WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 ||

«Галина Васильевна Зубко Искусство Востока. Курс лекций Текст предоставлен правообладателем Искусство Востока. Курс лекций / Г. В. Зубко: Восточная книга; Москва; ...»

-- [ Страница 2 ] --

Будда учил: все усилия нужно направить к одной цели – освобождению. В сущности, его учение ограничивается только одной задачей, а именно поисками пути спасения. Некоторые называют буддизм «дисциплиной» (Л. де ла Валле-Пуссен). Действительно, это самоограничение – одновременно и его сила, и его слабость. Вообще говоря, дисциплина легко вписывается в любые религиозные рамки.

Буддизм занимает уникальное место в истории Азии. Никакое другое движение, религиозное или историческое, не сравнится по степени воздействия с буддизмом, без влияния которого не остался ни один уголок Азии. На протяжении своей 2500-летней истории буддийская вера подвергалась преследованиям, конкурировала с сильным конфуцианством в Восточной Азии, видоизменялась под влиянием индуизма и местных религий, например, даосизма в Китае, синтоизма в Японии, религии бон в Тибете.

Пик популярности буддизма приходится на первое тысячелетие новой эры. В Индии он постепенно пришел в упадок. Но получили распространение более поздние обряды и эзотерические школы буддизма.

Буддизм многолик и многообразен. Противоречия и разногласия между последователями учения проявились уже на самых ранних этапах его истории, в сущности, уже после смерти Учителя. Согласно буддийским текстам, уже в начале III века преданные сторонники Будды разделились на восемнадцать школ. В течение веков выделились три большие ветви буддизма: Малая Колесница (хинаяна), Великая Колесница (махаяна) и Алмазная Колесница (ваджраяна).

«Яна» означает «колесница»; на этой колеснице, считается, можно преодолеть поток перерождений и пристать к берегам нирваны.



«Малая Колесница» – пренебрежительное обозначение, введенное сторонниками Великой Колесницы. Оно относилось к тем, кто строго придерживался буквы буддийского учения и не пытался расширить его до пределов всеобъемлющей религии. Сами приверженцы ранней разновидности буддизма называют ее тхеравада. Малая Колесница – это преимущественно южный вариант буддизма, она распространена на Шри-Ланке, в Мьянме, Таиланде и отчасти во Вьетнаме.

Великая Колесница – северная ветвь буддизма; она в основном обосновалась в Китае, Корее и Японии. И, наконец, Алмазная Колесница безраздельно властвует в Тибете и Монголии. Эта ветвь буддизма именуется так, потому что предлагает некие магические процедуры, благодаря которым можно достичь высшей, божественной силы, столь же несокрушимой, как и алмаз (ваджра). Это – эзотерический буддизм. В целом необходимо отметить, что одним из решающих факторов успеха буддизма является его способность адаптироваться и развиваться внутри различных культур и их исконных верований.

В Малой Колеснице учение Будды сохранилось в наименее измененном виде, в отличие от махаяны с ее мощным, новым для буддизма этическим учением. К началу нашей эры в буддизме возникло новое движение, которое стремилось к более широкому и более смелому истолкованию учения, а потому именовало себя Великой Колесницей, противопоставляя себя ограниченной Малой Колеснице. Махаяна утверждала, что старый канон не является полным. По мнению ее наставников, прежняя письменная традиция составляла лишь Там же. С. 29.

В древней индийской традиции существуют две наиболее важные категории текстов: шрути (букв. «слышанное») и смрити (букв. «запомненное»). Тексты ведийского канона относят к первой, главной традиции, тогда как тексты смрити являются дополнительными, вспомогательными. Тексты шрути, таким образом, близки к текстам откровения.

Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»





часть учения Будды и предназначалась для широкого круга слушателей, которые в эпоху Гаутамы были еще не настолько зрелы, чтобы воспринять мудрость во всей ее полноте.

Высшая цель Великой Колесницы заключается не в том, чтобы самому вырваться из сансарического круговорота перерождений, – стремление, в сущности, эгоистическое, но в том, чтобы помочь другим достичь освобождения. Идеал махаяны – это не архат (главная после Будды фигура хинаяны), озабоченный только личной нирваной, а бодхисатва, который, дойдя до «порога» нирваны, отказывается в нее войти и остается жить в мире перерождений, чтобы спасти тех, кого он оставил за собой. Последователи махаяны придавали большое значение личной набожности и важной роли бодхисатв. Бодхисатва – букв. «тот, кто стремится к просветлению», потенциальный будда, в отличие от исторического Будды, – означает «достигший просветления (бодхи)»60.

В настоящее время как будто не сомневаются, что Будда реально существовал. Годы его жизни, как принято считать, – 623–544 до н. э. Впрочем, можно встретить и несколько иные даты. Будда происходил из благородного рода Шакья, правившего в небольшой области на склонах непальских Гималаев. При рождении он получил имя Сиддхартха. Ветвь рода Шакья, из которого происходил Будда, носила прозвище Гаутама, поэтому современники называли его Гаутама Шакьямуни («аскет, отшельник Гаутама из шакьев»). Напомним, что Будда означает «просветленный», это – титульное имя, полученное Сиддхартхой позже от своих приверженцев, после того как он достиг просветления, бодхи.

