WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

«В. В. Захаров АДМИНИСТРАТИВНЫЕ РЕФОРМЫ И ПРАВОСУДИЕ В РОССИИ ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX В.: ПРОБЛЕМА ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ЭФФЕКТОВ Поисковая ...»

В. В. Захаров

АДМИНИСТРАТИВНЫЕ РЕФОРМЫ И ПРАВОСУДИЕ В РОССИИ

ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX В.: ПРОБЛЕМА ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ

ЭФФЕКТОВ

Поисковая гипотеза базируется на следующей презумпции: поскольку

в России начала XIX в. не завершилось отделение судебных органов от

административных, то преобразования последних должны в той или иной

степени оказывать влияние на состояние первых. Институциональные

трансформации сопровождаются различными институциональными эф­ фектами или корректировками «правил игры», которые могут быть пря­ мыми и косвенными, положительными и отрицательными, преднамерен­ ными и непреднамеренными, внешними и внутренними и др.

Вопрос об оценке степени воздействия административных реформ на состояние отечественного правосудия к настоящему времени мало привле­ кал специалистов, а в тех случаях, когда попадал в орбиту исследовательс­ кого внимания, то трактовался весьма неоднозначно. Например, И. П. Слободянюк признает, что реформы центрального государственного управле­ ния, предпринятые в России в начале XIX в., оказали большое влияние на организацию и функционирование судебной системы в стране. Правда, при этом автор не характеризует суть данного влияния. Иной точки зрения при­ держивается Н. Н. Ефремова, которая считает, что реформы государствен­ ного аппарата первой четверти XIX в. лишь косвенным образом отрази­ лись на судоустройстве и повлекли частичные новации в судопроизводстве.

Для выяснения как самого факта влияния, так и его масштабов рас­ смотрим два потенциально возможных проявления: 1) в сфере судоуст­ ройства, к числу которых относились изменения в системе судов и судеб­ ном управлении («судоустройственные эффекты»); 2) в сфере судопроиз­ водства («судопроизводственные эффекты»).

Административные реформы первой четверти XIX в. коснулись в ос­ новном высшего и центрального уровней управления. В связи с этим пред­ полагаем, что заметные изменения произошли в структуре высших судов Российской империи. Анализ эмпирического материала позволяет кон­ статировать два вида изменений: 1) появление новых органов, имеющих право осуществлять рассмотрение спора о праве и, 2) корректировка ста­ туса действовавших органов правосудия.

Рассмотрим первый вид изменений. Практически каждая админист­ ративная реформа сопровождалась появлением у новых органов управ­ ления судебной компетенции.

I. Министерская реформа, занявшая период с 1802 по 1811 г., создала новые органы государственного управления, которые получили помимо прочих еще и судебные функции. Она в меньшей степени затронула под­ систему общих судов. Гораздо больше реформа сказалась на состоянии подсистемы специальных судов, приведя к расширению их числа. Напри­ мер, при Военном, Морском министерствах и Главном управлении путей сообщения действовали «аудитораты», которые «заведовали ревизиею во­ енно-судных следственных дел», т.е. выступали в роли ревизионных ин­ станций. При Министерстве финансов существовал горный суд, подсуд­ ность которого составляли спорные исковые дела в отношении казенной и частной собственности.

П. Создание министерств сопровождалось учреждением Комитета ми­ нистров. Его компетенция в конечном итоге охватила все основные воп­ росы деятельности высших правительственных учреждений, включая за­ конодательство. Такое положение не могло не привести к его вторжению в судебную сферу.





Уже в первые годы своего существования Комитет при­ нимал решения по некоторым уголовным делам, а также выступал в каче­ стве ревизионной инстанции, требуя к себе для пересмотра решения су­ дов. Иногда он рассматривал судебные дела, не законченные в низших инстанциях. В гражданских делах выступал в роли высшей апелляцион­ ной инстанции по отношению к Сенату, принимая жалобы частных лиц на его решения. О достаточно распространенной практике подачи судеб­ ных дел в Комитет свидетельствует тот факт, что в 1813 г. император, желая разгрузить его, распорядился передать из Комитета министров различ­ ные «судные дела» в Государственный совет.

III. Дополнительная судебная инстанция появилась в виде Государ­ ственного совета, учрежденного 1 января 1810 г. Первоначально среди вопросов, принадлежавших к предметам ведения Совета, не упоминалось рассмотрение судебных споров. Это вполне соответствовало, по мнению А. Д. Градовского, замыслу М. М. Сперанского, желавшего создать из Совета «установление законосовещательное». Однако в § 98 указа 1810 г.

