WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

«Минская духовная семинария XIV Семинар студентов Высших учебных заведений Республики Беларусь Путь Православия на Белой Руси: к ...»

-- [ Страница 2 ] --

Чтобы к такому привыкнуть, нужно провести рука об руку с сестрами не одну сотню дней. Испытательный срок, всегда непременно предшествующий монашеству, в последнее время значительно увеличился. Вначале девушка, приходящая в монастырь, остается жить здесь как паломница. Пока еще отдельно от сестер, на территории временно предоставляемого жилища, но каждый день выполняя ту же работу, что и сестры. В монастыре любая работа называется послушанием. Первое из них – на кухне. Здесь нет поваров, сестры сами готовят пищу для всех, пекут хлеб и просфоры, вышивают. Среди других послушаний – работа на огороде, в цветниках и в саду.

Паломницей, мечтающей о монашестве, можно прожить в монастыре полгода или даже больше. «У нас нет гостиницы для паломников, – говорит игуменья Александра, – мы оборудовали под временное жилье вагон. Обыкновенный купейный вагон. Если паломница определяется с выбором, и он в сторону Бога и монастыря, ее зачисляют в трудницы».

Трудница живет в келье. Трудницей можно быть и год, и больше, и меньше. Это зависит от человека, его характера и стремлений. Если девушка не дерзит и не допускает в своем поведении неприличия, значит, к монашеству она ближе и срок испытания для нее короче. Но бывает так, что люди не выдерживают этот год и просто уходят.

За трудницей наступает черед послушницы. Условия проживания и послушания – те же. Послушницей (это последняя ступень перед первым постригом) можно пробыть порядка десяти лет.

Принимаются женщины любого возраста, не связанные узами брака, если у них есть желание уединиться и они чувствуют в себе потребность служить Богу таким образом. Но если у женщины есть дети, прежде чем она придет в монастырь, они должны стать взрослыми, ведь главная обязанность матери – растить их и воспитывать. Самой старшей матушке Свято-Рождество-Богородицкого монастыря пошел 80-й год, есть те, кому 75, 70 и 65. Остальные – или старше 55, или младше



25. Средний возраст здесь не представлен.

Первый постриг – иноческий, еще без обетов. Это переходная ступенька от послушницы к монахине, подготовительная. Трудница может уйти из монастыря, послушница – тоже, а вот монахиня при пострижении дает обет безвыходного пребывания в монастыре. Без благословения после монашеского пострига монастырь покинуть нельзя. Поэтому и дается еще одна подготовительная ступень – инокини.

Постриг – это таинство, вершащееся молитвами и сопровождающими их священнодействиями.

Постригом оно называется потому, что одним из элементов священнодействия является пострижение волос – крестообразное, как и при крещении, когда с четырех сторон головки младенца срезаются прядки.

Есть три обряда пострижения. Первый – в уже упомянутое иночество – совершается не только без обетов, но и без перемены имени. Второй – в малую схиму, при этом, как и при крещении, дается имя. Перемена имени означает, что впредь ничто не напомнит монахине о ее прежней жизни.

При втором постриге дается три обета – послушания (до смерти сохранять послушание матушке игуменье и старшим сестрам, не покидать монастырь и не оставлять монашества), нестяжания (до смерти сохранять нищету и претерпевать тесноту монашеского жития ради Царствия Небесного) и целомудрия (сохранить себя в девственности, целомудрии и благоговении, тоже до смерти).

Третий постриг – в схиму (великую схиму). По существу, это смерть для земной жизни в духовном ее понимании. Схимонахиня гораздо ближе к жизни небесной, нежели к земной. Традиционно, принимая схиму, монахиня получает новое имя и дает еще два обета – молчания и непрестанной молитвы. Монахини-схимницы говорят только на исповеди.





При пострижении происходит облачение в монашеские одежды – параман, подрясник, рясу, пояс, мантию, клобук и сандалии. Параман – небольшого размера платок с изображением восьмиконечного православного креста, орудий страстей Христовых и черепа Адама. Он носится на теле, под одеждой на четырех шнурах, так, что плат оказывается на спине, а шнуры располагаются на груди крестом. Подрясник – длинная одежда до пят с длинными узкими рукавами. Ряса – верхнее облачение, такое же длинное, но уже просторное. Мантией окутывается всё тело монахини, даже руки ее, и подчеркивается тем самым, что отныне от мира она закрыта. Клобук – это головной убор, состоящий из цилиндра, плотно обрамляющего лицо, и покрывала, ниспадающего по плечам до пояса и завершающегося тремя длинными концами.

При пострижении в схиму монахиня облачается дополнительно в куколь и аналав. Последнее – это параман, но только особого рода: он представляет собой покрывающую спину и грудь накидку с вышитыми словами молитвы. Куколь – капюшон, призванный скрывать под своим покровом лицо. Лицо, которое открыто теперь только вечности.

Бог задумал человека для вечности. Смысл земной человеческой жизни – в неустанном стремлении к жизни высшей, вечной, ангельской. Человек приходит в мир с недостатками, которые ему предстоит преодолеть и искоренить. В этом таится смысл жизни в миру. Для женщины он еще и в рождении детей. Мирская женщина приближается к Богу и вечности через их рождение и правильное воспитание.

Для монахини смысл земного существования – в преодолении собственных страстей.

Как сказал Св. Исихий Иерусалимский : «Отрекшийся от житейского, то есть от жены, имения и прочего, внешнего лишь человека сделал монахом, а не внутреннего. Но кто отрекся от страстных помыслов о всем этом, тот сделал монахом и внутреннего человека, который есть ум. И такой есть истинный монах. Внешнего человека легко сделать монахом, если захочешь, но не мал трудсделать монахом человека внутреннего».

Малеев Фёдор Геннадьевич Минская духовная семинария

ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА РИМСКОЙ КУРИИ В ОТНОШЕНИИ ВОСТОЧНЫХ ЦЕРКВЕЙ:

ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ ПОДГОТОВКИ ДЕКРЕТА

«О ВОСТОЧНЫХ КАТОЛИЧЕСКИХ ЦЕРКВАХ»

Введение Поднимая тему правовой политики Римской курии в отношении Восточных Церквей, ныне сформулированную в кодексе «О Восточных Католических Церквах», нельзя обойти стороной историю создания и принятия данного документа.

II Ватиканский Собор – эпохальное событие в истории Католической Церкви и не менее значимое событие для иных Христианских Церквей, имеющих своей главой Римского Первосвященника. Одной из таких Церквей является Белорусская Униатская Греко - Католическая Церковь, некогда являвшаяся Западной частью Русской Православной Церкви и обманом втянутая в унию с Римом.

Подготовка вопроса на Соборе и состав комиссии В течение двух лет подготовки Собора папа Иоанн XXIII продолжал излагать свое грандиозное представление о возможностях, открываемых Собором перед Католической Церковью. Действительно, Собор обещал стать основной опорой не только для самой Римской Церкви, но и для иных зависящих от нее Церквей, в частности Греко – Католической.

В самом начале подготовки Собора с мая – октября 1960 года среди поднимаемых вопросов внешней жизни Католической Церкви особо выделяется тема экуменизма. Для рассмотрения вопросов в данной плоскости была создана подготовительная схема «Об экуменизме» (De oecumenismo) (далее – Soe) и в органах подготовки Собора «Секретариат по христианскому единству» (далее – СХЕ или SCU). После создания данных структур во всей Церкви возросла волна экуменического энтузиазма.

Но особо, вне всех схем и органов подготовки, был вынесен вопрос о Восточных Церквах, нашедший свое отражение в независимой подготовительной схеме «De ecclesiis orientalibus» (далее – SEOr), а в органах подготовки Собора в «Комиссии по Восточным Церквам» (далее – ВЦ или OR).

Такое отделение папой ВЦ от СХЕ видимо было предпринято с той целью, что секретариат в дальнейшем вел переговоры не только с Православной Церковью, но и с протестантскими общинами.

ВЦ возглавлял кардинал – председатель Дж. Чиконьяни и А.Г. Вилыким в качестве секретаря.

В комиссию также входили прелаты почти из всех Восточных Церквей (находящихся в общении с Римом) и эксперты по восточным делам с преобладанием профессоров Папского восточного института.

Вопросы, поднимаемые комиссией по Восточным Церквам ВЦ «предподготовительной комиссией» (далее – ППК или CAP) были предсавлены 4 основные темы, поднимающие вопросы: перевода обрядов, совместное с восточными христианами богослужение, примирение восточных диссидентов и основные дисциплинарные проблемы. Последние предназначались для всех «подготовительных комиссий» (далее – ПК или PrC), но тут должны были быть рассмотрены с точки зрения Униатских Восточных Церквей.

Позже, после июня 1961 года, папой Иоанном XXIII, была изъята специальная подкомиссия по диалогу с православными (не отнесшаяся к вопросу с должной ответственностью и проведшая 1 безрезультатную встречу), а также снята с ВЦ эта задача и перенесена в проблемное поле СХЕ, т.к. тут интересы касались не только Униатской, но и Православной Церкви.

Что касается 3-го пункта: «примирение восточных диссидентов» - это можно считать реакцией Рима на чрезвычайный интерес к Собору, выраженный многими православными и особо заметно одним из крупных экуменистов XX века - Константинопольским патриархом Афинагором.

В ноябре 1961 года была собрана I пленарная сессия, в ходе которой ВЦ разделилась на 6 исследовательских секций: богословскую, юридическую, пастырскую, литургическую, экуменическую, историческую. В результате сессии были подготовлены 3 проекта: обряды в Церкви, Восточные патриархи, «communication in sacris» — т.е. общение в таинствах между приверженцами латинского и греческого обрядов.

ВЦ до октября 1961 года провела еще 5 сессий. В мае 1962 года на 6 пленарной сессии были выработаны предложения по реформе Кодекса восточного канонического права.

Первый текст работы ВЦ – «De ritibus in Ecclesia» получился очень обширным, выйдя за рамки поставленных трех вопросов (главенство папы над всеми обрядами, равенство обрядов, свобода их изменения) и затронул переход из одного обряда в другой. Представленное предложение Эделби расширяло вопрос посредством богословского оправдания разнообразия обрядов в Церкви. Благодаря этому тема была обсуждена в дальнейшем в апреле 1961 года и представлена в «центральную подготовительную комиссию» (далее – ЦПК или CPC) заключительным текстом в 12 разделов.

«Первоначальный проект настолько акцентировал превосходство папы, что даже уверял, что папа не связан ни с одним обрядом: «Римский Понтифик, преемник св. Петра, в своем первенстве не связан никаким обрядом (ни литургическим, ни каноническим); он может выбирать обряд по своему желанию и практиковать его в соответствии с обстоятельствами». Но заключительный текст напоминал, что в качестве епископа Рима папа имеет свой обряд, не ограничивающий его универсального верховенства над всеми обрядами. Также подчеркивалось, что все отдельные Церкви или обряды равны в святости и достоинстве, пользуются равными правами и привилегиями и связаны одинаковыми обязательствами, так, что ни одна из них не может иметь превосходства над другими». Также в тексте проекта рассматривалось многообразие обрядов, как выражение кафоличности, одновременно требующей сохранения законных традиций и адаптаций Церкви к различным нуждам времени и места. Этой схемой даже предусматривалось образование новых обрядов, служащих во благо душам и еще больше отражающих универсальность Церкви.

ЦПК одобряла этот текст, хотя некоторые участники упрекали за преувеличение значимости разнообразия, а некоторые отвергали параграф о возможности новых обрядов.

Другой важный документ «De patriarchis orientalibus», позже вошедший в декрет «О Восточных Католических Церквах», рассматривал решение темы о патриархах, а именно: «можно ли делать патриархов кардиналами и каков порядок их старшинства (далее эта острая тема незаметно стиралась второстепенными вопросами), должны ли патриархи участвовать в избрании папы, следует ли учреждать новые патриархаты, следует ли сохранять латинские и титулярные патриархаты, должен ли быть единый патриархат на одной территории и надо ли уточнять юридическую власть патриарха».

Список использованной литературы:

1. Августин, (Маркевич), архиепископ. Униатство. Богословские аспекты.- Киев : ЗАО «Випол», 2010. – 218 с.

2. Джузеппе Альбериго, Алексей Бодров, Андрей Зубов. «История II Ватиканского собора» в 5-ти томах, Москва : ББИ, Leuven: Peeters, 2003–2010.

3. Второй Ватиканский собор:Конституции, Декреты, Декларации. – Брюссель, 1992.

4. http://drevo-info.ru/articles/25135.html (дата доступа - 02.11.2015г.)

–  –  –

БИОГРАФИЯ АРХИЕПИСКОПА МИНСКОГО И БОБРУЙСКОГО АНТОНИЯ (ЗУБКО)

Антоний (Зубко) (1797-1884), архиепископ Минский и Бобруйский.

В миру Зубко Антоний Григорьевич, родился 2 июля 1797 года в селе Белое Полоцкого уезда Белорусской губернии, в семье белорусского униатского священника. Лишившись отца в шестилетнем возрасте, учился у местного органиста.

В 1809 году поступил в Полоцкую униатскую семинарию, затем в Полоцкую иезуитскую коллегию, которую окончил в 1818 году со степенью кандидата философии.

В 1822 году окончил Виленскую главную семинарию при Виленском университете со степенью кандидата богословия. Преподавал в Полоцкой семинарии логику, риторику, церковную и всеобщую историю, нравственное богословие.

В 1824 году был рукоположен целибатом во униатского священника к полоцкому кафедральному греко-католическому собору и назначен членом Полоцкой консистории. В 1825 году возведен в сан протоиерея и послан от Полоцкой греко-католической епархии в Санкт-Петербург асессором Римско-католической коллегии по униатскому департаменту.

В 1827 году командирован в Жировичи для открытия Литовской духовной семинарии и в 1828 году назначен ее первым ректором. С 18 апреля 1832 года - старший соборный протоиерей.

В 1834 году хиротонисан во униатского епископа Брестского, викария Литовской епархии.

Являлся одним из виднейших представителей греко-католического духовенства, имел близкие дружеские отношения с епископом Литовским Иосифом (Семашко), стал его ближайшим помощником в осуществлении воссоединения греко-католиков с православной Церковью. В «Записках»

митрополит Иосиф отмечал, что «...никто ему в этом деле столько не помогал, как Зубко».

На Полоцком церковном Соборе 1839 года Антоний участвовал в подписании акта о воссоединении униатов с Православием, а по воссоединении, 28 января 1840 г., был назначен на православную Минскую и Бобруйскую кафедру. В 1841 году возведен в сан архиепископа. Проявил себя, по словам профессора М.О. Кояловича, как «необыкновенный стоятель за Православие и русскую народность в Западной России».

По болезни Антоний не раз ходатайствовал об увольнении на покой, и в 1848 году его прошение было удовлетворено. В 1848-1862 годах он проживал сначала при архиерейском доме в Минске, затем в Жировичском монастыре, а последние 20 лет - в Пожайском Успенском монастыре в Ковенской губернии.

В апреле 1865 года избран в члены церковного братства при Петропавловском кафедральном соборе г. Минска.

За 11 дней до кончины архиеп. Антоний праздновал 50-летие своего архиерейства. Со всех концов России ему прислали приветствия и поздравления, в том числе император Александр III Александрович и Святейший Синод. Несмотря на заслуги перед Церковью в деле присоединения униатов, свои труды в этом великом деле владыка не считал сколько-нибудь значимыми. Старец-архипастырь, как часто называли его, любил естествознание, много занимался им, однако труды его в этой области остались неизданными.

Скончался 15 февраля 1884 года, погребен в Пожайском монастыре.

Труды АрхиепископА Минского и БоБруйского АнТония (ЗуБко)

1. Сходство и разница учения православной и римской Церквей // Холмский греко-униатский месяцеслов за 1868 г.;

2. Воспоминания о греко-униатской Церкви в Западном крае. СПб., 1889;

3. Три докладные записки бывшего архиеп. Минского Антония (Зубко) гр. М. Н. Муравьеву (1864). Вильно, 1901.

4. Письмо по поводу полувекового юбилея // «Московские ведомости» 1884. № 35.

Список использованной литературы:

1. Здравомыслов, К.Я. Биографический словарь иерархов Русской Православной Церкви с введения христианства на Руси до 1918 г. // Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ). Ф. 102. Ед. хр. 431.

2. Минские епархиальные ведомости. № 2–6 – 1884 г.

3. Петров, Н. И. Белоруссия и Литва. Исторические судьбы Северо-Западного края. – Санкт-Петербург : Тип. Тов. «Общественная польза», 1890. – 585 с.

4. Рункевич, С. Г. Краткий исторический очерк столетия Минской епархии. – Минск, 1893, с.

83—89.

5. Энцыклапедыя гiсторыi Беларусi. Мiнск, 1996. Т. 3. С. 454.

6. http://www.pravenc.ru/text/115966.html (дата доступа: 01.11.2015 г.)

7. http://www.ortho-rus.ru/cgi-bin/ps_file.cgi?2_917 (дата доступа: 01.11.2015 г.)

–  –  –

Российская империя была провозглашена 22 октября (2 ноября) 1721 года по итогам Северной войны, когда по прошению сенаторов русский царь Петр I Великий принял титулы Императора Всероссийского и Отца Отечества [1].

Петр I регламентировал наличие военных священников в войсках. Он законодательно подтвердил быть священнослужителям при каждом полку и корабле, и с первой четверти XVIII века назначения священнослужителей к воинским частям (прежде всего на флот) становятся более регулярными — это обер-иеромонахи флота и обер-полевые священники.

С 1706 года с приходов стал взиматься специальный сбор — подможные деньги в пользу полковых священников и флотских иеромонахов. Институционально военное духовенство в России закрепилось в начале XVIII века и до XIX века военные священники подчинялись местному епархиальному начальству по месту расположения частей войск.

С 1720 года на каждый корабль назначался иеромонах, а главой морского духовенства определен обер-иеромонах флота.

