WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

«модели в рамках сокращения сроков обучения и цикла гуманитарных дисциплин является такая специфическая особенность системы высшего ...»

http://www.institutemvd.by/

модели в рамках сокращения сроков обучения и цикла гуманитарных дисциплин является такая специфическая особенность системы высшего

юридического образования в Российской империи, как ярко выраженная и

акцентированная практическая подготовка юристов.

Библиографический список

1. Сапрыкин, Д. Л. Образовательный потенциал Российской империи /

Д. Л. Сапрыкин. – М. : ИИЕТ РАН, 2009. – 176 с.

2. Сюзор, Г. П. Ко дню 75-летия Императорского Училища Правоведения (1835–1910) / Г. П. Сюзор. – СПб. : Гос. типография, 1910. – 514 с.

3. Захаров, В. В. Эволюция содержания русского юридического образования во второй половине XVIII – начале XX века / В. В. Захаров // Ежегодник российского образовательного законодательства. – Т. 2. – М. : ИНПИ, 2007. – С. 314–347.

4. Кодан, С. В. Образование юношества, предназначенного к частям службы государственной. Государственно-правовая подготовка чиновников в России в 1800– 1850-е гг. [Электронный ресурс] / С. В. Кодан // ЧиновникЪ.uapa.ru. – Режим доступа:

http://chinovnik.uapa.ru/ru/issue/2005/01/12. – Дата доступа: 24.06.2015.

5. Общий устав Императорских Российских университетов 1863 г.

[Электронный ресурс] / Lib.ru. – Режим доступа: http://lib.ru/TEXTBOOKS/ ustaw_18.txt. – Дата доступа: 02.05.2015.

6. Общий устав Императорских Российских университетов 1884 года. – Харьков : Университет. тип., 1911. – 62 с.

7. Отчет о состоянии и действиях Императорского Московского университета за 1901 год. – М. : Университет. тип., 1902. – 331 с.

УДК 340.12 В. Л. Рожковский V. L. Rozhkovsky

ПРОБЛЕМА ПРАВА В ЭПОХУ ПОСТМОДЕРНА

THE PROBLEM OF LAW IN THE POSTMODERN ERA

Аннотация. Современное общество находится в состоянии перехода от культуры модерна к постмодерну, по значимости этот период сравнивают с «осевым временем». Основная проблема переходного периода: можно ли считать политико-правовой дискурс модерна, превратившийся в код воспроизводства самого себя, в проявление постмодерна, или это тупик модерна? Полагаем, что «свобода выбора», суть модерна – это способ самозащиты отжившего мира. Постмодерн и его право возможны лишь при возникновении нового дискурса, «коммуникативного взаимодействия» субъектов.

Summary. Modern society is in a state of transition from a modernistic to a postmodern culture. The importance of this period is compared with the «axial age».

The main problem of the transition period: can the political and legal discourse of modernity, turned into a reproduction code of itself, be considered as a manifestation of postmodernism, or is this a dead end of the modernism? We believe that «the freedom of choice», which is the essence of modernity, is a way of self-defense of an obsolete world.

Postmodern and its law are only possible when a new discourse and a communicative interaction of subjectsappear.

Ключевые слова: классика, модерн, постмодерн, дискурс, свобода выбора, коммуникация.

Keywords: classic, modern, postmodern, discourse, freedom of choice, communication.

Классика, модерн, постмодерн – культурно-историческая периодизация, в основе которой ментальные различия эпох, связанные с местоположением человека в мире, которое он занимает-отводит, переживает, осознает, интерпретирует и пр. Это рамки, по отношению к которым социально-экономические, политико-правовые и культурные феномены выступают как содержание, «означающее» эпох. Каждый из периодов обладает целостностью, связанной не с субординацией дискурсов (сфер общественной жизни), а с ментальностью эпох.





В частности, для классики характерно чувство беспомощности и полной зависимости человека от внешних сил, что сказалось на его приоритетах и упованиях. Вместо наслаждения – наказание трудом, религиозные и философские утешения, творение картины мира, в центре которой метафизические начала мироздания – опоры человека в подлунном мире (бог, мировой разум и пр.).

