WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«ФЕДОР АНГЕЛИ ГАГАУЗСКАЯ АВТОНОМИЯ. ЛЮДИ И ФАКТЫ (1989-2005 гг.) Кишинев, 2006 г.   СССР на пороге распада Автономия в переводе с ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДОР АНГЕЛИ

ГАГАУЗСКАЯ АВТОНОМИЯ.

ЛЮДИ И ФАКТЫ

(1989-2005 гг.)

Кишинев, 2006 г.





СССР на пороге распада

Автономия в переводе с греческого языка означает сам (autos)

и закон (nomos). В политическом и правовом значении - это форма

самоуправления части территории унитарного или федеративного

государства. Автономная территориальная единица самостоятельна в

решении вопросов местного значения в пределах, установленных законодательным органом центральной власти. В этих рамках население автономной единицы пользуется правами самоуправления, обычно более широкими, чем права административно-территориальных единиц.

Выборный орган автономного образования представляет специфические интересы его населения.

В странах Запада автономия представляет собой определенную форму децентрализации государственного управления отдельными территориями. В Великобритании некоторые черты автономии носят режимы в Шотландии и Уэльсе. В Испании автономные области имеют свои парламенты, которые решают вопросы здравоохранения, культуры, образования, экономики. Автономия субъектов Российской Федерации, как отмечается в статье 73 Конституции России, одновременно преследует цели, как собственного самостоятельного развития, так и соблюдения общегосударственных интересов. Она позволяет внутренне самоуправляться, самостоятельно решать политические и иные вопросы, предполагая ответственность за положение дел в Федерации.

К созданию автономии гагаузский народ шел не один год. Он, как и народы всего мира, пережил «холодную войну», которую объявил премьер - министр Великобритании Уинстон Черчилль (1874-1965 г.г.), выступая в Фултоне (США); политическую оттепель, провозглашенную первым секретарем ЦК КПСС Н.С. Хрущевым на ХХ съезде партии (1956 г.); перестройку (1985-1991 гг.) – детище Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева. Ему и суждено было прекратить «холодную войну» незадолго до распада СССР.

 Многие историки задаются головоломным вопросом: был ли обречен на развал Советский Союз? Они же дают на него отрицательный ответ. «Фатально не хватило реализма и элементарного ума у высших лидеров и в самой политической системе»,- отмечает главный редактор журнала «Международная жизнь» (2005 г., № 5, стр. 22) Б.Д. Пядышев. - Не думаю, что с середины 1970-х годов невозможно было начать эволюционное движение, прежде всего, к немилитаристскому государству, достаточно либеральному, открытому общественному устройству». Автор считает, что важно было постепенно сближаться с западным миром, доказавшим свое экономическое и политическое здоровье. Характерно, что тенденции к этому в то время уже ясно просматривались.

Однако лидеры СССР и его многонациональный народ, не позволившие врагу взять верх над собой на поле брани Великой Отечественной войны, отправили в небытие великую державу своим неумением сохранить ее. Апрель 1985 года для советского политического календаря сопоставим с Октябрем 1917-го, но с обратным знаком. Новый стратегический курс, провозглашенный М.С. Горбачевым, и, приведший, в конечном счете, к падению Советского Союза, не только изменил облик Российской Федерации и других союзных республик, но и ход мировой истории в целом. Естественно, сам автор перестройки, затевая ее, не мог этого предвидеть. Не догадывалась об этом и партийная номенклатура, собравшаяся 23 апреля 1985 года на пленум ЦК КПСС, где с докладом выступил М.С. Горбачев. В странах постсоветского пространства все еще с ностальгической грустью вспоминают доперестроечное время. По утверждению еженедельника «Эхо планеты» (2005 г., № 13, стр. 12-14), в России, например, такие люди составляют свыше 35 процентов населения страны.





Катаклизмы в Советском Союзе, завершившиеся его мирным развалом, показали, что первая в мире страна «развитого социализма»

была в то время дряхлеющим милитаристским колосом на глиняных ногах. Им, как известно, долгие годы управляли одни геронтократы.

Более старых правителей, не считая некоторых лидеров КНР, в мире уже не было. Пятидесятичетырехлетний динамичный и улыбчивый  М.С. Горбачев, избранный 15 марта 1985 года новым генеральным секретарем ЦК КПСС, в сравнении со своими предшественниками казался просто юношей. Однако отмечает «Эхо планеты», по своим человеческим возможностям М.С. Горбачеву оказалась не по силам миссия, которая волею судьбы легла на его плечи. Практика и, в особенности, путч 19 августа 1991 года, показали это. Впрочем, вряд ли кто-нибудь другой мог бы изменить уже сложившуюся ситуацию в лучшую сторону. «Для этого, - утверждал позже Горбачев, - нужно было преобразовать КПСС, сделав ее партией социал-демократического типа». По его утверждению, именно партийная номенклатура была «тормозом» в перестроечных процессах. Слишком поздно он задумался о необходимости реформирования СССР, децентрализации власти и передаче ее союзным республикам. Понял важность соблюдения национальных интересов, налаживания эффективного механизма качественно новой системы взаимоотношений Центра с республиками. В союзных республиках Горбачев нашел бы свою главную поддержку в борьбе с партийной номенклатурой. К числу его просчетов относится и то, что он в первые годы своего правления не отправил в отставку сотни четыре генералов – ястребов из рядов армии и КГБ.

Чего стоили издержки перестройки Горбачева и попытка ее насильственной отмены определенными силами в СССР - всем хорошо известно. Но нельзя отрицать и то, что Горбачев дал советским людям свободу, которой граждане бывших советских республик и их лидеры воспользовались, похоже, не самым лучшим образом. Человеческую мудрость он проявил в том, что по собственной воле отказался от абсолютной власти, которая десятилетиями принадлежала в советской иерархии генеральному секретарю. Многие западные наблюдатели считают, что если бы вместо него был Б. Ельцин, то он бы держался за власть до конца.

Но справедливости ради отметим: самый страшный удар по М.Горбачеву и его стратегическому курсу нанес не Б. Ельцин, а заговорщики из ГКЧП. 9 августа 1991 года - за двое суток до подписания девятью союзными республиками договора о реформировании Союза (хотя бы и на конфедеративной основе) - они выступили против Горбачева. Даже многие западные исследователи считают, что при всех сложностях политического характера одномоментного распада огромной многонациональной державы можно было избежать. Однако тогдашние лидеры России, Украины и Белоруссии, пренебрежительно отвернувшиеся от остальных советских республик, избрали другой вариант. 8 декабря 1991 года в Беловежье (Белоруссия) Ельцин, Кравчук и Шушкевич разделались с Советским Союзом за сутки, действуя по предельно упрощенной схеме.

Резали по живому, не задумываясь о последствиях своего политического шага для десятков миллионов человек. Проблемы стали обнаруживаться позже. Виктор Черномырдин, бывший российский премьер, человек во всех вопросах хорошо информированный, в интервью еженедельнику «Эхо планеты» высказал любопытную мысль. По его словам, если бы в Беловежье Б.Ельцин поставил вопрос о возвращении России Крыма, Л.Кравчук, в ту пору президент Украины, дал бы на это согласие, не раздумывая. Но сегодня в независимых государствах на постсоветском пространстве никто из лидеров не может сделать бывших советских граждан особенно счастливыми.

Президент России В.В. Путин в Послании Федеральному Собранию России 25 апреля 2005 года обрисовал отнюдь не вдохновляющий итог. «Крушение Советского Союза, - подчеркнул В.В. Путин,- было крупнейшей геополитической катастрофой века.- Для российского же народа оно стало настоящей драмой. Десятки миллионов наших сограждан и соотечественников оказались за пределами российской территории. Эпидемия распада к тому же перекинулась на саму Россию». Конечно, последствия развала Советского Союза для народов, проживавших когда-то под одной крышей, все еще требуют от историков серьезного осмысления, а от лидеров независимых государств

- умных действий в новых исторических условиях с учетом реальных возможностей их стран.

Это особенно важно при разработке и осуществлении ими внешней политики. «Чтобы не попасть в ад, нужно тщательно изучать дорогу, ведущую туда», - советовал вождям итальянский политический мыслитель Никколо Макиавелли (1469-1527 гг.). В наши дни его совет  особенно ценен для молдавских лидеров, допускающих ошибку за ошибкой во внешней политике, шарахающихся из стороны в сторону в поисках своей отрадной, счастливой звезды то на Востоке, то на Западе. Пока правители республики ведут такую необдуманную внешнюю политику, нам не следует ждать яркого и благородного света печальной звезды Молдовы. Правительство, которое не думает о будущем, таковым не является.

Республике Молдова и ее руководству надо четко определиться, кто мы и где мы находимся. И в соответствии с этим себя вести.

Иначе страна, не окрепшая ни политически, ни экономически, может оказаться в такой же ситуации, как и Советский Союз накануне своего развала. Власти окончательно запутались в делах, которыми занимаются. Они хотят ЧТО-ТО улучшить, но не имеют четкого представления о том, ЧТО именно и КАК это нужно сделать. Что совсем не удивительно при отсутствии кадров-профессионалов в руководстве страной и четкой стратегии политических действий во внутренней и внешней политике. На каком-то этапе это обязательно станет причиной окончательного провала. Это произойдет, как только обманутые пенсионеры, на которых сегодня делается основная ставка на выборах, начнут вдвое, а то и больше платить за газ, электроэнергию и т.д. Тогда ПКРМ также перестанет быть «обручем» на пороховой бочке, позволяющим лидерам держаться у власти. Ложь, рано или поздно, всегда мстит за себя – таков неписаный закон политики.

 1.

Создание общественно-политических движений, направленных на выход из состава СССР, в Прибалтике, на Кавказе, в Молдавии. Принятие закона «О функционировании языков на территории Молдавской ССР» и его значение для развития гагаузского языка. Создание национально-патриотических движений «Гагауз халкы» - «Гагаузский народ» (Комрат), «Бирлик» - «Единство» (Чадыр-Лунга») и «Ватан» - «Родина»

(Вулканешты) и начало процесса национального возрождения гагаузского народа. Концепция Гагаузской автономии.

Ситуация в Советском Союзе, находившемся на грани экономического, да и политического краха, окончательно стала выходить из-под контроля с 1989 года. Советское государство было империей, которая держалась на военной силе, КГБ и прочем. «Как только эти рычаги ослабли, - отмечает руководитель Центра Европа-США Института Европы РАН Олег Гриневский («Коммерсант-Власть», 2005 г., № 9, стр. 40), - начался распад. Никто уже не контролировал ситуацию, и она разваливалась сама собой». «Советские войска из ГДР, - пишет бывший член политбюро ЦК КПСС А.Яковлев, - надо было выводить («Коммерсант-Власть», 2005, № 8, c. 44-46)». По его словам, решение об объединении Германии было принято на Политбюро ЦК КПСС.

Он вспоминает: «Когда М.Горбачев в 1989 году выступил с речью в Берлине и ему кричали «Горби, Горби!», генеральный секретарь ЦК СЕПГ Эрик Хонеккер разозлился со страшной силой. Тогда все поняли, что ему конец. И мы сделали ставку на Эгона Кренца. СССР тогда в Германии потерпел страшное поражение, которое не ожидали даже его западные противники».

Из-под контроля КПСС и Советского правительства вышли сначала в Прибалтике, затем события перекинулась на Кавказ и в Молдавию. Здесь были созданы общественно-политические движения, ставившие своей целью не только защиту национальной культуры, языка, но и выход из состава СССР. В начале 1989 года произошли трагические события в Тбилиси. В январе 1991 года появились танки на улицах Вильнюса и Риги.

 Одной из ведущих политических сил Молдавии стал Народный фронт, носивший мононациональный характер. В начале 1989 года (8 и 19 февраля) в Кишиневе состоялись первые несанкционированные митинги политического характера. 26 февраля 1989 года тысячи людей, не считаясь с запретом властей, собрались на площади перед зданием ЦК Компартии Молдавии. Они скандировали лозунги по языковой тематике. К собравшимся обратился первый секретарь ЦК КПМ С.К.Гроссу. Он напомнил, что ЦК КПМ, Президиум Верховного Совета МССР и правительство республики постоянно держат в центре внимания проблемы развития духовной жизни народа, стараясь найти наиболее эффективные формы решения возникающих вопросов. Однако участники митинга продолжали скандировать антиправительственные лозунги, освистывали милицию. Затем они вышли на проезжую часть проспекта Ленина, перекрыли движение транспорта, которое несколько часов было полностью парализовано.

Позже также проходили многочисленные митинги. Многотысячный санкционированный митинг, например, состоялся 25 июня 1989 года на площади Победы молдавской столицы. Он был посвящен обсуждению последствий сталинской политики в судьбе молдавского народа. На площади тон задавали народные депутаты СССР И.Чобану, И.Хадыркэ, Л.Лари и другие.

«Из уст митингующих неслись такие лозунги: «Молдаване – коренные жители молдавской земли!», «Мы – дома!», «Суверенитет, язык, латинский алфавит!», «В 1812 году Бессарабию оторвали от тела Молдавии», «Руководство республики – из национальных кадров!», «Требуем легализации народного фронта!»», - писала газета «Советская Молдавия» (27 июня 1989 г.

). В те дни будущий спикер парламента Думитру Моцпан в своем дневнике записал: «Народный фронт развел общество по разные стороны баррикады. Он открыто проводил националистическую политику, целью кoторой было разрушение национального единства, а на практике – и разъединение смешанных семей. Тактика Народного фронта по ходу развития политических событий в РМ менялась, как и названия Народный фронт, Христианско - демократический народный фронт, но идеология оставалсь прежней: объединение с Румынией и введение  румынского языка в качестве государственного. Фигура председателя Верховного Совета Молдавской ССР Мирчи Снегура, бывшего секретаря ЦК КПМ по сельскому хозяйству, внушала нам полное доверие. Спохватились мы поздно, когда М. Снегур уже шел наповоду у фронтистов» (Думитру Моцпан, «Шипы и розы», Кишинев, 2005 г., стр. 22-24)».

Митинг 25 июня 1989 года сыграл большую роль в ускорении принятия закона о придании молдавскому языку статуса государственного и возвращении ему латинского алфавита. Подготовкой проекта закона занимались три комиссии Верховного Совета Молдавской ССР

- Законодательных предположений, по народному образованию, науке и культуре, а также по вопросам межнациональных отношений и интернационального воспитания.

Членом последней комиссии был и автор этих строк (Ф.А.). 9 августа 1989 года мы завершили рассмотрение доработанных проектов Законов «О статусе государственного языка Молдавской ССР» и «О функционировании языков на территории Молдавской ССР» с учетом предложений и замечаний, поступивших в ходе народного обсуждения. В «Советской Молдавии» (11 августа 1989 г.) сегодня перечитываю свое выступление: «Предоставление молдавскому языку статуса государственного сразу не снимет всей остроты проблемы, так как никаким законом нельзя насильно заставить человека выучить тот или иной язык или широко его использовать. Но нужно без лишней поспешности, постепенно внедрять его в жизнь во всех сферах. Вопрос иначе не стоит. С принятием закона знание в той или иной степени государственного языка становится осознанной необходимостью всех граждан республики.

Языковая проблема в республике может быть решена только поэтапно. Особенно в той части, которая касается населения тех мест, где компактно проживают гагаузы и болгары. Главный принцип – гарантировать равноправие языков как следствие равноправия граждан независимо от их национальности. Ибо неравноправие рождает несправедливость, а несправедливость – внутреннюю напряженность, которая, в свою очередь, является в любом обществе признаком его слабости».

0 31 августа 1989 года оба эти закона были приняты. Молдавский (румынский) язык получил статус государственного языка. Ему была возвращена латинская графика. В этом законе впервые официально нашло отражение положение «о реальности молдавско-румынской языковой идентичности». В статье 70-й Закона говорилось: «Молдавская ССР обеспечивает охрану и развитие языка гагаузской народности, большая часть которой проживает на территории республики.

Молдавская ССР обеспечивает на своей территории условия для развития и использования русского языка как языка межнационального общения в СССР, а также языков населения других национальностей». Принятые законодательные акты в определенной степени способствовали снятию напряженности в обществе, но не полностью.

Негативные процессы, происходившие в целом в СССР, продолжали оказывать серьезное влияние и на политическую жизнь Молдавии.

В противовес Народному фронту в Молдавии было создано другое общественно-политическое интернациональное движение

- «Единство», в состав которого входили представители так называемого русскоязычного населения. «С момента образования,говорилось в открытом письме инициативной группы движения прокурору Молдавской ССР Н.К.Демиденко («Советская Молдавия», 28 апреля 1989 г.), - интердвижение «Единство» провозгласило основным принципом своей деятельности интернационализм, основной своей целью – укрепление дружбы и братства между народами нашей страны и всего Советского Союза». В документе далее говорилось: «Мы приветствуем процесс, разделяем озабоченность молдавского народа судьбой своего языка, своей культуры.

