WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 || 3 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА Федеральный закон О национально культурной автономии: новые правовые ...»

-- [ Страница 2 ] --

Реализация такой модели содержания образования способствовала интеллек туальному развитию и социализации детей, сформировавшихся в родной куль туре, обеспечивала им необходимую конкурентоспособность. При активном развитии национально русского двуязычия в 1980 году родной (нерусский) язык использовался в качестве языка обучения в одиннадцати автономных рес публиках и областях РСФСР. В десяти автономных республиках и областях родной язык изучался как самостоятельный учебный предмет, а также исполь зовался в качестве опоры в процессе практического овладения русским языком на занятиях по другим предметам, во внеклассной и внешкольной работе. Сте пень использования родного языка в качестве языка обучения была неодинако ва и свидетельствовала о реальной возможности языка обслуживать учеб но воспитательный процесс в школе. В 1988 году в башкирских и татарских школах обучение на родном языке осуществлялось с 1 го по 10 й класс, в якут ских и тувинских школах — с 1 го по 7—8 й класс, в чувашских, мордовских, ма рийских, удмуртских, алтайских, хакасских, коми, коми пермяцких, дагестан ских школах — с 1 го по 3—4 й класс. Родные языки — адыгейский, бурятский, кабардинский, балкарский, осетинский, черкесский, ингушский, калмыцкий и языки коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Восто ка — преподавались в школе в качестве предмета с 1 го класса.

В конце XX века ситуация резко изменилась. Школа стала обслуживать со вершенно иной, достаточно индустриализированный и урбанизированный соци ум, хотя отдельные этносы были втянуты в этот процесс с разной степенью ин тенсивности, что определяет их специфику (особенно коренных малочисленных народов Севера).



В 80—90 е годы ХХ века с ростом национального самосознания, выразив шегося в требовании возврата к принципу 20 х годов "школа — на родном язы ке", повышения статуса родных языков, возвращения их из бытовой сферы в публичную жизнь, в том числе и в школу, восстановления их в качестве язы ков обучения, создания условий сохранения и развития национальных культур, возникла необходимость принципиального изменения федерального законода тельства и разработки регионального.

С 1992 года начинается качественно новый этап в развитии образователь ной политики, направленной на удовлетворение этнокультурных образова тельных потребностей. С 1992 по 2007 год решение этих проблем строилось на базе новых принципов, заложенных Законом Российской Федерации "Об обра зовании", который в части регулирования языковых проблем опирается на За кон "О языках народов Российской Федерации" (1991 год). Закон "Об образо вании" принципиально изменил существовавшую ранее модель удовлетворе ния образовательных потребностей этносов Российской Федерации. Реоргани зуя сферу образования на принципах полисубъектного гражданского общества, закон ликвидировал прежнюю моносубъектную монополию государства на "социальный заказ" школе и существенно расширил число общественных субъ ектов, получивших право и возможность удовлетворять свои интересы и цели в образовании.

Для реализации прав этносов Закон Российской Федерации "Об образова нии" гарантировал получение общего образования на родном языке в объёме основного (ст. 6, п. 2). Далее он постулировал защиту и развитие школой нацио нальных культур и региональных культурных традиций (ст. 1, п. 2), с одной сто роны, и обеспечение единства культурного и образовательного пространства страны, с другой. Закон ставил задачу интеграции личности как в националь ную, так и в мировую культуру (ст. 14, п. 2). Впрочем, при этом закон нигде не зафиксировал то реальное обстоятельство, что в условиях России роль основ ного ретранслятора мировой культуры, равно как и роль культурного интегра тора в целом выполняет русская культура.

Для решения названных разновекторных культурно образовательных за дач закон радикально изменил действовавшие ранее принципы организации школьной системы и организации содержания образования: вместо выделе ния национальных школ в особый тип учебных заведений, имевших свою спе цифику учебного плана, но действовавших в рамках единых государственных целей в образовании и единого воспитательного идеала, Закон Российской Федерации "Об образовании" де факто упразднил категорию национальных школ, превратив их в ординарные школы, отличающиеся от других лишь на личием в учебном плане дополнительно родного (нерусского) языка — либо в качестве языка обучения, либо в качестве учебного предмета. В подзакон ных актах Министерства образования такие школы стали обозначаться как школы с родным (нерусским) и русским (неродным) языками обучения.

В этой части идеология закона парадигмально соответствовала активно рас пространявшейся в начале 90 х годов ХХ века концепции, трактовавшей эт ничность (по аналогии с конфессиональностью) как атрибут индивидуаль ной, а не коллективной субъектности.

Стремясь найти универсальный принцип организации содержания образо вания, который дал бы возможность раздельно удовлетворять образовательные интересы государства (общества), этноса и личности, следуя в русле наработок, сделанных для союзных республик еще в 80 е годы, авторы Закона Российской Федерации "Об образовании" использовали для структурирования единой культурной материи содержания образования линейный принцип взаимоотно шения общего, особенного и единичного. Закон ввёл государственные образо вательные стандарты общего образования (ст. 7), разделив их на отдельные компоненты, обеспечивающие интересы соответствующих субъектов образова тельного пространства — инвариантный федеральный (как общее), вариатив ный национально региональный (особенное) и школьный (единичное). При этом предполагалось, что инвариантный федеральный компонент в условиях деунитаризации и децентрализации школьной системы сможет обеспечить ду ховное единство на базе так называемых общечеловеческих ценностей. Это было внешне прозрачное и как будто ясное, однако с точки зрения культуроло гии совсем не бесспорное и не продуманное до конца решение. Механический характер компонентного принципа практически вёл к расщеплению ранее го могенной (в том числе и по целям) материи содержания образования на разно родные составляющие. При отсутствии же в законе внятно сформулированного общего воспитательного идеала (что играло бы объединяющую роль) данная новация открывала возможность для дезинтегративных тенденций.

В соответствии с активно утверждавшимся в начале 90 х годов в качестве нормы нового федерализма принципом исключительного, полного разграниче ния предметов ведения между Федерацией и её республиканскими субъектами закон развел названные компоненты по зонам независимого ведения и ответст венности центра и регионов. При этом механизм совместной компетенции, рав но как и механизм согласования интересов сторон в случае их несовпадения за коном предусмотрен не был. В итоге национальные (этнические) проблемы об разования оказались согласно закону полностью переданы на уровень субъек тов Федерации, федеральное государство перестало выступать в качестве поли тического субъекта, облечённого правом и обязанностью регулировать эти от ношения в сфере образования.

Сегодня можно констатировать, что законы "Об образовании" и "О языках народов Российской Федерации" открыли достаточно широкие возможности для реализации этносами через образование своих языковых и культурных по требностей.

Возвращение в школу родного языка в качестве языка обучения приобрело в ряде субъектов Федерации довольно значительные масштабы. За последние пятнадцать лет количество языков, функционирующих в общеобразователь ных учреждениях в качестве языков изучения, в том числе и обучения, увели чилось с пятидесяти пяти до семидесяти восьми. В ряде субъектов Российской Федерации (Башкортостан, Коми, Татарстан, Тува, Саха (Якутия) наблюдается тенденция увеличения количества детей в общеобразовательных учреждениях с родным (нерусским) языком обучения и с содержанием гуманитарных дисцип лин, выстроенным на базе своей национальной (этнической) культуры. В Рес публике Татарстан, например, число детей, обучающихся на родном языке, уве личилось с 12 процентов в 1991 году до 50 процентов в 2006 году, в Республике Башкортостан этот процент в 2001 году достиг величины, равной 40 процентам.

Показательна и динамика роста построения собственной системы националь ного (этнического) образования, свидетельствующая о настойчивости и после довательности республик. В общей сети образовательных учреждений Респуб лики Саха (Якутия) школы с родным языком обучения составляют более 40 процентов, Республики Башкортостан — 45 процентов, Республики Татар стан — 60 процентов, а Республики Тыва — 80 процентов. Для данных школ в субъектах Российской Федерации разрабатываются и издаются учебно мето дические комплекты.





Анализ учебных изданий по истории, литературе, русскому и родному язы кам, имеющих гриф органа управления образованием субъекта Российской Федерации и используемых в данной категории общеобразовательных учреж дений, свидетельствует о серьёзном противоречии их содержания содержанию предметов федерального компонента, отсутствии типологической общности, фактов взаимосвязи русской литературы с родной, сопоставления реалий рус ской и национальной культур. Через содержание данных учебных изданий субъективно освещаются достижения былой национальной государственности, чрезмерно героизируются отдельные исторические личности, преувеличива ются в негативном плане результаты политики русификации и христианизации присоединённых территорий, чем объективно вырабатывается отрицательное отношение к русским и к России в целом. Замалчиваются или односторонне интерпретируются проблемы в межнациональных отношениях, возникавшие на протяжении длительной совместной жизни народов в едином государстве.

Можно констатировать, что развивающиеся процессы в региональных об разовательных системах отдельных субъектов Российской Федерации способ ствуют формированию исключительно национального духа, этнической моби лизации.

В условиях поликультурности России, многообразия её культурно ценно стных систем, как показывает десятилетняя практика последних лет, автоном ный компонентный принцип структурирования содержания образования ока зался не в состоянии полноценно обеспечить решение задачи сохранения един ства образовательного пространства страны. Разделение содержания образова ния по зонам независимых правомочий федерального центра и субъектов (рес публик) Российской Федерации при реальном отсутствии механизмов согласо вания и контроля содержит опасность разделения целей образования на феде ральном и региональном уровнях, опасность "отстыковки" регионального (на ционально регионального) содержания образования от федерального, опас ность разновекторности и даже альтернативности процессов формирования идентичности школьника, его этнического и общероссийского гражданского самосознания, а это грозит прямым разрушением единства не только образова тельного, но и духовного и политического пространства Российской Федера ции в целом.

Несмотря на фиксацию в Законе Российской Федерации "Об образова нии" принципа непротиворечия законодательных и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации федеральным законам (ст. 3, п. 3) и непроти воречия региональной образовательной политики федеральной (ст. 29, п. 1, пп. 4 и 17), компонентный принцип использовался рядом субъектов Федера ции для достижения самостоятельных политических целей. Он давал возмож ность субъекту Российской Федерации сделать региональный (националь но региональный) компонент инвариантным, приоритетным по отношению к федеральному, понизить уровень его связи с русским языком и русской куль турой, сделать школу фактором культурной автономизации этноса, взять курс на регионализацию образовательной системы, использовать школу как инстру мент этнической мобилизации молодёжи, в политических целях дал возмож ность перевода в одностороннем порядке федеративных отношений в конфеде ративные.

Таким образом, имеющийся опыт организации содержания образования по компонентной схеме свидетельствует о её недоработанности применительно к реальному характеру поликультурности России и о серьёзных издержках, ко торые с ней связаны. Закон не нашёл адекватной формулы сопряжения и, глав ное, субординации разновекторных потребностей, интересов и целей разно уровневых субъектов образовательного пространства.

Необходимо специально подчеркнуть, что, несмотря на все трансформа ции последних пятнадцати лет, школа с родным (нерусским) и русским (нерод ным) языками обучения не укладывается в рамки общего ординара: по базовым своим характеристикам — начиная от контингента учащихся, через двуязычие и бикультурность к типу формируемой личности — она продолжает оставаться в структуре российской образовательной системы особой моделью образова тельного учреждения, требующего отдельного подхода и самостоятельных ре шений. Эта школа требует отдельных разработок и по функционалу родного и русского языков, и по сопряжению культурных составляющих содержания гуманитарного образования.

Повышение удельного веса родного языка, повышение статуса языков рес публик, этноним которых вошёл в название республик, изменили прежний ба ланс в распределении часов в структуре филологического блока учебного плана общеобразовательных учреждений. В целом эти процессы привели к наруше нию баланса языковых интересов субъектов образовательного процесса, дефор мации структуры языковой подготовки русскоязычных учащихся, и в том чис ле этнических русских. Наблюдается ослабление знания русского языка в пер вую очередь как государственного языка Российской Федерации, и отсюда уси ление несбалансированного двуязычия. Современная языковая ситуация в России как результат развития определённых социальных и культурно языко вых процессов требует особого внимания.

По данным последней переписи, на территории Российской Федерации используется двести тридцать девять языков. Языки народов России находятся объективно в неодинаковом состоянии и поэтому в неравном положении. Во многом это зависит от социально демографических характеристик этноса (об щая численность, компактность или дисперсность расселения, уровень индуст риально экономического и социокультурного развития, статус в политико ад министративной системе государства и другие). В определённой степени от этих показателей зависит сохранность и развитие конкретного языка, объём выполняемых им общественных функций.

–  –  –

В современной России на фоне экономического кризиса всё более отчётли во вырисовывается слабая позиция государства в области этнокультурной по литики. Отсутствует системный подход к столь деликатной теме, как межна циональные отношения, имеющие вековые этнокультурные корни. Это связано с тем, что нет единого государственного органа, занимающегося данной пробле мой, вся научная, методическая и координационная работа размыта между ве домствами и министерствами.

