WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:     | 1 || 3 |

«Фёдор Чудаков «Чаша страданья допита до дна!.» Из творческого наследия выдающегося сатирика начала XX века Владивосток ББК 84(2) Ч84 Чудаков, Фёдор «Чаша страданья допита до дна!.» Из ...»

-- [ Страница 2 ] --

– Что же? С этим делом как-то тоже мало-мало не того… Ну, да, впрочем, ничего… От больницы до больницы – как от Лондона до Ниццы. Но народ не шибко мрёт…

– Крепкий, язви их, народ! – Ерофей сказал. – Таёжный! Ну, а как вопрос дорожный?

Я затылок почесал и, помедлив, отвечал:

– Ах, земляк, и тут мы гоним ту же линию. Весной на мостах исправно тонем, а в болотинах – зимой. Открываю по секрету:

уж чего другого, брат, а дорог у нас… и нету.

– Что же «лица»-то глядят? Как они-то допустили? Ведь они-то под мостом тоже тонут, чать, гуртом?

– Ну, у них… автомобили… и казённые, притом…

Ерофей главой поникнул, что-то хмыкнул и воскликнул:

– Погоди! Да как же так? Что-то путашь ты, земляк! Намотал ты Ерофею разных бабьих небылиц! Ведь у вас же разных «лиц»

девяносто шесть страниц?

– Девяносто шесть и с гаком!

– Что же ты меня оплёл, в рот те пару шанег с маком? Как же так у вас – ни школ, ни дорог, ни медицины? Каковы тому причины?

Тут и я освирепел:

– Да чего ко мне ты лезешь?

– А чего ты, паря, грезишь? Ишь, башку мне завертел. Я с тобой, молокососом, от души, а ты… Пошто тут у вас идёт не то?

– Обратись с таким вопросом к ведьме, к чёрту, к сатане!!

– Нет, а ты скажи-ка мне…

Я, как тигра, встрепенулся:

– Эй, послушай! Уходи! Сгинь! Рассыпься! Пропади! Я тебя!..

И вдруг очнулся.

…Слава Богу, то был сон… …Это – только фельетон… САТИРА сиМВоЛ Составлено три протокола за крайне антисанитарное состояние дома, принадлежащего главноуправляющему государственным здравоохранением проф. Рейну [333].

(«Биржевые ведомости») Обнажим благоговейно

Мы главы пред ликом Рейна:

Ныне всех он превзошёл!

Попадать старались «лица»

На «скрижали», на «страницы», – Он же – прямо в протокол!

рЕдаКЦионная КорЗина Меланхолический отрывок Зияя проволочной пастью, На семь восьмых уже полна, С какою ненасытной страстью Подачки новой ждёт она!

Каких тут нет «произведений»!

Смешались в общий пухлый груз И громы смелых обличений, И тихий лепет юных муз.

И о почтовом беспорядке, О драке прачек на плотах, И о писцах, берущих взятки В полу-присутственных местах.

Стихи: «Наташе с телехвона», Стихи о пенье соловьёв И старые стихи Надсона [334] За подписью «Ермил Ремнёв».

А сколько разных псевдонимов, Прозрачных, ясных, как хрусталь!

О взятках пишет «Нелюдимов», О драке прачек «Грустный Наль» [335].

А сколько маленьких уколов Так, чтоб, знаете, слегка.

Ибо, дай вам волю только, Вы наскажете им столько, Что не влезет в три мешка.

Выражайтесь мягче, чище, А не так, чтоб, как медведь, Чтобы сразу на три тыщи, Даже с гаком, налететь [336].

У печати есть возможность Довести их до стыда, Но, конечно, – осторожность, Осторожность, господа!

Власть бессильна в этой роли, Вся надежда на печать!..

Но... того... приятней, коли И она начнёт… молчать!

*** В беседе с сотрудником «Биржевых ведомостей» оберпрокурор Синода Раев [337] заявил: «Не понимаю, о каких это тёмных силах идут речи».

Тщетно голову ломаю

И виски руками жму:

Ничего не понимаю, Как, и что, и почему?

Шарю в комнатах со свечкой, В кухне, в птичнике брожу, И ни в ванне, ни за печкой Тёмных сил не нахожу.





Даже спрашивал кухарку, С кучерами говорил, Звал рассыльного Макарку – Нет, не знают тёмных сил.

Правда, слышал краем уха, Как Васильевна, стряпуха, Говорила в кухне вслух С прачкой, старою Ненилой, РАЗДЕЛ I

–  –  –

Он в дублёной барнаулке [341] И пимах [343].

А за стражем, невзирая На метель и на мороз, Ходит, изредка взвывая, Старый пёс.

Пёс бывалый, поседелый, Пёс уже не молодой, Пёс, нельзя сказать, что белый, А седой [344].

Видно, был он в передряге:

Хвост обрублен, сбоку – дран.

Кличка старого дворняги «Матюкан» [345].

Ходит он, хвостом виляя, Зорко смотрит в тишину, Иногда сердито лая На луну.

Вдруг, вскочив, как от удавки,

Подымает кверху нос:

Это ветер запах Каффки [346] Вдруг нанёс.

Ощетинится, встряхнётся Пёс, озлится через край, И немедленно польётся

Хриплый лай:

«Ты – австриец!

Гам! Гам! Гам!

Кровопивец!

Я те дам!

Словно пташку Задушу!

Дай-ка, в ляжку Укушу!

Лезешь в чехи!?

Гам! Гам! Гам!

На орехи Я те дам!

Лишь увижу

Писатель начинает жечь сердца глаголом, но моментально является городовой. Писателя ведут, Читатель спешит оправдаться:

Так, почтенный кавалер!

