WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«1 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ИМ. А.М.ГОРЬКОГО КАСАТКИНА Т.А. ХАРАКТЕРОЛОГИЯ ДОСТОЕВСКОГО ТИПОЛОГИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ «ВСЕ ДЕЛО В ХАРАКТЕРАХ» Ф. ...»

-- [ Страница 6 ] --

Флоровского, могло бы быть целиком отнесено к концепции Великого инквизитора Ф.М. Достоевского. А в романе «Братья Карамазовы» непосредственно после profession de foi Великого инквизитора происходит любопытный с нашей точки зрения диалог между братьями, из которого позволю себе привести лишь необходимейшие цитаты. «– Да стой, стой,– смеялся Иван,– как ты разгорячился.

Фантазия, говоришь ты, пусть! Конечно, фантазия. Но позволь, однако: неужели ты в самом деле думаешь, что все это католическое движение последних веков есть и в самом деле одно лишь желание власти для одних только грязных благ.

Уж не отец ли Паисий так тебя учит? – Нет, нет, напротив, отец Паисий говорил однажды что-то вроде даже твоего... но конечно, не то, совсем не то,– спохватился вдруг Алеша....» И далее – Иван: «Кто знает, может быть, этот проклятый старик, столь упорно и столь по-своему любящий человечество, существует и теперь в виде целого сонма многих таковых единых стариков и не случайно вовсе, а существует как согласие, как тайный союз, давно уже устроенный для хранения тайны, для хранения ее от несчастных и малосильных людей, с тем чтобы сделать их счастливыми. Это непременно есть, да и должно так быть. Мне мерещится, что даже у масонов есть что-нибудь вроде этой же тайны в основе их и что потому католики так и ненавидят масонов, что видят в них конкурентов, раздробление единства идеи, тогда как должно быть едино стадо и един пастырь...... – Ты, может быть, сам масон! – вырвалось вдруг у Алеши»

(Т. 14. С. 237, 239). На случай, если бы читатели не заметили сказанного Алешей, Достоевский вложил в уста Дмитрия следующую фразу: «У Ивана Бога нет. У него идея. Не в моих размерах. Но он молчит. Я думаю, он масон. Я его спрашивал – молчит. В роднике у него водицы хотел испить – молчит» (15, 32). Кстати, глава, заключающая в себе эти знаменательные слова Дмитрия (и еще много не менее важных с точки зрения моей фантазии), называется «Гимн и секрет».

Между прочим, из высказывания Ивана Карамазова можно было бы заключить, что часть антикатолических инвектив Достоевского должна быть отнесена по иному адресу. В связи с этим еще более загадочный вид получает тревожившее стольких исследователей исступленное выступление князя Мышкина против католицизма на вечере у Епанчиных. (В данном случае я имею в виду и высказывание Ивана о возможном соперничестве между «конкурентами».) Кстати, в романе «Идиот» слово «масон» использовано всего один раз, но в довольно своеобразном контексте. Коля приходит к князю после «самоубийства»

Ипполита и рассказывает, кроме всего прочего, и о том, что, генерал предупредил его насчет господина Фердыщенко. «Неужто? Впрочем... для нас ведь все равно.– Да, без сомнения, все равно, мы не масоны!» (8, 367). Я уже несколько раз писала об этом, и настаиваю и теперь на том, что у Достоевского имеет значение для интерпретации произведения любая реалия, в том числе и употребленная в тексте с отрицанием. Но, помимо этого, можно задать себе вопрос, что должно было придти в аналогичной ситуации в голову старому заговорщику и государственному преступнику, каковым был Достоевский? Что было бы естественно ответить его герою в ситуации, когда его предупреждают о стукаче?

«Мы не заговорщики. Мы не тайное общество». И т. д. Он, почему-то, использует именно это слово.

Здесь, пожалуй, уместно будет ответить на вопрос, уже задававшийся мне после того, как прозвучал доклад. Почему мы знаем точно о связи с масонами декабристов, и нам ничего не известно о связи с ними петрашевцев? Ответ очень прост. В 1822 году рескриптом Александра I масонские ложи были закрыты.





Дальнейшая их деятельность в пределах Российского государства была незаконной и противозаконной. Кстати, и с декабристами все не так просто. Дело в том, что на следствии они часто заявляли о выходе своем из лож еще до закрытия их правительством. Берендтс Э.Н. в своей книге «Масонство или Великое царственное искусство братства вольных каменщиков как культуроисповедание» (СПб., 1911) пишет: «Оказывается, что весьма многие декабристы были масонами; часть из них оставила масонство еще до закрытия лож правительством, вероятно, не удовлетворяясь несколько пассивной ролью масонства и тяготея к вопросам исключительно политическим» (C. 64). Однако характерно, что сведения о выходе из лож многих декабристов взяты из их показаний на следствии! В связи с этим вновь актуализируется вопрос, поставленный в свое время Н. Эйдельманом и Ю. Лотманом (на который последний ответил очень красиво), а именно: почему декабристы так много говорили на следствии? Всем памятно, что Лотман рассмотрел это как историкокультурный тип поведения, соответствующий романтически осмысленному классицизму: как потребность в зрителе, необходимость жить «пред очами» – если не современников, то потомков.

Но штука в том, что говорить много можно в двух случаях: во-первых, когда хочешь что-то сказать; во-вторых, когда хочешь что-то скрыть. Во втором случае, если необходимо нечто скрывать даже ценой свой жизни, многоговорение, выдача товарищей и т. д. получают сильный практический смысл. В связи с этими соображениями позволю себе привести еще одну цитату из книги Э.Н.

Берендтса:

«Любопытно, что ответы, дававшиеся масонами при их допросах о сохранении ими масонских знаков после запрещения масонства, были весьма схожи друг с другом: все эти лица ответили, подобно Пестелю, что они не уничтожали масонских знаков, так как в правительственном запрещении масонства об этом не было упомянуто и они не придавали знакам значения. Однако эти знаки весьма бережно сохранялись бывшими масонами вместе с масонскими бумагами и патентами» (C. 65).

