WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:     | 1 ||

«ГЕОЛОГО-СТРУКТУРНЫЕ И ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЗОЛОТОРУДНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ В ШАРЬЯЖНО-НАДВИГОВЫХ СТРУКТУРАХ ЯНО-КОЛЫМСКОГО И МОНГОЛО-ОХОТСКОГО ОРОГЕННЫХ ПОЯСОВ (НА ПРИМЕРЕ БАДРАНСКОГО, КАРИ ...»

-- [ Страница 2 ] --

–  –  –

1-8 – габброиды, габбро-амфиболиты участка Новинка Карийского рудного поля, 9, 10 – базальтовые метакоматииты, 11серые гнейсы” (диориты).

Динамометаморфическая природа рассматриваемой группы пород на Карийском поле уже однозначно доказывается тем, что значительная часть их тел в виде оторочек вместе с милонитами и катаклазитами обрамляет будины, блоки габброидов, диоритов, гранодиоритов в зонах меланжа. Это зафиксировано не только нашими наблюдениями, но и данными первичной документации подземных выработок на участке Новинка. При этом породы, слагающие оторочки, идентичны дайковым и жильным образованиям, которые в публикациях 60-80-х годов рассматривались как субвулканические и вулканические. Петрографический состав псевдовулканических динамометаморфитов характеризуется большим разнообразием, что определяет широкий диапазон по содержаниям SiO2 (Таблица 4.4) от трахибазальтов до трахириолитов и почти монокварцевых пород.

–  –  –

1 - “лампрофир”; 3, 12-16, 18-20, 22-28 – “грорудиты”; 2, 4, 6-9 – “гибридные порфиры”; 5 – “турмалинсодержащие альбититы” турмалиновой стадии; 10 – кварц-эгирин-альбитовые “микрограниты”; 11 – интенсивно преобразованные субщелочные “граниты”; 17 – субщелочной гранит; 21 – мелкозернистые “граниты” с реликтами катаклазированных “аплитов”, 29 – “кварцевая жила” с полевым шпатом.

Динамометаморфиты лампрофирового облика (“диабазы”, “микрогаббро”) на диаграмме SiO2 – (Na2O+K2O) попадают в поле субщелочных базальтов – трахибазальтов. Им свойственна порфировая структура. Количество порфирокластов размером 0,3-2,0 мм составляет 12–25%. Они сложены тонкочешуйчатыми агрегатами гидрослюды и с примесью сфена – псевдоморфозами по роговой обманке и моноклинного пироксена.

Цементирующая призматически-зернистая масса пород сложена плагиоклазом (50-55%), зеленой роговой обманкой и клинопироксеном. Акцессорные минералы

– сфен, апатит, магнетит. Редкие миндалины выполнены карбонатом.

Разновидности динамометаморфитов типа “гибридных порфиров” (“диоритовые порфириты”, “кварцевые порфириты”) пространственно приурочены к фрагментам тел габброидов, амфиболитов, габбродиоритов в шовных зонах надвиговых структур, а также к крутопадающим тектоническим нарушениям внутри аллохтонных пластин, сложенных указанными типами пород (участки Новинка, Амурская дайка, Волгинский). В первом случае они образуют оторочки вокруг блоков, будин, зон меланжа, во втором случае – крутопадающие дайкообразные тела. Вещественный состав их в значительной степени унаследован от такового исходных пород зеленокаменного пояса. Основная масса призматически-зернистой структуры данной группы пород содержит 15-40% темноцветных минералов (оливин, авгит, роговая обманка, тальк, коричневый биотит), плагиоклаз (№ 43-53), кварц (3-8%), калишпат (до 5-7%). Размер зерен до 0,2 мм. Акцессорные минералы (0,5-0,7%) – апатит, циркон, сфен, магнетит.

Вкрапленники обычно представлены кварцем и калишпатом с реакционными каймами амфибола и олигоклаза. Встречаются зональные, сравнительно крупные (до 3,5 см) вкрапленники, состоящие из турмалина (центральная часть), плагиоклаза (промежуточная зона) и калишпата (внешняя зона) [38]. Турмалин также выделяется в редких газовых пустотах.

В маломощных телах “гибридных порфиров” крупные порфировые выделения отсутствуют. С данным типом динамометаморфитов пространственно и генетически связаны золотоносные турмалин-сульфидные образования.





“Гибридные порфиры” на диаграмме SiO2 – (Na2O+K2O) образуют поле мас.%, мас.%, мас.%) (SiO2=54,33-64,0 Na2O=5,50-2,67 K2O=5,83-3,18 субщелочных пород среднего состава (трахиандезито-базальты, латиты, трахиандезиты). Им свойственны повышенные содержания [35]: Cr (475 г/т), V (225 г/т), Ni (162 г/т), Co (21 г/т). По данным А.Г. Миронова с соавторами [71], уровень содержаний в них золота (6,8-65 мг/т) повышенный; он примерно соответствует геохимическому фону Au первичных пород зеленокаменного пояса (Таблица 4.3). Однако в случае появления в “гибридных порфирах” кварцевых прожилков концентрация золота резко возрастает (1 г/т), вплоть до промышленных содержаний с видимым золотом (участок Амурская дайка). По данным термобарогеохимических исследований [92; 91], образование “гибридных порфиров” происходило при Т=810-860оС (начало процесса) и Р=3,4 кбар, высокой флюидонасыщенности расплава (Н2О=4,7-8,6 мас.%, Cl=0,11-0,21 мас.%).

Вторая разновидность высокотемпературных динамометаморфитов, известная среди геологов как “грорудиты”, “щелочные граниты”, “щелочные метасоматиты”, “ортоклазиты”, “кварцевые порфиры”, по условиям залегания и локализации не отличается от “гибридных порфиров”, встречаясь совместно с последними, хотя и характеризуется весьма специфическим вещественным составом. По содержаниям SiO2 (56,62-78,08 мас.%) и сумме щелочей (5,10-10,99 мас.%) часть их образует петрохимический ряд: трахиандезито-базальты – щелочные трахидациты – комендиты – трахириолоиты – риолиты. Другие с “нестехиометрическими” содержаниями SiO2 (78 мас.%) могут быть названы силекситами и кварцитами (Таблица 4.4).

Выделяют ранние розовые (буровато-розовые, лилово-пятнистые) “грорудиты”, с которыми ассоциирует актинолит-магнетитовый тип золотого оруденения, и поздние серые. С последними связаны золотые руды кварцарсенопиритового типа [32; 87; 92]. Наблюдаются постепенные переходы “розовых грорудитов” в рудные кварц-актинолит-магнетитовые жилы. Набор рудных и нерудных (эгирин, актинолит, альбит, биотит) минералов в тех и других практически одинаков. Структура основной массы “розовых грорудитов” невадитовая, микрогранитная, участками аплитовая (роговиковая), состав кварцкалишпат-эгирин-альбитовый. Вкрапленники размерами 0,5-4,0 мм состоят из кварца (до 85%) и ортоклаза (до 35%). Встречаются грорудиты с магнетитовым цементом [61], который не является наложенным, а кристаллизуется в парагенезисе с другими минералами. Кварц в аплитовидных структурах грорудитов представлен высокотемпературным -кварцем бипирамидального габитуса.

Матрикс “серых грорудитов” существенно альбитовый. Между лейстами альбита находятся зерна кварца и калишпата, шестоватые выделения (0,1-0,35 мм) эгирина. Присутствуют сфен и карбонат. Вкрапленники представлены кварцем (50-55%) и решетчатым микроклином (25-30%). Характерный акцессорный минерал – арсенопирит (1-2%). Низкотемпературный -кварц в парагенезисе с микроклином, эгирином и альбитом нарастает на стенки миароловых пустот.

Помимо порфиробластических, встречаются массивные зернистые гранито- и аплитоподобные “грорудиты”. На участке Волгинском широко распространены пятнистые, полосчатые и брекчиевые (цемент - серый халцедоновидный кварц) “грорудиты”, переходящие в золотоносные кварц-калишпат-арсенопиритовые с турмалином породы и монокварциты. Залуцкий В.В. и Летунов С.П. [38] связывают образование кварцевых жил, ассоциирующих с “грорудитами”, с фракционированием “грорудитового” расплава и отделением от него силекситового. По данным А.Г. Миронова с соавторами [40], “грорудиты” обладают повышенным геохимическим фоном Au (34-200 мг/т). Начало их кристаллизации [92; 91] происходило при Т=920-860оС и Р=4,8-1,0 кбар из расплавов, содержащих Н2О=0,6-6,8 мас.% и Cl=0,08-0,25 мас.%.

Происхождение высокотемпературных динамометаморфических пород типа “грорудитов”, “гибридных порфиров”, “щелочных метасоматитов”, “микрогранатов”, “аплитов”, “силекситов” или “кварцитов”, образующих широкий петрохимический спектр, включающий породы нормального, субщелочного и щелочного рядов, с нарушенной стехнометрией, несвойственной породам магматического генезиса, получает вполне удовлетворительное объяснение, если использовать фрикционную (механохимическую) модель формирования псевдотахилитовых расплавов и газо-гидротермальных флюидов, разработанную на модельных объектах и лабораторных экспериментах. Верхний предел образования экспериментально полученных псевдотахилитовых расплавов оценивается в 1360оС [154]. По способности минералов к фрикционному плавлению наблюдается ряд [152]: слюды амфиболы пироксены полевые шпаты кварц. Так наличие амфибола свидетельствует о Т=650оС формирования псевдотахилитового расплава. Слюды, хлорит, амфиболы исходных пород в процессе высокотемпературного динамометаморфизма преимущественно преобразуются в псевдотахилитовый расплав, кварц и полевой шпат большей частью сохраняются в виде зерен. Обычно катаклазиты предшествуют образованию псевдотахилитов [147]. На это указывает повсеместное присутствие фрагментов катаклазитов, наличие краевых зон последних в жилах псевдотахилитов. При этом катаклазу нередко предшествует образование милонитов и псевдотахилиты образуются за счет плавления катаклазированных милонитов [150].

Однако многочислены случаи, когда образование псевдотахилитов не сопровождается катаклазитами. Например, в основании надвига Сильвретта (Восточные Альпы) псевдотахилиты в виде жил непосредственно залегают в милонитах [144]. Их появлению предшествовало образование апогнейсовых милонитов, происходившее в 2 стадии проявления деформаций. При этом наблюдалось несколько генераций милонитов и псевдотахилитов, но псевдотахилиты формировались при более жестких дислокациях и на них распространяется модель сейсмических трещин в пластических условиях.

Формирование динамометаморфического комплекса шовной зоны надвига Сильвретта завершилось образованием ультрамилонитов (стильпномелановой зоны) за счет милонитов и псевдотахилитов. Псевдотахилиты встречаются не только в шовных зонах надвигов, крутопадающих сдвигов. Их дайкообразные и жильные тела широко развиты в аллохтонах (пластинах, шарьяжах) [153], где они выполняют трещины скалывания (участок Новинка Карийского рудного поля).

Апобазитовые псевдотахилиты, характеризующиеся афанитовой матрицей с новообразованными биотитом, кварцем, серицитом, полевыми шпатами и часто cодержащие округлые захваченные обломки исходных (порфирокласты), большей частью наследуют химсостав последних, за исключением содержаний SiO2, Na2O, H2O, которыми обогащаются псевдотахилиты [153]. При весьма высокой степени фрикционного плавления метабазитов (распад и плавление полевых шпатов), псевдотахилиты по сравнению с исходными породами обогащаются K2O и CaO.

Значительные объемы воды переходят в псевдотахилитовый расплав при механохимических преобразованиях водных минералов исходных пород [148], с параллельным его обогащением газовым флюидным компонентом. По этой причине наблюдается необычно сильная обогащенность водой и газовым флюидом (см. данные, приведенные выше) псевдотахилитового расплава. Вода, в процессе динамометаморфизма из гидроксилсодержащих минералов метабазитов и/или полученная в ходе окисления восстановленного продукта H2 – механохимических реакций, способствует фрикционному плавлению пород и перемещению псевдотахилитового расплава от мест его генерации (тектонические швы) в трещинные структуры аллохтонов. Смешение вадозных вод с динамометаморфическим воднофлюидным компонентом приводит к образованию газо-гидротермальной рудообразующей системы, следствием функционирования которой является образование пород типа березитов, щелочных метасоматитов, калишпатитов, кварцитов (кварцитоподобных пород), кварц-турмалиновых и карбонат-гидрослюдистых образований, которые обычно относят к околорудным изменениям. С нами пространственно и генетически связаны скопления рудного вещества. Псевдотахилитовые расплавы и парагенетически с ними связаные газогидротермальные флюиды образуют единую динамометаморфическую рудообразующую систему, результат функционирования которой так ярко проявлен на Карийском золоторудном поле, где она продуцирует единый близко одновременный пространственно совмещенный рудно-породный комплекс, включающий “гибридные порфиры”, “грорудиты”, “щелочные граниты”, “щелочные метасоматиты”, березитоподобные породы актинолит-магнетитовые, сульфидно-кварц-турмалиновые, карбонат-гидрослюдистые и другие золоторудные образования.

Возвращаясь к обсуждению петрохимических (Рисунок 4.8) и геохимических различий между продуктами кристаллизации псевдотахилитовых расплавов и исходных для них пород зеленокаменного пояса (Таблицы 4.3 и 4.4), отметим следующее:

– отчетливо проявлен закономерный субщелочной – щелочной тренд эволюции псевдотахилитовых пород, в то время как исходные для них породы принадлежат к нормальному петрохимическому ряду. Увеличение щелочности апобазитовых псевдотахилитов обусловлено обогащением фрикционного расплава в основном Na2O и в меньшей степени K2O;

– наблюдается закономерное смещение тренда содержаний SiO2 в группе псевдотахилитов относительно исходных основных пород в сторону средних, кислых и ультракислых составов, при постепенном их увеличении до значений, свойственным кварцевым породам гидротермально-метасоматического происхождения.

Рисунок 4.8 – Диаграмма составов пород зеленокаменного пояса Пришилкинской зоны (“крестики”) и динамометаморфитов вулканического облика (“кружки”) Карийского рудного поля Отмеченные весьма широкие вариации вещественного состава пород псевдотахилитового происхождения, выявленных на Карийском рудном поле, отражают различную степень и стадии частичного фрикционного плавления исходного субстрата, в зависимости от РТ-условий динамометаморфизма.

