WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:   || 2 | 3 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ

Филиал в г. Избербаше

КАФЕДРА ЮРИДИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН

Актуальные теоретические и

практические вопросы развития

юридической наук

и

Сборник материалов региональной научно-практической конференции, 4 октября 2014 г.

УДК 34(082) ББК 67я43 Издается по решению Ученого Совета филиала ДГУ в г. Избербаше Рекомендовано к изданию кафедрой юридических дисциплин филиала ДГУ в г. Избербаше от 22 октября 2014 г.

В настоящем сборнике представлены результаты научных исследований преподавателей филиала Дагестанского государственного университета в г. Избербаше.

Редакционная коллегия:

Джаватов Д.К. – председатель редколлегии, проф., д.т.н., директор филиала ДГУ в г. Избербаше;

Магомедов А.А. – к.ю.н., зам. директора филиала ДГУ в г.

Избербаше по учебной работе;

Таилова А.Г. – к.ю.н., зав. каф. «юридических дисциплин»

филиала ДГУ в г. Избербаше, отв. редактор.

Актуальные теоретические и практические вопросы развития юридической науки. Материалы региональной научнопрактической конференции. // Сборник статей и тезисов. Избербаш: ДГУ, 2014 г., 166 с.

© Филиал ФГБОУ ВПО «ДГУ» в г. Избербаше, 2014 г.

СОДЕРЖАНИЕ

ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Акутаев Р.М. …………………………………………………………… 6

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ БОРЬБЫ С КРАЖАМИ ЧУЖОГО

ИМУЩЕСТВА Акутаев Р.М. …………………………………..……………………… 13

КОРРУПЦИЯ В ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНАХ И МЕРЫ БОРЬБЫ С НЕЙ

Аджиева Л.З. ………………………………………..…………………. 20

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ ЛАТЕНТНОЙ

ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

Бахмудов З.Б. ……………………………………..…………………… 24

ИНСТИТУТ ПАТРОНАТА НАД НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ В

ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

Адзиева С.М., Таилова А.Г. …………………….…………………… 32

ПРАВОВОЙ СТАТУС ГРАЖДАНСКОГО СЛУЖАЩЕГО

Магомедов А.А. ……………………………………..………………… 41

РАССЛЕДОВАНИЕ УБИЙСТВ, СВЯЗАННЫХ С РАСЧЛЕНЕНИЕМ ТРУПА

Бахмудова Т.Р. ………………………………………………………… 43

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРИМЕНЕНИЯ ПОЛИГРАФА

Таилова А.Г. ………………………………………..…………………. 48

ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ ИНСТИТУТА

УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ Алигаджиева Н.М. …………………………………………………….. 58

РАЗВИТИЕ ПРАВА НА РУБЕЖЕ КОНЕЦ XX – НАЧАЛО XXI В

Адзиева С.М. ……………………………………….…………………. 64

НЕОСТОРОЖНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ ЕЕ

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

Таилова А.Г. …………………………………………………………… 74

ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ В

ВИДЕ ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ РАБОТ

Марианов А.А. …………………………..……………………………. 78

ЮРИДИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ ЛИЧНОСТИ





Адзиева С.М. ……………………………………….………………….. 88

ПРОБЛЕМА РАЗГРАНИЧЕНИЯ ПОНЯТИЙ ДЕМОКРАТИЯ И

НАРОДОВЛАСТИЕ

Магомедов А.А. ……………….……………..………………………… 96

СПОСОБ ПРЕКРАЩЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ КАК СРЕДСТВО ЗАЩИТЫ

ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

Таилова А.Г. …………………………………………………………. 102

ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ БУДУЩЕЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Алиева Э.Б. ……………………………………..……………………. 107

СОЦИАЛЬНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ КАК МЕТОД ПРОВЕДЕНИЯ

КОНКРЕТНЫХ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Таилова А.Г. …………………………………………………………. 111

ХАРАКТЕРИСТИКА ВООРУЖЕННОГО ПРЕСТУПНИКА

Таилова А.Г. …………………………….…………………………… 117

СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ИНТЕРЕСОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

Абдуллаева М.З. ……………………………..……………………… 126

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ И МЕХАНИЗМ

ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ

СОБСТВЕННОСТИ СОВЕРШЕННЫХ ОРГАНИЗОВАННЫМИ

ПРЕСТУПНЫМИ ГРУППАМИ

Абакарова Б.Г. ……………………………………………………….. 133

СОЦИАЛЬНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ КАК МЕТОД ПРОВЕДЕНИЯ

КОНКРЕТНЫХ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Таилова А.Г. …………………………………….…………………… 140

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ В ПРЕСТУПЛЕНИЯХ

СВЯЗАННЫХ С ПРИЧИНЕНИЕМ ТЯЖКОГО ТЕЛЕСНОГО

ПОВРЕЖДЕНИЯ

Абакарова М.Г. …………………………….…………………………146

ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 228 Ч.1 УК РФ Абдуллаева Х.А. …………………………….……………………….. 152

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ

БЕЗОПАСНОСТИ БАНКОВ

Алиева Э.Б. …………………………………..………………………. 159

ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ УГОЛОВНОЙ

ОТВЕТСТВЕННОСТИ.

Акутаев Р.М. - д.ю.н., проф. каф. «Уголовного права и криминологии» ДГУ, г. Махачкала зам. председателя Конституционного Суда РД.

Характеризуя уголовно-правовую политику последнего десятилетия, следует отметить ее недостаточную последовательность и определенную противоречивость, что, на наш взгляд, было обусловлено нестабильностью общественно-политической и экономической ситуации в стране, отсутствием ясных целей и перспектив развития общества и государства. Все это привело к росту социальной напряженности, к проявлениям агрессивного сепаратизма и экстремизма, к межэтническим конфликтам, а также к ряду иных негативных социальных последствий. В результате сложившейся ситуации не было возможности, а порой, очевидно, и желания, обеспечить действенную уголовно-правовую охрану проводимой экономической реформы, особенно в период стремительно осуществленной приватизации, что выразилось в пробельности уголовного законодательства и в противоречивости его норм. В частности, не были своевременно приняты важные законопроекты, такие как о борьбе с коррупцией и с организованной преступностью, об уголовной ответственности за рейдерство и инсайд, отсутствие которых заметно сказывалось и продолжает сказываться на активизации борьбы с преступлениями в сфере экономики, с должностными преступлениями.

В настоящее время одно из противоречий уголовного законодательства нам видится в том, что на фоне довольно суровых видов наказаний (смертная казнь, пожизненное лишение свободы, лишение свободы до 20 лет и выше), предусмотренных УК РФ, что, в общем-то, оправдано и согласуется с современной криминологической ситуацией, время от времени в уголовное законодательство вносятся изменения, которые направлены на значительную либерализацию института освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Поддавшись этим веяниям, либеральные начала стали преобладать и в правоприменительной практике в сфере уголовной юрисдикции.

Очевидно, такие изменения могли бы быть оправданы и позитивно восприняты населением в случае заметных положительных тенденций развития преступности, как с точки зрения ее состояния, так и структуры. Однако, если не ограничивать себя анализом лишь уголовной статистики, которая, как известно, легко поддается «посторонним манипуляциям» и может быть направлена в нужное «русло», а попытаться проанализировать реальное положение дел, то позитивных изменений в борьбе с преступностью мы не наблюдаем.

Поэтому чрезмерное увлечение либеральными реформами уголовного законодательства в настоящее время, думается, нецелесообразно и излишне.

Реальными проявлениями либерализма, в частности, являются широкая практика применения условного осуждения и условнодосрочного освобождения от наказания. В этом плане особо значимые изменения были внесены в УК РФ Федеральными законами от 9 марта 2001 г.

и от 8 декабря 2003 г. 2, которые существенно сократили сроки реального отбытия наказания, после которого осужденный приобретает право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении от наказания. Аналогичным образом поступил законодатель и в отношении замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Кроме того, если ранее отсрочка отбывания наказания предоставлялась женщинам, имеющим малолетних детей в возрасте до восьми лет, то в соответствии с Федеральным законом от 9 марта 2001 г. - до четырнадцати лет. Что же касается избыточного применения института условного осуждения, то суды, отправляющие правосудие на территории Республики Дагестан, применяют его в более чем 60 % случаев вынесения обвинительного приговора по уголовному делу.

Недоработкой действующего уголовного законодательства следует считать включение в перечень системы наказаний тех из них, которые по экономическим соображениям не могли реально применяться, поскольку не могла быть создана (или не хотели создать?) соответствующая для их применения, как принято сейчас говорить, инфраструктура. Более того, до настоящего времени она так и не создана для полномасштабного применения ограничения свободы.

Ее вовсе нет, соответственно, нет и возможности для применения ареста в качестве самостоятельного вида уголовного наказания. В рассматриваемом плане считаем справедливым замечание о том, что «в условиях экономического кризиса и социальной напряженности закреплять в уголовном законе материально-затратные формы означает, что они заведомо обречены на неудачу» 3. По изложенным См.: Росс. газ. 2001. 14 марта; 2003. 16 дек.

Шмаров И.В. Уголовно-правовая политика и ее влияние на формирование уголовного законодательства // Журнал российского права. 1998. № 6. С. 14;

Об этой же проблеме см. статью председателя Санкт-Петербургского соображениям изначально оказались «обреченными на неудачу»

приведенные виды наказаний. Первоначально их введение в действие законодателем было отложено до 2001 года. В последующем этот срок был пролонгирован соответственно перечисленным видам наказаний до 2006 и 2007 годов. Однако, как известно, арест в качестве уголовного наказания и по сей день не введен в действие. По этой причине судебные органы по-прежнему ощущают проблему несбалансированности альтернативных санкций за преступления небольшой и средней тяжести, что вынуждает их широко применять институт условного осуждения к лишению свободы. А отсюда и упреки в адрес правоприменителей относительно либерального отношения к преступникам, мягкости выносимых приговоров, которые, на наш взгляд, не вполне справедливы 4, поскольку определенная часть вины за либерализм правоприменителей лежит и на тех государственных органах власти, от которых зависит создание надлежащих условий для применения указанных наказаний.

Отвечая на вопрос о том, можно ли признать либерализацию в качестве устойчивой тенденции современной российской уголовной политики либо это временная и вынужденная мера, связанная, в частности, с отсутствием пока возможности применять все виды наказаний, содержащиеся в арсенале нового уголовного законодательства, мы не возьмем на себя смелость дать однозначный ответ на него, поскольку сложившаяся ситуация весьма противоречива.

С одной стороны, линия законодателя на усиление ответственности за тяжкие и особо тяжкие преступления и политика разумного сдерживания, экономии уголовной репрессии в отношении лиц, впервые совершивших не тяжкие преступления, в деятельности законодателя просматриваются более или менее четко. Вспомним хотя бы изменения уголовного законодательства последнего периода, связанные с усилением ответственности за сексуальные домогательства к несовершеннолетним и малолетним лицам, за нарушение правил эксплуатации транспорта лицом в состоянии опьянения, а также касающиеся ужесточения ответственности лидеров организованных преступных формирований.

городского суда В. Полуднякова «Кладбище мертвых законов» // Росс. газ.

2002. 22 ноября.

Сложившуюся ситуацию отдельные авторы оценивают как «галопирующую либерализацию» практики назначения наказания. См. об этом: Рагимов Р.А.

Проблемы назначения наказания (по материалам Республики Дагестан).

Автореф. … дисс. канд. юрид. наук. Махачкала. 2002. С. 7.

С другой стороны, довольно частая в последнее время практика амнистирования осужденных, имеющая своей основной целью разгрузить места лишения свободы от «излишнего»

контингента содержащихся здесь лиц 5, беспрецедентно высокий уровень применения института условного осуждения и редко применяющаяся, хотя бы и в усеченном ее виде - в качестве иной меры уголовно-правового характера, конфискация имущества служат объективными обстоятельствами, свидетельствующими о либерализации уголовно-правовой политики и правоприменительной практики в сфере уголовной юрисдикции.

В качестве примера проявления либеральной правоприменительной практики можно сослаться на судебные решения по делам о налоговых преступлениях. Так, по результатам исследований, из 63 % лиц, осужденных к лишению свободы за налоговые преступления, только 12,1 % реально отбывали наказание.

В отношении остальных данная мера наказания была определена условно. При этом судами удовлетворяется лишь около 40-50 % гражданских исков, заявленных налоговыми органами или прокурорами в защиту государственных интересов. Кроме того, существует и проблема длительного непринятия судебного решения по данной категории уголовных дел. Отрицательный эффект имеют и частые налоговые амнистии, а также реструктуризации и списание недоимок. Подобный либерализм порождает в сознании налогоплательщиков убеждение, что нарушители налогового законодательства, в конечном счете, остаются безнаказанными 6, что не может не стимулировать новые налоговые правонарушения.

В ряде случаев либерализм правоприменителя носит как бы опосредованный характер, поскольку он основывается на либерализме законодателя, установившего, на наш взгляд, чрезмерно мягкую меру наказания за отдельные преступления. В частности, это касается уголовной ответственности за браконьерство.

Общеизвестно, какое большое значение придается мировым сообществом, особенно странами прикаспийского региона, в том числе и Россией, охране биоресурсов Каспийского моря. Так, на совещании в Астрахани по проблемам реализации стратегических интересов России на Каспии были приведены статистические данные, согласно которым «безжалостное уничтожение осетровых пород» привело к резкому Основная их задача, которая никем не скрывается, – разгрузить места лишения свободы от пребывающих там лиц, т.е. осужденных.

Об этом см.: Касютина Р.В. Проблемы борьбы с налоговыми преступлениями // Уголовное право. 1998. № 3. С. 123.

снижению добычи рыбы. Если в первой половине 90-х годов добывалось в среднем за год около 12 тысяч тонн осетровых и экспортировалось до 100 тонн черной икры, то в 2000 г. соответственно 470 и 25 тонн. И это при том, что «рынки переполнены» этой рыбой, а нелегальная добыча превосходит официальную «икорно-осетровую» статистику в 8-10 раз, причем уже более 10 лет. В этой связи участники совещания высказывали возможность ввести в будущем мораторий на вылов осетровых рыб на Каспии 7, что, как известно, в современной России уже имеет место.

Несмотря на критическую ситуацию, сложившуюся в области охраны осетровых пород рыб Каспия, судебная практика Дагестана после принятия УК РФ 1996 г. не знает прецедента применения наказания в виде лишения свободы за незаконную добычу рыбы. А если такая практика есть, то подобных дел единицы. Мы это связываем с тем, что на фоне общего роста тяжкой преступности, чрезмерная гуманизация (а, по сути, - либерализация) уголовной ответственности в отношении браконьеров, четко прослеживаемая в уголовном законодательстве, создала у правоприменителей ложное представление о таких преступлениях как о малозначительных правонарушениях, что и породило практику снисходительного отношения к браконьерам. На наш взгляд, сложившаяся практика применения уголовного законодательства в указанной части не отвечает современным требованиям борьбы с незаконной добычей биоресурсов и возросшей общественной опасностью этих преступлений. Но это – лишь один из аспектов рассматриваемого вопроса.

Другая же сторона этого вопроса заключается в том, что давно уже назрела необходимость внести поправки в уголовное законодательство в рассматриваемой части. Анализ уголовноправовых норм, содержащихся в статьях 171 и 256 УК РФ, показывает, что санкции этих норм не соразмерны общественной опасности предусмотренных в них деяний. Так, осуществление предпринимательской деятельности без лицензии (за исключением безлицензионной добычи биоресурсов, подлежащей самостоятельной квалификации) и приобретение или сбыт незаконно добытой рыбы группой лиц по предварительному сговору законодатель признает более общественно опасными действиями, чем непосредственное совершение (исполнение) действий по незаконной добыче См.: Ирина Москатова. Каспийский «стык» // Российская бизнес-газета. 2001.

24 апр.

биоресурсов. И это сохраняет свою силу даже при условии, что эти действия были совершены при аналогичной форме соучастия. Кроме того, вряд ли может способствовать утверждению принципа справедливости и тот факт, что максимальная мера наказания за незаконную добычу биоресурсов при особо квалифицирующих обстоятельствах (причем, как ни странно, безотносительно размера причиненного ущерба) составляет два года лишения свободы, что соответствует санкции простой кражи, квалифицируемой по ч. 1 ст.