Теперь еще несколько цитат, касающихся человека, ставшего близким Достоевскому уже после возвращения того с каторги, но имевшего некоторое отношение к кружку Петрашевского еще при самом начале его деятельности. Я имею в виду Аполлона Григорьева. Вот что пишет Б.Ф. Егоров об интересующем нас периоде жизни Григорьева: «Одно из сильных его увлечений этой поры, середины 40-х гг.,– масонство. Фет, как видно из его воспоминаний, относит знакомство Григорьева с масонами (и не просто знакомство, но и вступление в организацию) еще к московскому период, на масонские же средства, пишет Фет, Григорьев уехал в Петербург.... Во всяком случае петербургские масонские связи Григорьева несомненны: это нашло отражение и в его повестях, и в цикле стихотворений «Гимны», которые оказались переводами немецких масонских песен, и в критических рецензиях. Но документальных данных совершенно не сохранилось, так как масонские организации были запрещены еще при Александре I, а репрессии николаевского правительства против всяких нелегальных кружков тем более должны были насторожить сохранивших свои традиции масонов, которые, видимо, ушли в это время в глубокое подполье.

... В середине 40-х годов Григорьев создает не только масонские, но и революционные и антиклерикальные произведения.... Советские исследователи (Б.Я. Бухштаб, П. П. Громов, Б.О. Костелянец) убедительно показали связь между масонскими и социалистическими идеями Григорьева:

недаром он так увлекался в те годы романами Жорж Санд «Консуэло» и «Графиня Рудольштадт», отразившими идеологию христианского социализма, на скрещении масонской мистики и социалистической утопии. Герой двух романов, граф Альберт Рудольштадт, масон и мистик, организует орден «Невидимые», целью которого является переустройство мира на лозунгах Великой французской революции (свобода, равенство, братство), на началах правды и любви....

Увлекся Григорьев и весьма популярными тогда в России идеями утопического социализма Фурье, главным образом в их негативной части...» (Аполлон Григорьев. Воспоминания. М., 1988. С. 343–344). Все сказанное должно наводить на размышления, если учесть к тому же, что, как все помнят, в 1846 году Григорьев достаточно активно посещает кружок Петрашевского. Не акцентирую даже внимания на особой любви Достоевского к Жорж Санд, пронесенной через всю жизнь (во всяком случае – через всю жизнь Жорж Санд).

Но вот еще одна цитата, с прямой отсылкой к позднейшим произведениям Достоевского:

«Своеобразно было и отношение Григорьева к масонству. Оно заключается в том, что масонство в его произведениях почти всегда сопрягается с крайними формами эгоцентризма: в повестях «Один из многих» и «Другой из многих» это особенно заметно. Б.О. Костелянец в примечаниях к «Гимнам» хорошо показал, что оба «эгоиста» григорьевских повестей – Званинцев и Имеретинов – являются воспитанниками масонов и что два наставника Званинцева развивали в нем соответственно масонство и эгоистический «наполеонизм», не вызывавшие в душе воспитанника противоречий, а как бы слившиеся воедино.

То ли некоторые стороны учения масонов и тенденции их бытового поведения (разделение людей на посвященных и профанов, «наполеоновские» мечты о преобразовании мира) оказывались для Григорьева потенциально «эгоистическими» (ср. позднее у Достоевского аналогии между радикальными идеями и наполеонизмом), то ли он генетически выводил печоринствующих эгоистов XIX в. из масонской мистики предшествующего столетия, то ли на его концепцию влияли конкретные деятели типа Милановского, которые под масонским обличьем таили душу «себялюбивую и сухую», но именно в таком аспекте предстают воспитанники масонов в повестях Григорьева» (345). От себя добавлю только, что если бы многочисленные любители сравнительного литературоведения обратили внимание на две указанные повести Григорьева, то могли бы появиться удивительно насыщенные работы по сравнению образов их главных героев с образом, например, Ставрогина, причем особое внимание следовало бы обратить на не совсем обычную способность и склонность всех указанных персонажей «творить» людей.

Я далека от мысли, что Достоевский как-либо испытывал влияние Григорьева. Повидимому, их интенции исходили из одного источника.

Для полноты картины приведу еще одну цитату, на этот раз – из воспоминаний А.А. Фета. «К этому Григорьев не раз говорил мне о своем поступлении в масонскую ложу и возможности получить с этой стороны денежные субсидии (! – Т.К.). Помню, как однажды посетивший нас Ратынский с раздражением воскликнул: «Григорьев! Подавайте мне руку, хватая меня за кисть руки сколько хотите, но я ни за что не поверю, чтобы вы были масоном».

Насколько было правды в этом масонстве, судить не берусь, знаю только, что в этот период времени Григорьев от самого отчаянного атеизма одним скачком переходил в крайний аскетизм и молился перед образом, налепляя и зажигая на всех пальцах по восковой свечке. Я знал, что между знакомыми он раздавал университетские книги, как свои собственные, и я далеко даже не знал всех его знакомых. Однажды, к крайнему моему изумлению, он объявил мне, что получил из масонской ложи временное воспомоществование и завтра же уезжает в три часа дня в дилижансе в Петербург... (Цит. по: Аполон Григорьев.

Воспоминания. С. 326). Типологически здесь много сходного с поведением в аналогичный период Достоевского, раздававшего чужие деньги; то фигурирующего в воспоминаниях в качестве чрезвычайно набожного человека, то – человека, долгое время не посещавшего церковь. Но я хочу обратить внимание на восклицание Ратынского. Я считаю, что он имел полное основание так воскликнуть, ибо человек, сколько-нибудь серьезно вовлеченный в дела тайного сообщества масонов, находящегося под запретом, но отнюдь не бездействовавшего, вряд ли бы стал столь по-щенячьи афишировать свои связи.

Вряд ли он стал бы здороваться с каждым знакомым, используя масонские знаки.

Но гораздо позже он мог бы сообщить их своему герою, а также и свое отношение к ним в определенный момент, и тогда Шатов отшатнулся бы от Эркеля так, как будто наткнулся на ядовитого гада.