Известно [148], что более быстро происходит распад, плавление биотита и амфибола и в меньшей степени – пироксена, кварца и полевого шпата. В последнюю очередь образуются порции высокотемпературных псевдотахилитовых расплавов гранитного и даже кварцевого составов. Если современные псевдотахилиты, образующиеся в зонах интенсивных сейсмодислокаций (7-9-бальное землетрясение), преимущественно сложены стекловатым базисом, то стеклофаза древних псевдотахилитов почти нацело раскристаллизована, что вызывает определенные трудности в диагностике последних.

Выделенные несколько минеральных типов (Таблица 4.5) золотого оруденения, относимых к золото-кварц-сульфидной формации, пространственно и генетически связаны с породами динамометаморфического комплекса, которые в свою очередь формировались в два этапа (Таблица 4.6). В отличие от предшествующих исследователей, нами отнесены к одной стадии оруденения кварц-актинолит-магнетитовый и кварц-арсенопиритовый минеральные типы руд, поскольку формирование того и другого близко по времени и связано с фрикционным плавлением исходных метабазитов зеленокаменного пояса.

–  –  –

5 УСЛОВИЯ ЛОКАЛИЗАЦИИ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗМЕЩЕНИЯ

ЗОЛОТОЙ МИНЕРАЛИЗАЦИИ В НАДВИГОВЫХ СТРУКТУРАХ РУДНЫХ

ПОЛЕЙ

5.1 Бадранское месторождение В пределах Бадранского поля выявлено 15 золоторудных зон (Рисунок 3.1).

Наиболее изучена и высокопродуктивна зона Надвиговая. Протяженность ее по простиранию составляет около 2100 м. По падению зона Надвиговая редкими скважинами прослежена более чем на 1000 м. Предполагается чашеобразная форма ее с выходом на дневную поверхность северо-восточного фланга в районе руч. Длинного. Из этого следует, что значительный ее отрезок (от верховий руч.

Бедового до руч. Длинного), составляющий по падению около 1900-2000 м, не вскрыт ни одной скважиной и примерно две трети ее оказались неопоискованными. Мощность зоны варьирует от первых метров до 50 м и более метров на глубине, где со стороны лежачего бока с ней сливается рудная зона №

1. Обе эти зоны, вероятно, являются составной частью дуплексовой структуры.

Разведочно-эксплуатационные работы по зоне Надвиговой показали неравномерный характер локализации промышленных скоплений золота, образующих рудные столбы.

Структурные признаки рудных столбов были выявлены при детальных специализированных исследованиях зоны Надвиговой.

Выделяется два структурных типа участков с промышленным оруденением.

Первый (Рисунок 5.1) характеризуется следующими особенностями:

- шовная зона надвига представлена милонитами с характерным S-образным крутопадающим кливажем, выполненным углеродистым веществом поздней генерации и гранулированным кварцем;

- среди милонитов шовной зоны отмечаются мелкие линзовидные тела (реликты) кремовых березитов, длинной осью ориентированных вдоль пологого шва;

- со стороны лежачего бока динамометаморфиты обладают крутопадающей полосчатостью, обусловленной углеродистым веществом и в разной степени раскристаллизованными псевдотахилитами.

Рисунок 5.1 – Строение участка зоны Надвиговой на интервале 75-115 м, уклона 7 (I структурный тип участков с богатым золотым оруденением) 1 – катаклазит алевропсаммитовый, полосчатый, березитизированный, серый; 2 – слабополосчатый катаклазит по кремовым березитам; 3 – массивный березит; 4 – милонит; 5 – прожилковое окварцевание; 6 – жильный кварц; 7 – глина.

Второй структурный тип участков с богатым золотым оруденением (Рисунок 5.2), в отличие от первого, не имеет S-образного крутого кливажа, ориентированного поперек шовной зоны надвига, представляя собой фрагмент структуры мезо- и макробудинажа в березитизированных массивных породах.

Данный структурный тип отождествляется с автокластическим меланжем.

Отличительная черта участков богатого оруденения второго структурного типа – наличие высокопродуктивных кварцевых оторочек вокруг некоторых будин.

Рисунок 5.2 – Строение участка зоны Надвиговой в районе отрезка орт 55 – орт 57 (II структурный тип участков с богатым золотым оруденением) Условные обозначения (Рисунок 5.

1).

Рудные столбы связаны только с кварцево-жильным типом рудных тел.

Рудовмещающая среда, благоприятная для формирования богатых золотом участков, обладает специфическими особенностями состава, набора пород. Вопервых, это присутствие значительного количества жильного безрудного кварца ранней (I) генерации, который в процессе динамометаморфизма преобразовывается в шовных зонах надвигов в продуктивный кварц II (Рисунок 5.3). Причем, как правило, ранний кварц выполняет крутопадающие трещины. Он имеет метаморфогенное происхождение. Его количество – показатель степени окисленности первичного углеродистого вещества в ранний этап рудогенеза. На примере зоны Надвиговой можно полагать, что формирование рудных столбов сопровождалось резко контрастным, вследствие окисления, перераспределением углеродистого вещества, что привело к чередованию зон осветвления и потемнения. Отражением этих процессов является образование своеобразной полосчатой (книжной) текстуры высокопродуктивного золотоносного кварца.

Рисунок 5.3 – Формирование жильного рудного кварца за счет жилок раннего кварца в шовной зоне надвига (фрагмент зоны Надвиговой, разведочный уклон № 9, зарисовка СЗ стенки, инт.

0-9 м) 1 – ранняя генерация безрудного кварца; 2 – продуктивный кварц поздней генерации; 3 – псаммитовые катаклазиты; 4 – обогащенные гидрослюдой милониты; 5 – глинка трения; 6 – милониты (а), обуглероженные и окварцованные реликты катаклазитов (б).

–  –  –

Выделяются два типа золотоносных надвиговых структур:

автокластического меланжа (средне-блоковый, мелко-блоковый и

– линзовидно-пластинчатый);

– минерализованных швов надвигов (многошовные или эшелонированные сколы и одношовные).

Золотоносные зоны автокластического меланжа К автокластическому меланжу отнесены зоны тектонических брекчий по породам габбро-диорит-гранитного ряда, характерными особенностями которых являются:

одинаковый или более кислый состав пород цементирующего 1) динамометаморфического комплекса по отношению к блокам-отторженцам;

2) скорлуповатые отдельности блоков, обладающих сглаженными формами поверхности;

3) наличие бластомилонитовых, реже милонитовых “рубашек” или кайм вокруг тектонических отторженцев, иногда распадающиеся на округлоподушечные отдельности.

Установлена схема последовательности формирования золотоносных зон автокластического меланжа в гранитоидах: будинаж; раздавливание будин на мелкие блоки; тектоническое перемещение и окатывание обломков с образованием бластомилонитовых или милонитовых оторочек; образование рудных минеральных парагенезисов в оторочках и трещинах блоковых отторженцев, а также в межблоковых динамометаморфитах.

В Карийском рудном поле рассматриваемый тип рудоносных структур является доминирующим. Зоны автокластического меланжа маркируют подошвы Карийско-Богочинского шарьяжа и отдельных чешуй. Большей частью отработанные к настоящему времени, наиболее протяженные и высокопродуктивные россыпи золота, известные на площади Карийского поля (Карийская, Таратушихинская, Богочинская) являются продуктами гипергенной дезинтеграции и переработки золотоносных зон автокластического меланжа в руслах и долинах водотоков.

Средне-блоковый подтип золотого оруденения Золотоносный средне-блоковый автокластический меланж сложен глыбами, будинами горных пород размером десятки и сотни метров, в то время как мелкоблоковый – представлен глыбовым материалом размерностью до 10 м.

Примерами первой разновидности рудоконтролирующих структур типа зон автокластического меланжа являются участки Новинка и Волгинский (группа Волгинских проявлений золота), а также Пильненское рудное поле, расположенное на левобережье Кары и входящее в состав Карийского золоторудного узла. Золоторудная минерализация на участке Новинка (Рисунок 5.4) сосредоточена главным образом в краевых частях и на флангах крупной (1250х800х300 м) будины, сложенной габбро, габбро-анортозитами, анортозитами, габбро-диоритами и диоритами, находящейся в поле развития катаклазированных кварцевых диоритов и гранодиоритов. Поверхностными и подземными горными выработками здесь в основном вскрыта и изучена золоторудная жильная минерализация, локализованная в просечках (крутопадающие трещины скола и отрыва) будины и окружающих ее породах и только скважинами колонкового бурения и отдельными подземными горными выработками подсечена рудная минерализация в оторочках будины и составляющих ее более мелких блоков.

Рисунок 5.4 – Чашеобразный многошовный надвиг и среднеблоковый автокластический меланж на участке Новинка Карийского рудного поля, разрез Татаринова А.

В.и Яловик Л.И. [117] 1 – габбро, габбро-анортозиты, анортозиты; 2 – диориты, габбро-диориты, гранодиориты; 4 – золотоносные апогаббровые и апоанортозитовые динамометаморфиты преимущественно милонитовой фации; 5 – подошва шарьяжа, предполагаемая Главная рудная зона; 6 – золоторудные тела жильного типа; 7 – надвиги; 8 – аллювиальные отложения.

Так называемая внутриблоковая (в просечках будины и слагающих ее блоков) жильная минерализация участка Новинка, выполняющая в основном крутопадающие, реже пологопадающие (Рисунок 5.5) трещины скола и отрыва, на самом деле имеет прерывистый характер и рудные объекты, известные как рудные “жилы” – большей частью состоят из линз и прожилков кварц-актинолитмагнетитового или реже кварц-сульфидного состава. Будинные и блоковые оторочки, несущие аналогичную золоторудную прожилково-вкрапленную минерализацию, сложены породами милонитовой фации (милониты, бластомилониты, гиаломилониты, псевдотахилиты). Масштабы рудной межбудинной (“оторочковой”) минерализации более значительны (по объему рудной массы), чем внутрибадинного трещинного оруденения. С этой точки зрения перспективы участка Новинка еще полностью не оценены, так как к настоящему времени детально разведана и отработана лишь трещинная минерализация.

Рисунок 5.5 – Внутрибудинная золоторудная минерализация зоны среднеблокового меланжа на участке Новинка Карийского поля 1 – диориты; 2 – очковые бластомилониты по диоритам (“дайки гибридных порфиров” в легенде предшественников); 4 – зона прожилково-вкрапленной минерализации с промышленными содержаниями золота; 5 – рудные кварцевые жилы; 6 – тектонические нарушения.

На Волгинском участке, как и на участке Новинка, размещение золоторудной минерализации в целом контролируется зоной средне-блокового автокластического меланжа.

Мелко-блоковый подтип золотого оруденения Типичные примеры золотого оруденения рассматриваемого подтипа – зоны «А», 11 участка Дмитриевского (Рисунки 5.6-5.8) и отдельные части зоны В 4 участка Волгинский.

В зоне «А», вскрытой карьером на значительную глубину, зона автокластического меланжа представлена округлыми глыбами, будинами габбро, габбро-диоритов размерами от 0,8х1,5 м до 4,5х3,0 м, отороченными в краевых частях очковыми бластомилонитами, катаклазитами и милонитами с вкрапленопрожилковым оруденением, которые сцементированы катаклазитами гранитдиоритового состава (Рисунок 5.7). Динамометаморфиты милонитовой фации в оторочках блоков и будин со сглаженной поверхностью основных пород – яркое свидетельство их тектонического окатывания в процессе надвигообразования. На участке Волгинском в золотоносной зоне автокластического меланжа цементирующий матрикс сложен оруденелыми бластомилонитами, катаклазитами и милонитами, превращенными процессами гипергенеза в глину, в глинистожелезистые образования. Окатанные блоки здесь состоят из катаклазированных гранодиоритов. Размеры их в основном колеблются от 002х005 м до 105х2,0 м.

Расстояния между ними составляют от 0,5 до 7-8 метров.

Рисунок 5.6 – Строение золотоносной мелкоблоковой зоны автоматического меланжа на участке Дмитриевском Карийского поля (зарисовка фрагмента северо-восточной стенки добычного карьера на золоторудной зоне А [110]) 1 – катаклазированные диориты; 2 – мезогаббро; 3 – выветрелые до сыпучки катаклазиты и милониты с сульфидной золотосодержащей минерализацией; 4 – прожилки рудного кварца; 5 – почвенно-растительный слой.

Рисунок 5.7 – Оторочки очковых бластомилонитов и оруденелых апогаббровых катаклазитов и милонитов вокруг будин габбро в мелкоблоковом автокластическом меланже зоны А участка Дмитриевского Карийского рудного поля 1 – почвенно-растительный слой с обломками горных пород; 2 – элювиальные отложения; 3 – катаклазированные породы гранит-диоритового состава; 4 – габбро; 5 – бластомилониты; 6 – границы округлых отдельностей бластомилонитов; 7 – сульфидизированные с золотом апогаббровые катаклазиты и милониты; 8 – зона рассланцевания.

Рисунок 5.8 – Мелкоблоковый подтип золотого оруденения (разрез по золоторудной зоне 11, зарисовка забоя разведочной траншеи) 1 – почвенно-растительный слой, суглинки с элювиально-делювиальными обломками горных пород; 2 – диориты; 3 – сланцеподобные березиты по милонитизированным диоритам; 4 – очковые бластомилониты; 5 – прожилки рудного кварца; 6 – места отбора и номера бороздовых проб; 7 – элементы залегания контактов.

Линзовидно-пластинчатый подтип оруденения Рассматриваемый подтип золотого оруденения характеризует участок Амурская дайка (Рисунок 5.9) и некоторые рудные зоны Дмитриевского участка (Рисунки 5.10, 5.11). По морфологическим особенностям проявления он близок к типу минерализованных швов надвигов.

Рисунок 5.9 – Внутреннее строение Лево-Карийской золоторудной зоны на участке Амурская дайка (зона линзовиднопластинчатого меланжа) 1 – катаклазированные габбро и габбро-диориты; 2 - катаклазированные диориты и гранодиориты; 3 – очковые бластомилониты (“дайки гибридных порфиров и грорудитов” в старой легенде); 4 – прожилково-вкрапленная кварцево-сульфидная, сульфидная минерализации я с золотом в березитизированных и калишпатизированных породах; 5 – жилы рудного кварца; 6 – Право-Карийского золоторудная зона; 7 – подошва надвига.