Так его! Запрячь в солонку!

Чтобы, значит, был пример Прочим, язви их в печёнку!

Он ведь тут – такой нахал! – Революцию пущал!

Писателя уводят.

Читатель понемножку приходит в себя и роняет слезу:

Жалко парня! Ну, дак что ж?

Что посеешь, то пожнёшь!..

Уходит спать.

–  –  –

Пётр Иваныч Безглаголов (Из амурских мукомолов) – Жертва старого режима!

Столько видел он уколов От различных протоколов, Что уму непостижимо!

Поплатился он жестоко (Двадцатью пятью рублями!) За несоблюденье срока Платы земского оброка, И за грязь в помойной яме.

В дополненье к той обиде Три дня высидел в участке За скандал в нетрезвом виде (Обольстительной сильфиде [354] Выбил зубы – «для острастки»).

Посему-то, а отчасти По причине ревматизма – Стал врагом монаршей власти И врагом абсолютизма.

Посему, на стуле стоя, Он в общественном собранье Вопиет перед толпою, В грудь себя бия рукою,

О «неслыханном страданье»:

«Я томился в гнусных узах!

Я всегда влачил оковы!

В москательных [361] магазинах Не хватает красной краски.

При нагаечном режиме [362] Были сурик и румяна И велась торговля ими, Главным делом, для шантана [363].

Ими там весьма успешно Ремонтировались лики;

Спрос-то был на них, конечно, Но отменно невеликий.

А теперь в китайских лавках, Оттеснив простонародье, Иереи в камилавках [364], Благородья, вашскородья, С орденами, со звездами И во всей своей оснастке, – Посиневшими устами Просят фунтик красной краски.

Икс, вчера дробивший «жабры»

Мужикам собственноручно И в тюрьму сдававший храбро Всех крамольников поштучно, – Зет, не могший без нагайки Показаться средь народа, Предводитель грязной шайки, Беспардоннейшего сброда, – Все они сейчас взирают Непорочно, словно дева, И ордою напирают Влево! Влево! Дальше влево! [365] Эти злые паразиты, – Все они в теченье суток Перекрасили ланиты Наподобье проституток, И, «левея» свыше меры, Повернувшись вмиг на пятке, То в эсдеки, то в эсеры Прут «в упрощенном порядке».

И стрекочут, как сороки, И наводят спешно глянец… САТИРА оБоротни

Приисковая полиция со Стойбы [368] телеграфирует:

«Ура! Да здравствует Учредительное Собрание!»

Ещё кулак не отдохнул От раздробленья зуб и скул;

Ещё не скрылась без остатка В карман очередная взятка, – Ещё течёт, как дёготь густ, Поток «словесности» из уст, – И вдруг, по щучьему веленью, Не дав промчаться и мгновенью,

Толпа охранников орёт:

«Ура! Да здравствует народ!»

И вся полна желаньем гордым Опять начать хлестать по мордам Всех тех, кто в этот самый миг Не испустил такой же крик.

И вот со Стойбы в город прямо Летит шальная телеграмма (Увы! Оплачена сполна Вчерашней взяткою она!).

Пройдёт полдня – и гордый пристав [369] Примкнёт к рядам максималистов [370], А горных стражников полки Запишутся в большевики.

И скажут, глянув оком смелым:

«Товарищи! Вам грешным делом Мы зубы выбили вчера.

Не обижайтеся! Ура!»

В МинУтУ раЗдУМья Нам врагов народных козни – Твёрдо верю – не страшны!

Я боюсь партийной розни, Полемической войны.

Я боюсь, что, как и в пятом [371], Пётр Ильич, икнув степенно, Дверцу клетки отворил, И от чижика мгновенно

След простыл:

Канул в небо в миг единый, Тишину пустынных нив Марсельезою [377] чижиной Огласив.

Пётр Ильич махнул рукою И сказал с улыбкой: «Что ж?

Ничего! Опять зимою Попадёшь!

Вы весной-то больно прытки!

А зимой раз пять на дню Сами лезете к Никитке В западню.

Полетай, аль сядь на ветку, –

Всё единственно, дружок:

Чуть зима – пожалте в клетку, Под замок!»

Пётр Ильич мягкосердечен, Добродушен через край;

После смерти обеспечен Ильичу небесный рай.

Без кутьи [378] и без коврижек, Без кафизм [379] и без стихов Ильичу замолит чижик Сто грехов.

Но сверх меры сердобольным Не резон порою быть, И не всяким пташкам вольным Можно дверь открыть!

Пётр Ильич! Не будь разиней!

Подержися! Не зевай!

«КУХарКинЫ дЕти»

В саратовском губернском земском собрании, при обсуждении вопроса о земских стипендиях, председатель собрания член Государственного совета Ознобишин [381] и гласный граф Олсуфьев [382] энергично настаивали на разделении стипендиатов на детей «служащих» и «служителей».

Оба оратора, не краснея, предлагали лишать «кухаркиных детей» стипендии в средних школах, причём говорили следующее:

Ознобишин:

Милым отпрыскам кокарды, Эполет и портупей Угрожают лангобарды [383] Из кухаркиных детей.

Граф Олсуфьев:

Я присоединяюсь!

Ознобишин:

Набралося этой швали В школу – места просто нет.

Деды лаптем щи хлебали, Внуки – в уни-вер-си-тет!

Граф Олсуфьев:

Печальное явление!

Ознобишин:

Мишки, Ваньки да Антипки, Дай того им, дай сего, – И ободраны, как липки, Наши Пьеры и Вово!

Граф Олсуфьев:

САТИРА Каково?

