WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

«РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РИСКА СЛУЧАЙНЫХ УБЫТКОВ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ ...»

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Канев Динар Ринатович

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РИСКА СЛУЧАЙНЫХ УБЫТКОВ

В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Санкт-Петербург

Работа выполнена на кафедре гражданского права юридического факультета ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет»

Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права Санкт-Петербургского государственного университета, академик РАН Толстой Юрий Кириллович

Официальные оппоненты - доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой гражданского процесса Санкт-Петербургского государственного университета, член-корреспондент РАН Мусин Валерий Абрамович кандидат юридических наук, партнер Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

Архипов Денис Анатольевич

– ФГБОУ ВПО «Уральская государственная

Ведущая организация юридическая академия»

Защита состоится «____» ____________ 2013 г. в ____ час. ____ мин. на заседании диссертационного совета Д 212.232.04 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199026, Санкт-Петербург, В.О., 22 линия, д. 7, зал заседания Ученого Совета.



С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. А.М.

Горького Санкт-Петербургского государственного университета (199034, СанктПетербург, Университетская наб., д. 7/9).

Автореферат разослан «_____» ______________ 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат юридических наук, доцент В.С. Иваненко

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений характеризуется усложнением правовых форм распределения рисков.

Смена общественно-экономического уклада, начавшаяся в нашей стране свыше двух десятилетий назад, предоставила участникам имущественного оборота значительно большую свободу. Вместе с тем обратной стороной свободы экономической деятельности, закрепленной ныне в ст. 8 Конституции Российской Федерации, выступает возрастание риска субъектов данной деятельности. Это выражается, например, в осуществлении предпринимательской деятельности «на свой риск» (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК). В обязательствах, связанных с такой деятельностью, расширены границы ответственности должника по сравнению с традиционной ответственностью на началах вины (п. 3 ст. 401 ГК).

В то же время развивается страхование, по самой своей природе направленное на защиту от рисков. В части второй ГК разграничиваются виды имущественного страхования и соответствующие им правовые режимы: наряду со страхованием имущества (ст. 930 ГК), выделяются также страхование риска ответственности (ст. 931 и ст. 932 ГК) и страхование предпринимательского риска (ст. 933 ГК). Дифференциация страховых форм защиты – это шаг вперед на пути детального правового урегулирования соответствующих отношений. В то же время она породила немало вопросов. Так, на практике возникает вопрос о соотношении риска ответственности с иными видами рисков.





Не определив соотношение риска ответственности и иных видов риска, невозможно определить место каждого из видов имущественного страхования в системе правовых норм, регулирующих страховые отношения. В правоприменительной практике это часто приводит к тому, что страхование риска ответственности подменяется страхованием имущества.

Усложнение правовых форм распределения рисков требует более четкого регулирования соответствующих отношений, но без понимания места каждой из этих форм в их системе нельзя обеспечить непротиворечивость такого регулирования. Определить же место каждой из правовых форм распределения риска невозможно без определения самих видов риска.

Предмет работы составляют теоретические и практические проблемы распределения риска случайных убытков как одного из видов риска в гражданском праве.

Под случайными убытками в данном исследовании понимаются убытки, причиненные нарушением обязательства, наступившим без вины субъектов обязательства. Отсюда риск случайных убытков – возможность причинения кредитору убытков при отсутствии вины субъектов обязательства.

Цель работы состоит в системном исследовании ответственности и страхования как правовых форм, в рамках которых риск случайных убытков возлагается на одного из участников оборота.

Для достижения данной цели поставлены следующие задачи.

1. Рассмотреть понятие риска в связи с категориями «распределение риска», «возложение риска», «несение риска», «передача риска».

2. Рассмотреть основные виды риска в гражданском праве.

3. Дать характеристику основных правовых форм распределения рисков в гражданском праве.

4. Определить соотношение риска и ответственности в гражданском праве.

5. Определить основание безвиновной ответственности должника в обязательстве.

6. Проанализировать страховые формы распределения риска случайных убытков.

7. Выработать и обосновать рекомендации по изменению и применению правовых норм, регулирующих распределение риска случайных убытков.

Методология исследования. Работа выполнена с использованием как общенаучных (индукция, дедукция, синтез, анализ, метод восхождения от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному), так и специально-юридических методов исследования. В работе также использованы положения науки управления рисками.

Особо следует сказать о системном анализе как методе научного познания.

Цивилистика нуждается в исследовании не только отдельных категорий гражданского права, но и их соотношения в рамках системы, элементами которой они являются. Так, исследование страхования риска ответственности за нарушение договора (ст. 932 ГК) невозможно без рассмотрения таких категорий, как риск и ответственность. Здесь же возникает вопрос о соотношении риска и ответственности, так как законодатель часто использует данные категории в одних и тех же целях – для определения лица, на которое будут отнесены неблагоприятные имущественные последствия.

Теоретическую основу диссертации составили труды М.М. Агаркова, Д.А.

Архипова, С.И. Аскназия, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, А.Ю. Бушева, А.В.

Венедиктова, Ф.А. Вячеславова, В.П. Грибанова, О.В. Дмитриевой, Н.Д.

Егорова, Л.Г. Ефимовой, О.С. Иоффе, О.А. Красавчикова, Л.В. Кузнецовой, Э.Ю. Ломидзе, Я.М. Магазинера, Н.С. Малеина, С.В. Михайлова, В.А. Мусина, В.А. Ойгензихта, Е.В. Пассека, И.А. Покровского, В.К. Райхера, Н.Ю.

Рассказовой, О.Н. Садикова, В.И. Серебровского, А.А. Симолина, М.С.

Синявской, В.Т. Смирнова, А.А. Собчака, Е.А. Суханова, Ю.Б. Фогельсона и ряда других отечественных и иностранных авторов.