Рисунок 5.10 – Линзовидно-пластинчатый подтип оруденения зоны автокластического меланжа (фрагмент схематической геологической карты центральной части Дмитриевского участка) 1 – габбро-диориты, диориты; 2 – мелко- и среднезернистые граниты; 3 – очковые бластомилониты; 4 – золоторудные тела по данным поисковых работ прошлых лет; 5 – канавы.

Рисунок 5.11 – Строение золоторудной зоны линзовидно-пластинчатого меланжа В 4 (участок Волгинский Карийского рудного поля) 1 – мелкозернистые калишпатизированные граниты; 2 – катаклазированные диориты; 3 – очковые бластомилониты; 4 – глинистые образования; 5 – рассланцованные и обохренные породы с кварц-турмалин-сульфидными линзами и гнездами; 6 – сливные кварцевые руды с пустотами выщелачивания и гнездами охр, сульфидов; 7 – сливные кварц-турмалиновые прожилки; 8 – вкрапленная турмалинизация; 9 – окварцевание: рассеянно-вкрапленное (а), гнездово-прожилковое (б).

На участке Амурская дайка он определен серией линзовидных будин мощностью 14-50 м, сложенных породами габбро-диоритового ряда, промежутки между которыми выполнены оруденелыми (прожилково-вкрапленная сульфидизация, окварцевание, серицитизация и т.д.) очковыми бластомилонитами, милонитами и катаклазитами. Максимальная мощность межбудинных оруденелых участков по данным колонкового бурения составляет 35-60 м.

На участке Дмитриевском, в пределах зоны 11, в районе выявленных поисковыми работами рудных тел, известных как “жилы В и Г”, блоки неизмененных горных пород в зоне линзовидно-пластинчатого автокластического меланжа разделены в разной степени минерализованными березитизированными бластомилонитами и милонитами по диоритам, с наложенной золотоносной линзово-прожилковой кварц-турмалин-сульфидной минерализацией. Просечки в будинах выполнены рудным кварцем.

На участке Волгинском в зоне рудоносного мелко-блокового меланжа отмечаются фрагменты линзовидно-пластинчатого (Рисунок 5.11) меланжа.

Внутреннее строение его определяется сочетанием тонких линз и пластин, сложенных измененными гранитами, диоритами, сцементированных очковыми бластомилонитами и милонитами. Последние превращены в глину. В цементирующих динамометаморфитах локализованы жилки и линзы кварца, вкраплено-прожилковые образования кварц-турмалин-сульфидного состава, продуктивные на золото.

Тип минерализованных швов надвигов Подтип минерализованных многошовных надвигов (эшелонированных сколов) Данный структурный подтип оруденения широко распространен на Дмитриевском участке, где золотосодержащие многошовные надвиги вскрыты целым рядом скважин колонкового бурения (Рисунки 5.

12 и 5.13). Швы надвигов представлены бластомилонитами, милонитами, псевдотахилитами, в разной степени калишпатизированными и березитизированными, содержащими прожилково-вкрапленную кварц-турмалин-сульфидную минерализацию с золотом. Мощность рудоносных зон, образуемых сериями сближенных швов надвигов, изменяется от 20 до 150 м. В зоне Дм 1 в раздуве мощностью 105 м насчитывается 7 надвиговых швов, выполненных милонитами, калишпатитами и березитами. Диапазон изменений ее мощности составляет 20-130 м. Рудная минерализация в динамометаморфитах связана с проявлениями сульфидов, магнетита, кварца, амфибола, хлорита, эпидота, графита и карбоната.

Золотоносными являются калишпатиты по динамометаморфитам, состоящие из калишпата (70%), альбита (10-15%), кварца (5-10%), пирита (3-5%), арсенопирита (0,5%), а также актинолит-кварцевые образования.

Рудный парагенезис состоит из турмалина, эпидота, хлорита, биотита, флюорита, пирита, арсенопирита, магнетита, галенита, халькопирита, пирротина, сфалерита, самородного золота.

Рисунок 5.12 и 5.

13. Результаты передокументации керна скважин колонкового бурения на Карийском золоторудном поле 1 – пироксениты; 2 – мезогаббро; 3 – габбро-диабазы; 4 – лейкогаббро; 5 – пегматоидные габбро; 6 – диориты, гранодиориты; 7 – калишпатиты и березиты; 8 – милониты; 9 – очковые бластомилониты; 10 – псевдотахилиты; 11 – милониты, гиаломилониты по S-образному кливажу с лежачими микроскладками (а – слабо развитые, б – интенсивно развитые); 12 – зоны интенсивного дробления; 13 – интервалы скважин; 14 – номера золоторудных зон шарьяжно-надвигового типа; 15 – номера скважин.

Подтип одношовных надвигов Обычно фиксируют подошвы некоторых чешуй, слагающих аллохтон Карийского рудного поля. Данный структурный подтип оруденения распространен на участках Сульфидном и Дмитриевском. При этом характер проявления золоторудной минерализации тот же, что и в зонах многошовных надвигов, только масштабы ее значительно меньше. Обычно мощность таких зон не превышает 8-10 м. Нередко наблюдаются постепенные переходы между минерализованными многошовными и одношовными надвигами по простиранию (зона Дм 1).

5.3 Пильненское рудное поле Рудная минерализация на Пильненском месторождении главным образом сосредоточена в матриксе автокластического меланжа. Мелкие жилы, гнезда кварц-турмалинового, кварц-гидрослюдистого, кварц-сульфидного, сульфидного состава чаще всего обрамляют будины, повторяя их криволинейную форму (Рисунок 5.14).

Рисунок 5.14 – Внутреннее строение участка золоторудной зоны автокластического меланжа Пильненского месторождения (фрагмент зарисовки юго-восточной стенки штольни № 4) 1 – биотитовые граниты; 2 – катаклазиты по биотитовым гранитам; 3 – катаклазированные мелкозернистые лейкограниты; 4 – окварцованные и аргиллитизированные аплитовидные кварц-альбитовые милониты; 5 – золоторудный кварц; 6 – надвиг.

Небольшая часть рудного материала формирует маломощные (как правило, не более 0,5 м) крутопадающие жилы – просечки в самих будинах. Характер, интенсивность, морфологические особенности оруденения преимущественно определяются размерами, формой, степенью динамометрической переработки первичных пород. Наиболее продуктивными являются участки динамометаморфитов, фиксирующиеся в подошвах полого залегающих линзовидных будин гранитов. В этих участках возникают сравнительно протяженные и линейно вытянутые прожилково-вкрапленные и жильные рудные образования (Рисунок 3.12).

Рудоносный динамометаморфический комплекс представлен следующими разновидностями:

- брекчиевые и псаммитовые катаклазиты, часто содержащие обособления псевдотахилитового стекла;

- раскристаллизованные псевдотахилиты полевошпат-кварц-турмалинового, мусковит-альбит-гранатового, кварц-альбитового состава, обладающие внешним сходством с аплитами и кварцитами;

- бластомилониты типа “двуполевошпатовых гранитов”, “гибридных порфиров”, “лампрофиров”;

- милониты – серицит-кварц-альбитовые, хлорит-актинолитовые, кварцактинолит-турмалиновые, кварц-актинолит-магнетитовые;

- каолинит-гидрослюдисто-кварцевые аргиллизиты, весьма сходные с аргиллизитами светлинского типа;

- жилы, линзы, прожилки гранулированного кварца.

Некоторые из этих рудных динамометаморфитов (в основном милониты) выполняют трещины в слабоизмененных гранодиоритах и гранитах. Часть их, представленных преимущественно гранулированным кварцем, раскристаллизованными псевдотахилитами, бластомилонитами, иногда милонитами и псаммитовыми катаклазитами, слагает жильные и дайкообразные тела в матриксе зоны автокластического меланжа. Особенно широко распространены турмалин-кварцевые, кварцевые, слюдисто-альбит-кварцевые и каолинит-гидрослюдисто-кварцевые рудные оторочки вокруг будин. Рудные кварцевые жилы образуют каркас дуплексовой структуры или фрагмент лозанжа, в который трансформировался автокластический меланж на поздней стадии своего формирования (Рисунок 5.15).

Hаиболее высокопродуктивная на Au, Mo, W и Bi часть Пильненского поля представляет собой крупный рудный штокверк (2,9х1,3 км) жильно-вкрапленно прожилкового типа. Его площадь, за вычетом практически не рудоносных пяти крупных блоков биотитовых гранитов и лейкогранитов, составляет 2,4 км2.

Большая часть площади штокверка находится в геохимических полях концентрирования вышеупомянутых рудных элементов, включающих их контрастные аномалии с параметрами: Au – 2,1х1,3 км при содержаниях 0,01-0,09 г/т, Mo – 2,2х1,2 км при содержаниях 6 г/т. Геохимические поля концентрирования Bi (2-9 г/т) и W (3-20 г/т) выходят за границы штокверка. В пределах штокверка выявлены контрастные аномалии этих элементов, представленные в виде серии вытянутых в северо-западном направлении полос шириной от 250-300 до 500 м и длиной более 1 км для Bi и до 2-2,5 км для W. В отличие от типичных штокверковых месторождений, Пильненский штокверк, наряду с рудными жилами, прожилками, зонками вкрапленных минералов, в значительно больших количествах представлен рудными оторочками (толщиной 0,05-0,5 м) кварца, кварца с турмалином, милонитов, бластомилонитов и аргиллизитов, обрамляющих будины эллипсоидной формы небольших размеров (0,5-4,0 м по длинной оси) в автокластическом меланже.

Для оценки продуктивности штокверка на Au авторами были опробованы стенки пройденных в 1940-1950-х годах штольни № 4 и квершлага № 2 (Таблица 5.1).

Рисунок 5.15 – Фрагмент рудного прожилково-жильного штокверка в структуре лозанжа Пильненского поля 1 – блок аподиоритовых лейкогранитов в зоне автокластического меланжа; 2 – катаклазированные и слабо милонитизированные мелкозернистые лейкограниты с рудными прожилками; 3 – жилы рудного кварца; 4 – подземные горные выработки; 5 – интервал бороздового опробования на Au стенки квершлага 2.

–  –  –

Средневзвешенное содержание Au на общую длину опробования (60,5 м) стенки штольни № 4 составило 1,2 г/т, а квершлаг № 2 (25 м) – 2,73 г/т.

Результаты опробования стенки квершлага № 2 подтвердили данные (Au=2,77 г/т), полученные для него С.П. Летуновым и В.В. Залуцким в 1986 г. В процессе документации и опробования квершлага № 2 обозначен обогащенный интервал в 20,5 м со средним содержанием Au 4,04 г/т.

На высокую золотоносность штокверка также указывают результаты анализа данных по опробованию керна буровой скв. № 1 (Рисунок 5.16), предоставленных в наше распоряжение А.А. Пановым (АО “Прииск Усть-Кара”).

В интервале глубин 0-126 м эта скважина вскрыла 18 рудных кварцтурмалиновых прожилков мощностью от 2 до 30 см с содержаниями Au от 0,2 до 117,2 г/т (общая длина керновых проб – 6,43 м). Принимая содержания Au=0 г/т для интервалов, не затронутых керновым опробованием, рассчитанное среднее содержание Au для интервала глубин 0-50 м (оптимальная глубина отработки открытым способом) составило 3,06 г/т.

Вторым после промышленной значимости рудным элементом Au Пильненского штокверка является Mo. Как было показано выше, максимальные его содержания установлены в кварцевых жилах. Уровни концентраций Mo в прожилково-вкрапленных рудах сопоставимы с таковыми в забалансовых рудах Жирикенского молибденового месторождения (Восточное Забайкалье) и близки к содержаниям в балансовых рудах Мало-Ойногорского месторождения (Западное Забайкалье). Такие сравнительно низкие содержания Mo ( 0,05 мас.%) при значительных его запасах – характерная черта многих промышленных месторождений штокверкового прожилково-вкрапленного типа меднопорфирового семейства (Коунрад, Бингем, Браден и др.).

Рисунок 5.16 – Строение рудного прожилково-жильного штокверка, вскрытого буровой скважиной на Пильненском месторождении 1 – катаклазированные и слабо милонитизированные мелкозернистые лейкограниты с рудными прожилками; 2 – рудные кварц-турмалиновые прожилки; 3 – штреки.

Данных по содержаниям W и Bi в настоящее время недостаточно для оценки продуктивности на эти компоненты рудного штокверка Пильненского месторождения.

6 КРИТЕРИИ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ, ПОИСКОВ И ОЦЕНКИ ЗОЛОТОГО

ОРУДЕНЕНИЯ В НАДВИГОВЫХ СТРУКТУРАХ

6.1 Минералого-геохимические критерии 6.1.1 Бадранское рудное поле На примере Бадранского месторождения разработаны критерии прогнозирования, поисков и оценки промышленного золотого оруденения, приуроченного к надвиговым структурам в черносланцевых толщах.

1) Повышенный геохимический фон Au рудовмещающей терригенной толщи.

Результаты определения содержаний Au в породах рудовмещающей толщи Бадранского поля (Таблица 6.1) и данные [48; 53] позволяют в качестве его источника при формировании рудных тел рассматривать органическое вещество и сульфиды осадочного происхождения. В керогенной части органического вещества (89-93% от Сорг) содержания Au составляют 0,24-0,33 г/т, а в марказите в среднем 2 г/т.

2) Карбонатные “шляпы” над рудными столбами и наличие карбонатов в составе высокопродуктивных рудных парагенезисов.

В рудоподготовительный этап в процессе динамометаморфизма образование органического вещества происходит по схеме [113; 110]: первичное слабо золотоносное углеродистое вещество золотосодержащий графит Параллельно слабо золотоносный марказит I+карбонаты+самородное Au.

преобразуется в обогащенные Au (до 160 г/т), пирит и арсенопирит [48] с выделением некоторой части самородного Au.

–  –  –

Примечание – Содержания хлороформенного битумоида, полученные при экстрагировании углеродистого вещества, составляют 0,003-0,015 мас.%.

Аналитики Д.Х. Мартихаева и Э.А. Развозжаева.

В рудный этап развития структуры Бадранского поля в шовных зонах поздних надвигов (S-образный кливаж) формировались породы милонитовой фации с золоторудной жильно-прожилковой кварцевой минерализацией. При этом происходило уменьшение содержаний Сорг и одновременное увеличение карбонатного компонента (Рисунок 6.1) на фоне уменьшения керогенной составляющей органического вещества (Таблица 6.1). В ходе механохимического окисления Сорг происходило частичное разложение полевого шпата других силикатов, выщелачивание кремнекислоты с последующим формированием жил и прожилков кварца. Доказательством генетической связи органического вещества с кварцево-жильной минерализацией, березитизацией является высокая отрицательная связь Сорг с SiO2 и количеством кварца и положительная с содержаниями гидрослюды (Рисунок 6.2).

