криминальные наклонности и психодиагностика. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 131-143.

Sobchik L.N. Criminal tendencies and psychological testing. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 131-143.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------импульсивности при неадекватно завышенной самооценке, низком самоконтроле и выраженной эмоциональной незрелости) почти полностью совпадал с профилем, типичным для подростка с гипертимной акцентуацией, что в общих чертах соответствует жизненным наблюдениям: именно подростки чаще всего хулиганят, а хулиганство как вид противоправного поведения характерен для индивидов с гипертимным типом реагирования при выраженной эмоциональной незрелости. В давние времена некто по фамилии Холлигэн вместе со своими друзьями смущал покой благопристойного Лондона шумными выходками в нетрезвом состоянии. В дальнейшем это имя стало нарицательным, а поступки хулиганов – более брутальными.

Средний профиль группы «грабителей» отличался от «хулиганского» меньшей импульсивностью и большей корыстностью и враждебностью (профиль СМИЛ с высокими – более 90 баллов – показателями по шкале враждебности, импульсивности, иррациональной агрессивности и с заниженными шкалами, которые отражают самоконтроль и способность к тонким чувствам). Усредненные профили «разбойников» проявляли сходство с группами как «грабителей», так и «убийц», по высоте занимая также промежуточное место (иррациональная агрессивность, высокая импульсивность, завышенная самооценка, низкий уровень тревожности, отсутствие гуманных побуждений). Средние данные СМИЛ в группе «убийц» отличались еще более выраженной агрессивностью, иррациональностью, эмоциональной жесткостью, повышенной обидчивостью, низким уровнем тревожности и гуманности. В связи с крайне заостренным индивидуализмом, выраженным в основном чрезвычайно низкой психологической совместимостью с другими людьми, эмоциональной холодностью при легко загорающейся враждебности, перерастающей в разрушительную агрессию, они не тяготеют к объединению в группы (Собчик Л.Н., 2010).

Для этих трех групп правонарушителей, по данным СМИЛ, оказалась характерной завышенная позитивная самооценка (каждый их них к себе как к личности относился без всякого уничижения), а свои агрессивные действия по отношению к другим они полностью оправдывали тем, что окружающий мир жесток и несправедлив и что их действия носили характер самозащиты или мести за все те злоключения, которые выпали на их долю. Это психология «степного волка», так убедительно очерченная Г. Гессе в его одноименном романе. Проблема этих людей уходит корнями в те социальные условия, которые на определенном этапе фрустрировали насущную для стеничных личностей потребность в положительной самооценке при отсутствии необходимых позитивных атрибутов, позволяющих им утвердиться в этом мнении. Не имея реальной возможности в социально приемлемом самоутверждении, они используют антисоциальный путь самореализации, разрушительный путь Герострата. По типологии – это личности гипертимного типа с эксплозивными чертами, высокой спонтанностью и свойствами экспансивно-шизоидной акцентуации (или с аналогичными психопатическими чертами, так как именно психопатические личности больше склонны к дезадаптации по антисоциальному типу, особенно при наличии патологии влечений; тогда агрессия несет на себе отпечаток избыточной или извращенной сексуальности). В основе формирования этих тенденций часто обнаруживалась органически измененная почва (травмы головного мозга, ранняя алкоголизация – иногда еще в утробе матери, наркомания, инфекции, производственная интоксикация) и дефицит эмоционального тепла в раннем детстве.

Самые интересные результаты дало изучение той группы правонарушителей, которая обозначена как «расхитители государственной собственности». Обращает на себя внимание тот факт, что если на имущество и жизнь простых людей в то недавнее время © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Собчик Л.Н. Криминальные наклонности и психодиагностика. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 131-143.

Sobchik L.N. Criminal tendencies and psychological testing. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 131-143.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------покушались слабо интегрированные, эмоционально незрелые психопатические личности, то государственное имущество в тихий «застойный» период спокойно растаскивали совершенно нормальные люди, усредненный профиль которых был более спокойным, чем средние данные по России в целом. Он весь находился в коридоре сбалансированной нормы, и лишь незначительное повышение 6-й шкалы (в пределах 58–60 Т) в профиле, лишенном признаков дезадаптации и стресса, говорит о том, что это не просто «нормальные»

личности, это тот тип сверх адаптивного обывателя, который хорошо приспосабливается к любым условиям. При этом их весьма практичный ум, лишенный богатого воображения и фантазии, способствует умению все хорошо просчитать и, используя накопленный опыт и знания, найти в законодательстве те «щели», которые позволят долгое время обходить законы и набивать собственные карманы, нисколько не опасаясь возмездия. Бесстрашие их до ареста и беззаботность после разоблачения были обусловлены тем, что они все спланировали надолго вперед. Размеры награбленного позволяли рассчитывать на безбедное существование семьи «расхитителя» после его ареста, а ему самому – вполне сносное отбывание срока с богатыми передачами, которых хватило бы и на ближайшее окружение, и (чем черт не шутит) на досрочное освобождение («авось начальнички окажутся сговорчивыми!»). А после освобождения их ждали сбереженные членами семьи «накопления», что гарантировало успешную социальную реадаптацию. Самоуважение у личностей данного типа прямо пропорционально их представлению о собственном материальном благосостоянии, поэтому позитивная самооценка у них сохранялась несмотря ни на что. Словом, социально-правовая база каждой эпохи формирует определенный стиль противоправной деятельности. Если агрессивные преступления по своей социально-психологической сущности обнаружили сходство с теми же проблемами за рубежом, то противоправные действия, связанные с законами экономики страны, оказались достойными этих законов.

В эту группу оказались включенными также те расторопные хозяйственники, уравновешенные, гармоничные личности с легким налетом авантюризма (ведущие в линейном профиле – 4-я, 9-я и 6-я шкалы), которые проявляли предприимчивость, вытаскивая свое производство или колхоз из убыточного статуса и развала, пытаясь «подправить» неразумное законодательство и самостоятельно выйти на межпроизводственные экономически выгодные контакты, минуя государственный контроль. Те из них, кому удалось дожить до наших дней, теперь, скорее всего, преуспевают в качестве предпринимателей.

Немалый опыт использования психодиагностических методик накопился в контексте судебной психолого-психиатрической экспертизы, в основном на базе ГНЦССП имени В.П.

Сербского. Так, научным коллективом под руководством профессора Б.В. Шестаковича совместно с автором статьи помимо привычного диагноза реактивной депрессии была выделена новая нозологическая группа – гипоманиакальный вариант реактивного состояния с экзальтацией и бравадой, развивающийся в состоянии стресса и избыточной эмоциональной напряженности (Собчик Л.Н., 1985). Это исследование подтвердило, что ведущая индивидуально-типологическая ориентация оказывает главное влияние на формирование клинического синдрома при дезадаптации. Ретроспективный анализ данных о личности больных этого круга убедительно показал, что они всегда отличались гипертимными чертами, оптимизмом, самоуверенностью, легко загорающейся враждебностью, облегченным отношением к социальным нормам поведения, пониженным самоконтролем. Эти тенденции оказались доминирующими и в ситуации серьезной угрозы самой жизни. В этот момент их девизом оставались такие сентенции как «Лучше прожить 30 © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Собчик Л.Н. Криминальные наклонности и психодиагностика. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 131-143.

Sobchik L.N. Criminal tendencies and psychological testing. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 131-143.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------лет соколом, чем 300 – вороном», в отношении убитого: «Так ему и надо», «Случись все снова, я поступил бы также», «Погибать – так с музыкой».

Что касается противоправного поведения у лиц со склонностью к сексуальному насилию, то среди них наибольшую опасность представляют лица с патологией влечения.

Иногда такие особенности проявляются даже у интеллектуально сохранных, успешно проявляющих себя в своей профессиональной карьере лиц. Так, у одного из обследованных в процессе судебной психологической экспертизы был обнаружен профиль СМИЛ с высокими (выше 90 Т) пиками по 6-й и 8-й шкалам при утопленной 2-й и повышенных 1-й и 4-й шкалам, что свидетельствует о том, что испытуемый переживает свое состояние как некую болезненную одержимость, противиться которой не в его силах. По данным Роршахтеста отмечено обилие сексуальных ассоциаций при достаточно высоком и сохранном интеллекте, сниженный самоконтроль при аффективной насыщенности переживаний и ситуативно обусловленном повышении уровня тревожности, что говорит о парциальном нарушении в сфере сексуального влечения без нарушений в сфере интеллектуальной деятельности, которая отличается достаточно высоким уровнем IQ.

Особо опасной является агрессивность при выраженных психических расстройствах в рамках шизофрении, алкоголизма, органического поражения центральной нервной системы, эпилепсии (Собчик Л.Н., 2010). Она брутальна, т. е. не корригируема социальными и психологическими методами, не всегда поддается смягчению лечебно-медицинскими мерами. В контексте дифференциально-диагностического исследования она четко выявляется данными психодиагностического тестирования: высокие пики по 6-й, 8-й, 4-й шкалам СМИЛ при крайне низких показателях по шкалам, способствующим сдерживанию импульсивности и направленным на самоконтроль (2-я, 7-я шкалы профиля СМИЛ); шкала агрессивности по ИТО, избыточный фактор s+ (садистические тенденции) при отрицательном выборе по фактору e (отсутствие моральных установок) в методике портретных выборов Сонди (модифицированный метод портретных выборов МПВ), оппозиционными ответами S (белые промежуточные образы) по Роршах-тесту, преобладанием внешне-обвиняющей реакции по тесту ВФТ, цветовым рядом МЦВ с 7-м и 3м эталонами на первой позиции.

Проявление повышенной агрессивности в судебноэкспертной практике часто наблюдается у возбудимых, эксплозивных, импульсивных, а также эпилептоидных личностей как пограничная патология, занимающая промежуточное место между нормой и явным психическим расстройством.

В целях предупреждения преступности особенно эффективно изучение личностной предиспозиции вне грубой патологии, что может способствовать разработке превентивных мер, которые могут быть применены, когда речь идет о подростках, о молодежи. В основе девиантного поведения всегда как минимум две составляющие: психологическая и социальная.

Социально-привитые нормативы могут составлять внешние атрибуты поведения, фасад личности, но агрессивность как ведущая тенденция (или одна из ведущих в структуре личности тенденций) лежит в основе тех антисоциальных форм реагирования, которые могут привести к преступным действиям на фоне эмоциональной насыщенности переживаний. Но именно психодиагностика способна прогнозировать такую предрасположенность и выявить склонность к такого рода действиям. Своевременно выявленные базисные свойства личности подсказывают вероятность «прорыва»

неадекватных реакций, а также и варианты возможного усиления контроля данной © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Собчик Л.Н. Криминальные наклонности и психодиагностика. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 131-143.

Sobchik L.N. Criminal tendencies and psychological testing. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 131-143.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------конкретной личности и овладения ситуацией под влиянием разумно проведенной психологической коррекции.

Исходя из той точки зрения, что агрессия чаще всего проявляется как реакция на противодействие и в основном достигает максимальной выраженности в экстремальной ситуации, было предпринято изучение непосредственных поведенческих реакций в экстремальных ситуациях. Исследование показало выраженную зависимость типа реагирования в экстремальных условиях от базовых, врожденных свойств личности.

Показатели психодиагностических методик выявляют степень выраженности той или иной из индивидуально-типологических тенденций, которые формируют личность и проливает свет на особенности поведения человека в экстремальных условиях (Собчик Л.Н., 2010). Основные индивидуально-типологические характеристики сводятся в основном к восьми – это тревожность, спонтанность, агрессивность, ригидность, эмоциональная лабильность, интроверсия, экстраверсия. Именно эти тенденции пронизывают все древо личности по вертикали – от генетической предиспозиции, через темперамент, далее – через характер (вырисовывающийся в процессе взаимодействия темперамента и социального окружения) к личностным свойствам – и до вершинных уровней личности, определяющих индивидуально избранный стиль социальной направленности (Собчик Л.Н., 2008, 2014).