Множество соображений остаются за скобками по недостатку места. Хочу только привести высказывание одного видного масона, Михаила Юрьевича Виельгорского, который в одной из своих поучительных бесед в 1818 году выразился так: «можно иметь некоторые знания о масонстве, но самого масонства не знать» (Цит. по: Масонство в его прошлом и настоящем. Т. 2. М.,

1913. Репр. М., 1991. С. 81). Думаю, что если моя фантазия имеет хоть какое-то отношение к действительности, это обогатило бы не только наши познавательные возможности по отношению к произведениям Ф.М. Достоевского, но и нашу способность узнать «само масонство».

Приложение

ДОСТОЕВСКИЙ – ФИЛОСОФ

А.З. Штейнберг писал: «Достоевский – национальный философ России... Россия и Достоевский, Достоевский и Россия – как вопрос и ответ, как ответ и вопрос. Только с Россией соизмерим Достоевский, только с Достоевским соизмерима она. Понять Достоевского – это то же, что понять Россию; понять ее – это то же, что пережить ее в творческом умозрении Достоевского» (9).

Д. оформляет свою философскую «систему» прежде всего в виде художественных произведений, затем – в виде публицистических, политических статей, судебных отчетов. Материалом его всегда является современность, в которой, как в узловой точке, сходятся все концы и нити прошлого и будущего. Д. – страстный политический публицист – всегда «метаполитик», «метаисторик», прозревающий в миге настоящего вечность, стоящую за временем. Он обрел метод своего философствования, читая Евангелие на каторге. Поэтому мысль его не поддается пониманию с позиций плоского морализаторства или позитивизма, обнаруживающих в нем либо очевидные истины, либо невозможные противоречия, грязь, любование жестокостью, болезненную чувственность, «жестокий талант» и т.

п. В своих глубинах Д. действительно антиномичен, но он антиномичен так же, как антиномичны высказывания Христа, описывающие недоступную человеческому воображению и пониманию иную реальность. Та целостность в «переводе» на земные языки неизбежно оборачивается антиномичностью. Д. строит свою философию как ряд художественных произведений, потому что, в последней глубине, метод постижения его – любовь к конкретному, которой он и познает весь мир. «Яблоко.– Запишет он в записной книжке.– Любя яблоко, можно любить человека» (XXV, 228).

Отсюда и знаменитая «полифония»: любя, Д. проникает в любое явление, даже такое, которое с яростью отрицает, и не описывает его извне, но говорит о нем его собственным голосом, исходящим из самых недр и оснований его.

Следствием видения Д. «конкретного», а не отвлеченного является и особый тип героя, поскольку идея является ему «с лицом», т. е. не идея, а идеолог.

Представляя собой систему, философия Д. есть в то же время совокупность философских систем, совокупность мировоззрений. Здесь становится ясен еще один аспект «полифонии» Д. – каждая филос. сист. внутри его «системы систем» раскрывается во всей полноте своей аргументации, во всей полноте своей «правды» – а ее «неправда» становится видна лишь в результате ее свободного разворачивания в жизни, ее воздействия на жизнь и последствий такого воздействия. Т. е. каждая филос. система всесторонне оценивается, будучи включена в целостность мира, созд. Д. Можно сказать, что Д. – художник мыслит мировоззрениями. Но эта совокупность философских систем есть антропология Д.

Зная, как православный, о значении единичного, «конкретного» для целостности, для Бога, зная о том, что без каждой «частности» мир не целен, Д.

именно на этом знании основывает абсолютную ценность человеческой личности (как и личности народной) – незаменимых в своем особом лице для целостности целого. Способность видеть и сознавать место «частности» в целостности, неслучайность «частности» и зависимость от нее целого и является основой «пророческого» дара Д.

Идею человеческого величия Д.

удается основать на теоцентрической, а не гомоцентрической концепции мира, в его время господствующей:

«Христианство – пишет Д. – есть доказательство того, что в человеке может вместиться Бог. Это величайшая идея и величайшая слава человека, до которой он мог достигнуть» (XXV, 228).

В христианском духе разрешается Д. и центральная для XIX в. проблема свободы. Свободу, в отличие от множества современников, Д. видит не в своеволии, напротив, своеволие-то и оборачивается, по Д., величайшим рабством, рабством себе и своей плоти. Свобода же – в свободе от рабства плоти, свобода – в постижении Божьего замысла о себе и в следовании ему, свобода – в высочайшем развитии личности своей, которая на вершине этого развития хочет лишь одного – свободно и безраздельно отдать себя всем и каждому, возлюбить всех и каждого «как себя» (см. «Братья Карамазовы»: «Из бесед и поучений старца Зосимы» (XIV); «Сон смешного человека» (XXV, 104– 119); «Маша лежит на столе...» (XX, 172–175)). Свобода, таким образом, и есть «смирение перед Господом», совпадение воли человеческой с волей Господней, всегда памятное Д. «но не как я хочу, а как Ты». При постановке проблемы свободы Д. всегда задается вопросом: чья свобода, для чего и от чего?

И единственной свободой, возможной для человека, оказывается свобода в Боге.

Все системы, пытающиеся устроить человека без Бога, «исходя из безграничной свободы, заканчивают безграничным рабством» («Бесы»). Д. абсолютно убежден, что никакая наука не способна устроить человечество, что нравственность не может быть воздвигнута ни на каких «математических» основаниях, что «раз отвергнув Христа, ум человеческий может дойти до удивительных результатов»

(XXI, 133). Поэтому социализм несет человечеству лишь мрак и кошмар – ибо отвергнув божественное основание, человек может найти устойчивое основание лишь в себе самом (все остальные основания произвольны и будут быстро разрушены), т. е. основание лишь в своих собственных интересах (среди которых занимает свое место и «интерес» своеволия (см. «Записки из подполья» (V, 99– 179)), т. е., в конечном итоге – в «праве тигров и крокодилов» («Идиот» (VIII, 254)).