в качестве временной меры «до окончания преобразования судебной час­ ти» разрешалось подавать жалобы на решения департаментов Сената. На практике, как заметил М. М. Сперанский, Государственный совет «сде­ лался местом судебным по делам, из Сената входящим», и это несмотря на то, что Сенат являлся последней судебной инстанцией.

Таким образом, административные реформы первой четверти XIX в.

сопровождались появлением органов власти, которые имели не только исполнительно-распорядительные или законосовещательные, но и судеб­ ные функции, в силу чего можно говорить об увеличении в России числа квазисудебных органов. Министерская реформа в большей степени по­ влекла за собой корректировку подсистемы специальных судов, а учреж­ дение Комитета министров и Государственного совета - структуры судов общей юрисдикции. Прямым следствием этого стало увеличение звеньев судебной системы.

Это в свою очередь потребовало определения конкретной судебной функции новых звеньев системы. В силу своего статуса как высшего или центрального органа управления, Комитет министров, Государственный совет, министерства выступали в роли контролирующих инстанций, осу­ ществляя апелляционное или ревизионное рассмотрение дел. В качестве иллюстрации охарактеризуем типичное движение гражданского дела в общих судах. Оно могло начаться в земском суде или управе благочиния, как альтернатива - начало процесса в совестном или словесном судах.

После этого дело переходило в суд первой инстанции - уездный, надвор­ ный, магистрат или ратушу. Недовольный решением этого суда мог обжа­ ловать его в суд второй инстанции - гражданскую палату. Как правило, на этом процесс не заканчивался и дело поступало в один из департаментов Сената. Но и его решением не всегда заканчивалось производство по делу.

В департаменте решения принимались только единогласно..Если хотя бы один сенатор выступал против или имел место протест обер-прокурора либо всеподданнейшая жалоба, признанная «заслуживающей уважения», то дело переходило в общее собрание департаментов Сената.

Казалось бы, на этом должно закончиться, и закон прямо указывал, что «на решения Правительствующего сената нет апелляции». Но вер­ ховная власть не могла полностью устраниться от разбора судебных спо­ ров. Этому препятствовали, во-первых, отсутствие гласности и других гарантий правосудия, во-вторых, признание только апелляционного об­ жалования решения, когда каждая инстанция рассматривала дело по су­ ществу и могла вынести новое решение. Этим объясняется следующее уточнение вышеприведенной нормы: «Но как могут быть крайности, в коих возбранить всякое прибежище к Императорскому Величеству было бы отнять избавление у страждущего, то в таком случае...» допускаются всеподданнейшие жалобы.

Эта норма открывала возможность для перехода дела в Государствен­ ный совет. Если в Сенате не набиралось требуемой две трети голосов или министр юстиции был не согласен с решением, то оно передавалось на рассмотрение в департамент гражданских и духовных дел Государствейного совета. Но и решение департамента Совета йе являлось окончатель­ ным. Существовала возможность добиться переноса дела в общее собра­ ние департаментов Государственного совета. В рассмотрение гражданс­ ких дел мог вмешиваться и император. Таким образом, несмотря на то, что Свод законов предусматривал применительно к маловажным делам судебный процесс в двух инстанциях, а к более важным - в трех, дело могло пройти по гораздо большему числу инстанций. Среди современников и исследователей нет единства по поводу их конкретного числа.

Д. А. Оболенский после подсчета пришел к выводу о наличии 11 инстан­ ций. Другие авторы склонны выделять 1 2 - 1 3 инстанций. И. В. Гессен признавал наличие 16 инстанций. Нам представляется, что дело могло рассматриваться примерно в пяти-шести инстанциях.

Изменения в судебной системе не ограничилось появлением новых су­ дебных, а точнее - квазисудебных органов.

Имело место уточнение статуса действовавших судов. Наиболее существенным стоит считать преобразо­ вание Сената. Министерская реформа сопровождалась принятием указа, уточнившего статус Сената, который все больше и больше превращался в высший суд в стране. Произошло преобразование внутренней структуры Сената, в котором было создано девять департаментов. Сенат утратил фун­ кцию судебного управления, которая перешла к Министерству юстиции и это тоже следует рассматривать как один из институциональных эффектов административных преобразований первой четверти XIX в.