158 УК.

Нам представляется, что при сложившейся крайне неблагоприятной криминологической ситуации в сфере охраны биоресурсов моря, исходя из экологических и экономических интересов безопасности России, следовало бы усилить уголовную ответственность в отношении лиц, занимающихся незаконной добычей биоресурсов, предусмотрев при этом дифференциацию наказания в зависимости от размеров причиненного ущерба. В свое время, 25 мая 2000 г., Народным Собранием Республики Дагестан в порядке законодательной инициативы был внесен в Государственную Думу Федерального Собрания РФ проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в статью 256 Уголовного кодекса Российской Федерации», который предусматривал ряд поправок в эту статью. В частности, санкцию части первой статьи 256 предлагалось дополнить наказанием в виде лишения свободы на срок до 3 лет. Часть 3 статьи 256 УК предлагалось дополнить особо квалифицирующим обстоятельством в виде причинения особо крупного ущерба, за совершение чего дагестанский законодатель предлагал повысить санкцию с двух до пяти лет лишения свободы 8. Однако, принятый 28 декабря 2004 г. Федеральный закон О внесении изменений в статьи 253 и 256 Уголовного кодекса Российской Федерации» не предусмотрел столь существенных изменений в ст. 256 УК 9. Как видно, российские законодатели придерживаются иного мнения, чем их коллеги из Дагестана.

Дальнейшее совершенствование уголовного законодательства и необходимость повышения эффективности ответственности за незаконный оборот рыбы и рыбопродуктов, на наш взгляд, требуют дополнить и ст. 175 УК РФ. Дело в том, что норма этой статьи предусматривает уголовную ответственность лишь за приобретение или сбыт имущества, в том числе и биоресурсов, заведомо добытого См.: Собрание законодательства Республики Дагестан. 2000. № 5. Ст. 341.

См.: Рос. газета. 2005. 13 янв.

преступным путем. При расследовании же уголовных дел данной категории довольно часто приходится сталкиваться с фактами хранения в холодильных установках большого количества рыбы, не принадлежащей (не приобретенной) ее хранителям, и предназначенной для дальнейшего сбыта третьими лицами. В связи с тем, что лица, обеспечивающие сохранность рыбы, если они заранее не обещали приобрести заведомо для них добытую преступным путем рыбу, не являются соучастниками браконьерства, а приготовление к сбыту такого имущества уголовно ненаказуемо, эти лица не могут быть привлечены к уголовной ответственности. И это при том, что хранение заведомо добытых преступным путем биоресурсов, на наш взгляд, не менее общественно опасное деяние, чем приобретение или сбыт такого имущества. С учетом особенностей рыбной продукции как скоропортящегося товара, ее хранение в специальных холодильных установках во многих случаях является необходимым промежуточным звеном между приобретением и сбытом рыбы. В связи с этим мы считаем, что не только приобретение или сбыт, но и хранение имущества, заведомо добытого преступным путем, должно влечь уголовную ответственность. В этой части и следует дополнить ст. 175 УК РФ.

В заключение на основе проведенного анализа законодательства и правоприменительной практики хотелось бы отметить наиболее значимые недостатки УК РФ, препятствующие эффективному регулированию и охране общественных отношений от преступных посягательств, реализации уголовной ответственности. К ним следует отнести: противоречивость терминологии, используемой в разных отраслях права; несогласованность уголовного законодательства об ответственности за отдельные правонарушения с иными законодательными положениями, особенно с административным законодательством; противоречия и пробелы в самих уголовно-правовых нормах; недооценка общественной опасности отдельных видов преступлений, что было, в частности, показано на примере ст. 256 УК РФ; противоречивость и непоследовательность практики привлечения к уголовной ответственности, в частности, выборочное привлечение лиц к уголовной ответственности, что само по себе, на наш взгляд, представляет общественную опасность 10. Устранение как указанных, Многие из этих недостатков применительно к преступлениям в сфере экономики изложены в научной статье С.С. Витвицкой и А.А. Витвицкого. См.

их: Уголовная политика в сфере экономической деятельности // СевероКавказский юридический вестник. 2001. № 1. С. 66-78.

так и некоторых иных недостатков уголовного законодательства, думается, будет способствовать совершенствованию правового обеспечения борьбы с преступностью.

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ БОРЬБЫ С КРАЖАМИ ЧУЖОГО ИМУЩЕСТВА

Акутаев Р.М. – д.ю.н., проф. каф. уголовного права и криминологии ДГУ Одним из существенных факторов, способствующих недостаточно высокому уровню раскрываемости краж, является нарушение требований уголовно-процессуального законодательства, касающихся возбуждения уголовных дел. Главным образом эти нарушения связаны со сроками рассмотрения сообщений о кражах. К примеру, по одному из уголовных дел было установлено, что заявление о совершенном преступлении поступило 21 августа 2005 года. При этом кража была совершена двумя днями ранее. А уголовное дело по этому факту возбуждено лишь 23 сентября 2005 г. Разумеется, такая нерасторопность компетентных органов не могли не сказаться и на конечном результате. Кража осталась нераскрытой.

Подобного рода нарушения сроков рассмотрения поступивших сигналов о преступлении, к сожалению, не единичны. Проведенное исследование показало, что около 40 % сообщений о преступлениях органами внутренних дел в 2003-2004 годах были рассмотрены с принятием решений свыше 3-х дневного срока, около 12 % - свыше 10-ти дневного срока. При этом более 60 % заявлений и сообщений, разрешенных в срок до 10 суток, составили неочевидные преступления. Такого характера нарушения требований ст. 144 УПК РФ сотрудниками ОВД допускались систематически, несмотря на то, что по этим заявлениям все необходимые материалы проверки собирались, как правило, в течение первых суток. Приведем один из характерных примеров такого рода.

Так, 20 апреля 2003 г. в Карабудахкентский РОВД с заявлением об обнаружении 19 апреля 2003 г. кражи электропроводов протяженностью 1 км. 200 метров обратился мастер Сергокалинского участка ЦЭС «ДАГЭНЕРГО» М. По данному факту дежурным следователем Карабудахкентского РОВД был собран первичный материал, из которого следовало, что 19 апреля 2003 г.

неустановленные лица с помощью ножовки подрезали провода с высоковольтной линии электропередач и совершили кражу проводов протяженностью 1 км. 200 м. Несмотря на явные признаки состава преступления, решение в соответствии со ст. 145 УПК РФ по материалу не было принято. Лишь 6 мая 2003 г. прокуратурой района был истребован материал и возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п. «а» УК РФ.

Низкой раскрываемости указанной категории дел способствует и то обстоятельство, что орган дознания, не проведя тщательной проверки фактов, указанных заявителем в своем обращении, отказывает ему в возбуждении уголовного дела, что, как правило, ведет к невосполнимой утрате доказательств, столь необходимых для изобличения виновных лиц в ходе предстоящего расследования. Кроме того, даже в случае возбуждения уголовного дела, порой из-за не своевременного проведения важных следственных действий либо проведение их поверхностно, полученные результаты теряют доказательственное значение по делу.

Указанная практика прямо противоречит совместному приказу Генерального прокурора РФ и Министра внутренних дел РФ 16 мая 2005 г. № 18/350 «О мерах по укреплению законности при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела». Приказом возлагается персональная ответственность за обоснованность принятых решений на руководителей органов дознания, дознавателей и следователей. Это следует понимать таким образом, что лица, допустившие подобного рода «ошибки», т.е. незаконно отказавшие возбудить уголовное дело, в том числе и надзирающий прокурор, если он смотрел сквозь пальцы на незаконные выводы следствия, должны привлекаться к уголовной ответственности, а не ограничиваться дисциплинарными мерами воздействия, как это обычно практиковалось ранее. Подобный более жесткий подход к указанного рода нарушениям вызван и тем, что общепринятые в такой ситуации меры прокурорского реагирования – внесение представлений, обсуждение на оперативных совещаниях и т.п. – не оказывают должного влияния на положение дел. Работники милиции успешно адаптировались к ним.

Вместе с тем, несмотря на активизацию деятельности по привлечению к ответственности за незаконный отказ в возбуждении уголовного дела и усиление этой ответственности, подобного рода случаи продолжают иметь место.

Обращает на себя внимание и тот факт, что порой отсутствие законных оснований к отказу в возбуждении уголовного дела не является препятствием для иных работников к принятию такого решения. Основанием для этого служат надуманные формулировки. К примеру, излюбленной формулировкой оперуполномоченных отдела борьбы с хищениями грузов с подвижного состава стала «недогруз товара грузоотправителем». Причем этот виртуальный, ничем не засвидетельствованный и не подтвержденный недогруз «основывается» лишь на заключении экспертизы о целостности пломб на дверях прибывших вагонов. Между тем, в самих материалам проверок, как правило, отсутствуют объяснения грузоотправителя по поводу недостачи груза, что является свидетельством поверхностного и весьма формального отношения к подобной проверке.

Более того, в отдельных случаях даже установленные явные признаки вскрытия пломб на цистернах или дверях вагонов не являются препятствием для отказа в возбуждении уголовных дел.

Примером такого случая может служить отказ в возбуждении уголовного дела по факту хищения трех цистерн авиационного бензина, не доехавших от нефтеперерабатывающего завода до Шереметьева. Как рассказал корреспонденту «Российской газеты»

Московский региональный прокурор на воздушном и водном транспорте Е. Коломоец, цистерны пришли к месту назначения пустыми и с явными следами вскрытия горловин. Тем не менее, следователь ЛОВД принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Якобы завод-изготовитель сам отправил цистерны пустыми1.

Приведем два характерных примера незаконного отказа в возбуждении уголовного дела и из местной, дагестанской, правоприменительной практики.

Так, 18 февраля 2004 г. гражданка Р. обратилась в ОВД г.

Дербента с заявлением о том, что 17 февраля 2004 г. из магазина «Симфония» в присутствии самой Р., а также граждан О. и П., неизвестными лицами совершено хищение трех мобильных телефонов на общую сумму 39100 рублей.

Согласно объяснению заявительницы, трое неизвестных, находясь в магазине, попросили показать им телефоны, а затем, воспользовавшись тем, что продавщица отвлеклась, скрылись на автомашине ВАЗ 2109, прихватив с собой телефоны и не заплатив за них.

Постановлением начальника ОУР СКМ Дербентского ГОВД от 28 августа 2004 г. в возбуждении уголовного дела было отказано по причине не установления умысла на хищение телефонов. Однако это См.: Андрей Шаров. За отказ можно сесть. Владимир Устинов и Рашид Нургалиев решили навести порядок в милицейской статистике // Росс. газ. 2005. 9 июня.

постановление прокуратурой города было отменено, как незаконное и одновременно вынесено постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ2.

В другом случае было установлено, что 17 декабря 2003 г. в с.

Губден Карабудахкентского района Республики Дагестан гр. А., управляя автомашиной «Газель», совершил наезд на жителя этого же села Б., который от полученных при ДТП телесных повреждений скончался на месте.

Сотрудники Губденского ТПМ укрыли факт совершения данного преступления, не сообщив об этом в дежурную часть РОВД. В ходе проведения общенадзорной проверки о совершении ДТП стало известно помощнику прокурора района Г., который в соответствии со ст. 143 УПК РФ доложил об этом прокурору района.

Несмотря на очевидность совершенного преступления, 30 декабря 2003 г. постановлением следователя СО в возбуждении уголовного дела было отказано со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

При этом следователь мотивировало свое решение тем, что, якобы, гр.

Б. скончался не в результате ДТП, а по причине «падения с кирпичной стены». Это постановление прокурором района было отменено и по факту ДТП возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 264 УК РФ3.

Сложившееся обыкновение применения действующего уголовного законодательства свидетельствует о том, что незаконный отказ возбудить уголовное дело квалифицируется как превышение должностных полномочий. Причем наблюдается заметная активизация деятельности в этом направлении после принятия упомянутого приказа.

Так, только за первое полугодие 2005 г. в Приволжском федеральном округе возбуждено 350 уголовных дел против сотрудников милиции за укрывательство преступлений, в том числе 77

– в отношении руководителей ГРОВД. Больше всего подобных дел в Оренбургской области – 53. В Татарстане – 49 таких дел. За этот же период направлено в суд 118 уголовных дел за укрывательство преступлений. Из них 15 дел – в отношении руководителей ГРОВД3.

В связи с изложенным следует отметить, что за весь 2004 год к уголовной ответственности за укрытие преступлений от учета, См.: Архивные материалы прокуратуры г. Дербента за 2004 г.

Об этом см. интервью В. Куликова с заместителем Генерального прокурора РФ С.И. Герасимовым «Милицию зачистят по приказу. Жесткая директива от Генпрокурора – за укрывательство преступлений будут судить прежде всего «граждан начальников» // Росс. газ. 2005. 5 июля.

привлечено более 480 работников милиции, что в полтора раза больше, чем в 2001 году4. Нетрудно было предположить, что 2005 г.

может оказаться рекордным в этом плане, поскольку, с одной стороны, самих фактов укрытия заявлений и сообщений о преступлениях, как видим, не становится меньше, а с другой – установка руководства Генеральной прокуроры заключается в том, что «уголовных дел должно быть ровно столько, сколько фактов должностного подлога, фальсификации материалов и других нарушений было совершено.

Только так можно навести порядок»5.

Опубликованные в печати итоги правоохранительной деятельности в Российской Федерации за 2005 год подтвердили наши предположения. Так, за прошедший год к уголовной ответственности за совершение преступлений, связанных с сокрытием преступлений от учета, было привлечено более полутора тысяч сотрудников органов внутренних дел6. По сравнению с 2004 годом (480 случаев) это существенно больше. К тому же к уголовной ответственности были привлечены не только стрелочники – участковые да оперуполномоченные, которые, по справедливому замечанию бывшего Генерального прокурора РФ В.В. Устинова, «нередко были заложниками установок их руководителей любым способом приукрасить криминальную обстановку. В 2005 году на скамье подсудимых оказались более 450 руководителей райгорорганов, которые создавали или сознательно поддерживали практику укрытия преступлений»7.

Как известно, успешное производство дознания и предварительного следствия по делам о кражах чужого имущества, их специально-криминалистическая профилактика во многом зависят от надлежащего проведения первоначальных следственных действий, прежде всего - своевременного и качественного проведения осмотра места происшествия, которое должно производится с приглашением соответствующих специалистов и применением технических средств.

Однако проведенное изучение уголовных дел показало, что в ряде случаев осмотр места происшествия по кражам производился См.: Доклад Генерального прокурора Российской Федерации В.В. Устинова на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ 21 января 2005 г.

Там же.

См.: Александр Кизлык. Преступление и указание // Росс. газета. 2006. 25 янв.

Выступление на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации 3 февраля 2006 г.

поверхностно, неполно, без применения криминалистической техники.

В 12 % изученных дел осмотр вообще не проводился либо проводился формально без составления протокола осмотра. При составлении протокола осмотра места происшествия допускаются существенные нарушения процессуального законодательства: порой не указывается время начала и окончания осмотра, а в отдельных случаях он проводится без участия понятых. Зачастую не подвергаются осмотру прилегающие к месту кражи участки территории. Ни по одному из нераскрытых уголовных дел лица, производящие осмотр, не принимали мер к изъятию микрочастиц. В полной мере не используются и возможности служебно-розыскных собак. Только 9 % изученных уголовных дел, приостановленных производством, содержали схемы к протоколу осмотра, лишь по 6 % дел применено фотографирование.

Хотя сами следователи, особенно дознаватели, проявляют слабые знания методики обнаружения, исследования, фиксации и изъятия вещественных доказательств, тем не менее при выезде на место происшествия зачастую они не приглашают специалистов экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел. По этой причине не единичны случаи не сохранности вещественных доказательств либо их непригодности для идентификации в силу некачественного изъятия с места происшествия.

Кроме того, при осмотре места совершения кражи порой не придают должное значение способу ее совершения, в то время как способ посягательства имеет решающее значение, поскольку позволяет выявить характер примененного технического средства, определить профессиональные навыки преступника, почерк совершения преступления, установить вещественные доказательства.

