WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||

«Минская духовная семинария XIV Семинар студентов Высших учебных заведений Республики Беларусь Путь Православия на Белой Руси: к ...»

-- [ Страница 9 ] --

устанавливает основное различие между Ichsein, Dusein и Essein, я, ты и оно. Первичное для него отношение между «я» и «ты» есть отношение между человеком и Богом. Это отношение диалогическое или диалектическое. «Я» и «ты» стоят друг перед другом лицом к лицу. «Ты» не есть объект, не есть предмет для «я». Когда «ты» превращается в объект, то становится Essein, оно. «Если сопоставить мою терминологию с терминологией М. Бубера, то можно сказать, что Essein, оно есть результат объективации». Всё объективированное есть Essein... «Ты» исчезает, нет более встреч лицом к лицу. «Он» есть «оно», когда «он» не есть «ты». Никакое «ты» не есть для меня объект. Но всё может быть превращено в объект, и этот процесс мы видим в религиозной жизни. Объект есть оно, Es, по терминологии Бубера. Природа и общество, поскольку они объективированы, превращены для нас в Essein. Когда же мы встречаемся в природе с «ты», мир объективированный исчезает и раскрывается мир существования. Бубер верно говорит, что «я»

не существует без отношения к другому как «ты». Но для Бубера отношения «я» и «ты» есть отношения человека и Бога, есть проблема библейская. Он не ставит вопроса об отношении между человеческими «я», отношении «я» и «ты» как отношении человека к человеку, о человеческом множестве. Есть ли познание преодоление одиночества? Бесспорно, познание есть выход из cебя, выход из данного пространства и данного времени в другое время и другое пространство, познание есть выход в другое, преодоление уединенности и раздельности.

«Познание есть один из выходов из одиночества, выход к другому «я», к миру, к Богу» [1]. Познающий выходит из состояния замкнутости, не остается лишь в самом себе и с собой… Познание носит социальный характер, оно служит сообщению между людьми… Несомненен социальный характер понятий, норм и законов, как и социальный характер языка. Язык есть самое могущественное орудие образования общества и сообщению между людьми. Но язык связан с мышлением, с образованием понятий, через которые устанавливается мыслительная общность между людьми. Имена заключают в себе настоящую социальную магию. Познание как результат, как достижение зависит от степени общности между людьми, от социальных группировок людей и их трудовой кооперации, от преодоления одиночества. Но тут мы встречаемся со всей сложностью проблемы соотношений между одиночеством и познанием. Социальный характер познания означает достижение сообщению между людьми, но совсем еще не означает непременного достижения общения между людьми, т. е. онтологического преодоления одиночества. «Социализация познания есть объективация познания. Но… объективация в познании закрывает тайну существования, в которой только и может быть преодолено одиночество и установлено общение» [1]. Познание можно рассматривать в двух разных перспективах - в перспективе общества, социализации, объективации и в перспективе общения, внутреннего существования, дружбы со всяким «ты».

–  –  –

И. А. ИЛЬИН О РОССИИ И ДУХОВНЫХ ЦЕННОСТЯХ

И. А. Ильин в своей работе “Почему мы верим в Россию” рассматривает проблемы Родины, нравственности, духовности, национального мировоззрения и патриотизма. За время своего существования Россия переживала многие трагические события: войны и революции, перевороты и восстания, ломку режима и, что наиболее важно, ломку личности, её мировоззрения, миропонимания. В связи с этим нам представляется важным рассмотреть проблему воссоздания в сознании современного человека системы ценностей, в значительной степени утерянной и пока не восстановленной в нашем обществе.





Известно, что человек являет собой продукт социальный, то есть только под влиянием общества формируются моральные, нравственные и духовные принципы восприятия мира и поведения.

С древности человек перенимал опыт предыдущих поколений, впитывал в себя память отцов, усваивал их наставления. Всё это находит отражение в культуре страны и передается новым поколениям посредством легенд и сказаний, писаний и былин. Дух народа заключен в творчестве, народном искусстве, в памяти предков и, главное, в принадлежности человека к своим корням, в желании и стремлении перенять этот опыт, проникнуться историей своей родины. Поэтому очень важно вернуть, пробудить прежнее единство народа и его связь с корнями.

Новое государство, возникшее после революции семнадцатого года, характеризуется как режим, боровшийся, прежде всего, с проявлениями религиозности в народной среде. Это во многом спровоцировало потерю духовности и внутренней культуры человека, привело в значительной мере к утрате национального самосознания, духа родины и главных общечеловеческих ценностей.

Испокон веков русского человека отличала боль за отчизну, сострадательная любовь к ближнему, совестливость и единство со своим отечеством, соучастие, сопричастность другому, духовность и соборность.

Согласно И. А. Ильину, «быть русским - значит не только говорить по-русски. Но значит воспринимать Россию сердцем, видеть любовью её драгоценную самобытность и её во всей вселенской истории неповторимое своеобразие... Быть русским - значит верить в Россию так, как верили в неё все русские великие люди, все её гении и её строители» [1]. Вера в родную отчизну спасала в трудные времена, укрепляла дух народа и поднимала на защиту отечества и нам, в свою очередь, в вере видится один из основных путей к спасению личности и народности.

Русский философ подчёркивал, что вера в свою родину в русском сознании с давних времен была неразрывно связана с верой в Бога, с верованием, он писал: «Верят все люди - сознательно или бессознательно... Веруют же – далеко не все: ибо верование предполагает в человеке способность прилепиться душой (сердцем, и волей, и делами) к тому, что действительно заслуживает веры, что дается людям в духовном опыте, что открывает им некий путь ко спасению» [1]. Спасение народ искал в покаянии и преклонении перед Богом. «Русский народ всегда предстоял Богу, искал, всегда мерил себя Божьими мерилами…» [1] и, несмотря на уклонения и падения, и вопреки им, «…душа его всегда молилась и молитва всегда составляла живое естество его духа» [1].

К напряжённой внутренней жизни человека, связанной с соотнесением своих поступков и помыслов с высшими ценностями, добавлялась боль за свое отечество, за малую и большую родину, за всё то, что было дорого и близко русскому сердцу: «Естественна наша неутихающая скорбь о её [России] временном унижении и о мучениях, переносимых нашим народом; но неестественно наше уныние или отчаяние». В работах И. А. Ильина проходит тема боли за отечество и родину.

Но причина этой боли лежит не только в отступничестве народа от национального единства, она заключается в общей озабоченности автора потерей каких-то глубинных нравственных структур:

«…современный человек, пытаясь отвергнуть веру, свободу, совесть и семью, не останавливается и перед драгоценным началом родины » [1].

Можно с уверенностью утверждать, что нет родины и любви к ней в обществе, где не чтят институты семьи и брака, где нет стремления к внутреннему, не телесному обогащению.

И. А. Ильин боялся наступления подобной ситуации в России и предостерегал от этого, он писал:

«Семья есть первичное лоно человеческой духовности: а потому и всей духовной культуры; и прежде всего - родины» [1].

В трудах И. А. Ильина находит свое отражение тема культуры, преемственности поколений и памяти предков: «Из духа семьи и рода, из духовного и религиозно осмысленного приятия своих родителей и предков – родится и утверждается в человеке чувство собственного духовного достоинства, это первая основа внутренней свободы, духовного характера и здоровой гражданственности». Сохранение и воссоздание одних ценностей позволяет укрепить и другие.

Так, семья является первичным источником человеческой духовности, всей духовной культуры, и прежде всего – родины. Поэтому необходимо постараться вернуть прежнее трепетное, благоговейное отношение к русской семье, её традициям и устоям. Сейчас практически утеряно былое единство в семье, иерархичность, которая формировала уважение и почитание старшего поколения, воспитывала послушание и давала представление о преемственности поколений.

Что-то из утерянного, может быть, и можно назвать лишь «рудиментом», пережитком прошлого, исчерпавшим себя, но мы видим, что на смену отмирающим ценностям не приходит достойная им замена. Ценности во все времена одни, если они касаются духовной и нравственной основ человеческого существования. Из этого можно сделать вывод о том, что сохранение семьи есть важная задача воссоздания утерянных в наше время моральных принципов.

И. А. Ильин говорит о духовности и изначальной святости русского народа, его избранности и исключительности перед лицом Божьим. Русский человек всегда искал свои корни в Божьих земных явлениях: в правде, праведности и красоте. Понимание правды связано с представлениями о чести, честности, свободе и совести. Эти важнейшие основы человеческого бытия служили фундаментом для становления личности. Но каждая из приведенных основ полагалась на духовную, религиозную составляющую. «Совесть есть один из чудеснейших даров Божьих, она есть живая и цельная воля к совершенному,…первый и глубочайший источник чувства ответственности,…основной акт внутреннего самоосвобождения,… живой и могущественный источник справедливости» [1].

Государство, созданное в процессе революции семнадцатого года, провозгласило культ бездуховности и атеизма, что, в свою очередь, во многом спровоцировало сомнения и смуту в обществе и, как итог, отречение значительной его части от отеческой духовной традиции.

Последовавшие за этим разрушение церквей, аресты священнослужителей и яростная борьба с приверженцами Церкви оставили глубокий след в истории общества, в нашей культуре.

Как писал И. Ильин, «русских людей систематически отучали от всякого самостоятельного знания, суждения и понимания, от независимого труда и от личной ответственности..., их… унижали, разрушали их веру и все духовные и нравственные основы жизни, приучая их к голодной продажности и гнусному взаимодоносительству... » [1]. Говоря о влиянии революции на общество, необходимо отметить и тенденцию смешения социальных слоев, попытки уравнять всех, сломать общественную иерархию. Но равенство невозможно ни в одном государстве, расслоение происходит всегда. Уравнивать – значит принижать одних и возвышать других, а это уже безнравственно и провоцирует аморальные поступки со стороны как власти, так и народа.

Подобное происходило в годы коммунистического правления (ссылки, расстрелы, гонения и т.д.), теперь нам необходимо извлечь уроки из нашего общего прошлого.

И. А. Ильин писал о духовном значении любви: «Любовь есть доброта – не только потому, что она окружает сочувствием свой любимый предмет, печется о нем, страдает и радуется вместе с ним, но и потому, что любовь сама по себе дает человеку счастье и вызывает у счастливого потребность осчастливить всё и всех вокруг себя и наслаждаться этим чужим счастьем как излучением своего собственного» [1]. Любовь дарует радость самим фактом своего существования, но любовь не должна быть слепа, это не должна быть «сентиментальная любовь, проистекающая из слабости и имеющая значение соблазна», необходима «духовная зрячесть и духовная воля», которые «заставляют человека установить верную грань для своей неразборчивой и беспринципной чувствительности». Любовь человек может испытывать и к врагу, в этом заключается иная форма любви – высшая, несущая в себе прощение и понимание другого. Но такая форма любви присуща не каждому, нужно пройти долгий духовный путь, чтобы постичь её, что может сделать только высоконравственный человек. «Там, где начинается любовь, там кончается безразличие, вялость, экстенсивность: человек собирается и сосредоточивается, его внимание и интерес концентрируется на одном содержании, именно на любимом; здесь он становится интенсивным, душа его начинает как бы накаляться и гореть. Любимое содержание – будь то человек, или коллекция картин, или музыка, или любимые горы – становится живым центром души, важнейшим в жизни, главнейшим предметом её.

Оказывается, что любовь даёт человеку, сразу – душевное богатство и душевную бедность: богатство – ибо человек нашёл сокровище своей жизни, которым он владеет и которое он как бы носит в себе: отсюда чувство душевного обилия, силы, счастья, повышенного интереса к жизни и благодарности за всё это; бедность – ибо у человека возникает чувство, что он никогда не владеет своим сокровищем до конца и что без него и вне его он сам скуден, печален и одинок:

отсюда чувство душевной скудости, слабости, несчастья, разочарования во всём и ропот на свою лишённость и нищету. И всё же, несмотря на эту тоску лишённости, человек чувствует себя обогащённым и богатым» [1].

Следующей немаловажной нравственной категорией, утратившей свою силу в современном обществе, является честь. Как отмечал И. А. Ильин: «честность перед собой и перед лицом Божьим» являет главное условие «умудрения» [1].

Если говорить о перспективах возрождения духовности в современном обществе, то, согласно И. А. Ильину, необходимо начинать с научения верованию. Это научение возможно лишь в душе, познавшей истинную высшую форму любви, прощения и принятия ближнего. «Через веру и любовь - постигается и осмысливается всё остальное» [1].

Через эти же категории человек приходит к внешней и внутренней свободе и совести. Совесть, в свою очередь, обеспечивает такие понятия, как честь и доблесть. Всё это в совокупности и называется духовностью, высшей формой человеческой нравственной культуры. Истоки её идут из детства, когда ребенком перенимается социальный опыт предшествующих поколений. Поэтому семья в её широком понимании – родные и близкие люди, окружение, сообщество и отечество в целом, - необходимый элемент формирования иерархии ценностей в каждом отдельном человеке. «Мы должны научиться чтить, и любить, и строить наш семейный очаг – это первое, естественное гнездо любви, веры, свободы и совести, эту необходимую и священную ячейку родины и национальной жизни» [1]. Постижение всех этих ценностей возможно через приход к чему-то высшему, чему-то близкому каждому и, в то же время, непостижимому. И. А. Ильин находит путь к свободе, совести, чести, духу родины и национальному единству в познании Бога как высшего идеала. И важен даже не столько приход к Богу, важна сама мысль о Нем, о чем-то высшем, духовном, что есть в каждом из нас. А, как известно, любые поиски невозможны без веры.

–  –  –

1. И. А. Ильин. Почему мы верим в Россию – Москва : Эксмо, 2006. http://www.

verapravoslavnaya.ru/?Ivan_Ilin_O_Rossii http://www.wco.ru/biblio/books/ilyin2/Main.htm

–  –  –

«ИЗЛОЖЕНИЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ВЕРЫ» В УЧЕНИИ И. ДАМАСКИНА

Иоанн Дамаскин (ок. 675 - ок. 753) — христианский святой, почитаемый в лике преподобных, один из Отцов Церкви, богослов, философ и гимнограф, защитник иконопочитания. Происходил из семьи знатных арабов-христиан (арабское имя семьи— Мансуры) в Дамаске. Отец Саргун ибн Мансур (в житиях — Сергий) был министром финансов при дворе халифа Абдумелеха.

Сам Иоанн с раннего детства воспитывался вместе с будущим халифом Язидом; позднее работал с отцом по финансовому ведомству; по воцарении Язида стал при нем визирем. По преданию, Иоанн учился точным наукам и музыке вместе с братом Косьмой (впоследствии — епископом Маюмским) у некоего пленного инока из Калабрии (тоже по имени Косьма). После введения вместо греческого арабского языка как единственного государственного, в том числе налоговой администрации, около 706 года или в 10х годах принял пострижение в монастыре святого Саввы близ Иерусалима и, вероятно, был рукоположен во священника.

Иоанн Дамаскин известен как систематизатор христианского вероучения, ему принадлежит «Источник знания» — собрание из философских и богословских познаний. Первые две части — «Диалектика», содержащая изложение философии Аристотеля, и «Список ересей» — служат как бы философским и историческим введением к третьей части — «Точному изложению православной веры», представляющему собой первый опыт систематического изложения христианского богословия. В течение длительного времени эта книга служила учебником философии и богословия. В X веке она была переведена на славянский язык, в XII веке — на латынь.

Цель «Источника знания» заключается в том, «чтобы начать философией и вкратце предначертать в этой книге по возможности всякого рода знания. Поэтому ее должно назвать «Источником знания». Итак, я ничего не буду говорить от себя, но в связном виде изложу то, о чем в различных местах сказано у божественных и мудрых мужей» [1].

