WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:   || 2 | 3 |

«№ 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право ИЗВЕСТИЯ ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ ПОВОЛЖСКИЙ РЕГИОН ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ № 2 (14) 2010 СОДЕРЖАНИЕ ПОЛИТИКА И ПРАВО ...»

-- [ Страница 1 ] --

№ 2 (14), 2010 Общественные наук

и. Политика и право

ИЗВЕСТИЯ ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ

ПОВОЛЖСКИЙ РЕГИОН

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ

№ 2 (14) 2010

СОДЕРЖАНИЕ

ПОЛИТИКА И ПРАВО

Карпушкин А. В. Конституционно-правовые вопросы предоставления профсоюзу права законодательной инициативы в субъекте РФ

Столярова О. И. Российский и зарубежный опыт борьбы с коррупцией............... 8 Наквакина Е. В. Государственная политика США в эпоху индустриализации конца XIX в. (по материалам журнала «Североамериканское Обозрение»)

Саломатин А. Ю., Туманова А. С. Обновление Российского государства в контексте мирового модернизационного процесса (сравнительное политико-правовое исследование)

Седых Т. В. Политико-правовые основы государственной службы российского казачества в начале ХХI в.

Ампар К. А. Теоретические концепции международно-правового признания и политическая практика их реализации

СОЦИОЛОГИЯ Шафигуллина Ю. В. Факторы формирования социальной ответственности студенчества в условиях современного вуза

Рожкова Л. В. Идентичность современной студенческой молодежи

Кошарная Г. Б., Корж Н. В. Ценностные предпочтения студенческой молодежи в сфере труда

Дуданов Е. И., Рожкова Л. В. Основные направления реализации кадрового потенциала промышленных предприятий в современных условиях…

ЭКОНОМИКА Кочетков Д. Н., Афанасов А. А. Роль ключевых компетенций в выборе направления диверсификации производства предприятий военно-промышленного комплекса

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион Володин В. М., Терешин Е. М. Формирование подхода современной парадигмы управления на основе практики кластерных образований...........91 Михнева С. Г. Найм как исходные отношения рынка труда

Ботнарюк М. В. Институционально-логистические аспекты повышения конкурентоспособности морского транспортного узла

ВСТРЕЧИ И КОНФЕРЕНЦИИ

Кресин А. В. Второй Международный научный симпозиум «Дни сравнительного правоведения»

Саломатин А. Ю. Целесообразность модернизационных обобщений и компаративизации в историко-правовой науке (размышления по итогам конференции Российского историко-правового общества).........119

–  –  –

Аннотация. В предлагаемой статье рассматриваются вопросы правовой возможности и проблемы необходимости включения профессиональных союзов в круг субъектов права законодательной инициативы. Используя анализ норм Конституции РФ, федерального и регионального законодательства, автор обосновывает возможность наделения профсоюзов таким правом на региональном уровне.

Ключевые слова: конституция, право законодательной инициативы, профсоюз, законодательный орган.

Abstract. In the present article examines the legal possibilities and problems of necessity to include trade unions in the range of subjects of the right of legislative initiative. Using the analysis of the norms of the Constitution of Russia, the federal and regional legislation, argues the possibility of giving a right to the trade unions at the regional level.

Keywords: constitution, right of legislative initiative, trade union, legislature.

Как справедливо отмечает М. В. Баглай, «в каждом государстве желание внести законопроект в парламент присуще многим органам, организациям и должностным лицам, но если бы все они осуществили свое желание, то работа законодательного органа оказалась бы заблокированной» [1]. Ведь в отличие от простого обращения в парламент право законодательной инициативы порождает обязанность законодателя рассмотреть предложенный законопроект с задействованием определенных сил и временными затратами [2].





Иными словами, «право законодательной инициативы представляет собой право управомоченного на то Конституцией субъекта внести в Государственную Думу законопроект, что порождает обязанность Государственной Думы рассмотреть данный законопроект. Именно этим – обязанностью Государственной Думы в установленных Конституцией и конкретизирующими ее актами формах рассмотреть законопроект – законодательная инициатива указанных в ч. 1 ст. 104 Конституции субъектов отличается от других правотворческих предложений, которые могут вноситься иными органами и лицами» [3].

Очевидно, что предоставление права законодательной инициативы слишком широкому кругу субъектов парализует работу парламента. Необходимость обеспечения нормальной работы законодательного органа вынуждает на конституционном уровне строго ограничить круг субъектов, наделенных правом вносить законопроекты. При этом в целях реализации гражданаИзвестия высших учебных заведений. Поволжский регион ми закрепленного ст. 32 Конституции РФ права участвовать в управлении делами государства граждане и организации, не наделенные правом законодательной инициативы, могут вносить законопроекты через субъекты, наделенные таким правом.

Анализ ч. 1 ст. 104 Конституции РФ позволяет выделить две группы субъектов права законодательной инициативы: субъекты, не связанные компетенционными рамками (Президент РФ, депутаты Государственной Думы РФ, Совет Федерации и его члены, Правительство РФ, законодательные органы субъектов РФ), и субъекты, обладающие правом законодательной инициативы только по вопросам их ведения (Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ).

На региональном уровне федеральный законодатель регулирует вопрос определения круга лиц и органов, обладающих правом вносить законопроекты в представительные органы субъектов РФ на основе как императивного, так и диспозитивного методов. Это следует из норм ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти», устанавливающих обязательный перечень субъектов права законодательной инициативы и в то же время предоставляющих право субъекту РФ самостоятельно расширить этот круг по своему усмотрению (ч. 1 ст. 6) [4].

Так, в Законодательное Собрание Пензенской области законопроекты могут вносить: население Пензенской области при наличии не менее 5 тыс.

подписей избирателей, Председатель и депутаты Законодательного Собрания, Губернатор Пензенской области, Правительство Пензенской области, члены Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации – представители от Законодательного Собрания Пензенской области и Правительства Пензенской области, Пензенский областной суд, арбитражный суд Пензенской области, прокурор Пензенской области, главный федеральный инспектор по Пензенской области, представительные органы муниципальных образований [5]. Некоторые субъекты РФ наделяют правом законодательной инициативы и профсоюзы [6], вопросам оправданности и необходимости чего и посвящена настоящая работа.

Диспозитивность перечня субъектов рассматриваемого права на уровне субъекта РФ по сравнению с перечнем этих субъектов общефедерального уровня выражается (через Конституцию (Устав) субъекта Федерации) в возможности дополнительного включения в этот перечень еще и других субъектов – иных органов, общественных объединений и граждан, проживающих на территории данного субъекта Федерации. Последнее, как замечает Н. А. Тузов, можно считать соответствующим факультативным выражением предписаний ч. 1 и 2 ст. 3 Конституции РФ о многонациональном народе Российской Федерации как носителе суверенитета и единственном источнике власти в ней, а потому осуществляющем свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления [7].

Вместе с тем при очерчивании круга субъектов права законодательной инициативы на уровне субъекта РФ, как и на федеральном уровне, действует тот же принцип определения уже самим субъектом РФ его исчерпывающего перечня. Различный политический и профессиональный вес таких субъектов права может приводить к внесению непроработанных законопроектов и осложнению законотворческой деятельности. Отсюда следует, что важными № 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право критериями при определении субъекта законодательной инициативы являются его способность определить научную доктрину, кладущуюся в основу законопроекта; основные положения будущего закона; выявление и обоснование общественной потребности в правовой регламентации той или иной сферы общественных отношений.

При этом объективная потребность в правовом регулировании социальных отношений общества в целом неразрывно связана с необходимостью принятия законов, отражающих интересы определенных групп населения.

Это вытекает из ст. 7 Конституции РФ, провозглашающей Россию социальным государством. Как указывает В. Е. Чиркин, основы социальной системы – это взаимоотношения классов, наций, различных социальных и профессиональных общностей, которые составляют фундамент действующего социального порядка. В осуществлении такого порядка большую роль играют соглашения между государством и общественными объединениями, а также между различными социальными и профессиональными группами. В российском асимметричном обществе социальное партнерство по объективным причинам возможно только до определенных пределов, так как наряду с совпадающими интересами (в развитии общества, в избегании социальных потрясений и т.д.) отдельные группы, к примеру работодатели и работники, имеют различные, порой противоположные интересы [8]. Сущность социального государства как раз и состоит как в защите социально слабых слоев через распределение экономических благ и предоставление социальных услуг (здравоохранение, образование, пенсионное обеспечение и др.), так и в установлении на основе закона партнерских отношений между трудом и капиталом.

Следовательно, реализуя принципы социальной справедливости, само государство должно законодательно защищать не только публичные, т.е. общезначимые интересы, но и обеспечивать интересы отдельных групп населения. И наиболее остро этот вопрос стоит в сфере социально-трудовых отношений.

В силу ст. 8, 22 и 192 ТК РФ [9] работодатель принимает локальные нормативные акты, имеет право требовать от работника исполнения им своих трудовых обязанностей, соблюдения локальных норм, может привлекать работника к дисциплинарной ответственности. То есть работодатель обладает определенными властными полномочиями, которые реализует в том числе и путем принуждения. При этом он обладает административными ресурсами и большей экономической мощью, чем работник. Работник не наделен такими полномочиями. Он и работодатель соотносятся как подчиненный и властвующий. Объективное неравенство сторон трудовых отношений порождает необходимость в механизме гарантированности и правовой защищенности прав и законных интересов работника как представителя более слабой стороны трудовых правоотношений.

Для представления и защиты своих прав работники объединяются в профессиональные союзы, которые в силу закона наделены рядом прав, в том числе на участие в социальном партнерстве, в осуществлении контроля за соблюдением трудового законодательства и др. (разд. II и XIII ТК РФ). На сегодняшний день профсоюзы являются самым массовым и влиятельным общественным объединением, которое активно взаимодействует с органами государственной власти, заключает договоры и соглашения с правительством и работодателями.

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион Однако в условиях российской правовой действительности этого не достаточно. Для эффективного сбалансирования интересов работников и работодателей необходима не только защита прав работников в уже очерченных законом рамках, но и возможность профсоюза воздействовать на правотворческий процесс в сфере трудового права. Согласно ст. 11 ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», проекты законодательных актов, затрагивающих социально-трудовые права работников, рассматриваются федеральными органами государственной власти с учетом предложений общероссийских профсоюзов и их объединений (ассоциаций).

Проекты нормативных правовых актов, затрагивающих социально-трудовые права работников, рассматриваются и принимаются органами исполнительной власти, органами местного самоуправления с учетом мнения соответствующих профсоюзов. Профсоюзы вправе выступать с предложениями о принятии соответствующими органами государственной власти законов и иных нормативных правовых актов, касающихся социально-трудовой сферы [10].

Данные законоположения неоправданно ограничивают роль профсоюзов в законотворческом процессе, по своей сути являются демагогическими, так как не порождают обязанности законодателя рассматривать правотворческое предложение в том порядке, какой предусмотрен для рассмотрения законопроектов. Вместе с тем меняющиеся условия жизни, экономическая ситуация, развитие науки и техники (вытеснение ручного труда автоматизированным) изменяют содержание взаимоотношений «работодатель – работник», что вызывает необходимость в своевременном и адекватном законодательном урегулировании конкретных аспектов меняющихся трудовых отношений для обеспечения интересов наименее защищенных групп (работников) и устранения образующихся пробелов или коллизий права.

Закон не может быть оторванным от жизни, иначе он в лучшем случае утратит свое регулятивное значение. Региональный законодатель, в соответствии со ст. 72 и 73 Конституции РФ принимающий законы в пределах своей компетенции и по предмету совместного ведения Федерации и субъекта РФ, не всегда своевременно приводит правовое регулирование трудовых отношений в соответствие с уже объективно изменившейся ситуацией.

Такое запаздывание неизбежно в силу большого массива правотворческих задач, стоящих перед законодателем. В связи с этим очевидна необходимость наличия на региональном уровне субъекта права законодательной инициативы, который одновременно видел бы происходящие изменения «изнутри», был бы способен выразить интересы отдельных групп населения (работников) и обладал бы необходимым потенциалом для осуществления этой функции.

При этом важным аспектом является не только обеспечение своевременности внесения необходимых законопроектов, но и конституционно-правовая обусловленность защиты интересов через право законодательной инициативы своих представителей некоторых (а не всех) групп населения. Чрезвычайное разнообразие общностей, групп, ассоциаций по различным интересам не означает автоматического предоставления им рассматриваемого права. Наделение правом законодательной инициативы, к примеру, общества собаководов не может рассматриваться как необходимое. В то же время неравенство сторон трудовых отношений обусловливает такую необходимость в отношении представления интересов работников как наименее защищенной стороны.

№ 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право В свете изложенного становится очевидной целесообразность наделения профсоюза правом законодательной инициативы по вопросам социальнотрудовых отношений на региональном уровне. На это указывают как конституционные требования законодательной защиты отдельных слоев общества, необходимость обеспечения гибкости и своевременности правового регулирования социально-трудовых отношений, так и наличие конституционноправовых условий предоставления рассматриваемого права профсоюзу на уровне субъекта РФ.

Список литературы

1. Б а г л а й, М. В. Конституционное право Российской Федерации / М. В. Баглай. – М., 2006. – С. 553.

2. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 22 января 1998 г. № 2134-II ГД «О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // СЗ РФ. – 1998. – № 7. – Ст. 801.

3. Комментарий к Конституции Российской Федерации / под ред. В. Д. Зорькина и Л. В. Лазарева. – М. : Эксмо, 2010.

4. ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти» от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ // СЗ РФ. – 1999. – № 42. – Ст. 5005.

5. Устав Пензенской области от 10 сентября 1996 г. (с изменениями) // Пензенские вести. – 1996. – № 133–134.

6. Закон Республики Мордовия «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» от 13.06.1996 № 22-З // Ведомости ГСРМ. –1996. – № 11.

7. Т у з о в, Н. А. О праве судебной законодательной инициативы / Н. А. Тузов // Законодательство и экономика. – № 3. – 2005.

8. Ч и р к и н, В. Е. Конституционное право России / В. Е. Чиркин. – М., 2006. – С. 90–91.

9. Трудовой кодекс РФ // СЗ РФ. – 2002. – № 1. – Ч. I. – Ст. 3.

10. ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (с изменениями) от 12 января 1996 г. № 10-ФЗ // СЗ РФ. – 1996. – № 3. – Ст. 148.

Карпушкин Алексей Валентинович Karpushkin Aleksey Valentinovich кандидат юридических наук, кафедра Candidate of juridical sciences, гражданско-правовых дисциплин, sub-department of civil disciplines, Пензенский государственный Penza State University университет E-mail: karpuschckin@yandex.ru УДК 342.52 Карпушкин, А. В.

Конституционно-правовые вопросы предоставления профсоюзу права законодательной инициативы в субъекте РФ / А. В. Карпушкин // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2010. – № 2 (14). – С. 3–7.

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион УДК 343.352.4 О. И. Столярова

РОССИЙСКИЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ

Аннотация. В данной статье рассмотрен российский и зарубежный опыт борьбы с коррупцией. Борьба с коррупцией анализируется как политическая проблема, имеющая исторические корни, уходящие в глубокое прошлое. Исследованы литературные источники и правовые акты иностранных государств, последовательно освещен опыт борьбы с коррупцией в таких странах, как США, Германия, Япония, Чили, Тайвань.

Ключевые слова: борьба с коррупцией, взятка, законодательство, ответственность, должностное лицо, деяние.

Abstract. In this article the Russian and foreign experience of a fight against corruption is considered. The fight against corruption is analyzed as the political problem having historical roots, leaving in the deep past. References and legal certificates of the foreign states are investigated, experience of a fight against corruption in such countries as the USA, Germany, Japan, Chile, Taiwan is consistently shined.

Keywords: a fight against corruption, a bribe, the legislation, responsibility, the official, act.

История коррупции не уступает по древности истории человеческой цивилизации. Своими корнями это негативное социальное явление уходит в глубокое прошлое. Об этом свидетельствуют библейские изречения о фактах, расценивающихся в настоящее время как проявления коррупции. Вот некоторые цитаты из этой книги: «Князья твои законопреступники и сообщники воров; все они любят подарки и гоняются за мздою...»; «Горе тем, которые за подарки оправдывают виновного и правых лишают законного!» [1].