То, что сегодня данной темой занимаются всего несколько человек в Мин регионе, говорит о том, что государство, декларируя свою заинтересованность в этнокультурном развитии, на деле пустило это направление на самотёк. Более того, закон № 94 ФЗ, скопированный с американской модели без учёта россий ской специфики, поставил учреждения культуры и общественные организации в странное положение в связи с проведением тендеров на государственное фи нансирование. В американской модели культура — это товар, в нашей стране культура, имеющая тысячелетние традиции, всегда была духовным стержнем нации и являлась высшим достоянием человеческой цивилизации. Пушкин и Лермонтов, Чайковский и Рахманинов, Суриков и Верещагин, Репин и Поле нов — разве они создавали товар? Разве можно причислить к товару и услуге выдающиеся по своему стилистическому богатству русского языка и глубине философской мысли произведения Л. Толстого и Ф. Достоевского, И. Шмелёва и А.

Платонова? В нашей стране культура всегда являлась духовной составляю щей государства и играла огромную роль в нравственном воспитании и гумани тарном просвещении народа, но 94 й закон, превративший культуру в товар и услугу, изменил парадигму этого понятия, превратив её в формулу трёх "С":

страх, секс, сила. Поэтому культура, являющаяся отражением духовного со стояния общества, проецирует это состояние на телеэкраны, и мы видим сплошную бондиану. Именно поэтому мы не можем допустить, чтобы наши дети и внуки росли Иванами, не помнящими родства, и постепенно превраща лись в биологическую массу, живущую инстинктами и рефлексами.

В этнокультурной политике этот закон может спровоцировать и межна циональную рознь. Например, национальные праздники, такие как Сабантуй, Навруз, Ханука, праздничные мероприятия Дней славянской письменности и культуры выставляются на тендер, и этот тендер выигрывает одна из органи заций, которая никакого отношения не имеет к данной культуре, более того, его выигрывает подставная фирма, созданная только для того, чтобы распилить бюджет, выделяемый на празднование данного мероприятия.

Задаём себе вопросы: кто способствует разжиганию межнациональной роз ни и кто будет нести ответственность за непродуманные законы, принимаемые без широкой экспертной оценки? Бессистемность работы в этнокультурной по литике сказывается и на деятельности таких новых государственных формиро ваний, как дома национальностей в регионах. Эти дома не выполняют возло женную на них просветительскую функцию гармонизации общества на основе научной этнокультурной политики, в лучшем случае они работают как дома культуры, в худшем — просто идёт сдача помещений в аренду.

Следующий аспект — поддержка национальных культур. Здесь дело обсто ит ещё хуже. Под программу "Культура России..." выделяется менее 1 процента в год, а в связи с кризисом и эта сумма уменьшается. Не хватит средств даже на то, чтобы залатать дыры в разваливающихся зданиях учреждений культуры фе дерального подчинения, о региональных и местных бюджетах даже говорить не приходится, в кризисный период муниципальным библиотекам в регионах для приобретения литературы не было выделено ни одного рубля, книги зачитаны до дыр, пополнять книжные фонды не на что.

Что же касается развития и поддержки национальных культур, то это так же брошено на откуп региональным и муниципальным властям, у которых нет средств на поддержку своих национальных театров и народных коллективов, музеев и библиотек, писателей и переводчиков.

Согласно закону № 94 ФЗ общественные организации должны проходить тендер на право аренды помещения. Могут ли они соревноваться с бизнесмена ми, претендующими на это же помещение? Конечно нет. Поэтому наши обще ственные организации и творческие коллективы становятся неконкурентоспо собными, а предприниматели, как коршуны, скупают и отбирают обществен ную недвижимость, выбрасывая общественные объединения художников и пи сателей на улицу. Это говорит о том, что дикий прагматизм ведёт к полной без духовности и уничтожению нравственных ориентиров.

Мы можем много говорить о толерантности, но если человек и даже целые народы видят полное безразличие к проблеме их выживания и дискриминации по национальному признаку, то у них развивается не просто бытовая ксенофо бия, но и ксенофобия геополитическая. Яркое подтверждение этому — Южная Осетия и Абхазия, которые отделились от Грузии. Поэтому этнокультурная по литика должна стать одним из важнейших направлений национальной полити ки государства. В связи с этим необходимо создать государственный федераль ный орган (агентство, комитет), который будет целенаправленно работать как координационный центр, опираясь на уже созданные региональные структуры.

Далее, необходимо внести коррективы в закон № 94 ФЗ, где сформулировать, что данный закон распространяется только на техническую сторону хозяйст венной деятельности бюджетных организаций, и отменить тендеры в вопросах национальной политики и культуры, согласно Бюджетному кодексу Россий ской Федерации рекомендовать региональным и муниципальным властям ис пользовать такие формы господдержки, как целевое финансирование, субси дии и гранты для общественных организаций.

Необходимо также внести изменения в закон "О национально культурной автономии", принятый в 1996 году. Созданный по французскому образцу, он вно сит сумятицу в национально территориальное устройство Российской Федера ции. Согласно этому закону национальные меньшинства, несмотря на свои тер риториальные автономии, имеют право создавать дополнительно свои нацио нально культурные автономии в других регионах, где уже действуют националь ные общины, землячества, конгрессы и национально культурные общественные объединения.

Подводя итог сказанному, хочу ещё раз подчеркнуть: Россия — крупней шая этнокультурная держава, имеющая свой неповторимый духовный мента литет, который складывается из многообразия культур, поэтому нам необхо димо привести в порядок нормативно правовую базу с учётом ряда современ ных законов о поддержке некоммерческого сектора гражданского общества, а в Федеральный закон "О национально культурной автономии" внести всего одну поправку — заменить слово "автономия" на слово "объединение", и всё встанет на свои места, придёт в соответствие с современной нормативно пра вовой базой. Более того, прекратятся постоянные конфликты внутри диаспор, споры, кто из них главнее — союз, конгресс, автономия, община, землячество и так далее.

–  –  –

Государство и национально культурные автономии народов России: акту альные проблемы и перспективы.

Правовые основы института национально культурной автономии. Инсти тут национально культурной автономии возник в России с принятием Феде рального закона "О национально культурной автономии" от 17 июня 1996 года № 74 ФЗ. Новая для нашей страны форма организации этнокультурного раз вития народов страны создала условия для консолидации граждан, проживаю щих дисперсно за пределами своих национально государственных образова ний. Она содействовала активизации общественных усилий по гармонизации межэтнических отношений, удовлетворению запросов людей в сфере поддер жания традиций и языков.

К 2008 году в Российской Федерации было зарегистрировано шестьсот де вяносто пять НКА различных уровней. Цифру эту приводит Росстат, и она без всякой расшифровки, сколько автономий действует на федеральном, регио нальном, местном уровне, какова здесь была динамика по годам. Ответственное за проведение национальной политики Министерство регионального развития

Российской Федерации приводит иные данные, относящиеся к 2007 году:

в рамках реализации закона в настоящее время создано семнадцать федераль ных национально культурных автономий и более трёхсот пятидесяти регио нальных. Вероятно, разницу в цифрах составляют местные НКА, но это только предположение, обнародованной точной государственной статистики тут нет.

Все эти годы институт национально культурной автономии развивался, его правоприменение требовало новых уточнений и дополнений, в том числе и существенных. С момента вступления федерального закона в силу в него 21 марта 2002 года, 10 ноября 2003 года, 29 июня и 22 августа 2004 года, 30 нояб ря 2005 года, 1 декабря 2007 года, 9 февраля 2009 года вносились изменения.

Так, в 2003 году было уточнено само базовое понятие, которое составляло суще ство всей правовой конструкции акта: "Национально культурная автономия является видом общественного объединения. Организационно правовой фор мой национально культурной автономии является общественная организа ция". Ранее провозглашалось, что НКА — это общественно государственное об разование.

Важным для развития НКА стало решение Конституционного Суда Российской Федерации от 3 марта 2004 года: в ответ на обращение группы жителей Алтайского края он вынес решение о том, что в каждой области, крае, республике национально культурная автономия для каждой этниче ской общности может быть только одна. Это стало определяющим в форми ровании вертикали власти в системе национально культурной автономии.

Предусматривалось, что низовые организации будут участвовать в создании региональных, те в свою очередь станут коллективными членами федераль ной НКА. Впрочем, в этой связи в федеральном законе всё же использова лись мягкие модальные лексемы, а не императив ("Местные националь но культурные автономии граждан Российской Федерации, относящих себя к определённой этнической общности, могут образовывать региональную национально культурную автономию граждан Российской Федерации, от носящих себя к определённой этнической общности", статья 5).

Но в любом случае региональная НКА должна была опираться на местные, а федераль ная — на региональные НКА. На практике получилось иначе. История на ционально культурной автономии российских немцев — лучшая иллюстра ция того, что произошло. В 1996 году спешно были проведены организаци онные мероприятия, регистрация ряда региональных НКА, и в декабре со стоялся учредительный съезд Федеральной национально культурной авто номии российских немцев. Это была самая первая национально культурная автономия, созданная на федеральном уровне. Участниками учредительного съезда стали также и организации культурной и общественно политической направленности, не пожелавшие изменить свою организационную форму.

Но уже тогда, на съезде, было видно заложенное в самом законе противоре чие. С одной стороны, в нём в статье 1 "Понятие национально культурной автономии" говорилось: "Национально культурная автономия в Российской Федерации... — это форма национально культурного самоопределения, представляющая собой объединение граждан Российской Федерации, отно сящих себя к определённой этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопро сов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры", а с другой — речь шла о коллективном участии в формировании автономии более высокого территориального уровня: "Местные националь но культурные автономии граждан Российской Федерации, относящих себя к определённой этнической общности, могут образовывать региональную национально культурную автономию граждан Российской Федерации, от носящих себя к определённой этнической общности. Региональные нацио нально культурные автономии двух и более субъектов Российской Федера ции могут создавать органы межрегиональной координации своей деятель ности. Такие органы не являются межрегиональными национально культур ными автономиями. Федеральная национально культурная автономия граж дан Российской Федерации, относящих себя к определённой этнической общности, учреждается не менее чем половиной зарегистрированных регио нальных национально культурных автономий граждан Российской Федера ции, относящих себя к определённой этнической общности" (статья 5 "Орга низационные основы национально культурной автономии"). Таким обра зом, вносилась определённая неразбериха: кто субъект законодательного акта — гражданин или нижестоящая организация? Если гражданин, то мож но и нужно было предусматривать создание на основе индивидуального членства стройной организации, в которой могли бы действовать нормаль ные выборные процедуры, можно было бы вести контроль за деятельностью руководителей и так далее. Если же субъектами являются нижестоящие ор ганизации, организации учредители, то тогда выборы руководителя регио нальной НКА и затем и ФНКА — это, скорее, договорённость между органи зациями.

В Федеральном законе от 19 мая 1995 года № 82 ФЗ "Об общественных объединениях" предусматривался подобный способ комплектования орга низаций: "Членами общественного объединения являются физические лица и юридические лица — общественные объединения, чья заинтересованность в совместном решении задач данного объединения в соответствии с нормами его устава оформляется соответствующими индивидуальными заявлениями или документами, позволяющими учитывать количество членов обществен ного объединения в целях обеспечения их равноправия как членов данного объединения. Члены общественного объединения — физические и юридиче ские лица — имеют равные права и несут равные обязанности" (статья 6). Но одно дело, когда речь идёт о какой то конкретной сфере общественных инте ресов, защите детей, помощи инвалидам и так далее, где голос одного челове ка может быть более слышным, чем шёпот целой организации, другое дело — этнокультурная сфера: кто тут "более немец" — целая организация или один какой то член? Было бы идеально в регулировании такого рода сложных от ношений пойти по пути развития экономического законодательства, в част ности законодательства об обществах с ограниченной ответственностью, в котором предусмотрено, что учредителями ООО могут выступать на рав ных как физические, так и юридические лица. Там статус учредителя урав нивает в правах тех и этих и позволяет на основе владения долями ООО рас пределять полномочия и ответственность, но как разделить полномочия и ответственность в сфере этнокультурного? В этой части Федеральный за кон "О национально культурной автономии" содержал в себе серьёзные и, как выяснилось, трудноразрешимые противоречия. Эти противоречия усу гублялись тем, что в статье 2 в качестве принципа указывался такой, как "многообразие форм внутренней организации национально культурной ав тономии", то есть все процедуры формирования выборных исполнительных органов всецело отдавались в руки тех, кто создавал НКА. В результате авто номии формировались нижестоящими НКА, а власть в них без механизма её обновления и контроля перешла в руки отдельных людей. С течением време ни значительная часть НКА превратилась в организации одного человека, всё стало существовать в интересах какого то руководителя, однажды взяв шего в свои руки бразды правления. За прошедшие годы многие НКА пере жили серьёзные трансформации и даже деградацию, местные автономии прекратили свое существование, деятельными оставались только структу ры, созданные на федеральном уровне, но и они стали со временем объектом своего рода капитализации для тех лидеров, которые видели в националь но культурной автономии общественное приложение к собственному бизне су. И, увы, сегодня практически нет примеров успешных федеральных на ционально культурных автономий, которые бы смогли сплотить свои наро ды ради важных этнокультурных целей, которые бы динамично развивались, оставаясь деятельными партнёрами государства.