Именно эти восемь базовых личностных свойств можно обнаружить в качестве основных показателей целого ряда методик, создававшихся разными авторами: 8 главных из 10 базовых шкал СМИЛ, 8 факторов теста Л. Сонди, 8 цветовых эталонов в методе цветовых выборов МЦВ (модификация восьми-цветового теста М. Люшера), 8 шкал методики ИТО, 8 октантов в схеме теста ДМО (адаптированная диагностика межличностных отношений Т.

Лири). Статистический анализ показал достоверную связь между близкими по психологической сущности показателями всех этих тестов, что позволяет с большей уверенностью считать результаты психодиагностического исследования валидными (Собчик Л.Н., 2008, 2014).

Личности с ведущей индивидуально-личностной тенденцией, проявляющейся повышенной тревожностью, склонны преувеличивать опасность ситуации. Состояние страха в экстремальных ситуациях может вылиться в блокировку активности, в ограничительное поведение или паническое бегство, т. е. форму поведения, имеющую аналог в животном мире в виде мимикрии, замирания, мнимой смерти. Они, как правило, совестливы, законопослушны, и даже оказавшись в силу обстоятельств в криминальной среде, лишь вынужденно подчиняются общим правилам сосуществования, могут добросовестно выполнять роль хранителей общих ценностей, помогать в осуществлении разных мер предосторожности, но сами на смелые или жестокие поступки не способны.

Агрессивность – полярный тревожности тип реагирования и проявляется характеристиками сильного «Я», противопоставляющего жесткости окружающего мира стремление к самореализации и наступательность. Если это качество выражено избыточно и не уравновешено осторожностью, предостерегающей от опрометчивых действий, то активность такого человека может проявляться криминальными действиями.

Сензитивность тесно связана с повышенной и тонко дифференцированной чувствительностью человека в отношении различных нюансов средового воздействия, с реакцией на эмоциональную теплоту или холодность психологического микроклимата – как стрелка барометра, реагирующая на изменение температуры и давление атмосферы. Эта © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Собчик Л.Н. Криминальные наклонности и психодиагностика. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 131-143.

Sobchik L.N. Criminal tendencies and psychological testing. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 131-143.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------индивидуально-типологическая характеристика формирует зависимый паттерн характера и включена в структуру слабого типа реагирования, для которого характерна выраженная зависимость от поведения более сильной личности или от реакций толпы. Поэтому личность данного типа, даже будучи вовлеченной в криминальную деятельность, ведет себя по отношению к группе конформно, хотя общая активность группы антисоциальна.

Напротив, спонтанность – это свойство, проявляющееся высокой поисковой активностью, лидерскими чертами и импульсивностью. Неконтролируемая спонтанность в экстремальной ситуации может привести к необдуманным и рискованным действиям, а в сочетании с агрессивностью представляет собой наиболее выраженный тип неконформного и антисоциального поведения.

Интроверсия представляет собой типологическое свойство, проявляющееся внешней пассивностью при высокой интрапсихической активности и отражает стремление индивида к уходу в себя, в мир своего «Я».

Личности данного типа скорее асоциальны, чем антисоциальны. В состоянии социально-психологической дезадаптации поведение личности такого типа может проявляться иррациональным, непредсказуемым поведением или аутичностью. В норме – это тип отрешенного от реальной действительности ученого или схимника, но при избыточной выраженности этого свойства в сочетании с высокой спонтанностью личность такого типа можно встретить среди наркоманов и бомжей.

Экстраверсия – противоположное интроверсии свойство, связанное с высокой внешней реактивностью и низкой интрапсихической активностью. Без адекватного баланса, который придает умеренная интровертированность, избыточная экстраверсия проявляется в неразборчивой и поверхностной общительности, отсутствии опоры на опыт и суетливом, неконструктивном поведении. Проступки личностей данного типа большей частью связаны с подражательной активностью, для которой примером может служить настоящий преступник, умело манипулирующий настроением и поступками преданных ему инфантильных личностей.

Эмоциональная лабильность – индивидуально-типологическое свойство, в основе которого лежит нервно-психическая неустойчивость, проявляющаяся в изменчивости эмоционального настроя и активности в сильной зависимости от референтной группы.

Личности данного типа склонны драматизировать ситуацию и тем самым оказывать эмоциональное воздействие на окружающих. Их преступления чаще носят аморальный характер. Артистизм и умение перевоплощаться в разные образы является основой их криминальной активности.

Ригидность представляет собой субъективный и самоутверждающийся тип реагирования. В противовес эмоциональной лабильности ригидность базируется на тугоподвижности нервных процессов: индивида сперва трудно столкнуть с места, спровоцировать на действия, вызвать реакцию, но затем уже его не остановить, не укротить.

Поведение ригидных личностей проявляется в отсутствии гибкости в сложных ситуациях, легко загорающейся враждебности, трудностях переключения в быстро меняющихся условиях. Личности с высокой ригидностью в сочетании с иррациональностью встречаются чаще всего в случаях наиболее жестоких и корыстных преступлений.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Собчик Л.Н. Криминальные наклонности и психодиагностика. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 131-143.

Sobchik L.N. Criminal tendencies and psychological testing. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 131-143.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Врожденные базовые свойства характера заостряются и становятся причиной затрудненной социально-психологической дезадаптации в подростковом периоде развития личности. Едва наметившиеся контуры цельной личности подвергаются двустороннему воздействию изнутри и снаружи. Мощный всплеск выбрасываемых в кровоток гормонов, бурное развитие признаков половой принадлежности, пробудившийся сексуальный интерес при отсутствии привитой культуры любовных отношений приводит к уродливым формам поведения в контактах с противоположным полом. Представители тормозимого типа замыкаются в себе, отгораживаются, ведут себя угловато, неуклюже, проявляют негативизм в присутствии особ другого пола, испытывают комплекс неполноценности; гипертимные, возбудимые личности ведут себя в этой ситуации то нарочито нагло и демонстративно, то агрессивно и запальчиво. Их сексуальная озабоченность принимает иногда уродливые формы. Но ведь это происходит с ними впервые, у них нет ни опыта, ни правильного понимания смысла и ценности интерсексуальных отношений и их физиологических и социальных последствий. Таково же их отношение к курению и алкоголю: чем более запретным представляется им это занятие, тем больше их к нему тянет. Изменение очертаний фигуры и лица, ломка голоса, характерные для молодых людей 13–15 лет, нарушают привычный образ «Я». Уже не ребенок, еще не взрослый, подросток мучительно ищет образ своего нового «Я» – и не скоро его находит. Избыток физической энергии, высокая поисковая активность с тенденцией к самореализации сталкиваются с проблемой освоения новой социальной роли, связанной со вступлением во взрослую жизнь, представление о которой зиждется на книжных сведениях, на впечатлениях, почерпнутых в кинофильмах или с экранов телевидения, и на той модели социума, которую подросток видит в своем окружении – семья, школа, двор. Еще только вступая во взрослую жизнь, на ее пороге, подросток испытывает на себе противоречивость существующей в его сознании «идеальной» модели мира и реальной действительности. Чем больше различаются они между собой, тем больше проявляется тот когнитивный диссонанс, который по-разному переживается разными по своим личностным особенностям подростками. У большинства этот стресс сопровождается горькими разочарованиями, ломкой самосознания, изменением или обновлением субъективного образа «Я» в связи с новым пониманием своего места в окружающем мире, протестными реакциями против авторитарного тона взрослых, тенденциями к низвержению идеалов старшего поколения.

В эпоху перемен и социальных пертурбаций, когда прежняя идеология и ценности рушатся, а новые идеалы еще не сформированы, разрушенной и искаженной оказывается модель социально желательной личности и иерархия ценностей, что в первую очередь сказывается на молодом, нарождающемся поколении и проявляется разочарованностью, нигилизмом, негативным отношением к окружающим взрослым, бунтарскими тенденциями с отрицанием любых авторитетов (высокий профиль по шкалам импульсивности, индивидуалистичности, ригидности, оптимистичности и пессимистичности одновременно в методике СМИЛ, что говорит о неустойчивой самооценке, воинствующем индивидуализме и обостренном упрямстве, выбор цветов – 73 на первых позициях, s+!!m-!!! по Сонди). Эти данные предупреждают о том, что можно ожидать непредсказуемых поступков. В такой момент «героем» в глазах подростка может стать антисоциальная личность, а ценности уличной группы сверстников могут обрести наибольшую значимость и увести его в сферу противоправных действий. На фоне жестокой ломки привычных с детства стереотипов и столкновения с правдой реальной жизни могут возникнуть мысли о самоубийстве (профиль СМИЛ с высокими шкалами пессимизма, импульсивности и низкой шкалой оптимизма и жизнелюбия, выбор МЦВ – 60752341 или 70654132), могут также появиться пагубные привычки и пристрастия, а также действия, которые подпадают под рубрику © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Собчик Л.Н. Криминальные наклонности и психодиагностика. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 131-143.

Sobchik L.N. Criminal tendencies and psychological testing. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 131-143.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------антисоциальных. Отсюда девиантное поведение подростков во многом является результатом неправильного воздействия на них социального окружения. Дисгармоничные отношений в семье, недостаток внимания к проблемам формирующейся личности подростка, отсутствие тепла и понимания, репрессивный характер стиля воспитания, карательный подход педагогического коллектива – все это нередко приводит к тому, что подросток и в семье и в школе оказывается «плохим». И он идет туда, где он «хороший», туда, где ему говорят: «Какой славный парень, здорово играет на гитаре», «Славный малый, пьет и курит – как мы», «Молодец, стянул у отца десятку, пойдем, выпьем пива», – и он идет в дворовую компанию, где его научат «многому». По сути, проступки подростков инициируются не столько стремлением нарушить правила жизни, сколько спонтанным, неконтролируемым самоутверждением.

Неустойчивость слабо интегрированной личности в определенных условиях приводит к антисоциальному поведению. Это с очевидностью заметно, когда по данным психодиагностического исследования выявлены признаки повышенной спонтанности поведения в сочетании с агрессивностью у незрелой личности, нет показателей, отражающих способность к самоконтролю, а иерархия ценностей эгоцентричнопримитивная – без опоры на мораль социального окружения и на собственную нравственность, которая еще не сформирована.

Думаю, что нужно подчеркнуть главное: криминальные тенденции сами по себе не являются врожденными. Разные сочетания индивидуально-типологических свойств создают богатую палитру личностных паттернов, каждый из которых в сложившейся социально-психологической ситуации может проявиться. Но как? Исследования, проводимые на больших репрезентативных группах, дают возможность выявлять зону риска возникновения криминального поведения значительно раньше, чем это произойдет в реальности, и могут способствовать своевременной коррекции таких явлений, предупреждая их пагубные последствия (Собчик Л.Н., 2014).

Алгоритм автоматизированной психодиагностической модели личности, позволяющий осуществлять многостороннее изучение личностных свойств путем сравнительного анализа показателей разных методик, реализован автором статьи в виде комплекса компьютерных программ. Комплекс имеют общую организованную базу, что удобно для статистической обработки массовых исследований. С ним легко можно познакомится в облачном исполнении программы в интернете по ссылке «О-человеке» в поисковой системе Яндекс.

Литература

1. Белый Б.И. Тест Роршаха. Практика и теория / Под ред. Л. Н. Собчик. СПб.: ООО «Каскад», 2005. 240 с.

2. Собчик Л.Н. Психологический анализ опыта использования ЭВМ в научнопрактических целях // Психологические проблемы автоматизации научноисследовательских работ. М.: Наука, 1987. С. 215-225.

3. Собчик Л.Н., Шестакович Б.М., Свириновский Я.М. Психодиагностические аспекты изучения легких форм реактивных состояний // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 1985. С. 579–583.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Собчик Л.Н. Криминальные наклонности и психодиагностика. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 131-143.

Sobchik L.N. Criminal tendencies and psychological testing. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 131-143.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

–  –  –

8. Собчик Л.Н. Практическое руководство по психодиагностике. Вербальный фрустрационный тест. СПб.: Речь. 2002. 20 с.

9. Собчик Л.Н. Психодиагностика в медицине. М.: Боргес, 2009. 330 с.

–  –  –

11. Собчик Л.Н. Искусство психодиагностики. СПб.: Речь, 2014. 160 с.