Сначала хочется сказать, какое значение Иоанн Дамаскин придавал философии: «Философия есть познание сущего как такового, т.е. познание природы сущего. И снова: философия есть познание Божественных и человеческих вещей, т.е. видимого и невидимого. Кроме того, философия есть помышление о смерти, как произвольной так и естественной. Ибо жизнь двух видов бывает: естественная, которой мы живем, и произвольная, в силу которой мы со страстью привязываемся к настоящей жизни. Двух видов бывает и смерть: смерть естественная, которая есть отделение души от тела, и смерть произвольная, по которой мы, пренебрегая настоящей жизнью, стремимся к будущей. Затем, философия есть уподобление Богу. Уподобляемся же мы Богу через мудрость, т.е. через истинное познание добра, а также через справедливость, которая каждому воздает свое и нелицеприятно судит; наконец, через святость, которая выше справедливости, т.е.

через добро и воздаяние обидящим добром. Философия есть искусство из искусств и наука из наук. Ибо философия есть начало всякого искусства: ею всякое искусство было изобретено и всякая наука. Искусство, по мнению некоторых, кое в чем погрешает; наука же не погрешает ни в чем: но одна только философия не погрешает (вообще). По мнению других, искусство есть то, что исполняется при помощи рук. Наукой же будет всякое умственное искусство: грамматика, риторика и тому подобное. Кроме того, философия есть любовь к мудрости; Бог же есть истинная мудрость. Таким образом любовь к Богу есть истинная философия. Философия разделяется на теоретическую и практическую. Теоретическая, в свою очередь, разделяется на богословие, физиологию и математику, а практическая — на этику, экономику и политику. Теоретической философии свойственно украшать знание. При этом богословию свойственно рассматривать бестелесное и невещественное: прежде всего Бога, поистине невещественного, а затем ангелов и души. Физиология есть познание материального и непосредственно нам доступного, например, животных, растений, камней и т.п. Математика есть познание того, что само по себе бестелесно, но созерцается в теле, т.е. чисел, говорю, и гармонии звуков, и, кроме того, фигур и движения светил. При этом рассмотрение чисел составляет арифметику, рассмотрение звуков — музыку, рассмотрение фигур — геометрию; наконец, рассмотрение светил — астрономию. Всё это занимает среднее место между телами и бестелесными вещами. Действительно, число само по себе бестелесно, но рассматривается в теле — в хлебе, например, или в вине, или в чем-либо подобном. Практическая философия занимается добродетелями, ибо она упорядочивает нравы и учит, как следует устраивать свою жизнь. При этом, если она предлагает законы одному человеку, она называется этикой; если же целому дому — экономикой; если же городам и странам, — политикой. Некоторые пытались устранить философию, говоря, что ее нет, равно нет никакого знания или постижения. Таким мы скажем: на каком основании вы говорите, что нет философии, нет знания или постижения? Потому ли, что это было вами познано и постигнуто, или потому, что не было познано и постигнуто? Если потому, что было постигнуто, то вот вам познание и постижение; если же потому, что не было познано, никто вам не поверит, так как вы рассуждаете о таком предмете, о котором не получили никакого познания» [1].

«Точное изложение православной веры» (третья часть «Источника знаний») состоит из четырёх книг. Сначала Иоанн Дамаскин утверждает, что «Божество непостижимо и следует довольствоваться тем, что сообщено законом и пророками. Кроме же Самого первого и блаженного Существа, никто никогда не познал Бога, разве только тот, кому Он сам открыл, — никто не только из людей, но даже и из премирных Сил, из самих, говорю, Херувимов и Серафимов.»

Однако Бог не оставил нас в совершенном неведении; ибо познание о том, что Бог есть, Он Сам насадил в природе каждого. И само создание мира, его сохранение и управление возвещают величие Божества. Сверх того, Бог чрез закон и пророков, а потом через Единородного Сына Своего, Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа сообщил нам познание о Себе, какое мы можем вместить. Поэтому всё, что предали нам закон и пророки, апостолы и евангелисты, мы принимаем, познаем и почитаем; а выше того ничего не испытываем. «Ибо если Бог благ, то Он и податель всякого блага, и непричастен ни зависти, ни другой какой страсти, ибо зависть не сродна естеству Божию как бесстрастному и единому благому. А поэтому Он как всеведущий и промышляющий о благе каждого, то, что нам потребно знать, открыл нам, а чего не можем понести, о том умолчал. Этим мы и должны быть довольны, в этом пребывать и не преступать пределов вечных и предания Божия» [1]. Далее приводится доказательство существования Бога. Согласно Иоанну Дамаскину, все сотворённые существа изменяются, а то, что сотворено, сотворено кем-либо, и так далее, пока не дойдём до чего-то несотворённого: это и есть Бог.

Следующий вопрос — что есть Бог? « Что Он бестелесен, это ясно. Ибо как может быть телом то, что бесконечно и беспредельно, не имеет образа, не подлежит осязанию, невидимо, просто и несложно?» Бог проникает и наполняет всё. Однако бестелесность ещё «не определяет Его сущность, равно как ни нерождаемость, ни безначальность, ни неизменяемость, ни нетленность, ни всё то, что говорится о Боге или о Его бытии. Ибо всё это показывает не то, что есть Бог, но то, что Он не есть. Кто же хочет выразить сущность какой-нибудь вещи, тот должен сказать, что она есть, а не то, что не есть. Впрочем, нельзя сказать о Боге, что Он есть по существу; но гораздо свойственнее говорить о Нем через отрицание всего. Ибо Он не есть что-либо из числа вещей существующих, не потому, чтобы вовсе не существовал, но потому, что превыше всего существующего, превыше даже самого бытия» [1].

Может ли Бог быть не одним? Бог совершенен во всём и не имеет недостатков: и по благости, и по премудрости, и по силе. Если бы он был не одним, то между ними будет некоторое различие, а если различий не будет, то это уже один Бог, а не многие. А если есть различие, «то где совершенство? Если будет недоставать совершенства или по благости, или по силе, или по премудрости, или по времени, или по месту, то уже не будет и Бог» [1].

Где же находится Бог? Начнём с того, что такое: «телесное место есть предел содержащего, в котором содержится содержимое; например, воздух содержит, а тело содержится. Но не весь содержащий воздух есть место тела содержимого, а только предел содержащего воздуха, объемлющий содержимое тело» [1]. Помимо телесного места, есть и духовное, где содержится и представляется духовная и бестелесная природа. «Итак, Бог, будучи невещественным и неописуемым, не находится в месте: Он место Сам для себя, как всё наполняющий, выше всего сущий и Сам всё содержащий. Однако говорится, что и Он находится в месте, и где Его действие бывает явно, то и называется местом — Божиим» [1]. «Должно же знать, что Божество неделимо, так что Оно всё и везде есть, и не часть в части, разделяемая телесным образом, но всё во всём и всё выше всего» [1].

А как Иоанн Дамаскин объясняет появление человека? « Бог сотворил человека непорочным, правым, любящим добро, свободным от печали и забот, украшенным всякою добродетелью, изобилующим всеми благами, как бы некоторый второй мир — малый в великом, — как нового ангела, поклоняющегося Богу, — сотворил его смешанным из двух природ, созерцателем видимого творения, проникающим в тайны творения мысленного, царствующим над тем, что на земле и подчиняющимся вышней власти, земным и небесным, временным и бессмертным, видимым и умопостигаемым, как середину между величием и ничтожеством; сотворил его в одно и то же время духом и плотию: духом по благодати, плотию — в предупреждение гордости; духом — затем, чтобы он оставался неизменным и прославлял Благодетеля, плотию — затем, чтобы страдал и страдая памятовал о том, кто он, и, впадая в гордость, вразумлялся; сотворил его живым существом, которое направляется здесь, т.

е. в настоящей жизни, и которое переселяется в иное место, т. е. в век будущий; сотворил его — что составляет предел тайне — в силу свойственного ему тяготения к Богу, превращающимся в Бога по причастию к божественному озарению, но не переходящим в божественную сущность. Он создал его по природе безгрешным и по воле свободным. Я говорю: «безгрешным» — не потому, что он не был восприимчив ко греху — ибо только Божество не доступно греху, — но потому, что возможность греха заключалась не в его природе, а скорее в его свободной воле. Это значит, что, при содействии божественной благодати, он имел возможность пребывать и преуспевать в добре, а равно, и в силу своей свободы, при попущении Божием, оставить добро и оказаться во зле, ибо то, что делается по принуждению, не есть добродетель» [1].

Душа есть сущность живая, простая и бестелесная; невидимая по своей природе телесными очами; бессмертная, одаренная разумом и умом, не имеющая определенной фигуры; она действует при помощи органического тела и сообщает ему жизнь, возрастание, чувство и силу рождения. Ум принадлежит душе не как что-либо другое, отличное от нее, но как чистейшая часть ее самой.

Что глаз в теле, то и ум в душе. «Душа… есть существо свободное, обладающее способностью хотения и действования; она доступна изменению и, именно, изменению со стороны воли, как это свойственно тварному существу. Всё это душа получила естественно по благодати Создавшего, по которой получила и бытие, и определенную природу» [1].

Иоанн Дамаскин был известным защитником иконопочитания, поэтому было бы интересно узнать, что он говорил об иконах: «Так как некоторые порицают нас за то, что поклоняемся и воздаем почитание изображению Спасителя и Владычицы нашей, а также и прочих святых и угодников Христовых, то пусть услышат они, что Бог в начале сотворил человека по образу Своему. Отсюда не ради ли того мы кланяемся друг другу, что сотворены по образу Божию? Ибо, как говорит богоглаголивый и многосведущий в божественном Василий, честь, воздаваемая образу, переходит на первообраз. Первообраз же есть то, что изображается, с чего делается снимок. Ради чего Моисеев народ отовсюду поклонялся скинии, носившей образ и вид небесного, даже более всего творения?

Действительно, Бог говорит Моисею: виждь, да сотвориши вся по образу, показанному ти на горе.

А также херувимы, осенявшие очистилище, не были ли делом рук человеческих? А знаменитый храм во Иерусалиме? Не рукотворенный ли он и не устроен ли искусством человеческим?» [1].

Божественное Писание осуждает тех, которые поклоняются кумирам и приносят жертвы демонам. Приносили жертвы эллины, приносили и иудеи, но эллины — демонам, а иудеи — Богу. И жертвоприношение эллинов было осуждаемо и отвергаемо; жертва же праведных благоугодна Богу. «Ибо Ной принес жертву, и обоня Бог воню благоухания, одобряя благоухание доброго расположения и любви к Нему. Языческие же кумиры, как изображавшие демонов, были отвергнуты и запрещены» [1].

Кроме того, кто может создать подобие невидимого, бестелесного, неописуемого и безвидного Бога? Отсюда давать форму Божеству есть дело крайнего безумия и нечестия. Потому в Ветхом Завете иконы не употреблялись. Но так как Бог, по Своему благоутробию, для нашего спасения поистине сделался человеком, не явился только в виде человека, как (являлся) Аврааму и пророкам, но по существу и воистину сделался человеком, жил на земле, обращался с людьми, творил чудеса, пострадал, был распят, воскрес, вознесся; и всё это было на самом деле, видимо людьми и описано для напоминания нам и для научения еще не живших тогда, чтобы мы, не видав, но услышав и уверовав, достигли блаженства с Господом. Но так как не все знают грамоту и могут заниматься чтением, то отцы рассудили, чтобы всё это, подобно тому как некоторые (славные) подвиги, было рисуемо на иконах для краткого напоминания. Без сомнения, часто, не имея в уме (мысли) о страдании Господа, при виде изображения распятия Христа, мы вспоминаем о спасительном страдании и павши — поклоняемся не веществу, но изображаемому (на нем), подобно тому как не веществу евангелия и не веществу креста мы поклоняемся, но тому, что ими изображается. Ибо чем различается крест, не имеющий изображения Господа, от креста, имеющего (его)? То же должно сказать и о Богоматери. Ибо честь, воздаваемая Ей, возводится к Воплотившемуся от Нее. Подобным образом подвиги святых мужей возбуждают нас к мужеству, к соревнованию, к подражанию их добродетели и к прославлению Бога. Ибо, как мы сказали, честь, воздаваемая усердным из соработников, доказывает любовь к общему Владыке, и честь, воздаваемая образу, переходит к первообразу. И это есть неписанное предание, как и предание о поклонении на восток, о поклонении кресту и о многом другом, подобно этому.

Рассказывается некоторая история, что «царствовавший в эдесском городе Авгарь послал живописца нарисовать похожее изображение Господа. Когда же живописец не мог этого сделать по причине сиявшего блеска лица Его, то сам Господь, приложив кусок материи к Своему Божественному и Животворящему лицу, напечатлел на куске материи Свой образ и при таких обстоятельствах послал это Авгарю по его желанию» [1].

–  –  –

НАДО ЧУВСТВОВАТЬ СЕРДЦЕМ И СОЗЕРЦАТЬ ИЗ СЕРДЦА

В книге “Поющее сердце. Книга тихих созерцаний” Иван Ильин отразил свои мысли, чувства, взгляды на разные стороны жизни человека. Он писал о низких (о ненависти, о возрасте, о вине и т.д.) и о высоких материях (о смерти, о бессмертии).
С самого начала он даёт понять, что читатель должен владеть “искусством чтения”: “Настоящий читатель отдает книге свое свободное внимание, все свои душевные способности и свое умение вызывать в себе ту верную духовную установку, которая необходима для понимания этой книги. Настоящее чтение не сводится к бегству напечатанных слов через сознание; оно требует сосредоточенного внимания и твердого желания верно услышать голос автора. Одного рассудка и пустого воображения для чтения недостаточно.

Надо чувствовать сердцем и созерцать из сердца. Надо пережить страсть — страстным чувством;

надо переживать драму и трагедию живою волею; в нежном лирическом стихотворении надо внять всем вздохам, вострепетать своею нежностью, взглянуть во все глуби и дали; а великая идея может потребовать не более и не менее как всего человека. Читать — значит искать и находить:

ибо читатель как бы отыскивает скрытый писателем духовный клад, желая найти его во всей его полноте и присвоить его себе. Это есть творческий процесс, ибо воспроизводить — значит творить. Это есть борьба за духовную встречу; это есть свободное единение с тем, кто впервые приобрел и закопал искомый клад. И тому, кто никогда этого не добивался и не переживал, всегда будет казаться, что от него требуют “невозможного” [1].

Наиболее понятны обычному читателю будут его мысли о взаимоотношении людей, их чувствах и переживаниях.

• Нельзя человеку прожить без любви, потому что она сама в нем просыпается и им овладевает.

• Справедливость нельзя найти ни в виде общих правил, ни в виде государственных учреждений. Она не «система», а жизнь.

• На свете нет “виновных” и “невинных” людей. Есть лишь такие, которые знают о своей виновности и умеют нести свою и общемировую вину, и такие, которые в слепоте своей не знают об этом и стараются вообразить себе и изобразить другим свою мнимую невинность.

• На свете есть только одна-единственная сила, способная преодолеть одиночество человека;

эта сила есть любовь.

Любовь является неотъемлемой частью внутреннего мира человека. Размышление Ивана Ильина о любви написано в виде письма к сыну, который полагает, что о любви лучше не говорить и к любви лучше не призывать, т. к. её нет в людях. Отношение автора к ней проскальзывает через всю книгу, в ней он находит утешение, силу, шанс для человеческой души. Автор не видит жизнь человека без любви.

• Нельзя человеку прожить без любви, потому что она сама в нем просыпается и им овладевает.И это дано нам от Бога и от природы. Нам не дано произвольно распоряжаться в нашем внутреннем мире, удалять одни душевные силы, заменять их другими и насаждать новые, нам не свойственные.