В 1797 году во главе всего Военного и морского духовенства в административном и судебном отношениях был поставлен обер-священник армии и флота, ему поручено «главное начальство» над полковыми священниками, кроме полевых обер-священников, учреждались должности старших благочинных. Первым обер-священником русской армии и флота высочайше утверждён протоиерей Озерецковский Павел Яковлевич, ему было дано право прямого доклада Императору, минуя Святейший Синод, а также право непосредственного сношения с епархиальными архиереями. По личному распоряжению Павла I указом от 16 ноября 1797 года Святейший Синод запретил определять священников «худого поведения и бывших под судом в армию и на флот».

В 1800 году введена должность полевого обер-священника. В этом же году 1 июня для комплектования военного духовенства по инициативе обер-священника Озерецковского была учреждена Армейская семинария. Обер-священник получил право личного доклада у Императора, в то время как архиереи могли сообщаться с Императором только через обер-прокурора Святейшего Синода и прибывали на аудиенцию в строго назначенное время.

В 1801 году военное и морское духовенство было подчинено Синоду.

В 1815 году Александр I разделил военно-духовное ведомство на две самостоятельные однотипные структуры — управление обер-священника армии и флотов и управление обер-священника гвардии - учредил должность второго обер-священника для Главного штаба Его Величества и гвардии. Так было образовано отдельное управление обер-священника Главного штаба и войск гвардии. Практически это означало разделение единой системы управления военного духовенства, которое просуществовало до 1890 года и было вновь объединено при протопресвитере военного и морского духовенства, гвардии и гренадер Желобовском А. А..

В 1821 году введены должности корпусных благочинных.

В 1836 году в ведение обер-священника Главного штаба перешло придворное духовенство.

В 1840 году — продолжилось дробление ведомства обер-священника армии и флота и была введена должность (третьего) обер-священника Отдельного Кавказского корпуса, которому на Северном Кавказе с июля 1845 года подчинялись также церкви казацких линейных войск (около 100 станичных церквей). В частях корпуса служили десятки армейских священников. С переименованием корпуса в Кавказскую армию в штате её Главного штаба предусматривалась должность обер-священника Кавказской армии (с 1858 года — главный священник Кавказской армии), который находился в Тифлисе. В 1853 году корпусной обер-священник Отдельного Кавказского корпуса протоиерей Лаврентий Михайловский доносил обер-священнику армии и флотов Кутневичу, что «по взятии турками укрепления святителя Николая гарнизон начальника Черноморской береговой линии адмирала Серебрякова, исключая 30 человек, весь уничтожен. В числе убитых находится мученически умерший иеромонах Серафим Гуглинский, ему отрубили голову и, вонзив её на копье, показывали турецкому полчищу».

В 1853 году ведомству обер-священника армии и флота была возвращена часть полномочий, утраченных после смерти Императора Павла I. Обер-священник получил право, минуя Святейший Синод, определять, увольнять, перемещать по службе священнослужителей; разрешать выдачу метрических свидетельств из церковных документов Военного ведомства, назначать следствия по проступкам духовенства и налагать взыскания.

В 1858 году Обер-священники были переименованы в Главных священников.

На 1 января 1882 года Управление Кавказского военного округа (Квартирное расписание войск

Кавказского военного округа на 1 января 1882 года):

• Главнокомандующий Кавказской армии — вакансия. Помощник Главнокомандующего Кавказскою Армиею, Генерал от Кавалерии, Генерал-Адъютант Князь Меликов.

• Окружной штаб: Начальник Штаба, Генерал-Лейтенант Павлов. Помощники Начальника Штаба: По командной части, Генерал-Майор Томилов. По хозяйствнной части, Полковник Мылов. Главный Священник Кавказской Армии, Протоиерей Стефан Гумилевский (- 1900 г.). Окружной Интендант, состоящий по полевой пешей Артиллерии, Генерал-Лейтенант Викгорст. Помощники Окружного Интенданта: — Генерал-Майор Ямпольский — Генерал-майор Думанский.

• Дислокация: Постоянные квартиры — г. Тифлис.

В 1883-1888 годах произошло объединение военного и морского духовенства.

12 июня 1890 года Высочайше утверждено «Положение об управлении церквами и духовенством военного и морского ведомств». Учреждалось звание протопресвитера военного и морского духовенства, в ведении которого находились все церкви полков, крепостей, военных госпиталей и учебных заведений. Власть над военным духовенством вновь сосредоточилась в лице одного человека. По закону протопресвитер военного и морского духовенства, как и епархиальные архиереи, назначался Святейшим Синодом, после чего утверждался в должности Императором. Протопресвитер стал единственным духовным лицом, свободно перемещавшимся по всей территории Российской Империи. Главными помощниками протопресвитера Положением были определены дивизионные благочинные (для посредства между высшей военной духовной властью и подчинённым ей духовенством). На благочинных возлагалась обязанность наблюдения за подведомственными им церквами и духовенством.

В этом же году начал выходить журнал «Вестник военного духовенства» (в 1911-1917 годах — «Вестник военного и морского духовенства»).

Сформировалась структура военного духовенства в русской армии:

• протопресвитер военного и морского духовенства (статус генерал-лейтенант);

• главные священники округов (статус генерал-майор);

• корпусные, дивизионные, бригадные и гарнизонные благочинные (статус полковник);

• полковые (батальонные), госпитальные и тюремные священники [3].

Под руководством протопресвитера Шавельского Г. И. была разработана и утверждена Инструкция обязанностей военного священника на поле боя и в тылу. Инструкция определяла место и род занятий всем категориям военных священников. Во время Первой мировой войны 1914—1918 годах протопресвитеру Шавельскому Г. И. впервые было дано право личного присутствия на Военном Совете непосредственно в Ставке Верховного Главнокомандующего, а в течение 1914—1917 годов, он, как и первый обер-священник армии и флота П. Я. Озерецковский, получил возможность личного доклада Императору.

1-11 июля 1914 года в Санкт-Петербурге проходил 1-й Всероссийский съезд военного и морского духовенства, в котором участвовало 49 священников. О необходимости организации этого съезда протопресвитер Г.И Шавельский в своей книге «Воспоминания последнего протопресвитера Русской армии и флота» писал следующее: «…В начале 1914 года у меня явилась мысль собрать в Петербурге представителей военного духовенства от всех военных округов и от флота, чтобы сообща обсудить ряд вопросов, касающихся жизни и деятельности военного священника и, в частности, вопрос о служении священника на войне. Последний вопрос имел огромное значение, а между тем, как это ни странно, не только для общества, но и для военного духовенства он был совершенно неясен и, как я лично убедился в Русско-японскую войну, каждым священником решался по-своему, иногда неразумно и дико…» [2].

В 1915 году создано Управление протопресвитера военного и морского духовенства.

Существовало тесное взаимодействие между религиями, так в июне 1915 года на фронт Первой мировой войны приезжал главный московский раввин Мазе Яков Исаевич для встречи с протопресвитером Шавельским. Ранее в 1914 году, когда началась Первая мировая война, раввин Мазе от имени евреев Москвы в Большом Кремлёвском дворце докладывал Николаю II об участии евреев Москвы в деле защиты Отечества, об устройстве в Московской хоральной синагоге лазарета для раненых.

В 1916 году Высочайшим повелением были введены должности главных священников Балтийского и Черноморского флотов.

В июле 1917 года состоялся второй Всероссийский съезд военного и морского духовенства, на котором был утверждён принцип выборности всех лиц управленческого аппарата военного и морского духовенства.

Руководили православными военными священниками от 1800 до 1917 года: Обер-священники:

(1800-1807) - Озерецковский П. Я., (1807-1826) - Державин И. С., (1826-1827) Моджугинский П.А., (1827-1832) - Мансветов Г. И.; главные священники: (1832-1865) - Кутневич В. И., (1865Богословский М. И., (1871-1888) - Покровский П. Е.; протопресвитеры: (1888-1910) - Желобовский А. А., (1910-1911) - Аквилонов Е. П., (1911-1917) - Шавельский Г. И [4].

С 1889 года в служебном статусе Главный военный священник приравнивался к генерал-лейтенанту.

С 1797 года представителей духовенства указами императора за особые заслуги стали награждать орденами. Военные священнослужители получали ордена святой Анны, св. равноап. кн.

Владимира, святого Георгия и золотые наперсные кресты на георгиевской ленте. Две последние награды вручались только за военные отличия. В 1855 году военное духовенство получило право к орденам, пожалованным за отличия в боевой обстановке, присоединять мечи, что раньше было привилегией офицеров.

В соответствии с императорским указом от 13 августа 1806 года все представления военных священнослужителей к наградам делались через военные инстанции. Духовное начальство могло лишь высказывать свое мнение. Священнослужители представлялись к наградам на общих основаниях с военнослужащими. В 1881 года право самостоятельного награждения подведомственного духовенства скуфьей получили только высшие представители.

Заслуги, за которые военный священник мог получить большинство из возможных наград, никакими нормативными актами не оговаривались. Исключение составляли статуты орденов св.

Владимира и св. Анны. В статуте ордена святой Анны в редакции 1833 года предусматривалось награждение священнослужителей за «увещания и примеры для полков в сражениях», за сохранение здоровья и нравственности солдат (если «в продолжение трех лет сряду не окажется между ними виновных в нарушении воинской дисциплины и спокойствия между жителями, а число бежавших не будет превышать в сложности одного человека из ста»). На священников военного ведомства было распространено право на пожалование орденом святого Владимира 4-й степени за выслугу 25 лет при участии в военных кампаниях и 35 лет наравне с офицерскими чинами в мирное время. Эта практика была распространена и на диаконов, если они до выслуги 35 лет в священном сане удостаивались получить орден святой Анны 3-й степени.

Помимо наград Русской православной церкви многие священники в ходе боевых действий заслужили орден Святого Георгия, а также другие ордена и медали.

Священник 19-го егерского полка о. Василий Васильковский был награждён 4-й степенью Ордена Св. Георгия за отличия в сражении под Малоярославцем, где он с крестом в руке находился в боевых порядках полка и воодушевлял солдат. По ходатайству М. И. Кутузова Александр I повелел наградить мужественного батюшку за неустрашимость и ревностную службу орденом Св. Георгия 4-й степени. Это был первый в истории случай награждения военного священника орденом Святого Георгия. 17 марта 1813 года орден был вручен о. Василию [5].

Позднее, в течение XIX в. орденом Святого Георгия были награждены ещё 3 военных священнослужителя.

Первое награждение в ХХ веке состоялось 27 ноября 1904 года — Командующий Русской армией генерал А. Н. Куропаткин лично наградил 29-летнего полкового священника 11-го Восточно-Сибирского стрелкового полка о. Стефана. В Русско-японскую войну в первом крупном сражении на суше 18 апреля (1 мая) 1904 года на южном участке границы между Кореей и Китаем, под Тюренченом, у реки Ялу (Ялуцзян), благословив стрелков, с пением «Христос воскресе» о. Стефан повел в атаку роту, командир которой был убит. В этом бою о. Стефан был ранен двумя пулями.

Затем орден был вручен военным священникам ещё 13 раз, а последнее награждение состоялось в 1916 году.

Изготавливались и специальные награды: на орденах, георгиевских крестах и медалях вместо изображения или вензеля православного святого помещали двуглавого орла — герб России.

Так как Св. Георгий — христианский святой, то для иноверцев был предусмотрен вариант ордена, в котором вместо Св. Георгия был изображён герб России, двуглавый орёл. Образец ордена с орлом был утверждён Николаем I 29 августа 1844 года в ходе Кавказской войны, и первым удостоился нового знака майор Джамов-бек Кайтахский, а Еврейский союз «Георгиевских кавалеров» к концу Первой мировой войны насчитывал 2500 членов.

16 января 1918 года институт Военного и морского духовенства в Российской армии был ликвидирован приказом Народного комиссариата по военным делам. Из армии было уволено 3700 священников и церковнослужителей, из них священников 2813.

Список использованной литературы:

1. Агеева, О. Г. Титул «император» и понятие «империя» в России в первой четверти XVIII века // Мир истории: Российский электронный журнал. — 1999. — № 5.

2. Воспоминания последнего протопресвитера Русской армии и флота. — В 2 томах. — НьюЙорк : Издательство имени Чехова, 1954. — Т. 1. 414 с.; Т. 2. 412 с.

3. Военное духовенство Российской империи // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1452847. – Дата доступа: 20.11.2015.

4. Православная газета: «Военное духовенство России», №17(51), 18 января 1996 г.// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at171. – Дата доступа:

20.11.2015.

5. Русская народная линия: «Этот день в Русской истории»// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ruskline.ru/history/2013/12/07/etot_den_v_russkoj_istorii/. – Дата доступа:

20.11.2015.

–  –  –

ПОЛОЖЕНИЕ СВЯЩЕННИКОВ В ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ БЕЛАРУСИ

В 1917-1951 ГОДАХ Кровавая драма советских антирелигиозных и политических репрессий не обошла стороной белорусские православные епархии, объединенные ныне в Белорусский Экзархат Русской Православной Церкви. На протяжении последних двух десятилетий в Белорусской Православной Церкви проводится интенсивная исследовательская работа по изучению подвига новомучеников и исповедников ХХ века.

Православная Церковь как наиболее многочисленная конфессия была гонима в Советской Беларуси с особой жестокостью. Объяснялось это тем, что без уничтожения Церкви невозможно было одержать идеологическую победу в обществе, духовно поработить белорусский народ. Последнее же являлось главной целью всей семидесятилетней деятельности богоборческой власти.

В этом докладе мы расскажем о тех гонениях, которым подвергались православные верующие центральной части Беларуси (то есть Минской епархии) в довоенный период советской истории и первые послевоенные годы.

Хронологически наше сообщение охватывает период времени с 1917 по 1951 год.

Начало гонений: 1917–1925 годы Духовенство Минской епархии, а вместе с ним и верующий народ подверглись преследованиям со стороны большевиков сразу же после октябрьского переворота 1917 года.

Эти преследования носили характер воинственный и непримиримый. Они усугублялись тем, что епархия оказалась в прифронтовой полосе, где царили анархия и произвол, поблизости гремели раскаты Первой мировой войны.

Главный удар по духовенству Минской епархии на рубеже 1917–1918 годов большевики нанесли, затронув его имущественное положение. Служители Церкви были поставлены новыми властями фактически вне закона. В Минске у верующих насильственно отторгали здания:

архиерейского подворья, духовной семинарии, епархиального управления, двух духовных училищ. Священству епархии было предъявлено ультимативное требование о прекращении регистрации крещений и венчаний.

Кампания по ограблению Церкви на некоторое время приостановилась в феврале 1918 года в связи с тем, что большая часть Беларуси оказалась занята немецкими войсками. Осенью 1918 года они оставили Беларусь.

В 1919 году Минскую епархию возглавил архиерей — епископ Мелхиседек (Паевский), до этого служивший викарием Ладожским. Ему выпало окормлять Минскую епархию в очень сложный период ее истории. Около года значительная часть епархии была оккупирована польскими военными формированиями, потом Беларусь опять заняли большевики, но вскоре их потеснили поляки. По условиям Рижского договора 1921 года, через ее территорию прошла граница, разделившая Беларусь между Польшей и СССР на западную и восточную части. Почти вся Минская епархия вошла в состав нового большевистского государства.

Владыка Мелхиседек пользовался редким авторитетом среди верующих.

Авторитет Мелхиседека был бельмом на глазах у властей. Поэтому в декабре 1925 года его арестовали второй раз. Он был отправлен в один из лагерей Красноярского края.

Репрессии 1929 – 1932 годов Самые массовые репрессии в отношении верующих в Беларуси, как и вообще в России, начались с 1929 года и совпали с коллективизацией. Незадолго до нее все храмы Минской епархии были тщательно осмотрены и из них были изъяты церковно-приходские архивы, неизвестно где теперь находящиеся.

В годы коллективизации духовенство Минской епархии разделило все тяготы и лишения, выпавшие на долю верующего народа. Оно приняло на себя удар ужасной богоборческой силы, но не изменило своему пастырскому долгу. Сотни священников и многие тысячи мирян были высланы за пределы Беларуси, заключены в концлагеря, расстреляны. Массовые аресты священнослужителей явились закономерным результатом проводимой большевиками политики по ограблению крестьянства, которая сопровождалась соответствующей идеологической обработкой населения.

Церковный клир не мог не пострадать в эти годы.

Не все священники попали в лагеря или же были отправлены в ссылку. Некоторые, отличавшиеся особым пастырским рвением, были приговорены к «высшей мере наказания».

Гонения «безбожной пятилетки»: 1933 – 1937 годы Массовые аресты духовенства и мирян с возрастающей силой дали знать о себе в 1933 году.

Арестованные в 1933 году не только приговаривались к различным срокам заключения, но всё чаще расстреливались без суда и следствия.

После арестов, прошедших с 1929-го по 1933 год, в Минской епархии осталось крайне мало действующих церквей. Закрытые храмы были превращены в клубы, амбары, конюшни, склады.

Однако, несмотря на страшные гонения, десятки церквей всё еще оставались открытыми, и в них совершались богослужения.

Но самые лютые гонения выпали на 1937 год. Почти никто из священников, арестованных в этом году, не остался в живых. Редко кому выносился приговор о заключении в концлагерь, а если и выносился, то, как правило, сроком на 10 лет, то есть фактически пожизненно.

28 июля 1937 года в Минске закрылась последняя православная церковь города — храм Святой Равноапостольной Марии Магдалины на Сторожовке. Служившие в нем были арестованы и 1 ноября 1937 года расстреляны. Их судьбу разделили очень многие пастыри, душу свою положив за други своя.

Гонения «первой безбожной пятилетки» нанесли Церкви страшный урон. И тем не менее, несмотря ни на что, по данным всесоюзной переписи населения 1937 года, 2/3 жителей села и 1/3 городских жителей записались верующими. В этом смысле «безбожная пятилетка» не удалась.