–  –  –

Рудному столбу блока 6 зоны Надвиговой свойственны сравнительно низкий уровень содержаний Сорг (0,23-0,42 мас.%) и высокий процент (около 20 мас.%) магнезиально-железистых карбонатов (Таблица 6.2, Рисунок 6.3) (доломит+сидерит) отношений FeCO3:CaCO34. Амузинский В.А. с соавторами [3] установили для руд зоны Надвиговой в парагенезисе с золотом доломит, выделив наиболее продуктивную халькопирит-галенит-альбит-доломиткварцевую стадию рудогенеза. Бедные руды и породы непродуктивных участков блока 6 в среднем в 2-2,5 раза (0,62-0,90 мас.%) содержат больше Сорг, меньшее количество (11,0-18,1 мас.%) карбонатного компонента и больше кальцитового компонента (FeCO3:CaCO34). Со стороны висячего бока надвига над рудным столбом блока 6 в рудовмещающей толще обнаружен ореол карбонатизации (“карбонатная шляпа”), вскрытый разведочными канавами. Наличие таких “карбонатных шляп” может служить критерием прогнозирования участков богатого золотого оруденения, не выходящих на дневную поверхность.

–  –  –

Рисунок 6.3 – Состав карбонатов из горных пород и руд Бадранского рудного поля.

Карбонатные фазы, растворенные в HCl из проб 1 – кварц из рудного столба блока 6 зоны Надвиговой; 2 – кварц участка с богатым оруденением блока 5 (уклон 10, штольня 252); 3 – жильный кварц из рудной зоны среднего течения Безводного; 4 – кремовые березиты; 5 – серые гидрослюдистые березиты; 6 – милониты; 7 – лиловые милониты; 8 – конгломератовидные брекчии.

6.1.2 Карийское и Пильненское месторождения Источником золота в месторождениях Пришилкинской зоны большей частью являлись амфиболиты, пироксениты, габброиды одноименного докембрийского зеленокаменного пояса, тела которых участвовали в коллизии.

По данным Ю.П. Евсеева [32], первоначальная золотоносность зеленокаменных пород Пришилкинской зоны в 2,1 раза превышает кларковые содержания Au в ультраосновных породах и в 2,6 раза в основных магматитах. Повышенные содержания золота также характерны и для диоритоподобных пород кулиндинской свиты.

Мобилизация и концентрирование Au осуществлялось (механохимическим) путем в процессах тектоно-метаморфических механохимических преобразований указанных групп первично золотоносных пород при формировании шарьяжнонадвиговых структур.

К сожалению, специально не изучалась форма нахождения золота в этих породах. По аналогии с другими регионами можно предполагать, что большая часть Au в них в виде тонкодисперсных фаз находится в сульфидах, магнетите, пироксене, амфиболе, биотите. Некоторая доля Au, несомненно, присутствует в свободной форме, о чем свидетельствуют результаты изучения минералогических проб-протолочек. При динамометаморфизме происходит не только высвобождение из силикатов и акцессорных рудных минералов рассеянного золота, но и укрупнение (коалесценция) его частиц. Степень мобилизации и концентрирования Au прямо зависит от степени и интенсивности проявления процессов динамометаморфизма. В этой связи, следует отметить высокий уровень содержаний Au, характеризующий тела раскристаллизованных псевдотахилитов, в той или иной степени распространенных в Карийском и Пильненском золоторудных полях. Поэтому наличие золотоносных псевдотахилитов (часто кварцитовидных и аплитовидных) и гиаломилонитов в составе динамометаморфических комплексов – важный прогнозно-поисковый и оценочный критерий.

6.2 Структурные факторы контроля золотого оруденения

6.2.1 Бадранское месторождение Отличительными признаками рудного структурного парагенезиса

Бадранского месторождения являются:

– наличие пологопадающей полосчатости в висячем крыле надвигов;

– преобладающая ориентировка шарниров складок по азимуту 110-60о;

наличие жил гранулированного кварца плитообразной формы,

– выдержанных по мощности и элементам залегания, контролируемых трещинами скола. Жилы обладают следующими особенностями внутреннего строения:

четкие прямолинейные или слабоволнистые контакты, как правило, секущие сланцеватость;

развитие полосчатых текстур в кварце, особенно в приконтактовых частях;

ориентировка останцов вмещающих пород субпараллельно контактам жил.

К группе структурных критериев следует также отнести рассмотренные в главе 5 – условия локализации рудных столбов зоны Надвиговой.

6.2.2 Карийское и Пильненское месторождения

Наблюдается приуроченность промышленных скоплений Au к меланжевым структурам и многошовным надвигам, как правило, испытавших наложение поздних деформационных структур. Пример Волгинского участка Карийского поля свидетельствует, что среди золотоносных зон меланжа наиболее высокопродуктивным является тип линзовидно-пластинчатого. В зонах блокового типа зон автокластического меланжа показателем высокой продуктивности является наличие отторженцев (будин) с кварцсодержащими оторочками.

7 НЕТРАДИЦИОННЫЕ МЕТОДЫ ЛОКАЛЬНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ,

ОЦЕНКИ ПРОДУКТИВНОСТИ ЗОЛОТОГО ОРУДЕНЕНИЯ В

ДИНАМОМЕТАМОРФИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСАХ (НА ПРИМЕРЕ

БАДРАНСКОГО РУДНОГО ПОЛЯ)

Приведены результаты применения термохроматического (метод прокаливания), литогеохимического с использованием СЭС – анализа и минералого-геохимического на основе анализа химического состава карбонатных вытяжек (метод “карбонатных шляп”) методов при прогнозировании и поисках золотого оруденения в пределах Бадранского поля. Установлено, что каждый из этих методов позволяет с вероятностью 0,5 оконтуривать рудные зоны на поверхности и, особенно, на глубине, не выходящие на дневную поверхность.

Комплексирование указанных методов обеспечивает надежность и весьма высокую достоверность прогнозных оценок.

Термохроматический метод Термохроматический (прокаливания, обжига) метод изучения штуфных сколковых геохимических проб, основанный на “эффекте керамики” был предложен В.А. Станниковым в 1978 году (авторское свидетельство № 667058) [103]. Он был апробирован на Сухоложском месторождении золота. С его помощью было установлено, что пробы из продуктивных золотоносных зон в черных сланцах при прокаливании (до Т=900оС) в муфельной печи в течении 2 часов приобретают белую окраску, а из непродуктивных – бурую различных оттенков. Однако вывод В.А. Станникова и его последователей [103] о природе различных окрасок, которые получают черные сланцы в процессе термообработки (различная степень зрелости осадков, обусловленная составом и количеством глинистых минералов), оказался ошибочным, поскольку исследованиями последнего времени доказано динамометаморфическое происхождение рудных тел на месторождении Сухой Лог. Этой генетической интерпретации также противоречат результаты различных экспериментов по исследованию влияния прокаливания горных пород на минеральный состав и свойства последних, а также термические превращения в рудных минералах, фиксируемые в природных и лабораторных условиях (колчеданные и угольные пожары, пирометаллургические процессы и т.д.).

В дальнейшем на примерах образцов из различных руд и горных пород из Пильненского, Токичанского [119], а затем Бадранского месторождений золота нами было установлено, что окраска различных цветов, приобретаемая при обжиге рудным кварцем, оруденелыми “черными сланцами”, в различной степени тектонизированными и измененными песчаниками, алевропелитами терригенных комплексов типа верхоянского, обеспечивается соединениями, появляющимися в результате разложения рудных минералов (оксиды, сульфиды, сульфосоли).

Рудные столбы зоны Надвиговой Бадранского поля характеризуются совмещением минеральных ассоциаций 3-х стадий, содержащих такие типоморфные минералы, как мышьяковистый пирит, арсенопирит, халькопирит, галенит, сфалерит, тетраэдрит и антимонит. Все эти минералы при термообработке разлагаются, давая белые и лилово-белые налеты. Эталонные пробы из выработок, пройденных по рудному столбу блока 6 (штольня 400), при обжиге приобрели преимущественно белую с кирпичным оттенком окраску и реже лилово-белую, а пройденных по обогащенным золотом рудным интервалам блока 5 (штольня 280) и 4 (штольня 252) главным образом – лилово-белую, в отдельных случаях – белую. Слабооруденелые или безрудные участки зоны Надвиговой характеризуются бурой окраской при прокаливании.

Методом обжига керновых проб буровых скважин и проб из канав продуктивная часть зоны Надвиговой прослежена в северо-восточном направлении (Рисунок 7.1). По скважине 73 она установлена на интервале глубин 215-260 м, по скважине 74 – 220-305,6 м. Таким образом, на продолжении рудного столба блока 5 прогнозируется новый рудный столб, пересеченный скважинами 73 и 74.

С помощью термохроматического метода прогнозируется промышленное золотое оруденение по рудным зонам Бадранская 1 и 2, а также Северо-Западной и Юго-Восточной.

Рисунок 7.1 – Результаты картирования золоторудных зон на Бадранском поле методом термообработки сколковых проб 1-9 – окраска обожженных образцов: 1 – окраска обожженных образцов, фиксирующих продуктивные рудные зоны, 2 – буро-лиловая, лилово-серая различных оттенков, иногда пятнистая с белыми, лилово-белыми налетами, 3 – лилово-белая с пятнами оранжево-бурой, 4 – лилово-белая, 5 – пятнистая белая и ярко-кирпичная, 6 – пятнистая лиловая и кирпичная, 7 – пятнистая лилово-белая и кирпичная, 8 – пятнистая буро-лиловая, серо-лиловая и белая, 9 – пятнистая лиловая, белая, кирпичная; 10 – пятнистая лилово-белая и кирпичная; 11 кварцевые жилы; 12 – находки продуктивного жильного кварца в обломках; 13 – обломочный ореол жильного кварца по данным авторов; 14 – обломочный ореол жильного кварца по данным предшественников; 15 – литохимические ореолы золота по данным предшественников; 16 – зона Надвиговая; 17 – богатые участки зоны Надвиговой по данным проходки горных выработок.

Литогеохимический метод с использованием СЭС-анализа Сцинтилляционный эмиссионный спектральный анализ относится к экспресс-методу Для его проведения используются спектрографы [90].

одноканальные и многоканальные. Сцинтилляционные установки обеспечивают приближенно-количественные определения содержаний Au, Ag, As с пределами концентраций 0,1-0,005 г/т и оценку размеров частиц самородных металлов в интервалах: для Au – 3-5 мкм, 9-12 мкм, 12-15 мкм, 15-25 мкм; для Ag – 3-7 мкм, 7-11мкм, 11-15 мкм, 15-18 мкм. Величина аналитической навески – 0,4 г. СЭСанализом были изучены все разновидности горных пород и руд Бадранского поля.

Полученные данные были затем использованы для составления геохимических разрезов и сопоставлялись с результатами термохроматических определений, пробирного и атомно-абсорбционного анализов на Ag и Au. Опробование эталонных рудных интервалов по блокам 5 и 6 зоны Надвиговой показало, что промышленные руды по данным определения сцинтилляционным спектральным анализом не показывают содержаний золота, опускающихся ниже 0,01 г/т.

Результаты анализа проб, отобранных из подземных горных выработок на горизонтах штолен 400, 252 и 280 и являющиеся эталонными для участков с богатым промышленным оруденением, показали содержания золота 0,01-4,4 г/т, серебра 0,02-6,0 г/т. Они и использованы как критерии прогнозирования рудных столбов.

Сопоставление результатов определения содержаний золота полуколичественным методом СЭСа и количественным атомно-абсорбционным в 12 сколковых геохимических пробах показало следующее: в 50% проб содержания золота, определенными этими методами, различаются незначительно, не более чем в 2 раза. В одной пробе (9% от общего числа) концентрации золота по данным СЭСа в 10 раз завышены по сравнению с атомно-абсорбционным анализом. Остальные пробы (41%) показали заниженные, иногда в 10-28 раз, содержания золота, определенные СЭСа.

В эти 41% проб попадают все пробы по рудному столбу блока 6, чем объясняется упомянутый сравнительно низкий уровень эталонных содержаний, определенных СЭСа и используемый в целях прогноза.

Таким образом, вероятность прогноза рудных столбов только на основании данных по определению содержаний золота методом СЭСа примерно равна 0,5.

–  –  –

Рисунок 7.2 – Результаты картирования рудных зон на Бадранском поле путем СЭС-анализа керновых проб Минералого-геохимический метод на основе анализа химсостава карбонатных вытяжек (картирование “карбонатных шляп”) Использование минералогического метода, основанного на исследованиях ореолов карбонатных минералов в золоторудных полях, было успешно применено при прогнозировании, поисках на выходящих на поверхность рудных зон золотосульфидного типа в углеродсодержащих толщах одного месторождения, оруденение которого так же, как и Бадранского рудного поля, приурочено к надвиговой структуре [44].

Показано, что над пологими рудными зонами этого месторождения образуется ореол развития кварц-карбонатных прожилков мощностью 10-80 м (“карбонатная шляпа”). При этом от рудного тела снизу вверх происходит последовательная постепенная закономерная смена карбонатных минералов: анкерит, сидерит, кальцит.

Для разработки критериев поисков и прогнозирования “слепого” промышленного оруденения методом “карбонатных шляп” нами специальному изучению были подвергнуты карбонатные минералы из различных типов руд, рудоносных и безрудных пород. Последние извлекались путем их избирательного растворения в кислоте (метод кислотных вытяжек), а затем химически анализировались. Всего было отобрано и проанализировано на карбонаты 30 проб.

Однако прежде чем привести результаты исследований карбонатных минералов, дадим сначала краткую характеристику генезиса карбонатсодержащих золотоносных динамометаморфических комплексов Бадранского рудного поля.