Можно воспитывать себя, но нельзя сломать себя и построить заново по своему усмотрению.

• Нельзя человеку прожить без любви и потому, что она есть главная выбирающая сила в жизни. Жизнь подобна огромному, во все стороны бесконечному потоку, который обрушивается на нас и несет нас с собою. Нельзя жить всем, что он несет; нельзя отдаваться этому крутящемуся хаосу содержаний. Кто попытается это сделать, тот растратит и погубит себя: из него ничего не выйдет, ибо он погибнет во всесмешении. Надо выбирать: отказываться от очень многого ради сравнительно немногого; это немногое надо привлекать, беречь, ценить, копить, растить и совершенствовать. И этим строить свою личность. Выбирающая же сила есть любовь.

• Нельзя человеку прожить без любви и потому, что она есть главная творческая сила человека.

• Нельзя человеку прожить без любви, потому что самое главное и драгоценное в его жизни открывается именно сердцу. Только созерцающая любовь открывает нам чужую душу для верного, проникновенного общения, для взаимного понимания, для дружбы, для брака, для воспитания детей. Всё это недоступно бессердечным людям. Только созерцающая любовь открывает человеку его родину, т. е. его духовную связь с родным народом, его национальную принадлежность, его душевное и духовное лоно на земле. Иметь родину есть счастье, а иметь ее можно только любовью. Любовь помогает определять то, чем ты дорожишь в жизни, свою цель, смысл жизни.

“Ты мечтаешь о сильной воле. Это хорошо и необходимо. Но она страшна и разрушительна, если не вырастает из созерцающего сердца. Ты хочешь служить благой цели. Это верно и превосходно.

Но как ты увидишь свою цель, если не сердечным созерцанием? Как ты узнаешь ее, если не совестью своего сердца? Как соблюдешь ей верность, если не любовью? Ты хочешь справедливости, и мы все должны ее искать. Но она требует от нас художественной индивидуализации в восприятии людей, а к этому способна только любовь. Гневная борьба с вредителями бывает необходима и неспособность к ней может сделать человека сентиментальным предателем. Но гнев этот должен быть рожден любовью, он должен быть сам ее воплощением, для того, чтобы находить в ней оправдание и меру…” [1].

И после этого читатель понимает, что да, любовь есть корень всего у человека: и гнева, и радости, и сожаления. На ней зациклена вся наша жизнь. И молчаливо соглашается с последними строками письма: “Нельзя нам без любви. Без нее мы обречены со всей нашей культурой. В ней наша надежда и наше спасение. И как нетерпеливо я буду ждать теперь твоего письма с подтверждением этого” [1]. Вопрос справедливости остаётся актуальным в любое время. Все люди хотят, чтобы к ним относились по справедливости.

Но для начала необходимо определить:

а как задать планку, как оценить действия человека? Простого добра/зла недостаточно. Согласно И. А. Ильину, в мире, где справедливостей столько же, сколько и людей, настоящей справедливости быть не может: “Каждый из нас желает справедливости и требует, чтобы с ним обходились справедливо; каждый жалуется на всевозможные несправедливости, причиненные ему самому, и начинает толковать справедливость так, что из этого выходит явная несправедливость в его пользу. При этом он убежден, что толкование его правильно и что он «совершенно справедливо»

относится к другим, но никак не хочет заметить, что все возмущаются его «справедливостью»

и чувствуют себя притесненными и обойденными. Чем скуднее, теснее и насильственнее жизнь людей, тем острее они переживают всё это и тем труднее им договориться и согласиться друг с другом. В результате оказывается, «справедливостей» столько, сколько недовольных людей, и единой, настоящей Справедливости найти невозможно. А ведь, строго говоря, только о ней и стоит говорить” [1].

Также в проблеме справедливости он выделяет и такой человеческий предрассудок, как сопоставление справедливости с равенством. Сейчас это до сих пор является, хоть и неявно выраженной, проблемой. Все люди хотят справедливости, хотят по меньшей мере, быть равными кому-то. Но равенство всего лишь означает, что у каждого человека есть шанс добиться этого равенства в привилегиях, это не значит, что эти привилегии даны им от рождения. Они должны заслужить их.

С другой стороны, также нельзя возлагать на всех людей одинаковые обязанности:

а как же инвалиды, дети и т.д. Т. е. все люди неравны по природе. “Французская революция восемнадцатого века провозгласила и распространила вредный предрассудок, будто люди от рождения или от природы «равны» и будто вследствие этого со всеми людьми надо обходиться «одинаково»… Этот предрассудок естественного равенства является главным препятствием для разрешения нашей основной проблемы. Ибо сущность справедливости состоит именно в неодинаковом обхождении с неодинаковыми людьми.

Люди неравны от природы и неодинаковы ни телом, ни душою, ни духом. Они родятся существами различного пола; они имеют от природы неодинаковый возраст, неравную силу и различное здоровье; им даются различные способности и склонности, различные влечения, дары и желания; они настолько отличаются друг от друга телесно и душевно, что на свете вообще невозможно найти двух одинаковых людей. От разных родителей рожденные, разной крови и наследственности, в разных странах выросшие, по-разному воспитанные, к различным климатам привыкшие, неодинаково образованные, с разными привычками и талантами – люди творят неодинаково и создают неодинаковое и неравноценное. Они и духовно не одинаковы: все они

– различного ума, различной доброты, несходных вкусов; каждый со своими воззрениями и со своим особым правосознанием. Словом, они различны во всех отношениях. И справедливость требует, чтобы с ними обходились согласно их личным особенностям, не уравнивая неравных и не давая людям необоснованных преимуществ” [1].

«Справедливость нельзя найти ни в виде общих правил, ни в виде государственных учреждений.

Она не «система», а жизнь». И. А. Ильин пишет, что её нужно представлять себе в виде потока живой и предметной любви к людям. Только такая любовь может разрешить задачу: она будет творить жизненную справедливость, создавать в жизни и в отношениях людей всё новое и новое предметное неравенство. В жизни важнее всего не найденная раз и навсегда справедливость, а живое сердце, искренне желающее справедливости, и всеобщая уверенность, что люди действительно искренне хотят справедливости и честно ищут её.

В своей книге автор описывает не столько проблему возникновения ненависти или душевной боли, сколько чувства ненавистного человека, путь решения его проблемы. И. А. Ильин довольно своеобразно представляет взаимодействия людей через духовный эфир: “Каждый человек – знает он об этом или не знает – есть живой излучающий личный центр. Каждый взгляд, каждое слово, каждая улыбка, каждый поступок излучают в общий духовный эфир бытия особую энергию тепла и света, которая хочет действовать в нем, хочет быть воспринятой, допущенной в чужие души и признанной ими, хочет вызвать их на ответ и завязать с ними живой поток положительного, созидающего общения. И даже тогда, когда человек, по-видимому, ни в чем не проявляет себя или просто отсутствует, мы осязаем посылаемые им лучи, и притом тем сильнее, тем определённее и напряжённее, чем значительнее и своеобразнее его духовная личность” [1].

Говоря о ненависти, И. А. Ильин пытается найти секрет её погашения; он верит, что даже сильную ненависть можно погасить таким светлым чувством, как любовь. Он верит, что преодоление ненависти начинается с прощения обидчика: “Прежде всего, мне надо найти и установить, чем и как я мог заслужить эту ненависть? Как могла его возможная любовь ко мне превратиться в отвращение, а его здоровое уважение ко мне – в презрение? Ведь мы все рождены для взаимной любви и призваны ко взаимному уважению… Нет ли и моей вины в том, что мы оба теперь страдаем, он, ненавидящий, и я, ненавидимый? Может быть, я нечаянно задел какую-нибудь старую, незажившую рану его сердца и теперь на меня обрушилось накопившееся наследие его прошлого, его былых обид и непрощённых унижений? Тогда помочь может только сочувственное, любовное понимание его души. Но, может быть, я как-нибудь незаметно заразил его моей собственной, скрытой ненавистью, которая жила во мне, забытая, и излучалась из меня бессознательно? Тогда я должен прежде всего очистить свою душу и преобразить остатки моей забытой ненависти в любовь. И если даже моя вина совсем ничтожна и непреднамеренна, то и тогда я должен начать с признания и устранения ее; хотя бы мне пришлось для этого – искренно и любовно – добыть себе прощение от него. Вслед за тем мне надо простить ему его ненависть. Я не должен, я не смею отвечать на его черный луч таким же черным лучом презрения и отвержения. Мне не следует уклоняться от встречи с ним, я не имею права на бегство. Надо встретить его ненависть лицом к лицу и дать на нее духовно верный ответ сердцем и волею.

Отныне я буду встречать луч его ненависти белым лучом, ясным, кротким, добрым, прощающим и добивающимся прощения, подобно тому лучу, которым князь Мышкин встречал черный луч Парфена Рогожина. Мой луч должен говорить ему: «Брат, прости мне, я уже всё простил и покрыл любовью, примирись с моим существованием так, как я с любовью встречаю твое бытие»… Именно с любовью, ибо простить – значит не только не мстить, не только забыть рану, но и полюбить прощённого” [1].

Каждому человеку тяжело осознавать свою вину. Душа начинает беспокойно метаться, а потом просто ожесточается и не желает видеть правду. Хочется непременно оправдать себя, отвергнуть свою виновность, свалить вину на другого или на других, а главное – доказать не только другим людям, но и себе самому, да, именно самому себе, что «я тут ни при чем» и что я нисколько не виноват в этом. Виноваты все окружающие, в конечном счете – весь мир, но только не я. Человеку нужно мужество и смирение, чтобы не бежать от своей вины, а спокойно на неё посмотреть.

Особенность видения вины у И. А. Ильина состоит в выделении всеобщей мировой вины. По его словам, все люди участвуют в ней желанием и нежеланием, деланием и неделанием. Все люди соучаствуют в вине всего мира – непосредственно, и через посредство других, и через посредство третьих, неизвестных нам. Ибо всё человечество живет как бы в едином сплошном духовном эфире, который всех нас включает в себя и связывает нас друг с другом. И действия и бездействие так или иначе оставляет след в этом эфире.

Согласно И. А. Ильину, “на свете нет «виновных» и «невинных» людей. Есть лишь такие, которые знают о своей виновности и умеют нести свою и общемировую вину, и такие, которые в слепоте своей не знают об этом и стараются вообразить себе и изобразить другим свою мнимую невинность. Первые имеют достаточно мужества и смирения, чтобы не закрывать себе глаза на свою вину. Они знают истинное положение в мире, знают об общей связанности всех людей и стараются очищать и обезвреживать посылаемые ими духовные лучи. Они стараются не отравлять, не заражать духовный воздух мира, наоборот – давать ему свет и тепло. Они помнят о своей виновности и ищут верного познания ее, чтобы гасить ее дурное воздействие и не увеличивать ее тяжесть. Они думают о ней спокойно и достойно, не впадая в аффектацию преувеличения и не погрязая в мелочах. Их самопознание служит миру и всегда готово служить ему. Это – носители мировой вины, очищающие мир и укрепляющие его духовную ткань.

А другие – вечные беглецы, безнадежно «спасающиеся» от своей вины: ибо вина несется за ними, наподобие древней Эринии. Они воображают, что отвечают лишь за то, что они обдуманно и намеренно осуществили во внешней жизни и не знают ничего о едином мировом эфире и об общей мировой вине, в которой все нити сплелись в нераздельное единство. Они ищут покоя в своей мнимой невинности, которая им, как и всем остальным людям, раз навсегда недоступна.

Как умно и последовательно они размышляют, как изумительна их сила суждения, когда они обличают своих ближних, показывают их ошибки, обвиняют их, пригвождают их к позорному столбу… И всё потому, что им чудится, будто они тем самым оправдывают себя. Но как только дело коснется их самих, так они тотчас становятся близоруки, подслеповаты, наивны и глупы. И если бы они знали, как они вредят этим себе и миру… Они стремятся доказать себе, что они сами «очень хороши» и «совершенно невиновны», что, следовательно, им не в чем меняться и не надо совершенствоваться. Но именно вследствие этого лучи, посылаемые ими в мир, остаются без контроля и очищения, и мировой воздух, уже отравленный и больной, впитывает в себя снова и снова источаемые ими яды пошлости, ненависти и злобы…” [1].

–  –  –

ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫЙ ОБЛИК ГОРОДА МОГИЛЕВА И

МОГИЛЕВСКОЙ ГУБЕРНИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX – НАЧАЛА ХХ ВЕКОВ

Основными источниками по этнической и конфессиональной структуре населения города Могилева данного периода явиляются материалы первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. [12], а также книги «Опыта описания Могилевской губернии…»

[7; 8; 9], составленные под руководством А.С. Дембовецкого. Весьма ценная информация содержится в «Памятных книжках Могилевской губернии», наиболее полный статистический материал в «Памятной книжке…» на 1890 г. [10]. Помимо данных источников в работе привлечены сведения «Военно-статистического описания Могилевской губернии» 1848 г. [4], труд М.О.

Без-Корниловича «Исторические сведения о примечательнейших городах в Белоруссии» [1].

Также были использованы данные девятого тома «Полного географического описания нашего Отечества», посвященного Верхнему Поднепровью и Белоруссии [13].

Как свидетельствуют данные «Военно-статистического описания Могилевской губернии»

(1848 г.), большинство населения губернии к середине XIX в. составляли православные: «главные чиновники, некоторые дворяне, купцы, мещане, казенные и помещичьи крестьяне – преимущественно православного исповедания». Также сообщается о наличии в губернии католиков, о существовании в Могилеве епископской кафедры и римско-католической консистории. Уточняется, что «католической вере преимущественно следуют помещики и однодворцы». Также указывается наличие евреев и лютеран [4, с.75].

М.О. Без-Корнилович в своем труде не дает точных цифр, однако сообщает о том, что по состоянию на 1855 г. в Могилеве были католическая консистория, дом католического архиепископа («стоит в развалинах»), православная консистория, дом православного архиепископа, архиерейский дом а Печерске, Соборная церковь, монастыри Братский, Спасо-Преображенский, кроме того в городе – «13 каменных и несколько деревянных церквей, католических каменных костелов три, и четвертый деревянный на кладбище». Также упомянуты лютеранская кирха, 5 еврейских синагог и 17 молитвенных школ [1, с. 182].

Вообще, нужно отметить недостаток источников по конфессиональной и этнической структуре населения города Могилева в 1850-е – 1860 – е гг. Можно привести лишь общую количественную статистику населения. Так, данные «Статистических таблиц Российской империи» за 1856 г.

свидетельствуют о том, что к тому времени в Могилеве проживало 11479 жителей мужского пола и 10336 жителей женского пола; всего – 22815 жителей [16, с. 70]. Этот же источник сообщает о наличии в Могилеве на тот момент 43 церквей [16, с. 71].

По данным на 1858 г., в Могилеве проживало 30784 человек, в т.ч. мужского пола – 15730 и женского – 15054 человек [5, с.172]. «Статистический временник Российской империи» 1866 г.

приводит сведения по численности населения губерний и уездов империи за 1863 г. По этим данным, тогда в Могилеве насчитывалось жителей мужского пола - 26537, жителей женского пола – 21668; всего – 48205 жителей [17, с. 18].

Н.Г. Гортынский в своем труде «Записка о евреях Могилева на Днепре, и вообще в СевероЗападном крае» (1870 г.) сообщает, что в 1867 г. в Могилеве было 12942 христианина, 10 церквей и 13 лавок, принадлежавших христианами (под христианами автор, очевидно, понимает только православное население). В том же году в городе жили 21 938 евреев, действовали 35 синагог и работали 1100 еврейских магазинчиков [15, с. 114].

