WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Негосударственное образовательное частное учреждение высшего профессионального образования «Институт гуманитарного образования и ...»

-- [ Страница 2 ] --

Помимо общих способов защиты, предусмотренных статьей 12 ГК РФ, существуют и специфические способы защиты, характерные для нематериальных благ. Так, согласно пункту 2 статьи 150 ГК РФ в случаях, если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности, путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо.

Как отмечено А.М. Эрделевским, в названной норме не предусмотрена возможность признания судом факта посягательства или угрозы посягательства на нематериальное благо и опубликования соответствующего судебного решения, что вряд ли поддается разумному объяснению. Однако, далее автор признает, что особой необходимости в специальном упоминании в этой норме о пресечении противоправных действий не усматривается, поскольку такой способ гражданскоправовой защиты закреплен в статье 12 ГК РФ 64.

Следует отметить, что нематериальные блага защищаются не только нормами ГК РФ, но и другими законами. При этом в ГК РФ помимо норм в главе 8 есть еще целый ряд статей, которые предоставляют такую защиту. Необходимо обратить внимание на такие статья ГК РФ как статья 19 («Имя гражданина»), статья 152.2 («Охрана частной жизни гражданина»), статья 857 («Банковская тайна»), статья 946 («Тайна страхования»), § 2 главы 59 («Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина»), статья 1123 («Тайна завещания»).



Подробнее см. Андреев В.К. Существо нематериальных благ и их защита. // Журнал российского права. 2014. № 3. - С. 16.

Эрделевский А.М. Там же. - С. 25.

Защита личных неимущественных прав, обеспечивающих физическое и психическое благополучие личности, осуществляется Законом о трансплантации органов, Федеральным законом от 10 января 2002 года № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года № 5487-1 и другими правовыми актами. Право на имя гражданина защищается мерами, предусмотренными нормами статей 30, 32, 58, 59, 134 Семейного кодекса РФ и законов об актах гражданского состояния, об электронной цифровой подписи.

Права на тайну и неприкосновенность частной жизни обеспечиваются нормами статей 23, 24 Конституции Российской Федерации, законов об информации и о праве на свободу передвижения.

По общему правилу, - которое, полагаем, сочетается с такими государственными и общественными интересами как поддержание в обществе мира и спокойствия, минимизация враждебных настроений, - на требования о защите нематериальных благ исковая давность не распространяется. Об этом сказано в статье 208 ГК РФ, согласно которой исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом.

Такой случай предусмотрен, например, Федеральным законом от 02.07.2013 года № 142-ФЗ, которым в статью 152 ГК РФ было внесено дополнение (пункт 10), разрешившее гражданину или иному заинтересованному лицу требовать по суду опровержения в случаях распространения любых не соответствующих действительности сведений о гражданине (а не только «порочащих честь, достоинство и деловую репутацию», как это было до принятия пункта 10 статьи 152 ГК РФ). Законодатель посчитал целесообразным ограничить срок исковой давности по указанным требованиям одним годом со дня опубликования таких сведений.





Кроме того, для защиты отдельных нематериальных благ и связанных с этими благами неимущественных прав законом предусмотрены свои способы защиты. Отдельные особенности и проблемы защиты нарушенного права на изображение гражданина рассматриваются нами в главе 4 настоящего исследования.

Проведенное исследование приводит нас к выводам, что в основе такого нематериального блага как «изображение гражданина» лежит другое нематериальное благо – «внешность гражданина», изображение которой охраняется статьей 152.1 ГК РФ, причем изображение гражданина относится к тем нематериальным благам, которые имеют имущественную (коммерческую) составляющую, в связи с чем предлагается нормативно закрепить допустимость возмездных сделок по передаче права на использование изображения гражданина (права на воспроизведение внешности гражданина).

§ 3. Особенности правовой охраны изображения гражданина по действующему законодательству Российской Федерации Если бы изображения граждан, известных в обществе, обладающих незаурядными внешними данными и/или иными индивидуальными особенностями, не представляли безусловного интереса и коммерческой ценности для участников не только информационного, но и товарного рынка, и если бы российский закон не устанавливал обязанность получения согласия на использование изображения гражданина как норму поведения участников гражданского оборота, полагаем, вопрос о том, что такое «изображение гражданина», особенно, - в смысле статьи 152.1 ГК РФ, - мало кого бы интересовал.

Однако, после вступления с 22.12.2006 года указанной статьи в силу и ее в основном правильного и единообразного применения судами, лица, имеющие неправомерный интерес в несогласованном и безвозмездном использовании изображений граждан, направили свои усилия на поиск возможностей продолжать несогласованно использовать изображения граждан, не привлекаясь при этом к ответственности.

В течение 2012 – 2014 годов автор настоящего исследования провел более 170 судебных дел по спорам о защите права на изображение гражданина.

Как показывает судебная практика автора и исследованные им другие дела по данному предмету, правонарушители, препятствуя установлению истины, в основном действуют в двух направлениях:

- используют недостатки в формулировках нормы статьи 152.1 ГК РФ и отсутствие у большинства судей опыта в применении этой статьи, чтобы успеть добиться преимущества в споре раньше, чем конкретный судья успеет понять суть спорных правоотношений и правильно применить закон (в частности, ответчики обычно приводят неверные, но, очень объемные и разнородные доводы, искажают смысл нормы при изложении и толковании, рассчитывая этим запутать судью);

- вводят суд в заблуждение ссылками на некую «международную практику»

и/или «практику Европейского суда по правам человека», которую конкретный российский судья не в состоянии ни оперативно собрать, ни надлежаще проверить.

По существу действия правонарушителей направлены на обход закона и на использование обстоятельств, прямого отношения к смыслу закона не имеющих, загруженности, невнимательности, небеспристрастности и т.п. слабостей отдельных судей, так как содержание статьи 152.1 ГК РФ даже в ее нынешнем изложении не оставляет правонарушителям надежды на возможность несогласованного использования изображений граждан.

Полагаем, что действия правонарушителей следует применить на пользу делу, поскольку исследование таких действий позволяет выявить слабые места в правоохранительной системе, в данном случае - недостатки в изложении норм, регулирующих правоотношения в области использования изображений граждан.

Но, сначала разберемся с понятием «изображение гражданина» в смысле статьи 152.1 ГК РФ, так как некоторые ответчики утверждают, что в словосочетаниях «изображение гражданина» и «использование изображения гражданина» в контексте статьи 152.1 ГК РФ якобы «обнаруживается неясность, многозначность», не позволяющие применять данную норму для регулирования соответствующих правоотношений. Особенно такие доводы характерны в случаях, когда изображение гражданина использовано нетипичным способом, например, не с помощью использования фотографий или видеозаписей, запечатлевших изображение гражданина в определенный момент действительности без искажения или иного изменения, - а путем создания на основе изображения (внешности) гражданина карикатуры, мультипликационного персонажа, куклы, манекена, или иного объекта материального мира, привлечение внимания аудитории к которому основано на сходстве искусственно созданного «персонажа» с реальным известным аудитории гражданином и на целенаправленном использовании, по существу - эксплуатации - изображения (внешности) этого гражданина.

Полагаем, что попытки правонарушителей обнаружить в статье 152.1 ГК РФ такую неясность и многозначность в словосочетании «использование изображения гражданина», которые препятствовали бы защите прав изображенного, - не имеют под собой оснований, однако, для пресечения подобных попыток при рассмотрении одного из споров по защите права на изображение мы вынуждены были обратиться к специалисту-лингвисту с просьбой ответить, в частности, на следующие вопросы:

- Обнаруживается ли многозначность в понимании смысла слова «изображение», словосочетаний «изображение гражданина» и «использование изображения гражданина» в контексте статьи 152.1 ГК РФ?

- Означает ли семантика слова «изображения», словосочетаний «изображение гражданина» и «использование изображения гражданина» в контексте статьи

152.1 ГК РФ, что использование внешности (внешнего облика) гражданина является использованием изображения гражданина в смысле статьи 152.1 ГК РФ?

Справочно: второй вопрос был задан в связи с неверными по существу доводами противной стороны в споре о том, что «внешность» и «изображение»

гражданина – это разные нематериальные блага, а поэтому использование внешности (внешнего облика) гражданина в произведении или ином объекте материального мира не является использованием изображения гражданина в смысле статьи 152.1 ГК РФ.

Нижеизложенные выводы, сделанные одним из ведущих современных специалистов по русскому языку профессором А.Н. Барановым, подтверждают бесперспективность попыток оправдания правонарушений в области использования изображений граждан притворной ссылкой на «неясность»

правовой нормы, так как специалистом установлено, что:

«1) Проведенный словарный и семантический анализ слова изображение и словосочетаний изображение гражданина и использование изображения гражданина позволяет сделать вывод о том, что в контексте статьи 152.1 ГК РФ они употреблены в следующих значениях:

изображение = результат действия изображения – передачи и воспроизведения в художественном образе, демонстрации, представления когочего-н. – то, что изображено – предмет, рисунок, передающие образ кого-чего-н.;

зрительное воспроизведение образа кого-чего-н.;

изображение гражданина = результат действия изображения гражданина – передачи и воспроизведения в художественном образе, демонстрации, представления гражданина – то, что изображено – предмет, рисунок, фотография и т.п. передающие образ гражданина, любое зрительное воспроизведение образа гражданина;

использование изображения гражданина = использование результата действия изображения гражданина – передачи и воспроизведения в художественном образе, демонстрации, представления гражданина – того, что изображено – предмета, рисунка, фотографии и т.п. передающих образ гражданина; любого зрительного воспроизведения образа гражданина.

2) Слово изображение использовано в статье 152.1 ГК РФ в автономном употреблении и в составе словосочетаний изображение гражданина и использование изображения гражданина в одном ясно выраженном значении.

Слова гражданин (в форме гражданина) и использование в рассматриваемых сочетаниях также не обнаруживают многозначности. Следовательно, многозначность в понимании смысла слова изображение, словосочетаний изображение гражданина и использование изображения гражданина в контексте статьи 152.1 «Охрана изображения гражданина» Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствует.

Слово изображение, а также словосочетания изображение гражданина и использование изображения гражданина употреблены в статье 152.1 ГК РФ с точки зрения норм русского языка правильно.

3) Анализ словарных источников и семантический анализ показывают, что в слове изображение и словосочетаниях изображение гражданина и использование изображения гражданина в контексте статьи 152.1 ГК РФ говорится именно об использовании внешности (внешнего облика) гражданина. Верно и обратное:

использование внешности (внешнего облика) гражданина является использованием изображения гражданина в смысле статьи 152.1 ГК РФ» 65.

С учетом вышеизложенного вывод автора о необходимости дополнения перечня нематериальных благ, перечисленных в статье 150 ГК РФ, словами «внешность гражданина, изображение которой охраняется в соответствии со статьей 152.1 настоящего Кодекса», - представляется актуальным и полезным.

Далее будут проанализированы выявленные в процессе исследования недостатки в правовой охране изображения гражданина и предложены изменения в правовые нормы, направленные на совершенствование отечественного законодательства в этой области.

Относительно нецелесообразности применения в статье 152.1 ГК РФ понятия «обнародование»:

Устанавливая, что «обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина допускаются только с его согласия», законодатель ни в статье 152.1 ГК РФ, ни в иных правовых нормах не дал определения понятия «обнародование изображения гражданина», а дефиниция в статье 1268 «Право на обнародование произведения», включенная в главу 70 «Авторское право», не дает возможности для применения указанного понятия по аналогии.

Это обусловлено тем, что в статьях 152.1 и 1268 ГК РФ рассматриваются разные объекты гражданских прав и разные обстоятельства их использования, - статья 152.1 ГК РФ регулирует отношения по использованию такого принадлежащего гражданину от рождения нематериального блага, как его изображение (внешность), тогда как статья 1268 ГК РФ - отношения по обнародованию автором его произведения, которое является результатом интеллектуальной деятельности и охраняется нормами авторского права.

Лингвистическое заключение от 20.05.2014 года доктора юридических наук профессора Баранова А.Н.

Наличие в статье 152.1 ГК РФ предлога «и» в словосочетании «обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина»

вызывает существенные неясности, усложняет защиту прав изображенного лица, мешает формированию правильной и единообразной практики.

В частности, возникает неопределенность относительно того, необходимо ли получать у гражданина согласие на использование его изображения, если фотография гражданина не была им «обнародована», но «в дальнейшем» - была третьим лицом несогласованно использована? Например, если гражданин потерял фотографию или видеозапись, в которых он изображен, если материальный носитель или электронный файл с изображением гражданина несогласованно попал в распоряжение третьего лица (украден из альбома, скопирован из телефона или компьютера и т.п.)? С развитием уровня техники и «ловкости» людей это не представляет особой сложности, что лишь повышает уязвимость в защите права на изображение гражданина вследствие указанного дефекта в формулировке нормы.

Наличие слова «дальнейшее» в словосочетании «обнародование и дальнейшее использование» вызывает еще большие неясности и сложность в защите прав изображенного. Один из самых распространенных доводов правонарушителей состоит в следующем: раз изображение гражданина уже было «обнародовано» ранее, - выпущено в свет, в эфир, распространено в сети Интернет и т.п. (неважно, кем и при каких обстоятельствах, для какой цели, знал ли об этом гражданин, давал ли он свое согласие на «обнародование» или не давал), дальнейшее использование этого изображения, по мнению ответчика, допускается уже без согласия изображенного.

