WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЛЕКСИКА ДУХОВНОНРАВСТВЕННОГО СОДЕРЖАНИЯ: СЕМАСИОЛОГИЧЕСКИЙ И ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ ...»

-- [ Страница 2 ] --

блаженный – «…2. Не совсем нормальный (разг.), (СОШ, с. 50); юродство – «1. Юродствовать (неодобр.). 2. Бессмысленный нелепый поступок» (СОШ, с. 918).

С точки зрения темпорально-стилистической окраски в состав духовно-нравственных лексических единиц современного русского языка, помимо темпорально-нейтральных, входят устаревшие лексические единицы духовно-нравственного содержания. К таким языковым знакам относятся, например, следующие: добронравный – «(устар.). Отличающийся хорошим поведением, хорошим нравом» (СОШ, с. 169); алкать – «(устар. книжн.).

Сильно желать» (СОШ, с. 22); доброхотный – «(устар.). Добровольный, совершаемый по собственному желанию» (СОШ, с. 169) и др.

Как показал анализ лексикографических источников, у некоторых словесных единиц духовно-нравственного содержания устаревшими являются только отдельные лексико-семантические варианты.

См., например:

духовный – «1. см. дух. 2. Относящийся к религии, к церкви. 3. духовная. То же, что завещание (устар.).» (СОШ, с. 183); милостивый – «(устар.).

Проявляющий, выражающий милость (милость в значении «благосклонность, полное доверие, расположение к кому-н. низшему со стороны высшего (устар.)» (СОШ, с. 356); доброхот – «(устар.). 1. То же, что доброжелатель. 2. То же, что доброволец (во 2 знач.)» (СОШ, с. 169) и др.

С точки зрения тематической отнесенности в исследуемом лексикосемантическом разряде разграничивается, прежде всего: 1) духовнонравственная лексика, обозначающая нравственные качества, чувства, действия и состояния человека; 2) лексика духовно-нравственного содержания, номинирующая основные понятия православного вероисповедания.

К первой из названных групп могут быть отнесены, например, следующие лексические единицы:

малодушие – «отсутствие твердости духа, решительности, мужества»

(СОШ, с. 340); малодушие – «сегодня так говорят о человеке, у которого «мало души» как стержня личности. Малодушие – признак слабого человеческого духа» (ОДК, с. 428);

патриотизм – «преданность и любовь к своему отечеству, своему народу» (СОШ, с. 496); патриотизм «положительное духовнонравственное качество личности, выражающееся как любовь к Родине, своему народу, местам своего рождения и проживания… Настоящий патриотизм, как чувство, как отношение, как качество личности и народа является законночеловеческим и вполне христианским человеческим свойством» (ОДК, с. 563-564);

совесть – «чувство нравственной ответственности за свое поведение перед окружающими людьми, обществом» (СОШ, с. 742); совесть – «высшая форма духовного в человеке, его естественное моральное сознание, душевная способность различать добро и зло, осуществлять самоконтроль своей жизни и деятельности» (ОДК, с. 873);

честность – «честный – 1. Проникнутый искренностью и прямотой, добросовестный. 2. Заслуживающий уважения, безупречный… // сущ.

честность» (СОШ, с. 885); честность - «качество, особенно ценимое коренными русскими людьми, это обобщенное название для таких черт характера, которые характеризуют человека открытого, справедливого, добросовестного, живущего по Заповедям Божиим» (ОДК, с. 852) и др.

К названному разряду относятся также такие православные лексемы духовно-нравственного содержания, как: стыд, справедливость, милостиво, непристойно, лицемерно, лукаво, доверие, достоинство, добродушие, пожертвовать, жалеть, благодетельствовать, воскрешать и др.

Вторая группа исследуемой лексики представлена в современном русском языке следующими лексическими единицами:





благочестие – «благочестивый – соблюдающий предписания религии, церкви. // сущ. благочестие и благочестивость» (СОШ, с. 50); благочестие почитание Бога, исполнение религиозных предписаний, церковных обрядов и т. п.; религиозность, набожность» (СПЦК, с. 58);

грех – «1. У верующих: нарушение религиозных предписаний, правил.

2. То, что лежит на совести, отягощает ее как чувство вины. 3.

Предосудительный поступок. 4. в знач. сказ., с неопр. Грешно, нехорошо (разг.)» (СОШ, с. 144); грех - «1. Сознательное неподчинение воле Бога, отпадение от Бога и подчинение сатане. 2. Нарушение действием, словом или мыслью данного Богом нравственного закона, религиозно-нравственных правил, заповедей; поступок, свидетельствующий о таком нарушении»

(СПЦК, с. 115);

добродетель – «(книжн.). Положительное нравственное качество, высокая нравственность» (СОШ, с. 169); добродетель «главная нравственная категория христианства – устремленность к добру, отвержение зла» (СПЦК, с. 129) и др.

К данной группе относятся также такие словесные единицы, как любовь, милосердие, смирение, вера, надежда, целомудрие, кротость, воздержание, духовность, соборность, праведность и др.

С точки зрения особенностей семантической структуры слова в исследуемом лексико-семантическом поле отмечаются как моносемичные, так и полисемичные языковые знаки.

Ср., например:

добродетель – «(книжн.). Положительное нравственное качество, высокая нравственность» (СОШ, с. 169);

духовность – «свойство души, состоящее в преобладании духовных, нравственных и интеллектуальных интересов над материальными» (СОШ, с.

183);

патриотизм – «преданность и любовь к своему отечеству, к своему народу» (СОШ, с. 496);

преданный – «исполненный любви и верности к кому-чему-н.» (СОШ, с.

579);

сострадание – «жалость, сочувствие, вызываемые чьим-н. несчастьем, горем» (СОШ, с. 752);

алчный – «1. Жадный, корыстолюбивый. 2. Страстно желающий чего-н., выражающий такое желание» (СОШ, с. 22);

благородный – «1. Высоконравственный, самоотверженно честный и открытый. 2. Исключительный по своим качествам, изяществу…» (СОШ, с.

50);

гневный – «1. Охваченный гневом. 2. Выражающий гнев» (СОШ, с. 134);

грех – «1. У верующих: нарушение религиозных предписаний, правил. 2.

То, что лежит на совести, отягощает ее как чувство вины. 3.

Предосудительный поступок. 4. в знач. сказ., с неопр. Грешно, нехорошо (разг.)» (СОШ, с. 144);

честный – «1. Проникнутый искренностью и прямотой, добросовестный.

2. Заслуживающий уважения, безупречный» (СОШ, с. 885);

честь – «1. Достойные уважения и гордости моральные качества человека; его соответствующие принципы. 2. Хорошая, незапятнанная репутация, доброе имя. 3 Целомудрие, непорочность. 4. Почет, уважение»

–  –  –

словесных знаков, которая формировалась в ходе исторического развития русского языка и русской духовной культуры.

2.2. Формирование семантики православных словесных единиц духовнонравственного содержания и их отражение в словарях досоветского периода Исследование вопросов становления семантики лексических единиц лексико-семантического поля «Духовность» в русском языке и изучение особенностей отражения названных словесных знаков в исторических словарях и специальной литературе позволяет утверждать, что формирование семантической двуплановости исследуемых словесных единиц, предполагающей сочетание в их плане содержания двух семантических пластов, соотносящихся с понятием «нравственность» [духовнонравственного («религиозного») и этико-нравственного («светского»)], происходило в процессе исторического развития названного разряда лексики и было достаточно отчетливо отражено в толковых словарях русского языка досоветского периода. Проследим процессы становления семантической двуплановости в русской православной лексике духовно-нравственного содержания на примере истории формирования семантики двадцати словесных знаков, входящих в ядро лексико-семантического поля «Духовность» в русском языке: любовь, совесть, мудрость, алчность, великодушие, верность, гордость, греховность, добродетель, духовность, зависть, малодушие, милосердие, патриотизм, скромность, смирение, сострадание, стыд, терпимость, честность.

Любовь.

По справедливому мнению многих современных исследователей, слово «любовь» обозначает одну из основных нравственных категорий и одно из основных понятий русского менталитета (см. об этом: Скляревская, 2000;

Шевченко, 2015в). Названный языковой знак входит в центральную зону лексико-семантического поля «Духовность». Исследователи единодушны в том, что слово «любовь» имеет общеславянское происхождение и в древнерусском языке использовалось для обозначения понятий привязанность, милость (ИЭСЧ, т.

1, с. 497); благосклонность, пристрастие, склонность, мир, согласие (МСДРЯ, т. 2, с. 87-88). Подобное осмысление анализируемого языкового знака определялось развитием традиций православного христианства на Руси, рассматривающего милующую и жертвенную любовь как высшую ценность духовного мира человека, как одну из главных христианских добродетелей. Ср.: «любовь – Божественное имя, отражающее Божественное свойство, и одна из основных христианских добродетелей…» (АВ); «любовь – одна из главных христианских добродетелей. … Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, не превозносится…» (СПЦК, с.209). Ср. также: «Любы нбсных красотъ земьных похоти омрачила еси», «къ Богоу любы без меры», «Не семъ къ мне целовати кртъ въ правду, любовь имети и миръ» (МСДРЯ, т. 2, с. 87-88). «Любовь бесплотна и однонаправленна к Богу, а уж через Него направлена на других, в том числе и на людей» (Колесов, 2014, с. 411).

Присутствие в значении слова «любовь» семантических компонентов «высокое», «одухотворенное», «связанное с религиозно-нравственной сущностью христианства и православия» находит отражение в словаре русского языка Академии Российской 1789-1794 гг., где любовь определяется, прежде всего, как душевная склонность, проявляющаяся в способности человека искренне радоваться благополучию и счастью ближнего, и уже затем – как «приверженность» другому человеку. Две семантические составляющие («религиозная» и «светская») плана содержания словесной единицы «любовь» в словаре Академии Российской 1789-1794 гг. не разделяются, но достаточно четко обозначаются.

Ср.:

«любовь – склонность душевная к другому, побуждающая нас в благополучии его находить услаждение; также приверженность, прилепленность к кому или к чему. Любовь къ Богу, къ ближнему…» (САР, ч. 3, с. 1373).

Наличие двух названных семантических планов анализируемой словесной единицы представлено и в Словаре русского языка XVIII в., в котором христианское осмысление любви включается в толкование первого, основного лексико-семантического варианта анализируемого слова, на основе которого развиваются другие, производные лексико-семантические варианты, в том числе связанные с физическими, чувственными проявлениями плотской любви. Ср., например: «любовь - 1. Чувство глубокой привязанности к кому, чему-л., преданности кому-, чему-л… В христианской этике – об отношениях к Богу и людям. Се паки и к Богу и к ближнему купно сопряженная любы. К земнородным милость многа и благость, и любовь Его. … 2. Сердечная склонность, страсть к лицу другого пола. 3. Склонность, влечение, интерес к чему-л.» (СРЯ XVIII в., вып. 12, с.

12-13).

В XIX веке понимание любви как проявление высокого Божественного состояния находит отражение не только в академических словарях русского языка, но и в Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля.

Ср.: «Божья любовь безгранична. Союз истины и любви рождает премудрость. Покоряй сердце любовью, а не страхом. Божья любовь не человеческой чета. Любовь человеческая себя любит, а Божеская друга. Нет выше той любви, как за друга душу свою полагать. Где любовь, там и Бог.

Дай Бог вам любовь да совет (новобрачным)» (СД, т. 2, с. 287).

Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в плане содержания слова «любовь» в процессе развития русского языка и русской культуры исторически в дореволюционный и досоветский периоды развития русского языка сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

-этико-нравственный («светский»): любовь как душевная склонность к другому человеку;

(«религиозный», восходящий к традиции

-духовно-нравственный православной духовной культуры): любовь – высшее чувство, христианская добродетель, приверженность Богу и ближнему (подробнее см.: Шевченко, 2015в; ср.: Матей, 2015).

1. Совесть.

Cлово «совесть» также обозначает одно из ведущих понятий русской духовной культуры и одну из основных категорий нравственности. По мнению большинства исследователей, слово «совесть» пришло в русский язык из старославянского языка, в котором представляло словообразовательную кальку греческого "conscientia" (Колесов, 2004, с. 662; ЭСП, т. 2, с. 1069; ЭСФ, т. 3, с. 705; ИЭСЧ, т. 2, с. 184).

В древнерусском языке названное слово использовалось в переводных памятниках богослужебной литературы и в целом сохраняло основное, достаточно сложное смысловое наполнение греческого термина, включавшего в себя, во-первых, значение знания (совместного знания: сознания, или, по-русски: ведения, совместного ведения, соведения - от ведать – «знать», восходящего к общеславянскому *vestь *vedtь, отсюда и использование корня –вед- в передаче греческого термина), а во-вторых – значение нравственной оценки действий, поступков человека. Ср., например, мнение И. И. Срезневского том, что в памятниках древнерусского языка слово «совесть» использовалось в значениях разумение, понимание; знание, ведение, согласие; указание, воля; совесть;

чистота (МСДРЯ, т. 3, c. 679) и утверждение П. Я. Черных о том, что слово «совесть» в переводах греческих богослужебных книг употреблялось «для передачи греческого – совесть, сознание, совместное знание» и понималось, прежде всего, как «(по)знание, получаемое вместе с кем-либо» (ИЭСЧ, т. 2, с. 184). Ср. также данные Этимологического словаря русского языка М. Фасмера, где в словарной статье на слово «совесть» дается отсылка к слову «ведать» (ЭСФ, т. 3, с. 705) и информацию, представленную в Греческо-русском словаре Нового Завета, в котором греческое слово трактуется в соответствии с основными понятиями христианского миросозерцания и учением о добродетелях и раскрывается в двух значениях, первое из которых – сознание человеком своей греховности: «, ж.р. 1) сознание; сознавать свою греховность; 2) совесть» (ГРС, с.178).

Анализ словаря русского языка XI-XVII веков подтверждает наличие в семантической структуре слова «совесть» лексико-семантических вариантов, связанных с аспектами русской православной духовной культуры.

Ср.:

«совесть – 1. Разумение, понимание, осознавание чего-л. Возлюбивши Господа Бога своего от всей души своей и всей совести своей. 2. Знание, ведение чего-л., внутреннее согласие, одобрение чего-л. 3. Указание, воля. 4.

Нравственное сознание, чутье; способность сознания к внутренней беззвучной беседе с самим собой, в которой происходит оценка качеств любого поступка или помысла, одобрение или осуждение его; чувство нравственной ответственности за свое поведение, за свои поступки, определяемое религиозными требованиями. Внутренняя совесть побуждает смириться, чистая совесть, совесть злобою осквернив, совесть благая. 5.

Образ мыслей и поведение, соответствующее определенному вероисповеданию. Просить совесть благую у Бога, нежели злотворящимъ совестемъ последовать» (СРЯ XI-XVII вв., вып. 23, с. 133-134).

Как показывают исследования, в дальнейшем в процессе исторического развития русского языка слово «совесть» вплоть до начала XX в. в целом не столько сохраняло основу своей первоначальной семантики, связанную с идеей совместного знания (ведения) и «(само)сознания моральной ответственности человека за свои действия и поведение перед собой и перед обществом, воплотившейся в нравственных принципах» (Колесов, 2004, с.

665), сколько усложняло ее в соответствии с общехристианскими традициями и традициями русского православия. Названное усложнение проявлялось в развитии и актуализации семантических компонентов, отражающих, как справедливо отмечают современные исследователи, традиционное для русского менталитета духовное понимание анализируемого феномена, которое предполагает восприятие совести не как части разума и рационального знания о добре и зле, но прежде всего как внутреннего, врожденного специфического нравственного чувства; как интуитивного знания и помышления, как голоса Божьего, нравственного Божественного закона и основы нравственности (Рукавишникова, 2009;

Пименова, 2012).

Понимание совести как явления духовно-нравственного, совместного интуитивного знания и внутреннего осознания нравственных, моральных оценок и характеристик, действий и поступков человека, их восприятия с точки зрения добра и зла, как Божественного помышления и нравственного Божественного закона нашло отражение во всех словарях русского языка XIX века. В Словаре церковно-славянского и русского языка приводятся два значения слова «совесть»: «1. Внутреннее сознание нравственного качества наших действий. 2. Помышление» (СЦСРЯ, т. 4, с. 173). В Энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона совесть определяется как «корень явлений нравственного мира» (ЭСБ, с. 463). В Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля, слово «совесть»

определялось не только как «нравственное сознание, нравственное чутье или чувство в человеке; внутреннее сознание добра и зла», но как «тайник души, в котором отзывается одобрение или осужденье каждого поступка;

способность распознавать качество каждого поступка; чувство, побуждающее к истине и добру, отвращающее ото лжи и зла; невольная любовь к добру и к истине; прирожденная правда, в различной степени развития» (СД, т. 4, с. 262-263). Весьма ценными для понимания особенностей семантического наполнения слова «совесть» в русском языке XIX в. являются и приводимые В. И. Далем устойчивые фразеосочетания, в том числе такие, как «От человека утаишь, от совести (от Бога) не утаишь.

Добрая совесть – глаз Божий (глас Божий). В ком стыд, в том и совесть, и страх. Глаза – мера, душа – вера, совесть – порука», подчеркивающие, с одной стороны, Божественную природу совести в восприятии русского человека, а с другой – ее синонимические связи с понятием «стыд» (СД, т. 4, с. 263).