Нормативную основу исследования составили нормы российского законодательства. В работе использованы положения Концепции развития гражданского законодательства и разработанного на ее основе Проекта изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации.

Эмпирическую основу исследования составила судебная практика, а также правила страхования ряда страховых компаний.

Научная новизна исследования выражается в положениях, выносимых на защиту, и обусловлена тем, что оно представляет собой системное исследование гражданско-правовых форм распределения риска случайных убытков.

В частности, на защиту выносятся следующие положения.

1. Виды риска в гражданском праве следует разграничивать не только по вызывающей их причине, но и по последствиям, в которых риск реализуется.

Так, определение риска случайной гибели (повреждения) имущества как самой опасности его гибели или повреждения не в полной мере раскрывает содержание данного понятия. В таком определении акцент сделан только на причину отрицательных имущественных последствий (случайную гибель или повреждение вещи). Однако данная причина может повлечь различные виды отрицательных имущественных последствий: например, обязанность покупателя уплатить покупную цену, несмотря на гибель (повреждение) товара до перехода права собственности (ст. 459 ГК), обременение ссудополучателя обязанностью по возмещению убытков ссудодателя, причиненных гибелью (повреждением) вверенной ссудополучателю вещи (ст. 696 ГК).

Риск случайной гибели (повреждения) имущества – это собирательная категория, включающая различные виды отрицательных имущественных последствий гибели (повреждения) имущества. В частности, это риск неполучения эквивалента по обязательству (ст. 459 ГК) и риск возникновения обязанности по возмещению убытков, связанных с неисполнением (ненадлежащим исполнением) обязательства, т.е. риск ответственности (ст. 696 ГК).

2. Сделан вывод, что в обязательствах по обеспечению сохранности чужой вещи риск случайной гибели (повреждения) вещи и ответственность не противопоставляются друг другу. Возложение указанного риска на должника означает установление его ответственности за несохранность вещи, в том числе вследствие случайных обстоятельств.

3. Соответственно, возложение риска случайной гибели (повреждения) вещи в обязательствах по обеспечению сохранности чужой вещи на должника (например, арендатора, ссудополучателя, комиссионера), не лишает кредитора (например, арендодателя, cсудодателя, комитента) интереса в сохранении вещи.

Поэтому и при возложении указанного риска на должника кредитор как собственник вправе застраховать вещь в свою пользу, а при утрате (повреждении) вещи вследствие действий делинквента вправе требовать от последнего возмещения вреда.

4. Должник, отвечающий на началах риска, несет ответственность за последствия нарушения обязательства даже в том случае, если причиной такого нарушения послужили исключительно действия третьего лица, не участвующего в исполнении обязательства. Соответственно, если действия третьего лица являются деликтом, кредитор имеет два требования: к должнику из нарушения обязательства (п. 3 ст. 401 ГК) и к делинквенту из причинения вреда (ст. 1064 ГК).

5. Страхование риска договорной ответственности в виде страхования имущества (ст. 930 ГК) внутренне противоречиво: в таком случае право на страховое возмещение возникает еще до появления у субъекта ответственности убытков.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что его положения могут быть использованы при дальнейшей разработке учения о риске в гражданском праве, при разрешении споров, связанных с распределением случайно возникших убытков, а также при преподавании курса гражданского права.

В работе сформулировано предложение de lege ferenda заменить «риск гибели» (например, в ст. 211, 595, 600, 669, 696, 714 ГК) на «риск утраты». Под утратой вещи следует понимать не только гибель (прекращение существования как объекта права), но и такое выбытие из владения ее законного владельца, которое делает невозможным осуществление права на данную вещь или исполнение связанной с ней обязанности.

Апробация результатов исследования. Работа выполнена на кафедре гражданского права Санкт-Петербургского государственного университета.

Основные положения исследования отражены автором в научных публикациях, а также использовались при проведении практических занятий на юридическом факультете Санкт-Петербургского государственного университета.

Структура работы обусловлена предметом исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения и библиографии.

Содержание работы В §1 главы 1 «Понятие риска в гражданском праве» рассматриваются цивилистические концепции риска, а также связанные с риском категории.

По мнению диссертанта, наиболее обоснована объективная теория риска, согласно которой риск - это возможные отрицательные последствия случайных обстоятельств. Именно такое понимание риска заложено в нормах гражданского права.

Необходимо различать риск и его несение определенным субъектом. Сам риск существует объективно во всяком общественном отношении, но нести его могут различные субъекты. Например, всякое обязательство сопровождается риском исполнения ненадлежащему лицу. Но нести данный риск может как должник, так и кредитор - при закреплении права требования в ценной бумаге. 1 С вещью объективно связан риск ее гибели (повреждения). Но данный риск может быть возложен как на собственника, так и на иного субъекта правоотношения (например, контрагента по договору).

При распределении риска он возлагается на одного из субъектов правоотношения. Результатом такого возложения и является несение риска субъектом, на которого он возложен. Несение определенного вида риска порождает соответствующий страховой интерес. Например, должник может застраховать свою ответственность постольку, поскольку он несет риск ответственности.

В связи с тем, что в литературе иногда указывается на передачу риска, автор отмечает, что более точно отражает суть распределения риска термин «возложение», а не «передача» риска. Термин «передача» наводит на мысль, что риск полностью переходит от одного лица (например, собственника) на другое лицо (например, его контрагента по договору: ст. 459, 669, 696 ГК). Однако это не так. Распределение риска между собственником и его контрагентом по договору направлено на урегулирование их договорных отношений на случай гибели вещи.2 Соответственно, возложение риска гибели вещи по договору на несобственника не снимает его с собственника.

