WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 || 3 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ В.В. Джура ПРАВОВЫЕ АКТЫ ОРГАНОВ ...»

-- [ Страница 2 ] --

При этом судебный правоприменительный акт является самым совершенным из всех актов применения, так как законодательство подробно регулирует единство формы и содержания147, он должен обладать полной структурой и в зависимости от характера рассматриваемого вопроса содержать следующие сведения:

во вводной части: а) наименование правоприменительного акта, дата и место его принятия; б) наименование судебного органа, должностного лица (судьи, судей); в) наименование дела и сторон, участвующих в деле;

в описательной части: а) формулировка рассматриваемого правового вопроса, поводы и основания его рассмотрения; б) правовые основания, по которым суд вправе рассматривать правовые вопросы; в) исковые требования, содержащиеся в обращении; г) фактические и иные обстоятельства, установленные судебным органом;

в мотивировочной части: а) правовые доводы в пользу принятого акта, а при необходимости также правовые доводы, опровергающие утверждения сторон; б) правовое обоснование судебного органа, принявшего акт;

в резолютивной части: а) итоговые выводы судебного органа по результатам рассмотрения юридического дела, которые излагаются в императивной форме; б) указание на обязательность исполнения; в) указание на возможность и порядок пересмотра; г) порядок вступления в законную силу, а также порядок, сроки и особенности его исполнения и опубликования.

Судебный правоприменительный акт имеет особый порядок проверки и отмены 148, что существенно отличает его от иных правоприменительных актов. Его особенность состоит в особой роли судебной власти в Теория государства и права: учебник / В.Я. Любашиц, А.Ю. Мордовцев, И.В. Тимошенко, Д.Ю. Шапсугов. М., 2003. С. 556.



Законодательство определяет содержание следующих судебных актов: решения (ст. 198 ГПК РФ и ст.

170 АП РФ), приказа (ст. 127 ГПК РФ), определения суда первой инстанции (ст. 225 ГПК РФ и ст. 185 АПК РФ), а также судебных актов второй инстанции (ст. 329, 366 ГПК РФ и ст. 271 АПК РФ) и судебных актов надзорной инстанции (ст. 388 ГПК РФ и ст. 306 АПК РФ).

В некоторых случаях, предусмотренных законодательством, судебный акт может быть отменен судом, его вынесшим, например, ст. 129 ГПК регулирует такой порядок в отношении приказа; ст. 241 ГПК РФ в отношении заочного решения; по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим, объявлении гражданина умершим (ст. 280 ГПК РФ).

системе разделения властей: акты законодательной и акты исполнительной власти могут являться предметом проверки судебных органов и отменяться в судебном порядке. Органы законодательной и исполнительной власти не могут осуществлять проверочные функции в отношении судебных актов. При этом в рамках правоприменительной специфики судебных органов, которая направлена на защиту прав и законных интересов граждан и организаций, судебные акты могут подвергаться предметной оценке проверочными судебными инстанциями: апелляционной, кассационной и надзорной.

Судебный правоприменительный акт обязателен к исполнению и обеспечивается принудительной силой государства. Только судебные акты обладают свойством вступления в законную силу, и без такого специфического действия они оставались бы просто рекомендацией, исполнение которой зависело бы исключительно от желания участников правоотношений. Так, например, для судебных актов судов общей юрисдикции, вынесенных по первой инстанции, установлен месячный срок вступления в законную силу. Для судебных актов арбитражных судов, вынесенных по первой инстанции, установлен месячный срок со дня их изготовления в полном объеме (ч. 1. ст. 180, ч. 3 ст. 188 АПК РФ). Для постановлений арбитражных судов проверочных инстанций срок вступления в силу со дня принятия (ч. 5 ст. 271, ч. 5 ст. 289, ч. 1. ст. 307 АПК РФ). Данный признак отличает судебный акт среди всех других актов применения права органов государственной власти.





На основании изложенных признаков полагаем, что судебный правоприменительный акт относится к большой группе правовых актов и представляет собой юридический письменный документ, результат рассмотрения юридического дела и юридический факт. Для существа судебного правоприменительного акта важным является соблюдение формы, процедуры принятия, проверки, отмены, а также его содержание. Между тем такая особая разновидность судебного правоприменительного акта, как судебное решение, требует основательного анализа и исследования.

Исходя из определений словарей, можно выделить следующие смысловые значения термина «решение»: 1) решить, вершить, устанавливать, определять властью; разбирать дело и присуждать, приговаривать; распутать и сделать заключенье; рассудить спор, сомненье; быть судьей и повершить дело; сущность приговора; решительное определение суда, решение дела; 2) осуществление творческого замысла; ответ к задаче, искомые числа и функции; постановление, приговор, заключение, вывод из чегонибудь, ответ к задаче, искомое выражение149. В другом словаре отмечается, что «судебное решение – юридически обязательное для спорящих сторон решение международного суда относительно урегулирования спора, Ожегов С.И. Словарь русского языка. Екатеринбург, 1994. С. 590.

переданного сторонами на его рассмотрение. Решение суда относится к вспомогательным источникам международного права, так как в отличие от основных источников – международных договоров и обычаев, оно не является результатом согласования воль государств и не создает норм права, хотя и служит актом их толкования и применения»150.

В действующем законодательстве под судебным решением понимается судебный акт, которым завершается дело по существу в суде первой инстанции (ч. 1 ст. 15 АПК РФ и ч. 1 ст. 194 ГПК РФ). В уголовном процессе посредством судопроизводства выносится приговор суда. На основании п. 28 ст. 5 УПК РФ судебный приговор – решение о виновности или невиновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанций, которое по существу представляет собой заключительную и решающую часть судебного разбирательства.

Судебное решение является одним из самых распространенных судебных актов, в котором наиболее полно воплощается суть правоприменительной деятельности судебных органов государственной власти. Поэтому неслучайно, что проблемам судебного решения в теории права уделяется достаточно много внимания. В юридической науке понятию и сущности, видам и свойствам судебного решения посвящены работы следующих ученых: М.Г. Авдюкова, Н.Б. Зейдера, М.А. Гурвича, Н.А. Чечиной, Л.В.

Левшина, П.А. Лупинской, Д.И. Полумордвинова, Н.И. Масленниковой, С.С. Алексеева, А.Ф. Клейнмана, которые рассматривали его в значении акта защиты права151, акта социалистического правосудия152, правового акта государственной власти153, волевого акта органа государства154, управленческого решения155, акта поднормативного регулирования 156. Отдельные исследователи называют судебное решение актом применения норм права, актом индивидуального регулирования, поднормативным и правозащитным актом, источником правовых норм157.

Мы не останавливаем свое внимание на признаках судебного решения, так как они уже рассматривались при общей характеристике судебноБарихин А.Б. Большой юридический энциклопедический словарь. М., 2000. С. 614.

Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. М., 1967 (цит. по: Хрестоматия по гражданскому процессу / под ред. М.К. Треушникова. М., 2005. С. 537).

Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1955. С. 6.

Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. М., 1976. С. 7.

Григорьева Т.А., Савельева Т.А., Струнков С.К. Арбитражный процесс. М., 2006. С. 226.

Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. М., 1976.

С. 10.

Масленникова Н.И. Законная сила судебного решения в советском гражданском процессуальном праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1975. С. 25.

См., например: Алексеев С.С. Теория права. М., 1995. С. 260; Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1955; Пиголкин А.С. Обнаружение и преодоление пробелов в праве // Советское государство и право. 1970. № 3; Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М., 1976; Боннер А.Т. Применение нормативных актов в гражданском процессе. М., 1980; Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М., 1979.

го акта. При определении судебного решения существенным является то, что в науке гражданского процессуального права были выдвинуты две теории: теория приказа и теория подтверждения или установления права158.

Данные подходы в понимании сущности судебного решения были выдвинуты еще дореволюционными учеными (Е.В. Васьковским, К.И. Малышевым и др)159. Позже В.А. Краснокутский рассматривал судебное решение как «ответ судебного органа на поставленный государству вопрос бытия права, признания обязательства его для всех. Как приказы публичной власти судебные решения являются обязательными: они имеют, при наличии определенных формальных условий, принудительную силу»160.

В юридической литературе встречаются довольно противоречивые взгляды на понятие судебного решения. Одни ученые исследовали сущность судебного решения через элементы «приказа» или «подтверждения», другие указывали на недопустимость применения подобных подходов161.

Но фактически такие подходы присутствовали во многих работах советского периода. Так, например, С.Н. Абрамов считал, что судебное решение представляет собой, в конечном счете, приказ суда, обращенный к сторонам и ко всем другим лицам и государственным органам162. Аналогичного мнения придерживался П.П. Гуреев, который понимал под судебным решением «акт социалистического правосудия, акт применения судом нормы права для принудительного регулирования отношений между сторонами»163.

Л.В. Левшин, критикуя теорию «приказа», применяемую к решению суда, полагал, что «судебное решение представляет собой, основанное на конкретной правовой норме, предписание определенного поведения конкретным субъектам спорного правоотношения»164. Другие авторы, в частности М.Г. Авдюков и Д.И. Полумордвинов, также усматривали в судебном решении предписания определенного поведения участникам спорного правоотношения 165, но, в сущности, данные определения сводились к приказу суда. При этом еще Н.Б. Зейдер писал, что судебное решение одновременно является актом подтверждения и приказа и это вытекает из саАвдюков М.Г. Судебное решение. М., 1959. С. 15.

Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 352; Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства: в 3 т. Т. 1. СПб., 1875. С. 406; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: в 2 т. Т. 1. М., 1902. С. 154.

Краснокутский В.А. Очерки гражданского процессуального права. Опыт систематизации законодательства РСФСР и СССР по судоустройству и гражданскому судопроизводству. Кинешма, 1924 (цит.

по: Хрестоматия по гражданскому процессу / под ред. М.К. Треушникова. М., 2005. С. 531–532).

Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. М., 1967 (цит. по: Хрестоматия по гражданскому процессу / под ред. М.К. Треушникова. М., 2005. С. 536).

Абрамов С.Н. Советский гражданский процесс. М., 1952. С. 263.

Гуреев П.П. Судебное разбирательство гражданских дел. М., 1958. С. 149.

Левшин Л.В. Сущность и значение судебного решения в советском процессе. М., 1953. С. 10.

Авдюков М.Г. Судебное решение. С. 15–17; Полумордвинов Д.И. Законная сила судебного решения.

Тбилиси, 1964. С. 25.

мой природы советского правосудия166. В целом большинство авторов практически формулировали свои выводы в трех значениях: как акт правосудия, как процессуальный акт, как акт индивидуального поднормативного регулирования.

Так, М.А. Гурвич отождествлял акт правосудия с «составной частью вопроса о деятельности суда в процессе рассмотрения и разрешения дела»167. Термин «акт правосудия» рассматривался в значении акта-действия, а не в значении той внешней формы, которая служит выражению и оформлению этого действия. При этом в составе судебного решения выделялись три основные части (элемента): 1) спорное правоотношение, составляющее предмет судебного решения (о чем вынесено решение); 2) основание судебного решения – соображения, по которым суд пришел к решающему выводу; 3) содержание судебного решения – указание того, как разрешен судом поставленный перед ним в исковом требовании правовой вопрос (что именно суд решил)168. По мнению А.Ф. Клейнмана, судебное решение, «будучи актом социалистического правосудия, представляет судебную защиту нарушенному или оспариваемому праву, охраняет социалистический правопорядок, предупреждает гражданские правонарушения, осуществляет коммунистическое воспитание»169.

В значении процессуального акта судебное решение рассматривала П.А. Лупинская, указывая на то, что «решение» необходимо применять при разъяснении таких процессуальных актов, как «приговор», «определение», «постановление», которые содержат ответы на правовые вопросы170.

Н.Б. Зейдер в данном значении понимал под судебным решением результат деятельности суда «по выяснению фактических обстоятельств дела, разрешению спора, защите нарушенного или оспоренного права и в конечном итоге по охране социалистического правопорядка»171. М.А. Гурвич писал, что «решение суда – правовой акт: вынесение решения, как и его содержание, строго урегулированы нормами права, подчинены судопроизводственному порядку»172.

Судебное решение в значении акта индивидуального поднормативного регулирования М.А. Гурвич рассматривал через понятие «судебное усмотрение», и, как он сам писал, «в определенных случаях, нередко встречающихся в практике, суд вправе выходить за пределы подтверждения и воздействовать по своему усмотрению как на состав фактического материала дела, так и на спорное правоотношение»173. Правовая природа Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому праву. М., 1966. С. 263.

Гурвич М.А. Судебное решение: Теоретические проблемы. С. 5.

Там же. С. 7.

Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. М., 1967 (цит. по: Хрестоматия по гражданскому процессу / под ред. М.К. Треушникова. М., 2005. С. 537).

Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. М., 1976. С. 10.

Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. С. 62.

Гурвич М.А. Судебное решение: Теоретические проблемы. М., 1976. С. 7.

Там же. С. 102.

решения суда как акта применения права, пишет Н.А. Чечина, сводится: к регулированию правом через суд спорных общественных отношений, либо путем воспитания граждан в духе строжайшего соблюдения законности, в духе соблюдения норм действующего права174. Такого же мнения придерживался О.В. Иванов, который рассматривал судебное решение как правоприменительный акт, изданный с целью защиты прав и охраняемых законом интересов конкретных лиц, охраны государственных и общественных интересов, воспитательного воздействия на граждан в установленной законом процессуальной форме175.

Общим для вышеперечисленных точек зрений является то, что судебное решение необходимо рассматривать как действие суда, направленное на организацию процесса, на руководство его ходом и окончание процесса, а также в значении письменного юридического документа судебной инстанции, который фиксирует в процессуальной форме результат разрешения спора по существу. В целом для юридической науки важно изучение судебного решения в значении системы целенаправленных судебных действий, предусмотренных процессуальными нормами, которые ликвидируют спор между сторонами 176. Но в рамках общетеоретического исследования целесообразным является изучение такой процессуальной формы177, как письменный документ, содержащий государственно-властное веление.

Можно выделить три основных подхода к пониманию судебного решения. Первый подход исходит из того, что если ранее термин «судебное решение» использовался для обозначения всех видов правоприменительных актов судебных органов, то в настоящий момент рассматривается как разновидность судебных правоприменительных актов. Судебное решение в данном подходе можно охарактеризовать как «акт суда первой инстанции, которым именем Российской Федерации в строгом соответствии с нормами материального и процессуального права дело разрешается по существу и завершается производство в суде первой инстанции»178. Таким образом, судебное решение представляет собой результат рассмотрения Чечина Н.А. Норма права и судебное решение. С. 156.

Иванов О.В. К вопросу о сущности и содержании решения по гражданскому делу // Проблемы гражданского права и процесса. Труды Иркутского ун-та. Серия юридическая. 1970. Т. 78. Вып. 10. Ч. 2.

(Цит. по: Загайнова С.К. Судебные акты в механизме реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе. С. 235).

В данном значении см., например: Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2003. С. 16; Гражданский процесс:

учебник / под ред. В.В. Яркова. М., 2004. С. 11; Арбитражный процесс: учебник / под ред. В.В. Яркова. М., 2004. С. 41; Григорьева Т.А., Савельева Т.А., Струнков С.К. Арбитражный процесс. М., 2006.

С. 226.

В теории гражданского права под процессуальной формой иногда рассматривают «систему процессуальных правил или организованных мер, направленных на то, чтобы обеспечить претворение предписаний правовых норм в жизнь» (Алексеев С.С. Общая теория права: курс в 2 т. М., 1981. Т. 2. С. 314;

Дюрягин И.Я. Применение права // Проблемы государства и права: учебник / под ред. С.С. Алексеева.