Интересны и весьма обширны сведения А.С. Дембовецкого относительно состава населения Могилева. Во второй книге «Опыта описания Могилевской губернии…» (1884 г.), указывается, что «к 1880 г. числилось 20735 душ мужского и 19801 женского пола; в том числе православных 10824 мужчин и 9918 женщин; католиков 1290 мужчин и 1293 женщин; лютеран 122 мужчин и 51 женщина; евреев 8499 мужчин и 8539 женщин [8, с. 27]. Таким образом, к 1880 г. в конфессиональном отношении большинство могилевского населения составляли православные христиане. Из общего числа городского населения в 40536 человек они составляли 20742, или 51,2% всего населения города. Иудеи насчитывали 17038 человек (42%). Католиков было 2583 человека, или 6,4%, в то время как лютеране составляли всего 273 человека, т.е. 0,7%. На данном временном отрезке православные христиане, почти на 10% опережали иудеев по своему удельному весу в населении города. На третьем месте были римо-католики. К этому времени в городе находились 29 церквей православных, 3 римско-католических костела, 1 евангелическо-лютеранская церковь, 2 еврейские синагоги и 36 молитвенных школ [8, с. 26].

В третьей книге «Опыта описания…» (1884 г.) приведена ценная статистика относительно конфессионального состава населения Могилева за период 1871-1880 гг. Приводятся данные по православным, католикам, протестантам, евреям и магометанам раздельно по мужскому и женскому полу. Также рассчитан прирост народонаселения за 10 лет по вероисповеданиям [9, с.57].

Так, если в 1871 г. в городе Могилеве было 18455 православных жителей, то к 1880 г. их стало

18910. Католиков в 1871 г. было 1569, а к 1880 г. стало 2810. Протестантов было в 1871 г. 239 человек, а к 1880 г. стало 219. Евреев было в 1871 г. 19127, к 1880 г. их стало 18801. Магометан в 1871 г. не было вовсе, а к 1880 г. их стало трое[9, с.58].

Материалы книг «Опыта описания…» очень показательно дополняются данными «Памятной книжки Могилевской губернии» на 1890 г. В числе прочей весьма ценной информации, данный источник дает нам статистику относительно числа жителей губернии по вероисповеданиям на 1889 г. Приведены данные по православным, единоверцам, раскольникам, римско-католикам, протестантам, армяно-григорианам, евреям и магометанам, а также итоговое число жителей (по мужскому и женскому полу) [10, с. 73].

По данным «Памятной книжки…» на 1890 г., в 1889 г. все население города Могилева составило 43859 человек. Из них большинство (21314 человека, или 48,6%) составляли православные. На втором месте были иудеи, насчитывавшие 18887 человек, или 43%. Римо-католиков было в 1889 г. 3149 человек, т.е. 7,2%. Также на то время в Могилеве насчитывалось 439 (1%) протестантов, 22 (0,05%) армяно-григорианина и 48 (0,1%) магометан [10, с. 73].

Таким образом, к 1889 г. в конфессиональном отношении в Могилеве первое место было все еще за православными христианами, которые на примерно 5,5% численно опережали иудеев.

Следом за ними традиционно шли католики. Отметим также сравнительно резкое увеличение для Могилева количества мусульман – целых 48 человек (еще в 1871 г. их не было совсем, а в 1880 г.

насчитали троих) [9, с.58].

По данным переписи 1897 г. население Могилева составило 43119 жителей обоего пола [12, с. 4]. В отношении этнографического облика в материалах переписи сделана оговорка о том, что «на основании показаний о родном языке далеко не во всех случаях можно заключать о принадлежности населения к той или другой национальности» [12, с. 7]. Подчеркивается необходимость особой осторожности в таких заключениях по отношению к населению Могилевской губернии, где, «в силу исторических причин известная часть коренного белорусского населения совершенно утратила свои национальные черты» [12, с. 7].

Данные статистики по губернии показывают, что «лишь три народности по своей величине имеют значение в губернии: великорусы, белорусы и евреи… что касается поляков, то в огромном большинстве это те же белорусы, усвоившие, по политическим причинам, в эпоху зависимости края от Польши, польский язык и католическое вероисповедание» [12, с. 7].

Перепись населения 1897 г. выявила следующую картину. Этнический облик города Могилева выстраивается на основе сведений переписи о родном языке. Родным языком 21453 (49,8%) горожан назвали еврейский, 12847 (29,8%) – белорусский, 6844 (15,9%) – великорусский, 1325 (3%) – польский, 306 (0,7%) – латышский, 192 (0,4%) и 81 (0,2%) – малорусский [12, с.

99]. В конфессиональном плане большинство составляли иудеи – 21539 (49,9%) и следом шли православные – 18922 (43,9%.) Римо-католики составляли 2279 (5,3%), протестанты – 255 (0,6%), старообряцы и уклоняющиеся от православия – 107 (0,2%), караимы 8 (0,02%), мусульмане – 6 человек (0,01%) [[12, с. 95].

При сопоставлении данных по вероисповеданиям и о родном языке можно отметить преобладающие вероисповедания для народностей. Так среди поляков католиков было 99%, иудеев среди еврейского населения было 99,9%. Среди белорусов 96,6% были православными (для великорусов этот показатель составил 93,9%) [12, с. 107].

Данное преобладание в структуре населения города Могилева евреев давало отдельным представителям общественности повод говорить об «упадке христиан» и о необходимости принятия мер по улучшению их положения [15, с. 117], также о мерах «по удержанию евреев в границах законов» [18, с. 67]. Здесь прежде всего имеется в виду работа переводчика и издателя Н.Г.

Гортынского под названием «Записка о евреях Могилева на Днепре, и вообще в Северо-Западном крае». Данная работа вышла в 1870 г., а спустя восемь лет была переиздана. Автор не скрывал своей антипатии к представителям «загадочного племени», а город Могилев он использовал в качестве фона для иллюстрации вреда, исходящего от евреев [18, с. 68]. Любопытно также и то, что в своем труде Гортынский, как решительный поборник православия, не забыл заклеймить попутно еще и католичество с униатством. В целом автор «Записки…» повторил все традиционные обвинения в адрес евреев. Вместе с тем, у Гортынского достаточно полно описаны особенности быта могилевских евреев [15, с. 120]. Автор предлагал также комплекс типичных юдофобских мер с целью принудительной ассимиляции евреев, дабы минимизировать ущерб от их пребывания в России [18, с. 69]. По наблюдениям автора, евреи составляли костяк могилевской интеллигенции, а христиане, превратились в чернорабочее сословие, «с крайне отупевшими умственными способностями» [14, с. 16].

В целом, отбросив откровенные антисемитские выпады Н.Г. Гортынского, стоит признать, что его «Записка…» является очень ценным источником по истории могилевских евреев, да и в общем, по социокультурной истории Могилева второй половины XIX в. Вообще, что касается антисемитизма, то, по сути, он являлся неотъемлимой частью ментальности всех европейских народов еще с эпохи средневековья [6, с. 107]. И в рассматриваемый период на уровне этнических стереотипов эти моменты, безусловно, сохранялись. В данной ситуации стабильность в сфере христианско-иудейских отношений целиком зависела от государственной политики в данном направлении.

Стоит также сказать несколько слов касательно взаимодействия православного и католического населения. В отличие от ситуации с иудеями, здесь нельзя отождествлять этнические и кофессиональные отношения. Ведь по данным переписи 1897 г. на основании родного языка поляками были записаны 1325 могилевчан, или 3% населения города. А в конфессиональном отношении католики составили 2279 человек, или 5,3% [12, с. 95].

Тем самым, несмотря на то, что полонизируемое католическое население переживало процесс не только религиозного, но и этнического обособления от своих этнически родственных православных соседей — белорусов и малороссов, несмотря на стремление католического духовенства к тому, чтобы паства идентифицировала себя по принципу: «я — католик, значит, я — поляк» [2, с.12], определенно можно констатировать следующее. Из всего массива римокатолического населения города Могилева в конце XIX в. поляки (по родному языку) составляли всего 58,1%. В свою очередь белорусы среди католиков составили 16,9%, а великороссы и латыши – по 11,1% [[12, с. 96].

Таким образом, исходя из данных статистики, безусловно, необходимо разделять отношения православия и католичества от русско-польских отношений в целом [19, c. 356]. По крайней мере в данном контексте. Определенно, данная проблематика заслуживает отдельного детального исследования. На данный момент можно лишь констатировать то, что массив католического населения города Могилева по переписи 1897 г. отнюдь не являлся неким польским «монолитом»

в этническом отношении [3, c. 224].

Данные по конфессиональной структуре населения города Могилева, представленные материалами переписи 1897 г. представляется возможным сопоставить с доступными данными начала ХХ в. (по состоянию на 1905 г.).

В этой связи девятый том «Полного географического описания нашего Отечества», посвященный Верхнему Поднепровью и Белоруссии, дает следующие данные по состоянию на 1905 г.: «Число жителей в Могилеве достигает 46600 человек, в том числе православных 19 тысяч, римско-католиков 2800, протестантов 200, евреев 24 тысячи, магометан 200 душ» [13, с.478].

В конфессиональной структуре изменения за данный отрезок времени выразились в дальнейшем увеличении удельного веса еврейского населения (с 49,9% в 1897 г. до 51,5% в 1905 г.). Также несколько вырос удельный вес католиков: с 5,3% в 1897 г. до 6% в 1905 г. Вместе с тем, за тот же временной отрезок достаточно ощутимо снизился удельный вес православных в конфессиональной структуре населения Могилева. За это время данный показатель сократился примерно на 3%, с 43,9% в 1897 г. до 40,8% в 1905 г.

В целом по Могилевской губернии, границы которой совпадали с границами Могилевской православной епархии, на начало ХХ в. подавляющее большинство составляли белорусы – 82,39%. Евреи составляли 12,7%, великорусы – 3,45%, поляки – 1,04%, малороссы – 0,22%, представители иных национальностей 1,87%. В конфессиональном отношении, соответственно, первое место занимало православие – 83,13%, за ним следовал иудаизм – 12,09%. Католики составляли 2,98% всего населения, старообрядцы – 1,39%, протестанты - 0,41%, а все остальные вероисповедания – 0,01% [12, с. 8].

Основными носителями православия являлись 97,81% белорусского, 96,97% украинского и 62,71% великорусского населения епархии. Сравнительно невысокий процент православных великорусов объясняется распространением среди них раскола (старообрядчества), которого придерживалось 35,08% этой группы населения. Протестантизм исповедовали преимущественно эстонцы и латыши, а литовцы практически повсеместно придерживались римско-католической религии. Что касается евреев, то почти все они исповедовали иудаизм, и лишь 0,03% от их числа называли себя православными [12, с. 8].

Согласно ведомости о количестве населения по вероисповеданиям, среди 2 128 542 жителей Могилевской православной епархии православные составляли 1 767 383 человека, католиков насчитывалось 69 789 человек, раскольников – 33 205 человек, единоверцев – 1 077 человек, протестантов – 4 683 человека, иудеев 251 174 человека [11, с. 499]. По количеству паствы Могилевская епархия считалась средней, однако в отдельных ее частях сложились не самые удобные для православия условия: на юге в Гомельском и Рогачевском уездах было распространено раскольничество и сектантство, на севере епархии преобладал католицизм.

Таким образом, на основании достаточно широкой источниковой базы, научной литературы по данной проблематике, можно сделать некоторые выводы относительно этноконфессионального облика города Могилева второй половины XIX – начала ХХ вв. На сложившуюся конфессиональную ситуацию значительно повлияли особенности исторического развития, в первую очередь, такие, как устойчивые традиции православия и существование черты еврейской оседлости. На протяжении данного периода отчетливо выделяются три наиболее многочисленных этнических пласта населения – еврейский, белорусский и русский. Также, соответственно, и в конфессиональном плане можно выделить 3 главные группы – иудаизм, православие и католичество. Сопоставление этнического и конфессионального компонентов позволило сделать вывод о невозможности отождествления этноса и конфессии, за исключением иудаизма и евреев.

Список использованной литературы:

1. Без-Корнилович, М.О. Сведения о примечательнейших местах в Белоруссии / М.О. Без-Корнилович. – Санкт-Петербург, 1855. – 357 с.

2. Бендин, А.Ю. Российская империя и Католическая церковь: борьба за этническую идентичность белорусов Северо-Западного края (1863-1914) / А.Ю. Бендин // Русский сборник, Т. 10. – Москва : Регнум, 2011. – С. 7-67.

3. Бобрык, А. Поляки в Могилевщине. Очерк проблематики / А. Бобрык // Шляхi Магшлtнскай гесторыi: зборнек навуковых прац / Магiлеy, 2005. - С. 222-226.

4. Военно-статистическое обозрение Российской империи. Том 8. Часть 3. Могилевская губерния. – Санкт-Петербург : типография Генерального штаба, 1848. - 154 с.

5. Городские поселения в Российской империи. Том третий. – Санкт-Петербург, 1863. – 695 с.

6. Марзалюк, Е.А. ЭтнIчны i канфесiйны свет беларускага горада XVI – XVIII стст.

(Этнаканфесiйны склад насельнiцтва, этнiчныя i канфесiйныя стэрэатыпы беларускiх гараджан): манаграфiя / Е.А. Марзалюк. – Магiлен : МДУ iмя А.А. Куляшова, 2007. – 164 с.

7. Опыт описания Могилевской губернии. В 3 кн. Книга 1 / Под ред. А.С. Дембовецкого. – Могилев : Типография губернского правления, 1882. – 782 с.

8. Опыт описания Могилевской губернии. В 3 кн. Книга 2 / Под ред. А.С. Дембовецкого. – Могилев : Типография губернского правления, 1884. – 1028 с.

9. Опыт описания Могилевской губернии. В 3 кн. Книга 3 / Под ред. А.С. Дембовецкого. – Могилев : Типография губернского правления, 1884. – 329 с.

10. Памятная книжка Могилевской губернии на 1890 год. – Могилев: Типография Губернского Правления, 1890 г. – 463 с.

11. Памятная книжка Могилевской губернии на 1909 г. Издание Могилевского Губернского Статистического Комитета. – Могилев на Днепре : Типография губернского правления, 1909 г. – 634 с.

12. Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Т. XXIII. Могилевская губерния. 1903. Издание центрального Статистического Комитета. – 465 с.

13. Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Т. IX: Верхнее Поднепровье и Белоруссия./ Под ред. В.П. Семенова // Составители: В.П. Семенов, М.В. Довнар-Запольский, Д.З. Шендрик и др. - СПб., 1905. – 638 c.

14. Соболевская, О.А. Город как доминанта еврейской культуры Беларуси (конец XVIII – начало XX века) / О.А. Соболевская // Веснiк Гродзенскага дзяржаyнага унiверсiтэта iмя Янкi Купалы.

Серыя 1. – 2010.

- T,1. – С. 10-18.

15. Соболевская, О.А. Н.Г. Гортынский. «Записка о евреях Могилева» / О.А. Соболевская // История могилевского еврейства: Документы и люди. Книга 1 / Сост. А. Литин. – С.114-120.

16. Статистические таблицы Российской империи за 1856-й год. – СПб., 1858. – 300 с.

17. Статистический временник Российской империи. Издание центрального статистического комитета МВД. – СПб., 1866. – 588 с. (104)

18. Фридман, А. Записки о евреях… / А. Фридман // Магiлевская, 2001. – С. 67-69.

19. Церашковiч, П. Палякi i нацыянальная палiтыка расiйскай адмiнiстрацыiна Беларусi y другой палове XIX ст. / П. Церашковiч // Беларусы i палякi: дыялог народаy i культур. X–XX ст.:

матэрыялы мiжнар. круглага стала, Гродна, 28–30 верас. 1999 г.; адк. рэд. i уклад. Д. Караi – Гродна : ГрДУ, 1999. – С. 354–357.