Поскольку риск в гражданском праве воплощается в различных видах отрицательных имущественных последствий разграничению видов риска посвящен §2 главы 1 «Виды риска».

Автор отмечает, что разграничение рисков часто носит больше фактический, чем юридический характер. Например, разграничение по такому основанию, как источник опасности на атмосферно обусловленные риски и геологически обусловленные риски.3 С точки зрения гражданского права, не имеет значения, вызваны ли отрицательные имущественные последствия бурей См.: Агарков М.М. Учение о ценных бумагах // Основы банковского права: курс лекций;

Учение о ценных бумагах: науч. исслед. /М.М. Агарков. – 3 –е изд., стер. – М., 2007. С. 212.

См.: Вячеславов Ф.А. Распределение рисков в договорных обязательствах. Автореф. дисс...

канд. юрид. наук. – М., 2008. С. 6.

См., напр.: Кабышев О.В. Предпринимательский риск: правовые вопросы. Автореф. дис....

канд. юрид. наук.- М., 1996. C.13.

(атмосферно обусловленным риском) или же землетрясением (геологически обусловленным риском).

При разграничении видов риска в гражданском праве значение имеют не только причины риска, но и последствия, в которых риск реализуется. В этом, по мнению автора, заключается различие в гражданско-правовом и экономическом понимании риска.

С экономической точки зрения, важно описать риск, указав на причину опасности. Связано это с тем, что здесь одной из задач определения риска является предотвращение его реализации путем принятия «антирисковых» мер.

Гражданское право не способно предотвратить отрицательные имущественные последствия случайных обстоятельств, но оно должно урегулировать отношения сторон на случай наступления таких последствий. Как верно отмечено, «будучи бессильно управлять стихией случая, право может, однако, регулировать и исправлять его последствия».4 В этом смысле гражданское право исходит из того, что отрицательные последствия возможно наступят. Если наступление последствий невозможно в принципе – то в гражданско-правовом регулировании просто нет необходимости.

Поэтому не последнюю роль в описании риска, с гражданско-правовой точки зрения, имеет указание не только причин, но и самих последствий реализации риска.

В связи с этим в работе подвергается критике определение риска случайной гибели (повреждения) вещи как самой опасности ее гибели или повреждения.

Такое определение сосредоточено, по сути, исключительно на причине (гибели или повреждении вещи), но не указывает на то, какие интересы оказываются нарушенными. Однако риск случайной гибели вещи может, в частности, выражаться в нарушении интереса собственника (ст. 211 ГК), в лишении залогодержателя гарантий, предоставленных на случай утраты обеспечения (п. 1 ст. 344 ГК), в лишении продавца возможности получить вещь в собственность (ст. 459 ГК), в обременении ссудополучателя обязанностью по возмещению убытков ссудодателя (ст. 696 ГК). Соответственно, и реализуются указанные последствия в различных правовых формах.

Магазинер Я.М. Советское хозяйственное право. – Л., 1928. С. 297 В связи с этим при разграничении видов риска необходимо учитывать последствия, в которых риск реализуется, т.е. то, какие именно интересы при его реализации могут быть нарушены. Исходя из этого, автор в первую очередь рассматривает наиболее типичные интересы субъектов обязательства. К таким интересам относятся: 1) интерес кредитора в имущественной состоятельности должника, 2) интерес стороны двусторонне-обязывающего договора в получении эквивалента, 3) интерес должника в том, чтобы обстоятельства, в которых происходит исполнение, не изменились неблагоприятным образом, 4) интерес кредитора в том, чтобы нарушение обязательства не уменьшило его имущественную сферу (интерес в сохранении имущественной сферы).

Cответственно, к основным видам риска относятся: 1) кредиторский риск, 2) риск неполучения эквивалента, 3) риск изменения обстоятельств и 4) риск убытков, причиненных нарушением обязательства.

Определение того, кто несет тот или иной вид риска, для каждого вида осуществляется специфическими гражданско-правовыми способами, которые неприменимы для иных видов риска. Так, уменьшить кредиторский риск можно посредством вещных или личных обеспечений. Но в то же время способы обеспечения исполнения обязательств не определяют критерии распределения риска убытков, причиненных нарушением обязательства: понесет ли их кредитор или их следует переложить на должника. Распределение риска убытков зависит от того, на каких началах установлена ответственность должника за нарушение обязательства. Так, если должник несет ответственность на началах вины, то риск возникновения у кредитора случайных убытков остается на кредиторе. Когда же ответственность должника покоится на началах риска, риск убытков (по общему правилу, до границ непреодолимой силы) несет должник.

Соответственно, для должника указанный риск выражается в несении риска ответственности.

В главе 2 «Ответственность за нарушение обязательств» рассмотрены вопросы ответственности на началах риска.

Соотношению ответственности и риска посвящен §1 главы 2.

Автор придерживается позиции, что гражданско-правовая ответственность связана с дополнительными, не существовавшими до нарушения права, имущественными лишениями субъекта ответственности. При этом вина не является обязательным условием гражданско-правовой ответственности.

В связи с этим в работе рассмотрена концепция, по которой возмещение случайно причиненных убытков (вреда) относится не к ответственности, а к специальному риску.

Против данной концепции в работе приводятся следующие аргументы.

Исходя из нее, невозможно определить природу обязанности по возмещению случайно причиненных убытков (вреда). Так, по логике данной концепции, возмещение случайных убытков профессиональным хранителем следует квалифицировать как последствие несения им специального риска. Но несение риска имеет место и в договоре страхования, однако реализуется этот риск в рамках другого по своей природе правоотношения: риск профессионального хранителя – в рамках охранительного обязательства, возникшего из нарушения обязательства по хранению; риск же страховщика – в рамках самого договорного обязательства. Отсюда тезис о том, что обязанность профессионального хранителя - не ответственность, а последствие несения риска, неверен, так как в гражданском праве не существует особого рода правоотношений по несению риска: риск существует в различных правоотношениях, которые могут быть как охранительными, так и регулятивными.