Анализ развития семантической структуры слова «совесть» в диахронии позволяет сделать вывод о том, что в плане содержания рассматриваемой лексической единицы в процессе исторического развития русского языка также было сформировано два семантических пласта:

-этико-нравственный («светский»): совесть - внутреннее сознание человеком качества своих действий;

(«религиозный»): совесть голос Бога в

-духовно-нравственный человеческой душе, помогающий осознавать собственную греховность (подробнее см.: Загоровская, Шевченко, 2014).

2. Мудрость.

Общепризнанным является положение о том, что лексема «мудрость»

имеет общеславянское происхождение и заимствована русским языком из старославянского языка. См.: «мудрьство – мудрость, рассудительность»

(ССЯ, т. 2, с. 267). По мнению профессора П. Я. Черных, исходное значение слова «мудрость» находилось в тесной взаимосвязи с такими понятиями, как «бодрость, активность, любознательность» (ИЭСЧ, т. 1, с. 547). Изучение лексикографических источников позволяет утверждать, что первоначально в древнерусском языке слово «мудрость» связывалось с ростом человеческих знаний, любознательностью, жизненным опытом. С течением времени (в процессе развития русского языка, а также в результате воздействия традиций православной духовной культуры) понятие «мудрость» стало восприниматься не только как свойство глубокого, проницательного ума, больших знаний (ИЭСЧ, т. 1, с. 547), но, прежде всего - как духовнонравственная категория, связанная с обретением человеком Божественного знания. Сказанное подтверждается данными «Полного церковно-славянского словаря» Г. Дьяченко, где мудростью называется особый «образ мыслей и чувствований» (ПЦСС, с. 319). Ср. также: «мудрость - нахождение достойных средств для исполнения благих целей, жизнь, угодная Богу» (АВ).

Как показывает анализ исторических словарей русского языка, мудрость в русской традиционной культуре никогда не отождествлялась с обилием светских знаний, но всегда определялась как особое знание духовного плана, «подпитываемое высоким источником» (ОДК, с. 471). Ср., например, данные словаря И. И. Срезневского: «мудрость духовная – жизнь и мир. В злую, хитрую душу не войдет мудрость Божия» (МСДРЯ, т. 2, с. 186). Осмысление мудрости в качестве особого благочестивого знания находит отражение и в словарях русского языка X-XVIII вв. и XI-XVII вв., в которых мудрость рассматривается как полученное от Бога абсолютное совершенство ума.

Ср.:

«мудрование. Мудрость.// Как без веры правильной Богу угодить невозможно, так и без светлого, богопреданного учения святой восточной церкви, никому невозможно спастись» (СРЯ X-XVIII вв., с. 182); «мудрость

– 1. Мудрость, ум, разум; благоразумие.// Житейская мудрость, жизненное правило. 2. Совокупность знаний, ученость. 3. Трудность, мудреность. 4.

Хитрость, лукавство, плутовство. 5. Приспособление, изобретение. 6.

Произведение искусства. Мунт, живя на Севере, получил много даров от Бога и обрел мудрость» (СРЯ XI-XVII вв, вып. 9, с. 297-298). Связь слова «мудрость» с обретением духовного знания подчеркивается наличием в словаре русского языка XI-XVII вв. словесной единицы «мудровальная», обозначающей «место, где приобщаются к мудрости (о монастырях)» (СРЯ XI-XVII, вып. 9, с. 295). Существование в семантической структуре слова «мудрость» компонентов значения «духовное знание», «совершенство ума»

обнаруживается в словаре русского языка Академии Российской 1789-1794 гг., где мудрость связывается с высшим даром, ниспосланным от Бога. См., например: «мудрость – 1. Отменитое познание, сведение о вещах. Мудрость человеческая есть ничто пред Богом. Мудрость, ниспосланная от Бога.

Мудрость философов. Древние для приобретения мудрости путешествовали во Египет. 2) В простор. Трудность, неудобоисполнимость чего: но по большей части употребляется отрицательно. Тут нет никакой мудрости.

(САР, ч. 4, с. 314).

Особая семантическая двуплановость и отчетливое присутствие не только этико-нравственного, но и духовно-нравственного компонента в семантике слова «мудрость» представлены во всех толковых словарях русского языка XIX в. Так, понимание мудрости как проявления высшего умственного и духовного состояния человека находит отражение в Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля, Словаре церковнославянского и русского языка 1847 г., где мудрость рассматривается как высшая правда, особое состояние интеллектуального и нравственного совершенства. Ср., например: «мудрость – свойство мудрого; премудрость, соединение истины и блага, высшая правда, слияние любви и истины, высшего состояния умственного и нравственного совершенства» (СД, т. 2, с.

363); «мудрование – 1. Церк. То же, что мудрствование. Смиренъ мудрствованием, и милостив, и боголюбив….; мудрствовать – 1. Мудро, глубокомысленно рассуждать о чем-либо. Горняя мудрствуйте, а не земная…; мудрокормный – Церк. Требующий мудрого управления. И начал управлять дарованным ему Богом мудрокормным (разумно управляемым) кораблем царствия; мудрость – 1. Свойство мудрого. 2. Трудность, неудобоисполнимость. 3. Стар. Хитрость, лукавство, плутовство» (СЦСРЯ, т.

2, с. 329). Восприятие мудрости в качестве глубинного фактора духовнонравственной жизни человека находит отражение в пословицах и устойчивых сочетаниях, приведенных в Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Далем: «Мудрость Божеская, промысел, провиденье. Мудрость человеческая, умствованье, умничанье, заблуждения. Всякая мудрость от Бога. Без Бога не помудреешь. Мудрость человеческая исходит от Премудрости Божией. Нет мудрости, и нет разума, и нет совета вопреки Господу. Мудрость, сходящая свыше, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна» (СД, т. 2, с. 363).

Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в плане содержания слова «мудрость» в процессе исторического развития русского языка и русской культуры также сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

(«светский»): мудрость глубина ума,

-этико-нравственный рассудительность, совокупность знаний;

(«религиозный»): мудрость – благоразумие,

-духовно-нравственный совершенство ума, полученные от Бога; высшее состояние умственного и нравственного совершенства (подробнее см.: Шевченко, 2015г).

3. Алчность.

Как показывают этимологические разыскания, отглагольное образование алъчь, к которому восходят прилагательное алчный (общеславянский корень *olcьnъ) и существительное алчность произошли от глагола алъкати – «голодать», «поститься» (ИЭСЧ, т.1, с.39). Анализ лексикографических источников старославянского языка подтверждает, что в старославянском языке слова алъча (алъчь), алъчьба (эквивалент алчности) употреблялись, прежде всего, в значении «поста». См., например: «алъчьба – пост» (СС ХХI вв., с. 69), «В великий пост алчем и молитвою святыи самъ оуноша» (ССЯ, т. 1, с. 27). Подобное понимание значений слов алъчь=алъчьба- голод, пост (ПЦСС, с.

13) перешло и в древнерусский язык, где названные лексические единицы также связывались с православной традицией соблюдения постов:

«Живя богоугодно, в среду и пятницу пребывая в алчбе» (МСДРЯ, т. 1, с. 19), «Др.-рус. алчба – голодание, пост» (СРЗС, с. 17); «алчба – 1. Голод. 2. Пост.

Алчебник – постник» (СДЯ XI-XIV вв., т. 1, с. 82-83); «алчба – 1. Чувство голода, голод. 2. Пост, ограничение в пище, отказ от пищи и питья// Время поста. Алчебные дни – пост» (СРЯ XI-XVII вв., вып. 1, с. 32-33). Согласно данным лексикографических источников, в древнерусском языке в значении слова алъчьнъ семантические компоненты «голодать» и «поститься»

находились в тесной взаимосвязи [«Древнерусское: алъчьнъ – голодать, поститься» (БАС, т. 1, с. 102)], а само слово алъкати – «голодать», «поститься» в древнерусском языке обнаруживало теснейшую связь с религиозной сферой. См. мнение И. И. Срезневского о том, что «в древнем переводе Священного писания постоянно употреблено алкание вместо пост;

так и в других книгах древнего перевода. Встречается и в русских произведениях:

- (Алканием и молитвою смири себя); блаженны алчущие ныне яко насытятся; алча и молясь» (МСДРЯ, т. 1, с.18-19).

Как показывают наши исследования, в дальнейшем, в процессе исторического развития русского языка в семантических структурах слов «алчный», «алчность (алчба)» происходят существенные изменения. В словарях XVIII в. лексико-семантический вариант «пост» (в религиозном осмыслении – воздержание от пищи в целях духовного самосовершенствования) исчезает из семантических структур названных единиц. Ср.: «алчность – ненасытимость. Алчный – ненасытимый, насытиться немогущий. Алчба – 1. Голод, чувствие голода, недостаток пищи.

2. *Ненасытное чего желание» (САР, ч. 1, с. 25-26); «алчность – 1. Чувство голода, желание есть; постоянное чувство голода, ненасытимость, прожорливость. 2. Жажда богатства, наживы; корыстолюбие. 3. Жадное стремление к чему-л. Алчный – 1. Голодный, жаждущий пищи. 2. Жаждущий богатства, корысти, жадный. 3. Сильно желающий, жаждущий чего-либо. // Сильный, неутомимый (о чувстве). Алчба-1. Голод, чувство голода, желание есть. 2. Жадное, ненасытное желание» (СРЯ XVIII в., вып. 1, с. 52-53). На смену названному компоненту приходят новые семантические составляющие: «ненасытное желание чего-л.», «жадное стремление к чемул.», а также производный лексико-семантический вариант «жажда богатства и наживы», «корыстолюбие». В словарях русского языка XIX в., в том числе в Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля, семантическая составляющая "жадность" представлена как ведущая в структуре значения слова "алчность". Ср.: «алчность – жадность, в прям. и переносн. знач.

Алчный – голодный, алчущий // жадный, ненасытный, прожорливый. // Неутомимо жадный к познаниям» (СД, т. 1, с. 11). См. также: «алчность – то же, что алчба во 2 значении. Алчба – 1. Чувствование голода. 2. Неумеренное желание, ненасытность» (СЦСРЯ, т. 1, с. 7). Ср. также данные словаря истории русских слов (СИРС, т. 1, с. 131-132).

На наш взгляд, исторические изменения в семантике слов «алчность», «алчный», отраженные в словарях русского языка досоветского периода, ни в коей мере не позволяют говорить об утрате в их семантике духовнонравственной (религиозной) составляющей, но свидетельствуют о ее переосмыслении. Стремление к познаниям, зафиксированное в качестве одного из лексико-семантических вариантов слова «алчность» в словарях русского языка XVIII-XIX вв., - с точки зрения православия – это прежде всего- стремление к Божественной правде. См., например, выражение алкать правды, т. е. «стремиться всеми силами своей совести к Божественной правде среди зол и бедствий мира. Таким алчущим людям обещает Христос духовное насыщение, т. е. вечное на небесах блаженство» (ПЦСС, с. 13); а жадность и корысть всегда считались одними из самых тяжких человеческих грехов и строго порицались как в русском традиционном светском обществе, так и в православной религиозной культуре. Ср.: «алчность - один из самых распространенных грехов современности, оказывающих на душу парализующее воздействие» (Исаева, 2009, с. 10). Понимание жадности как греховной составляющей души человека подтверждают данные паремиологического фонда русского языка: «Много желать – добра не видеть»; «жадные глаза не знают стыда»; «сытый волк смирнее ненасытного (жадного) человека»; «много хватать - свое потерять»;

«жадностью ничего не возьмешь»; «нет пропасти супротив жадных глаз»;

«кто малым доволен, тот у Бога не забыт»; «алчешь чужого – потеряешь свое»; «лихое гляденье пуще доброго прощенья»; «алчная душа всем злым делам начало» и т. п.. (БЭРН, т. 1, с. 619).

В целом, анализ исторического развития семантической структуры слова «алчность» позволяет утверждать, что в плане содержания исследуемого словесного знака, также как и в семантике рассмотренных выше православных лексических единиц духовно-нравственного содержания, в дореволюционный и досоветский периоды развития русского языка сформировалось два семантических пласта:

-этико-нравственный («светский»): алчность - проявление человеческой жадности;

-духовно-нравственный семантический пласт («религиозный») включает в себя две семантические составляющие: 1. Алчность – стремление к божественной правде, преодолению духовного голода; 2. Алчность – греховное состояние человеческой души, связанное со стремлением к богатству и наживе (подробнее см.: Шевченко, 2015а).

4. Великодушие.

Слово «великодушие» было заимствовано русским языком из старославянского языка: «великодоушьнъ» (ССЯ, т. 1, с. 172). Развитие семантической структуры рассматриваемой лексической единицы в древнерусском языке во многом было связано с распространением традиций православного христианства на Руси, определяющего великодушие как важную христианскую добродетель, предполагающую наличие душевного благородства, твердости духа, высокого уровня духовного развития человека.

Ср.: «великодушие – душевное благородство» (СДЯ XI-XIV вв., т.1, с. 382);

«великодушие – широта души, щедрость» (СРЯ XI-XVII вв., вып. 2, с. 65);

«великодушие - доблесть, неустрашимость, твердость духа» (ПЦСС, с. 70).

Осознание значимости великодушия как важнейшей ценности духовнонравственного мира человека подтверждалось мыслью о том, что именно великодушные люди могут ожидать заслуженного воздаяния от Бога.

Ср.:

«Великодушные ожидают от Бога воздаяния» (СРЯ, XI-XVII вв, вып. 2, с.

65).

Изучение научной литературы и лексикографических источников позволяет утверждать, что в процессе развития русского языка в плане содержания анализируемого слова закрепляется понимание великодушия как глубочайшей христианской ценности, основанной на всепрощении, кротости, милосердии, щедрости и любви. Присутствие в значении слова «великодушие» семантических компонентов «кротость», «добродетель», «возвышенность чувств», «терпение», «прощение», отражающих понимание подлинно христианской жизни, наглядно обнаруживается в лексикографических источниках как XVIII, так и XIX вв. Ср.: «великодушие Твердость, стойкость духа; мужество. 2. Величие души; возвышенность, благородство чувств, мыслей, поступков. || Доброта, милосердие; широта души, щедрость» (СРЯ XVIII, вып. 3, с. 17); «великодушие – свойство великодушного. Великодушный – переносящий без ропота несчастия и прощающий обиды» (СЦСРЯ, т. 1, с. 108); «великодушие - свойство переносить кротко все превратности жизни, прощать все обиды, всегда доброжелательствовать и творить добро; противоп. малодушие» (СД, т. 1, с.

178).

Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в плане содержания слова «великодушие» в процессе развития русского языка и русской культуры исторически сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

-этико-нравственный («светский»): великодушие - свойство человека, проявляющееся в делании добра, безропотном перенесении обид;

-духовно-нравственный семантический пласт («религиозный»): великодушие

- величие души, твердость духа, доблесть; возвышенность, благородство чувств, мыслей, поступков.

6. Верность Этимологически слово «верность», производное от прилагательного «верный», восходит к общеславянскому корню *vera, который активно употреблялся в древнерусском языке в таких значениях, как «верование», «правда», «вера», (с XVII в.) «присяга», «клятва» (древнейший пример - Пов.

вр. л. Под 6420 г., со знач. «верность», «религия»), (ИЭСЧ, т. 1, с. 141). В старославянском языке и в более позднем изводе старославянского языка – церковнославянском языке, известны лексические единицы «верьнъ», «верьный», которые использовались, прежде всего, для обозначения понятий, связанных с духовными воззрениями и религиозными взглядами человека.

См., например: «верьнъ – 1. Verny – верный, кто есть верный и мудрый раб.

Спаси Господи своих верных рабов. 2. Верующий. 3. Правдивый, верный, достоверный. 4. Вероятный, правдоподобный. 5. Приняв веру от Бога, быть верным преданию. 6. Быть принятым верой» (ССЯ, т. 1, стр. 379); «верный достойный веры…, верный в служении, верующий в истинного Бога и Господа И. Христа; благочестивый Верен Бог – род клятвы, - как верен Бог, так и верны слова мои, или уверяю, клянусь истинным Богом; верные о Христе Иисусе – верующие во И. Христа» (ПЦСС, с. 116). В древнерусском языке сохраняется понимание прилагательного «верный», прежде всего, как «верующий, принадлежащий церкви». Ср.: «верный – прил. от вера. 1.

Неизменяющий, верный. Верный в малом и во многом будет верен. Верен и праведен Бог. Истинный и верный христианин по делам своим является. 2.

Верующий:… не будь неверен, но верен. Зовет пророк всех верных к Божией трапезе. 3. Верный, принадлежащий церкви: Церковь – виноград верных (МСДРЯ, т. 1, с. 492).

Понимание верности, в первую очередь, как глубокого чувства по отношению к Богу, характерно и для русского языка XVII, XVIII и XIX вв.

См., например: «верность – 1. Неизменность, последовательность. 2.

Надежность. верный – 1. Истинный, соответствующий «действительности», правильный.// Приверженный к истине, честный. 2. Поклоняющийся определенным истинам, догматам, относящийся к вере в Бога. 3. В знач.

верующий» (СРЯ XI-XVII вв., вып. 2, с. 91); «верность – 1. Справедливость.

2. Надежность, надеяние, доверие, доверенность. 3. Твердость, постоянство, непоколебимость, исполнение обещанного. 4. Точность, исправность. Верный

– 1. Надежный, неложный, истинный…. 2. Относительно к вере:

исповедующий Христианскую веру; последующий Христианскому благочестию» (САР, ч. 1, с. 1009); «верность - 1. Преданность, постоянство, точное исполнение обязательств. 2. Доверие. 3. Свойство, качество верного.