Все это вмещается в емкую карамазовскую формулу: «Если Бога нет, то все позволено» (XIV, 65).

Ложь, зло и небытие для Д. – не просто «родственные сущности», это, по сути своей, одно и то же, поэтому зло не имеет самостоятельного бытия, оно существует в разрывах между бытием, ложь и зло – это швы и шрамы на лице мира. Но зло в мире Д. ищет воплотиться, т. е. ищет обрести бытие, а так как это его «бытие» – в прорехах и разрывах, то оно стремится отторгнуть человека от мира и Бога, от других людей, чтобы поселиться между ними. В сущности, поверить в черта – это отгородиться им от Бога и от мира (см. «Братья Карамазовы»: «Черт. Кошмар Ивана Федоровича» (XV, 69–85)). Из этого понятно, что самая больная для Д. тенденция в современном ему мире – это тенденция к «разделению и обособлению». Преодоление «разделения и обособления», «объединение идей» и объединение людей – любимая идея Д. Суть «русской идеи» для него – во «всеединстве», в объединении разрозненных идей всех наций и народностей, путь русской интеллигенции – в объединении славянофилов и западников на родной почве (но не объединение в безличности – нет, каждый должен остаться со своим ликом, каждый важен!), высочайшее значение Пушкина – в способности «всемирной отзывчивости», «всеохватности» (XXIV, 129–174), величайшее достижение народного чувства – в сознании того, что «все за всех виноваты», в способности соединиться в «общей вине», не отделить себя от преступившего, сознавая его вину, но и сознавая свою к этой вине причастность. Самое ужасное отъединение, которое только возможно по мнению Достоевского – это отделить себя от общей вины, замкнуться в своей «правоте».

Эта идея, проходящая через все «великое пятикнижие», наиболее отчетливое воплощение получила в «Преступлении и наказании» (Раскольников) и в «Братьях Карамазовых» (Иван Карамазов и Смердяков). На «падшей» земле невозможно объединение в невиновности, это всегда будет объединение против кого-то, на кого и переложат вину. Объединиться со всеми можно лишь в признании общей вины, ответственности и боли. И это будет радость. Применяя воззрения Достоевского к современным проблемам, можно сказать, что объединение в «невиновности» – это коллектив, а единение в виновности – это собор, включающий в себя всех, кроме тех, кто сам отвернется от него. Коллектив отторгает от себя «виновных» членов, а собор (как и Бог) радуется каждому вернувшемуся «блудному сыну» более, чем всем остальным.

Все сказанное объясняет и неприятие Достоевским теории «среды», его настойчивое убеждение, что человек, наделенный свободной волей, не зависит от «среды», а напротив, «среда» зависит от него. В статье «Среда»

Достоевский пишет: «Делая человека ответственным, христианство признает тем самым и свободу его. Делая же человека зависящим от каждой ошибки в устройстве общественном, учение о среде доводит человека до совершенной безличности, до совершенного освобождения его от всякого нравственного личного долга, от всякой самостоятельности, доводит до мерзейшего рабства, какое только можно вообразить» (Достоевский имеет в виду рабство своим прихотям) (XXI, 16).

Таким образом, непременным условием свободы, по Достоевскому, является ответственность. Именно «освобождая» человека от ответственности, заканчивают полным рабством все системы, основывающиеся на своеволии.

Когда русский народ называет преступников «несчастными», считает Достоевский, тут-то и сказывается сознание того, что «были бы мы лучше, и ты бы, может того не сделал». Мысль об общей вине в своем пределе выражена в поучении Зосимы, утверждающем, что и всю вину за всех человек может взять на себя, «ибо мог светить злодеям даже как единый безгрешный и не светил»

(XIV, 292). Та же мысль, что «среда» зависит «вполне» от человека, от «его беспрерывного покаяния и самосовершенствования» (XXI, 18), выражена и в знаменитом высказывании Достоевского, вложенного им также в уста старца Зосимы: «Были бы братья – будет и братство».

«Отрицательное бытие» зла и лжи является, по мнению Штейнберга, для Д.

воплощением смешного. «Уединенная и обособленная идея есть “смешная” идея. Выше уже упоминалось, что еще Макар Девушкин определял сатиру как описание людей “самих по себе”... Из Дневника мы видим, что это “само по себе” для Д. представляет особый термин: “Все разбилось и разбивается, и даже не на кучки, а уже на единицы”,– пишет он о современности. Современный художник – “от себя и сам по себе”» (Шт. 59). Но, надо добавить, что если смешной человек – это уединившийся человек, то сам смех у Достоевского – это то, что несет ему прощение, то, посредством чего он снова может быть включен в народную общность, в целостность бытия (если примет свое осмеяние).

И страшен этот смех только уединенному сознанию, не принимающему такого прощения, не желающему возвращаться (см. «Преступление и наказание», сцена осмеяния Раскольникова во сне (VI, 213)). Но смех становится разделяющим, когда истину знает один осмеиваемый («Сон смешного человека»). Ему это смех не страшен, потому что он соединен со смеющимися своей любовью к ним, но ему грустно, потому что они отгораживаются своим смехом от его истины.

И, однако, «высшая идея на земле лишь одна». Это идея бессмертия, вечной жизни. В знаменитом отрывке «Маша лежит на столе.

Увижусь ли с Машей...» Достоесвкий продумывает и выстраивает систему логических доказательств бессмертия и будущей жизни, исходя из ее «необходимости»:

«...после появления Христа, как идеала человека во плоти, стало ясно как день, что высочайшее, последнее развитие личности именно и должно дойти до того (в самом конце развития, в самом пункте достижения цели), чтоб человек нашел, сознал и всей силой своей природы убедился, что высочайшее употребление, которое может сделать человек из своей личности, из полноты развития своего я,– это как бы уничтожить это я, отдать его целиком всем и каждому безраздельно и беззаветно. И это величайшее счастие... Это-то и есть рай Христов. Вся история, как человечества, так отчасти и каждого отдельно, есть только развитие, борьба, стремление и достижение этой цели. Но если это цель окончательная человечества (достигнув которой ему не надо будет развиваться, то есть достигать, бороться, прозревать при всех падениях своих идеал и вечно стремиться к нему,– стало быть, не надо будет жить) – то, следственно, человек, достигая, оканчивает свое земное существование. Итак, человек есть на земле существо только развивающееся, следовательно, не оконченное, а переходное.