–  –  –

ЛИТЕРАТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Ф.Б. БУЛГАРИНА:

ХРИСТИАНСКИЕ АСПЕКТЫ

Фаддей Булгарин (урожденный Ян Тадеуш Кшиштоф Булгарин) — русский писатель, журналист, критик, издатель, капитан наполеоновской армии, кавалер ордена Почетного легиона Франции, действительный статский советник, родился 5 июля 1789 г. в имении Перышево Минского воеводства Великого княжества Литовского [1, с. 30]. Он провел детство в семье, которая заложила основу формирования личности талантливого писателя. В 1798 г. поступил в Санкт-Петербургский кадетский корпус [1, c. 79]. По окончании корпуса Булгарин стал корнетом в уланском полку, но был переведен в Кронштадтский гарнизонный полк, а затем в Ямбургский драгунский.

Булгарин участвовал в походах против французов в 1807 г. и в финской кампании 1808–1809 гг.

В 1811 г. Булгарин кардинально меняет направление своей биографии, покинув русскую службу, он уехал в Варшаву, где вступил во французскую армию. На французской службе он дослужился до чина капитана, принимая участие в походах Наполеона против Италии и Испании [10, с. 40].

После окончания военной службы Булгарин пытался осесть в родном имении, пробовал свои литературные силы на родном ему польском языке в виленских и варшавских изданиях, но в 1819 г. решает переехать в Петербург. Именно там он начинает литературно-публицистическую деятельность на русском языке, которая сделала его впоследствии одной из самых известных фигур литературной России первой половины XIX в. [3, с. 402] Вступив на это поприще в начале 1820-х гг., Булгарин быстро завоевал популярность у читателей. Он стал создателем первого в России театрального альманаха «Русская Талия» (1825), где впервые были напечатаны отрывки из «Горя от ума». В 1822–1829 гг. Булгарин (с 1825 г.

совместно с Н. И. Гречем) выпускал первый специальный журнал, посвященный истории, географии и статистике «Северный архив», а в качестве приложения к нему в 1823–1824 гг. выходили «Литературные листки». В 1825–1839 гг. — он соредактор и соиздатель Н.И. Греча по журналу «Сын отечества», с 1829 г. объединенного с «Северным архивом» и выходящего под названием «Сын отечества и Северный архив». Наибольшую известность Ф. В. Булгарин приобрел как редактор-издатель первой частной российской политической и литературной газеты «Северная пчела», которую вместе с Гречем издавал с 1825 г. до конца жизни [9, с. 75].

С осени 1826 г. Ф. Булгарин числился на службе в Министерстве просвещения, но при этом особых служебных обязанностей возложено на него не было. Такая практика была широко распространена в то время, т.к. служба была необходима для продвижения по лестнице чинов.

Ежегодно в мае месяце Булгарин брал отпуск на 4 месяца и приезжал в имение Карлово около Дерпта, владельцем которого с 1828 г. Булгарин был более тридцати лет, а осенью обычно еще продлевал отпуск при помощи медицинской справки. Но в 1831 г. отпуск продлить не удалось.

Булгарин подал в отставку, поселился с осени этого года в Карлове, прожил шесть лет почти безвыездно, занимаясь историческими изысканиями для «России» и изданием собрания своих сочинений. Он перевез и собрал здесь библиотеку и картинную галерею, тщательно собирал архив. Все это оказалось утеряно, и только часть его библиотеки сегодня находится в библиотеке Тартуского университета [14].

Ф. Булгарин — основоположник фантастического романа в русской литературе — «Иван Выжигин» (1829), имевший невероятный для того времени успех, «Петр Иванович Выжигин»

(1831), «Памятные записки Чухина» (1835) [12, с. 131]. Булгарин стал одним из начинателей исторического романа — его «Дмитрий Самозванец» вышел лишь через полгода после «Юрия Милославского» М. Загоскина. Его романы при жизни были переведены на французский, немецкий, английский, испанский, итальянский, нидерландский, шведский, польский, чешский языки. Кроме того, Булгарин одним из первых ввел в русскую литературу жанры утопии и антиутопии, «батального рассказа» и фельетона, а также жанр нравоописательного очерка — жанр, который в 1840-е гг. стал очень популярным в русской литературе [13, с. 60].

Вся литературно-публицистическая деятельность воплотила стремление Ф.Б. Булгарина расширить круг читателей в России, приобщить к чтению новые социальные слои. Он учитывал их интересы и вкусы, менял тематику и проблематику публикаций, заимствовал зарубежный опыт.

В творчестве Булгарина присутствовала важная категория — это произведения нравоописательного направления: «Чертополох, или новый Фрейшиц без музыки» [6], «Правдоподобные небылицы, или Странствование по свету в XXIX веке» [5] (1824), «Невероятные небылицы, или Путешествие к средоточию Земли» (1825) [4], «Лицевая сторона и изнанка рода человеческого» [7], «Дурные времена. Очерки русских нравов» [8] и многие другие.

Много обращает внимания Булгарин в этих произведениях на духовное развитие человека.

Упоминания таких факультетов и разделов как, факультеты «здравого смысла», «доброй совести», «бескорыстия», «человеколюбия», «нравственной пользы истории», «достоверности показаний», «применения всех человеческих познаний к общему благу» [5, с. 94] заставляло задуматься своих читателей о важных проблемах воспитания, образования, отношений между людьми. О пороках тщеславия и жажды денег Булгариным была написана небольшая повесть «Чертополох, или новый Фрейшиц без музыки» [6, с 80–85]. Не менее актуальны такие вопросы и сейчас, когда многие испытывают духовный голод.

Кроме этого, существовало еще одно направление деятельности писателя. Тексты Булгарина были включены в гимназические пособия. В одном из гимназических учебников истории русской литературы имелся посвященный Булгарину специальный параграф, где отмечалось, что романы и повести Булгарина отличались высоким качеством описания. Представлены были произведения Булгарина и в различных хрестоматиях и антологиях. А. Галахов включил в свою хрестоматию воспоминания Булгарина «Встреча с Карамзиным» [2, с. 91].

Таким образом, диапазон Булгарина-литератора чрезвычайно широк. Он создавал работы исторического, критического, нравоописательного, фантастического, мемуарного; писал как в малых (рассказ, очерк, фельетон, повесть), так и крупных литературных формах (роман). В своих произведениях Ф.В. Булгарин выступает, в первую очередь, как просветитель. Он обличает малообразованность, невоспитанность как простого народа, так и элиты российского общества, слепую погоню за модой, злоупотребление служебными обязанностями и взяточничество среди должностных лиц разного уровня и другие пороки общества. Показывает читателю примеры бесцельного свободомыслия, праздного времяпрепровождения, боязни всего нового, невежества «образованных» представителей общества и одновременно призывает посвящать больше времени самообразованию, нравственному совершенствованию, старательному выполнению своих обязанностей в семье и на службе, приобщению к отечественной истории и культуре. Несомненно, его призывы нашли отклик в сердце российской читающей публики, о чем свидетельствую тиражи его произведений. В целом, литературно-публицистический стиль Ф.В. Булгарина отличается своеобразием, автор имеет свой ярко выраженный почерк, в рамках используемых жанров умеет доносить свои размышления по серьезным историческим, политическим и нравственным вопросам до читателя в легкой и непринужденной форме.

Итак, к концу первой четверти ХIХ века Ф.В. Булгарин завоевал уже прочную литературную репутацию. Читателям он был известен как профессиональный журналист, издатель, наделенный литературным талантом и трудолюбием. Правда, во второй половине 40-х годов Булгарин постепенно приостанавливает свою активную общественную деятельность. Учащаются отрицательные нападки на него, особенно вызванные публикацией им «Воспоминаний» в 1846гг. [13, с. 66] В 1857 г. у Булгарина случился удар. Умер он 13 сентября 1859 г. на своей даче Карлово близ Дерпта (ныне Тарту). Смерть Булгарина в 1859 г. была встречена почти полным молчанием, даже в «Северной пчеле» была помещена лишь краткая информация о его смерти [14, с. 160].

Фаддей Булгарин занял в русском культурном контексте первой половины XIX в. исключительное место и, задавая тон многим литературно- публицистическим тенденциям того времени, обращал особое внимание на христианские аспекты в воспитании нравственности народа.

Список источников и литературы

1. Булгарин, Ф.В. Воспоминания / Ф.В. Булгарин. — Москва : Захаров, 2001. — 782 с.

2. Булгарин, Ф.В. Встреча с Карамзиным / Ф.В. Булгарин // Сочинения / Ф.В. Булгарин. — Москва : Современник, 1990. — 667–677 с.

3. Булгарин, Ф.В. Письмо Алексею Потапову / Фядута, А. // Булгарын Фадзей. Выбранае / А.

Фядута (укладанне, прадмова і камэнтар). — Минск : Беларускі кнігазбор, 2003. — 402–404 с.

4. Булгарин, Ф.В. Невероятные небылицы, или Путешествие к средоточию Земли / Ф.В. Булгарин // Полное собрание сочинений Фаддея Булгарина. Санкт-Петербург : тип. Лисенкова, 1856. — Т.7 — С. 17–30.

5. Булгарин,Ф.В.Правдоподобныенебылицы,илиСтранствованиепосветувXXIXвеке/Ф.В.Булгарин // Полное собрание сочинений Фаддея Булгарина. Санкт-Петербург : тип. Лисенкова, 1856. — Т.6 — С. 85–110.

6. Булгарин, Ф.В. Чертополох, или новый Фрейшиц без музыки / Ф.В. Булгарин // Полное собрание сочинений Фаддея Булгарина. Санкт-Петербург : тип. Лисенкова, 1856. — Т.6 — С.

80–85.

7. Булгарин, Ф.В. Лицевая сторона и изнанка рода человеческого / Ф.В. Булгарин. — Москва :

Азбука, 2007. — 352 с.

8. Булгарин, Ф.В. Дурные времена. Очерки русских нравов / Ф.В. Булгарин. — Москва : Азбука, 2007. — 368 с.

9. Булгарин, Ф.В. Записка о Булгарине / Ф.В. Булгарин // Видок Фиглярин: письма и агентурные записки Ф.В. Булгарина в III отделение; публ., сост., предисл. и коммент. А.И. Рейтблата. — Москва : НЛО, 1998. — 704 с. — С. 74–76

10. Глушковский, П.Ф. Булгарин: эволюция идеологических и политических воззрений. Первая половина XIX в. / П.Ф. Глушковский. — Санкт-Петербург : Алетейя, 2013. — 232 с.

11. Мизко, Н.Д Столетие русской словесности / Н.Д Мизко. — Одесса: тип. Л. Нитче 1849. — 343 с.

12. Piekarek S., Bulgaryn Jan Tadeusz Krzysztof / Bednarski Ks. S., Birkenmajer A. // Polski Slownik Biograficzny / — S. Piekarek. — Krakow: Polski Akademia Umiejetnosci, 1937. — T. 3. — С. 131.

13. Рейтблат, А.И. Ф.В. Булгарин и его читатели / А.И. Рейтблат // Чтение в дореволюционной России: сб. науч. тр. / Гос. б–ка СССР им. В.И. Ленина; сост. А.И. Рейтблат — М.: ГБЛ, 1992. — С. 55–66

14. Саллупере, М. Ф. В. Булгарин в Лифляндии и Эстляндии / М.Ф. Саллупере // Русские в Эстонии на пороге ХХI века: прошлое, настоящее, будущее. Сборник статей / Составители В. Бойков, Н. Бассель. — Таллинн: Русский исследовательский центр в Эстонии, 2000. — С. 146 – 161.

Груздева Алина Александровна, Савушкина Алина Геннадьевна Белорусская государственная академия связи

СВЯТО-НИКОЛЬСКИЙ МОНАСТЫРЬ – ОБЪЕКТ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Целью работы являлось изучение объекта, претендующего на звание объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО – Свято-Никольского монастыря, который может стать объектом туризма и привлечь в нашу страну иностранных туристов. Нашим соотечественникам и иностранным туристам известны такие объекты Всемирного наследия ЮНЕСКО, как Беловежская пуща (объект внесен в список в 1992 г.), Мирский замок (в 2000 г.), Дворцово-парковый комплекс Радзивиллов (в 2005 г.). Эти объекты включены в список по культурным критериям. Четвертым оъектом является Дуга Струве, который является природным феноменом исключительной красоты и эстетической важности. Пятым объектом культурного наследия ЮНЕСКО может стать Свято-Никольский монастырь, история и художественная ценность которого были исследованы в работе.

Для достижения цели использовались краеведческие материалы, различные источники средств массовой информации, в том числе интернет-ресурсы. Груздева Алина исследовала теоретическую часть темы, Савушкина Алина посетила монастырь, беседовала с настоятелем и служителями монастыря.

Для достижения данной цели в работе были поставлены и решены следующие задачи:

• рассмотрены особенности использования культуры в качестве фактора развития региона;

• исследована историческая и художественная ценность Свято-Никольского монастыря;

• проанализирован потенциал Свято-Никольского монастыря как объекта внутреннего и трансграничного туризма.

Актуальность темы исследования определяется постоянно возрастающей ролью международного сотрудничества в условиях современного мира и затрагивает самые широкие слои населения всего земного шара.

В этом процессе ЮНЕСКО (UNESCO — сокр. от англ. United Nations Educational Scientific and Cultural Organization — Организация Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры) играет исключительно важную роль в социальноэкономическом и технологическом прогрессе, развитии человеческого потенциала, прежде всего, в решении проблем сохранения Всемирного наследия, всеобщей грамотности, подготовке специалистов для будущего и формировании поколения людей в духе мира, взаимопонимания, толерантности и демократии.

А) История Свято-Никольского монастыря.

С площади Орджоникидзе г. Могилева открывается вид на Подниколье и живописную пойму Днепра, которая в весенний разлив сильно затопляется и раньше называлась Болонья.

Издавна, после спада воды, эти места использовались местным населением под огороды.

Сейчас это санитарная зона одного из водозаборов городского водоканала. В древности здесь, на незатопляемой части заливных лугов, т. н. гриве, сформировалась Гривлянская сотня, а затем и Покровский посад, где до нашего времени полностью сохранился единственный в Восточной Беларуси комплекс Никольской церкви архитектуры виленского (белорусского) барокко. Церковь имеет богатую и сложную историю. Впервые она упоминается в инвентарях городов Витебска и Могилева. Фрагментарно известно, что изначально церковь была деревянной и размещалась в Старом городе (Нагорский посад). 25 апреля 1580 года она была освящена, а в 1598 году ограблена.

Из Барколабовской летописи известно, что при церкви у священника Федора Сасина в 1607 году некоторое время жил и учил детей грамоте Дмитрий Нагой (Иванович), будущий Лжедмитрий II («Тушинский вор»), который отсюда отбыл в Москву в качестве наследника царского трона. Основание Свято-Никольского монастыря в Могилеве связано с историческими лицами, имевшими непосредственное отношение к церковной жизни города. В апреле 1636 года Киевский митрополит Петр Могила получил от польского короля Владислава IV фундуш на постройку в Гривлянской сотне Свято-Никольского храма с помещениями «для особ духовных и чернцов «. В 1637 году, когда Могилевской епархией управлял епископ Сильвестр I Коссов, гривлянские прихожане построили временную Никольскую церковь с женским монастырем при ней. А в 1646 году мещане Могилева получили королевский привилей «на строительство каменной (мурованой) Николаевской церкви на грунтах, купленных гривлянскими мещанами, не униатами». Королевская грамота обеспечивала православным спокойное, свободное от насилия униатов и замковой администрации существование церкви и монастыря. Мещанам разрешалось иметь в год два канона и две ярмарки при церкви «на зимнего и весеннего Николу». Копия этой грамоты с печатью хранилась в Свято-Никольском храме еще в 1848 году.