М., 1979. С. 352).

Григорьева Т.А., Савельева Т.А., Струнков С.К. Арбитражный процесс. С. 226.

юридического дела, выражающий волю и интересы государства, который выносится судебными органами с соблюдением специально предусмотренной законом процессуальной процедуры.

Согласно второму подходу, судебное решение – это юридический факт. В юридической литературе никогда не возникало сомнений относительно того, что судебное решение – это юридический факт в процессуальном праве. «В процессуальном правоотношении судебное решение представляет акт исполнения обязанности суда перед лицами, участвующими в деле, и одновременно является юридическим фактом, завершающим производство в суде первой инстанции, порождающим право обжалования (принесения представления) и, следовательно, развития процессуального правоотношения в следующих – апелляционной или кассационной инстанциях. Вступившее в законную силу судебное решение является объектом проверки в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам, основанием возбуждения исполнительного производства»179. Аналогичного мнения придерживался М.А. Гурвич, отождествляя юридический факт с обстоятельствами, с которыми закон связывает возникновение, прекращение или изменение правоотношений. Вместе с тем он придавал судебному решению как юридическому факту значение специфического правового действия, с которым закон связывает определенные, установленные им последствия180. Другие авторы, в частности В.А. Краснокутский, выделял в судебном решении материальную правовую природу (как форму конкретизации юридических норм или применения абстрактных норм к конкретным случаям жизни, вызванной предъявлением иска) и процессуальную (как результат целого ряда волевых процессов и умозаключений судов) 181.

В качестве официально признанного юридического факта, влияющего на динамику гражданских правоотношений, то есть в отрыве от правоприменительной деятельности судебного органа, судебное решение стало рассматриваться сравнительно недавно. Так, Д.И. Мейер, рассматривая вопрос о влиянии судебного процесса на материальное право, отмечает, что «состоявшееся по данному вопросу судебное решение, вступив в законную силу, придает этому праву, с одной стороны, полную прочность в том смысле, что исключает возможность нового спора между теми же лицами и по тому же основанию, с другой стороны – исполнительную силу, т. е.

способность быть осуществленным принудительным путем»182. Среди Грось Л.А. Судебное решение – акт применения норм процессуального и материального права, юридический факт в процессуальном и материальном праве // Актуальные проблемы государства и права на рубеже веков: материалы межвуз. науч. конф., посв. 40-летию юрид. факультета ДВГУ (28 сент. – 2 окт. 1998 г.) / отв. ред. А.С. Шевченко. Владивосток, 1998. Ч. 1. С. 199.

Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. С. 97.

Краснокутский В.А. Очерки гражданского процессуального права. Опыт систематизации законодательства РСФСР и СССР по судоустройству и гражданскому судопроизводству. Кинешма, 1924 (цит.

по: Хрестоматия по гражданскому процессу / под ред. М.К. Треушникова. М., 2005. С. 531–532).

Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 1997. Ч. 1. С. 269.

ученых отсутствует единство взглядов относительно возможности признания судебного решения как материально-процессуального юридического факта. Признавая судебное решение юридическим фактом в материальном смысле, многие ученые связывают его с допустимостью преобразовательных исков183, другие рассматривают судебное решение только в качестве процессуального юридического факта и указывают на невозможность рассмотрения его в качестве материального юридического факта184. В настоящее время, включив судебное решение в перечень правовых оснований возникновения гражданских прав и обязанностей, законодатель тем самым устранил научные споры о возможности рассмотрения судебного решения в качестве абстрактного юридического факта (п. 3 ч. 1 ст. 8 ГК РФ).

Третий подход заключается в признании судебного решения актом применения права или правоприменительным актом органов судебной власти. По мысли С.К. Загайновой, как акт применения права судебное решение содержит в себе результат умственной деятельности судьи по разрешению конкретного дела, в котором фиксируются юридические последствия для конкретных лиц185. Вынесенное по итогам рассмотрения спора решение излагается затем в письменном виде, то есть оформляется в виде процессуального документа.

В целом, придерживаясь последнего подхода, следует охарактеризовать специфические признаки (свойства) судебного решения как разновидности судебных правоприменительных актов, которые в науке имеют различное понимание. Судебному приговору, его признакам и свойствам в аспекте уголовного процесса уделено достаточно много внимания 186. Так, например, А.П. Рыжаков считает, что приговор должен быть законным, справедливым, обоснованным и мотивированным. Это так называемые внутренние свойства приговора. Исключительность, обязательность и законная сила – внешние свойства приговора187.

Более основательно судебное решение целесообразно рассмотреть с точки зрения гражданского и арбитражного процесса. В частности, выделяя основные свойства судебного решения, П.П. Гуреев писал, что судебное решение должно быть мотивированным, исчерпывающим, безусловКрасавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 29–143; Рожкова М.А. Преобразовательные иски // Законодательство. 2001. № 3. С. 66–71; Рожкова М.А. Судебный акт и динамика обязательств. С. 130.

Чечина Н.А. Норма права и судебное решение. С. 132–135; Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. С. 92–97.

Загайнова С.К. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. М., 2002. С. 129.

Бунина А.В. Приговор суда как акт правосудия. Его свойства: дис. … канд. юрид. наук. Оренбург, 2005; Остапенко И.А. Приговор как итоговое решение по уголовному делу: дис. … канд. юрид. наук.

Владимир, 2007; Князьков М.А. Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст. 315 УК РФ): проблемы законодательной регламентации и правоприменения: дис. … канд.

юрид. наук. Волгоград, 2007.

Комментарий к постановлениям пленумов Верховного Суда РФ по уголовным делам / под ред.

А.П. Рыжакова. М., 2001. С. 15.

ным188. П.А. Лупинская пишет, что общим правовым свойством всех решений должна быть их законность и обоснованность189, при этом свойство законности и обоснованности она рассматривала как взаимосвязанные и взаимообусловленные свойства положительной характеристики решения190.

Основная группа авторов (М.Г. Авдюков, М.А. Гурвич, Д.М. Чечот, Н.Б. Зейдер и др.) исследовали правовые свойства судебного решения через понятие законной силы. Так, например, М.Г. Авдюков рассматривал следующие свойства: неопровержимость, исключительность, преюдициальность, исполнимость, обязательность для государственных органов, должностных лиц, граждан и организаций социалистического хозяйства191.

М.А. Гурвич определял в судебном решении: законность, обоснованность, полноту, определенность и неоспоримость, неопровержимость, окончательность, исключительность192. При этом М.А. Гурвич, так же как и ряд других авторов, рассматривал законную силу решения в значении действия, обладающего определенными качествами и свойствами193.

Д.М. Чечот сводит правовые последствия вступления решения в законную силу только к трем свойствам: исключительности, неопровержимости и обязательности, включающей исполнимость. Другой автор, Н.Б.

Зейдер, писал о пяти свойствах судебного решения, вступившего в законную силу: неизменности; неопровержимости; преюдициальности; исключительности; исполнимости 194. Н.А. Чечина, сравнивая судебное решение и правовую норму, пишет, что свойство законной силы решения «есть не что иное, как норма права в действии; сама норма придает силу акту ее применения – судебному решению. Силу закона судебное решение приобретает лишь как акт применения права, т. е. вступает в силу, становится законом авторитетное разъяснение суда о действии, порядке и сроках исполнения предписаний нормы права применительно к субъектам рассмотренного судом спорного отношения»195. И далее делается вывод, что «решение суда наделяется при определенных условиях некоторыми свойствами, характерными для закона: исключительностью, неопровержимостью и обязательностью. Эти три свойства и составляют само понятие законной силы решения как единого качества решения»196.

Гуреев П.П. Судебное разбирательство гражданских дел. С. 166–167.

Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. С. 145.

Там же. С. 151.

Авдюков М.Г. Судебное решение. М., 1959. С. 137.

Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. С. 49, 69, 72–74, 98–100, 120.

Гурвич М.А. Решение советского суда как средство защиты субъективных гражданских прав // Советское государство и право. 1955. № 4. С. 75; Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. С. 135.

Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. С. 119.

Чечина Н.А. Норма права и судебное решение. С. 704.

Там же. С. 705.

Иными авторами наряду с основными свойствами законности и обоснованности анализируются такие свойства судебного решения, как безусловность, полнота, определенность (категоричность), окончательность, а также свойства, которые обеспечивают устойчивость законной силы судебного решения: исключительность, преюдициальность, исполнимость197.

Свойство справедливости в арбитражном, гражданском и конституционном судопроизводстве является нравственной оценкой суда, основываясь на которую, суд должен беспристрастно разрешить дело. Выделение в судебном решении таких свойств, как справедливость и неопровержимость, является необоснованным. Исключение составляет только такой вид судебного акта, как приговор, который согласно п. 1 ст. 297 УПК РФ наряду с законностью и обоснованностью должен содержать свойство справедливости как соразмерность содеянного той мере неблагоприятных последствий, которая возлагается на виновного. Высшие судебные органы не обошли вниманием данное свойство и п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» разъяснили нижестоящим судам, что они не должны допускать фактов назначения явно несправедливого наказания, как вследствие мягкости, так и вследствие суровости.

В иных законах о справедливости судебного решения ничего не говорится и в качестве правового обоснования судом оно не принимается. В общем виде свойство справедливости абстрактно, его можно сравнить с понятиями «социальной справедливости», «истинности», «судебного усмотрения», которые в юридической науке спорны. На практике справедливость проявляется в том, что суды руководствуются, например, имущественным положением сторон и в силу ст. 90 ГПК РФ судья вправе отсрочить или рассрочить одной стороне уплату государственной пошлины или уменьшить ее размер. Аналогичная ситуация происходит при взыскании морального вреда с должника. Следовательно, в отношении других видов судебного решения свойство справедливости может означать только правильное рассмотрение дела судом по форме и существу.

Свойство неопровержимости представляет собой невозможность апелляционного обжалования после того, как решение приобрело законную силу. Но с учетом того, что действующее процессуальное законодательство предусматривает наличие иных судебных инстанций, осуществляющих пересмотр судебных решений, вступивших в законную силу в порядке судебного надзора, а также возможности восстановления пропущенного срока на обжалование вновь открывшихся и новых обстоятельств, то признак неопровержимости не вписывается в понимание сущности судебного решения. Вместе с тем свойство неопровержимости не тождественно принципу правовой определенности, поскольку имеет неоднозначное юриГригорьева Т.А., Савельева Т.А., Струнков С.К. Арбитражный процесс. М., 2006. С. 230.

дическое значение, особенно в рамках арбитражного процесса и изменений, внесенных в ч. 2 ст. 181 АПК РФ. Вышеизложенное означает, что если решение суда арбитражного суда в апелляционной инстанции не обжаловалось, то лицо не вправе обжаловать его в кассационном порядке. Пропуск апелляционной инстанции на пути обжалования в суд кассационной инстанции будет являться основанием для возвращения кассационной жалобы (п. 5 ч. 1 ст. 281 АПК РФ).

Как представляется, признаки (свойства) или называемые в процессуальных науках требования судебного решения можно разделить на две группы. Первая включает основные требования, которые связаны непосредственно с применением права: законность, обоснованность, мотивированность. Вторая группа – факультативные требования, которые связаны с правовыми последствиями, то есть могут проявляться только после вступления судебного решения в законную силу: обязательность, исключительность, исполнимость и преюдициальность.

Требование законности представляет собой соответствие решения суда требованиям, указанным в законе. Решение является законным, если оно принято при точном соблюдении норм материального и процессуального права. Законность судебного решения в данном случае рассматривается как действие суда по соблюдению норм права. Важность указания в решении на законы и иные нормативные правовые акты, которым руководствовался суд при принятии решения, подтверждается еще и тем, что отсутствие такого указания может быть расценено судом апелляционной и кассационной инстанций как незаконное решение, то есть неприменение закона является основанием для его отмены (ч. 2 ст. 270 и ч. 2 ст. 288 АПК РФ). Разъясняя суть судебного решения, высший суд в своем постановлении раскрывает понятие законности, где признает его таковым в том случае, если оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права 198.

Высший суд отметил, что в случае противоречия между нормами права, подлежащими применению, применяется норма, имеющая приоритетную силу по отношению к конкурирующей норме. Аналогичное определение содержится в ч. 6 ст. 13 АПК РФ, при этом в п. 1 ст. 13 АПК РФ указывается на применение обычая делового оборота. Обращается внимание на применение органами судебной власти актов официального толкования199. Таким образом, свойство законности означает соответствие: норП. 2: О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 дек. 2003 г. № 23 // Бюл. Верховного Суда РФ. 2004. № 2. С. 2.

О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 окт. 1995 г. № 8 // Бюл. Верховного Суда РФ. 1996.

№ 1; О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного мам материального и процессуального права, включая акты официального толкования; юридической силе нормативного правового акта, аналогии закона и аналогии права, а также нормам иностранного права. Законность действий суда обуславливает законность судебного акта. Незаконные действия суда приводят к незаконности судебного решения и, как следствие, к его отмене или изменению.

Требование обоснованности находит свое внешнее выражение в мотивировочной части судебного решения и определяется соответствием выводов суда установленным по делу фактическим обстоятельствам.

Свойство обоснованности находит свое проявление в суждениях суда по поводу доказанности или недоказанности каких-либо обстоятельств дела, предоставленных сторонами по делу доказательств и их правовой оценки (ст. 67 ГК РФ). О свойстве обоснованности говорится в ч. 2 ст. 195 ГПК РФ и пп. 1–3 ч. 1 ст. 270 АПК РФ, где отмечается, что суд основывает свое решение только на тех обстоятельствах, имеющих значение для дела, которые были установлены в открытом судебном заседании, а также на доказательствах, которые оценивались в их совокупности в судебном заседании. В целом, свойство обоснованности тесным образом связано с требованием законности, поскольку неподтвержденность выводов суда объективными данными является незаконностью судебного решения. Так, например, судебное решение может быть обоснованным, но незаконным по иным основаниям: нарушения судебными органами процессуальных норм или неправильная квалификация правоотношений. В одних случаях, если существо рассматриваемого дела разрешено верно, то процессуальные нарушения не являются основанием отмены судебного акта. В других – проверочные инстанции отменяют судебный акт и возвращают дело на рассмотрение в первую инстанцию по причине недоказанности обстоятельств, которые суд первой инстанции признал установленными.

Верховный Суд РФ раскрыл свойство обоснованности более точно, чем законодатель, указывая на имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требования закона об их относимости и допустимости, или общеизвестными обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов200. Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 14.07.2003 г. № 12-П обращает внимание, что «…конституционные требования к осуществлению правосудия должны исключать так называемое формальное правосудие, когда устанавливается только один, хотя и достаточно важный, юридический факт и игнорируются другие, не менее важные обстоятельства… В случаях, когда суды при рассмотрении дела не права и международных договоров РФ: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 окт. 2003 г. № 5 // Бюл. Верховного Суда РФ. 2003. № 12.

П. 3: О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 дек. 2003 г. № 23.

исследуют по существу фактические обстоятельства, ограничиваясь только установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, закрепленное ст. 46 (ч. 1) Конституции РФ, оказывается существенно ущемленным».

Таким образом, свойство обоснованности включает три основных элемента: достоверно установленные обстоятельства дела, соблюдение процессуального порядка рассмотрения и разрешения дела и выводы суда.

