WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

«Запропонований нами аналіз та схеми утворення термінів-складнопохідних слів можна використовувати при створені багатомовних термінологічних ...»

Запропонований нами аналіз та схеми утворення термінів-складнопохідних слів

можна використовувати при створені багатомовних термінологічних словників, адже у

переважній більшості випадків значення юридичного терміна-словосполучення можна

визначити на основі значення його окремих компонентів. Це також допоможе при розробці алгоритмів для програм машинного перекладу, оскільки словосполучення – це

найбільш вдала одиниця для аналізу структури китайського речення[7, с.92].

Таким чином наші здобутки: Алгоритм пошуку слів; діаграмний порівняльний аналіз; схеми утворення термінів-складнопохідних слів; схеми утворення термінівсловосполучень; умовні позначки для схематичного опису; підрахунок продуктивності словотвору термінів-складнопохідних слів із морфемою ; підрахунок продуктивності словотвору термінів-словосполучень.

1. Козоріз О.П. Афіксальний словотвір у юридичній термінології сучасної китайської мови. // Вісник Київського національного університету імені Тараса Шевченка.

– К., 2011. – (Східні мови та літератури; Вип. 18). 2. Козоріз О.П. Словосполучення та словотвір у сучасній китайській мові. // Вісник Київського національного університету імені Тараса Шевченка. – К., 2011. – С.16-18. – (Східні мови та літератури ;

Вип. 17). 3. Китайско-русский юридический словарь. Право. Экономика. Финансы.

/ Под ред. Ахметшина Н..Х., Ли Дэпин, – М., 2005. – 686 с. 4. Семенас А.Л. Лексика китайского языка / А.Л. Семенас; Ин-т востоковедения РАН. – Изд. 3-е, стереотипное. – Москва: АСТ; Восток-Запад, 2007. – 288 с. 5. Солнцев В.М. Введение в теорию изолирующих языков. – М., 1995. – 352 с. 6. Фролова О.П. Словообразование в терминологической лексике современного китайского языка. / О.П. Фролова. – Н., 1981.



– 133 с. 7. 1994 Коккіна Л.р., к. філол. н., ст. викл., Одеський національний університет ім. І. І. Мечникова оСоБенноСти передаЧи ФраЗеологиЧеСкиХ единиЦ (на материале русского и украинского переводов повести “Monsieur Ibrahim et les fleurs du Coran” Э.-Э. Шмитта) Стаття присвячена дослідженню впливу перекладацьких преференцій на повноту передачі фразеологічних одиниць, як складників образу персонажу, на матеріалі українського та російського перекладів французького тексту.

Ключові слова: фразеологічні одиниці, аналог, постійний еквівалент, оказіональний переклад, перекладацькі преференції.

Статья посвящена исследованию влияния переводческих преференций на полноту передачи фразеологических единиц, как составляющих образа персонажа, на материале украинского и русского переводов французского текста.

Ключевые  слова: фразеологические единицы, аналог, постоянный эквивалент, окказиональный перевод, переводческие преференции.

The article focuses on the study of influence of translators’ preferences on the fullness of transference of phraseological units’as components of character’s image, on the material of Ukrainian and Russian translations of French texts.

Key words: phraseological units, analogue, constant equivalent, occasional translation, translator’s preferences.

Изучение фразеологических оборотов, как единиц перевода, не является исследованием новаторского характера, тем не менее, говорить о его актуальности можно будет всегда. Цель переводоведения все чаще определяется как исследование взаимоотношений не между некой совокупностью языковых знаков и ее иноязычными инвариантами, а между культурами, содержащими их в себе [Билас 2006, Василюк 2004, Письменна 2008].





Попытка понять, насколько глубоким может быть взаимопроникновение этих культур, ведет, в частности, к необходимости сопоставления фразеологических оборотов, которые отражают характерные особенности картины мира определенного класса индивидов (нация, социальная среда, религиозная принадлежность и т. д.) [Бакай 2000, Наукові записки 2009]. Звуча из уст персонажей художественных произведений, фразеологизмы дают автору возможность тщательно имплицировать явное, оставив читателю право расшифровки задуманного при создании художественного образа кода, раскрытия его граней [Кикоть 2010].