Ознобишин:

От казённого-то кошта [384] Мы и сами не бежим, Ведь стипендия не то что Никому не нужный дым!

Граф Олсуфьев:

Само собою разумеется!

Ознобишин:

Инородец ныне в кухне!

Вот тебе и повара!

Ты за них на службе пухни!

А они – в профессора!

Граф Олсуфьев:

Покорнейше благодарю-с!

7. «народноЕ дЕЛо»

–  –  –

САТИРА В «хате с краю» в наши дни Остаются лишь одни – Те, кому родной народ На мозоли грубо жмёт, Чьи глаза, как у сыча, Сразу слепнут от луча.

Поглядите лишь вокруг:

Не любой ли паре рук Приготовлен и станок, И резец, и молоток!

Крайне нужен там и тут Животворный бодрый труд.

ХоЗяин тУт 28 ноября – приход хозяина земли русской: открытие Учредительного собрания [385].

Возвратившись из отлучки, Он к воротам подходил.

Глядь, а дом во власти кучки Безнаказанных громил [386].

Двор заплёван и загажен, На дрова порублен сад, И разит на триста сажен Спиртуозный аромат.

Всё, стоявшее на полках, Всё разбито на куски, А в стенах, в угрюмых щёлках Завелися прусаки [387].

Всё, от центра до окраин, Перевёрнуто вверх дном… Что-то сделает хозяин?!

А увидим! Пождём.

Подслушал Амурец 8. «дятЕЛ, БЕспартиЙнЫЙ»

аВдотья андрЕВна Авдотья Андревна настроена гневно… Ах, дайте же ей валерьянки!

Авдотья Андревна теперь ежедневно Её потребляет две склянки!

Авдотья Андревна страдает душевно И чахнет в душевной истоме… При этом, конечно, страдает сердечно В таком же, пожалуй, объёме.

Ах, эта свобода! До прошлого года

Всё было так просто и ясно:

Разъезды, наряды, балы, маскарады!

А ныне? Ужасно! Ужасно!

Представьте: Одарка – простая кухарка, А, глядь, записалась в эсдечки [394].

То праздничный отдых, то речь о свободах – Отбилась от рук и от печки!

Поставит котлету, сама – за газету, Как будто бы эрцгерцогиня! [395] Возьмут нас, устроят и всех успокоят, Порядки иные настанут… Ах, эта свобода! До прошлого года И пикнуть не смели, буянки!

Авдотья Андревна настроена гневно, Ах, дайте же ей валерьянки!

поЧЕМУ МУКа стоит дЕВять рУБЛЕЙ

Приуныл обыватель наивный:

«Боже! – вопит он в скорби своей, – Это что же? Пшеница – пять с гривной.

А мучица-то… Девять рублей!!!

Девять рубликов – хочешь, не хочешь – Заплати, да при том – без мешка!!

И без эстаго слёзыньки точишь, И без эстаго доля тяжка!

Прежде был я – как яблок наливный, А теперя – как спичка! Ей-ей!

Это что же? Зерно-то – пять с гривной, А мучица-то девять рублей!!!!!»

О, наивный обыватель!

Как же глуп и тёмен ты!

Загибай за мной, приятель, На руках своих персты!

Ну, считай: зерно – пять девятнадцать,

А теперь гляди, земляк:

Чтоб отмерить, ссыпать, взвесить – Положи ещё пятак.

Полпроцента на утечку (Ведь известно: всё течёт, Хоть порой течёт не в речку, А совсем наоборот).

На утечку, на раструску, На подноску, на разгрузку, На усыпку, Пока кусок донесёшь до рту,

Почти весь он уходит к чёрту:

На утечку, на раструску, На упечку, на разгрузку, На господ на мукомолов, На писанье протоколов, На распылку да на куль… А в рот-то достаётся – нуль!

–  –  –

«Хоть деритесь, хоть миритесь, Хоть подохните сполна, Хоть в навозе захлебнитесь – Наше дело сторона.

Ленин, Керенский, Романов – Нам, поверьте, всё равно.

На республику Иванов Мы рукой махнули... Но...

Но... коль ежели случится, Что захватит власть Совет.

То не можем поручиться, Что не выйдет камуфлет [396].

Стройтесь сами, как положит Вам на душу русский Бог.

Нас нисколько не тревожит – Жив Иван или подох.

Власть и прочие предметы Пусть берут хоть чёрт, хоть поп, Но коль власть возьмут Советы – Мы сейчас границу – хлоп!

Ваша внутренняя склока – партиЙнЫЕ о БЕспартиЙноМ Первый наш вылет произвёл всё-таки некоторое впечатление на местную партийную печать. На минутку перестали спорить о «властьсоветстве» [399] и отдались очарованию беспартийности. Не можем отказать себе в маленьком баловстве: выписываем то, что говорят про нас другие.

Орган социал-демократов меньшевиков «Голос труда» [400] пишет:

«– Дятел беспартийный! Дятел беспартийный! – кричат на улицах газетчики.

Ага, вышел, значит.

– Вышел, дяденька, прямо из дупла.

– Настоящий?..

– Самый настоящий, с красной головкой, в зелёной обложке.

Первый номер покупался нарасхват.

Программа журнала выражается в двух фразах: “Да здравствует солнце, да скроется тьма!” и “Долой глупость и невежество!” Вместо рецензии приведу маленькую сценку, которую мне пришлось наблюдать на заседании Исполнительного Комитета [401].

В руках у одного из членов зелёная книжка.

– Читай вслух...

Чтение характеристики гласных сопровождается взрывом хохота1.

– Скоро и нам достанется...2

– Всем, всем...

Даже большевиков развеселил!!! – Примеч. автора.