1938 год Эпилогом гонений на Церковь в Минской епархии явились события 1938 года. Тогда состоялись самые последние (из известных) аресты лиц духовного звания с теми же жестокими приговорами.

Крупные аресты в 1938 году прошли в Борисове. Действовавшая там Свято-Андреевская церковь была закрыта, ее настоятель о. Иоанн Мацкевич расстрелян, вместе с ним расстреляли еще восемь человек, по сути, уничтожив приход.

Летом 1939 года на территории Минской епархии прекратила действовать последняя православная церковь, находившаяся в Бобруйске на кладбище.

В течение последующих двух лет в былой епархии нигде не совершались богослужения. В ее истории наступил скорбный перерыв. И кому-то казалось, что с Церковью Божией покончено раз и навсегда. Но полагавшие так жестоко ошиблись, ибо исполнилась заповедь о том, что и «врата адова не одолеют Ея» (Мф. 16: 18). Пришла война, и в первые же ее дни в Восточной Беларуси, в том числе в Минской епархии, стали открываться православные храмы. Люди, измученные материальными лишениями, несли в церкви самое дорогое, что у них было. По свидетельству архиепископа Афанасия (Мартоса), молодежь тысячами принимала Святое Крещение, в купели крещенской обретая новую жизнь. За четыре года войны в Восточной Беларуси открылось более двух сотен церквей. Это было поражением безбожных властей, крахом их довоенной политики в отношении Православной Церкви.

Война: 1941 – 1945 годы Война пробудила церковную жизнь в Восточной Беларуси, сбросив с нее покров немоты. Центром возрождения этой жизни стал Минск. Руководствуясь соображениями политического характера, немецкие оккупационные власти не препятствовали открытию православных храмов, ранее закрытых большевиками, рассчитывая таким образом заручиться поддержкой местного населения, в подавляющем большинстве своем негативно относившегося к большевикам за проводимую ими антицерковную политику. Фашисты также не питали никаких симпатий к Церкви, но, понимая, какой авторитет она имеет в глазах народа, не препятствовали ее деятельности в тех рамках, которые были выгодны им с точки зрения политической конъюнктуры. Такое отношение к Православной Церкви повлекло за собой открытие и Восточной Беларуси очень многих храмов.

В Минске возобновили свою деятельность Свято-Александро-Невская церковь на военном кладбище; Спасо-Преображенская и Свято-Духова церкви (бывшие монастырские); Свято-Екатерининский собор на Немиге; церковь Казанской иконы Божией Матери (т. н. «привокзальная»);

церковь Святой Марии Магдалины на Сторожовке.

В сентябре 1941 года в Минск приехал епископ Брестский Венедикт (Бобковский). В конце октября того же года в столицу Беларуси прибыли митрополит Пантелеймон (Рожновский) и епископ Филофей (Нарко). Владыка Пантелеймон возглавил Православную Церковь в границах генерального округа «Беларусь» и тылового района группы армий «Центр», которые охватывали большую часть исконной Беларуси.

По его благословению огромную работу по открытию храмов в Восточной Беларуси проделали: архимандрит Серафим (Шахмуть) и священник Григорий Кударенко. В 1941–1943 годах они объездили множество городов и сел, побывали в Борисове, Витебске, Орше, Жлобине, Могилеве, Гомеле, Бобруйске и других местах, и везде с их приездом восстанавливалась, пробуждалась от небытия прежних лет церковно-приходская жизнь.

В июне 1942 года митрополит Пантелеймон был отстранен немцами от управления церковными делами. Это объяснялось тем, что он не желал проводить белорусизацию Церкви, на чем настаивали националисты. Управление церковными делами принял на себя архиепископ Филофей (Нарко), недавно возведенный в этот высокий сан. Он открыл в Минске пастырские курсы.

Стремясь оторвать православных белорусов от России, немецкие власти оказывали сильное давление на местный епископат, желая добиться от верующих провозглашения автокефалии. Но в условиях войны Церковь не могла стать автокефальной, потому что была сильно ослабленной предшествующими гонениями и не имела никаких связей с православными центрами других стран.

Тем не менее, под нажимом оккупационных властей, 30 августа 1942 года в Минске начал работу собор духовенства и мирян, созванный под давлением немцев и коллаборационистов специально для провозглашения автокефалии. На соборе присутствовали представители только двух белорусских епархий: Минской и Новогрудской. Участники собора составили письма о даровании автокефалии к восточным патриархам. Эти письма в последующем так и не дошли до адресатов, и хотя вопрос об автокефалии обсуждался на соборе, о ее провозглашении в каноническом смысле речи быть не могло, потому что для этого не было абсолютно никаких оснований.

Слабость местной Церкви особенно проявилась в нехватке квалифицированных кадров духовенства. Слишком сильный урон понесла Православная Церковь в предшествующие годы, слишком много людей, сопричастных Церкви, погибло в 1920-е – З0-е годы. Духовенства остро не хватало. Кто-то из батюшек приезжал из Западной Беларуси, кто-то рукополагался из кандидатов, окончивших пастырские курсы. Это, однако, не могло восполнить нужду в священниках. Последнее обстоятельство больно сказывалось на всей Церкви.

И всё же за годы войны церковно-приходская жизнь заметно активизировалась. Она возродилась из небытия прежних лет. И когда летом 1944 года с отступлением немцев на запад выехал весь православный епископат, в Восточной Беларуси остались действующими сотни открытых в военный период церквей.

Послевоенные аресты: 1944 – 1951 годы После освобождения Беларуси от немцев большевики стали жестоко расправляться с теми священнослужителями, которые проявили особое усердие в организации церковной жизни на оккупированной территории. Епископы сумели выехать, но остались приходские священники, среди которых были те, которые пострадали еще в первые послевоенные годы.

Репрессии в отношении духовенства в 1944–1951 годах не носили столь массового характера, как в довоенный период. Власти не решились в массовом порядке закрывать храмы, открытые при попустительстве оккупантов.

Репрессии затронули наиболее видных представителей духовенства.

Последние из известных арестов пришлись на 1950–1951 годы. 28 июля 1950 года за хранение у себя дома книг религиозно-философского содержания был арестован протоиерей Матфей Крицук, настоятельствовавший в с. Большая Лысица Несвижского района. Его приговорили к 25 годам заключения в концлагере, где он и умер. Весной 1951 года арестовали целую группу священнослужителей: настоятеля минской Свято-Духовой церкви, воложинского благочинного протоиерея Платона Слижа и некоторых других.

Гонения на Церковь продолжались и в последующие годы, хотя и носили завуалированный характер. Они обрушились на нее со страшной силой в хрущевское безвременье (1958–1964 годы), давали знать о себе и позже.

В воскресенье 12 декабря 1999 года в Минском кафедральном соборе состоялось прославление 23 священномучеников Минской епархии. Юбилейный Архиерейский Собор Русской Церкви в 2000 году включил их в число других новомучеников и исповедников для общецерковного чествования. Пример новомучеников – это поучительный образец твердости духа и высокой нравственности.

Большинство прославленных священномучеников Минской епархии были уроженцами Беларуси, многие из Минской губернии.

По традиции священниками становились дети духовенства. Священномученики Дмитирий Павский, Леонид Бирюкович, Дмитирий Плышевский и Михаил Плышевский имели в своем роду не одно поколение священников. Были среди прославленных исповедников также дети псаломщиков, потомственных дворян, горожан и простых крестьян. Многих подготовила к священству Минская духовная семинария. Некоторые из будущих священномучеников были здесь преподавателями. Прот. Василий Измайлов вел догматическое и нравственное богословие, прот. Дмитрий Павский – сравнительное богословие и историю раскола, а прот. Владимир Зубкович был помощником инспектора семинарии до ее закрытия в 1918 году.

Однако не для всех путь к священству мог быть обусловленным рождением в семье духовного звания и внешним благополучием Церкви до 1917 года. Священник Петр Грудинский с детства познал крестьянский труд и получил образование в городском училище. Был депутатом от крестьян Минской губернии во II Государственную Думу. Принял сан священника после октябрьского переворота во время начавшихся гонений на Церковь. Служил в д. Тимковичи Копыльского района. В 1930 году был арестован и расстрелян. Из имеющихся материалов известно, что на его долю выпали не только физические страдания. Во время его нахождения под стражей супруга Ирина, вероятно в порыве отчаяния, склоняла о. Петра к отречению. Но тот не поддался на уговоры.

Показателен в этом отношении и другой пример. Священномученик Валериан Новицкий происходил из семьи священника, но ему не удалось в связи с революционными событиями закончить Минскую духовную семинарию. Тогда он поступил на юридический факультет БГУ. В 1923 году, не закончив курса обучения в университете, принял сан священства, который не сулил ему ничего, кроме скорбей. Служил в с. Телядовичи Копыльского района. Арестован и расстрелян без суда и следствия в 1930 году. Его также принуждали к отречению. Узнав об отказе мужа публично отречься от веры, супруга Доминика поддержала его решение, осознавая не только свою горькую участь, но и участь детей.

В преддверие тяжелых гонений на Церковь в 1920 году стал священником Михаил Новицкий, выпускник историко-филологического факультета Петербургского Императорского университета, преподаватель гимназии. У отца Михаила было пятеро детей. Старших не принимали в школу из-за того, что отец служил священником. В 1933 году храм в Узде, где священствовал о. Михаил закрыли, и он продолжал совершать богослужения в маленькой кладбищенской строжке. Накануне Пасхи 1935 года на него напал какой-то негодяй и избил так сильно, что священник умер на третий день после Светлого Христова Воскресения. Сыновья о. Михаила погибли на фронтах в Финскую и Великую Отечественную войну. Один из них, Николай, в 1942 году закрыл собой амбразуру немецкого дзота, за что посмертно удостоился звания героя Советского Союза.

Особые тройки НКВД, выносившие приговоры в 30-е годы, не считались ни с возрастом священников (некоторым было уже за 70 лет), ни с их многодетными семьями. Например, у священномученика Владимира Пастернацкого, настоятеля Вознесенской церкви Копыля, было восемь детей. Имущество расстрелянных конфисковывалось, семьи высылались за Урал.

Далеко не все персоналии страдальцев за веру изучены. Много пострадало и мирян, которые грудью своей заслоняли храмы от поругания, делились со священником остатками продуктов.

Пережитое Церковью в годы преследования за веру Христову навсегда останется в нашей памяти. В ней — наша сила, наше упование на будущее. Пройдут годы, десятилетия, но мученичество, запечатленное в жизнях сотен священнослужителей и тысяч мирян Белорусской Православной Церкви, навсегда пребудет с нами. Об этом нельзя, невозможно забыть. Память о пережитом вопиет к будущему. Она освящает собою дальнейшую жизнь Церкви.

Священное Писание учит нас: «Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр. 13,7). Память белорусских новомучеников 15 октября по церковному календарю (28 октября н.ст.).

–  –  –

1. В. М. Скакун «Жития священномучеников Минской епархии», Минск 2002.

2. Священник Феодор Кривонос «Белорусская Православная Церковь в ХХ столетии», Минск «ВРАТА» 2008.

–  –  –

Мы, студенты-первокурсники, в марте 2014 года впервые участвовали в серьезной «взрослой»

конференции «Церковь и политика германских оккупационных властей в годы Второй мировой войны на территории Беларуси» [1]. Впечатлений было много. Но встреча с Николаем Георгиевичем Хильтовым никогда не сотрется в нашей памяти. Его рассказ о своей семье поразил в самое сердце. Являясь потомком поэта М. Богдановича и академика Е. Карского, Н. Г. Хильтов излучал сердечность, природную интеллигентность и был образцом скромности и подлинного обаяния.

Впоследствии мы узнали о том, что Николай Георгиевич долгое время являлся преподавателем нашего института, в котором мы учимся, - Института предпринимательской деятельности и что он не раз бывал на встречах со студентами ИПД. Его главная миссия, которую он самоотверженно выполнял – это восстановление памяти о мученическом подвиге братьев Хильтовых в годы Великой Отечественной войны. И в этом добровольном служении не было ему равных!

Николай Георгиевич нам многое успел рассказать. И, в частности, он говорил о том, что на стене храма Покрова Пресвятой Богородицы в Клецке установили мраморную доску, увековечивающую память Георгия Хильтова, а в деревне Садовая на территории храма Святого пророка Иоанна Предтечи поставили камень с памятной плитой, посвященной настоятелю этого храма Николаю Хильтову. В торжественных церемониях, посвященных 70-й годовщине освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков и Победы советского народа в Великой Отечественной войне, приняли участие более 100 человек. Среди них – дети, внуки и правнуки братьев Хильтовых, проживающие в Беларуси, России, Украине.

Известно, что с 1942 по 1944 год братья Хильтовы сотрудничали с партизанами, оказывая им помощь. Благодаря братьям, в партизанские отряды поступали винтовки, патроны, гранаты. Дом Георгия и Николая Хильтовых был приютом для раненых. Дети и жены священнослужителей также помогали партизанам – распространяли листовки, обеспечивали одеждой, лекарствами, питанием. В апреле 1944 года братья были схвачены гитлеровцами и отправлены в лагерь смерти [3].

Для нас стал хрестоматийным повествованием рассказ о подвиге братьев Хильтовых, но каждый раз мы переживаем его с новой силой. Как свидетельствует Андрей Блинец, когда–то была в окрестностях Клецка деревенька Блячин. С 1901 года здесь действовала церковно–приходская школа, построенная на средства прихожан, при ней интернат, столовая. В храме хранилась местночтимая коронованная икона Пресвятой Богородицы в серебряных ризах. В 1929 году приход перешел 26–летнему Николаю Хильтову. Местные жители уважали батюшку, не чуравшегося крестьянской работы, готового в любую минуту помочь. Потом был 1939 год, когда Николай Хильтов вдруг стал «социально чуждым» элементом... Затем – война. Дом Хильтовых стоял на окраине деревни, красноармейцы, пробиравшиеся лесными тропами из окружения, сначала случайно, а затем целенаправленно захаживали к отцу Николаю. Никому он не отказал в помощи, как мог, снабжал продуктами. Перейти линию фронта удалось не всем, люди пошли в партизанские отряды. И многие из них хорошо помнили дорогу к дому на окраине Блячина и доброту его хозяев.

С апреля 1942 года семья Хильтовых поддерживала тесную связь с партизанской бригадой имени Ворошилова, базировавшейся в Копыльском районе. Партизаны наведывались сюда по нескольку раз в неделю. Матушка Наталья лечила раненых. Здесь собирались командиры для обсуждения планов. В доме регулярно останавливались группы подрывников перед выходом на «железку». Сюда доставили смертельно раненного командира диверсионной группы Николая Анохина, которого священник похоронил во дворе собственного дома (после войны останки партизана перенесли в соседнюю деревню Зубки). В доме собирали винтовки, патроны, гранаты, которые после передавали в лес. Перед прихожанами в церкви Хильтов зачитывал обращение митрополита всея Руси Алексия, который призывал население оккупированных территорий помогать партизанам громить немецких захватчиков. Наталья Хильтова вместе с домработницей Павлиной распространяла в окрестных деревнях, Клецке, Несвиже сводки Совинформбюро, листовки, газеты. По мере возможностей помогали отцу и дочери–подростки Надя и Кира.

Брат отца Николая священник Клецкой Покровской церкви Григорий Хильтов организовал сбор продуктов для военнопленных. Горожане и жители окрестных деревень, хоть и сами жили голодно, батюшку поддержали. Еженедельно из Покровской церкви в лагерь отвозили повозку хлеба, картошки, сала, яиц. Только в конце 1943-го после двух организованных побегов военнопленных немцы запретили эту помощь. В начале 1942 года в Клецк перевезли группу воспитанников детского дома из Минска, среди которых были евреи. Чтобы спасти детей, Григорий Хильтов крестил их и выдал необходимые документы.

Надежность братьев Хильтовых не вызывала сомнений у партизан. И когда было решено склонить на свою сторону начальника клецкой полиции Гурина, роль связного досталась отцу Николаю. Вместе с сопровождавшим Михаилом Шершневым он явился в городскую управу Клецка прямо в кабинет Гурина. После долгих переговоров полицейский согласился помогать партизанам. Дальнейшие встречи проходили на квартире отца Григория. Гурин передавал сведения о намеченных засадах, разведданные, оружие.

Семья Николая Хильтова не раз находилась на волосок от гибели. Бывало так, что не успевали уйти из дома партизаны, как являлись немцы и полицаи, а едва за ними захлопывалась дверь, на пороге снова появлялись люди из леса. Все члены семьи понимали, что ходят по краю пропасти, но ни разу даже не подумали, чтобы отказаться от помощи советским партизанам.

Большинство крестьян знало или догадывалось о том, чем занимается священник, но предателей среди них не было. И всё же 6 апреля 1944 года гитлеровцы арестовали братьев Хильтовых.

Их жены не могли бросить мужей в беде. Наталья Ивановна и жена отца Григория Лидия Александровна решили ехать в барановичское СД и узнать о судьбе родных. Там их самих схватили и отвезли в Колдычевский лагерь, где уже находились мужья. Здесь, недалеко от Барановичей, оборвалась жизнь патриотов. Вместе с женой расстреляли Григория Хильтова, которому исполнилось 39 лет. Отца Николая долго мучили, затем облили керосином и подожгли. Совсем немного не дожила до освобождения матушка Наталья — ее расстреляли в последнюю ночь существования лагеря...

В 1965 году церковь, в которой служил Николай Хильтов, разрушили. Стараниями прихожан были спасены многие иконы и церковная утварь, и в наши дни началось возрождение прихода. В июле 2005 года в восстановленном храме отслужили первую литургию. А память о братьях Хильтовых никогда и не умирала среди местных людей [2].