12. Собчик Л.Н. Психодиагностика как инструмент исследования личности // Материалы V съезда Общероссийской общественной организации «Российское психологическое общество». Т. III. Москва: МГУ, 2013. С. 225–226.

–  –  –

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Собчик Л.Н. Криминальные наклонности и психодиагностика. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 131-143.

Sobchik L.N. Criminal tendencies and psychological testing. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 131-143.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Criminal tendencies and psychological testing Sobchik L. N., Doctor of psychology, Professor, chief researcher, Institute of Applied Psychology, corresponding member of International Academy of Informatization at the UN, the scientific editor of "Moscow psychological journal" (luniso@ya.ru) Methods of psychological diagnostics closer to the psychology main research areas, which involve measuring the accuracy and statistical reliability. A set of methods that includes questionnaires should be complemented with projective tests in which the stimulus material is verbal in nature.

The article presents the results of surveys of different groups of persons in conflict with the law, as well as screening tests contingent of youth groups and adolescents. High performance, spontaneously manifested aggressiveness, traits, emotional immaturity, low self-control and primitive-the requirement of the hierarchy of values at statistically significant level are identified in the data psychodiagnostic study, thus allowing to allocate the risk of wrongful conduct and to develop preventive measures of psycho-pedagogical and social nature. Psychological testing is an effective tool in the study of criminal predisposici and gives the key to a science-based approach in the development of preventive measures aimed at reducing crime.

Key words: criminal tendencies, personality traits, aggressiveness, psychological, typological properties, complex programs, preventive measures.

References

1. Belyi B.I. Test Rorshakha. Praktika i teoriya [The Rorschach Test. Practice and theory].

In. Sobchik L. N. (eds.). Saint Petersburg: Publ. OOO «Kaskad», 2005. 240 p.

2. Sobchik L.N. Sobchik L.N. Psikhologicheskii analiz opyta ispol'zovaniya EVM v nauchnoprakticheskikh tselyakh [Psychological analysis of the experience performance of the computer in scientific and practical purposes]// Psikhologicheskie problemy avtomatizatsii nauchno-issledovatel'skikh rabot [Psychological problems of automation of scientific research]. Moscow: Publ. Nauka, 1987. pp. 215-225.

3. Sobchik L.N., Shestakovich B.M., Svirinovskii Ya.M. Psikhodiagnosticheskie aspekty izucheniya legkikh form reaktivnykh sostoyanii [Psychodiagnostic aspects of mild forms of the reactive states]// Zhurnal nevrologii i psikhiatrii im. S.S. Korsakova [Journal of Neurology and psychitary them. S. S. Korsakov]. 1985. pp. 579–583.

4. Sobchik L.N. Standartizirovannyi mnogofaktornyi metod issledovaniya lichnosti SMIL [Standardized multifactorial method of studying personality SMIL]. Moscow: Publ.

Borges, 2008. 250 p.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Собчик Л.Н. Криминальные наклонности и психодиагностика. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 131-143.

Sobchik L.N. Criminal tendencies and psychological testing. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 131-143.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Sobchik L.N. Metod portretnykh vyborov, modifitsirovannyi test vos'mi vlechenii L.

Sondi [The method of election portrait, modified test eight elections L. Sondhi]. Moscow:

Publ. Borges, 2006. 118 p.

6. Sobchik L.N. Diagnostika psikhologicheskoi sovmestimosti [Diagnosis of psychological compatibility]. Saint Petersburg: Publ. Rech'. 2002. 75 p.

7. Sobchik L.N. Psikhologiya individual'nosti. Teoriya i praktika psikhodiagnostiki The psychology of personality. Theory and practice of psycho-diagnostics [The psychology of personality. Theory and practice of psycho-diagnostics]. Saint Petersburg: Publ. Rech', 2008. 612 p.

8. Sobchik L.N. Prakticheskoe rukovodstvo po psikhodiagnostike. Verbal'nyi frustratsionnyi test [A practical guide to psycho-diagnostics. Verbal frustration test].

Saint Petersburg: Publ. Rech'. 2002. 20 p.

–  –  –

10. Sobchik L.N. Psikhologiya individual'nosti. Teoriya i praktika psikhodiagnostiki [The psychology of personality. Theory and practice of psycho-diagnostics]. 5-e izd., ispr. i dop. Saint Petersburg: Publ. Rech', 2010. 634 p.

11. Sobchik L.N. Iskusstvo psikhodiagnostiki [The art of diagnostics]. Saint Petersburg: Publ.

Rech', 2014. 160 p.

12. Sobchik L.N. Psikhodiagnostika kak instrument issledovaniya lichnosti [Psychological testing as a tool for the study of personality]// Materialy V s"ezda Obshcherossiiskoi obshchestvennoi organizatsii «Rossiiskoe psikhologicheskoe obshchestvo» [Materials of the V Congress of the all-Russian public organization "Russian psychological society"].

Vol. III. Moscow: Publ. MGU, 2013. pp. 225–226.

13. Sobchik L.N. Iskusstvo psikhologicheskoi diagnostiki [The art of psychological diagnosis] // Zhurnal psikhologicheskoi diagnostiki [Journal of psychological diagnostics]. 2014. no.

2. pp. 76–95.

–  –  –

Формирование жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних: программа и методологические принципы Кожевникова Е.Н., адъюнкт очной формы факультета научно-педагогических кадров Академии ФСИН России, Федеральное казенное учреждение высшего образования Академия федеральной службы исполнения наказаний (katekozhevnikova@mail.ru) Симакова Т.А., кандидат психологических наук, старший научный сотрудник научноисследовательского отдела научного центра Академии ФСИН России, Федеральное казенное учреждение высшего образования Академия федеральной службы исполнения наказаний (simakovatanea@yandex.ru) В статье рассматривается возможность расширения психолого-педагогического инструментария исправления осужденных через создание программы формирования их жизненных стратегий. Дается определение понятия жизненной стратегии условно осужденного несовершеннолетнего. Раскрывается необходимость комплексного воздействия на личность осужденного с учетом различного рода условий и факторов. Подробно описываются методологические принципы организации психологической коррекционной работы. Обосновывается разработка и использование в образовательной сфере методологии субъектносоучаствующего подхода. Наряду с рассмотрением различного рода программ коррекции личности осужденных, описываются цель, задачи приемы и техники программы формирования жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних. Делается вывод о том, что программы психологического сопровождения и коррекции наряду с контролем и ограничениями играют одну из главных ролей в процессе исправления и ресоциализации условно осужденных несовершеннолетних, а их разработка и применение становятся одним из наиболее востребованных направлений современной пенитенциарной психологической науки и практики.

–  –  –

Для цитаты:

Кожевникова Е.Н., Симакова Т.А. Формирование жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних: программа и методологические принципы.

[Электронный ресурс] // Психология и право. 2017(7). № 1. С. 144-153.

doi: 10.17759/psylaw.2017070112 © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education 144

Кожевникова Е.Н., Симакова Т.А. Формирование жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних:

программа и методологические принципы. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 144-152.

Kozhevnikova E. N., Simakova T. A. The formation of life strategies juvenile probation: the program and methodological principles.

Psychology and law psyandlaw.ru 2007. Vol. 7. no.1. pp. 144-152.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------For citation:

Kozhevnikova E. N., Simakova T. A. The formation of life strategies juvenile probation: the program and methodological principles. [Elektronnyi resurs]. Psikhologiia i pravo [Psychology and Law], 2017(7), no. 1. pp. 144-153.

doi: 10.17759/psylaw.2017070112 Современные социально-политические события в стране и мире расширяют круг направлений профессиональной деятельности сотрудников психологических отделений ФСИН России. В соответствии с «Концепцией развития уголовно-исполнительной системы (УИС) до 2020 года» особое внимание уделяется усилению психолого-педагогической работы с осужденными [1]. Перед психологами ставится важная психолого-педагогическая цель формирования законопослушного поведения у осужденных, правосудие в отношении несовершеннолетних осужденных должно обеспечивать их ресоциализацию. В этом контексте, наряду с формированием отдельных компонентов правопослушного поведения, особое значение имеет работа по формированию их жизненных стратегий.

Исправление осужденных подразумевает осуществление комплексного воздействия на личность с учетом различного рода условий и факторов, среди которых можно выделить:

внешние (средовые) факторы – порядок отбывания уголовного наказания, макро- и микросреда, динамика адаптации к осуждению и внутренние (интрапсихические) факторы

– особенности личности осужденных: смысложизненные и ценностные ориентации, особенности временного ориентирования, уровень нравственно-правовой надежности, локус контроля. Ресоциализация несовершеннолетних осужденных не должна сводиться исключительно к послаблению режима содержания, поскольку это может спровоцировать «обогащение» криминогенной природы личности подростка новыми патологическими качествами, такими как приспособленчество, тунеядство, безответственность, иждивенчество [10]. Эффективная гуманизация предполагает компенсацию дифицитарного психолого-педагогического воздействия на личность несовершеннолетнего осужденного на предшествующих этапах развития.

В настоящее время изменилось представление и о формах оказываемой психологической помощи, значительно расширились границы консультационных и психотерапевтических направлений в работе с осужденными. Научно обосновано и доказано на практике, что внедрение новых подходов, методов и технологий в процесс психологического сопровождения осужденных способствует повышению эффективности исправительного воздействия и ресоциализации [7; 8]. Анализ отечественного и зарубежного опыта пенитенциарной психологической практики позволяет заключить, что наиболее эффективными формами психологической помощи были и остаются индивидуальное консультирование и групповая терапия [4, с. 109].

В пенитенциарной практике применяются различного рода программы коррекции личности осужденных: «Снижение агрессивности у лиц, осужденных за насильственные преступления к наказаниям, не связанным с лишением свободы» [7], «Осознание своей роли в семье» [11] и др.

Однако типовых программ недостаточно для возможности их вариативного использования при индивидуализации процесса исправления, в связи с чем нами разрабатывается психологическая программа формирования жизненных стратегий © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education

Кожевникова Е.Н., Симакова Т.А. Формирование жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних:

программа и методологические принципы. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 144-152.

Kozhevnikova E. N., Simakova T. A. The formation of life strategies juvenile probation: the program and methodological principles.

Psychology and law psyandlaw.ru 2007. Vol. 7. no.1. pp. 144-152.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------несовершеннолетних осужденных, состоящих на учете в уголовно-исполнительных инспекциях.

Опираясь на теоретический анализ работ по проблеме жизненных стратегий и проведенное исследование в области проблемы формирования жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних, в основу программы положено ключевое понятие «жизненная стратегия», определяющееся как интегративное личностное образование, включающее осознанность прошлого, настоящего и будущего, социально ориентированные нормы и ценности, позитивную активность, ответственность, навыки правопослушного поведения [3; 5; 9].

Основная цель программы - развитие личности несовершеннолетнего условно осужденного, включающее:

усвоение знаний о природе человеческой психики, об основах правопослушного поведения, о гражданских правах и обязанностях;

–  –  –

Этапы реализации программы: диагностический, формирующий (деятельностный) и рефлексивный (результативный).

В программе использовались основные психолого-педагогические технологии:

информационные (лекционный метод, групповая дискуссия, метод беседы и др.);

гностические (кейсы проблемных ситуаций, мозговой штурм и др.); социальнопсихологические (ролевые игры, кинотренинг, психогимнастические упражнения, ведение записей в дневниках и др.).

Процесс формирования жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних, с учетом специфики условий исполнения данного вида наказания, включает ряд общеметодологических принципов.

Базируясь на анализе трудов отечественных ученых (А.В. Брушлинский, O.K.

Тихомиров, Ф.Е. Василюк, Б.С. Братусь, А.С. Горбатенко, В.П. Зинченко, В.В. Козлов, В.А.

Мазилов, В.М. Поздняков, П.Н. Шихирев, A.M. Столяренко и др.), а также на результатах контент-анализа диссертационных работ и исследований по юридической и педагогической психологии по проблеме формирования жизненных стратегий, представляется важным в качестве методологических принципов организации психологической коррекционной работы рассматривать следующие.