Требование мотивированности представляет собой умозаключение или объяснения суда о наличии или отсутствии фактов, являющихся основанием окончательного вывода суда. Исследователи под мотивированностью понимают «систему мотивов, доводов, аргументов, приводящих к определенным выводам по делу»201. Это могут быть мотивы, по которым суд «отверг доказательства», «мотивы изменения обвинения», «мотивы относительно избрания меры наказания», «мотивы, обосновывающие решение в отношении гражданского иска»202. Мотивированность и обоснованность обладают общностью: фактической, логической и правовой аргументацией относительно установленных фактов. Вместе с тем свойство мотивированности в отличие от обоснованности означает довод суда, объясняющий выбор одного из вариантов решения и его целесообразность. Зачастую подобный выбор связан с таким пониманием, как «меняющаяся судебная практика» и «внутреннее убеждение судьи». В действующем законодательстве, наряду со свойствами законности и обоснованности, указывается мотивированность судебного решения (ч. 4 ст. 7 УПК РФ, ч. 3 ст. 15 АПК РФ). В ГПК РФ данного свойства (требования) к судебному решению не предусмотрено, лишь в отдельных своих положениях устанавливается обязанность суда мотивировать свои выводы в ходе разрешения дела (ч. 4 ст.

67; ч. 4 ст. 198; п. 5 ч. 1 ст. 225). Наиболее полно свойство мотивированности раскрыто в ст. 307 УПК РФ, из которой следует, что выводы суда, содержащиеся в обвинительном приговоре, должны быть мотивированы.

Мотивированность судебного решения представляет собой объяснение суда, почему он принял именно такое решение, почему согласился с одними и отверг другие доказательства, назначил определенное наказание, разрешил в том или ином варианте другие вопросы по делу. В некоторых случаях, указанных в законе, немотивированное судебное решение подлежит отмене или изменению (например, ч. 1 ст. 228 АПК РФ указывает на то, что несоблюдение требования мотивированности является основанием отмены или изменения решения арбитражного суда в кассационном порядке). Суды в любом случае должны приводить в принятом решении мотивы, по которым они пришли к своим выводам, и ссылки на законы, которыми суд руководствовался203.

Добровольский Д.И. Мотивы судебного решения // Советское государство и право. 1947. № 4. С. 28.

Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. С. 154.

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хаблака Владимира Федоровича на Требование обязательности означает, прежде всего, авторитет судебного решения и способность его обязательного исполнения. Свойство обязательности судебного решения раскрыто в ст. 6 ФКЗ РФ «О судебной системе Российской Федерации»204, а также в ст. 13 ГПК и ст. 16 АПК РФ.

Обязательность судебного решения, вступившего в законную силу, выражается в следующем: имеет значение для всех лиц независимо от их участия в деле; оно имеет значение для лиц, участвующих в деле, и означает необходимость подчинить свое поведение предписанию судебного решения; обязательность судебного решения распространяется на всю территорию Российской Федерации. Свойство обязательности тесно связано с общеобязательностью закона, на основании которого вынесено решение. В связи с этим обязательность судебного решения следует отличать от общеобязательности закона. Решение суда, являясь правоприменительным актом органов судебной власти, имеет свою собственную законную силу, несовпадающую с юридической силой правовых норм.

Требование исключительности заключается в недопустимости вторичного предъявления в суд сторонами и их правопреемниками тождественных требований; невозможности рассмотрения и принятия судебных решений по тождественным исковым требованиям. В связи с этим свойство исключительности, которое состоит в том, что исключается возможность нового рассмотрения того же дела205, нельзя применить в настоящее время к судебному решению, так как действующее процессуальное законодательство содержит основания пересмотра судебного акта, например по вновь открывшимся обстоятельствам (п. 1. ст. 392 и п. 1 ст. 311 АПК РФ).

Свойство исключительности указывает на недопустимость возбуждения, разбирательства и разрешения судом дела по вторично заявленному иску, тождественному с первоначальным иском, спор по которому разрешен вступившим в законную силу судебным решением206. «Под исключительностью, – пишет Н.Б. Зейдер, – следует понимать такое свойство вступившего в законную силу решения, вследствие которого судебное решение исключает возможность вторичного рассмотрения того же спора между сторонами или того же заявления, жалобы или бесспорного требования заинтересованного лица»207. Так, например, недопустимо выносить приговор в отношении лица при наличии вступившего в законную силу другого приговора по тому же основанию (ст. 296 УПК РФ). Свойство исключительности также закреплено в ч. 2 ст. 209, п. 2 ч. 1 ст. 134 и ст. 220 ГПК, анализ нарушение его конституционных прав рядом статей гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2012 г. № 555-О-О // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

О судебной системе Российской Федерации: ФКЗ РФ от 31 дек. 1996 г. № 1-ФКЗ (с изм. и доп.) // Собр. законодательства РФ. 1997. № 1. Ст. 1.

Гражданский процесс. Хрестоматия: учеб. пособие / под ред. М.К. Треушникова. – 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 581.

Авдюков М.Г. Судебное решение. С. 144–145.

Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. С. 136.

которых дает основание утверждать, что исключительность судебного решения не только запрещает лицам, участвующим в деле, и их правопреемникам предъявлять в суд тождественные требования, но и запрещает суду рассматривать такие требования.

Требование исполнимости предполагает наличие вступившего в законную силу решения, за исключением случаев немедленного исполнения (ст. 211, 212 ГПК РФ и ч. 1 ст. 182 АПК РФ); обязанность добровольного исполнения судебного решения субъектом, в отношении которого оно вынесено; принудительное (без учета воли обязанного субъекта) исполнение вступившего в законную силу судебного решения. Неисполнение судебных решений влечет за собой ответственность, установленную федеральным законодательством, вплоть до уголовной ответственности (ст. 315 УК РФ). Целесообразным и обоснованным представляется понимание исполнимости при наличии исполнительного производства, реализация которого установлена федеральным законодательством208 и с помощью специально уполномоченного государственного органа принудительного исполнения – службы судебных приставов.

Требование исполнимости следует отличать от свойства обязательности. Законом установлено, что судебное решение обязательно и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации209. Однако исполнимостью наделяются не все решения, а только те, резолютивная часть которых содержит указание на обязанность какоголибо лица совершить определенные действия или воздержаться от их совершения, например судебные решения по искам о присуждении, решения о защите избирательных прав и т. д. Иные решения, например о признании нормативных правовых актов противоречащими закону, не подлежат принудительному исполнению, так как утрата нормативным актом юридической силы происходит автоматически и не требует каких-либо действий (ст. 253 ГПК РФ).

Требование преюдициальности является одним из свойств судебного решения, вступившего в законную силу. Так, например, свойством преюдициальности наделены постановления судов общей юрисдикции и решения арбитражных судов (ст. 61 ГПК РФ), акты арбитражных судов и решения судов общей юрисдикции (ст. 69 АПК РФ), приговоры по уголовным делам (ст. 61 ГПК РФ). Термин «преюдиция» происходит от латинского слова praejudicialis – относящийся к предыдущему судебному решению. Как отмечается в литературе, вступившее в законную силу решение по преюдициальному вопросу обязательно для суда, слушающего новое дело210. М.А. Гурвич отмечал наличие предрешающего значения судебного Об исполнительном производстве: ФЗ РФ от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ (с изм. и доп.) // Собр. законодательства РФ. 1997. № 30. Ст. 3591.

Части 1, 2 ст. 6: О судебной системе Российской Федерации: ФКЗ РФ от 31 дек. 1996 г. № 1-ФКЗ.

См.: Авдюков М.Г. Судебное решение. С. 159.

решения, которое «составляет одно из проявлений его законной силы, препятствующей любому судебному органу выносить в отношении подтвержденных судом прав, обязанностей и юридических фактов иные решения»211. Н.А. Чечина признавала за преюдициальностью, или преюдицией, судебного решения «истинность отношений и фактов, установленных судом и зафиксированных в решении, которое вступило в законную силу.

Эти отношения и факты не могут быть подвергнуты сомнению, а также вторичному исследованию со стороны судебных и административных органов, а также общественных организаций»212.

Некоторыми исследователями преюдициальность судебного решения рассматривалась как необходимое следствие принципа объективной истины213, где истинность суждения об обстоятельствах дела зафиксирована в судебном решении. Преюдициально установленные факты освобождаются от доказывания потому, что они с истинностью уже установлены в решении суда или приговоре и нет никакой необходимости их устанавливать вновь, т. е. подвергать сомнению истинность вступившего в законную силу судебного акта, его стабильность214. Так, например, Т.Г. Морщакова, обосновывая юридические свойства постановлений Конституционного Суда РФ, указывает на их преюдициальную силу для всех судов. Иными словами, факт, установленный один раз, не может устанавливаться еще раз этим или другим судом. Он должен расцениваться как уже установленный, и другой суд может ссылаться на установленный факт, который отражен в решении суда по данному делу.

Между тем требование преюдициальности получило законодательное закрепление в следующих правилах: обстоятельства, изложенные судом в мотивировочной части решения, по вступлении его в законную силу имеют преюдициальное значение и освобождаются от доказывания, если в другом деле участвуют те же лица (ч. 2 ст. 69 АПК РФ); обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнение у суда. При этом такой приговор не может предрешить виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле (ст. 90 УПК РФ); обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (ч. 2 ст. 61 ГПК РФ).

В гражданском законодательстве в ч. 2. ст. 209 ГПК РФ указан термин «факты», в иных правовых нормах используется иной термин «обГурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. С. 121.

Чечина Н.А. Норма права и судебное решение. С. 709.

Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск, 1969. С. 79; Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. М., 1951. С. 190.

Треушников М.К. Судебные доказательства: монография. М., 1997. С. 25.

стоятельства» (ч. 2 ст. 69 АПК РФ). Несмотря на то, что между этими терминами существует некоторое расхождение, смысл этих статей выражает одну и ту же идею. При этом смысл арбитражного процессуального законодательства относительно преюдициальных свойств (требований) решения представляется более приемлемым и понятным. В целом, преюдициальность представляет собой следующее: 1) возможность лица, защищающего свое право в другом процессе, указать на первоначальное решение суда, которое уже содержит достоверные выводы об обстоятельствах дела.

В случае если в суде выяснится, что обстоятельства по делу совпадают с нынешними или прежними по раннее вынесенному и вступившему в законную силу решению, то было бы несправедливо вновь возлагать на сторону обязанность доказывания, которую она добросовестно выполнила в предыдущем процессе; 2) обеспечение соответствия судебных решений друг другу, исключение противоречивости между ними, т. е. если сторона указывает в новом судебном процессе на уже предрешенные факты на основании первоначального судебного решения, а в судебном процессе, к примеру, выяснится, что правоотношения двух случаев разные или лица, участвующие в деле, иные, то ситуация должна разрешиться новым процессом. Полагаем, что наличие решения со свойствами преюдициальности в любом случае должно облегчить возможность доказывания для участников последующего процесса.

Вышесказанное позволяет определить судебное решение как правоприменительный акт, представляющий собой форму внешнего выражения индивидуального (персонального) предписания, которым устанавливается наличие юридических фактов и возникновение конкретного правоотношения между субъектами права. С помощью основных (законность, обоснованность, мотивированность) и факультативных требований (обязательность, исключительность, исполнимость и преюдициальность) раскрывается содержание и предназначение (сущность) судебного решения. В силу спорных в науке значений и свойств судебного решения следует классифицировать их отдельные разновидности. Такие авторы, как С.С. Алексеев, И.С. Самощенко, П.А. Лупинская, выделяют основные и вспомогательные судебные решения215. Основные судебные решения «выражают завершающее действие органов государства. Содержат итоговую оценку обстоятельств дела и властное предписание относительно подлежащего разрешению вопроса»216. Вспомогательные судебные решения, как отмечает П.А. Лупинская, «не содержат итоговой оценки обстоятельств дела и не разрешают его по существу»217. Как правило, такие вспомогательные реАлексеев С.С. Общая теория социалистического права. С. 212; Самощенко И.С. Охрана режима законности Советским государством. С. 110–112; Лупинская П.А.Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. С. 26.

Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. С. 26–28.

Там же. С. 26.

шения создают юридическую базу для вынесения основных судебных решений.

Общепринято разделять судебные решения по следующим основаниям: в зависимости от характера разрешаемого иска218, в зависимости от характера правового действия и способа судебной защиты права219. При этом выделяют три основных вида судебных решений: решение о присуждении, решение о признании и преобразовательное решение. Первые два вида – это судебные решения, вынесенные при рассмотрении юридического дела по искам о присуждении и признании. Последний вид – это преобразовательные или, как еще принято их называть, конститутивные решения220. Под преобразовательным, или конститутивным, решением принято понимать право истца на преобразование (изменение или прекращение) правоотношения, осуществляемое через суд. Изменяя или прекращая определенные правоотношения, суд материально воздействует на эти правоотношения. Отличительная черта преобразовательных (конститутивных) решений состоит в том, что они, как и судебные решения о признании, не подлежат принудительному исполнению. Однако причины этому следует искать в другом: конститутивные судебные акты неисполнимы потому, что подтвержденные ими права истца на преобразование правоотношения не составляют притязаний.

Судебные акты, вынесенные по результатам рассмотрения преобразовательных исков, сами по себе содержат акт исполнения – они преобразуют спорное правоотношение221. Преобразовательный судебный акт выступает в качестве самостоятельного юридического факта, который: изменяет гражданское правоотношение; прекращает гражданское правоотношение; уничтожает гражданское правоотношение путем признания недействительной оспоримой сделки, основывающей правоотношение. Одним из видов конститутивных (преобразовательных) решений является так называемое «регламентирующее» решение, суть которого заключается в урегулировании таких правоотношений, которые нормой права полностью не урегулированы, причем такое право предоставляется суду222. Яркими примерами являются решения по иску о преобразовании договорного обязательства в связи с существенным его нарушением либо существенным изменением обстоятельств. В данных случаях суду надлежит самостоятельно определить, имеет ли место обязательное условие «существенности», и только при его наличии судебным актом воздействовать на материальную ткань спорных правоотношений.

В качестве вспомогательных судебных правоприменительных актов, как ранее, так и в настоящее время, выделяют: альтернативные, факультаГуреев П.П. Судебное разбирательство гражданских дел. С. 148.

Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. С. 42.

Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. С. 16.

Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. С. 109.

Советский гражданский процесс / под ред. М.А. Гурвича. С. 109.

тивные, дополнительные и разъяснительные. Альтернативное – судебное решение, вынесенное по альтернативному иску, вытекающему из альтернативных обязательств с правом выбора кредитора, одним из вариантов исполнения которого является «поведение должника, неспособное быть осуществленным принудительно, а другим – поведение, способное быть осуществленным принудительно»223. То есть такой вид решения предусматривает для обязанной стороны возможность выбирать способы исполнения. Факультативное или «эвентуальное»,224 – это судебное решение, допускающее замену одного вида исполнения или исполнения одним лицом в случае его невозможности исполнением другого вида или другим лицом (ст. 205 и 206 ГПК РФ). Так, например, при присуждении имущества в натуре суд указывает стоимость имущества. Основным способом исполнения решения будет передача имущества. Но если к моменту исполнения основного решения присужденного имущества в наличии не окажется, то будет вынесено факультативное решение, на основании которого с ответчика будет взыскана стоимость имущества. Дополнительное – это судебное решение, которое восполняет недостатки основного решения 225.