Способ совершения преступления также имеет значение для выдвижения и отработки следственных и розыскных версий, содержит важный профилактический аспект.

Анализ содержания уголовных дел по кражам показал, что, за редким исключением, они не содержат планов проведения расследования по ним. В тех же уголовных делах, в которых они имелись, можно было сделать вывод, что составлены они формально.

Такой же формальный характер нередко носят ответы органа дознания следователю о результатах розыска лица, подозреваемого в совершении кражи. Все это, в конечном счете, ведет к тому, что по истечении срока расследования следователи вынуждены приостанавливать производство по уголовным делам за нераскрытием, т.е. не установлением лица, совершившего кражу.

Трудности в расследовании краж личного имущества в известной мере связаны и с безответственным отношением к порученному делу со стороны отдельных сотрудников правоохранительных органов, главным образом, следователей и оперативных работников. Некоторые из них недостаточно уделяют внимание повышению своего профессионального уровня, овладению необходимыми навыками использования современных технических средств, новейших возможностей информационных технологий в своей практической деятельности. Обнаруживаются недостатки и в плане полноты знаний тактических приемов проведения отдельных следственных действий, а также особенностей методики расследования неочевидных преступлений. По ряду приостановленных производством уголовных дел остаются не проверенными отдельные следственные версии, не осуществляется производство всех необходимых и возможных следственных действий, не устраняются противоречивые показания, полученные в ходе расследования, своевременно не принимаются все исчерпывающие меры к розыску скрывшихся преступников, нет четко налаженного взаимодействия между различными подразделениями и службами правоохранительных органов.

Не изжита еще порочная практика, ограничивать себя предъявлением обвинения по единичному факту совершения преступления, не обременяя себя установлением и предъявлением обвинения по всем эпизодам преступной деятельности, а также доказыванием вины всех соучастников преступления, а не отдельных из них. Такая практика способствует применению неадекватных и несоразмерных содеянному виновными лицами и их личностной характеристике мер ответственности.

Как справедливо обращается внимание в юридической литературе, «одной из проблем при раскрытии квартирных краж является не использование в полной мере возможностей автоматизированных информационно-поисковых систем, оперативнорозыскных, криминалистических и справочных учетов»8. Считаем, что данный тезис касается не только квартирных краж, но и краж чужого имущества в целом. В этой связи следует подчеркнуть существенную роль дел оперативного учета, которые выступают в качестве информационной основы оперативно-розыскного обеспечения деятельности подразделений уголовного розыска, на которых Зайналов М.Ш. Криминологические проблемы борьбы с квартирными кражами (по материалам Республики Дагестан) // Дис. канд. юрид. наук.

Махачкала, 2003. С. 160.

возложена функция борьбы с кражами. Заведение этих дел является одним из обязательных организационно-правовых условий использования потенциала оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел в борьбе с кражами, по которым виновные лица еще не установлены.

Необходимое информационное обеспечение служит основой для создания оптимальной программы по осуществлению оперативнорозыскных мероприятий подразделениями уголовного розыска. Лишь располагая достоверной информацией подразделения уголовного розыска могут со знанием дела разработать конкретные меры по борьбе с кражами чужого имущества, по устранению или нейтрализации криминогенных факторов, способствующих их совершению.

КОРРУПЦИЯ В ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНАХ И МЕРЫ БОРЬБЫ С НЕЙ

Аджиева Л.З. – к.ю.н., доц. каф. юридических дисциплин филиала ДГУ в г. Избербаш Безусловно, проблема коррупции является одной из сложных в уголовном праве, которой посвящено значительное количество трудов.

На сегодняшний день тема коррупции в России в условиях современных рыночных отношений и построения правового государства, несомненно, является актуальной. И это не удивительно, ведь масштабы этого явления достаточно велики, чтобы, наконец, с полной серьезностью отнестись к возникшей проблеме. По одним из последних данных Транспаренси Интернэшнл по коррупции Россия в 2001 г., занимала 79-81 (по результатам 10 независимых исследований) [1]. Значит, на страна является одной из наиболее коррумпированных стран мира, и ее «успехи» в этом существенно опережает достижения национальной экономики, что, по сути, не самая приятная новость.

Коррупция – явления отнюдь не новое в жизни общества, оно имеет многовековую историю и присуще буквально всем государством. Говорить о том, что коррупция возникла в современной России, не приходится, поскольку она существовала столько же, сколько существует государственность, только проявлялась она в разных формах.

Российский исследователь Я. Кузьминов различает коррупцию в широком и узком смыслах. Первая связана с нарушением должностным лицом своих обязанностей ради материального вознаграждения, вторая – с взяточничеством и чиновничьим предпринимательством.

Отличительная особенность коррупции в России от таких стран, как Италия и Китай, заключается в том, что наши политики всех уровней особенно в предвыборный период, громогласно заявляют о развращенности и нечестности государственных чиновников, а также о необходимости борьбы с коррупцией.

Однако, когда дело касается кого-либо из близкого окружения крупного чиновника то реакция совершенно противоположная.

Многие ученые-криминологи (А.И.Долгова, А.В.Номоконов и др.) отмечают, что непременным признаком организованной преступности является коррупция. Практика показывает, что многие чиновники в центре и на местах сами становятся лидерами преступных организованных формирований в экономике.

Теоретические проблемы антикоррупционного законодательства поднимают в своих исследованиях д.ю.н. В.Н.

Лопатин, к.ю.н. С.А. Карапетян и д.ю.н. В.В. лазарев, С.В. Максимов.

Они предлагают системный подход в антикоррупционной политике[3].

Схлжей точки зрения на развитие антикорупционной политики придерживается профессор В.В. Лунеев[4].

Объектом данного научного исследования является коррупция в государственных органах РФ.

Предметом научного исследования является влияние коррупции на политическую жизнь РФ.

Еще более актуальной проблема стала в 1990-е, когда постсоциалистические страны продемонстрировали размах коррупции, сопоставимый с ситуацией в развивающих странах.

По данным доклада Всемирного банка, ежегодно на взятки в мире расходуется свыше триллиона долларов[5].

Государственная коррупция существует постольку, поскольку чиновника имеется возможность распоряжаться не принадлежащими ему ресурсами за счет принятия (или непринятия) тех или иных решений. К таким ресурсам относятся: бюджетные средства, государственная или муниципальная собственность, государственные заказы или льготы и т.п. но если отобрать у чиновника распределительные функции, то весь чиновничий аппарат потеряет смысл существования. Трудности усугубляет чрезвычайно скрытый характер коррупции. Выявить, а тем более доказать процессы коррупции очень сложно.

Есть много причин, объясняющих сложившуюся в России тревожную ситуацию с коррупцией, но среди них наиболее важные следующие:

1. Слабость верховной государственной власти. Уже лет 10 в стране нет не только социального, но и политического консенсуса.

Страну сотрясали постоянные противоречия между исполнительной и законодательной властями;

2. Отсутствие национальной стратегии развития и политика «минимизации государства». С самого начала у российских либералов и демократов отсутствовала стратегия национального экономического развития.

3. «Раскрепощение» бюрократии. После провалившегося августовского путча 1991 г. и формирования правительства Ельцина – Гайдара (1991-1992 гг.) наступила эра полного раскрепощения бюрократии, граничащая с анархией. Это означало вместе с тем и наступление эры «беспредела»[6].

По мнению С. Глазьева, главная причина коррупции – это тотальная безответственность исполнительной власти[7]. Чиновник высокого ранга назначается либо правительством, либо президентом – без обсуждения кандидатуры в органах представительной власти.

Нет потому, что отсутствует ответственность исполнительной власти перед представительной властью, перед судебной, перед законом и обществом. Главные причины здесь две. Первая – изъяны Конституции России, которые вывели исполнительную власть из-под контроля других ветвей власти. Вторая – это недостатки действующей правовой системы. Она не устанавливает персональной ответственности чиновника за выполнение порученных ему функций.

Скажем, чиновник может с корыстной целью принять решение, которое обогатит кого-то на миллиарды долларов. Но при этом, если он не пойман с поличным на получении взятки, доказать совершение им преступления практически невозможно.

Самыми коррумпированными социальными и государственными системами были названы: образование – 90%, медицина – 90%, правоохранительные органы – 85%, органы государственного управления – 70%, судебные органы – 65%, законодательные органы – 50%, армия – 40%. В данном случае, по мнению 15% респондентов, взятка это частный эпизод в жизни каждого человека, а 85% - это образ жизни[8].

Влияние коррупции столь велико, что она снижает эффективность рыночной экономики, разрушает существующие демократические институты, подрывает доверие людей к правительству, усугубляет политическое и экономическое неравенство, порождает организованную преступность, ставит под угрозу национальную безопасность страны. Наконец, хотелось бы отметить сдвиги за последние 5 лет выявленных должностных преступлений в РД, взяточничество возросло с 299 в 2003 году до 318 в 2007 году. Коррупцию, можно уменьшить путем принятия комплексных мер по борьбе с ней. Конечно же, ее нельзя устранить за один день, но все таки должны осуществляться действия в этом направлении. Можно сказать, что первый шаг – осознание вреда коррупции – уже сделан в России. Теперь дело стоит за правительством и самим президентом.

Таким образом, на наш взгляд наиболее перспективным, для того чтобы, добиться эффективных результатов в борьбе с коррупцией, необходимо предпринять следующие меры:

Сокращение количества чиновников.

Задействовать СМИ в борьбе с коррупцией.

Принимать законодательные акты, чтобы возможность возникновения коррупции при их исполнении была бы минимальной.

Создавать условия для возникновения общественного участия в процессах предотвращения коррупции, развивать его и повышать его эффективность.

Создание специальной системы органов по борьбе с коррупцией подчиненных только президенту.

Повышение уровня международного сотрудничества в данной сфере уполномоченных органов как в России, так и в зарубежных странах.

Проводить процедуру оценки кадров при назначении на высшие должности.

Литература:

1. Результаты исследования центра «Стратегия», опубликованные на сайте www.strategy-spb.ru

2. Кузьмин Я. Говорим – власть, подразумеваем коррупция// Московские новости. 1999г. 23-29 ноября.

3. Актуальные пробелы Антикоррупционной политики РФ/ В.Н.

Лопатин, С.А.Карапетян, В.В. Лазарев и др. М.2001. ст. 315.

4. Лунев В.В. Политическая преступность// Государство и права. 1994 г. № 7. Ст.107-121.

5. Суммарный объем взяток в мире – 1 триллион долларов [Электронный ресурс]. URL:

www.finam.ru/analysis/forecasts00838/default.asp

6. Российская газета. 2008, 6 ноября.

7. Проблемы коррупции в России// Независимая газета, 2001, 8 мая.

8. Борьба с преступностью// Журнал. Уголовное право, 2004, № 4.

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ ЛАТЕНТНОЙ

ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

Бахмудов З.Б., к.ю.н. доц. СКФ РПА, г. Махачкала Проведение социологических исследований с целью установления примерного состояния латентной экологической преступности позволяет более или менее достоверно представить картину, сложившуюся в этой сфере, поскольку официальные статистические данные, характеризующие так называемую борьбу с экологической преступностью, весьма «образны», поскольку далеки от фактического положения дел 9.

Наиболее широко распространенным методом социологических исследований для получения первичной информации в интересующей нас области является опрос. По мнению социологов с помощью данного метода исследователи получают почти 90 процентов необходимых социологических данных 10.

Для большей объективности и достоверности результатов проведения конкретно-социологических исследований желательно совмещать разнообразные способы (виды) опросов. В силу этого для исследования латентной экологической преступности в Республике Дагестан нами было проведено кроме анкетирования, также интервьюирование и экспертный опрос.

Метод анкетирования наиболее популярный и распространенный конкретно-социологический метод, неоднократно используемый для проведения различных криминологических исследований с целью получения событийной информации 11 Ценность данного метода для изучения отношения респондентов к латентной экологической преступности, по нашему мнению, заключается, прежде всего, в том, что за относительно короткий период времени можно опросить путем выборочного Также см.: Акутаев Р. М., Исаев З. М., Бахмудов З. Б. О совершенствовании системы регистрации и учета преступлений // Дагестан в правовом пространстве России: Материалы республиканской научно-практической конференции. Махачкала, 2002. С. 154-157.

См.: Тощенко Ж.Т. Социология. М., 1994. С. 81.

Лапаева В.В. Социология права / Под ред. акад. РАН, д.ю.н., проф. В.С.

Нерсесянца. М., 2000. С. 45.

анкетирования значительное количество респондентов и обобщить полученные сведения.

Для проведения анкетирования нами были составлен анкетный лист, включающий в себя десять вопросов и таблицу результатов анкеты. С целью получения сведений, объективно отражающих мнение, ценностные ориентации, интересы, установки респондентов по искомой проблеме, мы использовали в анкетном листе различные вариации вопросов: закрытые, полуоткрытые, контрольные и другие. Так, например, во избежание тенденциозности исследования, вызванного асимметрией в альтернативных вариантах ответов на вопросы, на которые сложно ответить однозначно, нами была применена равномерная шкала ответов, содержащая равное количество значимых (исходя из проводимого исследования) отрицательных и положительных ответов. Это стало возможно путем использования кроме стандартных ответов (“Да”, “Нет”) на анкетные вопросы также таких, как: “Скорее нет, чем да” и “Скорее да, чем нет”.

При подготовке к проведению анкетирования, а также для предотвращения тенденциозности ответов мы постарались охватить опросом как студентов старших и младших курсов. Это опрос студентов, изучивших курс криминологии, в том числе предусмотренных спецкурсов уголовно-правового цикла, связанных с рассмотрением различных аспектов латентной преступности, так и студенты младших курсов (1-2 курс).

Использование студентов в качестве респондентов опроса было связано с рядом преимуществ:

удобство проведения опроса среди них в силу компактности их местонахождения;

возможностью контроля над студентами при заполнении ими анкет, для предотвращения коллективного обсуждения ответов на анкетные вопросы, что свою очередь влияет на объективность получаемых данных;

во избежание некомпетентности и непонимания вопросов со стороны респондентов-рядовых граждан, так как, даже студенты младших курсов юридических факультетов более осведомлены об объекте проводимого социологического исследования, чем рядовые граждане. Подобное можно объяснит тем, что, студенты-юристы с первого курса изучают юридические учебные дисциплины (теория государства и права, правоохранительные органы, судебная власть, юридическая статистика и др.), а также соприкасаются с деятельностью правоохранительных органов в период прохождения практики. Кроме того, “немало студентов заочного обучения сами являются работниками правоохранительных органов, а часть студентов сотрудничают с этими органами на общественных началах”12;

студенты – динамичная “прослойка” общества. В силу этой особенности в ней отражаются все современные тенденции, складывающиеся в обществе. Не является исключением из этого правила и формирующиеся тенденции по поводу охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов;

необходимо учесть как позитивный фактор также то, что, с одной стороны, значительная часть студентов-респондентов являются приезжими из различных районов Дагестана и тем самым в какой-то степени их ответы отражают мнения жителей той местности, откуда они прибыли. С другой стороны, к моменту проведения анкетирования большинство из респондентов не менее года проживали в г.Махачкале, где криминогенность значительно превосходит все иные районы Дагестана.

На основе качественного и количественного анализа полученных данных из анкетных листов, мы пришли к следующим выводам.

Удельный вес латентных преступлений в общей совокупности совершенных, например, экологических преступлений в РД составляет свыше 60-80%. При этом примерно 31% респондентов считают, что этот показатель составляет более 80%. Мнение респондентов по данному вопросу косвенно подтвердились и ответами, полученными на вопрос анкеты: “Сколько шансов из 100 у граждан на то, что их заявления в милицию о совершении экологического преступления получат законный ход?” Наиболее распространенный ответ на данный вопрос - менее 40-20 шансов - дали 82% опрошенных, из них 52% респондентов посчитали, что шансов менее 20. Тем самым респонденты также подтвердили точку зрения большинства “экспертов” по охране окружающей среды и рациональному природопользованию о высоких показателях искусственной латентности экологической преступности в Республике Дагестан.