Да, уж будьте спокойны! – Примеч. автора.

САТИРА

– Надо заседание открывать, бросьте чтение...

Ноль внимания... Чтение продолжается. На лицах улыбки...

– Вы, кажется, забыли о переходе власти.

– Погоди, дай дочитать...

Первый номер “Дятла” встречен публикой радушно и, надо полагать, что “Дятел” окончательно поселится в пределах нашего города».

«Дятел»-то с удовольствием бы, да ведь вы, лешие, вдруг стрелять начнёте!

Дайте слово, что стрельбы не будет – поселюсь. Окончательно! И даже подписной цены не увеличу!!

Орган Амурского союза республиканцев [402] «Амурское эхо» пишет:

«13 января вышел первый номер журнала.

Мы с интересом ожидали его выхода, и он более чем оправдал наши ожидания.

Номер редкостно интересный, полный весёлого блестящего остроумия. Ряд вещей “Дятла” украсил бы страницы знаменитого “Нового Сатирикона” [403] с той лишь разницей, что для нас, благовещенцев, “Дятел” интереснее, так как персонажи “Дятла”, его темы – наши знакомые, наши благовещенские лица и думы.

В доказательство с удовольствием приводим некоторые шутки “Дятла”».

И приводит. И пишет дальше:

«Поразительно по таланту – сжатости, силе и красоте такое осьмистишие».

И опять приводит. И пишет дальше:

«Из приведённых нами отрывков из “Дятла” явствует, что новый журнал – явление выдающееся, в особенности для провинции.

Искренне поздравляем редактора – Ф.И. Чудакова с заслуженным успехом, который мы предсказываем “Дятлу”».

Спасибо на добром слове!

Одобрительные отзывы столичной и заграничной печати и лестное письмо алжирского бея пока ещё не получены. Получим

– напечатаем.

САТИРА пЕснь о КУЛьдУрсКоМ КЛЮЧЕ I. первые исторические указания на целебные свойства Кульдурского ключа [411] Все – от грека Геродота [412], От Плутарха-старика [413] – И до дедушки Федота, Сих вопросов знатока, – Все историки согласно (Загляни-ка в их труды!) Говорят, хотя неясно, О ключе живой воды.

Был, мол, ключ такой волшебный:

Старым юность возвращал, Всяку хворь струёй целебной Моментально прекращал.

Весь исчахнешь, тоньше спицы, Лишь обмыть да и – на стол, А хлебнёшь живой водицы И, глядишь – плясать пошёл!

Иль изрубят парня в схватке На мельчайшие куски, Уцелеют бровь да пятки Да суровые носки;

Поглядишь – полдюйма жизни [414] Не отыщешь в нём никак, А живой водицей взбрызни – Глядь, вскочил, и – марш в кабак!

Пили эту воду боги, Все, от малых до больших, И Меркурий [415] крылоногий Водоносом был у них.

Потому-то Афродита [416] И цвела, как маков цвет, Не боясь от дифтерита Умереть во цвете лет.

Эта слава лишь про нектар, Что, мол, он богов живил… Нет! Истории прожектор Это дело осветил.

На волшебный оный ключ!

Подбежал, набрал водицы, Лёг с минутку отдохнуть И опять, быстрее птицы, Побежал в обратный путь!

Оба с дедом снова следом Мы летим за ним назад И потом… Но вам, чать, ведом Этой скачки результат?

Как Иван-Царевич ожил От кульдурской от воды, Как он быстро уничтожил Двести тридцать три орды, Как потом словил Жар-Птицу Без особенных тревог, Как потом он Царь-Девицу У Кащея уволок.

Иловайский с Геродотом Пусть про нектар говорят… Мы-то с дедушкой Федотом Знаем всё и без цитат!

II. Чудо с солдатом – одно из новейших чудес, наблюдавшихся на Кульдурском ключе (1917 г.) Шрапнель [419] коварного тевтона [420] Внезапно вспыхнула со зла, И у Евтюткина Семёна Одну из ног оторвала.

Лежал Евтюткин в лазарете, Безногий жалкий инвалид, И горевал: ничто на свете Ноги ему не возвратит!

Эвакуирован в Самару.

Потом домой отпущен был, И костылей сосновых пару В презент за храбрость получил.

Приехал к нам он в край Амурский, С которым прежде был знаком, И, услыхав про ключ Кульдурский, В долгом времени, аль вскоре Был он послан на Амур – Чтоб от Шилки и до моря Заложить ростки культур.

Окончив экспедицию [Неразб., типогр. брак во всех экз. – А.У.] опрос, Подробной рапортицею

Министрам он донёс:

«Земля, мол, преобильная И много всяких недр, И урожаи сильные, И дыни – ростом в метр.

Жирафы хоть и не жили И не сбирались жить, Но – будут, коли ежели Да руки приложить.

Народ – живёт зажиточно И в мире меж собой, Торгует безубыточно Картошкой и кетой.

Вообще, страна обильная.

Вода. Озёра. Лес.

В неё влюбился сильно я И даже позарез».

У министра это быстро:

Раз – готово! Час пробил – С полномочьями министра К нам Гондатти прикатил.

Повстречали хлебом-солью.

Рады. Как же: либерал!

Как же, в рот те боб с фасолью, – Край давно такого ждал!

Речь за речью, тост за тостом – И словес, и вин поток!

Всякий чует, будто ростом Прибывает на вершок.

Будет земство! [425] Пойте, дети:

Будет земство! Труляля!

Несколько примеров таких чудесных превращений будет описано в след. №. – Примеч. автора.

«Эсером» иль «меньшевиком».