В формировании структуры Бадранского рудного поля выделяется два этапа тектонических деформаций сжатия и соответствующих им динамометаморфических преобразований, следствием которых явилось двухступенчатое концентрирование золота [110]. Ранний этап характеризуется образованием пологого кливажа течения (вторичная полосчатость), складок волочения и брахиформных складок продольного изгиба F1 с кливажом осевых плоскостей (сланцеватость S1), меланжевых структур в подошвах шарьяжей. Его можно назвать рудоподготовительным. В этот этап происходило механохимическое преобразование углеродистого вещества по схеме: первичное слабо золотоносное углеродистое вещество золотосодержащий (Au в 7-20 раз больше, чем в первичном углеродистом веществе) графит I + карбонаты + самородное золото. Параллельно слабозолотоносный марказит превращается в обогащенный золотом пирит и арсенопирит, до 160 г/т [48], также с выделением самородного золота. Высвободившаяся при разложении углеродистого вещества и марказита часть самородного золота концентируется (непромышленные содержания) в метаморфогенном блоково-зернистом кварце I, березитизированных динамометаморфитах.

Второй (рудный) этап связан с формированием динамометаморфитов милонитовой фации в шовных зонах поздних надвигов. При этом происходило образование S-образного кливажа (в шовных зонах), подворотов и принадвиговых складок волочения F2. Трещины S-образного кливажа выполнялись графитом II.

Кварц I в милонитовых швах перекристаллизовывался в полосчатый “книжной” текстуры (за счет графита II) гранулированный рудный кварц.

Происходило уменьшение содержаний Сорг за счет окисления значительной части углеродистого вещества с параллельным увеличением карбонатного компонента (Таблица 7.1), а также разложение золотосодержащих пирита и арсенопирита с кристаллизацией галенита, сфалерита, блеклых руд. Механохимические процессы преобразования графита I, пирита и арсенопирита обеспечили мобилизацию и последующее отложение золота в промышленных масштабах. Они также привели к частичному разложению полевого шпата, других силикатов, выщелачиванию кремнекислоты, особенно в автохтоне, что фиксируется прямыми геологическими наблюдениями. Изучение ИК-спектров, выделенных из фракций углеродистого вещества хлороформенного и спиртобензольного битумоидов показало, что битумоиды богатых кварцево-жильных руд в наибольшей степени подвергнуты окислению, по сравнению с бедными штокверковыми и безрудными зонами динамометаморфитов.

Показатель окисленности углеродистого вещества – содержание в нем карбонатной фазы – достигает максимума в богатых жильных кварцевых рудах (Таблица 7.1).

–  –  –

Примечание – В скобках - число проб. Содержания хлороформенного битумоида, полученные при экстрагировании углеродистого вещества – 0,003мас.%.

В.А. Амузинский с соавторами [3] установили широкое распространение карбонатов (ферродоломит, доломит и кальцит) на площади Бадранского рудного поля, отметив совмещение ореолов доломита с ореолами самородного золота, блеклых руд, арсенопирита и высокозолотоносного пирита. При этом в составе рудной зоны Надвиговой ими выделена наиболее продуктивная халькопирит – галенит – альбит – доломит – кварцевая парагенетическая ассоциация.

Полученные нами данные химического анализа кислотных вытяжек из различных типов руд, пород околорудных зон и рентгено-структурных определений карбонатов из прожилков, позволили выделить три вида карбонатных минералов (кальцит, доломит, сидерит) и предложить в качестве критериев выделения промышленно значимых участков рудных зон содержания (90 мас. %) магнезиально-железистых карбонатных фаз по отношению к массе всех карбонатных минералов, а также значения величин отношения FeCO3:CaCO34.

Следует отметить, что каждый из предлагаемых нетрадиционных методов локального прогнозирования промышленных скоплений Au в черносланцевых формациях не может на 100% гарантировать положительный результат. Только их комплексирование дает возможность надежной, достоверной оценки перспектив глубоких горизонтов и флангов известных рудных полей, а также эффективно проводить поиски на новых площадях (Рисунок 7.3).

Заштрихованы прогнозируемые рудные зоны, “Н” – зона Надвиговая; точечным крапом показаны прогнозируемые зоны с богатым оруденением.

Рисунок 7.3 – Распределение содержаний Сорг, карбонатов, аномальных концентраций золота по разрезу скважины 78 Бадранского рудного роля

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведено сравнительное структурно-геологическое и литологопетрографическое, и минералого-геохимическое изучение Бадранского, Карийского и Пильненского золоторудных полей, локализованных в динамометаморфических комплексах, сформированных в двух различных коллизионных геодинамических обстановках (пассивная континентальная окраина – островодужный террейн; кратонный террейн – турбидитовый террейн).

Установлено, что независимо от условий происхождения и состава, участвующих в коллизии террейнов, структуры рудных полей, морфология и внутреннее строение золоторудных зон, тел обладают большим сходством, обусловленным единым механизмом шарьяжно-надвигового тектоногенеза. Выявлены следующие основные морфоструктурно-генетические типы золоторудных зон, слагающих месторождения: тектонического (полимиктового, мономиктового) и автокластического меланжа, одношовных и многошовных малоамплитудных надвигов. Характерной особенностью изученных золоторудных полей шарьяжнонадвигового типа является их чашеобразная структура. Установлено, что рудоносными являются динамометаморфиты (кварц, милониты, бластомилониты, катаклазиты, тектонобрекчии, раскристаллизованные псевдотахилиты), выполняющие швы надвигов, цементирующий матрикс, а также оторочки вокруг блоков (будин) в зонах меланжа и лозанжа. Типоморфным признаком рудных тел является наличие метаморфогенного жильного (прожилкового) гранулированного кварца гранобластовой текстуры.

Выявленные структурно-вещественные признаки и критерии промышленного оруденения изученных рудных полей являются следствием динамометаморфического (тектоно-метаморфического) преобразования горных пород в условиях деформаций сжатия.

Выяснено, что источником золота при формировании рудных тел в шарьяжно-надвиговых структурах служили различные по происхождению и петрографическому составу горные породы:

базит-ультрабазитовые, габбро-диорит-гранитные ассоциации докембрийского гранит-зеленокаменного пояса (Карийское и Пильненское месторождения), углеродистые осадки пассивной континентальной окраины (Бадранское месторождение), обладающие повышенным геохимическим фоном золота. С учетом установленных условий локализации и закономерностей пространственного размещения промышленных концентраций золота в золоторудных полях предложена рациональная методика проведения поисковопрогнозных и геологоразведочных работ, включающая в качестве одного из основных – экспрессный минералого-геохимический метод оконтуривания и оценки продуктивности золоторудных зон (комплексирование методов термообработки, СЭС-анализа сколковых проб, анализ карбонатных комплексов).

Полученные результаты исследований могут быть использованы для перспективной оценки на золото шарьяжно-надвиговых структур в различных коллизионных орогенических поясах России.

Список литературы

1 Абрамович, И. И. Геодинамические реконструкции: методическое пособие для региональных геологических исследований / И. И. Абрамович, А. И. Бурдэ, В. Д. Вознесенский и др. – Л.: Недра, 1989. – 278 с.

2 Амузинский, В. А. Металлогенические эпохи и золотоносность рудных комплексов Верхоянской складчатой системы / В. А. Амузинский. – Якутск:

ИГАМБ СО РАН, 2005. – 247 с.

3 Амузинский, В. А. Изотопно-геохимические особенности эндогенных карбонатов месторождения Бадран / В. А. Амузинский, Ю. А. Борщевский, В. Я.

Федчук, Н. И. Медведовская // Геология и полезные ископаемые центральной части Главного металлогенического пояса Северо-Востока СССР. – Якутск, 1989.

– С. 103-114.

4 Амузинский, В. А. Металлогения золота Верхояно-Чукотской провинции / В. А. Амузинский, Г. С. Иванов // Отечественная геология. – 1997. – № 9. – С. 60Анисимова, Г. С. Золоторудное месторождение Бадран / Г. С. Анисимова, Л. А. Кондратьева, Е. С. Серкебаева, В. А. Агеенко // Отечественная геология. – 2006. – № 5. – С. 38-47.

6 Анисимова, Г.С.Золоторудное месторождение Бадран, Восточная Якутия / Г. С. Анисимова, Л. А. Кондратьева, Е. С. Серкебаева, В. А. Агеенко // Руды и Металлы. – 2008. – №5. – С. 9-60.

7 Анисимова, Г. С. Сульфидно-кварцевые залежи в пологих разломах – новый тип месторождений золота / Г. С. Анисимова, В. А. Амузинский, В. А.

Баландин // Отечественная геология. – 1998. – № 6. – С. 65-70.

8 Анисимова, Г. С. Самородное золото месторождения Бадран / Г. С.

Анисимова, Е. С. Серкебаева, Л. А. Кондратьева // Отечественная геология. – 2006. – № 5. – С. 38-47.

9 Арыштаев С. А. О природе “плагиогранитов” и “кварцевых порфиров” района Ичульского месторождения / С. А. Арыштаев, Б. Д. Васильев // Геология и геохимия рудных месторождений Сибири. – Новосибирск: Наука, 1983. – С. 39Архипов, Ю. В. Надвиги западной части Верхояно-Чукотской складчатой области / Ю. В. Архипов, И. Г. Волкодав, В. А. Камалетдинов, В. А. Ян-Жиншин // Геотектоника. – 1981. – С. 81-98.

11 Баумштейн, Р. А. Первичные геохимические ореолы Карийского золоторудного месторождения и их практическое значение: автореф. дис.... канд.

геол.-мин. наук. / Р. А. Баумштейн. – М.: ИМГРЭ, 1974. – 27 с.

12 Бахтин, В. И. Оценка прогнозного потенциала рудного золота складчатого обрамления Сибирской платформы (Золотой пояс Сибири) / В. И.

Бахтин, А. И. Неволько, В. К. Михайлов, А. Г. Еханин, В. А. Назаров, Х. С.

Бахрамов, Е. Д. Шабалинская, Г. Л. Митрофанов, С. С. Сердюк, С. С. Вартанян, В.

Д. Конкин, П. А. Рощектаев, Т. Ф. Явирская, А. И. Иванов, Г. А. Яловик // Восьмая международная конференция, 1 февраля 2006 г., г. Москва “Золотодобывающая промышленность России. Состояние и перспективы развития”. – М.: ВВЦ, 2006. – С. 126-133.

13 Бахтин, В. И. Перспективы развития новых “нетрадиционных” типов золотого оруденения в Республике Бурятия / В. И. Бахтин, А. В. Татаринов, Л. И.

Яловик, А. Г. Миронов, Г. А. Яловик // Золото северного обрамления Пацифика / Международный горно-геологический форум. Тезисы докладов Всеколымской горно-геологической конференции, посвященной 80-летию первой Колымской экспедиции Ю. А. Билибина, Магадан, 10-14 сентября 2008 г.

– Магадан:

СВКНИИ ДВО РАН, 2008. – С. 163-164.

14 Белостоцкий, И. И. Строение и формирование тектонических покровов / И. И. Белостоцкий. – М.: Недра, 1978. – 235 с.

15 Бергер, В.И. Сурьмяные месторождения (закономерности размещения и критерии прогнозирования) / В. И. Бергер. – Л.: Недра, 1978. – 296 с.

Бондаренко, П. М. Моделирование надвиговых дислокаций в складчатых областях (на примере Акташских структур Горного Алтая) / П. М.

Бондаренко. – Новосибирск: Наука, 1976. – 116 с.

17 Буряк, В. А. Генезис, закономерности размещения и перспективы золотои платиноносности черносланцевых толщ / В. А. Буряк, Б. К. Михайлов, Н. В.

Цымбалюк // Руды и металлы. – 2002. – № 6. – С. 25-36.

Викентьев, И. В. Метаморфические минералы Тишинского месторождения на Рудном Алтае / И. В. Викентьев, Т. Я. Гончарова, И. П.

Лапутина // Вестник Московского университета. Сер. 4. Геология. – 1994. – № 2. – С. 64-72.

19 Волков, А. В. Этапы формирования и конвергенция золотокварцевого оруденения Северо-Востока России / А. В. Волков, А. А. Сидоров // Доклады РАН. – 2005. – Т. 401. – № 1. – С. 52-57.

20 Волкова, М. Г. Условия образования грорудитов Карийского рудного узла по данным изучения флюидных включений / М. Г. Волкова, А. М.

Спиридонов, Е. А. Савина // Материалы XVI Всероссийской конференции по термобарогеохимии, Иркутск, ИГХ СО РАН, 10-14 сентября 2014 г. – Иркутск, 2014. – С. 22-23.

21 Гнилуша, В. А. Геохимические особенности продуктивных минеральных ассоциаций и зональность геохимических полей концентрирования Карийского рудного узла (Восточное Забайкалье) / В. А. Гнилуша, А. М. Спиридонов, С. Г.

Петровская // Геохимические поиски рудных месторождений в таежных районах.

– Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1991. – С. 84-92.

22 Гончар, В. В. О природе “зон пологих дислокаций” Верхоянской складчатой области / В. В. Гончар // Отечественная геология. – 2004. – № 2. – С.

63-69.

23 Гордиенко, И. В. Геодинамика и металлогения Монголо-Забайкальского региона / И. В. Гордиенко, М. И. Кузьмин // Геология и геофизика. – 1999. – Т.

40. – № 11. – С. 1545-1562.

Горяйнов, С. В. Закономерности размещения оруденения Олимпиадинского типа (Енисейский кряж) / Горяйнов С. В. // Геология и геофизика. – 1994. – Т. 35. – № 2. – С. 80-90.

25 Горяйнов, С. В. Динамометаморфические комплексы в структуре центральной части Енисейского кряжа / С. В. Горяйнов // Геология и геофизика. – 1993. – Т. 34. – № 9. – С. 37-49.

26 Григоров, В. Т. Крупнейшие золоторудные месторождения Енисейского кряжа и Кузнецкого Алатау и их экономическая оценка с позиций стратиформного рудообразования / В. Т. Григоров. – М.: Научный мир, 2003. – 168 с.

27 Грязнов, О. Н. Золотоносные аргиллизиты Светлинского месторождения и кора их выветривания (Южный Урал) / О. Н. Грязнов, К. П. Савельева, Д. А.

Костромин // Известия вузов. Геология и разведка. – 1996. – № 5. – С. 68-83.

28 Гусев, И. М. Литология и условия осадконакопления золотоносных толщ позднего нория центральной части Яно-Колымской золотоносной металлогенической провинции. Республика Якутия / И. М. Гусев, В. В. Аристов // Руды и металлы. – 2011. – № 1. – С. 11-22.

29 Гусев, Г. С. Новые данные о рифейских офиолитах Пришилкинского сегмента Монголо-Охотского шва / Г. С. Гусев, А. И. Песков // Доклады РАН. – 1993. – Т. 333. – № 2. – С. 220-223.

30 Демин, А. Н. Кинематика Монголо-Охотского шва / А. Н. Демин, И. Н.