В программе «Свет души» о мученическом подвиге братьев Хильтовых поведали, основываясь на воспоминаниях и свидетельстве талантливого белорусского поэта, художника и музыканта Сергея Новика-Пеюна [4]. В 1962 году в Барановичах проходил судебный процесс над четырьмя палачами Колдычевского лагеря смерти. Свидетелей осталось мало, ведь накануне освобождения, в июле 1944 года, его узники были расстреляны. Среди оставшихся в живых был белорусский поэт, художник и музыкант Сергей Новик-Пеюн. Благодаря ему, вернувшемуся из сталинских лагерей, стало известно о последних днях жизни братьев Хильтовых их родным. В 1943 году за сотрудничество с партизанами он оказался в застенках гестапо. В июне 1944-го вместе с другими узниками Слонимской тюрьмы его перевезли в Колдычево. В 1957 году, разыскав дочь Николая Хильтова Надежду, он послал ей письмо, в котором вспоминал: «В 16 километрах от Баранович на берегу озера находится бывшее имение Колдычево. Деревья раскинули свои кудрявые кроны и скрыли под ними постройки имения. Кусты сирени льют нежный аромат, беспечно щебечут птицы. Казалось бы, нет лучшего места для отдыха. Но, присмотревшись внимательно, бросается в глаза пятиметровой высоты ограда из колючей проволоки. Снуют человеческие фигуры, одетые в серо-зеленую военную форму. На шапках и в петлицах – череп и две кости, сложенные крест на крест. Это гитлеровцы. За проволокой бродят люди с белыми полосками на груди, на спине и на правом бедре. Это обреченные на смерть советские граждане. С лета 1943 года фашисты устроили в Колдычево лагерь смерти, и этот уголок Беларуси сделался местом ужаса, горя, трагедий....»

Таких уголков, как Колдычево, было много в родной Беларуси в годы Второй мировой войны. Страх и террор царили на нашей белорусской земле [5-7]. Белорусская Православная Церковь в самые трудные годы военного лихолетья смогла выстоять благодаря таким мужественным и несгибаемым пастырям, как Георгий и Николай Хильтовы. И нам, молодому поколению, необходимо знать историю борьбы народа против гитлеровцев для того, чтобы никогда больше такое не повторилось!

Список использованной литературы:

1. Антановiч, К. Выпрабаваннi на стойкасць. Праваслаўная Царква ў Беларусi ў час Вялiкай Айчыннай вайны / К. Антановiч // Царкоўнае слова. Беларускi праваслаўны штотыднёвiк. – Мiнск, 2014. – № 13. – С. 11.

2. Блинец, Андрей (Клецк) / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.sb.by/obshchestvo/ article/krest-bratev-khiltovykh.html. – Дата доступа: 11.11.2015.

3. Наркевич, Г. Крест братьев Хильтовых / Г.Наркевич. – Режим доступа: (http://minpraud.by/news.

php?id=187656¤t_date=2014-09-22). – Дата доступа: 11.11.2015.

4. О мученическом подвиге священников Георгия и Николае Хильтовых в годы войны / Программа «Свет души»/ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://sobor.by/page/O_muchenicheskom_ podvige_svyashchennikov_Georgiya_i_Nikolaya_Hiltovih_v_godi_voyni_rasskaget_programma_ Svet_dushi. – Дата доступа: 19.11.2015.

5. Силова, С. В. Проблема пастырской деятельности в годы Великой Отечественной войны (на примере оккупированной Беларуси) / С. В. Силова // Просвещение, свидетельство и проповедь. Миссия Церкви: история и современность: материалы Междунар.науч.-практ.конф., посвящ.1020-летию крещения Руси, 15-16 дек.2088., Минск / редкол.: В.Г.Башкиров [и др.]; под общ.ред.епископа Бобруйского и Быховского Серафима (А.Д.Белоножко). – Минск: Изд.центр БГУ, 2009. – С.113 – 116.

6. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.istmira.com/istvtmir/koldychevskij-lagersmerti/page/24/. – Дата доступа: 11.11.2015.

7. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://nicodim-from.livejournal.com/25319.html. – Дата доступа: 11.11.2015.

–  –  –

ДЕМИХОВ ВЛАДИМИР ПЕТРОВИЧ (1916-1998)

«Я СТРЕМИЛСЯ В СВОИХ ЭКСПЕРИМЕНТАХ СДЕЛАТЬ ВСЁ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА»

В нашем докладе мы хотели бы вам рассказать о великом советском ученом-экспериментаторе, основоположнике мировой трансплантологии В. П. Демихове, который нас вдохновил своим стремлением помочь человечеству и своей любовью к медицине.

Начнем с биографии.

Владимир Петрович Демихов родился 18 июля 1916 года в России на хуторе Кулики, сейчас хутор Куликовский (Волгоградская область) в семье крестьянина. Отец, Пётр Яковлевич, погиб во время гражданской войны в 1919 году. Мать, Доменика Александровна, одна вырастила троих детей. Все они получили высшее образование.

Закончив среднюю школу, Владимир Петрович учился в ФЗУ (школа фабрично-заводского ученичества) на слесаря [3].

Университетские годы и первые эксперименты В 1934 году Владимир Демихов поступил в Московский государственный университет на физиологическое отделение биологического факультета и очень рано начал научную деятельность.

Очевидно, учёба в ФЗУ помогла ему на медицинском поприще.

Сразу же после поступления в институт Демихов продал свой единственный костюм, и на вырученные деньги купил серебряные пластины [3], из которых В 1937 году, будучи студентом-третьекурсником, он сконструировал и собственными руками изготовил первое в мире искусственное сердце и вживил его собаке [1].

Через много лет Владимир Петрович вспоминал: «Этот аппарат мы ставили на место удалённого сердца собаки, поддерживая таким образом жизнь животного до двух с половиной часов». [2] В 1940 году Демихов окончил университет, написал первую научную работу.

Имя его у нас, к сожалению, известно мало. В нашей стране куда больше знают о южно-африканском хирурге Кристиане Барнарде, который в 1967 году первым в мире пересадил сердце человеку. А ведь прославленный Барнард, по его собственным словам, был учеником Демихова и перед тем, как решиться на свой исторический эксперимент, дважды приезжал к русскому учёному. Не удивительно: никто другой в то время не обладал большим опытом в таком сложном и туманном деле, как пересадка и трансплантация внутренних органов.

Демихов начал заниматься этой труднейшей проблемой, когда она многим казалась фантастической. Садоводы, как известно, давно практикуют прививки растениям. Делались пересадки частей тела у низших животных вроде гидр, дождевых червей, тритонов, лягушек. Более или менее успешно заканчивались пересадки кожи у высших животных и человека, костей, кровеносных сосудов, роговицы глаза. Но как далеко от этого до пересадки сердца, печени, лёгких и других органов! А именно такую грандиозную задачу поставил перед собой биолог Владимир Демихов [2].

Военное время Начавшаяся война прервала научные поиски. В 1941-1945 годах Демихов служил в действующей армии — выполнял обязанности старшего лаборанта в патолого-анатомической лаборатории.

«Она отняла столько времени, не дала заниматься наукой», — говорил он, вспоминая войну [1].

Сразу после войны Владимир Петрович приходит в Институт экспериментальной и клинической хирургии. Несмотря на трудности технического и материального порядка, энергичный и изобретательный экспериментатор производит уникальные операции.

Собственная лаборатория К счастью, директор института, академик А. В. Вишневский, благоволил смелым экспериментам Демихова по трансплантации жизненно-важных органов. Здесь Владимир Петрович начал свои первые опыты по пересадке сердца и печени собакам.

Уже тогда он понял, как трудно ему придётся. На трансплантацию смотрели с подозрением, говорили, что эксперименты Демихова аморальны. Дикий консерватизм мешал правильно взглянуть на опыты Демихова, имевшие огромное значение для медицины.

После смерти Вишневского в 1948 году лаборатория трансплантологии была закрыта. Демихов начал работать в Институте скорой помощи им. Н. В. Склифосовского. Владимир Петрович не сдавался. Ему удалось организовать новую лабораторию. Условия для работы были ужасными.

Лаборатория помещалась в тёмном подвале. Ходили по доскам, под которыми хлюпала грязная вода. Духота, тусклое освещение. И в этой-то обстановке были сделаны опыты по пересадке жизненно-значимых органов, эксперименты, весть о которых позже облетела всю планету.

До опытов Демихова пересадки сердца в грудную клетку животных (о человеке и говорить нечего) не делались никем, ни у нас, ни за границей. Были лишь единичные попытки пересадить сердце на шею собаки или в паховую область. Но опыты эти оканчивались неудачей.

И такого вида странные пересадки были не случайны. На собственном опыте Демихов убедился, как сложна задача пересадить сердце туда, где оно только и может полноценно функционировать — в грудную клетку [2].

Эксперименты и достижения В 1946 году он впервые в мире осуществил гетеротопическую пересадку сердца в грудную полость у собаки и первую в мире пересадку комплекса сердце-лёгкое у собаки.

В 1947 году – первая в мире пересадка изолированного лёгкого у собаки. Из 94 собак с пересаженными сердцем и легкими 7 собак прожили от 2 до 8 суток.

На проходившей в 1947 году 1-й Всесоюзной конференции по грудной хирургии он сообщил о разрабатываемых с 1940 года способах гомотрансплантации сердца и легких в грудную клетку собаки (хотя первоначально, в 1940 году, как он писал впоследствии, он начал пересаживать сердце в паховую область).

На конференции был показан специальный кинофильм, где Демихов демонстрировал технику пересадки сердца. Доклад Демихова получил высокую оценку председательствовавшего на конференции известного хирурга А. Н. Бакулева, который оценил его опыты как «большое достижение нашей советской медицины и хирургии».

В 1948 году В. Демихов начал эксперименты по пересадке печени, что быстро нашло клиническое применение в Соединенных Штатах.

В 1950 году Демихов стал лауреатом премии им. Н. Н. Бурденко, присуждавшейся Академией медицинских наук СССР.

В дальнейшем Демихов делал операции по трем типам: пересадка второго сердца с параллельным включением в систему кровообращения; пересадка второго сердца вместе с одним легким;

пересадка второго сердца с желудочно-предсердным анастомозом. Кроме того, была окончательно разработана методика полной одновременной замены сердца и легких вместе взятых.

В 1952-1953 годах Владимир Демихов разработал метод маммарно-коронарного шунтирования. Он попробовал вшивать внутреннюю грудную артерию в коронарную, ниже места ее поражения. Для соединения артерий при маммарно-коронарном шунтировании Демихов применял пластмассовые канюли и скрепки из тантала. Итоги эксперимента были подведены позднее: из 15 собак, перенесших эту операцию, 3 жили более 2 лет и 1 - более 3 лет (с сохранением проходимости анастомоза), что говорило о целесообразности такого вмешательства. Сегодня этот метод широко применяется в клинической практике во всем мире. В 1988 году он вместе с группой хирургов, внедрявших эту операцию в клиническую практику, получил за разработку метода Государственную премию.

В 1954 году Демихов разработал способ пересадки головы вместе с передними конечностями от щенка на шею взрослой собаки и реализовал его.

Работа в институте им. Сеченова В 1955 году Демихов перешёл на работу в 1-й Московский медицинский институт им.

И. М. Сеченова, где проработал до 1960 года.

В 1960 году из-за обострения отношений с директором института Владимиром Ковановым, который не допускал к защите диссертацию Владимира Петровича «Пересадка жизненно важных органов в эксперименте», вынужден был перейти в Институт скорой помощи имени Склифосовского. Лишь только в 1963 году Демихов, причём в один день, смог защитить сразу две диссертации (кандидатскую и докторскую).

Лаборатория под руководством Демихова работала до 1986 года. Разрабатывались методы пересадки головы, печени, надпочечников с почкой, пищевода, конечностей. Результаты этих экспериментов были опубликованы в научных журналах.

Признание Работы Демихова получили международное признание. Ему присвоено звание почётного доктора медицины Лейпцигского университета, почётного члена Королевского научного общества Швеции, а также Ганноверского университета, американской клиники Майо. Он является обладателем почетных дипломов научных организаций разных стран мира. Он был лауреатом «ведомственной» премии имени Н. Н. Бурденко, присуждавшейся Академией медицинских наук СССР.

22 ноября 1998 года Владимир Петрович умер. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище (24 участок).

Достижения

Впервые в мире выполнил следующие операции (в эксперименте):

• 1937 год — первое в мире искусственное сердце;

• 1946 год — первая в мире пересадка сердца в грудную полость;

• 1946 год — первая в мире пересадка комплекса сердце-легкие;

• 1947 год — первая в мире пересадка изолированного легкого;

• 1948 год — первая в мире пересадка печени;

• 1951 год — первая в мире пересадка сердца без использования искусственного кровообращения;

• 1952 год — первое в мире маммарно-коронарное шунтирование (1988 год — Государственная премия);

• 1954 год — пересадка второй головы собаке (всего им было создано 20 двухголовых собак).

В 1960 году вышла книга Демихова «Пересадка жизненно важных органов в эксперименте», которая стала первой в мире монографией по трансплантологии. В 1962 году книга была переиздана в Нью-Йорке, Берлине, Мадриде и долгое время была единственной монографией в области трансплантации органов и тканей.

Вклад в развитие трансплантологии Благодаря экспериментам и трудам Владимира Петровича, в настоящее время во всем мире каждый день проходят операции по трансплантации органов и тканей, благодаря которым люди, обреченные на смерть, обрели шанс на вторую жизнь.

Вместе с пересаженным сердцем к людям возвращается не только жизнь, но и здоровье.

Пациенты с пересаженным сердцем способны заниматься спортом и даже участвуют в марафонском беге. Известен рекорд англичанина Брайана Прайса с трансплантированным от 16-летнего мальчика сердцем, после 11-месячного реабилитационного курса тренировок он преодолел марафонскую дистанцию за 5 часов 57 минут [4].

А 43-летний Том Трэшер из города Тампа в штате Флорида, которому взамен разрушенного заболеванием сердца пересадили донорское, настолько хорошо подготовился в физическом отношении, что решил прыгнуть с парашютом с высоты 12500 м. Он стремился доказать, что люди с пересаженным сердцем могут жить полноценной жизнью, преодолеть страх, присущий людям в положении тяжелой инвалидности [4].

Спорт и трансплантация [4] Наряду с Олимпийскими и паралимпийскими играми для инвалидов уже более 30 лет проводятся национальные, Европейские и Всемирные спортивные игры для людей с трансплантированными донорскими органами.

Первые летние Всемирные трансплантационные игры (ВТИ) под эгидой Всемирной федерации трансплантационных игр (WTGF) прошли в Англии в г. Портсмут в 1978 году, в них приняли участие 99 реципиентов из Англии, Франции, Германии, Греции, Мексики и США.

В дальнейшем игры стали проводиться регулярно один раз в два года.

В настоящее время летние трансплантационные игры проводятся регулярно по нечетным годам. В их программе соревнования по следующим дисциплинам: бадминтон, велогонка, флорбол, гольф, сквош, плаванье, настольный теннис, боулинг, теннис, волейбол, бег, толкание ядра, прыжки в длину, прыжки в высоту, метание копья и др.

Наряду с летними играми проводятся и зимние.

В программу зимних спортивных игр включены биатлон, керлинг, слалом, гигантский слалом, параллельный слалом, сноубординг.

Участниками соревнований являются уникальные люди. Уникальность каждого из них заключается в том, что он жив и может выполнять большую физическую нагрузку благодаря успешно выполненной операции трансплантации того или иного жизненно важного органа.

Список использованной литературы:

1. https://ru.wikipedia.org/wiki/Демихов_Владимир_Петрович

2. http://technicamolodezhi.com/rubriki_tm/institut_cheloveka/podozritelnyie_opyityi_hirurga_ demihova

3. http://statehistory.ru/1879/Vladimir-Demikhov----osnovopolozhnik-mirovoy-transplantologii/

4. http://www.namis.ru/32_istoria_sportivnyh_igr_ludey_s_transplantirovannymi_organami.htm

–  –  –

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ АРХИЕПИСКОПА САВВЫ (СОВЕТОВА)

Служба в Царской Армии Владыка Савва (в миру Георгий Евгеньевич Советов) родился 6 апреля 1898 года в Санкт-Петербурге. Отец был офицером, происходил из потомственных дворян Московской губернии; мать — итальянка, жившая в России. В 1915 году окончил Петроградскую Императора Александра I классическую гимназию. В 1916 году окончил ускоренный выпуск Пажеского корпуса [6].

Участник Первой Мировой и Гражданской войны в качестве подпоручика (по др. данным поручика) лейб-гвардии Гренадерского полка, Добровольческой армии в 3-й офицерской роте.

После революции 1917 года вступил в ряды Охотничьей армии [6]. Являлся участником 1-го Кубанского («Ледового») похода в 3-й роте Офицерского полка, затем в 4-м батальоне 1-го Офицерского (Марковского) полка. С 28 сентября 1918 служил в Сводно-гвардейском полку до эвакуации Крыма (ок. 1920 года). В 1920 году – капитан[8] в армии Петра Врангеля [5].

После поражения Белого движения путь Георгия Советова проследить достаточно трудно, так как источники называют множество мест, куда он мог эмигрировать: в Турцию, на Балканы, в Югославию[6], в Сербию [1, стр. 406], в Лондон, в Бельгию[9]. Одно ясно точно: под влиянием военных событий, после поражения Белой Армии снял с себя мундир и решил связать свою жизнь с религиозной деятельностью[6]. В 1921 году Георгий Советов поступил на Богословский факультет Белградского университета[5].

Пастырская деятельность В декабре 1922 году в сербском монастыре Петковица пострижен в монашество с именем Савва [6].

В феврале 1923 году на Сретение Господне в Белградском кафедральном соборе монах Савва рукоположен епископом Шабацким Михаилом (Урошевичем) в иеродиакона с назначением к Белградской Русской Церкви. В 1925 году он окончил Белградский университет со степенью кандидата богословия и в мае рукоположен в иеромонаха митрополитом Киевским и Галицким Антонием (Храповицким) с назначением настоятелем Свято-Николаевского подворья в Бари, где настоятельствовал год [10].