объектом нашего внимания стали особенности перевода на русский и украинский язык фразеологизмов в речи персонажей повести “Monsieur Ibrahim et les fleurs du Coran”, увидевшего свет в 2001 году, и принадлежащего перу современного французского автора Эрика-Эмманюэля Шмитта. Перевод данного произведения на русский язык был выполнен Дарьей Мудролюбовой в 2005 году, на украинский – Еленой Борисюк, в 2009 году.

При передаче идиоматических единиц средствами другого языка, переводчик должен в полной мере осознавать ответственность, которую он на себя добровольно возлагает, за сохранность цельного образа персонажа, состоящего, в том числе, и из стилевых особенностей его речи.

В теории переводоведения указывается на то, что основными приемами при передаче фразеологизмов являются, в зависимости от подвида фразеологизмов как единиц перевода (фразеологические единицы, имеющие эквиваленты в языке перевода и безэквивалентные фразеологические единицы) транскрипция, калькирование, описательный перевод.

Также, учитывая специфику перевода фразеологизмов, единственно возможным способом перевода достаточно часто является так называемый обертональный перевод (по терминологии А. В. Кунина) [Кунин 1996] либо контекстуальная замена (по терминологии Я. И. Рецкера) [Рецкер 2007]. «Обертональные» переводы – это своего рода окказиональный эквивалент, используемый для перевода фразеологизма только в данном контексте. Следует учитывать, что окказиональность данного эквивалента определяется исключительно особенностями контекста и что в другом контексте аналогичный перевод может и не быть «обертональным», а полным или частичным эквивалентом.

Наиболее распространенными переводческими трансформациями при передаче фразеологизмов являются: нулевая трансформация, транспозиция, опущение, добавление, изменение типа предложения, генерализация, конкретизация, антонимический перевод. В связи с этим, Н.М. Малышева логично поднимает вопрос о правомерности использования нефразеологических способов перевода (покомпонентного, дескриптивного, контекстуального) и делает вывод о том, что перевод трансформированных фразеологических единиц фразеологическими эквивалентами и аналогами является наиболее адекватным, поскольку позволяет сохранить образ фразеологизма, несущего не столько информацию о номинируемом объекте, сколько экстралингвистическую информацию и эмоционально-оценочную коннотацию. Отражение трансформации, в свою очередь, повышает эмоциональное и экспрессивное воздействие на читателя перевода [Малышева 2008].

Выбор в пользу повести именно Э.-Э. Шмитта был не случаен. Этот автор известен как модный, блестящий и вместе с тем глубокий писатель, которого волнуют фундаментальные вопросы морали и смысла жизни, темы смерти, религии. В каждой из книг, входящей по его замыслу в «Цикл Незримого» – «Оскар и Розовая Дама», «Мсье Ибрагим и цветы Корана» и «Дети Ноя», – раскрывается тема отношения человека к одной из мировых религий: христианству, мусульманству, иудаизму. Религию он скорее рассматривает как некий универсальный язык человеческого духа. Постижение этого языка процесс длительный, ведь «Никогда нельзя сказать, что ты уже в совершенстве владеешь каким-то языком», — замечает писатель. Безусловно, речь образов, посредством которых читателю предлагается трактовка таких важных вопросов бытия, изобилует фразеологическими оборотами, как доказательством того, что истинна – одна, живет она веками в душе, и знает ее простой народ. Итак, изучим влияние индивидуального авторского стиля переводчика на адекватность передачи ряда устойчивых сочетаний.

Повествование ведется от имени одиннадцатилетнего еврейского мальчика Момо, покинутого в разные периоды своей жизни сначала матерью, а затем – отцом. Также, на протяжение всего произведения, витает дух его вымышленного брата, Пополя, которого отец ставил ему в пример. Вторым ярким персонажем является старый арабский торговец, мсье Ибрагим, исповедующий суфизм. Взаимное притяжение, зародившееся между этими двумя личностями, основывается на полной несочетаемости их возраста и веры, с одной стороны, и общности их, в некой степени, маргинального положения, в социальной системе современной Франции, с другой.