Суть дополнительного решения строго определена в законе (ст. 201 ГПК РФ, ст. 178 АПК РФ). Как правило, оно выносится в дополнение к основному решению (например, для исправления описок и явных арифметических ошибок в форме отдельного письменного документа). Разъяснительное226 – это судебное решение, которое выносится по вопросам, не обсужденным в судебном заседании или не нашедшим своего разрешения по существу. Его особенность проявляется в том, что оно является способом конкретизации, исправления неясностей или неопределенностей основного решения. Важным условием вынесения дополнительного решения является неизменность его содержания. Суд не может под видом разъяснения изменить, хотя бы частично, существо решения, а должен только изложить его же в более понятной и ясной форме227.

Перечень судебных решений довольно значительный. П.А. Лупинская выделяет ряд судебных решений, которые характеризует как начальные, промежуточные и окончательные228. П.П. Заворотько, указывая на исчерпывающий характер судебного решения, не допускает так называемые промежуточные и частичные. При этом выделяет условные решения, которые не устраняют до конца спор между сторонами, но являются одной из важнейших задач судебного разбирательства229. Недопустимость условных Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. С. 79.

Там же. С. 80.

Там же. С. 88–92.

Например, С.Н. Братусь и А.Б. Венгеров разъяснительные решения рассматривали в значении «первой стадии конкретизации» (См.: Братусь С.Н., Венгеров А.Б. Понятие, содержание и формы судебной практики // Судебная практика в советской правовой системе. М., 1975. С. 11, 20).

О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 дек. 2003 г. № 23.

Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. С. 30.

Заворотько П.П. Процессуальные гарантии исполнения судебного решения. М., 1974. С. 92–97.

решений в советском гражданском процессе заключалась в том, что суд обязан разрешить спор исходя из состояния сторон в момент судебного разбирательства, а не из будущего развития их взаимоотношений, наступления или ненаступления определенных условий. С.К. Загайнова выделяет два основания в классификации судебного решения: в зависимости от процедуры вынесения судебного решения (решение, постановляемое в обычном порядке, и решение, постановляемое в заочном порядке); в зависимости от ответа на заявленные требования (окончательные, дополнительные, промежуточные и частичные)230.

В целом, придерживаясь вышеуказанной классификации, выделим наиболее значимые виды судебных решений. Так, например, в зависимости от субъекта, правомочного принимать судебные решения, они могут быть: единоличными и коллегиальными; решениями нижестоящих судов (решения мировых судей, судов общей юрисдикции, арбитражных судов, конституционных судов) и вышестоящих судов (решения КС РФ, ВС РФ и ВАС РФ), решениями различных судебных инстанций: первой инстанции, апелляционной, кассационной и надзорной инстанции.

В зависимости от основных видов решений и их подвидов следует различать: приговор (приговор оправдательный и приговор обвинительный); решение (решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов, рассматривающих дело по существу); судебный приказ.

В зависимости от судебной процедуры: очные и заочные судебные решения. Решения подразделяются на те, что еще не вступили в законную силу, и решения, вступившие в законную силу.

В зависимости от предмета доказывания по определенным категориям дел: простые и сложные судебные решения.

В зависимости от правового значения: нормативные решения, которые имеют общее значение и распространяются на неопределенный круг лиц; индивидуальные решения, которые имеют значение для определенного круга лиц и распространяются только на участников процесса.

В зависимости от характера правового воздействия: регулятивные (решение суда по гражданскому делу); охранительные (приговор суда).

В зависимости от юридической природы или назначения в правовом регулировании231 решения могут быть: индивидуальными; интерпретационными: решения разъяснительного и правообразующего характера.

Следовательно, судебное решение как правовое явление представляет собой элемент действующей правовой системы, правопорядка и его охЗагайнова С.К. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. М., 2002. С. 239.

В нашем исследовании преимущественное значение имеет классификация судебных решений в зависимости от их юридической природы или назначения в правовом регулировании. В этом смысле большое значение в правоприменительной практике имеют разъяснительные решения индивидуального и нормативного характера.

раны в соответствии с установленными законом требованиями и формами.

При дальнейшем исследовании решение представляет собой правоприменительный акт, определяющий завершение процесса в суде первой инстанции и которым подтверждаются правоотношения сторон на основании установленных в судебном заседании фактических обстоятельств дела. Принятие решения означает определенное действие (поведение) судебных органов в достижении цели правосудия, защиту нарушенного права или поставленного под угрозу нарушенного права (правового отношения).

–  –  –

Особый интерес вызывают интерпретационные решения органов судебной власти, им внимание будет уделено отдельно. Но вначале поговорим об актах толкования вообще.

В изучении актов толкования права необходимо выделить три основные проблемы. Во-первых, отсутствие законодательно закрепленной классификации правовых актов. Система правовых актов упоминается в Конституции РФ, а также в отдельных работах С.С. Алексеева, Ю.А. Тихомирова, А.Ф. Черданцева, но в условиях современной юридической практики существует настоятельная потребность в установлении официальной классификации, закрепленной в законе, в которой бы также упоминались наименования правовых актов, их иерархия и соотношение с актами толкования права, а также их разновидностями.

Во-вторых, выяснение места и роли интерпретационных актов высших судебных инстанций в системе правовых актов, соотношения с другими правовыми актами через постижение юридических свойств актов официального толкования. Втретьих, с учреждением в России Конституционного Суда РФ в науке возникает немало дискуссий, связанных с деятельностью этого суда по толкованию Конституции РФ и других законов: пределы толкования Конституции РФ, юридическая сила и обязательность этих актов, соотношение с другими интерпретационными актами высших судов и выяснение их юридической природы232.

Как уже отмечалось раннее, термин «акт» трактуется многозначно:

как единичное действие, а также отдельный поступок; как закон, указ государственных органов или постановление общественных организаций;

как документ, удостоверяющий что-нибудь233. В юридической литературе под актами толкования права понимают либо юридические документы, либо акты уяснения и разъяснения правовых норм.

Так, например, Н.А. Пьянов определяет акты толкования права как «вынесенные в процессе толкования права официальные документы, содержащие предписания, разъясняющие действующие правовые нормы»234.

«Акт толкования, – пишет А.В. Осипов, – официальный, юридически значимый документ, направленный на установление действительного смысла и содержания нормы права»235.

См., например: Петров А.А. Решения Конституционного Суда Российской Федерации в механизме правового регулирования: монография. Иркутск, 2007. С. 94–163.

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. С. 21.

Пьянов Н.А. Консультации по теории государства и права: учеб. пособие. Ч. 3. С. 125.

А.В. Малько под актом толкования права признает «правовой акт, который содержит разъяснение смысла юридических норм»236.

А.Ю. Мордовцев полагает, что актами толкования права или интерпретационными актами являются «правовые акты компетентных государственных органов, содержащие результат официального толкования»237.

А.И. Лясковский также относит акт толкования к разновидности правовых актов, при этом поясняет, что издаются они уполномоченными на это органами государства, местного самоуправления, а также общественными организациями, которым такое право делегировано238.

В.Н. Хропанюк высказал мнение, согласно которому акты официального толкования правовых норм «представляют собой, с одной стороны, разъяснение содержания норм права, а с другой стороны, конкретизацию и уточнение их предписаний»239.

Кроме того, некоторые исследователи рассматривают акты толкования права как действия уполномоченных лиц по официальному толкованию нормам права, действия органов и должностных лиц, направленные на уяснение и разъяснение содержания правовых предписаний 240. При этом, например, В.А. Петрушев термин «акт» применительно к области толкования права рассматривает в двух смыслах: в смысле деятельности, направленной на уяснение правовых предписаний, и в смысле тех разъяснений норм права, которые даются для других лиц после их уяснения 241. Иными авторами под актом толкования права понимается «объектированный результат юридически значимых действий, выраженный в установленной форме, издаваемый властным органом в предусмотренном законом порядке, содержащий интерпретационные правила общего или индивидуального характера. Под интерпретационным правилом понимается результат разъяснения смысла (содержания) нормы права, адресованный либо неопределенному кругу лиц (интерпретационная норма), либо конкретным, указанным в акте, лицам (интерпретационное правило индивидуального характера)»242.

Таким образом, акты толкования права могут быть выражены в форме действий (например, устное разъяснение судьей прав и обязанностей сторонам по делу или разъяснение адвокатом смысла правовой нормы гражданину) и в форме письменного документа. Как правило, акт толковаТеория государства и права: курс лекций / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2001. С. 487.

Малько А.В. Теория государства и права: учебник. С. 235.

Теория государства и права: учебник / В.Я. Любашиц, А.Ю. Мордовцев, И.В. Тимошенко, Д.Ю. Шапсугов. С. 547.

Лясковский А.И. Юридическая природа актов толкования права и их соотношение с системами права и законодательства // Юрид. аналитический журнал. 2002. № 1 (2). С. 29.

Хропанюк В.Н. Теория государства и права / под ред. В.Г. Стрекозова. С. 282.

Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. С. 487.

Петрушев В.А. Проблемы толкования права в Российской Федерации: монография. С. 301.

Шайхутдинов Е.М. К вопросу о понятии и видах интерпретационных актов // Право: прошлое, настоящее, будущее: сб. науч. ст. аспирантов / под общ. ред. Н.В. Щедрина. Красноярск, 2003. С. 39–52.

ния права рассматривается как письменный юридический документ, с одной стороны, разъясняющий правовые нормы, а с другой – конкретизирующий и уточняющий предписания норм права. К наиболее важным признакам актов официального толкования как разновидности правового акта можно отнести следующие.

Во-первых, это официальные юридические документы, имеющие определенную форму и реквизиты. Форма акта толкования права предполагает особую структуру акта и специальный юридический язык.

Во-вторых, это юридические документы, которые выносятся или принимаются уполномоченными на то субъектами права. Если толковать нормы права могут любые субъекты права, то давать нормам права официальное толкование может только особый властный субъект, компетенция которого предусматривает возможность издания таких актов. Такими субъектами могут быть либо правотворческие органы государственной власти, либо высшие судебные органы власти, которым дано право толковать нормативные правовые акты.

В-третьих, это юридические документы, которые выносятся в процессе толкования права в определенной процедурно-процессуальной форме. Так, например, если акт толкования права выносится органами судебной власти, то он должен приниматься в соответствии с правоприменительным процессом.

В-четвертых, это юридические документы, которые содержат предписания, разъясняющие действующие правовые нормы. Это могут быть нормативные и индивидуальные предписания. Нормативные предписания выносятся высшими судебными инстанциями для неопределенного круга субъектов права при обобщении опыта применения норм права низшими судебными инстанциями по наиболее важным вопросам судебной практики. Например, в постановлениях пленума Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ содержатся предписания по вопросам, связанным с оборотом векселей243, компенсации морального вреда244, применения исковой давности 245 и т. д. Индивидуальные предписания выносятся при рассмотрении конкретного юридического дела судебными инстанциями.

В-пятых, это юридические документы, которые носят государственно-властный характер. Они обязательны к исполнению и обеспечены различными средствами юридической защиты, включая меры государственО некоторых вопросах применения Федерального закона «О переводном и простом векселе»: Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 февр. 1998 г. № 3 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 февр. 1998 г. № 1 // Рос. газ. 1998. 5 марта.

Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 дек. 1994 г. № 10 (в ред. постановлений пленума Верховного Суда РФ от 25 окт. 1996 г. № 10, от 15 янв. 1998 г. № 1) // Рос. газ. 1995. 8 февр.; Бюл. Верховного Суда РФ. 1997. № 1; Рос. газ. 1998. 29 янв.

О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности: Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 нояб. 2001 г. № 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 нояб. 2001 г. № 18 // Рос. газ. 2001. 8 дек.

ного воздействия. Так, например, разъяснения по конкретному юридическому делу, которые дает кассационная либо надзорная судебная инстанция, являются обязательными для первой инстанции при дальнейшем рассмотрении юридического дела. В случае если вновь вынесенное решение первой инстанции не соответствует предписаниям кассационной или надзорной инстанции, то оно может быть обжаловано прокурором или иными заинтересованными лицами. То есть непосредственным результатом государственной обязательности актов толкования является установление определенного порядка в правовых отношениях.

В-шестых, это юридические документы, которые обладают определенной юридической силой. Принято считать, что акты толкования права по своей юридической силе приравниваются к тем нормативно-правовым актам, нормы которых они разъясняют. Так, например, акты толкования, принимаемые Конституционным Судом РФ и содержащие разъяснения Конституции РФ, по своей юридической силе приравниваются к Конституции РФ. Между тем признак юридической силы может означать иерархичность актов толкования. Так, А.И. Лясковский отмечает, что «различные по юридической силе акты толкования находятся между собой в определенной взаимосвязи, которая определяется в соподчиненном характере отношений»246.

В-седьмых, это юридические документы, которые имеют привязку к определенным предметам и методам правового регулирования. Например, постановления Верховного и Высшего Арбитражного судов, в которых рассматривается определенная категория юридических дел, регулируют конкретные правоотношения (расторжение брака)247, бюджетные отношения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации248.

Таким образом, под актом официального толкования права необходимо понимать юридический документ, вынесенный в процессе толкования права компетентным государственным органом по конкретному предмету и с определенными методами правового регулирования, который содержит предписания, разъясняющие действующие правовые нормы.

Следует отметить, что официальный акт толкования права, являясь одним из самостоятельных видов в системе правовых актов, имеет много общего с такими правовыми актами, как нормативный правовой акт и акт применения права. Общие черты состоят в том, что все эти правовые акты являются официальными юридическими документами, принимаются уполномоченными на то субъектами права, выносятся в установленном заЛясковский А.И. Юридическая природа актов толкования права и их соотношение с системами права и законодательства // Юрид. аналитический журнал. 2002. № 1 (2). С. 30.

О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 нояб. 1998 г. № 15 // Рос. газ. 1998. 18 нояб.

О некоторых вопросах применения Арбитражными судами норм бюджетного кодекса: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2006 г. № 23 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2006. № 8.

коном порядке, содержат правовые предписания, носят государственновластный характер и обязательны к исполнению, обладают юридической силой.

Названными выше признаками определяется несомненное сходство актов толкования права с иными правовыми актами. Однако по другим отличительным признакам (нормативность, общеобязательность, форма и результат правовой деятельности) акты официального толкования права отличаются как от нормативных правовых актов, так и от актов применения права. Так, нормативный правовой акт содержит нормы права, а акт официального толкования права лишь толкует, объясняет эти правовые нормы.

Иными словами, акты официального толкования отличаются от нормативных правовых актов тем, что они не создают новых правил поведения, а также не могут изменять или отменять действующие нормы права.

Значение актов официального толкования ограничивается «логическим развитием, уточнением и конкретизацией действующего права в целях его наиболее правильной и эффективной реализации»249. Если нормативный правовой акт является результатом правотворческой деятельности и официальным источником права, то акт официального толкования права является результатом интерпретационной деятельности. В качестве примера актов официального толкования права с наиболее спорной юридической природой можно привести постановления Конституционного Суда Российской Федерации250.

От актов применения права акты толкования права отличаются тем, что они могут быть как нормативными, так и индивидуальными. Сказанное означает, что акты толкования права могут быть обращены как к неопределенному кругу субъектов, так и к конкретным субъектам, а также рассчитаны на неопределенное число похожих ситуаций или на конкретный случай. То есть, если акт применения права связан с решением конкретного дела и рассчитан на конкретную ситуацию, то акт толкования права, в отличие от акта применения права, может иметь общий характер. Такая позиция является общепринятой в юридической литературе.

При этом интерпретационные акты общего характера признают самостоятельным видом правового акта, а интерпретационные акты индивидуального характера некоторые исследователи не выделяют в особый вид правового акта. Основой такого мнения является то, что интерпретационные акты индивидуального характера как отдельный документ фактически не существуют, а поглощаются актами применения права251.