Кто зубы грешных кулаком Дробил на всякие манеры И «ел жида» [440] превыше меры – В «большевики» или «эсеры»

Вступал без всяких лишних слов.

Кто за подлоги был в остроге, Кто был в остроге за поджоги – Хлебнёт водицы и – готов – И рысью с места – в демагоги! [441] ___ Кульдурский леший был смущён, Кульдурский леший простоватый Был и смущён и возмущён, И говорил наивно он

Своей супружнице мохнатой:

«Вишь, баба! Это как же так?

Ну, фрукты, комары заешь их!»

___ Кульдурский леший был дурак, Один из самых глупых леших.

пЕсни дятЛа, БЕспартиЙноГо I Старый Дятел смотрит с ветки

Через круглые очки:

Всюду только этикетки!

Всюду только ярлычки!

Всё эсеры, да эсдеки, Да энесы, да каде [442] … Где же просто человеки?

Люди? просто люди – где?

Ярлычки да этикетки Припечатаны ко лбам, А раскрой грудные клетки – Склад брошюрок и программ.

Вперёд! И рази беспощадно!

Да здравствует солнце в короне лучей!

Враг скоро оружье положит!

Погибнем? Ну, что же! Отчизне своей Пусть каждый послужит, чем может!

–  –  –

Когда в цепях страдал народ, Покорный царской силе, И палачи на эшафот Героев возводили;

Когда повсюду кнут хлестал, Детей и жён бичуя, И цвет России угасал В застенках Акатуя [443];

Когда всю Русь со всех концов Ночь крыла чёрной тучей, И над могилами борцов Терновник рос колючий, – В те чёрные, немые дни, В те роковые годы, – О, где же были все «они», «Поборники» свободы?

Когда на утренней заре Герои шли на плаху – «Они» дрожали в конуре И корчились со страху.

«Они», ласкаясь, точно псы, Подачки малой ради, О шпоры ранили носы, Взывая о пощаде!

Когда измученный народ Восстал на бой кровавый – «Они» гадали: «чья возьмёт?» – С усмешкою лукавой.

И вот – настал желанный миг, Великий миг расплаты, И солнца светлый луч проник В немые казематы.

Кто-то после посмеётся, После будут всем смешки, А кому платить придётся За разбитые горшки?

Свой восторг, шальной и ярый, Поумерь-ка и запой, И запой, о, Дятел старый, – “Со святы-ыми упо-кой”…»

–  –  –

Очарован вольной волей, Обыватель до мозолей «Изработал» свой язык.

Весь избит, измят, издёрган Говорильный этот орган, Как дырявый половик.

Стук машин почти смолкает, Скоро смолкнет рёв гудка, Но зато язык летает Пуще всякого станка.

Всем, язык избившим в клочья, Мог бы капельку помочь я,

Преподав такой совет:

Языку дать малый роздых, Выйти всем на вольный воздух, Снять пиджак и снять жилет, Крепко молот взять кузнечный Пятернями сильных рук – И будить простор заречный Бодрым стуком: Тук! Тук! Тук!

Куйте скромные обновки:

Кайла, заступы, литовки, Изогнутые серпы!

Нивы – кос и плугов просят!

Языком же – нет, не косят Золотистые снопы.

оБЪяснЕниЕ иностраннЫХ сЛоВ и ВЫраЖЕниЙ от редакции. Возьмёшь иногда газету в руки, начнёшь читать, только это во вкус войдёшь, вдруг – стоп! Остановка! Такое слово встретишь, что никак ты его не поймёшь. Пробуешь читать и с начала, и с конца, и с серёдки, и вверх ногами – нет, хоть убей. А видно, что слово-то нужное. Такое слово, что без него никак нельзя. Сидишь-сидишь, пыхтишь-пыхтишь, да и заплачешь. Обидно! Из-за одного слова приходится всю газету бросать. А она вон – двадцать копеечек!

Автору-то хорошо. Для него эти презумпции да разные там сабот… сабот… саботракторы, что ли, – пустяки, он все науки превзошёл, а наше, читательское дело – горе одно. За свои деньги плачешь.

Вот мы, поспрошав разных умных людей, и удумали такой толкователь завести, чтобы каждое слово, будь оно хоть распролатинское – как на ладони! Загибай хоть какое – мы сейчас в словарь, и, глядишь, дело и пошло. Дураков-то нет теперь, чтобы глазами хлопать. Будет! Это при старом режиме так было, а теперь нас, брат, не омманешь. То-то!

*** абсурд. – Это род чепухи. Не то, чтобы совсем чепуха, но и не так, чтоб уж и совсем не чепуха. Вроде как серёдка на половине.

Одним словом, абсурд.

авось. – Это слово, собственно, русское, но лучше, если б оно перешло к другим народам. Забыть бы его. Препоганое слово, ейей!

адрес. 1) Написанное на конверте указание, куда снести письмо. Только почтальоны не любят таких указаний. «Мы-то, – говорят, – сами лучше всякого знаем, куда данное письмо надлежит. И несут, куда вздумается. Иногда просто на пол.

САТИРА

2) Лист бумаги с разными выкрутасами, который при старом режиме подносился подчинёнными своему начальству по случаю какого-нибудь торжества. Врали в таких адресах замечательно ловко, так что плохая, тонкая бумага не могла вытерпеть, и приходилось брать потолще. Но это было при старом режиме.

Теперь у подчинённых для начальства только один адрес: «К чёртовой матери».

аграматный. – Это так комиссары над прекращением печати пишут слово «громадный». Собственно, слово русское, только пишется по новому правописанию.