Но достигать такой великой цели, по моему рассуждению, совершенно бессмысленно, если при достижении цели все угасает и исчезает, то есть если не будет жизни у человека и по достижении цели. Следственно, есть будущая райская жизнь» (XX, 172–173). В другом месте, в ответе на критику по поводу «исповеди самоубийцы», Д. показывает, что самоубийство есть логически неизбежное следствие из отрицания «веры в свою душу и ее бессмертие» и формулирует «нравоучение»: «Если убеждение в бессмертии так необходимо для бытия человеческого, то, стало быть, оно и есть нормальное состояние человечества, а коли так, то и самое бессмертие души человеческой существует несомненно» (XIV, 49). Следствие неверия в бессмертие души – постоянная тема его романов: фигуры Ставрогина и Свидригайлова, самоубийство Матреши, «убившей Бога» («Исповедь Ставрогина»), самоубийство Кириллова, чтобы «убить Бога» («Бесы»). Как правило, покушение на себя, в системе Достоевского, есть или покушение на Бога или следствие уничтожения Бога в сердце своем. Но есть и другое самоубийство – «Кроткой» – от обступившего мрака и ужаса жизни к Богу, с образом в руках – не «логическое», импульсивное (XXIV, 34).

Идеей бессмертия, по Д., обосновываются все ценности человеческие, лишь из этой идеи «человек постигает всю разумную цель свою на земле», ею обосновывается «чувство любви к человечеству», ибо, по Д. в отсутствие этой идеи даже самая горячая любовь к человечеству непременно выродится в ненависть – хотя бы от сознания собственного бессилия перед его неизбежным уничтожением. Лишь эта идея, «обещая вечную жизнь, тем крепче связывает человека с землей». Эта идея напоминает и о том, что и землю должны мы поднять с собою в жизнь вечную, что земля была проклята за нас, безвинно страдает за нас и должна быть искуплена нами. Отсюда «слезная любовь»

героев Д. к земле: «Землю целуй неустанно»,– говорит старец Зосима.

Достоевский как бы остро чувствует вину перед безвинно за нас страдающими тварями земными (которые, по словам старца Зосимы, прежде нас со Христом) и особенно перед детьми. Дети представляются ему посланниками и провозвестниками идеи бессмертия («ангелы», «ангельские личики»), он всячески пытается защитить их от мучений, как физических, так и нравственных. (Д.

П.:

«Земля и дети» (XXIII, 95–99), «Мальчик у Христа на елке» (XXII, 14–17) и др.).

Достоевский – «русский национальный философ», но и Россия для Д. – страна прежде всего философствующая, готовая всегда отложить все свои насущные проблемы ради того, чтобы спросить еще и еще: «чем живешь? как веруешь?» («Братья Карамазовы», особенно гл. «Братья знакомятся»). Потому, по Достоевскому, и Европа не может понять и никогда не поймет Россию, что никогда не поверит в ее бескорыстие (ибо и цели у них совсем разные), а поверивши, «еще больше испугается», потому что тогда Россия станет для нее еще непонятнее. Из этого «факта» выводит Достоевский и все осложнения в области международной политики, и вечную злобу, и вечное недоверие Европы к России. Цели же России в конкретной политике он всегда определяет как цели «метаполитические» и «метаисторические» (см., напр. XXIII, 38–50). Здесь же корень так называемого «антисемитизма» Достоевского. Он выступает против еврейской идеи «национальной исключительности» как идеи враждебной русской идее соборности и всеединства, в своих аргументах он упирает на то, что не русский, но еврей никогда не захочет «соединиться» с русским. Возможность же разрешения этой – так же осмысленной им в метафизическом плане – проблемы встает перед ним, как всегда, в конкретном образе (см. «Похороны «Общечеловека» в «Дневнике писателя». за 1877, март, гл. 1–2 (XXV, 74–93)).

Итак, «русская идея» для Достоевского – идея православная. «Не в православии ли одном,– пишет Достоевский – сохранился Божественный лик Христа во всей чистоте? И может быть, главнейшее предызбранное назначение народа русского в судьбах всего человечества и состоит лишь в том, чтоб сохранить у себя этот божественный образ Христа во всей чистоте, а когда придет время, явить этот образ миру, потерявшему пути свои». И выше: «Не в православии ли одном и правда и спасение народа русского, а в будущих веках и для всего человечества» (XXI, 59).

Ссылки в тексте на: 1) ПСС в 30-ти тт., т. 1–30, Л., 1972–1990;

2) Штейнберг А.З. Система свободы Д., Париж, 1980.

ДОСТОЕВСКИЙ – ПОЛИТИК

Взгляд Достоевского на политические проблемы (внутренние и внешние) – это взгляд всегда «метаполитика», философа от политики. Поэтому, например, в смысл международных событий ему всегда удавалось проникнуть глубже других обозревателей. Достоевский всегда видел глобальные исторические процессы, отзвуками и проявлениями которых являются текущие политические события.

Одно из важнейших политических понятий Достоевского – понятие «почвы» – национальных оснований для исторической и политической жизни государства. Народная жизнь, развивающиеся в народной среде понятия, представления и устремления являются выразителями почвы, ибо непосредственно из нее «произрастают». Политика партий и правительств может быть органична или неорганична, реальна или фантастична в зависимости от того, насколько она укоренена в почве, насколько она соответствует вековечным национальным устремлениям, в конечном итоге – метаисторическим целям той или иной нации. Благодаря такому взгляду Д. часто удавалось задолго предвидеть даже конкретные политические события и задолго предсказывать шаги героев политического действа.