Принцип системности в изучении и интерпретации психолого-педагогических явлений. Он ориентирует на анализ исследуемых явлений одновременно в структурном, функциональном и генетическом аспектах, со вскрытием их системной детерминации, психологических механизмов и наблюдаемых эффектов (закономерностей).

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education

Кожевникова Е.Н., Симакова Т.А. Формирование жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних:

программа и методологические принципы. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 144-152.

Kozhevnikova E. N., Simakova T. A. The formation of life strategies juvenile probation: the program and methodological principles.

Psychology and law psyandlaw.ru 2007. Vol. 7. no.1. pp. 144-152.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Принцип развития отражает факт двойственности становления человеческой индивидуальности в части касающейся жизненной стратегии, где одна сторона («внутренняя») базируется на закономерностях и механизмах индивидуализации, а другая («внешняя») – на социализации. В рассматриваемой программе этот принцип предполагает компенсацию дифицитарного психолого-педагогического воздействия на личность несовершеннолетнего осужденного на предшествующих этапах развития. В связи с тем, что психика человека как открытая функциональная система в силу процессуальности функционирования способна порождать новые содержания (причем в контексте как позитивных, так и негативных элементов жизненной стратегии), требуется создавать в образовательной среде специальные условия для выработки фиксированных проявлений жизненной стратегии личности. Это необходимо для контроля и ограничения (в необходимых случаях) поведения участников рамками существующих социально-правовых норм в условиях психолого-педагогического сопровождения жизнедеятельности условно осужденных несовершеннолетних.

Принцип субъектности. Он выражает гуманистический взгляд на восприятие взрослеющего человека в качестве субъекта в учебно-социальной среде и жизнедеятельности в целом. Субъектность раскрывается в понимании человека в качестве распорядителя своего ресурсного потенциала (телесного, душевного, духовного), обладающего развитым чувством ответственности и инициативности. Реализация этого принципа в образовательном и коррекционном процессах требует изучения у респондента доминирующего вида активности (эгоцентрического, группоцентрического, просоциального или духовного), предопределяющего в итоге построение учебнокоррекционного процесса (выполнение заданий по предписаниям, выполнение рамочных заданий, сопровождающихся дифференцированным педагогическим контролем, выполнение заданий с использованием элементов самоконтроля).

Принцип комплексного подхода ориентирует на поиск адекватного методического инструментария и при решении практических задач в сфере учебно-воспитательного процесса, чтобы в процессе психолого-коррекционного сопровождения несовершеннолетних целостно учитывать взаимосвязь всех влияющих факторов развития (включая депривационные явления) и управлять их взаимодействием.

Принцип позитивности воздействий психологического сопровождения при личностной и групповой динамике обозначает центрированность педагогов, психологов, социальных работников и обучающихся на положительном опыте. Обращающиеся к психологу обучающиеся, с одной стороны, находятся в разбалансированном состоянии, а с другой – часто имеют негативные установки по отношению к опыту самопреобразований (любая попытка что-либо изменить приводит только к худшему, пусть все остается как есть

– не лучший способ, но проверенный). Поэтому появление потребности во взаимодействии в коррекционном процессе «психолог (педагог, социальный работник) – несовершеннолетний», а также нахождение и изложение несовершеннолетним проблемной ситуации следует понимать в качестве первого шага позитивной трансформации.

Использование принципа позитивности не базируется на подбадривании несовершеннолетнего, но требует сонастройки его как субъекта с имеющимися личностными ресурсными возможностями, независимо от актуального состояния в настоящем времени, чтобы повысилась жизненная энергия в преодолении кризисной ситуации. Юношеский максимализм очень часто заставляет подростка утрировать степень © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education

Кожевникова Е.Н., Симакова Т.А. Формирование жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних:

программа и методологические принципы. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 144-152.

Kozhevnikova E. N., Simakova T. A. The formation of life strategies juvenile probation: the program and methodological principles.

Psychology and law psyandlaw.ru 2007. Vol. 7. no.1. pp. 144-152.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------негативного состояния: «Моя жизнь окончательно испорчена», «Мне остается только катиться под откос, «Ничего уже нельзя исправить» и т. д.. Игнорирование субъктного потенциала и фиксации позитивных сдвигов, пусть имеющих относительную величину, превращает коррекционную работу в безрадостную и бесперспективную работу, что является психологически неоправданным опытом и обречено на педагогическое фиаско. На позициях определения позитивной перспективы развития, приучения к гигиене и пошагового упражнения в правильном поведении была построена воспитательная работа А.С. Макаренко. Постепенно вырабатываются навыки самоактуализации и осуществляется тренировка их проявлени при неблагоприятных условиях социальной среды, ближайшего окружения и социума в целом.

Из содержания принципа единства сознания и деятельности вытекает, что не может быть развития деятельности без участия сознания и преобразования сознания вне деятельности. Реализация этого принципа предполагает видеть в каждом несовершеннолетнем не только объект, но субъект психолого-педагогического воздействия и саморазвития. Пассивное участие несовершеннолетнего в педагогическом процессе по принуждению, реализация психологических защит снижает до полного устранения позитивные влияния образовательно-коррекционной деятельности на подопечного. Вне деятельности не может происходить позитивных преобразований, важно помнить, что условия организации учебного процесса вторичны по отношению к процессам организации вовлеченности в нее обучающихся в общем контексте коррекционного процесса.

Принцип деятельности тесно связан с принципом единства сознания и деятельности.

Разные виды деятельности требуют преимущественного участия определенных психических свойств, а разные психические свойства наиболее успешно реализуются в соответствующих им видах деятельности. Отсюда следует, что качественно различным видам ведущей деятельности соответствует определенный и своеобразный комплекс психических особенностей личности несовершеннолетнего. При этом следует подчеркнуть, что характерологические особенности личности лежат в основе формирования индивидуального стиля жизненной стратегии, не предопределяя фатально ее социальной направленности. Это означает, что индивидуально-психологические особенности, сами по себе не являясь причиной успешного или неуспешного поведения, участвуют в формировании способов его осуществления. Всякая человеческая деятельность есть деятельность в конкретных условиях той или иной социальной ситуации. Сама ситуация имеет динамический, изменяющийся в процессе и в результате деятельности характер.

Изменение и смена ситуации соответствуют смене этапов или видов деятельности.

Объективное содержание ситуации отражается действующим субъектом и приобретает для него субъективное значение (личностный смысл), подвергаясь оценке с точки зрения выполняемой деятельности. Более или менее адекватное отражение ситуации и ее оценка служат основой выбора того или иного варианта поведения путем принятия соответствующего решения.

Исходя из положения о ведущем виде (типе) деятельности (А.Н. Леонтьев, Д.Б.

Эльконин) все системообразующие психические новообразования формируются в онтогенезе на определенных этапах развития благодаря целенаправленной деятельности. В сюжетно-ролевой игре дошкольника формируются зачатки рефлексии и самооценки, начальное обучение нацелено на развитие произвольности познавательных процессов, организованное общение подростков формирует конструктивные коммуникативные способности, обучение в старших классах способствует формированию мировоззрения, © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education

Кожевникова Е.Н., Симакова Т.А. Формирование жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних:

программа и методологические принципы. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 144-152.

Kozhevnikova E. N., Simakova T. A. The formation of life strategies juvenile probation: the program and methodological principles.

Psychology and law psyandlaw.ru 2007. Vol. 7. no.1. pp. 144-152.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------развитию профессиональной мотивации и осуществлению профессионального выбора, профессиональное образование нацелено на формирование профессионально важных качеств личности. Депривация развития личности на каждом из перечисленных этапов замедляет формирование, вплоть до полной остановки, перечисленных новообразований, что, в свою очередь, не может не сказываться на формировании позитивной жизненной стратегии.

Современная образовательная среда нуждается в реализации методологии субъектно-соучаствующего подхода (Аксенова Г.И., Василюк Ф.Е., Сластенин В.А.) [2]. В отличие от объектно-деятельностного подхода он ориентирует педагогов, психологов и социальных работников на рассмотрение каждого несовершеннолетнего и учебной группы как субъектов образовательно-коррекционной деятельности и признание у них психологического потенциала, позитивной ответственности за уровень сформированности жизненной стратегии. Так, при организации учебно-воспитательного процесса в рамках специальной коррекционной программы психолог, придерживающийся идей субъектно-соучаствующего подхода, на основе результатов комплексной индивидуальной психодиагностики разрабатывает программу психологического сопровождения (индивидуальную или групповую), в рамках которой, обеспечивается поэтапное повышение качества жизненной стратегии у несовершеннолетних, в том числе через систему учебно-воспитательных мероприятий (тренинги развития мотивации личностного роста и саморазвития, навыков позитивного целеполагания, развития познавательных процессов, обучающие занятия по развитию правосознания) на основе индивидуального подхода.

Реализация методологических принципов на этапах теоретического исследования проблемы и конструирования образовательного пространства лежит в основе создания условий для критической оценки его актуального состояния, с одной стороны, и творческого преобразования – с другой. Критическая ассимиляции достижений из других отраслей гуманитарного знания, практической психологии, отечественной и зарубежной пенитенциарной педагогики, валеологии обеспечит непротиворечивость применяемых методов и методик исследования и психологического воздействия, что в свою очередь обеспечивает расширенный ресурс разработки комплексного методического инструментария, адекватного задачам учебно-воспитательного коррекционного процесса в рамках разрабатываемой программы.

Подводя итог вышесказанному, можем заключить, что программы психологического сопровождения и коррекции, наряду с контролем и ограничениями, играют одну из главных ролей в процессе исправления и ресоциализации условно осужденных несовершеннолетних, а их разработка и применение становятся одним из наиболее востребованных направлений современной пенитенциарной психологической науки и практики.

Литература

1. Аксенова Г. И., Аксенова П. Ю. Проблема адаптации личности в отечественной психологии // Прикладная юридическая психология. 2012. № 4. С. 28–36.

2. Аксенова Г.И., Кожевникова Е.Н. Теоретические подходы к проблеме жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних // © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education

Кожевникова Е.Н., Симакова Т.А. Формирование жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних:

программа и методологические принципы. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 144-152.

Kozhevnikova E. N., Simakova T. A. The formation of life strategies juvenile probation: the program and methodological principles.

Psychology and law psyandlaw.ru 2007. Vol. 7. no.1. pp. 144-152.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Прикладная юридическая психология. 2014. № 3. С. 39–47.

–  –  –

10. Симакова Т. А. Некоторые теоретико-методологические аспекты гуманизации и ресоциализации несовершеннолетних осужденных: постановка проблемы // Прикладная юридическая психология. 2013. № 1. С. 11–15.

–  –  –

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education

Кожевникова Е.Н., Симакова Т.А. Формирование жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних:

программа и методологические принципы. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 144-152.

Kozhevnikova E. N., Simakova T. A. The formation of life strategies juvenile probation: the program and methodological principles.

Psychology and law psyandlaw.ru 2007. Vol. 7. no.1. pp. 144-152.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------The formation of life strategies juvenile probation: the program and methodological principles Kozhevnikova E. N., adjunct full-time faculty of scientific and pedagogical staff of the Academy of the Federal penitentiary service of Russia, Federal state institution of higher education Academy of the Federal penal service (katekozhevnikova@mail.

ru) Simakova T. A., candidate of psychological Sciences, senior researcher of the research Department of the scientific center of the Academy of the Federal penitentiary service of Russia, Federal state institution of higher education Academy of the Federal penal service (simakovatanea@yandex.ru) The article deals with the possibility of extension of psycho-pedagogical Toolkit of prisoners through the establishment of programs of formation of their life strategies. The definition of the concept of life strategy conditionally convicted minors. Reveals the need for an integrated impact on the personality of the convict subject to various conditions and factors. Describes in detail the methodological principles of the organization of psychological correctional work. Explains the development and use in education methodology of the subject-citizen participation approach.

Along with a review of various programs of correction of the person convicted, describe the purpose, tasks, methods and techniques of the program of formation of life strategies probation and parole of juveniles. It is concluded that the programs of psychological support and correction, along with controls and constraints play a major role in the process of correction and resocialization of conditionally convicted juveniles, and their development and application become one of the most popular areas of the modern prison psychological science and practice.