Будда («просветленный», букв. «пробужденный) в буддийской мифологии имеет следующие значения: 1. человек, достигший наивысшего предела духовного развития; 2. антропоморфный символ, воплощающий в себе идеал духовного развития.

Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

Принципы искусства буддизма Искусство буддизма предназначено для того, чтобы напоминать, поддерживать и усиливать вечные истины религии; и его развитие, и стиль могут рассматриваться как неотъемлемая часть религии. Так как конечная цель буддизма – выход за пределы реального мира, достижение нирваны, это требует создания возвышенных образов, более утонченных, чем реальные61.

Своеобразие буддийского восприятия жизни состоит в мистической составляющей его философии. Буддисты убеждены, что природа вещей – истинная реальность – сокрыта от человека, а чувства и логическое осмысление вводят его в заблуждение. Истинная реальность становится достижимой лишь в процессе мистического опыта. В буддизме махаяны интуитивно предпочтение отдается спасению, а не философскому осмыслению. Для всех буддистов спасение отождествляется с высшим знанием, достижение которого осуществляется в процессе медитативной практики.

Искусство буддизма отводило важнейшее место отражению индивидуального стремления человека к совершенству. Жизнь Будды – здесь главный ориентир: буддизм ставит в центр Бытия – человека, правда человека выдающегося, каким в истории был Будда. Именно поэтому буддийское искусство, по существу, никогда не могло изображать ничего, кроме человеческого образа Будды, со всеми признаками отрешения его от мира62.

Буддизм использует целую систему подкреплений, или «напоминаний», например, дерево бодхи (индийская смоковница), появившееся в качестве символа от первоначального дерева бодхи, под которым сидел Будда, когда он получил озарение.

В сущности, в эту систему напоминаний включено все, что имеет отношение к буддизму: и канонические тексты, и жилые помещения, и церемониальная утварь, и библиотеки. Все перечисленное работает в доктринальной системе.

Какой-либо образ, многократно повторенный, считался особенно благодетельным.

Видимо, с этой целью в храмах создавались тысячи одинаковых статуй или миллионы вотивных ступ63, высекались рельефные изображения десяти тысяч Будд в пещерных святилищах.

Эта тенденция, как считают специалисты, способствовала развитию ксилографии, широко использовавшейся буддистами.

Буддийские произведения могут быть самыми разными (в том числе и по материалу, и по размеру) – от миниатюрных иллюминированных манускриптов до колоссальных статуй и монументальных деревянных конструкций.

Фишер Роберт. Искусство буддизма. М., 2001. С. 8.

Буркхардт Т. Сакральное искусство Востока и Запада. Принципы и методы. М., 1999. С. 152.

О ступах более подробно речь будет идти в специальном разделе.

Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

Рис. 15. «Отпечаток» ноги Будды.

Почитание реликвий, связанных с жизнью Будды, является неотъемлемой частью всей религии. Весьма популярный объект поклонения – отпечаток стопы Будды, часто колоссальных размеров и покрытый символами. Он стал реликвией, поскольку считается, что Будда в прежней жизни оставил след на этой Земле (рис. 15).

Буддийское искусство – это тщательно выверенное собрание образов и предметов, каждый из которых представляет собой важный символ. Так, изображение бедно одетого наставника выражает мотив аскезы; фигуры сострадательных спасителей передают мотив помощи, на которую верующие рассчитывают со стороны бодхисатв; изображения многоголовых свирепых существ символизируют трудности и преграды на пути спасения. В буддийском искусстве мистические образы и ритуальные предметы нагружены многослойной символикой.

На протяжении всего существования буддизма существенные изменения происходили в буддийском искусстве, что отражало трансформацию многих религиозных концепций.

Раскол буддизма на хинаяну и махаяну обусловил фундаментальные изменения внутри вероучения. Хотя все буддисты стремились к одной цели – к окончанию цепи перерождений, но личная вера и вмешательство бодхисатв стали характерной чертой махаяны, и увеличившийся пантеон обогатил служившее им искусство. Буддийское искусство махаяны, отражавшее все более и более проявлявшийся умозрительный и теоретический характер учения, предпочитает изображать небесных будд и бодхисатв. В то время как для тхеравады (или хинаяны) раннего буддизма, известного также как «учение старейших», характерны образы исторического Будды Шакьямуни и его воплощений.

Искусство, которое развивалось вокруг религии, начавшейся с такого скромного события, как индивидуальный поиск смысла жизни, особенно в понимании тхеравады, продолГ. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

жало отводить важное место изображению сюжетов, иллюстрирующих простую человеческую жизнь, хотя сама личность была совершенно неординарного масштаба. Отметим еще раз, что в буддизме (а это находит свое отражение и в искусстве) существует не культ Бога, которого как такового нет, а культ человеческой личности.

В архитектуре буддизма особое место занимают сооружения, которые сами по себе являются объектом поклонения, – ступа или пагода. Эти сооружения являются центром монастыря в соответствии со своей ролью хранителя реликвий. Остальные сооружения

– различные службы, предназначенные для поддержания жизни монастыря (библиотеки, кельи, молитвенные помещения и т. п.).