В качестве примера приведем следующее дело. Гражданин разместил свою фотографию, где он стоит в плавках на пляже, на личной странице в сети «Одноклассники.ру». Обычно такие фотографии размещают на личных страницах в социальных сетях для общения с друзьями и знакомыми, чтобы рассказать о том, где люди отдыхали, путешествовали, и т.п. Гражданин работает PRдиректором известного эстрадного исполнителя, однако отдых на пляже никакого отношения к его работе не имел.

Журналист, зарегистрировавшись в социальной сети, без согласования с гражданином скопировал фотографию гражданина из его личной страницы в сети «Одноклассники.ру» и неправомерно изменил ее:

«обрезал» плавки и окружающую обстановку (фигуры других людей, «зонтики» и прочие элементы пляжного ландшафта) и заключил изображение в круг, в котором гражданин «остался» один, голый до пояса. Затем журналист использовал эту измененную фотографию в печатном таблоиде и на Интернетсайте в статье под заголовком «Гей-скандал …» рядом с фотографией другого полностью обнаженного мужчины, закрывающего рукой гениталии. Кроме того, под фотографией гражданина была размещена двусмысленная приписка:

«Нынешний PR-директор звезды выглядит весьма сексуально». Вышеуказанной публикацией у читателей сформировано впечатление, подкрепленное использованием вышеуказанных изображений, о том, что гражданин является участником некоего «гей-скандала». Таким образом была создана ложная новость, ради прочтения которой читателей раскрыли свои кошельки и купили газету, что и было целью таблоида. Гражданин обратился в суд с иском о защите права на изображение, однако суд отказал в удовлетворении иска, незаконно посчитав, что ответчики (журналист и редакция газеты) не обязаны были получать согласие на использование изображения гражданина, так как, по мнению суда, разместив фотографию в сети в открытом для неопределенного круга лиц доступе, истец фактически своими действиями выразил добровольное волеизъявление на обнародование своего изображения, его обсуждение, дачу пользователями сайта своих оценок фотографиям истца 66. Предположительно, суд в данном деле неправильно истолковал статью 152.1 ГК РФ, поняв ее так, что любое использование изображения после обнародования – уже не требует согласия гражданина. Причем, суд не учел ни цель обнародования гражданином его фотографии в социальной сети для определенного круга пользователей, ни несоответствие последующего использования фотографии в таблоиде той цели, Архив Савеловского районного суда города Москвы (Решение от 21.12.2012 года по делу № 2-7182/11).

для которой фотографию обнародовал сам гражданин, и которая явно не предполагала монтаж фотографии с недостоверной скабрезной статьей в «желтой прессе». Ошибка суда в толковании статьи 152.1 ГК РФ не позволила в этом деле защитить нарушенное право гражданина на охрану изображения.

В другом деле при схожих обстоятельствах, когда суд первой инстанции необоснованно отказал гражданину в иске, суд апелляционной инстанции СанктПетербурга защитил права изображенного, отменил решение первой инстанции и правильно указал в апелляционном определении, что «изображение истца хоть и было получено в общественном месте, но оно является основным объектом использования, пляж следует расценивать как фон фотоснимка, на котором изображен «Л» с девушкой; … поскольку истец не давал согласия на использование своего изображения,... установлено нарушение нематериальных благ истца на охрану изображения, … исковые требования истца о компенсации морального вреда подлежат удовлетворению» 67.

Однако, ошибочное решение районного суда г. Москвы по статье «Гейскандал…», принятое в 2011 году, - в самом начале формирования обширной практики по статье 152.1 ГК РФ, - существенно осложнило дальнейшую работу по защите прав изображенных. В первую очередь тем, что часть людей стала сомневаться, действительно ли суд защитит их нарушенные права, или - при такой формулировке нормы - это не настолько однозначно.

С учетом вышеизложенного полагаем, что необходимо внести изменение в действующее законодательство, слово «обнародование» (как частный случай использования) исключить из пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ и изложить первое предложение нормы в следующей редакции: «Любое использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен), допускается только с согласия этого гражданина…».

Архив Санкт-Петербургского городского суда (Апелляционное определение от 23.07.2013 года № 33-10712/2013).

Относительно формы и условий согласия гражданина на использование его изображения:

Еще одна проблема в применении статьи 152.1 ГК РФ возникает при разрешении вопроса о согласии гражданина на использование его изображения.

Указанной правовой нормой установлено, что использование изображения гражданина допускается только с согласия этого гражданина. Следовательно, суд при рассмотрении иска о защите права на изображение гражданина должен установить факт - дано ли согласие гражданина (истца) ответчику на использование изображения гражданина в соответствующей статье, телепрограмме, рекламном материале и т.п., и если дано, то - какими доказательствами это подтверждается.

Большинство нарушителей права на изображение ссылаются на то, что якобы «форма согласия не определена законом», а значит, гражданин, чье изображение уже было «обнародовано» ранее (неважно, кем и при каких обстоятельствах), «своими действиями» (например, улыбками, тем, что «не закрывался от камер», тем, что «добровольно пришел на мероприятие, на котором была пресса», и т.п.) выразил согласие на дальнейшее использование его изображения любым лицом без дополнительного согласия.

Полагаем, что это неверно. Форма согласия определена нормами ГК РФ о сделках (в частности, статьями 158, 159, 160, 161, 162). Какой-либо правовой неопределенности в данном вопросе нет, если правильно применять перечисленные статьи.

Согласно статье 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Использование изображения гражданина является гражданско-правовой сделкой, поскольку является действием, направленным на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей в сфере использования изображений граждан, и в результате такого использования возникают определенные юридические последствия.

Выражаемая отдельными представителями средств массовой информации, заинтересованными в максимальном упрощении их доступа к легко и бесплатно получаемым изображениям, позиция о том, что «согласие гражданина на использование его изображения по своей правовой природе является односторонней сделкой» - является неверной.

Согласно пункту 1 статьи 154 ГК РФ односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны.

Законом и иными правовыми актами «достаточность выражения воли одной стороны» для применения статьи 152.1 ГК РФ - не установлена, а любое «соглашение сторон» предполагает наличие волеизъявления как минимум двух сторон. Кроме того, согласно статье 155 ГК РФ односторонняя сделка создает обязанности для лица, совершившего сделку, и лишь в случаях, установленных законом либо соглашением с этими лицами, односторонняя сделка может создавать обязанности для других лиц. С учетом смысла статьи 152.1 ГК РФ, возлагающей на лицо, имеющее намерение использовать изображение гражданина, обязанность получить согласие данного гражданина на такое использование, говорить об «односторонней обязанности» со стороны гражданина, чье изображение несогласованно использовано, - нет никаких оснований. Также нет оснований говорить и об «односторонней обязанности»

лица, совершившего несогласованное использование изображение гражданина.

Следовательно, сделки, связанные с использованием изображений граждан, являются двусторонними, а при участии в них больше двух сторон, многосторонними.

В пункте 1 статьи 161 ГК РФ закреплено, что сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны совершаться в простой письменной форме.

Основные участники медиа-индустрии - редакции и издатели средств массовой информации, производители видеопродукции, телеканалы, использующие изображения граждан (физических лиц), - в большей части являются юридическими лицами. Никаких исключений в части формы для сделок об использовании юридическим лицом изображения гражданина закон не устанавливает.

Из российского законодательства следует, что сделка об использовании изображения гражданина юридическим лицом должна быть совершена в простой письменной форме. Следовательно, доводы правонарушителей о том, что «получение письменного согласия у участников светских публичных мероприятий на использование их фотоснимков в СМИ не требуется», что «фотографии были с концерта, в связи с чем согласие не требовалось», что «согласие выражено позированием, улыбками на публичных мероприятиях», и т.п. - не соответствуют закону.

После введения в действие статьи 152.1 ГК РФ в России постепенно складывается цивилизованная практика использования изображений граждан:

средства массовой информации и иные участники гражданского оборота начали согласовывать использование изображений граждан в публикациях, телепередачах и рекламе, подписывать соответствующие соглашения, однако, происходит это пока не всегда.

Представители «индустрии использования изображений» пытаются закрепить в общественном сознании мысль о том, что действующее законодательство якобы «однозначно не определяет» форму, в которой совершается сделка по согласию на использование изображения гражданина;

такой довод заявляется ответчиками в большинстве дел по защите права на изображение.

Приведем в качестве примера следующий судебный спор. Журнал разместил фотографии известной певицы на обложке и других страницах журнала без согласования с певицей, сочетая фотографии с броскими заголовками о беременности певицы, хотя сама певица не сообщала данную информацию средствам массовой информации и не разрешала использовать свои изображения в журнале. Использованные фотографии были сделаны в другое по сравнению с выходом в свет журнала время - на «прошлогодних» концертах певицы и в других местах, которые условно можно отнести к «открытым для свободного посещения».

Суд первой инстанции указал в решении: «Фотографии истца с обложки журнала и со страницы 4 свидетельствуют о том, что истец дает свое согласие на использование изображения. Оба снимка сделаны на публичных мероприятиях (премия «Золотой граммофон» и модный показ модельера) аккредитованными профессиональными фотографами. Таким образом, совершением конклюдентных действий – позированием, улыбками на публичных мероприятиях - истец выразила очевидное согласие не только на фотосъемку, но и на последующее использование своих изображений в СМИ» 68, - и отказал истцу в иске о защите права на охрану изображения.

Решение суда первой инстанции было обоснованно отменено апелляционной инстанцией с принятием нового решения об удовлетворении иска певицы. В апелляционном определении указано: «…судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции при разрешении спора относительно требования истца о защите права на охрану изображения неправильно применил нормы материального права. Вывод суда о том, что совершением конклюдентных действий – позированием, улыбками на публичных мероприятиях - истец выразила очевидное согласие не только на фотосъемку, но и на последующее использование своих изображений в СМИ, … основан на неправильном применении норм материального права… Доказательств того, что истец дала согласие ответчику на использование ее изображений, материалы дела не содержат и ответчиком не предоставлены. … поэтому коллегия полагает, что в счет компенсации морального вреда с ответчика надлежит взыскать в пользу истца … за нарушение права на охрану изображения в размере 50 000 рублей 69 ».

С учетом вышеизложенной проблемы автор делает вывод о необходимости внести изменение в действующее законодательство и дополнить пункт 1 статьи

152.1 ГК РФ после подпункта 3 с нового абзаца следующим положением:

Решение Симоновского районного суда города Москвы от 17.07.2012 года по делу № 2Архив Московского городского суда (Решение от 24.10.2012 года по делу № 11-23859).

«Согласие на использование изображения гражданина является двусторонней гражданско-правовой сделкой, которая должна совершаться в простой письменной форме».

Относительно нецелесообразности использования в статье 152.1 ГК РФ понятия «иные публичные интересы»:

Следующей проблемой для правоприменения является наличие в действующей редакции статьи 152.1 ГК РФ понятия «иные публичные интересы»

при описании случая, когда согласие гражданина на использование его изображения не требуется.

Указанное понятие не имеет в российском законодательстве нормативного определения, но, входящее в него слово «публичный» имеет в русском языке несколько значений, в частности: «Публичный -, публичная, публичное (от латин. publicus - Общественный) (книжн.). 1. Совершающийся в присутствии общества, публики, открытый, гласный. … 2. Общественный, находящийся в распоряжении общества, устроенный для общества, не частный (устар.)…» 70. Это позволяет правонарушителям приводить следующие доводы: любые изображения «публичных лиц» (в частности, общественных деятелей, артистов, певцов, спортсменов и пр.), особенно, снятые на «публичных мероприятиях» или в иных «публичных местах», можно использовать без их согласия, так как, «публика»

(читатели газет и журналов, телезрители) имеет право знать о «публичных людях» все, а любые интересы «публики» - всегда относятся к «публичным интересам». Возражая относительно иска, ответчики искажают действительный смысл статьи 152.1 ГК РФ и пытаются выдать интересы некой «публики», обычно

- аудитории читателей или телезрителей определенного СМИ, несогласованного использовавшего изображение истца, - за «публичные интересы». Хотя, общий смысл нормы дает основания полагать, что в статье 152.1 ГК РФ понятие «публичные интересы» используется в смысле «государственные или

Толковый словарь Ушакова. // [Электронный ресурс]: URL:

http://www.vseslova.ru/index.php?dictionary=ushakov&word=publichniy (дата обращения:

15.07.2014).

общественные интересы», как противоположность «частным, узкогрупповым интересам».

Но, услышав несколько раз за короткий промежуток времени разные слова с корнем «публ», судья вполне может по ошибке согласиться с доводом ответчика, не заметив, что согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ полученное при съемке на «публичных мероприятиях» изображение гражданина разрешено использовать без согласия изображенного только, когда это изображение не является основным объектом использования, и не учитывая, что к «публичным интересам» относится далеко не любой интерес, проявленный населением к какой-либо продукции или зрелищу.

Также суд может по ошибке не учесть, что зачастую изображения, полученные на «публичных мероприятиях», в последующем монтируются со статьями или телепрограммами, в которых рассказывается вовсе не об этих «публичных мероприятиях», а о частной жизни известных людей - публика развлекается потреблением сплетен, придуманных скандалов, будоражащих воображение интрижек, «подглядыванием в дома» и т.п. При этом, полученные на «публичных мероприятиях» или в ином «открытом месте» изображения «публичных людей» несогласованно и неправомерно используются в качестве своеобразной «приманки» для формирования псевдореальности из любого информационного мусора, что является очень большой проблемой современной информационной среды.

Как отмечает профессор А.Н. Баранов, использование изображений (фотографий, видеокадров и т.п.) рядом с печатным текстом или в сочетании со звуковым сопровождением для придания повествованию достоверности в лингвистике называется приемом «визуальной верификации знания» 71. Причем, далеко не всегда информация, содержащаяся в словах, соответствует действительности. Однако, изображения придают «правдоподобие» содержанию текста, визуально усиливая «достоверность».

Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста. Учебное пособие. 3-е изд. // М.: ФЛИНТА:

Наука, 2011, - С. 390-396.

В пункте 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2010 года № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» разъяснено, что «пунктом 5 части 1 статьи 49 Закона РФ «О средствах массовой информации»

предусмотрен запрет на распространение в средствах массовой информации сведений о личной жизни граждан, если от них самих или от их законных представителей не было получено на то согласие, за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов». Пленум особо отмечает, что «к общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде…» 72.

При этом, в Обзоре практики по делам о неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта Верховный Суд Российской Федерации подчеркивает, что концепция частной жизни распространяется на аспекты, относящиеся к установлению личности, в частности, на изображение лица 73.

В этом же Обзоре разъяснено, что публичность граждан, исходя из равенства всех перед законом (часть 1 статьи 19 Конституции РФ) не влияет на подход суда при решении вопросов о правах, обязанностях и ответственности, закрепленных в нормативных правовых актах Российской Федерации.

Исследуя вышеуказанную проблему, целесообразно привести правильное, по нашему мнению, толкование, данное понятию «публичные интересы» в одном из дел Московским городским судом: «публичные интересы - характеризуют содержание и развитие таких общественных отношений, которые: а) определяют Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2010 года № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации». Цит. по: КонсультантПлюс. (Дата обращения к источнику - 15.07.2014).

Обзор практики рассмотрения судами Российской Федерации дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта // Бюллетень Верховного Суда РФ от 26.12.2007 года № 12.

устройство государства и общества как единого организма; б) обеспечивают целостность и единство государства, общие принципы его устройства и организации, механизм управления социальными процессами, основанный на реализации властных полномочий; в) составляют сущность каждого общества, касаются всех сфер жизнедеятельности (экономики, политики, культуры и т.п.); г) закрепляют единые основы правового статуса членов общества и их взаимосвязей с государством» 74.

Автор согласен с позицией Сергеева А.П., считающего, что общественные интересы отражают функционирование социума как сложной организации, а государственные интересы - работу аппарата власти (как Российской Федерации в целом, так и субъектов Российской Федерации и муниципальных образований), обеспечивающего суверенитет, территориальную неприкосновенность и безопасность социума. Что же касается неких «иных публичных интересов», то в силу оценочного характера данного понятия и наличия неразрывной связи между обществом и государством достаточно сложно назвать какой-либо публичный интерес, который не был бы при этом государственным или общественным 75.

Полагаем правильным, что в статье 514 ГК РСФСР 1964 года не было применено понятие «публичные интересы», норма не содержала неопределенности, однозначно указывая: «…Такого согласия не требуется, если это делается в государственных или общественных интересах» 76.

С учетом вышеизложенного нами делается вывод о необходимости внести изменение в действующее законодательство и изменить подпункт 1 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ, исключив из него фразу «или иных публичных интересах», в результате чего подпункт 1 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ изложить в следующей редакции:

«1. … Такое согласие не требуется в случаях, когда:

Апелляционное определение Московского городского суда от 28.10.2010 года по делу № 33Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая: Учебнопрактический комментарий. Постатейный. / Под ред. Сергеева А.П. // Проспект. 2010.

Закон РСФСР от 11.06.1964 года «Об утверждении Гражданского кодекса РСФСР» // Свод законов РСФСР. т. 2. с. 7. 1988 г.

1) использование изображения осуществляется в государственных или общественных интересах; …»

Относительно условий использования изображений, полученных в результате «позирования за плату»:

Следующая проблема, возникающая в исследуемых правоотношениях, отсутствие необходимой и достаточной правовой определенности в вопросе о том, что законодатель имел ввиду в подпункте 3 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ, указывая, что согласие гражданина на использование его изображения «не требуется в случаях, когда: … 3) гражданин позировал за плату».

Из практики следует, что гражданин мог «позировать за плату», полученную им, например, от устроителя мероприятия для сувенирной продукции, концертных афиш и пр., но в дальнейшем эти изображения (фотографии гражданина), - так как подобная информация чаще всего доступна для несогласованного копирования неограниченного круга лиц, - были без согласия гражданина использованы третьим лицом для неправомерной цели, создания очередной недостоверной, но очень захватывающей скабрезной истории о гражданине в «желтой прессе» - изданиях, специализирующихся на слухах, сенсациях (зачастую мнимых), скандалах, сплетнях, эпатирующем освещении табуированной тематики 77.

В качестве примера приведем судебное дело № 2-630/13 78, в котором ответчик, несогласованно использовав в газете изображение известной певицы, сделанное в процессе съемок концерта, со ссылкой на подпункт 3 пункта 1 статьи

152.1 ГК РФ утверждал, что раз певица дает концерты за плату, то получать ее согласие на использование изображения в дальнейшем уже не требуется. Хорошо, что суд, знающий данную категорию дел, не запутался, а правильно указал в решении, что «доводы ответчика о том, … что истец является известной певицей, выступающей на публике с концертами, суд также отвергает как неверные и не

Свободная энциклопедия «Википедия. // [Электронный ресурс]: URL:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%C6%B8%EB%F2%E0%FF_%EF%F0%E5%F1%F1%E0 (дата обращения: 15.07.2014).

Решение Савеловского районного суда города Москвы от 15.02.2013 года по делу № 2-630/13.

основанные на законе». Суд отметил, что использование фотографии, сделанной в связи с новогодним концертом, в спорной статье, в которой рассказывается о других событиях, является нарушением права истца на охрану изображения, истец не позировала ответчику за плату для использования ее фотографии в спорной статье.

Дух закона говорит в пользу того, что в случае спора вышеуказанное несогласованное использование изображение гражданина должно быть признано незаконным, однако неточное изложение нормы создает сложности в правоприменении и затрудняет защиту прав граждан, чьи изображения «изымаются» из обстоятельств, для которых они были созданы при «позировании за плату», и используются неправомерным способом в других обстоятельствах.

В связи с этим нами делается вывод о необходимости внести изменение в действующее законодательство и изменить подпункт 3 пункта 1 статьи 152.1 ГК

РФ, изложив его в следующей редакции:

«1. … Такое согласие не требуется в случаях, когда:

3) гражданин позировал за плату, и лицо, использовавшее изображение гражданина, использовало данное изображение гражданина в соответствии с целью позирования».

Вышеуказанные и другие обозначенные в настоящем исследовании вопросы остро ставят проблему защиты прав изображенного и распределения бремени доказывания в этих спорах. Нами не обнаружено, чтобы кто-то подробно исследовал эту актуальную и для практики и для совершенствования норм проблему. Точечное обозначение наличия этой проблемы найдено в работах Адиятуллина Г.М. 79, Курицыной А.С. 80.

Наиболее распространенные способы неправомерного использования изображения гражданина и возникающие в связи со способами использования проблемы защиты нарушенного права на изображение гражданина более детально Адиятуллин Г.М. Гражданско-правовые аспекты охраны изображения гражданина // Тюмень, 2010.

Курицына А.С. Охрана изображения гражданина // Москва, 2009.

рассматриваются в главах 3 и 4 настоящего исследования с внесением дополнительных предложений по совершенствованию законодательства.

Анализ публикаций по теме изображения гражданина показывает, что большинство авторов анализируют нормы статьи 152.1 ГК РФ и регулируемые ими правоотношения в основном теоретически. При этом, иногда ставятся, полагаем, несколько надуманные вопросы, как, например, «вправе ли гражданин передумать и отозвать (отменить) выданное согласие» 81, - хотя, как и прочие сделки, сделка по согласию на использование изображения гражданина, регулируется общими правилами, определенными главой 9 ГК РФ о сделках, а также главами 27, 28, 29 ГК РФ о договорах, в которых установлены правила акцепта, отзыва акцепта, изменения и расторжения договора.

Некоторые авторы отмечают как проблему недостаточное регулирование статьей 152.1 ГК РФ частных случаев использования изображения и указывают, например, что «законом не обозначены способы обнародования изображения»

или, что «в законе следует закрепить перечень мест, свободных для посещения и их признаки» 82. Полагаем, что сила нормы не в детальном перечислении частных случаев, а в их правильном обобщении и в установлении единого подхода к регулированию соответствующих правоотношений, что позволяет применять норму как универсальное общеобязательное правило поведения многократно и на протяжении длительного времени, и что в итоге - придает правоотношениям правильность и стабильность, оптимизирует работу суда за счет точно определенного состава правонарушения, делает неотвратимой ответственность за правонарушение. То есть, сильная норма - не оставляет правонарушителю «лазеек» ее обхода.

Особенностями правовой охраны изображения гражданина по действующему российскому законодательству является то, что в России, в отличие от законодательства многих других государств, изображение гражданина Микрюков В.А. О возможности отмены согласия гражданина на использование его изображения // Юрист. 2013. № 13.

Скакалина А.А. Проблемы охраны изображения гражданина, размещенного в сети Интернет // Новосибирск, 2010.

выделено в отдельный объект гражданских прав, и этому объекту посвящена специальная статья - 152.1, - однако, правоотношения, связанные с изображениями граждан, настолько разнообразны и находятся в постоянном развитии, что после нескольких лет применения статьи 152.1 ГК РФ выявляются проблемы, требующие исправления, и вопросы, нуждающиеся в дополнительном правовом регулировании и/или разъяснении, в том числе, указанные нами в настоящем разделе исследования.

При этом отмечаем, что опыт проведенных автором дел по спорам о защите права на изображение говорит о том, что следует дифференцированно подойти к устранению неясностей и пробелов в вопросах охраны и защиты права на изображение, а именно: общие вопросы решить за счет внесения изменений в статьи 150, 152.1 ГК РФ, а частные неясности устранить путем издания соответствующих разъяснений в информационном письме и/или в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Глава 2. Право гражданина на изображение и вопросы авторского права § 1.

Соотношение гражданско-правовых институтов:

права на изображение гражданина и авторских прав При разрешении споров, в том числе, в судебных делах о защите права на изображение гражданина, часто возникают вопросы о соотношении личного неимущественного права гражданина на изображение и авторских прав на него.

Для того, чтобы разобраться в этих правовых проблемах представляется целесообразным проанализировать действующее законодательство с учетом изменений в ГК РФ 83, вступивших в силу с 01 октября 2013 года, а также судебную практику по обозначенным вопросам.

Согласно статье 128 ГК РФ в редакции Федерального закона от 02.07.2013 года № 142-ФЗ 84 к объектам гражданских прав по прежнему относятся охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность), имущественные права, а также нематериальные блага. С точки зрения исследуемой нами темы принципиальных изменений в составе объектов гражданских прав при изменении ГК РФ не произошло.

Но, существенным является то, что вышеуказанные объекты имеют разное правовое регулирование, играют разную роль в гражданском обороте, что отражается на правилах совершения сделок с ними.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. / в редакции Федерального закона от 02.07.2013 года N 142-ФЗ. – с. 6.

Федеральный закон от 02.07.2013 года № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Официальный интернетпортал правовой информации. // URL: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения: 03.07.2013).

Статьей 152.1 ГК РФ «Охрана изображения гражданина» в редакции Федерального закона от 02.07.2013 года № 142-ФЗ 85 в отношении изображения гражданина и условий его использования установлено, что использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) при жизни допускается только с согласия этого гражданина. Изображение умершего может использоваться только с согласия его детей и пережившего супруга, а при их отсутствии - с согласия родителей изображенного.

Устанавливая вышеуказанный запрет на использование изображения гражданина без его согласия, законодатель охраняет изображение гражданина от неправомерных посягательств.

Ограничения вышеуказанного права гражданина на охрану изображения поименованы в подпунктах 1, 2 и 3 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ, из которых следует, что согласие гражданина на использование его изображения не требуется в случаях, когда:

1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3) гражданин позировал за плату.

Сегодня, чтобы разобраться в правах: 1) гражданина, изображенного в произведении, например, - на фотографии, 2) в правах автора, создавшего эту фотографию, и 3) в правах обладателя исключительного права на эту фотографию, который, зачастую, не является ни изображенным на фотографии, ни ее автором, - судьям необходимо проанализировать и правильно истолковать Федеральный закон «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 02.07.2013 года № 142-ФЗ. – с. 86.

большое количество норм, содержащихся в главах 6 и 8 ГК РФ 86, а также в главах 69, 70 и 71 ГК РФ 87. На это нужно время, которое у судей ограничено из-за большого количества дел, находящихся в их производстве.

Некоторые авторы произведений, а также иные лица, участвующие в процессе создания и использования произведений (редакции печатных и электронных средств массовой информации, «банки» фото- и видеоизображений, организаторы выставок и иных мероприятий, связанных с использованием произведений, содержащих изображения граждан, и пр.), зачастую необоснованно утверждают, что право на использование изображения гражданина перешло к ним «автоматически».

Изложенное в параграфе 2 главы I настоящего исследования предложение автора дополнить указанный в пункте 1 статьи 150 ГК РФ перечень нематериальных благ таким нематериальным благом как «внешность гражданина, изображение которой охраняется в соответствии со статьей 152.1 настоящего Кодекса», - направлено на устранение правовой неопределенности в сфере правоотношений, связанных с внешностью гражданина и создаваемым - как производное от наличия внешности - изображением гражданина, охраняемым по правилам статьи 152.1 ГК РФ.