Ответственность как отрицательное для правонарушителя имущественное последствие охватывается понятием риска так же, как и всякое иное возможное отрицательное последствие. В этом смысле можно говорить о риске ответственности.

Как риск договорной ответственности следует определять риск возникновения дополнительной обязанности (по возмещению убытков, уплате неустойки) или риск лишения права вследствие неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязательства. При этом риск ответственности может быть терминологически выражен различным образом, например, указанием как на несение риска случайной гибели чужой вещи, так и expressis verbis на ответственность за ее несохранность. Если за различными терминами скрывается явление c одними и теми же признаками (обязанность по возмещению убытков, вызванных неисполнением (ненадлежащим исполнением) обязательства), то это не означает необходимости противопоставления указанных явлений.

Сказанное относится к обязательствам по обеспечению сохранности чужой вещи. В таких обязательствах возложение на должника риска случайной гибели вещи, принадлежащей кредитору, определяет границы его ответственности. Так, должник, осуществляющий предпринимательскую деятельность, несет, по общему правилу, ответственность за несохранность вещи до границ непреодолимой силы, т.е. риск простого случая возлагается на него. Данное правило может быть изменено, и риск всякого случая будет возложен на должника. Это может осуществляться путем включения в договор либо условия, что должник несет ответственность за непреодолимую силу, либо условия, что риск случайной гибели (повреждения) имущества возлагается на должника.

Результат в данных примерах один и тот же – должник будет нести ответственность за всякий случай: как простой, так и квалифицированный.

Примеры обозначения ответственности через категорию риска встречаются и в законодательстве. Например, ст. 696 ГК, указывающая на пределы, в которых ссудополучатель несет риск случайной гибели вещи, по сути, определяет его ответственность за случайную гибель (повреждение) вещи. Риск в данном случае выражается в обязанности возместить ссудополучателю убытки, причиненные гибелью (повреждением) вверенной ссудополучателю вещи. При этом, хотя ст.

696 ГК и характеризует гибель вещи как случайную, в отдельных ситуациях (например, при использовании вещи не по назначению) налицо может быть и вовсе полный состав правонарушения. Другими словами, в данном случае последствием реализации риска для ссудополучателя выступает ответственность за вину. Однако это исключение: как правило, риск случайной гибели для должника, обязанного обеспечить сохранность чужой вещи, означает ответственность независимо от его вины, в том числе и при действии непреодолимой силы (например, в ст. 669 ГК).

В диссертации рассмотрен вопрос о соотношении понятия утраты имущества, на которую указывается в ст. 15 ГК, и понятия гибели имущества. В законодательстве в некоторых случаях говорится об утрате имущества (например, ст. ст. 796, 901, ст. 998 ГК, ст. 44 Кодекса внутреннего водного транспорта,5 ст. 32 Закона об ипотеке6), в других же именно о его гибели (например, ст.ст. 211, 595, 600, 669, 696, 714 ГК), и лишь в сравнительно немногих случаях законодатель отождествляет утрату и гибель (например, в ст.

344 ГК, подп. 1 п. 2 ст. 929 ГК).

Утрата имущества – более широкое понятие, так как охватывает не только собственно гибель имущества, но и выбытие вещи из владения (например, в результате хищения). В связи с этим утрату имущества, по мнению диссертанта, следует определять как его гибель (прекращение существования как объекта права) либо как такое выбытие вещи из владения ее законного владельца, которое делает невозможным осуществление права на данную вещь или исполнение связанного с нею обязательства.

По мнению автора, объективных причин для различного правового регулирования последствий утраты и гибели нет. Так, в соответствии со ст. 714 ГК риск случайной гибели или случайного повреждения материалов, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного используемого для исполнения договора имущества несет предоставившая их сторона. Основанием данной нормы является возложение рисков, связанных со случайными обстоятельствами, на указанную сторону договора. Однако случайные обстоятельства могут повлечь не только гибель (повреждение) имущества, но и такую его утрату, которая не является гибелью. Например, хищение имущества нельзя квалифицировать как его гибель. Но для сторон договора подряда хищение может быть так же следствием случайных обстоятельств (если хищение произошло при отсутствии их вины), как и гибель имущества. В связи с этим правила о распределении рисков гибели (повреждения) имущества должны распространяться не только на собственно гибель указанного имущества, но и на его утрату: нет никаких оснований ограничивать риск, например, заказчика, предоставившего свою вещь для переработки, исключительно риском случайной гибели: заказчик должен нести как риск гибели, так и риск утраты.

Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации // СЗ РФ. 2001. №11. Ст.

1001.

Федеральный закон от 16 июля 1998 г. №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»//СЗ РФ. 1998. №29. Ст. 3400.

Риск связан с возможностью ответственности, которая может как реализоваться, так и остаться нереализованной. Сама же ответственность возникает при наличии основания ответственности. Вопрос об основании ответственности должника за случайные убытки рассмотрен в §2 главы 2. В цивилистике традиционно основанием ответственности признается состав правонарушения. При этом основанием ответственности в форме возмещения убытков, покоящейся на началах риска, по господствующему мнению, служит усеченный состав правонарушения, включающий в себя убытки, противоправное поведение и причинную связь между противоправным поведением и убытками.

Вместе с тем ответственность на началах риска может возлагаться и при отсутствии таких элементов состава правонарушения, как противоправное поведение должника и причинная связь между таким поведением и убытками.