Мы готовы всеми силами содействовать молдавскому народу в решении этих вопросов. …Однако интердвижение «Единство» не может согласиться с тем, что порой все беды, постигшие сегодня нашу экономику, сферу культуры, науки, образования и так далее, приписываются одной нации, ставятся в вину одному народу. На пользу консолидации всех сил общества не пошли бы и попытки возложить на какую-то нацию ответственность за то, что культура гагаузов и болгар, экономика юга республики находятся на уровне позавчерашнего дня».

 Неизбежный процесс национального возрождения (точнее рождения), естественно, охватил и гагаузский народ. В конце 80 – начале 90-х годов ХХ века среди молодой гагаузской интеллигенции он протекал более бурно, чем молдавской. Объясняется это тем, что у гагаузов было гораздо больше десятилетиями не решающихся социально-экономических и культурных проблем. При решении всех, без исключения, вопросов к гагаузским и болгарским районам власти подходили по принципу: «а что останется, туда и направим». Особенно болезненно гагаузами воспринималась несправедливость в вопросах подготовки кадров с высшим образованием и выдвижении их на высокие государственные посты. Это привело к тому, что долгие годы в республике, по сути, не было гагаузской интеллигенции. Политически это означало, что этот народ не имел основных выразителей своих национальных интересов, какими у всех народов являются представители интеллигенции. Шел медленный, но неизбежный процесс разрушения этногенеза гагаузов, умело направляемый какими-то невидимыми силами. Деформировались традиции гагаузского народа, питающие не только его национальное самосознание, но и всю суть его жизни, быта и культуры.

Уже казалось, что ничего не сохранилось от предков гагаузов, отличающего их от молдаван, болгар, русских, украинцев и т.д. «Долгое время,- отмечала молдавский историк гагаузской национальности М.В.Маруневич, - все наши проблемы умалчивались, загонялись вглубь и, прибегнув к звучным словосочетаниям «наша многонациональная семья», «равная среди равных», «многонациональный юг»

и другим, многие люди начинали верить в политически безупречный фасад общественного благополучия» («Ленинское слово», Комрат, 21 ноября 1989 г.). Власти никак не могли сделать выбор в пользу вселенской и трезвой правды и постоянно блефовали. Они не понимали и не принимали спасительную истину, что любая цивилизованная и демократическая страна управляется справедливостью, которая и создает спокойствие в обществе.

На протяжении многих десятилетий открыто игнорировалось дело развития культуры гагаузов. Этот более двухсоттысячный народ, проживающий главным образом в Молдове и Украине, почти ничего не знал о своей истории. Естественно, подобная «забывчивость», культивируемая сверху, грозила гагаузам невосполнимыми нравственными потерями, а, в конечном счете, исчезновением самого этнонима.

Когда читаешь «Историю Молдавской ССР», энциклопедический справочник «Молдавская Советская Социалистическая Республика»

или «Очерки истории коммунистической партии Молдовы», печально (и в какой – то степени зло) думаешь: да эти же опусы написаны людьми, которые абсолютно игнорировали реальность молдавского общества! На их страницах, читатель, вы не найдете ничего об истории гагаузского народа. Впрочем, как и об истории болгар. А между тем и гагаузский народ, являющийся частью народа Молдовы, принимал участие во всех исторических событиях прошедших эпох, имевших место на этой общей земле, оставив в ней свой национальный след.

Он также имеет своих героев, которыми по праву гордится. Перелистайте архивные материалы минувших десятилетий, вы непременно найдете активных научных и общественных деятелей с гагаузскими фамилиями.

Напомним лишь некоторые эпизоды жизни гагаузского народа в течение последнего столетия. Гагаузы, как и болгары, также принимали активное участие в первой русской революции. В 1906 году восставшие крестьяне провозгласили Комратскую республику. В годы первой мировой войны значительная часть мужского населения гагаузских населенных пунктов оказалась в окопах или привлекалась на строительство военных дорог. «Яркий тому пример, - пишет гагаузский писатель С.С.Булгар, - Аккерманский уезд. 26 процентов его населения составляли гагаузы и болгары. В армию из этого уезда было мобилизовано 33 тысячи мужчин, а 20 тысяч человек были взяты для строительства оборонительных сооружений, из них 5898 человек возчиками. Для нужд армии было взято свыше 5500 лошадей».

Немногие знают, например, что Д.И. Чадырян из села Дезгинжа Комратской волости Бендерского уезда служил в Волынском резервном полку, участвовал в штурме Зимнего дворца. Другой сын Буджака

– Ф.Пиогло из Комрата - был среди восставших матросов миноносца «Зоркий». В Совет солдатских депутатов в 1917 году избирался крестьянский парень из села Этулия Вулканештского района С.В.Чакир.

 Имел звание офицера царской армии выходец из Вулканешть И. Филиппов. Став деятельным членом РСДРП, он вел активную агитационную работу на Румынском фронте. Его фамилия фигурирует в различных документах того времени.

Активными участниками гражданской войны были Петр Семенович Генов и его сестра Елена, оба родом из Чадыр-Лунги. П.С.Генова призвали в царскую армию в 1915 году и отправили на турецкий фронт в Закавказье. Вернулся солдат домой в 1918 году. В первые же дни, когда началась оккупация Бессарабии, он ушел за Днестр и поступил рядовым в караульную дружину, став позже командиром роты Первого Бессарабского полка 45-й дивизии. В 1922 году П.С.Генов работал сначала инструктором Тираспольского уездного Ревкома, а затем в том же году был направлен на работу в ВЧК. В том же отделе ВЧК работала и его сестра – Елена. После учебы на рабфаке Одесского сельскохозяйственного института (1922-1925 г.г.) П.С.Генов стал студентом Московского института востоковедения. Работал в Москве в тресте «Экспортлес».

Московский институт востоковедения закончила и Елена Семеновна Генова. Несколько лет она работала в Саудовской Аравии в городе Джидда. В период 1936-1938 годы служила в Батуми переводчиком 37-го пограничного отряда. Позже Е.С.Генова преподавала турецкий язык в Московском институте востоковедения, заведовала кафедрой турецкого языка в Высшей школе НКВД. После войны (1941-1945 гг.) она вернулась в Чадыр-Лунгу. Была избрана депутатом районного совета, работала директором библиотеки. Как рецензент, в 1957 году она принимала участие в разработке гагаузской письменности. Была награждена орденом Трудового Красного Знамени и медалями. Ее брат

– Георгий в 1927 году вместе с двумя бессарабскими солдатами сбежал из румынской армии и перешел за Днестр. Позже, как отмечалось, в Москве стал активным членом «Общества бессарабцев в СССР», основанного 4 мая 1924 года.

Другой наш земляк Николай Иванович Тукан, также выходец из Чадыр-Лунги, был начальником ВЧК Витебской губернии. В 1924 году он был направлен на работу в Сибирский военный округ, был прокурором Военного трибунала. Его сын Петр Николаевич закончил службу в Главном штабе Военно-Морских сил  СССР, имел звание капитана первого ранга. О деятельности этих и многих других гагаузов, или хотя бы некоторых из них, вы ничего не найдете в опусах молдавских советских историков. Почему? Почему?

И сейчас многие лидеры РМ никак не могут понять, что силу молдавского общества питает справедливость, которая является истиной в действии. Никакое общество не может быть стабильным, жизнь в нем не может быть безопасной, если его граждане не имеют общих предпочтений, склонностей и убеждений. В этих условиях, естественно, и речи не может быть о консолидации различных сил молдавского общества. На это не способно было советское руководство накануне развала СССР. К сожалению, эти промахи допускало и допускает руководство Республики Молдова, которое при решении социально-экономических и политических вопросов опирается на кого угодно (Вашингтон, Москву, Бухарест, Брюссель), но только не на единство своего народа. Правда, это единство им еще надо создавать. «Что же касается несправедливости, - писал французский писатель и философ Альбер Камю (1913-1960 г.г.), - то с нею либо сотрудничают, либо сражаются». Гордый народ, конечно, выбирает второй путь. Самое страшное, что на фоне дикой неправды прорастал правовой и политический нигилизм самих гагаузов. В конце 80 – начале 90-х годов это все отчетливее стала понимать гагаузская интеллигенция, подогреваемая событиями в Кишиневе и столицах других бывших республик СССР.

Исключение молдавского (румынского) языка из экономического, финансового, технического обращения, а также системы государственного управления постоянно усиливало чувство национального ущемления молдаван, питало скрытое и открытое их возмущение властями. Судите сами: в столице молдавские детские садики можно было перечислить по пальцам одной руки. Здесь работали только две молдавские школы. К концу 90-х годов наиболее активная часть творческой интеллигенции, педагогических кадров, врачей молдавской национальности стали объединяться в различные «неформальные»

общественные движения. В первое время особо активной общественной структурой был Литерутарно-музыкальный клуб «Алексей Матеевич» (Алексей Матеевич (1888-1917 гг.) – молдавский поэт, автор  стихотворения «Limba noastr» («Наш язык»), слова которого стали впоследствии гимном Республики Молдова).

На его воскресных мероприятиях, охватывавших все больше и больше людей, громко звучало требование придать молдавскому языку статус государственного языка. Призывы «Демократического движения в поддержку перестройки», созданного в 1988 г., соответствовали национальным стремлениям молдаван, поэтому их поддерживало подавляющее большинство молдавского населения.

Среди провозглашенных его лидерами лозунгов были: «Объединяйтесь, молдоване!», «Молдавский язык – язык государственный!». На общем собрании Академии Наук МССР, состоявшемся 12 мая 1989 года, ученые главного научного центра республики абсолютным большинством голосов высказались за декретирование молдавского языка государственным языком («Молдова сочиалистэ», 17 мая 1989 г.).

Это соответствовало единому стремлению и давнему желанию народа, давшего название такому государственному образованию, как Молдавская ССР. Правда, если бы на этом научном форуме молдавские ученые четко высказались за определение статусов русского и других языков, используемых на территории Молдавской ССР, возможно, многие негативные моменты в жизни общества в последующем удалось бы предотвратить.

Все, что делал в столице Народный фронт Молдавии, в составе которого было немало радикально настроенных людей молдавской национальности, стало повторять в Комрате движение «Гагауз халкы»

(«Гагаузский народ»). Его создали представители гагаузской творческой интеллигенции весной 1988 года, как дискуссионный клуб, заседания которого проходили в различных селах Гагаузии. А как народное движение «Гагауз халкы» было зарегистрировано постановлением Совета Министров Молдавской ССР 26 октября 1989 года. На его заседаниях рассматривались различные вопросы развития культуры, языка, истории гагаузов. Так, например, первое заседание дискуссионного клуба «Гагауз халкы» было посвящено истории переселения гагаузов и болгар из Болгарии в Бессарабию. Перед аудиторией, собравшей достаточно большое количество людей, с докладом выступил доктор исторических наук И.А.Анцупов.

 Однако дискуссионный клуб «Гагауз халкы», как и народный фронт Молдавии, постепенно стал принимать все более и более политический характер. Возникает вопрос - можно ли было избежать этого? Думается, что нет. Его появление на политической сцене гагаузского общества следует расценить как живой отклик на веление времени. Как дерево, которому суждено гордо прорастать ввысь не может избежать плохой погоды и бурь, так и молдавское общество в целом накануне развала СССР и сразу после него не могло не пройти через этот этап. В условиях многонационального состава страны, писала группа гагаузских интеллигентов в комратской районной газете «Ленинское слово» (26 января 1989 г.), нерешенные или неверно решаемые экономические и социальные противоречия отражаются на межнациональных отношениях. В этой ситуации гагаузская интеллигенция заняла правильную позицию. Как духовный наставник своего народа, она обязана была заявить о себе, дабы самоопределиться в равноправии с интеллигенцией других народов.

Отметим, что в центре внимания участников третьего заседания клуба «Гагауз халкы», состоявшегося в Доме культуры села Бешалма и посвященного 55-летию гагаузского писателя Д.Кара-Чобана, особенно остро стояли вопросы развития гагаузского языка и культуры, написания и изучения его истории. Началом всего нравственного в человеке, отмечали участники заседания клуба, являются уважительное его отношение к языку своего народа, его культуре, истории, знание своих предков. Казалось бы, что власти Молдовы прислушаются к голосу гагаузского народа и внесут оперативные коррективы в свою практическую деятельность, направленную на исправление допускаемых ими губительных для целого этноса ошибок политического и морального характера. Многие гагаузские интеллигенты открыто ставили вопрос о дискриминации своего народа.

«Я, член клуба «Гагауз халкы», - писал в газете «Ленинское слово» (7 января 1989 г.) И.И.Пометко, - утверждаю, что все проблемы, которые пытается решать гагаузский народ, объективны.

Мы стараемся опираться на цифры и факты. По многим вопросам южные районы, где проживают в основном гагаузы и болгары, как и город Комрат, в годы застоя были ущемлены, не получили равнозначного с северными районами республики социально-экономического развития».

В те годы недобрую услугу своему народу оказывала часть политической элиты гагаузов. Многие партийные руководители – гагаузы не использовали свое положение, чтобы прямо и открыто ставить наболевшие вопросы. Они своим бездействием, по сути дела, потакали властям в Кишиневе, вели себя как глухие и слепые к нуждам своего народа. Для них главным было сохранить свои посты, став тенью тогдашних партийных вождей. Более того, они нередко сами выступали организаторами разоблачений деятельности движения «Гагауз халкы», рассматривая его как «орудие распространения гагаузского национализма». Характерно в этом отношении заявление некого П.А.Петровича, опубликованное в комратской газете «Ленинское слово» (7 января 1989 г.). По его словам, «Гагауз халкы» вел «вредную для нашего общества политику», поэтому он выступал против этого движения, «раздувающего националистические страсти».

Для устрашения лидеров «Гагауз халкы» местные партийные органы Гагаузии, как и республики в целом, нередко подключали и прокуроров. 27 декабря 1988 года газета «Ленинское слово» публикует статью прокурора Комратского района Д.Пульбера, которая называлась «Ржа железо точит». Под ржавчиной автор, естественно, подразумевал деятельность движения «Гагауз халкы», покрывавшего «коростой» (гнойными струпьями) металл, что по его словам рано или поздно приводит к полному его уничтожению. «Считаю, - писал он, что в трудовых коллективах, партийных организациях должны давать серьезную партийную оценку действиям коммунистов, допускающих проявления нездоровых национальных устремлений, национального эгоизма». «…Ржавчина, которая попадает в души людей, сидящих на заседаниях «Гагауз халкы» (а среди них немало молодых), …эти незрелые выводы и умозаключения разъедают сознание, приносят вред нашей интернациональной политике, сеют вражду и недоверие между представителями различных национальностей, живущих на территории нашего района», - утверждал прокурор.

Судя по фразеологии статьи прокурора, в которой чаще всего звучало слово «требую», блюститель законов хотел бы, чтобы целый  этнос не выдвигал своих законных требований, а и впредь стоял коленопреклоненно, слепо выполняя предначертания партии. Он, видимо, забыл (а, может быть, и не знал!) совет римских юристов, утверждавших, что «нет закона святее врожденных чувств человека, как и нет власти сильнее любви и приверженности к справедливости». Да, правы были те мудрецы, которые считали, что фортуна всегда с лучшими и умными людьми. В условиях тогдашней Молдовы вопрос стоял в том, что в отличие от лидеров бывших прибалтийских республик молдавское руководство показало себя плохим учеником жизни. За все годы независимости Молдовы ни одному из ее президентов ничего серьезного в области внутренней и внешней политики не посчастливилось сделать. Почему?

Власти за все это время не отражали (и не отражают пока) мнений, настроений и чаяний той большей части социальной базы страны, которая за них голосовала. Их слова постоянно расходятся с конкретными делами. Но если они и впредь будут игнорировать благородные и искренние чувства людей, то процесс эрозии государственных устоев рано или поздно станет явным и, естественно, захватит, прежде всего, саму власть.

В 1989 году в Чадыр-Лунге было создано общественное движение «Бирлик» («Единство»), а в Вулканештах – «Ватан» («Родина»).

В первое время их деятельность была направлена на объединение жителей районов для решения острых вопросов межнациональных отношений, а также противодействия некоторым «ультрапатриотическим силам» мононационального характера, начавшим действовать весьма активно на политической арене еще до распада Советского Союза.