Первое законодательное ограничение коррупционных действий принадлежит Ивану III. Его внук Иван Грозный в 1561 г. ввел Судную грамоту, которая устанавливала санкции в виде смертной казни за получение взятки судебными чиновниками местного земского управления. Она гласила: «А учнут излюбленные судьи судите не прямо, по посулам, а доведут на них то, и излюбленных судей в том казнити смертною казнью, а животы их велети имати да отдаваи тем людям, кто на них донесет» [2, т. 2, с. 201].

Ко времени Алексея Михайловича Романова относится практически единственный народный бунт антикоррупционной (согласно используемой в те времена терминологии) направленности. Он произошел в Москве в 1648 г.

и закончился победой москвичей: хотя часть города сгорела вместе с немалым количеством мирных жителей, однако царем были отданы на растерзание толпе два коррумпированных «министра» – глава Земского приказа Плещеев и глава Пушкарского приказа Траханиотов.

Вопросы уголовной ответственности за взяточничество и иные формы проявления корыстных злоупотреблений по службе нашли отражение в принятом в 1649 г. Соборном уложении: ст. 5 и 7 предусматривали уголовную ответственность за принятие вознаграждения должностными лицами судебных органов, а ст. 6 расширяла круг субъектов, подлежащих ответственности за получение взятки, т.е. к ним стали относиться и лица, которые выполняли № 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право те же функции, что и судебные чиновники. Статья предписывала: «Да и в городах воеводам и диакам и всяким приказным людям за такие неправды чинити тот же указ» [2, т. 3, с. 102].

При Петре I расцветали и коррупция, и жестокая борьба царя с ней.

Петр I старался всеми возможными методами и средствами навести порядок в делах государственной службы, воздействуя на мздоимцев, лихоимцев и вымогателей. Однако принимаемые им меры положительного эффекта не давали. В целях предупреждения взяточничества и других корыстных злоупотреблений по службе он ввел новый порядок прохождения государственной службы для воевод, которые не могли находиться на этой должности более двух лет. Данный срок мог быть продлен только в том случае, если имелась письменная просьба жителей города о том, чтобы данное должностное лицо продолжало исполнять свои обязанности [3, т. 14, кн. 7, с. 591].

Учитывая распространенность взяточничества как наиболее опасной формы корыстного злоупотребления по службе, Указом от 23 августа 1713 г.

Петр I ввел уголовную ответственность не только за получение, но и за дачу взятки. Указ гласил: «Для предотвращения вперед подобных явлений велю как взявших деньги, так и давших положить на плаху и, от плахи подняв, бить кнутом без пощады и сослать на каторги в Азов с женами и детьми и объявить во все города, села и волости: кто сделает это вперед, тому быть в смертной казни без пощады [3, т. 14, кн. 7, с. 591].

24 декабря 1714 г. Петр I издал новый Указ, ужесточивший наказание за совершение корыстных злоупотреблений по службе должностными лицами органов государственной власти и управления. Указ ввел уголовную ответственность за пособничество в совершении корыстного злоупотребления по службе и за недонесение о совершении этих преступлений. В данном Указе было сказано: «Понеже многие лихоимства умножились, между которыми и подряды вымышлены и прочие тому подобные дела, которые наружу вышли, о чем многие, якобы оправдывая себя, говоря, что сие незаконно было, не рассуждая того, что все то, что вред и убыток государству приключить может, суть преступления. И дабы вплоть плутам (которые ни во что иное тщаться, точию мины под всякое добро делать, а несытость свою исполнять) невозможно было никакой отговорки сыскать: того ради запрещается всем чинам, которые у дел поставлены, дабы не дерзали никаких посулов, и с народа собираемых денег брать торгами, подрядами и прочими вымыслами.

А кто дерзнет сие учинить, тот весьма жестоко на теле наказан, всего имения лишен, шелмован и из числа добрых людей извержен и смертью казнен будет, то же следовать будет и тем, которые ему служили в том, и через него делали и кто ведали, а не известили, хотя подвластные или собственные его люди, не выкручиваясь тем, что страха ради сильных лиц или что его служитель, а дабы неведением никто не отговаривался велеть всем у дел будучим к сему указу приложить руки» [3, т. 16, кн. 8, с. 485, 486]. На основании этого текста можно сделать вывод о том, что к уголовной ответственности за совершение взяточничества могли быть привлечены все лица, находившиеся на государственной службе, т.е. существенно расширялся круг субъектов, подлежащих уголовной ответственности за совершение коррупционных преступлений.

Характеризуя период правления Петра I, В. О. Ключевский указывал:

«При Петре I казнокрадство и взяточничество достигли таких размеров, не Известия высших учебных заведений. Поволжский регион бывалых прежде, – разве только после» [4]. В результате проведенной Петром I реформы законодательства, направленной на борьбу с коррупцией в государственном аппарате, изменилось содержание понятий лихоимства и мздоимства. Под лихоимством стали понимать принятие должностным лицом органа государственной власти и управления взятки за совершение действия или бездействие по службе, если при этом происходило нарушение этим лицом служебных обязанностей.

Если же должностное лицо органа государственной власти и управления за получение не предусмотренного законом вознаграждения совершало деяние в пределах круга своих полномочий по службе, то такое преступление называлось мздоимством. Согласно имеющимся историческим сведениям, после смерти Петра I у опального князя Меньшикова были изъяты 4 млн наличной монетой, 9 млн руб., вложенных в банки Голландии и Англии, бриллианты и драгоценности на сумму 1 млн руб. и 1,5 т золотой посуды. Кроме того, у него было конфисковано 90 тыс. крестьянских душ и отобрано 8 городов.

В XIX в. коррупция фактически превратилась в механизм государственного управления. Особенно же она ужесточилась при Николае I. Так, доподлинно известно, что помещики всех губерний Правобережной Украины ежегодно собирали для полицейских немалую сумму. Киевский губернатор И. И. Фундуклей объяснял это тем, что если помещики не будут выделять средства на содержание чиновников полиции, «то средства эти они получат от воров».

В XX в. появились такие обороты, как «дать на лапу», «подмазать», «сунуть». Позже, к концу 20-х гг., борьба с коррупцией приобрела характер массовых карательных кампаний. Так, в одном из циркуляров Наркомата юстиции 1927 г. значится: «В течение... месяца... повсеместно и единовременно назначить к слушанию по возможности исключительно дела о взяточничестве, оповестив об этом в газете, дабы создать по всей республике впечатление единой, массовой и организованно проводимой судебно-карательной кампании». Теперь взятками стали считать любые подарки должностному лицу, работу по совместительству в двух и более учреждениях, находящихся между собой в товарообменных партнерских взаимоотношениях, и т.п. [5]. В дальнейшем ответственность за взяточничество устанавливалась Уголовным кодексом РСФСР 1960 г.

В развитых странах значимым этапом в эволюции коррупции стал рубеж XIX и XX вв. С одной стороны, начался новый подъем мер государственного регулирования и, соответственно, власти чиновников. С другой, рождался крупный бизнес, который в конкурентной борьбе стал прибегать к «скупке государства» – уже не к эпизодическому подкупу отдельных мелких государственных служащих, а к прямому подчинению деятельности политиков и высших чиновников делу защиты интересов капитала. По мере роста значения политических партий в развитых странах (особенно в странах Западной Европы после Второй мировой войны) получила развитие партийная коррупция, когда за лоббирование своих интересов крупные фирмы платили не лично политикам, а в партийную кассу. Крупные политики стали все чаще рассматривать свое положение как источник личных доходов [6]. Так, в Японии и в наши дни политические деятели, помогающие частным корпорациям получать выгодные контракты, рассчитывают на получение процента от сделки. В это же время начала расти самостоятельность внутрифирменных № 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право служащих, которые также имели возможности злоупотреблять своим положением.

Во второй половине XX в. после появления большого числа политически самостоятельных стран «третьего мира» их государственный аппарат, как правило, изначально оказался сильно подвержен системной коррупции. Дело в том, что на «восточные» традиции личных отношений между начальником и просителями здесь наложились огромные бесконтрольные возможности, связанные с государственным регулированием многих сфер жизни. Например, президент Индонезии Сухарто был известен как «Мистер 10 процентов», поскольку всем действующим в этой стране иностранным корпорациям предлагалось платить четко обозначенную взятку президенту и членам его семейного клана. Типичной была коррупция «снизу вверх», когда начальник мог свалить всю вину на нижестоящих, но встречалась и коррупция «сверху вниз», когда коррумпированные чиновники высших рангов совершенно не стеснялись открыто брать взятки и даже делиться ими с подчиненными (такая система коррупции существовала, например, в Южной Корее). В странах «третьего мира» появились клептократические режимы (на Филиппинах, в Парагвае, на Гаити, в большинстве африканских стран), когда коррупция тотально пронизывала все виды социально-экономических отношений и без взятки просто ничего не делалось. Рост мирохозяйственных отношений также стимулировал развитие коррупции. При заключении контрактов с зарубежными покупателями крупные транснациональные корпорации стали даже легально включать в издержки переговоров расходы на «подарки». В арсенале государственных мер по борьбе с коррупцией есть и довольно простые меры по элементарному ужесточению контроля. В постсоветской Грузии, например, была введена система, в соответствии с которой правительственные чиновники обязаны были декларировать свои доходы, когда они вступают в должность, а также тогда, когда они покидают свои посты.

Международной борьбе против коррупции серьезно мешают различия между правовыми системами разных стран в трактовке коррупции как экономического правонарушения. Так, в одних странах (например, в Тайване) наказывают только взяткополучателей, а предложение взятки не является уголовно наказуемым деянием. В других странах (например, в Чили) ситуация диаметрально противоположная: дача взятки – уголовное преступление, а получение взятки таковым не считается, если только чиновник не совершил иные злоупотребления [7]. А в законодательстве США за различные виды коррупции1 (взятка, кикбэкинг (выплата части незаконных денег участнику сделки) и др.) предусмотрены штрафы в тройном размере взятки, тюремное Определение коррупции и ответственности за нее изложено в главе 11 «Подкуп, незаконные доходы и конфликт интересов» титула 18 Свода законов США. Статья 201 названной главы устанавливает уголовную ответственность за предложение, обещание и дачу взятки в обмен на совершение незаконных действий должностным лицом (так называемый «активный подкуп»). Пункт b данной статьи предусматривает ответственность публичного должностного лица, которое «прямо или косвенно требует в качестве подкупа, добивается, получает, принимает или соглашается получить или принять какую-либо ценность лично или для любого другого лица или организации» в обмен на какие-либо незаконные действия или бездействия по службе (пассивный подкуп).

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион заключение от 15 лет либо и то, и другое одновременно, а при отягчающих обстоятельствах – лишение свободы до 20 лет.

В США антикоррупционное законодательство характеризуется чрезвычайной жесткостью и носит системный характер, предусматривает наказание за дачу и получение вознаграждения за услуги, входящие в круг обязанностей должностного лица. Поощрения, согласно американскому праву, чиновник может получить только официально – от правительства. Наказание за нарушение этой нормы – штраф, лишение свободы до 2 лет либо совокупность наказаний. Законодательство состоит также из правовых актов, регламентирующих лоббистскую, банковскую, биржевую и иные виды деятельности.

И хотя это не является гарантией полного искоренения коррупции, в США ее уровень значительно ниже, чем в других государствах. Борьба с коррупцией облегчается тем, что в США фактически нет иммунитетов для должностных лиц. Любой чиновник, включая президента, конгрессменов и сенаторов, может быть привлечен к уголовной ответственности, хотя и в особом порядке, после отстранения его от должности [8, 9]. Германское законодательство при установлении уголовной ответственности за получение и дачу взятки придает решающее значение тому, идет ли речь о выполнении за взятку вполне законных действий, входящих в обязанности данного должностного лица, или же о выполнении действий незаконных, т.е. идущих вразрез с должностными обязанностями того, кто получает взятку [10, 11]. Согласно законодательству ФРГ, к совершению служебных действий приравнивается воздержание от них. Этому положению германский законодатель придает важное значение, что выделяет соответствующую формулировку в качестве самостоятельной статьи Особенной части УК. Такого рода нормы в этой части кодекса являются редчайшим исключением. Из всех категорий должностных лиц, наказание которым повышается в случае получения или предложения им взятки, выделены в германском праве только судьи и третейские судьи. Никакие другие должностные лица, даже занимающие самое высокое и ответственное положение, а следовательно способные причинить своими преступными действиями особенно ощутимый ущерб государству и гражданам, в разделе о должностных преступлениях не упомянуты. В целом в законодательстве Германии, помимо комплекса статей, предусматривающих ответственность за взяточничество, имеется несколько норм, содержание которых может рассматриваться как уголовно-правовой запрет на конкретные виды злоупотребления властью.

Исследовав литературу, раскрывающую тему истории борьбы с коррупцией, можно сделать вывод, что нынешнее состояние борьбы с коррупцией в России во многом обусловлено давно наметившимися тенденциями и переходным этапом, который и в других странах, находящихся в подобной ситуации, сопровождался ростом коррупции. Из числа наиболее важных факторов, определяющих рост коррупции и имеющих исторические корни, следует отметить стремительный переход к новой экономической системе, неподкрепленный необходимой правовой базой и правовой культурой; отсутствие в советские времена нормальной правовой системы и соответствующих культурных традиций; распад партийной системы контроля. Борьба с коррупцией – чрезвычайно сложная и многоплановая задача. Здесь нужны политическая воля и целенаправленные государственные усилия. На сегодняшний день они в большей мере лишь декларирующие. По данным аналитических служб праОбщественные науки. Политика и право воохранительных органов, удельный вес безнаказанности за фактическую коррупцию достигает более 90 % [12]. Итак, борьба с коррупцией не столько криминальная, сколько системная, политическая проблема. Победить коррупцию – означает лишить ее системного характера, оттеснить ее на обочину экономической и политической жизни общества.

Список литературы

1. Библия. Ветхий Завет. Книга пророка Ис. 1, 23; 5, 22–23.

2. Российское законодательство Х–ХХ веков / под общ. ред. А. И. Чистякова. – М. :

Юрид. лит., 1985.

3. С о л о в ь е в, С. М. История России с древнейших времен / С. М. Соловьев. – СПб., 1896.

4. К л ю ч е в с к и й, В. О. Терминология русской истории / В. О. Ключевский. – М. :

Правда, 1989. – Т. 4. – С. 180.

5. В о л ж е н к и н, Б. В. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному законодательству второй половины ХIХ – начала ХХ в. / Б. В. Волженкин // Правоведение. – 1991. – № 2. – С. 64.

6. С а та р о в, Г. С. Разнообразие стран и разнообразие коррупции (анализ сравнительных исследований) / Г. С. Сатаров, С. А. Пархоменко. – М., 2001.

7. Р а й с м а н, В. М. Скрытая ложь. Взятки: «крестовые походы» и реформы / В. М. Райсман. – М., Прогресс, 1988.

8. Н и к о л а й ч и к, В. М. Профилактика коррупции в полиции США / В. М. Николайчик // США и Канада: экономика, политика, культура. – 1999. – № 10. – С. 93.

9. М е р к у р ь е в, В. В. Опыт противодействия коррупции в полицейских департаментах США / В. В. Меркурьев, А. В. Григорьев // Коррупция и борьба с ней. – М., 2000. – С. 328.

10. Х у г о, Д. Коррупция в ФРГ: к истории коррупции в Германии / Д. Хуго, Р. Шмидт, Д. Тренхардт // Вестник государственной службы. – 1993. – № 3 (март). – С. 42.

11. К а н н, Р. Служебное продвижение в Министерстве внутренних дел ФРГ / Р. Канн // Государственная служба за рубежом: реферативный бюллетень РАГС. – 2001. – № 2. – С. 88.

12. Г ы с к э, А. В. Борьба с коррупцией как задача национальной безопасности России / А. В. Гыскэ // Сборник научн. трудов Академии гражданской защиты МЧС РФ. – 1999. – № 6.

Столярова Олеся Ивановна Stolyarova Olesya Ivanovna старший специалист, Senior expert, Department of Russian Управление Роспотребнадзора consumer inspectorate in Penza region по Пензенской области E-mail: lesya333@inbox.ru УДК 343.352.4 Столярова, О. И.

Российский и зарубежный опыт борьбы с коррупцией / О. И. Столярова // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2010. – № 2 (14). – С. 8–13.

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион УДК 970«1880/1900»+070.11 Е. В. Наквакина

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА США

В ЭПОХУ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ КОНЦА XIX в.