При указании «внешности гражданина» в главе 8 ГК РФ «Нематериальные блага и их защита» в сочетании со статьей 152.1 ГК РФ, охраняющей изображение гражданина, наглядно видно, что такое нематериальное благо как изображение (внешность) гражданина - неотчуждаемо и не может передаваться иным способом, а такое личное неимущественное право как право на использование изображения гражданина, не может «автоматически» - без согласия изображенного - перейти ни к автору произведения (например, Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. – с. 86.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. Федеральный закон от 18.12.2006 года № 230-ФЗ / в редакции Федерального закона от 23.07.2013 года N 222-ФЗ «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации».

Официальный интернет-портал правовой информации. // URL: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения: 24.07.2013).

фотографу, создавшему фотографию с изображением гражданина), ни к любому иному лицу.

Ясности в части понимания правовой природы изображения гражданина и связанных с изображением прав не способствует и физическая удаленность норм о нематериальных благах (глава 8 ГК РФ) от норм, регулирующих авторские права (главы 69, 70 и 71 ГК РФ). При таких обстоятельствах судам, в которых редко или вообще никогда не рассматривались споры о защите права на изображение, бывает сложно разобраться в том, что право гражданина на изображение и права автора произведения, в котором использовано изображение гражданина, - это совершенно разные права. Исключительное право на использование произведения не включает в себя личное неимущественное право на использование изображения гражданина, и не дает автору произведения права использовать изображение гражданина без согласия изображенного (кроме случая, когда автор произведения одновременно является и изображенным).

Исследований по данной проблеме нами не обнаружено.

Объектом права на изображение является изображение гражданина - его внешность, индивидуальный внешний облик, запечатленный в любой объективной форме. Индивидуальный внешний облик неотчуждаем и непередаваем, гражданин может только выразить согласие на использование своего изображения, совершив соответствующую сделку по общим правилам ГК РФ о сделках, установленным в параграфе 1 главы 9 ГК РФ «Понятие виды и форма сделок».

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 161 ГК РФ 88 сделки юридических лиц с гражданами должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения. Для сделок об использовании изображения гражданина законом не установлена нотариальная форма. Соответственно, сделка об использовании изображения гражданина Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. / в редакции Федерального закона от 02.07.2013 года № 142-ФЗ. – с. 86.

должна совершаться в простой письменной форме и содержать соглашение сторон по всем существенным условиям этой сделки.

Объектами же авторских прав согласно статье 1259 ГК РФ 89 являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения, в частности, применительно к теме использования изображения гражданина, аудиовизуальные произведения, произведения живописи, скульптуры, графики, рисунки, комиксы и другие произведения изобразительного искусства, фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии.

Как следует из норм ГК РФ, произведения относятся к объектам авторских прав, независимо от наличия или отсутствия в них изображения гражданина. А вот при отсутствии в произведении изображения гражданина, например, в пейзаже, запечатлевшем только явления природы, или в картине с изображением животных, - объекта права на изображение гражданина не будет.

В современной действительности изображение гражданина наиболее часто используется в таких объектах как фотографии (в газетах, журналах, книгах и в иной печатной продукции, на сайтах в сети Интернет, см., например, приложение № 1) и аудиовизуальные произведения (видеофильмы, передачи, клипы и т.п., распространяемые через телевизионный эфир, по кабелю, в сети Интернет, а также путем продажи материальных носителей с аудиовизуальными произведениями, см., например, приложение № 2), причем такое использование часто производится «в отрыве» от реальных обстоятельств, для «визуализации»

новой информации, о которой рассказывается в статье или в видеоматериале.

Фотографии и фрагменты фильмов с изображениями «нужных» персонажей находят в различных информационных источниках (фото- и видеобанках, на сайтах в сети Интернет, в архивах и пр.), которых в настоящее время становится все больше и больше, так как современные возможности техники и связи позволяют не только хранить огромные объемы информации, но и Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. – с. 88.

беспрепятственно изменять, монтировать и иным образом перерабатывать материалы, содержащие изображения граждан, оперативно пересылать файлы с изображениями и использовать эти изображения любым способом. Создаются даже специальные Интернет-проекты и иные формы взаимодействия с населением, предлагающие гражданам снимать на фото-видеокамеру «интересные» обстоятельства жизни других граждан и пересылать их в редакцию за плату, призы и т.п.

Причем, в массе своей такие действия по сбору и использованию изображений - в нарушение закона! - осуществляются без согласия гражданина, изображенного на фотографии, в видеозаписи, в ином произведении или объекте материального мира, и не подпадают под исключения (изъятия из общего правила), перечисленные в статье 152.1 ГК РФ, когда согласие изображенного не требуется.

В настоящее время споры о несогласованном использовании изображений граждан чаще всего основаны на фактах использования изображений в фотографиях и видеоматериалах.

Реже изображения граждан несогласованно используются в произведениях живописи (рисунках, карикатурах, комиксах и т.п.), в произведениях скульптуры, в сценическом или ином гриме. Судебные споры по таким случаям пока редки изза правовой неграмотности населения в вопросах права на изображение и способов защиты этого права, а также отсутствия цивилизованного рынка использования изображений, хотя правовые основания для этого в России с принятием статьи 152.1 ГК РФ 90 укрепились и в настоящее время имеются на достаточно хорошем уровне.

В итоге становится очевидным, что изображение гражданина и объекты авторских прав (произведения, в которых использовано изображение гражданина)

- есть разные объекты гражданских прав.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. / в редакции Федерального закона от 02.07.2013 года N 142-ФЗ. – с. 86.

Таким образом, при использовании изображения гражданина во всех вышеуказанных ситуациях требуется получить согласие гражданина, изображенного в соответствующем произведении, независимо от содержания произведения и его достоинств.

Случаи, указанные в подпунктах 1, 2 и 3 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ в качестве исключений из общего правила об обязательности получения согласия изображенного, в большинстве практических ситуаций - отсутствуют, особенно, когда использование изображений граждан осуществляется коммерческими организациями с целью извлечения прибыли от распространения их продукции, содержащей изображения граждан.

При этом, нарушая общее правило статьи 152.1 ГК РФ, ответчики зачастую приводят следующий довод: «фотография гражданина была приобретена ответчиком по лицензионному договору у третьего лица, поэтому согласие гражданина на использование его изображения не требовалось».

Однако, ответчики и иные правонарушители не учитывают соответствующие положения действующего законодательства, регулирующие данные правоотношения.

Пунктом 2 статьи 1255 ГК РФ «Авторские права» установлено, что «Автору произведения принадлежат следующие права: 1) исключительное право на произведение; 2) право авторства; 3) право автора на имя; 4) право на неприкосновенность произведения; 5) право на обнародование произведения.». В пункте 3 этой же статьи указано, что «В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, автору произведения наряду с правами, указанными в пункте 2 настоящей статьи, принадлежат другие права, в том числе право на вознаграждение за использование служебного произведения, право на отзыв, право следования, право доступа к произведениям изобразительного искусства» 91.

Определенное статьей 152.1 ГК РФ право на изображение гражданина не является «авторским правом». Проиллюстрируем это на примере конкретного Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. – с. 88.

судебного дела № 2-630/13 92 по иску певицы к акционерному обществу, издающему газету. Ответчик в мае 2012 года использовал на первой полосе своей газеты изображение певицы - фотографию, сделанную внештатным автором «ИТАР-ТАСС» в ноябре 2010 года на концерте в Государственном Кремлевском Дворце. В спорной статье рассказывалось вовсе не о вышеуказанном концерте, а о совершенно других обстоятельствах, в том числе, относящихся к сфере частной жизни певицы. В заголовок статьи была вынесена следующая броская фраза:

«Только у нас! Певица потеряла голос, но споет на корпоративах за 100 тыс.

евро?». Очевидно, что изображение певицы в первую очередь использовано с целью придания видимости достоверности данной «информационной бомбе» и для увеличения сбыта газеты ответчика. При этом, согласия певицы на использование ее изображения в спорной статье ответчик не получал, чем нарушил ее право на изображение и законный интерес певицы использовать личное изображение под своим контролем, на что направлена статья 152.1 ГК РФ.

При рассмотрении дела в суде ответчик в качестве доказательств сослался на лицензионный договор, заключенный им с «ИТАР-ТАСС», и утверждал, что «приобрел фотографию» певицы по данному договору, поэтому согласие певицы на использование ее изображения ответчику получать не требовалось.

Информационное агентство «ИТАР-ТАСС», привлеченное по ходатайству ответчика к участию в деле в качестве третьего лица, представило в суде письменные объяснения, подтверждающие, что фотография была сделана в ноябре 2010 года на концерте в Государственном Кремлевском Дворце, отражает конкретное событие и сопровождается конкретным текстом, описывающим это событие, в договоре между «ИТАР-ТАСС» и ответчиком не оговорена передача от «ИТАР-ТАСС» ответчику личных неимущественных прав граждан на охрану изображения, поскольку личные неимущественные права и нематериальные блага принадлежат лично самому гражданину, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Решение Савеловского районного суда города Москвы от 15.02.2013 года по делу № 2-630/13.

Исследуя лицензионный договор между информационным агентством и издателем газеты, а также спорные правоотношения, мы, безусловно, согласны, что суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применил статьи 12, 150, 152.1, 151 ГК РФ, и верно установил, что из содержания договора, заключенного между агентством и ответчиком следует, что «ИТАР-ТАСС» предоставляет ответчику неисключительное право одноразового использования фотоснимков «ИТАР-ТАСС» в издаваемой ответчиком газете в определенных договором пределах.

Суд правильно указал в своем решении, что предметом иска по данному делу является требование о защите нематериального блага истца (изображения) и неимущественного права истца на охрану изображения, основанное на статье 152.1 ГК РФ; по лицензионному договору информационное агентство передает ответчику неисключительное имущественное право использования результата интеллектуальной деятельности в определенных договором пределах; согласно пункту 1 статьи 1235 ГК РФ право использования результата интеллектуальной деятельности, прямо не указанное в договоре, не считается предоставленным лицензиату; ответчик не представил доказательств об обладании им либо передаче ему личного неимущественного права на охрану изображения истца.

При вышеуказанных обстоятельствах суд правильно указал в решении, что исковые требования истца о нарушении ответчиком личного неимущественного права истца - права на охрану изображения - нашли свое подтверждение, в связи с указанным требования истца о взыскании с ответчика компенсации морального вреда подлежат удовлетворению. Вышеуказанное решение как обоснованное и законное было оставлено апелляционной инстанцией в силе без изменения, апелляционная жалоба ответчика оставлена без удовлетворения 93.

В другом судебном споре 94, предметом которого также было требование о защите права на изображение гражданина на основании статьи 152.1 ГК РФ, Апелляционное определение Московского городского суда от 12.12.2013 года по делу № 11Решение Пресненского районного суда города Москвы от 02.08.2013 года по делу № 2ответчик, издающий газету, ссылался на то, что получил изображения истца из электронного периодического издания «Фотобанк …», изображения истца были получены от индивидуального предпринимателя, являющегося учредителем вышеуказанного электронного периодического издания, на основании лицензионного договора на возмездной основе (за вознаграждение). При исследовании представленных по делу доказательств установлено, что в акте приема-передачи к лицензионному договору указано: стороны подтверждают, что лицензиар передал, а лицензиат принял неисключительные имущественные права на фотоизображения, перечисленные в акте. Никакого «согласия на использование изображения гражданина», равно как и никакого «права на использование изображения гражданина» по лицензионному договору между издателем газеты и индивидуальным предпринимателем, предлагающим к использованию фотоизображения третьих лиц (не свои собственные), собранные в «Фотобанке …», - не передавалось. На чем лица, торгующие чужими «фотоизображениями» из «фотобанков» предпочитают не акцентировать внимания покупателей.

Указанные ответчиком обстоятельства, что «Фотобанк» зарегистрирован как электронное средство массовой информации, что его учредителем является индивидуальный предприниматель, что ответчик (лицензиат) оплатил индивидуальному предпринимателю (лицензиару) деньги по лицензионному договору, - являются юридически безразличными при рассмотрении требований, основанных на статье 152.1 ГК РФ, так как вышеуказанные обстоятельства не поименованы в статье 152.1 ГК РФ в качестве исключений из общего правила, при наличии которых согласие гражданина на использование его изображения получать не требуется.

В данном споре суд также правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и установил, в частности, что изображение гражданина на всех фотографиях являлось основным объектом использования, использование изображения гражданина осуществлено ответчиком без согласия изображенного, что является нарушением статьи 152.1 ГК РФ.

Таким образом, на основании лицензионного договора согласно статьям 1233, 1235, 1286 ГК РФ 95 лицензиат приобретает у лицензиара вовсе не «фотографию», не «изображение гражданина» и не «право на использование изображения гражданина», а имущественное право (исключительное или неисключительное, - в зависимости от условий конкретного лицензионного договора) использования результата интеллектуальной деятельности в установленных договором пределах. В этой связи хотелось бы согласиться с позицией профессора М.В. Волынкиной, утверждающей, что институт интеллектуальной собственности и исключительных прав образуют сложную правовую систему, включающую несколько институциональных уровней, формирование которых обусловливается спецификой общественных отношений в сфере интеллектуальной деятельности, а также естественными свойствами продуктов творческого труда 96. При этом, в этой сложной правовой системе правоотношения в части отдельных продуктов творческого труда, - созданных с использованием изображения гражданина, - регулируются дополнительно нормами статей 150, 152.1 ГК РФ.

Аналогичные выводы следуют из статей 1233, 1234, 1285 ГК РФ 97 и в отношении договора об отчуждении исключительного права, по которому автор или иной правообладатель передает или обязуется передать принадлежащее ему исключительное право на соответствующий результат интеллектуальной деятельности, например, на фотографию или видеофильм, приобретателю.