В их лице гагаузы и другие этносы увидели потенциальную угрозу своей этнической идентичности. Членами движений «Бирлик» и «Ватан» стали также люди разных национальностей Буджака – гагаузы и болгары, молдаване и русские, украинцы и евреи. Их политическому сплочению способствовали необдуманные заявления некоторых членов кишиневского клуба имени Алексея Матеевича (1888-1917 г.г.).

На митингах они все чаще стали использовать терминологию прибалтийских ультранационалистов, называя немолдавское население Молдовы «мигрантами», «колонистами», а русских – «оккупантами». «Всех их, - писала районная газета «Знамя» (25 мая 1989 г.),

- консолидировала единая платформа, которая предполагала, что если речь пойдет о придании молдавскому языку статуса государственного, тогда такой же статус следует придать и русскому языку». «В противном случае, - утверждали участники митинга по случаю организации движения «Бирлик» в Чадыр-Лунге, - мы будем требовать создания на юге автономии, в которой русскому языку будет придан статус государственного языка». Заметим, что об этом говорилось за три месяца до принятия закона о придании молдавскому языку статуса государственного (31 августа 1989 г.).

Активистам «Гагауз халкы», «Бирлик» и «Ватан», как и гагаузам в целом, пришлось серьезно потрудиться в течение всего 1989 года.

Именно тогда были заложены первые крупные «политические камни»

в фундамент будущего гагаузского общества. Об этом я могу утверждать с полной уверенностью (Ф.А.). По должности директора Молдавского информационного агентства Совета Министров Молдавской ССР (1983- 1991 гг.) мне приходилось присутствовать на заседаниях бюро ЦК Компартии Молдавии, а с 1985 по 1998 годы, как депутату,

- работать над всеми документами, касавшимися национальных меньшинств. Из разных источников я располагал довольно разнообразной и обширной информацией о процессах, происходивших в Москве и, естественно, в Молдавии. У меня были очень хорошие отношения с председателем КГБ Молдавской ССР Г.М.Волковым, с которым мы часто по утрам до работы прогуливались в парке. При необходимости, я советовался с ним по острым вопросам. Оставалось только проанализировать информацию и решить, что давать в печать, а что оставить в личном архиве для лучших времен. Он был консультантом двух документальных фильмов, сценарии к которым были написаны мною. В процессе их создания с ним было легко работать.

Мне трудно судить, каким человеком был Г.М.Волков в коллективе, довольно закрытом по трем временам, но при обсуждении на бюро ЦК Компартии Молдавии вопросов, касавшихся «взаимоотношений» его работников с отдельными советскими гражданами, он проявлял сдержанность и рассудительность. Г.М.Волков не позволял некоторым не в меру ретивым членам бюро перекладывать свою работу на плечи молдавских 0 чекистов. Он прямо говорил: «Это дело партийных и советских, а не репрессивных органов. Вот вы (он называл фамилию члена или кандидата в члены бюро) и займитесь им».

1989-й год продолжал сотрясать не только молдавскую столицу, но и Комрат, Чадыр-Лунгу и Вулканешты. Заметим, что о существовании этих гагаузских населенных пунктов до того времени за рубежом толком и не знали. Один за другим на юге проходили митинги. Их организаторы, в отличие от лидеров Народного фронта, старались получать разрешение (и получали «добро») на проведение своих мероприятий. Сама общественно-политическая обстановка в республике способствовала расширению активности движений «Гагауз халкы», «Бирлик» и «Ватан». В Молдавии, как и в Советском Союзе в целом, в самом разгаре была предвыборная кампания по выборам народных депутатов СССР, назначенным на 29 марта 1989 года. Жителям Чадыр-Лунги надолго запомнился день 12 февраля 1989 года.

Тогда в «Зеленом театре» города состоялось многотысячное собрание трудовых коллективов Чадыр-Лунгского района, представлявших собой типичную гагаузско-болгарскую среду. По подсчетам профессора М.Н.Губогло, удельный вес гагаузов составлял здесь 53,7 процента, болгар –29,8 процента, а русских – 6 процентов.

Участники многолюдного митинга в Чадыр-Лунге живо обсуждали не только вопросы функционирования языков на терртории Молдавской ССР и, естественно, судьбу развития гагаузского языка, но и причины социально-экономической и культурной отсталости гагаузов, болгар и представителей других этносов, проживающих в Буджаке. На собрании выступили и лидеры движения «Гагауз халкы»

и «Ватан», что свидетельствовало о начале координации их практической деятельности. Отметим, что на этом форуме политические вопросы обсуждались довольно открыто и без страха перед властями, все больше и больше терявшими свою социальную опору, в частности, в лице национальных меньшинств.

Процессы, происходившие в Буджаке, анализировали не только в Верховном Совете МССР, но в ЦК КПМ. Складывалось впечатление, что ответственные работники разных отделов ЦК соревнуются между собой в желании дать оценку положению дел в гагаузских селах. Так,  заместитель заведующего идеологическим отделом А.Мироник в своей записке на имя руководства ЦК КПМ писала: «Анализируя результаты прошедших встреч в Комратском и Чадыр-Лунгском районах (по состоянию на 5 апреля 1989 г.), следует подчеркнуть твердость и последовательность в отстаивании своих позиций со стороны делегаций «Гагауз халкы» и «Единство» по вопросам создания Гагаузской АССР, или гагаузско-болгарской АССР. Поддержку и понимание в этом они находят со стороны партийных и советских органов районов, партийного актива. Это подтвердил актив Комрата, в котором приняли участие более 260 человек» (партархив, фонд 51, опись 74, дело 79, стр.141-143). А вот что писал в те дни ответственный организатор отдела организационно-партийной и кадровой работы ЦК КПМ Н.Бахеркин - позже первый секретарь Чадыр-Лунгского райкома партии - на имя второго секретаря ЦК КПМ В.Пшеничникова: «Гагаузская интеллигенция увязывает решение социально-экономических и духовных проблем народа с необходимостью создания своего национального образования в составе Молдавской ССР. Эта идея, пропагандируемая народным движением «Гагауз халкы», глубоко проникла в сознание населения и активно им поддерживается». Далее в записке отмечалось, что «стремление к самоопределению гагаузов вселяет в них уверенность в завтрашнем дне». В программе и уставе народного движения «Гагауз халкы» выдвинут единый тезис - добиться самоопределения гагаузов в составе автономной гагаузской республики и ничего другого. Думается, такие требования не совсем обоснованы.

Территория, о которой речь идет, имеет смешанный национальный состав, отмечалось в документе (партархив, фонд 51, опись 73, дело 139, с.13-15).

Прошло немногим более двух месяцев и 16 апреля 1989 года в Чадыр-Лунге состоялось новое многотысячное собрание представителей трудовых коллективов района. На нем была обсуждена и принята подавляющим большинством участников программа интернационального движения «Единство», имевшего к тому времени сильное влияние на гагаузскую общественность. И объяснялось это тем, что его лидеры во всю эксплуатировали политический лозунг, который сводился к тому, что «единственно правильным решеним всех социально-экономических, этнополитических и этнокультурных проблем населения Буджака может быть создание Гагаузско-Болгарской Автономной Советской Социалистической Республики». А в принятой резолюции собрания, как писала районная газета «Знамя» (24 апреля 1989 г.), говорилось, что участники форума «считают единственно верным и приемлемым в Молдавии русско-молдавское двуязычие, проведение регионального собрания представителей южных районов республики в мае 1989 г.

для разработки и принятия единой программы действий по созданию автономной республики».

Но не все шло так гладко. Местные партийные и советские руководители болгарских сел боялись, что вместо так называемого молдавского национализма в Буджаке корни пустит так называемый гагаузский национализм. Их подстрекали лидеры Народного фронта и некоторые руководители Кишинева, для которых сплоченность гагаузов и болгар не отвечала их интересам. Не было никакого секрета в том, что партийные лидеры столицы индивидуально работают с секретарями партийных организаций болгарских сел, чтобы не допустить объединения гагаузов и болгар в вопросе создания совместной автономии. Хотя между партийным руководством Молдавии, быстро терявшим свое влияние в республике, и руководителями парламента М.Снегуром и А.Мошану все более и более усиливались противоречия, в вопросе о гагаузской автономии они были едины. Официальные власти (партийные и государственные) не только никак не реагировали на злобные антигагаузские статьи, публиковавшиеся на страницах изданий Народного фронта, но делали все возможное, чтобы не решать гагаузскую проблему. Они стали с недоверием смотреть на население Буджака. В докладе на пленуме ЦК КПМ (11 мая 1989 г.) первый секретарь ЦК С.К.Гроссу впервые открыто заявил: «На юге республики

– в Комрате - клуб «Гагауз халкы», а в Чадыр-Лунге «Бирлик» в последнее время активно распространяют утверждения о наличии якобы глубоких различий в социально-экономическом положении жителей этого региона и остального населения Молдавии и делают из этого далеко идущие выводы. Не случайно среди части людей гагаузской народности заметно усилились автономистские настроения» («Советская Молдавия», 12 мая 1989 г.).

 Только внешние и внутренние обстоятельства вынудили руководителей Молдовы стать на путь разума.

В конце 1980-х - начале 1990-х годов лидеры Комрата тесно координировали свою деятельность, направленную на создание гагаузской автономии, с политическими действиями руководителей Тирасполя, которых поддерживали некоторые весьма влиятельные силы в России. Что же касается тогдашнего президента СССР М.С.Горбачева, то в гагаузском вопросе он придерживался политики двойного стандарта. Горби, как звали его на Западе, в беседах с представителями гагаузского народа поддерживал стремление гагаузов иметь свою автономию, но М.Снегуру и П.Лучинскому говорил совсем другое. Добавим, однако, что неуместные заявления отдельных лидеров гагаузских народных движений также лили воду на мельницу недоброжелателей гагаузов. Заметим, что за всю историю Советского Союза М.Горбачев был первым лидером, который впервые публично произнес слово гагауз. Это было во время его поездки в Киев в 1989 г.

Почти одновременно с собраниями в Чадыр-Лунге и Комрате лидеры «Ватана» стали устраивать митинги в Вулканештах. Однако в Вулканештском районе, представлявшем собой молдо-гагаузский тип этнической среды, гагаузским лидерам было сложнее, чем в Комратском и Чадыр-Лунгском районах, вести информационно-пропагандистскую работу. В Вулканештском районе тогда проживало 49,7 процента молдаван, 30,8 процента гагаузов и 7,5 процента украинцев.

В районе сильны были позиции народного фронта. Первый многолюдный митинг в Вулканештах состоялся 18 февраля 1989 г. В нем приняли участие и активисты «Гагауз халкы», «Бирлик», а также гости из Бессарабского и Тараклийского районов. На собрании были люди разных национальностей. Объяснялось это тем, что митинг был посвящен выборам народных депутатов СССР, затрагивавшим интересы всех жителей региона. Выступавшие подвергали аргументированной и дельной критике стиль работы советского партийного аппарата, заигрывавшего с лидерами народного фронта в гагаузском вопросе.

Местная печать донесла до нас и наиболее злободневные призывы, звучавшие из уст людей в тот февральский день. Они требовали от республиканских властей восстановления справедливости по отношению к гагаузскому народу, недопущения нагнетания межнациональной напряженности в Молдавии и на юге республики. В руках людей преобладали лозунги: «Наша сила – в единстве!», «Народный депутат из народа и для народа!», «Перестройку – и на Буджакскую землю!», «Кандидата из аппарата – вычеркни!».

Последний призыв непосредственно касался второго секретаря ЦК Компарии Молдавии В.К.Пшеничникова, поддерживаемого партийными властями кандидата в народные депутаты СССР по Кагульскому территориальному округу № 700, к которому относились Комратский, Тараклийский, Чадыр-Лунгский, Вулканештский, Кантемирский районы и г. Кагул с общей численностью свыше 380 тысяч жителей. Хотя кандидат в ходе предвыборной кампании и давал слово приложить свои силы для решения гагаузской проблемы, но, получив мандат народного депутата СССР, он окончательно забыл свои обещания, стал слишком расплывчато рассуждать на эту тему.

«Значительно сложнее,- говорил он корреспонденту Вулканештской районный газеты «Путь к коммунизму» (12 декабря 1989 г.),- обстоит дело с проблемой автономии, которая требует и всестороннего глубокого научного осмысления, и учета широкого общественного мнения, в том числе проживающих на юге представителей молдавской, болгарской, русской, украинской и других национальностей, народностей и этнических групп».

В другой раз В.К.Пшеничников заявил корреспонденту Молдавского информационного агентства (АТЕМ): «Пока в одном есть определенность - гагаузский народ имеет право на самоопределение»

(«Советская Молдавия», 24 января 1990 г.). Далее рассуждения его носили более чем туманный характер. «Но каковы должны быть юридические предпосылки, политическая, экономическая, социальная концепции, обосновывающие необходимость создания автономии? И какой должна быть по форме автономия в рамках такой союзной республики, как Молдавия?» – вопрощал кандидат в народные депутаты СССР. Он же напоминал другим (словно они об этом впервые слышат!), что «из прошлого нам достались в наследство такие понятия, как автономная область, национальный округ, сельский Совет. Но вот уже десятилетия, как они не изучаются с учетом развития нашего общества, сложности современных межнациональных отношений». Так рассуждал второй человек в компартии Молдавии в начале 90-х годов, когда уже всем ясно было, что партийные устои начали трещать по всем швам. Сама логика вещей и ее поступательный ход в Советском Союзе требовали, чтобы лидеры КПСС внесли коррективы в свою деятельность, в свои понятия о процессах, происходивших уже довольно бурно в стране, руководящей силой которой не одно десятилетие была та же самая КПСС. В Москве все боялись одного – как бы не лишиться монопольной власти. А ее давно следовало бы поделить с союзными республиками. Тогда, скорее всего, не случилось бы то, что случилось с огромной державой, которая, по сути дела, ничем не отличалась от империи.

Что же касается главного требования, звучавшего в тот февральский день 1989 года на митинге в Вулканештах, то оно ничем не отличалось от требований, которые до этого (и после) звучали в Комрате и Чадыр-Лунге, Бешалме и Конгазе: «Требуем создания автономии!».

Если бы гагаузское население прислушалось к советам тогдашних партийных и государственных деятелей Молдавии, то бесчисленно многим поколениям гагаузов пришлось бы ждать столько же веков, сколько столетий пробирались древние их предки с длинным караваном сначала на Балканы, а оттуда в Буджак. Сердца людей устали от лжи. А как не устать? Без нее они никогда не существовали. Ложь и сегодня свободно гуляет по Молдавии. Она подтачивает основы человеческой морали. Тает вера в молдавскую государственность, в справедливость. Падает уважение к собственной стране.

Как бы сильно ни было соперничество между Чадыр-Лунгой и Комратом, но в конце 80-х – начале 90-х годов лидеры Комрата оказались более решительными и, на время, более сплоченными. В этом им уступали их соплеменники в Чадыр-Лунге и Вулканештах. Объясняется это тем, что в Комратском районе была самая высокая доля гагаузского населения в Молдавии. Она здесь составляла свыше 55 процентов населения района. Но и это еще не все. В Комрате всегда были более высокие бунтарские настроения людей разных национальностей. Именно в Комрате в 1906 году восстали крестьяне против царского самодержавия. Не прошло и девяти десятилетий, а в Комрате  в условиях горбачевской перестройки начало активно действовать народное движение «Гагауз халкы», ставшее на время организационным и идеологическим ядром сплочения гагаузов.

Почему были созданы «Бирлик» и «Ватан», если уже активно действовал «Гагауз халкы» - основное идеологическое и организационное ядро гагаузского национального движения, способствовавшее объединению других общественных объединений Буджака? - Исторически всегда существовало соперничество между гагаузскими районами, особенно между Комратом и Чадыр-Лунгой. Представители творческой интеллигенции Чадыр-Лунги, как, кстати, немного позже и Вулканешть, хотели проявить свою политическую самостоятельность, чтобы иметь возможность выразить себя на республиканском уровне.

Внешне это не всегда проявлялось, оно не заметно было для широкой гагаузской общественности, но для тех, кто занимался разрешением гагаузской проблемы, это не было секретом. Решение об объединении «Гагауз халкы», «Бирлика» и «Ватана» в единое движение под общим названием «Гагауз халкы» было принято в мае 1989 года. Заметим, что при этом каждое движение сохраняло свою самостоятельность.

Однако не только этот фактор оказывал негативное влияние на политическую и информационно-пропагандистскую эффективность деятельности этих трех движений. По-разному, например, влияли на них партийные и советские органы Комратского и Чадыр-Лунгского районов в период 1988-1991 гг. Движение «Гагауз халкы» в Комрате получило серьезную поддержку райкома партии и райисполкома.