Поскольку законодательство — и Федеральный закон "О националь но культурной автономии", и Федеральный закон "Об общественных объеди нениях" — не регламентирует порядка организации и осуществления демокра тических процедур, то устранение противоречий и проблем в развитии инсти тута национально культурной автономии оставалось невыполнимой задачей.

Постепенно НКА начинают терять своё значение, вне этой формы организации этнокультурной жизни народов страны живут и развиваются другие объедине ния, а новые этнокультурные спикеры и вовсе ищут и находят неординарные формы взаимодействия с теми, кого интересуют проблемы развития традиций, культуры, языка. Загляните в Интернет — там множатся самые разные сайты этнокультурной направленности. Есть и такие лидеры, которые, отказавшись от работы в официально зарегистрированных организациях, ушли в нефор мальную сферу, где в последние годы набирали силу экстремистские группи ровки и кружки, культивировались настроения национальной нетерпимости, ксенофобии.

Государство в 1990 х годах колебалось в выборе: или укреплять институт НКА с последующим введением его в систему органов принятия решений, фи нансированием, проведением целенаправленной кадровой политики и, как ре зультат, формированием наряду с административными ещё и этнокультурных структур управления, или, напротив, перевести автономии полностью в разряд общественных объединений, взаимодействовать с ними на проектной основе, не педалировать темы национального состава и этнических особенностей граж дан России, отказаться от создания представительств и оказания по этнокуль турным признакам преференций тем или иным людям, а следовательно, уйти от формирования какой бы то ни было параллели в системе принятия решений на основе этнокультурных институтов. Выбор был сделан в пользу второго сце нария развития событий.

Современное состояние национально культурных автономий. Институт национально культурной автономии стал испытывать заметные трудности и стагнацию в своём развитии. Это проявлялось следующим образом.

1. НКА начали терять опору в среде представителей своей национальности.

Отсутствие государственного внимания привело к тому, что деятельность орга низаций целиком концентрировалась вокруг небольших и малобюджетных ме роприятий, сплачивающих людей дел и задач не было. В национально культур ных автономиях остаются энтузиасты, в основном люди пожилого возраста.

2. Работа с молодёжью — серьёзная проблема для автономий. Те активисты, которые увлеклись этнокультурными проблемами в 90 х годах, в массе своей не смогли и не очень хотели привлекать к жизни НКА молодёжь, видели в новых силах конкуренцию, отказывались принимать и использовать современные формы работы с представителями разных поколений. В частности, Интернет так и не стал для подавляющего большинства автономий средой обитания, хотя большинство членов НКА — это как раз разрозненно живущие представители этнической общности.

3. Стали наблюдаться диспропорции в системе "центр — регионы — мест ные НКА". В ряде автономий прекратили активную работу федеральные струк туры, в ряде НКА, напротив, перестали действовать, развалились местные орга низации. Например, в Краснодарском крае ранее было зарегистрировано один надцать местных автономий российских немцев, сейчас нет ни одной.

4. Национально культурные автономии стали своеобразными интроверта ми — всё, что их интересовало, всё, на что направлялась их деятельность, нахо дилось исключительно внутри этнической общины, никакой связи с события ми в жизни России, крупными государственными задачами автономии не чув ствовали, жили изолированно и работали во многом исключительно ради умо зрительных, мифологических целей.

5. Для многих автономий это стало причиной политизации деятельности.

Руководители выдвигали требования к государству, совершенно не желая по нимать и считаться с объективными обстоятельствами развития нашей страны, отстав от динамики её правовых изменений, выключившись из общеграждан ского диалога. Политическая риторика заменяла собой нормальную практиче скую работу, нацеленную на получение конкретного, важного для представите лей того или иного народа результата. Всё подменялось демагогией, которая в обществе создавала автономиям негативный имидж.

6. Если за рубежом некоммерческий сектор — один из крупнейших внут ренних работодателей, в нём благодаря реализации различных программ заня то большое количество людей, которые живут за счёт этой работы, то в России общественные организации в целом и НКА в частности — наименее сильный хозяин, в НКА подчас вообще нет штатных сотрудников, только на основе со вместительства ведётся бухгалтерия и осуществляется руководство.

7. НКА не служат источником новых знаний и навыков для людей. Кружки и мероприятия эпизодичны, не имеют продолжающейся во времени организа ционной политики, не схвачены единой мыслью целенаправленного развития этнической культуры.

8. НКА не служат, к сожалению, и сплочению этнокультурных сообществ.

В подавляющем большинстве случаев на протяжении последних лет они в цен тре противостояний и соперничества, скандалов и попыток дележа полученных средств.

9. НКА перестали приниматься во власти — председателей автономий не включают в состав общественных советов при губернаторах и законодательных собраниях, они не участвуют в региональных программах социального и куль турного характера.

В результате сегодня национально культурные автономии повсеместно не являются выразителями интересов своего народа, не стали мотором этнокуль турного развития своих народов, оказались на обочине гражданского общества страны, не сумели стать ответственными и конструктивными партнёрами госу дарства. В этих условиях, безусловно, институту национально культурной ав тономии нужны починка, реконструкция, модернизация, и их нужно проводить по нескольким направлениям: изменить политику государства в отношении на ционально культурной автономии, усовершенствовать законодательство о на ционально культурной автономии, провести смотр сил самих автономий, вне дрив в них с помощью закона демократические процедуры и ротацию кадров.

Причины неэффективности национально культурных автономий. Почему НКА не стала эффективной формой организации этнокультурного развития народов? Тут целый комплекс причин.

Во первых, люди, которые в 1996 году с воодушевлением разрабатывали федеральный закон, конечно, надеялись, что он будет в их пользу, что он даст новые возможности для реализации собственных стратегий. У этого круга эт нических лидеров не было никакого властного ресурса, никаких администра тивных подпор, они не были включены в полной мере в тогдашний политиче ский процесс, но им казалось, что потенциал федерального закона будет важ ным запускающим механизмом собственных карьер.

Даже в тех автономиях, где к руководству пришли люди с богатым полити ческим опытом (к таким, безусловно, нужно отнести Владимира Бауэра, воз главившего в декабре 1996 года Федеральную национально культурную авто номию российских немцев: заместитель губернатора Томской области, он был депутатом в составе первой Государственной Думы, а потом работал в должно сти заместителя министра по делам национальностей Российской Федерации), с течением времени была утрачена скорость развития.

Вместо того чтобы соз данные на основе разнообразных общественных объединений националь но культурные автономии на местах обрастали активом, осуществляли проек ты, в финансовом отношении вставали на ноги, происходило неуклонное разру шение и загнивание этих структур.

Во вторых, этнокультурные лидеры надеялись, что федеральный закон создаст условия для получения помощи НКА из бюджета. Причём эта помощь виделась как постоянное, стабильное финансирование структур НКА, а не про сто отдельных мероприятий. Подобная перспектива взрастила надежды, что с помощью автономии лидеры смогут приумножить собственный финансовый капитал. Во многих НКА к рулю пришли новые русские — этнические бизнес мены, которые хотели, чтобы этнокультурная сфера стала продолжением биз неса. Эта перспектива способствовала тому, что многие НКА стали своего рода кредитом, бизнесмены взяли автономии на свой кошт в расчёте, что в будущем "предприятие" все равно принесет дивиденды. История ФНКА российских немцев с вставшим во главе её В. Баумгертнером — факт, подтвердивший общее правило.

В третьих, имелось в виду также и то, что с принятием федерального зако на вся этнокультурная жизнь в стране будет введена в понятное русло НКА.

Определённо присутствовала идея, что с образованием автономий разного уровня будут упразднены всякие союзы, советы, ассоциации, иные этнокуль турные организации. На деле же всё получилось по другому, оставшись в стату се общественного объединения, НКА не выдерживала конкуренции с давно су ществовавшими общественными объединениями. Более того, создание НКА, "приватизация" этих автономий активными лидерами привели не к умиротво рению страстей, а, напротив, к новому витку противостояния в среде мень шинств. Эта ситуация сохраняется и поныне: многие этнические сообщества раздираемы спорами и противоречиями; организации, созданные в интересах одних и тех же народов, пребывают в борьбе за лидерство, общественное внима ние, государственные ресурсы. Например, прекратили своё существование ФНКА армян и корейцев. В споре с ними победили мощные Союз армян России и Ассоциация корейцев России — лидерам этих организаций были не интересны и не нужны национально культурные автономии. К 16 сентября 2008 года Феде ральной регистрационной службой были направлены предупреждения о воз можности приостановления деятельности Федеральной ассирийской нацио нально культурной автономии, Федеральной национально культурной автоно мии казахов России, Федеральной польской национально культурной автоно мии "Конгресс поляков в России". Непростой остаётся ситуация в среде еврей ских организаций, их в одной только Москве — целых двадцать семь, а автоно мия влачит жалкое существование. Организации же соревнуются за деньги спонсоров, за гранты.

Потенциал национально культурной автономии. Можно было бы оставить НКА в том состоянии, в каком они сегодня пребывают, можно было бы, если бы не ряд новых обстоятельств.

Первое — интеграция России в европейское пространство. Наша страна стала в течение последнего десятилетия активным участником международных отношений, саммитов, присоединилась к разнообразным конвенциям и согла шениям гуманитарного содержания. Сегодня стоит вопрос о присоединении России к Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств.

Уже один только этот шаг потребует серьёзных изменений в законодательстве нашей страны, где будут предусмотрены, в частности, механизмы представи тельства народов России в органах власти — от местных до федеральных, созда ние системы государственной поддержки языков благодаря школьному обуче нию, выпуск средств массовой информации и так далее. На какой основе вы полнить подобную работу? Создавать ли новые институты этнокультурного представительства или придать импульс развитию национально культурной автономии?

Второе — внешнеполитический ресурс. Именно различные языки и куль туры способствуют созданию благоприятного имиджа России на международ ной арене. Ни один фестиваль за рубежом не обходится без участия самодея тельных и профессиональных артистов, в Европе в последнее время растёт вни мание к культуре меньшинств, к иммигрантской культуре, всегда был и будет интерес к тому, как выходцы из страны обустроились в чужих краях, в частно сти в России, как тут чувствуют себя уроженцы Казахстана, Камеруна, Украи ны или Германии. И достойная жизнь в нашей стране собственных граждан и представителей далёких государств — лучшая пропаганда межэтнического мира, свободы и демократии, чем какая бы то ни было специальная реклама.

Стоит ли для мобилизации этого внешнеполитического ресурса создавать но вые институты этнокультурного представительства или проще придать им пульс развитию национально культурной автономии?

Третье — активное участие народов России в делах страны, в том числе и тогда, когда возникают угрозы нашему государству. Вспомните, когда нача лись события в Южной Осетии, многие общественные этнокультурные органи зации немедленно объявили о своей готовности оказать осетинам помощь, ор ганизовали сбор средств в пользу пострадавших от грузинской агрессии. Граж данскую позицию проявили и многие НКА. Эта активность была бы, конечно, выше, будь сами автономии финансово и репутационно сильнее, чем сейчас.

Тем не менее вопрос остаётся: в таких критических ситуациях следует ли созда вать новые институты этнокультурного представительства или проще придать импульс развитию национально культурной автономии?

Четвёртое — осуществление внутриполитических акций, решение обще государственных задач. Впереди такие важные события, как празднование Ве ликой Победы, как Олимпиада. Вроде бы к ним не имеет отношения этнокуль турная политика, но на самом деле ничто так не свидетельствует о сплочении граждан, как их общее участие, несмотря на этнокультурные различия, в обес печении обороны, безопасности, территориальной целостности нашей стра ны, как единение в деле развития спорта, популяризации достижений России по всему миру.

Вспомним Олимпиады в Пекине, в Ванкувере. Китай и Канада, как и дру гие страны, использовали Олимпиаду как повод для демонстрации уникально сти своих граждан, их самобытной культуры, этнического багажа, что является достоянием всего человечества. У России впереди своя Олимпиада, и мы, ко нечно, тоже постараемся показать миру, как сплочённо, дружно живут у нас на роды, что этих народов много, что они находятся в развитии. И вновь встаёт во прос: для проведения подобных масштабных акций нужно ли создавать новые институты этнокультурного представительства или лучше придать импульс на ционально культурной автономии, использовать её как инструмент внутрен ней политики? Ответ очевиден.