Представляет интерес мнение респондентов о состоянии латентности отдельных видов экологических преступлений. Так, около 82% из них считают, что наибольшая степень латентности у следующих экологических преступлений: незаконная добыча водных

Акутаев Р.М. Криминология и латентная преступность: Монография. СПб.:

Санкт-Петербургский университете МВД России, 1998. С. 59.

животных и растений (ст. 256 УК РФ), незаконная охота (ст. 258 УК РФ); незаконная порубка деревьев и кустарников (ст. 260 УК РФ), нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246 УК РФ).

Подавляющее большинство - более 90% респондентов - на вопрос анкеты: “Считаете ли Вы справедливым привлечение к ответственности, в том числе к уголовной, браконьера?” ответили положительно. Представляет интерес тот факт, что из них 49 респондентов (24%) ответили: “Да, считаю, только без привлечения браконьеров к уголовной ответственности”.

Для подтверждения достоверности полученных результатов, кроме интервьюирования и экспертного опроса научных сотрудников, были проведены доверительные беседы как с работниками правоохранительных и контрольных органов, так и с браконьерами, в том числе – обвиняемыми в совершении экологических преступлений.

По результатам проведенного исследования можно сделать вывод, что значительная часть населения, в том числе работники вышеназванных органов, считают, что за акт браконьерства не стоит привлекать лицо (лиц) к уголовной ответственности 13. Именно этим в известной мере можно объяснить сложившееся положение дел в данной области, когда должностные лица уполномоченных государственных органов чрезмерно либерально относятся к лицам, совершающим экологические преступления, что в свою очередь ведет к росту искусственно-латентной части экологической преступности. Так, например, из 534 возбужденных уголовных дел в Республике Дагестан по ст. 256 УК РФ в 2004 году в суд было передано лишь 187 дел; в 2003 году из 668 до суда дошли 179 дел; а в 2002 году из 458 - 278 уголовных дел 14.

По мнению большинства опрошенных работников научной сферы и правоохранительных органов, трудности с раскрытием экологических преступлений в Республике Дагестан в основном связаны со слабой свидетельской базой. В силу того, что “повсеместно К аналогичным результатом пришел А.Л. Сулейманов, проведя экспертный опрос среди сотрудников правоохранительных органов. По полученным им данным, около 56% опрошенных работников считают, что незаконная порубка деревьев и кустарников (ст. 260 УК РФ) не представляет особой общественной опасности. См.: Сулейманов А.Л. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика незаконной порубки деревьев и кустарников (по материалам Республики Дагестан): Автореф. дис. … канд.

юрид. наук. Махачкала, 2002. С. 16.

Данные ИЦ МВД РД в регионе отмечается гражданская пассивность (инертность) населения, нежелание даже очевидцев совершенного преступления участвовать в уголовном судопроизводстве в качестве свидетеля” 15.

Для проверки данного мнения нами в анкетный лист был внесен специальный вопрос: “Если Вы окажетесь очевидцем экологического преступления, сообщите ли об этом в правоохранительные органы?”. Ответы на рассматриваемый вопрос распределились таким образом (в процентах): “Да” – 21 %; “Скорее да, чем нет” – 28 %; “Нет” – 16 %; “Скорее нет, чем да” – 21 %;

“Затрудняюсь ответить” – 14 %. Несмотря на то, что количество положительных ответов превалирует над количеством отрицательных, проведенный анкетный опрос подтвердил наличие гражданской пассивности (инертности) среди определенной части населения. К таким результатам мы пришли на основании применения правила, вытекающего из основополагающих принципов социальной психологии 16 – человеку свойственно преувеличивать свою “добродетель”. То есть в большинстве случаев те респонденты, которые ответили на данный вопрос: “Скорее да, чем нет”, “Затрудняюсь ответить” и даже часть ответивших “Да”, в реальной жизни поведут себя иначе. Таким образом, лишь менее 20% граждан, ставших очевидцами экологического преступления, обратятся в правоохранительные органы.

Проведенное анкетирование также показало, что большинство опрошенных лиц (около 66%) относят к основной причине, способствующей совершению лицом экологического преступления, их трудное материальное положение. Лишь 25% респондентов причиной считают жажду наживы, около 6% опрошенных – спортивный интерес.

И только семь респондентов (примерно 3 %) придерживаются иных причин. К ним они отнесли: “безработицу”, “отсутствие иных законных источников доходов”, “незаконное обогащение” и др.

Мнения респондентов по поводу основных причин совершения экологических преступлений, предопредели их ответы на анкетный вопрос, касающийся отношения к лицам, привлекаемым к уголовной ответственности за совершение экологических преступлений. Так, только около 48% опрошенных студентов придерживаются негативного отношения к “экологическим” преступникам. Все остальные сочувствуют (около 14 %), относятся Рамазанов Т.Б. Проблемы преступности в Республике Дагестан. Махачкала,

1999. С. 47.

См.: Шевандрин Н.И. Психодиагностика, коррекция и развитие личности.

М., 1999. С. 57.

равнодушно (около 26 %) или затрудняются ответить (12 %) на этот вопрос. Наличие этого вопроса позволило выяснить, что не все респонденты, которые придерживаются точки зрения о том, что трудное материальное положение является основной причиной, способствующей совершению экологических преступлений (около 66 %), сочувствуют этим лицам при их привлечении к уголовной ответственности (около 14 %). Значительная разница между этими показателями может свидетельствовать лишь о том, что опрошенные лица считают, что трудное материальное положение можно преодолеть, не только совершая деяния, подпадающие под статью уголовного закона.

Подтвердить данную точку зрения позволяют ответы, полученные на такой контрольный вопрос анкеты как, способны ли респонденты для разрешения своих материальных проблем совершать умышленные экологические преступления. Подавляющие большинство респондентов ответило отрицательно – около 69%. Но при этом уверенно “Нет” ответили лишь 49% опрошенных лиц.

Вызывает опасения тот факт, что хотя опрос проводился среди студентов юридического факультета, то есть с будущими юристами, в том числе работниками правоохранительных органов, 13% из них ответили утвердительно на этот вопрос, а 11% - “Скорее да, чем нет”.

Следовательно, около 24% респондентов опроса, которыми выступили студенты-юристы, способны в определенных условиях стать “экологическими” преступниками, в том числе путем оказания посильной помощи в их деятельности (например, “крышеванием” и т.д.).

Таким образом, контрольный вопрос позволил подтвердить искренность ответов, полученных от респондентов на два предыдущих вопроса, рассмотренных выше.

В последние годы опубликовано множество публицистических и научных статей, свидетельствующих о том, что компетентные правоохранительные и контрольные органы не справляются с возложенными на них обязанностями по охране экологической безопасности, предупреждению правонарушений и преступлений в этой области.17 Отчасти и сами работники этих См. подробнее: Алиев Н.К. Экология: у критической черты// Дагестанская правда. 1997. 15 апр.; Зубко И. Рыба уходит не в те сети // Российская газета.

2004. 22 окт.; Воробьев А. “Крыша в погонах” или закон амебы// Южный репортер. 2005. № 19; Сидоров А. Брестская крепость для царской рыбы// Южный репортер. 2005. № 19; Меламедов А. Удочка под крышей // Новое дело. 2005. 29 апр.; Мамедов А. Дело за Вами, прокуроры! // Дагестанская органов признают неэффективность своей работы.18 Учитывая сложившееся положение дел, нами было предложено респондентам ответить на следующий вопрос анкеты: “Эффективна ли, на Ваш взгляд, работа правоохранительных и контрольных органов по борьбе с экологической преступностью?” Результаты проведенного анкетирования лишь подтвердили сложившееся положение дел в данной сфере. Так, примерно 75% из всех опрошенных, кроме лиц, которые затруднились ответить на этот вопрос, считают работу данных органов неэффективной.

Логическим завершением конкретно-социологического исследования (анкетирования) сложившейся ситуации по борьбе с экологической преступностью и в том числе ее латентной разновидностью стал вопрос анкеты, который гласит: “Как Вы считаете, повлияет ли ужесточение наказания за экологические преступления на снижение их уровня?” Абсолютное большинство респондентов на этот вопрос ответили – “Да” (около 55 %), в свою очередь 15% студентов затруднились ответить на поставленный вопрос и лишь 30% придерживаются точки зрения, что ужесточение наказания за экологические преступления не повлияет на снижение их уровня. В какой-то степени мы согласны с теми респондентами, которые ответили отрицательно, так как если учитывать то, что в настоящее время правоохранительные органы выявляют лишь менее 1% данных преступлений, то говорить об эффективности либо не эффективности уголовного наказания, полагаем, не совсем корректно.

Параллельно с анкетированием студентов нами проводилось выборочное интервьюирование 5% респондентов, охваченных анкетным опросом. Цель интервьюирования - проверить достоверность полученных путем анкетирования данных. Этот вид правда. 2002. 1 авг.; Зыкова Т. Печальные сказки Черного моря // Российская газета. 2005. 12 июля; Черкасов А. Черные рыбаки // Российская газета. 2003.

21 июня; Игнатова Е. Скважины пошли на нерест // Новая газета. 2003. 26-29 июня; Владимиров Д. После нас хоть потоп // Юридическая газета. 2003. № 39;

А. Алиев Каспий: море проблем // Дагестанская правда. 2004. 23 сент.;

Зумакулов Д., Прохоров Л. Квалификация экологических преступлений // Российская юстиция. 2000. № 8. С. 36-37; Осипов Ф., Поляков Ю.

Прокурорский надзор за расследованием экологических преступлений // Законность. 2004. № 6. С. 14-16; Акутаев Р.М., Магомедов М.А. О некоторых аспектах борьбы с браконьерством // Гос. и право. 2002. № 2. С. 43-49 и др.

См., например: Тюкаев В. Рыбо-икорная мафия Северного Каспия // Южный репортер. 2005. № 19; Ефременко Т. Леспром врубился // Российская газета от 7 июня 2005; Осипов Ф., Поляков Ю. Прокурорский надзор за расследованием экологических преступлений // Законность. 2004. № 6. С. 14-16.

опроса позволил выяснить, какие вопросы воспринимаются респондентами с трудом, и в силу чего на них возможны не осмысленные ответы. Так, к примеру, первоначально мы предлагали на такой вопрос анкеты как: “Какие экологические преступления, по Вашему мнению, имеют наибольшую степень латентности (выделить три)?” - предложить респондентам после выделения ими трех ответов пронумеровать их от 1 до 3, в зависимости от степени латентности каждого из этих преступлений. Но после проведения интервьюирования мы пришли к выводу, что даже те респонденты, которые являются студентами 4 курса юридического факультета и имеют уголовно-правовую специализацию, т.е. прошедшие спецкурсы:

“Латентная преступность”, “Экологическая преступность” и др., не могли определить, какие из выбранных ими экологических преступлений носят большую или меньшую степень латентности, и в силу этого пронумеровали ответы в случайном порядке. Таким образом, применение интервьюирования позволило предотвратить искажение результатов опроса.

Интервьюирование проводилось по вопросам, разработанным для анкетных листов. В силу того, что данному виду опроса были подвергнуты лишь 10 респондентов, результаты проведенного интервьюирования в цифрах или в процентах рассматриваться нами не будут, поскольку, во-первых, этот вид опроса проводился лишь с целью обеспечения достоверности полученных данных путем анкетирования, и, во-вторых, полученные сведения носят в значительной мере субъективный характер из-за незначительного количества опрошенных.

Для всестороннего исследования искомой проблемы нами также был проведен опрос в виде доверительной беседы среди научных и практических работников, сведущих в данной сфере.

Результаты проведенных экспертных опросов довольно часто можно встретить в научных криминологических трудах, посвященных изучению и исследованию различных аспектов латентной преступности 19. Так, исследуя проблемы естественно-латентной

См., например: Акутаев Р.М. Криминология и латентная преступность:

Монография. СПб., 1998. С. 61-63; Амутинов А.А. Проблемы естественнолатентной преступности (по материалам Республики Дагестан): Автореф. дис.

канд. юрид. наук. Махачкала, 2004. С. 13; Гаджилов Г.М. Незаконная охота.

Махачкала, 2002. С. 87; Сулейманов А.Л. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика незаконной порубки деревьев и кустарников (по материалам Республики Дагестан): Автореф. дис. … канд.

юрид. наук. Махачкала, 2002 С. 16; Щеглова Т.К. Латентная преступность и ее преступности, А.А. Амутинов путем проведения экспертного опроса пришел к выводу, что около 77,2% совершаемых в Республике Дагестан преступлений остаются латентными. 20 В нашем экспертном опросе (доверительной беседе) участвовало около 40 респондентов, в основном это работники научной сферы (преподаватели криминологии и (или) спецкурсов криминологического профиля) и сотрудники Махачкалинской межрайонной природоохранной прокуратуры, районных отделов внутренних дел, в том числе водной милиции г. Махачкалы.

Проведенные доверительные беседы с экспертами в основном лишь подтвердили те результаты, которые мы получили путем выборочного опроса (анкетирования) студентов. Кроме того, практически все опрошенные единодушно признают, что удельный вес латентности экологической преступности Дагестана составляет более 95%. Эксперты-работники правоохранительных органов также согласны с тем, что применяемые меры по противодействию сложившейся в Республике Дагестан экологической преступности неэффективны. При этом они связывают сложившуюся ситуацию не со своей деятельностью, а с деятельностью дублирующих организаций, которые также занимаются борьбой с экологической преступностью.

Это и понятно, так как никто не будет “рубить сук, на котором сидит”.

Таким образом, путем проведения конкретно-социологических исследований (анкетирования, интервьюирования, экспертного опроса), мы пришли к выводу о высокой латентности экологических преступлений в Республике Дагестан.

ИНСТИТУТ ПАТРОНАТА НАД НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ ВДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

Адзиева С.М. к.и.н. ст. преп каф. юридических дисциплин филиала ДГУ в г. Избербаше Таилова А.Г. к.и.н. ст. преп. каф. юридических дисциплин филиала ДГУ в г.

Избербаше Сегодня, когда наше государство вновь болезненно переживает процесс своего реформирования, политических, социальноэкономических и правовых преобразований, это тем более значение для определения эффективности уголовно-правовых норм:

Монография. М., 1997. С. 56 и др.

Амутинов А.А. Проблемы естественно-латентной преступности (по материалам Республики Дагестан): Автореф. дис. канд. юрид. наук.

Махачкала, 2004. С. 13.

необходимо. В стране ведется интенсивный поиск кардинально новых подходов к решению наиболее острых социальных задач, к устранению всего негативного, что в период проведения так называемых рыночных реформ породило многочисленные кризисные явления и процессы в жизни общества и государства.

В этих условиях требуется вновь оценить все, что было сделано, а также определить, что необходимо сделать, чтобы найти правильные пути для создания надежных преград обвальному росту преступности, особенно в той ее части, которая приходится в последние годы на несовершеннолетнее население. Это тем более необходимо, так как атмосфера расширения гласности позволяет сегодня провести исторический анализ, как никогда ранее объективно, учитывая в полной мере драматизм определенных событий в жизни нашего государства, реально вскрывая ошибки и промахи, допускавшиеся в выборе и практической реализации методов борьбы с этим негативным явлением, отвергая субъективистские, преимущественно хвалебные оценки всего того, что на этом пути предпринималось, а в отдельные периоды всего лишь провозглашалось, без учета реальных возможностей общества и государства.

Отношение отечественного законодательства в дореволюционной России к молодым преступникам представляло смесь двух теорий: устрашения и исправления. До 1864 г. нашему законодательству оставались чуждыми мысли об исправлении малолетних преступников. В упомянутом году был издан устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, в котором (ст. 6) в первый раз упоминалось об отдаче малолетних преступников в особо учрежденные исправительные приюты. Спустя два года, в 1866 году 5 декабря, был издан закон об учреждении исправительных приютов.

Высказанные в этих двух законах положения об исправлении малолетних вошли в Уложение о наказаниях редакции 1866 г., но остались во всей своей неприкосновенности начала кары и устрашения законов прежнего времени.

Уложение богато было различными подразделениями молодого возраста.