Этим его лидеры в значительной степени обязаны гражданской позиции первого секретаря райкома С.В.Гроздева, которому в решении многих вопросов до распада Советского Союза помогал статус народного депутата СССР. Он вел более открытую и самостоятельную политику по отношению к республиканским властям, чем другие первые секретари райкомов партии. С.Г.Гроздев, как и другой народный депутат СССР М.К.Пашалы, были связующим звеном между лидерами «Гагауз халкы» и высшим руководством идущего уже к своему закату Советского Союза. Это делалось ими зачастую через головы лидеров советской Молдавии, не спешивших решать гагаузскую проблему.

Это было, между прочим, небезопасно для них. «Районный комитет партии, - отмечал С.В.Гроздев («Советская Молдавия», 14 мая 1989 г.), - выработал свою позицию по отношению к самодеятельному народному движению «Гагауз халкы». Она состоит в том, что мы используем конструктивные предложения для решения проблем района, даем активный отпор неправильным суждениям и действиям его активистов, активно разъясняем им, что негатив – не путь к решению вопросов». С пониманием целей «Гагауз халкы» начал свою партийную деятельность и первый секретарь Комратского райкома партии Ф.В.Манолов, сменивший С.В.Гроздева. «Мы отмечал Ф.В.Манолов на районной партийной конференции, - по-настоящему самокритично, не заботимся еще о том, чтобы лучше понять друг друга и объединить усилия в борьбе за общие цели с представителями нового движения «Гагауз халкы», пользующегося доверием значительной части населения района» («Советская Молдавия», 8 мая 1990 г.).

Совсем другой общественно-политический ветер дул в сторону движения «Бирлик» в Чадыр-Лунгском райкоме партии, первым секретарем которого сначала был И.И.Арнаут, а с февраля 1990 года

- Н.В.Бахеркин. Они оказались очень податливыми, а, следовательно, подходящими кадрами для тогдашних властей. Некоторые радикально настроенные юноши гагаузской национальности считали их «чужими». Их козни дорого обошлись И.И.Арнауту, который вынужден был подать в отставку. Естественно, никто не мог отвечать за «грехи»

этих молодых людей, решивших в одночасье заняться политикой и защищать национальные интересы своего народа. Однако их, как и «Гагауз халкы», стали рассматривать как орудие распространения гагаузского национализма. И кто, вы думаете, стал наклеивать такой ярлык на весь народ? Те самые национал – патриоты, устраивавшие в Кишиневе несанкционированные митинги, на которых звучали лозунги «Чемодан – вокзал – Россия!», «Мы – коренные люди, а все вы пришельцы!» и др. Естественно, и за их действия не мог отвечать весь молдавский народ.

Во второй половине 1989 – начале 1990 годов обстановка в Молдове и в Буджаке не только не стабилизировалась, но обострилась. Национал-патриоты, в руках которых были влиятельные органы печати, продолжали разжигать националистические и шовинистические страсти. На страницах газет, контролируемых ими, публиковались целые серии клеветнических измышлений, оскорблявших национальные чувства гагаузского народа. На страницах газеты «Народное образование» (21 июня 1989 г.) Штефан Сэкэрняну опубликовал провокационную статью, преследовавшую цель натравить молдавское население Буджака против гагаузов. Он заявлял о том, что жители молдавских сел боятся ездить в Комрат из-за антимолдавских настроений гагаузского населения и противоправных действий комратских лидеров». «Чего хотят гагаузы» - так назывался другой его пасквиль, опубликованный в «Литературе ши арта» (28 сентября 1989 года.). Ее автор все исторические факты подавал в искаженном виде, не стесняясь в крепких выражениях в адрес гагаузов. А спустя три дня, 1 октября 1989 года, на страницах газеты «Тинеримя Молдовей» Василе Нэстасе публикует еще более злостный пасквиль на гагаузов, озаглавленный «Хроника вандализма. Лишай (гагаузы в Молдавии)». И в 1990 г. гагаузское население и его лидеры из среды интеллигенции продолжали находиться под дикими и безумными ударами национал-патриотов.

Газета «Гласул нациуний», издававшаяся Леонидой Лари, на деньги ее зарубежных патронов, преследовавших свои политические цели, 6 сентября 1990 г. писала: «Наверное, слово «гагауз» никогда еще так часто не произносилось негативно и не писалось в мире и, видимо, не будет произноситься и писаться так часто, как сейчас». Автор статьи Влад Присэкару обрушился на депутатов парламента Ф.А.Ангели и С.С.Курогло, профессора М.Н.Губогло и старшего научного сотрудника Отдела гагаузоведения АН ССРМ М.В.Маруневич, навешивая на них ярлыки «главных подстрекателей гагаузского народа». Автора этой книги, долгие годы возглавлявшего Молдавское информационное агентство Совета Министров Молдавской ССР, автор пасквиля назвал «самой одиозной личностью последнего времени» (Ф.А.).

Об этих опусах недоброжелателей гагаузского народа можно сказать словами поэта, заметившего, что «есть речи, значенье которых темно и ничтожно, но им без кипения внимать невозможно». К измышлениям этих национал-патритотов добавим прозвучашее спустя 60 лет после окончания второй мировой войны требование о насильственном переселении гагаузов из Бессарабии в Турцию. В первый  раз, как известно, его вполне серьезно замышлял фашистский правитель фашистской Румынии Антонеску, верный подручный Гитлера.

Второй раз, но уже 90-х годах ХХ в., переселения гагаузов требовала Леонида Лари. На поприще антигагаузских действий она особенно усердствовала. Она внесла, пожалуй, самый большой личный вклад и в создание в республике крайне нервозной и взрывоопасной обстановки. Сделав свое недоброе дело, мадам Лари спокойно удалилась в Бухарест, где при поддержке националистической партии Великая Румыния уже несколько созывов является сенатором. Она, судя по всему, даже забыла, что есть такое независимое государство, как Республика Молдова.

Характерно, что никто из официальных властей не старался утихомирить зарвавшихся национал-патриотов, разрушительные действия которых серьезно расшатывали единство молдавского общества.

Более того, тогдашние правители Молдовы заигрывали с ними, широко используя их для «обуздания строптивых гагаузов». Они вполне осознанно стали на опасный путь, ведущий в тупик, если не сказать в пропасть. Некоторые последующие руководители РМ предпочли шагать по нему, причем с большим международным шумом. К чему, в конечном счете, приводит такая узко националистическая политика, видно на примере Приднестровья.

Дезинтеграция политического режима в СССР, коснувшаяся и Молдавской ССР, стала достигать угрожающего характера. Однако высшее руководство в Кремле, как и в Кишиневе, делало вид, что в стране и в Молдове ничего серьезного не происходит. Высшие партийные власти продолжали считать, что в их деятельности, в частности в области национальной политики, ошибок нет и быть не может, хотя к тому времени всем стало ясно, что их уставы уже окончательно устарели. На примере Молдовы того периода подтвердилась истина, что ничто для страны не обходится так дорого, как некомпетентность власти. Советская политическая элита во главе с Генеральным секретарем ЦК КПСС, Председателем Верховного Совета СССР М.С.Горбачевым, «некомпетентная», «бездарная» и «безответственная», как стали называть ее в прессе, продолжала заниматься словоблудием. Не лучше вели себя и молдавские партийные вожди.

0 В своем выступлении по Центральному телевидению 2 июля 1989 года М.С.Горбачев говорил: «Считаю своим долгом предупредить о нарастающей опасности обострения межнациональных отношений и связанных с ним последствий для общества, для каждой семьи, для каждого человека. В тугой узел противоречий переплелись проблемы национальные и проблемы, вызванные застоем в экономике, невниманием к социальным нуждам людей… Благополучие коренной национальности не может быть достигнуто за счет ущемления прав и свобод, а тем более вытеснения людей других национальностей, связавших свою жизнь, судьбу детей и внуков с этой землей».

Казалось, что за этими словами последуют и дела лидеров СССР и их ставленников в союзных республиках. Но этого так и не произошло. Складывалось впечатление, что никто ни в Москве, ни в Кишиневе не заинтересован в остановке опасного развития ситуации. Все почему-то опасались решительных мер. И речи, естественно, не могло быть о силовых действиях. Разумных доводов в пользу того, что пришла пора передать часть власти Центра национальным республикам, было предостаточно. Если бы это действительно произошло, многое по-иному сложилось бы в Советском Союзе и, в частности, в Молдове и ее южных районах – Буджаке.

Однако события продолжали развиваться в худшем направлении. В этих условиях Председателем Президиума Верховного Совета МССР 29 июля 1989 года был избран М.И.Снегур, работавший секретарем ЦК Компарии Молдавии. Его заместителем стал В.С.Пушкаш, возглавлявший до этого Верховный Суд МССР. С этого времени от них зависело решение наболевших узловых вопросов в межэтнических отношениях, которое им так и не удалось. В первое время они оба, как по уговору избегали касаться серьезных разногласий, имеющихся в обществе по национальному вопросу. Они старались не портить отношений ни с национал-патриотами, политические позиции которых постоянно укреплялись, ни с лидерами «Гагауз халкы». Однако со временем симпатии М.И.Снегура оказались на стороне национал-патриотов, что серьезно осложнило всю политическую обстановку в республике. Иного тогда, видимо, от них и нельзя было ожидать: родство  по крови взяло верх над здравым смыслом и жизненными интересами всего общества.

На улицах и площадях молдавской столицы продолжали звучать оскорбительные для нетитульной нации лозунги («Чемодан-вокзал

- Россия», «гагаузы – не народ, а национальная группа» и др.). На каждое «Нет гагауазской автономии!» из Комрата раздавались еще более мощные возгласы «Будет гагаузская автономия!». Каждая публикация антигагаузского характера вызывала всплеск негативных эмоций гагаузского народа, сплачивая его и заставляя задуматься о своем будущем. Этого, судя по всему, национал-патриоты не ожидали, полагая, что устрашением гагаузов им удастся направить развитие событий в выгодное для себя русло. Хотя в Кишиневе и Москве уже ясно было, что узлы экономических, социальных, культурных, языковых проблем, стянутые на груди Буджака, сами по себе не развяжутся, и кишиневские, и московские власти проявили позорное малодушие. Они трусливо ждали часа своего падения, злу внимая равнодушно.

– Спящий Буджак уже проснулся, и снова убаюкать его будет крайне трудно,- заметил тогда собственный корреспондент газеты «Известия» по Молдавии Эдуард Кондратов.

Впрочем, никто из официальных лиц в молдавской столице и не пытался усыпить Буджак. Тогдашнему руководству МССР, выпускавшему власть из своих рук, до гагаузов не было дела. На площадях и улицах Кишинева многочисленные толпы людей все чаще и решительнее требовали смещения партийных лидеров республики. Да и М.С.Горбачев - отец перестройки в Москве оказался в политической изоляции.

Как бы то ни было, но до осени 1989 года гагаузское самоопределение оставалось в фазе политического зачатия. «Гагауз халкы»

стремительно обретало новых сподвижников, становилось все радикальнее. Его лидеры боролись с бюрократами Президиума Верховного Совета Молдавской ССР, посылая многочисленные обращения и аппеляции. Но их перекладывали из папки и папку различные комиссии законодательного органа. Беременность, однако, в Буджаке не рассасывалась сама по себе. На что, похоже, как раз и рассчитывали молдавские чиновники. Она стремительно развивалась, приобретая  различные формы. Гагаузские села все чаще митинговали. В ответ на утверждения национал-патриотов, что гагаузы не являются коренным народом, а, следовательно, не могут претендовать на автономию, в Буджаке стали звучать ссылки на средневековую историю. Выступавшие доказывали, что здесь задолго до молдаван столетиями обитали предки современных гагаузов - печенеги, огузы (узы) и половцы (они же кыпчаки и куманы). В ответ на это на страницах газет национал-патриотов появлялись очередные оскорбительные для гагаузов статьи.

Весна 1989 г. принесла свежие вести с юга Молдовы. 21 мая 1989 г., преодолев межрегиональные противоречия, в Комрате состоялся объединительный съезд общественно-политических организаций «Гагауз халкы», «Бирлик» и «Ватан», по праву считающихся «тремя источниками и тремя составными частями» всенародного национального движения гагаузского народа. Съезд, в работе которого приняло участие 528 делегатов, в том числе 332 гагауза, утвердил общую Программу и Устав движения «Гагауз халкы», а также принял ряд документов политического характера, вызвавших негативную бурную реакцию тогдашних властей и национал-патриотов, действовавших в унисон в гагаузском вопросе. Обращение делегатов съезда к высшему руководству МССР, например, содержало довольно жесткое требование «создать правительственную комиссию по разработке принципов создания автономии гагаузского народа».

В принятой съездом Программе народного движения «Гагауз халкы», в частности, говорилось: «В сложившейся ситуации мы считаем единственно верным и эффективным путем решения всего комплекса накопившихся проблем образование Гагаузской Автономной Советской Социалистической Республики в регионах Молдавской ССР»

(«Программа народного движения «Гагауз халкы», Комрат, 1989 г, стр.5). О большом влиянии «Гагауз халкы» на население южных районов говорили и секретари ЦК Компартии Молдавии. В своем выступлении на пленуме Бричанского райкома партии первый секретарь ЦК КПМ С.К.Гроссу отметил: «Широкую поддержку у гагаузского и болгарского населения республики находит народное движение «Гагауз халкы», которое на своем съезде 21 мая 1989 г. выдвинуло предложение об образовании национально-территориальной автономии. Лидеры движения выступают против придания только молдавскому языку статуса государственного» (партархив, фонд 51, опись 72, дело15, стр.129).

После майского (1989 г.) съезда лидеры движения «Гагауз халкы» приступили к разработке теоретической концепции будущей автономии и плана проведения практических мероприятий по ее осуществлению. Большую помощь им оказывали не только некоторые ученые Кишинева, но и Москвы, Одессы и других советских городов.

Оперативно была сформирована гагаузская делегация в составе 40 человек, которая имела встречи с высокопоставленными представителями законодательных органов СССР и МССР. Поездка делегации в Москву, отмечает профессор Н.М. Губогло, хотя и не дала в полной мере ожидаемых результатов, но она вынудила руководство Молдовы серьезно задуматься над решением гагаузского вопроса. В этом направлении постоянно работали и народные депутаты СССР С.В.Гроздев, М.К.Пашалы и В.К.Пшеничников (особенно первые двое), представлявшие гагаузское население. «Нам, трем депутатам из районов, большинство населения которых составляют гагаузы, - заявил на Первом Съезде народных депутатов М.К.Пашалы,- поручено передать Съезду депутатов решение съезда гагаузов об образовании гагаузской автономии. Мы просим поручить Верховному Совету СССР рассмотреть этот вопрос и решить его. Это, по-нашему мнению, отвечает ленинским приципам национальной автономии» (см. «Первый съезд народных депутатов СССР, Стенографический отчет», том V, М., 1989 г. стр. 466). Отметим параллельно, что в сентябре 1989 г. Рыбницкий и Тираспольский горсоветы Молдавской ССР приняли решение о проведении местных референдумов на предмет создания Приднестровской АССР (состоялись в декабре 1989 – январе 1990 г.г.).

Под давлением «Гагауз халкы» и по рекомендациям ЦК КПСС, Президиум Верховного Совета Молдавской ССР 7 августа 1989 года учредил специальную комиссию «По изучению запросов народных депутатов и других обращений по созданию автономии гагаузского народа». Автор книги принимал непосредственное участие в работе этой комиссии. (Ф.А.). Ее возглавил заместитель председателя Президиума Верховного Совета республики В.С.Пушкаш, юрист по образованию.

 Работа комиссии с первого же ее заседания приобрела нервный характер. На фоне продолжавшейся антигагаузской истерии национал-патриотов и речи не могло быть о плодотворной деятельности комиссии.

Складывалось такое впечатление, что в зале находятся одни глухие.

Никто никого не хотел слушать и слышать, хотя даже соловьи, как утверждают поэты, вынуждены слушать галок. Стороны тем и занимались, что приклеивали друг другу различные политические ярлыки, оскорблявшие человеческие и национальные достоинства участников переговорного процесса. Действовали они по принципу: «Я все равно не дам, а я все равно возьму!».

Подчеркнем, что в то время в Молдове не было ни одного высокопоставленного политического деятеля, независимо от его национальной принадлежности, который заявил бы открыто о необходимости предоставления гагаузам автономии. Исключение не составлял и В.С.Пушкаш. Действуй он иначе, на второй же день остался бы без работы. Поэтому он всячески старался затянуть время, но, как правило, вел себя довольно спокойно. Спустя полгода после начала работы комиссии В.С.Пушкаш в интервью газете «Советская Молдавия» (1 февраля 1990 года) заявил следующее: «Объективных условий, не позволяющих создавать на землях Буджака гагаузскую автономию, имеется гораздо больше, чем условий, позволяющих это сделать».