Сегодня меняется законодательство о политических партиях: теперь уже 7 процентов — мягкий, а не жёсткий барьер для того, чтобы партия попала в Го сударственную Думу или региональный парламент, и политические меньшин ства, то есть партии, не набравшие нужного количества голосов, могут быть представлены в депутатском корпусе, участвовать не только в политическом процессе, но и в законотворческом, в публичном обсуждении общественно зна чимых проблем, что будет им гарантировано благодаря парламентской трибу не. То есть для них стараниями Президента России Д. А. Медведева (а это были его предложения) открываются важные перспективы участия в осуществлении власти в стране.

Меняется порядок выборов в местные органы власти: теперь в них могут уча ствовать не только политические партии, но и общественные объединения, если они идут в связке с зарегистрированной партией. И здесь мы тоже видим новый шанс для политических меньшинств — они становятся субъектами местной поли тики, причем не как протестующие или эксперты, а как реальные участники фор мирования повестки дня местной жизни, как те, кто в результате легитимации спо собен принимать на себя ответственность за её осуществление.

Возьмём законодательство о коренных малочисленных народах. Благодаря международному праву в нём утвердилась практика законодательного, органи зационного оформления деятельности народов, их доступа не только к ресур сам, но и к политике своих регионов.

Чрезвычайно важен в этой связи опыт Общественной палаты Российской Федерации. Сегодня этот орган гражданского представительства — постоян ный и полноправный участник законодательного процесса: на основании фе дерального закона Государственная Дума отправляет ему на экспертизу все проекты готовящихся к принятию законодательных актов. То есть обществен ность теперь — совокупный участник правотворчества в стране, а не отстра нённый наблюдатель. Фактически эти законодательные новации открывают новые возможности НКА: "боковой" вход для этнокультурной (националь ной) политики открыт.

Нужно вернуться к здравой идее равенства в представительстве террито рий России и национально культурных автономий для участия в государствен ном управлении. Территории, имеющие различный национальный облик, в том числе республики в составе России, а также иные национально территориаль ные единицы, можно дополнить, усилить образованиями, которые не связаны с территорией, — национально культурными автономиями.

Единственным представительным органом, который мог бы вобрать в себя ФНКА, является, конечно, Совет Федерации. В субъектах Федерации, где региональные парламенты однопалатные, с национально культурными автономиями могли бы взаимодействовать законодательные собрания, на ме стном уровне площадкой взаимодействия, естественно, стало бы местное са моуправление.

Такую работу не так уж сложно организовать: количество автономий на ре гиональном и особенно на местном уровне достаточно невелико. Например, в Калужской области действуют четыре региональные национально культур ные автономии, в Башкортостане — девять автономий, включая местные, в Ка релии — восемнадцать, столько же в Москве, в Ставропольском крае зарегист рировано двадцать НКА.

Если взять НКА относительно отдельных народов, то, например, мордов ских национально культурных автономий в России (за пределами Мордовии) всего одиннадцать. Объединительной формой работы у них остаётся проведе ние съездов мордовского (мокшанского и эрзянского) народа. В Саранске 28—31 октября 2009 года прошёл пятый съезд.

Конечно, как только речь заходит о контактах национально культурных автономий с выборными органами государственной власти, сразу встаёт вопрос о процедуре выборов в самих национально культурных автономиях. Это зна чит, что совершенствование законодательства о национально культурной авто номии должно вестись прежде всего именно по линии введения и правового обеспечения процедур избрания руководящего состава, поддержания актив ной жизнедеятельности местных, региональных и федеральных автономий как участников общего демократического процесса в стране. Кстати, Прези дент России Д. А. Медведев неоднократно высказывался в пользу того, что и в действующих политических партиях нужно предусмотреть такие демокра тические процедуры, как ротация руководящих кадров. Может быть, отработку новых социальных технологий имеет смысл начать с такого партнёра государ ства и политических партий, как НКА?

Как установить демократические процедуры в среде этнокультурных орга низаций, если в нашей стране было достигнуто такое важное завоевание, как от каз от записи в паспорте, ином документе, удостоверяющем личность, о нацио нальности (этнической принадлежности)? Федеральный закон предусматри вает самоорганизацию граждан в национально культурные автономии. Это зна чит, что воля и желание каждого из нас идентифицировать себя с конкретным российским народом — тоже часть демократического процесса в России. Это в советское время мы были государством приписаны к той или иной нацио нальности. Теперь наше государство не занимается нашей идентификацией, мы пошли по пути большинства стран мира, в которых нет и никогда не было по добной практики, но этот путь мы, что называется, не прошли до конца.

Многие полиэтнические государства современного мира вовсе не хотят от казываться от своей полиэтничности. Гражданин волен сам определять свою национальность, но государство должно доподлинно знать, сколько и какие у него национальности. Например, в Чехии действует закон о национальных меньшинствах. В его развитие в 2005 году было принято постановление Прави тельства Чешской Республики, где названы официально признаваемые госу дарством меньшинства, имеющие особый правовой статус в стране. Наряду с болгарским, хорватским, венгерским, немецким, польским, цыганским, ру синским, греческим, словацким, сербским меньшинствами там присутствуют русские и украинцы. Их представители входят в совещательный орган при пра вительстве, а общественные организации получают помощь от государства для удовлетворения этнокультурных нужд граждан.

Большой положительный опыт накоплен в Венгрии. В 1993 году там был принят закон о правах национальных и этнических меньшинств, в котором про возглашается, что гармоничное сосуществование национальных (этнических) меньшинств с национальным большинством является составным элементом международной безопасности. В акте подчёркивается, что учитывая, что орга ны самоуправления создают основу демократической системы, Национальное Собрание рассматривает создание органов самоуправления меньшинств, их деятельность и достижения культурной автономии как одну из основных пред посылок к укреплению специфических прав меньшинств. В соответствии с за коном в Венгрии создана стройная система самоуправления меньшинств — от местного территориального до всевенгерского.

У нас же нет не только высокого ранга уполномоченных по проведению на циональной политики, у нас даже нет исходной информации о состоянии всей этой сферы. Так, на сайте ответственного за проблемы российских народов Ми нистерства регионального развития самые "свежие" данные о националь но культурных автономиях — это данные за 2007 год. Между тем опыт зарубеж ных полиэтнических стран однозначно указывает: работа с проживающими на родами должна вестись в систематическом русле и начинать строить её следует с такого простого фундамента, как составление списка народов, которые офи циально признаются государством как меньшинства. На этом строится внут ренняя политика Чехии, Венгрии, Румынии. В Румынии все национальные меньшинства, а их девятнадцать, имеют своего представителя в Собрании депу татов Парламента Румынии. В современной Эстонии воспроизвели закон о меньшинствах 1925 года, установив, что культурные самоуправления могут создавать лица, относящиеся к немецкому, русскому, шведскому и еврейскому национальным меньшинствам, а также к национальным меньшинствам, чис ленность которых превышает три тысячи человек. Этот опыт взят ещё из XIX века, когда формировались первые европейские идеи национально куль турной автономии.

Подобный подход закреплён в Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, которая была принята 5 ноября 1992 года, и в приня той Советом Европы 1 февраля 1995 года Рамочной конвенции о защите нацио нальных меньшинств. Причём хартия однозначно заявляет, что термин "регио нальные языки или языки меньшинств" означает языки, которые традиционно используются на данной территории государства жителями этого государства, представляющими собой группу, численно меньшую, чем остальное население государства, и отличаются от официального языка (языков) этого государства.

Они не включают в себя ни диалекты государственного языка (языков) этого государства, ни языки мигрантов.

В Европе не желают никаких территориальных оформлений меньшинств, закрепления за этническими общинами, даже компактно проживающими, тер риторий. Никаких автономий с начала 1990 х годов нигде не было создано, и в этом смысле независимость Косова — югославской автономии, вырванной у Сербии, — феномен. Правда, отсутствие намерений решать этнокультурные проблемы в формате территорий не снимает напряжение в ряде стран. Мы ви дим эти противоречия в Бельгии и Испании.

Сейчас в международном праве сохраняется принцип единства и террито риальной целостности государства, а не народа или этнической группы. Однако защита меньшинств — это защита демократического устройства государства, она имманентно связана с такими институтами современного общества, как плюрализм мнений, многопартийность, свобода печати. Наконец, она воспри нимается как категория, парная федерализму: нет и не может быть субсидиар ности в отношениях центра и отдельных частей государства, если в этом госу дарстве подавляются права меньшинств.

Конечно, нужно и в России определить список национальных меньшинств.

Сегодня подход ученых, например, в США базируется на следующем принци пе: к меньшинствам следует отнести те общности, которые составляют более одного процента населения, то есть для США это три миллиона человек. В Рос сии все этнические группы, составляющие более одного процента населения, имеют свои территориальные образования. Значит, нам нужно идти своим пу тём и, может быть, использовать такой принцип: отнести к национальным мень шинствам общности, которые по своей численности превосходят коренные ма лочисленные народы (это определение признано на международном уровне).

Кстати, это позволит избежать такой непростой, способной вызвать раздор темы, как определение коренных и некоренных народов. Для российских нем цев, например, это важный вопрос: прожив в России более двух столетий, рос сийские немцы не хотят числиться пришлыми, они ощущают себя и в поведе нии, и в образе жизни, и в идентификации коренным народом нашей страны, считая родиной — Россию.

Отпадёт и такой вопрос, как наличие или отсутствие у какого то из наро дов этнически родственного государства за пределами России. Мы видим, что проблемы межгосударственных отношений с Грузией неожиданным образом отражаются на российских грузинах. Даже уважаемые люди, в их числе веду щие кардиологи, хирурги, прославленные деятели культуры и искусства, вдруг стали чувствовать себя в России неуютно после возникших трений с президен том Грузии. Грузины в России — часть России, и все в нашей стране это пре красно понимают. Государство должно было бы сделать так, чтобы не смешива ли конкретного человека и власть в соседней стране, от которой в свое время этот человек и уехал.

Так как же определять список? Федеральный — на основе федеральных на ционально культурных автономий, региональный — на основе региональных НКА, местные — на основе местных НКА. Такой список будет, возможно, боль шим, но и Россия велика, и проблем у неё много.

Ключ к развитию института национально культурной автономии — это, конечно, совершенствование законодательства с целью укрепления демократи ческих процедур в национально культурной автономии. Это важная предпо сылка для формирования на основе существующих НКА списка национальных меньшинств, а также этнокультурного представительства в Совете Федерации.

Но вся конструкция будет нежизнеспособной, если не будут решаться финан совые вопросы.

Разве нормально, что на практике дело обстоит так, как это описывают об щественники? "Мы за семь лет своего существования не смогли получить ни копейки бюджетной на своё становление, — говорил в 2004 году руководитель Ессентукской городской греческой НКА Яков Полиев. — Тем не менее рук не опускаем. Существуем исключительно на пожертвования спонсоров". Это пуб личное высказывание сегодня в частных беседах повторяют многие руководи тели НКА и в регионах, и в Москве.

Эксперты справедливо указывают, что отсутствие государственной под держки этнокультурных проектов — это фактически двойное налогообложе ние граждан — представителей меньшинств. Они исправно перечисляют по ложенное в казну, но, ничего от неё не получая, уже из собственных средств оплачивают курсы родного языка для своих детей, кружки национального танца для себя.

В 2009 году Федеральным законом "О внесении изменения в статью 16 Фе дерального закона "О национально культурной автономии" было установлено, что национально культурные автономии смогут получать средства из бюдже тов всех уровней, включая региональный и местный бюджеты.

Финансирование — один из фундаментальных вопросов деятельности НКА, но он сопряжён с рисками, поскольку, с одной стороны, без финансирова ния никакую деятельность вести не удаётся, а с другой стороны, как только на чинается постоянное финансирование, сразу обнаруживаются "профессио нальные" корейцы, грузины, армяне, азербайджанцы, российские немцы, кото рые готовы оседлать денежные потоки и к кормушке не подпускать никого, кроме своих родственников. В связи с этим просто вредно отступать от Феде рального закона от 21 июля 2005 года № 94 ФЗ "О размещении заказов на по ставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и му ниципальных нужд". Он, как известно, предусматривает единственный способ получить бюджетные деньги — участвовать в тендере. Проектная работа, когда нужно всякий раз бороться за финансирование, — полезный стимул для этно культурной жизни. Здесь уже накоплен большой опыт организациями россий ских немцев, которые провели тысячи мероприятий благодаря разработке про ектов и выделению на их проведение бюджетных средств. Конечно, огромную роль сыграло то, что в отношении российских немцев действует федеральная целевая программа, в рамках которой, правда, нет никакой раздачи денег, а оце нивается качество заявок и искусство оформления конкурсных документов.

Можно использовать этот опыт и для поддержки других народов России, остав ляя при этом возможность привлечения средств этнического бизнеса и благо творительность.