Строительство Никольского летнего каменного собора в дошедшем до нас виде началось только в 1669 году и было закончено в 1672-м, когда его освятили.

В нем были сооружены два придела:

правый во имя св. Иоанна Предтечи, левый во имя св. Великомученика Дмитрия Солунского.

В 1697 году царский стольник П.А. Толстой, характеризуя обитель, отмечал в своих путевых заметках: «За городом монастырь Николаевский, в нем живут инокини благочестивой греческой веры. В том монастыре церковь каменная, изрядного строения. Апреля в 5 день, в понедельник святой недели, был у обедни в Николаевском девичьем монастыре, там церковь каменная, иконостас великий, золоченый».

Свято-Никольский женский монастырь действовал с 1637 по 1719 год, после чего был преобразован в мужской, а в 1754 году закрыт. Открывшись позднее, храм стал приходским. В целом, монастыри здесь действовали 117 лет.

Во второй половине XVIII века собор был реставрирован, а в XIX веке настоятель храма протоиерей Евфимий Бекаревич сделал в нем капитальный ремонт. После смерти его прах покоился в храме, но в XX веке могилу разрушили и разграбили.

В свое время при храме действовали 2-классное церковноприходское училище и богадельня. На монастырской территории до нашего времени находится зимняя церковь 1793 1796 гг. постройки, освященная во имя святого Преподобного Онуфрия Великого (Онуфриевская церковь). С 1901 года в Никольском соборе служил священник Михаил Лещинский, который в 1934 году умер и похоронен на Мышаковском кладбище. После его смерти храм был закрыт. Накануне Рождества в 1930 году со всех церквей Могилева сняли колокола, а в 1937 году перестала существовать и Могилевская епархия. Перед войной, в связи с переносом столицы Беларуси в Могилев, церковь планировалось взорвать, а на ее месте построить фонтан для будущего городского парка культуры и отдыха.

Накануне Рождества в 1930 году со всех церквей Могилева сняли колокола, а в 1937 году перестала существовать и Могилевская епархия. С 1937 года в Свято-Никольском соборе находилась пересыльная тюрьма. В 1941 году тюрьма была закрыта. Перед войной, в связи с переносом столицы Беларуси в Могилев, церковь планировалось взорвать, а на ее месте построить фонтан для будущего городского парка культуры и отдыха.

6 июля 1989 года по благословению Патриарха Пимена и постановлению Святого Синода Русской Православной Церкви Могилевская епархия была восстановлена. Управляющим епархией назначили высокопреосвященного Максима (в миру Борис Иванович Кроха), архиепископа Тульского и Белевского.

В 2002 году владыка Максим, архиепископ Могилевский и Мстиславский, умер (похоронен в монастырском дворе), новым управляющим епархией назначен епископ Софроний.

Б) Комплекс Свято-Никольского монастыря, его художественная и историческая ценность Иконостас храма Выдающееся художественное произведение знаменитого храма 4-ярусный иконостас, выполненный могилевскими мастерами-резчиками и позолотчиками XVII века в технике сквозной деревянной резьбы с позолотой. Он сейчас полностью восстановлен и отреставрирован в первоначальном виде.

По своему построению (ярусность), формам (деревянные колонки, покрытые орнаментальной резьбой виноградных лоз любимый мотив барокко) и характеру резьбы он близок к иконостасу, изготовленному для Смоленского собора Новодевичьего монастыря в Москве белорусскими мастерами в 1683 1685 годах.

Сегодня мы можем наблюдать отреставрированный культовый архитектурный комплекс, который состоит из каменных зданий Никольской и «теплой» (зимней) Онуфриевской церквей, 2-этажного жилого дома, колокольни. Окружает территорию каменная ограда с въездными воротами.

Внутреннее пространство храма 2 рядами колонн (по три в каждом) разделено на 3 нефа, барабан купола опирается на 4 столба. Интерьер когда-то был богато отделан фресковыми росписями. Своды купола украшала фресковая композиция XVIII века «Троица новозаветная», а на парусах образы 4-х апостолов с символами. Стены между оконными проемами расписаны в 2-х уровнях на библейские и евангельские темы. Все они были созданы в 1-й половине XVIII века. Реставраторам удалось воссоздать фрески только на своде купола.

Никольский собор выдающийся памятник белорусской архитектуры XVII века предложено внести ЮНЕСКО в реестр наиболее ценных сооружений в стиле барокко.

Рядом с главным храмом находится небольшая, выполненная в строгом классическом стиле Онуфриевская церковь. Зимой Никольская церковь не работала, обогреть такое большое здание было невозможно, и все богослужения проходили в теплой Онуфриевской церкви.

В углу ограды находится небольшая часовенка-колокольня, в которой ныне покоятся останки погибших в 1930-е годы. В 1992 году владыка Максим принял решение укрепить фундамент Никольского собора с северной стороны. Во время земляных работ были обнаружены многочисленные останки убитых людей. Большинство найденных черепов были пробиты либо пулей, либо острым металлическим предметом.

В Никольской церкви монастыря хранится и одна из копий иконы Белыничской Божьей Матери.

Оригинал чудотворной иконы Божьей Матери находился в Белыничском монастыре и когда он был православным, и когда временно принадлежал католикам (икона утрачена в годы Великой Отечественной войны). Каждый из паломников, кто с верой приходил в белыничский храм, по рассказам очевидцев, получал избавление от болезней. В Могилевской епархии существовал обычай: прежде чем совершить паломничество в Киево-Печерскую лавру, необходимо было навестить Белыничский монастырь и, получив благословение, отправляться в путь. Одигитрия Белыничская для восточного региона Беларуси была такой же почитаемой святыней, как Божья Матерь Жировичская для западного края.

Особенности культуры различных регионов мира все чаще побуждают людей проводить отпуск в путешествии. Объекты, посещаемые туристами, способствуют их духовному обогащению, расширению кругозора. Культура является одним из основных элементов туристского интереса.

Познавательный туризм охватывает все аспекты путешествия, посредством которого человек узнает о жизни, культуре, обычаях другого народа. Туризм, таким образом, является важным средством создания культурных связей и международного сотрудничества.

Развитие культурных факторов внутри региона является средством расширения ресурсов для привлечения туристских потоков. Во многих странах туризм может быть включен в так называемую политику культурных отношений Различные области деятельности способны вызвать сильный мотив к путешествию и интерес к туристскому направлению. Важными переменными, влияющими на привлекательность туристского направления для различных групп и категорий туристов, являются его культурные и социальные характеристики. Наибольший интерес у туристов вызывают такие элементы культуры народа, как искусство, наука, религия, история и др.

Ведущую роль в координации и стандартизации мировой культурной и туристской деятельности играют ЮНЕСКО и ВТО. Включение Свято-Никольского монастыря в реестр объектов культурного наследия ЮНЕСКО способствует развитию туризма в нашей стране и созданию имиджа Беларуси как страны, которую интересно посетить, изучать ее историю и культуру.

Список использованной литературы:

1.Свято-Никольский женский монастырь г. Могилева. – Издание Свято-Никольского женского монастыря, 2006.

2. Могилев-на Днепре \\ Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. – Санкт-Петербург., 1906-1913

3. Рудаков В.Е., Селиванов А.Ф. Могилев на днепре \\ Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

–  –  –

СИСТЕМА ХРИСТИАНСКОГО ВОСПИТАНИЯ В БЕЛАРУСИ

Датой принятия христианства Русью считается 988 год, когда, как свидетельствует летопись, киевский князь Владимир Святославич (позже получившим прозвище Креститель) совершил обряд крещения. Владимир содействовал распространению христианства на восточнославянских землях [7, с.19].

История первых церковных структур на территории Беларуси уходит в далёкое прошлое. В 992 году на белорусских землях была основана Полоцкая епархия, которую возглавил епископ Мина, а в 1005 – Туровская епархия во главе с епископом Фомой [8, с.10].

Важно отметить, что именно с крещением на восточнославянских землях распространилась грамотность.

Отсюда берёт своё начало христианская педагогика восточных славян, и, следовательно, система христианского воспитания белорусского народа.

В исторической литературе неоднократно упоминаются и первые воспитательные системы христианства.

Христианская педагогика в общем развивается уже более 2000 лет, она была фундаментом воспитания христианской культуры в прошлом и остаётся в настоящем. Основы христианской педагогики проистекают из богооткровенной религии и учения Иисуса Христа. Она опирается на традиции, историю и современные достижения вспомогательных наук, таких как этика, психология, социология и др.

[3, с.38] Вся жизнь человека: его характер, чувство ответственности, добрые или дурные привычки, умение справляться с трудностями и степень его религиозности - во многом обусловлены его воспитанием в детстве. Светлые воспоминания детства питают и согревают человека в трудные минуты жизни, и, напротив, люди, не имевшие счастливого детства, ничем не могут восполнить его.

Ребенок необычайно восприимчив к религиозным впечатлениям: он инстинктивно тянется ко всему, что раскрывает красоту и смысл окружающего мира. В Библии сказано «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне» (Мф. 19:14) [1, с.849]. Отсутствие религиозного воспитания в детстве непременно сказывается на характере человека: в душевном складе таких людей ощущается известная надломленность.

Цель христианского воспитания – стремится дать ребенку духовное направление, чтобы он мог устоять перед разными соблазнами и идти в жизни правильным путем [5].

Рассмотрим систему христианского воспитания в Беларуси.

Современная система христианского воспитания в Беларуси представлена широким образовательным спектром: начальным религиозным воспитанием в семье, приходскими (воскресными) школами, спецкурсами средних общеобразовательных школ (факультативы, кружки; пример – спецкурс «Основы православной культуры»), спецкурсами средних специальных учебных заведений, ВУЗов, работой теологических колледжей и т.д.

Для сравнения развития христианского воспитания в Беларуси выделим шесть основных этапов:

1. Начальный этап. Формирование и дальнейшее развитие христианского воспитания, образования и морали;

2. Этап развития и распространения. Деятельность известнейших просветителей белорусской земли, развитие и распространение приёмов христианского воспитания;

3. Дореволюционный этап. Дальнейшее развитие системы христианского воспитания и образования. Открытие и распространение церковноприходских школ (православной и католической конфессий);

4. Послереволюционный (Советский) этап. Полный запрет религиозной и культовой деятельности, в том числе и образовательно-воспитательной. Массовые преследования священников различных конфессий и верующих. Особый характер имело уничтожение храмов, изъятие и уничтожение церковного убранства, документов, рукописей, Библий и т.д.;

5. Этап возрождения христианских традиций, христианского воспитания и образования (1990е гг.). Наблюдается значительный подъём образовательно-воспитательных христианских ценностей. Возвращение храмов верующим. Возрождение христианских традиций, христианского воспитания и образования;

6. Современный этап. Наблюдается значительная заинтересованность родителей, а зачастую и самого подрастающего поколения в христианских ценностях и воспитании данными принципами (примерами служат реставрации, строительство и открытие новых приходских школ, программы совместного развития и воспитания церкви и школы и мн.др.).

На современном этапе возросший интерес белорусского общества к христианству требует преемственности христианского просвещения со сторон семьи, педагогов, а также через системы образования и воспитания, научные организации, учреждения культуры, средства массовой информации.

На данном этапе главными приоритетами Русской Православной церкви являются духовно-нравственное воспитание молодёжи, доступность и открытость церковной жизни, расширение социальной деятельности. Глубокие исторические корни имеет коммуникативная, образовательная и воспитательная функция храмов, что полностью оправдывает их строительство в нашем государстве.

В системе духовно-нравственного воспитания современного белорусского общества на основе ценностей христианства важную роль призваны сыграть институты семьи, церкви, образования, а также средства массовой информации, литература и искусство. В настоящее время всё большинство людей придерживается определённой религии в силу своей принадлежности к ней по рождению или воспитанию.

Развитие системы духовно-нравственного воспитания на основе ценностей христианства должно происходить с учётом положительного опыта страны на протяжении всей её истории.

Христианские ценности формируют нравственную культуру современного белорусского общества и отражают своеобразие менталитета белорусского народа и его исторического пути.

В целях повышения эффективности христианского (духовно-нравственного) воспитания необходима организация системы семейного и молодёжного христианского просвещения через проведение лекций и семинаров, работу в группах и встречи со священнослужителями как по месту жительства, так и в рабочих коллективах, учебных заведениях [4, с.55].

Огромную роль в христианском воспитании будущих поколений играет сотрудничество системы светского образования и Белорусской Православной Церкви. В данной образовательной среде подрастающее поколение познаёт основы христианства, христианского воспитания, образования, морали и истории.

Рассмотрим систему сотрудничества (взаимодействия) церкви и школы в Беларуси.

И церковь, и государство осознают, что задачи просвещения и духовно-нравственного воспитания должны пронизывать всю нашу образовательную систему. Для гражданина Беларуси особенно важны моральные устои.

В последние годы государство в ряде своих нормативно-правовых актов провозгласило положение о том, что государство обязано обеспечить воспитание молодого поколения в духе высокой нравственности.

Опыт Белорусской Православной Церкви в сфере духовной деятельности постепенно входит в образовательное пространство страны, становится объективной реальностью. Нравственная сила религиозной этики сегодня всё более активно используется при формировании нравственного и духовного мира подрастающего гражданина нашей Родины.

Нравственная составляющая – неотъемлемая часть образовательного процесса в нашей стране. Действующие учебные программы предполагают изучение традиционных для нашей страны религиозных течений, их культурологический аспект и историческую роль. Изучая ряд школьных дисциплин, учащиеся знакомятся с духовно-нравственными ценностями белорусского народа, раскрывают для себя роль христианства в формировании национального менталитета, извлекают необходимое для самовоспитания.

Так, в новых учебных программах по предметам «Всемирная история. История Беларуси» и «Обществоведение» значительное внимание уделено истории христианства.

В учебную программу по Всемирной истории в раздел «Римская империя» включён подраздел «Возникновение и развитие христианства в Римской империи», в тему «Раннее средневековье» – подраздел «Христианство в Европе», в раздел «Расцвет Древней Руси» – пункт «Принятие христианства», в раздел «Славяне в позднем средневековье» – подраздел «Православная церковь в Московской Руси».

В учебной программе по курсу истории Беларуси вопросам религии также уделено значительное внимание. В программу включены пункты «Христианство на западных землях Древней Руси», «Религиозно-просветительские деятели», «Этническое и конфессиональное положение ВКЛ», «Церковь и религия в ВКЛ», «Традиционное христианство и Реформация на белорусских землях», «Контрреформация в Беларуси», «Униатство в Беларуси», «Конфессиональные отношения в конце XVIII- начале XIX вв.».

В программе по учебному курсу Обществоведение добавлены подразделы «Духовный мир личности и общества», «Религия в современном обществе», «Национальная конфессиональная политика».

Как уже отмечалось, наряду с этим учащимся предоставлена возможность посещать факультативные занятия соответствующей направленности. Сегодня вниманию учащихся и их родителей предлагаются 10 факультативов такого рода.

Вопросы духовно-нравственного воспитания учащийся и студенческой молодёжи находят своё отражение в работе коллегий управлений образования, педагогических советов школ, профессионально-технических, средних специальных учреждений образования, учёных советов и ректоратов, советов факультетов ВУЗов, в планировании воспитательного процесса в учреждениях образования.

Активно ведётся работа по разработке научно-методического обеспечения духовно-нравственного, христианского воспитания учащейся молодёжи. В Беларуси разработано и издано более 7 наименований учебных изданий.