(ПО МАТЕРИАЛАМ ЖУРНАЛА

«СЕВЕРОАМЕРИКАНСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ»)

Аннотация. Статья посвящена основным вопросам государственной политики США конца XIX в.: тарифному законодательству, денежной проблеме, монополиям, рабочему вопросу. В ней раскрываются мнения политиков, бизнесменов и общественных деятелей, которые были опубликованы на страницах «Североамериканского Обозрения» – влиятельнейшего журнала того времени.

Ключевые слова: США в конце XIX в., государственная политика, экономическая политика, американская журналистика.

Abstract. The article is devoted to the main questions of the American state policy of the late 19th century: the tariff legislation, money problem, monopolies, labor question. It reveals the opinions of politicians, businessmen and public figures, that were published in North American Review (the most influential magazine of that time).

Keywords: the USA in 19th century, state policy, economic policy, American journalism.

Последняя треть XIX в. для США – эпоха стремительно развертывающейся индустриализации и формирующегося общенационального рынка.

«На смену идеалистическому патриотизму времен Гражданской войны, на смену осуждения рабства как морального и религиозного зла приходят неприкрытые стяжательские настроения. Все более активно в обществе начинают обсуждаться чисто экономические вопросы: земельные гранты железнодорожным компаниям, денежный стандарт, а впоследствии также и тарифы, регулирование монополий» [1].

Об известной потере интереса к «чистой политике» свидетельствует не только законодательная деятельность Конгресса, но и ее обсуждение в печати, в частности на страницах респектабельного и хорошо информированного журнала «Североамериканское Обозрение» (North American Review). Издание это интересно своим дискуссионным характером, рассмотрением на его страницах проблем государственной жизни с различных ракурсов и точек зрения, что для политически пристрастной журналистики того времени было большой редкостью.

В первые годы после Гражданской войны в США ставился вопрос о способах и «цене» реинтеграции бывших мятежных штатов в федеральный союз. Были приняты XIV и XV конституционные поправки. Используя федеральные войска в южных штатах, Вашингтон начал проводить политику Реконструкции, преследующую цель наказать бывших мятежников и защитить права негритянского населения. Однако этот курс под влиянием его неэффективности был свернут уже в 1870-е гг. Избирательный компромисс ТилденаХейса 1876 г. окончательно обозначил смену приоритетов в правительственной политике, в которой на первый план вышли чисто экономические вопросы.

№ 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право Это в полной мере отразилось и на страницах журнала «Североамериканское Обозрение». Здесь тарифная проблема превратилась в наиболее действенный инструмент межпартийных баталий. В ходе президентских выборов 1888 г. лидер демократической партии Г. Кливленд обозначил приоритетное значение этой темы, чем после победы на выборах воспользовались его противники-республиканцы. Именно они, а не демократы внесли новый тарифный билль.

Внесению суперпротекционистского тарифного билля У. Маккинли в 1890 г. предшествовала бурная дискуссия. Ее особенностью было то, что в ней принял участие лидер английских либералов У. Гладстон. Он обосновал экономическую выгодность фритреда, а затем конкретизировал ее на примере взаимоотношений между Англией и США [2, р. 2]. Его оппонентом выступил фактический лидер республиканской партии Дж. Блейн. Он указывал, что введение тарифных пошлин должно учитывать специфические условия страны, и не нашел, что свобода торговли обоюдно выгодна для США и Англии [2, р. 28]. Действительно, Гладстон не понимал (или делал вид, что не понимал), что для американцев с их гигантским внутренним рынком необходимость внешнеэкономической колониальной экспансии в 1890-е гг. так остро не стояла, а ввиду отсутствия колоний низкосортные, но привилегированные с точки зрения ввозных пошлин товары не составляли какой-либо проблемы для потребителей.

После принятия закона Маккинли на страницах «Североамериканского Обозрения» выступили видные конгрессмены. Причем почти все они поставили по значительности закон Маккинли на первое место среди принятых актов в 1890 г. Однако последовавшая в 1892 г. президентская кампания и грядущий экономический кризис нанесли удар по престижу тарифного законодательства. Как писал конгрессмен-демократ Б. Макмиллин, после принятия билля Маккинли «никто не может указать на период большего упадка… Забастовки стали… правилом, а не исключением. Многие промышленные предприятия закрылись» [3]. В качестве панацеи демократы предложили билль Вильсона, который предполагал установление более дешевых цен на американскую продукцию после отмены пошлин на сырье, а также расширение экспорта американских промышленников. Однако в ходе обсуждения и согласования в Конгрессе билль утратил свою антипротекционистскую направленность.

На страницах журнала преобладали отрицательно-равнодушные оценки нового билля. Для представителя нью-йоркских бизнесменов наиболее негативной его чертой было введение подоходного налога с доходов свыше 4 тыс. долл. в год, что расценивалось как «классовое», «социалистическое», «порочное законодательство» [4, р. 313,314]. Бизнесмен из Нового Орлеана считал, что главный удар по экономике его региона наносит отмена пошлины на сахар, от чего зависит трудоустройство 500 тыс. человек [4, р. 316]. Президент Кливленд, понимая политическую скандальность ситуации, законопроект не подписал, но позволил ему быть введенным в действие с 28 августа 1894 г.

Победив на президентских выборах 1896 г., республиканцы решили взять реванш и отменили нелогичный и непоследовательный акт 1894 г. Новый суперпротекционистский закон Дингли (1897) имел целью наполнить бюджет и защитить американскую промышленность. Как говорил один из Известия высших учебных заведений. Поволжский регион сторонников билля, тариф должен быть достаточно высоким, чтобы покрыть разницу в зарплатах, выплачиваемых в Америке и других странах. Этого должно было быть достаточно, чтобы защитить американскую промышленность и американского рабочего [5]. По сути дела ничего нового сторонниками протекционизма этим сказано не было, однако обозначилось, насколько уверенно они себя чувствовали как в органах власти, так и в глазах общественного мнения.

Действительно, проблема тарифов, как можно судить на основе публикаций, имела в большей степени ритуально-пропагандистское, а не реальное значение. И в этом плане нельзя не согласиться с М. Келлером: «Сомнительно, что повышения и понижения в тарифной политике имели какие-либо серьезные последствия для экономики. И экспорт, и импорт оставался менее 7 % от валового национального продукта, в то время как аналогичные цифры для Великобритании колебались между 20 и 40 %» [6].

Самое широкое обсуждение на страницах журнала получила проблема денежного стандарта. Кризисные процессы в американской экономике в конце 1880-х гг. дали почву для новых дебатов между сторонниками серебряных и золотых денег. Компромиссной мерой стал закон Дж. Шермана.

Он предусматривал расширенную закупку серебра Казначейством (4,5 млн унций) и выпуск взамен казначейских билетов, которые могли обмениваться на золото или серебро по усмотрению правительства. Закон Шермана был подписан президентом 14 июля 1890 г., но он лишь на короткое время примирил стороны.

Приверженец золотого монометаллизма, директор монетного двора США Э. О. Лич писал, что закон Шермана приведет к тому, что европейские страны, дожидающиеся удобного момента для перехода на золотой стандарт и накапливающие у себя золотой запас, в погоне за реализацией по завышенному курсу серебряного металла наводнят США своим серебром и, в конце концов, сами перейдут к золотому монометаллизму [7]. По мнению крупного нью-йоркского банкира Д. Селигмена, свободная чеканка серебра наносит ущерб процветанию страны и вызывает напряжение финансовой системы, что грозит беспрецедентно суровыми испытаниями [8]. О том же самом говорил и другой, но уже не финансовый, а промышленный магнат Э. Карнеги, констатируя «опасность паники и краха» [9].

Сторонники серебра немедленно выдвинули свои аргументы. Сенатордемократ от штата Индиана Д. Вурхиз напомнил, что серебряные деньги составляют примерно половину платежных средств в мире и изъятие их из обращения вызовет серьезные последствия. Серебряные деньги сыграли важную роль в пионерском развитии США, прежде всего их западных регионов.

И утверждение, что это «нечестные деньги», является ложью со стороны денежных классов рантье, стремящихся к увеличению покупательной силы своих доходов [10].

Резкое обострение денежной проблемы дал финансово-экономический кризис 1893–1897 гг. Журнал «Североамериканское Обозрение», отбросив в эти дни какие-либо претензии на беспристрастность, предоставил голос преимущественно сторонникам отмены закона Шермана. Э. Карнеги в своем «Слове к рабочим» попытался доказать, почему серебряные монеты и порождаемая ими инфляция не выгодны трудящимся [11]. Все тот же Э. Лич с тревогой отмечал: «Наше законодательство о чеканке монет не учитывало закоОбщественные науки. Политика и право нодательство остального мира» [12]. Пропагандисты твердых денег стремились использовать в свою пользу и «голос из народа» в лице анонимного вкладчика сберегательного банка, которому, как он упомянул, незавидную судьбу его вклада разъяснили президент банка и его работодатель в случае сохранения закона Шермана [13]. И только настойчивый пропагандист серебряных денег конгрессмен Р. Блэнд сказал откровенно то, о чем думали многие: отмена закона Шермана без принятия какого-либо другого компромиссного акта будет означать демонетизацию серебра [14].

В 1895–1896 гг. денежная проблема расколола общественное мнение страны и одну из ее ведущих партий – демократическую. В период президентской кампании 1896 г. она приобрела характер маниакальной политической сверхидеи [15]. И хотя победителем на выборах стал золотой монометаллист республиканец У. Маккинли, он и его однопартийцы еще долгое время не решались приступить к проведению пропагандируемого ими курса на практике.

Вопрос о монополиях в конце XIX в. приобретал все большую актуальность, но антимонопольное законодательство, принятое в конце XIX в., имело весьма низкую эффективность. Ни закон о межштатной торговле 1887 г., ни антимонопольный закон Шермана 1890 г. не оказали необходимого сдерживающего влияния на сохранение должной конкурентной среды1.

Принятие закона о межштатной торговле 1887 г. не решило проблему ценовой дискриминации и монополистического сговора на железных дорогах в полном объеме. Известный банкир Г. Клюз, называя закон 1887 г. «справедливым экспериментом», выступает за внесение в него некоторых дополнений и в то же время порицает регулирующую деятельность легислатур штатов ввиду их неспособности координировать интересы штатов и железных дорог. Клюз призывает к гласности в отчетах компаний и квалифицированной подготовке менеджеров железнодорожных корпораций [17].

Х. Т. Ньюкомб обратил внимание на некоторые заметные недостатки закона 1887 г. о межштатной торговле, в частности на ограниченные полномочия Комиссии по межштатной торговле и не вполне полную собираемую ей железнодорожную статистику [18]. В следующей своей статье Х. Т. Ньюкомб уже более настойчиво проводил мысль о необходимости корректировки закона 1887 г. и принятия закона о регулируемых федеральными властями железнодорожных пулах. К этому времени, как указывал автор, идею подобного закона стали поддерживать очень многие влиятельные лица в Конгрессе и сам председатель Комиссии по межштатной торговле [19].

Антимонопольный закон Шермана в 1890-е гг. использовался не в полной мере, поэтому неудивительно, что отдельные штаты, например Техас, приняли свои антимонополистические законы. Губернатор Дж. Д. Сейерс пояснил, что специальный закон штата запрещает создание как ценовых и производственных пулов между индивидуальными предпринимателями, партнерствами, так и трестов и прочих монополий. Подобные объединения в основном являются порождением ошибочной федеральной политики в вопроПоследняя мера объявила незаконным «любой сговор, объединение в форме треста либо в иной другой форме, направленные на ограничение торговли или коммерции, осуществляемой между различными штатами или с иностранными государствами» [16].

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион сах о денежном стандарте и высоких протекционистских пошлинах, которую Конгресс в силах изменить. И если по крайней мере 20 штатов стали бы проводить скоординированную антимонопольную политику, то сила трестов оказалась бы сломлена [20, р. 215–217].

В то же время противник антимонопольных мер Дж. Ауэрбах с удовлетворением отметил, что Верховный Суд США вместе с рядом других судов дает предельно узкое толкование антимонопольного закона Шермана и поддерживает коммерческие интересы и традиции английской расы по сохранению свободы предпринимательской деятельности [20, р. 398].

По мере развития процессов индустриализации и монополизации противоречия между трудом и капиталом, которые государство по-прежнему не регулировало, заметно усиливались. Это вылилось в увеличение числа забастовок. Например, Гомстедская стачка на предприятии сталелитейного магната Э. Карнеги вызвала бурную дискуссию. Председатель расследовательского комитета Конгресса У. Оутс писал, что законы каждого штата должны служить для защиты как труда, так и капитала. Иначе, по мнению конгрессмена, следует ожидать революцию и кровопролитие, которые могут привести даже к смене формы правления. Оутс возлагает надежды на Конгресс, который может издать необходимые законы, особенно регулирующие поток иммигрантов [21].

Выражая мнение крупнейшего объединения трудящихся Ордена Рыцарей труда, его руководитель Т. Паудерли требовал ввести законы, устанавливающие рассмотрение спорных вопросов между работодателем и наемной силой, и исполнять решения арбитров. Смешанной комиссии из рабочих и работодателей необходимо было предоставить доступ ко всем бухгалтерским книгам, ценным бумагам и информации по спорным вопросам. Создание совета арбитров должно было помочь избежать забастовок.

Другая крупная забастовка – Пульмановская. Она привела к созданию Комиссии из трех членов во главе с комиссаром по труду К. Райтом. Комиссия не стала однозначно на сторону предпринимателей, а обвинила в происшедшем обе стороны. В ее докладе предлагалось создать специальный постоянный орган по стачкам с целью их расследования и выработки законодательных рекомендаций. Параллельно с этим два члена Комиссии вместе с членами конгрессовского Комитета по труду стали разрабатывать билль об арбитраже. Впрочем, он был встречен без энтузиазма, постоянно откладывался и был принят только летом 1898 г. [22].

В целом рабочий вопрос во всей его многозначности не мог не волновать американцев, так как число стачек не уменьшалось и они нередко пользовались поддержкой местных жителей – других рабочих, хозяев лавок и магазинов, представителей газет, членов милиции. Трудные экономические времена и недовольство всесильными корпорациями, провоцировавшими конфликты, способствовали возникновению чувства солидарности [23].

К сожалению, всю эту сложную картину социального недовольства и реальные пути его снижения журнал «Североамериканское Обозрение» не мог и не хотел показать.

В то же время среди шести наиболее значимых внутриполитических проблем XIX в. четыре, чисто экономические, занимают в журнале, бесспорно, ведущее место. В период с 1889 по 1900 г. по тарифному вопросу было № 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право опубликовано 22 статьи, по вопросу о денежном стандарте – 66, по монополиям – 39, по рабочему вопросу – 27. Однако сама государственная политика не в полной мере реагировала на болевые симптомы индустриализирующегося общества.

Список литературы

1. С а л о м а ти н, А. Ю. История государства и права, конец XVIII–XIX вв. / А. Ю. Саломатин. – М., 2006. – С. 59.

2. A Duel. Free Trade – The Right Hon. W. E. Gladstone. Protection – The Hon. James G. Blaine // The North American Review. – 1890. – January.

3. M c M i l l i n, B. Issues of the Presidential Campaign / B. McMillin // The North American Review. – 1892. – March. – P. 264.

4. S m i t h, C. S. Home Industries and the Wilson Bill / C. S. Smith [et al.] // The North American Review. – 1894. – March.

5. P o r t e r, R. B. The Dingley Tariff Bill / R. B. Porter // The North American Review. – 1897. – April. – P. 580.

6. K e l l e r, M. Affairs of State. Public Life in Late Nineteenth Century America / M. Keller. – Cambridge, Mass., 1977. – P. 376–377.

7. L e e c h, E. O. The Menace of Silver Legislation / E. O. Leech // The North American Review. – 1891. – March. – P. 302, 303.

8. S e l i g m a n. The Silver Question Again / Seligman // The North American Review. – 1891. – February. – P. 208.

9. C a r n e g i e, A. The ABC of Money / A. Carnegie // The North American Review. – 1891. – June. – P. 738.

10. V o o r k e e s, D. W. A Plea for Free Silver / D. W. Voorkees // The North American Review. – 1891. – November. – P. 524, 526–529.

11. C a r n e g i e, A. The Silver Problem. I. A Word to the Wage Earners / A. Carnegie // The North American Review. – 1893. – September.