Фомин, П. М. Хренов, В. П. Чередниченко // Разломы и эндогенное оруденение Байкало-Амурского региона. – М.: Наука, 1982. – С. 54-72.

Диагностика и картирование чешуйчато-надвиговых структур.

Роскомнедра, ВСЕГЕИ. – СПб., 1991. – 191 с.

32 Евсеев, Ю. П. Металлогения Усть-Карского рудного района и локальный прогноз золотого оруденения: автореф. дис.... канд. геол.-мин. наук. / Ю. П.

Евсеев. – М., 1975. – 25 с.

33 Евсеев, Ю. П. Основные рудные формации Карийского золотоносного района, их связь с магматизмом и поисковые признаки / Ю. П. Евсеев, Р. В.

Грабеклис, В. П. Полохов и др. // Геология некоторых рудных районов и полей Забайкалья. – Иркутск, 1973. – С. 107-115.

34 Ефремов, С. В. Возможные источники золота и сопутствующих элементов в пределах Карийского рудного узла (Северо-Восточное Забайкалье) / С. В. Ефремов, А. М. Спиридонов // Геодинамическая эволюция литосферы Центрально-Азиатского подвижного пояса (от океана к континенту) / Материалы совещания Иркутск, 14-17 октября 2010 г. Вып. 1. Т. 1. – Иркутск: Институт земной коры СО РАН, 2010. – С. 118.

35 Жабин, А. Г. Рудоподготовительные процессы в черносланцевых осадочных формациях / А. Г. Жабин // Отечественная геология. – 1997. – № 6. – С.

35-40.

36 Жабин, А. Г. Диагностические признаки метаморфогенных жил / А. Г.

Жабин, И. Б. Чичура, В. З. Ярошевич // Зап. ВМО. – 1991. – № 4. – С. 21-33.

37 Жмодик, С. М. Золотопорфировое оруденение Карийского рудного узла как новый тип оруденения в Восточном Забайкалье / С. М. Жмодик, Н. А.

Росляков, А. М. Спиридонов, И. В. Казаченко // Доклады АН. – 2009. – Т. 426. – № 6. – С. 291-296.

Залуцкий, В. В. Амуджикано-Сретенская плутоническая серия Восточного Забайкалья (на примере Карийского очагово-купольной структуры) / В. В. Залуцкий, С. П. Летунов // Геология и геофизика. – 1989. – № 5. – С. 28-36.

39 Залуцкий, В. В. Полихронная минерализация Карийского вулканогенногидротермального месторождения Восточного Забайкалья / В. В. Залуцкий, С. П.

Летунов // Геология, поиски и разведка рудных месторождений Урала. Вып. 5.

Межвузовский сборник Свердловск: Свердловский горный институт, 1984. – С.

66-76.

Звягинцев, Л. И. Деформации горных пород и эндогенное рудообразование / Л. И. Звягинцев. – М.: Наука, 1978. – 174 с.

41 Зоненшайн, Л. П. Тектоника литосферных плит территории СССР. Кн. 1.

/ Л. П. Зоненшайн, М. И. Кузьмин, Л. М. Натапов. – М.: Недра, 1990. – 327 с.

42 Зорин, Ю. А. Геодинамика западной части Монголо-Охотского складчатого пояса и тектоническая позиция рудных проявлений золота в Забайкалье / Ю. А. Зорин, В. Г. Беличенко, И. Г. Рутштейн и др. // Геология и геофизика. – 1998. – Т. 39. – № 11. – С. 1578-1586.

43 Иванкин, П. Ф. Проблема восстановительного метасоматоза / П. Ф.

Иванкин, Н. И. Назарова // Метасоматизм и рудообразование, – М. : Наука, 1984.

– С. 115-121.

44 Исаакович, И. З. Роль карбонат-кварцевой прожилковой минерализации при поисках скрытого золотосульфидного оруденения / И. З. Исаакович // Разведка и охрана недр. – 1986. – № 12. – С. 21-24.

45 Казанцева, Т. Т. О деформационном механизме рудообразования / Т. Т.

Казанцева // Геология АН Республики Башкорстан. – 1998. – № 2. – С. 43-48.

46 Казанцева, Т. Т. Аллохтонные структуры и формирование земной коры Урала / Т. Т. Казанцева. – М.: Наука, 1987. – 158 с.

47 Камалетдинов, М. А. Шарьяжно-надвиговая тектоника литосферы / М. А.

Камалетдинов, Т. Т. Казанцева, Ю. В. Казанцев, Д. В. Постников. – М.: Наука, 1991. – 255 с.

48 Кокин, А. В. Минералого-геохимические особенности месторождения Бадран (Восточная Якутия) / А. В. Кокин // Проблемы геологии и металлогении Северо-Востока Азии на рубеже тысячелетий / Материалы 11 сессии СевероВосточного отделения ВМО “Региональная научно-практическая конференция, посвященная 100-летию со дня рождения Ю. А. Билибина”, Магадан, 16-18 мая 2001 г., Т. 2. Металлогения. – Магадан: Изд-во СВКНИИ ДВО РАН, 2001. – С.

170-172.

49 Кокин, А. В. Золото в терригенном верхоянском комплексе и изверженных породах Восточной Якутии / А. В. Кокин // Геология и геофизика. – 1990. – № 3. – С. 47-55.

50 Колосова, Т. Б. К минералогии золотосодержащих магнетитовых руд Усть-Карского района Восточного Забайкалья / Т. Б. Колосова, Ю. В. Онищук // Геология некоторых рудных месторождений Забайкалья. – Чита: изд-во ЗабНИИ, 1968. – С. 45-56.

51 Колосова, Т. Б. О новом типе золотого оруденения в Восточном Забайкалье / Т. Б. Колосова, Ю. В. Онищук // Известия АН. Сер. геол. – 1970. – № 10. – С. 78-88.

52 Константинов, М. М. Новые золоторудные месторождения России М. М.

Константинов, Б. И. Беневольский, В. П. Новиков и др. // Разведка и охрана недр.

– 1993. – № 8. – С. 15-18.

Корчагин, Ю. А. Органическое вещество осадочных высокометаморфизованных пород / Ю. А. Корчагин, Н. П. Фадеева // Вестник МГУ. Сер. 4. Геология. – 1994. – № 1. – С. 91-94.

54 Кулаковский, А. Л. Об одном типе метаморфических пород в зонах разломов / А. Л. Кулаковский // Бюллетень Московского о-ва испытателей природы. Отд. геологии. – 2003. – Т. 78. – Вып. 3. – С. 88-98.

55 Кутейников, Е. С. Стресс-структуры и метаморфизм в зонах сдвигов Е.

С. Кутейников, Н. С. Кутейникова // Структура линеаментных зон стрессметаморфизма. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд., 1990. – С. 56-64.

56 Леонов, М. Г. Релаксационный метаморфизм как фактор структурновещественного преобразования горных пород / М. Г. Леонов, Е. Кожухарова // Структура линеаментных зон стресс-метаморфизма. – Новосибирск. : Наука, 1990.

– С. 41-49.

57 Летников, Ф. А. Петрология, геохимия и флюидный режим тектонитов / Ф. А. Летников, В. Б. Савельева, С. П. Большев. – Новосибирск: Наука, 1986. – 22 с.

58 Летунов, С. П. Этапность формирования рудоконтролирующих структур в Карийском рудном районе / Летунов С.П. // Известия вузов. Геология и разведка. – 1989. – № 2. – С. 19-23.

59 Летунов, С. П. Эволюция палеотектонических напряжений в ходе развития структуры Дмитриевского золоторудного месторождения / С. П.

Летунов // Геология, поиски и разведка месторождений рудных полезных ископаемых. – Иркутск: ИПИ, 1986. – С. 54-63.

Летунов, С. П. Геодинамические особенности формирования золоторудной минерализации в Бадранской надвиговой зоне / С. П. Летунов, А. А.

Матвейчук, С. С. Шакин, Г. А. Яловик // Структурная и вещественная эволюция Центрально-Азиатского складчатого пояса / Тезисы докладов XVI региональной молодежной конференции – Иркутск: ИЗК СО РАН, 1995. – С. 35-37.

61 Литвинов, В. Л. Эгиринсодержащие дайковые породы некоторых золоторудных месторождений Восточного Забайкалья, их генезис и отношение к оруденению / В. Л. Литвинов, Ю. С. Соломин // Известия вузов. Геология и разведка. – 1973. – № 6. – С. 56-63.

62 Литвинов, В. Л. Физико-химические особенности формирования Карийского золоторудного месторождения (Восточное Забайкалье) по включениям в минералах / В. Л. Литвинов, Ю. В. Ляхов, И. В. Попивняк // Минералогический сборник Львовского университета. – 1971. – № 25. – Вып. 2. – С. 152-163.

Литвинов, В. Л. Палеотемпературная зональность Карийского золоторудного месторождения (Восточное Забайкалье) / В. Л. Литвинов, Ю. В.

Ляхов, И. В. Попивняк // Геология рудных месторождений. – 1970. – № 5. – С. 96Лобанов, М. П. О генезисе продуктивных “углистых” сланцев Ленского золотоносного района / М. П. Лобанов, А. В. Синцов, В. И. Сизых, С. Н.

Коваленко // Доклады РАН. – 2004. – Т. 394. – № 3. – С. 360-363.

65 Лобанов, М. П. Поясная зональность покровно-складчатых структур юга Сибирской платформы: методические рекомендации по выявлению закономерностей размещения дислокационно-метасоматических структурновещественных комплексов в связи с минерагенией и нефтегазоносностью / М. П.

Лобанов, В. И. Сизых, А. В. Синцов. – Иркутск: ВостСибНИИГГиМС, 1990. – 68 с.

66 Лобанов, М. П. Рудоносные углистые пелитоиды линейных зон смятия Патомского нагорья / М. П. Лобанов, К. М. Радченко, И. И. Чернецкая и др. // Геология и геофизика. – 1976. – № 9. – С. 34-45.

67 Лукьянов, А. В. Стресс-метаморфизм (анализ понятий) / А. В. Лукьянов // Структура линеаментных зон стресс-метаморфизма: сб. научных трудов. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд., 1990. – С. 32-40.

68 Любалин, В. Д. Опыт палеогеодинамической реконструкции в зоне Монголо-Охотского линеамента / В. Д. Любалин // Отечественная геология. – 2000. – № 2. – С. 51-57.

69 Ляхов, Н. З. Механохимия неорганических веществ / Н. З. Ляхов, В. В.

Болдырев // Изв. Сиб. отд. АН СССР. Сер. хим. наук. – 1983. – № 12. – Вып. 5. – С. 3-8.

70 Максиков, С. В. Геология динамометаморфических образований Борщовочного хребта (Восточное Забайкалье): автореф. дис.... канд. геол.-мин.

наук / С. В. Максиков. – Томск, 1999. – 21 с.

71 Миронов, А. Г. Экспериментальные исследования геохимии золота с помощью метода радиоизотопных индикаторов / А. Г. Миронов, А. И.

Альмухамедв, В. Ф. Гелетий и др. – Новосибирск: Наука. Сиб. отдел., 1989. – 381 с.

Мисник, Ю. Ф. Позднемезозойская сдвиговая структура Пришилкинского звена Монголо-Охотского глубинного разлома / Ю. Ф. Мисник, О. Н. Колодий // Тектоника Сибири. Т. 12. – Новосибирск: Наука Сиб. отдел., 1985. – С. 115-120.

73 Мисник, Ю. Ф. Пришилкинская зона Монголо-Охотского глубинного разлома / Ю. Ф. Мисник, В. В. Шевчук. – Львов: Высшая школа, 1975. – 160 с.

74 Натальин, Б. А. Структурная геология шовных зон / Б. А. Натальин, Л.

М. Парфенов // Тектонические исследования в связи со средне- и крупномасштабным геокартированием. – М.: Наука, 1989. – С. 69-88.

75 Ненахов, В. М. Геологическое картирование хаотических комплексов / В.

М. Ненахов, В. Ю. Лыточкин, А. С. Перфильев. – М.: Госкомнедра, геокарт., 1992.

– 230 с.

76 Неустроев, Р. Г. Условия локализации рудных столбов месторождения Бадран (Якутия) / Р. Г. Неустроев // Известия вузов. Геология и разведка. – 2003.

– № 3. – С. 54-57.

77 Неустроев, Р. Г. Морфогенетические типы рудных тел месторождения Бадран / Р. Г. Неустроев // Отечественная геология. – 2003. – № 3. – С. 33-38.

78 Оболенский, А. А. Физико-химическое моделирование процессов минералообразования Бадранского золоторудного месторождения (Якутия) / А. А.

Оболенский, Л. В. Гущина, Г. С. Анисимова, Е. С. Серкебаева, А. А. Томиленко, Н. А. Гибшер // Геология и геофизика. – 2011. – Т. 52. – № 3. – С. 373-392.

Оксман, В. С. Геодинамические обстановки формирования позднепалеозойских – мезозойских пород Кулар-Нерского пояса и ИньялиДебинского синклинория / В. С. Оксман, Г. В. Ивенсен, Н. И. Суздалова, А. А.

Краев // Отечественная геология. – 2003. – № 6. – С. 64-68.

80 Осинцев, С. Р. Самородное золото Карийского рудного поля (Восточное Забайкалье) / С. Р. Осинцев, В. В. Колпаков // Россыпи и месторождения кор выветривания: современные проблемы исследования и освоения / Материалы XIV международного совещания.– Новосибирск : Изд-во ООО “Апельсин”, 2010. – С.

525-529.

81 Панов, Е. Н. О порфиробластах калиевого полевого шпата, кварца и плагиоклаза в “гибридных порфирах” Восточного Забайкалья / Е. Н. Панов // Геология и геофизика. – 1979. – № 6. – С. 111-115.

82 Парфенов, Л. М. О природе Адыча-Тарынской зоны разломов (Восточное Верхоянье) / Л. М. Парфенов, С. С. Рожин, Ф. Ф. Третьяков // Геотектоника. – 1988. – № 4. – С. 90-102.

83 Паталаха, Е. И. Генетические основы морфологической тектоники / Е. И.

Паталаха. – Алма-Ата: Наука, 1981. – 189 с.

84 Паталаха, Е. И. Механизм возникновения структур течения в зонах смятия / Е. И. Паталаха. – Алма-Ата: Наука, 1970. – 215 с.