Коррективы в судоустройстве не могли не повлиять на судопроизвод­ ство. Рост инстанций наложился на неудачные правовые решения отдель­ ных процессуальных институтов, что в итоге усилило негативное воздей­ ствие отмеченных выше трансформаций на состояние правосудия. Так, отечественное законодательство предоставляло тяжущимся практически неограниченную возможность обжалования решения суда. Как гласил за­ кон: «Когда дело в нижнем суде произведено столь неправильно, что без нового производства решить оное невозможно, тогда самое решение ниж­ него суда считается ничтожным и дело обращается в оный для нового производства...» Никакого позитивного начала эта норма, скажем, в гражданский процесс, не вносила. Ее единственным результатом стала возможность бесконечного перевода дела из одного суда в другой. При­ чем часто это делалось самими судами для того, чтобы дело не числилось за ними и тем самым не нарушались статистические показатели.

В итоге дело на абсолютно законных основаниях могло проходить ин­ станции по несколько раз. В фонде К. Г. Репинского имеется выписка из материалов дела помещика В. Стецкого, которое рассматривалось суда­ ми с 1813 по 1863 г. За это время оно прошло все инстанции, начиная с гражданской палаты и заканчивая Государственным советом. После это­ го четыре раза переходило от гражданской палаты через департамент Се­ ната к общему собранию Сената. Современники эти переходы называ­ ли «мытарствами».

Такое бесконечное «хождение» дел мало содействовало правосудию, но вполне соответствовало системе процесса того времени, «проникну­ той недоверием не только к подсудимым или вообще заинтересованным лицам, но даже к свидетелям и, наконец, к самим судьям. Законодатель не доверял судебным учреждениям, от низших до высших, и предпочитал каждое важное дело разрешать сам, давая таким решениям форму Высо­ чайше утвержденных мнений Государственного совета». Верно заме­ тил С. И. Зарудный: «Недостаточность одной инстанции признана веко­ выми опытами Европы, а бесполезность десяти и даже двенадцати ин­ станций лучше доказывает опыт России».

Свое воздействие оказал запрет судам выходить за рамки буквального толкования норм закона, который считался единственным источником пра­ ва, а судья признавался исключительно его исполнителем. Суды при от­ правлении правосудия буквально были связаны дословным текстом зако­ нов. Им вменялось в обязанность следовать только буквальному смыслу закона. Например, в Учреждениях о губернии прямо указывалось, что «ни­ какое судебное место не решит дело, если нет ясного закона... »

Аналогичные запреты встречались в других европейских государствах.

Так, в Пруссии в 1794 г. был принят закон, который запрещал «малейшее самовольное отступление от ясных и точных предписаний закона...

под предлогом толкования, выводимого из цели и предназначения зако­ на». В принципе, судья был связан точным текстом закона и в случае воз­ никновения сомнений относительно смысла закона он должен был запра­ шивать законодательную комиссию. При полном отсутствии законодатель­ ного регулирования он должен был вынести решение на основании об­ щих принципов. Но уже в 1803 г. судебные запросы в законодательную комиссию упразднили, и судье предписывалось следовать правилам тол­ кования. В это же время во Франции кодекс Наполеона установил, что судья, который отказывается выносить решение под предлогом пробела, неясности или недостаточности закона, может быть привлечен к ответ­ ственности за отказ в правосудии.

Но в российской правовой системе запрет на толкование судом закона продолжал действовать. Закон трактовался как отражение монаршей воли, следовательно, толковать и дополнять его могла только верховная власть.

Примечательно, что после реформы юридического образования 1835 г. в названиях юридических дисциплин устраняется слово «право» и вводит­ ся слово «закон», а предметом изучения становится «законоведение». В случае сомнений судье следовало обращаться за разъяснениями в выше­ стоящую инстанцию, которая, в свою очередь, представляла дело «свое­ му начальству». И так шло, пока вопрос не попадал на рассмотрение выс­ шего органа управления - либо исполнительного, либо законосовещатель­ ного. В этой связи любопытным является постановление Комитета мини­ стров от 6 апреля 1829 г., которым запрещалось юридическим факульте­ там университетов «давать мнения по тяжебным делам частных людей».