Фразеологические обороты, результаты исследования которых изложены в данной статье, звучат, соответственно, из уст либо рано повзрослевшего Момо, либо мудрого Ибрагима. И в том, и в ином случае было бы недопустимым пренебрежение мельчайшими элементами образа.

Анализируя переведенные фразеологические единицы в русском и украинском переводах повести «Мсье Ибрагим и цветы Корана», следует отметить, что были использованы все основные приемы их передачи (от калькирования единиц, имеющих постоянный эквивалент, до замены аналогом и описательного перевода). При этом переводчицы прибегли к соответствующим трансформациям (от нулевой до преобразований на прагматическом уровне, таких как конкретизация, генерализация и пр.).

Для русской переводчицы Д. Мудролюбовой характерно употребление окказиональных эквивалентов, несущих в себе гораздо менее экспрессии, чем это было задумано автором:

Elle vacille tellement qu’elle va se mettre l’abri sur un fauteuil (Schmitt) – Она пошатнулась и опустилась в кресло (Пер. Д. Мудролюбовой, 110). Ср.: Нею хитає так сильно, що вона вирішує сховатися, сівши у крісло (Пер. О.Борисенко, 67).

Ben, on n’est pas dans la merde! (Schmitt) – Похоже, мы вляпались! (Пер. Д. Мудролюбовой, 115). Яркая фразеологическая единица, употребленная подростком, узнавшим о том, что у Ибрагима нет прав, заменена на выражение нейтрального характера, из иного языкового регистра. Похоже, мы в дерьме! более точно передает чувства и нравы среды обитания Момо.

Таким образом, русскоязычный читатель рискует «недопрочесть» часть персонажа, созданную стилистическими особенностями его речи, посредством которой выражаются его мысли и чувства.

Елена Борисюк, выполнившая украинский перевод, в сравнении с ее российской коллегой, более тяготеет к использованию экспрессивной лексики, старается найти аналоги, типичные для языка-перевода, с целью компенсации утраченных элементов.

Порой это приводит к появлению излишних нюансов, которых не было в оригинале:

L’argent est fait pour tre gard, pas dpens (Schmitt) – Гроші існують для того, щоб їх зберігати, а не цвиндрити (Пер. О.Борисенко, 7). Эта фраза «четко отвечала жизненному кредо» отца Момо, адвоката по профессии. Думаем, что болем удачным является перевод Д. Мудролюбовой, прибегнувшей к глаголу тратить. Dpenser и цвиндрити обозначают совершенно разную интенсивность растраты денег, являясь, тем не менее, контекстуальными синонимами.

Il va falloir se serrer la ceinture (Schmitt) – Треба буде трохи затягнути паски (Пер.

О.Борисенко, 44). Введение нового элемента трохи кажется нам необоснованным в данном переводе, исходя из контекста, повествующего о потере работы отцом Момо.

Часть переводов иследуемых речевых оборотов, осуществленная Е.Борисюк, с нашей точки зрения, ведет к созданию совершенно иной психологической атмосферы, нежели это было задумано автором, к некому сгущению красок:

a m’a donn du fil retordre (Schmitt) – Це мене ставило перед нерозв’язним завданням (Пер. О.Борисенко, 41). Выражение donnеr du fil retordre переводится как наделать хлопот, задать кому-то трудную задачу, о полной невыполнимости которой речи во французском тексте не идет. Момо просто требовалось некоторое время, чтоб сделать для себя выводы.

В текстах перевода можно наблюдать различное восприятие переводчицами так называемой «трагичности ситуации»:

J’avais des pincements au cur (Schmitt) – На сердце бывало тяжело (Пер. Д. Мудролюбовой, 105) – Мені трохи щемило серце (Пер. О.Борисенко, 57).

Il a souri, prt me foutre une racle (Schmitt) – Он улыбнулся, готовясь влепить мне затрещину (Пер. Д. Мудролюбовой, 85) – Він посміхнувся, наміряючись дати мені прочухана (Пер. О.Борисенко, 21). В словаре устойчивое выражение donner une racle переводится как задать взбучку.