Акты толкования права, как и другие правовые акты, достаточно разнообразны и классифицируются по различным основаниям. Так, наЛясковский А.И. Юридическая природа актов толкования права и их соотношение с системами права и законодательства. С. 30.

Петров А.А. Решения Конституционного Суда Российской Федерации в механизме правового регулирования: монография. Иркутск, 2007. С. 183.

Петрушев В.А. Проблемы толкования права в Российской Федерации: монография. С. 307.

пример, А.В. Малько252 различает акты толкования права в зависимости от типов официального толкования; от органов, дающих толкование; от предмета правового регулирования; от характера и формы; от юридической природы (интерпретационные акты правотворчества и интерпретационные акты правоприменения). А.Ю. Мордовцев253 классифицирует интерпретационные акты по следующим основаниям: по форме (письменные и устные); по юридической значимости (акты нормативного и казуального толкования); по юридической силе и сфере ее действия, которая определяется местом органа, его издавшего; по субъекту толкования (акты аутентичного и легального толкования); по отраслям права (уголовно-правовые, гражданско-правовые и др.).

Таким образом, одни авторы разделяют интерпретационные акты по назначению, процедуре и нормативному закреплению254. Другие исследователи255 в зависимости от юридической природы различают интерпретационные акты правотворчества и интерпретационные акты правоприменения. Аналогичной точки зрения придерживается В.Н. Хропанюк256, который по содержанию и сфере распространения разделяет интерпретационные акты правотворчества и индивидуальные интерпретационные акты.

Иные авторы наряду с актами официального толкования выделяют акты неофициального257: доктринальные, профессиональные и акты обыденного толкования. О первых двух говорят с позиции научного, теоретического подхода и высокопрофессионального толкования юристовпрактиков (например, толкование, даваемое судьями высших судов). Таким интерпретационным актам придают смысл компетентного научного толкования. Что касается последних актов, то им отводится функция обыденного или некомпетентного толкования, поскольку такое толкование осуществляется не уполномоченными на это лицами и не имеет обязательного характера.

Рассмотрев основания, по которым принято разделять акты толкования права, целесообразной считаем следующую их классификацию:

по форме внешнего выражения акты толкования права могут быть письменными и устными;

в зависимости от отраслевой принадлежности – конституционно-правовыми, административно-правовыми, гражданско-правовыми, уголовно-правовыми и т. д.;

Малько А.В. Теория государства и права: учебник. С. 235.

Теория государства и права: учебник / В.Я. Любашиц, А.Ю. Мордовцев, И.В. Тимошенко, Д.Ю. Шапсугов. С. 548.

Теория государства и права: учебник для вузов / отв. ред. В.Д. Перевалов. 3-е изд., перераб. и доп.

С. 254.

Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права: учеб.-метод. пособие. М., 2003. С. 354.

Хропанюк В.Н. Теория государства и права: учеб. пособие / под ред. В.Г. Стрекозова. С. 282.

Соцуро Л.В. Неофициальное толкование норм права. М., 2000. С. 5.

по юридической значимости – актами нормативного толкования (акты общего и обязательного характера) и актами казуального толкования (акты индивидуального характера);

по субъекту принятия – аутентичными (принимаются теми же субъектами, которые принимали нормативный акт) и легальными (принимаются субъектами, уполномоченными на то законом). По этому же основанию наряду с аутентичными и легальными актами можно выделить также акты правоприменительного толкования;

по юридической силе и сфере деятельности органов государственной власти (их места в системе органов государственной власти) следует выделить: акты законодательных органов; акты исполнительных органов; акты налоговых органов; акты органов прокуратуры; акты судебных органов и другие.

§2. Интерпретационные акты судебных органов Особой разновидностью актов толкования права являются интерпретационные акты судебных органов. В юридической литературе судебному толкованию права уделено, к сожалению, недостаточно внимания. Такое толкование является официальным, поскольку осуществляется соответствующими государственными органами и должностными лицами и имеет обязательную юридическую силу. Официальное судебное толкование осуществляется только высшими судами Российской Федерации и имеет большое значение для правоприменительной деятельности. При этом судебное толкование может быть как нормативным, которое осуществляется высшими судебными инстанциями, так и казуальным, которое требует правоприменительного решения нижестоящими судебными органами и касается только конкретного случая.

В Российской Федерации только высшие судебные инстанции: Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации – осуществляют официальное нормативное толкование258. Конституционному Суду Российской Федерации принадлежит исключительная компетенция – толкование нормативных правовых актов с точки зрения их соответствия Конституции РФ, в том числе и толкование самой Конституции РФ259.

Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации дает толкование Конституции Российской Ст. 125–127: Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 дек.

1993 г. // Рос. газ. 1993. 25 дек.

Ст. 1–3: О Конституционном Суде РФ: ФКЗ от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ // Собр. законодательства РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.

Федерации (ч. 5 ст. 125 Конституции Российской Федерации). Верховный же Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации уполномочены давать разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 126, 127 Конституции Российской Федерации), которые обязательны соответственно для всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов. При этом необходимо учитывать, что правом издания официального нормативного толкования в системе общей юрисдикции обладает только пленум Верховного Суда Российской Федерации, а в системе арбитражных судов – только пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. По некоторым спорным вопросам издаются совместные постановления пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 260. Президиум федерального арбитражного суда округа тоже может давать разъяснения по вопросам судебной практики, однако в законе об обязательности таких разъяснений ничего не говорится.

Вопрос о юридической природе, то есть свойствах и признаках актов судебного толкования тесно связан с проблемой сущности толкования. Научные споры связаны, прежде всего, с тем, что правомочия высших судов сформулированы в законе не очень ясно и определенно. Дискуссионным считается следующий вопрос: является ли это правотворческой, правоприменительной деятельностью или это средство уяснения и разъяснения смысла существующей нормы права. В юридической литературе на этот счет сложилось как минимум три подхода.

Согласно первому из них, общим для правовых актов органов судебной власти является установление, отмена, изменение, дополнение, приостановление действия правовых норм, в связи с чем некоторые разновидности интерпретационных актов признаются источниками права, которые могут содержать в себе новые нормы права, конкретизирующие положения толкуемых норм. Так, например, А.А. Белкин предложил интересный подход в классификации источников права, при котором выделил первичные источники (нормативные правовые акты) и вторичные или производные (акты официального толкования первичных источников права)261.

Некоторые авторы, отмечая наличие судебного прецедента в российской системе права, ссылаются на то, что суды всех инстанций уже давно используют в обоснование своих выводов постановления пленумов высших инстанций (п. 2 ст. 13 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации», п. 3 ст. 170 АПК РФ), как «единый образец, пример для ниСм., например: О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановления пленума Верховного Суда РФ и пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. № 1.

Белкин А.А. Вопросы юридической силы решений Конституционного Суда Российской Федерации // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1997. № 2. С. 20.

жестоящих инстанций»262. Сторонников данного подхода прибавилось после создания в России органов конституционного контроля, а именно Конституционного Суда Российской Федерации, решения которого часть исследователей признает актами судебного правотворчества (А.А. Безуглов, С.А. Солдатов)263 либо считает их «вторичными источниками» права (Т.Я.

Хабриева)264. Так, например, Г.А. Гаджиев прямо об этом пишет: «Конституционный Суд официально толкует Конституцию, и в процессе толкования происходит выявление новых, скрытых, неочевидных юридических пластов, содержащихся в конституционных нормах. Это вскрытие и есть нормотворчество»265.

Согласно второму подходу, интерпретационные акты органов судебной власти не могут содержать новых норм права. Сторонники данного подхода исходят из положений теории разделения властей и считают, что органы судебной власти в процессе толкования действующих правовых норм не уполномочены создавать нормы, они лишь могут уяснять и разъяснять (содержание) норм права в целях их правильного применения 266.

Так, например, П.Е. Недбайло пишет: «…акты официального толкования не создают, не могут создавать и не содержат в себе новых правовых норм»267. А.С. Пиголкин отмечает, что интерпретационные акты представляют собой «уяснение смысла нормы, ее объяснение»268. В.А. Петрушев утверждает, что «…создавать новые нормы права они не правомочны. Это вытекает из предназначения суда в условиях, когда действует принцип разделения властей. Вторжение суда в область нормотворчества неизбежно приведет к нарушению баланса между различными ветвями власти, к подмене законодательной власти судебной»269.

Отказаться от толкования нормативного правового акта, как это предлагал Ч. Беккариа, нельзя. В ином случае без разъяснения и уяснения смысла нормативного правового акта возможность применения последнего проблематична. Например, правовой акт принят очень давно, после его принятия существенно изменились условия жизни общества, принципы правового регулирования. При этом текст правового акта становится неприемлемым в современных условиях, в связи с чем он и не отменяется.

Загайнова С.К. Судебные акты в механизме реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе. С. 350.

Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России: курс в 3 т. М., 2001. Т. 3. С. 244.

Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. М., 1998. С. 52.

Гаджиев Г.А. Вопрос о взаимоотношении конституционных судов и парламентов // Вестник Конституционного Суда Азербайджанской Республики. 1999. № 3 // (цит. по: Петров А.А. Решения Конституционного Суда РФ в механизме правового регулирования. С. 123).

Черданцев А.Ф. Толкование советского права. С. 5.

Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1960. С. 349.

Пиголкин А.С. Толкование норм права и правотворчество: проблемы соотношения // Закон: создание и толкование / под ред. А.С. Пиголкина. М., 1998. С. 67.

Петрушев В.А. Юридическая природа актов судебного толкования права // Академический юрид.

журнал. 2000. № 1. С. 54.

Таким образом, интерпретационные акты органов судебной власти признаются только актами разъяснения толкуемых правовых предписаний, а также официальными документами, как в случае общего значения (нормативного толкования), так и в случае конкретной реализации права (казуального толкования)270. Данные акты действуют в единстве с теми нормативными правовыми актами, которые они разъясняют, и, как отмечается в литературе, эти «акты толкования зависят от них и в принципе разделяют их судьбу»271.

Третий подход связан с тем, что актами судебного толкования права правовые нормы не устанавливаются, не изменяются и не отменяются, но вместе с тем могут «конкретизироваться характеристики юридических фактов, субъектов и объектов права и правоотношений, субъективные права и юридические обязанности»272. В данном случае акты официального толкования выступают в значении регулятора общественных отношений.

П.Е. Недбайло писал, что акт толкования права «…есть уяснение и разъяснение государственной воли советского народа, выраженной в законах и других правовых актах в целях правильного и единообразного понимания содержащихся в них правовых норм и точного и неуклонного применения их в каждом конкретном случае»273. Аналогичной позиции придерживается Н.Д. Егоров, считающий, что разъяснения высших судебных инстанций имеют «огромное значение для выработки единообразного понимания и применения гражданского законодательства судебными органами, без чего невозможно обеспечить законность и правопорядок»274.

В условиях неопределенности понимания юридической природы актов судебного толкования важно отметить, что толкование норм права осуществляется органами судебной власти как в связи с рассмотрением конкретного дела (ad hoc), так и в целях обеспечения единообразного их понимания и применения нижестоящими судами – в отношении всех дел со схожими фактическими обстоятельствами на основе обобщенной практики их разрешения.

Очевидно, что акты казуального толкования судебных органов представляют собой неразрывную связь с актами применения права и не являются официальными источниками российского права. Такие интерпретационные акты выносятся нижестоящими инстанциями (судами общей юрисдикции и арбитражными судами) в форме судебных решений, носят индивидуальный характер и, как отмечается в литературе, являются средством, способствующим правильности и законности в решении конкретноПетрушев В.А. Проблемы толкования права в Российской Федерации: монография. С. 307.

Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права. С. 354.

Лясковский А.И. Юридическая природа актов толкования права и их соотношение с системами права и законодательства. С. 29.

Цит. по: Теория государства и права: учебник / В.Я. Любашиц, А.Ю. Мордовцев, И.В. Тимошенко, Д.Ю. Шапсугов. С. 537.

Гражданское право: учебник / под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М., 1996. Ч. 1. С. 36.

го юридического дела, и служат обстоятельством, обосновывающим справедливость решения275.

В изучении интерпретационных актов судебных органов заслуживают внимания акты судебного толкования права, которые принимаются высшими судебными инстанциями: они являются официальными разъяснениями для всех субъектов, подпадают под юрисдикцию органа, производящего толкование, распространяются на весь круг случаев, предусмотренных толкуемой нормой, обеспечивают единообразное и правильное проведение в жизнь предписаний. В целях получения более полного представления об интерпретационных актах высших судебных инстанций следует указывать их основные признаки.

Во-первых, они издаются субъектом, который не обладает правотворческой компетенцией, но наделен правом официального нормативного толкования. По общему мнению, только три высших суда в Российской

Федерации имеют право выносить официальные интерпретационные акты:

Конституционный Суд, Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд.

Во-вторых, объектом официального толкования высших судебных органов выступают тексты правовых актов.

В-третьих, с помощью официального толкования высшими судебными органами не создается новая норма права, а устанавливается смысл правовой нормы. Официально в ходе толкования права высшие судебные органы не могут устанавливать новых норм права, отменять, изменять, дополнять толкуемые нормы и приостанавливать их действие. Исключение составляют интерпретационные акты Конституционного Суда РФ276. Поводами и причинами такого толкования являются недостатки и ошибки в применении закона, отсутствие единства в правоприменительной практике, затруднения, неправильное понимание и истолкование законов и пр.

В-четвертых, результаты толкования права всегда находят свое внешнее выражение. Результат официального судебного толкования находит свое выражение в постановлениях пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов РФ и постановлениях Конституционного Суда РФ.

В-пятых, они обладают обязательным характером. Интерпретационные акты высших судебных инстанций обладают большой степенью государственности для всех судебных инстанций и иных субъектов права, что роднит интерпретационные акты высших судебных органов по юридической силе с разъясняемыми правовыми нормами.

В-шестых, имеют общий характер, то есть результаты официального нормативного толкования распространяются на неопределенный и весьма Лясковский А.И. Юридическая природа актов толкования права и их соотношение с системами права и законодательства. С. 32.

Спорными с точки зрения создания и отмены нормы права до сих пор считаются акты толкования права Конституционного Суда Российской Федерации. По нашему мнению, некоторые проявления нормативности и общеобязательности встречаются в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации.

широкий круг общественных отношений. Если акт казуального толкования права связан с решением конкретного дела и имеет индивидуальный характер, то интерпретационные акты высших судебных инстанций имеют общее значение.

В-седьмых, имеют юридическую силу в течение всего времени действия. На интерпретационные акты высших судебных органов в обоснование своих доводов опираются в своей деятельности главным образом низшие судебные органы, а затем другие правоприменительные органы и субъекты права. Нижестоящие судебные органы и другие субъекты права должны ссылаться на закон как правовое основание решения. Интерпретационный акт высших судебных органов может быть использован в решении нижестоящих органов «как один из аргументов того или иного понимания закона, той или иной юридической квалификации акта и деяния»277.

В-восьмых, всегда имеют целевую направленность – обеспечение единообразия понимания норм права и единообразие принципов в рассмотрении юридических дел. Так, например, пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в связи с возникающими в судебной практике вопросами и в целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров постановил дать нижестоящим арбитражным судам разъяснения, связанные с применением Бюджетного кодекса Российской Федерации278. И, как следствие, на практике судьи нижестоящих арбитражных судов в обоснование судебного решения активно ссылаются на постановления высших судов279. Такие ссылки на акты высших судов в процессе мотивирования низшими судебными инстанциями своего судебного решения обусловлены необходимостью единообразного понимания норм права.