В то же время успешным автономиям можно и нужно оказывать содейст вие в финансировании организационных расходов. Необходимо расширить возможности бюджета, чтобы на деньги, выделяемые на проект, можно было бы закупать оргтехнику, оплачивать бухгалтерские счета, аренду помещений, транспорт и так далее. Сейчас, как известно, эти возможности более чем скром ные — их фактически хватает только на зарплату работников, занятых в реали зации проектов.

Значительной государственной помощью национально культурным авто номиям, как и другим некоммерческим организациям, стало бы льготное нало гообложение при реализации социально значимых проектов, о чём говорил в апреле 2009 года Президент Российской Федерации Д. А. Медведев на встре че с представителями гражданского общества.

Обязательно нужна поддержка и в таком деле, как предоставление нацио нально культурным автономиям помещений. Вот такой вклад государства был бы очень значимым. Сейчас же даже в Москве Дом национальностей — это на самом деле не дом национальностей, потому что никаких офисов для работы за регистрированных НКА он не предоставляет, помещения предоставляются только для мероприятий, причём только московских.

Федеральный закон "О национально культурной автономии" следует до полнить такими положениями, которые открывали бы НКА возможности для ведения собственной коммерческой деятельности, чтобы всякого рода курсы, школы выходного дня, мастерские, бюро услуг и так далее, организованные при НКА, могли бы приносить прибыль и использоваться в последующем для этно культурной работы, для акций гуманитарного свойства.

Состояние национально культурных автономий народов России, их потен циал можно и нужно использовать на благо нашей страны. Для этого следует предпринять следующие меры.

Следует усовершенствовать Федеральный закон "О национально культур ной автономии", и в первую очередь в части установления понятного алгоритма создания НКА, определения статуса её членов, порядка выборов. На местном уровне членами НКА должны быть только физические лица — граждане Рос сийской Федерации, относящие себя к определённой этнической общности, движимые стремлением объединиться для развития своих традиций и культу ры. На уровне субъектов Федерации НКА должны формироваться из коллек тивных членов — местных автономий, на федеральном уровне — из региональ ных НКА. Это позволит создать простую и чёткую структуру всей конструкции института национально культурной автономии. Федеральные НКА подлежат расформированию, если нет региональных НКА, региональные упраздняются, если нет местных автономий.

Следует определить порядок оказания государственной помощи инсти туту национально культурной автономии. Для реализации этнокультурных проектов должны приниматься местные, региональные и федеральные про граммы. Участие в них как национально культурных автономий, так и иных организаций — исключительно на конкурсной основе. Можно определить защищённый объём средств для НКА по подобию того, как это делается сей час для поддержки малого бизнеса. Например, 20 процентов тендеров в Моск ве проводится только среди организаций малого предпринимательства. Так же стоит поступить и в отношении национально культурных автономий, вы делив им долю в госзакупках. Существенной государственной преференци ей для национально культурных автономий различного уровня может стать бесплатное или льготное выделение помещений для ведения профильной деятельности.

Следует установить льготный режим налогообложения тем автономи ям, которые реализуют социально значимые проекты. Назрела необходи мость расширить перечень статей расходов НКА в рамках реализации проек тов на средства государственного или муниципального бюджета. Для этого следует разрешить обновлять основные фонды за счёт проектов, оплачивать организационные расходы, что обеспечит стабильность существования НКА, преемственность их деятельности, возможность накопления средств благодаря своей деятельности для последующего расширения их граждан ской активности.

Необходимо внести изменения в федеральный закон, которые разрешили бы НКА заниматься коммерческой деятельностью с обязательным последую щим использованием прибыли для целей этнокультурной деятельности.

На основе существующих национально культурных автономий следует сформировать список национальностей, который будет являться основой для создания новых представительных органов и будет пересматриваться раз в пять — десять лет. Представительные этнокультурные органы должны формироваться на каждом из уровней государственного и муниципального управления: на местном уровне — при органе местного самоуправления, на региональном — при законодательном собрании субъекта Федерации, на фе деральном — при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

Л. М. МЕЛЬНИК, заместитель руководителя Центра национальных проблем образования Федерального института развития образования Министерства образования и науки Российской Федерации По данным переписи населения 2002 года, в России проживает 145 мил лионов 200 тысяч человек, из них 2 миллиона 900 тысяч — украинцы, это 2 процента. Украинцы интегрированы в общественно политическую жизнь России, они широко представлены во всех сферах социальной деятельности, в сфере обслуживания, в науке, образовании, государственных органах управления. Их уровень образовательной и профессиональной подготовки, который выше среднего по стране, обеспечивает им довольно высокую соци альную мобильность и социальный статус в российском обществе. Граждане Российской Федерации украинского происхождения составляют значитель ный процент в культурно художественной, политической и управленческой элите России.

В России сегодня растёт интерес общественности к истории, жизни, эко номике, науке, культуре, образованию Украины. Появляются публикации о забытых на Украине учёных украинского происхождения, о современных деятелях общественного национально культурного движения, также неиз вестных на Украине.

Украинцы составляют большую долю в численности населения, прожи вающего в республиках Башкортостан, Карелия, Коми, Татарстан, в Западной Сибири, на Дальнем Востоке, в Воронежской, Курской, Ростовской, Оренбург ской областях, в Краснодарском, Ставропольском краях и так далее. Об этом свидетельствует деятельность украинских общественных объединений, кото рых, по статистическим данным на 2010 год, на территории Российской Феде рации действует около ста.

Почти в каждой организации украинцев России есть художественные кол лективы, детские вокальные ансамбли, музыкально литературные салоны, кружки вышивания, росписи по дереву, фольклорно этнографические, народ ные хореографические ансамбли и так далее. В субъектах Российской Федера ции и ряде городов при общественных организациях украинцев работают вос кресные школы без юридического статуса, в которых изучаются украинский язык и предметы украиноведческого цикла.

Общественные организации украинцев в России свою деятельность осу ществляют в рамках российского законодательства и уставов своих организа ций. Многие из них имеют официальную регистрацию в Министерстве юсти ции Российской Федерации, некоторые не прошли перерегистрацию, но про должают свою деятельность. Образование, возобновление и организационное оформление общественных организаций украинцев в России активно прово дится в настоящее время. Все реально существующие общественные органи зации украинцев Российской Федерации входят в две федеральные структу ры: Объединение украинцев России и Федеральную национально культур ную автономию украинцев России. Федеральная национально культурная ав тономия украинцев России была создана на учредительном съезде 27 марта 1998 года на основании решения четырёх региональных национально куль турных автономий: украинской национально культурной автономии Пензен ской области, национально культурной автономии украинцев Камчатки, ук раинской национально культурной автономии Ханты Мансийского автоном ного округа и национально культурной автономии украинцев Республики Карелия.

Федеральная национально культурная автономия украинцев России была зарегистрирована Министерством юстиции Российской Федерации 15 мая 1998 года, регистрационный № 3517. Сведения о данной организации были внесены в Единый государственный реестр юридических лиц 18 февраля 2003 года. Согласно Уставу ФНКА украинцев России её основными целями яв лялись содействие решению вопросов сохранения национальной самобытно сти украинцев России, родного языка, национальной культуры украинцев и ор ганизация школьного образования украинцев. Федеральную организацию воз главили сопредседатели Василий Бабенко (Уфа) и Валерий Семененко (Моск ва), избранные соответственно на IV конгрессе ОУР и III съезде ФНКА 10 ап реля 2005 года.

Москва, как мегаполис России, является одним из центров сохранения и развития украинской культуры. Сегодня в Москве есть несколько реально действующих общественных объединений: общество украинской культуры "Славутич", председатель Василий Антонив, академик РАМН; Организация украинского национального движения, председатель Виктор Гуменюк; ре гиональная общественная организация "Украинский исторический клуб", председатель Оксентий Онопенко; региональная общественная организация "Украинцы Москвы", сопредседатели Виктория Скопенко и Виктор Гиржов.

В деятельности общественных организаций украинцев используются раз личные формы работы. Это и международные научно практические конфе ренции, и международные конгрессы, и фестивали, и презентации, и "круг лые столы", и так далее.

Наиболее активными общественными организациями украинцев в России являются некоммерческое партнёрство "Деловой клуб "Украина — Санкт Пе тербург", председатель Валерий Крапивка; украинская община Башкортостана "Кобзарь", председатель Владимир Дорошенко; карельское общество украин ской культуры "Калина", председатель Лариса Скрипникова; националь но культурная автономия украинцев Мурманской области, председатель Ната лия Литвиненко Орлова; украинская национально культурная автономия го рода Казани, председатель Владимир Любченко; украинская националь но культурная автономия города Набережные Челны, председатель Михаил Кулиш; Нижнекамская городская НКА "Украинское общество "Вербиченька", председатель Евгений Савенко; общественная организация "Криница" Хаба ровского края, председатель Наталья Романенко.

Практика показывает, что, оформляясь организационно, украинцы в Рос сии стремятся достичь реальной возможности отстаивать свои конституцион ные права по удовлетворению этнокультурных и образовательных потребно стей. Деятельность обществ направлена прежде всего на поддержание и разви тие украинской культуры, образования, языка, на наиболее полное удовлетво рение национально культурных потребностей местного украинского населе ния. Эта работа фактически осуществляется силами и на средства обществен ных национально культурных организаций украинцев.

Нужно отметить, что не все организации эффективно работали. 24 ноября 2010 года Верховный Суд Российской Федерации удовлетворил иск Мини стерства юстиции Российской Федерации о роспуске Федеральной националь но культурной автономии украинцев России в связи с выявлением в результате плановой проверки нарушений в хозяйственной деятельности. Кроме того, иск Минюста базировался на жалобе активиста фонда "Родина" Николая Журавлё ва, который заявлял, что ФНКА украинцев России ведёт политическую дея тельность, прославляет бандеровцев и выливает негатив на Россию. Со слов пос ла Украины в Российской Федерации Владимира Ельченко, на заседании пресс клуба Министерства иностранных дел России вопрос закрытия ФНКА украинцев России является постоянным предметом диалога украинских и рос сийских дипломатов разного уровня. Судебное решение не может быть опроте стовано, но посол не исключает, что закрытая организация может вернуться к своей деятельности путём изменения устава или её перерегистрации, что пре дусмотрено российским законодательством.

Образование украинцев в России. В настоящее время в Республике Башкортостан функционирует пять общеобразовательных учреждений, в которых изучаются украинский язык и литература, история Украины, и три воскресные школы. В Уфе имеется филиал Московского государствен ного открытого педагогического университета им. М. Шолохова, в котором регулярно проводятся курсы повышения квалификации учителей общеоб разовательных школ, преподающих предметы украиноведческого цикла. На базе филиала осуществляется межгосударственная стажировка, где стажи руются учителя русского языка, преподающие в школах Украины, а в Нежи не и Киеве стажируются учителя украинского языка, преподающие в школах Республики Башкортостан.

В данном филиале функционирует научно методический центр по изу чению славянских культур (история, этнография, культура, украинский, бе лорусский и русский языки) с хорошо технически оснащённой библиотекой, с источниками на украинском языке. В Российской Федерации это единст венный центр, где системно и регулярно создают условия для удовлетворе ния потребностей в изучении украинского языка и литературы. Необходимо обратить внимание на работу этого центра с целью сохранения накопленно го опыта.

По указу Президента Республики Башкортостан М. Г. Рахимова на базе села Золотоношка Стерлитамакского района был создан историко культур ный центр украинцев Башкортостана. Музею украинской воскресной шко лы им. Т. Шевченко (г. Уфа) присвоено звание "Школьный музей" (истори ческий) Министерством образования Российской Федерации. В Республике Татарстан создан хоровой коллектив "Вербиченька" и молодёжный кружок "Лелеки" для изучения украинского языка. В Воронежской области есть об разовательные учреждения, в которых изучаются украинский язык и пред меты украиноведческого цикла, это Воронежский государственный универ ситет, воронежская общеобразовательная средняя школа № 91, богучарская школа интернат им. Т. Шевченко. В городе Петропавловске Камчатском создан украинский воскресный класс на базе общеобразовательной средней школы № 7. В Тюменской области открыта украинская воскресная школа "Веселка". В Ханты Мансийском автономном округе открыта украинская воскресная школа, где работают кружки по изучению украинского языка.

В Ямало Ненецком автономном округе работает Сибирское представитель ство Межрегиональной академии управления персоналом, где изучаются ук раинский язык и литература, история Украины, украиноведение. При Мос ковском государственном лингвистическом университете работает лицей № 1555, где изучаются украинский язык и литература. В Библиотеке укра инской литературы в Москве работают бесплатные курсы по изучению укра инского языка для взрослых.