Рис. 16. Монастырь Тофокудзи в Киото.

Вся эта группа зданий была организована по единому плану, в целом представляющему человека, символа Вселенной. Именно по такой схеме строится, например, знаменитый монастырь Тофукудзи в Киото, в Японии (рис. 16). В Восточной Азии эти здания были окружены стеной и обычно ориентированы по центральной оси главными воротами на юг, за которой стояла пагода, за ней храм, завершали эту линию зал проповедей и задние ворота.

В 1-м тысячелетии очень распространенными были пещерные храмы в скалах. Например, комплекс Бамиан в Афганистане с гигантской скульптурой Будды (взорванной талибами несколько лет назад) и многочисленные пещеры в Китае.

Какова бы ни была архитектурная структура, буддийский культ предполагает ритуальный обход вокруг по часовой стрелке. Выдолбленные в скалах храмы для этих целей использовали специальную тропинку. В Восточной Азии храм постепенно вытеснил пагоду с ее центрального места. Таким образом, пагода оказалась за пределами огороженного центрального пространства, приобретя менее священный и более декоративный вид. И часто для симметрии к одной пагоде пристраивали вторую.

Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

Буддийская ступа Особое место в тематике и символике буддийского искусства занимает ступа.

Ступа (санскр. «макушка, куча камней, земляной холм») в буддийской архитектуре Индии, Непала, Средней Азии – культовое символическое и мемориальное монолитное сооружение полусферической формы; глинобитное, нередко облицованное камнями или каменное. Ранние ступы представляли собой хранилища реликвий Будды и буддийских святых (реликварии), позднее они превратились в мемориалы в честь событий, связанных с буддизмом. Форма ступы восходит к древним надмогильным курганам, она символически воплощает структуру Вселенной и отождествляется с небесным сводом. Ступа обычно увенчана так называемой дарохранительницей («священная гора», центр Вселенной) со шпилем, унизанным дисками – символами восхождения к божественной вершине Неба. Ступа обычно возвышается на круглой или квадратной платформе под открытым небом, внутри ограды с ориентированными по сторонам света четырьмя воротами, означающими «выходы во Вселенную»; через них проходят религиозные процессии для священного обхода ступы и поклонения ее святыням (рис. 17).

Рис. 17. «Большая ступа». Санчи, Индия. II–I вв. до н. э.

В некоторых странах получили распространение видоизмененные в соответствии с местными архитектурными традициями интерпретации ступы: дагоба, пагода, пранг, субурган. Классическим образцом индийской ступы является самая древняя ступа в Санчи (II– I вв. до н. э.). Форма этого монументального, сложенного из кирпича и камня сооружения, подчиненная выработанным пропорциям и правилам древности, символизирует священную гору Меру.

Пронизывающий тело ступы врытый в землю столб (юпа) символизирует ось, проходящую через центр Вселенной, снаружи он подчеркнут как бы венчающими ось, нанизанными друг на друга зонтами (хармики) – небесными ступенями. Значительность и мощь сооружения усилены оградой – символом охраны святыни, отождествляемой со священным деревом бодхи. Перекладины четырех ворот, заполненные рельефными сценами из жизни Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

Будды, оканчивающиеся правильными спиралями, – знак священных буддийских свитков – сутр.

Существует скрытая аналогия между человеческим телом Будды и формой ступы.

Ступа может рассматриваться как олицетворение мирового тела Гаутамы: ее разнообразные уровни, или ярусы, квадратные внизу, символизируют многочисленные планы, или уровни существования.

В 1898 году Пеппе близ Пиправы в Тараи была найдена и вскрыта ступа, которая, как оказалось после тщательного исследования, содержала останки Будды. Эта ступа отличалась от других находящихся там ступ размерами и формой. На глубине 10 футов от вершины была обнаружена небольшая разбитая стеатитовая урна, наполненная глиной, в которой оказались шарики, кристаллы, золотые украшения, резные камни и т. п. Отсюда вглубь шла круглая шахта, заполненная глиной и выложенная каменной кладкой. На глубине 18 футов исследователи наткнулись на громадную каменную плиту, которая оказалась крышкой массивного ящика из песчаника. Крышка эта под давлением каменной кладки раскололась на четыре части, но ящик оказался все-таки замкнутым, так как отдельные куски крепко держались между собой благодаря способу крепления крышки. Ящик оказался выдолбленным из твердого мелкозернистого песчаника отличного качества, из массивной глыбы, явно привезенной издалека, так как поблизости такой породы не встречается.