Key words: life strategy, minors conditionally condemned, the program of formation, guidance, correction, correction.

–  –  –

2. Aksenova G. I., Kozhevnikova E. N. Teoreticheskie podkhody k probleme zhiznennykh strategii uslovno osuzhdennykh nesovershennoletnikh [Theoretical approaches to the question of life strategies of underage teenagers under suspended sentence].

Prikladnaia iuridicheskaia psikhologiia-Applied legal psychology. 2014. no. 3, pp. 39– 47.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education

Кожевникова Е.Н., Симакова Т.А. Формирование жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних:

программа и методологические принципы. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 144-152.

Kozhevnikova E. N., Simakova T. A. The formation of life strategies juvenile probation: the program and methodological principles.

Psychology and law psyandlaw.ru 2007. Vol. 7. no.1. pp. 144-152.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Debol'skij M. G. Sociologija i psihologija osuzhdennyh v mestah lishenija svobody [Debol'skii M. Sociology and Psychology of convicts in prison]: Uchebnometodicheskoe posobie [Study guide] / Pod obshh. red. dokt. jurid. nauk, kand.

psiholog. nauk, prof. O. G. Kovaleva. Moscow : GU NII UIS Minjusta Rossii, 2005. 161 p.

4. Kozhevnikova E.N. Vybor zhiznennyh strategij uslovno osuzhdennyh nesovershennoletnih kak sredstvo ih samorealizacii [The choice of life strategies among convicted juveniles under suspended sentence as a means of fulfillment of their personal potential] materialy VI мezhdunarodnogo seminara molodyh uchenyh i aspirantov «Psihologicheskie problemy samorealizacii sovremennoj molodezhi»

[Records of the VI International Workshop for young scientists and graduate students «Psychological problems of the modern youth self-fulfillment»]. Tambov city, TROO Publishing "Business-Science-Society, April 23, 2014, pp. 48–53.

–  –  –

7. Sochivko D.V. Psihologicheskaja podderzhka pozitivnyh transformacij lichnosti nesovershennoletnih osuzhdennyh v oblegchennyh uslovijah soderzhanija (vospitatel'nyh centrah). [Psychological support of positive personal transformation of sentenced juvenile offenders in minimum security institutions (study centers)].

Ryazan city: Russian Academy of Law Management, 2013. 160 р.

8. Pozdniakov V.M. Metodologicheskie i teoreticheskie osnovy iuridicheskoi psikhologii [Methodological and theoretical fundamentals of legal psychology]: lektsiia [Lecture].

Ryazan city, RIPE of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation1997. 44 p.

–  –  –

10. Simakova Т. А. Nekotorye teoretiko-metodologicheskie aspekty gumanizacii i resocializacii nesovershennoletnih osuzhdennyh: postanovka problemy [Particular theoretical and methodological aspects of humanization and re-socialization of juvenile offenders: stating a problem]. Prikladnaja juridicheskaja psihologija - Legan phychotechnology. 2013. no. 1, pp. 11-1511.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education

Кожевникова Е.Н., Симакова Т.А. Формирование жизненных стратегий условно осужденных несовершеннолетних:

программа и методологические принципы. Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 144-152.

Kozhevnikova E. N., Simakova T. A. The formation of life strategies juvenile probation: the program and methodological principles.

Psychology and law psyandlaw.ru 2007. Vol. 7. no.1. pp. 144-152.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Hachaturjan S. D. Psihokorrekcionnaja rabota s nesovershennoletnimi, osuzhdennymi k nakazaniju bez lishenija svobody, po programme «Osoznanie svoej roli v sem'e»

[Psycho work with juveniles sentenced to punishment without deprivation of liberty, under the program "Awareness of their role in the family"]: prakticheskoe posobie [a practical guide] / S. D. Hachaturjan ; Federal'naja sluzhba ispolnenija nakazanij, Vladimirskij juridicheskij in-t Federal'noj sluzhby ispoln. nakazanij. Vladimir : VJuI FSIN Rossii, 2012. 111 р.

–  –  –

О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин Узлов Н.Д., кандидат медицинских наук, доцент, Березниковский филиал Пермского государственного национального исследовательского университета (nick.uzlov@yandex.ru) Аман Н.Н., мастер производственного отдела ФКУ ИК-28 ГУФСИН России по Пермскому краю, дипломированный специалист-психолог В статье приводятся результаты исследования доверия между сотрудниками исправительной колонии (инспекторами и работниками производственной зоны) и осужденными женщинами, отбывающими наказание за преступления: 1) небольшой и средней тяжести, 2) тяжкие и особо тяжкие преступления.

Использовались: модификация методики оценки доверия/недоверия А.Б.

Купрейченко; шкалы доверия Розенберга, принятия других Фейя и доброжелательности Кэмпбелла. Констатирован факт большего доверия к осужденным женщинам за тяжкие и особо тяжкие преступления работниками производственной сферы, объясняемые спецификой их трудового взаимодействия; со стороны заключенных в целом установлена тенденция к проявлению большего доверия к сотрудникам УИС, чем ответная реакция последних, проявляющаяся большей степенью недоверия.

Ключевые слова: доверие/недоверие, взаимное доверие, исправительная колония, сотрудники уголовно-исправительной системы, осужденные женщины.

Для цитаты:

–  –  –

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education 154 Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Постановка проблемы В последние годы проблеме доверия уделяется большее внимание представителями различных наук – философами, социологами, политологами, экономистами, психологами и др. Особый интерес представляет исследование доверия к правоохранительным органам.

Согласно результатам опроса, проведенного ВЦИОМ в конце 2014 г., 56% россиян относятся к полиции с доверием, при этом 13% доверяют ей полностью, а 43% – лишь в определенной степени. В то же время 41% россиян считают, что на сотрудников органов внутренних дел положиться нельзя, чуть менее четверти респондентов (21%) дали положительную оценку деятельности сотрудников правоохранительных органов в оказании помощи гражданам.

Еще 58% опрошенных считают помощь полиции в решении проблем несущественной, а 13% и вовсе уверены, что полицейские приносят людям больше вреда [3].

Среди обилия различных контекстов изучения доверия обращает на себя внимание ограниченное число работ, посвященных изучению доверия в юридической психологии, разных сферах юриспруденции, уголовно-исправительной системе (УИС). На дефицит такого рода исследований как нового прикладного запроса, указывает М.М. Заварцева [10].

Отечественные исследования посвящены, главным образом, изучению доверия у несовершеннолетних преступников, к числу которых можно отнести диссертационные работы А.А. Кокуева [12] и Н.Б. Астаниной [2]. Следует особо отметить публикации Л.А.

Дмитриевой, акцентирующей внимание на формировании доверительных отношений между персоналом УИС и осужденными как фактора, способствующего их исправлению [5– 7].

В теоретическом плане представляется важным рассмотрение соотношения понятий «доверие» и «недоверие». В данной работе мы придерживаемся определения доверия, данного А.Б. Купрейченко [13]. Автор определяет доверие другим людям как ценностное отношение субъекта к партнеру, предполагающее позитивное прогнозирование его поведения, а также интерес, уважение, готовность проявить по отношению к нему добрую волю. Это социально и экзистенциально ценное качество, являющееся условием удовлетворения эмоциональных потребностей человека в признании, принятии, интимности, обеспечивающее переживание его связи с миром и целостности бытия.

Соответственно, недоверие – это сомнение в правдивости, подозрительность, отсутствие доверия. С.Н. Ениколопов и Ю.М. Кузнецова определяют недоверие как ожидание негативных последствий от действий партнера, который ассоциируется с ощущением опасности, оценивается как незначимый или имеющий отрицательную значимость [9]. В современной литературе нет единства взглядов относительно соотношения доверия и недоверия. Одни авторы рассматривают их как противоположные, взаимоисключающие феномены [1; 17], другие доказывают, что доверие и недоверие независимы друг от друга [20]. Критерии доверия и недоверия человека другим людям подробно рассмотрены в работах А.Б. Купрейченко и ее коллег [8; 13–15], которые показали, что доверие и недоверие

– относительно автономные психологические феномены, имеющие как сходные, так и различные характеристики: признаки, условия возникновения, критерии и функции в регуляции жизнедеятельности субъекта. Основные функции доверия – социальное познание и обмен. Основные функции недоверия – самосохранение и обособление.

Существует асимметрия критериев и факторов доверия и недоверия. Авторы подчеркивают, что «… содержание и степень опасений (недоверия), как правило, не эквивалентны содержанию и уровню надежд (доверия). Приобретения от оправдания доверия и потери в результате подтверждения недоверия в большинстве случаев ни качественно, ни © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------количественно, ни психологически не являются эквивалентными. «Если ожидания доверия не оправдаются (ситуация низкой удовлетворенности ожиданий), ничего страшного не произойдет – мы просто не получим “выигрыш”. Если же подтвердятся ожидания недоверия, то, впустив на свою “территорию” опасного партнера, мы можем потерять нечто высокозначимое» [14, с. 57].

Важнейшей характеристикой взаимоотношений между персоналом пенитенциарных учреждений и осужденными является их нормативность. Однако, как показывают наблюдения, чрезмерная зарегламентированность поведения (отсутствие «степеней свободы») приводит к сильному психическому напряжению, опасению, страху и способствует нарушению установленных в исправительном учреждении норм. На взаимоотношения между персоналом и осужденными оказывают влияние и неофициальные нормы, являющиеся элементом корпоративной культуры сотрудников уголовноисполнительной системы и субкультуры осужденных, и деление этих групп по принципу «мы» и «они» [4; 16]. Несмотря на то, что взаимоотношения между персоналом и осужденными носят институциональный и ролевой характер, при взаимодействии конкретных субъектов они не лишены личностного аспекта. Пенитенциарное учреждение является структурой, которая выполняет кроме исправительной и ряд других важных функций – воспитательную, трудовую и др., реализация которых невозможна без проявлений доверия между осужденными и персоналом. Разного рода нестыковки, непонимание, разногласия порождали противоположное явление – феномен недоверия.

Н.Г. Соболев специально рассматривает «феномен недоверия в уголовноисполнительной системе» и приводит рейтинг наиболее типичных суждений относительно источников возникновения и механизмов его функционирования: а) недоверие возникает в силу специфики мест лишения свободы; б) в связи с особенностями корпоративной культуры персонала УИС; в) в связи с распространенной в УИС криминальной субкультуры осужденных; г) с преобладанием в действиях и поступках сотрудников пенитенциарных учреждений репрессивного уклона, поощряемого руководством и/или разделяемого большинством сотрудников; д) в связи с определенной функциональной обособленностью отдельных работников и служб УИС; е) в силу наличия у сотрудников установки враждебности и негативизма в отношении осужденных. Автор сводит факторы, детерминирующие возникновение и реализацию «феномена недоверия в УИС», к двум основным группам – объективным и субъективным. К первой группе факторов он относит нормативные документы, регламентирующие деятельность УИС и различия в социальноправовом статусе. Группу субъективных факторов образуют личностные особенности сотрудников и осужденных, организационная культура и этика персонала исправительных учреждений, криминальная субкультура осужденных и др. [18].

Таким образом, изучение различных аспектов доверия между субъектами пенитенциарной системы (сотрудников УИС и лиц, находящихся в заключении) представляется крайне важным не только в теоретическом, но и практическом плане – с точки зрения соблюдения законности, прав осужденных, осуществления исправительных, воспитательных, профилактических и других мероприятий, системы безопасности, выполнения поставленных производственных задач, функционирования учреждения в целом.

Сказанное выше определило цель эмпирического исследования – изучение взаимного доверия между сотрудниками УИС (инспекторами и работниками производственной зоны) © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------и двумя категориями осужденных женщин: за преступления небольшой и средней тяжести (1-я группа); за тяжкие и особо тяжкие преступления (2-я группа).

Материалы и методы

В соответствии с целью исследования были сформированы четыре группы испытуемых в общем количестве 100 человек, в равной доле респондентов в каждой группе по 25 чел. Все испытуемые – женщины. Исследование проводилось на базе ФКУ ИК-28 ГУФСИН России по Пермскому краю в мае 2016 г. ИК-28 специализируется на выпуске специальной одежды для промышленных предприятий различного профиля, комплектов костюмов для полиции и военной формы для российской армии.