Будучи «национальным философом России», переводя все конкретные политические проблемы в метаисторический и метафизический план, Д., с другой стороны, все метафизические проблемы разрешал как проблемы конкретные и текущие. Его бесы, его антихрист имели вполне современные, русские лица, но, в тоже время, социализм и социалисты раскрывали свое тайное лицо – лицо одержимых, бесноватых («Бесы»). В отклике русских на страдания болгар Д.

обнаруживает тысячелетнюю идею славянского всеединства и рисует грандиозную картину прильнувших к России, как к матери, славянских народов. Но он понимает, что еще «целое столетие» после освобождения славяне будут «заискивать перед европейскими государствами, клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее». Он видит весь тяжелый и хлопотный путь, который придется пройти России во имя объединения славян, и благословляет на него Россию не ради сиюминутных политических выгод, которых не будет, но «для того, чтоб жить высшею жизнью, светить миру великой, бескорыстной и чистой идеей, воплотить и создать в конце концов великий и мощный организм братского союза племен; вознести наконец всех малых сих до себя и до понятия ими материнского ее призвания». Так рисует Д. политические цели России в русско-турецкой войне и обосновывает эти цели общим положением: «Если нации не будут жить высшими, бескорыстными идеями и высшими целями служения человечеству, а только будут служить одним своим “интересам”, то погибнут эти нации несомненно и окончательно, обессилеют и умрут» (XXVI, 77–82). Поэтому нет противоречия и в столь, казалось бы, неожиданных заявлениях Д., как немного спустя – о тех же болгарах, что де «не уничтожатся же они очень-то в такое короткое время». Д. просто увидел, что для осуществления той же идеи, той же цели нужно на некоторое время переменить тактику, что в Средней Азии, в ее колонизации и цивилизовании сейчас состоит ближайшая задача русских. Это не цинизм политика, это одержимость пророка, слишком ясно и слишком близко видящего цель, скрытую от других тысячелетиями. Выгоды, которых Д. ищет для России, это не политические выгоды, пути, на которых он ее видит – это не пути политического стяжательства.

Д. представляет Россию матерью и попечительницей всех славянских народов, заботливой и самоотверженной матерью – но не мелкой прислужницей, не обеспечительницей их сиюминутных интересов, ибо в конце концов Д. всегда имеет в виду, что не Россия для славян, а они – для России, потому что она – носительница той великой идеи, что спасет не только славян, но весь мир.

Это великая идея, по Д.,– православие. «Не в православии ли одном – пишет он – сохранился божественный лик Христа во всей чистоте? И может быть главнейшее предызбранное назначение народа русского в судьбах всего человечества и состоит лишь в том, чтоб сохранить у себя этот божественный образ Христа во всей чистоте, а когда придет время, явить этот образ миру, потерявшему пути свои». «Не в православии ли одном и правда и спасение народа русского, а в будущих веках и для всего человечества» (XXI, 59). Эта русская православная идея приобретает в современности тем большее значение, что две великие западные религиозные идеи находятся, по Д., при начале конца своего. Католическая идея в упадке даже в главной стране – носительнице ее – во Франции, и заменяется социализмом. Протестанская же идея падет вместе с ней, как идея великая, но лишь отрицательная. Началом крушения двух великих западных идей объясняет Д. многие происходящие в Европе политические движения. Он прямо пишет о «всемирно-католическом» заговоре и о том, что политика Бисмарка нацелена главным образом на его преодоление.

Идея русского православия как национальной характеристики («не православный не может быть русским») явилась основанием для центральной политической идеи Д. – идеи русской национальной способности ко всеединству, к всеобъединению идей, к собиранию всего, сделанного другими нациями, в целое.

Эта способность в русском человеке и русской нации уникальна, считал Д., и с ней связаны такие черты русской натуры, которые склонному к отъединению и уединению западному человеку представляются обезличенностью. Это способность к восприятию критики и к критике своего, способность отнестись с пониманием и уважением к чужим, глубоко чуждым взглядам, переродившаяся у оторвавшейся от народа интеллигенции в прямой стыд за свое и неумеренное восхищение всем чужим. Благодаря способности к «всеобъединению» русский человек, по мнению Д., остался единственным европейцем в Европе, тогда как все европейцы стали лишь немцами, англичанами, французами и т. д. Т. о., опятьтаки нет противоречия между восхищением Д. Европой и его сокрушительной критикой практически всех европейских наций и способа существования европейского человека. Европа – величайшая ценность, которая должна быть включена в целое человечества, но современный способ ее бытия – величайшая мерзость, ибо весь основан на отъединении, на грубом материализме и поклонении вещам, на забвении своих же прежних идеалов.

Отсюда же так называемый антисемитизм Д. Национальная еврейская идея, по Д., идея национальной исключительности, отъединительная идея по самой сути своей. Она является антиподом русской национальной идеи – идеи целого, в котором бесконечно важна каждая его часть, ибо без каждой целое не состоится. Дело, поэтому, не в том, что русский не хочет включить еврея в целое, но еврей никогда не согласится стать частью целого, мало того, стремится сделать целое лишь придатком своей исключительности, а если это не удается, готов отрицать целое во имя своей исключительности и избранности. Выход Д., как всегда, находит в конкретном образе («Похороны «Общечеловека» XXV, 88– 90), рисующем соединение людей разных национальностей и религий в общей любви.

Самая великая идея в человечестве, по Д., одна только обеспечивающая возможность нормального существования сознающего человека на земле – это идея бессмертия. Отсюда реальной ценностью для Д. является то, что ставит человека в некоторое отношение к бессмертию. Этот необычный для политика в современном смысле взгляд на вещи приводит к ряду парадоксальных, с привычной точки зрения, мнений и высказываний. Так война – признанный бич человечества – признается Д. очищающей и возвышающей (если только ведется не ради брюха, а предполагает хоть сколько-нибудь самопожертвования и самоотвержения). Война уничтожает столь бурно развивающийся в мирное время цинизм, пролитая кровь соединяет людей (но та, которая ими пролита, а не та, которую они пролили). Война, зримо и ощутимо ставя человека на грань жизни и смерти (на которой он всегда находится, но незримо для себя, и потому часто об этом забывает), создает наиболее благоприятную обстановку для проявления истинных ценностей, для развития «идеального» взгляда на мир и человека.