Когда мы говорим о каком-либо национально-территориальном государственном формировании, то представляем себе регион, население которого хотя бы на три четверти, пусть даже процентов на 60, состоит из представителей одной нации». Для создания государственного образования необходима нация, утверждал он. Естественно, его аргументы, в свете которых нельзя было решать гагаузский вопрос, не выдерживали никакой критики ни в области теории, ни в области практики. Примеров тому – предостаточно. Это Еврейское автономное образование в России, это и мудро решенные вопросы национальных меньшинств в Бельгии, Швейцарии и других странах.

Специальная комиссия во главе с В.С.Пушкашем вскоре завершила свою работу. Но она не только не развязала «гагаузский узел», а затянула его еще крепче. Документы, подготовленные экспертами «Гагауз халкы», были отвергнуты официальными властями, волю которых выполняли председатель комиссии и большинство ее членов.

Они были переданы в Президиум Верховного Совета Молдавской ССР. На практике это означало, что не ждите положительного решения гагаузского вопроса. Гагаузскому народу вновь было отказано в создании своей автономии. Хотя зал заседания, в котором стороны занимались тем, что выясняли свои отношения, опустел, вопрос с повестки дня движения «Гагауз халкы» не был снят. Более того, он стал для его лидеров еще более острым и злободневным. Гагаузские лидеры перешли к более решительным действиям. Они стали использовать разные формы мирной борьбы для достижения своих целей. За ними более пристально стали следить правоохранительные органы, в том числе специальные службы. И в Буджаке подтвердилась французская истина: «Если народ не проявляет бдительность, у руля государства нередко становятся контрреволюционеры, а не те, кто ради осуществления чаяний своего народа жертвовал жизнью».

Это и происходило на фоне разнузданных действий молодчиков из Народного Фронта Молдовы с мая по ноябрь 1989 г. Они, не встречая никакого противодействия со стороны властей, нарушали общественный порядок в центре Кишинева, широко использовали антигагаузские лозунги. Партийные вожди из ЦК Компартии Молдовы, испуганные и окончательно растерянные, заняли выжидательную позицию, а тем временем фронтисты-унионисты перешли в стремительное, безоглядное наступление. 7 ноября 1989 г. они в районе медицинского университета и КГБ забросали камнями водителей боевых машин, направлявшихся к площади Победы. Наиболее ярые из них, находясь под воздействием винных паров, легли под танки. Была атакована и милиция. Провокации повторялись одна за другой.

Безнаказанность еще больше воодушевила их на противоправные действия. 10 ноября 1989 года толпа разъяренных национал-патриотов атаковала Министерство внутренних дел, забросав камнями здание и пытаясь его поджечь. В тот день автор этой книги и М.С.Платон, заместитель председателя Совета Министров, были в здании МВД (Ф.А.).

Хотя милиционеры и оказались под градом камней, но огня они не открыли, чего, как выяснилось позже, и добивались национал-патриоты.

Надо отдать должное расчетливости В.Н.Воронина, возглавлявшего  тогда Министерство. Он сумел правильно оценить возможные политические последствия применения военной силы против людей. А к этому его прямо толкали некоторые горячие головы в Кишиневе. Добавим, что в течение всего 1989 года фронтисты ультимативно требовали отставки Гроссу, Калина, Пшеничникова, Бондарчука, Семенова, Жученко, Кутыркина, Лебедкина, Демиденко, Ангели и депортации из Молдавии Лисецкого, Яковлева, Блохина (партархив, фонд 151, опись 73, дело 162, с. 27, 1990 г.).

2.

Чрезвычайный съезд представителей гагаузского народа.

Принятие Декларации о создании Гагаузской Автономной Республики. Парламентские выборы (25 февраля 1990 г.) и соотношение политических сил в обществе. Отказ большинства включить в повестку дня сессии вопрос об образовании Гагаузской автономии. Насилие толпы молодчиков над депутатами от Приднестровья. Движение «Гагауз халкы»

становится в жесткую оппозицию к правительству М.Друка.

Третье заседание Чрезвычайного съезда гагаузского народа.

12 ноября 1989 года в Комрате собрался Чрезвычайный съезд представителей гагаузского народа. Вступительным словом его открыл М.Кендигелян. «Когда гагаузский народ говорит о своей автономии, - отмечала в своем докладе М.Маруневич, - хочется, чтобы все поняли: в этом нет ничего националистического, есть только желание выжить и дружить на равных со всеми народами – соседями по нашему общему великому делу» («Ленинское слово», 21 ноября 1989 г.).

Съезд принял Декларацию и ряд других документов, в которых содержалась правовая основа создания Гагаузской Автономной Республики.

В них проходила идея самодостаточности этнической идентификации, являющейся главной основой существования гагаузов как самостоятельного и самобытного народа.

«В настоящее время гагаузский народ, как самобытный этнос,

- говорилось в Декларации, - осознает себя как нация, которая в состоянии возродить себя и развиваться. Юридической гарантией в возрождении этого малочисленного народа может явиться создание его национально-территориальной автономии. Только политико-правовое национальное самоопределение может приостановить процесс исчезновения гагаузского народа и его духовной культуры». Далее в документе отмечалось: «Отныне гагаузский народ выражает народное волеизъявление самостоятельно решать вопросы своего экономического развития, создавать собственные социальные условия для возрождения и развивать национальную культуру в рамках своего политико-правового государственного образования. Одновременно гагаузский народ заявляет о своем подлинном интернационализме и решимости создать равные условия для жизни, деятельности и развития болгар, молдаван, украинцев, русских, евреев, чехов и представителей других народов, проживающих на территории гагаузского автономного образования».

Делегаты съезда, как полноправные представители гагаузского народа, объявили об образовании Гагаузской Автономной Советской Социалистической Республики в составе МССР. От имени своего народа они обратились к Верховному Совету Молдавской ССР и Верховному Совету СССР, с просьбой утвердить Гагаузскую Автономную Советскую Социалистическую Республику в районах компактного проживания гагаузского населения. Выступавшие на съезде подчеркивали, что все чувства сострадания нынешних властей к бедам гагаузского народа носят фальшивый характер. Гагаузы должны действовать решительно, а не бездумно ждать заочной и несбыточной любви к ним молдавских и московских чиновников, которые душой постоянно лицемерят.

Весть о провозглашении Гагаузской автономии, как молния, облетела не только Советский Союз, но и весь мир. Некоторые западные корреспонденты в Москве со ссылкой на информацию, полученную из Кишинева, писали, что малочисленный гагаузский народ своим решением о национальном самоопределении в форме Гагаузской Автономной ССР поставил лидеров СССР и Молдавии в крайне сложное положение. По сути дела им объявлен ультиматум.

На другой день, 13 ноября 1989 года, Президиум Верховного Совета МССР отменил решения Чрезвычайного съезда, объявив их антиконституционными. Проведение съезда осудил и ЦК Компартии Молдавии. В его заявлении говорилось: «Резкому осложнению общественно-политической обстановки способствовали решения 1-го съезда сельских, поселковых, городских, районных, ССР Молдова и Союза СССР народных депутатов, состоявшегося в Комрате. Играя на чувствах национального самосознания гагаузского народа, его стремлении к самостоятельности, созданию в составе ССР Молдова национально-автономного образования, отдельные лидеры торопят события, разжигают ненужные страсти и эмоции, пытаются увести от конституционного, демократического решения вопроса» (партархив, фонд 151, опись 73, дело 162, стр. 138).

Отметим, что обсуждение проблемы гагаузской автономии на заседании Президиума Верховного Совета, заявление ЦК Компартии Молдовы имели широкий общественный резонанс в республике и за ее пределами. Этому в немалой степени способствовало участие в работе Президиума по гагаузскому вопросу председателей исполкомов южных районов республики. Когда стало ясно, что власти, не считаясь со здравым смыслом, абсолютно игнорируют чаяния целого народа, лидеры «Гагауз халкы» приступили к новым коллективным действиям, целью которых было создание исполнительных органов власти в Комрате и на местах.

В ответ на принятое Президиумом Верховного Совета МССР постановление об отмене решений Чрезвычайного съезда представителей гагаузского народа лидеры «Гагауз халкы» 3 декабря 1989 года созвали второе его заседание. Выразив возмущение работой специальной комиссии «по созданию автономии» и постановлением Президиума, делегаты съезда избрали Временный комитет для утверждения автономии.

Так закончился для гагаузского народа 1989-й год – год обманутых надежд и горьких разочарований. Хотя сердца людей гагаузской национальности и были полны безмерной и щемящей тоски, но мысли их дышали какой-то незримой для других этносов жизнеутверждающей силой. Чтобы человеку это почувствовать, надо было ему хоть на время стать гагаузом.

И вот пришла весна 1990 года – весна щемящих и страстных надежд гагаузов, вековой мечтой которых было возрождение своего  автономного образования. На этот раз в Буджаке. Как известно, в первый раз гагаузы создали свою государственность на территории нынешней Болгарии. Ее столицей сначала был Балчик, а затем - Варна. Начало 1990 г. совпало с началом предвыборной кампании, сильно отличавшейся от предшествующих. С ее первых дней началась острая изощренная борьба за голоса избирателей. Осваивались ранее неизвестные и непривычные выборные технологии. По сути дела, тогда стали выкристаллизовываться два политических течения в молдавском обществе. Это были силы, выступавшие за укрепление молдавской государственности, и их антиподы, ратовавшие за присоединение Молдовы к Румынии.

Соглашательскую позицию занимали многие партийные чиновники Компартии Молдавии, перешедшие на сторону унионистов. Если называть вещи своими именами, они способствовали недругам молдавской государственности в том, чтобы ввергнуть общество в пучину националистического хаоса. До этого люди здесь не знали трений на национальной почве. Тогда и на молдавской политической арене подтвердилась правота французов, считающих, что первыми предают те, кто сначала продал самих себя.

В конце 1989 начале 1990 годов обострилась обстановка в южных районах республики, особенно в Комратском. «Это связано с тем, - говорилось в Записке сектора межнациональных отношений государственно-правового отдела ЦК КМ (11 января 1990 г.), - что нет определенности в вопросе автономии. В этих условиях активизировал свою деятельность «Гагауз халкы», лидеры которого ведут усиленную пропаганду среди населения. Ими широко используются материалы, опубликованные в газетах «Литература ши арта», «Тинеримя Молдовей», «Молдова сочиалистэ» и «Народное образование», которые носят явно антигагаузский характер, искаженно формируют общественное сознание среди молдавского населения республики». В документе также отмечалось, что «отсутствие должной решительности, настойчивости и оперативности со стороны республиканских и местных партийных и советских органов не привели к успокоению масс и нормализации общественно-политической обстановки» (партархив, фонд 151, опись 73, дело 162, стр.64).

0 Беда Молдовы, однако, в том, что не успевают политически исчезнуть одни перевертыши, как появляются другие. Они оказываются более хитрыми и умеющими скрыть свое политическое лицо от народа, которого постоянно обманывают, преследуя свои личные цели. А какие имеются факты и примеры? – спросит читатель.

Перелистаем доклад И.Калина, члена ЦК ПКРМ, депутата парламента, на торжественном собрании общественности республики, посвященном 640-летию молдавской государственности, 75-летию образования МАССР и создания Компартии Молдавии (9 октября 1999 г.).

На вопрос, откуда исходит главная угроза молдавской государственности, автор дает довольно откровенный ответ. «Она исходит от румынизма-унионизма и коррумпированности власти. Сейчас уже ясно, что еще в начале 90-х годов национал-унионистские силы Молдовы, поощряемые и дирижируемые из-за Прута, под прикрытием демагогических лозунгов национального возрождения, демократизации общественной жизни и борьбы с административно-командной системой захватили высшие структуры власти в республике и, опираясь на них, открыто повели дело к ликвидации молдавской государственности».

Докладчик отмечал, что национал-унионистским силам Молдовы активно помогают американские, натовские стратеги, которые «заинтересованы в том, чтобы любой ценой вывести Молдову из геополитического пространства СНГ и, прежде всего, России». По словам докладчика, тогдашнее руководство республики «открыло шлюзы для натовских структур и стремится втянуть американцев, натовских генералов в решение приднестровской проблемы, в процесс вывода из Левобережья остатков российского военного контингента». «А ведь мы с вами знаем, что находящиеся в нашем регионе еще с суворовских времен российские войска никогда не причиняли зла местному населению. Не мешают они нам и сегодня. Вопрос о выводе их – это только предмет двусторонних молдо-российских переговоров, а не каких-то третьих сил», - подчеркивал И.Калин.

Закончил он свой доклад с призывом ко всем политическим силам страны включиться в формирующееся «Движение за спасение молдавского государства». По словам докладчика, его призвана возглавить Партия коммунистов РМ во главе со своим лидером В.Ворониным. И. Калин утверждал, что «по своим деловым, политическим и нравственным качествам В. Воронин является той фигурой, вокруг которой могут сплотиться все созидательные силы общества во имя предотвращения нависшей над Молдовой беды, сохранения и укрепления Молдавского государства, спасения молдавской нации».

Звучит здорово и эмоционально, не так ли, читатель? Но, придя к власти путем невиданного по своим масштабам обмана народа, лицемерно объясняясь в любви к России, ПКРМ во главе с В.Ворониным не сделала ничего существенного, что могло бы сплотить общество и привести к решению приднестровской проблемы. Без этого ни одному правительству не удастся вывести страну из кризиса. Молдавское общество сегодня, как никогда в прошлом, расколото. Это хорошо видно на примере Гагаузии, население которой власти сознательно раскололи. После выборов (6 марта 2005 г.) глава государства В.В.Воронин ради сохранения за собой президентской власти пошел на сговор с политическими силами, лидеров которых сам не раз подвергал резкой критике.

Некоторые лидеры ПКРМ стали самыми антироссийски настроенными людьми на политической сцене республики. Они требуют вывода из Приднестровья российского воинского контингента. Президент В.В.Воронин, который не так давно заверял Россию, что не подпустит войска НАТО к Брянску, готов видеть их на берегах Днестра.

Лишь бы здесь не оставались солдаты-россияне. Такие времена мы сейчас переживаем. И причина тому – двуличные, задиристые нравы нынешних лидеров страны. Их поведение внутри страны и за ее пределами делает политическим и экономическим заложником большую часть народа РМ.

Говоря о парламентских выборах 25 февраля 1990 года, подчеркнем, что впервые за всю историю МССР ее высший законодательный орган был избран демократическим путем по одномандатным округам на альтернативной основе. Второй тур голосования состоялся 10 марта. Народными избранниками стали и некоторые активисты движения «Унитате-Единство», ставшего реальной силой в борьбе с унионистскими устремлениями фронтистов. В состав парламента вошли и авторитетные руководители многих предприятий Приднестровья.

 Самой большой фракцией в парламенте стали депутаты-аграрники, имевшие 117 депутатских мандатов (почти 32 процента). Фронтисты располагали 25 процентами мандатов.

Власть, однако, была в руках вчерашних коммунистов-номенклатурщиков и фронтистов. 83 процента депутатов были членами Компартии Молдавии. Одни из них уже в ходе предвыборной кампании взяли на вооружение лозунги фронтистов, другие ждали получения депутатских мандатов, чтобы оказаться на той же стороне баррикады. Позиции фронтистов крепли по ходу работы парламента. Еще до начала первой организационной сессии, отмечал руководитель депутатского клуба «Viaa satului» («Сельская жизнь») Д.Моцпан, состоялся раздел должностей между Народным фронтом и М.Снегуром.

Все клубы и партии получили то, чего хотели, и только наша самая большая депутатская фракция осталась за бортом. Началась жесткая борьба между фронтистами и аграриями. В конечном счете, ее успешно выиграли последние.

В 1990 году в парламент республики, состоявший из 368 народных депутатов, вошли 12 гагаузов: Ф.Ангели, Г.Калчу, В.Капанжи, К.Капсамун, Ф.Карапунарлы, М.Кендигелян, И.Кёр, С.Курогло, Ф.Маринов, Г.Сюмбели, С.Топал и Г.Франгу. От приднестровских районов в Верховный Совет были избраны 60 человек. Гагаузские депутаты, опираясь на поддержку приднестровцев, решительно отстаивали идею автономии. Таким образом, в начале 90-х годов ХХ века в высшем законодательном органе Молдавской ССР впервые столкнулись две непримиримые позиции, что свидетельствовало о серьезном расколе молдавского общества. Значительный перевес сил оказался на стороне фронтистов. Десятки тысяч специалистов высокой квалификации, в том числе молдаван, опытные экономисты, авторитетные организаторы производства, например, П.А.Паскарь, покинули республику. Начались массовые чистки кадров – от уборщицы до министров

- аппарата правительства и местных структур. Повсюду были расставлены сторонники Народного Фронта – унионисты.