О возрасте полной невменяемости в Уложении содержались следующие постановления. Возраст этот распадался на два периода: до 7 лет и от 7 лет до 10 лет. О детях первого возраста говорилось, что они за преступления и проступки не подлежат наказанию, а отдаются родителям, опекунам и родственникам для вразумления и наставления их впоследствии (ст. 94 Улож. о нак. изд. 1866 г.). О детях от 7 до 10 лет также было сказано, что они не подвергаются за преступления, определенные в законах, наказанию, но отдаются родителям или благонадежным родственникам для домашнего исправления.

Следовательно, между возрастом до 7 лет и от 7 лет до 10 лет разницы в уголовном отношении не было никакой.

С 10 до 14 лет следовал возраст так называемой относительной невменяемости. Если судья удостоверялся, что малолетний в возрасте от 10 до 14 лет действовал без разумения, он уравнивал его в уголовном отношении с не достигшими 10-летнего возраста, то есть признавал его невменяемым, не подвергал наказанию, а отдавал родителям, благонадежным родственникам для домашнего исправления (ст. 137 Улож.). В противном случае, т.е.

удостоверившись в том, что малолетний этого возраста действовал с разумением, он признавал его вменяемым и приговаривал к наказанию (ст. 138 Улож.). Эти наказания, в сущности, обладали теми же свойствами, как и те, которые применялись к совершеннолетним.

Правда, они были несравненно мягче. Каторжные работы вовсе к несовершеннолетним не применялись. Но и при всем том они были слишком жестоки, если на них смотреть как на наказания, определяемые малолетним. Они состояли в ссылке в Сибирь, в заключении в смирительный дом от 40 дней до 5 лет и 4 месяцев или же в заключении в монастырь на те же сроки (ст. 138). Малолетние этого возраста, приговоренные к ссылке в Сибирь на поселение, подвергались даже лишению прав состояния. Итак, 10-летний ребенок мог быть признан столь зрелым, что он считался заслуженным лишения прав.

Таковы были положения о возрасте относительной невменяемости до 1864 г. и 1866 г., т.е. до издания устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, и Уложения о наказаниях редакции 1866 г.

С этого времени установлены были новые правила для не достигших 17 лет (ст. 137 Улож.). По Уложению несовершеннолетние преступники, имеющие менее 14, но более 17 лет, могли быть признаваемы действующими без полного разумения. И в случае признания у таковых неполной степени развития они могли быть приговорены или к наказаниям для несовершеннолетних от 10 до 14 лет, действующих с разумением, или же к отдаче в исправительные приюты, где таковые были устроены, а где их не было — к заключению в тюрьму на время не свыше 1 года и 4 месяцев.

Из-за несовершенства редакции Уложения несовершеннолетние старшего возраста пользовались большей снисходительностью и находились в более выгодном положении, нежели несовершеннолетние младшего возраста. Ибо в законе говорилось о неполном разумении несовершеннолетних от 14 лет до 1 7 лет. Равным образом закон говорил только о них, как о подлежащих отдаче в исправительные приюты. Почему же закон не допускал неполного разумения у несовершеннолетних от 10 до 14 лет?

В уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, эта непоследовательность не встречается. В 16-й статье устава говорится уже о несовершеннолетних от 10 до 1 7 лет, как о таких лицах, которые могут взамен заключения в тюрьме быть отданы в исправительные приюты в тех местах, где будут учреждаться таковые.

Наконец, в законодательстве установлен был третий возраст — несовершеннолетних преступников, в отношении которых применялись так называемые смягченные наказания. Этот возраст начинался с 14 лет, но по смыслу того же самого закона мог начинаться и с 1 7 лет; оканчивался он в 21 год. Несовершеннолетние преступники в этом возрасте признавались вообще действующими в состоянии вменяемости, но они за преступления, ими совершаемые, подлежали наказанию в несколько смягченном виде.

Таковой была система отношения уголовного законодательства к несовершеннолетним преступникам в дореволюционной России, имевшая как свои достоинства, так и большое количество недостатков.

Закон 1864 г. в первый раз серьезно признал теоретическую пригодность принципа исправления в применении к малолетним преступникам. В 1866 г.

издан был закон об исправительных приютах:

это был первый и значительный шаг к практическому осуществлению того, что теоретически признано было необходимым за два года перед этим. Следовательно, этим законом от 5 декабря 1866 г. общество в первый раз было призвано к основанию исправительных заведений для преступных детей.

Вот что говорилось об этом в объяснительной записке II Отделения Собственной Его Величества Канцелярии: «При составлении судебных уставов заявлено было, между прочим, о трудности применять к малолетним роды и виды наказаний, установленных общим карательным законом, ибо по особым свойствам детского возраста те меры, от которых можно ожидать, а иногда и достигнуть хороших последствий для взрослых преступников, в применении к детям представляются или совершенно невозможными, или ведущими к положительному вреду. В связи с означенным заявлением выражена была мысль о применении и к ним системы детских исправительных приютов, оправдавшихся столь блестящими опытами в других странах. Мысль эта удостоилась полного одобрения и вследствие сего в уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, введена ст. 6. «Правила об исправительных приютах», служащая ее развитием».

Законом от 5 декабря 1866 г. правительство не отказывалось само от основания исправительных приютов, но как бы призывало общества и частных лиц к учреждению их. «Призываются, — сказано в законе, — к учреждению таких богоугодных и общеполезных учреждений земства, общества и духовные установления, равно как и частные лица». Приюты эти законом предназначались для нравственного исправления несовершеннолетних, отдаваемых туда по судебным приговорам. Закон именовал их богоугодными и общеполезными учреждениями (ст. 1).

Первым по тем временам специальным обществом исправления малолетних преступников было: Санкт-Петербургское общество земледельческих колоний и ремесленных приютов, устав которого был утвержден 15 января 1870 г. За ним следовали: Варшавское общество земледельческих колоний и ремесленных приютов, утвержденное 20 февраля 1870 г.; Харьковское общество исправительных приютов — 18 декабря 1871 г.; Казанское общество земледельческих колоний и исправительных приютов — 23 января 1873 г.; Киевское общество того же самого наименования, учрежденное 17 июля 1874 г.;

Нижегородское общество земледельческих колоний для несовершеннолетних преступников, учрежденное 28 апреля 1875 г.;

Симбирское общество, учрежденное в 1876 г., и Вологодское общество, образовавшееся в 1878 г.

Из числа существовавших заведений два содержались земствами (Тверская колония и Тамбовский приют) 21, два — городом (Рукавишниковский приют и Фидлеровская колония), шесть — тюремными комитетами (Астраханская колония, Симбирский, Саратовский-Галкинский, два Кубанских приюта, СанктПетербургский приют для девочек)22. Остальные заведения находились на содержании благотворительных обществ частного характера.

Необходимо отметить, что и организация патроната несовершеннолетним осуществлялась на общественных началах, хотя цели, поставленные перед ним, имели уголовно-политическое Коротнев А.Д. Малолетние и несовершеннолетние преступники. - СПб.,

1903. С. 101.

Дриль Д.А. Наши исправительно-воспитательные заведения и вопросы исправительного воспитания. Журнал Министерства юстиции, 1898. № 9. С.

178.

значение, поскольку предполагали борьбу с преступностью.

Издавая законы, касающиеся участи молодых преступников, законодатель надеялся, что дело исправления несовершеннолетних привлечет к себе частно-общественную деятельность и частнообщественную благотворительность. Надежды его были не напрасны.

Что касается роли частной благотворительности, то последняя самым красноречивым образом — громким свидетельством фактов — постоянно доказывала чрезвычайную желательность своего участия в деле воспитания детей, попадающих на путь порока и преступления.

Вникая в состав обществ земледельческих колоний и ремесленных приютов, присматриваясь к именам жертвователей, следя за деятельностью лиц, принимавших участие в жизни обществ, в создании и развитии основанных учреждений, нельзя не прийти к тому убеждению, что дело исправления малолетних преступников в дореволюционной России привлекало к себе внимание интеллигентной части общества, что сочувствие ему выражали лица самых высших правительственных сфер и что благодаря этому факту оно готово было приобрести значение очень важной отрасли отечественной общественности. И в самом деле, к примеру, первое место из пожертвований, поступавших ежегодно в кассу Петербургского общества, принадлежало по щедрости присылаемым от Государя Императора и членов Императорского Дома. Значительны были пожертвования Рукавишникова на Московский приют, С.В.

Ланской и В.В. Ланской на Саратовский, К.И. Менде и Н.В. Зиновьева на Санкт-Петербургский, Р.И. Эйхгольца на заведение, основанное Санкт-Петербургским тюремным комитетом.

Так, во главе управления Санкт-Петербургским обществом стоял генерал Н.В. Зиновьев, известный своими значительными пожертвованиями на Санкт-Петербургскую колонию, а более деятельное и непосредственное управление делами его вверено было сенатору М.Е. Ковалевскому.

В деятельности Киевского общества принимал живейшее участив бывший киевский генерал-губернатор, позже российский императорский комиссар, князь А.М. Дондуков-Корсаков, которому киевская Рубежовская колония была многим обязана. Саратовский приют обязан был основанием и дальнейшим существованием просвещенной деятельности саратовского губернатора М.Н. ГалкинаВраского.

Представители науки с самого начала приняли деятельное участие в деле образования и развития заведений для исправления малолетних преступников. Так, профессор и директор юридического лицея М.Н. Капустин в течение 6 лет сначала в звании секретаря, а потом директора принимал участие в управлении Московским приютом. Известный профессор-криминалист Н.С. Таганцев с самого начала основания Санкт-Петербургского общества состоял членом комитета, управляющего Санкт-Петербургской колонией. Во главе комитета Харьковского общества стояли два уважаемых профессора — В.А. Кочетов и Л.Е. Владимиров.

В управлении делами Варшавского общества и основанной им колонией в Студзенце принимали участие профессора Варшавского университета — В.В. Микляшевский и А. Бялецкий.

Таким образом, частная благотворительность блестяще сдала свой трудный экзамен и наглядно показала своей деятельностью факт существования понимания и сочувствия в обществе делу исправления молодых преступников.

Опыт работы по исправлению и перевоспитанию несовершеннолетних правонарушителей в дореволюционной России приводил специалистов к выводу, что без оказания помощи в приспособлении к условиям постпенитенциарной жизни вышедшим из заведений воспитанникам трудно рассчитывать на то, что они не вернутся на преступный путь: «...преступник не перестает быть им, если он так или иначе не будет приспособлен к жизни на свободе»23 «Нет более тяжелого положения в обществе, — писал Кистяковский А.О., — как положение лица, отбывшего наказание и опять возвращающегося в общество. Хотя воспитанники исправительных заведений возвращаются в общество и не из тюрьмы, тем не менее, они не укрыты от предубеждения, существующего в обществе против лиц, впавших в преступление»24.

Патронат над несовершеннолетними характеризовался особенностями, обусловленными, прежде всего, его целями. Так, если патронат над взрослыми предполагал лишь временную их поддержку, то над несовершеннолетними он был опекой в течение нескольких лет.

Это, естественно, требовало иной организации деятельности.

Как известно, одним из принципов патроната над взрослыми являлась его добровольность, основанная на раскаянии в совершенных ранее преступлениях. Что касается несовершеннолетних, освободившихся из мест заключения, то для них он считался обязательным. Поскольку государство обязано заботиться о молодых Кучинский И.А. К вопросу о нравственном исправлении преступников // Журнал Министерства юстиции. 1897. № 10. С. 148.

Кистяковский А.О. Молодые преступники и учреждения для их исправления, с обозрением русских учреждений. Киев, 1878. С. 87.

освобождающихся, то последние, в свою очередь, обязаны подчиняться тем мерам попечения, какие найдет нужным принять государство в их собственных интересах, — отмечали Е. Альбицкий и А. Ширген25.

Необходимость патроната над несовершеннолетними впервые была признана Правилами об исправительных приютах 1866г. Статья 11 Правил устанавливала общую обязанность исправительных заведений в течение определенного срока оказывать помощь выпускникам, обеспечивая «возможное содействие в деле устройства их будущности»26. Конкретно срок покровительства не определялся, но специалисты считали, что контроль над поведением освободившихся необходимо осуществлять в течение 3 лет27.

Объяснительная записка II Отделения Государственного совета, раскрывая это положение, предполагала установить две формы патроната над несовершеннолетними: приютскую и самодеятельнообщественную. Покровительство приюта должно было состоять: 1) в заботе о том, чтобы «выпущенники» с самого начала не были лишены способов жизни и могли находить средства пропитания честным трудом; 2) чтобы они и после устройства к месту не оставались без всякого надзора в первое время своего самостоятельного существования28.

Однако ни Правила, ни пояснительная записка к ним не раскрывали содержания покровительства, предоставив это местной инициативе и конкретным заведениям. Поскольку и принципиальные позиции, и возможности их были различными, это отразилось в формах и содержании патроната на местах29. Таким образом, заботу о «выпущенниках» предусматривали уставы многих обществ и заведений, хотя способы и формы осуществления ее не оговаривались.

Альбицкий Е., Ширген А. Исправительно-воспитательные заведения для несовершеннолетних преступников и детей заброшенных в связи с законодательством о принудительном воспитании. Саратов, 1893. С. 275.

Полное собрание законов Российской Империи. Собр. II. 1866. Т. X. Отд. II.

-СПб., 1868.

Пусторослев П. П. Показательно-исправительные заведения для малолетних и несовершеннолетних преступников // Учебные записки / Юрьевский ун-т.

1893. № 4.

Альбицкий Е., Ширген А. Исправительно-воспитательные заведения для несовершеннолетних преступников и детей заброшенных в связи с законодательством о принудительном воспитании. Саратов, 1893. С. 300.

Блюмменфельд Г. Ф. О падших детях и обществах патроната: Труды / Одесское юридическое общество. 1888. Т. IV. С. 6.

Позднее Положение о воспитательно-исправительных заведениях для несовершеннолетних 1909 г. (параграф 28) установило, что покровительство вышедшим из заведений оказывается в течение 3-х лет, но может быть прекращено и ранее в случаях, если бывший воспитанник совершит новое преступление или ведет себя таким образом, что всякая забота о нем бесполезна30.

Таким образом, патронат практически осуществлялся в трех направлениях: 1) специальными обществами патроната над несовершеннолетними; 2) самими исправительными заведениями или обществами, их учредившими; 3) обществами тюремного патроната, распространявшими свою деятельность и на несовершеннолетних, например Гомельским, Киевским, Ростовским-на-Дону, Таганрогским.

В рассматриваемый период существовало 13 специальных обществ, созданных для оказания помощи несовершеннолетним, освобождаемым из мест заключения: 4 — в Санкт-Петербурге; 3 — в Москве; по одному — в Одессе, Киеве, Нижнем Новгороде, Митаве, Харькове; Курляндское общество31. Как уже было сказано ранее, в Санкт-Петербурге и Москве вопросами патроната над несовершеннолетними, вышедшими из мест заключения, занимались также Мужские и Дамские благотворительно-тюремные комитеты.

Все общества организовывались на добровольных началах.

Состав их был неограниченным, управление осуществлялось собраниями и правлениями (комитетами). Материальные средства складывались из пожертвований, членских взносов, сборов за различные мероприятия, в некоторых случаях сюда включались удержания из заработка призреваемых. А в Петербурге, например, деньги у патронируемых вообще отбирались и выдавались лишь на личные нужды.

Цели каждого из созданных обществ определялись их уставами и в общем виде сводились к оказанию содействия несовершеннолетним, выпущенным из приютов, в устройстве быта, в возвращении на путь честной жизни. Единого организующего центра не было. Вопрос о его создании обсуждался на III Съезде русской группы Международного союза криминалистов, однако это предложение поддержки не нашло32.

Тюремный вестник. 1909. № 6, 7. С. 643-650.

Беляева Л. И. Патронат в России (XIX в. — начало XX в.). — М., 1996. С 48.

Международный Союз криминалистов. Русская группа. Третий съезд русских криминалистов. — СПб., 1901. С. 35-76.

ПРАВОВОЙ СТАТУС ГРАЖДАНСКОГО СЛУЖАЩЕГО.