алкоголизм – желание хватить спиртишки для технических надобностей. Наблюдается у человека и машин, особенно у типографских. Типографские машины страдают алкоголизмом, преимущественно, для промывки шрифтов. Иной шрифт до того напромывается, что в корректуре [444] ни черта понять нельзя, а наборщик [445] с горя попадает в участок. Иногда вместе с метранпажем [446].

автономия. – Это когда всякий сам по себе. Вроде как поссорится жена с мужем, и станут каждый по отдельным домам жить. А вместе сходиться только для драки.

анархия. – Ну, это всякий и без объяснения знает. Анархия так и будет анархия, хоть ты рассаботажь её по всем коалициям и раздекреть безо всякой ортодоксии.

Бакшиш. – Слово турецкое. В Турции значит: подарок, взятка, хабар. У нас – тоже.

Баталия – битва, сражение, драка, вообще, любимое времяпрепровождение русских граждан.

Бахус – бог вина у греков. У нас отменён.

«Бэллум омниум контра омнес» [447]. – Без словаря чёрта с два тут поймёшь. А значит это: «Война всех против всех». Это древние римляне так определяли теперешнее политическое положение России. И как только они догадались? Хоть и по-латыни, а верно.

«Беспартийный, дятел». – Вот в будущую субботу пятый номер выйдет.

Буржуй. – Бей, я его знаю!

ьуряты – народ такой. По-русски ни в зуб ногой толкнуть, а тоже автономии просят. Водку из молока делают, а, поди-ка, чать, себя тоже людьми считают.

РАЗДЕЛ I Варшава – город такой был. Сейчас в бегах находится [448].

Варфоломеевская ночь – иркутские события в Париже [449].

Веречумб руляля – слово такое. Может быть, что-нибудь и значит. Мы не знаем.

тоВариЩи ФЁдорЫ-стратиЛатЫ [450] аМУрсКоЙ оБЛасти!

Выходит, что наши-то именины [451] в нонешнем году – кошка съела! После 31-го января велено считать сразу 14 февраля [452], а 8-е-то, оказывается, Митькой звали! И получается, что не только никаких «технических надобностей» в этом году нам не испробовать, но даже и пирог с кетой упразднён без остатка.

Ленину-то хорошо! Он правит именины и на Николая [453], и на Владимира (так уже полагается для всякого городничего на Руси), а тут в кои-то веки задумаешь раз в год удовольствие себе и товарищам доставить, ан, глядь, фигу получаешь.

Товарищи Фёдоры-Стратилаты Амурской области! Что мы за Касьяны [454] им такие дались! Давайте протестовать, товарищи! Легко сказать, ведь так и собственный возраст перепутать недолго. Как считать года без именин? Ну, который теперь мне год? Чёрт его знает, который! Может быть, тридцать седьмой [455], а может быть назад считать надо. Положение!

Фёдору Мухину [456] оно ладно, он теперь каждый день именинник, а нам-то каково? А пирог-то?

Углублять – углубляй [457], это дело не наше. Разгоняй Учредилку [458], мирись с Вильгельмом [459] – это всё ерунда! Но именины – не тронь! Это тебе не частный банк! [460] Товарищи Фёдоры-Стратилаты всех волостей и города Благовещенска! Соединяйтесь! Давайте или контрреволюцию, или складчину устроим!

САТИРА

–  –  –

«Пусть осмелится сейчас кайзер послать свои полки на нашу революционную Россию! Мы глубоко убеждены, что таких полков он не найдёт, а если, паче чаяния [461], таковые окажутся, то их будет так мало, что он не осмелится и подумать об этом – порукой этому революционные события в Германии».

–  –  –

Сверхбуржуйский инструмент И антидемократичный.

Трём буржуйкам неприличный Сколлонтаить [465] комплимент.

Там – слетать в один момент

В Сахалян [466], насчёт махорки:

Всех таможных распушить На шестьсот четыре корки;

В Сахаляне совершить Возлиянье мало-мало (Но тихонько – без скандала, Ибо там есть бамбучок, Крепко связанный в пучок);

Возвратишься – надо снова За работу: постового За “продажность” разнести, Кой кому постукать в темя;

Не успеешь в смак войти, – Глядь – идти на обыск время, Кончишь – выйдешь на базар Посмотреть насчёт порядку, А спина – гудёт с устатку!

Глядь – уж время на пленар [467].

Там – кричать и долго хлопать, Аж всю ночь зудит рука, А на речь меньшевика Крик поднять, ногами топать.

За день с ног валишься ты.

Ляжешь спать. А спозаранок Снова начинай с семянок!

Вот какие тяготы!

Подождите малость, други!

Время ль думать тут о плуге!

Мы и так уже с натуги Надорвали животы!»

Раздел «Сатира» – самый объёмный в книге, что естественно, так как Ф.И. Чудаков – прежде всего и по преимуществу писатель-сатирик.

Количество созданных им сатирических произведений существенно превышает число всех иных произведений, вместе взятых.

Чаще всего Чудаков обращался к жанру фельетона, реже писал сатирические стихотворения, однако в его творческом наследии есть также басни, анекдоты, сатирические рассказы, разного рода прозаические и стихотворные миниатюры. В данный раздел включены произведения почти всех этих жанров. Сатира Ф. Чудакова представлена в издании сравнительно полно, но, разумеется, не исчерпывающе. В одних случаях отсутствие ряда произведений объясняется тем, что удалось найти не все номера некоторых периодических изданий («Зея», «Эхо»), в других – выбором составителя, отдававшего предпочтение наиболее выразительным в художественном плане текстам.

Структура раздела определяется последовательностью периодических изданий (газет и журналов), в которых печатался Ф. Чудаков.

Первый же (из восьми) подраздел включает произведения, вошедшие в единственный сатирический сборник Чудакова «Шпильки» (1909).