В девяти вузах России изучаются украинский язык и литература: в Мос ковском государственном университете им. М. В. Ломоносова, Московском лингвистическом университете, Московском институте международных от ношений, в Дипломатической академии МИД России, в Воронежском, Крас ноярском, Тюменском университетах и Уфимском педагогическом универ ситете.

В Новосибирском пединституте введена специализация "украинский язык и литература" на филологическом факультете. Тюменский университет произ вёл набор на специальность "украинский язык и литература", планируется от крытие украинского отделения на филфаке Томского пединститута.

В Российской Федерации, по данным Всероссийской переписи населения 2002 года, общее количество украинцев составляет 2 миллиона 942 тысячи 963 человека, при этом 76,5 процента — городское население и 23,5 процента — сельское. Наибольшее число украинцев проживает в Москве — 253 600 человек, Тюменской области — 211 400 человек, Московской области — 147 800 человек, Краснодарском крае — 131 800 человек, Ростовской области — 118 500 человек, Приморском крае — 94 100 человек, Санкт Петербурге — 87 100 человек, Воро нежской области — 73 700 человек.

Среди республик и автономных областей, где проживает наибольшее чис ло украинцев, можно выделить следующие субъекты Российской Федерации:

ХМАО — 123 238 человек, ЯНАО — 66 080 человек, Коми — 62 115 человек, Башкортостан — 55 249 человек, Якутия — 34 633 человека, Татарстан — 24 016 человек, Карелия — 19 248 человек, Удмуртия — 11 527 человек.

В Российской Федерации действует свыше девяноста украинских общест венно культурных объединений, среди которых Общество украинской культу ры Карелии, Общество им. Т. Шевченко (г. Санкт Петербург), "Перевесло" (г.

Воронеж), Новороссийское культурно просветительское общество "ГУК", Об щество украинской культуры Кубани (г. Краснодар), Центр украинской культу ры (г. Сочи), "Проминь" (г. Самара), "Криница", "Кобзарь" (г. Уфа), Украинское культурно просветительское общество им. Т. Шевченко (г. Оренбург), "Серый клин", "Просвета" (г. Омск), "Едына родына" (г. Сургут), многочисленные об щества украинской культуры в Тюмени, Тобольске, Ялуторовске, Ишиме, Ниж невартовске, Нефтеюганске, Когалыме, Лангепасе, Радужном, Надыме, Новом Уренгое, Ноябрьске, Муравленко, Владивостоке, Спасске, Уссурийске, Ворку те, Сыктывкаре, Ухте, Печоре, Усинске и других городах.

Интересно сравнить статистические данные за 2008/09 учебный год по изучению украинского языка в России и русского языка на Украине.

Официальное количество россиян на Украине — 8 334 141 человек, офици альное количество украинцев в России — 2 942 961 человек;

дошкольные учебные заведения с русским языком воспитания — 983, ко личество детей в них — 164 027, дошкольные учебные заведения с украинским языком воспитания — 0;

общеобразовательные учреждения с русским языком обучения — 1199, об щеобразовательные учреждения с украинским языком обучения — 0;

украинские общеобразовательные учреждения с русским и украинским языками обучения — 1755, российские общеобразовательные учреждения с русским и украинским языками обучения — 0;

количество учеников, обучающихся на русском языке в общеобразователь ных учреждениях, — 779 423, количество учеников, обучающихся на украин ском языке в общеобразовательных учреждениях, — 0;

количество учеников, изучающих русский язык как предмет, — 1 292 518, количество учеников, изучающих украинский язык как предмет, — 205;

количество учеников, изучающих русский язык факультативно или в кружках, — 165 544, количество учеников, изучающих украинский язык фа культативно или в кружках, — 100;

профессионально технические учебные заведения на русском языке обу чения — 35, профессионально технические учебные заведения на украинском языке обучения — 0;

украинские профессионально технические учебные заведения на русском и украинском языках обучения — 113, российские профессионально техниче ские учебные заведения на русском и украинском языках обучения — 0;

общее количество учеников в профессионально технических учебных за ведениях с русским языком обучения — 51 685, общее количество учеников в профессионально технических учебных заведениях с украинским языком обучения — 0;

общее количество студентов с русским языком обучения в высших учеб ных заведениях I—II уровней аккредитации — 59 656, общее количество студен тов с украинским языком обучения в высших учебных заведениях I—II уровней аккредитации — 0;

общее количество студентов с русским языком обучения в высших учеб ных заведениях III—IV уровней аккредитации — 395 186, общее количество студентов с украинским языком обучения в высших учебных заведениях III—IV уровней аккредитации — 0;

издано учебников на русском языке на средства из государственного бюд жета Украины — 1 555 500 экземпляров стоимостью 18 616 200 гривен, издано учебников на украинском языке на средства из государственного бюджета Рос сии — 0;

издано украинско русских терминологических словарей на средства из госу дарственного бюджета Украины — 125 000 экземпляров стоимостью 1 500 000 гри вен, издано украинско русских терминологических словарей на средства из го сударственного бюджета России — 0;

использовано средств из бюджетов всех уровней Украины на содержание учебных заведений с русским языком обучения — 3 195 634 300 гривен, исполь зовано средств из бюджетов всех уровней Российской Федерации на содержа ние учебных заведений с украинским языком обучения — 0.

–  –  –

В 2011 году исполняется пятнадцать лет с момента принятия и вступле ния в силу Федерального закона "О национально культурной автономии".

Для политики срок немалый, для истории — миг. Оправдались ли надежды его разработчиков? Этого ли добивались те, для кого он создавался? Что со бой представляет национально культурная автономия теперь — пятое коле со в телеге, причём даже не запасное, без которого можно обойтись, или на дёжный инструмент государства при реализации государственной нацио нальной политики?

Прежде чем ответить на поставленные вопросы, необходимо вспомнить, что Государственный комитет Российской Федерации по делам федерации и национальностей приступил к разработке законопроекта "О националь но культурной автономии" в очень непростое время — в ноябре 1993 года, когда страна ещё не успела отойти от шока, вызванного кризисом государст венной власти, когда срочно требовалось найти универсальный инструмент реализации государственной национальной политики. Рецепт решения на ционального вопроса, как казалось, лежит на поверхности — это хорошо за бытая новация: национально культурная автономия (НКА). Разработчики успешно решили непростые задачи по формулированию понятия "нацио нально культурная автономия", определили принципы её функционирова ния и пришли к согласию со всеми заинтересованными участниками законо творческого процесса по, пожалуй, главному предмету споров — для кого создаётся этот новый общественный институт. К работе помимо основных исполнителей — государственных служащих были привлечены эксперты, лидеры национальных общественных движений, использовался как совре менный международный опыт, так и исторические материалы. Итогом этой во всех смыслах большой работы стало появление к концу 1995 года первой редакции законопроекта "О национально культурной автономии", который тогда же и был принят в первом чтении. К сожалению, при принятии законо проекта в последующих чтениях его концепция была разрушена, так как объ ектом действия НКА признавались все этнические общности, вне зависимо сти от формы их расселения, статуса на той или иной территории, возможно стей реализации культурных и образовательных потребностей, условий со хранения и развития национальных традиций, языка и культуры.

С выходом закона в 1996 году споры вокруг понятия национально куль турной автономии и механизмов её реализации потеряли свою остроту, и начал набирать обороты процесс создания местных НКА. К сожалению, только гораз до позднее, в 2003 году, первоначальная формулировка определения НКА, за креплённая законом, была изменена. Теперь национально культурную автоно мию определяют как форму национально культурного самоопределения, пред ставляющую общественное объединение граждан Российской Федерации, от носящих себя к определённой этнической общности.

Самая главная идея закона — национально культурная автономия необхо дима только для тех этнических общностей, которые оказываются в силу опре делённых обстоятельств в ситуации национального меньшинства.

Вторая основная идея, заложенная в законе, — это идея государственной поддержки образуемого института. В соответствии с законом "Об обществен ных объединениях" общественные объединения за редким исключением лише ны возможности получения государственной поддержки. Следовательно, НКА — особый вид общественного объединения, в существовании которого го сударство заинтересовано и готово нести расходы, для того чтобы его граждане могли реализовать свои национально культурные потребности, а это в свою очередь создаст предпосылки для формирования цивилизованных межнацио нальных отношений.

Здесь надо сделать небольшое, но важное пояснение. Факт появления за кона уже сам по себе, безусловно, является гарантией поддержки государст вом НКА, но формулировка "может оказывать поддержку", прописанная в за коне, — это уступка законодателя мощнейшему бюрократическому прессингу, что, собственно, позволяет органам государственной власти уклоняться от обязательств реальной государственной поддержки. На наш взгляд, это и объ ясняет, почему всеобщее ликование среди национальных общественных объе динений сменилось впоследствии некоторым унынием и скепсисом.

Процесс формирования системы НКА снизу доверху занял около трёх лет.

Первые федеральные национально культурные автономии стали регистриро ваться в 1998 году: появились ФНКА российских немцев, украинцев, корейцев, азербайджанцев, евреев и так далее. Позднее возникла пауза, и к началу 2003 года эту форму национально культурного самоопределения выбрали по рядка тридцати этнических общностей, было создано около двухсот нацио нально культурных автономий разного уровня, от местного до федерального.

Затем триумфальное шествие стало замедляться, что связано, скорее всего, со следующим явлением.

Принятие Федерального закона "О национально культурной автоно мии", безусловно, стало знаковым событием для России. Государство и рос сийское общество в лице прежде всего нерусских народов получили универ сальный инструмент, которым, однако, не сумели в должной мере воспользо ваться. Государство (федеральный центр) посчитало свою задачу выполнен ной и не озаботилось той самой государственной поддержкой, ради которой, собственно, и создавалась сама система НКА как инструмент государствен ной национальной политики. Развивать свою культуру и национальное об разование, создавать СМИ на национальных языках национальные общест венные объединения могут и на собственные средства — богатые люди есть и среди российских азербайджанцев, и среди российских корейцев. Если на региональном уровне органы государственной власти, наверное лучше пони мая суть закона, худо бедно оказывают поддержку реализации гражданами своих национально культурных потребностей, то на федеральном уровне всё утонуло в бюрократическом понимании основ государственной националь ной политики. Реального финансирования потребностей ФНКА за весь пе риод действия закона практически не было. Повседневное, а тем более рас считанное на перспективу взаимодействие с федеральными органами госу дарственной власти осложнялось бесконечными реорганизациями и Миннаца России, и соответствующих структурных подразделений других ведомств. Не приходится говорить и о последовательной кропотливой работе с каждой ФНКА, имеющей свою специфику.

Консультативный совет по делам национально культурных автономий при Минрегионе России (ранее был при Правительстве Российской Федерации) на протяжении почти всего своего существования не имел возможности оператив но реагировать на возникающие насущные проблемы, связанные с националь но культурным развитием этносов, к которым причисляют себя граждане Рос сийской Федерации, выбравшие форму НКА за основу объединения своих уси лий в указанной сфере.

Кроме того, было бы нелишним пояснить, что НКА задумывалась не только как инструмент государственной политики, предполагалось, что это будет некий институт гражданского общества, объединяющий усилия всех общественных объединений, созданных гражданами определённой этниче ской общности. Именно с этим "объединением объединений" и должно рабо тать государство в сфере решения проблем этнокультурного развития этно са, внутри этого объединённого сообщества и должны формироваться основ ные цели и задачи национально культурных автономий: решение вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования и национальной культуры. И только после этого возможен предметный диалог с государст вом об оказании содействия.

К сожалению, на практике идея национально культурной автономии не только не сплотила многочисленные национальные общественные объеди нения ради святых целей, но в ряде случаев внесла, так сказать, раздрай и шатание в понимание идеологического и организационного места НКА в развитии этнической общности. Одни лидеры общественных объединений восприняли новый общественный институт как посягательство на свои пра ва, другие — как некий ярлык государства на княжение с требованием при знания своего верховенства в решении всех вопросов. И как правило, в обоих случаях сложный комплекс решения проблем этнокультурного развития эт нической общности оказывается в заложниках личных амбиций лидеров.

В конечном итоге всё это привело к формированию сложной системы взаи модействия общественных объединений между собой и с органами государ ственной власти. На наш взгляд, на сегодняшний день можно выделить че тыре основные модели взаимодействия НКА и, так сказать, обычных нацио нальных объединений.

Первая. Мощное общественное объединение включает в себя НКА в каче стве составной части или направления своей работы, при этом все формально сти при создании НКА, естественно, соблюдаются. По этому пути уверенно идут армяне России.

Вторая. НКА существует параллельно со значительным по влиянию обще ственным объединением, обе организации строят свою работу "не замечая" друг друга, но при этом и не конфликтуя открыто. Это условно можно назвать азер байджанским вариантом.

Третья. НКА не только не взаимодействует, но и в чём то противостоит ос новной крупной национальной общественной организации, которая в свою оче редь работает на "поле" НКА. Такое взаимодействие характерно для обществен ных объединений российских немцев.