Такова ответственность профессионального хранителя, который отвечает за утрату (повреждение) вещи, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

Хранитель отвечает здесь за самый факт, например, утраты имущества, а не за то, что он не принимал должных мер по его охране и может освободиться от ответственности только если утрата произошла вследствие указанных в законе обстоятельств.

По сути, в этом случае основанием ответственности является сам факт утраты (повреждения) вверенной профессиональному хранителю вещи.

Возникает, однако, вопрос, как согласуется этот тезис с тем, что профессиональный хранитель, как и всякий должник, несет ответственность за нарушение обязательства. Другими словами, для привлечения к ответственности необходимо нарушение обязательства, возникшего из договора хранения. Для ответа на этот вопрос необходимо определить, в чем выражается нарушение обязательства. Автор разделяет позицию, согласно которой нарушение обязательства следует понимать не как поведение должника, не соответствующее условиям обязательства, а как сам факт отсутствия результата, на который вправе был рассчитывать кредитор.

В данном случае таким результатом является гарантия сохранности вещи:

профессиональный хранитель принимает на себя риск утраты вещи (за исключением случаев непреодолимой силы, указанных в законе свойств вещи, умысла или грубой неосторожности поклажедателя). Соответственно, поклажедатель вправе рассчитывать на результат в виде сохранности вещи при отсутствии указанных обстоятельств. Нарушение обязательства по хранению выражается в несохранности вверенной профессиональному хранителю вещи.

Риск, как правило, связан с невозможностью совершения должником действия, составляющего содержание его обязательства. В таком случае ответственность наступает за нарушение обязательства, обусловленное случайной невозможностью его исполнения. В связи с этим в работе рассмотрен проект статьи 406.1 ГК «Возмещение потерь, возникших в связи с исполнением, изменением или прекращением обязательства».7 В соответствии с п. 1 ст. 406.1 Проекта изменений в ГК договором, исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, может быть дополнительно предусмотрена обязанность должника возместить имущественные потери кредитора, возникшие в связи с исполнением, изменением или прекращением обязательства, но не связанные с его нарушением должником (например, потери, вызванные невозможностью исполнения обязательства, предъявлением кредитору требований со стороны третьих лиц и т.п.), в пределах предусмотренной договором суммы. Однако, по мнению автора, убытки, вызванные невозможностью исполнения обязательства, должны быть возмещены кредитору в рамках договорной ответственности. В части возмещения убытков, вызванных невозможностью исполнения обязательства, проект статьи 406.1 ГК дублирует ст. 393 и ст. 416 ГК. Исходя из этого, во включении в законодательство особой правовой конструкции, направленной на распределение риска убытков, вызванных невозможностью исполнения обязательства, нет необходимости.

Недостижение результата, на который вправе был рассчитывать кредитор, может быть следствием не только противоправного поведения должника, но и Проект Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также отдельные законодательные акты Российской Федерации» //http://www.rg.ru/2012/02/07/gk-site-dok.html.

иных причин, в частности действий третьих лиц, не участвующих в обязательстве и на которых не возложено его исполнение. В связи с этим в диссертации рассмотрен вопрос о влиянии на обязательство действий таких лиц (далее эти лица именуются третьими лицами).

Подходы к квалификации действий третьих лиц на обязательство различны.

Некоторые авторы считают, что такие действия можно квалифицировать как нарушающие обязательство. По мнению других, действия третьих лиц, даже в том случае, когда они отрицательно воздействуют на обязательство, не могут быть квалифицированы как нарушение обязательства. Ближе к истине именно последняя позиция, поскольку третьи лица не являются обязанной стороной обязательства и, соответственно, нарушить его не могут.

В связи с этим к ответственности за нарушение обязательства третьи лица привлечены быть не могут. Вместе с тем это не исключает возможности их привлечения (при наличии соответствующего основания) к деликтной ответственности. Здесь возникает вопрос, какие требования и к кому может предъявить кредитор по обязательству, если нарушение обязательства стало следствием действий третьих лиц.

В работе раздельно рассматриваются обязательства, в зависимости от того, кому принадлежит благо, по поводу которого возникло обязательство: кредитору или должнику (далее это благо именуется предметом обязательства).

1) К обязательствам первой группы относятся, например, обязательства хранителя сохранить и вернуть вещь и обязательства ссудополучателя и арендатора по возврату переданной в их владение вещи. Характерным признаком этих обязательств является то, что предмет обязательства принадлежит кредитору, которым, как правило, является собственник.

Соответственно, действия третьего лица, негативно влияющие на обязательство (например, действия, повлекшие уничтожение арендованной вещи), в то же время причиняют вред кредитору. При наличии условий деликтной ответственности (ст. 1064 ГК), кредитор вправе предъявить к третьему лицу деликтный иск.

Это, однако, не лишает кредитора права предъявить к должнику требование из нарушения обязательства. Поскольку действия третьих лиц не относятся к непреодолимой силе, они, по общему правилу, не освобождают должника от ответственности на началах риска (п. 3 ст. 401 ГК). В связи с этим, даже в том случае, если причиной нарушения обязательства послужили исключительно действия третьего лица, кредитор вправе предъявить требование о возмещении убытков к должнику. Основанием такой ответственности должника выступает сам объективный факт нарушения обязательства. Например, основанием ответственности арендатора - предпринимателя, которому вещь была передана во владение, будет сам факт неисполнения обязательства по возврату вещи в сохранности. Даже если гибель вещи наступила исключительно вследствие противоправных действий третьего лица, арендодатель вправе предъявить требования о возмещении убытков (вреда) как к арендатору, так и к делинквенту.

При этом, в конечном счете, убытки должны быть отнесены на делинквента, а не на должника. Это означает, что если кредитор реализовал свое притязание к должнику по договорному обязательству, у такого должника возникает регрессное требование к делинквенту. Если же кредитор реализовал свое притязание к делинквенту, то право кредитора к должнику прекращается в связи с тем, что убытки кредитору возмещены.