Внутри подразделов произведения располагаются хронологически, в порядке их публикации. Исключением из этого правила являются многочастные произведения («Момус на Амуре», «Песнь о Кульдурском ключе», «Песни Дятла, беспартийного» и т.д.), публиковавшиеся в нескольких номерах. В таких случаях действует иной принцип: произведения эти печатаются в цельном виде, а отправной точкой является тот номер периодического издания, в котором начиналась публикация данного текста.

Раздел «Сатира» прокомментирован более основательно, чем все иные, в силу того, что наибольший историко-литературный и художественный интерес представляет именно сатирическое наследие

КОММЕНТАРИИ

Ф. Чудакова, вполне соотносимое с произведениями лучших российских сатириков начала XX века.

1. «шпиЛьКи»

Произведения, включенные в данный раздел, печатаются по изданию: Язва. Шпильки: Сборник стихотворений. Благовещенск: Издал Д. Челеби. Типография т-ва Б.С. Залеский и Ко, 1909. 31 с.

После ареста в Благовещенске в самом начале 1909 г. бежавшего из енисейской ссылки Ф. Чудакова и отбытия им шестимесячного заключения в местной тюрьме («на горке»), он под одним из самых известных своих псевдонимов Язва выпустил небольшой сборник стихотворных фельетонов. Как и изданный в том же 1909 г. в Благовещенске поэтический сборник Босяка (Ф. Чудакова) «Пережитое», «Шпильки» до недавнего времени считались утраченными. После выхода сборника фельетонов против автора и издателя возбудили судебное преследование, длившееся несколько лет. Газета «Амурский листок» в номере за 14 февраля 1912 г. (№ 1090), в разделе «Хроника» сообщала читателям: «Литературное дело. Дело о привлечении к ответственности автора брошюры “Шпильки” – Язвы и издателя её Д.А. Челеби следствием закончено и передано прокурору I участка». Как следствие, в 1913 г. Чудаков отбыл в благовещенской тюрьме ещё несколько месяцев.

Сразу после выхода сборник «Шпильки» он был изъят из обращения и бесследно исчез. Спустя годы Чудаков рассказывал об этом с присущим ему чувством юмора: «Главному управлению по печати так понравился сборник “Шпильки”, что оно через прокурора распорядилось приобрести всё издание для нужд правительства и тщательно сохранять его в архивах жандармского управления. Приобретение состоялось, как говорится, “даром”, ибо денег автору не заплатили, но так как всё-таки было неловко ничего не платить, то автору дали в виде единовременного пособия шесть месяцев тюрьмы» (Дятел, беспартийный. 1918. № 3. С. 8).

«Шпильки» нашлись спустя ровно век – в 2009 году. Владельцем раритета оказался благовещенский коллекционер Сергей Николаевич Лафин, который, по его словам, адресованным автору этих строк, приобрёл сборник Чудакова года за три до этого. «Шпильки» были переплетены вместе с ещё одной редкой книгой – «Осада Благовещенска и взятие Айгуна» (Благовещенск, 1901), автором которой является редакториздатель «Амурской газеты» А.В. Кирхнер (1860–1903). Ранее эта искусственно сдвоенная книга находилась в личной библиотеке жителя г. Зея Амурской области Василия Андреевича Ланкина (о чём свидетельствует экслибрис на титульном листе). Сведений о том, каким образом, когда и от кого она попала к нему, найти не удалось. По признанию С.Н. Лафина, он не придавал особого значения своему приобретению, так как

КОММЕНТАРИИ

не предполагал, что «Шпильки» считаются утраченными. Литературнокраеведческой сенсации предшествовала цепочка и случайных, и закономерных обстоятельств. Всё началось с того, что в 2009 г. автору этих строк предложили написать главу о литературной жизни Приамурья для книги о дореволюционном Благовещенске. В этой главе и было упомянуто, что сборник «Шпильки» пока не обнаружен. Затем рукопись главы попала к одному из редакторов книги – Андрею Александровичу Гаршину, а он вспомнил, что некоторое время назад видел сборник Чудакова, когда по просьбе редколлегии С.Н. Лафин приносил книгу Кирхнера. Таким образом всё «сцепилось», и открытие состоялось. Вскоре после этого копия уникального издания была передана коллекционером автору данных комментариев, и о находке было рассказано в статье: Урманов А.В.

«Шпильки» нашлись! (Об одной литературной сенсации) // Амур: Литературный альманах БГПУ. № 8. Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2009.

С. 59–66. К статье прилагалась подборка фельетонов из сборника Язвы.

После кончины С.Н. Лафина (ноябрь 2010 г.) сборник «Шпильки»

перешёл его наследникам и в настоящее время хранится в частной коллекции.

«Шпильки» включают 17 произведений. Помимо 9 представленных в данном разделе текстов, это: «Куманёк, побывай у меня (Международная песня на мотив “камаринского”)», «Частушка», «Из Кузьмёнка (Перевод с малороссийского)», «Весёлый жанр», «Свобода совести», «Табачная скорбь», «Мухи», «Сон безработного шаха». Почти все произведения (за исключением стихотворения «Светлана») имеют ярко выраженную сатирическую направленность. На это указывает и псевдоним, под которым автор выпустил книгу, – Язва, а также название сборника. По Далю, шпилька в одном из прямых значений – «спица, остроконечный прут», «род острого гвоздочка»; в переносном – «намёк, либо наветка, обиняк, укор, попрёк, колкое словцо». Современный словарь даёт следующее толкование: «Колкое, язвительное замечание, колкость». Колкость, язвительность – отличительные черты стиля «Шпилек». Самый любимый, наиболее органичный для Чудакова жанр – стихотворный фельетон, остро злободневное художественно-публицистическое произведение сатирической направленности, как правило, предназначенное для публикации в газете или журнале. По складу характера и темпераменту, по бескомпромиссной гражданской позиции, по художественному дарованию, наконец, Чудаков был прирождённым фельетонистом. Его талант расцветал в те годы, когда в России появилась целая плеяда блестящих сатириков – А. Аверченко, Н. Тэффи, Саша Чёрный и др., когда издаваемый в Петербурге еженедельный сатирический журнал «Сатирикон» (1908–1914) стал одним из самых популярных в стране периодических изданий. Лучшие из «шпилек» Чудакова ничем не уступают произведениям, печатавшимся в «Сатириконе».