Магомедов А.А. – к.ю.н., ст. преп. кафедры «ЮД»

филиала ДГУ в г. Избербаше Принципы, закрепленные в современном российском законодательстве, не просто отражают смысл государственной службы; они образуют исходные начала организации всей административной власти в Российской Федерации, в том числе и административно-правового статуса служащих.

Современная теория и практика государственной службы Российской Федерации позволяет выделить и сформулировать в рамках основных принципов государственной службы принципы формирования и реализации правового статуса гражданских служащих как его основополагающие идеи и начала. В данном случае эти принципы носят частный по отношению к основным принципам государственной службы характер.

К числу частных принципов государственной службы можно отнести: принципы приема на государственную службу, принципы прохождения государственной службы, принципы профессионального развития государственных служащих, принципы оценки персонала государственной службы и принципы правового статуса государственных служащих.

Исследование теории и практики государственной службы Российской Федерации позволяет выделить также ряд общих и специальных принципов формирования и реализации административно-правового статуса государственных служащих.

К общим принципам формирования и реализации правового статуса, которые регулируют его теоретико-методологические и конституционные основы, следует отнести:

— принцип развития юридического содержания и состава правового статуса государственных служащих;

— принцип взаимной связи элементов правового статуса государственных служащих;

— принцип системности, характеризующийся такими признаками, как целостность, взаимозависимость элементов и свойств, структурность, иерархичность элементов статуса;

— принцип законности, предполагающий развитие и функционирование правового статуса и структурирование его элементов только на основе Конституции РФ и законов;

— принцип научности и объективности, требующий научного и непредвзятого осмысления теории правового статуса государственных служащих, формулирования ее научной концепции;

— принцип гласности и открытости, требующий максимально возможной открытости информации о правовом статусе государственного служащего;

— принцип стабильности правового статуса, говорящий о нежелательности его частого и кардинального реформирования и предполагающий сохранение позитивно зарекомендовавших себя элементов правового статуса;

— принцип оптимальности и эффективности правового статуса, означающий в конечном счете высокую результативность функционирования правового статуса государственных служащих.

К специальным принципам формирования и реализации правового статуса государственных служащих, которые регулируют его организационные и технологические основы, на наш взгляд, относятся:

— принцип единства и сочетания прав и обязанностей гражданских служащих;

— принцип единства и соразмерности правоограничений и социальных гарантий гражданских служащих;

— принцип единства и соразмерности поощрений и мер ответственности гражданских служащих;

— принцип единства правовых и организационных основ правового статуса государственных служащих;

— принцип единства основных требований, предъявляемых к элементам правового статуса государственных служащих;

— принцип единства основных требований, предъявляемых к правовому статусу государственных служащих различных групп, категорий, уровней и ветвей власти;

— принцип развития и функционирования правового статуса государственных служащих в интересах государства, государственной службы и гражданского общества;

— принцип единства и взаимодействия элементов правового статуса государственных служащих.

Иными словами, в принципах выражаются суть, главное содержание, центральные понятия правового статуса государственных гражданских служащих.

При строительстве государственной службы и развитии в ее рамках административно-правового статуса государственных служащих очень важно обращать внимание на вопросы, которые имеют принципиальный характер. Без этого невозможно построение и функционирование эффективной системы административной власти в стране.

Общеизвестно, что государственная служба строится на основе принципов и механизмов ее организации и функционирования.

В данном случае мы рассматриваем принципы, отражающие объективную природу этого института власти, закономерности его организации, развития и функционирования. Принципы составляют фундамент системы государственной службы и правового статуса государственных служащих.

Сформулированные людьми, они по своему происхождению субъективны, но в то же время имеют объективное содержание, поскольку отражают ключевые моменты реальной действительности.

Принципы выдвигаются и формулируются в результате научного обобщения практики государственного управления и государственной службы.

РАССЛЕДОВАНИЕ УБИЙСТВ, СВЯЗАННЫХ С РАСЧЛЕНЕНИЕМ ТРУПА.

Бахмудова Т.Р. подполковник полиции в отставке Расследование данных преступлений - это сложная многоплановая и разносторонняя деятельность, осуществляемая в определенные, в установленные законом сроки. Следователь должен выявит все существенные обстоятельства имевшего мест преступления и установить лиц, его совершивших. В целях выполнения указанных задач необходимо умелое построение следственных версий, производство различных следственных действий. Без организованного и целенаправленного начала вся эта сложная деятельность не обеспечит успеха. Именно это и обеспечивается планированием следствия.

В настоящее время по нашей республике и в России в целом совершено очень много убийств, большинство из которых - не раскрыто до сих пор. Именно поэтому необходимо уделять внимание совершенствованию профессионализма работников следственных органов.

Необходимого эффекта можно достичь при наличии у лица, проводящего расследование, достаточно развитых навыков межличностного общения, наблюдательности, способности к правильной оценке совокупности полученных в ходе расследования обстоятельств, хорошего знания психологии, ясного представления о тактических приемах проведения отдельных следственных действий, умение правильно организовать розыскные действия и построить необходимое взаимодействие с подразделениями органа дознания, обеспечивающих проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Различают расчленения случайные и преступные. Случайные расчленения не являются редкостью, они возникают в результате транспортной (обычно железнодорожной) травмы, при взрывах, обвалах, падения с высоты. В воде расчленение может быть причинено крыльями, винтами, другими частями судна. Иногда обнаруживают случайно или умышленно вынесенные из медицинских учреждений анатомические препараты, части плодов мертворожденных, ампутированные конечности, что служит поводом для осмотра места их обнаружения следователем.

Криминалисты разделяют преступные расчленения на дефензивные и офензивные. К первым относятся случаи отделения частей трупа с целью затруднения идентификации. Ко второй группе относят расчленения в случаях сексуальных убийств (с отделением наружных и внутренних половых органов, молочных желез), а так же убийств, совершенных психически больными, при этом обращают на себя внимание явная бессмысленность, хаотичность расчленения, отсутствие признаков сокрытия его).

Расчленение с целью затруднения опознания выполняются в различном объеме: от декапитации и удаления частей (областей) тела с особыми приметами до измельчения тела на множество бесструктурных фрагментов33.

Для расчленения используют различные острые орудия - ножи, топоры, пилы, (в том числе электрические), а так же колеса рельсового транспорта, для детских трупов - ножницы. Иногда расчленение сочетается с сожжением тканей трупа, вывариванием, растворением в концентрированных кислотах, скармливанием скоту и др 34.

Следует обратить внимание на способ расчленения. Умело, по суставам, глубокими, единичными разрезами могут произвести расчленение мясник, работник скотобойни или медицинского учреждения. В таких случаях процесс расчленения совершается быстро, в течении 20 мин. Если же преступник не обладает профессиональными навыками, расчленение затягивается на несколько часов, иногда - суток.

Следует помнить, что разная, в том числе значительно различающаяся степень гнилостных изменения отдельных частей Салтыков О.Ф. Первоначальный осмотр трупа на месте его обнаружения.

Учебное пособие. М., 1969. - С.

Гинсбург А.Я опознание в следственной, розыскной и экспертной практике.

М.

трупа не всегда говорит о принадлежности их разным трупам, так как останки могли находиться в различных условиях.

Наряду со способом совершения убийства на планирование и тактику расследования оказывает влияние так же способ сокрытия преступления. Наиболее ярко это проявляется при расследовании убийств, связанных с исчезновением потерпевшего и расчленением трупа. Планировать расследование убийств, связанных с исчезновением человека, нужно с учетом данных, полученных в результате до следственной проверки заявления о его исчезновении. В качестве первоочередных в плане расследования предусматриваются мероприятия, направленные на получение информации о возможных причинах и обстоятельствах исчезновения, сведений, обеспечивающих розыск исчезнувшего лица, установление фактов бесспорно свидетельствующих об убийстве. Производятся осмотры жилища и рабочего места исчезнувшего, изъятие и осмотр документов, связанных с его личностью, допросы родственников, знакомых, сослуживцев этого лица, проверки мест его возможного пребывания, устанавливаются связи исчезнувшего и его взаимоотношения с другими лицами, производятся поиски трупа на местности, оперативно-розыскные мероприятия по сбору данных о личности и поведения заподозренных лиц.

При допросах в качестве свидетелей лиц, хорошо знавших исчезнувшего, уточняются его приметы и признаки находившихся при нем вещей, устанавливаются события, предшествовавшие исчезновению, выясняются его отношения с другими лицами, места его возможного нахождения и причины исчезновения. При необходимости допрашиваемым могут быть заданы вопросы о мерах, которые были ими приняты для поиска исчезнувшего, о поведении заподозренных лиц до и после исчезновения, о действиях, указывающих на их осведомленность в том, что потерпевшего нет в живых. В случае предъявления свидетелем писем или иной корреспонденции, полученной им от имени потерпевшего после его исчезновения, они изымаются и осматриваются, для решения вопроса об исполнителе этих документов производится судебнопочерковедческая экспертиза35.

При осмотре жилища и рабочего места без вести пропавшего лица изымаются дневники, записные книжки, переписка, групповые фотографии с его участием и иные документы, изучение которых Локтев В.Е. Права обязанности и задачи специалиста в области судебной медицины на месте происшествия. М: Изд-во ЦОЛИУВ. 1972. - С. 3-9 может указать на причины исчезновения и направление поисков исчезнувшего, а так же объекты обеспечивающие в дальнейшем производство идентификационных исследований, фотоснимки потерпевшего, предметы с отпечатками его пальцев, образцы волос, предметы одежды, составляющие единый комплект с одеждой, которая была на нем в момент исчезновения и т.п. Обращается внимание на наличие в помещении документов, личных вещей и предметов обихода, которые должны были бы находиться при потерпевшем, если бы он был жив. По окончании осмотра при наличии информации об убийстве потерпевшего по месту его жительства, а равно в ходе выявления в ходе убийства признаков преступления производится обыск для обнаружения скрытых следов, орудий убийства и иных вещественных доказательств в данном жилище, надворных постройках и на приусадебном участке. Поиски при этом направлены в первую очередь на выявление следов крови и других следов биологического происхождения, которые, как правило, в значительном количестве образуются на месте происшествия при совершении и сокрытии убийства. Указанные следы могут быть обнаружены на стенах помещения, на мебели и других предметах обстановки, в пазах между досками пола, за плинтусами. При расчленении трупа следы крови, частицы тканей организма могут сохраниться в фильтрах-отстойниках раковин, сочленениях сливных труб ванн и унитазов, куда сливается кровь потерпевшего. Если труп был уничтожен путем сжигания в печи, то в золе путем его просеивания могут быть обнаружены остатки не сгоревших костей.

Особое внимание в ходе обыска уделяется обследованию объектов, несущих признаки сокрытия (уничтожения) следов, участкам стен с переклеенными обоями, вычищенной мягкой мебели и т.п. Для выявления невидимых следов крови, сокрытых орудий убийства и трупа используются средства криминалистической техники (ультрафиолетовые осветители, люминал, металлоискатели, приборы, реагирующие на продукты биологического распада и т.д.).

По результатам обыска могут быть назначены судебномедицинская, судебно-биологическая и криминалистическая экспертизы36.

Так, 6 июня 2002 года, примерно в 22 ч. 30 минут на территории ресторана «Кавказ», расположенного по проспекту Насрутдинова, напротив Издательского центра гор. Махачкала, были Максутов И.Х. Судебный осмотр места происшествия и особенности его проведения. Л.: Изд-во ЛГУ, 1972.-С. 38 обнаружены трупы Магомедова Д.К., 1975 года рождения, проживающего в селе Голотль Шамильского района и Омарова Г.М., 1976 года рождения, жителя села Урада Шамильского района с огнестрельными повреждениями. При осмотре места происшествия специалистом были обнаружены и изъяты: две гильзы калибра 5,45мм от автомата АК-74, 3 гильзы калибра 7,62мм от автомата АКМ, 2 пули и одна гильза калибра 9,0мм от пистолета ПМ. Проверкой по ИЦ МВД РД и проведенными баллистическими экспертизами было установлено, что выстрелы были произведены из оружия, числящегося за Магомедовым Д.К и Ибрагимовым М.И37.

В случае необходимости производства поисков трупа на значительной территории (в поле, в лесу) к осуществлению этого мероприятия могут быть привлечены представители общественности.

При обнаружении трупа он предъявляется для опознания лицам, хорошо знавшим потерпевшего. Если по каким-либо объективным причинам производство такого опознания невозможно, идентификация личности потерпевшего осуществляется с помощью судебномедицинской, судебно-биологической, фото портретной и дактилоскопической экспертизы. Виновными в совершении убийства, связанного с исчезновением человека, нередко оказываются лица, близкие потерпевшему и проживавшие совместно с ним. Их допросы в качестве подозреваемых (обвиняемых) строятся с учетом того, что эти лица ранее допрашивались об обстоятельствах исчезновения потерпевшего в качестве свидетелей. Эффективным средством проверки фактов, сообщаемых этими лицами в ходе допроса, служит проверка показаний на месте.

При обнаружении частей расчлененного трупа основная задача следователя на начальном этапе расследования состоит в установлении личности потерпевшего, места убийства, способа его совершения и данных об личности виновного 38. В связи с этим особое значение при осмотре мест обнаружения частей трупа приобретает поиски следов рук, обуви преступника, транспортных средств, тщательная фиксация особых примет, имеющихся на частях трупа, индивидуальных признаков их упаковки, обнаружении на осматриваемых объектах посторонних частиц, волокон, загрязнений.

Осуществляются оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление лиц, видевших преступника вблизи мест обнаружения частей трупа. Для разрешения вопроса о принадлежности Уголовное дело №270106 Прокуратура гор. Махачкалы. 2002.

Рассейкин Д.П. осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств. Саратов. Приволжск. книж. изд-во. 1967. -с. 152.

обнаруженных в различных местах частей тела одному трупу и выяснения других существенных для дела вопросов назначается судебно-медицинская экспертиза. Планируются и осуществляются мероприятия, направленные на установление личности потерпевшего.

С целью установления места совершения преступления изучаются ближайшие транспортные коммуникации, маршруты, расписания и графики движения городского и железнодорожного транспорта. Для исследования имеющихся на трупе посторонних частиц и загрязнений, производятся химические, физико-химические, биологические исследования, а так же экспертиза материалов, веществ и изделий. С помощью товароведческой экспертизы устанавливается место производства предметов, с помощью которых преступник упаковывал части трупа.

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРИМЕНЕНИЯ ПОЛИГРАФА

Таилова А.Г. к.ю.н. ст. преп. каф. юридических дисциплин филиала ДГУ в г. Избербаше Ежегодно по всей стране проводится сотни тысяч исследований на полиграфе, в том числе в органах внутренних дел – как при расследовании преступлений, так и при приеме на работу в МВД. Но за 15 лет применения "детектора лжи" в России специалисты и правоведы до сих пор не договорились о юридическом статусе его результатов и их достоверности. По данным западных ученых, реальная точность полиграфа составляет 54-63%, то есть результаты носят скорее вероятностный характер. Тем не менее на практике известны случаи, когда обвинение использует заключение полиграфолога как доказательство вины. И тут судьба человека уже во многом зависит от квалификации специалиста[1].

Ложь и правда – взаимно исключающие социальные понятия, появление которых было обусловлено необходимостью коллективного общения людей. На заре первобытнообщинного строя, когда каждый член общины должен был выполнять определенную полезную работу для племени, "эффективность" его деятельности определялась тремя факторами: умением и физической подготовкой, личным желанием (уровнем мотивации), а в экстремальных условиях - элементами смелости (трусости).

Иногда применялись малообъяснимые и даже комические способы (для простого обывателя, конечно, а не для испытуемого).

Например, во время разбирательства у пигмеев специально обученный помощник шамана наносил удар по челюсти обвиняемого, после чего по количеству выбитых зубов судили о степени его виновности.

На ближнем востоке еще в глубокой древности в качестве "детектора лжи" использовали показатели пульса подозреваемого. В качестве информативных признаков брались изменения в частоте пульса и особенности кровенаполнения артерии (пульсации). Метод использовался для выявления неверных жен и установлении личности любовника. Методика проверки была предельно проста. Специально тренированный человек прикладывал палец к артерии, а далее подозреваемому субъекту задавались вопросы с названием имен мужчин, теоретически могущих вступить в интимную связь с подозреваемой личностью. В результате сильного эмоционального напряжения, в качестве реакции на имя любовника у подозреваемой резко изменялись частота пульса и кровенаполнение артерии.