Четвёртая. НКА точно определяет своё место в соответствии с законом и, не вступая в конфликты, взаимодействует с основными общественными объе динениями исходя из своих задач, определённых законом. Это путь, которого до последнего времени придерживалась Федеральная еврейская националь но культурная автономия.

Как мы видим, ни одна из этих моделей не соответствует задумкам разра ботчиков закона.

Ещё одной болезнью роста НКА можно назвать их желание объять не объятное. Помимо задач национально культурного развития автономии пы таются решать вопросы, связанные с миграцией, правозащитной деятельнос тью, взаимодействием с иностранными представительствами, трудоустрой ством земляков, борьбой с экстремизмом, взаимодействием с политически ми партиями, формированием союзного государства, поддержкой этниче ского бизнеса, реабилитацией репрессированных народов, международными конфликтами и так далее. В этом не было бы ничего особенно предосуди тельного, если бы от такой деятельности не страдало основное дело — реше ние проблем удовлетворения национально культурных потребностей пред ставителей данной этнической общности, проживающих в России, для кото рых и задумывалась НКА.

Кстати, это, как правило, хорошо заметно во время отчётно выборных кам паний в общественных объединениях. За праздничными рапортами, приветст виями, концертами, полемикой с оппонентами не просматривается глубокая аналитическая работа руководства общественных объединений по реализации уставных целей. Обращаясь к органам государственной власти с различными просьбами и требованиями, мало кто из общественных объединений в докумен тах съездов и конференций предлагает приемлемые для совместной реализа ции подготовленные проекты — я подчёркиваю: приемлемые и подготовленные (просчитанные) проекты. Понятно, что сценарий отчётно выборных мероприя тий в принципе не должен отличаться разнообразием, это обычный рабочий, а точнее, технический момент: отчитались, переизбрали, наметили планы на следующий отчётный период. Однако, как показывает опыт, сопровождаются эти съезды либо всеобщим славословием руководства организации, либо всеоб щим гвалтом междоусобной борьбы. В обоих случаях им не до конструктивного анализа проделанной работы и тем более не до планов возможного взаимодей ствия с государственной властью.

Если говорить о национальных общественных объединениях, не являю щихся НКА, то, на наш взгляд, в их деятельности находят отражение общие плюсы и минусы общественных объединений Российской Федерации. От части это можно объяснить проблемами становления гражданского общест ва в стране в целом, а отчасти менталитетом представителей разных этниче ских общностей.

Как правило, лидеры общественных движений не только не консолидиру ют усилия по взаимодействию с органами государственной власти Российской Федерации, причём на всех уровнях, но даже и не координируют эту работу, хотя взаимодействие может дать хорошие результаты и, безусловно, отразится на уровне и качестве государственной поддержки национально культурного развития этнических общностей.

Учитывая, что, как правило, органы государственной власти в субъектах Российской Федерации более качественно ведут работу по реализации госу дарственной национальной политики, на наш взгляд, общественным объеди нениям необходимо обращать больше внимания на работу своих региональ ных отделений, где, по сути, и ведётся основная работа по реализации устав ных целей.

До сих пор слабой является работа по поиску, укреплению и развитию внутренних, если так можно сказать, резервов и возможностей этнической общ ности. Именно это и может стать той базой, на которой должна строиться рабо та, направленная на удовлетворение этнокультурных потребностей, возрожде ние национальных традиций, развитие культуры и системы национального об разования в России. Именно опора на собственные силы, а не надежда хоть и на родственного, но всё же иностранного доброго дядю.

В целях сохранения этнокультурного многообразия и укрепления граж данской солидарности особое значение сегодня приобретает справедливость и практическая осуществимость закреплённых в действующем законодательст ве соответствующих норм, а также государственная политика, направленная на поддержку этнокультурного развития народов России. Поддержка этнокуль турного развития народов России наряду с укреплением гражданского единст ва российской нации — это сегодня две ключевые цели реализации государст венной национальной политики.

Е. А. МИХАЛЁВА, генеральный директор Федеральной еврейской национально культурной автономии Федеральная еврейская национально культурная автономия (ФЕНКА) создана в 1999 году. На данный момент в её состав входят сорок две региональ ные автономии и пять местных, образованных в регионах, не имеющих регио нальных еврейских национально культурных автономий (ЕНКА).

Миссия ФЕНКА — содействие формированию толерантности в граждан ском обществе России путём эффективного взаимодействия с государством, развитие межнационального диалога и укрепление еврейской общины.

В последние годы наблюдается активизация работы государственных орга нов — Правительства Российской Федерации и Федерального Собрания — и Общественной палаты Российской Федерации, направленной на привлече ние общественных организаций к участию в разнообразных проектах админи стративной реформы в Российской Федерации (функционирование Консуль тативного совета по делам национально культурных автономий при Минрегио не России, консультативных и общественных советов при Государственной Думе, Совете Федерации, Общественной палате и так далее), а также интерес общин к созданию местных и региональных ЕНКА.

Причинами этого являются стремление государства упорядочить свои взаимоотношения с национальными общинами (НКА — законодательно уста новленная форма отношений власти с национальными меньшинствами как на федеральном, так и на региональном и местном уровнях); возможность пред ставлять интересы общины перед властью; перспективы получения средств; по вышение статуса общины через контакты с властями (посещение государствен ными чиновниками мероприятий общины, участие лидеров общины в меро приятиях, проводимых властными структурами).

Немного статистики. На начало марта 2004 года членами ФЕНКА явля лись семь региональных автономий, на данный момент — сорок семь автоно мий. Наиболее активно создание местных и региональных ЕНКА происходило в 2005—2006 годах. Явно прослеживающееся с 2007 года снижение количества региональных автономий, вступающих в состав ФЕНКА, связано с тем, что в наиболее активных регионах автономии уже созданы и являются членами ФЕНКА, процесс же создания новых местных и региональных автономий за медляется в связи с низкой активностью местных общин, проблемой лидерства, а также с проводимыми реорганизациями регистрирующих органов и приоста новкой на этом основании регистрации новых автономий.

В деятельности Федеральной еврейской национально культурной автоно мии за отчётный период можно выделить шесть основных перспективных на правлений.

1. Построение эффективного диалога с органами государственной влас ти Российской Федерации: лоббирование интересов еврейской общины; ак тивное участие в работе Консультативного совета по делам националь но культурных автономий при Министерстве регионального развития Рос сийской Федерации, консультативных и общественных советов при Государ ственной Думе, Совете Федерации и Общественной палате; участие в работе Межведомственной комиссии по взаимодействию с национальными общест венными объединениями; взаимодействие с Министерством регионального развития Российской Федерации, Министерством юстиции Российской Фе дерации, Министерством образования и науки Российской Федерации, Ми нистерством культуры Российской Федерации, Министерством иностран ных дел Российской Федерации.

2. Поддержка деятельности автономий — членов ФЕНКА посредством привлечения средств (фандрайзинг). Составной частью этого направления яв ляется проведение конкурсов проектов региональных и местных ЕНКА. В дан ный момент проходит шестой такой конкурс. Кроме того, по отдельным проек там осуществляется разовая поддержка ЕНКА.

3. Создание эффективной инфраструктуры, материальная и юридическая поддержка регистрации новых местных и региональных ЕНКА.

4. Поддержка и продвижение специальных пилотных проектов ФЕНКА, направленных на развитие еврейского образования, культуры и языка. По ре шению совета ФЕНКА подобными проектами на данный период являются:

Межрегиональный центр преподавания иврита — разработка и экспертиза про грамм преподавания иврита, разработка и реализация программ повышения квалификации преподавателей; проект "Е клуб" — вовлечение людей в возрас те 25—45 лет в жизнь еврейской общины: семейные проекты, профессиональ ные и психологические тренинги, дискуссионный форум по вопросам еврей ской культуры и традиций, встречи с интересными людьми, спорт, проект "Ис кусство благотворительности" и так далее; проект развития национальных меньшинств Российской Федерации. Как часть проекта при поддержке Минис терства регионального развития Российской Федерации был проведён Форум по взаимодействию национально культурных автономий (НКА) и органов го сударственной власти Российской Федерации (г. Казань, 29 ноября — 1 декабря 2009 года).

5. Поддержка и укрепление национальной общины через повышение про фессиональной квалификации её лидеров (профессионалов и волонтёров).

В течение последних лет была проведена серия семинаров в различных регио нах России. Эти же вопросы затрагивались на форуме в Казани. В 2011 году начал действовать проект по обучению лидеров НКА теории и практике фанд райзинга.

6. Деятельность по развитию и укреплению межнационального диалога:

участие в "круглых столах" и встречах, посвященных межнациональному диа логу, посещение мероприятий различных национальных общин и НКА, пригла шение национальных общин и НКА на мероприятия ЕНКА различного уровня, поддержка и продвижение межнациональных проектов и программ.

В последние годы ФЕНКА активно осуществляет проекты с привлечением различных НКА и национальных общин, а именно: Форум по взаимодействию НКА и органов государственной власти Российской Федерации (при поддерж ке Министерства регионального развития Российской Федерации), 2009 год;

проект "Бюро по правовой защите и противодействию ксенофобии, расовой дискриминации и антисемитизму" при региональных национально культур ных автономиях (при реализации проекта использовались средства государст венной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряже нием Президента Российской Федерации от 16 марта 2009 года № 160 рп), 2009—2010 годы; "Синергия" — обучение фандрайзингу лидеров региональных еврейских и других национальных общин (при реализации проекта использу ются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в со ответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 8 мая 2010 года № 300 рп), 2010—2011 годы.

Поддержка автономий — членов ФЕНКА в осуществлении общинных проектов в области образования, языка, культуры: конкурсы проектов регио нальных и местных ЕНКА; разовая поддержка ЕНКА в осуществлении об щинных проектов не на конкурсной основе; семинары ФЕНКА для автоно мий Центрального, Приволжского, Уральского, Северо Западного феде ральных округов, Сибири и Дальнего Востока. Семинары были посвящены вопросам взаимодействия с государственными структурами, изучению зако нодательной базы по национально культурной автономии, использованию возможностей, предоставляемых законодательством, вопросам межнацио нального диалога и взаимодействия, правовым аспектам функционирования общин и так далее.

В течение 2011 года планируется проведение пяти семинаров по обучению фандрайзингу лидеров региональных еврейских и других национальных об щин в рамках проекта "Синергия", целью которого является подготовка про фессиональных коммуникаторов фандрайзеров из числа представителей ев рейских и других национальных общин России, а также закладка основ опти мального финансового механизма, который укрепит финансовую самостоя тельность этих общин.

Мероприятия в рамках специального проекта "Е клуб". За отчётный пери од наиболее активно развивалось благотворительное направление проекта "Ис кусство благотворительности" — привлечение возрастной категории 25—45 лет в общину через возрождение традиций благотворительности.

Работа шла по двум основным направлениям: образовательное — мотива ционные встречи с известными благотворителями, образовательные семинары, посещение благотворительных организаций, ознакомление с опытом их работы и практическое — благотворительные акции и целевая финансовая и волонтёр ская помощь. Поскольку данный проект является пилотным, полученный опыт передаётся в регионы.

Поддержка проектов в области преподавания и популяризации еврейских языков. Язык идиш: "Идиш центр", проект "Комплексная поддержка и популя ризация языка идиш в Российской Федерации" — издание идиш русского сло варя и образовательных материалов, проведение вебинаров и "круглых столов" (финансирование на средства гранта совместной программы Европейского союза и Совета Европы "Национальные меньшинства в России: развитие язы ков, культуры, СМИ и гражданского общества" в партнёрстве с Министерством регионального развития Российской Федерации). Язык иврит: Межрегиональ ный центр преподавания иврита, программы подготовки филологов гебраи стов и так далее.

Поддерживаются проекты, направленные на развитие толерантности, защиту прав и свобод национальных меньшинств. С ноября 2009 года по ок тябрь 2010 года действовал проект "Бюро по правовой защите и противодей ствию ксенофобии, расовой дискриминации и антисемитизму" при регио нальных национально культурных автономиях (Москва, Ульяновск, Екате ринбург), задачей которого было оказание бесплатных юридических кон сультаций гражданам, пострадавшим от этнической, религиозной или расо вой дискриминации.

В 2010 году создан и оперативно функционирует сайт ФЕНКА, где каждая автономия — член ФЕНКА имеет свою страницу.

За последние четыре года ФЕНКА начала развиваться более динамично.

Руководители в регионах и на местах понимают необходимость консолидации региональных структур, разработки новых программ развития, поиска средств, маркетинга для решения проблем организации.

Можно сказать, что ФЕНКА обслуживает нескольких ниш, как то: разви тие эффективного межнационального диалога; взаимодействие с государствен ными структурами по вопросам национальной политики; информационное и организационное развитие ЕНКА и еврейского некоммерческого сектора;

привлечение государственных и частных источников финансирования для дру гих НКА; консультирование национальной общины в области взаимодействия с органами государственной власти и общественными структурами, профес сионального развития и фандрайзинга.