В январе 1989 года, как отмечалось, было создано движение «Унитате-Единство», объединившее в основном русскоязычное население. В районах Левобережья Днестра и на некоторых кишиневских  предприятиях образовались Советы народных коллективов (СТК). В районах компактного проживания гагаузского населения серьезно активизировалось движение «Гагауз халкы». «Реальная опасность дискриминационного прорумынского режима и насильственного включения Республики Молдова в состав Румынии»,- отмечает молдавский историк Василе Стати («История Молдовы», 2003, стр. 396),- консолидировала гагаузское население и население Левобережья Днестра.

Это закончилось неизбежным распадом Компартии Молдовы как монолитной силы изнутри, которая капитулировала перед фронтистами (стр. 393). А Народный Фронт Молдовы (НФМ) достиг своей первой цели – национального раскола населения республики.

Создалось опасное для молдавского государства положение:

русскоязычное население самоизолировалось, и гагаузское население тоже заботилось лишь о своих национальных проблемах. Этому продолжали способствовать публикации ряда националистических изданий, в частности «Литература ши арта». На ее страницах печатались материалы румынских граждан, например, Мариуса Миора из Тимишоара, который предлагал отдать Украине Тирасполь, Рыбницу и другие районы Левобережья Молдовы и часть гагаузских сел взамен присоединения Молдовы к Румынии. Когда на сессии при избирании И.Хадыркэ первым заместителем председателя Верховного Совета депутаты попросили его прокомментировать подобные предложения румынских авторов, он ответил: «Каждый человек имеет право на свое мнение» (стенограмма сессии от 11 мая 1990 года, фонд R – 2948, опись, 6 досье 1120, стр.30).

Парадокс, но факт: население молдавских районов Левобережья Днестра защищало свои интересы через Объединенные советы трудовых коллективов (ОСТК). В то время как мажоритарный этнос

– молдаване - не имел своей национальной силы, которая могла бы сплотить не только их, но и другие этносы во имя справедливости и единства молдавского государства. Фронтисты, захватившие власть, продали стремления и национальные интересы молдаван, открыто проводя политику объединения Молдовы с Румынией. Мажоритарная нация (65 процентов населения Молдовы) тогда позволила обольстить и обмануть себя красивыми лозунгами фронтистов «Единение, молдаване!». «Она, как и другие этносы, на четыре года оказалась жертвой группы мелких политиканов с враждебными молдавскому государству интересами», - подчеркивает историк Василе Стати.

По его словам, фронтисты и правительство авантюриста М.Друка вели дело к превращению Республики Молдова в «румынскую провинцию» и присоединению ее к Румынии. Историк утверждает, что действовали они по двум направлениям: из Кишинева – через НФМ и правительство Друка, из Бухареста - через секретные службы. Однако цель их была одна: политический и, особенно, экономический вывод МССР за рамки СССР. «Недруги молдавского народа отлично сознавали, что это приведет к экономической разрухе и политическому хаосу, и тогда Молдова станет легкой добычей румынских политических кругов, и поныне не избавившихся от синдрома «Великой Румынии».

Действительно ли существовала угроза «поглощения» Молдовы Румынией?

Она существовала, отрицать это вряд ли стоит. В своей программе, принятой на 11 съезде (30 июня - 1 июля 1990 г.), фронтисты переименовали молдавское государство в «Румынскую Республику Молдова», объявив ее «оккупированной территорией». В резолюциях съезда утверждалось, что употребление этнонима «молдавский народ»

и глоттонима «молдавский язык» было введено с целью денационализации бессарабских румын и создания псевдонауки, чтобы оправдать аннексию румынских земель: сначала Россией, а затем и СССР. Насколько осуществимой была эта угроза?

Как бы ни старались молдавские фронтисты и их запрутские единомышленники создать в конце ХХ в. новую «Великую Румынию», в конечном счете, им бы это не удалось. 35 процентов населения Молдовы составляли национальные меньшинства, которые были ярыми противниками этой идеи. Они нуждались лишь в субъективном факторе – своей политической организации, способной поднять знамя защиты независимости РМ. Гагаузы, как и граждане иного немолдавского этнического происхождения, составляющие вместе с молдаванами народ Республики Молдова, писала газета «Земля и люди»

(9 мая 1997 г.), решительно отстаивают суверенитет и независимость молдавского государства. Сплоченность гагаузского народа в 1990-х  годах в защите независимости РМ и его решимость добиться создания в Буджаке своей автономии, не угрожающей интересам других народов, как раз и не устраивали национал-патриотов и их зарубежных дирижеров, которые на протяжении многих лет оказывали на гагаузов психологическое давление.

Среди многочисленных средств, которые они использовали, было одно особенно древнее. Слухи. Они, также как и «подтасовка карт», рассчитаны на людей с невысоким уровнем политического сознания, у которых нет возможности проверить ту или иную информацию. Какие только ярлыки ни навешивали национал-патриоты на гагаузский народ с целью натравить на него титульную нацию! Гагаузы и другие немолдавские этносы, как и абсолютно большая часть молдаван, продолжали отстаивать независимость и суверенитет молдавского государства. Караван идет, как говорят на Востоке. Идет по нужному пути, хотя этот путь и не усыпан розами. С возможностями национальных меньшинств, составляющих более 30 процентов населения РМ, и впредь будут вынуждены считаться политические партии и лидеры Республики Молдова. Конечно, если они будут реалистами, а сами немолдавские этносы постараются быть сплоченными.

Против зловещих планов фронтистов, направленных на ликвидацию молдавского государства, выступала абсолютно большая часть титульной нации. Эта реальность была подтверждена на съезде «Наш общий дом – Республика Молдова», проведенном 5 февраля 1994 года в Кишиневе. Через месяц, 6 марта 1994 года, в РМ был проведен опрос общественного мнения. В нем участвовало 63 процента населения страны. Подчеркнем, что 98 процентов участников опроса высказались за независимое, единое и неделимое молдавское государство. И, наконец, на территории Молдовы все еще находились весьма боеспособные части бывшей Советской Армии. Какой бы слабой ни была тогда Россия, она не осталась бы безучастной к попыткам фронтистов перекроить границы государств, установленных после второй мировой войны. В этом вопросе на стороне России были бы и другие государства Европы. Никому не нужен был прецедент.

К чему он может привести, народы увидели на примере событий на Балканах.

 Постепенно тем руководителям республики, которые выросли из среды фронтистов, другие стали служить верой и правдой. Их сближение с оппозиционными к Компартии Молдавии силами началось еще во второй половине 1989 года, когда шла подготовка к принятию 31 августа 1989 года закона «О функционировании языков на территории Молдавской ССР». По тактическим соображениям молдавские фронтисты выдвигали на первые роли чиновников-коммунистов, направляя их практическую деятельность в нужное им русло. Без мощной поддержки фронтистов и М. Снегур не стал бы ни Председателем Верховного Совета МССР, ни президентом РМ. Благодаря тесной связи фронтистов и лжекоммунистов МССР, к середине 1990 года на территории Молдавии, как и СССР в целом, усилились центробежные тенденции, которые охватили все уровни государственного управления.

Сессия Верховного Созыва МССР открылась 17 апреля 1990 года. В ее повестке дня было 34 вопроса. Важнейший для национальных меньшинств и большей части титульной нации вопрос о Всесоюзном референдуме по сохранению единого Советского Союза значился в повестке дня последним. На третьем заседании сессии (18 апреля) депутат М.Кендигелян от имени депутатской группы «Буджак», насчитывавшей 16 человек, предложил включить в повестку дня вопрос об образовании национально-территориальной автономии гагаузского народа. На том же заседании будущий автор этой книги - депутат Ф.Ангели - настаивал на том, чтобы председатель сессии И. Боршевич вынес на голосование это предложение. «Мы не рассчитываем на быстрое положительное решение вопроса. Но мы хотим напомнить депутатам общепризнанное право - меньшинство не может диктовать большинству, но и большинство не может не учитывать конституционные права меньшинства». На это выступление последовала реакция депутата А.Мошану, который заявил, что намеки депутата Ф.Ангели, на то, что кто-то ущемляет интересы гагаузского населения, не имеют под собой почвы, это является выдумкой. Заметим, что позже А.Мошану стал одним из серьезных противников гагаузской автономии.

Спор о том, включать или не включать в повестку дня сессии вопрос о гагаузской автономии, разгорелся 19 апреля. Председатель сессии И.Борщевич обещал, что до конца дня этот вопрос будет поставлен  на голосование, но обещание свое не выполнил. Депутат С.Курогло предложил сформулировать вопрос однозначно: «О создании национально-государственной автономии гагаузского народа». Слово «государственная» серьезно напугало многих депутатов титульной нации.

В.Пушкаш отметил, что проблему следует более глубоко изучить, а П.Сандулаки заявил, что гагаузская проблема создается искусственно.

Возражая им, В.Иовв сказал: «Вопрос об автономии гагаузской народности мы рассматривали, но не пришли к общему знаменателю. Но если так настоятельно требуют депутаты-гагаузы, мы должны быть векликодушными и включить этот вопрос в повестку дня. Мы же не решаем сегодня вопрос: быть автономии или нет».

Кандидаты на должность председателя Верховного Совета Молдавской ССР П.Лучинский и М.Снегур в своих выступлениях 27 апреля 1990 года также коснулись гагаузского вопроса. П.Лучинский, кандидатуру которого от имени большинства депутатов-гагаузов поддержал В.Капанжи, заявил: «Я абсолютно уверен, что мудрость нашего парламента найдет решение гагаузского вопроса, но делать это надо спокойно, потому что все проблемы, которые накопились на протяжении многих десятилетий, решить сразу невозможно». М.Снегур ограничился одной фразой: «Гагаузский вопрос можно решить путем культурной автономии» (Инвентарь 6, дело 1117, парламент, стр. 53).

В то время при голосовании мнения представителей национальных меньшинств депутатами-фронтистами в расчет не принимались.

Реальность была такова, что национал-патриоты начали вести страну в пропасть. Она оказалась расколотой впоследствии, стала народной болью людей, проживающих на обоих берегах Днестра.

События развивались стремительно. 27 апреля 1990 г. парламент Молдовы принял закон о новом государственном флаге. Им стал румынский триколор. Это еще больше накалило обстановку. 23 июня 1990 года парламент провозгласил суверенитет Республики Молдова.

Страсти в стране разжигали также не всегда взвешенные заявления президента РМ М.Снегура. 27 августа 1991 года в интервью французской газете «Le Figaro» он заявил: «Следуем политике экономической и духовной интеграции с Румынией. Независимость является, конечно, временным периодом. Сначала будут существовать  два румынских государства, но это не будет долго продолжаться. Повторяю еще раз: независимость Советской Молдавии является этапом, а не целью».

В августе 1991 года фронтисты навязали народу Республики Молдова румынский гимн «Пробудитесь, румыны!». И этот факт создал новое напряжение в обществе. Оно не могло не коснуться и гагаузского населения, которое активно выступало против происков фронтистов.

У автора книги сохранились блокноты с записями, сделанными на сессии, стенограммы выступлений депутатов. Если спрессовать и проанализировать их сегодня, придешь к единственному выводу: до чего же недальновидно и неумно, с оттенком мании величия вели себя депутаты-фронтисты и их попутчики из других фракций! Многое из того, чего они добивались, было осуществимо, но надо было дать возможность поработать времени. В большой политике одной злобой не добьешься ничего.

По сей день в ушах звенит голос Мирчи Друка: «Все беды Молдовы заключаются в том, что она кормит весь Советский Союз.

Этого не хотят понять национальные меньшинства, проживающие в республике. Как только Молдова перестанет кормить других и начнет экспортировать свои помидоры в страны Европы, молдавский народ заживет также благополучно, как и европейцы». По политическим соображениям будущий горе премьер-министр забывал, что бюджет Молдавской ССР всегда дотировался из союзного бюджета.

Если в зале заседания парламента обстановка была нерабочей, то вокруг здания Верховного Совета она стала невыносимой. Здесь постоянно дежурила возбужденная толпа сторонников Народного фронта. Многие из них с утра бесплатно заправлялись алкоголем.

Когда лидеры национал-патриотов хотели, моральный террор митингующих переходил в физические избиения депутатов, не согласных с позицией фронтистов. Главный удар они направляли на приднестровских избранников и гагаузских депутатов. В парламенте особенно тяжело им стало после 20 мая 1990 года, когда совместными действиями Объединенных советов трудовых коллективов (ОСТК) Тирасполя, рабочих комитетов Бендер и Паркан была сорвана попытка национал-патриотов прорваться в Бендеры и водрузить над городом триколор.

Эта акция осуществлялась под девизом: «Тигина – румынский город». Депутаты, представлявшие тогда население Приднестровья и Буджака, считали, что 27 апреля 1990 года молдавские унионисты навязали народу МССР государственный флаг Румынии. В этом факте они усматривали курс на ликвидацию молдавской государственности и присоединение Молдовы к Румынии. 22 мая 1990 года фронтисты отыгрались на депутатах от Приднестровья. Досталось и некоторым южанам.

После окончания вечернего заседания на улице их ожидала толпа молодчиков. Более двадцати депутатов были избиты. Их действиями из зала заседаний парламента руководил кумир молодежного крыла Народного фронта Анатол Шалару, которого депутаты заболлотировали при голосовании на должность председателя молодежной комиссии. Это еще больше их озлобило. Их крайнее недовольство вызвали также речи, прозвучавшие на митинге женщин-матерей, посвященном памяти 18-летнего студента Дмитрия Матюшина. 14 мая он был избит до смерти в двухстах метрах от здания Верховного Совета. Молодчики разогнали участниц митинга кастетами.

На следующий день, 23 мая 1990 года, депутатская группа «Советская Молдавия», насчитывавшая 132 депутата, выступила с решительным протестом против разнузданных действий молодчиков. Заявление зачитал депутат В.Яковлев. В нем, в частности, говорилось: «22 мая после окончания вечернего заседания группа народных депутатов подверглась нападению и избиению со стороны экстремистских элементов. Под угрозой линчевания она была вынуждена возвратиться в здание Верховного Совета. Постоянное морально-психологическое давление и физическое насилие, которым подвергаются народные депутаты Молдавской ССР, исключают возможность нормальной работы на сессии. С чувством глубокой тревоги мы покидаем сессию.

Мы готовы возобновить участие в работе сессии после создания надлежащих условий для нашей работы». Вынужденный уход депутатов группы «Советская Молдавия» считается уважительным, а это значит, что дальнейшая работа сессии является неправомочной, отмечалось в 0 заявлении депутатов (стенограмма сессии от 23 мая 1990 г., фонд 2948, опись 6, дело 1121, стр. 7-9).

В тот же день от разнузданной толпы досталось и некоторым депутатам-аграриям.

«Не один месяц, - вспоминает экс-спикер парламента Д.Моцпан,

- мы были вынуждены возвращаться в гостиницу в сопровождении охраны. Такими яростными были оскорбления и обвинения, которые обрушивали на нас специально отобранные возмутители спокойствия.

Не ошибусь, если назову их «наемниками», которые таким неблаговидным путем зарабатывали себе на хлеб. Тогда мы окончательно убедились в необходимости создать партию. Надо было всем объединиться, иначе мы могли потерять республику», - пишет Д.Моцпан («Шипы и розы», стр. 25).

На сессии резкой критике подверг действия экстремистски настроенных молодчиков председатель правительства депутат П.А.Паскарь, пользовавшийся большим авторитетом в республике.

Он отметил: «Политическая обстановка в стране достигла крайней напряженности. Положение в экономике отнюдь не лучше, чем в области политики. Сельское хозяйство находится в критическом положении.

Не лучше обстоят дела и в промышленности. Из-за отсутствия сырья простаивают многочисленные коллективы фабрик и заводов. То, что творится вокруг здания парламента, нетерпимо. Когда мы, депутаты, элементарно не защищены, когда в нас бросают камни и бутылки, бьют по голове, это не может быть нормальной обстановкой. Депутаты живут под страхом, что их на каждом шагу могут ударить. Я, как Председатель Совета Министров, могу дать неудовлетворительную оценку работе милиции. Она либо не справляется со своей задачей, либо… Но, кроме милиции, есть еще прокуратура, имеются суды…».

(стенограмма сессии от 23 мая 1990 г. стр.3).