Комитет исходил из того, что «университеты наши, по существующим постановлениям, не имеют никакого права мешаться в дела частных лю­ дей в России и давать по оным мнения, а должны таковые дела произво­ диться узаконенным порядком в надлежащих присутственных местах... »

Подведем итоги. Административные преобразования оказали ощутимое и при этом противоречивое воздействие на отечественное правосудие. Для понимания значения административных реформ для судебной системы тре­ буется провести демаркацию между их целью и результатом. Без всякого со­ мнения, административные реформы имели своей целью рационализацию системы государственного управления. В определенной степени этого уда­ лось добиться. На наш взгляд, именно эффективность работы новых высших органов власти наряду с недовольством деятельностью судов заставила им­ ператора расширить компетенцию министерств, Комитета министров и Го­ сударственного совета за счет судебных полномочий. Таким путем уцавалось ускорить решение отдельных спорных вопросов или создавать нормы, по­ зволявшие судам с новых позиций рассматривать правовые конфликты. Опе­ ративность Комитета министров, Государственного совета и министерств в рассмотрении дел объясняется тем, что они не были связаны правилами бук­ вального применения закона, который они могли изменять, и формальных доказательств. В итоге они принимали непосредственное участие в отправ­ лении правосудия, формируя практику «кабинетной юстиции».

Действительно, с одной стороны, это способствовало некоторому со­ вершенствованию судебной практики, но, с другой стороны, такая поли­ тика породила дополнительные судебные инстанции и серьезные колли­ зии. Иллюстрацией последних могут быть следующие нормативные по­ ложения. Общее учреждение министерств однозначно определяло, что «власть судебная во всем пространстве принадлежит Сенату и местам су­ дебным», но при этом, как отмечалось выше, судебные функции осуще­ ствляли и другие органы власти. Более того, Государственному совету были предоставлены права высшего апелляционного суда, но при этом сохра­ няло юридическую силу правило, согласно которому «верховная ревизия суда по делам гражданским, уголовным и межевым принадлежит беспри­ страстному и нелицемерному Сената правосудию».

Многоинстанционность и волокита в судах явились следствием не­ разделенное™ судебной, исполнительной и законодательной власти. А административные реформы только усилили эту неразделенность. Имен­ но в этом главная причина той же волокиты, а не в том, что была предпри­ нята, как утверждают некоторые современные авторы, попытка сознатель­ но усложнить и запутать судебную систему. Для России было свойствен­ но отсутствие четкой системы разграничения функций и сфер деятельно­ сти между различными институтами власти. Русская традиция соедине­ ния суда и управления, экономически обоснованная на определенных этапах развития государственности и не только не преодоленная, а в отдель­ ных случаях даже усиленная реформами первой четверти XIX в., в сово­ купности с правилами буквального применения закона и формальных до­ казательств стали главными причинами существования большого числа инстанций. Модернизация, проводившаяся в указанное время, не смогла сломать такой элемент традиционалистского образа институционального поведения, как вера в верховенство исполнительной власти и принижен­ ное положение суда. Институциональная инерция в силу зависимости от предшествующего развития (path dependency) способствовала сохране­ нию неэффективных технологий и норм в сфере правосудия.

Ситуация усугублялась неопределенностью и динамичностью, кото­ рые были свойственны правилам о подсудности рассматриваемого пери­ ода. Условием, способствовавшим активной интервенции административ­ ных органов в сферу правосудия, было то, что в дореформенной России не существовало четкого определения юридического статуса различных нормативных правовых актов. Главным недостатком следует считать от­ сутствие разграничения закона и административного распоряжения, на что указывали все исследователи. В итоге, по образному замечанию И. ГЩегловитова, суд оказался «переплетенным с административной влас­ тью, утопал в множестве инстанций и окончательно сливался в своих вер­ шинах с властью законодательной».

ПРИМЕЧАНИЯ См.: Слободянюк И. Я. Судебная политика и судоустройство России в пер­ вой четверти XIX в. // Российская юстиция. 2005. № 4. С. 75.

См.:ЕфремоваН. Н. Развитие и систематизация источников судебного пра­ ва Российской империи (XVIII - первая половина XIX в.) // Российский юриди­ ческий журнал. 2008. № 3. С. 124.

См.: ПСЗ-1. Т. XXXI. № 249132а; Т. XXXII. № 24971; Т. XXXIII. № 26129.

См., например: ПСЗ-1. Т. ХХХЗ. № 24688.

См.: ПСЗ-1. Т. XXVII. № 20405; Свод законов Российской империи 1857 г.

(далее - Свод 1857 г.) См.: ПСЗ-1. Т. XXVII. № 2040; Свод 1857 г. Т. X. Ч. И. Ст. 2597.

Оболенский Д. А. Замечания на проект нового порядка судопроизводства в России // ОР РНБ. Ф. 120. Д. 128. Л. 1об.

О производстве дел в Сенате // Материалы по судебной реформе в России 1864 года (далее - Материалы). Т. 9. С. 6.