12. L e e c h, E. O. Silver Legislation and Its Results / E. O. Leech // The North American Review. – 1893. – July.

13. A Depositor’s point of View // The North American Review. – 1893. – February. – P. 184–185.

14. B l a n d, R. P. Boones and Banes of Free Silver. I “In the Interest of Shylock” / R. P. Bland // The North American Review. – 1893. – February. – P. 176, 177.

15. С а л о м а ти н, А. Ю. Монетаристская проблема в США в последней четверти XIX в. / А. Ю. Саломатин // Вопросы истории. – 2001. – № 11, 12.

16. Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты / под ред.

О. А. Жидкова. – М., 1993. – С. 401, 402.

17. C l e ws, H. Legislative Injustice to Railways / H. Clews // The North American Review. – 1889. – March.

18. N e wc o m b, H. T. The Present Railway Situation / H. T. Newcomb // The North American Review. – 1897. – November.

19. N e wc o m b, H. T. The Opposition to Railway Pooling / H. T. Newcomb // The North American Review. – 1899. – March. – P. 321, 322.

20. S a y e r s, J. D. Anti-Trust Legislation / J. D. Sayers // The North American Review. – 1899. – August.

21. The Homestead Strike. I. A Congressional View. By W. C. Oates. II. A Constitutional View. By G.T. Curtis. III. A Knight of Labor’s View. By T. V. Powdery // The North American Review. – 1892. – September.

22. E g g e r t, G. G. Railroad Labor Disputes. The Beginning of Federal Strike Policy / G. G. Eggert. – Ann Arbor : University of Michigan Rress, 1967. – P. 213–224.

23. L i c h t, W. Industrializing America. The Nineteenth Century / W. Licht. – Baltimore ;

L., 1995. – P. 174, 175.

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион Наквакина Екатерина Владимировна Nakvakina Ekaterina Vladimirovna ассистент, кафедра политологии Assistant, sub-department of political и теории права, Пензенский science and law theory, государственный университет Penza State University E-mail: katrion84@mail.ru УДК970«1880/1900»+070.11 Наквакина, Е. В.

Государственная политика США в эпоху индустриализации конца XIX в. (по материалам журнала «Североамериканское Обозрение») / Е. В. Наквакина // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.

Общественные науки. – 2010. – № 2 (14). – С. 14–20.

№ 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право УДК 327[47+57] А. Ю. Саломатин, А. С. Туманова

ОБНОВЛЕНИЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

В КОНТЕКСТЕ МИРОВОГО МОДЕРНИЗАЦИОННОГО

ПРОЦЕССА (СРАВНИТЕЛЬНОЕ

ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ)

Аннотация. Авторы рассматривают российскую модель государственной модернизации. Они анализируют различные препятствия, экономические и политические силы, задействованные в этом процессе, а также его особенности.

Ключевые слова: модернизация государства, создание современного государства в России, мировой модернизационный процесс.

Abstract. The authors considers Russian model of state modernization. They analyze different obstacles, economic and political forces behind this process and its pecularities.

Keywords: modernization of state, creation of modern state in Russia, world modernizing process.

Россия, как и другие крупные державы в XIX в., вступила на путь «осовременивания». Многие авторы (например, С. Блэк, А. С. Ахиезер) называют это «догоняющей» модернизацией [1, 2], но правильнее назвать этот феномен запаздыванием модернизационного развития, причем запаздыванием не в чисто общепланетарном масштабе, а только по сравнению с европейскими странами и США. Временной лаг между началом модернизации на Западе и в России вполне объясним многими факторами: прежде всего неблагоприятными природно-климатическими условиями1 и известной деформацией общественного развития в результате татаро-монгольского завоевания2. По наблюдениям Ф. Броделя, Россия вплоть до XVIII в. представляла собой замкнутый «мир-экономику» [5], а это ограничивало внешнее влияние.

В то же время модернизационные процессы здесь и на Западе обладали некоторыми общими истоками и закономерностями. Прежде всего они имели некие модернизационные импульсы, т.е. предпосылки экономико-технологического, духовно-культурного, социально-экономического свойства.

Если для Запада самые ранние из таких импульсов датируются XVI в., то для России – началом XVIII в. На Западе это плюрализация и рационализация религиозности в условиях Реформации, развитие мануфактурного производства и накопление технологических инноваций, успехи естественных наук и заметная секуляризация сознания, распространение в обществе идей Просвещения и политика «просвещенного абсолютизма» [6].

Длинные холодные зимы с короткими жаркими летними периодами, долгое отсутствие выхода у государства к незамерзающим морям предопределили трудности для российского сельского хозяйства и торговли [3]. Аналогичных выводов придерживается и Р. Пайпс: «скверные качества почвы на Севере и капризы дождя, который льет сильнее именно тогда, когда от него меньше всего толка», короткий сельскохозяйственный сезон в 4–5,5 месяца против 8–9 месяцев в Западной Европе, низкая урожайность в сам-3 (в лучшем случае – сам 5) [4].

Полагают, что двухсотлетнее господство преемников хана Батыя стимулировало развитие жестких авторитарных форм власти.

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион В России первым предвестником модернизации стал курс на европеизацию царя Петра I (рис. 1).

–  –  –

Вялотекущий анклавный промышленный переворот (с 1830-х гг.) Революционное движение (дворяндекабристов, радикал-иммигрантов, разночинцев) как фактор побуждения властей к реформам Робкие попытки дворянско-чиновничьего реформизма (Сперанский и др.)

–  –  –

Отмена крепостного права, 1861 г.

Рис. 1. Модель модернизационного старта для России, XVIII – середина XIX в.

Петр I изучал и внедрял не только политический и административный опыт западных стран [7, с. 106, 107], но, что гораздо важнее, пытался осуществить хозяйственные нововведения. Пожалуй, наиболее образно их оценил дореволюционный историк М. П. Погодин: «Место в системе европейских государств, управление, разделение, судопроизводство, права сословий, Табель о рангах, войско, флот, подати, ревизии, рекрутские наборы, фабрики, заводы, гавани, каналы, дороги, почты, земледелие, лесоводство, скотоводство, руководство, виноделие, торговля, внутренняя и внешняя, одежда, наружность, аптеки, госпитали, лекарства, летоисчисление, язык, печать, типографии, военные училища, академии – суть памятники его неутомимой деятельности и № 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право его гения» [8]. Для обмундирования и вооружения армии (в 1715 г. ее численность превышала 220 тыс. человек) не жалелись ни силы, ни средства, в результате чего наша страна обладала в период Северной войны 13 тыс. пушек, а ежегодное производство стрелкового оружия превысило 20 тыс. единиц [9].

В дальнейшем процесс развития шел уже без мобилизационного надрыва, причем здесь использовались и феодализированные, и новые вольнонаемные мануфактуры, и предприятия смешанных типов. Точные данные, к сожалению, отсутствуют. Так, по одним оценкам, «вместо 233 мануфактур, имевшихся к концу царствования Петра, ко времени воцарения Екатерины II (1762 г.) их было 984, а ко времени ее смерти (1796 г.) – 3161 (не считая горных…)». По другим подсчетам (по более крупным предприятиям), – «201 фабрика в 1761 г. и 478 в 1776 г.» [10].

Колонизационно-пространственное расширение – это важный признак российской государственности. В отличие от стран Западной Европы, которым некуда было расширяться на контингенте и можно было думать о дорогостоящей и чреватой международными конфликтами заморской экспансии, Россия спокойно и без особого напряжения сил завоевала Казанские и Астраханские ханства, Сибирь. После преодоления в начале XVII в. критической для страны Смуты и иностранной интервенции новыми направлениями территориального расширения стали Украина и западные земли. Несомненно, что все это, с одной стороны, поднимало могущество и авторитет российской державы, а с другой – потенциально ослабляло крепостнический режим.

Вспомним, что все наиболее мощные крестьянские выступления – под руководством Степана Разина (1667–1671) и Емельяна Пугачева (1773–1775) – зарождались на периферии. В конце концов вольный дух казачества демонстрировал всей остальной России отличные от крепостного состояния идеологию и социально-психологический настрой. Самодержавная власть, принимая во внимание сложносоставной характер империи и ее размеры, в XIX в. была вынуждена учитывать в схемах управления специфику окраинных территорий (например, Финляндии или Польши).

Вторая половина XVIII в. была отмечена еще одной важной модернизационной предпосылкой – распространением идеологии и культуры Просвещения. Будучи частью общеевропейских процессов, российское Просвещение имело некоторую специфику. Российская императрица Екатерина II оказалась далека от крупных реформационных шагов, как, например, Иосиф II в Австро-Венгрии или Фридрих II в Пруссии, но на словах она отдавала дань просвещенческим идеям (чего не скажешь в то же время о французских монархах Людовике XV и Людовике XVI). Во всяком случае российская императрица позволила определенную свободу высказываний в малотиражной журнальной периодике и долгое время терпела издательскую деятельность Н. И. Новикова. Сосредоточившись на выпуске переводных книг прогрессивного содержания, он организовал «Типографическую компанию» из 14 пайщиков. «…В 80-е годы чуть ли не третья часть всех изданных в России книг выходила из руководимых им типографий. А в абсолютных цифрах это почти 800 названий, многие из которых были многотомными» [11].

Для развития модернизации очень важное значение имеет экономическая основа, которая придает устойчивость и долговременность процессам обновления. Если же говорить об их экономических предпосылках, то это Известия высших учебных заведений. Поволжский регион кризис крепостнического труда и вялотекущий промышленный переворот анклавного характера, которые явно обозначили себя в 1830-е гг. Неадекватность экономической ситуации обнаруживается, как видно из табл. 1, 2, с каждым десятилетием после 1830 г.

–  –  –

Если в 1830 г. ВНП Российской империи достигает наивысших показателей в Европе, что является результатом усиленного расширения производства на экспорт в екатерининскую эпоху, то далее наблюдается «эрозия» этого лидерства не только со стороны Великобритании, но и Франции, Германии. Самое же главное, что душевой показатель ВНП России не только был максимально низким, но и практически не вырос за 30 лет. И это не удивительно, ибо некоторый умеренный рост и масштабы в 1830–1850-е гг. были присущи только текстильному комплексу, на долю которого приходилось две трети стоимости промышленной продукции. «За 1830–1850 гг. число машиностроительных предприятий в России возросло с 7 до 25 заводов … в целом это были небольшие предприятия с числом рабочих в 1475 человек с производительностью в 423, 4 тыс. рублей» [13]. В самом зачаточном состоянии находился железнодорожный транспорт, а значит, он не только не работал на перемещение грузов и пассажиров, но и не стимулировал своими заказами другие отрасли производства. Но самой главной бедой России при обширности ее территории было узколокальное распространение передовых технологий. Например, в типичном губернском городе Пензе в конце 1830-х гг. ни о какой серьезной промышленности говорить не приходилось – 12 предприятий при 90 работниках (причем самое крупное из них по производству водки)! В то же время в городе проживали 500 ремесленников, занятых индивидуальным трудом, обслуживающих свыше 8 тыс. крестьян, 1 тыс. служащих военного и гражданского ведомства, более 2 тыс. нижних военных чинов и № 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право более 6 тыс. мещан [14]. Не думаем, что ситуация в соседних (Тамбове, Саратове, Самаре) и других губернских городах была принципиально иной. Тем не менее, не будем забывать о том, что именно механизация текстильных отраслей послужила на Западе трамплином для всеотраслевой модернизации экономики. То же самое происходило и в России, но более замедленными темпами.

Застойный характер экономики особо остро ощущали лучшие умы России, многие из которых стали в оппозицию режиму. Революционное движение обладает свойством принуждать власти к реформам, однако в отличие от европейских столиц, богатых на революции в XIX в., единственным случаем демонстративного неповиновения в российской столице были события на Сенатской площади в 1825 г. Движение декабристов напугало власти своим проникновением в среду дворян-офицеров, но на практике привело не к смягчению, а к ужесточению самодержавного режима при Николае I.

Видимо, большее значение как модернизационная предпосылка имели робкие попытки дворянско-чиновничьего реформизма. В самом первичном виде они относятся к эпохе Александра I, когда люди из ближайшего окружения царя М. М. Сперанский, Н. Н. Новосильцев, А. А. Аракчеев склонялись к формулированию неких конституционных проектов. Наиболее горячим из их сторонников оказался первый из них. Проект М. М. Сперанского «Введение к Уложению государственных законов», подготовленный в 1809 г., оценивается исследователями как «наивысшее в тот период достижение российской конституционной мысли» [15], попытка «ограничения самодержавия и создания в России монархии буржуазного типа» [16]. Предполагалось разграничить законодательную, исполнительную и судебную власть, каждая из которых концентрировалось бы в специальном учреждении (Государственной Думе, министерстве, Сенате). Законодательную власть предлагалось выстроить как систему представительных органов на всех уровнях административно-территориального деления империи. Государственная Дума была призвана ограничивать законодательные прерогативы монарха. Ей должна быть подотчетна исполнительная власть в лице министров [7, с. 115]. Кроме того, Сперанский представил проект «довольно стройной конституции органов и процессуального механизма осуществления правосудия в стране, основанного на выборности и ответственности судей, наличии присяжных, публичности и повышении надзора за соблюдением законности как в вопросах применительно материального, так и процессуального права» [17].

Сперанский чувствовал враждебность дворянства и чиновничества к своим проектам и предупреждал об этом императора [18]. Но тем не менее падение реформатора состоялось в марте 1812 г.: он был отправлен в ссылку вначале в Нижний Новгород, а затем в Пермь. Три года пребывания в должности Пензенского губернатора и два года в должности Сибирского генералгубернатора не вернули автору амбициозных проектов былого влияния, доказав шаткость положения реформаторов в России.

В царствование Николая I подход к возможным преобразованиям государственного управления и общественных отношений стал значительно более сдержанным, но в конце концов подспудно вызревавшие мысли о новациях вылились в первые годы царствования Александра II в Крестьянскую реформу 1861 г. Она стала именно тем последним толчком, который инициировал модернизационный старт (рис. 2).

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион Первичная модернизация Переход к коренной экономики, последняя модернизации экономики треть XIX в. (завершение (тенденция промышленного к монополизации при массе переворота и начало мелкого производства индустриализации в провинции) анклавного характера;

переход к массовому экспорту продовольствия)

–  –  –

В 1870 г. по сравнению с 1860 г. резко увеличился ВНП, который вновь (правда, временно) вывел Россию в европейские лидеры. В 1870 и 1880 гг.

вырос ВНП и в душевом исчислении. Однако в то время как на Западе вовсю разворачивалась индустриализация, в России только-только в 1880 г. завершался промышленный переворот. Иными словами, здесь в последней трети XIX в. имела место только первичная стадия модернизации, которую Запад прошел в первой половине XIX в.

Особенно медленно осуществлялись изменения в государственнополитической сфере. Вследствие отмены крепостного права и дворянских привилегий население приобрело основные личные (неполитические) права.

Вводились принципы всесословности в комплектовании армии и в деятельности органов народного просвещения. Новые институты (присяжных заседателей, поверенных), а также принципы судоустройства и судопроизводства (равенство граждан перед судом, гласность судопроизводства, состязательный процесс) установила Судебная реформа 1864 г. Однако избирательные права российским гражданам были предоставлены только на местном уровне при формировании земских и городских органов самоуправления. Не было условий для становления политических партий и даже элементарного проявления более или менее значимых общественных инициатив в масштабах государства.

Возможно, реформы 1860-х гг. заложили институциональную структуру гражданского общества «достаточного масштаба и автономности, чтобы противостоять монополии режима на политическую власть» [20–22]. Однако сам режим всячески тормозил развитие общественных инициатив. Как признавал в своем дневнике бывший министр внутренних дел П. А. Валуев, «мы… душим вместо того, чтобы управлять, и рядом с этим создаем магистратуру, гласный суд и свободу или полусвободу печати…» [23].

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион В последнем своем заявлении о полусвободе печати П. А. Валуев даже идеализировал ситуацию. Принятый в 1865 г. новый цензурный устав сохранял предварительную цензуру за провинциальной печатью. В то же время там, где она могла быть отменена, требовалось внесение залога от 2,5 до 5 тыс. руб. Правительство, опираясь на опыт режима Наполеона III во Франции, широко использовало систему предупреждений. «С сентября 1865 г.