Верный - 1. Заслуживающий веры, доверия, преданный. 2. Такой, на надежность которого можно положиться; надежный. 3. Соответствующий истине, действительности, правильный. 4. только полн. ф. Неизбежный, такой, который обязательно произойдет, сбудется. 5. Исповедующий истинную веру; ревностный в делах веры, правоверный. Сорадуется им вся врная вселенна, Что християнска кровь от пагубы спасенна… Господь врным помогающий на неврных. 6. Приведенный к вере (5), присяге (о выборных должностных лицах), (СРЯ XVIII в., вып. 3, с. 43-45); «верность –

1. Церк. Доверенность. Открывающий тайное губит верность. 2. Твердость, непоколебимость в исполнении своих обязанностей. 3. Точность, исправность. Верный – 1. Тот, на кого можно положиться. 2. Церк.

Исповедующий истинную христианскую веру. 3. Безусловно верующий, нисколько не сомневающийся. Принеси руку твою, и вложи в ребра мои: и не будь неверен, но верен» (СЦСРЯ, т. 1, с. 247).

Присутствие в значении слова «верность» семантических компонентов «преданность вере», «одухотворенность», «связь с религиозно-нравственной сущностью христианства и православия» находит отражение и в Толковом словаре живого великорусского языка В.

И. Даля. Ср.: «верность – свойство верного; полная преданность, правдивость, твердость в слове, стойкость в деле; // надежность, точность, исправность, достоверность, правдивость, истина. Верный – исповедующий истинную веру, // вполне преданный вере своей, верующий безусловно; // сполна кому или чему преданный, неизменный, надежный, на кого можно положиться; и не ложный, правдивый, точный, истинный, подлинный, достоверный» (СД, т. 1, с. 341).

Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в плане содержания слова «верность» в процессе развития русского языка и русской культуры исторически закрепилось характерное для православного христианства понимание верности как непоколебимой преданности не только по отношению к человеку, но и Богу, и соответственно сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

-этико-нравственный («светский»): верность- надежность, неизменность, постоянство, преданность по отношению к человеку;

-духовно-нравственный семантический пласт («религиозный»): верность приверженность Истине, Божией правде; непоколебимость в вере.

7. Гордость.

Слово «гордость» было заимствовано русским языком из старославянского языка, данная лексическая единица восходит к общеславянскому корню *gъrdъ. Слово «gъrdъ» известно в древнерусском языке с XI века и употреблялось в таких значениях, как «гордый», «важный», «дивный», «строгий», «страшный» (ИЭСЧ, т. 1, с. 204). В процессе развития традиций православного христианства на Руси у слова «гордость»

развивались значения «хвастливость» и «высокомерие» (МСДРЯ, т. 1, с. 614;

СРЯ X-XVIII вв., с. 72). Соответствующие качества личности всегда строго порицались в русской духовной культуре и относились к одному из семи смертных грехов. См., например: «гордость, гордыня – один из смертных грехов, превозношение над другими, спесь, чванство» (БЭРН, т. 1, с. 438).

См. также: «гордость – хвастливость. Душа, сотворившая рукою гордость, сотрется от людей. Не имейте гордости в сердце и в уме. Гордый – 1.

Мерзость перед Богом и перед людьми. 2. Высокий важный. 3. Важный, дивный. 4. Страшный; гордыня – гордость – начаток греха гордыни»

(МСДРЯ, т. 1, с. 613-614); «В тот же год изгнал князь Андрей владыку Феодора за гордость его» (СРЯ X-XVIII вв., с. 72); «гордость – высокомерие, надменность; притязательность и в особенности корыстолюбие; дерзость;

бремя, тягость; надмение, высокомерие» (ПЦСС, с. 128). Присутствие в значении слова «гордость» негативно окрашенных семантических компонентов, связанных с греховной сущностью явления, которое номинирует рассматриваемая лексическая единица, подчеркивается не только в этимологических исследованиях, но и в источниках культурологической направленности. Ср.: «гордый – ст.-слав. гръдъ. Стоило бы, возможно, сохранить сравнение с лат. gurdus «тупой, глупый» (ЭСФ, т. 1, с. 440); «В южн.-слав. яз. – с.-хорв. и словен. – это прил. значит «гадкий», «уродливый» (ИЭСЧ, т. 1, с. 204). Данная мысль находит подтверждение в Большой энциклопедии русского народа (Русское Православие), где в качестве общеславянских значений слова «гордость» называются «глупость, дурь» (БЭРН, т. 1, с. 438). Наличие в значении слова «гордость»

семантических компонентов «высокомерие», «надменность», «неестественное, вредоносное и греховное состояние» находит четкое отражение в словаре русского языка Академии Российской 1790 г. Ср.:

«гордость – высокомерие, надменность, высокоумие, высокое о себе мечтание, кичливость, напыщенность, спесь. Несносная гордость. Гордость вовлекла его в великие бедствия» (САР, ч. 2, с. 240).

Как показало изучение лексикографических источников, в XVIII в. в семантической структуре слова «гордость», наряду со значением «высокомерие, кичливость, строптивость», что соотносимо с восприятием гордости как греховной сущности («демон гордости»), появляется значение «собственное достоинство, самоудовлетворение». См., например: «гордость

- 1. Высокое мнение о себе, уверенность в превосходстве над другими;

высокомерие, кичливость. Разг. | Наполненный, надутый, надменный, ослепленный гордостью, возноситься, надуться.. гордостью. || Непокорность, строптивость. Демон гордости. 2. Чувство собственного достоинства, самоуважения, самоудовлетворения. Народная г. Единое воспитание есть подлинной Творец добрых нравов; чрез него отечественной дух, благородная.. народная гордость.. должны овладть сердцами граждан» (СРЯ XVIII в., вып. 5, с. 168).

В словарях русского языка XIX века сохраняется понимание гордости как негативного качества человеческой души. Ср.: «гордость – качество гордого; надменность; высокомерие» (СЦСРЯ, т. 1, с. 278); «гордость, гордыня, горделивость – качество, свойство гордого; надменность, высокомерие» (СД, т. 1, с. 388). Весьма ценными для понимания особенностей семантического наполнения слова «гордость» в русском языке дореволюционного периода являются устойчивые фразеосочетания, приводимые В. И. Далем, в которых отчетливо прослеживается мысль о том, что в понятиях Святой Руси гордость - показатель глупости человека и великий страшный грех. Ср., например: «Гордым быть, глупым слыть.

Гордым Бог противится, а смиренным дает благодать. В убогой гордости дьяволу утеха. Во всякой гордости черту много радости. Смирение паче гордости» (СД, т. 1, с. 388).

Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в плане содержания слова «гордость» в процессе развития русского языка и русской культуры исторически также сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

-этико-нравственный («светский» включает в себя две семантические составляющие): 1. Гордость - надменность, высокомерие; 2. Гордость – Чувство собственного достоинства;

-духовно-нравственный семантический пласт («религиозный»): гордость состояние, противное Богу; мерзость перед Богом и всеми и людьми.

8. Греховность.

Лексическая единица «греховность» образована от слова «грех», заимствованного русским языком из старославянского языка. Ср.: «грех – ошибка, грех. От греха беги, как от воина, губящего душу твою» (МСДРЯ, т.

1, с. 604); «грех – беззаконие» (ПЦСС, с. 133). «грех – ст.-слав. грехъ // скорее всего, слав. grexъ связано с греть с первонач. знач. «жжение (совести)» (ЭСФ, т. 1, с. 456); «грех – о.-е. ogrechъ, др. рус. съгреза – «ошибка» (ИЭСЧ, т. 1, с. 216); «грехъ – грех, проступок» (ССЯ, т. 1, с. 442).

Подобное осмысление анализируемого слова определялось развитием православного мировоззрения на Руси, рассматривающего грех как отпадение человека от Бога, ошибку, которая представляет нарушение Порядка жизни и ее смыслов, заданных человеку свыше. См.: «грех- мысли, слова или действия, совершенные человеком вопреки Закона и воли Божией.

Всякий грех связан с отходом человека от Бога и его Заповедей, со стремлением обойтись без Него» (ОДК, с. 194). Присутствие в значении слова «грех» семантических компонентов «нарушение заповедей Божиих», «отступление от Божественных законов» находит отражение в словаре русского языка Академии Российской 1790 г. и проявляется в толковании первого, основного лексико-семантического варианта анализируемого слова, на основе которого развиваются другие, производные лексико-семантические варианты, в которых грех определяется как беда, несчастье, проступок.

Ср.:

«грех – 1. Нарушение, преступление закона Божия; дело, противное какойнибудь из заповедей Божиих. 2. В просторечии: вина. 3. Беда, напасть, несчастье. 4. Проступок (САР, ч. 2, с. 394). Как показало изучение лексикографических источников, для русской духовной культуры всегда было весьма важным осмысление природы греха, феномена греховности, что подтверждается развитой системой номинации видов греха, а также большим количеством устойчивых сочетаний со словом «грех». См., например, определение понятия «грех» в Словаре русского языка XVIII в.: «грех – 1.

Нарушение религиозно-нравственных предписаний. В Хрстианх нсть большаго греха паче сего, егда кто от Хрста отвержется. Смертный г. Богосл. Грех, влекущий за собою смерть души и обрекающий на вечные мучения. Г. первородный, прародительский, праотческий; г. природный, естественный, наслдственный. Богосл. Прирожденная греховность человека как следствие грехопадения прародителей Адама и Евы. Г.

содомский. См. Содомский. Ставить, поставлять, вменять в грех (за грех);

считать, почитать за грех (грехом). Ввести, привести в (на) грех; пасть, впасть в грех. Погрязать, утопать, плавать в грехах; лежать в грехах;

закоснеть в грехах. Каяться в грехах, исповедать грехи; покаяние в грехах.

2. Проступок, оплошность, провинность. Погрешность, ошибка.

||

3. Прост. Беда, напасть» (СРЯ XVIII в., вып. 5, с. 231-232).

В XIX веке осмысление греха как нарушения Божественного закона находит отражение как в академических словарях русского языка, так и в Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля. Ср.: «грех – 1.

Нарушение закона Божия. 2. Вина, проступок. 3. Погрешность. 4. Беда, напасть, несчастье. 5. Употребляется вместо грешно. Греховность состояние греховного. Греховный – церк. Подверженный греху.» (СЦСРЯ, т.

1, с. 298-299); «грех – поступок, противный закону Божию; вина перед Господом.// Вина или проступок; ошибка, погрешность// Беда, напасть, несчастье, бедствие. Греховность – сост. греховного, греху подпавшего»

(СД, т. 1, с. 413). Весьма ценными для понимания семантического наполнения слова «грех» являются приводимые В. И. Далем устойчивые фразеосочетания. См., например: «Не бойся кнута, а бойся греха. Не по грехам нашим Господь милостив! Чья душа во грехе, та и в ответе. Живи так, чтобы ни от Бога греха, ни от людей стыда. С людьми мирись, а с грехами бранись. Живи, поколе Господь грехам терпит!» (СД, т. 1, с. 413).

В целом, материалы словарей русского языка досоветского периода подтверждают мысль о том, что в процессе исторического развития русского языка и русской культуры в семантической структуре слова «греховность»

сформировались следующие семантические пласты:

-этико-нравственный («светский»): греховность –беда, напасть, проступок, несчастье; провинность.

-духовно-нравственный семантический пласт («религиозный»): греховность состояние греховного человека, отступившего от Бога, нарушившего Божественный закон.

9. Добродетель.

Известно, что слово «добродетель» заимствовано русским языком из старославянского языка («добродегати – делать добро» ССЯ, т. 1, с. 444) и восходит к общеславянскому корню *dobrъ (ИЭСЧ, т. 1, с. 258). В древнерусском языке данная лексическая единица использовалась для обозначения понятий добро, совершенство, украшение, благодетель.

Добродетель понималась, прежде всего, как наиглавнейшее Богоугодное дело, за которое человек удостаивался Божественной милости.

См.:

«добродетель – велика добродетель есть и богоугодна… Да просветятся телеса их, яко солнце, по добродетели их. Драгоценность, украшение (церковь). Добродетель – благодетель» (МСДРЯ, т. 1, с. 676-677);

«добродетель – доброе качество, или дело; совершенство, доблесть; слава, величие» (ПЦСС, 147). Подобное осмысление анализируемого слова определялось развитием православного мировоззрения на Руси, рассматривающего добродетель как важнейшую составляющую духовнонравственного мира человека. Ср.: «добродетель – высшее духовное качество личности, например, отзывчивость, верность, порядочность, скромность, великодушие и многие другие, влияющие на все стороны человеческой жизни – на познавательную деятельность, достижение личного счастья, профессиональную, досуговую деятельность» (ОДК, 242).

Присутствие в значении слова «добродетель» семантических компонентов «высокое», «связанное с религиозно-нравственной сущностью христианства и православия» находит отражение во всех наиболее известных словарях русского языка как XVIII, так и XIX вв. Ср.: «добродетель Доброе дело, добродеяние. ||Прост. Благодеяние, милость. 2. Стремление к деятельному добру и нравственная чистота; противоп. порок. Украсить себя, быть украшенным добродетелью (добродетелями). || Строго нравственная жизнь, благопристойное поведение. Путь, стезя добродетели. | О женском целомудрии и нравственности. 3. Положительное душевное качество; высокое нравственное достоинство, совершенство.

4. Хорошее качество, положительное свойство, достоинство чего-л.» (СРЯ XVIII в., вып. 6, с. 153-154); «добродетель – 1. Деятельное стремление к добру и к избежанию зла; делание добра. Нравственная, христианская добродетель. 2. Простон. Благодеяние, благотворение» (СЦСРЯ, т. 1, с. 329).

Наполненность семантической структуры слова «добродетель» духовнонравственными семантическими компонентами прослеживается также в

Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля. Ср.:

«добродетель - доблесть, всякое похвальное качество души, деятельное стремление к добру, к избежанию зла; отвлеченно: добро; доблесть противоп.

зло, лихо, худо, порок. Не хвались родительми, хвались добродетельми» (СД, т. 1, с. 456).

Анализ лексикографических источников досоветского периода позволяет утверждать, что в плане содержания слова «добродетель» в процессе развития русского языка и русской духовной культуры формируются два семантических пласта, связанных с нравственностью:

-этико-нравственный («светский»): добродетель – доброе дело, добродеяние;

-духовно-нравственный семантический пласт («религиозный»): добродетель

- положительное духовное качество, нравственное совершенство и чистота. Драгоценность человеческой души, доблесть, слава.

10. Духовность.

Слово «духовность» в русском языке восходит к общеславянскому корню *duchъ, от которого происходит древнерусская форма духъ. Как отмечается в лексикографических источниках, слова «духъ», «духовьнъ»

были известны в древнерусском языке, начиная с XI века, и использовались для обозначения внутреннего духовного мира человека, сопряженного с миром Божественным. Представляется, что лексическая единица «духовность» - производное слово, возникшее в русском языке в период XVIII-XIX вв. Ср: «Др.-рус. (с XI в.) духъ, духовьный – «spiritualis» и «церковный», духовьнъ, духовьный. Другие производные – поздние XVIIIXIX вв.» (ИЭСЧ, т. 1, с. 275-276); «духовный - церковный:

- О духовной службе» (МСДРЯ, т. 1, с. 747); «Ст.-слав. дух» (ЭСФ, т. 1, с. 556); «Очисти нас от всякой скверны плотской и духовной» (ССЯ, т. 1, с. 526-527).

Понимание духовности как непосредственной связи человека с Божественным началом обусловлено влиянием православного христианства, рассматривающего духовность как «потенциально заложенное в каждом человеке стремление к Божественному началу» (Гостева, 2009б, с. 63, 64).

Ср.: «духовный – а) в противоположность телесному – свойственный духу, как существу бесплотному, или подобный духу, чуждый плотских потребностей, нетленный, вечно живой, тонкий; невидимый, невещественный; скрывающийся под видимым, как душа в теле, таинственный; б) в противоположность естественному мышлению и действованию, - происходящий от Духа Святого, живущий духом, как высшею частью существа человеческого, на кого собственно действует Дух Святой, благодатный» (ПЦСС, с. 157). Как отмечается в специализированных энциклопедических и культурологических источниках, духовность в традиционной русской культуре всегда понималась как высочайшее свойство личности, проявляющееся в «одухотворении души и тела»

(ОДК, с. 263), (выделено нами). Присутствие в значении слова «духовный»

семантических компонентов «относящийся к Святому Духу», «связанный с вопросами веры, религиозно-нравственной сущностью христианства и православия» находит отражение в словаре русского языка Академии Российской 1789-1794 гг., где определение лексической единицы «духовный» напрямую связано с воззрениями христианства и православия.

Ср.: «духовный – 1. Собственно: бестелесный, бесплотный. 2. Исполненный благодати. 3. Касающийся до спасения души. 4. Противопоставляется также слову светский или гражданский» (САР, ч. 2, с. 807), а также в словаре русского языка XVIII в. Ср.: «духовность - 1. То, что связано с духом; занятия, сфера деятельности духовенства… И буде кой ученик склонен к духовности и писания святыя разсуждает здраво, то тех бы отличали в особливость. 2. Свойство духовного, нематериальность. Из самостоятельных свойств присвояется именно богу: духовность, самодовольность, необходимость, бесконечность» (СРЯ XVIII в., вып. 7, с.

40).

Изучение научной литературы и лексикографических источников позволяет утверждать, что в процессе развития русского языка в плане содержания анализируемого слова закрепляется и сохраняется традиционное для православной традиционной культуры понимание духовности как «богочеловеческого состояния». Согласно философским взглядам Н. А.