На основании всего вышеизложенного мы можем говорить о большом интересе к деятельности национально культурных автономий со стороны органов государственной власти; растущем понимании значимости НКА как в национальной общине, так и в обществе в целом; перспективности данного направления деятельности; важности фактора времени и оперативности принятия решений по дальнейшему развитию структуры национально куль турных автономий; необходимости сохранения НКА как выразителя интере сов светского большинства российских евреев и других национальных об щин России.

Таким образом, Федеральная еврейская национально культурная автоно мия, представляя собой важный институт гражданского общества в России, имеет достаточно интересную перспективу развития и является легитимным представителем национальных общин России перед государственными органа ми Российской Федерации в центре и регионах.

РЕКОМЕНДАЦИИ

"круглого стола" Участники "круглого стола", обменявшись мнениями о состоянии и пер спективах развития национально культурных автономий как важного ин ститута формирования гражданского общества, осознавая необходимость научно обоснованной, ориентированной на перспективу национальной по литики государства, обеспечивающей единство и целостность России в но вых исторических условиях, согласование общегосударственных интересов и интересов всех населяющих её народов, налаживание их всестороннего со трудничества, развитие национальных языков и культур, определяющей место и роль национально культурных автономий в современных условиях, отме тили следующее.

Принятый в 1996 году Федеральный закон "О национально культурной автономии" определил законодательные основы национально культурной ав тономии в Российской Федерации, создал правовые условия взаимодействия государства и общества для защиты национальных интересов граждан Россий ской Федерации в процессе выбора ими путей и форм своего националь но культурного развития.

В отличие от норм Федерального закона "Об общественных объединени ях" в законе установлены конкретные цели, для решения которых может созда ваться национально культурная автономия.

Национально культурным автономиям предоставлены широкие права по сохранению самобытности, языка, культуры народов России, развитию образо вания. Со стороны органов государственной власти и органов местного само управления они вправе получать поддержку, необходимую для сохранения на циональной самобытности, развития национального (родного) языка и нацио нальной культуры; обращаться в органы законодательной (представительной) и исполнительной власти, органы местного самоуправления, представляя свои национально культурные интересы; создавать средства массовой информации, получать и распространять информацию на национальном (родном) языке;

иметь свободный доступ к национальным культурным ценностям, сохранять и обогащать историческое и культурное наследие; следовать национальным традициям и обычаям, возрождать и развивать художественные и народные промыслы и ремесла; создавать образовательные и научные учреждения, учрежде ния культуры и обеспечивать их функционирование; участвовать через своих полномочных представителей в деятельности международных неправительст венных организаций; устанавливать и поддерживать без какой либо дискрими нации гуманитарные контакты с гражданами, общественными организациями иностранных государств.

Будучи новым институтом для Российского государства, институт нацио нально культурных автономий сыграл большую роль в поддержании межна ционального мира и согласия в обществе, в улучшении взаимодействия и взаи мопонимания проживающих в России народов.

Правом создания национально культурных автономий воспользовались 59 национальностей из 182. По данным Министерства юстиции Российской Федерации, всего в стране зарегистрировано 743 национально культурные ав тономии, в том числе 16 федеральных.

Отличительная черта двух последних десятилетий — это политизация многих аспектов национальной жизни, при этом сохраняются попытки вовлечь национально культурные автономии в той или иной степени в орбиту полити ческих процессов.

Важное значение имеют организационные основы национально культур ной автономии. Иногда создаётся несколько конкурирующих националь но культурных автономий из представителей одного этноса, борющихся за лидерство в данной организации и финансовую поддержку со стороны госу дарства.

За время существования национально культурных автономий органами государственной власти субъектов Российской Федерации накоплен опреде лённый опыт по реализации государственной национальной политики. Феде ральным национально культурным автономиям необходимо обращать большее внимание на работу своих региональных отделений, где, по сути, и ведётся ос новная работа по реализации уставных целей.

Институт национально культурной автономии, будучи экстерриториаль ным общественным формированием, не только создаёт условия для сохранения национальной самоидентификации, но и способствует интеграции различных национальных культур, делая многонациональность необходимым элементом скрепления целостности России.

Участники "круглого стола" поддерживают взвешенную политическую ли нию на повышение эффективности борьбы с терроризмом и, обращаясь к граж данскому обществу России, ко всем национально культурным объединениям российских этносов, заявляют, что их гражданским долгом является решитель ное пресечение фактов политического радикализма и экстремизма, способство вание развитию толерантности в обществе, межнациональному миру и согла сию в нашей стране.

Теракты в московском метро и на Северном Кавказе показали, что много национальный народ России должен объединиться в совместной борьбе с тер роризмом, как объединился советский народ во время Великой Отечественной войны против фашизма.

Обсудив поставленные проблемы, участники "круглого стола" отмечают необходимость совершенствования законодательства в сфере государственной национальной политики, в частности института национально культурных ав тономий, что вытекает из задач, поставленных в Послании Президента Россий ской Федерации Федеральному Собранию в 2009 году, и рекомендуют:

Федеральному Собранию Российской Федерации:

продолжить работу над совершенствованием нормативно правовой базы по обеспечению реализации государственной национальной политики Россий ской Федерации;

сформировать рабочую группу по разработке изменений и дополнений в Федеральный закон "О национально культурной автономии", в том числе по вопросу поддержки социально ориентированных некоммерческих орга низаций;

придать новый импульс и активизировать работу Совета федеральных на ционально культурных автономий при Комитете Государственной Думы по де лам национальностей.

Правительству Российской Федерации:

рассмотреть возможность увеличения расходов на реализацию государст венной национальной политики в федеральном бюджете на 2010 год и при фор мировании проекта федерального бюджета на 2011 и последующие годы;

создать эффективную систему финансовых и организационных мер для проведения всероссийских национально культурных мероприятий, научных и социологических исследований межнациональных проблем;

поручить Министерству регионального развития Российской Федера ции проработать вопрос целесообразности возобновления работы Фонда на ционально культурного возрождения народов России с привлечением феде ральных национально культурных автономий и внести соответствующие предложения;

рекомендовать Министерству регионального развития Российской Феде рации использовать опыт работы консультативных органов (советов) в субъек тах Российской Федерации для использования в работе Консультативного со вета по делам национально культурных автономий при министерстве;

рекомендовать Министерству регионального развития Российской Феде рации шире представлять информацию о федеральных национально культур ных автономиях на официальном сайте министерства в сети Интернет;

рассмотреть вопрос формирования расширенной электронной информа ционно аналитической базы о жизни народов России на основе мониторингов, проводимых Министерством регионального развития России, для последую щего предоставления пользователям сети Интернет возможности доступа к её информации;

проработать вопрос об организации краткосрочных курсов на базе кафед ры национальных и федеративных отношений Российской академии государ ственной службы при Президенте Российской Федерации для представителей национально культурных автономий.



Pages:     | 1 || 3 |



Похожие работы:

«Автор: Шикин Сергей Алексеевич Аспирант юридического факультета им.М.М.Сперанского РАНХиГС Адрес: Москва, Проспект Вернадского 84, корп 8 Тел:8-967-288-5735 e-mail: redguard@bk.ru секция: Право и безопасность: инструменты, технологии, институты Страхование ответственности директоров корпорации Аннотация. Анализ действующего зак...»

«Создание учетной записи юридического лица на портале государственных услуг. Создать учетную запись юридического лица можно только из подтвержденной учетной записи физического лица – руководителя организации или представителя юридического лица, имеющего право действовать от имени организации без доверенности....»

«Александр Соловьев Апокалипсис: катастрофы прошлого, сценарии будущего Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=570695 Апокалипсис : катастрофы прошлого...»

«Виктор Павлович Точинов Александр Владимирович Тюрин Андрей Уланов Андрей Мартьянов Сергей Анисимов Владимир Кантровский Людмила и Александр Белаш Вадим Шарапов Алла Анатолье...»

«ГБПОУ КК "Армавирский аграрно-технологический техникум" Версия № 1 Система менеджмента качества канцелярия Положение о комиссии по предупреждению коррупционных стр. 1 из 13. г правонарушений Государственное б...»

«Информация об условиях предоставления, использования и возврата потребительского кредита по кредитной программе "ДилерПлюс" 1 Информация о кредиторе Полное наименование кредитора Открытое акционерное общество "Плюс Банк" Краткое наименование кредитора ОАО "Плюс Банк" Лицензия Центрального банка России №1189 от 12 августа 2014...»

«1 СОДЕРЖАНИЕ Список сокращений _ 3 Введение 4 Глава 1. Правовой статус юридической службы на предприятии 1.1. Понятие и значение юридической службы _ 9 1.2. Функции юридической службы на предприятии _ 20 1.3. Взаимодействие юридической службы с другими структурными подразделе...»

«Олекса Белобров Обратный отсчет Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9091235 Белобров О. Обратный отсчет : роман: Книжный Клуб "Клуб Семейного Досуга"; Харьков, Белгород; 2014 ISBN 978-966-14-8076-5, 978-966-14-7...»

«I. Общие положения.1.1. Настоящее Положение разработано в соответствии с Законом РФ "Об образовании", Трудовым кодексом РФ, Единым квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и служащих и устанавливает порядок провед...»

«Международное право и ООН Данная теоретическая справка / This theoretical background: • представляет обзор международного права и угрозы, которые представляет ничем не ограниченная война против терроризма • описывает роль ООН в хорошо действующей системе за права • и в завершение...»

«На фирменном бланке организации! д/м/г От генерального директора (Указать организацию и правовую форму организации) ФИО или от уполномоченного лица, действующего на основании доверенности ФИО Информационное письмо. Настоящим письмом компания (У...»

«ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО Из мирового опыта федерализма (федерализм по-латиноамерикански) Интервью с Алексеем ШЕСТОПАЛОМ, доктором философских наук, профессором МГИМО, председателем совета Иберо-Американского центра, созданного при этом институте, провела редакто...»

«DJ Шмель DJ Miller DJ Карпекин DJ Шевцов Диджей: Играющий в темноте Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=239632 Диджей: Играющий в темноте / DJ Шевцов, DJ Miller, DJ Шмель, DJ Карпекин: АСТ; Астрель-...»

«PERSONALIA О.Д. Василюк ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ МАКСИМА КОВАЛЕВСКОГО НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ Известный исследователь Кавказа Максим Максимович Ковалевский (1851–1916) по праву принадлежит к плеяде выдающихся ученых, которых воспитала украинская земля. Родилс...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА СОСНОВОБОРСКА ПОСТАНОВЛЕНИЕ 20 апреля 2016 № 520 Об утверждении административного регламента предоставления Муниципальной услуги по выдаче разрешения на установку и эксплуатацию рекламной конструкции В целях приведения правовых актов города в соответствие с дейс...»

«Цаплин Алексей Сергеевич ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ ПОТЕРПЕВШЕГО И ЗАЩИТНИКОМ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 12.00.12– Криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва...»

«Государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский городской университет управления Правительства Москвы" Институт высшего профессионального образования К...»

«Увольнение сотрудника за невыполнение трудовых обязанностей Автор Екатерина Анненкова, аудитор, аттестованный Минфином РФ, эксперт по бухгалтерскому учету и налогообложению ИА Клерк.Ру. Взаимоотношения сотрудников и работод...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГЛАВНОЕ АРХИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ КАЗЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ "МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ АРХИВНЫЙ ЦЕНТР" КРАТКИЙ СПРАВОЧНИК ПО ФОНДАМ ГОСУДАРСТВЕННОГО КАЗЕННОГО УЧРЕЖДЕНИЯ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ "МОСКОВ...»

«Пол Барнетт Второе послание к Коринфянам Серия "Библия говорит сегодня" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2447025 Второе послание к Коринфянам: Пер. с англ.: Ми...»

«Частное образовательное учреждение высшего образования "Ростовский институт защиты предпринимателя" (РИЗП) Рекомендована кафедрой общеправовых дисциплин Протокол № 11 от "27" июня 2016г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ Б3.В.ДВ.5 "КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКО...»

«УТВЕРЖДЕНЫ Приказом Генерального директора ОАО "АльфаСтрахование" от 30 мая 2016 г. № 174 ПРАВИЛА ДОБРОВОЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ ОТ НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЕВ И БОЛЕЗНЕЙ (ЗАБОЛЕВАНИЙ) 1.ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Определения Страховщик – ОАО "АльфаСтрахование", юр...»

«Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет ХI Заочная Многопрофильная Олимпиада-ПСТГУ "Аксиос" Осенний тур – 2015 г. Филологический факультет Русский язык 6 – 7 классы 1. В каждом из трех рядов найдите лишнее слово. Свое решение поясните.1) подобрать, забор, избирате...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.