по 1 января 1880 г. предостережения будут даны 167 изданиям, приостановлено 52 в общей сложности на 13 лет и 9 месяцев» [24]. Более того, политическая несвобода и низкий образовательный уровень населения предопределили слабое развитие печати: среднетиражных печатных органов с тиражом в десятки тысяч экземпляров в России были единицы (например, газета «Новое время», созданная в 1876 г.).

Решительное ускорение российской экономики на рубеже XIX–XX вв., в которой началось успешное развитие тяжелой промышленности, нефтедобычи и нефтепереработки, железнодорожного транспорта, формирование первых монополистических объединений, демонстрировало недопустимый разрыв хозяйственной и политической модернизации. В годы первой русской революции 1905–1907 гг. правящий режим был вынужден согласиться на определенную конституционализацию государственного строя. Манифест императора Николая II от 17 октября 1905 г. провозглашал политические свободы (неприкосновенность личности, свободы совести, слова, собраний, союзов). Был сформирован выборный законодательный общероссийский орган – Государственная Дума, а Государственный Совет, бывший совещательным органом при царе, приобрел статус верхней палаты парламента с правом законодательной инициативы. Половина членов в нем по-прежнему назначалась царем, а половина избиралась по квоте от духовенства, земских собраний, дворянских обществ, академической и вузовской науки, торговопромышленных кругов. При всем желании дореволюционных российских правоведов и современных западных русистов увидеть в новых органах некий вариант западного парламентаризма правильнее говорить о формировании режима дуалистической монархии [25]. Складывается весьма неустойчивая многопартийная система с размытыми фракциями в Государственной Думе [26]. В то же время начинает формироваться дифференцированный рынок среднетиражных изданий с массовыми и качественными газетами, на котором ощущается влияние крупного капитала.

В целом возможность перехода ко вторичной модернизации государственно-политической сферы была прервана Первой мировой войной. Как известно, Россия не выдержала столь суровых испытаний. Ее медленно и анклавно индустриализовавшаяся экономика и находившееся только в стадии становления гражданское общество, которое деформировали острые социальные противоречия, не смогли выработать стимулы к быстрой замене устаревшего самодержавия на более современные и эффективные формы государственно-политической жизни.

Список литературы

1. К р у п и н а, Т. Д. Теория «модернизации» и некоторые проблемы развития России конца XIX – начала ХХ вв. / Т. Д. Крупина // История СССР. – 1971. – № 1. – С. 198.

2. Российская модернизация: проблемы и перспективы : материалы круглого стола // Вопросы философии. – 1993. – № 7. – С. 3, 4.

№ 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право

3. W h i t e, C. M. Russia and America: the Roots of Economic Divergence / C. M. White. – L., 1987.

4. П а й п с, Р. Россия при старом режиме / Р. Пайпс. – М., 1993. – С. 16–21.

5. Б р о де л ь, Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV–XVIII вв. / Ф. Бродель. – М., 1992. – Т. 3. Время мира. – С. 16.

6. С а л о м а ти н, А. Ю. Политическая модернизация: сравнительный анализ моделей развития на примере США и России / А. Ю. Саломатин, А. С. Туманова. – Пенза, 2010. – С. 6.

7. М е д у ш е в с к и й, А. М. Конституционные проекты в России / А. М. Медушевский // Конституционные проекты в России. XVIII – начало ХХ вв. – М., 2000.

8. П о г о д и н, М. П. Петр Великий / М. П. Погодин // Историко-критические отрывки. – М., 1845. – Т. 1. – С. 342

9. K a h a n, A. Contimiti in Economic Activity and Policy. During the Post Petrine Period in Russia / A. Kahan // Russian Economic Development from Peter the Great to Stalin. – N.Y., 1974. – P. 57.

10. Л я щ е н к о, П. И. История народного хозяйства СССР / П. И. Лященко. – М., 1950. – Т. 1. – С. 449, 450.

11. К р а с н о б а е в, Б. Очерки истории русской культуры XVIII века / Б. Краснобаев. – М., 1972. – С. 320.

12. K e n n e d y, P. The Rise and Fall of the Great Powers Economic Change and military Conflict from 1500 to 2000 / P. Kennedy. – N.Y., 1987. – P. 170, 171.

13. С о л о в ь е в а, А. М. Промышленная революция в России в XIX в. / А. М. Соловьева. – М., 1990. – С. 60, 61.

14. Пензенские губернские ведомости. – 20 января. – 1839 г.

15. С а х а р о в, А. Н. Конституционные проекты и цивилизационные судьбы России / А. Н. Сахаров // Конституционные проекты в России. XVIII – начало ХХ в. / отв.

ред. С. Бертолисси, А. Н. Сахаров. – М., 2000. – С. 58.

16. М и р о н е н к о, С. В. Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России в начале XIX в. / С. В. Мироненко. – М., 1989.

17. К о д а н, С. В. Божьей милостью Чиновник. М. М. Сперанский и Российское государство / С. В. Кодан. – Екатеринбург, 2001. – С. 117, 118.

18. О с и п е н к о, С. В. Политико-правовое учение М. М. Сперанского / С. В. Осипенко. – Тверь, 2007. – С. 21.

19. Л а в е р ы ч е в, В. Я. Крупная буржуазия в пореформенной России. 1861–1900 / В. Я. Лаверычев. – М., 1974. – С. 15.

20. E m m o n s, T. The Zemstvo in Historical Perspective / T. Emmons // The Zemstvo in Russia: An Experiment in Local Self-Government / Eds. Terence Emmons and Wayne S. Vucinich. – Cambridge, 1982. – P. 433.

21. F i g e s, O. A People's Tragedy: A History of the Russian Revolution / O. Figes. – N.Y., 1996. – P. 162.

22. E n g e l s t e i n, L. The Dream of Civil Society in Tsarist Russia: Law, State and Religion / L. Engelstein // Civil Society Before Democracy: Lessons from Nineteenthcentury Europe / Ed. Nancy Bormeo and Philip Nord. – Lanham, 2000. – P. 23–41.

23. С о л о в ь е в, Ю. Б. Самодержавие и дворянство в конце ХIХ в. / Ю. Б. Соловьев. – Л., 1973. – С. 20.

24. Ж и р к о в, Г. В. История цензуры в России. XIX–XX вв. / Г. В. Жирков. – М., 2001. – С. 145, 146.

25. И л ь и н, А. В. Форма правления в России в 1905–1917 гг. // Историко-правовой вестник : сборник научных статей / отв. ред. А. С. Туманова. – Тамбов, 2005. – Вып. 1. – С. 212–214.

26. Д е м и н, В. А. Государственная дума России: механизм функционирования / В. А. Демин. – М., 2006. – С. 38–41.

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион Саломатин Алексей Юрьевич Salomatin Aleksey Yuryevich доктор юридических наук, Doctor of juridical sciences, доктор исторических наук, профессор, doctor of historical sciences, professor, заведующий кафедрой политологии head of sub-department of political science и основ права, руководитель Центра and law foundations, director of the Center сравнительно-правовой политики, of comparative legal policy, Penza State Пензенский государственный University, full member of the Academy университет, действительный член of political science Академии политической науки E-mail: valeriya-zinovev@mail.ru Туманова Анастасия Сергеевна Tumanova Anastasiya Sergeevna доктор юридических наук, Doctor of juridical sciences, доктор исторических наук, doctor of historical sciences, professor, профессор, кафедра теории государства sub-department of the theory of state и сравнительного правоведения, and comparative jurisprudence, Государственный университет – State University – Higher School Высшая школа экономики (г. Москва) of Economics (Moscow) E-mail: anastasiya13@mail.ru УДК 327[47+57] Саломатин, А. Ю.

Обновление Российского государства в контексте мирового модернизационного процесса (сравнительное политико-правовое исследование) / А. Ю. Саломатин, А. С. Туманова // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2010. – № 2 (14). – С. 21–30.

–  –  –

Abstract. The article is devoted to the analysis of the governmental and regional documents on various problems of the Registered Cossacks in Russia.

Keywords: registered cossacks, cossack society, state service.

Возрождение российского казачества, ставшее массовым общественнополитическим движением в конце 80-х гг. ХХ в., представляет собой сложный, многофакторный процесс сущностных трансформаций малочисленных неформальных объединений потомков казаков в казачьи общества, внесенные в государственный реестр, и казачьи общественные объединения. Изучение этого процесса позволяет определить тенденции государственной политики по отношению к казачеству, организации государственной службы и иной общественно полезной деятельности казаков.

Большое значение для казачьего движения имел 1-й Большой Круг казаков, который 30 июня 1990 г. учредил общественную организацию Союз казаков. Организационное оформление казачьего движения в общегосударственном масштабе способствовало созданию казачьих объединений в Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях, других регионах.

До конца 1992 г. были созданы общественные организации Ставропольский краевой союз казаков, Союз казаков Калмыкии, Кубанская казачья Рада.

Некоторые казачьи организации, например Союз казаков области Войска Донского, Терское казачество, Союз Сибирских казаков, Союз казачества Поволжья и Урала, Союз казаков Забайкалья и Дальней России, объединяли казачьи организации нескольких субъектов Федерации и приобретали межрегиональный характер.

В начале 1990-х гг. «новая» политическая элита России поддерживала казачьи объединения, содействовавшие разрушению основ коммунистического режима, выполнила требования о внесении казачества в число народов, репрессированных советским государством по политическим мотивам, и о законодательном закреплении гарантий полной реабилитации казачества по пяти направлениям: территориальному, политическому, социальному, культурному, экономическому [1]. Однако реабилитационные меры в отношении казаков не осуществлялись, вследствие чего в первой половине 1990-х гг. отмечалось повышение напряженности в отношениях органов государства и казачьих объединений [2]. Снижение напряженности происходило в связи с новыми указами Президента России и постановлениями Правительства РФ, декларировавшими намерения государства содействовать решению проблем казачьего движения [3, 4].

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион В середине 1990-х гг. правящая элита России признала, что казачье движение приняло массовый организованный характер и переросло рамки общественного движения. Но механизм реализации законодательных актов и ясно сформулированная государственная политика по отношению к казачеству отсутствовали [5]. В условиях повышения политической активности всего населения России массовое казачье движение могло стать либо союзником, либо противником «новой» политической элиты, выполнять в государстве и гражданском обществе конструктивные или деструктивные функции.

Для получения поддержки казачества государство должно было вовлечь его в механизм государственной власти, подобно тому как с середины XVI в. до 1917 г. казачество являлось элементом механизма военно-экономической колонизации новых земель и защиты приграничных территорий России.

В целях проверки потенциальных возможностей современного казачества в 1993–1994 гг. проводились эксперименты по привлечению казачьих общественных организаций к воинской, пограничной, правоохранительной и иной службе. Они осуществлялись в соответствии с указами Президента Российской Федерации [6], нормативными документами соответствующих министерств и ведомств.

Положительные результаты экспериментов использовались для обоснования новой стратегии государства в отношении казачьего движения. Она была сформулирована в Основных положениях концепции государственной политики по отношению к казачеству и Примерной схеме взаимодействия государства с казачьими территориальными объединениями, которые были одобрены Правительством России в апреле 1994 г. [5]. В этих документах отражен поворот политической стратегии государства на сотрудничество с теми казачьими обществами, которые выражают готовность выполнять требования законодательства о государственной службе казачьих обществ.

В последующие три года (1994–1997) активно создавалась правовая база новой государственной политики по отношению к казачеству. Для организационно-политического обеспечения ее реализации издавался Указ Президента России «О государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации», который определил критерии отбора казачьих объединений для внесения в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, принципы формирования их структуры и организации государственной и иной службы [7].

Согласно этим требованиям в государственный реестр вносились хуторские, станичные, городские, окружные (отдельские) и войсковые казачьи общества, члены которых в порядке, предусмотренном законодательством, приняли обязательства по несению государственной и иной службы. Одновременно жесткие требования Временного положения к количественному составу «реестровых» казачьих обществ, выполнению ими обязательств по несению государственной и иной службы позволяли органам государственной власти оказывать организационное, политико-правовое, экономическое и иное управляющее воздействие на казачье движение. Положение предусматривало, что казачьи общества, имеющие численность ниже предусмотренной законодательством, не выполняющие обязанности государственной и иной службы, подлежат исключению из государственного реестра казачьих обОбщественные науки. Политика и право ществ в Российской Федерации, вследствие чего лишаются оснований для государственной поддержки.

В общественных организациях Ставропольское казачье войско, Терское казачье войско, Союз казачьих войск России и зарубежья и некоторых других требования к «реестровым» казачьим обществам оценивались как наступление на «казачьи вольности» и нежелание государства выполнять законодательно определенные гарантии полной реабилитации российского казачества.

Это привело к расслоению казачьего движения на сторонников и противников реестра: «реестровые» казачьи общества и казачьи общественные объединения имеют разные формы организации и различные нормативноправовые основы деятельности.

Контент-анализ законодательства показал, что с 1995 г. в законодательстве России предпочтения отдавались казачьим обществам, внесенным в государственный реестр, что создало наиболее благоприятные организационные, политические, правовые и иные условия для их развития. По требованию Правительства РФ для оказания помощи казачьим объединениям в исполнительных органах субъектов Федерации были созданы оргкомитеты.

В Ставропольском крае такой комитет установил, что социальная база казачьих организаций Ставрополья насчитывала около 130 тыс. человек, но желание входить в «реестровые» казачьи общества и нести государственную службу в 1996 г. выразили менее 17 % казаков [8, л. 14–18, 23, 24]. Наиболее привлекательными для себя опрошенные казаки считали производство и поставки государству сельскохозяйственной продукции, участие в охране объектов государственной и муниципальной собственности [8, л. 25, 26].

Улучшить использование социальной базы казачьих обществ можно было путем создания реальных предпосылок несения казаками государственной и иной службы на условиях, более выгодных, чем другие виды производственной, коммерческой или иной деятельности.

Вследствие проведенной подготовительной работы в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации были внесены в 1996 г.

Волжское войсковое казачье общество, в 1997 г. – Сибирское, Забайкальское, Терское, Уссурийское, Енисейское войсковые казачьи общества и Всевеликое войско Донское, в 1998 г. – Оренбургское, Кубанское и Иркутское войсковые казачьи общества. Казачьи общества, внесенные в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, действуют в 70 субъектах Российской Федерации, хотя официально зарегистрированы только в 56 республиках, краях и областях. Официально заявленный численный состав «реестровых» казачьих обществ превысил 600 тыс. человек [9].

Указ Президента РФ «О порядке привлечения членов казачьих обществ к государственной и иной службе» предусмотрел, что члены казачьих обществ «несут военную службу в порядке, установленном федеральным законодательством; привлекаются к охране государственной границы Российской Федерации в составе общественных формирований; производят и поставляют сельскохозяйственную продукцию, сырье и продовольствие для нужд Вооруженных Сил» [10]. Привлечение казачьих обществ к таким видам службы относилось к компетенции федеральных исполнительных органов, а заинтересованным федеральным органам государственной власти и органам местного самоуправления предоставлялось право привлекать казачьи общества к иным видам службы, необходимым для регионов и муниципальных Известия высших учебных заведений. Поволжский регион образований. К иным видам службы относились охрана общественного порядка и объектов, находящихся в государственной и муниципальной собственности; сопровождение грузов; участие в мероприятиях, связанных с ликвидацией последствий стихийных бедствий и оказанием помощи пострадавшим; служба в таможенных органах Российской Федерации; участие в егерской, природоохранной и экологической службе, контроле за использованием земель; охрана лесов от пожаров, вредителей и болезней; производство, закупка и поставка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для федеральных и региональных нужд; охрана объектов обеспечения жизнедеятельности населения. Всего предусматривалось одиннадцать видов государственной и иной службы.

Дополнительные меры для привлечения казаков к государственной и иной службе определяли Указ Президента России «Об экономических и иных льготах, предоставляемых казачьим обществам и их членам, взявшим на себя обязательства по несению государственной и иной службы» и постановления Правительства Российской Федерации о порядке формирования целевого земельного фонда для предоставления земель казачьим обществам [11] и оказания им финансовой помощи в строительстве жилья и обзаведении хозяйством [12].

В 1999 г. Правительство РФ утвердило Федеральную целевую программу государственной поддержки казачьих обществ [13, 14]. Ее основные цели: разработка и реализация комплекса организационных и нормативноправовых мер, обеспечивающих привлечение казачьих обществ к несению государственной и иной службы и экономической деятельности на основе традиционных для казаков форм самоуправления и хозяйствования; улучшение социально-экономического положения членов казачьих обществ, включенных в государственный реестр Российской Федерации; обеспечение межэтнической и социально-экономической стабильности в приграничных и других регионах России.