Таким образом, ни автор произведения (например, фотографии, видеофильма, рисунка и пр.), в котором использовано изображение гражданина, ни обладатель имущественного (исключительного или неисключительно) права на произведение в случаях, если этим лицом является не автор произведения, а иное лицо на основании закона и договора, - не имеют права давать другим лицам согласие на использование изображения гражданина и/или иным образом Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. – с. 88.

Волынкина М.В. Интеллектуальная собственность // Авторское право и смежные права. 2013.

№ 11. - С.5 - 13.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. – с. 88.

«подтверждать» возможность использования изображения гражданина вместо самого гражданина.

С учетом вышеизложенных норм действующего законодательства различные информационные агентства, «фотобанки» и иные лица, специализирующиеся на продаже фото- и видеоматериалов средствам массовой информации для их последующего использования чаще всего указывают в договорах условия, которые, в случае возникновения спора о неправомерном использовании изображения гражданина, позволяют «передающей» стороне сослаться на уведомление (предупреждение) лица, которому предоставляются фото- и видеоматериалы и имущественное право их использования, о том, что вопрос о получении согласия изображенного на использование его изображения «получающая» сторона обязана решить самостоятельно.

В качестве примера можно привести такое достаточно типичное условие:

«Информацию о наличии или отсутствии согласия на публикацию от лиц, изображенных на фотографиях, лицензиат может получить в сопроводительной информации к каждой фотографии. В случае использования фотографий, не имеющих специального разрешения от лиц, изображенных на фотографиях, лицензиат самостоятельно, за свой счет и под собственную ответственность согласовывает такое использование с автором и лицом, изображенным на фотографии или с его законным представителем».

Таким образом, приобретая имущественное право на фотографии, видеоматериалы или иные произведения с изображениями граждан, приобретатели обязаны учитывать, что имущественное авторское право на произведение - это иное право, отличное от права гражданина на изображение, с иным объектом и иными участниками правоотношений, а также учитывать правила статьи 152.1 ГК РФ об обязательности получения согласия гражданина на использование его изображения.

При анализе исследуемого вопроса необходимо также помнить, что «создание произведения» и «использование произведения» - это разные юридические действия.

Из статьи 152.1 ГК РФ следует, что на «создание произведения с использованием изображения гражданина» согласия гражданина не требуется, так как об этом в статье 152.1 ГК РФ не указано, но, на «использование изображения гражданина» - согласие гражданина должно быть получено, так как в статье 152.1 ГК РФ на это указано в императивной форме. Поэтому автор произведения (фотографии, видеофильма, рисунка и пр.) не имеет права самостоятельно использовать изображение гражданина, изображенного в произведении, созданном автором (кроме случаев, когда автор и изображенный являются одним и тем же лицом). Из смысла статьи 152.1 ГК РФ следует, что без согласия изображенного автор произведения может создать произведение (в этом действии закон автора не ограничивает), но, автор не имеет права обнародовать и далее использовать произведение без соответствующего согласия того гражданина, чье изображение использовано в произведении.

Вышеуказанные выводы подтверждаются и единообразием судебной практики последних лет (см. в частности, следующие судебные акты: решение Останкинского районного суда города Москвы от 29.08.2012 года по делу № 2решение Измайловского районного суда города Москвы от 12.02.2013 года по делу № 2-446/13 99, решение Пресненского районного суда города Москвы от 02.08.2013 года по делу № 2-5166/2013 100 и др.), однако с учетом развития технических средств и увеличения числа разнообразных ситуаций, в которых используются изображения граждан, полагаем, что вопрос о соотношении и правильном применении права на изображение гражданина и авторских прав нуждается как в дальнейшем исследовании, так и в дополнительном законодательном регулировании.

Решение Останкинского районного суда города Москвы от 29.08.2012 года по делу № 2Решение Измайловского районного суда города Москвы от 12.02.2013 года по делу № 2Решение Пресненского районного суда города Москвы от 02.08.2013 года по делу № 2Использование изображения гражданина как результат творческой деятельности Изображение гражданина может быть результатом творческой деятельности, в процессе которой создаются произведения, охраняемые авторским правом, например, различные рисунки - портреты, карикатуры, комиксы; произведения, созданные посредством обработки различных материалов (камня, глины, дерева, синтетических масс и пр.) - бюсты, скульптуры, маски, грим; аудиовизуальные произведения, в том числе, с использованием анимационных и мультипликационных технологий, персонажи которых созданы с использованием изображений (внешности) граждан.

В других случаях изображение гражданина возникает в результате деятельности, которая не является творческой, - фотокадры и видеоматериалы, сделанные камерами наблюдения, иными техническими средствами без участия человека в процессе съемки, например, управляемыми с помощью радио или иных видов связи роботами, летательными аппаратами и другими автономными системами, в задачи которых входит сбор, хранение и использование информации, включая изображения граждан. Указанные фотокадры, видеоматериалы и иные подобные объекты по смыслу пункта 6 статье 1259 ГК РФ не могут являться объектами авторских прав, т.е. не являются произведениями, созданными творческим трудом гражданина, и авторским правом не охраняются. При этом, - в силу статьи 152.1 ГК РФ, - лицо, планирующее использовать изображение гражданина, созданное без творческого труда, не освобождается от обязанности получить согласие гражданина на использование его изображения.

Однако, поскольку в подавляющем большинстве случаев изображение гражданина используется в произведениях, охраняемых авторским правом, важно показать, каким образом должно происходить взаимодействие норм авторского права с нормами, регулирующими изображение (внешность) гражданина как нематериального блага, его охрану и защиту.

Согласно положениям статьи 152.1 ГК РФ 101, охраняющей изображение гражданина от несогласованного использования, обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина допускаются только с согласия гражданина. В качестве примеров в норме перечисляются некоторые виды использования: в том числе, фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых изображен гражданин.

Формулировка статьи 152.1 ГК РФ, в которой перечисление частных случаев использования изображения гражданина производится в скобках, с применением вводного словосочетания «в том числе» после указания общего понятия изображение гражданина», - указывает на то, что вышеуказанный перечень частных случаев, которые законодатель оговаривает как конкретные виды «изображения гражданина», - явно не является исчерпывающим.

Приводя в качестве частного случая использования изображения гражданина «произведения изобразительного искусства, в которых он [гражданин] изображен», законодатель указывает на то, что изображением гражданина в смысле статьи 152.1 ГК РФ может быть и изображение, созданное в процессе творчества.

Большое внимание вопросам творчества, в результате которого создаются произведения, уделено в трудах Э.П. Гаврилова, который отмечал, что «под творчеством понимается деятельность человека, порождающая нечто качественно новое и отличающееся неповторимостью, оригинальностью и уникальностью», поясняя при этом: «правильнее считать, что объектом авторского права является любое произведение, в котором проявляется творчество, состоящее либо в создании системы понятий (научное творчество), либо в создании системы образов (художественное творчество)» 102.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. / в редакции Федерального закона от 02.07.2013 года N 142-ФЗ. – с. 86.

Гаврилов Э.П. Советское авторское право. Основные положения. Тенденции развития // Наука, Москва, 1984 г.

Ионас В.Я. предлагает учитывать, что в отличие от оригинального производства мыслей, которое в науке психологии принято называть продуктивным, или творческим мышлением, существует еще производство готовых мыслей, когда человек совершает по правилам логики в заученном порядке мыслительные операции с известными ему понятиями, что в психологии принято называть репродуктивным мышлением. Отсюда Ионас В.Я. делает вывод, что существуют два вида произведений – творческие (объективно выраженные произведения науки, литературы и искусства, а также произведения технического творчества) и нетворческие, создание которых не требует «оригинального производства» идей 103.

Дать абсолютно четко дефинированное определение понятию «творчество», то есть, определить исчерпывающие границы этого понятия, невозможно из-за особой природы самого явления творчества, заключающейся именно в преодолении существующих границ. Мы полагаем, что под творчеством рамочно - следует понимать некую практическую реализацию человеком своих возможностей.

В литературе можно встретить также нижеизложенные определения понятий «творческой деятельности», «творчества»:

«Творческая деятельность, или попросту творчество, представляет собой особую форму умственной работы, при которой мозг человека на основе имеющихся способностей, собственного эмоционального восприятия окружающей действительности, а равно себя самого в этой действительности и приобретенных познаний создает новые идеи, образы, формы изложения, решения различного рода задач, выражает свои чувства и настроения.

Результатом творчества всегда становится нечто отличное (значительно или незначительно) по тем или иным признакам от того, что существовало ранее. При Ионас В.Я. Произведения творчества в гражданском праве // Юридическая литература, Москва, 1972 г.

этом, что особенно важно, творчество носит строго индивидуальный характер.

Одним из результатов творческой деятельности становится произведение…» 104.

«Интеллектуальная (творческая) деятельность - это деятельность человеческого мозга. Мозг, как известно, способен создавать только идеи, идеальные образы, а не предметы материального мира. Следовательно, само произведение - не материальный, а идеальный объект… Объективная форма выражения произведения, строго говоря, является частью понятия «произведение»; это и есть само произведение: если какая-то мысль, идея существует лишь в голове, а объективно не выражена, то произведения еще нет» 105.

В современном понимании творчество - это деятельность, порождающая нечто качественно новое, никогда ранее не существовавшее; создание чего-то нового, ценного не только для данного человека, но и для других; процесс создания субъективных ценностей 106.

Например, для создания фотографии как произведения явно недостаточно просто «нажать кнопку» на соответствующем устройстве. Фотограф должен, в том числе, иметь идею, цель, творческий замысел, концепцию для фотографии, продумать стиль, композицию, сюжет, свет, тени, прочие относящиеся к конкретным фотографиям обстоятельства, навести камеру на объекты, сфокусировать изображения, подобрать настройки камеры для получения качественного изображения, только после этого - «нажать кнопку», а потом еще просмотреть полученные кадры и обработать их с применением специальных программ, а также возможностей своего мышления.

Творчество должно выражаться объективно и исключительно. Объективность (материальная обособленность элемента бытия) - является условием Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части четвертой, постатейный / отв. ред. Л.А. Трахтенгерц // КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2009.

Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации, постатейный / Гаврилов Э.П., Еременко В.И. // Экзамен, 2009.

Свободная энциклопедия «Википедия». // [Электронный ресурс]: URL:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D2%E2%EE%F0%F7%E5%F1%F2%E2%EE (дата обращения:

15.07.2014).

существования, а исключительность (отсутствие сравнительного совпадения с другими элементами бытия) - условием новизны. Объем объективности может не совпадать с объемом исключительности. Принципиально важно, что результат творчества отличает от остальных явлений бытия именно исключительность. Но, не всякая, а только объективно связанная с неким индивидуумом, который и является в силу этой связи автором.

Статьей 1257 ГК РФ определено, что автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано 107. При этом предусмотрено, что лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения, считается его автором, если не доказано иное. Тем самым законодатель признал нецелесообразность доказывания объективной исключительности. Ведь, в действительности, объективная исключительность в том или ином аспекте декларируется самим фактом существования любого явления бытия.

Однако, в контексте нашего исследования правовое значение имеет не исключительность вообще, а та ее составляющая, с которой связано выходящее за рамки законодательного дозволения нарушение. Правовое значение в контексте закрепленного статьей 152.1 ГК РФ права на охрану изображения имеет как раз та объективная исключительность, которая не создана автором, а является индивидуальным свойством изображенного в авторском произведении гражданина.

Исключительность эта и лежит в основе того, что позволяет воспринимать то или иное явление как «чье-то изображение», то есть, - информацию, выражающую что-либо индивидуальное, присущее исключительно изображенному.

Из действующего законодательства не следует никаких специальных условий, позволяющих считать, что правовое значение для применения статьи 152.1 ГК РФ имеют какие-либо свойства этой информации, кроме общеопределяющего критерия, выраженного через функциональный эффект, Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. – с. 88.

заключающийся в самом факте существования изображения гражданина как такового.

Доказательством изображения являются сведения о фактах, на основании которых можно установить наличие информации, выражающей что-либо индивидуальное, присущее исключительно изображенному гражданину. Если это сочетается с информацией, обладающей объективной исключительностью, выраженной в произведении, имеющем автора, то изображение гражданина при этом еще и является результатом творчества, творческого труда автора.

Для установления авторства достаточно указание в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения при отсутствии оспаривания этого и доказательств иного.

Установление информации, выражающей что-либо индивидуальное, присущее исключительно изображенному, производится установлением сведений о тех элементах, имеющихся в исследуемом произведении, которые либо непосредственно являются индивидуальными, то есть, присущими только изображенному гражданину, либо образуют соответствующее сочетание или сочетания, также являющиеся индивидуальными, то есть, присущими только изображенному гражданину.

Для фотографии – это результат фотокопирования информации в статике, который предполагает воспроизведение в фотографии тех элементов внешности гражданина, которые оказались доступны для фотографирования при фотографировании.

Для видеозаписи – это результат фотокопирования информации в динамике, который предполагает воспроизведение в видеозаписи тех элементов внешности гражданина, которые оказались доступны для видеозаписи при видеозаписи.

Для результата творчества, вообще, и произведения изобразительного искусства, в частности, - это результат создания автором в процессе творчества источника информации, выражающей что-либо индивидуальное и при этом присущее изображенному гражданину.

Очевидно, что в случае изображения гражданина (отображения его внешности в объектах материального мира) сами составляющие этот источник информации элементы, являясь в произведении изобразительного искусства результатами творчества, не могут быть результатами фотокопирования, оставаясь при этом источником информации, выражающей что-либо индивидуальное, присущее изображенному гражданину.