В дальнейшем этот метод использовался и для решения других задач, при необходимости определить степень искренности того или иного человека.

В глубокой древности на Востоке в качестве детектора лжи широко использовалась рисовая мука. В основе данного метода лежали следующие наблюдения. Было замечено, что в период сильного страха во рту прекращается выделение слюны. Для оценки этого состояния в рот подозреваемого вкладывалась рисовая мука.

Если через определенное время она оказывалась сухой, то подозреваемого считали виновным. Данное "техническое средство" являлось более совершенным для детекции "лжи", чем субъективная оценка вождя племени. В то же время сухость во рту может быть вызвана не только боязнью расплаты за совершенное преступление, а просто страхом, вызванным боязнью самой процедуры.

Более "информативным" был детектор лжи с использованием осла. Это упрямое животное за тысячелетие своего существования и не предполагало, что человек отведет ему роль определителя истины.

Процедура "тестирования" заключалась в следующем. В полутемном помещении привязывали осла, предварительно смазав ему хвост краской. Подозреваемому давалось задание: зайти в помещение и погладить осла по хвосту. Если осел закричит - значит "обследуемый" виновен.

Создатели данного "детектора лжи" были убеждены, что человек, совершивший преступление побоится гладить осла, - вдруг он закричит. Следовательно, руки останутся чистыми.

Более жесткий способ выявления правды использовали в древней Спарте. Спартанские юноши, прежде чем попасть в специальные школы, проходили определенный отбор. Юношу ставили на скале над обрывом и спрашивали, боится ли он. Ответ всегда был отрицательный. Но правду или ложь сказал опрашиваемый субъект, определяли по цвету лица. Если юноша был бледен - то он лгал.

Данный тип реакции по убеждению спартанцев, говорил о том, что юноша в бою не может быть ловким и сообразительным и его сбрасывали со скалы[2].

Многолетние наблюдения помогли спартанцам сделать справедливый вывод: человек, бледнеющий от страха, не может быть хорошим воином.

В Древнем Риме этим же методом отбирали телохранителей.

Кандидату задавали провокационные вопросы. Если он краснел, его брали в охрану. Считалось, что если человек краснеет при предъявлении ему провокационных вопросов, он не будет участвовать в заговорах.

В африканских племенах при определении "виновного" использовали свой метод. Колдун совершал специальный танец вокруг подозреваемых. Интенсивно обнюхивая, "следователь" по насыщенности запаха тела делал заключение, кто из "подозреваемых" виновен в совершении расследуемого преступления.

Использованная в прошлом методика тестирования в последствии стала "поисковым методом" и в настоящее время широко используется в практике "детекции лжи". Существовал опыт использования тремора для определения причастности подозреваемых в совершении преступлений. Испытуемым давали в руки очень хрупкое яйцо птицы и проводили допрос на предмет совершения ими противоправного действия. У кого скорлупа лопалась, того и считали причастным к совершению расследуемого преступления. В период охватывающий первобытно - общинный строй и более поздний каменный и бронзовый век, низкий уровень цивилизации не мог способствовать созданию "мощных технических средств" для определения участия подозреваемого в совершении преступления.

Уровень цивилизации, эпоха в которой она существовала, накладывала отпечаток на системы получения информации о "правде" и "лжи" человека.

Только в конце 18 века были созданы условия для развития технических средств в последствии получивших название детектора лжи, вариографа, полиграфа, разоблачителя лжи, сыворотки правды, измерителя психологического стресса. Последнее название более объективно отражало сущность метода и постепенно завоевывало право на широкое использование в литературе конца 20 века.

Но все-таки большинство методов достижения истины основывались на физиологических реакциях человека.

Уже в глубокой древности люди подметили, что страх перед разоблачением и, соответственно, наказанием сопровождается определенными изменениями (доступными внешнему наблюдателю) динамики некоторых физиологических функций.

Впервые в отечественной следственной практике проверка на полиграфе была проведена в октябре 1992 г.

В современной России научные исследования возможностей использования полиграфа в уголовном процессе проводятся с 1992 года (в ФСБ они начались ранее). В этих целях во ВНИИ МВД создан специальный отдел, укомплектованный юристами, психологами, биологами. Приоритетным направлением в его работе является изучение возможности и эффективности использования полиграфа в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений.

Общую правовую основу тестирования с помощью полиграфа в РФ создают нормы УПК об участии специалиста в следственных действиях и о возможности применения технических средств для собирания, фиксации и использования информации, а инструкцией «О порядке применения полиграфа при опросе граждан», утвержденной Генеральной прокуратурой, ФСБ и МВД РФ и зарегистрированной 28 декабря 1994 г. в Министерстве юстиции Российской Федерации, а также Приказом министра внутренних дел Российской Федерации от 12 сентября 1995 г. № 353 «Об обеспечении внедрения полиграфа в деятельность органов внутренних дел». С изданием в 1995 г.

Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»

применение полиграфа в оперативно-розыскной деятельности обрело достаточное правовое обоснование применения полиграфа вообще, а об условиях его использования в процессуальной деятельности следователя, а может быть, и суда.

Есть все основания полагать, что уже в настоящее время применение полиграфа вполне допустимо в двух случаях: при производстве экспертизы и при участии специалиста-психолога в подготовке к производству следственного действия.

Закон не ограничивает эксперта в выборе технических средств исследования. Любое техническое средство, если оно само и методика его применения научно обоснованы, может быть применено экспертом для решения задач экспертизы, сообразно с условиями исследования, предъявляемыми к чему требованиями, процессуальным порядком экспертизы и т.п. Поэтому нет оснований для возражений против использования полиграфа экспертом-психиатром или психологом.

Не исключается применение полиграфа и при допросе, но при условии законодательного закрепления следующих положений:

1. Применение полиграфа допускается только с добровольного согласия допрашиваемого; отказ от испытания на полиграфе, равно как и предложение подвергнуться испытанию при отказе со стороны допрашиваемого, не должны фиксироваться ни в одном процессуальном документе; отказ от испытания не может ни в какой форме толковаться во вред допрашиваемому.

2. Для участия в допросе обязательно привлекается специалистпсихолог, исполняющий функции оператора полиграфа в пределах обычной компетенции специалиста — участника следственного действия.

3. Результаты применения полиграфа не имеют доказательственного значения и используются следователем лишь как ориентирующая информация; доказательствами признаются лишь фактические данные, содержащиеся в показаниях допрашиваемого.

Материальные свидетельства применения полиграфа (ленты,записи) к делу не приобщаются.

Приборы и методики определения психофизиологических реакций человека существуют за рубежом с конца 40-х годов. Они основаны на теоретических и методологических принципах, разработанных в этой области, и прошли всестороннюю проверку в юридической и судебно-медицинской практике.

Изобретателем методики тестирования на полиграфе в ее современной форме (Патент США № 2538125 от 1951 г.) считается Джон Е. Рейд. Однако нельзя не отметить, что еще в 30-е годы выдающийся советский ученый Александр Романович Лурия использовал психофизиологические методы распознавания нечестности ответов в практике расследования уголовных преступлений.

В ряде зарубежных стран на сегодняшний день уже создана развитая законодательная база применения средств определения психофизиологическихреакций человека[2].

Правоохранительные органы ведут постоянную работу по внедрению в следственную практику криминалистических средств, способствующих своевременному раскрытию преступлений и формированию доказательственной базы по уголовным делам. В последние годы следственные и оперативные органы все чаще стали обращаться к возможностям полиграфа (детектора лжи, «лайдетектора»), используемого более полувека во многих странах мира[3].

Управление криминалистики Генеральной прокуратуры Российской Федерации на основе анализа информации из прокуратур субъектов Российской Федерации провело обобщение практики использования полиграфа при расследовании преступлений.

Обобщение показало, что полиграф стал применяться не только при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, но и для получения новых доказательств путем производства психофизиологических исследований в виде заключения эксперта или специалиста. Опросы, в основном, проводятся специалистамиполиграфологами, состоящими в штате органов внутренних дел.

Экспертизы назначаются и производятся в подразделениях МВД России и в экспертных учреждениях Минюста России, а также нештатными экспертами. Порой применение полиграфа обусловлено необходимостью конкретизации действий обвиняемых.

Так, например, в ходе расследования убийства Любарской Л.

(Брянская область) установлены признаки отравления, а также наличие множественных колото-резаных ранений. Обвиняемые Фурлетова О. и Бульбенкова М., стремясь ввести следствие в заблуждение, давали противоречивые показания об обстоятельствах совершения преступления, перекладывая груз ответственности друг на друга, отрицая при этом факт использования клофелина. Следователем было принято решение о проведении опроса с применением полиграфа, совместно со специалистом разработан перечень вопросов. Опрос зафиксировал наиболее яркие эмоциональные реакции: Фурлетовой на механизм причинения ножевых ранений, Бульбенковой - на подмешивание лекарственного препарата. В дальнейшем, уже в процессе следствия, были разграничены действия обвиняемых.

Правоохранительные органы ряда субъектов Российской Федерации несколько шире используют возможности полиграфа.

Заслуживает внимания практика привлечения специалистаполиграфолога к работе следственной группы на самом раннем ее этапе в Брянской области. Учитывая то, что постановка значимых вопросов, итог контакта с собеседником зависят от объема имеющейся информации, получения ее при непосредственном наблюдении обстановки, специалист выезжает практически сразу на место происшествия совместно с сотрудниками уголовного розыска.

Одним из показательных примеров использования полиграфа при раскрытии преступления является расследование уголовного дела по факту убийства Захаровой Н. Труп жительницы г. Шимановска с признаками насильственной смерти в виде двух проникающих колоторезаных ранений обнаружен 19 апреля 2004 г. на берегу реки Пера. На основании данных осмотра места происшествия следствие выдвинуло версию о том, что место обнаружения трупа являлось лишь местом его сокрытия. Был произведен осмотр жилища потерпевшей, в ходе которого между половицами пола и на вещах обнаружены следы вещества бурого цвета.

До исчезновения Захарова Н. сожительствовала с Бакановым Ю., который характеризовался как агрессивный и жестокий человек.

Баканов показал, что Захарова уехала в неизвестном направлении, а он в интересующее следствие время находился у знакомых. После того как в результате проверки следственным путем алиби подозреваемого не подтвердилось, а местонахождение его брата (совершившего данное преступление - в соответствии с измененными показаниями Баканова) установить не удалось, было принято решение при проверке Баканова на причастность к убийству использовать более широкий комплекс мероприятий, в том числе провести опрос с использованием полиграфа. Его применение превзошло все ожидания. Результаты указывали на то, что Баканов может быть причастен к совершению еще ряда аналогичных преступлений. Полученная информация послужила импульсом для дальнейшей работы следственной группы.

Итогом кропотливого труда явилась добыча неоспоримых доказательств умышленного причинения смерти Бакановым своему отцу, находившемуся в розыске как без вести пропавшее лицо, сожительнице, а также знакомым Барсукову и Горпанюку. Приговором Амурского областного суда от 10 мая 2005 г. Баканов признан виновным во всех инкриминируемых ему преступлениях и приговорен к длительному сроку лишения свободы[3].

Имеется немало примеров, свидетельствующих об оказании полиграфом такого психологического эффекта на опрашиваемых лиц, когда предъявление результатов опроса (нередко в совокупности с другими имеющимися в распоряжении следствия доказательствами) побуждало к даче признательных показаний.

Результатом подбора обоснованных и необходимых вопросов к опрашиваемому лицу может стать не только возможность получения признательных показаний, но и выявление дополнительных обстоятельств, существенно расширяющих доказательственную базу, а именно: установление вещественных доказательств, отыскание трупа.

По уголовному делу об исчезновении Мингазовой Э. опрос на полиграфе показал непосредственное отношение Макарова В. к исчезновению девушки. Яркая положительная реакция наблюдалась при его ответе на вопросы: наносил ли побои Мингазовой Э., вступал ли с ней в половую связь. При вопросе о местонахождении разыскиваемой отмечена его положительная реакция на слово «лес».

Используя полученные данные, сотрудники милиции при обследовании лесного массива обнаружили труп потерпевшей с признаками насильственной смерти. При установлении трупа Макаров В. подробно рассказал о совершенном им преступном деянии.

Прокурорские работники совместно с полиграфологом и сотрудниками уголовного розыска разрабатывают комплекс вопросов к испытуемым, осуществляют планирование времени и тактики производства опроса, а перед использованием полиграфа для фиксации добровольности и согласия участия производят допросы.

Примеров того, что полученные при применении полиграфа сведения явились одним из обстоятельств, имеющих процессуальное значение для уголовного дела, пока не так много, но их число увеличивается.

Право следователя как должностного лица (в соответствии со ст. 38 УПК РФ) самостоятельно принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, в том числе выносить постановление о назначении психофизиологической экспертизы, признано Верховным судом РД при рассмотрении жалобы адвоката о правомерное назначения данной экспертизы.

Возможности полиграфа при раскрытии и расследовании преступлений широко используются в Краснодарском крае, где функционирует отдел специальных психофизиологических исследований и работает 30 полиграфологов. Только за 6 месяцев 2008 г. специалистами края было проведено более 13 тысяч опросов с использованием полиграфа по 5 тысячам преступлений, из которых раскрыты более 1,5 тысячи. Специалисты-полиграфологи отдела востребованы не только правоохранительными органами края, но и оперативными подразделениями других субъектов Российской Федерации, а также стран ближнего зарубежья[3].

Эффективность использования детектора лжи в отмеченных, а также во многих других ситуациях, с которыми часто приходится сталкиваться работникам прокуратуры, безусловна. Следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования и принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий. При этом адекватным противодействием преступности является и совершенствование путей поиска доказательств, и придание им (дозволенными методами) труднооспоримой процессуальной значимости.

Успех использования полиграфа послужил толчком для создания в центральном разведывательном управлении США отдела специализирующегося на проведении полиграфных проверок. Через несколько лет правительством США было принято решение о проверке на полиграфе всех сотрудников ЦРУ не реже, чем 1 раз в течение 5 лет. Впоследствии аналогичные подразделения были созданы в Министерстве обороны. В процессе становления массовых проверок в США идеология этого направления менялась значительно.

В 1985 году получили большой общественный резонанс ошибки, допущенные при проведении полиграфных проверок. Это привело к принятию соответствующего закона ограничивающего использование полиграфа в государственных учреждениях и практически полное его запрещение в частном секторе. Но увеличившийся вдвое рост хищений в частном секторе, в 1988 году вынудил правительство разрешить использование полиграфа в частных фирмах. Сейчас количество проверок в США превысило 8 млн. в год[2].

В России полиграфные проверки в частных структурах начались сравнительно недавно. Их положительный эффект оказался столь велик, что крупные предприятия стали внедрять полиграфные проверки в свою повседневную деятельность. Особенно эффективен этот метод там, где безопасность и успешность работы предприятия во многом зависит от лояльности каждого сотрудника.

Представленные на рынке полиграфы последнего поколения используют (в зависимости от марки) от 7 до 10 каналов получения информации об изменении эмоционального и физического состояния обследуемого и совместимы с любым компьютером типа IBM. Цена колеблется от $3 500 до $10 000. Но прежде чем приобрести один из них в частное пользование и проверять родных и знакомых, вспомните о том, что полиграф является специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения информации. В Российской Федерации существует положение, согласно которому покупатель этих средств должен обратиться в Федеральный Центр по лицензированию и защите государственной тайны ФСБ России и предоставить подтверждение, что купленный вами прибор будет использоваться квалифицированным специалистом. А уж собирать действующую модель полиграфа самостоятельно упаси господь.

Предупреждаем, за это грозит уголовная ответственность по статье 138 части 3 Уголовного кодекса РФ за незаконное производство, сбыт или приобретение в целях сбыта средств для негласного получения информации.

Государственная Дума РФ намерена рассмотреть вопрос о внесении изменений в федеральный Закон "О государственной тайне".