Для финансирования Программы планировалось выделить 1653,7 млн руб.

(в ценах 1998 г.) из федерального бюджета (155,4 млн руб.), 1498,3 млн руб.

из бюджетов субъектов Федерации и других источников [13, 14].

Основными исполнителями мероприятий Программы назначались федеральные министерства и ведомства, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также казачьи общества, включенные в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации.

Выполнение Федеральной программы должно было обеспечить значительный прирост численности казачьих обществ и их членов, привлеченных к государственной и иной службе: с 490 тыс. человек в 1998 г. до 670 тыс. человек в 2001 г.

Для государственной поддержки казачьих обществ, взявших на себя обязательства по производству и поставке сельскохозяйственной продукции для государственных нужд, Правительство России приняло постановление об обеспечении казачьих обществ автомашинами, тракторами, скотом, удобрениями и другими необходимыми ресурсами [15].

Однако механизм реализации принятых правовых актов не был создан, запланированные средства на реализацию мероприятий Федеральной программы из бюджета Российской Федерации и ее субъектов выделялись в объОбщественные науки. Политика и право емах, значительно меньших, чем было запланировано. Вследствие этих и других организационных причин Федеральная программа не выполнялась.

Контроль за соблюдением требований законодательства по вопросам формирования «реестровых» казачьих обществ, организации государственной и иной службы казаков первоначально поручался Главному управлению казачьих войск при Президенте России, а впоследствии Управлению по вопросам казачества при Президенте Российской Федерации. После ликвидации этого специализированного управления в 2003 г. вопросы взаимодействия государства с казачьими обществами передавались в ведение советника Президента России, Минюста РФ, Минрегионразвития РФ, представителей Президента России в федеральных округах. После таких реорганизационных реформ механизм государственного реестра казачьих обществ не обеспечивает выполнение возложенных на него функций содействия организации службы членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, а без централизованного механизма разработки и реализации государственной политики по отношению к казачеству органы государственной власти в субъектах Российской Федерации в основном решают проблемы организации государственной службы и иной общественно полезной деятельности казачьих обществ бессистемно, на свой страх и риск.

Из-за отсутствия единой системы государственной службы казачьих обществ, например на Ставрополье, при потенциальной базе роста численности казачьих обществ до 150 тыс. человек в казачьих обществах состоит менее 15 тыс. членов [16]. Их общественно полезная служба не организована в соответствии с требованиями законодательства.

Для обеспечения государственной политики в отношении казачества требовался специальный федеральный закон. Но после неудавшейся попытки принятия проекта Федерального закона «О казачестве» в июне 1996 г. подготовка нового законопроекта была отложена на неопределенное время. Не решил проблемы правового обеспечения активизации современного казачества и Федеральный закон от 5 декабря 2005 г. № 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества», который регулирует только правоотношения в сфере государственной службы «реестровых» казачьих обществ, оставляя другие проблемы на усмотрение органов государственной власти в субъектах Российской Федерации.

В пределах своей компетенции нормативную базу для привлечения казачества к государственной и иной службе формировали федеральные министерства и ведомства. Во исполнение указов Президента России, постановлений Правительства РФ и по собственной инициативе они издавали ведомственные правовые акты, обеспечивавшие государственную и иную службу членов казачьих объединений [17–19].

В связи с тем, что утвержденная в 1994 г. концепция государственной политики по отношению к казачеству устарела, а новая концепция не принята, государственная политика в отношении казачества не имеет системной организации и развитие современного казачества оказывается в большой зависимости от отношения к нему местной политической элиты, активности самих казачьих обществ.

Очевидно, в начале ХХI в. на конструктивное взаимодействие с органами государственной власти, на получение от них материальной и иной поддержки могут рассчитывать только те казачьи объединения, которые воИзвестия высших учебных заведений. Поволжский регион влечены в механизм государства посредством организации государственной службы и осуществления другой общественно полезной деятельности.

Для конструктивного решения этой проблемы требуется заинтересованное отношение к процессу развития современного российского казачества всех уровней политической элиты, которая должна обеспечить существенное обновление политико-правовых основ организации государственной и иной службы членов казачьих объединений в соответствии с динамично изменяющейся политической системой России, российским законодательством, запросами граждан, признающих себя потомками казаков, и всего общества.

Список литературы

1. О реабилитации репрессированных народов: Закон Российской Федерации от 26 апреля 1991 г. №1107-1 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. – 1991. – № 18. – Ст. 572.

2. А г а фо н о в, О. В. Казачьи войска России во втором тысячелетии / О. В. Агафонов. – Киров, 2002.

3. О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества : Указ Президента Российской Федерации от 15 июня 1992 г. № 632 // Российская газета. – 1992. – 22 июня.

4. О реабилитации казачества: Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1992 г. № 3321-1 // Российская газета. – 1992. – 23 июля.

5. О концепции государственной политики по отношению к казачеству : Постановление Правительства Российской Федерации от 22 апреля 1994 г. № 355 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. – № 3. – Ст. 210.

6. О реформировании военных структур, пограничных и внутренних войск на территории Северокавказского региона Российской Федерации и государственной поддержке казачества : Указ Президента Российской Федерации от 15 марта 1993 г.

№ 341 // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. – 1993. – № 12. – Ст. 993.

7. О государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации : Указ Президента Российской Федерации от 9 августа 1995 г. № 835 // СЗ РФ. – 1995. – № 33. – Ст. 3359.

8. Ведомственный архив Правительства Ставропольского края (ВАПСК). Оп. 1. Д. 493.

9. М а с а л о в, А. Г. Российское казачество: социально-политическая институционализация в современных условиях : дис. … доктора полит. наук / А. Г. Масалов. – Ставрополь : СГУ, 2004. – С. 244–246.

10. О порядке привлечения членов казачьих обществ к государственной и иной службе : Указ Президента Российской Федерации от 16 апреля 1996 г. № 563 // Российская газета. – 1996. – 24 апреля.

11. Об экономических и иных льготах, предоставляемых казачьим обществам и их членам, взявшим на себя обязательства по несению государственной и иной службы : Указ Президента Российской Федерации от 16 апреля 1996 г. № 564 // СЗ РФ. – 1996. – № 17. – Ст. 1955.

12. Об утверждении Положения о порядке формирования целевого земельного фонда для предоставления земель казачьим обществам, включенным в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, и режиме его использования :

Постановление Правительства Российской Федерации от 8 июня 1996 г. № 667 // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 3023.

13. О Федеральной целевой программе государственной поддержки казачьих обществ, включенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации на 1999–2001 годы : Постановление Правительства Российской Федерации от 18 января 1999 г. № 67 // СЗ РФ. – 1999. – № 4. – Ст. 557.

№ 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право

14. О Федеральной целевой программе государственной поддержки казачьих обществ, включенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации на 1999–2001 годы : Постановление Правительства Российской Федерации от 21 июля 1999 г. № 839 // СЗ РФ. – 1999. – № 30. – Ст. 3788.

15. О государственной поддержке казачьих обществ, взявших на себя обязательства по производству и поставке сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд : Постановление Правительства Российской Федерации от 27 ноября 2000 г. № 894 // Российская газета. – 2000. – 6 декабря.

16. Численный состав Ставропольского казачьего округа Терского казачьего войска по состоянию на 15 декабря 2005 г. // Текущий архив СКО ТКВ 2005 г.

17. О мерах по усилению контроля органов внутренних дел за частной детективной и охранной деятельностью: Приказ МВД Российской Федерации от 31 декабря 1999 г.

№ 1105 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2000. – № 1.

18. Об особенностях организации воинского учета членов казачьих обществ и порядке комплектования казаками соединений и воинских частей Вооруженных Сил Российской Федерации, органов и Пограничных войск Федеральной пограничной службы : Указание Генерального штаба Вооруженных Сил РФ // Таболина, Т. В.

Казачество: формирование правового поля / Т. В. Таболина. – М., 2001. – Т. 2. – С. 330–334.

19. О привлечении членов казачьих обществ к работам по охране лесов: Приказ министерства природных ресурсов РФ // Казаки на службе России: информационный бюллетень ГУКВ. – 1997. – № 2. – С. 93–96.

Седых Татьяна Викторовна Sedykh Tatyana Viktorovna преподаватель, кафедра уголовного Lecturer, sub-department of criminal процесса, Краснодарский университет procedure, Krasnodar University under МВД России (Ставропольский филиал) the Russian Ministry of the Interior (affiliated branch in Stavropol) E-mail: sedix81@mail.ru УДК 342.09.07 Седых, Т. В.

Политико-правовые основы государственной службы российского казачества в начале ХХI в. / Т. В. Седых // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2010. – № 2 (14). – С. 31–37.

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион УДК 341 К. А. Ампар

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОГО ПРИЗНАНИЯ

И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА ИХ РЕАЛИЗАЦИИ

Аннотация. В статье рассматриваются теоретические концепции, доктрины, виды, типы, критерии и формы международно-правового признания, а также современная практика их реализации в области международных отношений.

Подчеркивается необходимость действительной поддержки становления новых субъектов международного права со стороны международного сообщества. Международно-правовое признание рассматривается в качестве совокупности норм, регулирующих и направляющих образование новых субъектов международного права – государств.

Ключевые слова: де-факто, де-юре, дипломатическое признание, международное сообщество, международно-правовое признание, непризнанное государство, субъект международного права.

Abstract. The theoretical concepts, doctrines, kinds, types, criteria and forms of an international legal recognition was examined in the article. Also this article tells about modern practice of their realization in the international relations. Necessity of the valid support of formation of new subjects of international law from outside the international community was underlined in the article. International legal recognition was examined as the set of the norms regulating and directing formation of new subjects of international law – the states.

Keywords: de facto, de jure, diplomatic recognition, international community, international legal recognition, unrecognized state, subjects of international law.

Международно-правовое признание принято понимать как действие государства или формальный акт государства, который констатирует некоторые последствия юридического характера в области международных отношений.

Международно-правовое признание означает признание уже существующими государствами или правительствами каких-либо новых государственных образований, правительств, восставшей или воюющей стороны, национальноосвободительных организаций или организаций сопротивления для установления в дальнейшем отношений в различных сферах. Важно отметить, что «международное признание содержит как субъективный элемент – волю признающего, так и объективный элемент – реально существующий объект (положение, факт), который нужно признать» [1].

Международно-правовое признание принято разделять на несколько видов: традиционное, предварительное (или промежуточное). Традиционный вид международно-правового признания применяется в случае признания государства или правительства, обладающего критериями независимости и самостоятельности в области реализации государственной власти. Предварительный (или промежуточный) вид применяется в отношении национальноосвободительных организаций, восставших или воюющих сторон, организаций сопротивления, правительств в эмиграции. Целью такого признания является достижение дальнейшего развития событий, или создание нового государства, если речь идет о признании национально-освободительных оргаОбщественные науки. Политика и право низаций, или стабилизация положения внутри страны в случае установления власти нового правительства неконституционным путем.

Выделяют также несколько типов международно-правового признания, например признание государства, правительства, восставшей (воюющей) стороны (признание в качестве воюющей стороны, которое опирается на наличие конфликта или войны)1, национально-освободительных организаций, организаций сопротивления и т.д.

При признании воюющей стороны государство, со стороны которого исходит это международно-правовое признание, сохраняет свое положение нейтралитета по отношению к обеим сторонам конфликта или войны. «Признание воюющей стороны, восставшего народа позволяет применить право войны во внутригосударственном конфликте. Более того, признание права народов самим решать свою судьбу, а также правомерности борьбы колониальных народов против чужеземного господства и осуществления ими суверенных прав выдвигает вопрос о признании органов, правительств, руководящих этой борьбой» [1].

Международно-правовое признание организаций сопротивления было достаточно распространено в период Второй мировой войны. Организации сопротивления становились объектом международно-правового признания на территориях государств, которые были временно захвачены Германией, т.е. признания власти борющихся против оккупантов. Истории известны случаи преобразования организаций сопротивления в легитимное правительство после освобождения территории от оккупации2.

Данное международно-правовое признание означало, что отныне на движение сопротивления распространялись правила ведения войны, что, в частности, обосновывало оказание помощи Народно-освободительной армии Югославии.

Определение понятия «комбатант» было дано в IV Гаагской Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны от 1907 г., в которой отмечалось, что «военные законы, права и обязанности применяются не только к армии, но также к ополчению и добровольческим отрядам, если они удовлетворяют всем нижеследующим условиям:

1) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных;

2) имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак;

3) открыто носят оружие и соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.

Ополчение или добровольческие отряды в тех странах, где они составляют армию или входят в ее состав, понимаются под наименованием армии» [2].

Радикальная левая политическая партия «Сандинистский фронт национального освобождения» (СФНО) в Никарагуа во время Сандинистской революции была признана в июне 1979 г. Боливией, Эквадором, Колумбией, Перу и Венесуэлой в качестве воюющей стороны.

В 1944 г., например, патриотическое движение за национальную независимость Франции «Сражающаяся Франция»2 преобразовалось во временное правительство Французской Республики, возглавляемое лидером Французского сопротивления, организованного сопротивления оккупации Франции нацистской Германией в 1940– 1944 гг. генералом Шарлем де Голлем (1890–1970 гг.). Получив международноправовое признание, движение сопротивления, его органы приобрели статус комбатантов, т.е. сражающихся.

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион Международно-правовое признание осуществляется заявлением уже существующих государств о том, что данные государства считают новое государственное образование независимым и суверенным, обладающим всеми правами участника международного общения.

Международное публичное право как система, которая регулирует все отношения между своими субъектами, т.е. государствами, своими первичными субъектами, и образованными ими же международными межправительственными организациями, определяет международно-правовое признание как совокупность некоторых норм, которые регулируют и направляют вступление новых субъектов международного права на международный уровень.

Международно-правовое признание означает акт государства, который исходит от органа, обладающего определенными полномочиями и соответствующей компетенцией. Такой добровольный односторонний акт государства свидетельствует о том, что государство, от которого данный акт исходит, расценивает новое государство в качестве субъекта международного права, в качестве государства, с которым намерено поддерживать официальные отношения. Международно-правовое признание также может свидетельствовать о признании власти нового государства, которое утвердилось неконституционным путем, однако признано эффективным для вступления в область межгосударственных отношений.

Признание нового правительства какого-либо государства подразумевает под собой, что данное правительство пришло к власти неконституционным путем, что могло произойти в результате революции, переворота или гражданской войны. Признание нового правительства какого-либо государства означает, что прежнее правительство не способно более представлять данное государство в международных отношениях: «нельзя признать правительство, не признав государства, и наоборот» [1].

Вопрос о международно-правовом признании возникает в случаях, если новое государство появляется в результате замены старого общественного строя новым, т.е. в результате социальной революции, национальноосвободительных войн колониальных и несуверенных стран, объединения нескольких стран или развала одного государства и появления нескольких новых.

Существуют некоторые критерии международно-правового признания нового правительства, опирающиеся на основания для такого признания, например эффективность осуществления власти в государстве и возможность контроля ситуации внутри страны. Для международно-правового признания нового правительства ему необходимо отвечать требованиям защиты прав и свобод человека и гражданина, мирного урегулирования внутренних государственных конфликтов, соблюдения международных обязательств.

Необходимо также отметить, что существует несколько отличных друг от друга форм международно-правового признания: признание де-юре, признание де-факто, или признание фактическое. Международно-правовое признание может иметь прямо выраженный характер в случае направления признающим государством специального документа о таком признании или быть подразумеваемым, если последствия и результаты признания появляются фактически. Однако некоторые исследователи международно-правового признания отмечают, что «в международной практике термином «de facto» нередко злоупотребляют при квалификации объекта признания» [1].

№ 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право «К формам явного признания отнесены: установление дипломатических отношений, заключение международных соглашений, назначение официального представителя, принятие в Организацию Объединенных Наций»

[1]. Установление или согласие на установление уже существующим государством дипломатических отношений с новым государством является более распространенным способом и методом официального международноправового признания. В случае установления дипломатических отношений с новым государством обозначаются все признаки окончательного международно-правового признания. Такое официальное международно-правовое признание (или признание дипломатическое) определяется как признание деюре, которое выявляется в официальных актах, заявлениях, договорах. «Признание необходимо для установления прямых и официальных дипломатических отношений. В действительности же признание – односторонний акт, исходящий от государства, его предоставляющего» [1].