Ряд переведенных фразеологических оборотов являет собой результат передачи иноязычного устойчивого оборота его полным аналогом, калькируя исходное выражение:

Un homme qui courait comme un rat (Schmitt) – Какой-то мужчина, припустивший бегом, как крыса (Пер. Д. Мудролюбовой, 85) – Чоловік, що біг, наче пацюк (Пер.

О.Борисенко, 21).

Mon pre me lanait toujours la figure le souvenir de mon frre an, Popol (Schmitt)

– Отец всегда швырял мне в лицо воспоминание о моем старшем брате Пополе (Пер.

Д. Мудролюбовой, 87) – Мій батько кидає мені в обличчя спогад про мого старшого брата (Пер. О.Борисенко, 24).

Momo, pas de rponse, c’est une rponse (Schmitt) – Отсутствие ответа — это и есть ответ (Пер. Д. Мудролюбовой, 103) – Відсутність відповіді вже є відповіддю (Пер. О.Борисенко, 54).

La lenteur, c’est a, le secret du bonheur (Schmitt) – Неспешность, — вот в чем секрет счастья (Пер. Д. Мудролюбовой, 117) – Повільність – от секрет щастя (Пер.

О.Борисенко, 79).

Dcidment, ce vendeur commettait gaffe sur gaffe (Schmitt) – Решительно, продавец совершал один ляп за другим (Пер. Д. Мудролюбовой) – Поза сумнівом, цей продавець робив промах за промахом (Пер. О.Борисенко).

При осуществлении следующего перевода была использованна грамматическая трансформация на компонентном подуровне семантического уровня эквивалентности.

Нетипичная для русского и украинского языков конструкция аналитического пассива была передана за счет смены субъектно-объектных отношений при сохранении перспективы высказывания:

Qu’il tait rong par le regret (Schmitt) – Его мучают угрызения совести (Пер. Д.

Мудролюбовой, 106) – Його гризе сумління (Пер. О.Борисенко, 59).

Рассмотрим далее пример, где перевод Д.Мудролюбовой является контекстуально более удачным, не взирая на то, что он окказионален, в отличие от полного аналога, предложенного О.Борисенко:

Sans perdre une miette (Schmitt) – Стараясь не упустить ни слова (Пер. Д. Мудролюбовой, 115) – Не гублячи ані крихти (Пер. О.Борисенко, 76). В данном случае Момо описывает процесс обучения вождению Ибрагима инструктором, во время котрого мальчик находился на заднем сидении, но, тем не менее, жадно впитывал информацию.

При передаче некоторых фразеологизмов, одной из переводчиц используется сильный, экспрессивный окказиональный эквивалент, присущий языку перевода, тогда как другая выбирает более нейтральное выражение, передающее суть, прибегая, порой, к описательному переводу:

L, il avait marqu un sacr but, monsieur Ibrahim (Schmitt) – Тут он меня просто сразил наповал (Пер. Д. Мудролюбовой, 93) – Тут пан Ібрагім влучив у самісіньке яблучко (Пер. О.Борисенко, 35).

Une fois n’est pas coutume (Schmitt) – Один дождь погоды не делает (Пер. Д. Мудролюбовой, 97) – Один раз не рахується (Пер. О.Борисенко, 43).

Pas la peine de me faire l’article (Schmitt) – Не надо мне нахваливать товар (Пер.

Д. Мудролюбовой, 113) – Мене не цікавлять ваші лекції (Пер. О.Борисенко, 72). Нам не совсем понятно, по какой причине Д. Мудролюбова решила перевести устойчивое выражение faire l’article (показывать товар лицом, расхваливать) таким образом.

Употребленное Ибрагимом выражение адресовано продавцу в автосалоне, пытающемуся продать им машину, и мы склонны говорить, в данном случае, о большей адекватности украинского перевода.