Внутри ящика стояла стеатитовая урна с надписью на ней, сделанной древним письмом брахми и на языке магадхи64:

«Это хранилище останков Возвышенного Будды из рода Шакья есть благочестивое сооружение братьев с сестрами, детьми и женами». Рядом с урной стоял роскошный хрустальный сосуд, наполненный зернистыми звездочками из листового золота. Он был закрыт крышкой с ручкой в форме рыбы. Слева от урны стояла ваза, а перед ними плоский круглый ящичек с крышкой и ручкой; слева от вазы находилась вторая стеатитовая урна большей величины, но без надписи. Все эти сосуды были наполнены до половины украшениями из золота, серебра, драгоценных камней, хрусталя в форме звезд, цветов, фигурок мужчин и женщин, птиц, слонов и т. д., также кусочками листового золота, на которых оттиснуты изображения льва и мистический знак свастики, или крюкообразного креста. В меньшем разнообразии форм подобные же украшения были найдены и в одной буддийской ступе в Бхаттипролу в Декане, где стояли три хрустальных сосуда, но поменьше, чем в ступе Пиправы, хотя похожие по форме. Специалисты, изучавшие ступу в Пиправе, пришли к выводу, что она оставалась нетронутой до 1898 года, так что в подлинности останков Будды не может быть сомнений65.

Известно, что сам Будда говорил на магадхи, языке области Магадхи. Согласно цейлонскому преданию, язык пали (букв. «письменный»), на котором написаны священные тексты хинаяны, – это тот же язык, что магадхи.

Пишель Р. Будда. Его жизнь и учение. Ростов-на-Дону, 2004. С. 56–57.

Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

Символика буддийского искусства Некоторые исследователи полагают, что буддийское искусство значительно шире, чем искусство других религий, использует символы и эмблемы, которые обозначают сложные понятия. В целом есть основания полагать, что буддизм представляет собой более абстрактную религиозную доктрину, чем другие системы. Начиная с раннего периода, когда изображали дерево, пустой («уготованный») трон и колесо вместо Будды, учение опирается на символику репрезентации. Например, дерево бодхи является символом бодхи (просветления).

Колесо, которое также стало эмблемой как просветления Будды, так и его первой проповеди, представляя момент, когда он останавливает Колесо Закона, присутствует и в позднейших версиях этого события66.

Важным символом является лотос (чинтамани – «драгоценность, исполняющая желания»), а также ваджра («алмаз»; «гром»).

Важная тема в буддийском искусстве – змеиные цари (нагараджи), так как в Индии с древнейших времен поклонялись змеям, считая их воплощением духов рек и источников. Изображение нагарадж, связанных с темой воды, получило особенно яркое развитие в искусстве раннего буддизма.

Представление о нагараджах соотносится с нагами, персонажами индуистской мифологии, полубожественными существами со змеиным туловищем и одной или несколькими человеческими головами. Считается, что нагам принадлежит подземный мир – Патала, где находится их столица и где они стерегут несметные сокровища Земли. Наги считаются мудрецами и магами, способными менять свой внешний вид. Существуют и нагини, женские существа. Среди наиболее известных нагов – тысячеголовый змей Шеша, поддерживающий Землю. В индийских источниках представление о нагах – божественных змеях – смешивается с представлением о нага – исторических племенах, живших на северо-западе Индии еще до прихода туда ариев. Предполагается, что реальные нага были племенами монголоидной расы, имевшими своим тотемом змею (кобру). Кстати, на северо-востоке Индии есть штат Нагаленд, существует также язык нага.

В качестве иллюстрации к сказанному можно упомянуть известное изображение Шакьямуни, сидящего на троне из свернутых змеиных колец и под капюшонами царя змей Мучалинда (рис. 18).

Фишер Роберт. Искусство буддизма М., 2001. С. 21–22.

Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

Рис. 18. Шакьямуни на змеином троне.

Упоминавшийся выше символ ваджра символизирует неисчерпаемость энергии, он представляет абсолютную чистую силу Природы в ее могущественном проявлении и укрепляет тех, кто следует по пути к спасению.

В системе буддийских символов особое место принадлежит предметам, используемым во время медитации для ускорения процесса осознания. В восточноазиатских школах (например, дзэн в Японии) для этих целей используется любой предмет, если он способствует внутреннему сосредоточению. Один из самых замечательных примеров такого рода заключает в себе всего-навсего шесть плодов хурмы, которые представляют возможность верующему самому свободно интерпретировать и анализировать. (Кстати, шесть плодов хурмы – одна из самых излюбленных тем японских художников.) Это то, что в буддизме называется «визуальными наставниками».

Искусство буддизма использует также символику, связанную с животными. О значении змей речь уже шла выше. Лев ассоциируется с Буддой, указывая на его родовое имя «лев из рода Шакья», и эта связь подчеркивается «львиными тронами». Важные смыслы обнаруживает и образ слона.

Влияние индуистского искусства на искусство буддизма проявляется и в образах защитников и воинов, восходящих к древним индийским фигурам плодородия: от стражников, охраняющих двери, до групп по 8 или 12 воинов, стоящих в ряд в соответствии со знаками Зодиака. Во всех индийских религиях богини играли значительную роль, начиная с ведического периода они уступили место мужским божествам. Впрочем, отзвуки древних культов богинь присутствуют и в индийском искусстве, и в искусстве буддизма. Имеются в виду прежде всего чувственные образы, символизирующие плодородие и изобилие, – якши (юноши) и якшини, наиболее известные и часто встречающиеся на резной ограде ступы.

Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

Ко времени появления тантризма, эзотерического буддизма67, сложилась хорошо развитая иконография женских образов – от скульптурных изображений миловидных дев до сложных многоруких ужасающих видений.