Анализ характера вышеуказанной информации, выражающей что-либо индивидуальное, присущее изображенному гражданину, показывает, что она существенно неоднородна, но, подлежит объективному установлению, о чем подробнее рассказано в главе 3 настоящего исследования.

Так, профессор А.М. Зинин полагает, что как бы ни был типизирован портрет, всегда имелся его прототип – конкретный человек, чей внешний облик использован для создания портрета, послужил его основой, отмечая при этом, что внешний облик человека характеризуется совокупностью как индивидуальных, так и типических черт, образующих его пластическую выразительность 108.

Мнение это подтверждается позицией доктора искусствоведения Л.С.

Зингера, который в своей монографической работе «Очерки теории и истории портрета» отмечает, что типичность и портретность – взаимоподкрепляющие, взаимообуславливающие качества: «Всякая копия, чтобы быть верною, должна передавать существенные черты подлинника», добавляя при этом, что «портрет – это чаще всего изображение человека существующего или существовавшего в действительности». Также Л.С. Зингер отмечает, что «для достижения сходства достаточно в портрете раскрыть лишь некоторые черты оригинала, но зато существеннейшие, главные, определяющие» 109.

К аналогичному выводу приходит и М.И. Андроникова в своем исследовании «От прототипа к образу. К проблеме портрета в литературе и в кино», указывая, в частности: «…истоки портрета всегда в единичном, уникальном, совершенно Зинин А.М. Особенности проведения судебно-портретных экспертиз в гражданском судопроизводстве // Цивилист. 2012. № 1.

Зингер Л.С. Очерки теории и истории портрета / М.: Изобразительное искусство, 1986. - С.

18, 38.

конкретном оригинале, прототипе, отложившемся в восприятии автора». При этом М.И. Андроникова отмечает одно очень существенное обстоятельство:

«Совершенно очевидно, что портрет отнюдь не тождественен реальному конкретному человеку как таковому. Человек в портрете – это человек воссозданный, созданный искусством, средствами искусства «по образу и подобию» реального конкретного человека» 110.

Использование изображения гражданина в процессе творчества по сути заключается в том, что автор, ориентируясь на уже существующую информацию, выражающую что-либо индивидуальное, присущее изображаемому автором человеку, создает нечто новое (портрет, скульптуру, фотографию и пр.), но, при этом - содержащее информацию об индивидуальной внешности (изображении) изображаемого автором человека.

Примеры использования индивидуальной внешности (изображений) граждан в портретной живописи (в «жанре портрета») - приведены в приложении № 3; в портретном гриме, изготовленном для съемок соответствующих художественных фильмов об известных исторических личностях, - приведены в приложении № 4; в скульптуре, восковой фигуре и в масках, воссоздающих внешний облик, использующих изображение известных лиц, - наглядно демонстрируются в приложении № 5.

При этом, положения статьи 152.1 ГК РФ прямо запрещают любое использование изображения гражданина без его согласия, в том числе, – и в случаях, когда такое использование производится в процессе творчества.

Ни установленный статьей 152.1 ГК РФ запрет на использование изображения гражданина без его согласия, ни иные правовые нормы, не содержат каких-либо оговорок, связанных с тем, при каком именно процессе творчества должно использоваться изображение гражданина, требующее согласия изображенного.

Андроникова М.И. От прототипа к образу. К проблеме портрета в литературе и в кино / Академия наук СССР, Институт истории искусств Министерства культуры СССР // Наука, Москва, 1974 г.

Указанные в подпунктах 1, 2, 3 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ оговорки (исключения из общего правила о необходимости получения согласия) связаны с другими - «не творческими» - обстоятельствами: государственными или общественными интересами, местом съемки, позированием за плату.

Ошибочно считать, что какое-либо влияние на применение статьи 152.1 ГК РФ могут оказывать обстоятельства, связанные с естественно присущими всякому результативному творческому процессу возникновением и дальнейшей реализацией таких прав, как авторские.

Действительно, результативный творческий процесс, осуществляемый гражданином, в соответствии с положениями статьи 1257 ГК РФ приводит к признанию автора произведения, либо – в соответствии со статьей 1258 ГК РФ – признанию соавторов произведения, которым, согласно статье 1255 ГК РФ принадлежат соответствующие авторские права, а также в случаях, предусмотренных ГК РФ, наряду с авторскими и другие соответствующие права 111.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1255 ГК РФ автору произведения принадлежат: исключительное право на произведение; право авторства; право автора на имя; право на неприкосновенность произведения; право на обнародование произведения. Пункт 3 статьи 1255 ГК РФ предусматривает, что в случаях, предусмотренных ГК РФ, автору произведения наряду с правами, указанными в пункте 2 статьи 1255 ГК РФ, принадлежат другие права, в том числе право на вознаграждение за использование служебного произведения, право на отзыв, право следования, право доступа к произведениям изобразительного искусства.

Согласно главенствующему в демократическом обществе принципу корреляции прав и свобод, закрепленному в пункте 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации 112, осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. При этом, как следует из пункта Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. – с. 88.

Конституция Российской Федерации. – с. 6.

3 статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях обеспечения защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Кроме вышеуказанного в подпунктах 1, 2, 3 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ закрытого перечня случаев, при которых согласие гражданина получать не требуется, нигде больше - ни в ГК РФ, ни в иных федеральных законах ограничений права гражданина на охрану его изображения не выявлено, в том числе, в частностях, касающихся творчества.

Правам на соответствующие результаты творчества – произведения – посвящена глава 70 «Авторское право» ГК РФ, особо определяя при этом права на свободное использование произведений. В вышеуказанной главе 70 «Авторское право» - в статье 1273 ГК РФ предусмотрено «Свободное воспроизведение произведения в личных целях», в статье 1274 ГК РФ – «Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях», в статье 1275 ГК РФ – «Свободное использование произведения путем репродуцирования», в статье 1276 ГК РФ – «Свободное использование произведения, постоянно находящегося в месте, открытом для свободного посещения», в статье 1277 ГК РФ – «Свободное публичное исполнение музыкального произведения», в статье 1278 ГК РФ – «Свободное использование произведения для целей правоприменения», в статье 1279 ГК РФ – «Свободная запись произведения организацией эфирного вещания в целях краткосрочного пользования», в статье 1280 ГК РФ – «Свободное воспроизведение программ для ЭВМ и баз данных. Декомпилирование программ для ЭВМ».

Следует отметить, что все вышеуказанные случаи возникновения права на свободное использование произведения касаются свободного использования произведения именно в отношении предусмотренных главой 70 ГК РФ авторских и других соответствующих прав на произведение, что не должно, следуя пункту 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации, нарушать права и свободы других лиц, в частности, – предусмотренное статьей 152.1 ГК РФ право гражданина на охрану изображения.

Следовательно, если в произведении использовано изображение гражданина, то всякое, предусмотренное главой 70 ГК РФ право на свободное использование такого произведения может осуществляться лишь при условии соблюдения также и предусмотренного статьей 152.1 ГК РФ права на охрану изображения гражданина. Очевидно, что никакое право на произведение, включая и предусмотренное главой 70 «Авторское право» ГК РФ какое-либо из прав на свободное использование произведения, не может и не должно нарушать предусмотренное статьей 152.1 ГК РФ право на охрану изображения гражданина.

Однако, при всей очевидности вышеприведенных выводов, довольно часто возникают конфликтные ситуации, связанные с непониманием того, что к случаям, когда предусмотренное статьей 152.1 ГК РФ согласие гражданина на использование его изображения не требуется, - относятся лишь три вышеуказанных случая исключений, указанные в подпунктах 1, 2, 3 пункта 1 этой же статьи. Например, обладатели авторских прав на фотографию, являющуюся изображением гражданина, зачастую даже не подозревают о том, что реализация этих прав возможна лишь при условии соблюдения предусмотренного статьей

152.1 ГК РФ права того, кто на этой фотографии изображен.

Особое место среди источников подобного рода заблуждений занимает пункт 3 статьи 1274 ГК РФ 113, согласно которому создание произведения в жанре литературной, музыкальной или иной пародии либо в жанре карикатуры на основе другого (оригинального) правомерно обнародованного произведения и использование этой пародии либо карикатуры допускаются без согласия автора или иного обладателя исключительного права на оригинальное произведение и без выплаты ему вознаграждения. В связи с изменениями в ГК РФ, внесенными Федеральным законом от 12.03.2014 № 35-ФЗ, пункт 3 статьи 1274 ГК РФ стал именоваться пунктом 4, что необходимо учитывать при исследовании судебной практики и комментариев ученых относительно пародий и карикатур за период, Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. – с. 88.

предшествующий вступлению в силу указанного закона. 114 Мы в данной работе будем ссылаться на пункт 3 статьи 1274 ГК РФ, так как исследованная нами практика и доктрина сформированы в период, когда данная норма нумеровалась «третьим» пунктом статьи 1274 ГК РФ.

Оставим для отдельного исследования трудности определения объективных критериев, позволяющих отнести произведение к «жанру пародии» либо «жанру карикатуры», в том числе, - из-за отсутствия нормативного определения вышеуказанных понятий.

Оставим пока и то обстоятельство, что предусмотренное в пункте 3 статьи 1274 ГК РФ право свободного использования произведения, созданного в жанре пародии либо карикатуры, - далеко не безусловно, а, как это следует из названия статьи 1274 ГК РФ, - допускается лишь в конкретных целях - «информационных, научных, учебных или культурных», что также не просто в объективном установлении, и уж тем более - в доказывании.

Остановимся в данный момент лишь на том, что - с учетом всех вышеприведенных неясностей, связанных с жанровыми особенностями и с не совсем удачной юридической техникой статьи 1274 ГК РФ, - «догадливых»

искателей вариантов безответственного недобросовестного использования изображений граждан увлекает кажущаяся простота уклонения от привлечения к ответственности по статье 152.1 ГК РФ через ссылку на статью 1274 ГК РФ.

На практике это выражается в искажении используемого изображения гражданина (с применением специальных программ, техники рисунка, использования грима и иных материалов и т.п.), позволяющем заявлять в суде, что созданное подобным образом «нечто» - это может быть «карикатура», может быть «пародия», но главное уже - не изображение гражданина! К тому же это «нечто» - еще и является «произведением», которое как будто бы даже Федеральный закон от 12.03.2014 года N 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Цит. по: КонсультантПлюс. (Дата обращения к источнику - 15.07.2014).

законодательство позволяет использовать «свободно», особенно, если не вдаваться в анализ названия статьи 1274 ГК РФ, которое мало кто читает.

Но, подобные уловки в доводах ответчиков по судебным спорам вводят в заблуждение далеко не всех судей. Показательна в этом отношении оценка карикатур именно в контексте нарушения права на использование изображения гражданина, которую дал Нижегородский областной суд, рассматривая дело № 3по заявлению о нарушениях законодательства о выборах. Суд указал, что законодательство об интеллектуальной собственности не предоставляет какихлибо специальных оснований для использования изображения помимо правил статьи 152.1 ГК, это означает, что при осуществлении авторских прав должен соблюдаться разрешенный режим использования изображения, запечатленного в объекте авторского права»115. Ссылки ответчика на то, что агитационные материалы КПРФ с карикатурами на Путина В.В. не являются использованием изображения гражданина в смысле статьи 152.1 ГК РФ, в этих рисунках использован «собирательный образ», а не изображение Путина В.В., - были отвергнуты судом как необоснованные и незаконные.

Очевидно, что вышеуказанные выводы являются верными и применимыми к случаям использования в карикатурах и в других произведениях изобразительного искусства изображения любого гражданина, а не только Путина В.В.

Однако, в другом судебном споре, связанном с использованием изображения гражданина «М» 116. в художественном фильме «Д» 117, судами первой и апелляционной инстанций, напротив, явно ошибочно применен пункт 3 статьи 1274 ГК РФ со ссылкой на то, что созданный в фильме образ, черты которого имеют схожесть с истцом, «имеет признаки пародии» 118 119. Данный вывод судов нельзя рассматривать как основанный на законе, т.к. согласно пункту Решение Нижегородского областного суда от 02.12.2011 года по делу № 3-179/11.

ФИО скрыты автором.

Название фильма скрыто автором.

Решение Останкинского районного суда г. Москвы от 29.05.2013 года по делу № 2-1076/13.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда от 30.08.2013 года по делу № 11-27507.

3 статьи 1274 ГК РФ создание не вообще чего-либо, а именно «произведения в жанре литературной, музыкальной или иной пародии либо в жанре карикатуры на основе другого (оригинального) правомерно обнародованного произведения», допускается без согласия автора или иного обладателя исключительного права на оригинальное произведение, послужившее основой для пародии или карикатуры.

Но, такого «другого (оригинального) правомерно обнародованного произведения»

- не имелось, и судом по делу не установлено. Производители фильма «Д»

использовали внешность гражданина «М», создав средствами грима его почти точную «копию», при этом наделили получившийся персонаж негативными качествами и чертами поведения. Использование его внешности с «М» - как с обладателем нематериального блага на индивидуальную внешность и обладателем права на охрану изображения индивидуальной внешности согласовано не было. Полагаем, что в данном деле вывод суда, что «… в художественном фильме … показана пародия на собирательный образ российского шоу-мена - эстрадного исполнителя, созданная на основе переработок различных образов», - не основан на доказательствах и входит в противоречие со статьями 152.1, 1274 ГК РФ.

Как было обосновано выше, возможность использования изображения (внешности) гражданина без согласия изображенного в статье 1274 ГК РФ не рассматривается, и статья 1274 ГК РФ правоотношения, возникающие при использовании третьими лицами изображения гражданина (независимо от «жанров» получившихся в результате переработки произведений, прочих творческих усилий переработчика и иных обстоятельств), - вообще не регулирует.