Бердяева, именно в духовной глубине человек соприкасается с божественным и «из божественного источника получает поддержку»

(Бердяев, 1995, с. 297).

В XIX веке понимание духовности как особого благодатного состояния человеческой души находит отражение как в академических словарях русского языка, так и в Толковом словаре живого великорусского языка В. И.

Даля. Ср.: «духовность – стар. дела, касавшиеся веры и правил нравственности и подлежавшие заведыванию духовенства. Духовный – 1.

Бестелесный, бесплотный. 2. Исполненный Святого Духа. 3. Относящийся к духу или к душе. 4. Относящийся к духовенству. 5. Состоящий из лиц духовного звания» (СЦСРЯ, т. 1, с. 378); «духовность – состояние духовного;

// духовная часть, ведомство. Духовный – бесплотный, нетелесный, из одного духа и души состоящий; все относящееся к Богу, церкви, вере; все относимое к душе человека, все умственные и нравственные силы его, ум и воля.

Относимый к духовенству и званию этому» (СД, т. 1, с. 518, 519).

В целом, материалы словарей русского языка досоветского периода подтверждают справедливость представленных в специальных культурологических изданиях утверждений о том, что духовность проявляется в сознательном стремлении человека к идеалу, высшим ценностям. Именно традиции православной культуры коренным образом повлияли на становление и развитие русской духовной культуры России (БЭРН, т. 1, 2009; Дмитриева, 2012).

Анализ семантического развития слова «духовность» в русском языке и русской культуре также позволяет говорить о формировании в семантической структуре названной лексической единицы двух семантических пластов, связанных с нравственностью:

-этико-нравственный («светский»): духовность – все, что относится к душе человека, а не к его плоти;

-духовно-нравственный семантический пласт («религиозный»): духовностьособое духовное состояние, предполагающее обращенность человека к высшим ценностям и стремление к Божественной благодати; высшая часть человеческого существа, происходящая от Духа Святаго.

11. Зависть.

Согласно данным этимологического словаря русского языка П. Я.

Черных, слово «зависть» восходит к общеславянскому корню *zavistь (ИЭСЧ, т. 1, с. 313). По мнению ряда исследователей, рассматриваемое существительное берет начало от лат. «invidia», родственного греч. «позор, стыд», лат. «ненависть» (МСДРЯ, т. 1, с. 901). В древнерусском языке данная лексическая единица появляется с XI века и употребляется в нескольких значениях. Так, по мнению И. И. Срезневского, наряду со значением «ненависть, гнев» у слова «зависть» существовало также значение, связанное с наличием, с одной стороны, ревностного стремления к Богу а, с другой стороны, - мести по отношению к Божиим врагам. См., например: «Второе же яростное, иже имеет к Богу ревность и на Божиих врагов месть; есть же и с ним и злоба зависть; Божественною завистью душа возгорается…»

(МСДРЯ, т. 1, с. 901). Представляется, что понимание зависти как ревностного отношения к Богу, берет свое начало из старославянского языка, в котором со всей очевидностью прослеживается, помимо основного значения рассматриваемого слова, значение, связанное с усердием, ревностью, рвением к Богу. См., например, данные Словаря старославянского языка: «1. Зависть; 2. Усердие, рвение. Зависть Господа Саваофа» (ССЯ, т. 1, с. 630). В дальнейшем, в процессе развития русского языка значение усердия, рвения, ревности утрачивается из семантической структуры анализируемой лексической единицы и в русском языке остается понимание зависти исключительно как чувства досады, неудовольствия, вызванного благополучием или превосходством другого. См.: «зависть чувство досады, неудовольствия, вызванное благополучием или превосходством другого. З. бледная, черная, ядовитая, коварная… Терзаться, гореть, мучиться завистью… Жало, зуб, яд, гидра зависти (СРЯ XVIII в., вып. 7, с. 182); «зависть – досада, производимая счастьем или преимуществом других (СЦСРЯ, т. 2, с. 7); «зависть – свойство того, кто завидует; досада по чужом добре или благе; нежеланье добра другому, а одному лишь себе» (СД, т. 1, с. 576). См. также: зависть – «1. Зависть. 2.

Скупость. Зависть огня – яростный огонь. Страшно же чаяние суда и зависть огня приясти хотя противныя» (СРЯ XI-XVII вв., вып. 5, с. 151Подобное свойство в сознании человека Святой Руси всегда порицалось и рассматривалось как тяжелый грех (БЭРН, т. 1, с. 645). Данная мысль находит подтверждение в древнерусском сборнике «Пчела», где зависть называется «язвой на истине», а также в единицах паремиологического фонда русского языка. См., например: «Лихоманка да зависть — иродовы сестры. Завистью ничего не сделаешь. Злой плачет от зависти, добрый — от жалости. Зависть прежде нас родилась. Где счастье, там и зависть.

Завистливый своих двух глаз не пожалеет. Завистливо око видит далеко.

Сытый волк смирнее завистливого человека. С доброго будет, а завистливому шиш!» (см. подробнее: СД, т. 1, с. 576-577; БЭРН, т. 1, с. 645).

В русской языковой картине мира зависть традиционно олицетворяла пагубное явление, способное нанести страшный ущерб человеческой душе.

См., например: «Зависть целится в других, а ранит себя. Зависть терзает и сама терзается. Зависть людская клеймит. Завистливый по чужому счастью сохнет. Завистливый от зависти сохнет. В лихости и зависти нет ни проку, ни радости. Железо ржа съедает, а завистливый от зависти погибает. От зависти пожелтел, от досады вспыхнул. Любит кричать воробей, что соловьи затерли, а сам от зависти чирикать разучился. Он завистлив врать, не уступит. Не корыстна, а завистна. Зависть по корысти, а корысть от зависти и др.» (Несветайлова, 2009, с. 124).

Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в плане содержания слова «зависть» в процессе развития русского языка и русской культуры исторически (в дореволюционный и досоветский периоды) сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

-этико-нравственный («светский»): зависть - чувство досады, вызванное благополучием другого;

-духовно-нравственный («религиозный»): зависть – тяжкий грех, способный нанести ущерб человеческой душе (подробнее см.: Шевченко, 2015б).

12. Малодушие.

Известно, что слово «малодушие» заимствовано русским языком из старославянского языка: «малодоушьнъ» - малодушный (ССЯ, т. 1, с. 180) и в древнерусском языке использовалось для обозначения понятий нетвердость, слабость духа. Ср.: «малодушие – нетвёрдость, слабость духа, малодушие»

(СРЯ XI-XVII, вып. 9, с. 17). См. также: «малодушство – слабость, нетвердость духа. Милость бо безъ справды малодушьство есть, а правда безъ милости мучительство есть, а сиа два разрушають царьствоо и всяко градосожительство» (СРЯ XI-XVII, вып. 9, с. 17).

С позиций православного христианства малодушие всегда рассматривалось как немощь человеческой души, нежелание следовать Божиим заповедям, отсутствие стойкости духа. См., например: «малодушие – это немощь души человека, которому свойственно отсутствие твердости, решимости и должного настроя христианина следовать заповедям Божиим»

(иерей Алексий Зайцев). Дух малодушия всегда воспринимался как греховное явление, которое человек должен был искоренить из своей души:

«Не дадим места, братие, духу малодушия обладать нами» (СРЯ XI-XVII, вып. 9, с. 17). Понимание малодушия как потери духовных сил нашло отражение также в Полном церковнославянском словаре Г. Дьяченко, где «малодушествовати - упадать духом, терять бодрость, изнемогать, грустить»

(ПЦСС, с. 296). Присутствие в значении слова «малодушие» семантических компонентов «слабость духа», «низость души», «уныние», связанных с религиозно-нравственной сущностью христианства и православия находит отражение в словарях русского языка XVIII в., где «малодушие - слабость, нетвердость духа, уныние; свойство человека, который даже малого бедствия, напасти перенести не может, который безрассудно печалится и радуется о безделице, или оною прельщается» (САР, ч. 2, с. 832). См. также:

«малодушный - 1. Слабый, нетвердый духом, робкий; легко впадающий в уныние. || Выражающий малодушие. 2. Проявляющий низость души, отсутствие благородства. Малодушно, нареч. Его бога везд во всем есть власть, Мы должни вс повиноваться, А малодушно не терзаться, Что мнится наша злая часть» (СРЯ XVIII в., вып. 12, с. 46-47).

В XIX веке глубоко духовное понимание малодушия как упадка, слабости духа сохраняется в академических словарях русского языка, а также в Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля.

Ср.:

«малодушие – слабодушие, нетвердость духа» (СЦСРЯ, т. 2, с. 282);

малодушие сказывается отчаянием, упадком духа. Малодушный – человек робкий, нерешительный, слабодушный, без твердости, стойкости» (СД, т. 2, с. 300).

Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в плане содержания слова «малодушие» в процессе развития русского языка и русской культуры исторически сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

(«светский»): малодушие состояние человека,

-этико-нравственный связанное с потерей бодрости и проявлением робости;

-духовно-нравственный («религиозный»): малодушие - греховное проявление, заключающееся в низости души, унынии, упадке духа, а также нежелании человека следовать заповедям Божиим.

13. Милосердие.

Известно, что слово «милосердие» заимствовано русским языком из старославянского языка, в котором представляло словообразовательную кальку с латинского слова «милосрьдъ» (ЭСФ, т. 2, с. 621). В древнерусском языке слово «милосердие» использовалось для обозначения таких понятий, как милость, милосердие, сочувствие, благорасположение, сострадание (СРЯ XI-XVII вв., вып. 9, с. 151-152; МСДРЯ, т. 2, с. 137-138), и связана данная лексическая единица была, прежде всего, с проявлением сверхъестественного Божественного свойства. См., например: «Хвалю Бога и прославляю милость его; явит Бог милость свою и даст победу; милосердием

Божиим, молитвою святой Богородицы» (МСДРЯ, т. 2, с.137-138). См. также:

«милость=милосердие, сострадание. Господь милует до 1000 раз, т. е. очень много, а наказывает до третьего или четвертого рода, т. е. сравнительно меньше» (ПЦСС, с. 305). Первостепенная связь слова «милосердие» с христианским православным миром подтверждается также наличием в древнерусском языке такого устойчивого сочетания, как «милосердие Божие», которое использовалось для обозначения материальных принадлежностей, предметов христианского культа; икон. Ср.: «И како млсрдие показа стая та дша» (СРЯ XI-XVII вв., вып. 9, с. 151-152).

Православное христианство всегда рассматривало милосердие в качестве одной из важнейших добродетелей, в которой выражался принцип отношения Бога к людям, а также то, «что он ждал от людей в их отношении друг к другу: доверительность и верность» (Дмитриева, 2005б, с. 71).

Ср.:

«милосердие – одна из высоких христианских добродетелей: питание алчущих, напоение жаждущих, одевание нагих, посещение находящихся в темнице, уврачевание больных, успокоение метущихся, погребение умерших» (ОДК, с. 452).

Присутствие в значении слова «милосердие» семантических компонентов «высокое», «одухотворенное», «связанное с религиозно-нравственной сущностью христианства и православия» находит отражение в толковых словарях русского языка XVIII в., где милосердие определяется, как Божественное свойство по отношению к людям, а также сострадательное отношение человека к человеку. Ср.: «милосердие- 1. Относительно Богу;

благость, каковую имеет он ко всем людям. Милосердия ради милости Бога нашего. Милосердие Божие к роду человеческому. 2. Человеколюбие, добродетель, предписывающая иметь сострадание к бедности, к несчастиям других, и вспомоществовать в оных. Плод милосердия» (САР, ч. 4, с. 133);

«милосердие - готовность оказать помощь, проявить снисхождение из сострадания, человеколюбия, а также помощь, снисхождение, сострадание, вызванные такими чувствами. | Как одно из качеств Бога — благость, оказываемая людям. Изволение и милосердие Божие превышает всякую хитрость человческую. Б о ж и и м м и л о с е р д и е м кто-л.» (СРЯ XVIII в., вып. 12, с. 183-184).

В веке понимание милосердия как проявления высокого XIX Божественного состояния находит отражение в академических словарях и в

Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля. Ср.:

«милосердие– сердечная готовность, всегдашнее расположение оказывать другим милость, пощаду, снисхождение» (СЦСРЯ, т. 2, с. 303); «милосердие– сердоболие, сочувствие, любовь на деле, готовность делать добро всякому;

жалостливость, мягкосердость» (СД, т. 2, с. 333).

В целом, материалы словарей русского языка досоветского периода подтверждают мысль о том, что, согласно христианскому учению, «в милосердии человек посвящает себя Богу и тем самым открывается добру. С этической точки зрения милосердие составляет долг человека: в милосердии человек призван осуществить нравственный идеал… Милосердие есть путь совершенствования, обожения» (Дмитриева, 2005б, с. 72).

Исследование развития семантической структуры рассматриваемой лексической единицы позволяет сделать следующий вывод: в плане содержания слова «милосердие» в процессе развития русского языка и русской культуры исторически сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности и предполагающих соединение православных и этических воззрений:

-этико-нравственный («светский»): милосердие – готовность оказывать помощь людям;

-духовно-нравственный («религиозный») включает в себя две семантические составляющие: 1. Милосердие - одно из качеств Бога по отношению к человеку. 2. Милосердие – одна из важнейших христианских добродетелей, заключающаяся в проявлении человеколюбия, снисхождения и сострадания по отношению к ближним.

14. Патриотизм.

Данное слово восходит к греческому корню patros – «родина, отечество», в русском языке оно впервые появилось во времена Петра I (ОДК, с. 564; ЭСФ, т. 3, с. 217; БТСПРР, с. 576). В словарях русского языка патриотизм всегда понимался, прежде всего, как любовь к Отечеству. См., например: «патриотизм – любовь к отечеству» (СЦСРЯ, т. 3, с. 163);

«патриотизм – любовь к отчизне» (СД, т. 3, с. 21).

Как показывают исследования, в процессе развития религиознонравственных составляющих русской духовной картины мира патриотизм стал осмысляться как одна из важнейших добродетелей православного христианства. Так, например, религиозный философ В. С. Соловьев отмечал, что осознание своих обязанностей перед отечеством и верное их исполнение есть важная добродетель патриотизма, которая издревле имела религиозное значение (отечество рассматривалось не только как географический термин, но, прежде всего, как «вотчина особого бога»), «служба родине была деятельным богослужением, патриотизм совпадал с благочестием»

(Соловьев, 1998, с. 347-350). Правомерность подобного утверждения подтверждается материалами Словаря русского языка XVIII в.. См., например: «патриотизм - преданность своему отечеству и народу; взгляды и поступки патриота. Патриотизм есть любовь ко благу и славе отечества, и желание способствовать им во всех отношениях» (СРЯ XVIII в., вып. 18, с.

242). Подобное осмысление понятия «патриотизм» совпадает с русской традиционной речевой формулой, отражающей мировоззрение русского народа и относящейся в качестве фоновой семы к семантической структуре слова «патриотизм»: «За веру, царя и Отечество!» (Гостева, 2009б, с. 85). О тесной связи лексической единицы «патриотизм» с основами русского православия свидетельствуют высказывания ученых, философов, богословов.

Ср.: «Патриотизм может и будет жить лишь в той душе, для которой есть на земле нечто священное…» (Ильин, 1995, с. 209); «Худой гражданин земного отечества и небесного недостоин» (Святитель Филарет (Дроздов), 2014, с.

342); «Помните, что Отечество земное с его Церковью есть преддверие Отечества небесного, потому любите его горячо и будьте готовы душу свою за него положить» (Святой Иоанн Кронштадтский, 2003, с. 142).

Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в плане содержания слова «патриотизм» в процессе развития русского языка и русской культуры исторически сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

-этико-нравственный («светский»): патриотизм - любовь к Отечеству;

-духовно-нравственный («религиозный»): патриотизм – священное чувство любви к Родине, одна из христианских добродетелей, соотносимая с благочестием.

15. Скромность.

Как отмечается в научной литературе и лексикографических источниках, слово «скромность» пришло в русский язык из польского языка, так как оно «отсутствует в древнерусском, сербохорватском и словенском» (ЭСФ, т. 3, с.

и первоначально использовалось для обозначения понятия 659), «умеренность». В дальнейшем, в процессе развития русского языка, в связи с распространением традиций православного христианства на Руси, скромность стала определяться как добродетель, положительное духовнонравственное свойство личности, ср.: «скромность – добродетель – сдержанность в обнаружении своих достоинств и заслуг» (АВ); в семантической структуре слова «скромность» появились семантические компоненты, связанные с обозначением важных для духовно-нравственного мира личности составляющих – добродетель, кротость, смирение, благоразумие. Так, например, присутствие в значении слова «скромность»

семантических компонентов «благоразумная умеренность», «великое украшение», «связанное с религиозно-нравственной сущностью христианства и православия» находит отражение в словаре русского языка Академии Российской 1794 г., а также в словаре церковно-славянского и русского языка, составленном вторым отделением императорской Академии наук, где скромность определяется как смирение, великое украшение души, свойство скромного человека, наблюдающего благоразумную умеренность в поступках. Ср.: «скромность – свойство того, кто скромен. Говорит о себе со скромностью. Содержать себя в пределах скромности. Он наблюдает во всем скромность. Скромность служит великим для девиц украшением. Скромный

– 1. Относительно к лицу: наблюдающий благоразумную умеренность в поступках, в речах, и вообще в жизни» (САР, ч. 5, с. 500-501); «скромностьсвойство скромного. Скромный – 1. Наблюдающий благоразумную умеренность в обхождении, поступках и речах. 2. Непышный, невеличавый, смиренный» (СЦСРЯ, т. 4, с. 139-140).

В Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля христианское осмысление скромности включается в толкование первого, основного лексико-семантического варианта анализируемого слова, связывающего скромность с глубоко христианскими понятиями смирения и кротости. См., например: «скромность – свойство, качество по прлгт.

скромный – умеренный во всех требованиях, смиренный, кроткий и невзыскательный за себя; не ставящий личность свою наперед, не мечтающий о себе; приличный, тихий в обращении» (СД, т. 4, с. 215).

В целом, материалы словарей русского языка досоветского периода подтверждают справедливость представленных в научной литературе утверждений о том, что семантическая структура слова «скромность»

предполагает понимание скромности как осознанного стремления и умения человека не выдвигать себя в центр внимания, сохраняя самоуважение, и является неотъемлемой частью духовно-нравственного мира личности, пронизывающей в обязательном порядке мысли, поведение и образ жизни человека. См., например: «В русском языковом сознании скромность должна быть свойственна мыслям, поведению и образу жизни человека и ассоциируется с непритязательностью и сдержанностью» (Кошманова, 2007, с. 5).

Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в плане содержания слова «скромность» в процессе развития русского языка и русской культуры исторически сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

-этико-нравственный («светский»): скромность – свойство скромного человека, отличающегося умеренностью в словах и поведении в целом;

-духовно-нравственный («религиозный»): скромность – украшение души, благоразумная умеренность, кротость, смирение, осознаваемые как христианские добродетели.

16. Смирение.

Известно, что слово «смирение» образовано от старославянского глагола съмерити – «умерить, смягчить, подавить» (ЭСФ, т. 3, с. 688-689). В старославянском языке лексическая единица «смирение» употреблялась, прежде всего, в значениях «1. Унижение, покорение. Боже, посетивший милостью, щедротами, по смирению нашему. 2. Сочувствие» (ССЯ, т. 4, с.

303). Подобное понимание слова «смирение» характерно и для древнерусского языка, однако осмысление анализируемого слова в древнерусском языке непосредственно определялось развитием православных традиций на Руси, связывающих смирение с Божественным проявлением. Ср.: «смирение - умеренность, обуздание – нижение, покорение, умиление, смирение души. Научись, как в евангелии, управлению словами и очами, удержанию языка, смирению ума; унижение, покорность, смирение, кротость, ничтожество, уничтожение… Смирение и всклокотание духовное… Божественное смирение провидя…» (МСДРЯ, т. 3, с. 763). Присутствие в значении слова «смирение» семантических компонентов «высокое», «добродетельное», «связанное с религиознонравственной сущностью православного христианства» находит отражение в словаре русского языка Академии Российской 1794 г., где смирение определяется как одна из первых христианских добродетелей. Ср.:

«смирение– 1. Унижение себя; приведение в покорность. 2. Укрощение другого. 3. Кротость, униженность; добродетель христианская, производящая в нас внутреннее чувство в рассуждении нашей слабости. Смирение есть одна из первых христианских добродетелей. Яко призре на смиренiе рабы своея (Лук. 1. 48). Бог смиряет гордых. И пред ним смиряем сердца наши»

(САР, ч. 4, с. 153). Осмысление смирения как сердечного сознания слабостей находит отражение в словаре церковно-славянского и русского языка 1847 года, составленном вторым отделением Императорской Академии наук. Ср.:

«смирение – 1) Действие смиряющего и смирившего. 2) Сердечное сознание слабостей, чувствование своего недостоинства… Бог гордым противится, смиренным же дает благодать» (СЦСРЯ, т. 4, с. 187).

Изучение научной литературы и лексикографических источников позволяет утверждать, что в процессе развития русского языка в плане содержания анализируемого слова закрепляется и сохраняется понимание смирения как одной из самых главных христианских добродетелей, водворяющейся в человеке действием Божественной благодати, как «просветление человеческой воли, свободное подчинение ее Истине»

(Бердяев, 1995, 292).

В XIX веке понимание смирения как евангельской добродетели, чувства сокрушения, раскаяния находит отражение не только в академических словарях русского языка, но и в Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля. Ср.: «смирение – сознание слабостей своих и недостатков, чувство сокрушения, унижения; раскаяние; скромность, в разн.

степенях. Смирение паче гордости. Смирение пользует, кичение губит. Смирение и кротость побеждают строптивость. Смирение - Богу угождение, уму просвещение, душе спасение, дому благословение и людям утешение. Смирение поборает гордыню, аки Давид Голиафа. Смирение девичье (или молодцу) ожерелье. Конь (вол) налогом берет, человек смирением» (СД, т. 4, с. 240). В целом, материалы словарей русского языка досоветского периода подтверждают справедливость представленных в философской литературе дореволюционного периода утверждений о том, что «смирение есть проявление духовной мощи в победе над самостью»

(Бердяев, 1995, с. 353).

Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в плане содержания слова «смирение» в процессе развития русского языка и русской культуры исторически сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

-этико-нравственный («светский»): смирение – унижение себя, покорность;

-духовно-нравственный («религиозный»): смирение – одна из первых христианских добродетелей, заключающаяся в сердечном сознании слабостей и беспрекословном подчинении Божией воле.

17. Сострадание.

Известно, что слово «сострадание» заимствовано русским языком из старославянского языка и представляет словообразовательную кальку греческого слова «» (ЭСФ, т. 3, с. 728). В древнерусском языке слово «сострадание» использовалось для обозначения понятий сочувствие, благосклонность, соболезнование. Ср.: «сострадание – 1. Сочувствие, жалость, вызванные страданием другого существа; сострадание. Имея сострадание к согрешающим много. 2. Благосклонность. 3. Согласие» (СРЯ XI-XVII вв., вып. 26, с. 219-220). Православное христианство всегда рассматривало сострадание как одно из самых главных духовнонравственных переживаний человека, как внутреннее состояние, проявляющееся в делах милосердия (Дмитриева, 2005а).

Восприятие сострадания в качестве существенной составляющей духовно-нравственного мира человека объясняется традиционными для русской духовной культуры воззрениями православного христианства, оценивающего человека духовного, прежде всего, как человека сострадательного. Ср.: «Человек духовный – весь одно большое сострадание.

Изнемогает, сострадая другим, молится, утешает. И, хотя берет на себя чужие страдания, всегда полон радости, так как Христос отнимает от него его боль и утешает духовно» (Старец Паисий Святогорец, с. 215). Наличие в слове «сострадание» семантических компонентов, связанных с совместным несением людьми тягот друг друга, подвигов, перенесении страданий подтверждается материалами И. И. Срезневского и обнаруживается в семантической связанности слов «страдание» и «сострадание».

Ср:

«страдание – 1. Труд, подвиг; 2. Забота, предмет заботы 3. Мучение; 4.

Срам, позор. Сострадать – баба его с ним страдаше зело» (МСДРЯ, т. 3, с.

531). Ср. также: «сострадать – принимать участие в печали, в страдании ближнего» (ПЦСС, с. 642); См.: «сострадоватися – трудиться вместе с кемл.» (СРЯ XI-XVII вв., вып. 26, с. 219-220).

Присутствие в значении слова «сострадание» такого семантического компонента, как «активное участие в страдании ближнего», соотносящегося с религиозно-нравственной сущностью христианства и православия, находит отражение в словаре русского языка Академии Российской 1794 г., где сострадание определяется как активное участие человека в чьем-либо страдании. Ср.: «сострадание – участие в печали, в прискорбии, страдании чьем-либо» (САР, ч. 5, с. 845).

В XIX веке понимание сострадания как проявление деятельной любви к ближнему находит отражение как в академических словарях русского языка, так и в Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля.

Ср.:

«сострадание – участие в печали, в несчастии ближнего; соболезнование»

(СЦСРЯ, т. 4, с. 192); «состраданье – жалость к другому, жаль по комъ, соболезнованье; // сочувствие, симпатия. Сострадать – страдать вместе, переносить муки сообща; // сочувствовать горю, сокрушаться за кого, соболезновать» (СД, т. 4, с. 286).

В целом, материалы словарей русского языка досоветского периода подтверждают справедливость представленных в научной литературе утверждений о том, что «сострадание (сопереживание) – положительное духовно-нравственное качество личности, проявляющееся в способности переживать радость и горе другого человека» (ОДК, с. 737).

Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в плане содержания слова «сострадание» в процессе развития русского языка и русской культуры также исторически сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

-этико-нравственный («светский»): сострадание - сочувствие, жалость по отношению к другим людям;

(«религиозный»): сострадание духовнодуховно-нравственный нравственное переживание человека за других людей, проявляющееся в деятельной поддержке ближних; одна из важнейших составляющих духовного мира личности.

18. Стыд.

Известно, что слово «стыд» восходит к общеславянскому корню *stud, связанному с первоначальным обозначением холода. Так, например, профессор П. Я. Черных отмечает, что «старшее» значение слова «стыд»

было связано с ощущением холода, с тем, «что заставляет сжиматься, цепенеть, коченеть», отсюда и «холод» (в физическом смысле») и «стыд» (в нравственном смысле») (ИЭСЧ, т. 2, с. 214). Как показывает анализ лексикографических источников старославянского и церковнославянского языка, слова «стоудъ=стыдъ» использовались для обозначения таких понятий, как позор, стыд, бесчестье, бесстыдство, срам, срамное дело (ПЦСС, с. 680; СС X-XI вв., с. 632; ССЯ, т. 4, с. 192) и связаны данные лексические единицы были, прежде всего, с восприятием собственного недостатка, ощущением неприличия из-за нарушения норм духовнонравственного поведения, отступления от Бога. См., например: «Стыдных помышлений во мне источник - как тинистое и грязное болото, отлучающее ум мой от Бога, источает из себя во мне постыдные мысли! Заступниче мой, иссуши его во мне» (ПЦСС, с. 680). Осмысление стыда в плоскости духовно-нравственной жизни связано с развитием традиций православного христианства на Руси. Сказанное подтверждается образованием от слова «стыд» слова «стыдость», связанного с обозначением бесстыдства исключительно как греховной составляющей мира. См., например:

«Освятить мир, прогнать скверну и стыдость» (СС X-XI вв., с. 632).

Анализ научной и лексикографической литературы подтверждает, что в плане содержания слова «студъ», появившегося в древнерусском языке в XI веке и обозначавшем изначально понятия «стыд, поругание» (ИЭСЧ, т. 2, с.

214), а позднее – чувство смущения, неловкость, позор, бесчестье [Ср.:

«стыд – 1. Чувство смущения, неловкости, стыда. 2. Позор, бесчестье» (СРЯ XI-XVII вв., вып. 28, с. 222)], с течением времени стало все больше усиливаться глубоко христианское понимание стыда как чувства смущения от сознания предосудительного поступка перед Богом. Духовнонравственный семантический пласт в слове «стыд» связан, прежде всего, с пониманием стыда как части души, душевного мира человека, нравственной составляющей. Так, например, в словарях русского языка XVIII века христианское осмысление стыда, связанное с духовным миром человека, включается в толкование первого, основного лексико-семантического варианта анализируемого слова, на основе которого развиваются другие, производные лексико-семантические варианты, связанные с осмыслением стыда в качестве бесчестия, позора по отношению к окружающим. Ср., например: «студ, стыд – 1. Возмущение, произведенное в душе от признания совестью нашей какого порочного деяния или намерения. Студъ лица моего покры мя. 2. Позор, срам, посрамление, бесславие, бесчестие по открытии какого порочного дела» (САР, ч. 5, с. 922). В XIX веке наблюдается усиление христианского компонента в семантической структуре слова «стыд» (так, например, в значении слова «стыд» отчетливо прослеживаются семантические компоненты «греховное», «связанное с духовнонравственным миром человека, религиозными взглядами»), что связано с появлением соответствующих помет в академических словарях русского языка у слова «студъ» и производного от него слова «стыдение». См., например, определение понятия «стыд» в словаре церковно-славянского и русского языка, составленном вторым отделением императорской академии наук 1869 г.: «стыд - сознание собственного недостатка, чувствование неприличия, студ; студъ – Церк. Стыдъ, посрамление. Да облекутся в студ и срам клевещущие на меня» (СЦСРЯ, т. 4, с. 505, 507). См. также «стыдение – Церк. 1) Чувствование стыда, происходящее от сознания вины. См., например: «Тебе, Господи, правда, нам же стыдение лица…» (СЦСРЯ, т. 4, с.

507). При этом глубоко религиозное понимание стыда находит отражение не только в академических словарях русского языка, но и в Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля. Ср.: «стыд – чувство, которое возмущается при всяком нравственном нарушении непорочности, целомудрия и замыслов разврата, стыд, студ, чувство или внутреннее сознание предосудительного, уничиженье, самоосужденье, раскаянье и смиренье, внутренняя исповедь перед совестью//срам, позор, посрамленье, поругание, униженье в глазах людей; застыванье крови от унизительного скорбного чувства» (СД, т. 4, с. 603). Мысль о том, что стыд есть свойство человеческой души находит отражение и в пословицах русского народа:

«Отыми Бог стыд, так и будешь сыт. В ком есть Бог, в том есть и стыд.

Убей Бог стыд, все пойдет нипочем. Без стыда лица не износишь. В ком стыд, в том и совесть. Пора и стыд знать. Стыд та же смерть» (СД, т. 4, с. 603; АВ).

Проведенное исследование позволяет говорить о том, что в плане содержания слова «стыд» в процессе развития русского языка и русской культуры исторически сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

-этико-нравственный («светский»): стыд – самоосуждение, неловкость;

-духовно-нравственный («религиозный»): стыд - внутренняя исповедь перед совестью, смирение; чувство смущения в душе от нравственного нарушения непорочности и целомудрия.

19. Терпение.

Как свидетельствует анализ научной литературы, слово «терпение»

образовано от глагола «терпеть», заимствованного русским языком из старославянского языка, и использовалось для обозначения понятий стойкость, упорство, упование, старательность, внимательность. Ср.:

«терпение – ст.-слав. трьпети» (ЭСФ, т. 4, с. 49); «терпеть – сущ. терпение.

Др.-рус. (с XI в.) тьрпети, ст.-сл. трьпети (о.-с. *tьrpeti)» (ИЭСЧ, т. 2, с. 239);

«терпение – иногда: упование, надежда» (ПЦСС, с. 715); «терпение – стойкость, старательность, внимательность» (МСДРЯ, т. 3, с. 1087-1088);

«Терпети – переносить» (СРЯ X-XVIII вв., с. 351).

Известно, что семантическая структура слова «терпение» развивалась под влиянием традиций православной духовной культуры, рассматривающей терпение как одно из положительных духовно-нравственных качеств личности, связанных с мужественным перенесением страданий, проявлением смирения, настойчивости и упорства, верой в Бога. Правомерность приведенного утверждения доказывается данными словаря старославянского языка, в котором со всей очевидностью прослеживается связь глагола «тръпети» с основами православного мировоззрения.

Ср., например:

«тръпети – 1. Кого, чьто; переносить, терпеть. 2. Быть снисходительным, терпеливым, терпимым. 3. Быть упорным, стойким. 4. Быть гонимым чем-н., быть во власти чего-н. 5. Надеяться, уповать, быть верным. Тръпя потръпехъ Господе и створиши тръпящимъ тя милость. И утешаше всехъ приветомъ срьдьцоу трьпети на Господа» (ССЯ, т. 4, с. 501-502).

Присутствие в значении слова «терпение» семантических компонентов «добродетель», «великодушие», «связанное с православной культурой»

находит отражение в словаре русского языка Академии Российской 1794 г., где терпение определяется как добродетель, состоящая в великодушном преодолении несчастий. Ср.: «терпение – добродетель, состоящая в великодушном и безропотном несении несчастий, прискорбий, обид; также снисхождении к проступкам, погрешностям чьим в надежде на исправление»

(САР, ч. 6, с. 103). В XIX веке понимание терпения как великодушной добродетели, заключающейся в кротком и смиренном перенесении скорбей, находит отражение как в академических словарях русского языка, так и в Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля. Ср.: «терпение –

1. Великодушное и безропотное перенесение бедствий. 2. Снисхождение»

(СЦСРЯ, т. 3, с. 278); «терпение – состояние и свойство по глаг.; в терпении является сила и величие духа, терпение же есть признак кротости, смирения, снисхождения. Терпеть – выносить, переносить, нуждаться, страдать; /… держаться, стоять не изнемогая, не унывая; / ожидать, выжидать что лучшего, надеяться, быть кротким, смиряться» (СД, т. 4, с. 412). Изучение пословиц и поговорок, приводимых В. И. Далем, позволяет утверждать, что для русской традиционной духовной культуры терпение всегда осмыслялось как неотъемлемая составляющая в деле спасения человеческой души, являлось признаком кротости, смирения, стойкости духа. См., например: «За терпение дает Бог спасение. Терпение – спасение. Без терпения нет спасения. Терпение лучше спасения» (СД, т. 4, с. 412). В целом, материалы словарей русского языка досоветского периода подтверждают справедливость представленных в научной литературе утверждений о том, что «терпение основано на глубоком понимании происходящего, вере в помощь Господа, на верной оценке происходящего» (ОДК, с. 781).

Проведенное исследование позволяет говорить о том, что в плане содержания слова «терпение» в процессе развития русского языка и русской культуры исторически сформировалось также два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

-этико-нравственный («светский»): терпение – мужественное перенесение бедствий;

(«религиозный»): терпение христианская

-духовно-нравственный добродетель, состоящая в великодушном, безропотном перенесении несчастий.

20. Честность.