Шкаровский Михаил Витальевич с ссылкой на книгу «Русские храмы и обители в Европе»[2, стр. 41-42] утверждает, что иеромонах Савва (Советов) был настоятелем церкви в честь св. мч.

Александры в г. Ирёме (Ироме), что вблизи Будапешта в нач. 1920-х годов[11]. Едва ли это возможно, т.к. священническая хиротония иеромонаха Саввы состоялась только в сер. 1920-х.

В конце 1926 года решается на невероятный поступок: переезд в Польшу[6]. В Варшаве иеромонах Савва назначается ректором митрополитального интерната для студентов богословского отдела Варшавского университета [6].

Летом 1927 года был командирован митрополитом Варшавским Дионисием (Валединским) на Белевские хутора Ровенского уезда Волынской епархии, где обновилась чудотворная икона Божией Матери «Взыскание погибших», для сбора средств на постройку церкви [7].

В январе 1928 года о. Савва выехал из Польши. Предполагаю, что насильственно, т.к. на возвращение в конце года обратно необходимо было разрешение властей. Проходил служение сначала в Мюнхене, а затем в Будапеште[6]. В конце 1928 года получено разрешение гражданских властей на возвращение в Польшу. По возвращении, иеромонах Савва назначен домашним священником митрополита Дионисия (Валединского) [7].

В Вербное воскресенье 1929 года был возведён митрополитом Варшавским Дионисием в митрополичьем храме в честь равноап. Марии Магдалины в Варшаве в сан архимандрита. В ноябре того же года - директор Государственного интерната для студентов богословского отдела Варшавского университета [6].

В 1930 года о. Савва присутствовал на Ламбетской конференции в Лондоне по вопросу сближения Православной и Англиканской Церквей в качестве делегата от Православной Церкви в Польше [7].

В январе 1931 года назначен благочинным мужских и женских монастырей Варшавско-Холмской и Волынской епархий. В том же году сопровождал митрополита Дионисия на годичное собрание Комитета продолжения Лозаннской Всемирной конференции Веры и Строя Церковного в Англии[7].

Архипастырская деятельность 3 апреля 1932 году состоялась хиротония архимандрита Саввы во епископа Люблинского, викария Варшавской епархии (Польская Автокефальная Православная Церковь) [1, стр. 406]. На кафедре он проявил себя как талантливый администратор [5].

В 1934 году назначен председателем Комиссии по переводу церковнославянских богослужебных текстов на русский язык [4, стр. 87].

В 1936 году владыка Савва назначен на Гродненскую кафедру в юрисдикции Польской Православной Церкви, где был почетным членом «Научно-исследовательского института» в Гродно (а по факту руководил им), занимавшегося полонизацией Православной Церкви [3, стр.190-191].

Под его руководством был сделан перевод Божественной Литургии свт. Иоанна Златоуста, благодарственного молебна и панихиды на польский язык [4, стр. 87]. Во время его управления епархией впервые состоялась служба на польском языке для православных солдат[6].

В сентябре 1939 года, в связи с приходом советских войск в Западную Беларусь, бежал из Гродно в Литву [4, стр.93], оттуда в Берлин, где встретился с архиепископом Серафимом (Ляде).

Владыка Серафим предложил епископу Савве управлять Православной Церковью в оккупированной гитлеровской Германией Польше, но получил отказ [7]. Используя приглашение румынского епископата в качестве предлога, 31 декабря 1939 года покидает столицу III Рейха и отправляется в Румынию, где связывается с польским послом Роджером Рачинским, от которого узнает положение Православной Церкви Польши в оккупации. С этого же года исполняет обязанности польского военного епископа в изгнании [9]. В Румынии владыка Савва был опекуном военных и гражданских православных беженцев [6].

В конце 1940 года епископ Савва эмигрировал в США. В Вашингтоне в 1941 году он получил богословское образование[5]. Также в это время владыка широко поддерживает масштабные акции, связанные с Польскими Вооруженными Силами на Западе [6].

В 1940-1943 годах епископ Савва посещал предстоятелей Константинопольской, Сербской и Антиохийской Православных Церквей для того, чтобы добиться поддержки Польской Автокефальной Православной Церкви и сохранения её довоенной канонической территории[7].

В 1943 году владыка уехал в Лондон, где 29 ноября стал исполняющим обязанности военного православного епископа в звании бригадного генерала, с постоянным местопребыванием в Лондоне[6] и начальником православного духовенства Польских Вооружённых Сил на Западе.

Это было первое в истории Войска Польского назначение православного военного епископа. С солдатами II Польского Корпуса прошёл весь боевой путь [7]. Владыка подготовил к изданию польскоязычный Молитвослов для православных солдат и был автором идеи журнала «Польский Православный Солдат».

В нач. 1945 года епископ Савва и епископ Матфей (Семашко) организовали Польскую Православную Церковь в юрисдикции Константинопольского Патриархата [!!!].

После войны не смог вернуться в Польшу, поэтому обслуживал польские приходы православные в эмиграции. В апреле 1947 был посвящен в сан архиепископа митрополитом Дионисием (Валединским). В 1949 архиепископ Савва назначен президентом Польши в качестве члена национального совета Республики Польши [6].

21 мая 1951 года владыка Савва скончался. Был похоронен на Бромптонском кладбище Лондона [6].

31 декабря 2012 года состоялось перезахоронение его праха на одном из православных кладбищ Варшавы [6].

Владыка Савва владел несколькими языками: польским, русским, сербским, французским, немецким, английским; имел светские награды (Орден Румынской Звезды 2 класса и Золотой Крест за заслуги) [6].

Список использованной литературы:

1. Нивьер Антуан. Православные священнослужители, богословы и церковные деятели русской эмиграции в Западной и Центральной Европе. 1920-1995. Москва-Париж., 2007.

2. Русские храмы и обители в Европе. Авт.-сост. Антонов В. В., Кобак А.В. Санкт-Петербург,

2005. С. 41-42.

3. Черепица В.Н. «Очерки истории Православной Церкви на Гродненщине», ч.1.Гродно,2000.

4. Кривонос Ф, свящ., «Белорусская Православная Церковь в ХХ столетии», Минск, 2008.

5. Режим доступа: http://www.andhis.ru/eventsc917.php Дата доступа 18.11.2015.

6. Режим доступа: http://ekai.pl/diecezje/warszawska/x62127/prochy-arcybiskupa-sawy-powrocilydo-polski/ Дата доступа 18.11.2015.

7. Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Савва_(Советов)#cite_ref-1 Дата доступа 18.11.2015.

8. Режим доступа: http://zarubezhje.narod.ru/rs/s_055.htm Дата доступа 18.11.2015.

9. Режим доступа: http://www.ortho-rus.ru/cgi-bin/ps_file.cgi?2_4803 Дата доступа 18.11.2015.

10. Режим доступа: http://www.srpska.ru/print.php?nid=2275 Дата доступа 18.11.2015.

11. Режим доступа: http://www.bogoslov.ru/text/312824.html Дата доступа 18.11.2015.

–  –  –

РАЗВИТИЕ ДУХОВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

В настоящее время современное человечество столкнулось с явлением, когда стремительное научно-техническое развитие мира значительно опережает процессы духовно-нравственного воспитания молодёжи. Это создает опасные условия для развития цивилизации и приводит к обострившимся глобальным проблемам (прежде всего экологическая), которые создают прямую угрозу дальнейшему существованию человека на Земле. Поэтому так важно сейчас обращение молодежи к духовной сокровищнице христианства и актуализация христианских ценностей и идеалов. Необходимо задуматься о том, какой огромный вклад в человеческую культуру внесло христианство за свою двухтысячелетнюю историю, осознать, насколько оно явилось определяющим фактором в развитии человеческого общества.

Основные направления развития духовного образования Белорусская Православная Церковь (БПЦ), к которой относит себя подавляющее большинство граждан страны, является в настоящий момент самой многочисленной религиозной организацией, действующей в Республике Беларусь. До 1989 года в БССР существовала только одна епархия, однако в октябре 1989 году ее положение было повышено путем присвоения ей статуса экзархата Русской Православной Церкви и создания собственного Синода. Изменение статуса предполагает значительную церковно-каноническую самостоятельность Белорусской Православной Церкви. Несмотря на это она поддерживает тесные связи с Православной Церковью в России. Знаком этого являются апостольские визиты Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в Беларусь, последний из которых, пятый по счету, состоялся 19-21 мая 2002 года. В 1989 году были возрождены Полоцкая, Могилевская и Пинская епархии, в 1990 году к ним прибавились Гомельская и Брестская, в 1991 году основаны Новогрудская и Гродненская, а в 1992 году — Туровская и Витебская кафедры. Таким образом, число епархий в настоящее время вместе с Минской составляет

10. Богослужение в православных храмах совершается на церковно-славянском и белорусском языках.

Возникла острая нужда в большом числе образованных и подготовленных кадров священнослужителей. Для подготовки кадров духовенства с 1989 года действует Минская Духовная Семинария, расположенная в Жировичском Свято-Успенском ставропигиальном мужском монастыре.

При семинарии действует регентская школа. Ряд предметов преподается на белорусском языке, на котором учащиеся также могут писать курсовые и дипломные работы. С 1996 года начала работу Минская Духовная Академия. В епархиях действуют также Минское, Витебское и Слонимское духовные училища. Курсы катехизаторов созданы в Минской, Гомельской, Гродненской и Могилевской епархиях. В Минске действуют Школа звонарей и иконописная школа. В 1996 году, с благословения Церкви, на минском предприятии «Отменное литье» начали отливать колокола, которые поступают в приходы и монастыри Белорусского Экзархата. При храмах БПЦ действует более 400 воскресных школ.

Научная и издательская деятельность В Минске работает представительство Церковного научного центра «Православная Энциклопедия» при Белорусском Экзархате, являющееся координатором научной деятельности в республике в сфере этого грандиозного общеправославного проекта. Важность этой энциклопедии видна из того, что данное издание официально рекомендовано Министерством высшего образования РФ в качестве учебного пособия для студентов вузов.

Также активно работает Библейская комиссия Белорусского Экзархата, целью которой является перевод текста Священного Писания и богослужебных текстов на белорусский язык. Действует Информационно-консультационный центр преп. Иосифа Волоцкого. Ежегодно проводятся Минские епархиальные чтения, конференции и семинары. БПЦ ведет широкую издательскую деятельность. Создано издательство Белорусского Экзархата, помимо него существует еще несколько православных издательств. Сейчас выходит 4 журнала (на белорусском языке издается газета «Царкоўнае слова»), 13 газет, издаются книги, церковные календари и другая религиозная литература.

Социальные и культурные программы Помимо главной заботы по возрождению духовного и нравственного здоровья народа значительно возросла роль Церкви, связанная с ее социальным служением. Это, прежде всего, благотворительность и милосердие — забота о больных, немощных, престарелых, бездомных и т.п. В Православной Церкви действует 14 православных братств и 31 православное сестричество.

Миссия Церкви, стремящейся обновить христианские основы цивилизации, немыслима без образования и воспитания, которые должны идти рука об руку. Образование — это не просто сообщение суммы знаний или даже формирование умения применять эти знания. Образовать человека — это выявить в нем определенный образ. Христианство видит в человеке образ Божий. Поэтому духовно-нравственное воспитание должно составлять сердцевину образования.

Именно в деле духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения на традиционных для нашего народа христианских ценностях роль Церкви может быть чрезвычайно велика. Для этого у нас в республике есть наработанный опыт сотрудничества Церкви и государства. Так, например, заключенное еще в 1996 года соглашение о сотрудничестве между Министерством образования и Белорусским Экзархатом, и подписанное вновь, позволяет, не нарушая принципа светскости образования, вести работу (хотя не такими темпами, как хотелось бы) по возрождению культурно-исторических и религиозных традиций нашего народа, приобщать молодежь к духовной сокровищнице христианства. Примером тому могут служить ставшие уже доброй традицией Свято-Евфросиниевские педагогические чтения. На этих чтениях педагогическая общественность республики и стран зарубежья обсуждает насущные проблемы духовно-нравственного воспитания, обменивается опытом, ставит новые задачи. В организации этих чтений помимо Министерства образования и Белорусского Экзархата самое активное участие принимают и негосударственные, общественные организации, в частности Центр православного просвещения преподобной Евфросинии Полоцкой. Заслуживает внимания инициатива Академии последипломного образования по проведению семинаров для учителей по основам православной культуры, которые существуют с 1996 года, педагогических чтений и конференций («Духовно-нравственное воспитание школьников на традициях белорусского народа», 180-летию со дня рождения С.А.

Рачинского, 170-летию К.Д. Ушинского), по материалам которых выпущены сборники статей.

Большой интерес педагогической общественности вызвал конкурс «Православные святыни родного края», который воскресил забытые традиции церковного краеведения. Заслуживает внимания инициатива областного института повышения квалификации учителей, знакомящая учителей с «Основами православной культуры Беларуси».

Белорусский Экзархат является флагманом православного фестивального движения, среди которых самым авторитетным является Международный фестиваль Православных песнопений (с 1995 года), предшественником которого был другой, не менее известный — Фестиваль духовной музыки (с 1989 года). В рамках фестиваля проходят концерты, выставки, вечера поэзии, выступления хоровых коллективов. Фестиваль давно уже стал праздником православной культуры Беларуси.

БПЦ не является закрытой в себе структурой. Поэтому для нее особо важен экуменический диалог, выражающийся, прежде всего, в участии и организации научно-практических конференций на темы не только чисто богословские, но и общественно значимые.

В последнее время особый акцент делается на осмыслении роли христианства в новых геополитических европейских условиях. Среди участников таких встреч — представители практически всех религиозных объединений стран СНГ и Балтии, Всемирный Совет Церквей, Епископская конференция Германии, Евангелическая Церковь Германии, итальянские, швейцарские, австрийские, французские и американские христиане, члены Европарламента. Широко развиваются контакты с другими Автокефальными Православными Церквями — в Польше, Греции, Америке, на Кипре. 16-17 июня 2004 года в Минске состоялась встреча 24 членов Всемирного Совета Церквей во главе с генеральном секретарем доктором Самуэлем Кобиа.

Одной из важнейших задач для БПЦ является совместная международная и межконфессиональная работа по осуществлению социальных проектов (в 1990 году Митрополит Филарет назначен председателем Комиссии Священного Синода по содействию усилиям в преодолении последствий аварии на ЧАЭС). За прошедшие годы Патриарший Экзарх всея Беларуси имел встречи почти со всеми дипломатическими представителями иностранных государств в РБ, в том числе и аккредитованными в республике по совместительству, с представителями федеральной и региональной власти Российской Федерации и международных организаций.

БПЦ развивает контакты с государственными структурами по разработке программ сотрудничества в различных областях общественной жизни. Еще в июне 2003 года был подписан уникальный документ – Соглашение между Республикой Беларусь и БПЦ, «в котором, — по словам Владыки Филарета, сказанным на церемонии подписания, — определяются принципы их сотрудничества, намечены главные направления их взаимодействия». Воплощением этой договоренности стали соглашения, подписанные с Министерством образования, Министерством культуры, Министерством внутренних дел, Министерством обороны. По сути, они явились лишь констатацией процесса, начавшегося задолго до момента подписания Соглашений в области образования, взаимодействия с Вооруженными Силами, с учреждениями Департамента исполнения наказаний МВД РБ. Так, сотрудничество Белорусского Экзархата и МВД РБ продолжается с 1994 г. Оно ориентировано на духовную и материальную помощь лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы. Столь же активно ведется работа с Министерством обороны. В рамках подписанного соглашения между БПЦ и Министерством обороны начинает вырабатываться определенная структура: в каждой епархии есть священник, ответственный на этой территории за взаимодействие с вооруженными силами, разрабатывается положение об отделе Экзархата, который бы объединил все усилия в этом направлении. Церковь идет к тому, чтобы за каждой воинской частью был закреплен определенный священнослужитель.

Значимой социальной программой для Православной церкви явилось строительство в Минске при поддержке немецкой стороны, а также Международного агентства по связям с общественностью Дома милосердия с храмом святого Иова Многострадального, где пребывают больные дети, инвалиды, престарелые и обездоленные люди.

Важным явлением в жизни Белорусской Православной Церкви стали братства и сестричества.

Вместе с несколькими диаконическими центрами в епархиях они ведут социальную, благотворительную и просветительскую деятельность.

Православная церковь также является учредителем, соорганизатором и участником множества культурных проектов на всей территории Беларуси. Важным событием в жизни Белорусской Православной Церкви стало воссоздание Креста св. Ефросиний Полоцкой в 1997 году.

Нельзя не упомянуть о соотношении христианской религии и науки. В настоящее время становится всё более очевидным, что представление о непримиримой враждебности религии и науки – не более чем предубеждение. Прежде всего, нужно отметить ошибочность довольно распространенного мнения, будто современная наука опровергла существование Бога. Большинство ученых всех времен и народов не были атеистами. Исследования природы понимались, прежде всего, как стремление постичь божественный замысел. Бог даровал людям две книги — Библию, в которой изложил слово Творца и «книгу природы», изучая которую человеческий ум поднимается к пониманию того, что за красотой, гармонией, целесообразностью и согласованностью мироздания обязательно должен быть Тот, Кто это создал.

Таким образом процесс духовного возрождения на основе христианских традиций и ценностей — это сложный, трудный, противоречивый и длительный процесс. На этом пути нас подстерегает немало опасностей и подводных камней. Одна из таких опасностей – возможность политизации и идеологизации христианской религии и Церкви. Мы не раз встречались с попыткой превращения христианства в некую идеологию, сферу пересечения разнообразных интересов, а Церковь — в политический инструмент в руках тех или иных политических сил.

Недопустимо спекулировать на авторитете религии и Церкви, на тяге людей к духовности.