В ваджраяне, буддийской форме тантризма, женщина символизировала мудрость и изображалась как пассивная фигура в паре с мужским божеством – активным партнером, отождествляемым с состраданием.

Среди самых интригующих и вызывающих изумление европейцев изображений – скульптура и живопись, представляющие пары, застывшие в любовных объятиях. Несмотря на живость поз, основная идея, хотя весьма тонко выражена, очень последовательна и логична: для спасения необходимы два качества – сострадание и мудрость. Наделяя мужчину качеством сострадания (упая), а женщину мудростью (праджня), эзотерический буддизм использовал для передачи учения самые элементарные силы Природы и основные инстинкты. Конечная цель в буддизме – устранение неведения – требовала искусного сочетания сострадания и мудрости, чтобы выйти за пределы этого земного мира и преодолеть иллюзии, ослепляющие верующего на пути к абсолютной правде буддизма. Среди величайших произведений буддийского искусства, особенно со второй половины 1-го тысячелетия новой эры, именно женские изображения занимают особое место. Знаменитая яванская Праджняпарамита воплощает такое же соединение мудрости и самоконтроля, какое можно встретить среди прекрасных мужских образов (например, образов Будды периода Гуптов, VII–VIII вв.). Таким образом, можно говорить о том, что искусство буддизма демонстрирует великую способность визуально представлять в высшей степени абстрактные понятия.

Ваджра в ведийской и индуистской литературе – оружие Индры, палица грома; в буддийской литературе – «алмаз, молния», символ прочности и неуничтожимости. В ваджраяне это символ активного начала и сострадания. Учение ваджраяна базируется на представлении, что феноменальный, чувственный мир не нужно считать иллюзорным, как было принято в ранних школах.

Такие эзотерические направления, как тибетский буддизм, не отказываясь от веры буддистов в абсолютную Пустоту, придавали большое значение реальному Миру. Они нашли истину в повседневной жизни и посредством сложных и тайных ритуалов открывали абсолютный смысл в обыденности; целью эзотерических школ было устранить невежество, чтобы открыть свет знания. Эзотерические ритуалы были основаны на убежденности в том, что материальные образы, или сенсорный опыт, могут сделать больше, чем просто указать путь. Настоящее понимание остается личным опытом человека. Такие направления, как чань в Китае и дзэн в Японии, также разделяют подобную убежденность в возможности неожиданного просветления, что сокращает длительный процесс традиционных школ буддизма.

Таким образом, искусство это во многом возникло из намеков на тайну, поддерживающих секретные ритуалы эзотерического буддизма.

Эзотерический буддизм – особое явление, его корни – в индийском тантризме и индуизме. Это ваджраяна, то есть «путь ваджры», или «путь грома-и-молнии» (Алмазная Колесница). По мнению ряда исследователей, ваджраяна происходит из еще более древних, чем индуизм (доарийских, индских), источников. В ваджраяне упор делается на возможность достижения просветления в этой жизни.

Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

Рис. 19. Тибетское Колесо жизни.

Суть буддийского учения о сансаре буддисты символически передают образом «Колесо становления» (Калачакра). Наиболее характерно в этом отношении тибетское Колесо жизни (рис. 19).

В центре колеса (в его ступице) сосредоточены три движущие силы: невежество, желание (или жадность) и пресыщение, представленные свиньей, петухом и змеей. Все они находятся в связи – буквально кусают за хвост друг друга. Ступицу объемлет круг, разделенГ. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

ный на две части – черную и белую. Фигуры белой половины поднимаются вверх, фигуры черной – опускаются вниз. Это изображение кармического движения фигур, совершающих восхождение к более высокому положению, и фигур, которые в ужасе опускаются к более низкому положению.

Далее изображен следующий круг, который разделен спицами колеса на шесть царств сансары. Наверху находятся дева – боги на небесах, пребывающие в роскоши, удовольствиях и благодати. Справа от них изображены асуры, завистливые боги, демоны, обуреваемые желанием достичь верхнего царства. (Символ дерева, корни которого у асуров, а плоды – у дева.) Ниже располагается царство, где обитают голодные духи, или прета. Они – в состоянии вечного голода и жажды. Чего бы прета ни коснулись, все обращается в огонь и нечистоты. В самом нижнем царстве находятся существа, пребывающие в муках: сознание их наполнено болью и страхом, в то время как их поджаривают на огне, замораживают и подвергают ужасной смерти. Это – ад. Слева внизу находится царство животных. Они наделены примитивным сознанием, поэтому и велико их невежество. Постоянные усилия животных направлены на поиски пищи. Последнее царство – царство людей. День за днем они едят и пьют, они рожают детей, болеют, становятся старыми, дряхлыми и умирают. Под деревом

– две фигуры: мудрые люди медитируют и размышляют обо всем, что видят. Здесь изображено страдание, которое видел Будда, а также высшая возможность человека размышлять о страдании и избежать его.

Эти шесть царств представляют собой наши различные прошлые и будущие воплощения, которых нельзя избежать, никто и никогда не остается в одном и том же царстве навсегда – даже в царстве богов, поскольку они тоже являют собой те состояния ума, которыми обусловлены наши постоянные превращения.