Группа парламентариев предложила подвергать обязательной проверке на полиграфе (детекторе лжи) граждан, работа которых связана с государственными секретами[4].

Полиграфологом должен быть человек с высшим образованием, чаще всего медицинским или психологическим, который помимо этого прошел специальную подготовку на базе психологических факультетов ряда московских или питерских учебных заведений.

В США для того чтобы получить право на проведение испытаний на полиграфе, включая расшифровку полиграмм, требуется пройти курс обучения и получить соответствующий сертификат.

Учебные заведения, например институт Arenbright International Institute of Polygraph или Институт полиграфа Министерства обороны США готовят специалистов для работы на полиграфе из числа выпускников психологических факультетов университетов. В России также существует ряд учебных заведений, а также коммерческих структур, осуществляющих подготовку операторов для работы с полиграфом и специалистов по прикладной психофизиологии из числа лиц, имеющих квалификацию инженеров, медиков и биологов. Это, в частности, факультеты психологии МГУ и ЛГУ. Специалистов в рассматриваемой области с надлежащим опытом и квалификацией в мире не так уж много: 2 - 3 тысячи человек по состоянию на 2004 г[2].

Можно ли перехитрить полиграф, эту бесстрастную машину?

Все функции нашего организма условно подразделяют на так называемые соматические, то есть подвластные контролю сознания (например, движения конечностями), и вегетативные, «растительные», независимые от воли, совершающиеся как бы чисто автоматически. К ним принадлежит деятельность внутренних органов.

До сравнительно недавнего времени считалось, что человек не может произвольно управлять деятельностью сердца, почек, желудка и т. п. Но практика и научные исследования показали, что это не так.

Известны случаи, когда цирковые актеры, йоги, спортсмены могли по своей воле замедлять или ускорять частоту пульса, повышать или снижать кровяное давление, усиливать или ослаблять перистальтику кишечника. Могут делать это и специально обученные люди, например, разведчики.

Именно некоторым из них и удавалось обмануть полиграф.

Разумеется, такое доступно лишь единицам. Однако «ввести в заблуждение» машину может каждый. Нужно только придерживаться определенных правил. Сохранять полное спокойствие во время обследования, искусственно затягивать время ответа, говорить полуправду[5].

Вероятно поэтому пока, согласно ныне действующему Уголовно-процессуальному кодексу России, сведения, полученные при помощи «детектора лжи», не являются доказательством ни для следствия, ни для суда.

Полиграф не панацея, сколько бы ни приводилось примеров отдельных ситуаций, в которых он помог разобраться. Никаких стопроцентных гарантий определения истины здесь нет.

Это признано во всем мире. Детектор лжи может и должен оставаться вспомогательным средством получения информации и использоваться только с добровольного согласия испытуемого.

Человек вправе отказаться от дачи показаний против себя, а значит, он вправе отказаться от испытания на детекторе лжи. Отказ нельзя никоим образом комментировать. Добровольность — обязательное условие. И даже если завтра наука скажет, что полиграф усовершенствован так, что дает стопроцентный результат, использовать прибор будет юридически невозможно именно из-за принципа международного права — иммунитета против самообвинения.

Литература

1. Владимир Баранов. Зачем банку полиграф? // БАНКОВСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ. –1999. - №9.

2. Детектор лжи в поисках истины. «ПЛ-Компьютеры». Вып. от 5.07.2001. http:// www.rambler.ru/ db/ 3. «Криминалистика» под ред. В. А. Образцова, М. 2005

4. Особенности использования полиграфов - детекторов лжи.

http://www.pps.ru/bib/p2/p2t/p2t004.html 5. «Криминалистика» под ред. А. Г. Филлипова, А. Ф.

Волынского, М. 1998

ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ

ИНСТИТУТА УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПРАВАМ

ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Алигаджиева Н.М. - адвокат Московской коллегии адвокатов.

Конституция нашей страны исходит из того, что права и свободы человека незыблемы и никакие другие ее положения не могут им противоречить.

Защита государственными органами и институтами, в том числе и внесудебными, прав и свобод основывается на конституционной гарантии государственной защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации (ч. 1 ст.

45 Конституции РФ)39.

Конечно, главенствующими и определяющими в системе государственной защиты прав и свобод в правовом государстве являются органы судебной власти, прямое и непосредственное назначение которых — защита законности, прав и свобод человека и гражданина, составляющих самую ocнову права.

Однако на практике судебное производство для многих граждан очень дорогостоящее, кроме того, рассмотрение дел в судах растягивается на многие месяцы, даже годы, что не позволяет оперативно восстанавливать нарушенные права граждан. Все более актуальное значение в современной судебной системе приобретает борьба против практики несвоевременного исполнения решений суда, вступивших в законную силу, либо неисполнение их вообще.

В этой связи очень важным для защиты и восстановления прав и законных интересов граждан, и становления гражданского общества в целом, является деятельность внесудебных органов правозащиты.

Во всех демократических государствах, в развитой системе несудебных форм правовой защиты, одно из центральных мест занимает институт парламентского омбудсмена (Уполномоченный по правам человека), основным назначением которого является защита и восстановление нарушенных и ущемленных прав личности.

Институт российского Уполномоченного по правам человека очень молод, и в его работе немало трудностей. Однако эта работа чрезвычайно важна, поскольку является одним из факторов, способствующих формированию правового государства и гражданского общества в России.

Вместе с тем в отличие от органов судебной системы Уполномоченный не обязан основывать свои решения только на правовых доводах и может формулировать рекомендации, используя моральные аргументы. Таким образом, он выступает «контрбалансом безликой бюрократии» и способствует улучшению качества управления и гуманизации отношений между гражданином и государством40.

Но в России, как и во многих других странах, существует некоторая неопределенность, нечеткость в правовом регулировании данного института, которая ставит ряд проблемных вопросов о сущности, месте и роли Уполномоченного по правам человека в Конституция Российской Федерации. М., 1993.

Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Комментарий к Федеральному конституционному закону «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации». М., 1997. С. 24.

системе государственной власти. В частности, является ли Уполномоченный по правам человека властью вообще? К какой ветви власти он относится?

В России данный правовой институт не отнесен ни к одной ветви власти ни Конституцией, ни какими-либо другими нормативными правовыми актами. В соответствии с Основным законом Уполномоченный по правам человека назначается органом законодательной (представительной) власти, но к таковой не относится. Не относится он официально и к исполнительной власти, так как о нем умалчивается в Указе Президента РФ от 9 марта 2004 г.

№ 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти», явившемся результатом проведенной Президентом России В.В. Путиным административно-правовой реформы в 2004 г. Конечно же, данный институт не относится и к судебной ветви власти, так как создан для того, чтобы осуществлять государственную защиту прав человека внесудебными методами.

Сущность института Уполномоченного по правам человека, как можно предположить, определяется его принадлежностью к представительной ветви государственной власти и к гражданскому обществу. Двойственный государственно-общественный статус Уполномоченного по правам человека диктуется сущностью этого органа, характером его функционального предназначения.

Институт Уполномоченного способен быть эффективным органом, примиряющим и сглаживающим существующие социальные противоречия вполне демократичным и мягким способом, и только в этом плане он необходим и полезен и обществу, и государству, и личности как высшей социальной ценности государства 41.

Конституция (п. «д» ч. 1 ст. 103) и Закон об Уполномоченном (ч. 2 ст. 1) устанавливают, что назначение и отстранение от должности Уполномоченного по правам человека относятся к ведению Государственной Думы. Вместе с тем часть 1 ст. 2 Закона гласит, что Уполномоченный по правам человека при осуществлении своих полномочий независим и неподотчетен каким-либо государственным органам или должностным лицам.

В отличие от «парламентской модели» функционирования омбудсмена в некоторых странах Закон об Уполномоченном в РФ не предусматривает создание специального парламентского комитета, Корнеева Н.Л. Конституционно-правовые основы деятельности института Уполномоченного но нравам человека в Российской Федерации: Дисс.... канд.

юрид. наук. СПб., 2004. С. 16 координирующего работу Уполномоченного. К примеру, в шведском риксдаге такую функцию выполняет Первый юридический комитет, куда граждане могут подать жалобу на омбудсмена.

Важно заметить, что введение чрезвычайного или военного положения на всей территории Российской Федерации либо на ее части не прекращает и не приостанавливает деятельности Уполномоченного по правам человека и не влечет ограничения его компетенции.

Недопустимость прекращения или приостановления деятельности Уполномоченного либо ограничения его компетенции в условиях введения чрезвычайных режимов не только подчеркивает независимость его деятельности и неприкосновенность правового статуса, но и повышает его ответственность за безусловное соблюдение прав и свобод человека при любых политических условиях.

Уполномоченный по правам человека назначается на должность сроком на пять лет. Этот срок и срок полномочий Государственной Думы (согласно ст. 96 Конституции РФ четыре года) не совпадают. Данный факт свидетельствует о том, что никакие политические события, связанные с деятельностью Государственной Думы, как в период парламентских каникул, так и в период проведения избирательной компании, не являются основанием для прекращения деятельности Уполномоченного.

Законом предусмотрена прямая, непосредственная подача жалобы Уполномоченному по правам человека, минуя депутатов Государственной Думы. Эта норма демократична тем, что исключается возможность необоснованного отказа или затягивания сроков предоставления жалобы Уполномоченному. Однако Уполномоченный по правам человека тем самым лишен некоего «фильтра» для отбора жалоб. Около 10% поступающих писем не рассматриваются Уполномоченным, так как находятся за пределами его компетенции.

Практически все государства, за исключением Великобритании и Франции, предусмотрели непосредственный доступ граждан к омбудсмену.



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«Содержание Введение.. 3 1 Теоретические и правовые основы менеджмента в бюджетных учреждениях..1.1 Бюджетное учреждение как некоммерческая организация. 6 1.2 Правовые особенности бюджетных учреждений. 8 1.3 Особенности менеджмента в бюджетных учреждениях. 14 2 Анализ эффективности...»

«Прайс-лист на услуги мобильной связи Для корпоративных клиентов ОАО "МегаФон" – юридических лиц и индивидуальных предпринимателей с любым количеством абонентских номеров Тарифный план "Корпоративн...»

«1 СОДЕРЖАНИЕ 1 Общие положения 4 1.1 Нормативно-правовые основы разработки программы подготовки специалистов среднего звена 4 1.2 Нормативный срок освоения программы 5 2 Х...»

«Позиция Центра независимых социологических исследований (ЦНСИ) по вопросу об "иностранных агентах" Источник: http://article20.org/news/pozitsiya-tsentra-nezavisimykh-sotsiologicheskikhissledovan#.U-OCbfl_t1a Слабые и, конечно, наивные надежды на то, что реестр "иностранных агентов" оста...»

«ДУДКИНА ЕЛЕНА ИГОРЕВНА Криминологические особенности личности участников организованных преступных формирований и профилактическое воздействие на них 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Са...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДЕПАРТАМЕНТ ПО РЫБОЛОВСТВУ ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ РЫБНОГО ХОЗЯЙСТВА И ОКЕАНОГРАФИИ MINISTRY OF AGRICULTURAL PRODUCTS OF RUSSIA DEPARTMENT OF FISHERIES RUSS...»

«АННОТАЦИЯ К РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЕ ДИСЦИПЛИНЫ Образовательное учреждение профсоюзов высшего образования "АКАДЕМИЯ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ" БАШКИРСКИЙ ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ (филиал) Кафедра "Гражданское право и процесс" АННОТАЦИЯ К РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЕ ДИСЦИПЛИНЫ ТАМОЖЕННОЕ ПРАВО По направлению подго...»

«Приидите, людие, Триипостасному Божеству поклонимся Из службы Пресвятой Троице Православный Троицк № 6 (68) ИЮНЬ 2016 ГАЗЕТА ИЗДАЕТСЯ ПРИХОДОМ ХРАМА ЖИВОНАЧАЛЬНОЙ ТРОИЦЫ В ТРОИЦКЕ по благословению Преосвяшенного Саввы, епископа Воскресенского Московская епархия Ильинское благочиние г.Троицк С пра...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЛИАЛ В ГОРОДЕ ИЗБЕРБАШЕ КАФЕДРА ЮРИДИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЕДИНОГО ПРАВОВОГО ПРОСТРАНСТ...»

«QATAR Катар в переводе означает капли воды. www.ukrpersonal.com 1. Общая информация о стране 2. Культура и традиции 3. Трудовое законодательство и трудоустройство 4. Информация о работодателях (обновляется) 5. Таможенный контроль 6. Информация о визах, сроки и условия пре...»

«"Систематическое преподавание курса ОПК по программе А. В. Бородиной в Краснодарском крае: опыт и перспективы" Ивко Ирина Васильевна, старший преподаватель Института развития образования Краснодарского края, преподаватель ОПК БОУСОШ № 10 МО Динской район Краснодарского края, заслуж...»

«КВ ТРАНСИВЕР DX-SR8 руководство по эксплуатации Спасибо, что приобрели трансивер ALINCO. Чтобы достичь максимальной производительности трансивера, внимательно прочитайте инструкцию по эксплуатации и сохраняйте ее для дальнейших справок. Содержание Глава 1 Начало работы 1.1Функциональные возможности 1.2 Стандартная компленктация...»

«Вісник Харківського національного університету. 2007. №770. Хімія. Вип. 15(38) АНАЛИТИЧЕСКАЯ ХИМИЯ – СЕССИЯ НАН УКРАИНЫ НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ КОМАРЬ Всякий раз, проходя вниз по Бурсацкому спуску до пересечения с ули...»

«Страница 1 из 11 Пояснительная записка "Программа 1С: Предприятие" предназначена для реализации государственных требований и тарифно-квалифицированных характеристик по должности "бухгалтер". При обучении по данной программе слушателей знакомят с основами ведения оперативного учета, использования необходимой инфор...»

«Извещение о проведении открытого запроса предложений в электронной форме № 3584 по отбору организации на поставку товаров, работ, услуг по номенклатурной группе: Внутридомовое газовое оборудование 1 лот: для нужд ОАО Белгородоблгаз Наиме...»

«Юрий Титович Шутов Анатолий Собчак. Отец Ксении, муж Людмилы Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=16898927 Шутов Ю.Т. Анатолий Собчак. Отец Ксении, муж Людмилы.: Алгоритм; Москва; 2007 ISBN 978-5-9265-0418-4 Аннотация...»

«Владимир Виленович Шигин Господа офицеры и братцы матросы Серия "Энциклопедия морской культуры" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10751486 Господа офицеры и братцы матросы (служба и быт моряков русского парусного флота) / Шигин, Владимир Виленович: Москва; Горизонт; 2015...»

«СПРАВОЧНИК ВКЛАДЧИКА СРОЧНЫЕ ВКЛАДЫ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ ЗАО "Америабанк" RA, г. Ереван, ул. Гр. Лусаворича 9 Тел.: (374 10) 56 11 11; факс: (374 10) 51 31 33 эл. почта:office@ameriabank.am; www.ameriab...»

«ПЕРМСКІЯ Е П А Р Х ІА Л Ь Н Ы Я ВДОМОСТИ 13 Декабря № 3 2. 1867 года. Выходятъ еженедльно. Открыта подписка на будущій 1868 годъ. Цпа за годовое изданіе 5 руб., за 8 ысяц. сего года, съ № 1-го, 3 руб. 35...»

«Муниципальный доклад "О результатах реализации национальной образовательной инициативы "Наша новая школа" за 2015 год" Часть I. Переход на новые федеральные государственные образовательные стандарты (далее – ФГОС) В соответствии с Законом РФ "Об образовании" и по реализации НОИ "Наша новая школа" на 2011 -2015...»

«Руководство пользователя Avira Premium Security Suite www.avira.ru Торговая марка и авторское право Торговая марка AntiVir является зарегистрированной торговой маркой Avira GmbH. Windows является зарегистрированной торговой маркой Microsoft Corporation в С...»

«Дмитрий Алексеевич Глуховский Метро 2033 Серия "Метро", книга 1 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=128391 Метро 2033: [роман] / Дмитрий Глуховский: АСТ, Астрель; Моск...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.