Гессен И. В. Судебная реформа. СПб., 1905. С. 65.

См., например: Свод 1857 г. Т. X. Ч. II. Ст. 545.

См. описание таких случаев: Колмаков Н. М. Из воспоминаний // Русская старина. 1886. № 12. С. 514-516; Судебные уставы 20 ноября 1864 года за пять­ десят лет: в 2 т. Т. 1. Пп, 1914. С. 507.

См.: ОР РНБ. Ф. 637. Д. 320. Л. 1-15.

См.: Чубинский М. П. Судебная реформа// История России XIX века. Эпо­ ха реформ. М., 2001. С. 247.

Судебные уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Ч. I. СПб., 1867. С. 23-26.

О значении мирового судьи и словесного порядка гражданского судопроиз­ водства // Материалы. Т. 9. С. 31.

Свод 1857 г. Т. И. Ч. I. Ст. 281.

См.: Авенариус М. Римское право в России. М., 2008. С. 24.

См.: О недозволении юридическим факультетам российских университе­ тов вмешиваться в частные дела и давать по оным мнения // Сборник постанов­ лений по Министерству народного просвещения. Т. 2. Отд.1. СПб., 1864. Стб.

235-236.

Там же.

См.: Свод 1857 г. Т. I. Ч. И.

ПСЗ-1. Т. XXXII. № 24686.

См.:Гибадатов У. И. Особенности осуществления правосудия общеграж­ данскими судебными учреждениями в первой половине XIX в. в Башкирском крае // Право и государство: теория и практика. 2008. № 7. С. 116.

См., например: Раманович-Спаватинский А. В. Система русского государ­ ственного права в его историко-догматическом развитии, сравнительно с госу­ дарственным правом Западной Европы. Ч. 1. Основные государственные законы.

Киев, 1886; Малышев К. Курс общего гражданского права России. Т. 1. СПб., 1878; Коркунов Н. М. Указ и закон. СПб., 1894; Он же. Русское государственное право. Т. 2. СПб., 1903; Градовский А. Начала русского государственного права.

Т. 1.СП6., 1892.

Щегловитов И. Г. Влияние иностранных законодательств на составление




Похожие работы:

«Общество Государство Выпуск 4 2014 Право Интерн ет -ж урнал http://gosuprav.ru/ Интернет-журнал "Общество, государство, право" ISSN 2309-4265 http://gosuprav.ru/ Выпуск 4 2014 http://gosuprav.ru/issue-4-14-2014.html URL статьи: http://gosuprav.ru/PDF/16OGP414.pd...»

«Наталия Борисовна Правдина Большая книга счастливой судьбы Серия "Лучшие практики от Мастера Счастливой жизни (АСТ)" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9153204 Большая книга счастливой судьбы /...»

«Институт Государственного управления, Главный редактор д.э.н., профессор К.А. Кирсанов тел. для справок: +7 (925) 853-04-57 (с 1100 – до 1800) права и инновационных технологий (ИГУПИТ)...»

«РАЗДЕЛ 1. ДИАГНОСТИКА, НАДЗОР И НОТИФИКАЦИЯ БОЛЕЗНЕЙ ЖИВОТНЫХ ГЛАВА 1.1. НОТИФИКАЦИЯ И ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОЕ ИНФОРМИРОВАНИЕ Статья 1.1.1. В целях Наземного кодекса и в соответствии со статьями 5, 9 и 10 Статута каждая Страна МЭБ признает за Центральным бюро право поддерживать прямые отношения с Ветеринарным...»

«АКТ № 7 проведения плановой проверки за соблюдением требований законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок муниципальным бюджетным дошкольным образовательным учреждением...»

«Сергей Довлатов Чемодан (сборник) Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=140183 Довлатов С. Чемодан: Рассказы.: Азбука, Азбука-Аттикус; СПб; 2013 ISBN 978-5-389-01554-8 Аннотация Сергей Довлатов – один из наиболее популярных и читаемых русских писател...»

«УТВЕРЖДЕНЫ приказом ООО "АльфаСтрахование-Жизнь" №9 от 15.01.2014 ПРАВИЛА СТРАХОВАНИЯ ОТ НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЕВ И БОЛЕЗНЕЙ 1.ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Определения Страховщик – ООО "АльфаСтрахование-Жизнь", юридичес...»

«I. Аналитическая часть 1. Общая информация, организационно-правовые условия, система управления учреждением 1.1. Анализ соответствия условий, предусмотренных лицензией на право ведения образовательной деятельности, фактическим условиям на момент самообследования...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.