Идея целого обеспечила за Д. роль «центра» в борьбе партий. Считал ли он себя западником (в начале 60-х) или славянофилом (в конце 70-х), он всегда призывал к соединению на общей «почве», к совместному труду на «родной ниве», к воссоединению с народом, к принятию народных идеалов, к отказу от патерналистского взгляда на народ. Для него неприемлемы были взаимные обвинения и оскорбления партий, за которые он неоднократно порицал и ту и другую стороны. Для него было очевидно, что и та и другая партия выросли на общей, национальной почве, что в основе и тех и других взглядов лежит разным образом понятая и пережитая русская идея.

Существенным для определения политической позиции в XIX в. был взгляд на реформы Петра. Д. считал, что Петр чутко уловил идею времени, стремление русского народа к обновлению. Но только в этой идее Петр и был народен.

Воплощение этой идеи было антинародно, поскольку преобразовывалась главным образом внешняя сторона, тогда как русский народ более склонен обращать внимание на суть дела. Это внешнее преобразование и было, по мнению Д., причиной того, что народ реформу не принял, и вследствие этого русское общество раскололось, «земство разошлось с служилыми сословиями»

(XX, 15).

В области народного просвещения Д. настаивает прежде всего на искренности просвещающего, на его доверии и уважении к просвещаемому, к его стремлениям, чувствам, уму, наконец («Книжность и грамотность. Статья вторая». XIX, 21–57). Д. призывает возможных деятелей осознать первое из условий, при которых их деятельность может осуществиться,– не стремиться достичь сразу всего, но не пренебрегать медленной работой, движением «по одному шагу». Д. предлагает нашим Байронам, Манфредам и Каинам выучить грамоте хоть одного крестьянского мальчика. Но на такое смирение, считает Д., вряд ли хватит их исполинских сил (XVIII, 68).

Д. – убежденный сторонник равноправия женщин. Он настаивает на необходимости высшего образования для них, оговаривая только, что к образованию должны допускаться женщины, желающие именно образования и деятельности, а не чего-либо другого, что к получению образования не должно приходить из посторонних побуждений. При этом Д. глубоко чужды уклонения иных «эмансипаторов». Женщина должна получать образование как возможный деятель, оно ей необходимо и как матери семейства. Семейные и воспитательные функции женщины не отменяются с получением ею образования, напротив, она впервые получает возможность их по-настоящему осуществлять. На русскую женщину Д. возлагает большие надежды, от нее ожидает обновления русской жизни.

Особые надежды возлагались Д. на вновь существующий в современной ему России союз Царя с народом, который не раз был явлен в царствование Александра II и с особой силой сказался в эпоху русско-турецкой войны. Этот союз, по мнению Д., может быть основой не виданных и не чаянных Европой «политических» свобод, основанных не на «разделении» и законе, не на взаимном отстаивании прав, а на взаимном даровании прав. «Детям можно гораздо больше позволить, чем гражданам»,– писал он (XXVII, 22–23).

Говоря об искажении понятий, все более водворяющемся в современном ему обществе, Д. утверждал, что лучше здоровые идеалы при дурной действительности, чем наоборот. Искажение действительности, когда знают и помнят, что это искажение, грех и неправда, гораздо менее опасно, чем даже внешнее благополучие при извращении понятий о том, что хорошо и что плохо.

«Можно быть даже и подлецом,– писал Д. в “Зимних заметках о летних впечатлениях”,– но чутья о чести не потерять, а тут ведь очень много честных людей, но зато чутье чести совершенно потеряли и потому подличают, не ведая, что творят, из добродетели. Первое, разумеется, порочнее, но последнее, как хотите, презрительнее. Такой катехизис о добродетелях составляет худой симптом в жизни нации» (V, 84–85). Таково, по Д., положение на Западе, таково оно, отчасти, и в русской интеллигентской среде, «народ же наш не считает факта нормой и чужд самооправдания».

Выступая против «теории среды», провозглашавшей безответственность человека за совершенные им преступления, Д. опровергает ее и с политической («гражданской») и с философской точки зрения. В ответ на соображение своего воображаемого оппонента о том, что сознание и своей вины в преступлении заставляет присяжных оправдывать подсудимого, Д. замечает: «Именно тут-то и надо сказать правду и зло назвать злом; но зато половину тяготы приговора взять на себя». И чуть выше: «Больно, дескать, очень приговорить человека». Ну и что ж, и уйдите с болью. Правда выше вашей боли» (XXI, 15–16). «Народ наш,– заключает Д.,– знает только, что и сам он виновен вместе с каждым преступником.

Но обвиняя себя, он тем-то и доказывает, что не верит в “среду”; верит, напротив, что среда зависит вполне от него, от его беспрерывного покаяния и самосовершенствования» (XXI, 18).

Окончательное отношение Д. к социализму лучше всего характеризуется его записью в книжке 1863–64: «Социалисты хотят переродить человека, освободить его, представить его без Бога и семейства. Они заключают, что изменив насильственно экономический быт его, цели достигнут. Но человек изменится не от внешних причин, а не иначе как от перемены нравственной.

Раньше не оставит Бога, как уверившись математически, а семейства прежде, чем мать не захочет быть матерью, а человек не захочет обратить любовь в клубничку. Можно ли достигнуть этого оружием? И как сметь сказать заранее, прежде опыта, что в этом спасение? И это рискуя всем человечеством. Западная дребедень» (XX, 171–172).

Характеризуя состояние России в пореформенный период, Д. записывает:

«Над Россией корпорации. Немцы, поляки, жиды – корпорация, и себе помогают.

В одной Руси нет корпорации, она одна разделена. Да сверх этих корпораций еще и важнейшая: прежняя административная рутина. Говорят: наше общество не консервативно. Правда, самый исторический ход вещей (с Петра) сделал его не консервативным. А главное: оно не видит, что сохранять. Все у него отнято, до самой законной инициативы. Все права русского человека – отрицательные.