В случае разрыва всяких дипломатических отношений между государствами, наоборот, может возникнуть вопрос о прекращении международноправового признания одного из государств или правительства, участника данных дипломатических отношений. «Признание нового государства или правительства – это акт, который могут совершить или отказаться совершить только государства и правительства. Как правило, оно означает готовность установить дипломатические отношения» [3].

Международно-правовое признание де-факто означает отсутствие уверенности в прочности или эффективности нового субъекта международного общения. Между государствами, признанными де-факто, могут устанавливаться торговые, экономические, финансовые отношения, однако дипломатические представительства будут отсутствовать. Дипломатические отношения могут и не быть установленными в результате международно-правового признания де-факто, что реализуется участием объектов признания в международных конференциях, договорах, организациях. Однако участие в международных организациях, конференциях, договорах субъектов международного права не всегда означает факт взаимного признания. Статья 82 Венской Конвенции «О представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера» от 1975 г. гласит, что «учреждение или сохранение представительства, направление или присутствие делегации или делегации наблюдателя или любое действие, совершенное во исполнение настоящей Конвенции, не подразумевают сами по себе ни признания посылающим государством государства пребывания или его правительства, ни признания государством пребывания посылающего государства или его правительства» [4].

Фактическое признание, или ad hoc1, носит неофициальный и более конкретный характер и свидетельствует лишь о том, что новое государство или правительство или любой другой объект международно-правового признания является теперь участником международных взаимоотношений по какому-либо отдельному вопросу или поводу.

Ad hoc (от лат. ad hoc – для этого) – для специальной цели. Как правило, означает решение, разработанное для конкретной проблемы или задачи, которые не могут быть адаптированы для решения каких-либо других целей. Типичными примерами могут выступать организации, комитеты или комиссии, созданные на международном уровне для решения конкретных задач.

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион Необходимо подчеркнуть, что среди объектов международно-правового признания выделяют «государство; правительство; воюющие стороны во внутреннем конфликте; личности негосударственного характера; нейтралитет; протекторат; территориальные приобретения и другие формы признания» [1]. Все же основным объектом международно-правового признания принято считать образованное на международной арене новое государство, имеющее право на международное признание, основанное на общепризнанных принципах равенства, принципах суверенитета, территориальной целостности, а также невмешательства во внутренние дела государства.

Государство в свою очередь может быть образовано различными способами: в результате так называемой «мирной деколонизации», «насильственной деколонизации», путем предоставления независимости народу, обладающему некоторой территорией, управление которой находится в области какого-либо международного мандата или опеки, или же в результате расчленения какого-либо государства.

В случае «мирной деколонизации» «непосредственно за согласием колониальной державы на предоставление независимости своей колонии автоматически следует международное признание нового государства и немедленный прием его в члены Организации Объединенных Наций» [1]. В случае «насильственной деколонизации» объектом международно-правового признания становится сначала воюющая сторона, затем новое государство.

Предоставление независимости народу, обладающему некоторой территорией, управление которой находится в области какого-либо международного мандата или опеки, вполне явно демонстрируется примером Палестины, мандатом на которую обладала Великобритания. После отказа Великобритании от мандата на управление Палестиной вопрос независимости палестинского народа решался в рамках Организации Объединенных Наций в течение долгих десятилетий.

В качестве примера расчленения государства можно привести отделение Народной Республики Бангладеш (Восточного Пакистана) от Пакистана в 1971 г. В силу такого обстоятельства, как территориальная оторванность Западного и Восточного Пакистана, а также прочих различий в сферах экономики, политики и так далее было развито национально-освободительное движение, которое привело к провозглашению независимости Восточного Пакистана, что сопровождалось вооруженной борьбой.

Существуют конститутивная и декларативная теории международноправового признания.

Конститутивная теория признания была развита такими философами права, профессорами международного права и дипломатами, как Г. Трипель, Д. Анцилотти, К. Штрупп, Х. Фернек, Г. Кельзен, Г. Лаутерпахт и др. Согласно данной теории, международно-правовое признание государства представляет собой конститутивный акт, влияющий на права такого государства как актора международного общения. Однако конститутивная теория не обращает внимания на то, что любое государство вне зависимости от статуса или непризнания имеет и соблюдает международные нормы, права и обязанности, регулирующие международное общение между субъектами международного права. Субъекты международного права соблюдают общепризнанные нормы международного общения в отношении государств, которые являются непризнанными.

№ 2 (14), 2010 Общественные науки. Политика и право Декларативная теория международно-правового признания определяет признание как образование нового актора международного общения, субъекта международно-правовых отношений. Международно-правовое признание как образование нового субъекта международных отношений облегчает реализацию контактов с таким государством или другим объектом признания.

Необходимым условием международно-правового признания является полная независимость образованного государства.

В случаях, когда новые государства образовываются в результате осуществления права народов на самоопределение или же прихода к власти правительств путем свободного выражения воли народа, они будут осуществлять свои права и обязанности актора мирового общения вне зависимости от его признания или непризнания:

«…политическое существование государства не зависит от его признания другими государствами. Даже до своего признания государство имеет право на защиту своей целостности и независимости, на обеспечение своей безопасности и процветания и, исходя из этого, право организовываться, как сочтет необходимым, издавать законы по касающимся его вопросам и руководить различными органами, а также определять юрисдикцию и компетенцию своих судов» [5].

В XX в. были сформулированы доктрины международно-правового признания, заключавшие в себе различные гипотезы о признании или непризнании правительств. Доктрина министра иностранных дел Эквадора Карлоса Р. Тобара от 1907 г. и Доктрина секретаря по внешним связям Мексики Хенаро Эстрады1 от 1930 г. нашли свое отражение в области внешней политики некоторых латиноамериканских государств, в том числе Эквадора и Мексики.

Организация Объединенных Наций отмечает, что «признание нового государства или правительства – это акт, который могут совершить или отказаться совершить только государства и правительства. Как правило, оно означает готовность установить дипломатические отношения» [6]. Также Организация Объединенных Наций признает, что, не являясь ни государством, ни правительством, она «не обладает никакими полномочиями признавать то или иное государство или правительство» [6]. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Пан Ги Мун2 заявил, что «признание независимости государства является личным делом каждой суверенной страны» [7].

50 государств, отказавшихся от международно-правового признания Республики Косово, Республики Абхазия и Республики Южная Осетия в 2008 г., действовали из опасений создания международного прецедента для непризнанных республик, который бы способствовал новой волне борьбы национальных меньшинств за право народов на самоопределение (у Азербайджана были опасения по поводу Нагорно-Карабахской Республики; у Аргентины – по вопросам Фолклендских островов; у Китайской Народной Республики – опасения, касающиеся Тайваня, Тибета, Восточного Туркестана и т.д.).

Международное право определяет непризнанное государство как некое государственное образование, которое обладает всеми признаками государстЭстрада Фелис Х. (1937 г.р.) – мексиканский журналист и дипломат. С 1924 г.

на службе в Министерстве иностранных дел Мексики; в 1930–1932 гг. занимал пост министра иностранных дел Мексики.

Пан Ги Мун (1944 г. р.) – 8-й Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций с 2007 г.

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион венности, такими как, например, население и др. Однако в то же время такие государственные образования не имеют дипломатического признания со стороны государств-членов Организации Объединенных Наций. Таким образом, получается, что непризнанные государства могут являться субъектом международных отношений только лишь в правовом поле государств, признающих друг друга, но не признаваемых государствами-членами Организации Объединенных Наций.

«В современном мире, когда на международной арене существуют государства с различным общественным и государственным строем, критерии признания того или иного объекта могут быть весьма разнообразными. Объем международного признания также различен. На первое место выдвигается окончательное, полное международное признание, затем временное, ограниченное и условное признание. Весьма многообразны и последствия международного признания, поскольку они зависят как от объекта, так и от субъекта признания» [1].

Таким образом, мировая практика развития государственности и международное право уже давно установили основы и принципы суверенности:

наличие наций, владеющих собственной территорией, культурным достоянием; наличие национального языка и традиций государственности. Владение территорией является материальной основой государственности и национального суверенитета; политической основой выступают развитая структура власти и политическая организация; правовой основой являются конституция, декларации и международные пакты, которые фиксируют территориальную целостность, невмешательство во внутренние дела и равенство государств.

Список литературы

1. О л те а н у, О. М. Международное признание в современной практике / О. М. Олтеану, Ж. Верхоевэн. – Л. : Правоведение ; Изд-во Ленинградского ун-та, 1977.

2. IV Гаагская Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны от 1907 г. – Ст. 1. – URL: http://www.kadis.ru/texts/index.phtml?id=32051

3. Фактологический бюллетень. – 2000. – № 2.

4. Венская декларация «О представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера» от 1975 г. – Ст. 82, п. 2. – URL: http://pravo.kulichki.com/zak/megd/meg03986.htm

5. Устав Организации Американских Государств. – Ст. 12. – URL: http://lawrussia.ru/ texts/legal_524/doc524a657x473.htm

6. Каким образом новое государство или правительство добиваются признания со стороны Организации Объединенных Наций? Каким образом та или иная страна вступает в ООН в качестве государства-члена? – URL: http://www.un.org/russian/ question/faq/fs2.htm

7. Международная реакция на провозглашение независимости Абхазии и Южной Осетии. – URL: http://ru.wikipedia.org/wiki Ампар Кама Артуровна Ampar Kama Arturovna аспирант, Санкт-Петербургский Postgraduate student, государственный университет Saint-Petersburg State University E-mail: izdat@hotmail.ru

–  –  –

УДК 341 Ампар, К. А.

Теоретические концепции международно-правового признания и политическая практика их реализации / К. А. Ампар // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. – 2010. – № 2 (14). – С. 38–45.

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион СОЦИОЛОГИЯ УДК 316.7 Ю. В. Шафигуллина

ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ

ОТВЕТСТВЕННОСТИ СТУДЕНЧЕСТВА

В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО ВУЗА

Аннотация. Статья посвящена вопросу определения факторов, формирующих социальную ответственность студента современного вуза. На основе социологического исследования была предпринята попытка выявить зависимость между формированием ответственности студента и такими факторами, как отношение к учебе, отношения с родителями и преподавателями, материальная обеспеченность. Кратко обрисованы основные показатели развития социальной ответственности студенчества.

Ключевые слова: социальная ответственность, студенчество, отношение к учебе, взаимоотношения, материальная обеспеченность, показатели развития.

Abstract. The article is devoted to the question of identification of factors forming students’ social responsibility in modern higher education. According to our own sociological investigation we tried to display dependence between forming of students’ responsibility and such aspects as attitude towards education, interactions with parents and teachers and material security. We also attempted to outline the basic indicators of students’ social responsibility evolution.

Keywords: social responsibility, student community, attitude towards education, interactions, material security, indicators of evolution.

В условиях современного трансформирующегося российского общества наряду с возрастанием значимости научно-технической, социальноэкономической, социально-демографической составляющих большое значение имеет морально-нравственный компонент человеческой личности, повышение роли ответственности и компетентности во всех сферах жизнедеятельности общества. Эти качества формируются личностью еще в период обучения, особенно в процессе получения высшего образования. Поэтому современное образовательное пространство вуза должно стать той средой, которая не просто дает студентам знания, но и формирует ответственную личность.

В качестве методологической базы нашего исследования нами были взяты труды В. И. Добренькова, А. И. Кравченко [1], В. А. Ядова [2], Г. В. Осипова [3]. Кроме того, мы использовали работы современных российских специалистов, посвященные вопросам формирования личности и ее ответственности, ее типам и факторам проявления. Это работы Е. В. ЗолотухинойАболиной [4], А. П. Скрипника [5], К. Муздыбаева [6], Н. А. Промашковой [7], Н. И. Рейнвальд [8] и других.

Итак, посмотрим, как трактуется рассматриваемое понятие в словарях русского языка.

№ 2 (14), 2010 Общественные науки. Социология Ответственность – «необходимость, обязанность отдавать кому-либо отчет в своих действиях, поступках».

Ответственный – «имеющий высоко развитое чувство долга, ревниво относящийся к своим обязанностям», «существенно важный, серьезный» [9].

Ответственный человек – человек «с высоко развитым сознанием собственного долга, проникнутый таким сознанием» [10].

Таким образом, ответственностью называется возлагаемое на кого-либо или взятое кем-то обязательство давать себе отчет в своих действиях и принимать на себя вину за их последствия. Ответственность в полной мере должна быть присуща и личности студента.

Если рассматривать ответственность студента как определенную систему, то ее можно представить следующим образом:

Во-первых, студент выступает как субъект ответственного поведения.

Во-вторых, учеба студента и все компоненты, связанные с ней, включая основы научной деятельности, общественную работу, совмещение учебы с заработком, проживание в общежитии, складывающиеся в процессе учебы и во внеучебное время отношения студента со своими товарищами, преподавателями, куратором, выступают объектом студенческой ответственности.

В-третьих, инстанциями студенческой ответственности можно считать как самого студента, так и его родителей, друзей по группе, преподавателей, декана и т.д. Можно предположить, что студенты, имеющие теплые уважительные отношения с родителями, чувствуют перед ними большую ответственность, чем студенты, чьи отношения с родителями во многом утратили доверительный характер. Особенно это относится к иногородним студентам, которые почувствовали самостоятельность, – для них духовная связь с родителями особенно важна.

Ответственность перед авторитетными преподавателями, деканами, другими руководителями вуза чрезвычайно важна. Очень важным моментом является формирование у студента ответственности перед собой, именно этот вид ответственности заставляет человека работать по-настоящему добросовестно. По-другому ответственность перед собой можно назвать самоуважением (отличается от самолюбия).

Наблюдения также показывают, что в вопросах учебы и по некоторым другим параметрам девушки ведут себя более ответственно по сравнению с юношами, которым по природе свойственно идти на больший риск во всех сферах жизни, в том числе в учебе.

Взаимоотношения между всеми элементами ответственности проявляются в следующих формах:

Во-первых, студент объективно отвечает за свою учебу и адекватное поведение как в вузе, так и вне его стен.

Во-вторых, студент знает (это субъективный момент), что он несет ответственность за свое поведение: его знакомят с уставом вуза, с ним проводят профилактические беседы ответственные за воспитание и безопасность лица (начиная от проректора по воспитательной работе, декана, куратора, заканчивая врачами, психологами, представителями правоохранительных органов, инженером по охране труда).

В-третьих, в случае невыполнения возложенных на студента обязанностей он привлекается к ответственности и наказывается: его могут лишить стипендии, выселить из общежития, отчислить из института.

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион В-четвертых, самой благоприятной ситуацией является положение, при котором студент осознанно принял на себя ответственность и «несет ее».

При социологическом анализе ответственности студента вполне допустим учет такой психологической особенности личности, как принадлежность ее к интернальному или экстернальному типу. Не случайно преподаватели сталкиваются с ситуациями, когда вполне добросовестный студент не хочет брать на себя какое-либо дополнительное поручение (например, стать старостой), мотивируя это тем, что не справится с поставленной задачей (интернальный тип). В то же время довольно распространенным является такой тип студента, который с легкостью берется за многие дела: решает принять участие в олимпиаде, сделать доклад на конференции, однако на деле все его намерения выливаются в очень несерьезную форму (экстернальный тип). Обе крайности наносят ущерб обществу. Ведь наше рыночное общество – это общество риска, сознательно отказываться от рискованных ситуаций означает обрекать дело на застой. В то же время излишний авантюризм без оглядки на последствия может привести к катастрофе.

Вполне уместно применительно к студенческому коллективу говорить о таком явлении, как диффузия ответственности. Любой опытный руководитель вуза и любой опытный преподаватель знают, что в студенческой группе может сложиться ситуация, когда несколько нерадивых студентов отрицательно влияют на всю группу и даже в целом ответственные студенты резко снижают свои показатели. Но при этом ответственность за негативные результаты учебы как бы перераспределяется между всеми членами группы и уменьшается для каждого студента в отдельности. Поэтому воспитательные беседы и «внушения» декана, проведенные с группой в целом, как правило, почти не меняют ситуации. Гораздо более эффективными здесь будут индивидуальный подход к каждому студенту и, если нужно, индивидуальная его «проработка».