Учреждения образования Республики Беларусь формируют у учащихся сознательное отношение к религиозному мировоззрению, ценностям христианства [4,с.5] Многое было сделано за время реализации Программы сотрудничества между Министерством образования и Белорусской Православной Церковью на 2007 – 2010 годы, а также 2011 – 2014 (разработана на основе Конституции Республики Беларусь, Кодекса об образовании, Закона Республики Беларусь «О правах ребенка» и иных нормативных правовых актов Республики Беларусь). Ещё больше предстоит выполнить Программой на 2015 – 2020 годы [6].

Можно выразить уверенность, что расширение взаимодействия и укрепление сотрудничества учреждений образования в Церкви в указанных направлениях позволят приблизиться к истинным идеалам добра, любви, справедливости.

Ещё в XIX веке святитель Филарет Московский (Дроздов) писал, что «ныне много знания, но мало воспитания. Воспитание, даваемое школой, не приносит ожидаемой от него пользы, если родители и семейные не будут поддерживать в детях добрые правила жизни и благочестия, какие им преподают в школе. Поэтому на родителях лежит обязанность заботиться не только об образовании детей науками, но и добром их воспитании. А для этого они должны учиться умению воспитывать детей» [2, с.139], опираясь, непосредственно, на принципы христианского воспитания.

Список использованной литературы:

1.Библия. Синодальный перевод. – Донецк: ОБФ «Восточно-Европейская Миссия», 2012. – 1134 с., табл.

2.Опыты православной педагогики/ сост.: А. Стрижев, С. Фомин. – М.: Молодая гвардия, 1993. – 240 с. – (Литературная учёба. Кн.5-6). – 6500.

3.Енджейчак Казимир. Христианское воспитание. Основы католической педагогики. – Гродно:

Гродзенская дыяцэзія Рыма-каталіцкага Касцёла ў Рэспубліцы Беларусь, 2010. – 176 с.

4.Формы, методы, инновационные подходы в организации духовно-нравственного воспитания в учреждениях образования. Работа по предупреждению пьянства, основанная на традициях православной педагогики: сб. докл. XI Свято-Евфросиниевских пед. чтений, (9 нояб. 2010 г., г.

Минск)/ М-во образования РБ, Белорусская православная церковь, Акад. последиплом. образования, Центр православ. Просвещения преподобной Евфросинии Ролоцкой; сост.: А.А.Ананенко, А.В.Бройко. – Мн.: Пачатковая школа, 2010. – 128 с. – ISBN 978-985-6947-88-2: 9000, 22342.

5.Епископ Александр (Милеант). Религиозное воспитание детей [Электронный ресурс] / Епископ Александр (Милеант) // Православные эл. страницы из Зарубежной Руси «Дорога домой». – Режим доступа: http://www.dorogadomoj.com/dr363vos.html. – Дата доступа: 17.11.2015.

6.Программа сотрудничества между Министерством образования Республики Беларусь и Белорусской Православной Церковью на 2015–2020 годы [Электронный ресурс] // Мир права. – Режим доступа: http://www.pravo.by/world_of_law/text.asp. – Дата доступа: 18.11.2015.

7.История Беларуси: школьный курс в кратком изложении / Н.М.Пурышева, М.И.Старовойтов. – Минск: ТетраСистемс, 2012. – 240 с.

8.История Беларуси. 6 - 11 классы: основные даты и события с комментариями / С.В.Панов. – 3-е изд. – Минск: Аверсэв,2013. – 112 с.: ил. – (Школьникам, абитуриентам, учащимся).

–  –  –

ТУРОВСКАЯ ЕПАРХИЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Одной из главных особенностей духовной культуры нашего общества в последние десятилетия является кардиальное изменение отношения к религии, что позволяет многим ученым-обществоведам говорить о возрождении мощнейшего и неиссякаемого источника духовности и нравственности. Различные аспекты и вопросы религии стали очень актуальными в проблематике научных исследований как отечественных, так и зарубежных авторов. В связи с этим, моя работа, посвященная истории и современности Туровской епархии, представляется весьма актуальной.

Согласно церковному преданию, первые христианские миссионеры могли появиться в Турове ещё до крещения Киева. С конца Х века Туров стал политическим и религиозно-культурным центром княжества. Этому способствовала активная деятельность первого исторически известного Туровского князя Святополка (988-1015) и его жены гречанки Варвары по расширению и укреплению христианской веры в княжестве.

Одной из главных особенностей духовной культуры нашего общества в последние десятилетия является кардиальное изменение отношения к религии, что позволяет многим ученым-обществоведам говорить о возрождении мощнейшего и неиссякаемого источника духовности и нравственности. Различные аспекты и вопросы религии стали очень актуальными в проблематике научных исследований как отечественных, так и зарубежных авторов. В связи с этим, моя работа, посвященная истории и современности Туровской епархии, представляется весьма актуальной.

Бесспорным свидетельством высокой духовной культуры древнего Турова является пергаментное Евангелие Хвека, найденное в 1866 г. в Туровской Спасо-Преображенской церкви. В Хвеке на городище был возведён большой каменный храм, где, видимо, и покоились первые Туровские епископы. Позднее каменная церковь была построена и в окольном городе. О распространении христианства свидетельствуют найденные на туровском городище уникальные свинцовые рельефные иконки Пресвятой Богородицы и Святых, бронзовая иконка Х века, а также многочисленные каменные кресты, найденные в Турове и в окружающих деревнях. Они символизировали преданность новой вере и глубоко почитались местным населением. Во время расцвета Туровского княжества в Турове насчитывалось 80 церквей.

Согласно церковному преданию, первые христианские миссионеры могли появиться в Турове ещё до крещения Киева. С конца Х века Туров стал политическим и религиозно-культурным центром княжества. Этому способствовала активная деятельность первого исторически известного Туровского князя Святополка (988-1015) и его жены гречанки Варвары по расширению и укреплению христианской веры в княжестве.

Сегодня не представляется возможным с научной точностью установить, когда же, в каком году была открыта епископская кафедра в Турове вскоре после принятия христианства на Руси.

Был ли это 992 год, или 1005, или еще какой-либо – с полной уверенностью сказать невозможно.

Однако с токи зрения политических интересов Киева, в конце X - начале XI столетий не раз вступавшего в военные конфликты со своим западным соседом – Польшей, в Турове епископская кафедра должна была быть учреждена, если иметь в виду то, как развевались отношения с Польшей.

Большинство людей относят создание Туровской кафедры к 1005 году и является второй по древности среди православных епархий в Беларуси. Территория Туровской епархии была обширна и захватывала территории, принадлежащие ныне к Минской, Гомельской, Гродненской и Брестской областям. В 1241 году кафедра была перенесена в Пинск, титул правящих архиереев был «Туровский и Пинский», позже – Пинско-Туровский. Двое из Туровских святителей — епископ Кирилл ІІ и его преемник епископ Лаврентий – получили церковное прославление и были причислены церковью к числу угодников Божиих. Особенно глубоко почитается местными жителями епископ Туровский Кирилл, день памяти которого традиционно является духовным и государственным праздником всего Полесья. Также в Турове был поставлен памятник Кириллу Туровскому. Во второй половине ХІІ века Туровское княжество, распавшись на более мелкие уделы, постепенно потеряло своё могущество. В конце ХІІІ – начале XIV веков Туров вошёл в состав Великого Княжества Литовского и на протяжении столетий принадлежал разным княжеским родам. В XVI в. в Турове, по свидетельству некоторых источников, было 70 церквей, продолжал действовать древний Борисо-Глебскиймонастырь. По великой вере Православным были явлены чудотворные иконы Божией Матери Конковичская и Васьковская (Мозырский уезд). Лаврентьевская летопись сообщает, что в Турове к концу XVI века было до 80 церквей. Для небольшого города, каким был в то время Туров, давно переставший быть столицей княжества, это число храмов весьма велико.В акте подписания Брестской унии 1596 года принял участие и епископ Пинский и Туровский Леонтий Пельчицкий, при нем начались захваты православных монастырей и храмов епархии. «У меня, писал автор книги «Воспоминаний о древнем Православии в Западной Руси», - под рукой целая груда протестов от времени Леонтия…до закрытия Пинско-Туровской епархии. Читая эти протесты невольно спрашиваешь: неужели иезуиты-христиане все это творили с православными? Да. Тяжело все это теперь читать; как же это тяжело было терпеть?». В 1596 году православная Пинско-Туровская епархия перестала существовать. Но православные жители Туровщины, Пинщины и Мозырщины отказались подчиниться униатам и добились постановления в Туров православных епископов, которые действовали одновременно с униатскими. В Турове было создано православное братство и открыта школа при монастыре. Огромную поддержку оказывал православным князь Константин Острожский, который построил здесь церковь и основал школу.

После 2-го раздела Речи Посполитой Туров вошёл в состав России. С созданием православной Минской епархии в 1793 году территория бывшей Турово-Пинской епархии перешла в подчинение Минских архиереев. В 1870-е годы при епископе Александре архиереи Минской епархии стали называться «Минскими и Туровскими», этот титул сохранялся до 1922 года.В мае 1877 г. на Минскую кафедру был возведён епископ Евгений (Шершилов; 1877–1880), который был глубоким сторонником молитвенного почитания святителя Кирилла Туровского. С его благословения были изданы главные труды свт. Кирилла, а в Минском Свято-Петро-Павловском кафедральном соборе в ноябре 1878 г. во имя свт. Кирилла был освещён придельный престол. Ко дню освящения епископ Евгений составил тропарь и величание святителю. В 1922 году после Поместного Собора Белорусской Православной церкви, была создана Мозырская епархия во главе с викарным епископом Иоанном, которая подчинялась Минско-Белорусской православной митрополии.

Тридцатые годы XX в. стали роковыми для православного Турова: все храмы, за исключением храма Всех Святых и кладбищенской часовни во имя Бориса и Глеба на окраине города, были разрушены и сожжены. В 1943 году была создана Гомельско-Мозырская епархия во главе с епископом Георгием. В 1950-е годы на территории Беларуси действовала только одна Минская епархия.

На территории древнего городища в Турове археологи обнаружили старинное сооружение в форме креста. Как сообщили в Институте истории Национальной Академии наук Беларуси, ученые искали остатки старинных оборонительных сооружений Турова, а раскопали оригинальную кирпичную постройку, предположительно XVI столетия, в форме четырехконечного креста размерами примерно 6,8 на 7 метров.

Кроме того, учеными был исследован Туровский храм XII века. По их мнению, Туровский храм мог быть вторым духовным центром Киевской Руси — посвоим размерам, великолепию и значению он превосходил храмовые сооружения древнего Полоцка. В ходе раскопок была научно доказана гибель храма в результате Карпатского землетрясения 3 мая 1230 года.

По информации, представленной в Туровском историко-краеведческом музее, при раскопках Туровского городища были обнаружены и другие уникальные для Беларуси находки: осколки оконных стекол, свинцовые иконки-вставки, аналогичные вставкам на кресте Евфросинии Полоцкой, нижняя часть бронзового церковного колокола, фрагменты древнего кирпича, применявшегося для строительства церквей, свидетельствующие о существовании в древнем Турове производства плинфы, предметы кузнечного, ювелирного, гончарного, косторезного и других ремесел. Проведенные научные работы убедительно доказывают, что Туровское городище является уникальным памятником, нуждающимся в особом режиме охраны и использования.

В Академии наук Беларуси считают, что проект создания культурно-туристического центра Полесья в Турове, предложенный президенту страны, может быть быстро реализован. Составной частью такого центра могут стать фрагменты Туровского храма. Над остатками этого сооружения планируется установить постоянно действующий павильон. В настоящее время начались работы по его строительству.

Существует и другое предложение по сохранению фундамента древнего храма. Это проект Туровского кафедрального собора, разработанный проф. Лукьянчиком Николаем Иосифовичем.

Проект предполагает строительство храма, с тем, чтобы внутри его сохранился фундамент древней церкви. Опыт такого сохранения древней святыни и исторического памятника мы имеем в храме св. Софии Премудрости Божией в г. Полоцке Возрождение епархии, а особенно такой, как Туровская, свидетельствует о здоровом росте Белорусской Православной Церкви. Эта епархия — не только одно из древнейших церковных учреждений; в первую очередь, это духовный центр, воссоздание которого послужило появлению еще одного мощного и неиссякаемого источника духовности и нравственности. И это достижение не только Церкви, это прогресс всего белорусского общества.

В 1992 году по распоряжению Синода Белорусской Православной Церкви была возрождена древняя Туровская епархия, и 24 июля того же года была хиротония архимандрита Петра (Карпусюка) в епископа Туровского и Мозырского. Епархия состояла из 23 храмов и одной монашеской женской общины при храме в честь Покрова Божией Матери в городе Хойники.

С 1992 года по 2005 год число православных общин возросло с 23 до 60. Продолжалось строительство храмов, часовен. В городах все больше и больше людей посещали храмовые богослужения, что свидетельствовало о подъеме религиозного духа у населения. Ситуация значительно отличается в приходах, находящихся на территориях, пораженных радиацией. Здесь имеет место большая смертность населения и отток молодежи в города. Это ведет за собой уменьшение числа прихожан в этих селениях. В обозримом будущем эти населенные пункты могут совсем обезлюдеть. Уже сейчас епархиальное управление объединяет несколько сельских приходов в один.

24 декабря 2004 года определением Священного Синода Белорусской Православной Церкви Московского патриархата епископом Туровским и Мозырскимнарачено быть архимандриту Стефану (Нещерет).

2005 год стал для Святой Церкви временем празднования 1000-летия Туровской епископской кафедры, учреждение которой положило начало существованию современной Туровско-Мозырской епархии. Примечательно, что Туровская епархия была в числе шести епархий основанных еще при жизни святого равноапостольного Великого князя Владимира и является, таким образом, наряду с Полоцкой, одной из самых древних епархий Русской Православной Церкви.

21 ноября 2008 года, в день празднования престольного праздника Свято-Михайловского кафедрального собора города Мозыря при Туровском епархиальном управлении открылся Церковный историко-археологический кабинет в котором собран богатейший материал историко-культурного наследия Белорусского Полесья: около тысячи единиц хранения, среди которых первое издание Острожской Библии (1581), иконы белорусской школы иконописи.

5 ноября 2009 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл благословил строительство кафедрального собора в г. Туров в честь святителей Кирилла и Лаврентия Туровских.

21 ноября 2010 года совершена первая за 700 лет канонизация в Туровской епархии. В Свято-Михайловском кафедральном соборе г. Мозыря совершена Божественная литургия с чином канонизации священномученика Алексия Могильницкого, пресвитера Лельчицкого.

Постановлением Синода Русской Православной Церкви от 7 июня 2012года епископ Туровский и Мозырский Стефан назначен на Гомельскую кафедру в связи с кончиной архиепископа Гомельского и Жлобинского Аристарха, а Преосвященным Туровским и Мозырским определено быть епископу Речицкому Леониду, викарию Гомельской епархии.

11 мая 2012 года в древнем Турове прошли торжественные мероприятия, посвященные памяти «русского златоуста» и 20-летию возрождения Туровской епархии.К праздникам в епархии прошли многочисленные духовно-просветительские мероприятия. В 15 школе состоялись уже в 6 раз Свято-Макарьевские чтения для учащихся и педагогических работников школ, студентов и преподавателей высшей школы. В городском выставочном зале открылась выставка «Духовное наследие Земли русского Златоуста – святителя Кирилла Туровского», посвященная современному церковному искусству. Выставка является продолжением уникальной серии выставок, которые проходят в Гомельской области. Выставка в Мозыре ничуть не уступает по уникальности аналогичным выставкам, которые проходят в Гомеле и Ельске.