Вышеизложенные правовые подходы отнюдь не являются революционно новыми. На охрану изображения гражданина, использованного в произведении изобразительного искусства, была направлена и статья 514 Гражданского кодекса РСФСР 1964 года, действовавшая до 01 января 2008 года.

Э.П. Гаврилов еще в начале восьмидесятых годов прошлого века совершенно правильно указывал, что «право на охрану личной (интимной) сферы, включающее и право на изображение, по смыслу закона должно распространяться на любые произведения, публикация которых затрагивает интересы определенного лица» 120.

Заслуживает внимания и вывод В.Я. Ионаса, который разъяснял, что «…право лица на собственное изображение ничего общего с авторским правом (правом на творческое произведение) не имеет. Этот такое же субъективное гражданское право, как право на заключение брака, право на гражданское имя и т.д.» 121.

В. Ефременко, исследуя случаи нарушений права на собственное изображение, приходит к верному по правоохранительному направлению выводу о том, что из правомочия охраны интересов гражданина, изображенного в произведениях изобразительного искусства, «также вытекает право запрета использования изображения в пародийных постановках, т.к. исполнитель умышленно желает показать его в комической форме, которая порочит честь, достоинство и деловую репутацию» 122. При этом, - что является большим плюсом российского законодательства об охране изображений, - статья 152.1 ГК РФ охраняет право гражданина на использование его изображения широко и всеобъемлюще - независимо от «жанров», умысла или иных мотивов лиц, несогласованно использовавших изображение гражданина.

Все вышеизложенное - очевидно, но, в основном для специалистов, имеющих определенную юридическую подготовку, наличие которой, к сожалению, маловероятно у лиц, права которых нарушаются.

Правонарушители же, наоборот, проявляют «чудеса» словесной и производственной изворотливости в достижении своей цели несогласованно и безвозмездно использовать изображения граждан и избегать при этом привлечения к ответственности.

Гаврилов Э.П. Советское авторское право. Основные положения. Тенденции развития // Наука, Москва, 1984 г.

Ионас В.Я. Произведения творчества в гражданском праве // Юридическая литература, Москва, 1972 г.

Ефременко В. О праве на собственное изображение // 2003, 2004. // [Электронный ресурс]:

URL: http://www.internet-law.ru/intlaw/articles/efrem.htm (дата обращения: 15.07.2014).

Такого рода обстоятельствами, видимо, и объясняется та, складывающаяся в настоящее время парадоксальная ситуация, когда массово грубо нарушается предусмотренное статьей 152.1 ГК РФ право на охрану изображения гражданина.

Однако, никаких значительных последствий для правонарушителей это пока не создает, не только дискредитируя сам принцип реальности и неотвратимости ответственности за правонарушение, но и стимулируя развитие целого «пласта»

общественных, а вернее сказать, – антиобщественных отношений, основанных на коммерческом неправомерном использований изображений граждан без их согласия, в том числе, «под прикрытием» незаконных ссылок на «собирательные образы», «признаки» пародии или карикатуры, «авторские права» и т.п.

В сложившейся обстановке представляется крайне важным разработка и внедрение соответствующего комплекса мер, широко и всесторонне стимулирующих общественные процессы, направленные на профилактику и пресечение правонарушений, связанных с нарушением охраняемого статьей 152.1 ГК РФ права на изображение гражданина.

К таким мерам, прежде всего, должны относиться мероприятия, направленные на повышение уровня информированности населения и юридической общественности, включая и адвокатуру, о реальных возможностях охраны и защиты предусмотренного статьей 152.1 ГК РФ права на изображение гражданина, включая информационные сообщения, освещающие уже состоявшиеся решения, круглые столы и иные формы обсуждения и формализации проблемы с участием представителей органов исполнительной, законодательной и судебной власти.

Полагаем, что следует также предметно и целенаправленно проводить работу по повышению квалификации судей в вопросах правильного применения статьи 152.1 ГК РФ.

Существенное значение могло бы иметь соответствующее обобщение судебной практики по делам, связанным с защитой права на изображение гражданина, актуальность которого в настоящее время очень высока.

Глава 3. Проблемы правового регулирования на примерах наиболее распространенных способов неправомерного использования изображений граждан § 1.

Использование изображений граждан в печатной продукции, в аудиовизуальных произведениях, в том числе, созданных в жанре «пародии» или «карикатуры»

Коммерциализация средств массовой информации (далее – «СМИ») и их стремление в погоне за прибылью постоянно чем-то привлекать и поддерживать внимание потребительской аудитории стали причиной того, что и в России примерно с 90-х годов прошлого столетия существенную нишу на рынке медиапродукции занимают так называемые «желтые» (бульварные) и таблоидные СМИ

– печатные, телевизионные, а в настоящее время еще и сетевые. Специалисты отмечают, что эти виды СМИ не являются синонимами и имеют следующие отличия: «желтые» СМИ специализируются на изложении материалов, содержащих слухи, скандалы, негативные сенсации, связанные с жизнью звезд, персон шоу-бизнеса; таблоидные СМИ представляют собой массовый продукт, репрезентирующий весь спектр новостей, но, - отредактированный в определенных нарративно-стилистических рамках 123.

И желтые и таблоидные СМИ подают информацию в упрощенной, не требующей размышлений форме, повествовательность текста сенсационна и интригующа, визуальный ряд насыщен фотографиями, рисунками, видеокадрами, динамичные и манипулятивные печатные заголовки и теле-анонсы эффективно выполняют свою роль привлечения внимания населения. Потребителями желтой Лесная М.В. Топология современных таблоидных СМИ России, Великобритании и США.

Автореферат. // [Электронный ресурс]: URL: http://www.dissercat.com/content/kognitivnoeissledovanie-fitomorfnoi-metafory-v-sovremennykh-politicheskikh-diskursakh-rossi (дата обращения: 15.07.2014).

и таблоидной продукции является, к сожалению, значительная часть российских граждан, особенно в городах. Соответственно, рынок потребителей этой продукции - огромен.

И везде - во всех желтых и таблоидных СМИ, а также в большинстве иной зрелищно-развлекательной продукции, - основным материалом, из которого она создается, являются изображения граждан, текст и, при наличии соответствующей возможности, музыкальное сопровождение. Причем, если необходимость оплаты лицам, участвующим в создании текста и музыки, а также обслуживающим все прочие участки создания и сбыта зрелищно-развлекательной продукции, - не ставится под сомнение, является общепринятой и даже закреплена в соответствующих правовых нормах, то необходимость оплаты гражданам, чьи изображения используются в этой и любой иной продукции, - пока не стала частью общепринятой цивилизованной практики, равно как и не нашла своего закрепления в законе.

Более того, за возможность продолжать беспрепятственно и бесплатно использовать изображения граждан медиа-индустрия ведет агрессивную борьбу в судебных спорах, так как судебные решения в значительной мере формируют поведение участников оборота, позволяют прогнозировать возможные негативные последствия противоправного, но, выгодного с коммерческой точки зрения, поведения, а также размер связанных с противоправным поведением издержек, включая компенсацию морального вреда, судебные расходы, изъятие из оборота и уничтожение тиража, общественное мнение и пр.

Вышеизложенные очевидные реалии современной российской действительности сообщаются автором с целью демонстрации масштаба проблемы несогласованного использования изображений граждан, что в очередной раз подтверждает актуальность нашего исследования и выработки надлежащих правовых механизмов защиты граждан от несогласованного использования их изображений.

Для выработки надлежащих правовых механизмов следует проанализировать наиболее распространенные способы неправомерного использования изображений граждан в сочетании с доводами правонарушителей и дать им правовую оценку, что осуществлено в настоящем разделе исследования:

Использование изображений граждан в печатной продукции, в том числе, в публикациях о частной жизни граждан.

По делам о защите права на изображение, в том числе, при несогласованном использовании изображения гражданина в печатной продукции, доказыванию подлежит факт использования изображения гражданина и факт неполучения ответчиком согласия гражданина (который чаще всего является истцом) на использование его изображения в соответствующей публикации в СМИ или на ином носителе информации.

Проблемы доказывания факта причинения гражданину морального вреда несогласованным использованием его изображения и обоснования размера компенсации вреда - как являющиеся общими для всех способов неправомерного использования изображений - изложены отдельно в главе 4 настоящего исследования.

Факт использования изображения гражданина в газетах, журналах и прочей печатной продукции в доказывании прост - необходимо представить суду подлинник или надлежаще заверенную библиотекой копию соответствующего печатного издания, в котором использовано изображение гражданина. Факт неполучения согласия изображенного также не сложен в доказывании и зачастую даже признается ответчиками.

Осложняют разрешение данных дел в основном ненадлежащие действия ответчиков, которые сообщают в споре массу не относящихся к делу и к диспозиции статьи 152.1 ГК РФ доводов, вынуждая суд исследовать эти доводы и давать им мотивированную правовую оценку.

Хотя, нарушением статьи 152.1 ГК РФ является любое (за исключением трех указанных в норме изъятий) несогласованное использование изображения гражданина, на практике необходимость обращения в суд за защитой нарушенного права на изображение чаще всего возникает, когда изображение гражданина использовано в печатной продукции без согласия изображенного в следующих случаях:

1) в отрыве от события, в связи с которым оно было создано; с монтажом фона и/или дополнительных фрагментов, придающих псевдодостоверность выдуманной истории; пример такого использования см. в приложении № 2 (изображение 2/2) – использование изображений известных артистов и продюсеров в передаче «Попса. История всероссийского обмана», выпушенной в эфир и распространенной на сайте одного из ведущих российских каналов;

аналогичные несогласованные манипуляции с изображениями массово применяются и в печатной продукции;

2) когда изображение сопровождается ненадлежащим (оскорбительными, вульгарными, издевательскими, не соответствующими действительности и т.п.) заголовками и/или иным текстом; пример такого использования см. в приложении № 6 (изображение 6/1) - изображения известных артистов «изъяты» из реальных обстоятельств, в которых они были сделаны, смонтированы вместе в одну искусственную «картинку» и сопровождены ненадлежащими заголовками, что все вместе создает у читателя иллюзию достоверности;

3) когда изображение гражданина искажено или иным образом изменено, что обычно сочетается с ненадлежащим текстом (например, с обидными, порочащими высказываниями в адрес гражданина, чем «грешат» отдельные СМИ, решая какую-то «свою» задачу в ущерб правам и законным интересам гражданина); пример такого использования см. в приложении № 6 (изображение 6/2) - изображение известного артиста предположительно подверглось обработке (искажению) с помощью специальной компьютерной программы и сопровождено обидным, унижающим человеческое достоинство заголовком;

4) в сочетании со сведениями о частной жизни гражданина (в том числе, под видом «журналистских расследований», «репортажей», «интервью» и т.п.), собранными и распространенными без согласия гражданина, в нарушение императивных норм, запрещающих сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни гражданина без его согласия (пункт 1 статьи 24 Конституции Российской Федерации) 124, обязывающих журналиста получать согласие, за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов, на распространение в СМИ сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законного представителя (подпункт 5 статьи 49 Закона «О средствах массовой информации) 125 ; пример такого использования приведен в приложении № 7 - фотография известной певицы без ее согласия смонтирована с текстом, касающимся ее частной жизни, чем нарушено не только право на изображение гражданина, но и право на неприкосновенность частной жизни.

В «Обзоре практики рассмотрения судами Российской Федерации дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта» 126 Верховный суд Российской Федерации разъяснял, что концепция частной жизни распространяется на аспекты, относящиеся к установлению личности, в частности на изображение лица.

Ответчик обычно объясняет, что согласия гражданина, чье изображение использовано, «не спрашивали и не получали, так как этого не требовалось», по следующим причинам (всем вместе или по части из них):

1) истец является публичным лицом и известным в обществе человеком, имеет «публичную профессию», границы частной жизни публичных лиц значительно «уже», чем у обычных людей, поэтому получать согласие публичных лиц на распространение сведений об их частной жизни и использование их изображений журналистам не требуется;

2) использование изображения истца обусловлено общественным, публичным интересом; изображение истца получено при съемке на публичном Конституция Российской Федерации. – с. 6.

Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 года № 2124-1 // Российская газета, 08.02.1992 года N 32, в редакции федеральных законов от 02.07.2013 № 158-ФЗ, № 185ФЗ. // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 08.07.2013. Цит. по: КонсультантПлюс. (Дата обращения к источнику - 15.07.2014).

Обзор практики по делам о неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта, Бюллетень Верховного Суда РФ от 26.12.2007 года № 12.

мероприятии, сделано аккредитованным фотографом и/или приобретено у «фотобанка» или иного лица по договору;

3) изображение истца не является основным объектом использования, поскольку на фотографии расположены также другие граждане и/или предметы;

4) фотографии сняты в доброжелательной обстановке, гражданин на них улыбается, не загораживается от съемки.

Доводы о том, что использование изображения не доказано, или «изображен не гражданин», в спорах по печатным публикациям - в отличие от споров по аудиовизуальным произведениям, - заявляются ответчиками редко, так как слишком очевидно, что эти доводы будут не соответствовать действительности.

Суды в основном дают правильную оценку доводам ответчиков в спорах по печатным публикациям и отвергают эти доводы как незаконные, что за 2012-2014 годы сформировало единообразную и законную судебную практику, которую целесообразно проиллюстрировать следующими примерами.