Человек-демиург, трансцендентальный субъект как центр перспективы и источник феноменов мира – суть модерна, пропитавшая собой все сферы человеческого присутствия. Такое местоположение рождает иные амбиции. Марксистская праксиология (природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник и, косвенно, творец истории); переоценка всех ценностей и сверхчеловек, воля к власти над жизнью Ф. Ницше; свобода человека как источник права И. Канта; космическое предназначение человека в антропологии начала ХХ столетия и пр. Если в этот период и имели место завышенные самооценки человека, то они связаны не с местоположением человека в мире (он в центре «второй природы», созданного им окружающего мира), а с иллюзией, что благодаря науке «все под контролем». Хотя наиболее значимые приобретения человека, как правило, являлись эпифеноменами, непреднамеренными результатами человеческой активности и творчества. Так, изгнание из рая («И будешь есть хлеб свой в поте лица своего» (вместо собирательства – возделывание земли)) обернулось возникновением общественных отношений (обмен, классы, власть и пр.).

Постмодерн – новое начинание, самоопределение человека в мире без опор и корней (без привилегированных точек отсчета, трансцендентального объекта и субъекта, без причинного ряда).

Проблема переходной эпохи – «одномерное общество без альтернатив», «симулякр». Это характеристики общества, в котором институты представительной демократии и права превратились в коды воспроизводства и тиражирования одного и того же политико-правового дискурса, утратившего свой первоначальный смысл. То есть речь идет о зависимости человека, на сей раз не от природы и иллюзорных интерпретаций классики, а от непреднамеренных и преднамеренных плодов рук своих – социальных институтов модерна. Это тупики модерна или ростки постмодерна?

Ситуация постмодерна ознаменовала себя сменой парадигм мышления, отказом от логоцентризма и становлением интерсубъективизма как ведущего способа обоснования права. Смысл права больше не выводится из трансцендентального объекта и субъекта, а извлекается из коммуникации субъектов (двух, многих, всех). Для постмодерна вопрос стоит не о праве, а о «после-праве». О новой ступеньке в ряду трансформаций: традиции – мораль-религия – право – «после-право». Но основная моральноправовая проблема разлома «государство – личность», «человек – власть», «право – произвол» связана не с инерцией мышления, а со злоупотреблениями со стороны институтов модерна возможностями постмодерна, формирующейся информационной цивилизации. Над «второй природой» индустриальной цивилизации формируется «третья природа» (в условиях перехода – форма тотального контроля).

Основной продукт производства эпохи постмодерна: информация, а как эпифеномен – «инфосфера», «ноосфера», кому как угодно. Формируется интеллектуальная среда, пропитывающая, поглощающая и преображающая «вторую» природу, как в свое время цивилизация модерна переформатировала природный мир и человека в ресурсы, предмет куплипродажи. Сегодня ноосфера – то «место обитания», образ жизни пионеров будущего, завтра – способ жизни большинства.

Мир равен нашим представлениям. Мир – это феномен (мысль и мыслимое), смысл (благодаря Декарту, Канту, Гегелю, Гуссерлю и др. эти идеи стали общим местом). Следовательно, формируя представления, меняя смыслы, мы творим и переустраиваем мир. Предпосылки моральноправовых представлений классики и модерна (объект и субъект) повержены на рубеже веков, не критикой, а техническими средствами и информационными технологиями постмодерна. Средствами, позволившими государству модерна, воздействуя непосредственно на сознание индивида, внушая ему определенные представления, осуществлять тотальный контроль и манипулировать личностью. Важно не то, что есть, а что и как показывают. За показом исчезает сама реальность. Показанное – это и есть реальность.

Какова же роль науки, философии, религии и прочих «форм общественного сознания» в ситуации постмодерна? До Канта считалось, что они прямо или косвенно отражали, объясняли, описывали с разной степенью адекватности объективный природный и социальный мир.

В ситуации постмодерна им (или тому, что придет на смену) уготована иная роль. Это способы формирования реальности (инфосферы), которой не противостоит еще какой-либо объективный мир (инфосфера – срез, способ показа, истолкования имеющегося). Ноосфера – это не возрожденный платоновский мир идей, возвышающийся над физическим миром как образец для подражания, а посюсторонний природно-общественныйстрой, упорядоченный, однако, не интересами и волей к власти социальных субъектов (суть модерна), а, как полагают и надеются, разумом, одержимым свободой, справедливостью, достоинством.