Нельзя превращать религию в заложницу политических баталий, делать веру Христову разменной монетой в политических интригах, а в деятельности Православной Церкви видеть пресловутую «руку Москвы», «инструмент имперской политики России» и т.п. Носители расхожих идеологем, типа «Уния — национальная религия белорусов» рассматривают религию как фактор политической борьбы, видя в Церкви лишь специфическую общественную организацию, которую можно использовать в определенных политических целях. Они не видят, не понимают, что Церковь — это нечто гораздо большее, чем специфическая организация. Это мистический богочеловеческий организм, Глава которого сам Христос. Поэтому и Церковь в ее земной видимой ипостаси не может становиться на сторону той или иной группировки, силы. Позиция Православной Церкви такова : Церковь не является ни политической, ни экономической силой. Она не касается вопросов распределения, перераспределения богатств, собственности и т.п. Церковь не касается и политической организации власти, ибо лояльна в отношении государственной власти и правительств всех стран, в границах которых имеет своих членов. Сила, авторитет и влияние Церкви лежит не в экономической, политической или идеологической плоскостях, а в области духовно-нравственной, основание которой — представление о спасительной роли Церкви для душ человеческих.

Другая опасность или препятствие на пути нашего возрождения — это оккультно-мистическая волна, захлестнувшая просторы бывшего СССР. Пик этой волны приходился на первую половину 90-х годов. Сейчас, благодаря совместным усилиям Церкви, государства и общественности, удалось несколько сбить и ослабить давление оккультизма на сознание наших людей, которые в своих духовных поисках постепенно учатся отличать подлинную духовность от красочно разрекламированной псевдодуховности импортного производства, цель которой — добиться эрозии культурно-исторических, религиозных, духовно-нравственных корней нашего народа.

Используя снятие запрета на религиозную пропаганду, в нашу страну устремились сотни и тысячи иностранных миссионеров, гуру, мессий и т.п., первое время практически не встречая никакого сопротивления, прикрываясь принципом равенства религий. Но равенство религий может быть только в юридическом смысле (равенство перед законом или равноправие). Но не может быть равенства в культурно-историческом смысле (в смысле равнозначности), ибо очевидно, что наибольший вклад в формирование культуры, образа жизни, государственности нашего народа внесло Православие. Политика изоляции Церкви, проводившаяся ранее государством, не должна сменяться политикой пассивного и равнодушного нейтралитета в отношении Церкви. Отделение Церкви от государства не означает отделение Церкви от общества. Поэтому в настоящее время необходима продуманная, долгосрочная, юридически закрепленная политика конструктивного и плодотворного сотрудничества государства и Церкви на основе принципа взаимного уважения и невмешательства во внутренние дела друг друга. Это означает, что государство не должно вмешиваться в вероучительные, административные и богослужебные дела Церкви, как и Церковь не должна вмешиваться в политическую борьбу, деятельность политических партий.

Государство должно обеспечить право личности на свободный выбор вероисповедания и свободного отправления религиозного культа. Оно должно обеспечивать юридическое равенство религий и конфессий перед законом (равноправие). Но при этом оно должно учитывать культурно-историческую неравнозначность религиозных конфессий. Это нашло свое отражение в новой редакции Конституции Республики Беларусь, где говорится, что государство строит свои отношения с религиозными конфессиями с учетом их вклада в формирование духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа. Кстати, в конституциях западноевропейских стран подобное положение сформулировано более развернуто. Именно эта измененная конституционная норма нашла свое отражение в новой редакции закона О свободе совести и религиозных организациях. Отрадно осознавать, что новый закон исходит из определяющей роли Православной Церкви в историческом становлении и развитии духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа.

В реализации благородных задач, стоящих перед Православной Церковью Беларуси, заметную помощь могут оказать СМИ, помещая на своих страницах соответствующие современному уровню знаний материалы. К сожалению, современная печать не соответствует пониманию тех проблем, которые решает БПЦ. Ни в одной из газет нет рубрики (я исключаю церковную печать), в которой бы непредвзято и заинтересованно освещалась жизнь Церкви. Большая часть газет или опускает материалы о Церкви или печатает материалы скандального характера. Крайний дилетантизм — основная черта материалов, помещаемых в СМИ. Подводя итог сказанному, необходимо отметить, что христианские (прежде всего православные) корни белорусского народа — это та основа, на которой общими нашими усилиями может и должно состояться духовно-нравственное, а значит и экономическое и политическое возрождение нашей отчизны.

Список использованной литературы

1. Проблемы православного образования сегодня // Педагогическая мастерская [Электронный ресурс]. – 2015. – Режим доступа: http://vos.1september.ru/2002/03/8.htm. – Дата доступа:

20.10.2015

2. Православная Церковь Беларуси на рубеже тысячелетий: история и современность [Электронный ресурс]. – 2015. – Режим доступа: http://www.pravmir.ru/pravoslavnaya-cerkov-belarusi-narubezhe-tysyacheletij-istoriya-i-sovremennost. – Дата доступа: 20.10.2015

3. Духовное образование и духовное воспитание // Интернет журнал Сретенского монастыря. [Электронный ресурс]. – 2015. – Режим доступа: http://www.pravoslavie.ru/jurnal/ideas/ duhovnobraz.htm. – Дата доступа: 20.10.2015.

4. Духовное образование на пороге перемен // Наука и образование [Электронный ресурс]. – 2015. – Режим доступа: http://www.patriarchia.ru/db/text/1184617.html. – Дата доступа: 20.10.2015.

–  –  –

ПРЫХОД ЦАРКВЫ СВЯТОГА МІКАЛАЯ ЦУДАТВОРЦА

Беларусь мае старажытныя царкоўныя традыцыі і з’яўляецца неад’емнай часткай вялікага хрысціянскага свету. Як вядома, хрысціянства на нашы землі прыйшло яшчэ ў Х ст. і паступова распаўсюджвалася па тэрыторыі ўсёй тагачаснай краіны. У Сярэднявеччы рэлігія была надзвычай важнай часткаю культуры і пранікала ва ўсе сферы жыцця грамадства. Пераважную большасць насельніцтва нашай дзяржавы ў перыяд да XVI ст. складалі праваслаўныя, якія належалі да Полацкай, Турава-Пінскай, Новагародскай і іншых епархіяў Кіеўскай, а потым Новагародскай мітраполій. Адрозна ад шмат якіх еўрапейскіх і суседніх краін, у нашым краі людзі розных веравызнанняў лепш ладзілі паміж сабою. Паслядоўнае лаяльнае стаўленне дзяржавы да праваслаўнай царквы ў Вялікім Княстве красамоўна паказвае хуткі рост колькасці яе манастыроў і храмаў. Ад кан. ХІІІ ст. да пал. XVI ст. на беларускіх землях былі заснаваныя больш за 40 манастыроў, а сярод храмаў у беларускіх гарадах абсалютную перавагу мелі праваслаўныя цэрквы.

У сувязі з гэтым будаўніцтва праваслаўных храмаў ажыццяўлялася не толькі ў гарадах, але і ў вёсках. Будаўніцтва вясковых храмаў сягае ў часы сівой даўніны, калі на нашы землі толькі пачынала прасочвацца хрысціянства, мякка выціскаючы традыцыйныя язычніцкія веравызнанні мясцовага насельніцтва. Разгледзім гісторыю аднаго са старажытных беларускіх праваслаўных прыходаў – Святога Мікалая.

Прыход Святога Мікалая Цудатворца Мірлікійскага знаходзіцца ў Нясвіжскім благачыніі, Слуцкай епархіі. Тэрытарыяльна, згодна з энцыклапедыяй “Памяць” (Нясвіжскі р-н) і Зборам помнікаў гісторыі і культуры, царква з’яўляецца прыналежнай да в. Мацылёўшчына (Нясвіжскі р-н) [1, 2]. Аднак, як паведамляюць гістарычны крыніцы, царква ў розныя часы была прыналежнай да розных геаграфічных месцаў: у ХІХ стагодзі – да хутара Беразняк (адсюль паходзіць народная назва “у Беразняку”), а да ХІХ стагодзя да мястэчка Сваятычы [3, 4].

Гісторыя заснавання царквы звязана з не пацверджанымі дакументальна звесткамі і адносіцца да мясцовых легенд: адзін з мясцовых жыхароў выявіў у лесе дрэва, на ствале якога ўтварыўся абраз святога Мікалая Цудатворца. Абраз не быў выразным, а меў выгляд незвычайнага нараста, які ўтварыўся на ствале дрэва. Вестка пра незвычайную знаходку хутка паляцела па акрузе. На месцы здабыцця Нерукатворнай выявы і быў узведзены храм.

Пра старажытнасць прыходу сведчаць і іншыя ўскосныя рэчы, перш за ўсё звязаныя з мясцовай тапанімікай (назва гары і мясцовасці, дзе размешчаны храм). Так, на старой мапе месца, дзе пабудаваны храм, называецца «ysa Gra» (Лысая гара) [5]. Міфалогія старажытных славян паведамляе, што Лысая гара – элемент фальклору, звязаны з вядзьмарствам і звышнатуральнымі сіламі. Паводле легенд, ведзьмы і іншыя казачныя істоты рэгулярна збіраліся на «Лысых горах», дзе ладзілі шабашы. Згадкі Лысых гор сустракаюцца ў шматлікіх гістарычных і літаратурных крыніцах, у тым ліку ў творах Мікалая Гогаля і Міхаіла Булгакава. Дакладных звестак аб паходжанні культу Лысых гор няма. У спісах даследчыкаў лічацца дзясяткі «лысых гор» ва Украіне, Літве і ў Польшчы. Найбольш вядомай з іх з’яўляецца Лысая гара ў Кіеве. Магчыма, на гэтым месцы, дзе сёння знаходзіцца храм, было калісьці паганскае капішча. На карысць гэтага сведчыць і іншая тапанімічная назва – Беразняк. Так, бярозавы гай у язычніцкія часы лічыўся месцам пакланення Вялесу (у славянскай і, у прыватнасці, беларускай міфалогіі апякун палявання, жывёлагадоўлі і багацця). Пасля прыходу хрысціянства культ Вялеса быў забаронены, а яго функцыі перайшлі да цэлага шэрагу святых і іншых персанажаў, сярод якіх быў Святы Мікола, імем якога названы храм, – заступнік земляробства і хатняй жывёлы.

Першыя згадванні прыходу Святога Мікалая ў мястэчку Сваятычы ў гістарычных дакументах адносяцца да 1633 года, калі ўладар часткі сваятыцкага маёнтка шляхціц Міхал Камінскі 6 жніўня выдаў на той момант уніяцкай царкве грунт. Аднак варта адзначыць, што гэты дакумент сведчыць ужо пра наяўнасць царквы ў 1633 годзе, з чаго вынікае, што пабудаваная яна была раней [3].

Вядомыя наступныя святары царквы ў XVII ст.: а. Марк Ачапоўскі (пам. у 1696 г.), адміністратарам царквы ў той жа час з’яўляўся Ачапоўскі Аляксандр. З 1752 па 1756 год святаром у храме служыў а. Ян Невяровіч, а ў 1771 годзе згадваецца а. Н. Шаціла. З 1783 года па 1798 год парохам царквы быў Лаўрэн Паўлавіч Здановіч (Ждановіч). Пры ім у царкве дзячком служыў Міхал Якубавіч Тышкоўскі (згадваецца ў 1795), а вікарыем а. Іосіф Гарбацэвіч (1795-1796) [6].

У Археаграфічным зборніку дакументаў, які пабачыў свет у 1902 гозде, апублікаваны акт візітацыі (1798 год) грэка-каталіцкай сваятычскай царквы Св. Міколы [3]. З гэтага дакумента можна падкрэсліць шмат цікавых і карысных звестак, што датычаць самога прыходу, а таксама ўладкаванню і выгляду царквы.

Так, у візіце адзначана, што ў 1798 годзе царква была драўлянай, палова даха якой крыта гонтам, а другая палова саломай. Царква была з адным купалам, які вянчаў маленькі крыжык, а таксама з вежай-званіцай і двума званамі. Вакон, у дрэва апраўленых, у царкве было чатыры, абсталяванне таксама было драўлянае, а падлога адсутнічала. Варта адзначыць, што ў візітацыі ў сувязі са спарахнелым станам храма была рэкамендацыя ўзвесці новую царкву.

Галоўны алтар храма быў цяслярскай працы, са шклом фарбаваным і з абразам Божай Маці, які быў выкананы на дрэве. Абраз завешваўся шоўкавай фіранкай і фіранкай з вышытымі кветкамі. Акрамя галоўнага алтара ў царкве было два пабочных. Адзін за чырвонай фіранкай з іконай укрыжаванага Ісуса Хрыста, а другі з іконай Святога Мікалая. Каля апошняга змяшчаўся абраз Збавіцеля, пісаны на палатне, у масіўнай раме. Быў у царкве і пераносны алтарык цяслярскай працы, фарбаваны, з абразамі Божай Маці і Святой Тройцы.

Сярод царкоўнага начынення таксама згадваюцца: цяслярскай працы дараносіца з замком, фарбаваная, дзе захоўваліся Святыя дары ў скрыначцы ў цынкавай аправе; антэміс мітрапаліта Валадковіча; два корпусных крыжа; чатыры пары драўляных фарбаваных ліхтароў; срэбны Келіх;

срэбная лыжачка; цынкавая мірніца; поўны камплект вопраткі святара і іншыя неабходныя царкоўныя рэчы. Таксама ў царкве знаходзіліся літургічныя кнігі, сярод якіх адзначаюцца: служэбнік Супрасльскага друку, стары трэбнік, Святое Евангелле, а таксама кнігі царкоўнай метрыкі (5 кніг) аб хростах, шлюбах і пахаваннях ад 1755 года.

Святаром у царкве на той час быў а. Лаўрэн Здановіч (Ждановіч) (нар. у 1764 годзе).

Побач з царквой знаходзіліся могілкі, якія не былі апаркаваныя. Брацтва, школы і шпіталю пры царкве не дзейнічала. Недалёка ад храма змяшчалася плябанія, якая складалася з хаты белай з каморай і сенямі, а ўнутры знаходзілася кафляная зялёная печ з комінам. З хаты дзверы вялі да спіжарні, пад якой знаходзіўся склеп, куды вялі адмысловыя сходы. Гаспадарскі двор складаўся з аборы, стайні, хлява, студні. Усе пабудовы былі драўляныя, саломай крытыя.

У парафію ўваходзілі наступныя вёскі: м. Сваятычы, Сычы, Хвенкі, Нялепава, Грыцы, Супрунавічы, Грыцкавічы, Мацылёўшчына, Дамашы, Валасачы, Сцяжэрыкі, Трабавічы, Астрэйкі, Жылічы, Арда. Усяго 156 двароў, і прыдатных да споведзі 457 жыхароў.

Прыход Св. Мікалая ў той час з’яўляўся адносна буйным землеўладальнікам у акрузе. Так, царкве належалі 3 валокі зямлі ў розных грунтах.

У пач. XIX ст. святарамі ў царкве былі: а. Караль Пятроўскі (1814 год), а. Сымон Гамаліцкі (1830 год), а. Аляксандр Гамаліцкі (1837 год) [6].

Наступныя звесткі пра прыход Святога Мікалая ўжо як праваслаўны датуюцца 1839 годам, калі была ўзведзеная новая царква (будынак, які захаваўся да нашага часу). Храм быў драўляны на бутавым фундаменце, адносіўся да 5-га класу. Будавалася новая царква на сродкі саміх прыхаджан [7]. Па апісанню храма можна меркаваць, што новаўзведзеная царква паўтарала архітэктурныя формы папярэдняй. Так, храм складаецца з асноўнага квадратнага ў плане аб’ёму, крытага шатром з цыбулепадобнай галоўкай, і прамавугольных у плане бабінца і апсіды, накрытых двухсхільнымі дахамі. Над бабінцам невысокая шатровая вежа званіца. У дэкоры выкарыстоўваліся разныя дэталі: ліштвы прамавугольных акон, карнізныя цягі, вуглавыя лапаткі [2].

Інтэр’ер царквы зальны. На падставе даследавання, якое праводзілася ў 2015 годзе падчас рэканструкцыі храма, можна аднавіць выгляд інтэр’ера храмавай залі. На працягу свайго існавання інтэр’ер храма быў дэкарыраваны шпалерамі, толькі пасля 1945 года унутры царква была абабіта дрэвам. Такім чынам, за часавы перыяд прыкладна ў 100 гадоў у царкве было выяўлена пяць слаёў шпалераў, якія можна разбіць на наступныя перыяды:

1. Апошні слой (1920-я – 1940-я). Складаецца з двух частак: верхняй і ніжняй у прапорцыя 1:3.

Верхняя частка – светлыя (магчыма, першапачаткова белыя) шпалеры з залацістым узорам у вертыкальныя хвалі, ніжняя частка ўяўляе сабою цёмныя, карычневага колеру шпалеры, ўпрыгожаныя гарызантальнымі лініямі з геаметрычным узорам у выглядзе шырокай зубчастай лініі, якая пасярэдзіне змяшчае шасцікутнікі (разгорнутыя ўнутр зверху і знізу) ў палоскі (4 шт.) рознага адценню чырвонага колеру. Паміж верхняй і ніжняй часткаю шпалер праходзіць тонкая адмысловая цёмна-залацістая паласа з чырвонымі хвалістымі зубчыкамі.

2. Перадапошні слой (1900-я – 1920-я). Складаецца з адной часткі бэжавых шпалераў, якія дэкарыраваныя вялікімі сінімі кветкамі.

3. Сярэдні слой (1880-я – 1900-я). Складаецца з адной часткі блакітных шпалераў у пастэльных адценнях. Верагодна, мелі бліскучасць.

4. Другі слой (1860-я – 1880-я). Складаецца з адной часткі жоўтых шпалераў, якія маюць тонкія вертыкальныя лініі з колеравым кантрастам. Шпалеры візуалізаваныя пад выгляд дрэва.

5. Першы слой (1840-я – 1860-я). Складаецца з адной часткі шпалер сіняга колеру з элементамі бронзава-чорнага барочнага дэкору.