Автор не согласен с тем, что правом на предъявление требования к делинквенту обладает только та сторона обязательства, нарушенного вследствие действий делинквента, на которую возложен риск случайной гибели (повреждения) вещи. Такая позиция последовательно приводит к выводу, что если, например, по договору аренды риск возложен на арендатора, то требование к делинквенту вследствие гибели (повреждения) вещи вправе предъявить только арендатор. Арендодатель же вправе требовать возмещения убытков в стоимости вещи только от арендатора, а не от делинквента.

Против данной позиции приводятся следующие аргументы. Исходным пунктом является то, что возложение указанного риска на ту или иную сторону договора направлено исключительно на урегулирование их договорных отношений на случай гибели (повреждения) вещи. Например, отнесение риска гибели вещи на арендатора означает, что при ее гибели он обязан возместить убытки в стоимости вещи арендодателю. Необходимо, однако, учитывать, что гибель вещи причиняет вред арендодателю как ее собственнику. Такой вред наряду с иными условиями ответственности выступает основанием для требования арендодателя к делинквенту (ст. 1064 ГК). При этом гражданскому праву неизвестно такое основание для освобождения делинквента от ответственности перед арендодателем, как наличие у арендодателя требования о возмещении убытков в стоимости вещи к арендатору, на которого договором был возложен риск. Данный вывод справедлив не только для договоров аренды, но и для иных договоров, порождающих обязательства по обеспечению сохранности чужих вещей.

Соответственно, возложение риска случайной гибели (повреждения) вещи на одну из сторон договора не влияет на отношения сторон со всеми третьими лицами по поводу вещи, в том числе и с делинквентом: независимо от того, на какую из сторон договора возложен риск (на собственника или на его контрагента), собственник имеет право требовать возмещения вреда от третьего лица – делинквента.

2) К обязательствам второй группы, т.е. к обязательствам, предмет которых принадлежит должнику, относится, например, по общему правилу, обязательство продавца передать вещь покупателю. В таких обязательствах действия третьих лиц, приводящие к невозможности исполнения обязательства, могут и не причинять вред непосредственно кредитору. Например, вещь, находящаяся у продавца, до перехода права собственности на нее к покупателю уничтожена третьим лицом. Кредитор, в данном случае - покупатель не несет убытков в стоимости этой вещи, так как она еще не стала составной частью его имущественной сферы. Поэтому и оснований для возникновения деликтного притязания к этому лицу у покупателя нет.

Страховые формы распределения риска случайных убытков рассмотрены в главе 3 «Страхование риска случайных убытков».

В §1 главы 3 рассмотрены положения страхового права, имеющие отношение к теме исследования.

Действующее законодательство идет по пути выделения видов имущественного страхования (в отличие от ранее действовавшего, при котором имущественное страхование отождествлялось со страхованием имущества), в связи с чем автор полагает, что всякому виду страхования соответствует свой интерес. При этом интерес, соответствующий определенному виду страхования, может быть застрахован только в данном виде страхования. Например, интерес в том чтобы не понести убытки вследствие реализации ответственности, может быть застрахован только в виде страхования ответственности. В противном случае (если допустить, что один и тот же интерес может быть застрахован в различных видах страхования) разграничение имущественного страхования на виды и соответствующие им правовые режимы утрачивает смысл.

Страховой интерес, обуславливая его страхование в определенном виде страхования, сам порождается соответствующим видом риска. В связи с этим актуальным является гражданско-правовое разграничение страховых рисков Вопрос о страховании риска случайных убытков в виде страхования имущества рассматривается в §2 главы 3 «Страхование имущества».

Под имуществом в контексте имущественного страхования следует понимать объекты гражданских прав, которые могут быть утрачены или повреждены. Основное место среди них занимают вещи. В связи с этим при рассмотрении страхования имущества акцент в работе сделан на рисках, связанных с вещами.

С вещами могут быть связаны разнородные интересы и риски. Вместе с тем не всякий интерес, связанный с вещью, может быть застрахован в виде страхования имущества.

Имущество может быть застраховано только в пользу лица, имеющего страховой интерес в его сохранении (п. 1 ст. 930 ГК). Всякий интерес, связанный с вещью, так или иначе обусловлен ее сохранностью. Однако не всякий подобный интерес является страховым интересом в сохранении вещи в контексте страхования имущества.

Анализируя правовой режим страхования имущества, автор выделяет признаки риска, который порождает страховой интерес в сохранении вещи.

Данный риск характеризуется тем, что, во-первых, реализуется в самый момент утраты или повреждения вещи, а, во-вторых, реализация этого риска выражается в убытках в стоимости вещи. Соответственно, страховой интерес в сохранении вещи связан с возможностью убытков в стоимости вещи, которые возникают в момент ее утраты или повреждения.

Такой интерес имеется у собственника вещи. Причем собственник сохраняет данный интерес и в том случае, когда вступает в обязательственные правоотношения по поводу принадлежащей ему вещи. Даже в том случае, когда договором риск случайной гибели (повреждения) вещи возложен на его контрагента, собственник имеет страховой интерес в сохранении вещи. Данная позиция основана на том, что возложение указанного риска на контрагента собственника по договору направлено исключительно на урегулирование договорных отношений сторон на случай гибели вещи. Соответственно, возложение риска гибели вещи (повреждения) в рамках договора на несобственника не лишает собственника страхового интереса в сохранении вещи.

Лицо, не являющееся собственником вещи и владеющее ею по договору с собственником (далее – несобственник), также имеет определенные интересы, связанные с сохранностью вещи.