Ответственное поведение сопровождается чувством ответственности, которое может выступать как в негативной, так и в позитивной форме. Когда студент ощущает значимость своего реального благотворного влияния на положение дел, например в своей учебной деятельности, на ситуацию в группе или на факультете, то это и есть позитивная ответственность. Такой ответственностью часто отличаются председатели студенческих советов, студенческих профкомов, старосты групп.

Негативная форма ответственности студента – это чувство тревожности, неуверенности в себе. Чаще всего подобная негативная ответственность возникает у студентов-первокурсников, которые еще не адаптировались к новым условиям учебы в вузе. Негативная ответственность может проявляться в боязни плохо выступить на семинаре, не успеть написать в срок курсовую работу, не сделать контрольную работу и т.д. В этой негативной ответственности присутствует позитивный момент: именно первокурсники, как правило, редко опаздывают на занятия, не пропускают занятий без уважительных причин и т.д.

На наш взгляд, подлинная ответственность студента как его системное, интегральное качество включает в себя следующие элементы:

а) глубокие знания, соответствующие курсу обучения;

б) хорошую гуманитарную подготовку, эрудицию;

№ 2 (14), 2010 Общественные науки. Социология

в) компетентность, т.е. наличие определенных навыков исследовательской и практической деятельности в своей будущей профессии в зависимости от курса обучения;

г) умение работать с людьми, находить общий язык с товарищами, способность к конструктивному диалогу и конструктивным компромиссам;

д) доброжелательность, которая проявляется в поведении в форме оказания помощи людям;

е) умение отстаивать свою позицию по защите не только собственных интересов, но, прежде всего, интересов дела.

Уровню реальной сформированности ответственности студента и ее проявления, а также факторам, влияющим на ее формирование, посвящено наше собственное социологическое исследование, проведенное в мае – июне 2009 г.

В качестве гипотезы мы предположили, что основными факторами, повышающими ответственность студентов в вузе, являются:

1) поступление в институт по причине интереса к той специальности, которую студенты получат в вузе;

2) уважительные отношения с родителями, построенные на взаимопонимании;

3) положительное восприятие преподавателей, которые умеют вызвать интерес к своему предмету и уважительно относятся к студентам.

Дополнительно мы решили выяснить вопрос о том, влияет ли материальная обеспеченность или необеспеченность студентов на их отношение к учебе, ведь именно отношение к учебе является одним из важнейших проявлений ответственности.

Выборка составила 400 студентов из разных вузов Татарстана – Казанского финансово-экономического института, Казанского государственного университета, Камской государственной инженерно-экономической академии, Набережночелнинского филиала НОУ ВПО «Академия управления «ТИСБИ». В приблизительно равных количествах были взяты студенты 1–4-го курсов. Были опрошены 120 студентов 1-го курса, 120 студентов 2-го курса, 80 студентов 3-го курса и 80 студентов 4-го курса. Среди опрошенных были 280 девушек и 120 юношей. Анализ проводился отдельно по юношам и девушкам.

Получены следующие результаты исследования:

1. Обеспеченность студентов и их отношение к учебе.

Как мы видим, девушки, которые в своих ответах указали, что они стеснены в средствах, в основном учатся старательно: 29 % – в полную силу и 47 % старательно, но не надрываясь (рис.1).

–  –  –

Среди девушек, которые считают свою семью обеспеченной, учатся в полную силу 23 % и старательно, но не надрываясь, – 69 %. Примерно так же обстоят дела и с юношами. Среди тех, чьи семьи стеснены в средствах, 33 % учатся в полную силу и 37 % старательно, но не надрываясь (рис. 2). Среди обеспеченных юношей учатся в полную силу 30 %, а старательно, но не надрываясь, – 37 %.

–  –  –

Таким образом, мы можем сделать заключение, что тесной связи или прямой зависимости между отношением к учебе и обеспеченностью студентов не прослеживается. Разница состоит лишь в том, что среди обеспеченных студентов несколько больше тех, кто учится старательно, но не надрывается.

2. Зависимость между усердием в учебе и мотивами поступления в институт.

Интересны данные о наличии связи между отношением к учебе и тем, какими мотивами руководствовались студенты при поступлении в вуз. Оказалось, что среди тех девушек, которые поступили в институт по настоянию родителей, нет тех, кто бы сказал про себя, что учится в полную силу. Правда, 57 % отметили, что учатся старательно, но не надрываясь (рис. 3).

–  –  –

Выяснилось, что престижность вуза, его «марка» влияет на отношение студентов к учебе. Попадая в престижный вуз, студенты начинают более ответственно относиться к своим обязанностям. 78 % девушек, которые выбрали вуз по «престижности», учатся старательно. Среди юношей 44 % учатся в полную силу и 33 % старательно, но не надрываясь. Это говорит о том, что на ответственность студентов влияет фактор репутации вуза, что тоже надо учесть впоследствии.

Выявлена зависимость между усердием и стремлением получить высшее образование. Абсолютное большинство юношей и девушек, стремясь получить высшее образование, учатся старательно.

Желание хорошо зарабатывать также влияет на усердие студентов.

75 % девушек, которые в качестве мотива поступления в институт отметили желание хорошо зарабатывать, ответили, что они учатся старательно, но не надрываясь. Соответственно, 20 % юношей, желающих впоследствии хорошо зарабатывать, сказали, что учатся в полную силу, и 38 % отметили свое старание.

И наконец, выявлена зависимость между усердием в учебе и интересом к той специальности, которую студенты получат в вузе. 33 % опрошенных девушек, проявляющих интерес к специальности, отметили, что они учатся в полную силу, и 31 % сказали, что учатся старательно, но не надрываясь. Среди юношей таковых соответственно 32 и 39 %.

3. Зависимость между результатами учебы и отношениями с родителями.

Анализ зависимости между отношением к учебе и отношениями с родителями показал, что 54 % девушек, которые учатся в основном на тройки, ответили, что они не могут найти с родителями общего языка, не понимают друг друга. Несмотря на мягкость формулировки, понятно, что отношения в данном случае не очень хорошие, очевидно, и авторитет родителей не слишком велик.

Но этот показатель не распространяется на юношей. Большинство из тех, кто учится на тройки, уважает и любит своих родителей. Это информация к размышлению.

Еще более ошеломительный результат получился у девушек, которые ответили на вопрос о том, как они учатся, что «учеба для них не главное».

Это была мягкая формулировка ответа, и она стояла после варианта «удовлетворительно». 91 % таких девушек ответили, что они с родителями не понимают друг друга. Справедливости ради, следует отметить, что в числовом выражении таких девушек было немного, но тенденция все же прослеживаетИзвестия высших учебных заведений. Поволжский регион ся. У юношей опять-таки получился несколько иной результат: 46 % ответили, что любят и уважают родителей, что они понимают друг друга, и 44 % отметили непонимание между ними и родителями.

Подтверждают нашу гипотезу результаты, полученные в ходе опроса отличников. 61 % опрошенных девушек и 59 % юношей, которые учатся на отлично, отметили, что у них с родителями прекрасные отношения: они любят и уважают друг друга (рис. 5, 6).

–  –  –

4. Взаимосвязь между результатами учебы и отношением к преподавателям.

Как видим, 37 % отличниц ответили, что относятся к преподавателям с уважением, а 52 % отметили, что это уважение они не всегда оправдывают (рис. 7). У юношей эти показатели составляют соответственно 32 и 47 % (рис. 8). Чем это можно объяснить? На наш взгляд, дело в том, что отличники – это, как правило, старательные и требовательные к себе студенты. Но, очевидно, и по отношению к преподавателям у них тоже имеются довольно высокие ожидания и требования.

–  –  –

Частично это подтверждается тем, что 60 % девушек и 48 % юношей, учащихся без троек, отметили, что они уважают преподавателей. И только № 2 (14), 2010 Общественные науки. Социология 38 % девушек и 37 % юношей сказали, что преподаватели не всегда оправдывают их уважение. В данном случае более низкие по сравнению с отличниками требования к себе влекут и более низкие требования к преподавателям.

–  –  –



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«ПРАВИЛА АКЦИИ "Раскрой новые грани Латте Макиато" Организатор и Оператор Акции 1.1.1. Организатором Акции является ООО "Нестле Россия", далее "Организатор".1.2. Юридический и почтовый адреса Организатора: ООО "Нестле Россия": 115054, г. Моск...»

«КОПИЯ (официальная публикация на ЭТП "B2B – MRSK" www.B2B-MRSK.ru УВЕДОМЛЕНИЕ о проведении открытого запроса цен на право заключения договора на поставку "Автомобилей ГАЗ" для нужд филиала О...»

«Морозов Павел Евгеньевич Современные тенденции развития зарубежного трудового права в условиях глобализации 12.00.05. – трудовое право; право социального обеспечения АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук Москва – 2...»

«0-186242 На право: рукопвев Исх. №43/9/4653 от 27.10.2009 г. АПАJIИКОВ НвП'ПI Сергеевич Форвардвый доrовор в грurдавеком обороте и практвке правоохравительвьп органов Спецвапьвоеть: грurдавекое право; предпрвввмательское 11.00.03 право; семейное право; м~родвое частвое право АВТОРЕФЕРАТ двс:сертацив ва совекавве ученой етепеав кавдвдата...»

«Соотношение понятия "злоупотребление гражданским правом" с недействительными сделками. В науке гражданского права на сегодня не выработано определение понятию злоупотребление гражданским правом, которое в полной мере отражало бы сущность данной правовой категории...»

«Дагестанский государственный институт народного хозяйства "Утверждаю" Ректор, д.э.н.,профессор Бучаев Я.Г. 6 июля 2009 г. Кафедра "Гражданское право" РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ "ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БАНКОВСКИХ И ВАЛЮТНЫХ ОПЕРАЦИЙ" Специальность 080107.65 "Налоги и налогообложение" Квалификация специалист по налогообл...»

«A/AC.105/635/Add.10 Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея Distr.: General 21 January 2004 Russian Original: English/Frenсh/Spanish Комитет по использованию космического пространства в мирных целях Вопросник по возможным правовым вопросам, касающимся аэрокосмических объектов: ответ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЛИАЛ В ГОРОДЕ ИЗБЕРБАШЕ КАФЕДРА ЮРИД...»

«1 Методические рекомендации для образовательных организаций Краснодарского края о преподавании предмета "Основы безопасности жизнедеятельности" в 2015– 2016 учебном году 1. Нормативно-...»

«АНТОЛОГИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ МЫСЛИ Владимир Данилович СПАСОВИЧ Судебные речи Вступительная статья Г. М. Резника Книга доступна в электронной библиотечной системе biblio-online.ru ЮРАЙТ МОСКВА УДК 34 ББК 67.7 С 71 Спасович, В. Д. С 71 Судебные речи / В. Д. Спасович ; вступит. статья Г. М. Резника. — М. : Издательство Юра...»

«1 Формирование специальных принципов института международной защиты прав женщин в рамках отрасли международного права прав человека. Generation of special principles of the women rights protection institute in the frame of...»

«Позиция Центра независимых социологических исследований (ЦНСИ) по вопросу об "иностранных агентах" Источник: http://article20.org/news/pozitsiya-tsentra-nezavisimykh-sotsiologicheskikhissledovan#.U-OCbfl_t1a Слабые и, конечно, наивные надежды на то, что ре...»

«ГАРАНТИЙНЫЙ ТАЛОН ESPLAN-LUX S.R.L. Данный гарантийный талон предоставляет право на получение гарантийного обслуживания продукции, которая была изготовлена компанией “Esplan-Lux” SRL из стали производства: T...»

«АКАДЕМИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) А. Н. ПОПОВ ВИНА В ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ ЖИЗНИ (ст.ст. 105, 106, 107, 108 УК РФ) Конспект лекций Санкт-Петербург...»

«Борис Глебович Скачко Болезни органов дыхания у детей Серия "Лечим ребенка" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=7135455 Болезни органов дыхания у детей /...»

«Глава 15 Товары для перепродажи Активы = Внеоборотные активы + Оборотные активы Товары – часть материально-производственных запасов организации, приобретенная от других юридических и физических лиц и предназначенная для продажи или перепродажи без дополнительной обработки. Торговая деятельность по...»

«Воач С. П. Попов.В Р Е Т ТАБАКОКУРЕНИЯ СОЦИАЛЬНО ГИГИЕНИЧЕСКИЙ ОЧЕРК. С предисловием профессора гигиены К. Н. ШАПШЕВА. ИЗДАНИЕ Санпросвета Пермского Окрздрава. г. Пермь Уралвбласти, Июль 1926 г. ===== Право на следущие издания оставляет за собой автор. ===== Врач С. П. Попов.ВРЕД ТАБАКОКУРЕНИЯ. СОЦИАЛЬНО...»

«Прайс-лист на услуги мобильной связи Для корпоративных клиентов ПАО "МегаФон" юридических лиц и индивидуальных предпринимателей с любым количеством абонентских номеров Тарифный план "Корпоративный стандарт Универсальный тарифный план без абонентской платы с единой стоимостью местных вызовов и выгодной стоимостью минут и SMS в...»

«Ответ на задание для участия в заочном туре командного конкурса Юридической Олимпиады – 2008 (Гражданское право и процесс, хозяйственное право и процесс) На наш взгляд, разрешение данного казуса должно выглядеть следующим образом: Ст. 60 Конституции Респу...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина" кафедра банковского права "ВЕКСЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ" РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИ...»

«Мария Борисовна Кановская Рынок ценных бумаг. Шпаргалки Серия "Зачет" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4606224 Рынок ценных бумаг. Шпаргалки / Сост. М. Кановская: АСТ, Сова; Москва; 2011 ISBN 978-5-271-45506-3 Аннотация В книге кратко изложены ответы на основные вопро...»

«ОТЧЁТ ОБ ИТОГАХ голосования на общем собрании акционеров АО АВТОБАЗА "ТВЕРСКАЯ-1" составлен "7" ноября 2016 г. Полное фирменное наименование общества: АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО АВТОБАЗА "ТВЕРСКАЯ-1" (далее именуемое Общество). Место нахождения Общества: г.Тв...»

«Барт Д. Эрман Великий обман. Научный взгляд на авторство священных текстов Серия "Религия. Война за Бога" Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?ar...»

«1. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА 1.1. Цели и задачи дисциплины Образовательный процесс в рамках учебной дисциплины (модуля) строится в соответствии с требованиями Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" (в послед....»

«НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК, НАРУШАЮЩИХ ТРЕБОВАНИЯ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА. Вопрос об особенностях применения института недействительности к сделкам, нарушающим антимонопольное законодательство, остается актуальным и вызывает постоянный интерес не то...»

«Рассмотрено педагогическим советом Утверждено приказом № 10 от 15.01.2016г. Протокол № 3от 11.01.2016г Директор Р.В. Махмудова Согласовано с Управляющим Советом. Протокол № _2_ от 12.01.2016г. Председатель _ Г.В.Мустафина Положение об организации пропускного и внутриобъектового режима МБОУ "Башки...»

«Россия, 610014, г. Киров, ул. Потребкооперации, д.17, www.ermak-termo.ru, e-mail: info@ermak-termo.ru т/ф (8332) 56-26-00, 56-64-29 Печи отопительные с водяным контуром серии "Ермак – Термо АКВА" Stoker 120 Aqua-С, 170 Aqua-С, 220 Aqua-С. РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ. ПАСПОРТ Изготовитель оставляет з...»

«Контракт на заключение арбитражных сделок на рынке Forex Компания RBC Forex Corp, именуемая в дальнейшем Компания, с одной стороны и физическое или юридическое лицо, именуемое в дальнейшем Клиент, с другой стороны, заключили настоящий контракт о нижеследующем.1. Общие условия 1.1 Конт...»

«И.Б. Новицкий РИМСКОЕ ПРАВО Учебник Москва Волтерс Клувер 2009 УДК 340(075.8) УДК 347(37)(07) ББК 67.3(0)323я73 ББК Н73 67.3(0)323я7 Н73 Автор Новицкий Иван Борисович, доктор юридических наук, профессор Све...»

«АННОТАЦИЯ ПРИМЕРНОЙ ОСНОВНОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ ПО ПРОФЕССИИ НПО 20.01.01 (280705.01) ПОЖАРНЫЙ Правообладатель программы: ФГАУ "Федеральный институт развития образования" 125319, г. Москва, ул. Черняховского д.9, тел....»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.