Что касается философии права переходного периода, то ей выпала участь консервативного начала: защита интересов доминирующих политических сил на закате модерна. Само наличие философско-правового дискурса скрывает, что «поезд ушел», нет правового, демократического государства с соответствующими правами и свободами граждан, а имеет место симуляция права, свободы и пр. То есть, благодаря литературным баталиям вокруг прав человека и демократии и пр., государство тотального контроля продолжает мыслиться в категориях исчезнувшего общества.

С точки зрения экзистенциально-феноменологической герменевтики неклассические правовые теории конца ХХ столетия, придерживающиеся позиции интерсубъективизма, с их лечением языка, логическим разрешением социальных и правовых проблем посредством интерпретаций можно оценить с трех точек зрения. Во-первых, предлагаемые правовые рецепты – это либо прозрения будущего, осуществимые в условиях зрелой интеллектуально-нравственной среды, либо желательности, которые никогда не осуществимы. Во-вторых, с позиции социально-политического дискурса (Г. Маркузе, Ж. Бодрийяр и др.) – эти теории, которые, симулируя решения социальных проблем, являются способом защиты одномерного общества и тоталитаризма. Разве замена понятия «отношение» на понятие «коммуникация» превратит субъект-объектные политико-правовые и экономико-социальные отношения общества потребления в субъектсубъектное взаимодействие равных? Преждевременные посевы дают лишь плевелы, не плоды. Наконец, можно счесть предлагаемые «герменевтиками» процедуры, направленные на преобразование социальных отношений модерна изнутри, за процесс формирования ноосферы, пропитки, поглощения и преображения второй природы разумным началом.

Интерсубъективизм, коммуникативный дискурс – это не синтез позитивного и естественного права, не снятие односторонностей сущего и должного, присущих модерну, а радикальный разрыв с классикой и модерном. Для коммуникативного дискурса отношения масок (профессиональные и социально-ролевые субъект-объектные отношения) и их право – потусторонняя реальность, которая выносится за скобки. Коммуникативный горизонт – это межиндивидуальное (публичное, не приватное) взаимодействие субъектов, в ходе которого может возникнуть новый тип дискурса, его сторон и правил. После-право – дело всех и каждого, а не «представителей, избранников народа», возводящих собственную волюи интересы в закон. К какому направлению можно причислить постмодернистские построения? Ни к позитивизму, ни к естественно-правовому направлению, но они на стороне последних как критиков выросшего из благих побуждений просветителей государства тотального контроля и его «права».

Призвание коммуникативного взаимодействия состоит в том, чтобы вновь оживить экзистенциальную свободу, свободу по отношению к природе и социуму в целом, которая в недавнем прошлом послужила фундаментом модерна, его завоеваний, в том числе основой институтов представительной демократии и права. Разумеется, экзистенциальная свобода – это не акт признания того, что навязывается извне государством или моралью, ее предназначение иное – стоять у истоков коммуникативного межиндивидуального взаимодействия и его после-права, дискурса, возможного лишь за пределами политико-правовых отношений модерна.

Парадокс экзистенциальной свободы человека: будучи истоком религии, философии, морали, права, институтов представительной демократии и пр., т. е. наиболее значимых форм человеческой культуры, она ими же и отрицается либо прямо, либо косвенно. Свобода – дар творца, государства; осознанная необходимость; свобода выбора и пр. Косвенное неприятие – претензия порождений, выросших из свободы, на истину в конечной инстанции и на завершение истории. Последнее – евроамериканский настрой, отстаиваемый Ф. Факуямой в книге «Конец истории и последний человек», в которой автор доказывает, что их либеральная демократия и институты – это конечный пункт политикоидеологической эволюции человечества. Тупик модерна – да, но завершение истории – это не что иное, как «скромное обаяние буржуазии».

Имеет ли претензия европейских политико-правовых институтов на универсализм и окончательность какие-либо основания? Вопрос не праздный – последние четверть века весь мир трясет от тиражирования «демократии и права» (распад СССР, Югославии, Ирак, Сирия, «арабская весна», «цветные революции» и пр.).