Дайте ему что положительного и увидите, что он будет тоже консервативен. Ведь было бы что охранять. Не консервативен он потому, что нечего охранять. Чем хуже, тем лучше – это ведь не одна только фраза у нас, а к несчастью – самое дело» (XXVII, 50).

«Дневник писателя» за январь 1881 представляет из себя своего рода политическое завещание Д., до сих пор не прочитанное и, конечно, не исполненное. Между тем, все сказанное им по поводу ожидаемой конституции и возможностей выхода из экономического кризиса актуально и посейчас. Выход из экономического кризиса Д. видит лишь в «оздоровлении корней», а потому призывает забыть «хоть на одну двадцатую часть» о текущем и «направить наше внимание на нечто совсем другое, в некую глубь, в которую, по правде, доселе никогда и не заглядывали, потому что глубь искали на поверхности» (XXVII, 24).

Первое, с чего предлагает начать Д.,– духовное оздоровление народа. Главная, мощная сердцевина души народной, утверждает Д., здорова, но болезнь все же жестока и называется она: «Жажда правды, но неутоленная» (XXVII, 16). Народ ищет правды, и потому беззащитен перед сколько-нибудь умелыми пропагаторами. От них надо защитить народ. Но для того, чтобы найти к нему путь, русской интеллигенции надо понять и принять главную «идею» народную – идею всенародной и вселенской церкви. «Я говорю,– пишет Д.,– про неустанную жажду в народе русском великого всеобщего, всенародного, всебратского единения во имя Христово» (XXVII, 19).

Но поскольку истиной этой владеет народ, а интеллигенция оторвана от корней, от «почвы», и потому стремления ее неизбежно фантастичны, то в области политической необходимо, чтобы интеллигенция отошла скромно в сторону и послушала, что скажут мужики, «серые зипуны». И лишь услышав и осмыслив произнесенное народом слово, говорила бы сама, но говорила, именно помогая высказать это слово, а не искажая и не «перебивая» его. «И все мы, в первый раз, может быть, услышим

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

Похожие работы:

«A/65/115 Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея Distr.: General 6 July 2010 Russian Original: English Шестьдесят пятая сессия Пункт 20(b) предварительного перечня Устойчивое ра...»

«Утвержден МПУ-700 00.00.000-01РЭ – ЛУ Республиканское унитарное предприятие Гродненский завод торгового машиностроения 230023, Республика Беларусь, г.Гродно, ул. Тимирязева, 16 АБ РБ01 МАШИНА ПОСУДОМОЕЧНАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ МПУ-700-01 Руководство по эксплуатации МПУ-700 00.00.000-01РЭ МПУ-700 00.00.000-01РЭ Настоящее руков...»

«Уголовный кодекс Туркменистана от 12 июня 1997 года № 222-I (с изменениями и дополнениями по состоянию на 09.11.2013 г.) Введен в действие с 1 января 1998 года Законом Туркменистана от 12 июня 1997 года № 222-1 ОБЩАЯ ЧАСТЬ Раздел I. Уголовное законодательство Туркменистана Глава 1. Зад...»

«ПАСПОРТ ИЗДЕЛИЯ W83UR ГАРАНТИЙНЫЙ ТАЛОН ИНСТРУКЦИЯ ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ Расширенная гарантия 3 года и 7 лет бесплатного сервисного обслуживания. v.1.0 Условия предоставления услуги указаны в гарантийном талоне изделия.УВАЖА...»

«Кожевников В.В. Внешняя политика Японии. 9 УДК 327.1(52) Кожевников В.В. Внешняя политика Японии при правительстве Ю. Хатояма: возможны ли перемены?Foreign policy of Japan in the time of Yukio Hatoyama's government: Are the changes possible? Статья посвящена анализу внешнеполитического курса Я...»

«ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ Кришан КУМАР Марксизм и утопия Утописты и революционеры Несмотря на все различия между утопистом и революционером, в их характеристике много общего. И тот и другой мечтают о совершенстве. И тот и другой отвергают традиционное религиозное представлен...»

«Денис Мартынов И древо падёт Действующие лица в порядке их появления: ЮЛЯ — человек с активной гражданской позицией САША — программист из маленького города ЛАВРЕНТИЙ — подсобный рабочий ПАВЕЛ АНДРЕЕВИЧ — депутат областной думы АКИМЫЧ — встревоженный пенсионер К...»

«Артур Шопенгауэр Parerga und Paralipomena http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=17036155 Аннотация "Parerga und Paralipomena" – сочинение известного немецкого философа Артура Шопенгауэра (нем. Arthur Schopenhauer...»

«УДК 159.922.7 ВЛИЯНИЕ ТЕЛЕВИЗИОННОГО КОНТЕНТА НА ПОВЕДЕНИЕ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНИКА М.Г. Бочило Иркутский государственный университет Аннотация. Статья посвящена осмыслению влияния телевизионного контента на поведение детей младшего школьного возраста в совре...»

«Подключение и установка автосигнализации StarLine D94 2CAN на автомобиль Kia Sportage 2012 м.г. с кнопкой Старт-Стоп StarLine D94 2CAN KIA Sportage 2012 м.г. Подключение и установка автосигнализации StarLine D94 2CAN на автомобиль KIA Sportage 2012 м.г. с кнопкой Старт-Стоп Уст...»

«128/2013-158962(1) Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области 191015, Санкт-Петербург, Суворовский пр., 50/52 http://www.spb.arbitr.ru ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Санкт-Петербург 30 апреля 2013 года Дело № А56-30441/2012/сд Резолютивн...»

«Открытого акционерного общества "ОАК Транспортные самолеты" за 2009 год Москва, 2010 ОГЛАВЛЕНИЕ Общие сведения об Обществе Общее собрание акционеров Совет директоров Общества Исполнительный орган Общества Ревизионная комиссия Общества Положение Общества в отрасли Приоритетные направления деятельности...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.