85 Петров, В. Г. Разломы и тектоногенное оруденение / В. Г. Петров // Эндогенные процессы в зонах глубинных разломов. – Иркутск: ИЗК, 1989. – С.

50-52.

86 Петровская, Н. В. Роль реликтового пылевидного вещества в гидротермальном рудообразовании / Н.В. Петровская // Доклады совещания геологов на 28 сессии международного геологического конгресса, Вашингтон, июль 1989 г. – М., 1989. – С. 124-134.

87 Полохов, В. П. Особенности строения и условия локализации рудных районов и узлов, связанных с активизацией протерозойского основания Восточного Забайкалья (на примере Усть-Карского рудного района) / В. П.

Полохов, Ю. П. Евсеев, Н. Т. Кочнева и др. // Металлогенический анализ в областях активизации. – М. : Наука, 1977. – С. 122-165.

88 Попов, А. Л. Зональность золоторудного месторождения Бадран / А. Л.

Попов. – Колыма. – 1994 – № 9-10. – С. 24-29.

Поповченко, С. Е. О роли процессов регионального динамометаморфизма в формировании месторождений золота зеленокаменных структур / С. Е. Поповченко, Л. Г. Шукайлов // Геология, генезис и вопросы освоения комплексных месторождений благородных металлов / Материалы Всероссийского симпозиума, г. Москва 20-22 ноября 2002 г. – М., 2002. – С. 205Прокопчук, С. И. Сцинтилляционный спектральный анализ в геологии / С. И. Прокопчук. – Иркутск: Институт геохимии СО РАН, 1993. – 64 с.

Прокофьев, В. Ю. Физико-химические особенности процесса формирования Карийского золоторудного месторождения (Восточное Забайкалье) / В. Ю. Прокофьев, А. М. Спиридонов, Т. М. Кузьмина, В. А. Гнилуша, В. Ф.

Ковалева // Геохимия. – 1997. – № 4. – С. 423-434.

92 Прокофьев, В. Ю. Об условиях образования жильных щелочных гранитов Карийского рудного узла по расплавным включениям / В. Ю.

Прокофьев, А. М. Спиридонов, В. А. Гнилуша, В. Ф. Ковалева // Доклады РАН. – 1992. – Т. 326. – № 3. – С. 521-523.

93 Родыгин, А. И. Динамометаморфические горные породы / А.И. Родыгин.

– Томск: ТГУ, 2001. – 356 с.

94 Руженцев, С. В. Особенности структуры и механизм образования сорванных покровов / С.В. Руженцев. – М.: Наука, 1971. – 136 с.

95 Рутштейн, И. Г. Новое в общей схеме рудогенеза Восточного Забайкалья / И. Г. Рутштейн // Геологическая и минерагеническая корреляция в сопредельных районах России, Китая и Монголии / Материалы IV международного симпозиума 16-20 октября 2001 г., г. Чита. – Чита. – 2001. – С.

73-75.

96 Рутштейн, И. Г. Агинско-Борщовочный диафторит-сланцевый пояс, Восточное Забайкалье / И. Г. Рутштейн // Доклады РАН. – 1997. – Т. 353. – № 1. – С. 87-89.

97 Сазонов, А. М. Геохимия золота в метаморфических толщах / А. М.

Сазонов. – Томск: Изд-во Томского политехнического университета, 1998. – 166 с.

98 Сафонов, Ю. Г. Гидротермальные золоторудные месторождения:

распространенность геолого-генетические типы продуктивность

– – рудообразующих систем / Ю. Г. Сафонов // Геология рудных месторождений. – 1997. – Т. 39. – № 1. – С. 25-40.

Секисов, А. Г. Ядерно-физическая концепция эндогенного рудообразования / А. Г. Секисов // Гипотеза. – 1992. – № 1. – С. 16-19.

100 Серкебаева, Е. С. Морфологические типы самородного золота зоны Надвиговая месторождения Бадран / Е. С. Серкебаева // Золото Сибири и Дальнего Востока: геология, геохимия, технология, экономика, экология / Тезисы III Всероссийского симпозиума с международным участием. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2004. – С. 192-193.

101 Сизых, В. И. Шарьяжно-надвиговая тектоника окраин древних платформ / В. И. Сизых. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, фил. “Гео”, 2001. – 154 с.

102 Сизых, В. И. Новые данные о чешуйчато-надвиговом строении Монголо-Охотского линеамента на примере Верхнешилкинского глубинного разлома / В. И. Сизых, А. А. Белоголовкин // Доклады АН СССР. – 1987. – № 4. – С. 936-940.

103 Сизых, А. И. Коренная золотоносность Средне-Хакчанского рудного поля Яно-Колымского складчатого пояса / А. И. Сизых, Н. В. Сизых // Проблемы геологии, петрологии и геодинамики Восточной Сибири. – Иркутск: ИГУ, 2004. – С. 19-23.

104 Спиридонов, А. М. Золотоносные рудно-магматические системы

Забайкалья / А. М. Спиридонов, Л. Д. Зорина, Н. А. Китаев. – Новосибирск:

Академическое изд-во «Гео», 2006. – 291 с.

105 Старостин, В. И. Деформационно-скоростная концепция образования рудоносных структур и их типизация / В. И. Старостин // Вестник МГУ. 4.

Геология. – 1994. – № 3. – С. 3-19.

Стреляев, В. И. Стресс-метаморфические предпосылки рудообразования в условиях ориентированного давления / В. И. Стреляев, Ю. И.

Паскаль // Структура линеаментных зон стресс-метаморфизма: Сб. научн. тр. – Новосибирск : Наука. Сиб. отд., 1990. – С. 203-213.

107 Стогний, Г. А. Адыча-Тарынская золото-сурьмяная зона: геологогеофизический аспект / Г. А. Стогний, В. В. Стогний, Т. Г. Бабкина // Отечественная геология. – 2003. – № 6. – С. 75-77.

108 Суплецов, В. М. Прошлое и настоящее рудника Бадран… / В. М.

Суплецов, Е. С. Серкебаева // Геология и минерально-сырьевые ресурсы СевероВостока России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, 2-4 апреля 2013 г. – Якутск : ИПК СВФУ, 2013. – Т. 2. – С. 187-192.

109 Татаринов, А. В. Нетрадиционные методы локального прогнозирования, оценки продуктивности золотого оруденения в углеродистых комплексах КуларНерского сланцевого пояса / А. В. Татаринов, Г. А. Яловик, Л. И. Яловик // Руды и металлы. – 2011. – № 5. – С. 43-51.

110 Татаринов, А. В. Динамометаморфизм – главный фактор формирования коллизионных месторождений золота / А. В. Татаринов, Л. И. Яловик // Золоторудные месторождения Востока России / Тр. III Всероссийского Симпозиума «Золото Сибири и Дальнего Востока: геология, геохимия, технология, экономика, экология, Улан-Удэ, 21-25 сентября 2004 г. – Магадан:

СВНЦ ДВО РАН, 2006. – С. 32-49.

111 Татаринов, А. В. О направлении прогнозно-поисковых и геологоразведочных работ на золото Бурятии / А. В. Татаринов, Л. И. Яловик, Г. А.

Яловик // Анализ состояния и развития Байкальской природной территории:

минерально-сырьевой комплекс / Материалы Всероссийской научно-технической конференции с международным участием, 20-24 июля 2006 г. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2006. – С. 42-44.

112 Татаринов, А. В. Золотое оруденение в надвиговых структурах Монголо-Охотского коллизионного шва (Пришилкинская и Онон-Туринская зоны) / А. В. Татаринов, Л. И. Яловик, Г. А. Яловик // Тихоокеанская геология. – 2004. – Т. 23. – № 3. – С. 22-31.

113 Татаринов, А. В. Золоторудные месторождения коллизионных обстановок: особенности строения, состава и возможный механизм формирования / А. В. Татаринов, Л. И. Яловик // Золото Сибири и Дальнего Востока: геология, геохимия, технология, экономика, экология / Тезисы III Всероссийского симпозиума с международным участием. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2004.

– С. 216-218.

114 Татаринов, А. В. Золоторудные поля в зонах автокластического меланжа шарьяжей / А. В. Татаринов, Л. И. Яловик, Г. А. Яловик // Проблемы разведки, добычи и обогащения руд благородных металлов и техногенного сырья / Материалы международной научно-технической конференции 8-11 ноября 2000 г., г. Екатеринбург. – Екатеринбург, 2000. – С. 61-62.

Татаринов, А. В. Новая структурная модель Пильненского золоторудного поля / А. В. Татаринов, Л. И. Яловик, Г. А. Яловик // Третья научно-техническая конференция Горного института / Материалы конференции.

Ч. 2). – Чита: ЧитГТУ, 2000. – С. 26-29.

116 Татаринов, А. В. Типы золоторудной минерализации на Пильненском месторождении / А. В. Татаринов, Л. И. Яловик, Г. А. Яловик // Третья научнотехническая конференция Горного института / Материалы конференции. Ч. 2. – Чита: ЧитГТУ, 2000. – С. 23-26.

117 Татаринов, А. В. Структурно-тектонические факторы размещения богатого золотого оруденения на Бадранском месторождении / А. В. Татаринов, Г.

А. Яловик // Материалы II научно-технической конференции Горного института.

– Чита: ЧитГТУ, 1999. – С. 64-67.

118 Татаринов, А. В. Экспрессные минералогический и геохимический методы поисков золоторудных месторождений в надвиговых структурах / А. В.

Татаринов, Л. И. Яловик, С. И. Прокопчук, Г. А. Яловик // Проблемы геологии и разведки месторождений золота, извлечения благородных металлов из руд и отходов производства / Материалы международной научно-технической конференции 17-19 ноября 1999 г. – Екатеринбург: Уральская государственная горно-геологическая академия, 1999. – С. 83-84.

119 Татаринов, А. В. Особенности формирования и формационная принадлежность Токичанского золоторудного поля (Верхне-Колымский район) / А. В. Татаринов, Л. И. Яловик // Структурно-вещественные комплексы докембрия Восточной Сибири. – Иркутск: Изд-во ИГУ, 1998. – С. 257-268.

120 Татаринов, А. В. Роль динамометаморфизма в формировании золотого оруденения Бадранского поля Верхне-Индигирского района / А. В. Татаринов, Л.

И. Яловик // Геология и полезные ископаемые Восточной Сибири / Тезисы докладов – Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1995. – С. 120-121.

121 Тектоника, геодинамика и металлогения территории Республика Саха (Якутия) / Ред. Л. М. Парфенов, М. И. Кузьмин. – М.: Наука, Интерпериодика. – 2001. – 572 с.

122 Третьяков, Ф. Ф. Региональный структурный анализ тектонических деформаций и сегменты Адыча-Тарынской зоны разломов / Ф. Ф. Третьяков // Отечественная геология. – 2000. – № 4. – С. 54-65.

123 Третьяков, Ф. Ф. Морфологические типы кливажа и их классификация / Ф. Ф. Третьяков // Геология и геофизика. – 1997. – Т. 38. – № 9. – С. 1520-1531.

124 Тупяков, В. Е. Модель рудно-метасоматической колонны Карийского рудного поля (Восточное Забайкалье) / В. Е. Тупяков, И. Н. Широких, Д. Н. Розов // Геология и геофизика. – 1982. – № 11. – С. 33-38.

Уткин, В. П. Структурно-геодинамический контроль золотой минерализации Южного Приморья / В. П. Уткин, А. Н. Митрохин, П. Л. Неволин и др. // Золото Сибири и Дальнего Востока: геология, геохимия, технология, экономика, экология / Тезисы III Всероссийского симпозиума с международным участием. – Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2004. – С. 224-226.

126 Фарбер, М. Р. Механизм формирования деструктивных зон ВерхояноКолымской орогенной области / М. Р. Фарбер, Л. А. Кулагина // Отечественная геология. – 2003. – № 3. – С. 47-49.

127 Фридовский, В. Ю. Динамика формирования и структуры юговосточного сектора Адыча-Нерской металлогенической зоны / В. Ю. Фридовский, Е. Э. Соловьев, Е. И. Полуфунтикова // Отечественная геология. – 2003. – № 3. – С. 16-21.

128 Фридовский, В. Ю. Металлогения коллизионных месторождений золота Верхояно-Колымский орогенной области / В. Ю. Фридовский // Изв. вузов.

Геология и разведка. – 2000. – № 4. – С. 53-67.

129 Фридовский, В. Ю. Сдвиговые дуплексы месторождения Бадран (Северо-Восток Якутии) / В. Ю. Фридовский // Геология рудных месторождений.

– 1999. – № 1. – С. 61-65.

130 Фридовский, В. Ю. Деформации и оруденение Куларского сегмента Кулар-Нерского сланцевого пояса (Восточная Якутия) / В. Ю. Фридовский // Известия вузов. Геология и разведка. – 1996. – № 4. – С. 64-70.

131 Чередниченко, А. И. Тектоно-физические условия минеральных преобразований в твердых горных породах / А. И. Чередниченко. – Киев: Наукова думка, 1964. – 184 с.

132 Чиков, Б. М. Псевдоосадочные и псевдовулканические образования региональных линеаментных зон Алтае-Саянской области / Б. М. Чиков, В. П.

Горбенко, С. В. Зиновьев и др. // Геология и геофизика. – 1991. – № 2. – С. 42-49.

Чиков, Б. М. Об основах теоретической концепции стрессметаморфизма (применительно к линеаментным зонам земной коры) / Б. М. Чиков // Структура линеаментных зон стресс-метаморфизма: Сб. научных трудов. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд., 1990. – С. 6-31.

134 Чиков, Б. М. Физико-механические и механохимические предпосылки структурообразования в условиях стресс-метаморфизма / Б. М. Чиков // Структура линеаментных зон динамометаморфизма. – Новосибирск: ИГиГ СО РАН, 1988. – С. 5-28.

135 Шакин, С. С. Локальные структуры сжатия: зарождение, строение, рудогенез / С. С. Шакин. – СПб., 2002. – 168 с.

136 Щеглов, А. Д. Основные проблемы металлогении. Избранные труды / А.

Д. Щеглов. – Спб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 2007. – 359 с.

137 Щеглов, А. Д. О новом типе месторождений золота и перспективах их открытия / А. Д. Щеглов // Разведка и охрана недр. – 1997. – № 11. – С. 10-11.

138 Яловик, Г. А. Пильненское месторождение золото-редкометалльной формации: новая геолого-структурная модель и оценка продуктивности / Г. А.

Яловик, А. В. Татаринов, Л. И. Яловик // Разведка и охрана недр. – 2012. – № 6. – С. 43-51.