Слово «честность» восходит к старославянскому слову «чьсть», которое употреблялось для обозначения таких понятий, как «честь», «почет», «благословение», «прославление» (ИЭСЧ, т. 2, с. 336; ЭСФ, т. 4, с. 350). В старославянском языке, а также и в его более позднем изводе – церковнославянском языке, семантическая структура слова «честный»

включала в свой состав семантические компоненты «чистый», «истинный», «набожный», «богобоязненный», «святой», «священный», что во многом связано с принятием православного христианства на Руси, рассматривающего честность как неотъемлемое духовно-нравственное качество православного человека, живущего по Заповедям Божиим (ОДК, с.

852). Ср., например: «честный – 1. Почтенный, достопочтенный, достойный уважения; почитаемый, уважаемый; величественный, славный; знатный;

замечательный, превосходный, отличный; оказывающий уважение, учтивый, признательный; 2. Набожный, богобоязненный; 3. Святой, священный;

духовный, священнический; 4. Редкий, дорогой; редкий, драгоценный; 5.

Надлежащий, подобающий, достойный, соответствующий; 6.

Торжественный, праздничный» (ССЯ, т. 4, с. 905-907); «честный – почтенный, досточтимый, дорогой, драгоценный, редкий, достойный внимания, уважения, прекрасный, чистый, истинный; достойный всякого почтения» (ПЦСС, с. 818). Присутствие в значении слова «честность»

семантических компонентов «праводушие», «добродетель», «добросовестность», связанное с религиозно-нравственным миром православного христианства, находит отражение в словаре русского языка Академии Российской 1794 г., где честность определяется как одна из важнейших добродетелей. Ср.: «честность – праводушие, добросовестие;

одна из общественных добродетелей, которую честный человек при всяком случае оказывает» (САР, ч. 6, с. 727).

В XIX веке понимание честности как внутреннего нравственного достоинства человека, свойства добросовестной личности нашло отражение в академических словарях русского языка, а также и в Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля. Ср.: «честность – свойство честного. Честный – 1. Добросовестный, праводушный, сообразный с правилами чести. 2. Церк. Почтенный, достойный уважения, заслуживающий внимания. 3. Церк. Драгоценный. 4. Возвеличенный почестями и властию;

почетный» (СЦСРЯ, т. 4, с. 436); «честь – внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть» (СД, т. 4, с. 617).

В целом, материалы словарей русского языка досоветского периода подтверждают справедливость представленных в научной литературе утверждений о том, что «честность – это обобщенное название для таких черт характера, которые характеризуют человека открытого, справедливого, добросовестного, живущего по Заповедям Божиим» (ОДК, с. 852).

Проведенное исследование позволяет со всей уверенностью утверждать, что в плане содержания слова «честность» в процессе развития русского языка и русской культуры исторически сформировалось два семантических пласта, имеющих отношение к нравственности:

(«светский»): честность – добросовестность,

-этико-нравственный порядочность;

(«религиозный»): честность нравственное

-духовно-нравственный достоинство человека, добродетель, проявляющаяся в благородстве души;

жизнь соразмерно с заповедями Божиими.

Диахронический анализ, на наш взгляд, достаточно убедительно свидетельствует о том, что в русском языке досоветского периода семантика формирования значений рассмотренных выше словесных единиц, входящих в лексико-семантическое поле «Духовность», с необходимостью включала в себя как этико-нравственные, так и духовно-нравственные компоненты.

Названная особенность указанных словесных единиц четко отражалась в словарях русского языка XVIII-XIX вв.

При этом, как показывают приведенные материалы, духовнонравственная составляющая словесных единиц лексико-семантического поля «Духовность» могла быть представлена в словарях не только в виде отдельных лексико-семантических вариантов (милосердие – 1. Отностельно Богу; благость, каковую имеет он ко всем людям. 2. Человеколюбие, добродетель, предписывающая иметь сострадание к бедности, к несчастиям других, и вспомоществовать в оных» [САР, ч. 4, с. 133];

смирение – 1. Унижение себя; приведение в покорность. 2. Укрощение другого. 3. Кротость, униженность; добродетель христианская, производящая в нас внутреннее чувство в рассуждении нашей слабости.

Смирение есть одна из перых христианских добродетелей» [САР, ч. 4, с.

153]; терпение – добродетель, состоящая в великодушном и безропотном несении несчастий, прискорбий, обид; также снисхождении к проступкам, погрешностям чьим в надежде на исправление» [САР, ч. 6, с. 103];

честность – праводушие, добросовестие; одна из общественных добродетелей, которую честный человек при всяком случае оказывает»

[САР, ч. 6, с. 727] и т. п.), но и в виде скрытых, вероятностных, производных сем, связанных с восприятием тех или иных действий, качеств и т. п. в христианской картине мира. См., например: скромность - украшение души, благоразумная умеренность, кротость, смирение, осознаваемые как христианские добродетели; патриотизм – священное чувство любви к Родине, одна из христианских добродетелей, соотносимая с благочестием;

зависть – тяжкий грех, способный нанести ущерб человеческой душе и др.

В целом, представляется возможным говорить о том, что в процессе исторического развития русского языка у слов, входящих в лексикосемантическое поле «Духовность», происходило формирование особого «культурологического» значения, предполагающего обязательное сосуществование двух семантических пластов: этико-нравственного и духовно-нравственного, в которых находили отражение как этические нормы морали и нравственности, так и аспекты религиозного православного мировоззрения. В толковых словарях русского языка досоветского периода исторически сложившиеся «культурологические» значения русских православных лексических единиц отражались достаточно последовательно или в толковании словесных знаков через указание на специальные лексикосемантические варианты, оттенки значения, отдельные дифференциальные семы, или через иллюстрации, позволяющие обнаружить производные или вероятностные семы, связанные с духовно-нравственным осмыслением соответствующих понятий.

2.3. Православная лексика духовно-нравственного содержания в словарях советского и постсоветского времени Известно, что в советское время под влиянием причин социальнополитического и идеологического характера в российском обществе и мировоззрении многих представителей русского народа произошел отказ от религиозных представлений и традиционной православной духовной культуры, что отразилось и на восприятии словесных единиц духовнонравственного содержания. В названной лексике в советский период развития русского языка происходили процессы разрушения духовнонравственного семантического плана, что проявлялось в исчезновении из семантической структуры духовно-нравственных словесных знаков или целых лексико-семантических вариантов, или отдельных семантических компонентов. Справедливость высказанного утверждения можно подтвердить материалами сопоставительного анализа толкования значений православных лексических единиц духовно-нравственного содержания в словарях досоветского периода и в Словаре русского литературного языка в (БАС), представляющем собой наиболее серьезный 17-томах лексикографический источник советского времени, а также в Словаре русского языка в 4-х томах (МАС).

–  –  –

См. также: «любовь – 1. Чувство глубокой привязанности к кому-л., чему-л. // Чувство расположения, симпатии к кому-л. 2. Чувство горячей сердечной склонности, влечение к лицу другого пола // О человеке, внушающем такое чувство // Любовные отношения. 3. Внутреннее стремление, влечение, склонность, тяготение к чему-л. // Пристрастие к чему-л., предпочтение к чему-л.» (МАС, т. 2, с. 209).

Совесть Совесть – «1. Разумение, Совесть – «чувство и сознание понимание, осознавание чего-л. моральной ответственности за Возлюбивши Господа Бога своего от свое поведение и поступки перед всей души своей и всей совести самим собой, перед окружающими своей. 2. Знание, ведение чего-л., людьми, обществом; нравственные внутреннее согласие, одобрение принципы, взгляды, убеждения»

чего-л. 3. Указание, воля. 4. (БАС, т. 14, с. 72) Нравственное сознание, чутье;

способность сознания к внутренней беззвучной беседе с самим собой, в которой происходит оценка качеств любого поступка или помысла, одобрение или осуждение его; чувство нравственной ответственности за свое

–  –  –

Ср. также: «совесть – чувство и сознание моральной ответственности за свое поведение и поступки перед самим собой, перед окружающими людьми, обществом; нравственные принципы, взгляды, убеждения» (МАС, т. 4, с.

175).

Мудрость Мудрость – «свойство мудрого; Мудрость – «1. Свойство и премудрость, соединение истины и качество мудрого; обширность, блага, высшая правда, слияние любви глубина познаний. 2. О чем-либо и истины, высшего состояния мудреном, замысловатом»

умственного и нравственного (БАС, т. 6, с. 1338) совершенства»

(СД, т. 2, с. 363) См. также: «Мудрость – 1. Свойство по знач. прил. мудрый (одаренный большим умом и обладающий знанием жизни, опытом). 2. Глубокое знание, понимание чего-л. …» (МАС, т. 2, с. 308).

Верность Верность – «1. Неизменность, Верность – «1. Постоянство в последовательность. 2. убеждениях, взглядах, отношениях и Надежность. Верный – 1. т. п.; преданность. 2.

Истинный, соответствующий Правильность, полное сходство или «действительности», правильный.// соответствие чему-л. 3.

Приверженный к истине, честный. Надежность, честное выполнение.

2. Поклоняющийся определенным Верный – 1. Проявляющий истинам, догматам, относящийся к постоянство в своих отношениях, вере в Бога. 3. В знач. верующий» взглядах, чувствах, привычках и т.

(СРЯ XI-XVII вв., вып. 2, с. 91); п.; неизменный, преданный. 2.

«верность – 1. Справедливость. 2. Заслуживающий полного доверия;

Надежность, надеяние, доверие, вполне надежный. 3. Не доверенность. 3. Твердость, вызывающий сомнений, безусловный.

постоянство, непоколебимость, 4. Согласный с действительностью, исполнение обещанного. 4. соответствующий ей»

Точность, исправность. Верный – 1. (БАС, т. 2, с. 180);

Надежный, неложный, истинный….

Относительно к вере:

2.

исповедующий Христианскую веру;

последующий Христианскому благочестию» (САР, ч. 1, с. 1009);

«верность – 1. Церк. Доверенность.

Открывающий тайное губит верность. 2. Твердость, непоколебимость в исполнении своих обязанностей. 3. Точность, исправность. Верный – 1. Тот, на кого можно положиться. 2. Церк.

Исповедующий истинную христианскую веру. 3. Безусловно верующий, нисколько не сомневающийся. Принеси руку твою, и вложи в ребра мои: и не будь неверен, но верен» (СЦСРЯ, т. 1, с.

247).

См. также: «верность – 1. Свойство по прил. верный (в 1, 2, 3 и 4 знач.).

Верный – 1. Заслуж. полного доверия, преданный. 2. Не вызывающий сомнения в своей надежности, надежный. 3. Соотв. истине, действительности, правильный, точный. 4. Меткий, точный, безошибочный»

(МАС, т. 1, с. 151).

Добродетель Добродетель – «1. Доброе дело, Добродетель – «положительное добродеяние. ||Прост. Благодеяние, нравственное качество кого-либо милость. 2. Стремление к (противополагается пороку).

деятельному добру и нравственная Нравственный образ жизни, чистота; противоп. порок. поведение человека, основанное на || Строго нравственная жизнь, стремлении его к добру. В благопристойное поведение. | О просторечии. Оказываемое кем-либо женском целомудрии и благодеяние» (БАС, т. 3, с. 843).

нравственности. 3. Положительное душевное качество; высокое нравственное достоинство, совершенство. 4. Хорошее качество, положительное свойство, достоинство чего-л.» (СРЯ XVIII в., вып. 6, с. 153-154); «1. Деятельное стремление к добру и к избежанию зла; делание добра. Нравственная, христианская добродетель. 2.

Простон. Благодеяние, благотворение» (СЦСРЯ, т. 1, с.

329); «добродетель - доблесть, всякое похвальное качество души, деятельное стремление к добру, к избежанию зла; отвлеченно: добро;

доблесть противоп. зло, лихо, худо, порок.» (СД, т. 1, с. 456).

См. также: «добродетель- положительное нравственное качество человека. // Высокая нравственность, моральная чистота» (МАС, т. 1, с. 409).

Милосердие Милосердие – «1. Относительно Милосердие – «готовность помочь Богу; благость, каковую имеет он кому-либо из чувства сострадания;

ко всем людям. Милосердие Божие к оказание помощи кому-либо из этих роду человеческому. 2. же чувств» (БАС, т. 6, с. 991-992).

Человеколюбие, добродетель, предписывающая иметь сострадание к бедности, к несчастиям других, и вспомоществовать в оных. Плод милосердия» (САР, ч. 4, с. 133) См. также: «милосердие – готовность оказать помощь, проявить снисхождение из сострадания, человеколюбия, а также сама помощь, снисхождение, вызванные такими чувствами» (МАС, т. 2, с. 269).

Смирение Смирение – «1. Унижение себя; Смирение – «1. Действие по знач.

приведение в покорность. 2. глаг. Смирять, смирить; состояние Укрощение другого. 3. Кротость, по знач. глаг. Смиряться, униженность; добродетель смириться. 2. Отсутствие христианская, производящая в нас гордости, высокомерия; сознание внутреннее чувство в рассуждении своего ничтожества, своей нашей слабости. Смирение есть слабости. 3. Кротость, одна из первых христианских покорность»

добродетелей. Бог смиряет гордых. (БАС, т. 13, с. 390-391).

И пред ним смиряем сердца наши»

(САР, ч. 4, с. 153).

См. также: «смирение – 1. Действие по знач. глаг. смирить – смирять и состояние по глаг. смириться – смиряться (в 1 знач.). 2. Книжн. устар.

Отсутствие гордости, высокомерия, сознание своего ничтожества, своей слабости (одна из основных добродетелей по христианскому учению). 3.

Кротость, покорность» (МАС, т. 4, с. 155).

Терпение Терпение – «добродетель, Терпение – «1. Способность ' состоящая в великодушном и стойко и безропотно переносить безропотном несении несчастий, жизненные невзгоды, лишения и т.

прискорбий, обид; также п. || Способность стойко и снисхождении к проступкам, мужественно переносить погрешностям чьим в надежде на физические боли, страдания;

исправление» (САР, ч. 6, с. 103); терпеливость. || Умение долго и «состояние и свойство по глаг.; В спокойно выдерживать что-либо терпении является сила и величие скучное, неприятное,

–  –  –

См. также: «терпение – 1. Способность терпеть (в 1 знач.), спокойно и безропотно переносить, сносить что-л. 2. Способность долго, настойчиво, упорно делать что-л.» (МАС, т. 4, с. 358).

Честность Честность «праводушие, Честность – «1. Свойство честного добросовестие; одна из (в 1-м и 3-м знач.; 1. Отличающийся общественных добродетелей, высокими моральными свойствами, которую честный человек при достоинствами.3. Не способный всяком случае оказывает» (САР, ч. украсть, расхитить, не склонный к 6, с. 727); «свойство честного. воровству). 2. Честное поведение, Честный – Добросовестный, честное отношение к кому, чемуправодушный, сообразный с нибудь. 3. Устар. Честь, правилами чести. 2. Церк. целомудрие, непорочность» (БАС, т.

Почтенный, достойный уважения, 17, с. 977-978).

заслуживающий внимания. 3. Церк.

Драгоценный. 4. Возвеличенный почестями и властию; почетный»

(СЦСРЯ, т. 4, с. 436); «честь – внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть» (СД, т. 4, с. 617).

Ср. также: «честность – 1. Свойство по прил. честный (в 1 знач.). 2. Честное отношение к кому-л., чему-л., честное поведение. Честный – правдивый, прямой и добросовестный» (МАС, т. 4, с. 672).

Материалы сопоставительного анализа толкования значений других православных лексических единиц духовно-нравственного содержания в словарях русского языка досоветского периода и в словарях советского периода см. в приложении 2.

Как видно из сопоставительных материалов, духовно-нравственный семантический пласт в толковании русской лексики анализируемого лексикосемантического поля в словарях советского времени фактически утратился.

Семантическая структура православных духовно-нравственных лексических единиц русского языка оказалась представленной исключительно этиконравственными семами и семемами.

Анализ лексикографических источников русского языка постсоветского периода свидетельствует о том, что толкование в них православных словесных единиц лексико-семантического поля «Духовность» в целом продолжает традиции словарей русского языка советского времени.

См., например, данные современных толковых словарей:

1. «Любовь – 1. Чувство глубокой привязанности к кому, чему-л. 2. Чувство горячей склонности, влечение к лицу другого пола… // Разг. О половых отношениях. 3. Внутреннее стремление, влечение, склонность, тяготение к чему-л…» (БТС, с. 509); «любовь –1. Глубокое эмоциональное влечение, сильное сердечное чувство. 2. Чувство глубокого расположения, самоотверженной и искренней привязанности. 3. Постоянная сильная склонность, увлеченность чем-нибудь. 4. Предмет любви. 5. Пристрастие, вкус к чему-нибудь. 6. Интимные отношения» (СОШ, с. 336); «любовь – заняться / заниматься любовью (совершить / совершать половой акт)» (ТСРЯ, с. 370, 552).

2. «Совесть – чувство моральной ответственности за свое поведение;

нравственные принципы, взгляды, убеждения» (БТС, с. 1226); «совесть – чувство нравственной ответственности за свое поведение перед окружающими людьми, обществом» (СОШ, с. 742).

3. «Мудрость – 1. к Мудрый (одаренный большим умом и обладающий знанием жизни, опытом). 2. Глубокое знание, понимание чего-л. …» (БТС, с.

562); «мудрость – 1. См. мудрый (обладающий большим умом). 2. Глубокий ум, опирающийся на жизненный опыт» (СОШ, с. 369).

4. «Алчность – крайняя жадность, корыстолюбие. Алчный – 1. Устар.