В-девятых, официально закрепляются и опубликовываются. Так, постановления Конституционного Суда РФ публикуются в «Собрании законодательства РФ» и «Вестнике Конституционного Суда РФ». Постановления Пленума Верховного Суда РФ – в «Бюллетене Верховного Суда РФ».

Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ – в «Вестнике Высшего Арбитражного Суда РФ».

В отечественной литературе интерпретационные акты высших судебных инстанций рассматриваются в основном через конкретизацию перЛясковский А.И. Юридическая природа актов толкования права и их соотношение с системами права и законодательства. С. 33.

О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2006 г. № 23 // О некоторых вопросах применения Арбитражными судами норм бюджетного кодекса: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2006 г. № 23 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2006. № 8.

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 14.03.2007 г. по иску ООО «УК «Центр» к Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации. Дело № А19-22815/06-13; Решение Арбитражного суда Иркутской области от 26.02.2007 г. по иску ЗАО «УК «РЗС» к Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации. Дело № А19-27094/06-53 // www. irkutsk-arbitr.ru: Официальный сайт Арбитражного суда Иркутской области.

воначальных норм законодательства. В теории права выделяют критерии юридического значения решений высших судов. С одной стороны, объяснять действительное содержание, подлинный и полный смысл разъясняемой нормы права с оперативным указанием, как ее применять280. Такие судебные решения высших судов не выходят за рамки нормы права, согласуются с их содержанием и называются актами официального нормативного толкования. Например, судебная практика по применению ответственности за исполнение денежных обязательств (ст. 395 ГК РФ), уменьшения размера неустойки (ст. 333 ГК РФ), недействительности сделок, законности установления новых налогов и сборов, правомерности применения налоговых санкций. В постановлениях высших судов281 уточняются, например, закрепленные в кодексе понятия обычаев делового оборота, убытков, раскрывается понятие вклада в имущество хозяйственного товарищества и пр.

С другой, восполнять действующие правовые нормы и институты материального и процессуального права282. Такое смысловое развитие общих норм права в виде конкретизирующих предписаний высших судов представляет собой судебное правотворчество. Ярким примером, когда суды выходят за рамки толкования нормы закона, является то, что в настоящий момент нижестоящие суды вместо установленных статьей 395 ГК РФ процентов в размере учетной ставки банковского процента по месту нахождения кредитора применяют ставку рефинансирования Центрального банка Российской Федерации283. Нижестоящие судебные органы при вынесении судебных актов активно ссылаются в обоснование взыскиваемых процентов за пользование чужими денежными средствами на ставку рефинансирования (учетную ставку) по соответствующему периоду согласно указанию Центрального банка РФ. Именно в этом значении судебное решение было и остается спорным, как в советской, так и в современной российской правовой системе. Дело в том, что в таких судебных решениях отсутствуют ссылки на нормативные правовые акты либо формируются положения, которых ранее не было в действующем законодательстве. Кроме того, при появлении в правовой системе новых нормативных правовых актов судебные акты высших судебных инстанций нужно будет всякий раз приводить в соответствие с ними.

Гурвич М.А. Судебное решение: Теоретические проблемы. С. 125.

О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8.

Там же. С. 125.

О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами: Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 окт. 1998 г. № 13/14 (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 34 и Пленума Высшего Арбитражного суда РФ № 15 от 4 дек. 2000 г.) // Вестник Высшего Арбитражного суда. 1998. № 11; Рос. газ. 2001. 5 янв.

В советский период судебные решения высших судов или «правоположения» судебных инстанций не принимались как источник права. Такой вывод основывался на том, что суд или иной правоприменительный орган не создает новую норму права, он на основе действующего права создает индивидуальное предписание – правило для данного случая, которое юридической нормой не является284. Позже под восполнением действующего права стали понимать изменение нормы права либо прекращение ее действия высшими судебными инстанциями. В настоящее время разъяснения высших судов по вопросам судебной практики оказывают большую помощь в работе нижестоящих судов, и судьи используют их при вынесении решений. К сожалению, юридическая природа интерпретационных актов – постановлений высших судов в науке изучена недостаточно, ученые разделились во мнениях, и зачастую их подходы в понимании актов официального толкования можно охарактеризовать как «промежуточные» или «компромиссные». Так, одни рассматривают интерпретационные акты как акты правотворчества, имеющие «двойную» юридическую природу: будучи органической частью системы интерпретационных актов, они в тоже время являются результатом правотворческой деятельности и представляют собой источники права (квазиисточники), содержащие конкретизирующие нормы, сохраняя при этом свои интерпретационные качества, в частности зависимый характер от толкуемых норм права285. Другие необоснованно называют их формой правотворческой конкретизации 286. Третьи категорически не признают в них наличие нормы права, исходят из существования только применения судами закона и толкования закона 287 и определяют их как своеобразную форму юридической практики, обобщения опыта применения права288.

Такие неоднозначные подходы требуют теоретического и практического исследования. Чтобы утверждать, что судебное решение высших судов можно рассматривать как акт судебного правотворчества, необходимо сопоставить судебное решение и норму права. Признак нормативности тесно связан со следующими терминами: «норма» и «единообразие судебной практики». Норма права в общетеоретическом смысле имеет значение общей модели правового поведения289. Как судебное решение, так и норма выражают волеизъявление государства в лице его органов, носят официальный характер, являются юридически обязательными. Другое дело, что круг субъектов, для которых они обязательны, у них различен. Так, при рассмотрении нижестоящими судебными инстанциями конкретного юриЗагайнова С.К. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. С. 122.

Пьянов Н.А. Консультации по теории государства и права. С. 451.

Общая теория права и государства: учебник / под ред. В.В. Лазарева. М., 1994. С. 129.

Боннер А.Т. Применение нормативных актов в советском гражданском процессе. М., 1980. С. 149;

Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. С. 128.

Алексеев С.С. Общая теория права: в 2 т. Т. 2. М., 1982. С. 313–314.

Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. С. 119.

дического дела или толкования в рамках конкретного случая, признак обязательности будет распространяться только на участников судебного процесса. Решение суда по конкретному делу, в отличие от норм права, не создает типовых правил поведения, а разрешает спор и имеет обязательную силу лишь в отношении конкретного дела и конкретных субъектов права.

При рассмотрении высшими судами наиболее спорных общественных отношений в рамках единообразного подхода в понимании действующих норм, признак обязательности будет распространяться на неопределенный круг лиц и должен восприниматься нижестоящими судами. Подтверждением тому является правоприменительная практика по делам, связанным с взысканием убытков. Так, например, из материалов дела Арбитражного суда Иркутской области по иску ЗАО «Управляющая компания «Ремонт зданий и сооружений» к Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации и Иркутской области в лице Департамента финансов Иркутской области следует, что было заявлено взыскание убытков, возникших вследствие предоставления истцом льгот по оплате коммунальных услуг отдельным категориям граждан на основании Федерального закона «О ветеранах» за период с 01.09.2004 г. по 31.12.2004 г.290 При рассмотрении дела истец отказался от требований к Иркутской области в лице Департамента финансов Иркутской области и процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ) в связи с тем, что из федерального бюджета в бюджет Иркутской области на данные расходы денежных средств не поступало. От взыскания основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами к Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации истец не отказался. При этом, как указал президиум ВАС РФ в своем постановлении291, в силу главы 25 ГК РФ, убытки являются формой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником обязательства, следовательно, на сумму убытков проценты начислению не подлежат. Иными словами, высший суд установил правило, согласно которому нижестоящие суды должны учитывать, что при возмещении или компенсации убытков (недополученных доходов) ответчик – Российская Федерация в лице Министерства финансов Российской Федерации – не может нести двойную ответственность: по возмещению недополученных доходов и за неправомерное удержание денежных средств. Кроме этого, при определении надлежащего ответчика по делу о возмещении убытков, судом была принята позиция высшей судебной инстанции, изложенная в постановлеРешение Арбитражного суда Иркутской области от 26.02.2007 г. по иску ЗАО «УК «РЗС» к Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации. Дело № А19-27094/06-53 // www.irkutsk-arbitr.ru: Официальный сайт Арбитражного суда Иркутской области.

Постановление президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 марта 2003 г. № 10360/02 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2003. № 8.

нии Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 292, из которой следует, что по данным категориям дел ответственность возлагается на государство в лице его органов.

Данное постановление было издано в целях разъяснения вопроса об определении публично-правового образования, за счет казны которого подлежат удовлетворению требования о взыскании убытков в связи с осуществлением до 01.01.2005 г. предоставления потребителям бесплатно или по льготным ценам товаров. Суд дал разъяснения, что при недостаточности выделенных на эти цели средств из федерального бюджета взыскание должно осуществляться с Российской Федерации независимо от того, были ли предусмотрены соответствующие расходы в бюджете субъекта РФ или муниципального образования.

На первый взгляд, высший суд в своем постановлении сформулировал норму, где надлежащим ответчиком и источником финансирования по взысканию убытков, связанных с предоставлением некоторым категориям граждан субсидий по оплате жилья и коммунальных услуг, определил не субъект РФ, в лице его исполнительного органа, осуществляющего управление областными финансами, как это указано в законе293, а Российскую Федерацию, в лице Министерства финансов Российской Федерации. Детальный анализ норм законодательства, иных нормативных правовых актов, а также реальной судебной практики позволяет нам сделать правильный вывод о природе данного постановления высшей судебной инстанции.

Согласно п. «ж» ст. 72 Конституции РФ, социальная защита, включая социальное обеспечение, находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ. По предметам совместного ведения, согласно ст. 76 Конституции РФ и в целях социальной поддержки категории граждан-ветеранов был принят Федеральный закон «О ветеранах», в котором, в соответствии со ст. 76 Конституции Российской Федерации, разграничены полномочия Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в области социальной защиты ветеранов. В соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 10 вышеуказанного закона, расходы на реализацию льгот по оплате жилья в домах независимо от вида жилищного фонда и коммунальных услуг, установленных для ветеранов, возмещаются за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации. Таким образом, закон четко разграничивает полномочия по финансированию мер социальной защиты ветеранов. При этом п. 2. ст. 10 Федерального закона «О ветеранах» устанавливает, что порядок возмещения расходов, указанных в настоящей статье, утверждается органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2006 г. № 23 // Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. 2006. № 8.

О ветеранах: ФЗ РФ от 12 янв. 1995 г. № 5-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1995. № 3. Ст. 168.

Правительством Российской Федерации не был определен порядок возмещения расходов, понесенных субъектами РФ и муниципальными образованиями в связи с предоставлением льгот, соответственно уполномоченным на то федеральным органом исполнительной власти не были приняты меры по разработке порядка реализации права на льготу по оплате жилья и коммунальных услуг, предусмотренных Федеральным законом «О ветеранах». Вместе с тем постановлением Правительства294 предусматривалось закрепление обязательств по финансированию расходов, нормативно-правовое регулирование которых осуществляется властями более высокого уровня, за нижестоящими уровнями власти (бюджетами) только в пределах предоставленной на эти цели финансовой помощи (субвенций) из вышестоящих бюджетов, а также запрет на принятие нормативных правовых актов, возлагающих на бюджеты более низких уровней дополнительные расходы без предоставления источников финансирования.

Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2004 год» целевые субвенции на реализацию Федерального закона «О ветеранах» бюджетам субъектов Российской Федерации не были предусмотрены. Принимая данный федеральный закон и наделяя субъекты Российской Федерации полномочиями по его исполнению, Российская Федерация должна была обеспечить его исполнение, т. е. передать необходимые для выполнения данных полномочий денежные средства. Однако таковые не поступили в бюджет субъекта Российской Федерации. Возложенные федеральным законом на субъекты Российской Федерации государственные полномочия по предоставлению указанных льгот населению должны быть профинансированы из федерального бюджета, а ответственным органом за неисполнение передачи средств на более низкий уровень бюджета является Министерство финансов295, основной задачей которого является разработка проекта федерального бюджета и обеспечение исполнения федерального бюджета в установленном порядке. Министерство финансов РФ является федеральным органом исполнительной власти, обеспечивающим проведение единой финансовой, бюджетной, налоговой и валютной политики в Российской Федерации и координирующим деятельность в этой сфере иных федеральных органов исполнительной власти.

При этом ни в одном из федеральных законов296, а также иных нормативных правовых актов, принимаемых на основе этих законов, не указано, что при недостаточности средств бюджета на покрытие расходов, заО программе развития бюджетного федерализма в Российской Федерации на период до 2005 года:

Постановление Правительства РФ от 15 авг. 2001 г. № 584 // Собр. законодательства РФ. 2001. № 34.

Ст. 3503.

Об утверждении положения о министерстве финансов Российской Федерации: Постановление Правительства РФ от 6 марта 1998 г. № 273 // Рос. газ. 1998. 19 марта.

О ветеранах: ФЗ РФ от 12 янв. 1995 г. № 5-ФЗ, О социальной защите инвалидов в Российской Федерации: ФЗ РФ от 24 нояб. 1995 г. № 181-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1995. № 48. Ст. 4563; О реабилитации жертв политических репрессий: Закон РФ от 18 окт. 1991 г. № 1761-1 (с посл. изм. и доп.) // Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1428.

крепленных в законах, за соответствующим бюджетом ответственность должна возлагаться на другой уровень бюджета. В ч. 1 ст. 85 Бюджетного Кодекса РФ установлено, что совместно за счет средств федерального бюджета, средств бюджетов субъектов Российской Федерации и средств местных бюджетов финансируется обеспечение социальной защиты населения. Распределение и закрепление между бюджетами разных уровней бюджетной системы Российской Федерации расходов, связанных с реализацией того или иного закона, производятся по согласованию органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации и утверждаются соответствующими законами о бюджетах, либо по согласованию органа государственной власти субъекта Российской Федерации и органов местного самоуправления, расположенных на территории данного субъекта Российской Федерации (ч. 2 ст. 85 Бюджетного кодекса РФ).

Таким образом, ни из одного нормативного правового акта, регулирующего сходные правоотношения, не вытекает, что ответственность по аналогичным делам должна возлагаться на Российскую Федерацию. Такой материальной нормы права в Российском законодательстве не существует.

Вместе с тем высший суд возложил ответственность по компенсации убытков на другой уровень бюджета, другого органа государственной власти, а именно на казну государства. В этой связи, полагаем, что высший суд, проанализировав сложившуюся практику рассмотрения данных категорий дел, обнаружил, что действующее законодательство не содержит разрешения правовой неопределенности297, и сформулировал свое разъяснение298 на основании ст. 72 Конституции РФ, норм Бюджетного кодекса299, федерального закона о бюджете, подзаконного акта – постановления Правительства300. В настоящий момент нижестоящие арбитражные суды учитывают изменения судебной практики при рассмотрении дел, касающихся норм бюджетного кодекса, а в мотивировочной части судебных решений301 активно ссылаются на интерпретационные акты высших судебПравовая коллизия по данным категориям дел возникла в связи с тем, кто должен нести ответственность, если бюджетные средства не компенсировали в полном объеме фактические расходы, связанные с реализацией, например, Федерального закона «О ветеранах».

Пункт 18: О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2006 г. № 23 // Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. 2006. № 8.

Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. № 145-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3823 (абз. 6 п. 1. ст. 85, п. 4 ст. 130, ст. 133, 136).

Программа развития бюджетного федерализма в Российской Федерации на период до 2005 года: Постановление Правительства РФ от 15 авг. 2001 г. № 584 // Собр. законодательства РФ. 2001. № 34. Ст. 3503.