В иных случаях, переводы выполненные и Д.Мудролюбовой и Е.Борисюк, несут на себе явный отпечаток стиля переводчика, являются весьма далекими друг от друга, но, тем не менее, в равной степени доносят до русско- и украиноязычного читателя идею автора, его посыл:

a, c’tait un vrai coup de poing, cette question, un coup de vache, je n’tais pas prpar (Schmitt) – Вот это был настоящий удар, вопрос ниже пояса, я не ожидал этого (Пер. Д. Мудролюбовой, 88) – Це був справжній підступний удар під дих, я не був готовий для такого запитання (Пер. О.Борисенко, 26).

Mon il! (Schmitt) – Да ну! (Пер. Д. Мудролюбовой, 88) – Так я і повірив! (Пер.

О.Борисенко, 27).

Dcidment, il avait le bras long, monsieur Ibrahim (Schmitt) – У мсье Ибрагима в самом деле огромные связи (Пер. Д. Мудролюбовой, 92) – У пана Ібрагіма явно була волохата лапа (Пер. О.Борисенко, 35).

J’ai pleur pendant deux heures, trois heures, je n’arrivais pas reprendre mon souffle (Schmitt) – Я плакал два или три часа, задыхаясь в рыданиях (Пер. Д. Мудролюбовой, 102) – Я плакав дві чи три години, ніяк не міг заспокоїтися (Пер. О.Борисенко, 52).

J’ai senti qu’il allait me faire un truc tordu (Schmitt) – И тут я понял, что он собирается спросить что-нибудь эдакое (Пер. Д. Мудролюбовой, 107) – І тут я відчув, що в нього буде якесь ненормальне прохання (Пер. О.Борисенко, 60).

В некоторых случаях, ни один из выполненных переводов фразеологизма не кажется нам верным:

On ne me traite plus comme un cafard (Schmitt) – Никто больше не воспринимает меня как таракана (Пер. Д. Мудролюбовой, 90) – До мене більш не ставляться, як до таргана (Пер. О.Борисенко, 27). Перемена отношения окружающих к Момо, главному герою, обусловлена тем, что он перестал быть угрюмым подростком и начал всем улыбаться. Таракан – это существо, традиционно вызывающее отвращение, чего не возможно ни имплицитно, ни эксплицитно прочесть в повести. Возможно, un cafard можно было бы перевести как нудотик, например.

Представленная ниже таблица включает в себя также некоторые фразеологические единицы, которые не были проанализированы в данной статье. Она позволяет нам визуализировать одновременно весь отобранный материал для удобства его сопоставления.

–  –  –

Таким образом, мы можем сделать предварительный вывод о том, что, в целом, передача фразеологических единиц, присутствующих в повести Э.-Э. Шмитта в русском и украинском вариантах перевода может быть охарактеризована как удовлетворительная. В свете сопоставительного изучения двух переводов, является очевидным влияние переводческих преференций на конечный продукт, получаемый иноязычным читателем. Тем не менее, целостность персонажей повести не утрачивается, за счет компенсации одних утерянных при переводе элементов другими, типичными для языка-реципиента.

1. Білас А.А. Bідтворення арготизмів в українських перекладах французької художньої прози ХІХ - ХХ ст. Автореф. дис... канд. філол. наук: 10.02.16; Київ. нац.

ун-т ім. Т.Шевченка. — К., 2006. — 20 с. — укp. 2. Бакай Б.Я. Формування фразеології в переломні моменти історії народів Європи (на матеріалі української, російської, англійської, німецької, французької мов у періоди Першої та Другої світових воєн):

Автореф. дис... канд. філол. наук: 10.02.15 [Електронний ресурс]; Київ. нац. ун-т ім.

Т.Шевченка. — К., 2000. — 16 с. — укp. 3. Кикоть В.М. Декодування та відтворення підтексту як складника поетичного макрообразу (на матеріалі поезії Роберта Фроста та її перекладів): автореф. дис.... канд. філол. наук: 10.02.16 [Електронний ресурс];