Да 1866 года царква Св. Мікалая лічылася галоўнай у прыходзе, аднак у той год у м. Сваятычы каталіцкі касцёл быў зачынены і перароблены пад праваслаўную царкву Св. Міхала і галоўнай становіцца новая царква. З таго часу Мікалаеўская царква лічыцца прыпісной да Міхайлаўскай. У новаствораную царкву Св. Міхала быў перавезены іканастас Мікалаеўскай царквы, які складаўся з сямі старых абразоў. Але ў былой царкве захаваўся шанаваны ў ваколіцах абраз Божай Маці, які лічыўся цудадзейным (страчаны ў 1960-я). На ім змяшчаўся надпіс: «Сей образъ славися чудесами съ 1628 года». У склад царкоўнага прычту ўваходзіў адзін святар (на той час а. Кахановіч [8]) і два псаломшчыкі. Пры царкве знаходзіліся гаспадарчыя пабудовы – дом святара і хаты для псаломшчыкаў [4].

З 1879 года святаром у царкве служыў а. Канстанцін Серніцкі, а псаломшчыкамі былі Фёдар Маскалевіч (пам. у 1901 годзе) і Карніла Сяліцкі [9]. З 1897 года настаяцелем храма быў а. Самуіл Ачапоўскі і псаломшчык Карніла Сяліцкі [10].

Згодна з царкоўнай кнігай «Брачный обыск. 1917-1924 года», настаяцелем храма з 1917 года (самы позні час) быў протаіерэй Аляксандр Андрэевіч Хільтоў (нар. ў 1879, святар з 1903), які перад тым быў настаяцелем Свята-Міхайлаўскай царквы. Адзначым, што пасля таго, як Заходняя Беларусь пасля Рыжскай дамовы апынулася ў складзе Польшчы, урад яе праводзіў палітыку па вяртанню каталіцкіх храмаў, якія ў сяр. ХІХ ст. пераводзіліся ў праваслаўныя. У сувязі з гэтым, у 1920-я царква Св. Міхала была зачынена і вернута каталікам, а Мікалаеўская царква зноў стала прыхадской.

Дапамагаў у прыходзе а. Аляксандру псаломшчык Максім Зелянкевіч. У а. Аляксандра было тры сыны: Мікалай, Георгій і Серафім. Усе тры сыны пасля сталі святарамі: сярэдні сын Георгій змяніў бацьку (быў настаяцелем Свята-Мікольскай царквы, а ў 1940 годзе яго перавялі ў Клецк, дзе служыў старэйшы брат Мікалай). У гады нацысцкай акупацыі, у 1944 годзе за дапамогу партызанам а. Мікалая і а. Георгія арыштавалі і адправілі ў канцлагер Калдычэва. Там жа скончыў свой жыццёвы шлях і іх бацька протаіерэй Аляксандр Хільтоў. За алтаром храма знаходзіцца магіла настаяцеля – святара Аляксандра Хільтова, а побач – сімвалічная магіла яго сыноў Мікалая і Георгія, целы якіх не былі знойдзеныя ў канцлагеры [11].

З 1940 па 1961 гадах настаяцелем царквы Св. Мікалая быў малодшы брат Серафім Хільтоў.

Затым ўлады зачынілі царкву на падставе таго, што прыхаджан мала і ў царкву ніхто не ходзіць.

У той час царква была ў запусценні: дах праваліўся, вокны выбітыя, сцены паўразбураны.

У 1991 годзе, калі Беларусь атрымала незалежнасць і пачалося адраджэнне царкоўнага жыцця, храм Св. Мікалая быў таксама адноўлены. Драўляныя сцены храма былі папраўленыя, абкладзены цэглай, вокны зашклёныя, дах крыты бляхай, адноўлены інтэр’ер. Вядома, у савецкія часы заняпаду многія іконы і царкоўныя рэчы старога храма былі скрадзеныя і назаўжды згубленыя.

Згублены і царкоўны архіў. Аднак адноўлены храм стаў не горшы за папярэднія. Так, адноўленая царква набыла пэўныя архітэктурныя рысы стылю барока: з’явіліся пілястры, храм вянчаюць два невялікія купалы (над заляй і апсідай), над бабінцам невялікая шатровая вежа-званіца. Інтэр’ер храма зальны, іканастас драўляны з класічнымі элементамі. У начыненні царквы прысутніча юць абразы з мяккімі мастацкімі рысамі, сярод якіх варта адзначыць ікону Серафіма Сароўскага (прынесеная ў дар жыхарамі Сваятыч ў 1991 годзе) і абраз Узвышша Святога Крыжа, які быў падараваны царкве ў 1945 годзе у памяць пра ваяра, што загінуў падчас Другой сусветнай вайны. У царкве таксама захавалася дзве паваенных харугвы.

Новым настаяцелем стаў святар а. Мікалай Літвінчык. Потым яго змяніў малады а. Генадзь Вашчылка, які раптоўна памёр ва ўзросце 25 гадоў. З 2001 па 2007 год настаяцелем храма быў святар а. Дзяніс Пясецкі. З 2007 года па цяперашні час настаяцелем храма Святога Мікалая Цудатворца з’яўляецца святар а. Васіль Краёў.

Такім чынам, разгледзеўшы гісторыю звычайнага беларускага прыходу, мы бачым захаванне трывалых царкоўных традыцый і культурнай спадчыны не толькі ў межах царквы ці краіны, а ў маштабах усяго хрысціянскага свету, які складаецца і трымаецца менавіта на такіх моцных і старажытных прыходах.

Спіс выкарыстанай літаратуры:

1. Памяць: Гiсторыка-дакументальная хронiка Нясвіжскага раена. – Мінск : БелЭн, 2001. – 512 с.

2. Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі, Мінская вобл. / АН БССР. Ін-т мастацтвазнаўства, этнаграфіі і фальклору; Рэдкал.: С.В. Марцэлаў (гал. рэд) і інш. – Мінск : БелСЭ, 1987. – 308 с.

3. Археографический сборник документов, относящихся к истории Северо-Западной Руси, издаваемый при управлении виленского учебного округа, Т 13. – Вильна, 1902.

4. Описание церквей и приходов Минской епархии за 1878-79 г.

5. Топографическая карта Польского издательства 1920-1941 г.

6. Лісейчыкаў, Д.В. Святар у беларускім соцыуме : прасапаграфія ўніяцкага духавенства 1596гг. / Дзяніс Лісейчыкаў. – Мінск : Беларусь, 2015 – 719 с.

7. Историко-статистическое описание церквей Минской епархии, 1864 г.

8. Отчёт о деятельности Свято-Николаевского братства Минской епархии, 1865 г.

9. Памятная книжка Минской епархии, 1901 г.

10. Личный состав Минской епархии, 1905 г.

11. Блинец, А. Крест братьев Хильтовых [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://news.21.

by/2007/06/30/84695.html – Дата доступа : 04.11. 2014.

–  –  –

ДУХОВНО-КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ В МОЗЫРСКОМ РАЙОНЕ

ГОМЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

В нашем городе очень активно проводятся различные семинары, Туровские Епархиальные Образовательные Чтения, в основном цель которых заключается в активизации взаимодействия между Церковью и светскими учреждениями образования по вопросам воспитания подрастающего поколения, просветительской деятельности, приобщения всех социальных институтов общества к решению задач духовного возрождения, изучения опыта деятельности Церкви по реализации социальных программ. Активное участие в чтениях принимал Мозырский государственный педагогический университет имени И. П. Шамякина. Также на них выступал ансамбль старинной музыки «Альбарутения», самобытный коллектив которого исполнил на восстановленных по архивным документам белорусских музыкальных инструментах классические произведения XVI-XVII веках.

В городе Мозыре часто устраиваются конкурсы творческих работ на религиозную тему, выставки, круглый стол на тему «Сохранение творения Божия: роль Церкви в жизни общества и охраны окружающей среды».

Мозырский район Гомельской области располагает несколькими значимыми архитектурными памятниками и достопримечательностями. Большинство архитектурных памятников и достопримечательностей Мозырского района расположено в самом городе Мозырь. Это и кафедральный собор и несколько православных храмов (храм Введения во храм Пресвятой Богородицы, храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», храм иконы Божией Матери «Споручница грешных», храм святителя Николая Чудотворца, храм святого великомученика Георгия Победоносца, храм святого преподобного Сергия Радонежского, храм святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии).

Но больше всего мне нравиться с семьёй ходить в Кафедральный собор святого Архангела Михаила. О нём я бы хотела немного рассказать.

Культура и духовность каждого народа формируются веками и тысячелетиями, и передаются из поколения в поколение. Естественно, что на этот процесс огромное влияние оказывало христианство. Храмы – это живая вековая история нации и государства. Они живые свидетели той сложной и противоречивой истории нашего народа, которую они, как кажется, хранят в безмолвном гордом молчании, задумавшись о вечных истинах. Но они не молчат, их просто нужно уметь слушать… Одним из замечательных памятников национальной архитектуры, дошедших до наших дней сквозь войны и революционные потрясения, является кафедральный собор Архангела Михаила в Мозыре.

В 1645 году отставной полковник Стефан Лозко подарил часть холма, напротив Мозырского замка, монахам бернардинцам, для которых построил небольшой деревянный монастырь. В 1648 году во время казацко-крестьянской войны обитель была уничтожена. В течение войн середины XVII века Мозырь был практически стерт с лица земли. Только при великом князе Яне III Собесском (1674-1696), легендарном спасителе Европы от мусульманского нашествия, в 1678 году началось восстановление Мозыря.

В это время самым могущественным и знатным родом на землях Мозырского Полесья был род Аскерок, представители которого занимали высшие государственные должности в повете и владели огромными поместьями.

Желая увековечить память о себе и своих заслугах перед Отечеством, в 1745 году Аскерки начинают строительство нового каменного монастыря бернардинцев, центром которого должен был стать величественный собор. Сколько лет длилось строительство, сейчас установить не представляется возможным. Скорее всего, храм был освящен в 60-х или 70-х годах XVIII века. Монастырский комплекс был построен в стиле позднего барокко в виде двухбашенной трехнефной базилики.

В монастыре также расположились начальная школа и библиотека.

За свои благодеяния, оказанные Церкви, Аскерки получили высшую честь и награду – в крипте собора была устроена семейная усыпальница, где находили упокоение представители фамилии.

После лихолетий конца XVIII века и присоединения Беларуси к Российской империи, национально-освободительных восстаний XIX века – бернардинский монастырь был закрыт, в его корпусах расположились присутственные места Мозырского уезда и больница. Собор неоднократно горел, пришел в упадок и начал разрушаться.

В 1864 году храм, находившийся в плачевном состоянии, был передан Православной Церкви и освящен в честь святого Архистратига Божия Михаила. 5 сентября 1865 года храм был освящен по православному чину. Началась новая страница в история собора. Казалось, что храму предначертана блестящая слава быть центром возрождающегося Православия на землях юго-восточного Полесья.

Начало XX века не опалило храм смертоносным дыханием лихолетья Первой мировой войны и большевистского переворота. Но это было лишь затишье перед кровавой бурей сталинского террора… В страшном сне нельзя было представить, до чего дойдет человеческая жестокость и безумие в своей бредовой попытке противопоставить себя Богу и Его заветам. Лицемерно проповедуя человеколюбие, провозглашая человека венцом эволюции, выступая за равенство, провозглашая свободу идеалом, сталинизм, разрушая вековые устои христианской терпимости, всепрощения и покаяния, обрушил на Страну Советов невиданный кровавый террор. Массовое разрушение храмов и святынь в 20-е годы XX столетия было только прелюдией к началу настоящей вакханалии массового человекоубийства.

Находясь под защитой Архистратига небесного воинства, Мозырский собор святого Архангела Михаила избежал участи разрушенных святынь – у него была своя чаша скорби, его ждало более страшное испытание. Святой обители, где веками молили о прощении и славили всемилостивого Создателя, суждено было стать местом мученичества многих сотен ни в чем не повинных людей. Собор был превращен в тюрьму НКВД Полесской области, центром которой был Мозырь.

По неполным данным в этой тюрьме было вынесено более 2000 смертных приговоров ни в чем не повинным людям.

Прошли десятилетия молчания, но истина всё равно осталась непобежденной. В знак нашего покаяния, в назидание потомкам, как акт торжества Истины – в крипте Свято-Михайловского кафедрального собора по благословению Его Преосвященства, епископа Туровского и Мозырского Стефана, на месте мученичества тысяч людей, создается храм в честь Новомучеников и Исповедников, в земле Полесской просиявших.

–  –  –

ЖИЗНЕННЫЙ ПОДВИГ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА МИТРОФАНА

(КРАСНОПОЛЬСКОГО) Церковь – мощнейший духовный фундамент нашего общества. Опора на устоявшиеся традиции, которые способствуют укреплению и единению страны, – основа духовно-нравственного воспитания. Память о новомучениках и исповедниках Православной церкви может стать для многих молодых людей первым шагом к духовному пробуждению [1, с.11].

Священномученик Митрофан (в миру Дмитрий Иванович Краснопольский) родился 22 октября 1869 года в слободе Алексеевка Бирюченского уезда Воронежской губернии в бедной семье:

отец его был каменщиком, а мать — дочь сельского причетника. В сельской школе Дмитрий учился прилежно и закончил ее первым учеником. Благочестивым воспитанием в семье он был приготовлен на служение Богу. Юноше удалось поступить в Духовное училище, где он содержался на средства своего благодетеля – сельского учителя. Окончив училище в 1884 году, Дмитрий, как один из первых учеников, был принят в Воронежскую Духовную семинарию на казенный счет. В 1890 году он окончил семинарию, женился и был рукоположен в диаконы. Началось служение диакона Димитрия в качестве сельского священника, полное материальных проблем и нового духовного опыта.

8 мая 1892 года у супругов родился сын; однако через несколько месяцев Дмитрия постигло горе: умерла его жена, и он остался один с младенцем на руках. Случившееся молодой священник расценил как знак того, что он должен посвятить себя Богу. Отдав ребенка на воспитание матери жены, 13 сентября 1893 года диакон Димитрий стал студентом Киевской Духовной академии.

11 августа 1896 года он был пострижен в монашество с именем Митрофан, а 15 июня 1897 года рукоположен во иеромонахи. 30 июня того же года иеромонах Митрофан окончил академию со степенью кандидата богословия, которую получил за работу «Аскетика святого Василия Великого» [2, 107].

16 ноября 1897 года отец Митрофан был назначен инспектором Иркутской Духовной семинарии, в 1898 году – членом Иркутского Комитета Православного Миссионерского общества, Епархиального училищного совета и исполняющим должность ректора семинарии. 6 мая 1900 года он был награжден наперсным крестом].

В 1902 году возведенный в сан архимандрита отец Митрофан был переведен на должность ректора Могилевской духовной семинарии. Началось его служение в Беларуси, продолжавшееся 14 лет. 25 января 1907 года в Могилевской епархии на местные средства была учреждена кафедра Гомельского викарного епископа. 10 февраля 1907 года в Санкт-Петербурге состоялось наречение архимандрита Митрофана во епископа Гомельского, и на следующий день в Троицком соборе Александро-Невской Лавры он был хиротонисан во епископа Гомельского, викария Могилевской епархии. Осенью 1907 года епископ Митрофан был избран членом Государственной Думы третьего созыва и участвовал в ее работе до 1912 года 3 ноября 1912 года владыка Митрофан был назначен на самостоятельную кафедру – епископом Минским и Туровским[3,с19–20].

Это было тяжелое для России время – время смуты в государстве и в головах людей. Владыка Митрофан был среди тех, кто, как и глава правительства П. А. Столыпин утверждал: «Вам нужны великие потрясения – нам нужна великая Россия!».

Много сил и внимания владыка уделял миссионерской деятельности, борьбе с польско-католическим влиянием, распространением сектантства, за чистоту православной веры. В этой работе отец Митрофан опирался на православные братства, которые занимались религиозно-просветительской и благотворительной деятельностью. Открывались церковно-приходские школы, библиотеки, выпускались газеты, организовывались приюты для бедных, миссионерские курсы, проводились чтения.

Епископ Митрофан всегда выступал как патриот своей страны, против новомодного космополитизма, утверждавшего «где хорошо – там и родина»: «Любовь к Отечеству и родному народу, которая была источником героизма предков наших, считается теперь слабостью и предрассудком.

На смену ее должно быть другое чувство и другое отношение к людям, определенно указываемое этим словом «космополитизм». Любовь ко всему человечеству без различия, любовь, не знающая никаких религиозных и национальных ограничений, – вот что должно отличать современного просвещенного человека. Но сколько фальши и лицемерия слышится в этом учении! Можно ли обладать целым, не обладая частью? Можно ли любить человечество, не любя тех, кто нуждается во мне, кто смотрит на меня как на своего близкого, родного?»[4]. Эти слова актуальны и сейчас, когда массовая культура навязывает молодежи западные ценности, не соответствующие нашему менталитету.

Епископ Митрофан заботился о почитании местных святых и местных святынь Беларуси.

«Наш долг, – говорил владыка, – прославлять тех, которые отдали все свои силы на пользу нашего края. Мы имеем великое утешение считать Минскую кафедру одною из древнейших. Кафедра Туровская получила начало еще при Владимире святом, и мы имеем великих святителей, которые подвизались в этом городе и после своей смерти ходатайствуют за нас – святителей Кирилла и Лаврентия Туровских. Имена их должны быть хорошо нам известны. Несмотря на это, эти угодники Божии у нас особого прославления не получили. Каждый край имеет своих местных святых, и каждый край воздает им должное почитание: изображения их имеются в каждом доме, имена их с любовью даются новорожденным, в честь их воздвигаются храмы. В нашей же Минской епархии имена Кирилла и Лаврентия очень редки, нет их изображений, не говоря уже о храмах.

Нужно позаботиться о восстановлении памяти этих святителей во всем величии»[4].