Если учитывать два аспекта права, то с точки зрения сущности (экзистенциальной свободы как условия права как такового) идея права универсальна для всех времен и народов, но только в этих рамках. С точки же зрения воплощенного права человечеству нечем гордиться, в основе институтов и законов государств «цивилизованных и нецивилизованных»

народов лежат интересы политических субъектов, но не свобода. Идея права, вновь бытие в себе, но не для себя. Претензия европейского правопорядка на универсализм – величайшая мистификация ХХ столетия, западное право (как практика), переродившись в код воспроизводства, рассталось с идеей права. Право и свобода – две стороны одной медали, мысль настолько тривиальна и общеизвестна, что гасит всякое вопрошание, о чем, собственно говоря, идет речь? А речь идет о подмене понятий, термин «свобода» в одном случае означает свободу как условие права;

во втором – свободу выбора, обеспеченную европейскими институтами и законами. В первом случае речь о сущности, предпосылке права, во втором – о явлении (результате, региональной норме права), сущностью которого в настоящее время являются политико-правовые интересы привилегированных социальных субъектов, «баловней» модерна. Экзистенциальная свобода человека и политико-экономические интересы как основы права – разве это одна и та же сущность? Иными словами, идея права универсальна, но цивилизованный мир она покинула, а в нецивилизованных странах еще не освоилась.

«Свобода выбора», предмет европейской гордости, некогда, в период формирования институтов представительной демократии, являлась проявлением экзистенциальной свободы, но к средине ХХ столетия стал очевиден ее новый смысл как ловушки для свободы. В частности, по мнению одного из основателей франкфуртской школы, Г. Маркузе, «свобода» выбора – это способ герметизации одномерного общества, сохранения статус-кво. Вы вольны стать капиталистом или наемным работником, – и частная собственность вне критики; выборы представителей власти не устраняют, а сохраняют власть игосподство; чем шире выбор источников информации, тем выше зависимость от производителей общественного сознания. Речь идет о консервации социально-политических и экономических устоев и его последствий: рабства (человек – средство) и господства, т. е. о сохранении привилегий тех, чье благополучие связано с институтами модерна. На рубеже веков институты модерна (дискурсы) превратились в симулякры, имитирующие свободу, демократию и право, которых в действительности уже нет (Ж. Бодрийяр). «Свобода выбора» – ловушка и иллюзия свободы, ее границы: то, что предлагается на выбор (Европа или Россия, «твикс» левый или правый и пр.), но выбирай и покупай, принуждение к выбору в рамках дискурса, не обсуждается – это табу, удел!

Резюмируя, следует признать, европейские институты представительной демократии и права, возникшие на волне антропоцентризма, в свое время сыграли позитивную роль: устранили личную зависимость между людьми, присущую традиционному обществу, послужили средством цивилизованного (не на баррикадах) разрешения социальных противоречий модерна между наемным трудом и капиталом. Однако к ХХ столетию смысл европейских государств и его институтов претерпел радикальные изменения: вместо «ночного сторожа», призванного разрешать классовые противоречия, оно превратилось в монолитную, никому не подконтрольную машину тотального контроля. Этому способствовали следующие обстоятельства: во-первых, исчезли предпосылки, вызвавшие к жизни институты представительной демократии и права (борьба с феодализмом и конфликт труда и капитала); во-вторых, разделение властей как механизм контроля над государством работал до тех пор, пока за ними (ветвями власти) стояли политические силы, опирающиеся на классы и их коренные интересы. Сегодня государству противостоит «электорат», нечто социально-безликое, аморфное, «молчаливое большинство».

В-третьих, государство технически обезопасило себя и обрело безграничную власть посредством институтов представительной демократии (выборы, сменяемость, ограничение сроков полномочий и др.), лица меняются, государство неприкосновенно. Г. Маркузе подчеркивал, «свобода выбора»

властей не упраздняет власть и господство, а сохраняет и усиливает их, поскольку и то, и другое ушло в тень противоборства лиц. То есть, политика, вопрос о власти снимается с повестки дня. Наконец, современные информационно-идеологические технологии позволяют государству манипулировать общественным сознанием, убеждая «своих и чужих» граждан в том, что в так называемых цивилизованных странах имеет место расцвет демократии и права.

Институты представительной демократии превратились в тупик модерна, код воспроизводства самих себя, в чем заинтересованы только те, кто на политических подмостках, затейники по части самосохранения.