А вот как описывают события 22 мая 1990 года авторы «Истории Приднестровской Молдавской Республики» (том 2, вторая часть, Тирасполь, 2001, стр.82-83): «В депутатов-приднестровцев, которые вошли в коридор из милиционеров, плевали, бросали грязь, а в конце коридора стали их избивать. Особенно пострадали В.М.Арестов, И.Н.Смирнов, А.З.Волкова, что подтверждено медицинско-судебным  освидетельствованием. Депутаты были вынуждены вернуться в здание Верховного Совета, но и туда продолжали ломиться молодчики с голубыми лентами на лбу. Ближе к вечеру под конвоем милиции приднестровцев переправили в гостиницу «Кодру», и лишь поздно ночью они смогли уехать домой. Позже было возбуждено уголовное дело об их избиении. Но, несмотря на то, что приднестровские депутаты в ходе следствия опознали некоторых организаторов, расследование ни к чему не привело, и дело было закрыто».

На следующий день депутаты парламентской фракции «Советская Молдавия» в которую входили и некоторые гагаузы, в знак протеста против бесчинств молодчиков и непринятия властями мер по их обузданию, покинули заседание Верховного Совета. 5 июня 1990 года Верховный Совет республики внес в Уголовный кодекс Молдовы дополнительную статью 203 (прим.), которая, по сути дела, разрешала преследование инакомыслящих. В свете этого многие избиратели сел левобережных районов Молдавии и Буджака требовали, чтобы их депутаты вообще не возвращались в парламент.

Однако в надежде на то, что обстановка в столице общими усилиями будет нормализована, народные избранники из этих районов продолжали приезжать на сессию вплоть до 23 июня 1990 года. В тот день Верховный Совет ССР Молдова подавляющим большинством голосов принял Декларацию о суверенитете и утвердил заключение комиссии по пакту Молотова-Риббентропа. После этого большая часть депутатов-приднестровцев перестала появляться в зале заседания парламента. «Как только депутаты от Приднестровья поняли, что путь парламентской борьбы для них перекрыт отсутствием какой бы то ни было демократии в формирующемся унитарном мононациональном государстве – Республике Молдова, - отмечают авторы «Истории Приднестровской Молдавской Республики» (стр.83), - все усилия они направили на поиск иных путей для защиты прав и интересов приднестровских граждан».

Без всякой натяжки можно утверждать, что лидеры Приднестровья именно тогда и взяли курс на создание своего независимого государства. Если бы молдавские власти проявили политическую мудрость и такт по отношению к гражданам иной национальности,  создание взрывоопасной ситуации в Молдавии можно было бы не допустить. А ведь все началось после придания молдавскому языку статуса государственного (31 августа 1989 г.). За три месяца до этого (23 мая 1989 г.) Тираспольский и некоторые другие советы обратились в Президиум Верховного Совета МССР с призывом: принять закон о функционировании на территории республики двух государственных языков - молдавского и русского. Некоторые общественные организации настаивали на том, чтобы вынести вопросы о статусе этих языков и графике молдавского языка на референдум.

Однако 10 августа стало ясно, что все призывы и просьбы меньшинства окончательно отвергнуты. В ответ на это 11 августа представители советов трудовых коллективов (СТК) Приднестровья собрались в Тирасполе и создали координационный центр рабочего движения Молдавии – Объединенный СТК. Ими было принято решение о проведении 16 августа 1989 года предупредительной двухчасовой забастовки с требованием отложить сессию парламента, на которой планировалось принять закон о придании молдавскому языку статуса государственного. По данным местных властей, в забастовке приняли участие более 30 тысяч человек. Приднестровских бастующих поддержали многие трудовые коллективы гагаузских районов.

Но противниками придания русскому языку статуса государственного языка все-таки был взят опасный курс на обострение гражданского конфликта.

Абсолютная власть абсолютно развратила национал-радикалов.

После избиения народных депутатов (22 мая 1990 г.), некоторые политические деятели Молдовы начали задумываться над опасными последствиями действий фронтистов. Однако власти так и не поняли суть происходящих в многонациональной республике процессов. Не приняли эффективных мер к недопущению эскалации конфликта, не стали обращаться за помощью к народу. Его абсолютное большинство выступало против теории и практики действий фронтистов.

Наконец, 24 мая 1990 года. Верховный Совет МССР, принял Обращение к населению республики. В нем отмечалось, что «все отчетливее проявляются сепаратистские тенденции, выражающиеся в попытках создания автономных образований и в принятии отдельными  местными Советами решений, идущих вразрез с их компетенцией».

Но не было ни слова осуждения действий молодчиков из Народного фронта.

Учитывая, что с разных сторон на пленарных заседаниях сессии стала подвергаться критике безынициативность М.Снегура как Председателя Верховного Совета МССР, 25 мая он выступил перед депутатами с отдельным заявлением. По сути дела, он снял с себя всякую ответственность за события 22 мая. «Напомню вам, - говорил М.Снегур,

- что в тот день я находился в командировке в Москве. Я даже не был проинформирован о нападении на депутатов. Следует обратить внимание и на тот факт, что уже не в первый раз критические ситуации создаются именно тогда, когда я нахожусь за пределами республики».

М.Снегур закончил свое выступление тем, что попросил депутатов «принять незаменительно постановление об обеспечении его личной безопасности», а также решить вопрос о назначении нового Председателя Совета Министров республики вместо П.Паскаря, подавшего 24 мая в отставку. Свой уход с поста премьер-министра П.Паскарь «аргументировал тем, что сессия негативно относится к правительству». Так это и было. Но и М.Снегур ревностно относился к нему. П. Паскарь, назначенный председателем Совета Министров 10 января 1990 года, говорил мне (Ф.А.), что под давлением националрадикалов М.Снегур неделями не принимает его.

Об этом я был хорошо информирован. В зале заседания парламента мы с П.Паскарем сидели рядом. Более того, прежде чем написать заявление об отставке, он со мной советовался. Я подсказал ему правильное идеологическое обеспечение этого политического шага. Молдавское информационное агентство (АТЕМ), руководителем которого был я, текст его заявления опубликовало на страницах газеты «Вечерний Кишинев» текст его заявления и распространило по каналам ТАСС до того, как его получили М.Снегур и депутаты. Это и послужило для Снегура основанием заявить (25 мая): «Не знаю, как можно охарактеризовать и негативную роль АТЕМ в этой акции».

В то же день Верховный Совет Молдавской ССР назначил М. Друка премьер-министром. Он не имел ни экономического образования, ни опыта государственного деятеля даже среднего звена. Однако был  явно националистски настроенным сторонником присоединения Молдовы к Румынии. При общении с Друком складывалось впечатление, что его страсть к политической авантюре никогда не иссякнет.

В присутствии депутатов он мог вполне серьезно заявить западным журналистам, что молдавские помидоры скоро затоварят страны Европы, что Молдова начнет получать дешевую нефть из арабских стран, и незачем ей преданно смотреть на Восток. Подчеркнем, что с именем Мирчи Друка связаны самые драматические страницы истории гагаузов последнего десятилетия ХХ века. Об этом речь пойдет ниже.

С первых же дней работы сессии гагаузские депутаты более трех месяцев добивались, чтобы был включен в повестку дня вопрос о предоставлении гагаузам автономии. Мы не были одиноки.

Нас активно поддерживали приднестровские депутаты и часть народных избранников титульной нации, объединенных в депутатскую фракцию «Советская Молдавия», состоящую из 100 человек. Но и их поддержки было недостаточно для положительного решения гагаузского вопроса. Расклад сил был в пользу национал-радикалов, подкрепленных вчерашними «верными марксистами» - депутатами, долгие годы специализировавшимися на идеях ленинской национальной политики. Они и задавали тон не только в парламенте, но и за его стенами. Атмосфера морального террора царила во всем молдавском обществе.

В этих условиях усилия гагаузских депутатов, естественно, оказались тщетными. Создавалось такое впечатление, что говорим мы с глухими и слепыми одновременно. Мы говорили, что гагаузы ищут ответа на жгучий и злободневный для них вопрос не в разрушении единства и сплоченности молдавского общества, а поиске справедливости для всех его частей. Пытались объяснить, что в наших действиях нет никакого злого умысла, взращенного в строгой тайне, просили учесть национальную специфику нашей республики и считаться с нею.

Мы отмечали, что сама жизнь указала на необходимость осуществления радикальных реформ в обществе, пробудила в молдаванах национальное самосознание, созревавшее на протяжении многих десятилетий, что этот же процесс, естественно, затронул и гагаузский  народ. Потеря им своей национальной специфики и непонимание властями его безысходной гнетущей боли к концу ХХ века, действительно, приобрела угрожающий характер.

М.В.Маруневич писала в газете «Советская Молдавия»: «Процессы денационализации гагаузов уже имеют свое тревожное статистическое выражение. Так, если в 1979 году 96 процентов гагаузов Молдавской ССР называли своим родным языком гагаузский, то в 1989 году из 153 тысяч гагаузов Молдавии его назвали таковым 91 процент.

За десятилетие 5 процентов потери! Не слишком ли много!? Если так будет продолжаться и в грядущие десятилетия, остается только посчитать, сколько остается быть гагаузскому народу – народом!?».

30 июня - 1 июля 1990 года во Дворце «Октомбрие» состоялся второй съезд Народного фронта Молдовы (30 июня - 1 июля 1990 г.).

В его работе принял участие 1041 человек. Теплые приветствия в адрес делегатов форума направили председатель Верховного Совета республики М.Снегур и премьер-министр М. Друк. Председателем Народного фронта был вновь избран поэт И.Хадыркэ, работавший первым заместителем председателя Верховного Совета. Атмосфера съезда, выступления делегатов, считавших себя «символами новой, независимой Молдовы», которым не обязательно считаться с интересами национальных меньшинств, показали, что в случае, если национал-радикалы останутся у власти, гагаузам ничего хорошего ждать не приходится.

К тому времени практическая деятельность фронтистского правительства во внутренней и внешней политике начала приобретать такой опасный характер, что доходило до полного абсурда и политического авантюризма. Хотя авторитет Мирчи Друка и других членов правительства в обществе находили «голым», они продолжали находиться у власти и делали все, что хотели. Политические силы, находившиеся в оппозиции, не могли не считаться с этим. Они вносили коррективы в свою деятельность.

Движение «Гагауз халкы», убедившись в опасности курса М.Друка, встало в жесткую оппозицию к правительству. В рядах движения тогда насчитывалось свыше 3 тысяч зарегистрированных членов. Они входили в состав первичных сельских ячеек всех районов  компактного проживания гагаузов. Это свидетельствовало о большом его влиянии на население Буджака. «Гагауз халкы» старался упреждать действия властей. Этой цели, например, было подчинено третье заседание Чрезвычайного съезда гагаузского народа (Комрат 22 июля 1990 г.). На нем было принято решение о создании Гагаузского национального университета, который был официально открыт 18 июля 1991 года и получил название Комратского государственного университета. На съезде вновь было заявлено о провозглашении Гагаузской АССР в рамках Молдовы.

3.

Заседание парламента (27 июля 1990 г.), предопределившее эскалацию напряженности в Буджаке. Проведение первого съезда гагаузских депутатов всех уровней (19 августа 1990 г.). Решение о независимости гагаузского народа от государственной власти РМ.

Проведение выборов в Верховный Совет Гагаузской Республики (28 октября 1990 г.). Роспуск народного движения «Гагауз халкы»

(«Гагаузский народ»).

В те дни унионистские тезисы фронтистов широко обсуждались в средствах массовой информации. На гагаузское население они действовали, как красная тряпка на быка. В своем выступлении по телевидению (23 июля 1990 г.) о взрывоопасной ситуации в Буджаке говорил М.Снегур. Он заявил: «Каждый раз мы надеялись, что гагаузские лидеры будут реально смотреть на вещи. Несколько раз, в том числе и на моей последней встрече с гагаузами-депутатами парламента, казалось, что они тоже желают этого. И опять же, как только мы добиваемся определенного согласия, находится какой-нибудь новый повод для того, чтобы разжигать страсти. Это подтверждает и созыв чрезвычайного съезда гагаузского народа 22 июля».

«Очевидно, - продолжал он, - гагаузским лидерам удобнее поддерживать свою популярность путем проведения подобных политических мероприятий и еженедельных митингов, чем решать существующие проблемы парламентским способом при помощи закона, на взаимоприемлемых условиях. Разве обращение к правительству  России и вовлечение всевозможных удобных «экспертов» смогут толкнуть народ на разделение земли предков? Я обращаюсь к гагаузскому населению: люди добрые, будьте осторожней с теми, кто вводит вас в заблуждение. Мы прожили долгую жизнь в мире и согласии и также сможем жить и дальше. Что же касается ваших проблем сохранения и развития языка, культуры, подготовки кадров, уверяю вас, они будут решаться одновременно с проблемами коренного населения. Я буду очень огорчен, если между нами возникнет недопонимание, и, если оно со временем усугубится».

В заключение он сказал: «Мы хорошо знаем, кто виноват на самом деле в нынешнем положении гагаузов, украинцев и представителей других национальностей, проживающих на территории республики, включая и тех, кто приехал после войны. Неужели молдавский народ виноват в том, что трансплантации по сталинскому методу оказались трагичными для тысяч и тысяч людей? Неужели молдавский народ, десятки тысяч сынов и дочерей которого были сосланы в Сибирь, пострадал меньше?».

Многие тезисы выступления М.Снегура не вызывают споров.

Они, безусловно, верны и заслуживают внимания. Однако деление населения Молдовы на «коренных» и «некоренных» всегда будет содержать мины замедленного действия! Ибо нет в историографии такого критерия - сколько сот (тысяч) лет надо прожить представителям той или иной нации на одной территории, чтобы считаться ее коренными жителями. Другое дело синтагма «титульная нация», название которой носит государство.

Выступление М. Снегура, как и предыдущие обращения парламента, находившегося под влиянием Народного фронта, не оказало успокаивающего воздействия на гагаузское население. Тем более что на заседании парламента 27 июля 1990 года радикально настроенные депутаты начали новую атаку на движение «Гагауз халкы». Это заседание, писали «Известия» (6 мая 1991 г.), предопределило дальнейшую эскалацию напряженности в Буджаке. Постановление парламента, рассмотревшего «Материалы Комиссии Президиума Верховного Совета ССР Молдова по изучению запросов народных депутатов СССР и других обращений об образовании автономии гагаузской народности», не содержало ничего, что могло бы свидетельствовать о желании властей на каком-то этапе пойти навстречу чаяниям гагаузского народа. Более того, это постановление отменило решения I-III заседаний Чрезвычайного съезда представителей гагаузского народа об образовании Гагаузской АССР в составе Молдовы.

Отметим, что это заседание парламента было одним из самых истеричных. Национал - радикалы вели себя воинственно. Они пугали гагаузских депутатов, внушая им и их семьям страх. Характерно, что никто из депутатов титульной нации не напомнил им о политической этике, не допускающей оскорблений национальных чувств депутатов иных этносов. Уже тогда стало ясно, что после провозглашения фронтистами агрессивной политики по отношению к приднестровским и гагаузским депутатам, М.Снегур надолго попал в капкан, из которого ему не выбраться в одиночку. Лишь через некоторое время, при поддержке депутатов-аграриев он смог избавиться от М.Друка и некоторых других наиболее одиозных фигур, деятельность которых стала невыносимой и серьезно подтачивала политические устои общества.

Чтобы очистить политическую сцену от фронтистов, пришлось прибегнуть в 1994 году к проведению досрочных парламентских выборов. Прежде чем принять такое решение, аграрии во главе с Д. Моцпаном провели серьезную предварительную работу. Она проходила в закрытом режиме. Народные избранники боялись провокаций национал - патриотов. Поэтому последнее такое заседание с участием М.Снегура проходило в Республиканском комитете работников сельского хозяйства, а не в здании парламента. Депутаты-гагаузы поддержали аграриев. Им было очень важно убрать с политической арены Друка.

На заседании парламента 27 июля 1990 года гагаузам было заявлено, что они не только не коренные жители Молдовы, но в принципе даже никакой не народ. Кто же мы тогда? – спрашивали гагаузские депутаты. - Может быть, инопланетяне?» - А, вы еще и на космос претендуете, - съязвил депутат Г.Гимпу.

Серьезная же версия была такова: гагаузы являются этнической группой - отуреченными болгарами, которых, как и чистых болгар-колонистов, русский царь использовал для колонизации аннексированных им молдавских земель. В Молдове право на государственность имеют только молдаване. «О гагаузской автономии и речи быть не может!», - категорически гласил вердикт национал-патриотов. - «Культурное развитие - пожалуйста».

Депутаты-гагаузы отчаянно отстаивали свою позицию. Опираясь на исторические документы, мы (Ф.А.) доказывали, что гагаузы не болгары и не турки, а самостоятельный народ. Что они имеют свой язык, историю, обычаи, народную культуру. Мы говорили, что 80 процентов всех гагаузов проживает в Молдавии, что у них нет другой родины, что все их помыслы и чаяния связаны с молдавской землей, которую они любят не меньше, чем молдаване, болгары, русские, украинцы и представители иных этносов. Мы особо подчеркивали, что будущее своей автономии гагаузы видят только в составе Республики Молдова.