Київ. нац. ун-т ім. Т.Шевченка. — К., 2010. — 16 с. — укp. 4. Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка: Учеб. для ин-тов и фак. иностр. яз. – 2-е изд., перераб. – М: Высш. шк., Дубна: Изд. центр «Феникс «, 1996. – 381 с. с илл. 5. Малышева Н.М. Специфика перевода трансформированных фразеологических единиц в поэтическом тексте (на материале произведений В. Высоцкого и Л. Филатова и их переводов на английский язык). – Электрон. дан. – Заглавие с экрана. – Режим доступа: http://www.wysotsky.com 6. Наукові записки. – Випуск 81 (4). – Серія: Філологічні науки (мовознавство): У 4 ч. – Кіровоград: РВВ КДПУ ім. В. Винниченка, 2009. – 430 с. 7. Письменна Ю.О. Етнічні особливості концептуалізації дійсності мовами європейського культурного ареалу (на матеріалі лексики і фразеології української, російської, англійської та італійської мов): автореф. дис... канд. філол. наук: 10.02.15 [Електронний ресурс]; Київ. нац. ун-т ім. Т.Шевченка. Ін-т філології. — К., 2008. — 20 с. — укp. 8. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика: Очерки лингвистической теории перевода. – 2-е изд., стер. – М.: Р. Валент, 2007. – 240 с.

источники илюстративного материала

1.Schmitt E.-E. Monsieur Ibrahim et les fleurs du Coran – Электрон. дан. – Заглавие с экрана. – Режим доступа: http://www.indexdownload.com 2. Шмитт Э.-Э. Мсье Ибрагим и цветы Корана / Перевод с французского Дарьи Мудролюбовой // Оскар и Розовая Дама. Мсье Ибрагим и цветы Корана. Дети Ноя. – СПб.: Издательская Группа




Похожие работы:

«Гуманист октябрьской эпохи: академик Д.Б. Рязанов : социал-демократ, правозащитник, ученый, 2009, Яков Рокитянский, 596060082X, 9785960600828, Собрание, 2009 Опубликовано: 3rd May 2012 Гуманист октябрьской эпохи: академик Д.Б. Рязанов : социал-демократ, правозащитник, ученый СКАЧАТЬ http://bit.ly/1ou210T Юрий Андропов и аристократы духа...»

«Трудовой договор, как основа трудовых правоотношений Безрученко М.А., Орешкина В.Н. Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Южно-Уральский государственный университет" (национальный исследовательский университет) Миасс, Россия The employment cont...»

«Для входа в Личный кабинет налогоплательщика юридического лица необходимо: 1) подключить носитель сертификата ключа электронной подписи к компьютеру;2) выполнить проверку условий подключения к личному кабинету налогоплательщика юридического лиц...»

«УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. СЕРИЯ ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ 2016, Т. 158, кн. 2 ISSN 1815-6126 (Print) С. 527–536 ISSN 2500-2171 (Online) УДК 347.4 СОГЛАШЕНИЕ СТОРОН КАК ОСНОВАНИЕ (СПОСОБ) ИЗМЕНЕНИЯ ИЛИ РАСТОРЖЕНИЯ ДОГОВОРА Ю.С. Поваров Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королёва, г. Самара, 443086, Росси...»

«Частное образовательное учреждение высшего образования "Ростовский институт защиты предпринимателя" (РИЗП) Рекомендована кафедрой общеправовых дисциплин Протокол № 11 от "27" июня 2016г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ Б3.В...»

«Принципи корпоративного управління в українських державних підприємствах: Концепція Андрій Бойцун Проект для обговорення Версія 2 // 28 серпня 2014 р. Контекст Уряд України пропонує фундаментальну реструктуризацію українського газового ринку, в результаті якої ринок буде дерегульовано, а НАК “Наф...»

«ПРАКТИКУМ ПО ДИСЦИПЛИНЕ "ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС": Бондаренко, Н.Л. Гражданское право и гражданский процесс: 1. Учебно-методический комплекс для студентов специальности психология/ Н.Л.Бондаренко, М.Г.Бруй, Н.В.Кудрявцев. – Минск: Изд-во МИУ, 2011...»

«Введение Программа для младших школьников "Шахматная школа" составлена на основе Программы "Шахматы – школе", автор И.Г. Сухин Программа рассчитана на четыре года обучения. На реализацию курса отводится 1 час в неделю 4 класс – 34 часа в год. Режим занятий обусловлен нормативно-прав...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.