Для буддистов каждый человек включен как составная часть в непрекращающийся ритм Природы.

В каждом царстве мы видим фигуру Будды, чье учение искусно приспособлено к нуждам населяющих каждое царство существ.

Обод колеса разделен на 12 сегментов, в каждом из которых представлена какая-либо сцена. Сцены изображают переход существ из одного царства в другое и называются нидами.

«Колесо сансары» держит в руках страшное существо с тремя глазами, клыками и короной черепов. Это – Яма, Господин Смерти. Это «Колесо» – символическое зеркало. Яма держит его перед каждым из нас.

Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

Образ Будды По словам Т. Буркхардта, происхождение буддийского искусства от индуистского искусства – это своего рода алхимический процесс: буддийское искусство «растворило»

космическую мифологию Индии и трансформировало ее в образы душевных состояний»68.

Вместе с тем, по его мнению, оно «выкристаллизовало» тончайший элемент индуистского искусства, а именно квазидуховное качество человеческого тела. Именно это, в сущности, главное качество буддийского искусства «отливается» в несравненную формулу в сакральном образе Будды, вобравшем в себя все духовное блаженство, присущее древнему искусству Индии, и именно оно становится центральной темой, вокруг которой вращаются все остальные образы.

Искусство буддизма балансирует между двух миров – духовного и физического – в физической форме, что позволило ему соединить эти миры в искусстве огромной значительности и выразительности.

Таким образом, буддийское искусство выросло на почве искусства индуизма, впитав в себя все его возможности для передачи тончайших нюансов буддийских концептов, отражающих духовную позицию данной религии. Две формы, в которых решается эта позиция, являются здесь главными: тело Будды и лотос. Обе формы заимствованы из индуистского искусства и выражают, каждая по-своему, одно и то же: беспредельный покой Духа, осознавшего самого Себя. Более того, обе формы в буддизме служат опорой духовной реализации.

Уже говорилось о том, что буддийское искусство является важнейшей опорой, визуальной опорой буддизма.

Тема Божественного Человека, возведенного на лотосовый трон, является индуистской темой. В первой главе речь шла о ведийском алтаре, воплотившем образ «золотого человека» (Хиранья-пуруши), символа Пуруши, Божественной Сущности в ее аспекте неизменной сути человека. Согласно Ведам, все вещи происходят от Пуруши.

Доктрина буддизма, являющегося, как уже говорилось, своеобразной атеистической религией, отрицает всякую божественность. В отличие от теоцентрических принципов других религий главным принципом буддизма является отрицание, с помощью которого он выстраивает эволюцию, как бы принимая человека и его небытие за отправной момент и создавая пирамиду, вершиной устремленную вниз и безгранично расширяющуюся кверху, по направлению к Пустоте (Шунья). Вершина пирамиды, обращенная вниз, здесь коррелирует с человеком, с человеческим началом. В религиях, строящихся на основе теоцентрического принципа, напротив, символом эволюции является пирамида, обращенная вершиной вверх. В таком типе пирамиды вершина представляет высшую, божественную реальность, являющуюся источником для всего сущего на Земле69.

Буддизм устанавливает сущность человека – или сущность вещей – только в результате «субъективного» пути, то есть в результате духовного осознания этой сущности. Он отвергает всякое иллюзорное, всякое чисто умозрительное утверждение сверхформальной реальности. Буддизм исходит из того, что всякая мысль об Абсолюте становится недействительной, по словам Т. Буркхардта, вследствие ошибочной перспективы. Поэтому Будда говорит, что его учение не касается источника Мира, или души, и имеет дело только со страданием и с путем избавления от страдания. «Четыре Благородные Истины» буддизма содержат понимание того, что есть страдание и его источник и каковы пути избавления от страдания70.

Буркхардт Т. Сакральное искусство Востока и Запада. Принципы и методы. М., 1999. С. 150.

Буркхардт Т. Сакральное искусство Востока и Запада. Принципы и методы. М., 1999. С. 151–152.

По мнению Т. Буркхардта, каждой из великих духовных традиций присуща характерная «экономия» средств, ибо Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

Известно, что Будда намеренно уходил от сложных для постижения тем и предлагал сосредотачиваться, с его точки зрения, на главном.

Понятно, почему буддийское искусство, по существу, никогда не могло изображать ничего, кроме главного образа Гаутамы со всеми признаками его отречения от Мира. Характерно в этом отношении известное изображение Будды: лишенный царственных атрибутов и сидящий в позе медитации, Будда держит в левой руке деревянную миску нищего, символ его отказа от внешнего мира; правая рука касается земли, в доказательство власти над ней.

Таков «Будда Амитабха в раю Сукхавати»71.

Необходимо отметить очень характерную деталь: эта аскетическая фигура, напоминающая некоторых древних индуистских предшественников, в конечном счете вбирает в себя, несмотря на отсутствие украшений (являющихся непременным атрибутом индуистских иконографических образов), все солярные силы древнего индуистского искусства. Благодаря своей победе над становлением исторический Будда в действительности интегрировал в себя всю безраздельную полноту существования.