Жадный к еде. 2. Крайне жадный к наживе, богатству; корыстный. 3. Высок.

Страстно желающий чего-л., стремящийся к чему-л.» (БТС, с. 36); «алчныйЖадный, корыстолюбивый. 2. Страстно желающий чего-н., выражающий такое желание // сущ. алчность (к 1 знач.)» (СОШ, с. 22).

5. «Великодушие – наличие высоких душевных качеств; щедрость души, благородство, снисходительность» (БТС, с. 117); «великодушныйобладающий высокими душевными качествами, готовый бескорыстно жертвовать своими интересами для других// сущ. великодушие» (СОШ, с.

72).

6. «Верность см. Верный. Верный – 1. Соответствующий истине, действительности, обстановке; правильный, точный. 2. Не вызывающий сомнения в своей надежности; несомненный, очевидный. 3. Такой, который не предаст…, преданный, надежный… 4. Неизбежный, неминуемый» (БТС, с. 119); «верность – 1. См. верный. 2. Стойкость и неизменность в чувствах, отношениях, в исполнении своих обязанностей, долга. Верный – 1.

Соответствующий истине, правильный, точный… 2. Несомненный, неизбежный… 3. Надежный, прочный, стойкий, преданный…» (СОШ, с. 74).

7. «Гордость – 1. Чувство собственного достоинства, самоуважения. 2.

Чувство удовлетворения от осознания достигнутых успехов, чувство превосходства в чем-л. 3. Преувеличенно высокое мнение о себе и пренебрежение к другим; заносчивость, высокомерие. 4. О том, кем (чем) гордятся» (БТС, с 219). «Гордость - Чувство собственного достоинства, самоуважения. 2. Чувство удовлетворения от чего-н. 3. Кого или чья. О том, кем (чем) гордятся. 4. Высокомерие, чрезмерно высокое мнение о себе, спесь (разг.) (СОШ, с. 138).

8. «Грех - 1. У верующих: нарушение действием, словом или мыслью воли Бога, религиозных предписаний, правил. 2. Предосудительный поступок, недостаток. Греховный – наполненный грехами, полный грехов греховность» (БТС, с. 227). «Грех – 1. У верующих: нарушение религиозных предписаний, правил. 2. То, что лежит на совести, отягощает ее как чувство вины. 3. Предосудительный поступок. 4. в знач. сказ., с неопр. (разг.)» (СОШ, с. 144). «Грешный – совершающий грех, грехи, склонный к грехам, греховности (книжн.), а также (разг.) – имеющий какие-н. недостатки, слабости, пороки» (БТСПРР, с. 149).

9. «Добродетель – положительное нравственное качество человека; высокая нравственность, моральная чистота» (БТС, с. 264). «Добродетель (книжн.).

Положительное нравственное качество, высокая нравственность» (СОШ, с.

169).

10. «Духовность – духовная, интеллектуальная природа, внутренняя, нравственная сущность человека (противополагаемая его физической, телесной сущности)» (БТС, с. 289). «Духовность – свойство души, состоящее в преобладании духовных, нравственных и интеллектуальных интересов над материальными» (СОШ, с. 183).

11. «Зависть - чувство досады, раздражения, вызванное удачей, успехом, благополучием другого, сопровождаемое желанием обладать тем, что есть у другого» (БТС, с. 314). «Зависть – чувство досады, вызванное благополучием, успехом другого» (СОШ, с. 200);

12. «Малодушие – отсутствие стойкости, мужества, твердости духа» (БТС, с.

516). «Малодушие – отсутствие твердости духа, решительности, мужества»

(СОШ, с. 340).

13. «Милосердие – готовность оказать помощь, проявить снисхождение из сострадания, человеколюбия; сама помощь, снисхождение, вызванные такими чувствами» (БТС, с. 542). «Милосердие – готовность помочь комунибудь или простить кого-нибудь из сострадания, человеколюбия» (СОШ, с.

356).

14. «Патриотизм – любовь к родине, преданность своему отечеству, своему народу» (БТС, с. 787). «Патриотизм – преданность и любовь к своему отечеству, к своему народу» (СОШ, с. 496).

15. «Скромность – 1. К Скромный… 2. Скромное поведение, скромный образ жизни… Скромный – 1. Лишенный тщеславия, высокомерия, не выставляющий напоказ своих достоинств, заслуг. 2. Непритязательный, не предъявляющий больших требований, довольствующийся малым. 3.

Сдержанный в обращении, поведении; строгий в нравственном отношении // Свидетельствующий о сдержанности, благовоспитанности. 4. Не бросающийся в глаза. Не привлекающий особенного внимания; простой, обычный, незатейливый. Небогатый. 5. Небольшой, незначительный. 6.

Умеренный, ограниченный» (БТС, с. 1202). «Скромный – 1. Сдержанный в обнаружении своих достоинств, заслуг, не хвастливый. 2. Сдержанный, умеренный, простой и пристойный. 3. перен. Небольшой, ограниченный, едва достаточный» (СОШ, с. 727).

16. «Смирение – 1. К Смирить – смирять и смириться – смиряться. 2.

Кротость, покорность» (БТС, с. 1218). «Смирение - 1. См. смириться. 2.

Отсутствие гордости, готовность подчиниться чужой воле» (СОШ, с. 736).

17. «Сострадание – сочувствие, жалость, вызываемые чьим-л. страданием, несчастьем» (БТС, с. 1241). «Сострадание – жалость, сочувствие, вызываемые чьим-н. несчастьем, горем» (СОШ, с. 752).

18. «Стыд - 1. Чувство сильного смущения, неловкости от сознания предосудительности, неблаговидности своего поступка, поведения. 2.

Чувство моральной ответственности за свое поведение, поступки. 3. Разг.

Позор, бесчестье. 4. Стыдливость» (БТС, с. 1284). «Стыд - 1. Чувство сильного смущения от сознания предосудительности поступка, вины. 2.

Позор, бесчестье» (СОШ, с. 778).

19. «Терпение - 1. Способность терпеть (1 зн.), стойко и безропотно переносить, сносить что-л. 2. Способность долго, настойчиво, упорно делать что-л.» (БТС, с. 1319). «Терпение - 1. Способность терпеть (безропотно и стойко переносить что-н.). 2. Настойчивость, упорство и выдержка в каком-н.

деле, работе» (СОШ, с. 797).

20. «Честный – 1. Отличающийся неспособностью врать, открытостью, прямотой (о человеке); свойственный такому человеку; искренний, правдивый. 2. Не способный украсть или смошенничать. 3. Добросовестный, усердный; такой, на которого можно положиться. 4. Не запятнанный чем-л.

предосудительным, не опороченный чем-л.» (БТС, с. 1477). «Честный – 1.

Проникнутый искренностью и прямотой, добросовестный. 2.

Заслуживающий уважения, безупречный» (СОШ, с. 885).

Как видно из приведенных материалов, в толковых словарях современного русского языка план содержания православных духовнонравственных лексических единиц представлен семантическими составляющими, отражающими в основном этико-нравственный пласт значения слова. Духовно-нравственный пласт у анализируемых языковых знаков в толковых словарях современного русского языка или никак не фиксируется, или оказывается слабо выраженным. Можно отметить лишь отдельные лексические единицы, в толковании которых присутствуют духовно-нравственные семантические компоненты.

См., например:

«Духовность – духовная, …, внутренняя, нравственная сущность человека…» (БТС, с. 289); «Грех - 1. У верующих: нарушение действием,

–  –  –

Материалы, представленные в таблице, демонстрируют процессы разрушения традиционной семантической двуплановости православных лексических единиц духовно-нравственного содержания и деформации их исторически сложившихся «культурологических» значений в советский и постсоветский периоды истории русского языка. Однако представляется правомерным предположить, что духовно-нравственный семантический пласт исследуемых лексических единиц, исчезнув из лексикографических источников советского и новейшего времени, не мог полностью исчезнуть из языкового сознания носителей русского языка и из русской языковой картины мира. Сохранение духовно-нравственного семантического пласта в семантике слов лексико-семантического поля «Духовность» подтверждается данными современных энциклопедических изданий культурологической направленности, ориентированных на отражение не только церковной православной культуры (см., например: Словарь православной церковной культуры Г. Н. Скляревской [СПЦК]), но и культуры светской, в том числе такими, как энциклопедический словарь педагога «Основы духовной культуры» В. С. Безруковой (ОДК) и Большая Энциклопедия Русского Народа «Святая Русь. Русское православие» под редакцией О. А. Платонова (БЭРН).

Ср., например: «любовь – одна из главных христианских добродетелей»

(СПЦК, с. 209); «любовь - самая высокая христианская добродетель, творящее начало человеческой жизни. Согласно православию, любовь – это Бог, входящий без всякого посредства в человека. В русской культуре – это великая животворящая сила, имеющая космогонический смысл» (ОДК, с.

421-422); «любовь в понятиях Святой Руси - главная добродетель православного человека, ибо христианство — религия любви. Бог есть любовь» (БЭРН, т. 2, с. 198). Приведенные материалы подчеркивают наличие в словесной единице «любовь» семантического компонента: высокая христианская добродетель.

См. также: «совесть - высшая форма духовного в человеке, его естественное моральное сознание, душевная способность различать добро и зло, осуществлять самоконтроль своей жизни и деятельности» (ОДК, с. 873);

«совесть - внутренний духовно-нравственный закон русского православного человека» (БЭРН, т. 3, с. 210); «мудрость - глубина ума, основанного на понимании главных, важных, исходных и конечных смыслов и ценностей жизни, умении различать добро и зло, истинное от ложного. Мудрость, помимо этого, подпитывается неведомым «высоким источником», открывающимся далеко не каждому. Мудрость – это духовно-нравственный фактор, изначально прочное, надежное видение человеческой жизни» (ОДК, с. 471); «мудрость - одна из семи человеческих добродетелей в православном смысле, соединение истины и блага, высшая правда, слияние любви и истины, высшее состояние умственного и нравственного совершенства, знание добра и зла» (БЭРН, т. 2, с. 308); алчность – «качество характера, выражающееся как непомерная жадность, корыстолюбие, ненасытность, прожорливость, зависть. Алчный человек томится от своих желаний…, всегда не удовлетворяется достигнутым. Алчность, в свою очередь, способствует отчуждению человека от общения, решения других задач жизнедеятельности» (ОДК, с. 36); верность- положительное нравственное качество личности, характеризующее неизменяемое устойчивое отношение человека к кому-либо или чему-либо. В конце XX столетия особое значение приобретает верность православной вере, как исторической судьбе русской нации и ее культуре» (ОДК, с. 129);

добродетель – «высшее духовное качество личности, например, отзывчивость, верность, порядочность, скромность, великодушие и др.»

(ОДК, 242); духовность – «высочайшее свойство человеческой личности, возникающее в процессе развития души и тела на основе духа, несущего Божественную мораль и дающего силу и волю этому развитию» (ОДК, с.

263); духовность – «высшая деятельность души, устремленность к стяжанию Духа Святого, безгрешности, моральному совершенству, преображению души» (БЭРН, т. 1, с. 556); духовность – «духовное начало в человеке или обществе; свойства и проявления духовной жизни» (СПЦК, с. 136); зависть – «в сознании православного человека рассматривается как тяжелый грех»

(БЭРН, т. 1, с. 645); зависть – «это плод бездуховности» (ОДК, с. 294);

малодушие – «в аспекте духовной жизни под малодушием понимается отсутствие решимости, должного настроя христианина следовать заповедям Божиим» (иерей Алексий Зайцев, АВ); милосердие – «одна из высоких христианских добродетелей: питание алчущих, напоение жаждущих, одевание нагих, посещение находящихся в темнице, уврачевание больных, успокоение метущихся, погребение умерших» (ОДК, с. 452);

милосердие – «сострадательная помощь ближнему как христианская добродетель» (СПЦК, с. 215); патриотизм – «положительное духовнонравственное качество личности, выражающееся как любовь к Родине, своему народу, местам своего рождения и проживания… Настоящий патриотизм, как чувство, как отношение, как качество личности и народа является законночеловеческим и вполне христианским человеческим свойством» (ОДК, с. 563-564); скромность – «это форма осознания личностью своих обязанностей перед Богом и обществом» (ОДК, с. 720);

смирение – «доверие и покорность Богу, умаление себя или признание своего ничтожества, когда оно относится к предметам высшего достоинства»

(БЭРН, т. 3, с. 193); смирение – «главная христианская добродетель;

противоп. гордость» (СПЦК, с. 363); сострадание– «положительное духовно-нравственное качество личности, проявляющееся в способности переживать радость и горе другого человека» (ОДК, с. 737); стыд– «это подсознательный защитный механизм от страстей и пороков, основанный на совести и естественной нравственности (ОДК, с. 762); стыд – «в понятиях Святой Руси способность человека взвешивать свои поступки и помыслы в соответствии с совестью. Господь поставил стыд одним из стражей Своего закона в душе, чтобы он предотвращал повторение греха и призывал покаянно устремляться к потерянной благодати Божией» (БЭРН, т. 3, с. 312);

терпение – «положительное духовно-нравственное и волевое качество личности, состоящее в мужественном перенесении невзгод и страданий, неизбежных в жизни человека. Терпение основано на глубоком понимании происходящего, вере в помощь Господа, на верной оценке происходящего»

(ОДК, с. 781); честность – «качество, особенно ценимое коренными русскими людьми, это обобщенное название для таких черт характера, которые характеризуют человека открытого, справедливого, добросовестного, живущего по Заповедям Божиим» (ОДК, с. 852).

Приведенные материалы, на наш взгляд, служат достаточно убедительным доказательством того, что семантическая двуплановость, а следовательно, и исторически сложившееся «культурологическое» значение русской православной лексики духовно-нравственного содержания, попрежнему сохраняются в русской языковой картине мира. Отмеченное обстоятельство подтверждается и результатами специального исследования языкового сознания современной молодежи (см. третью главу настоящей работы).

Анализ научной литературы и собственные исследования позволяют сделать общий вывод о том, что православная духовно-нравственная лексика представляет довольно объемный пласт лексических единиц русского литературного языка. Сказанное со всей очевидностью «свидетельствует о развитой системе духовных и этических ценностей в отечественной культуре» (Гостева, 2009б, с. 55). Духовно-нравственная лексика отражает «фундамент национального менталитета» русского народа, ее изучение несомненно помогает восстанавливать «те культурные «пробелы», которые возникли вследствие атеистической изоляции советского времени» (Гостева, 2009б, с. 96).

Выводы При выполнении настоящего исследования было проанализировано 400 православных словесных единиц духовно-нравственного содержания, относящихся к центральной (в том числе ядерной) части лексикосемантического поля «Духовность» в русском языке и ближайшей периферии указанного поля. Как показал анализ, данная лексика разнообразна в частеречном, генетическом, стилистическом, тематическом отношениях, а также с точки зрения организации семантической структуры слова.

С точки зрения частеречной отнесенности лексика духовнонравственного содержания представлена в русском языке существительными, прилагательными, глаголами и их формами (причастия, деепричастия), а также наречиями. Самую многочисленную группу духовнонравственных лексических единиц составляют имена существительные.

В генетическом плане современный состав исследуемых лексических единиц духовно-нравственного содержания представлен как исконно русской лексикой, так и лексикой заимствованной. Среди заимствованных духовнонравственных лексем самую значительную часть составляют старославянизмы, что объясняется существенной ролью старославянского языка в процессе распространения традиций православного христианства на территории Руси.

Среди православной лексики духовно-нравственного содержания, представленной в современном русском языке, отмечаются словесные знаки, различные по функционально-стилистической, экспрессивно-стилистической и темпорально-стилистическим характеристикам. Наиболее многочисленной является группа стилистически нейтральных духовно-нравственных лексических единиц.

С точки зрения тематической отнесенности в исследуемом лексикосемантическом разряде разграничивается, прежде всего, 1) духовнонравственная лексика, обозначающая нравственные качества, чувства, действия и состояния человека и 2) лексика духовно-нравственного содержания, номинирующая основные понятия православного вероисповедания.

С точки зрения семантической структуры слова в исследуемом лексикосемантическом поле отмечаются как моносемичные, так и полисемичные языковые знаки.

Представление в различных современных толковых словарях русского языка семантических структур духовно-нравственных лексических единиц может достаточно существенно различаться прежде всего по количеству лексико-семантических вариантов духовно-нравственного содержания, входящих в семантическую структуру слова, а также по их статусу в плане содержания словесного знака.

Исследование вопросов становления семантики лексических единиц лексико-семантического поля «Духовность» в русском языке и изучение особенностей отражения названных словесных знаков в исторических словарях и специальной литературе позволяют утверждать, что в процессе динамического развития русского языка и русской духовной культуры в досоветский период у православных лексических единиц лексикосемантического поля «Духовность» сформировалось особое «культурологическое» значение, предполагающее сочетание двух семантических пластов, соотносящихся с понятием «нравственность»:

духовно-нравственного («религиозного») и этико-нравственного («светского»).

Анализ исторического развития православных единиц лексикосемантического поля «Духовность» показал, что духовно-нравственная составляющая могла быть представлена в их семантике не только в виде отдельных лексико-семантических вариантов, но и отдельных сем, в том числе скрытых и производных, связанных с восприятием тех или иных действий, качеств и т. п. в христианской картине мира.

Обнаруженные этико-нравственный и духовно-нравственный семантические пласты в плане содержания исследуемых словесных единиц свидетельствуют об отражении лексемами духовно-нравственного содержания как этических норм морали и нравственности светского мира, так и аспектов православного мировоззрения.