Персонал ИК-28 был представлен лицами зрелого возраста (от 22 до 50 лет), в основном со средне-специальным (больше инспектора) и высшим (больше работники производственной сферы) образованием, примерно одинаковым семейным статусом, с преобладающим стажем работы от 5 до 15 лет.

В формировании выборки осужденных мы руководствовались «Классификацией преступлений по степени тяжести», разработанной на основе анализа УК РФ [11]. Возраст осужденных женщин – от 22 до 54 лет. В группе осужденных за преступления небольшой и средней тяжести преобладали лица с более высоким образовательным уровнем, в обеих группах отмечалось преобладающее представительство одиноких и разведенных женщин (соответственно 92 и 80%). В первой группе доминировали женщины, отбывающие срок за причинение тяжкого вреда здоровью, преступления, связанные с оборотом наркотиков и грабеж; во второй – лица, совершившие убийства, разбойные нападения, занимавшихся наркоторговлей.

В работе, наряду с клинической беседой, использовались следующие психодиагностические методики:

1. Адаптированный для данного исследования вариант методики «Оценка доверия/недоверия сотрудника к коллегам и руководителям организации» (автор А.Б.

Купрейченко) [13]. Методика включает себя 5 шкал доверия: «Надежность»; «Знание»;

«Приязнь»; «Единство»; «Расчет» и 5 шкал недоверия: «Нерасчетливость», «Неприязнь», «Ненадежность», «Незнание», «Непредсказуемость». Опросник представляет собой 20 высказываний, которые предлагается оценить по степени согласия по 5-балльной шкале: от «полностью не согласен» до «полностью согласен». В качестве дополнительных показателей вычислялись суммарные (интегральные) значения шкал доверия и недоверия, а также их соотношение (индекс доверия/недоверия).

2. Опросники, оценивающие качество межличностного взаимодействия испытуемых: «Шкала доверия М. Розенберга», «Шкала принятия других» В. Фейя и «Шкала доброжелательности» Дж. Кэмпбелла. Оценка показателей этих шкал осуществляется в баллах, позволяющих оценить уровень выраженности измеряемых качеств (низкий, средний или высокий) и дают представление о том, как, на их взгляд, партнеры по «вынужденному» взаимодействию проявляют доверие или недоверие, а также качества коммуникатора, позволяющие сделать общение более доверительным и открытым.

Статистическая обработка данных осуществлялась с помощью t-критерия Стьюдента.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

<

Дизайн исследования

Методический прием, который был использован в данной работе, заключался в следующем. Исходя из определения доверия как «убежденности в честности и порядочности человека, веры в искренность и добросовестность его поступков», каждая группа испытуемых наделяла теми или иными качествами доверия предлагаемые для оценивания категории: работники УИС – осужденных, осужденные – взаимодействующий с ними персонал колонии. Таким образом, были получены субъективные оценки, характеризующие степень доверия и взаимного доверия: «Я считаю (мне представляется), что они такие…».

Методический подход к проведению эмпирического исследования можно представить в виде двух схем (рис. 1 и 2).

–  –  –

А. Оценка доверия сотрудниками УИС осужденных женщин В сравнительной оценке доверия инспекторами производственной и жилой зоны обеих категорий осужденных (A C и D) было установлено, что осужденные за преступления небольшой и средней тяжести наделяются большим доверием, на что указывают статистически значимые различия в показателях надежности (p0,001), единства (p0,05), приязни (p0,001), расчета (p0,001), и соответственно меньшим недоверием – по нерасчетливости (p0,001), неприязни (p0,001), ненадежности (p0,001), © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------незнания (p0,001) и непредсказуемости (p0,001). Отсутствие различий обнаружено только по показателю «знание» (p0,05). Статистически значимых различий по шкалам межличностного общения не установлено, при этом шкала доверия Розенберга указывала на низкий уровень по отношению к обеим группам испытуемых-осужденных.

Совсем иначе оценивали доверие к осужденным работники производственной сферы (B C и D). Оказалось, что они выше оценивали надежность осужденных 2-й группы в сравнении с теми, кто совершил менее тяжкие преступления (p0,01) и приязненнее к ним относились (p0,001), одновременно они ниже проявляли к ним недоверие: ценили их нерасчетливость (p0,05), испытывали меньшую неприязнь (p0,05). Соответственно, интегральный показатель доверия к этой категории заключенных у них оказывается выше (p0,05), а недоверия – ниже, хотя и без статистически значимой разницы.

По шкалам межличностного общения также не было выявлено статистически значимых различий. Как и у инспекторов, у работников производственного сектора обнаружился низкий уровень доверия и чуть более высокий уровень доброжелательности к осужденным 2-й группы.

Объяснения этому факту мы видим в специфике работы производственной зоны, в отличие от инспекторов, задача которых заключается в постоянном контроле и предупреждении нарушений правил отбывания наказания осужденными.

Оказалось, что здесь играют роль несколько факторов, оказывающих влияние на формирование доверия:

1) прагматический. Из опыта работы установлено, что в швейной бригаде женщин, отбывающих наказание, в количестве 50 чел. бригадиром предпочтительнее поставить осужденную с большим сроком, так как период ее становления как бригадира составляет несколько месяцев (обучение работы с подчиненными, администрацией предприятия, ведению документации и др.);

2) материальный. Швеи, осужденные за тяжкие преступления, чаще заинтересованы в работе (нужно получать зарплату, чтобы выживать, так как многие не получают помощи из дома, выплачивать иски и др.), и поэтому они реже, в отличие от осужденных 1-й группы, являются злостными нарушителями технологической дисциплины, т. е. не в их интересах допускать брак в работе. Совсем иначе обстоят дела со швеями с маленькими сроками, которые часто не желают работать, осваивать производство, предпочитая «качать» права, вступают в конфликты с администрацией (а администрация требует выполнения норм выработки и качества продукции);

3) фактор профессионализации. За 2–3 года работы осужденная становится специалистом высокого уровня, овладевает необходимыми знаниями и навыками, часто – на уровне мастера, способная передавать свой опыт ученикам. Так обеспечивается преемственность и непрерывность производственного процесса.

В этих условиях между работниками производственной зоны и осужденными на длительные сроки устанавливаются более интенсивные и более доброжелательные отношения, поскольку в совместной деятельности они не только лучше узнают, но и в ряде случаев полагаются друг на друга. Все это делает их отношения более человечными.

Сравнительный анализ оценки персоналом доверия к осужденным за преступления небольшой и средней тяжести (A и В C) показал, что позиции доверия к © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------ним у сотрудников колонии близки, но имеют большие значения у работников производственной сферы по параметрам «единство» (p0,05), что означает наличие у них некой общности, возможно даже принципов, в отличие от инспекторов; и больший уровень недоверия к ним по параметрам: «нерасчетливость» (p0,001), «незнание» (p0,05), «непредсказуемость» (p0,001), интегральному показателю недоверия (p0,01); однако инспектора отличаются от них большим принятием по Фейю (p0,01).

Сравнение оценок доверия к осужденным за тяжкие и особо тяжкие преступления указанными категориями сотрудников УИС (A и В D) обнаруживает общность близости взглядов на доверие только по позиции «нерасчетливость» (p0,05), по всем остальным параметрам работники производственной сферы испытывают большее доверие к этой категории осужденных, чем инспектора (p0,001), и, соответственно, меньшее недоверие (p0,05), на что указывают различия в интегральных значениях, хотя по шкалам межличностного общения статистической разницы не выявлено.

Б. Оценка доверия к персоналу колонии осужденными

Оценки доверия к персоналу колонии осужденными за преступления небольшой и средней тяжести (C A и В) показали, что респонденты данной группы практически одинаково оценивают по уровню доверия/недоверия обе категории работников колонии, с которыми им приходится повседневно взаимодействовать, за исключением параметра «непредсказуемости», приписываемой больше инспекторам (p0,05). По шкалам межличностного общения работники производственной сферы наделяются большим доверием, т. е. им присваиваются такие качества, как большая доброта, честность, способность прийти на помощь (p0,01); большая доброжелательность (p0,001); высокая способность к принятию других (p0,01).

Осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления оценивают доверие к обеим категориям сотрудников колонии (D A и В) примерно одинаково, при этом испытывают большее единство с теми, с кем им приходится взаимодействовать, исполняя трудовую повинность (p0,05); точно так же они оценивают личностно-коммуникативные качества персонала, не видя между группами особых различий (p0,05).

Оценка доверия осужденных женщин к инспекторам производственной и жилой зоны (C и D A) свидетельствует о фактическом отсутствии различий в оценке осужденными обеих категорий доверия/недоверия к ним, а также по шкалам межличностных отношений. Различия касаются лишь параметра «нерасчетливости»

(p0,05), которая приписывается инспекторам осужденными 1-й группы, т. е. качеств, указывающих на недоучет информации, дающей возможность осуществлять контроль над ситуацией и снижающей ее неопределенность и уязвимость. Очевидно, что речь здесь идет о таких ситуациях, снижающих доверие, в которых проявляется несправедливость, вероломство, избыточное проявление властных и должностных полномочий и т. п.

Аналогичные результаты получены и при оценке доверия осужденными работников производственной сферы (C и D B). Они показывают равно одинаковое доверие к ним (с отсутствием достоверных различий) обеих категорий осужденных, как по шкалам доверия/недоверия, так и по шкалам межличностного общения (p0,05); при этом по шкалам доброжелательности и принятия другие женщины, осужденные за преступления небольшой и средней тяжести, регистрируют показатели выше среднего и высокого уровня.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------В. Оценка взаимного доверия между персоналом колонии и осужденными Оценка взаимного доверия между инспекторами и осужденными за преступления небольшой и средней тяжести (A C) указывает на ряд существенных различий. Так, осужденные и инспектора существенно расходятся идеологически, прежде всего, в их взглядах на жизненные цели и ценности (показатель «единство», p0,001); в оценке надежности осужденные оценивают выше своих надзирателей, в отличие последних о них (p0,05); аналогичным образом они выше оценивают и приязнь, т. е. веру в инспекторов (p0,001). Недоверие к инспекторам приписывается по показателям «нерасчетливости» (p0,001) и «непредсказуемости» (p0,05). Иными словами, осужденные полагают, что инспектора ведут себя не всегда последовательно и рационально или даже во вред себе, не доверяя заключенным, и в их действиях присутствует волюнтаризм, не позволяющий прогнозировать их поведение.

Оценки различаются также по шкале доверия Розенберга, где в границах низкого уровня присутствует все-таки тенденция большего доверия осужденных к инспекторам, в отличие от последних, демонстрирующих обратное (p0,01). То же самое можно сказать и об оценке интенсивности принятия друг друга: ожидания относительно инспекторов у осужденных этой категории статистически значимо выше, хотя и незначительно (p0,05), чем экспектации инспекторов.

Оценка взаимного доверия между инспекторами и осужденными за тяжкие и особо тяжкие преступления (A D) указывает на его отсутствие, или, по крайней мере, находится на очень низком уровне. Можно также утверждать, что инспектора не доверяют своим подопечным, о чем свидетельствуют также сравнительно низкие показатели по шкале Розенберга (p0,01). Их представления друг о друге совпадают только по двум параметрам: «знание» и «нерасчетливость» (т. е. вторичная выгода от поведения при контакте с человеком, за которую потом придется расплачиваться). Обе группы обследованных в личностных и деловых контактах применяют как раз «расчет», который, как полагают осужденные, используется инспекторами в отношении них в значительно большей степени, чем они сами могли бы его применить (p0,001), что вполне объяснимо с точки зрения неравноправности отношений заключенных и персонала исправительной колонии, и оценивается как фактор принуждения. Очевидно, что длительный срок взаимодействия в условиях пенитенциарного учреждения позволяет им достаточно хорошо изучить друг друга и выявить слабые места в межличностном взаимодействии. Осужденные также более склонны оценивать инспекторов как недоброжелательных к ним субъектов (p0,01), что, в общем-то, вполне объяснимо: в течение многих лет накопились обиды, претензии, обвинения в несправедливости и проч.