Епархия по состоянию на март 2012 года. Состоит из Благочиния:Туровское (16 приходов), Калинковичское (12 приходов), Лельчицкое (14 приходов), Мозырскоегородское (7 приходов), Мозырское сельское (11 приходов), Наровлянское (4 прихода), Петриковское (9 приходов), Хойникское (7 приходов) Храмов — 75. Священников — 61; Диаконов — 3. Монастыри: 1.Рождества Богородицы мужской. 2.Свято-Покровский женский.

В Туровской епархии выпускаются следующие печатные издания:

• Официальное издание журнал «Туровские епархиальные ведомости», тираж 300 экз. Периодичность 1 раз в месяц.

• В приходе храма Божией Матери «Умиление» д. Васьковка (Мозырский район) издается приходская газета.

Исполнительно-распорядительным органом епархии, находящимся под непосредственным руководством епархиального архиерея, является епархиальное управление.

Наибольший интерес представляет небольшой каменный крест, растущий прямо из земли на территории Борисоглебского кладбища. Расти он начал около 12 лет назад, но долгое время на него никто не обращал внимания. Видна была только верхняя небольшая плоскость, которую легко можно было принять за камень. Явные очертания креста он приобрел только около четырех лет назад. Сначала подумали, что это просто остатки какого-нибудь старого захоронения, как бы вытолкнутого на поверхность под воздействием сдвига пород земли.

Если бы не одно «но»:

размеры креста увеличиваются и в ширину. Тем более что очертания его необычны для традиционных надгробий: он не симметричен и имеет плавные грани.

2015 год является для Туровской епархии годом, когда она отмечает 1010-летие со дня её образования. На протяжении всего года в епархии проводятся мероприятия, приуроченные этой дате.

Список использованной литературы:

1.XI Минские Епархиальные чтения, 2005 год / под ред. А.А.Петрашкевич.

2.Минская Духовная Академия и Семинария: [Электронный ресурс]. 2004-2014. http://minds.by/ zhurnal-stupeni/. Дата обращения 27.09.2015.

3.Туровская Епархия: [Электронный ресурс]. 2005-2014. http://www.turov.by/. Дата обращения 27.09.2015.

Тылецкий Юрий Дмитриевич УО Институт предпринимательской деятельности

БЛАГОДАРНОСТЬ КАК ДУХОВНАЯ ЦЕННОСТЬ И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ

СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

В наше время мы активно используем такой термин как благодарность.Но что же такое благодарность?Благодарить можно кого-либо за то, кто ты есть и чем располагаешь, а также и то, кем ты можешь стать. Быть благодарным, выражать свою благодарность через какой-то набор поступков. Или же не быть благодарным вовсе и считать, что все должны подстраиваться под самого себяи быть самодостаточными, дабы не пришлось ни от кого ничего не получать и соответственно небыть благодарным. Когда человек слышит такое слово, как благодарность, в его голове возникает масса идей, направлений, представлений об этом чудесном слове. Но насколько оно чудесно нам и предстоит выяснить.И не только для общества, но и для каждого отдельного индивидуума. Как же понять, что такое благодарность?

Каждое существо на земле благодарит по-разному, как представителю своего вида, так и представителю другого вида. К примеру: мы не раз слышали истории о том как спасенная человеком собака до конца своей жизни служила человеку, дабы отплатить этот долг и выражала благодарность верностью за столь благородный поступок как спасение жизни.

Согласно немецкому социологу Георгу Зиммелю, благодарность в отличии от других эмоций возникла скорее как социальное явление, нежели как биологическое. Также Зиммель выдвигал концепцию "второго дыхания", которая, в свою очередь, объединяет благодарность и верность как своего рода неразрывные составляющие, которые в свою очередь взаимодействуют друг с другом, имея отличия. Так как от благодарности может возникать верность, но не наоборот. За совершение благородного или же хорошего поступкасубъект может выразить благодарность, и на протяжении многократного совершения положительного поступка может выработаться привязанность к субъекту, совершившего поступок, а в последствии и верность. Также Зиммель подчеркивал, что благодарность является чувством, которое ведет к установлению любовных отношений, а верность является формой второго порядка для этих отношений, чувством обязательства по отношению к любимому человеку,. Это ведет к напряжениюмежду изначальным чувством любви и чувством верности, междуформами соблазна, кокетства и верностью как формой второго порядка. Это подобно напряжению между жизнью и формой, о котором Зиммель писал в своих поздних работах. В товремя как изначальные эмоции и отношения могут измениться,формы второго порядка имеют тенденцию стабилизировать эти отношения, что, в конечном счете, обусловливает конфликты. Эти положения применимы не только к любовным отношениям‚ это также касается, например, отношений между родителями и детьми[3, с. 101 – 102].

Однако автор замечает, что вышеописанное напряжение неможет однозначно быть таким же, как между жизнью и «застывшими формами», поскольку формы второго порядка обращаются внапряжения, эти отношения не могут быть противоположным полюсом для самих устойчивых связей, они являются их отражением.«Независимо от неисчислимых модификаций, отклонений, сочетаний определенных судеб, верность соединяет и регулирует глубокий и сущностный дуализм, который отделяетжизненную формуотдельной индивидуальности от формы социальной жизни, ею переживаемой. Верность — это конституция души, пребывающая вне прерывном потоке опыта[3, с.103].

Благодарность для Зиммеля обладала большей силой воздействия, в том числе и эмоциональной, чем верность. Зиммель определял благодарность, как «моральную память человечества», т.е. коллективную память. Благодарность устанавливает связи между людьми, связывает их невидимой нитью на продолжительный период времени. Это, к примеру, отличает благодарность от чувства стыда, которое тоже является глубоко социальным чувством, но не гарантирует длительности отношений между людьми. Зиммель пишет далее о благодарности: «Хотя это чисто личный аффект, или, если хотите, лирический аффект, его многочисленные последствия в обществе делают его одним из самых мощных средств социальной сплоченности. Это плодородная эмоциональная почва, на которой кристаллизуются определенные действия между определенными людьми. И даже больше: хотя мы часто не осознаем его фундаментально важное существование, хотя оно вплетено во многие другие побуждения, однако оно придает человеческим действиям уникальную форму или интенсивность: соединяет их с тем, что было прежде, обогащает их личностно, дает ощущение непрерывности жизни в обществе. Если бы каждое благодарное действие в ответ на добрые дела в прошлом было внезапно устранено, то общество (по крайней мере, такое, каким мы его знаем) непременно разрушилось бы». Это та самая связь, объединяющая людей как социальное существо, делающая нас уникальным живым созданием на земле, как это не печально в нашей жизни все меньше и меньше встречаются люди по-настоящему способные к таким незыблемым чувствам, как верность, благодарность, доброта и честность, которые являются гарантом связи общества с другими социальными группами и связи субъекта как отдельного механизма[3, с. 105].

В Библейском богословском словаре мы обнаружим широкий контекст значения слова «благодарение», и, в частности,непосредственную живую связь благодарности с молитвой. Благодарность – это прежде всего явное и публичное благодарение или хвала, пример которой подал сам Христос. Тема благодарения несет в себе смысл абсолютного дара (завещания) и долженствования. Благодарение и в Ветхом и в Новом Завете представлено как абсолютное благо: оно воссылается «во всем и за все» [2, с. 25 – 26]. Обличительно и гневно звучат слова апостола Павла, направленные в сторону тех, кто «познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили…»

(Римл. 1, 21).

В заключение можно сделать вывод о том, что современная цивилизация должна вернуться к подлинному смыслу понятия «благодарность», духовная ценность которой во многом сокрыта сегодня для нас или утеряна.

Список использованной литературы:

1.Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. 4 изд. – Брюссель, 1989.

2.Библейский богословский словарь / под ред.В.Михайловского. – М.: Издательство Свято-Владимировского Братства, 1995.

3.Канто-Мила, Н. Благодарность как невидимая сила, связывающая общество / Н.Канто-Мила //

Социальные и гуманитарные науки: Отечественная и зарубежная литература. Сер. Социология:



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||



Похожие работы:

«Елена Петровна Педчак Сложнейшие сочинения по русской литературе. Темы 2013 г. Серия "5 баллов. Лучшие сочинения для школьников" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?a...»

«® Spider IV Расширенное Руководство Пользователя Справочник функциональных возможностей моделей Spider IV 75, 120, 150 и HD150 Музыкальный Магазин “JAM“ (www.jam-music.com.ua) Обратите внимание: Line6®, POD® и Spider® являются зарегистрированными торговы...»

«СВЯТО НИКОЛАЕВСКИЙ Кафедральный Собор ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В АМЕРИКЕ Октябрь 2008 г. St. Nicholas Cathedral, 3500 Massachusetts Avenue, NW Washington, DC 20007 Phone: 202 333-5060~Fax: 202 965-3788~www.stnicholasdc.org ~ www.oca.org настоятель  протоиерей Константин Уайт. Иерей Валерий Шемчук.    СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ:...»

«О. В. Осипова Урология Серия "Шпаргалки" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=179764 Урология: ЭКСМО; Москва; 2007 ISBN 978-5-699-21188-3 Аннотация Информативные ответы на все вопросы курса "Урология" в соответствии с Государственным образовательным стандартом. О. В. Осипова. "Урология...»

«Эдвард де Боно Искусство думать. Латеральное мышление как способ решения сложных задач Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9370055 Искусство думать: Латеральное мышле...»

«Infor LN Руководство пользователя по Управляемому поставщиком запасу Copyright © 2015 Infor Важные замечания Материал, содержащийся в этой публикации (включая любую прилагаемую информацию), составляет и содержит конфиденциальную и принадлежащую компании Infor информацию. Получая доступ к прилагаемому, вы подтверждаете и...»

«Общие сведения Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение "Вязноватовская средняя общеобразовательная школа имени Пенькова Семёна Васильевича" (Полное наименование ОУ) Тип ОУ общеобразовательное учреждение Юридический адрес ОУ: 396891 Воронежская область, Нижнедевицкий...»

«Л. А. Воскобитова Доктор юридических наук, профессор, кафедра уголовно-процессуального права МГЮА Роль и возможности юридических клиник в оказании бесплатной юридической помощи Юридические клиники – явление, во...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ Б3.В.ДВ.7.2 Страхование сельскохозяйственных рисков Направление по...»

«ПАО "РАО ЭС Востока"Юридический адрес: ул. Ленинградская, д.46, г. Хабаровск, Россия, 680021 Почтовые адреса: ул. Образцова, д. 21, стр. А, г. Москва, Россия, 127018 тел.: 8(495) 287 67 01 факс: 8(495) 287 67 02 ул. Ленинградская...»

«Владимир Виленович Шигин Жизнь на палубе и на берегу Серия "Энциклопедия морской культуры" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9741718 Жизнь на палубе и на берегу (повседневная жизнь моряков русского парусного флота): Горизонт; Москва; 2015 ISBN 978-5-9906698-3...»

«Извещение о проведении открытого запроса предложений в электронной форме № 3584 по отбору организации на поставку товаров, работ, услуг по номенклатурной группе: Внутридомовое газовое оборудование 1 лот: для нужд...»

«Принципи корпоративного управління в українських державних підприємствах: Концепція Андрій Бойцун Проект для обговорення Версія 2 // 28 серпня 2014 р. Контекст Уряд України пропонує фундаментальну реструктуризацію українського газового ринку, в результаті якої ринок буде дерегульовано,...»

«Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 16.08.2014, 7/2764 ПРИКАЗ ВЫСШЕЙ АТТЕСТАЦИОННОЙ КОМИССИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 3 мая 2014 г. № 119 О программах-минимум кандидатских экзаменов по специальным дисциплинам В соответствии с пун...»

«ИСТ-03 Инструкция Инструкция по заведению в информационную систему "Танатос" справочников терапевтических и педиатрических участков г. Екатеринбург ИСТ-03 Содержание О программе 1 Порядок действий после получения инструкции 2 Правила формирования кода участка 2.1 Структура кода терапевтического участка 2.2 Структура кода п...»

«Гончарова Наталья Николаевна Международный Суд ООН: пути повышения его эффективности Специальность: 12.00.10 – международное право; европейское право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Казань 2007 Работа выполнена н...»

«ВОПРОСЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ОБРАЩЕНИИ С ИСТОЧНИКАМИ, ОТРАБОТАВШИМИ НАЗНАЧЕННЫЙ СРОК ЭКСПЛУАТАЦИИ Е. Шевцова, Ростехнадзор. Отношения, возникающие при использовании атомной энергии в мирных целях, регулируются Федеральным законом "Об использовании атомной энергии" (№ 170-...»

«Павел Юрьевич Губарев Факел Новороссии Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11828702 Факел Новороссии. / П. Губарев: Питер; Санкт-Петербург; 2016 ISBN 978-5-496-02041-1 Аннота...»

«1 Общие сведения ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ГОРОДА МОСКВЫ "ШКОЛА С УГЛУБЛЕННЫМ ИЗУЧЕНИЕМ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА № 1370" 127549, г. Москва, ул. Костромская, д.14, Юридический адрес: корпус 1 127549, г....»

«КОПИЯ (официальная публикация на ЭТП "B2B – MRSK" www.B2B-MRSK.ru УВЕДОМЛЕНИЕ о проведении открытого запроса цен на право заключения договора на поставку линейных стеклянных изоляторов на напряжение от 10 кВ до 220 кВ для нужд филиала ОАО "МРСК Сибири" "Омскэнерго" №19 г. Омск 22.02.2013 г. ОАО "МРСК Сибири"...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова Кафедра социального и семейного законодательства Н. Н. Тарусина Семейное право Методические рекомендации для самостоятельной работы (УИРС...»

«RU 2 381 327 C1 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК E01F 5/00 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕ...»

«Источник: ИС ПАРАГРАФ, 04.05.2016 12:26:55 ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан (с изменениями и дополнениями по состоянию на 09.04.2016 г.) О внесении изменений см.: Закон РК от 06.04.16 г. № 483-V (вводятся в действие с 1 января 2018 года) Глава 1. Общие поло...»

«1.Пояснительная записка.Настоящая рабочая программа разработана на основе следующих нормативно-правовых документов: Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ (ст.2п.10; ст.12 п.1, 3);Закоа Республики Башкортостан "Об образовании в Республике...»

«УДК 347.211 Правовий режим комерційної таємниці на підприємстві / Аврамова О.Є., Марченко Т.М. // Вісник НТУ "ХПІ". Серія: Актуальні проблеми розвитку українського суспільства. – Харків: НТУ "ХПІ", 2013. – № 6(980). – С. 16-19. Статья посвящена вопросам установления правового режима коммерческой тайны на предприятии. Рассмот...»

«№ 7/344 30.07.2003 РАЗДЕЛ СЕДЬМОЙ ПРАВОВЫЕ АКТЫ АДМИНИСТРАЦИИ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ И ДРУГИХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ, НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОДВЕДОМСТВЕННЫХ ПРЕЗИДЕНТУ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ПОСТАНОВЛЕНИЕ УПРАВЛЕНИЯ ДЕЛАМИ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 21 июля 2003 г. № 2 7/344 Об утверждении Инструкци...»

«К.Е. Балдин, г. Иваново Создание Владимирского отдела Императорского Православного Палестинского Общества Императорское Православное Палестинское Общество (далее – ИППО) было создано в 1882 г. и семь лет спустя получило название Императорского, перейдя под непос...»

«Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 02.02.2013, 1/14042 УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 31 января 2013 г. № 49 О внесении изменений и дополнений в Указ Президента Республики Беларусь от 19 апреля 2006 г. № 260 В целях совершенствования порядка формирования и использо...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.