Мы, естественно, не ожидали, что в тот день - 27 июля 1990 года

- судьба станет решительно голубить гагаузов. Мы понимали, что всему свой день, всему свой час. Знали, что движение назад никогда не бывает постоянным - за отливом всегда следует прилив. Время - наилучиший учитель. И оно было нашим союзником. Не расслабляясь политически и духовно, мы продолжали действовать. Не всегда, однако, у лидеров «Гагауз халкы» это получалось. Чтобы приблизить заветный час, нужно было работать, не покладая рук, и терпеливо ждать, когда вспыхнет сияние долгожданного дня. И он наступил! Через четыре года. Время, действительно, оказалось великим мастером разрубать гордиевы узлы человеческих отношений. Претваряя события, скажем:

23 декабря 1994 года парламент РМ принял закон об автономии гагаузов. А тогда, 27 июля 1990 года, у нас ничего не вышло.

Вечером того июльского вечера мы были похожи на пчел, отставших от роя. Покидали здание парламента с тяжелыми лицами. Но отнюдь не сломленными морально. «Жизнь без надежды – это воля без силы, страсть без огня» - утверждал русский поэт девятнадцатого столетья Н.А.Некрасов. Жизнь учила гагаузов постигать не только самих себя, но и других. Они поняли опасность политики правительства Друка - знаменосца националистических сил, для которых гагаузы и другие этносы практически не существовали. В своем больном воображении национал-патриоты строили опасные химеры. К сожалению, 0 значительная часть титульной нации не отдавала себе отчета в том, какую серьезную угрозу для страны они представляют. Разве об этом не свидетельствуют трагические события, разыгравшиеся позже на берегах Днестра и приведшие к расколу страны? У гагаузского народа к тому времени пылкая надежда сочеталась с желанием «волей - неволей» добиться для себя автономии.

Гагаузский народ в одночасье стал упрямее в достижении своей цели. Этот малочисленный этнос был полон решимости доказать свою правоту, бороться с несправедливостью - основным источником противоречий между титульной нацией и гражданами Молдовы иных этносов. И все это несмотря на то, что в постановлении Верховного Совета республики (27 июля 1990 г.) гагаузы фигурировали как этническая группа; на то, что парламентская комиссия их претензии на автономию назвала «чудовищными планами нового расчленения национальной территории молдаван», равнозначными «прямым посягательствам на существование молдавского народа и государства»;

несмотря на продолжавшиеся угрозы радикальных депутатов, на возросший поток пасквилей, оскорблявших национальные чувства гагаузского народа, вызывавших острую обиду. Как любовь и ненависть порождают друг друга, так и грубые несправедливые действия одних часто вызывают ответные идентичные действия других. Так получилось тогда и в Молдове. Политика национал-патриотов, основанная на лжи, самообмане, спесивой уверенности - могу сделать все, что захочу

- привела их, в конечном счете, к политическому краху.

В начале августа 1990 года гагаузы проснулись от летаргического сна. На их примере подтвердилась истина: политическая борьба - это борьба за справедливые принципы. Это также борьба с коллективной неразумностью, выгораживающей недальновидных политиков. В течение всего месяца гагаузское население горячо и нервно обсуждало постановление парламента, необдуманно принятое людьми, лишенными политического чутья, неспособными предвидеть развитие событий. В населенных пунктах Буджака проходили стихийные митинги.

За действиями гагаузских лидеров следили власти. Президиум Верховного Совета Молдавской ССР оперативно реагировал. В постановлении «Об общественно-политической обстановке в республике»

 («Советская Молдавия», 3 августа 1990 г.) говорилось: «Несмотря на позитивные сдвиги в решении ряда вопросов, поднятых гражданами РМ гагаузской национальности, радикально настроенные представители этой народности не отказались от дезинформации населения и конфронтации. Об этом свидетельствуют митинги, прошедшие в последние дни в Комрате и Чадыр-Лунге. Принятые на них решения ведут к разжиганию нездоровых страстей, возникновению дестабилизирующих ситуаций».

В очередной раз власти приписали свои грехи другим, стараясь заработать политически очки у части общественности титульной нации. Хотя здравомыслящим людям стало ясно, что национал - радикалы, как демон раздора, продолжают умело и коварно управлять лидерами РМ, направляя их не на сплочение общества, а на его разрушение. Своими антигагаузскими действиями они, сами того не желая, способствовали сплочению единства гагаузов во имя достижения их заветных чаяний. Гагаузское население особенно раздражали публикации, затрагивавшие национальные чувства. Депутатам - гагаузам сделалось нелегко отвечать на вопросы своих избирателей.

Несмотря на все усиливавшееся давление национал-патриотов на гагаузов, они чувствовали, что час решимости пробил. И еще они чувствовали, что решимость их не покинет, пока не восторжествует справедливость, и не добьются они создания своей автономии. Началась подготовка к проведению I съезда гагаузских депутатов всех уровней (19 августа 1990 г.). В работе форума принимали участие 754 депутата.

Накануне съезда (18 августа) заместитель Председателя Верховного Совета В. Пушкаш и Премьер-министр М.Друк обратились к депутатам местных Советов, населению Комратского, Чадыр-Лунгского, Вулканештского, Тараклийского и Бессарабского районов Молдовы.

В обращении говорилось, что «лидеры движения «Гагауз халкы», ряд народных депутатов Молдавской ССР, депутаты Комратского и Чадыр-Лунгского районных Советов, некоторые депутаты из других районов и городов юга республики проявляют неуважение к требованиям Конституции республики, принятым Верховным Советом законам и постановлениям». По утверждению авторов документа, лидеры «Гагауз халкы» и депутаты «находятся в плену правового и политического нигилизма, инерции политических амбиций, продолжая попрежнему спекулировать жизненно важными вопросами гагаузского народа». Утверждалось, что «все вопросы, связанные с созданием национально-государственного образования для гагаузов, а также их включение в повестку дня съезда свидетельствуют о его заведомо антиконституционном характере».

В обращении отмечалось, что с политической точки зрения продолжение незаконных попыток создания автономии представляет собой политическую игру лидеров «Гагауз халкы». Власти считали, что они обманывают свой народ, подталкивая его к неразумным решениям и действиям, неоправданным ни исторически, ни юридически, ни политически. В.Пушкаш и М.Друк призывали народных депутатов юга «воздержаться от участия в работе съезда 19 августа 1990 года, являющегося «антиконституционным органом», не принимать никаких противоправных решений, направленных на подрыв государственного и общественного строя, территориальной целостности республики».

После оскорбительных статей «национал-патриотов» в адрес гагаузов обращение В.Пушкаша и М.Друка не произвело ожидаемого впечатления на население Буджака. По воле народа депутаты всех уровней провели свой съезд. Гагаузский народ тогда осознанно сделал выбор, завершившийся через четыре года претворением в жизнь их долгих чаяний – иметь свою автономию.

Съезд 19 августа 1990 года:

- отменил постановления Верховного Совета, его Президиума, которые признавали решения съездов представителей гагаузского народа (12 ноября, 3 декабря 1989 г., 22 июля 1990 г.) об образовании Гагаузской АССР и временных ее органов государственной власти и управления антиконституционными.

- утвердил, что решения всех предыдущих форумов гагаузского народа на всей территории компактного проживания гагаузов являются обязательными;

- признал заключения комиссии Президиума, постоянных комиссий Верховного Совета по национальным вопросам, по вопросам местного самоуправления и местного хозяйства, изучавших запросы некоторых народных депутатов СССР и другие обращения об образовании гагаузской автономии, антидемократичными, антинаучными, а постановления Президиума по данному вопросу, не имеющими юридической силы на территории Гагаузской Республики;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |



Похожие работы:

«1 СОДЕРЖАНИЕ стр.1. ПАСПОРТ РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ ПРОИЗВОДСТВЕН4 НОЙ ПРАКТИКИ 2. РЕЗУЛЬТАТЫ ПРОХОЖДЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ 5 ПРАКТИКИ 3. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ 6 ПРАКТИКИ 4. УСЛОВИЯ РЕАЛИЗАЦИИ РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ ПРО14 ИЗВОДСТВЕННОЙ ПРАКТИКИ 5. КОНТРОЛЬ И ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ ОС...»

«М. Норбеков Философия антикризисного мышления, или Дао кризиса Серия "Другой Норбеков" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6496433 Философия антикризисного мышления, или Дао кризиса: Вектор; СПб.:; 2009 ISBN 978-5-9684-1352-9 Аннотация Каждый уже понял, что кризис – вез...»

«"Наука и образование: новое время" № 5, 2016 Стрюковатый Владимир Валерьевич, командир отделения, сержант, Отряд специального назначения ФСНГ России, г. Иваново; магистрант, Уголовное право, Международный Юридический Институт, г. Москва...»

«1  Пояснительная записка. Рабочая программа составлена на основе нормативно-правовых документов: Федерального закона от 29.12.12 № 273 – ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", Постановлен...»

«УТВЕРЖДЕНЫ 11 сентября 2012 года ПРАВИЛА ДОБРОВОЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ ОТ НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЕВ ПАССАЖИРОВ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО "СТРАХОВОЕ ОБЩЕСТВО ЖАСО", ЛИЦЕНЗИЯ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ СТРАХОВОГО НАДЗОРА С № 0263 77. СРОК ДЕЙСТВИЯ ЛИЦЕНЗИ...»

«Ольга Фомина Как заработать в Интернете. 35 самых быстрых способов Серия "Компьютер: просто и понятно (Рипол)" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8179366 Как заработать в Интернете. 35 самых быстрых способов / О. Фомина....»

«Условные обозначения на схемах: деталь правой или левой стороны модели в детали необходимо сделать прорезь деталь необходимо скрутить в плотный рулон деталь необходимо скрутить в цилиндр деталь желательно...»

«Софья Леонидовна Прокофьева Приключения желтого чемоданчика (сборник) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6299148 Приключения желт...»

«НЕЗНАМОВ Андрей Владимирович ОСОБЕННОСТИ КОМПЕТЕНЦИИ ПО РАССМОТРЕНИЮ ИНТЕРНЕТ-СПОРОВ: НАЦИОНАЛЬНЫЙ И МЕЖДУНАРОДНЫЙ АСПЕКТЫ Специальность 12.00.15 – Гражданский процесс; арбитражный процесс Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Екатеринбург 2010 Работа выполнена на кафедре гр...»

«23 сентября 1992 года N 3520-1 РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ЗАКОН О ТОВАРНЫХ ЗНАКАХ, ЗНАКАХ ОБСЛУЖИВАНИЯ И НАИМЕНОВАНИЯХ МЕСТ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТОВАРОВ (в ред. Федерального закона от 11.12.2002 N 166-ФЗ, с изм., внесенными Федеральными законами от 27.12.2000 N 15...»

«Современное общество и право Учредитель – федеральное государственное бюджетное Научно–практический журнал образовательноеучреждение высшего образования Издается с 2010 года "Орловский государственный университет имени И.С. Тургенева" Выходит четыре раза в год (ОГУ им. И.С. Тургенева) № 4 (25) 2016...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "ЯМАЛЬСКАЯ ШКОЛА-ИНТЕРНАТ ИМЕНИ ВАСИЛИЯ ДАВЫДОВА" 629700 Ямало-Ненецкий АО с. Яр-Сале ул. Мира 14, Тел/факс (34996) 3-00-64, 3-04-64 ИНН 8909001091 ОГРН 1028900508834 E-mail: mosi-yashi @ mail.ru Программа "Навстречу Успеху" по воспитанию правовой культу...»

«XI Городская олимпиада школьников по информатике им. В. Д. Лелюха Нижний Новгород, 31 января 2015 г. Задача 1. 23 февраля Имя входного файла: 23feb.in Имя выходного файла: 23feb.out Ограничение по времени: 0.5 секунд Ограничение по памяти: 256 мегабайт Сегодня 23 Февраля, поэтому Малыш...»

«Йон Маркман Свинг-трейдинг. Мощные стратегии уменьшения риска и увеличения прибыли Текст предоставлен правообладателемhttp://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2451635 Свинг-трейдинг: мощные...»

«АКТ № 31 проведения плановой проверки за соблюдением требований законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок муниципальным бюджетным учреждением культуры Приморско-Ахтарского городского поселения Приморско-Ахтарского района "Ц...»

«Разъяснения Министерства труда и социальной защиты РФ от 5 октября 2012 г. Обзор проблемных вопросов, возникающих при заполнении справок о доходах, об имуществе и обязательствах имуществ...»

«Частное образовательное учреждение высшего образования "Ростовский институт защиты предпринимателя" (РИЗП) Рекомендована кафедрой общеправовых дисциплин Протокол № 11 от "27" июня 2016г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ Б3.В....»

«Министерство образования и науки Краснодарского края Государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение Краснодарского края "Армавирский аграрно-технологический техникум" УТВЕРЖДЕНЫ приказом директора техникума от 19 февраля 2015 г. № 41/01-10 ПОРЯД...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ТОМСКА ПОСТАНОВЛЕНИЕ №[ н и ш 310 № О проведении аукциона на право заключения договора аренды земельного участка по адресу: Томская область, г. Томск, ул. Сергея Вицмана, 356 Руководствуясь Земельным код...»

«ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО СТРАХОВАЯ КОМПАНИЯ "БАСК" (ОАО СК "БАСК") _ Приказ № 26-УК от "20" января 2014 г. ПРАВИЛА СТРАХОВАНИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЮРИСТОВ И АДВОКАТОВ Москва, 2014 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. В соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом Росси...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт государства и п...»

«Для входа в Личный кабинет налогоплательщика юридического лица необходимо: 1) подключить носитель сертификата ключа электронной подписи к компьютеру;2) выполнить проверку условий подключения к личному кабинету налогоплательщика юриди...»

«СПРАВОЧНИК ВКЛАДЧИКА СРОЧНЫЕ ВКЛАДЫ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ ЗАО "Америабанк" RA, г. Ереван, ул. Гр. Лусаворича 9 Тел.: (374 10) 56 11 11; факс: (374 10) 51 31 33 эл. почта: office@ameriabank.am; www.ameriabank.am ВКЛАД "АМЕРИЯ" Минимальная сумма вклада: 200 евро Срок вкладов в днях От 181 до От 271 до От...»

«Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия "Право". 2013. № 2(14) ПРОБЛЕМА РАЗУМНОСТИ И СОРАЗМЕРНОСТИ САНКЦИЙ, НАЛАГАЕМЫХ НА СУДЕЙ © Е. Н. Овчаренко В статье рассматривается правовая природа и вилы санкций, налагаемых на сулей при п...»

«ЭЛЕКТРОННЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ "APRIORI. CЕРИЯ: ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ" №1 WWW.APRIORI-JOURNAL.RU 2016 УДК 81-139 "ЛИШНЯЯ БУКВА" РУССКОГО АЛФАВИТА: ВОЗМОЖЕН ЛИ СЕКВЕСТР? Лавошникова Элина Константиновна...»

«1. Председателю Тверского суда Солоповой В ККС г Москвы В ВККС Общественный Контроль Правопорядка Общественное движение. Официальный сайт в интернете: http://rus100.com/ email: odokprus@gmail.com Исх № 559 от 10. 01.2017 Вх №_ от _ ЗАЯВЛЕНИЕ об устранении нарушения прав граждан РФ. В связи с...»

«Раздел 1. Общие положения Настоящий Коллективный договор (далее — Договор) является правовым актом, регулирующим социально-трудовые отношения в федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего образования "Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта" (...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Общество с ограниченной ответственностью "Концерн "РОССИУМ" (полное фирменное наименование (для некоммерческой организации – наименование) эмитента) Код эмитента: 36479-R за 4 квартал 20 15 года Адрес эмитента: Российская Федерация, 143000, Московская область, г. Одинцово, ул. Внуко...»

«1. Сначала научитесь играть по правилам, потом придумывайте свои На танцевальные вечера трудящиеся должны приходить в легкой одежде и обуви. Танцевать в рабочей и спортивной одежде запрещается. Танцевать в искаженном виде запрещается. Танцующий должен исполнять танец правильно, четко и одинаково хор...»

«ОТСТАВКИ И НАЗНАЧЕНИЯ ЗА ФЕВРАЛЬ 2015 АДМИНИСТРАЦИЯ ПРЕЗИДЕНТА Сергей Дубик освобожден от должности советника Президента РФ. 16.02.2015 Президент России Владимир Путин освободил Сергея Дубика от должности сво...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.