Оценки взаимного доверия между работниками производственной сферы и осужденными за преступления небольшой и средней тяжести (B C) позволяют заключить, что доверие/недоверие друг к другу между ними обеспечивается только за счет знания/незнания и расчета/нерасчетливости (p0,05); по всем остальным параметрам обнаруживаются статистически значимые различия: «надежности/ненадежности» (p0,01);

приязни/неприязни (соответственно p0,05 и p0,01); а также «непредсказуемости»

(p0,001). Общий вывод, который можно сделать, заключается в том, что уровень недоверия работников производственной сферы значительно выше такового, обнаруженного у заключенных-женщин (p0,05). Недоверие к последним характеризуется также низкими © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------показателями по шкале Розенберга (p0,001); низкими к ним проявлениями доброжелательности (p0,001) и принятия (p0,001).

Оценка параметров взаимного доверия между работниками производственной сферы и осужденными за тяжкие и особо тяжкие преступления (A D) показывает гораздо больше точек сближения по доверию друг другу, чем в анализируемых выше парах испытуемых. Они проявляют себя в таких показателях доверия, как «надежность», «знание»

и «расчет», и недоверия – «нерасчетливости», «неприязни», «незнания» и «непредсказуемости», а также в интегральных показателях (p0,05). Одновременно испытуемые выявляют статистически значимые различия по параметрам единства (p0,01) и приязни (p0,05): осужденные приписывают работникам производственной сферы больше указанных качеств, чем последние заключенным-женщинам, осужденным на длительные сроки отбывания наказания. Различия обнаруживаются также по параметру «ненадежность» (p0,01), которая также больше приписывается данной категории осужденных. Дистанция меньшего доверия к осужденным проявляет себя и в шкале Розенберга (p0,01), а также шкале доброжелательности, которой осужденные женщины за тяжкие и особо тяжкие преступления сильнее наделяют тех, с кем им приходится повседневно взаимодействовать на производстве (p0,05).

Оценивая в целом отношения доверия между персоналом исправительной колонии и осужденными, можно увидеть интересную тенденцию: оказывается, что уровень доверия осужденных к персоналу несколько выше, чем персонала к ним, при этом наибольший уровень доверия проявляют осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления к работникам производственной сферы. Более сложные параллели обнаруживают отношения недоверия: наиболее низкие уровни проявляются во взаимоотношениях инспекторов с осужденными за преступления небольшой и средней тяжести, наиболее высокие – инспекторов с женщинами, отбывающими наказание за более тяжкие преступления.

Результаты, полученные с помощью опросника А.Б. Купрейченко, в целом согласуются с данными на основе шкал Кэмпбелла и Розенберга: осужденные обеих групп в целом оценивают одинаково доверие инспекторов, в то время как последние оценивают доверие заключенных значительно ниже. То же самое можно сказать и о доброжелательности: оценки осужденных доброжелательного к ним отношения со стороны надзирателей заметно выше. Аналогичные данные мы видим и во взаимной оценке осужденных и персонала производственной зоны, где указанные тенденции проявляют себя еще более ярко. «Шкала принятия других» направленна на изучение степени интенсивности отношений принятия других людей. Эти взаимоотношения у респондентов характеризуются в основном средним уровнем интенсивности, что может косвенно свидетельствовать о благоприятном психологическом климате в данном пенитенциарном учреждении.

Полученные нами данные свидетельствуют о наличии двух векторов доверия: один из них, направляемый заключенными в сторону персонала исправительной колонии, лее высоким оценкам способности этих людей проявлять доверие к осужденным; другой – противоположный, сдерживающий, с акцентом большего недоверия работников пенитенциарного учреждения к преступницам, отбывающими наказание, связанный также со спецификой работы, должностными инструкциями по поддержанию правопорядка и © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------трудовой дисциплины. Что стоит за этим – чисто человеческая потребность в более теплых и доброжелательных отношениях или затаенная корысть, еще предстоит выяснить.

Оценивая в целом результаты работы, можно сказать, что они согласуются с ранее опубликованными наблюдениями одного из авторов данной статьи [19], показавшим, что восприятие преступника, отбывающего наказание, в оценках сотрудников полиции и работников ГУФСИН носит в основном негативный характер, в то время как осужденные склонны давать более высокие и позитивные оценки правоохранителям. Все это не способствует росту взаимопонимания и доверия, а также является серьезным барьером в деле продвижения исправительных и реабилитационных мероприятий.

В свете вышесказанного возникает необходимость актуализации доверия как профессиональной позиции персонала исправительных учреждений, на что указывает, в частности, Л.А.

Дмитриева в своих публикациях [5; 6], включающей, как минимум, три важных аспекта: 1) расширение коммуникативного диапазона работниками УИС:

распознавание и использование как манипулятивных стратегий, так и приемов диалогового общения, способствующих формированию доверительных отношений между сотрудниками УИС и осужденными; 2) более широкое использование различных способов укрепления доверия инспекторами при работе с женщинами, осужденными за преступления небольшой и средней тяжести; 3) проявление, наряду с доверием, большей бдительности работниками производственной зоны во взаимодействии с осужденными за тяжкие и особо тяжкие преступления; при этом особо следует обратить внимание на такой аспект доверия, как «единство» (некая общность, близость взглядов и представлений о жизни, возможно основанных на оценочности, сочувствии или человеческих симпатиях к осужденной), что может быть чревато определенными негативными последствиями, как в плане служебной деятельности, так и некоторой личностной деформации.

Литература

1. Антоненко И.В. Социальная психология доверия: автореф. дис.... д-ра психол.

наук. Ярославль, 2006. 48 с.

2. Астанина Н.Б. Особенности феномена доверия у несовершеннолетних правонарушителей мужского пола: автореф. дис.... канд. психол. наук: 19.00.06.

М., 2011. 21 с.

3. ВЦИОМ: уровень доверия россиян к правоохранительным органам растет [Электронный ресурс]. URL: ttp://ria.ru/society/20141107/1032140642.html (дата обращения: 14.04.2016).

4. Дебольский М.Г., Локтева О.А. Взаимоотношения между персоналом пенитенциарных учреждений и осужденными // Энциклопедия юридической психологии. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. С. 240–241.

5. Дмитриева Л.А. Доверие в профессиональной позиции персонала исправительных учреждений // Уголовно-исполнительная система России:

стратегия развития. Материалы научно-практической конференции (26–27 мая 2005 г.). Ч. 1. М.: НИИ ФСИН России, 2005. С.98–100.

6. Дмитриева Л.А. Социально-психологическое исследование доверия в рамках © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------комплексной разработки проблематики оптимизации взаимоотношений между персоналом УИС и осужденными // Психолого-криминологическая диагностика личности осужденного и социально-психологическое сопровождение исполнения уголовного наказания. Матер. междунар. научно-практ. семинара (г.

Владимир, 2 ноября 2004 г.). Владимир: ВЮИ ФСИН, 2005 (б). С. 48–52.

–  –  –

9. Ениколопов С.Н., Кузнецова Ю.М. Подросток как объект социального недоверия //

Социальное положение детей, подростков и молодежи в современном обществе:

матер. Всеросс. научно-практ. конференции 13–14 мая 2010 г.: в 2 ч. Ч. I. Уфа:

ИСЭИ УНЦ РАН, 2010. С. 101–106.

10. Заварцева М.М. Доверие: новые перспективы мультидисциплинарных исследований // Прикладная юридическая психология. 2014. № 1. С.14–21.

11. Классификация преступлений по степени тяжести [Электронный ресурс]. URL:

http://www.uznik.net/index.php/2009-01-08-22-04-50/2009-05-31-15-56-40/343дата обращения: 11.05.2016).

–  –  –

14. Купрейченко А.Б., Табхарова С.П. Критерии доверия и недоверия личности другим людям // Психологический журнал. 2007. Т. 28. № 2. С. 55–67.

–  –  –

16. Маняхин А.В. Социально-психологическая характеристика особенностей ролевого взаимодействия сотрудников учреждений уголовно-исполнительной системы и лиц, осужденных к лишению свободы // Вестник Южно-Уральского гос. ун-та.

Серия: Психология. 2014. № 3. С. 99–104.

17. Скрипкина Т.П. Психология доверия: учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб.

заведений. М.: Изд. центр «Академия», 2000. 264 с.

18. Соболев Н.Г. К вопросу о раскрытии понятия «феномен недоверия» в уголовноисполнительной системе // Психологическое обеспечение в уголовноисполнительной системе / Под ред. М.Г. Дебольского. М: ФСИН России, 2007. С.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

–  –  –

20. Lewicky R.J., Stevenson M., Bunker B.B. The three components of interpersonal trust:

instrument development and differences across relationships // The Ohio State University: WPS. Feb., 1997. Columbus, OH: Max M. Fisher College of Business, Ohio State University.

© 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women Uzlov N.D., PhD (Medicine), Associate Professor, Berezniki Branch of the Perm State National Research University (knots51@mail.ru) Aman N.N., Master of Production Department, Federal Official Institution Penal Colony – 28 of the Main Department of the Federal Penitentiary Service of Russia for Perm region, a graduate of the psychologist (aman.natalia@yandex.ru) The article presents the results of a study of trust between employees of a penal colony (inspectors and employees of the production zone), and women who are serving sentences for the crimes of 1) small and moderate, 2) such grave and particularly grave crimes. There were used a modification of the methods of assessment of trust/distrust by A. B. Kupreychenko, M.

Rosenberg's Faith in People Scale, Acceptance of Others Scale by William F. Fey and J. Campbell’s Benevolence Scale. The fact of greater confidence on the part of employees of the production department to the women who are serving a sentence for a grave or especially grave crime was fixed, it was explained the specifics of their interaction in the work. The general trend to exercise greater trust by inmates to employees of the penal system was detected than their response reaction that appear of a greater degree of distrust.

Key words: trust/distrust, mutual trust, a penal colony, employees of the penal system, convicted women.

References

1. Antonenko I.V. Social'naya psihologiya doveriya [Social psychology of trust]: avtoreferat dis. d-ra psihol. nauk [Social psychology of trust. Ph. D. (Psychology) Thesis]. Yaroslavl',

2006. 48 p. (In Russ.).

2. Astanina N.B. Osobennosti fenomena doveriya u nesovershennoletnih pravonarushitelej muzhskogo pola [The features of the phenomenon of trust among juvenile offenders male: avtoreferat dis. kand. psihol. nauk. [Ph. D. (Psychology) Thesis]. Moscow, 2011. 21 p. (In Russ.).

–  –  –

4. Debol'skij M.G., Lokteva O.A. Vzaimootnosheniya mezhdu personalom penitenciarnyh uchrezhdenij i osuzhdennymi [Relationships between prison staff and prisoners]. In © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------Enciklopediya yuridicheskoj psihologii [Encyclopedia of legal psychology]. Moscow:

Publ.YUNITI-DANA, 2003, pp. 240–241(In Russ.).

5. Dmitrieva L.A. Doverie v professional'noj pozicii personala ispravitel'nyh uchrezhdenij [Trust in the professional roles of correctional staff ]. Ugolovno-ispolnitel'naya sistema Rossii: strategiya razvitiya [Criminal-Executive system of Russia: strategy of development]. Materialy nauchno-prakticheskoj konferencii (26-27 maya 2005 g.) [Materials of scientific-practical conference, May 26-27, 2005). Part 1. Moscow: Publ. NII FSIN Rossii, 2005, pp.98-100 (In Russ.).

6. Dmitrieva L.A. Social'no-psihologicheskoe issledovanie doveriya v ramkah kompleksnoj razrabotki problematiki optimizacii vzaimootnoshenij mezhdu personalom UIS i osuzhdennymi [A socio-psychological study of trust in the framework of the complex research of the problem of optimizing the relationships between employees of the penal system and prisoners]/ Psihologo-kriminologicheskaya diagnostika lichnosti osuzhdennogo i social'no-psihologicheskoe soprovozhdenie ispolneniya ugolovnogo nakazaniya [Psycho-criminological diagnosis the personality of the convict and sociopsychological support for the execution of criminal penalties]. Mater. mezhdunar.

nauchno-prakt. seminara, 2 noyabrya 2004 g., g. Vladimir [Materials of the international scientific-practical seminar November 2, 2004]. Vladimir: Publ. VYUI FSIN, 2005, pp. 48In Russ.).