В советский период развития русского языка в исследуемой лексике происходили процессы утраты духовно-нравственного семантического плана, что проявлялось в исчезновении из семантической структуры духовно-нравственных словесных знаков или целых лексико-семантических вариантов, или отдельных семантических компонентов. В толковых словарях советского периода семантическая структура духовно-нравственных лексических единиц оказалась представленной исключительно этиконравственными семами и семемами. Анализ лексикографических источников постсоветского периода свидетельствует о том, что толкование в них лексики лексико-семантического поля «Духовность» в целом продолжает традиции словарей советского времени: план содержания духовно-нравственных лексических единиц в названных лексикографических произведениях представлен семантическими составляющими, отражающими в основном этико-нравственный пласт значения слова. Духовно-нравственный пласт у соответствующих лексических единиц в толковых словарях современного русского языка или никак не фиксируется, или оказывается слабо выраженным. Можно отметить лишь отдельные лексические единицы, в толкованиях которых в словарях современного русского языка отражаются духовно-нравственные семантические составляющие.

Материалы, представленные в словарях советского и постсоветского периодов, отражают процессы разрушения традиционной семантической двуплановости русских православных лексических единиц духовнонравственного содержания и фиксируют утрату ими духовно-нравственного семантического пласта. Однако проведенные исследования позволяют утверждать, что духовно-нравственные семантические составляющие исследуемых лексических единиц, исчезнув из лексикографических источников, не исчезли из русской языковой картины мира. Сохранение духовно-нравственного семантического пласта в семантике русских православных слов лексико-семантического поля «Духовность»

подтверждается данными современных энциклопедических изданий культурологической направленности, ориентированных на отражение не только православной, церковной культуры, но и культуры светской.

Подобные материалы, на наш взгляд, служат достаточно убедительным доказательством того, что семантическая двуплановость, а следовательно, и исторически сложившееся «культурологическое» значение русской православной лексики духовно-нравственного содержания по-прежнему сохраняется в русской языковой картине мира.

Отмеченное обстоятельство подтверждается и результатами специального исследования языкового сознания современной молодежи, представленными в третьей главе настоящей работы.

ГЛАВА 3.

ПРАВОСЛАВНАЯ ЛЕКСИКА ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО

СОДЕРЖАНИЯ В ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ СОВРЕМЕННОЙ

МОЛОДЕЖИ И ПРОБЛЕМЫ СОЗДАНИЯ СПЕЦИАЛЬНОГО

ШКОЛЬНОГО СЛОВАРЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЛЕКСИКИ

ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО СОДЕРЖАНИЯ «РУССКАЯ

ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА»

3.1. Уровни знания и понимания исследуемой лексики современными молодыми носителями русского языка Для определения особенностей представления семантики словесных единиц лексико-семантического поля «Духовность» в языковом сознании современных молодых носителей русского языка нами был проведен специальный психолингвистический эксперимент. К участию в эксперименте было привлечено 200 человек в возрасте от 17 до 24 лет, обучающихся в разных высших, а также средних специальных учебных заведениях города Воронежа (Воронежском государственном педагогическом университете, Воронежском государственном университете, Воронежском государственном промышленно-гуманитарном колледже и др.) и различающихся не только по гендерным, психофизиологическим характеристикам и вероисповеданию, но и по месту рождения и проживания до поступления в высшее или среднее специальное учебное заведение.

Для эксперимента было отобрано 20 православных лексических единиц духовно-нравственного содержания, обозначающих понятия, которые относятся к числу важнейших для русской традиционной православной духовной культуры: любовь, совесть, мудрость, алчность, великодушие, верность, гордость, греховность, добродетель, духовность, зависть, малодушие, милосердие, патриотизм, скромность, смирение, сострадание, стыд, терпение, честность. В тематическом отношении в группу отобранных для экспериментального исследования словесных единиц вошла духовно-нравственная лексика, обозначающая нравственные качества, чувства, действия и состояния человека (патриотизм, честность, стыд, терпение, мудрость, скромность), а также лексика духовно-нравственного содержания, номинирующая основные понятия православного вероисповедания (любовь, милосердие, добродетель, смирение, сострадание).

Критериями отбора языкового материала были избраны следующие:

- принадлежность лексических единиц к тематической сфере «Православие»

и к ядру лексико-семантического поля «Духовность», а также их соотнесенность с понятиями, принципиально важными для носителей русского языка и русской духовной культуры;

наличие в плане содержания словесных знаков семантической двуплановости, предполагающей соединение этико-нравственного («светского») и духовно-нравственного («религиозного») семантических пластов;

- отнесенность лексических единиц духовно-нравственного содержания к числу достаточно частотных для современного дискурса.

Последняя из названных характеристик определялась на основании данных Частотного словаря современного русского языка О. Н. Ляшевской и С. А. Шарова (любовь – 323,9; совесть – 58,6 и др.), сведений о частотности лексем духовно-нравственной тематики, представленных в современной научной литературе и выполненных в том числе на материале основного и церковно-богословского подкорпусов Национального корпуса русского языка (см., например: Касьянова, 2003; Дмитриева, 2005а; 2005б; Балашова, 2014), а также на основании собственных исследований автора, основанных на анализе данных современных поисковых систем интернета (например, на 20.01.2016 поисковой системой Google найдено 94 000 000 документов с лексической единицей «любовь»; 14 200 000 документов с лексической единицей «совесть»; 14 800 000 документов с лексической единицей «мудрость» и т. п.).

В соответствии с целями экспериментального исследования респондентам была предложена анкета, в которой нужно было указать пол, возраст, вероисповедание, а также дать толкования перечисленным в анкете словам (объяснить их значения). Время выполнения заданий не ограничивалось. В результате эксперимента было получено 4000 субъективных дефиниций.

Полученные в результате анкетирования субъективные дефиниции оказались весьма различными как по форме, так и по содержанию.

С точки зрения формы объяснения значений предложенных православных единиц лексико-семантического поля «Духовность» все полученные дефиниции можно разделить на несколько групп:

Дефиниции, являющиеся достаточно развернутыми толкованиями 1.

соответствующих слов и понятий и включающие в себя указание на архисему и дифференциальные семы, входящие, с точки зрения испытуемого, в семантику толкуемого словесного знака. Например:

греховность – «деятельность, направленная против норм поведения как гражданского, так и духовного»; «неподчинение воле Бога, которое осуждается в церковной жизни»;

духовность – «преобладание духовных качеств над материальными, интеллигентная природа человека»;

зависть – «чувство, при котором радости человека терзают твою душу»;

любовь – «высокое чувство, которое характеризуется христианским самопожертвованием, привязанностью, заботой и нежностью»;

малодушие – «качество человека, у которого душа уходит на последний план, он ее не ценит»; «душевная доброта, когда человек готов сделать только малую часть для другого»;

мудрость – «качество мудрого человека, который прочитал много духовной литературы»;

патриотизм – «уважение к своей стране, истории, ветеранам Великой Отечественной войны, пожилым людям; уважение к культурным и иным ценностям своего народа»;

скромность – «недостаток активности, неуверенность в чем-либо»;

смирение – «принятие всего со спокойным сердцем и чистой душой»;

терпение – «умение стойко выдержать испытания, которые выпадают на твою долю»; «выносливость перед всеми преградами»;

честность – «главная составляющая внутреннего мира человека, без которой человек может остаться наедине с собой»; «взятие ответственности за свои поступки».

В составе названной группы толкований выделяются такие, которые содержат яркие эмотивные (эмоциональные) характеристики объясняемого понятия.

Например:

гордость – «ужасное чувство в душе человека, которое возвышает его над другими;

добродетель – «лучшее из лучших качество души, к которому нужно стремиться»;

зависть – «страшное чувство внутри человека»; «пагубная страсть, которая мешает человеку жить, творить и любить»;

любовь – «светлое чувство в душе человека»; «чистое чувство к комулибо»; «высокое чувство человека, помогающее обрести смысл жизни»;

«самое чистое и приятное чувство на Земле, которое окрыляет и одухотворяет»;

патриотизм – «чувство, особо остро проявляющееся во время войны»;

совесть - «лучшее качество души человека».

В некоторых случаях в подобных толкованиях происходит подмена предложенного в анкете слова значением слова-паронима:

честность – хорошая репутация [честь – «2. Хорошая, незапятнанная репутация, доброе имя…» (СОШ, с. 885)].

Дефиниции, раскрывающие значение слова через подбор синонимов.

2.

Например:

алчность - «жадность»; «скупость»;

великодушие – «доброта»;

верность – «правильность»; «преданность»;

гордость – «самодовольство»;

греховность – «убийство, воровство, избиение, насилие»; «плохие поступки, помыслы»;

добродетель - «милосердие»;

духовность – «одухотворенность»;

малодушие – «трусость»; «слабохарактерность»;

милосердие – «снисходительность»; «всепрощение»;

мудрость – «целомудрие»; «знания»; «опыт»;

патриотизм – «сплоченность»;

смирение – «кротость»; «послушание»;

совесть – «прилежность»;

сострадание – «сопереживание»;

терпение – «сильный самоконтроль»; «толерантность»;

честность – «искренность»; «правда».

Дефиниции, содержащие указание на ситуацию, с которой связано 3.

употребление данного слова и его семантика. Например:

греховность – «особенно касается людей, которые ходят в церковь»;

духовность – «развивается, когда человек ведет церковную жизнь»;

мудрость – «то, за чем приезжают в монастырь».

Дефиниции, содержащие сведения об ассоциативных и 4.

синтагматических свойствах слова. Например:

верность – «верность семье и отечеству»;

добродетель – «человек»;

милосердие – «милосердный человек»; «милосердный поступок»;

скромность – «скромный и воспитанный человек».

В составе названной группы дефиниций выделяются толкования, содержащие указания на фразеологическую сочетаемость словесных знаков.

Например:

верность – «лебединая верность»;

добродетель – «христианские добродетели»;

зависть – «белая зависть, когда завидуют по-доброму»;

любовь – «любовь с первого взгляда»;

милосердие – «сестра милосердия»;

совесть – «муки совести»; «угрызение совести».

Дефиниции, основанные на попытках объяснить значение слова через 5.

его этимологию. Например:

великодушие – «великая душа»;

добродетель – делать добро; тот, кто делает добро;

малодушие – «маленькая душа»;

милосердие – «милое сердце».

Дефиниции, представляющие собой метафорические описания понятий, 6.

обозначаемых словом морально-нравственного содержания. Например:

милосердие – «маленький огонек в сердце каждого»;

скромность – «чистота души»; «украшение души»;

совесть – «внутренний червячок, который отвечает за отношение к действительности»; «чистый лист, на котором ведется учет всех хороших и злых поступков».

В целом, изучение структуры и содержания материалов, полученных в результате проведенного анкетирования, позволило сделать три основных вывода:

1. Для многих респондентов (молодых носителей русского языка) определение значений русских православных слов духовно-нравственного содержания оказалось весьма непростой, а иногда и неразрешимой задачей.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Похожие работы:

«О некоторых вопросах кадрового обеспечения учреждений и органов УИС (письмо ФСИН России от 10.02.2012 № 7-2245-02) В связи с принятием некоторых законодательных и иных нормативных правовых актов разъясняется следующее. О порядке перемещения сотрудников уголовно-исполнительной системы на служ...»

«Александр Семёнович Кушнер Античные мотивы (сборник) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8687207 Кушнер А. С. Античные мотивы.: ОО "Союз писателей Санкт-Петербурга" / "Геликон Плюс"; СПб; 2014 ISBN 978-5-93682-...»

«"Систематическое преподавание курса ОПК по программе А. В. Бородиной в Краснодарском крае: опыт и перспективы" Ивко Ирина Васильевна, старший преподаватель Института развития образования Краснодарского края, преподаватель...»

«Зарегистрировано в Минюсте РФ 20 апреля 2009 г. N 13796 МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 16 февраля 2009 г. N 46н ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПЕРЕЧНЯ ПРОИЗВОДСТВ, ПРОФЕССИЙ И ДОЛЖНОСТЕЙ, РАБОТА В КОТОРЫХ ДАЕТ ПРАВО НА БЕСП...»

«Анастасия Парханюк Власть ума, или Путь к освобождению Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8485601 Аннотация Эта небольшая книга была написана в разных уголках нашей планеты. Таких как озеро Байкал, в поезде с сообщением Новосибирск – Благовещенск, в са...»

«Тематика семинарских занятий по гражданскому праву (особенная часть) для слушателей ИПКиПК, 3 этап (8 часов) Подготовила Т.Д. Трамбачева Семинарское занятие № 1 Тема 1. Договор купли-про...»

«Мирзакарим Санакулович Норбеков Сила года Обезьяны. Календарь здоровья, красоты и твоих побед 2016 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУВПО "Мордовский государственный университет им. Н.П.Огарва" Юридический факультет Кафедра гражданского права и процесса "УТВЕРЖДАЮ" _ _ ""2011 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБН...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ И КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА ПО ДИСЦИПЛИНЕ "ПРАВОВЕДЕНИЕ" ДЛЯ СТУДЕНТОВ 3 КУРСА ЗАОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА Учебно-методическое...»

«СТАНДАРТ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ЗАКУПОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ Введение I. Планирование закупок товаров, работ, услуг II. Своевременное формирование и корректировка плана закупки 1. товаров, работ, услуг Полнота описания предмета договора при формировании, 2. корректировке п...»

«КАТЕГОРИЯ ОТЧУЖДАЕМОСТИ И НЕОТЧУЖДАЕМОСТИ В ГРАММАТИЧЕСКОМ СТРОЕ РУССКОГО ЯЗЫКА И. Пете Вопрос о существовании грамматической категории отчуждаемости и неотчуждаемости в русском языке в теоретическом плане впервые ставился профессором А. В. Исаченко. По его мнению эта категори...»

«Все дети талантливы, только талант у каждого свой и его надо найти ДЕЛА НАСТОЯЩИХ МУЖЧИН или ДЕЛО ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВАЖНОСТИ справочник Отечество – единственная, уникальная для каждого человека Родина, данная ему судьбой, завещанная ему предками Тот, кто хочет – ищет пути, кто не хочет – ищет пр...»

«И НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Философия. Социология. Право. 12? 2016. № 10 (231). Выпуск 36 У Д К 342.7 ПРАВОЗАЩ ИТНЫ Е ПРИНЦИПЫ : РЕСУРСЫ СТАТУСОВ И СМЫСЛОВ HUM AN RIGHTS PRINCIPLES: RESOURCES STATUSES AND MEANINGS М.В. Мархгейм, О.О. Товстуха M.V. Markhgeym, O.O.Tovstukha Белгородский государст венный...»

«Принципи корпоративного управління в українських державних підприємствах: Концепція Андрій Бойцун Проект для обговорення Версія 2 // 28 серпня 2014 р. Контекст Уряд України пропонує фундаментальну реструктуризацію...»

«УДК 343.241 (476)(043.3) ББК 67.408 Ш56 Печатается по решению Редакционно-издательского совета Белорусского государственного университета Рецензенты: доктор юридических наук, профессор, заместитель начальника учреждения образования "Академия Министерства внутренних дел Республики Бел...»

«Прайс-лист на услуги мобильной связи Для корпоративных клиентов ПАО "МегаФон" юридических лиц и индивидуальных предпринимателей с любым количеством абонентских номеров Тарифный план "Корпоративный стандарт Униве...»

«https://secretariatvoinr.wordpress.com/2016/06/12/brestskie-kreposti/ Брестские крепости On 12.06.2016 *** Попробуем коротко и ясно изложить и решить основные юридические проблемы граждан СССР в РФ. Сначала о проблемах. У Российской Федерации имеются принципиально неразрешимые пробле...»

«Фредерик Маршман Бейли Миссия в Ташкент Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6257259 Миссия в Ташкент. / Бейли Ф.М.: Языки славянской культуры; Москва; 2013 ISBN 978-5-9551-0620-5 Аннотация Книга британского подполковника Фре...»

«1. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА 1.1. МЕСТО ДИСЦИПЛИНЫ В СТРУКТУРЕ ООП Дисциплина "Гражданское и торговое право зарубежных стран" входит в раздел дисциплин по выбору аспиранта образовательной составляющей основной профессиональ...»

«ЗАКОН АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ О СУДАХ И СУДЬЯХ Настоящий Закон направлен на обеспечение правосудия в Азербайджанской Республике, создание независимой судебной власти, закрепленной в Конституции Азербайджанской Республики. РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ. СУДЫ Глава I. СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ С...»

«C. A. Григорьев ПРОСТРАНСТВЕННЫЙ АНАЛИЗ ПАМЯТНИКОВ ЭПОХИ БРОНЗЫ ЮЖНОГО ЗАУРАЛЬЯ * Южное Зауралье охватывает несколько природных зон. Эти зоны обусловлены как широтной сменой ландшафтных поясов, от степной зоны на юге до лесной на севере, так и поясом Уральск...»

«Четырус Евгений Игоревич СТРАХОВАНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискан...»

«Вячеслав Божьев Правоохранительные органы России Текст предоставлен литагентом http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=179057 Правоохранительные органы России: учебник / В. П. Божьев [и др.]; под ред. В. П. Божьева: Высшее об...»

«Руководство пользователя Версия 4.3.2 Руководство пользователя Авто-Инспектор (UG-Ru, сборка 94 от 14 апреля 2009 г.). c Copyright ISS Technology 2005–2009 Отпечатано в России. ISS Technology оставляет за собой право вносить изменения как в данное Руководство, так и в описываемый продукт. Изменения могут вносить...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.