Второй формой изображения Будды является лотос, который также становится главной темой в искусстве буддизма. Вспомним, например, лотосовый трон Будды, который возникает из заводи, как сам лотос рождается в илистых водах. Форма лотоса непосредственным, «безличным» и синтетическим образом выражает то, что человеческая форма Будды обнаруживает в более «личном» и более сложном образе.

Кроме того, эта человеческая форма благодаря своей симметрии и статической полноте приближается к форме лотоса. Изображение сидящего Будды представляет его именно в позе лотоса, являющейся позой медитации. Будду называют «сокровищем в лотосе» (мани падме).

Напомним, что в индуизме лотос символизирует Вселенную в ее пассивном аспекте, в качестве трона или вместилища божественного проявления, тогда как буддизм сравнивает лотос прежде всего с Душой, которая зарождается из темного и бесформенного состояния – грязи и воды – и распускается в свете Бодхи; Вселенная и Душа, тем не менее, соответствуют друг другу72. Полностью распустившийся лотос подобен колесу, которое является символом Космоса и Души.

Буддийское предание, которое приводит в своей книге Т. Буркхардт, гласит: когда Будда Шакьямуни поднялся со своего места под деревом Бодхи после длительной медитации, избавившей его от подвластности жизни и смерти, под ногами его расцвели чудесные лотосы.

Он сделал шаг в каждом из четырех направлений пространства и, улыбаясь, обратился к зениту и надиру. Тотчас же небесные существа приблизились к нему, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Предание это, несомненно, наделяет Будду вселенскими, божественными чертами, сближая его с божествами. История, как ее излагает легенда, предвосхищает победу буддизма над индуистским Космосом, победу, которая нашла свое отражение в искусстве. Будда часто изображается с сонмом божеств, составляющих его ореол. Считается, что древние индуистские божества покидают свои троны на вечной горе и тяготеют с тех пор, как настоящие спутники, к сакральному изображению Будды. Эти индуистские божества человек не может использовать все возможные точки опоры одновременно или следовать двумя путями, несмотря на то что цель этих путей в принципе одна и та же. Традиция гарантирует, что предлагаемые ею средства достаточны для того, чтобы вести к Богу или за пределы этого мира (Буркхардт Т. Сакральное искусство Востока и Запада. Принципы и методы.

М., 1999. С. 152).

Амитабха – один из будд в буддийской мифологии махаяны и ваджраяны. Согласно легендам, Амитабха был бодхисатвой Дхармакара. После достижения состояния будды Амитабха создал совершенное поле – рай Сукхавати – и стал им управлять. Культ Амитабхи особенно распространен в Японии.

Стоит вновь напомнить значение Бодхи, которое символизирует полностью пробужденное состояние бытия, обычно называемое «просветлением». Дерево Бодхи – это Мировое Древо, под которым Будда достиг Высшего Познания.

Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

на буддийских изображениях предстают как эфемерные эманации Будды. Несомненно, речь здесь должна идти о сакрализации Будды и его изображений (рис. 20, 21).

–  –  –

Принято говорить о позиции относительного иконоборчества, характерного для буддизма и его искусства, что явилось, возможно, следствием проповедей самого Будды, по крайней мере его первой проповеди в Бенаресе, в которой он настаивал исключительно на отказе от страстей и сопутствующих им мыслей. Он запретил возведение памятника (четьи), к которому бы в знак почитания приносились дары верующих в отсутствие Будды. По всей вероятности, ранний буддизм намеренно избегал всяких изображений Будды. Согласно буддийским текстам, вступая в нирвану, Учитель сказал своим ученикам: «Учение и Устав, которые я вам проповедовал, должны стать вашими учителями, когда меня не станет».

Впрочем, буддийское искусство знает образ Будды, завещанный им самим. Полученный благодаря «самоотражению» образ Будды представляет особую категорию и относится к сакральным ценностям. О нем повествуют легенды, в одной из которых говорится о неспособности художников собственными усилиями уловить подобие Гаутамы или постичь его размеры.

Образ Шакьямуни, становясь образцом для других изображений, принял универсальный характер. Тем не менее он сохраняет в большей или меньшей степени сходство с историческим Шакьямуни. Как уже упоминалось, согласно легендам, он завещал свой образ потомству: царь Рудраяна, или Удаяна, послал к Благословенному художников, чтобы написать его портрет. Они пытались всуе уловить подобие Будды; тогда он заверил их, что духовная лень препятствует им в достижении цели, и приказал принести холст, на который он перенес свое подобие. Эта история напоминает христианскую традицию нерукотворного образа 73.

Другая легенда повествует об ученике Будды, тщетно пытавшемся написать портрет Учителя; он не смог уловить правильные пропорции, и каждая мера оказывалась слишком Имеется в виду Спас Нерукотворный – образ Иисуса Христа, Спас на Полотне.

Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

ничтожной. В конце концов Будда заставил его начертить контур своей тени, отраженной на земле.

Важный момент в обеих историях состоит в том, что сакральный образ предстает как отражение самого Будды. Что касается «меры», ускользающей от человеческого искусства, то она, подобно мере ведийского алтаря, соответствует сущностной «форме».