7. Dmitrieva L.A. Psihologicheskie osobennosti doveriya u personala penitenciarnyh uchrezhdenij i osuzhdennyh [Psychological peculiarities of the confidence of prison staff and prisoners]. Sudebnaya psihiatriya. Penitenciarnaya psihiatriya i psihologiya [Forensic psychiatry. Penitentiary psychiatry and psychology]. Issue 6. Moscow: Publ.

FGU «GNC SSP Roszdrava», 2009, pp.79-96 (In Russ.).

8. Doverie i nedoverie v usloviyah razvitiya grazhdanskogo obshchestva /otv. red. A.B.

Kuprejchenko, I.V. Mersiyanovoj [Trust and distrust in terms of the development of civil society. In A. B. Kupreychenko, I. V. Mersiyanova (eds)]. Moscow: Publ.: NIU VSE, 2013.

564 p. (In Russ.).

9. Enikolopov S. N., Kuznecova YU. M. Podrostok kak ob"ekt social'nogo nedoveriya [The teenager as an object of social distrust]// Social'noe polozhenie detej, podrostkov i molodyozhi v sovremennom obshchestve [the Social situation of children, adolescents and youth in modern society]. Mater. Vseross. nauchno-prakt. konferencii 13-14 maya 2010 g.[ Materials of All-Russian scientific-practical conference May 13-14, 2010]. In 2 parts. Part 1. Ufa: Publ.: ISEI UNC RAN, 2010, pp. 101-106 (In Russ.).

10. Zavarceva M. M. Doverie: novye perspektivy mul'tidisciplinarnyh issledovanij [Trust:

the new frontier for multidisciplinary studies]. Prikladnaya yuridicheskaya psihologiya [Applied Legal Psychology], 2014, no. 1, pp. 14-21(In Russ.).

11. Klassifikaciya prestuplenij po stepeni tyazhesti [Classifying crimes by severity] [Elektronnyj resurs]. URL: http://www.uznik.net/index.php/2009-01-08-22-04Accessed 11.05.2016) (In Russ.).

12. Kokuev A.A. Osobennosti doveriya k sebe i drugim u nesovershennoletnih prestupnikov, otbyvayushchih nakazanie v vide lisheniya svobody [Features of trust to himself and © 2017 Московский государственный психолого-педагогический университет © 2017 Moscow State University of Psychology & Education Узлов Н.Д., Аман Н.Н. О взаимном доверии сотрудников уголовно-исполнительной системы и осужденных женщин.

Психология и право psyandlaw.ru 2017. Том 7. №1. С. 154-168.

Uzlov N.D., Aman N.N. About the mutual trust of the employees of the penal system and convicts women. Psychology and law psyandlaw.ru 2017. Vol. 7. no.1. pp. 154-168.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------others at juvenile offenders, serving a sentence of imprisonment]: avtoreferat dis....

kand. psihol. nauk [Ph. D. (Psychology) Thesis]. Rostov n/D, 2003. 21 p. (In Russ.).

13. Kuprejchenko A.B. Psihologiya doveriya i nedoveriya [The psychology of trust and distrust]. Moscow: Publ.: Institut psihologii RAN, 2008. 571 p. (In Russ.).

14. Kuprejchenko A. B., Tabharova S. P. Kriterii doveriya i nedoveriya lichnosti drugim lyudyam [The criteria of trust and distrust of the individual to others].Psihologicheskij zhurnal [Psychological Journal], 2007, vol. 28, no.2, pp. 55-67 (In Russ.).

15. Kuprejchenko A. B., Tabharova S. P. Otnoshenie k soblyudeniyu nravstvennyh norm delovogo povedeniya v zavisimosti ot vektora doveriya i nedoveriya u rukovoditelej i ryadovyh sotrudnikov [Relation to compliance of moral norms in business conduct depending on the vector of trust and distrust among managers and ordinary employees].

Psihologiya v ehkonomike i upravlenii [Psychology in economy and management], 2009, no. 2, pp. 56-63 (In Russ.).

16. Manyahin A.V. Social'no-psihologicheskaya harakteristika osobennostej rolevogo vzaimodejstviya sotrudnikov uchrezhdenij ugolovno-ispolnitel'noj sistemy i lic, osuzhdennyh k lisheniyu svobody [Socio-psychological characteristic features of the role interaction of employees of penal system and persons convicted to deprivation of liberty].Vestnik YUzhno-Ural'skogo gos. un-ta. Seriya Psihologiya [Bulletin of the South Ural State University. Series Psychology], 2014, no. 3, pp. 99-104 (In Russ.).

17. Skripkina T. P. Psihologiya doveriya. Ucheb. posobie dlya stud. vyssh. ped. ucheb.

zavedenij [The psychology of trust. Textbook for students of higher pedagogical educational institutions]. Moscow: Publ.: Academy, 2000. 264 p. (In Russ.).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |



Похожие работы:

«Роман Светлов Книга Вина Серия "Александрийская библиотека" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11820658 Книга Вина / [сост., предисл., вступ. ст. Р. Светлова]: Амфора. ТИД Амфора; СПб; 2009 ISBN 978-5-367-00977-4 Аннотац...»

«Увольнение по сокращению штата: пять рисков для работодателей Автор Е. Ю. Королева, заместитель генерального директора по правовым вопросам юридической компании "Альтернативное решение". Источник: Журнал Трудовые споры Журнал "Трудовые споры" составил рейтинг из пяти рисков для компаний работодателей при увольнении работников по сокра...»

«КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Юридический факультет О.Н. Низамиева СЕМЕЙНОЕ ПРАВО Учебно-методический комплекс Направление подготовки: 030900.62 Юриспруденция. Квалификация (степень) выпускника – бакалавр. Форма обучения – очная, заочная, очно-заочная (вечерняя). Казань УДК 347.6...»

«свято-фи ларетовский православно-христианский инстит у т ассоциация выпускников и ст удентов свято-фи ларетовского инстит у та ре д акционна я кол легия: Главный редактор свящ. Георгий Кочетков, ма...»

«№ 29 (969) Международный арбитраж от 26/07/17 (Тема номера: Международный арбитраж) Чрезвычайный пошел Вопрос признания и исполнения обеспечительных мер, вынесенных чрезвычайным арбитром, стал актуальным и для Украины Ярослав ПЕТРОВ Специально для "Юридической практики" 17 мая 2016 года...»

«Поддержка развития цифровой грамотности Построение Электронное современного обучение общества ITdesk.info основы компьютерной грамотности для всех желающих Пособие по цифровой грамотности Право Инклюзивное человека образование...»

«Всемирная Организация Сёриндзи Кэмпо Украинская Федерация Сёриндзи Кэмпо УСТАВ ВСЕМИРНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СЁРИНДЗИ КЭМПО Преамбула Со Досин, основатель Сёриндзи Кэмпо, был свидетелем многих примеров недостойного поведения людей в эк...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный юридический...»

«Военная техника Р. Ангельский ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ПРОТИВОТАНКОВЫЕ КОМПЛЕКСЫ Иллюстрированный справочник Москва • ACT • Астрель 2002 УДК 623.4 ББК 68.8 А64 Подписано в печа...»

«Фотографию на обложку любезно предоставил иеродьякон Никита (Смернягин) ВВЕДЕНИЕ Задача данного введения – прояснить значение терминов, вошедших в название книги и образующих ее смысловой стержень. Начну с первого из них "православная цивилизация". То, в чем нам по-настоящему отказывают сегод...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытое акционерное общество "Система-Галс" Код эмитента: 01017-Н За II квартал 2009г. Место нахождения эмитента: Российская Федерация, 115184, г. Москва, ул. Большая Татарская, д.35,стр.4 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию...»

«УСЛОВИЯ ЛИЦЕНЗИОННОГО СОГЛАШЕНИЯ (НЕИСКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ ЛИЦЕНЗИЯ) НА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ERM4 версия 1.02 http://aronicle.com Принимая настоящее Соглашение или используя программный продукт ERM4 (далее п...»

«Павел Раков На самом деле я умная, но живу как дура! Серия "Звезда тренинга" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8485709 Раков, Павел На самом деле я умная, но живу как дура!: АСТ; Москва; 2015 ISBN 978-5-17-093749-3 Аннотация Есть женщины, которые имеют все, что пожел...»

«Рэй Дуглас Брэдбери Кладбище для безумцев. Еще одна повесть о двух городах Серия "Венецианская трилогия", книга 2 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8477568 Кладбище для безумцев: Еще одна повесть о двух горо...»

«Дмитрий Львович Быков Трезвый Есенин Серия "Прямая речь", книга 23 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9063887 Аннотация С Сергеем Есениным случилась серьезная трагедия. Этот поэт оказался...»

«ОСОБЕННОСТИ ОФОРМЛЕНИЯ СДЕЛОК ПО ОПТИМИЗАЦИИ РЕКЛАМНЫХ КАМПАНИЙ В ИНТЕРНЕТЕ С ПОМОЩЬЮ ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ Латухина Мария Юридический Департамент ОЦО Москва | 01 декабря 2015 года РАСПРОСТРАНЕНИЕ ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ В ЭЛЕКТРОННОЙ ФОРМЕ ПОСРЕД...»

«Интернет-магазин www.telecamera.ru РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ Интернет-магазин www.telecamera.ru СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ КОРПОРАЦИЕЙ СКАЙРОС И КОНЕЧНЫМ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕМ ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ (ПО) ВАЖНО: ВНИМАТЕЛЬНО...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВПО "Тувинский государственный университет" Кызылский педагогический колледж Рабочая программа дисциплины ОП.04. Правовое обеспечение профессиональной деятельности Утверждено на заседании УМС КПК Утве...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА и ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"...»

«ПАМЯТКА ОБУЧАЮЩИМСЯ И СОТРУДНИКАМ ФГБОУ ВО "ВГУ" ПО ВОПРОСАМ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ Цель памятки – определить содержание понятий, имеющих отношение к коррупции и её проявлениям, раскрыть сущность...»

«Олег Замышляев Матрица перемен. Как повысить эффективность изменений в компании Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8206283 Матрица перемен: Как повысить эффе...»

«Н.А. МИХАЛЁВА* ТВОРЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ АКАДЕМИКА О.Е. КУТАФИНА – НАЦИОНАЛЬНОЕ ДОСТОЯНИЕ РОССИИ Ключевые слова: творческое наследие, конституционное право, конституционализм, гражданство, федерализм, автономия, органы публичной власти, высшее юридическое образование I. УНИКАЛЬНОСТЬ ЛИЧНОСТИ АКАДЕМИКА О.Е. КУТАФИНА. Когда человек уходит...»

«УДК 342.72.73:351.74 ПРАВО ЧЕЛОВЕКА НА БЕЗОПАСНОСТЬ: СОЦИАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ И НОРМАТИВНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ М.Н. Пендюра, доцент кафедры теории государства и права Национальной академии внутренних дел, кандидат юридичес...»

«РУКОВОДСТВО ПО УСТАНОВКЕ AXIS Q60 Series Р УС С КИ Й AXIS Q6042-E PTZ Dome Network Camera AXIS Q6044-E PTZ Dome Network Camera AXIS Q6045-E PTZ Dome Network Camera Юридическая информация компании Axis AB в различных юрисдикциях. Все остальные названия компа...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО "МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ О.Е. КУТАФИНА (МГЮА)" КАФЕДРА ТРУДОВОГО ПРАВА И ПРАВА СОЦИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИС...»

«ЧОПЯК Алексей Павлович Парламентский контроль за исполнительной властью в Российской Федерации Специальность: 12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических н...»

«Все ЕТКС в одном месте! Документ скачен с сайта ALLETKS.RU. Навещайте наш сайт почаще! Единый тарифно-квалификационный справочник работ и профессий рабочих Выпуск 26. Разделы: Анилино-красочные производства; производство полиграфи...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.