1) Довод о «публичности профессии» изображенного лица:

В деле по иску известного певца к газете, позиционирующей себя на рынке как «первый российский таблоид», Московский городской суд, оставляя в силе принятое в пользу истца решение Савеловского районного суда города Москвы, определил: «Суд правильно указал, что публичность профессии ЛГВ не влияет на оценку действий ответчика при применении статей 23, 24 Конституции РФ, статей 150, 151 ГК РФ и не освобождает ответчика от обязанности получить согласие ЛГВ на распространение сведений о его личной (частной) жизни. Из статьи 152.1 ГК РФ также не следует, что публичность профессии гражданина сама по себе является основанием для использования изображения гражданина другими лицами без согласия изображенного, такой случай в статье 152.1 ГК РФ не указан» 127.

Так как материалы о частной жизни для придания повествованию ощущения «натуральности, подлинности» чаще всего сопровождаются Апелляционное определение Московского городского суда от 06.09.2013 года по делу № 11изображениями граждан (в основном - фотографиями и кадрами видеозаписей), еще раз обратим внимание на то, что в России, - в отличие от большинства стран мира, - право на изображение гражданина охраняется отдельными правовыми нормами Гражданского кодекса. Автор обоснованно полагает, что российское законодательство шире и качественнее, чем во многих других странах, регулирует правоотношения в области использования изображений граждан, однако в специальных законах, регулирующих правоотношения в области информации и деятельности средств массовой информации, вопросы охраны изображения, - в отличие от охраны неприкосновенности частной жизни, - не нашли своего отражения, что ослабляет защиту прав изображенных.

В связи с этим автор предлагает дополнить указанную в пункте 5 статьи 49 Закона «О средствах массовой информации» обязанность журналиста «получать согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов) на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей» обязанностью «получать согласие (за исключением случаев, определенных статьей 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации) на использование изображения гражданина».

Также предлагается дополнить указанную в статье 10.2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»

обязанность владельца сайта и (или) страницы сайта в сети «Интернет» «не допускать распространение информации о частной жизни гражданина с нарушением гражданского законодательства» обязанностью «не допускать использование изображения гражданина с нарушением гражданского законодательства».

В дальнейшей работе российских органов и организаций по совершенствованию гражданского законодательства предлагается руководствоваться тем, что право на охрану изображения является самостоятельным правовым институтом, и регулирование сферы частной жизни не должно заменять регулирования сферы использования, охраны и защиты изображений граждан.

2) Довод об «общественном или ином публичном интересе» и «известности» гражданина:

Газета использовала изображение известного эстрадного исполнителя в сочетании с оскорбительным текстом, представленным как поступившее в редакцию «письмо читателя». В апелляционном определении Московского городского суда от 02.08.2013 года, оставившем в силе решение первой инстанции об удовлетворении иска о защите права истца на изображение, указано: « … обнародование изображения истца под письмом читателя, высказывающего личное мнение о внешности певца, не может считаться общественным или публичным интересом, несмотря на то, что истец является хорошо известной личностью. Действующее законодательство не предусматривает освобождение ответчика от ответственности за нарушение права на изображение по принципу общеизвестности лица» 128.

3) Довод о съемке в «публичном месте» (результаты которой использованы не для описания снятого события):

В деле по иску известного певца к газете, называющейся «Желтая газета», Измайловский районный суд г. Москвы, удовлетворяя иск певца, указал в решении, что «довод ответчика о том, что данная фотография сделана на концерте «Новая волна» в Юрмале аккредитованным фотографом, … не может являться правомерным для использования данной фотографии не для описания событий указанного концерта» 129. Апелляционная инстанция оставила данное решение в силе.

4) «Основной объект использования»:

В газете из категории «желтой прессы» без согласия известной певицы использовано ее изображение, сделанное на концерте, в сочетании с информацией о частной жизни певицы - «историей» о том, как она будет воспитывать своего Апелляционное определение Московского городского суда от 02.08.2013 года по делу № 11Решение Измайловского районного суда г. Москвы от 12.02.2013 года по делу № 2-446/13.

ребенка. Суд первой инстанции отказал в иске о защите права на изображение певицы, неправильно применив статью 152.1 ГК РФ и указав, что: «… согласия истца на распространение его изображения не требовалось, истец является публичным лицом, а потому его утверждения о неправомерности использования изображения являются несостоятельными». Суд апелляционной инстанции указанное решение отменил и постановил по делу новое решение, которым исковые требования певицы удовлетворил. При рассмотрении данного дела судебная коллегия Московского городского суда дала подробное разъяснение по применению подпункта 2 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ, указав: «Довод ответчика о том, что фотография истицы, используемая в газете, была сделана в публичном месте, на концерте, в связи с чем её согласие на использование изображения не требовалось, также не может быть признан законным, поскольку пункт 2 статьи

152.1 ГК РФ об использовании без согласия гражданина его изображения, сделанного на публичном мероприятии, имеет существенную оговорку - если такое изображение не является основным объектом использования. Если изображение, сделанное на публичном мероприятии, является основным объектом использования, требуется согласие изображенного на использование такого изображения. Изображение не будет являться основным объектом использования, если используемое изображение служит иллюстрацией для репортажа о проведенном публичном мероприятии, на котором было сделано изображение, при этом не должно акцентироваться внимание воспринимающих информацию третьих лиц именно на изображении гражданина, то есть на изображении должны присутствовать и другие лица или объекты, которые были на данном мероприятии. На помещенной в газете «….» за …. г. фотографии истицы, наоборот, выделена крупным планом только истица, фон размыт, никакие другие лица или объекты не присутствуют, статья, которую иллюстрирует данное изображение, не рассказывает о каком-либо публичном мероприятии, в котором принимала участия истица, в связи с чем данное изображение истицы можно признать основным объектом использования, что влечет за собой необходимость получения её согласия на использование этого изображения, однако, ответчик не представил доказательств получения такого согласия» 130.

5) Довод о «хорошей фотографии» и «съемке в доброжелательной обстановке»:

Ссылки ответчиков на то, что гражданин на фотографиях «хорошо выглядит», «снят в доброжелательной обстановке», «не заслоняется от съемки», и в такой ситуации непонятно, как гражданину вообще могло прийти в голову обратиться в суд, - типичны при рассмотрении дел о несогласованном использовании изображений граждан.

Суды такие доводы правильно считают не относящимися к делу при применении статьи 152.1 ГК РФ и обычно мотивируют свой вывод аналогично нижеизложенному в решении Савеловского районного суда г.

Москвы, а именно:

«Доводы представителей ответчика о том, что все фотографии, которыми проиллюстрирована статья, сняты в доброжелательной обстановке, с близкими людьми, в минуты радости и торжественные моменты, по мнению суда, правового значения для рассмотрения возникшего спора не имеют, поскольку своего согласия на опубликование фотографий в журнале истец не давал, что следует из объяснений самого истца, показаний свидетеля и не оспаривалось ответчиками в судебном заседании» 131.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |



Похожие работы:

«Илья Альтман Неизвестная "Черная книга" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9245524 Неизвестная “Черная книга” под редакцией Василия Гроссмана и Ильи Эренбурга / сост. Илья Альтма...»

«СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ФИЛИАЛ В ГОРОДЕ ВОЛОГДЕ Кафедра общественных дисциплин УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО КУРСУ СУДЕБНОЕ ПРАВО Специальность "Государственное и муниципальное управление" Вологда Р а з д е л I. ИНФОРМАЦИЯ О ЦЕЛЯХ И ЗАДАЧАХ...»

«Оглавление Внедрение и настройка Создание "Справочника начислений" Заполнение "Условий оплаты труда" Штатная эксплуатация Заполнение Выработки (по организации или по человеку) Приложение Список а...»

«Евгения Шацкая Средняя школа стервы. Мужчины: пособие по приобретению, эксплуатации и уходу. Пошаговая технология Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3260585 Средняя школа стервы...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тихоокеанский государственный университет Юридический факультет Кафедра гражданского права и предпринимательской деятельности ТРУД...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..3 1. Общая характеристика института залога..8 1.1. Понятие и признаки залога..8 1.2. Правовая природа залога..12 1.3. Виды залога и основания его возникновения.19 2. Система учета уведомлений о залоге движимого имущества.26 2.1. Общая характеристика..26 2.2....»

«УТВЕРЖДЕНЫ приказом ООО "АльфаСтрахованиеЖизнь" от 15.01.2014 № 8 ПРАВИЛА СТРАХОВАНИЯ ОТ НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЕВ И ЗАБОЛЕВАНИЙ ОПРЕДЕЛЕНИЯ Страховщик – ООО "АльфаСтрахование-Жизнь", юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством Российской Федерации для осуществления страховой деятельности, дейст...»

«ЗАЩИТА РОССИЙСКОЙ ПРОКУРАТУРОЙ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В.Г. БЕССАРАБОВ, К.А. КАШАЕВ Бессарабов Владимир Григорьевич доктор юридических наук, государственный советник юстиции 3 класса, почетный работник прокуратуры Российской Федер...»

«Дмитрий Алексеевич Глуховский Метро 2033 Серия "Метро", книга 1 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=128391 Метро 2033: [роман] / Дмитрий Глуховский: АСТ, Астрель; Москва; 2015 ISBN 978-5-17-091382-4 Аннотация Двадцат...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Гри...»

«Руководство пользователя БД "Учет рабочего времени" версия 3.1 www.access-program.jimdo.com ОГЛАВЛЕНИЕ 1. Для кого эта программа.2. Возможности 3. Установка, требования к системе.4. Работа в программе 4.1 Заполнение справочников 4.1.1 Справочник "Подраздел...»

«РЭСПУБЛІКА БЕЛАРУСЬ РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ Міністэрства аховы здароўя Министерство здравоохранения ГАЛОЎНЫ ДЗЯРЖАЎНЫ ГЛАВНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ САНІТАРНЫ ЎРАЧ САНИТАРНЫЙ ВРАЧ РЭСПУБЛІКІ БЕЛАРУСЬ...»

«Руководство по эксплуатации FS-1100 FS-1024MFP/FS-1124MFP FS-1300D Введение Спасибо Вам за покупку FS-1024MFP/FS-1124MFP. Настоящее руководство содержит сведения по эксплуатации и техобслуживанию аппарата, а также описание несложных действий по устранению возникающих неполадок и поддержанию аппара...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный юридический университет имени...»

«СОДЕРЖАНИЕ № Наименование разделов стр. Целевой раздел Пояснительная записка: 3 1.1 Цели и задачи реализации программы. Принципы и подходы к формированию рабочей программы. Психолого-педагог...»

«Как организовать предоставление платных образовательных услуг Маргарита Смирнованачальник отдела внутреннего контроля и аудита средней общеобразовательной школы № 170 им. А.П. Чехова г. Москвы Екатерина Демидовастарший юрист-редактор справочной...»

«Лошкобанова Яна Валерьевна ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ПОДОЗРЕВАЕМОГО, ОБВИНЯЕМОГО И ПОТЕРПЕВШЕГО ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОСУДЕБНОГО СОГЛАШЕНИЯ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ Специальность 12.00.09 – уголовны...»

«115280, г. Москва ТЕХНОЛОГИИ ул. Ленинская Слобода, д.26, ком. 82 ЭЛЕКТРОННОГО тел.: 8-800-555-36-69 ДОКУМЕНТООБОРОТА e-mail: ru@edi.su www.ecom-info.com Правила работы по EDI с магазинами "Магнит" Ответы на вопросы участников вебинара 25 августа, 2016 г. ТОРГ-12 1....»

«ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАЯТИЯ ПО ДИСЦИПЛИНЕ "СУДОУСТРОЙСТВО" ДЛЯ СТУДЕНТОВ СПЕЦИАЛЬНОСТИ "ПСИХОЛОГИЯ", ДНЕВНОЙ ФОРМЫ ОБУЧЕНИЯ РЕКОМЕНДУЕМЫЕ УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ ПО СУДОУСТРОЙСТВУ: 1. Сенько, А.С. Судоустройство: ответы на экзаменационные вопросы. 7-е изд., переработанное /ТетраЛит.2014 -168 с. 2. Бруй М.Г. Судоустройство: программы, УС...»

«Содержание дискуссии Фонда Открытой Эстонии „Голоса России: Власть и духовность в сегодняшней России“ 19 августа 2016 года в деревне Кясму Суть путинского режима и его будущее Живой к...»

«АННОТАЦИЯ к рабочей программе по предмету "ОБЖ" в 5 – 9 классах Рабочая программа по предмету "Основы безопасности жизнедеятельности" для 5-9 классов составлена на основе следующих нормативноправовых документов:Федерального З...»

«15. Избирательное право детей, исполняемое родителями: институт гармонии Книга Лев Семашко Марта Девит Избирательное право детей – ключ к решению проблем детства Санкт-Петербург Семашко Л.М. и Девит...»

«Вестник Томского государственного университета. Право. 2016. №2 (20) УДК 347.4 DOI: 10.17223/22253513/20/14 Е.С. Терди НЕВОЗМОЖНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ ТУРЦИИ И ШВЕЙЦАРИИ В КОНТЕКСТЕ РЕФОРМЫ ГК РФ: ОСОБЕННОСТИ РЕЦЕПЦИИ И РАЗВИТИЯ (ЧАСТ...»

«Малов Григорий Александрович Кредитные организации на срочном рынке: вопросы правового регулирования Специальность 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва 2015 Диссертация выполнена в федеральном государств...»

«Резяпов Айдар Айратович Окончание предварительного расследования с обвинительным заключением (актом, постановлением) и направление уголовного дела в суд Специальность 12.00.09 – Уголовный процесс Диссертация на соискание ученой степ...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.