139 Яловик, Г. А. Пильненское золото-молибденовое месторождение – крупнотоннажный рудный объект штокверкового типа в Восточном Забайкалье / Г. А. Яловик, А. В. Татаринов, Л. И. Яловик // Минерагения Северо-Восточной Азии / Материалы III Всероссийской научно-практической конференции – УланУдэ : ИД “Экос”, 2011. – С. 197-199.

140 Яловик, Г. А. Состояние и перспективы развития минерально-сырьевой базы Бурятии / Г. А. Яловик // Новые и нетрадиционные типы полезных ископаемых Прибайкалья и Забайкалья / Материалы Всероссийской научнопрактической конференции – Улан-Удэ: ИД “Экос”, 2010. – С. 3-15.

141 Glen R. A. Thrust and thrust – associated mineralization in the Lachlan orogen / R. A. Glen // Econ. Geol. – 1995. – 90. – № 6. – P. 1402-1429.

142 Ferkous K. Gold mineralization in the West Hoggar shear zone, Algeria / K.

Ferkous, M. Leblanc // Miner. Deposita. – 1995. – 30. – № 3-4. – P. 211-224.

143 Chen Bailin. Kuangchuang dizhi / Chen Bailin // Min. Deposits. – 2000. – 19. – № 1. – P. 17-25.

144 Koch Norbent. Formation of Alpine myonites and pseudotachylytes at the base of the Silvretta happe / Koch Norbent, Masch Ludwig // Eastern Alps: [Pap.] Geol.

Soc. Amer. Annu. Meet. “Frict. Melt. Process and Prod. Geol. Mater.”, Dallas, 31 Oct., 1990 // Tectonophysics. – 1992. – 204. – № 3-4. – P. 289-306.

145 Li Xiaofeng, Hua Renmin. Yanshi kuangwuxue zarhi // Acta Petrol. et Mineral. – 2000. – 19. – № 4. – P. 333-340.

146 Lockner D. A. Measurement of frictional heating in granite / Lockner D. A., Ocubo P. G. // J. Geophys. Res. – 1983. – V. 88. – № B-5. – P. 4313-4320.

147 Magloughin Jerry F. Microstructural and chemical changes assoclated with cataclasis and frictional melting at shallow crustal levels: the cataclasite – pseudotachylyte connection: [Pap.] Geol. Soc. Amer. Annu. Meet. “Frict. Melt. Process and Prod. Geol. Mater.”, Dallas, 31 Oct., 1990 // Tectonophysics. – 1992. – 204. – № 3P. 243-260.

148 Maddock Robert H. Effects of lithology, cataclasis and melting on the composition of fault-generated pseudotachylytes in Lewisian gneiss, Scotland: [Pap.] Geol. Soc. Amer. Annu. Meet. “Frict. Melt. Process and Prod. Geol. Mater.”, Dallas, 31 Oct., 1990 // Tectonophysics. – 1992. – 204. – № 3-4. – P. 261-278.

149 Meng Xiang-jin, Ye-Jin-hua, Wang Li-ben. Guijchshu divhi // J. Pnecious Metal. Geol. – 2000. – 9. – № 1. – P. 20-26.

150 O’Hana Kuran. Major and trace-element constraints on the petrogenesis of a fault-related pseudotachylyte, western Blue Ridge province, North Carolina: [Pap.] Geol. Soc. Amer. Annu. Meet. “Frict. Melt. Process and Prod. Geol. Mater.”, Dallas, 31 Oct., 1990 // Tectonophysics. – 1992. – 204. – № 3-4. – P. 279-288.

151 Parfenov, L. M. Terranes and Accretionary History of the Transbaikal Orogenic Belts / L. M. Parfenov, A. N. Bulgatov, J. V. Gordienko // Jnter. Geol. Rev. – 1995. – Vol. 37. – P. 736-751.

152 Spray John G. A physical basis for the frictional melting of some rockforming minerals: [Pap.] Geol. Soc. Amer. Annu. Meet. “Frict. Melt. Process and Prod.

Geol. Mater.”, Dallas, 31 Oct., 1990 // Tectonophysics. – 1992. – 204. – № 3-4. – P.

205-221.

153 Techmer Kirsten S., Ahnendt Hans, Weber Klaus. The development of pseudotachylyte in the Jvrea-Verbano Zone of the Jtalian Alps: [Pap.] Geol. Soc. Amer.

Annu. Meet. “Frict. Melt. Process and Prod. Geol. Mater.”, Dallas, 31 Oct., 1990 // Tectonophysics. – 1992. – 204. – № 3-4. – P. 307-322.

154 Teufel L. W. Comparison of contact areas and temperatures measured frictional sliding of a sanstone and limestone. P. 1. Effect of normal stress on maximum

Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«РАЗДЕЛ 4: ПРИМЕНЕНИЕ НА ПРАКТИКЕ ПОЛЕЗНЫЕ ТЕХНИКИ СОВЕТЫ Я собрал эту коллекцию продвинутых техник, чтобы поднять на новый уровень ваши навыки создания скетчей. Эта глава — сборник советов и техник, которые мы с друзьями используем в практике создания скетчей. Вы можете прочесть ее от начала до конца и возвр...»

«2015 1. Комяков А.В., Вдовин Л.М., Баранов В.Г., Милов В.Р., Горячева Т.И. Комплекс имитации и тестирования систем авиационной связи // Информационно-измерительные и управляющие системы. 2015. № 3. С. 5-11.2. Вдовин Л.М., Милов В.Р., Горячева Т.И., Милов Д.В. Управление протоколом множественного доступа TDMA+FDMA к кана...»

«Внутренние усилия и их эпюры 1. Консольная балка длиной нагружена силами F1 и F. Сечение I–I расположено бесконечно близко в заделке. Изгибающий момент в сечении I–I равен нулю, если значение силы F1 равно. Ответ: 1)...»

«О 7НЛ020Ф02 ИСКАТЕЛЬ ПРЕМУДРОСТИ, или духовный РЫЦАРЬ. О б л е ц ы т е с я во вся оружія Вожія, яко "оз^ощМ вагдгь rttranrrr про~ іпі-іву KO'^Hf-M'b /ІІЯІІОЛЬСКИЫЪ : сшаииган убо преішясани чрес­ л а ваша и с т и н о ю, и о б о и к ш е с я въ броня правды, и обувше но^'Ь ко уготпованіе благов сгпвованія мира : надъ вс ми же...»

«1 MEGALUX SOFT-START Прибор галогенный для полимеризации светоотверждаемых пломбировочных материалов с функцией мягкого старта ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ ОПИСАНИЕ ПРОДУКТА Мегалюкс мягкий старт является галогенным световым прибором для полимеризации светоотверждаемых стоматологическ...»

«Со ^Іе ТЬІ8 і8 а гіі§і!а1 сору оГ а Ъоок !Ъа! ^а8 рге8егегі Гог §епега!іош оп ІіЬгагу 8Ъе1е8 ЪеГоге і! ^а8 сагеГи11у 8саппегі Ьу Ооодіе а8 раг! оГ а рго]ес! !о таке !Ъе ^огШ’8 Ъоок8 ^І8соегаЪ1е опІіпе. I! Ьа8 8игіегі Іопд епоидЪ Гог !Ъе соругідк! !о ехріге апгі !Ъе Ъоок !о еп!ег !Ъе риЪІіс гіотаіп. А риЪІіс гі...»

«СЕМЯ РАЗНОГЛАСИЯ Сегодня, в качестве короткого отрывка, короткого места, если Господня воля, чтобы Он преподал нам содержание этого, я выбрал из Святого Матфея 13:24-30. А затем также я хочу прочитать с 36-го по 40-й стих, через пару минут. Теперь, Святого Матфея, 13-я глава, и начинаю с 24-го стиха 13...»

«Александр Боровский ПАМЯТИ Т.П.НОВИКОВА "Моя жизнь началась 24 сентября 1958 года на Литейном проспекте в доме № 60", – так с какой-то архаической простотой открывалась "Автобиография неоакадемиста Тимура Петровича Новикова", подготовленная художником для каталога его ретроспективной выставки в Русском музее. Физическая жизнь Т...»

«Документация открытого квалификационного отбора потенциальных поставщиков на оказание услуг по проектированию, монтажу и пуско–наладке комплексных систем безопасности на объектах Ф–ла Банка ГПБ (АО) в...»

«МО "Еравнинский район" МБОУ "Сосново-Озерская средняя общеобразовательная школа№2 "Согласовано" "Согласовано" "Согласовано" Руководитель МО Заместитель директора по Директор МБОУ НМР МБОУ "СОСОШ № 2" "СОСОШ№2" _ // _ /Л.Д.Аюрова/ _ / В.Д.Иочис / ФИО Пр...»

«БЛШ ВШ НС ЕП А РХ ІА ЛЬН Ы Я ВДОМОСТИ вы х о р т ъ дшн въ мсяцъ. і рйз й —-: ; Объявленія нцпии Д и а годовом у м аю тся только по­ и зд а н ію с ъ д о с т а в ­ няли т е к с т а. Ц на к о ю н п ересы лкой на стр о к у п етитано Ш Е СТЬ р у б л...»

«Содержание стр.1. Цели и задачи дисциплины (модуля) 3 2. Место дисциплины (модуля) в структуре ОПОП 3 3. Требования к результатам освоения дисциплины (модуля) 3 4. Объем дисциплины (модуля) и виды учебной работы 5 5. Содержание дисциплины (модуля) 6 5.1 Содер...»

«СВЕТИЛЬНИК СВЕТОДИОДНЫЙ РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ Светодиодный светильник серии AZOV 1. Внешний вид и габаритные размеры A B C Модель светодиодного светильника AZ-20W AZ-40W AZ-60W AZ-80W Длина светильника А, мм 315 565 815 1065 В...»

«Программный пакет RAUCAD/RAUWIN для расчета и проектирования инженерных систем зданий www.REHAU.ua RAUCAD/RAUWIN – высокая производительность и эффективное проектирование. Солидная работа требует честву проекта, его...»

«новые инновационные конструкторские и технологические решения оригинальный дизайн с применением высокопрочного пластика высокая степень унификации повышенные тяговые показатели Масса агрегата, т: до 21,0 Мощность эксплуатационная:131 кВт (178 л.с) Трактор Б11 с...»

«1. Утвердить:1.1. Положение о региональных предметных комиссиях ХантыМансийского автономного округа Югры по учебным предметам государственной итоговой аттестации обучающихся по образовательным программам основного общего образования (далее РПК) в 2017 году (далее Положение о РП...»

«1 Перевод Белоусова В.И. Эволюция интузивно-центрированной гидротермальной системы: порфировые и эпитермальные Cu-Au месторождения Дальний Юго-восток-Лепанто, Филиппины (Evolution of an Intrusion-Centered Hydrothermal System: Far Southeast-Lepanto Porphyry and Epithermal Cu-Au Deposits, Phylippines, Hedenquist...»

«УДК 94(47).084 БОРЬБА МЕСТНЫХ СОВЕТСКИХ ПРОКУРОРОВ ЗА СОБЛЮДЕНИЕ ЗАКОННЫХ ПРАВ ГРАЖДАН В КОНЦЕ 20-Х – НАЧАЛЕ 30-Х ГГ. © 2014 А. В. Крыжан канд. ист. наук, доцент каф. гуманитарных дисциплин e-mail: kryjhan@mail.ru Региональный открытый социальны...»

«НАУЧНЫ Е ВЕДО М ОСТИ С е р и я М е д и ц и н а. Ф а р м а ц и я. 2 0 1 5. № 4 (2 01 ). В ы п у с к 29 УДК: 591.3.615/078:616.152.21:616.12:611-018.11:59.082 УЛЬТРАСТРУКТУРА МИОКАРДА НОВОРОЖДЕННЫХ КРЫСЯТ В УСЛОВИЯХ ХРОНИЧЕСКОЙ ГЕМИЧЕСКОЙ ГИПОКСИИ...»

«РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ АВТОМОБИЛЬНАЯ VRS-300 СВ-РА ДИОС ТАНЦИЯ РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ Уважаемый покупатель! Благодарим вас за выбор многофункциональной СВ (СиБи)-радиостанции SUPRA. Использование технологий SMT гарантиру...»

«Учные записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского. География. Геология. Том 1 (67). №3. 2015 г. С. 85–91. УДК 551.311 ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МАРЬИНСКОГО ОПОЛЗНЯ В ОКРЕСНОСТЯХ...»

«ISBN 978–5–9909486–7–9 "МОЛОДЕЖЬ В НАУКЕ: НОВЫЕ АРГУМЕНТЫ" Сборник научных работ VI Международного конкурса Часть I Липецк, 2017 Научное партнерство "Аргумент" VI Международный молодежный конк...»

«БААТЕЗУ Баатезу — сильная, злобная и хорошо организованная раса извергов. В их строгой кастовой Атака Урон системе авторитет определяется не только силой, но и положением. Положение меняется от заслуг на Войне Кислота Полны...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Общество с ограниченной ответственностью Экспател Код эмитента: 00203-R за 1 квартал 2017 г. Адрес эмитента: 125047 Россия, Москва, Оружейный переулок 21 Информация, содержащаяся в настоящем ежекварта...»

«Канферэнцыя “ Удзел грамадзянскай супольнасці Беларусі ў ініцыятыве Усходняга партнёрства”,г. Мінск, 22.04.2009. тэзісы дакладаў ТЭЗІСЫ ДАКЛАДАЎ: Валерий Карбалевич, эксперт аналитического центра "Стратегия" "ВОСТОЧНО...»

«Тракторы XERION Эталон техники. Мощные тракторы 4x4 фирмы CLAAS. Мощный трактор 4х4 должен быть не просто мощным и перевозить тяжести. Универсальный и маневренный, Концепция XERION определяет новый отдель...»

«Страница игры monopoly-game.ru/party/mafia-family/ Магазин настольных игр monopoly-game.ru Страница игры monopoly-game.ru/party/mafia-family/ Магазин настольных игр monopoly-game.ru Г ород засыпа...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Кюндяинская средняя общеобразовательная школа им. Б.Н.Егорова" муниципального района "Сунтарский улус (район)" Республики Саха (Якутия) "РАССМОТРЕНО" "СОГЛАСОВАНО" "УТВЕРЖДЕНО" Руководитель МО Заместитель директора по УР Директор школы _(Н.Н.Максимова) _(Т.И...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.