Принуждение к выбору – порождение адептов тотального государства, направлено вовне, рассчитано на внутреннего потребителя. Имеет место «свобода выбора» и все должны играть по этим правилам, цивилизованные же народы выбирают господ, а где-то власть от отца к сыну, по партийной линии и прочее – не порядок (похоже, близорукость политики единообразия осознается и ее инициаторами: лишь на фоне «неправильных» стран евро-американские политические системы демократическиправовые). Но выход найден, не дожидаясь последнего принца, – принудить выбирать половую принадлежность, вовлечь в дискурс весь мир – блестящий ход, обеспечивший на десятилетия кипение страстей и работу институтам представительной «демократии». (Кому нет дела до всего этого, кто пустил все на самотек и пренебрег инициацией – гомофоб и враг «прав человека»). Дело не в ориентации, а в принуждении к дискурсу, вовлеченности в противостояние, благодаря которому гражданам не до «слуг народа». Помимо отвлечения внимания у «свободы выбора» (без разницы пола или лево-правого «твикса») есть и вторая сторона, ставшая очевидной в конце ХХ столетия и интерпретируемая как ситуация постмодерна (мир без опор). «Свобода выбора» – это дискурс без контекста и отсылок (пол – за скобками природы и ценностей), значимый сам по себе, в лоне которого зарождается великое «оно» будущего. Однако «врагу прав человека» трудно счесть подобный дискурс за торжество разума и постмодернистское преображение второй природы, это скорее агония модерна.

Свобода выбора была дискурсом, когда формировались социальные институты и субъекты модерна, но она, как суть экономико-социального и политико-правового дискурса, выродилась в код тиражирования человека без лица: производитель – потребитель; электорат – некто из «Замка»

Франца Кафки; наконец, «оно» – надежда всего человечества.

Дискурс как новое местоположение человека в мире – это не коды воспроизводства окаменевших «дискурсов» модерна. На статус дискурса, соразмерного постмодерну как новому начинанию, может претендовать




Похожие работы:

«Владимир Лещенко Андрей Чернецов Госпожа "Удачи" Серия "Профессиональный оборотень" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8010133 Чернецов, А. Лещенко В. Госпожа "Удачи" : [Фантастический роман]: АСТ; Москва; 2014 ISBN 978-5-17-081990-4 Аннотация...»

«Павел Васильевич Анненков О мысли в произведениях изящной словесности Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2572045 Аннотация "Из всех форм повествования рассказ от собственного лица автора или...»

«КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Юридический факультет О.Н. Низамиева СЕМЕЙНОЕ ПРАВО Учебно-методический комплекс Направление подготовки: 030900.62 Юриспруденция. Квалификация (степень) выпускника – бакала...»

«ВВЕДЕНИЕ Основа частного права, движущая сила современного гражданского оборота и многие другие определения можно встретить в литературе в попытке описать значение автономии воли, в первую очередь ее наиболее известного проявления – свободы догов...»

«ХАРКІВСЬКИЙ ІНСТИТУТ СОЦІАЛЬНИХ ДОСЛІДЖЕНЬ ХАРКІВСЬКА ПРАВОЗАХИСНА ГРУПА МОНІТОРИНГ НЕЗАКОННОГО НАСИЛЬСТВА В ОРГАНАХ ВНУТРІШНІХ СПРАВ УКРАЇНИ (2004–2015 рр.) ХАРКІВ 2015 ББК 67.5 Ця публікація здійснена за фінансово...»

«Первый тур регионального этапа Всероссийской олимпиады школьников по обществознанию 2013 г. 11 КЛАСС Задания первого тура регионального этапа Всероссийской олимпиады школьников по обществознанию 2012 г. 11 класс 1) "Да" или "нет"? Если вы согласны с утверждением, напишите "да"...»

«ЗАКЛЮЧЕНИЕ об оценке регулирующего воздействия 1. Вид, наименование и планируемый срок вступления в силу нормативного правового акта Вид, наименование проекта акта: Постановление Правительства Свердловской области "Об утверждении Документа планирования регулярных перевозок пассажиров и багажа автомобильным...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ К ЕЖЕМЕСЯЧНОМУ ЮРИДИЧЕСКОМУ ЖУРНАЛУ Учредители — Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, Министерство юстиции Российской Федерации и Некоммерческое партнерство Журнал "Хозяйство и право" Издается с июля 1999 года ПРИЛОЖЕНИЕ к № 7 • июль • 2014 С. ГРИШАЕВ Коммент...»

«Соотношение понятия "злоупотребление гражданским правом" с недействительными сделками. В науке гражданского права на сегодня не выработано определение понятию злоупотребление гражданским правом, которое в полной мере отражало бы сущность данной правовой категории. Статья 10 ГК РФ не да...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.