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 14.03.2007 г. по иску ООО «УК «Центр» к Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации. Дело № А19-22815/06-13; Решение Арбитражного суда Иркутской области от 26.02.2007 г. по иску ЗАО «УК «РЗС» к Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации. Дело № А19-27094/06-53; Решение Арбитражного суда Иркутской области от 11.04.2007 г. по иску ЗАО «УК «РЗС» к Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации. Дело № А19-27092/06-22 // www.irkutsk-arbitr.ru: Официальный сайт Арбитражного суда Иркутской области.

ных инстанций, которые имеют общеобязательное и нормативное значение. В частности, по результатам рассмотрения кассационной жалобы на вышеуказанное решение арбитражного суда первой инстанции ФАС ВСО принимает в обоснование принятого решения данное постановление пленума ВАС РФ и приходит к выводу о том, что обжалуемый судебный акт принят с соблюдением норм материального и процессуального права, изменению не подлежит, а кассационную жалобу оставляет без удовлетворения302.

Полагаем, что постановление Пленума ВАС РФ по вопросу применения норм Бюджетного кодекса принято на основе детального изучения норм российского права, глубокого анализа судебной статистики и такие разъяснения в полной мере можно назвать руководящими разъяснениями по вопросам применения законодательства РФ. Вместе с тем нельзя ограничиваться такими представлениями, что акты судебного толкования являются только вспомогательными правовыми актами303.

Примером тому является постановление высшего суда, где наряду с разъяснением понятия «налоговой выгоды» была создана материальная норма, в частности определение и признаки «должной осмотрительности и осторожности»304. Вместе с тем, в Определении ВАС РФ от 14.02.2011 г.

№ ВАС-17393/10 по делу № А40-143319/09-142-1126 о пересмотре в порядке надзора судебных актов по делу об отмене актов налогового органа о привлечении к налоговой ответственности и отказе в возмещении НДС указывается, что постановление высшего суда недопустимо расценивать как акт, в котором содержатся разъяснения, устанавливающие в сфере налогового регулирования правила, не предусмотренные Налоговым кодексом Российской Федерации.

В качестве другого примера можно сослаться на Постановление Пленума ВАС РФ от 6 октября 2005 г. № 30 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации», в котором детализируется законодательство и в ряде пунктов формулируются новые положения нормативного правового характера. В частности, давая толкование ст. 116 Устава железнодорожного транспорта, Пленум ВАС РФ в п. 11 дополнил закон, указав, что грузоотправитель при ссылке на аварию в целях освобождения от штрафа за невыполнение заявки должен представить в арбитражный суд акты об аварии, составленные соответствующими государственными органами, содержащие сведения о том, когда произошла авария, и доказательДело № А19-27-094/06-53-ФО2-4724/2007: Постановление Федерального Арбитражного Суда Восточно-Сибирского округа от 26.07.2007 г. // www.sibiria-arbitr.ru: Официальный сайт Федерального Арбитражного Суда Восточно-Сибирского округа.

Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. С. 487.

Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 г. № 53.

ства, подтверждающие, что в связи с аварией осуществление основной производственной деятельности прекращено.

Полагаем, что такая практика в теоретическом смысле не может быть обоснованной, так как интерпретатор не может произвольно давать нормам права не только расширительное, но и ограничительное толкование.

Но именно в практическом смысле при рассмотрении аналогичных дел, возникающих из публичных правоотношений, немногие юристы-практики, в том числе судьи нижестоящих судов, в силах в полной мере оценить и принять по делу истинную и обоснованную позицию, а с подобными разъяснениями в российской правовой системе и в судебной системе в частности действительно можно добиться единства, а точнее, единообразия применения норм права. При этом, по верному замечанию М.А. Фокиной, «единство судебной практики может быть достигнуто в том случае, если толкование норм права, даваемое высшими судебными органами, будет носить императивный характер»305.

Фокина М.А. Роль судебной практики в совершенствовании доказывания по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. № 4. С. 4.

–  –  –

Правотворческая роль судебных органов является одной из трудных проблем юридической науки. В течение нескольких столетий российское право находилось под влиянием континентальных традиций, запрещавших судьям заниматься правотворчеством. Поэтому неудивительно, что среди отечественных юристов творческая деятельность судов всегда была предметом ожесточенных споров, а судебные акты официально не признавались источником (формой) права.

В своей работе «Определенность и основное разделение права» еще в 1879 г. С.А. Муромцев утверждал, что в России суд из соображений справедливости часто «уклоняется от существующих норм, но, не имея власти на их изменение, прибегает для осуществления своих стремлений к скрытым средствам в обход закона»306. В современной российской литературе указывается, что «право дополнять закон и расширять границы его применения или смягчать его действие мало чем отличается от права издавать законы»307. Следовательно, судебное правотворчество неизбежно при толковании, особенно при устранении противоречий и восполнении пробелов в законодательстве.

Неоднозначная правоприменительная практика Конституционного Суда РФ и его правовые акты различным образом оцениваются учеными.

Большая группа ученых, которая включает представителей науки конституционного права, наделяет решения высшего суда свойствами нормативности и признает их отдельные разновидности источниками российского права, которые могут устанавливать, отменять, изменять и дополнять нормы права или приостанавливать их действие. При этом выделяют их формы: конституционная доктрина, нормативный правовой акт, акт преюдиции, судебный прецедент, интерпретационный акт, «правовая позиция», судебная практика. Однако одни отводят данному судебному органу роль «суперзаконодателя», считая, что по своей юридической силе его решения сопоставимы с конституционными положениями308 или превосходят юридическую силу любых других помимо Конституции РФ нормативных правовых актов, принимаемых в РФ, включая и федеральные конституционМуромцев С.А. Определенность и основное разделение права. М., 1879. С. 250.

Федоренко Н.В., Лусегенова З.С. Некоторые аспекты правоприменения в арбитражном процессе // Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. 2002. № 6. С. 95.

Бойцова Л.В. Конституционная юстиция, теория интерпретации и демократический процесс // Вестник Конституционного Суда РФ. 1997. № 2. С. 4; Эбзеев Б.С. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской Федерации: Теоретические и практические проблемы. С. 12.

ные законы309. Другие авторы признают Конституционный Суд «вторым законодателем», а его акты «вторичными источниками права», содержащими «квазинормы», «вторичные нормы» или «нормы о нормах»310, либо рассматривают их как акты «с позитивным содержанием» или «акты прямого действия» по отношению к Конституции РФ.

Разделяя данную позицию, В.В. Лазарев указывает, что «решения Конституционного Суда РФ имеют прямое отношение к правотворчеству»311. Общим для них является то, что большинство ученых признают акты Конституционного Суда РФ либо нормативными правовыми, либо судебными прецедентами.

Следует указать и мнения других представителей, которые считают, что постановления Конституционного Суда РФ не являются ни актами правотворчества, ни источниками права312. В частности, В.О. Лучин и О.Н.

Доронина пишут, что решения Суда по своей юридической силе сближаются с законами. Однако они не направлены на создание новых норм права, они лишь отменяют их, так что «…не следует определять эти решения как новый вид нормативных актов… они вторичны и носят не регулятивный, а охранительный характер», чем и отличаются от законов. По мнению данных авторов, постановление Конституционного Суда РФ можно определить как «правовой акт, изданный судом в пределах его компетенции в процессе осуществления конституционного контроля на основе и во исполнение Конституции, выражающий его волю посредством констатации соответствия или несоответствия рассмотренного Конституционным Судом закона Конституции…»313.

Анализ деятельности Конституционного Суда РФ позволяет сделать вывод о том, что реально сложилась своеобразная правовая ситуация, при которой высший суд выполняет функции, которые ни законодательством, ни доктриной России четко не закреплены:

– под видом толкования Конституции РФ решениями органа конституционного правосудия фактически меняется ее смысл и вносятся дополнения в основной закон страны;

– самовольно присваивая себе законодательные функции314, высший суд тем самым переходит границы, очерченные для него основным законом;

Петров А.А. К дискуссии о правовой природе решений Конституционного Суда Российской Федерации // Академический юридический журнал. 2002. № 3. С. 4–12.

Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. М., 1997. С. 206; Савицкий В.А., Терюкова Е.Ю. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источник конституционного права Российской Федерации // Вестник Конституционного Суда РФ. 1997. № 3. С. 75–79;

Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. С. 52.

Общая теория права и государства / под ред. В.В. Лазарева. 3-е изд. С. 193.

Лукьянова Е.А. Конституция в судебном переплете // Законодательство. 2000. № 12. С. 47.

Лучин В.О., Доронина О.Н. Жалобы граждан в Конституционный Суд Российской Федерации. М.,

1998. С. 124–125.

В юридической литературе некоторые авторы, чтобы подчеркнуть особую роль Конституционного суда, называют его: «негативным законодателем», либо «судебным законодателем», либо «судебным усмотрителем».

– в его решениях содержатся своеобразные нормы (квазинормы)315, за которыми признается общеобязательность и особая юридическая сила;

– нарушая принцип разделения властей, высший судебный орган конституционного правосудия неправомерно вторгается в компетенцию законодательных государственных органов;

– при принятии решений в ряде случаев опирается не на нормы закона, а на собственные правовые позиции, тем самым вводя в российскую правовую систему прецедентное право.

Применительно к вопросу о правотворческой и правоприменительной деятельности Конституционного Суда РФ представляется, что его участие в правотворчестве «осуществляется преимущественно посредством разрешения споров о праве и официального толкования норм Конституции РФ, оформленных в виде общеобязательных решений»316, проверки конституционности законов в форме правосодержащих актов, т. е. деятельности, результатом которой во многих случаях является формулирование новых правовых норм. Формы или виды правотворческой деятельности Конституционного Суда в этом смысле имеют ограниченный характер. Они не распространяются на все иные полномочия, предоставленные ему Конституцией РФ, Федеративным договором и федеральными конституционными законами317. Исходя из сказанного, можно выделить несколько характерных форм проявления судебного правотворчества со стороны Конституционного Суда.

Судебное правотворчество осуществляется путем признания Конституционным Судом РФ отдельных норм неконституционными. Итак, за Конституционным Судом признается функция оценки закона на предмет его соответствия Конституции Российской Федерации, общим принципам и нормам международного права. Как отмечает Г.А. Гаджиев, признав норму не соответствующей Конституции, Конституционный Суд объявляет ее недействующей, то есть выступает в качестве «отрицающего законодателя». Постановление Конституционного Суда обладает свойством самодостаточности, что означает, что нормотворческий орган не должен дублировать решение, принятое Конституционным Судом, и отменять норму, признанную неконституционной Конституционным Судом, наряду с другими нормотворческими органами государства, участвует в реализации законотворческой функции государства посредством своих итоговых постановлений318. Однако эта позиция со времени внесения изменений и См.: Савицкий В.А., Терюкова Е.Ю. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источник конституционного права Российской Федерации // Вестник Конституционного Суда РФ.

1997. № 3. С. 75.

Невинский В.В. Конституционный Суд Российской Федерации и правотворчество в России // Вестник Конституционного Суда РФ. 1997. № 3. С. 71.

Ст. 3: О Конституционном Суде Российской Федерации: ФКЗ РФ от 21 июля 1994 г. (в ред. ФКЗ РФ от 15 дек. 2001 г.) // Рос. газ. 1994. 23 июля; Собр. законодательства РФ. 2001. № 51. Ст. 4824.

Гаджиев Г.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации как источник конституционного права // Конституционное право: восточно-европейское обозрение. 1999. № 3 (28). С. 85.

дополнений в два действующих федеральных закона319 несколько изменилась, поскольку в соответствии с действующими федеральными законами за решением Конституционного Суда РФ о признании нормативного акта или его отдельного положения не соответствующим Конституции РФ должна последовать обязанность по отмене этого акта или его отдельных положений тем органом или должностным лицом, которое его принимало.

Вместе с тем необходимо выделить проблему по ограничению Конституционным Судом РФ полномочий судов общей юрисдикции, связанных с делами об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти на предмет соответствия Конституции РФ и федеральным законам. Обозначенная проблема требует научной обоснованности и законодательного разрешения. Так, в одном из своих постановлений320 Конституционный Суд РФ фактически самостоятельно изменил компетенцию судов общей юрисдикции, несмотря на то, что в соответствии с Конституцией РФ полномочия нижестоящих судов должны определяться федеральным конституционным законом. В сущности, высший суд лишил суды общей юрисдикции права рассматривать конституции (уставы) субъектов Российской Федерации на предмет их соответствия федеральным законам. В результате Конституционный Суд указал, что конституции (уставы) субъектов РФ могут проверяться исключительно на предмет соответствия их Конституции РФ.

В другом постановлении321 высший суд своеобразно трактовал общетеоретические представления о системе источников права в Российской Федерации. В своем постановлении Конституционный Суд пришел к выводу, что «положения статей 27, 251, 253 ГПК РФ, наделяющие Верховный Суд РФ полномочием рассматривать и разрешать дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства РФ, не предполагают разрешения судом общей юрисдикции таких дел в случаях, когда нормативный правовой акт Правительства РФ принят при осуществлении полномочия, возложенного на него непосредственно федеральным законом, по вопросам, не получившим содержательной регламентации в данном законе».

Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: ФЗ РФ от 6 окт. 1999 г. № 184 (с изм. и доп.) // Собр. законодательства РФ. 1999. № 42. Ст. 5005; Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: ФЗ РФ от 6 окт. 2003 г. № 131 (с посл. изм. и доп.) // Собр.

законодательства РФ. 2003. № 40. Ст. 3822.

По делу о проверке конституционности положений статей 115 и 231 ГПК РСФСР, статей 26, 251 и 253 ГПК РФ, статей 1, 21 и 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с запросами Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан, Государственного Совета Республики Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан: Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003 г. № 13-П // Собр. законодательства РФ. 2003. № 30. Ст. 3102.

По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 части первой статьи 27, частей первой, второй и четвертой статьи 251, частей второй и третьей статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Правительства Российской Федерации:

Постановление Конституционного Суда РФ от 27 янв. 2004 г. № 1-П // Собр. законодательства РФ.

2004. № 5. Ст. 403.

Описывая прямую связь постановлений Правительства РФ с федеральными законами, суд по-разному определяет ее содержание. Так, в одних случаях указывается на возможность принятия Правительством РФ нормативных правовых актов во исполнение полномочия, возложенного на него непосредственно федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательной регламентации в этом законе, в другом случае отмечается издание постановления Правительства РФ, осуществляющего правовое регулирование прав и свобод человека и гражданина в силу прямого указания закона, который постановление конкретизирует.

Кроме того, сообразно своему пониманию принципа разделения властей, высший суд пришел к выводу о невозможности со стороны судебных органов осуществлять контроль за законностью постановлений Правительства РФ. Выходит, что суд исключает постановления Правительства РФ из объектов нормоконтроля, осуществляемого судами общей юрисдикции. А ведь известно, что Конституция РФ предусматривает право граждан на судебную защиту. При этом соответствующее право является одним из основных принципов построения правового государства, ограничение которого даже федеральным законом, на наш взгляд, возможно только в исключительных случаях. Вместе с тем, принимая соответствующее постановление, КС РФ фактически ограничивает указанное право возможностью его защиты только в конституционном судопроизводстве.