Владыка серьезное внимание уделял и такой острой проблеме, как пьянство: и в проповедях, и в речах в Государственной думе, и в практической деятельности как активного участника антиалкогольного движения и движения за трезвость. 29 января 1909 года епископ Митрофан был избран почетным членом Общества Первой Российской Сергиевской школы трезвости. В проповеди в ближайшее воскресенье после праздника Крещения Господня в 1910 году он решительно высказался против губительного порока пьянства. «Наиболее распространенным в наше время пороком является пьянство. Об этом красноречиво говорит та колоссальная сумма (до восьмисот миллионов рублей), которая ежегодно пропивается в России. Пьянство делается у нас повальным.

Пьют старики, пьют молодые, пьют мужчины, пьют женщины и девицы. С ужасом узнаем, что оно распространяется и в школе среди малолетних детей, где громадный процент детей отведали вина, а некоторые знают уже состояние охмеления…Самое поверхностное наблюдение говорит о хилости и все более увеличивающейся общей дряблости населения, о громадном понижении его интеллектуальных способностей и изумительном росте преступлений, сопровождающихся потерей моральной чувствительности... Теперь стала общепризнанной в науке истина, что алкоголь действует губительно не только на потребителя, но отражается и на потомстве его. Громадное количество душевнобольных, неврастеников, идиотов, эпилептиков происходит на почве отравления родителей пьянством...»[4]/ Прошло 105 лет, а как будто вчера сказано!

Беспокоил епископа, как активного деятеля на поприще просвещения, и общий упадок образования; происходило это оттого, как он думал, что образование стало цениться не само по себе как таковое, а только в связи с обеспеченными им материальными благами и социальным положением в обществе. «Чем, как не таким отношением к школе и образованию, – писал отец Митрофан, – нужно объяснить ту страстную погоню за аттестатами, которая ведется у нас от средних учебных заведений до высших включительно и при какой забываются подчас самые элементарные требования порядочности»[4]. Что ж, и эти слова святителя «не в бровь, а в глаз».

Владыка выступал также против того, чтобы из системы образования выбрасывалось главное – религиозное мировоззрение как система представлений о мироздании, месте в нем человека и оценка земной деятельности человека, его поступков и взаимоотношений людей с точки зрения законов религиозно-нравственных: «На развитие же духа, на закладку прочного фундамента для образования на нем цельного миросозерцания почти не обращается внимания. Что же касается вопросов веры, спасения, то они или в лучшем случае замалчиваются, или на них смотрят с нескрываемой досадой»[4] Епископ Митрофан был решительным противником такого положения дел.

Начавшаяся в августе 1914 года первая мировая война не обошла стороной пределов его епархии. В этих тяжелых условиях епископ Митрофан развернул широкую благотворительную деятельность по оказанию помощи мирным жителям, оставшимся без крова из мест, захваченных врагом, а также по организации епархиальных лазаретов для раненых бойцов. Архипастырь часто ездил на фронт для поддержания морального духа русского воинства и не раз попадал под вражеский обстрел, проявляя в таких ситуациях чудеса выдержки и спокойствия. За особую деятельность по обстоятельствам военного времени епископ Митрофан 14 мая 1916 г. был награжден орденом Св. Александра Невского.

1 июля 1916 года Святейший Синод назначил Преосвященного Митрофана епископом Астраханским и Енотаевским. Началось служение епископа Митрофана на новом месте. В обстановке военного времени он старался усилить в своей пастве чувство патриотизма, бескорыстного и преданного служения своей родине. Маловажных дел для него не существовало. Архипастырь был необычайно работоспособен, совершенно забывал об усталости и отдыхе, к чему он постоянно призывал и других, пытаясь всех зажечь своей неутомимой энергией. Внутреннее духовное состояние епископа Митрофана хорошо выражали его собственные слова: «Кто любит свое дело, тот быстр и решителен в своих поступках, он весь в напряжении, он весь кипит как в огне, и дело горит в его руках. Это огненные души, не знающие отдыха и усталости. Препятствия их не устрашают и не останавливают, но еще сильнее возбуждают их энергию и мощь, как огонь, чем больше встречает горючего материала, тем сильнее воспламеняется, так и эти неутомимые борцы, чем больше у них работы, тем кипучей и напряженней становится их деятельность» [4].

На первый взгляд, Преосвященный был суров и даже строг, но его суровая строгость была только внешней и осталась на лице в связи с тяжелыми переживаниями детства. На самом деле владыка был ласков, прост и гостеприимен. Он имел очень доброе сердце, готовое откликнуться на любую беду. Имел он также природную память и, главное – доступность, не делавшую различия между чинами и положениями. Владыка не гнушался никакими просителями, особенно из числа духовенства. Будь он самым последним псаломщиком из захолустного селения, владыка терпеливо выслушивал его. Владыка мог дать нуждающимся мудрое наставление и старался помочь материально. Известно, что владыка часто посылал деньги в бедные семьи, а также содержал на свои средства учеников семинарии из бедных семей, не имеющих возможности платить за их обучение. Владыка много молился, вставал очень рано и каждый день был за литургией в Крестовой церкви. Эта нелицемерная, чистая, искренняя вера притягивала к нему людей не меньше, чем его доброта и благотворительность. Он твердо верил в святость и незыблемость Церкви и ее канонов [5].

Трагические революционные события 1917 года взорвали ситуацию не только в обществе и государстве, но и в церкви. Появились т. н. «обновленцы», которые покушались на каноны Православной церкви. Для разрешения проблем был созван Поместный Собор. Епископ Митрофан был избран председателем отдела Высшего Церковного управления. Именно этот отдел должен был выработать в своих недрах, а потом и вынести на обсуждение Собора проект тех форм управления Церковью, которые и должны определять ее жизнь в будущем.

Епископ Митрофан твердо стоял на позициях восстановления Патриаршества, и у него было немало сторонников, особенно среди епископата. Но нужно было преодолеть течение Собора, которое запрограммировала на свой лад прообновленчески настроенная группа депутатов, и повернуть его в совершенно другое русло. Здесь необходимы были духовный порыв и необычайная твердость в защите своих убеждений. Действительно, этих качеств епископу Митрофану было не занимать. Ему приходилось практически один на один биться со своими противниками, находясь на самом переднем крае, подвергаясь ожесточенным нападкам. Епископ Митрофан выступил с докладом к Собору, в котором обосновывал необходимость восстановления института Патриаршества. Во многом благодаря его энергичной работе 28 октября 1917 года это важное историческое решение было принято.

По окончании торжеств избрания Святейшего Патриарха Московского и всея России Тихона и работы первой сессии Поместного Собора епископ Митрофан в начале декабря возвратился в Астрахань. После пылающей в огне гражданской войны Москвы Астрахань выглядела довольно спокойно. Но не надолго. 12 января 1918 года в Астрахани началась братоубийственная война.

Солдаты — сторонники советской власти, укрепившись в кремле, отбивались от нападавших на них белоказаков. Много потерпели от боевых действий астраханские храмы и городское духовенство, но особенно тяжелый крест выпал на долю преосвященного Митрофана. Он все время жестокой войны провел в центре обстрела, среди враждебно настроенной толпы революционных солдат, наполнявших кремль, где находился и архиерейский дом. Были моменты, когда Владыке грозила смертельная опасность — и не от выстрелов и снарядов, а от ненависти и озлобления.

Под тем предлогом, что из здания консистории и покоев Владыки стреляют, защитники крепости разнесли в пух и прах консисторию, ворвались в квартиру епископа. После прекращения боев епископ Митрофан был отпущен. Временное пристанище он нашел в Иоанно-Предтеческом монастыре.

25 января 1918 года был опубликован Декрет советской власти «Об отделении Церкви от государства». Этот декрет большинством православных верующих был оценен как начало неприкрытого, яростного гонения большевиков на Церковь. В знак протеста против действия властей, по инициативе епископа Митрофана, в Астрахани 18 февраля был проведен крестный ход, в котором приняли участие почти все жители города.

К празднику Светлого Христова Воскресения он получил большой подарок: постановлением Священного Синода Владыка был возведен в сан архиепископа. Не менее важным делом для архиепископа Митрофана, кроме его благочестивых трудов на Поместном Соборе, стало сохранение своей епархии от расколов и нестроений. 11 мая 1918 года Владыка совершил прославление святителя Иосифа, митрополита Астраханского. Торжественное богослужение происходило в Знаменском храме. Была попытка организовать крестный ход в Успенский собор, к мощам святителя, но власти не допустили этого. 8 июня произошло скорбное событие, которого со страхом ожидали верующие астраханцы: архиепископ Митрофан был арестован. Случилось это накануне праздника Святой Троицы в доме настоятеля Троицкого храма протоиерея Григория Степанова.

Владыка Митрофан был арестован в два часа ночи. В ту же ночь в Иоанно-Предтеченском монастыре был арестован викарий Астраханской епархии епископ Леонтий.

Священноисповедников обвинили в причастности к белогвардейскому заговору и даже причислили к его руководителям. Хранящееся в архиве дело о контрреволюционной деятельности Астраханского святителя дает истинную картину происходившего: на самом деле никакого заговора не было, а его существование задумано специально для оправдания ряда карательных мероприятий. Собравшийся в Троицком храме народ был крайне смущен и глубоко опечален непонятным арестом архиепископа. Предполагая, что Владыка взят для каких-либо допросов, так как собственной его вины за ним никто не находил, народ с нетерпением ожидал возвращения его для назначенного служения 9 июня на кладбище, но и туда он не был отпущен. Духовенство и прихожане храмов Астрахани усиленно ходатайствовали об освобождении архиепископа Митрофана, однако все было напрасно. Владыке уже не суждено было покинуть тюремные стены, где Господь уготовал ему славный венец мученичества за свою веру. Допросов архиепископа Митрофана в деле не сохранилось – как можно предположить, они или не велись, или специально не сохранялись. Участь его была уже заранее предрешена. В деле нет даты расстрела Владыки, только на арестном листе размашисто написано: расстрелян.

Сохранился рассказ очевидца смерти священномученика. В ночь казни архиереев он был дежурным по камерам арестованных. Около трех часов ночи к камере, где содержались епископы, подошли комендант Волков и караульный начальник. Комендант вошел в помещение и толкнул ногой спавшего на койке архиепископа Митрофана (Краснопольского), сказав: «Вставай!» Свидетель видел, как преосвященный встал и начал надевать рясу, но комендант схватил его за воротник рясы и закричал: «Живее выходи». Вслед за этим комендант ухватил его за руку и потащил к двери, а оказавшись во дворе, быстро зашагал и тянул за собой жертву. Архиепископ Митрофан был босиком; сделав несколько шагов, он споткнулся и упал. Его подняли и довели до закоулка, где происходили расстрелы. Здесь стояли трое с винтовками. Архиепископ Митрофан, увидев их, благословил по-архиерейски двумя руками, за что Волков ударил его рукояткой револьвера по правой руке и тотчас же схватил за левую часть бороды, с силой нагнув голову Владыки вниз, и в таком положении выстрелил из револьвера в левый висок. Святитель упал. Через несколько минут те же лица вновь вошли в камеру и вывели оттуда епископа Леонтия. Едва он дошел до того же места, как раздался ружейный залп. Это случилось 23 июня, в день празднования Владимирской иконы Божией Матери. Под большим секретом и за огромные деньги верующие сумели получить тело убиенного архипастыря и похоронить по полному архиерейскому чину[6].

На Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года архиепископ Митрофан (Краснопольский) канонизирован в сонме новомучеников и исповедников Российских.

Его жизненный подвиг может служить примером настоящей Веры, мужества, преданности своему делу.

<

Список использованной литературы:



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |



Похожие работы:

«ПОЛОЖЕНИЕ О СОРЕВНОВАНИЯХ ПО КОННОМУ СПОРТУ ДИСТАНЦИОННЫЕ КОННЫЕ ПРОБЕГИ Соревнования для любителей CEN 16; CEN 08 I. ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ Клубные СТАТУС СОРЕВНОВАНИЙ: КАТЕГОРИЯ СОРЕВНОВАНИЙ: Открытые, личные ДАТА ПРОВЕДЕНИЯ: 03-04 марта 2017 г. МЕСТО ПРОВЕДЕНИЯ: Ленинградская обл., Всеволожский район, дер. Большое Кайдал...»

«ПРЕСТУПНОСТЬ, РЕСТУПНОСТЬ, ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА РЕЗЮМЕ ВОПРОСЫ Как организации по правам человека справлялись с различными проблемами, возникающими в период, когда, в результате перехода от авторитарного или тоталитарного режима к демок...»

«Десять налоговых поправок, которые изменят жизнь бухгалтера этой осенью Отдел новостей ИА Клерк.Ру. Что произошло? В связи с истечением срока годности, Государственная Дума распустилась окончательно. И последние ее заседания подбросили Президенту работы — ему пришлось подписать десятки федеральных з...»

«Важенкова, Т.Н. Целевая подготовка квалифицированных рабочих (служащих) и специалистов / Т.Н. Важенкова // Консультант Плюс: Беларусь [Электрон. ресурс] / ООО "ЮрСпектр", Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2011. Ц...»

«ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 10 мая 2007 г. № 225-З О рекламе Принят Палатой представителей 2 апреля 2007 года Одобрен Советом Республики 20 апреля 2007 года Изменения и дополнения: Закон Республики Беларус...»

«ЗАБЫТАЯ КНИГА ЛЕВЪ Ж Д А Н О ВЪ ПОСДТЁДН i й Ф АВО РИ ТЪ НАТЕР ИНА П И З У Б О В Ъ ) КНЧВО -ПРОМЕТЕЙ* Н.Н. М И ХАЙ Л О ВА,? '7ч ?5 8 ЛЕВ ЖДАНОВ ПОСЛЕДНИЙ ФАВОРИТ КНИГА 1 РЕ П Р И Н Т Н О Е В О С П Р О И З В Е Д Е Н И Е И З Д А Н И Я 1914 ГОДА МОСКВА "ХУДОЖЕС...»

«мировая литература на перекрестье культур и цивилизаций, 2016, № 2 (14) УДК 821.161.1.09 "18" МИФЫ У М.Ю. ЛЕРМОНТОВА И МИФЫ О М.Ю. ЛЕРМОНТОВЕ: КОГНИТИВНО-КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИ...»

«УДК 351.74:343.85 Кирюхин Владимир Викторович Kiryukhin Vladimir Viktorovich адъюнкт Академии управления МВД России Postgraduate student, Academy of Management of the Ministry of Internal Affa...»

«Туристские формальности КОНТРОЛЬНО-ИЗМЕРИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ Вопросы для самопроверки Вопросы к зачету по курсу "Туристские формальности"1. Паспорт как один из документов удостоверяющих личность человека. Виды, характеристика, значение.2. Способы страхования туристов, страховани...»

«Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 12.08.2016, 8/31175 ПОСТАНОВЛЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 12 июля 2016 г. № 13 О внесении дополнений и изменений в постановление Министерства обороны Республики Беларусь...»

«Сообщение № 197/1985 Представлено: Иваном Китоком Предполагаемая жертва: автор Сообщения Государство-участник: Швеция Дата принятия соображений: 27 июля 1988 года (тридцать третья сессия) Существо вопроса: право бывшего ч...»

«Рабочая программа составлена в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности 030501 "Юриспруденция" Дисциплина входит в цик...»

«ТОГБУК "Тамбовская областная универсальная научная библиотека им. А. С. Пушкина" Отдел правовой информации ПРАВОВЕДЕНИЕ Библиографический указатель Тамбов 91:67 П 68 Составит...»

«Основная цель изучения русского языка – свободное владение родным языком. Для реализации этой цели необходимо усилить практическую направленность обучения русскому языку, повысить эффективность каждого урока.Основными задачами в 10 классе сводятся...»

«ОФЕРТА ПОКУПАТЕЛЯМ № КОФ01 г. Москва Дата публикации: 18.04.2016г.1. Общие положения Приведнная ниже информация является предложением (далее Оферта) от лица ООО "Регион-сервис" (далее Поставщик), любому юридическому лицу или индивидуальному предприн...»

«Уроки болезни Минамата и утилизация ртути в Японии (предварительный перевод) Министерство окружающей среды Японии Эта брошюра подготовлена Министерством окружающей среды Японии в сотрудничестве с заинтересованными органами с целью обмена уроками, извлеченными из болезни Минамата, а также знаниями по утилизаци...»

«Инструкция по инсталляции кабельного модема Arris CM450B/CM550B (в среде Windows XP, Тариф "безлимитный") НАСТРОЙКА ЛОКАЛЬНОЙ СЕТИ. Для настройки локальной сети потребуется сделать следующее: Нажмите "Пуск" "Настройка" "Панель управ...»

«ЧАСТЬ II ИНСТРУКЦИЯ УЧАСТНИКА ЗАКУПКИ 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1 Законодательная база Настоящая документация подготовлена в соответствии с Федеральным законом от 18 июля 2011г. № 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными юридическими лицами", а также действующими нормативны...»

«Православие и современность. Электронная библиотека. Храм, Обряды, Богослужения © Holy Trinity Orthodox School Содержание Православный храм Небесное и земное в символике православного храма Архитектура православного храм...»

«ЭФФЕКТИВНОСТЬ КОМПЛЕКСНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ ИДЕОЛОГИЙ НА СТУДЕНЧЕСКУЮ МОЛОДЕЖЬ Величко В.Н., Чернышов В.А. Донецкий государственныйинститут здоровья, физического воспитания и спорта Аннотация. В статье рассматривается эффе...»

«Українська Православна Церква Т Р УД И Київської Духовної Академії № 15 Київ УДК 27(059) УКРАЇНСЬКА ПРАВОСЛАВНА ЦЕРКВА ТРУДИ КИЇВСЬКОЇ ДУХОВНОЇ АКАДЕМІЇ № 15 ВИДАВНИЧА ГРУПА КДА Журнал зареєстровано в Мініс...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.