Указанные выше лица (например, хранитель в обязательстве сохранить и вернуть вещь, ссудополучатель, арендатор в обязательстве вернуть вещь) имеют, в частности, интерес в том, чтобы исполнение обязанности по возмещению стоимости погибшей (поврежденной) чужой вещи или ее восстановлению не привело к уменьшению их имущественной сферы (далее – интерес, связанный с обязанностью по возмещению стоимости вещи). Но застраховать этот интерес в виде страхования имущества они не вправе. В доказательство этого тезиса в работе приводятся следующие аргументы.

Во-первых, убытки в стоимости вещи не возникают у таких лиц непосредственно в момент утраты или повреждения вещи. Должник, который обязан возместить убытки в стоимости погибшей (поврежденной) чужой вещи, понесет убытки только после исполнения им данной обязанности.

Непосредственно же в момент утраты или повреждения вещи у него (при наличии соответствующего основания) возникает только обязанность возместить ее стоимость, которая в силу тех или иных причин может и не быть исполнена (например, если кредитор не реализует право, корреспондирующее указанной обязанности) Во-вторых, путем рассуждения «от обратного» (т.е. если допустить возможность страхования интереса, связанного с обязанностью по возмещению стоимости вещи, в виде страхования имущества) автор приходит к выводу o внутренней противоречивости такого страхования. Страховой риск при страховании имущества реализуется непосредственно в момент утраты или повреждения вещи. У лица же, обязанного возместить стоимость утраченной чужой вещи, в момент утраты вещи убытков еще не возникает. Более того, убытки в стоимости вещи у него могут и вовсе не возникнуть. Противоречивость страхования интереса указанного лица в виде страхования имущества выражается в том, что при таком страховании право на страховое возмещение у должника, обязанного возместить стоимость утраченной чужой вещи, возникает еще до появления у него убытков.

При этом и возложение риска случайной гибели (повреждения) вещи на должника, обязанного обеспечить сохранность чужой вещи, не порождает страховой интерес такого должника в сохранении вещи. Должник в таком случае при гибели или повреждении вверенной ему чужой вещи обязан возместить убытки в ее стоимости кредитору. Данная обязанность относится к его гражданско-правовой ответственности, соответственно, и интерес должника, связанный с данной обязанностью, должен быть застрахован как страхование ответственности.

Вопрос о страховании договорной ответственности рассматривается в §3 главы 3. По буквальному смыслу подп. 2 п. 2 ст. 929 ГК и п. 1 ст. 932 ГК, страхование ответственности за нарушение договора допускается только в случае, когда возможность такого страхования прямо предусмотрена законодательством. В доктрине и судебной практике также господствует мнение, что если страхование ответственности за нарушение договорного обязательства прямо не предусмотрено законом, то такое страхование не может иметь места.

В работе критически рассмотрены аргументы в обоснование такого ограничения страхования договорной ответственности. В качестве такого аргумента указывается на то, что для должника не представляет затруднений спровоцировать наступление страхового случая путем виновного уклонения от надлежащего исполнения обязательства. Кроме того, застраховав свою ответственность, должник лишается стимулов к надлежащему исполнению обязательства.

Вместе с тем эти нежелательные последствия не являются специфическими именно для страхования договорной ответственности: они характерны для всех видов имущественного страхования. Так, при страховании имущества собственник может уничтожить застрахованную вещь, в связи с чем в страховой практике выработаны механизмы, направленные на то, чтобы собственник вел себя так же рачительно, как если бы имущество застраховано не было. Анализ страховой практики показывает, что подобные механизмы возможны и при страховании договорной ответственности. Таким образом, аргументы, приводимые в обоснование того, что страхование договорной ответственности допускается только в случаях, прямо предусмотренных законом, могут быть поставлены под сомнение.

Вопрос о страховании договорной ответственности связан с понятием риска ответственности.

В связи с этим отношения, связанные с риском договорной ответственности, сравниваются в работе c отношениями, возникающими по поводу иных страховых рисков. Автор приходит к выводу, что отношения по страхованию договорной ответственности обладают как общими с иными страховыми отношениями, так и специфическими признаками. Общим признаком является то, что риск договорной ответственности, как и иные страховые риски, выражается в возможных убытках субъекта страхового интереса. Специфическим же признаком отношений по страхованию договорной ответственности выступает момент возникновения страховых убытков, который приурочен к привлечению интересанта к ответственности.

Таким образом, риск договорной ответственности обладает общим признаком с иными страховыми рисками, который и обуславливает возможность страхования данного риска не только в случаях, прямо предусмотренных в законе.

Вместе с тем риск договорной ответственности зачастую неоправданно смешивается с долгом по договорному обязательству. Однако долг по договорному обязательству, будучи определенным бременем для должника, не относится к его убыткам. Соответственно, интерес, связанный с долгом по обязательству, не может быть застрахован в виде страхования от риска договорной ответственности.

Далее в диссертации подробно рассмотрены правовые нормы, регулирующие страхование договорной ответственности. Автор отмечает, что в законодательстве к страхованию договорной ответственности могут относиться различные виды имущественного страхования. В некоторых случаях это страхование собственно договорной ответственности, направленное на защиту должника от риска убытков, связанных с привлечением его к ответственности.

Таковы, страхование, предусмотренное ст. 17.1. Закона об основах туристской деятельности,8и страхование, предусмотренное ст. 13 Закона о саморегулируемых организациях. 9 Как правило, это те случаи, когда само договорное обязательство не является денежным.

В тех случаях же, когда договорное обязательство является денежным, под видом страхования ответственности зачастую страхуется интерес, связанный с основным долгом. При этом страхование должником такого интереса может осуществляться различным образом: как с переходом к страховщику права требования суммы долга, так и без такого перехода.