Во-вторых, судебное правотворчество осуществляется путем формулирования Конституционным Судом РФ правовой нормы на основе собственного толкования отдельных статей Конституции РФ при установлении факта неурегулированности или путем подмены норм Конституции решениями органа конституционного правосудия. Например, признав факт неурегулированности вопросов, касающихся системы федеральных органов исполнительной власти322, суд пришел к выводу, являющемуся, по сути, нормой в силу его обязательности: «По вопросам, касающимися системы федеральных органов исполнительной власти, неурегулированным законодательством, Президент Российской Федерации может издавать указы, которые не должны противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам»323.

На современном этапе развития отечественного права складывается небывалая для России конституционная практика подмены норм Конституции РФ решениями органа конституционного правосудия. Так, двумя толкованиями были внесены изменения в главу 4 Основного Закона. В первом случае324 Конституционный Суд пришел к выводу о том, что поправки к главам 3–8 принимаются в форме особого нормативного правовоПо делу о толковании статей 71 (п. «г»), 76 (ч. 1), 112 (ч.

1) Конституции Российской Федерации:

Постановление Конституционного Суда РФ от 27 янв. 1999 г. № 2-П // Рос. газ. 1999. 10 февр.

Рос. газ. 1999. 10 февр.

По делу о толковании статьи 136 Конституции Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда РФ от 31 окт. 1995 г. № 12-П // Собр. законодательства РФ. 1995. № 11. Ст. 4408.

го акта, вносящего изменения и дополнения в Основной Закон. Эта особая форма правового акта получила название закона Российской Федерации о поправках к Конституции РФ. На основе этого толкования позже был принят Федеральный закон 325, кардинально изменивший представления о механизме внесения поправок. Относительно этого толкования в научной литературе не возникает разногласий: «В этой ситуации Суд по сути дела «творит право», более того – право конституционное. Поскольку устанавливает совершенно новый вид правового акта, при помощи которого конституционный текст может быть изменен»326. Во втором случае, суд установил в ст. 136 Конституции РФ правило, согласно которому новое наименование субъекта федерации подлежат включению в ст. 65 Конституции РФ, а на основе собственного понимания предоставил это право главе государства. В результате такой разъяснительной деятельности327 изменение самой Конституции РФ стало возможным путем издания подзаконных актов, а именно указов Президента РФ на основании решения субъекта Российской Федерации.

Другим широко известным примером подмены толкования может послужить постановление КС РФ по делу о толковании ряда статей Конституции РФ, предусматривающих принятие решений палатами Федерального Собрания РФ большинством от общего числа депутатов328. Возникший вопрос, что считать «общим числом» – число депутатов Государственной Думы, названное Конституцией РФ, – 450 (ч. 3 ст. 95) или же число мандатов, реально замещенных на момент голосования, Конституционный Суд трактовал по-своему. Ранее, постановлением Съезда народных депутатов РСФСР от 30.09.1991 г. «О толковании понятия «общее число депутатов РСФСР», употребляемого в Конституции РСФСР» было закреплено, что под общим числом народных депутатов следует понимать «количество избранных народных депутатов РСФСР»329. Суд в своем постановлении определил, что словосочетание «общее число депутатов Государственной Думы (членов Совета Федерации)» означает конституционно установленные числа – соответственно 450 и 178 – и что именно от этих чисел следует устанавливать результаты голосования в парламенте. Эти же цифры берутся за основу при определении кворума на заседаниях палат. Принимая такое решение, суд исходил из того, что акт органа общенационального представительства должен отражать не только интересы парламентского большинства, но и интересы большинства общества. Определение резульО порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации: ФЗ РФ от 4 марта 1998 г. № 33-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1998. № 10. Ст. 1146.

Конституционное право Российской Федерации: сборник судебных решений. СПб., 1997. С. 98.

По делу о толковании ч. 2 ст. 137 Конституции Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда РФ от 31 окт. 1995 г. № 12-П // Собр. законодательства РФ. 1995. № 11. Ст. 4408.

По делу о толковании статей 103 (часть 2 и 5), 107 (часть 3), 108 (часть 2), 117 (часть 3) и 135 (часть 2) Конституции Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда РФ от 12 апр. 1995 г. // Собр. законодательства РФ. 1995. № 16. Ст. 1451.

См.: Тихомиров Ю.А. Юридическая коллизия. М., 1992. С. 29.

татов от числа лишь закрепленных мандатов может привести к тому, что Государственная Дума в случае вакантности значительной части депутатских мандатов будет принимать федеральные законы, фактически утратив свой представительный характер, а его акты окажутся нелегитимными330.

В-третьих, судебное правотворчество осуществляется в форме признания Конституционным Судом РФ неконституционными отдельных норм с обязательством применять статьи закона определенным образом.

В своем постановлении331 суд пришел к выводу, что днем официального опубликования закона может считаться только дата, с которой реально обеспечивается получение информации о содержании закона его адресатами, а не дата, указанная в выпуске источника официального опубликования, в связи с чем был раскрыт смысл ч. 3 ст. 15 Конституции РФ и понятие «опубликование» было истолковано с позиции «обнародования» как доведения до всеобщего сведения.

В-четвертых, судебное правотворчество осуществляется посредством уточнения норм законодательства. Примером является постановление, где суд признал, что нормы не противоречат Конституции, но дал свое конституционное уточняющее или расширительное толкование данной нормы: «во всяком случае должно обеспечиваться судами путем проверки по жалобам граждан законности и обоснованности постановлений о продлении срока предварительного расследования»332, а в другом постановлении333 КС РФ пришел к выводу: «во всех случаях приводит к отказу органам прокуратуры в предоставлении гражданину для ознакомления материалов, непосредственно затрагивающих его права и свободы, без предусмотренных законом надлежащих оснований, связанных с содержанием указанных материалов, и препятствует тем самым судебной проверке обоснованности такого отказа».

В-пятых, судебное правотворчество в основном осуществляется в форме правовой позиции Конституционного Суда РФ334. Суть правовой позиции судьи (часть решения), высказанной в связи с рассмотрением конкретного дела и вошедшей в основу решения суда по данному делу, в английском праве называют ratio decidendi. Неоднозначным является в России такое оценочное понятие, как «правовая позиция», его внутренняя природа и юридическая сила335. Для понимания термина «правовая позиция» предВестник Конституционного Суда РФ. 1995. № 2–3.

По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 г.

«О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об акцизах»: Постановление Конституционного Суда РФ от 24 окт. 1996 г. № 17-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 1996. № 5.

Рос. газ. 1999. 15 апр.

По делу о проверке конституционности п. 2 ст. 5 Федерального закона «О прокуратуре»: Постановление Конституционного Суда РФ от 18 февр. 2000 г. № 3-П // Рос. газ. 2000. 1 марта.

Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Предприниматель – налогоплательщик – государство. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации. М, 1998. С. 55–67.

Варламова Н.В. Пять лет шестой Конституции России: проблемы реализации // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1998. № 2. С. 97; Лазарев Л.В. Некоторые спорные вопросы теории и практики конституционного правосудия // Вестник Конституционного Суда РФ. 1997. № 3.

лагаются следующие определения: 1) обобщенное представление суда по конкретным конституционно-правовым проблемам; 2) ориентир в правовых проблемах; 3) система правовых аргументов, правоположений, правила прецедентного характера; 4) конституционные судебные прецеденты или решения, носящие преюдициальный характер; 5) отношение суда к определенным правовым проблемам, закрепленное в решениях; 6) результат анализа аргументов и выводов суда, образующих интеллектуальноюридическое содержание судебного решения, это всегда толкование конституционных норм и норм отраслевого законодательства336.



Pages:     | 1 || 3 |



Похожие работы:

«Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 09.01.2015, 6/1463 РЕШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 24 декабря 2014 г. № Р-966/2014 О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республи...»

«проект ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № Москва ноября 2010 г. О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении арбитражными судами положений глав 6 – 10, 18 и 19 Особенной части Кодекса Российской Феде...»

«Аллан Невинс Джон Рокфеллер. Промышленник и филантроп Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=607395 Джон Д. Рокфеллер. Промышленник и филантроп / Пер. с англ..: Центрполиграф; Москва; 2010 ISBN 978-5-9524-5171-1 Аннотация В предлагаемой книге автор А...»

«УТВЕРЖДЕНЫ приказом ООО "АльфаСтрахование-Жизнь" от 30.05.2016 № 52 Генеральный директор Слюсарь А.В.ПРАВИЛА ДОБРОВОЛЬНОГО КОМПЛЕКСНОГО МЕДИЦИНСКОГО СТРАХОВАНИЯ И СТРАХОВАНИЯ ОТ НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЕВ И БОЛЕЗНЕЙ ОПРЕДЕЛЕНИЯ Страховщик – ООО "АльфаСтрахование-Жизнь", юридическое лицо, созданное в соответствии с законодател...»

«Гимазова Эльвира Нурмехаматовна ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ СРЕДСТВА ОБЕСПЕЧЕНИЯ ТРЕТЕЙСКОЙ ЗАЩИТЫ СУБЪЕКТИВНЫХ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Ка...»

«ПАМЯТКА ОБУЧАЮЩИМСЯ И СОТРУДНИКАМ ФГБОУ ВО "ВГУ" ПО ВОПРОСАМ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ Цель памятки – определить содержание понятий, имеющих отношение к коррупции и её проявлениям, раскрыть сущность правовых понятий, содержащихся норматив...»

«Фармацевтическая и медицинская промышленность Российской Федерации ДАЙДЖЕСТ ЗА 2014 ГОД Подготовлено для Министерства промышленности и торговли Российской Федерации Оглавление ПУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ В России ввели уголовную ответственность за сбыт фальшивых лекарст...»

«ПРОКУРОРУ _ ОБЛАСТИ адвоката Демьянчука Александра Владимировича, в защиту ААА, обвиняемого по ч. 2 ст. 159 УК РФ ЖАЛОБА 12.12.2005 г. следователем следственного отдела при ОВД _ района _области ХХХ было вынесено постановление об отказе в в...»

«Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 28.10.2015, 3/3181 Договор о дружбе и сотрудничестве между Республикой Беларусь и Китайской Народной Республикой* * Ратифицирован Законом Республики Беларусь от 22 октября 2015 года "О ратификации Договора о дружбе и сотрудничестве между Республикой Б...»

«УДК 343.241 (476)(043.3) ББК 67.408 Ш56 Печатается по решению Редакционно-издательского совета Белорусского государственного университета Рецензенты: доктор юридических наук, профессор, заместит...»

«Благовидова И. Ф., директор ЦБС г. Алатырь Библиотека как хранитель традиционного культурного наследия. (Из опыта сотрудничества муниципальных библиотек и Русской Православной Церкви по духовнонравственному воспитанию города Алатыря.) В настоящее время го...»

«Областное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования "Курский педагогический колледж"РАССМОТРЕНА УТВЕРЖДАЮ на заседании ПЦК естественноДиректор ОБОУ СПО общественных дисциплин "Курский педагог...»

«Список литературы: 1. Концепція розвитку інклюзивної освіти : наказ Міністерства освіти і науки України від 01.10.2010 р. № 912 // веб-портал osvita.ua. Режим доступу: osvita.ua›Законодавство›Середня освіта›9189.2. Про затвердження Порядку організації ін клюзи...»

«Виктор Владимирович Меркушев Без судьбы (сборник) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12735239 Без судьбы./ Меркушев В.В.: Знакъ; Санкт-Петербург; 2015 ISBN 978-5-91638-109-2 Аннотация Этот сбо...»

«Алекс Ратерфорд Великий Могол Серия "Империя Великих Моголов", книга 2 Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8927635 Ратерфорд, Алекс. Великий Могол: Эксмо; Москва; 2015 ISBN 978-5-699-77583-5 Аннотация Хумаюн, второй падишах и...»

«ПРОГРАММА "МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО", II КУРС МАГИСТРАТУРЫ, МП ФАКУЛЬТЕТ МГИМО (У) МИД РФ КАФЕДРА МЧиГП КУРС "МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО" ПРИЛОЖЕНИЕ № 1 К СЕМИНАРСКОЙ РАЗРАБОТКЕ № 6 Оглавление Международный кодекс медицинской этики Е...»

«Ната Хаммер ТСЖ "Золотые купола": Московский комикс Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3167135 ТСЖ "Золотые купола": Московский комикс: Роман.: Время; Москва; 2012 ISBN 978-5-9691-0781-6 Аннотация Известный на всю Москву жилой комплекс, где волею застройщика и московского правительства обитают вла...»

«ТАМОЖЕННОЕ РЕГУЛИОВАНИЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ ЧЕРЕЗ ТАМОЖЕННУЮ ГРАНИЦУ ЕАЭС ФИЗИЧЕСКИМИ ЛИЦАМИ ТОВАРОВ ДЛЯ ЛИЧНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ Дарья Кузьменкова Статья посвящена особенностям правоотношений, складывающих...»

«Пространный Православный Катeхизис Православной Кафолической Восточной Церкви Часть первая. Введение Предварительные понятия Об Откровении Божественном О Священном Предании и Священном Писании О Священном Писании Состав катехизиса Часть вторая. О вере. О Символе веры вообще и о его происх...»

«Морозов Павел Евгеньевич Современные тенденции развития зарубежного трудового права в условиях глобализации 12.00.05. – трудовое право; право социального обеспечения АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степ...»

«Томмазо Кампанелла Томас Мор Утопия. Город Солнца (сборник) Серия "Проза великих" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6698631 Утопия. Город Солнца (сборник): Алгоритм; Москва; 2014 ISBN 9...»

«I. Аналитическая часть.1.1.Общие сведения об образовательной организации. Организационно-правовое обеспечение образовательной деятельности. Муниципальное казенное дошкольное образовательное учреждение детский сад № 4 функционирует с 1983 года. В 2012 г...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА СПРАВОЧНО-БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ АКТУАРНАЯ МАТЕМАТИКА (Письменная справка) Донецк-2010 Справка "Актуарная математика" составлена по заявке кафедры теории вероятностей и математической статистики. В нее включены книги, с...»

«Часто задаваемые вопросы и устранение неполадок Настройки Проблема: Слишком высокий или низкий уровень громкости консоли Возможно, был установлен слишком высокий или низкий уровень громкости консоли. Вы можете увеличить или уменьшить уровень громкости в меню настроек системы. Нажмите на кнопку, затем переключайте рулевой джойстик вле...»

«Александр Дым (LightSmoke) Записки на краях шарфа Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=155088 Александр ДЫМ Записки на краях шарфа: Кислород; Москва; 2014 ISBN 978-5-901-635-42-1 Аннотация Пылающие сектора стадионов многих городов мира. Массовые...»

«RU 2 435 257 C1 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК H01Q 3/26 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ На основании пункта 1 статьи 1366 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации патентообладат...»

«Павлова Мария Алексеевна ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПОРЯДКА ОТКРЫТИЯ, ВЕДЕНИЯ И ЗАКРЫТИЯ БАНКОВСКИХ СЧЕТОВ Специальность 12.00.03 – гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Н...»

«КОЛОБОВ Александр Владимирович СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА БЕЖЕНЦЕВ И ВЫНУЖДЕННЫХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ Специальность: 12.00.05 – Трудовое право; право социального обеспечения АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Сан...»

«АГЕНТСТВО ПО ТРУДУ И ЗАНЯТОСТИ НАСЕЛЕНИЯ САХАЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ СПРАВОЧНИК ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ САХАЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ 3 ВЫСШИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ Федеральное гос...»

«ИНСТИТУТ ЗАКОНОВЕДЕНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ ВПА КАФЕДРА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН МЕТОДИЧЕСКИЕ И ИНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ДИСЦИПЛИНЕ "АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА" направление подготовки: 40.04.01 Юриспруденция (квали...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.