Существует некая параллель между буддийским представлением и известной христианской концепцией:

в Средние века «подлинная мера» тела Иисуса была передана потомкам запечатленной на колоннах.

Другими словами, личность Будды непостижима для обычного ума и не поддается изображению. Но образ Учителя, который получили буддисты, как считается, есть проявление великого милосердия Будды, который дал в свое время обет не вступать в нирвану, не освободив сначала все существующее от сансары. Адепты буддизма уверены, что невозможно уловить и передать состояние Бодхи, которого достиг Будда, извне, с помощью умственного умозрения или умственного восприятия символов. Они также уверены, что само Бодхи будет светить.

Специалисты говорят о «неизобразительном» характере раннего буддийского искусства. Характерно, что после смерти Будды в течение нескольких веков не было, по-видимому, никаких попыток к изображению Учителя и к почитанию его в известном материальном образе; в этом отношении первые века буддизма представляют некоторое сходство с первыми веками христианства, когда также не знали изображений Христа, Богоматери и т. д. и довольствовались только символами рыбы, ягненка, доброго пастыря, креста и т. д. На барельефах Санчи (II–I вв. до н. э.), которые принадлежат, пожалуй, к самым ранним скульптурным памятникам буддизма, Шакьямуни не изображен в человеческом подобии; его присутствие среди учеников и почитателей обозначено только символами, например, сакральным деревом Бодхи, украшенным драгоценными камнями, или Колесом Закона, помещенным на троне (рис. 22). Здесь опять-таки ощущается параллель с древними символами Христа, например, изображавшимися на дверях; древняя символическая иконография сохраняется вплоть до романского периода (XII–XIII вв.); в таких местах неохотно изображали Христа в человеческом облике, но, с другой стороны, свободно использовались монограммы в форме колеса и Древа Жизни. Символ «уготованного трона» обнаружен также на некоторых византийских иконах.

Г. В. Зубко. «Искусство Востока. Курс лекций»

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам

Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«Аналитические записки по проблемам правоприменения Февраль 2010 УЩЕРБ ОТ "КОПЕЕЧНЫХ ДЕЛ", ИНИЦИИРУЕМЫХ ГОСУДАРСТВОМ В АРБИТРАЖНОМ СУДЕ Санкт-Петербург Ущерб от "копеечных дел", инициируемых государством в арбитражном суде записки по (Серия "Аналитические проблемам правоприменения", Февраль Авторский 2010) коллектив: В...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ БАШКОРТОСТАН РЕСПУБЛИКАЬЫ МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА СТЭРЛЕТАМАТС РАЙОНЫ СТЕРЛИТАМАКСКИЙ РАЙОН МУНИЦИПАЛЬ РАЙОН ХАКИМИЭТЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН БОЙРОТС ПОСТАНОВЛЕНИЕ i' // п 2014г. Об утверждении нормативно-правовой документации по функционированию официального сайта муниципального района Стерлитамакский райо...»

«Дин Рэй Кунц Город (сборник) Серия "Новинки зарубежной мистики" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9197076 Город / Дин Кунц; [пер. с англ. В. Вебера]: Эксмо; Москва; 2015 ISBN 978-5-699-78626-8 Аннотация Кто бы мог подумать, что зловещий клубок преступлений, совершаемых уже...»

«Государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский городской университет управления Правительства Москвы" Институт высшего профессионального образования Кафедра юриспруденции УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной и научной работе Ал...»

«Онищенко О.Н., адъюнкт Академии управления МВД России ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ДОХОДОВ ОТ ПЛАТНЫХ УСЛУГ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ВНЕВЕДОМСТВЕННОЙ ОХРАНЫ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ Понятие "правовой режим" широко использу...»

«Условия Открытия и ведения банковского счета юридического лица, индивидуального предпринимателя и приравненных к ним лиц в ВТБ 24 (ПАО) Раздел 8 Правил комплексного банковского обслуживания юридических лиц и индивидуальных предпринимателей...»

«Алексей Геннадьевич Степанов Семейное право. Ответы на экзаменационные билеты http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6191595 Алексей Геннадьевич Степанов. Семейное право, ответы на экзаменационные билеты: Научная книга; Москва; 2009 Аннотация Данная работа имеет своей целью освещение вопросо...»

«С.Р. Ибатуллин, Т.К. Карлиханов Организационная структура и правовая база управления трансграничными водными ресурсами в Центральной Азии ИК МФСА Необходимость достижения интеграции управления водными ресурсами на бассейновом уровне была полностью осознана до обретения независимости. Хотя централизованная си...»

«Доклад А.Ф. Павлова на заседании координационного Совета по реализации антикоррупционной политики в Ульяновской области 02.07.2012 Уважаемый Сергей Иванович! Уважаемые члены и участники координационного Совета! Проект нового закона "О противодействии коррупции в Ульяновской области" разра...»

«ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ ЗНАНИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА И ПРОЦЕССА 0113.02.01 Низамиева О.Н. СЕМЕЙНОЕ ПРАВО УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ для специальности...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.