Переход к страховщику после выплаты страхового возмещения права требования кредитора по договорному обязательству предусматривался, например, п. 18 Правил добровольного страхования ответственности заемщиков за непогашение кредитов, утвержденных письмом Министерства финансов СССР от 28 мая 1990 г. №66. 10 Однако при таком страховании у должника, выступающего страхователем, нет страхового интереса: ему все равно приходится платить, но не кредитору, а страховщику. В связи с этим такое страхование не защищает интересы должника. По сути, здесь страхуется не риск убытков должника, понесенных от реализации ответственности, а кредиторский риск его контрагента. В связи с этим, интерес, порожденный таким риском, должен быть застрахован не в виде страхования ответственности, а в виде страхования финансового риска.

Когда же страхуется интерес, связанный с долгом, без перехода к страховщику права требования долга, безусловно, у должника имеется интерес в страховании. В этом случае он освобождается от исполнения обязательства (например, от возврата суммы долга) полностью или в части. Примером такого страхования является страхование, предусмотренное ч. 4 ст. 31 Закона об ипотеке.11 Однако такое страхование может порождать интерес должника в том, Федеральный закон от 24.11.1996 N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» //СЗ РФ. 1996. №49. Ст. 5491.

Федеральный закон от 01.12.2007 N 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» // СЗ РФ.

2007. №49. Ст. 6076.

В настоящее время данный документ утратил силу.

Федеральный закон от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» //СЗ РФ.

1998. №29. Ст. 3400.

чтобы принимать на себя обязательства по договору, которые он в силу тех или иных причин не будет исполнять. В связи с этим такое страхование может рассматриваться только как исключение из общего правила о недопустимости страхования должником суммы основного долга по договорному обязательству.

По теме диссертации в научных изданиях, рекомендованных ВАК

Минобрнауки РФ, опубликованы следующие работы:

1. Понятие гражданско-правовой ответственности в науке и законодательстве // Правоведение. 2008. №4. C. 184 -201;

2. Ответственность и риск случайной гибели (повреждения) имущества // Закон. 2013. №3. C. 134 - 140;

3. Ответственность должника за последствия деликтных действий




Похожие работы:

«Свидетельство Клиента о применении системы защиты вкладчиков и системы гарантии вкладов Свидетельство Клиента о получении информации о применении системы защиты вкладчиков и системы гарантии вкладов._ 2015 года Банк: акционерное общество “TRASTA...»

«Фредерик Маршман Бейли Миссия в Ташкент Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6257259 Миссия в Ташкент. / Бейли Ф.М.: Языки славянской культуры;...»

«Федеральное агентство железнодорожного транспорта Управление учебных заведений и правового обеспечения Федеральное государственное образовательное учреждение "Учебно-методический центр по образованию на железнодорожном транспорте"ПРИМЕРНАЯ ПРОГРАММА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО МОДУЛЯ ПМ.01. БРОНИРОВА...»

«• Автор теста: Досжанов Ж.Б.• Название курса: Контрактное право • Название теста: Контрактное право • Предназначено для студентов специальности: юриспруденция очное, вечернее, ДОТ • Семестр:• Проходной балл: 50 • Время на тест:• Количество креди...»

«Герберт Джордж Уэллс Человек-невидимка Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=126587 Уэллс, Г. Человек-невидимка: АСТ; Москва; 2010 ISBN 978-5-17-065776-6, 978-5-17-066119-0 Аннотация "Челов...»

«ГАРАНТИЙНЫЙ ТАЛОН ESPLAN-LUX S.R.L. Данный гарантийный талон предоставляет право на получение гарантийного обслуживания продукции, которая была изготовлена компанией “Esplan-Lux” SRL из стали производства: Thy...»

«Алексей Валерьевич Исаев Освобождение 1943. "От Курска и Орла война нас довела." Серия "Война и мы" Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4991298 Исаев А. В. Освобождение 1943. "О...»

«СВЯТО НИКОЛАЕВСКИЙ Кафедральный Собор ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В АМЕРИКЕ Июль 2007 г. St. Nicholas Cathedral, 3500 Massachusetts Avenue, NW Washington, DC 20007 Phone: 202 333-5060~Fax: 202 965-3788~www.stnicholasdc.org ~...»

«Анна Ивановна Журавлева Лермонтов в русской литературе. Проблемы поэтики Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2684345 Лермонтов в русской литературе. Проблемы п...»

«Леонтьев Александр Владимирович, адвокат Адвокатской палаты Московской области, кабинет №677. Почтовый адрес: 141431, Моск.обл., г.о.Химки, мкр.Подрезково, ул.Новозаводская, д.8, кв.6. Тел.(495)567-91-99, моб. 8(903)173-30-01 "О проблемах эффективности защиты прав человека при проверке заявлений о...»

«Александр Иванович Бойко Репетиториум по Общей части уголовного права Серия "Учебники и учебные пособия (Юридический Центр Пресс)" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11283080 Репетиториум по Общей части уголовного права / А. И. Бойко: Юридический центр Пресс; Санкт-Петербург; 2005 ISBN 5-94...»

«Сьюзен Сонтаг Смотрим на чужие страдания Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6539072 Смотрим на чужие страдания: Ад Маргинем Пресс; М.:; 2014 ISBN 978-5-91103-170-1 Аннотация "Смотрим на чужие страдания" (2003) – последняя из опубликованных при жизни книг Сьюзен Сонтаг. В ней критик...»

«ОБЗОР ИЗМЕНЕНИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА OVERVIEW OF AMENDMENTS TO LEGISLATION ЗА 26 ДЕКАБРЯ 2016 г. 1 ЯНВАРЯ 2017 г.1. Федеральный закон от 28.12.2016 г. № 488-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Фед...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.