КОММЕНТАРИИ

СКАЗАНИЕ ОБ ИСААКИИ-ВИТЯЗЕ

Язва. Шпильки: Сборник стихотворений. Благовещенск: Издал Д. Челеби. Типография т-ва Б.С. Залеский и Ко, 1909. С. 3–4.

1909 год – это разгар реакции, наступившей после поражения первой русской революции. Это было время, когда власть видела в независимой печати источник опасного вольномыслия, от которого один шаг до революционной крамолы, а потому применяла целый комплекс мер давления на свободное слово: драконовскую цензуру, экономическое удушение независимых печатных органов, административное воздействие, судебное преследование редакторов и авторов. Впрочем, журналистов, писателей, готовых рисковать своим положением и своим благополучием ради сохранения верности идеалам свободы, оставалось к тому времени не так уж много. Особенно это касалось отдалённой провинции, где административное давление на прессу было более грубым, а вмешательство в её дела – более бесцеремонным, чем в столице или крупных городах европейской России. Саша Чёрный писал об этом времени в стихотворении «Отбой» (1908):

По притихшим редакциям, По растерянным фракциям, По рутинным гостиным, За молчанье себя награждая с лихвой,

Несётся испуганный вой:

Отбой, отбой, Окончен бой, Под стол гурьбой!

Реакция затронула все стороны российской действительности, жестоко ударив по демократическим иллюзиям, смертельно напугав большую часть либеральной интеллигенции. Общественную атмосферу того времени определяли растерянность и отчаяние, вызванные потерей веры в возможность демократического обновления общества. Завинчивание идеологических гаек, судебные и административные преследования, жёсткий цензурный намордник, давление официоза были столь сильны, что немало представителей интеллигенции, в том числе творческой, отрекались от прежних идеалов и убеждений. Но гораздо больше было тех, кто занял выжидательную позицию, кто не решался высказывать свои политические взгляды, а тем более действовать в соответствии с ними. Откликом автора «Шпилек» на эту общественную ситуацию, на нежелание российской интеллигенции открыто отстаивать свою гражданскую позицию явилось «Сказание об Исаакиивитязе». В этом стихотворном фельетоне Чудаков аллегорическим

КОММЕНТАРИИ

сюжетом отвечает на приведённый в эпиграфе вопрос из газетной передовицы. Интеллигенцию в произведении представляет витязь, оказавшийся на политическом распутье, не знающий, что выбрать – терновый венец, сытый покой мещанина или борьбу против правды и света.

1. Крушеван Павел Александрович (1860–1909) – журналист, прозаик, публицист праворадикального толка, известный как активный черносотенец, депутат II Государственной думы.

2. Пуришкевич Владимир Митрофанович (1870–1920) – политический деятель ультраправого толка, монархист, черносотенец, один из лидеров организации Союз русского народа, создатель Союза русского народа имени Михаила Архангела, депутат II, III и IV Государственной думы.

СПЯЩИЙ КРАСАВЕЦ

Язва. Шпильки: Сборник стихотворений. Благовещенск: Издал Д. Челеби. Типография т-ва Б.С. Залеский и Ко, 1909. С. 4–5.

Один из традиционных для «прогрессивной» русской литературы периода реакции (в том числе для авторов журнала «Сатирикон») объектов сатирического изображения – сонный российский обыватель, равнодушный к тому, что происходит в стране, безучастный к настоящему искусству, к высоким общественным идеалам, требующим от него жертвенного служения. Обыватель, предпочитающий услаждать свои зоологические инстинкты и примитивные вкусы, находящийся в состоянии духовного анабиоза. В «Сатириконе», к слову сказать, по мере нарастания реакции тема разоблачения сытого и сонного царства мещанства вышла едва ли не на первый план. Российский обыватель, погрузившийся в мёртвую спячку, не желающий принимать участие в общественнополитической жизни страны, стал постоянной мишенью для сатириков.

А. Аверченко писал: «Теперь вся Великая Россия сквозь сон извивается в смертельной нудной тоске» (Сатирикон. 1909. № 35. С. 3).

Позиция автора «Шпилек» в этом вопросе максимально близка сатириконовской. Качества, которые Чудаков наблюдал у большинства российских, в том числе амурских, обывателей (равнодушие, холопство, отказ от всего возвышенного, склонность к низменным удовольствиям), вызывали у него острое неприятие. Одно из первых его произведений на эту тему – фельетон «Спящий красавец».

СКОЛЬКО ИХ!..

Язва. Шпильки: Сборник стихотворений. Благовещенск: Издал Д. Челеби. Типография т-ва Б.С. Залеский и Ко, 1909. С. 6–7.

КОММЕНТАРИИ

Нельзя не отдать должное гражданскому мужеству автора «Шпилек» – беглого ссыльного, находящегося в Благовещенске под гласным надзором полиции, только что выпущенного из тюремной камеры.

Ф. Чудаков не мог не осознавать, что от того, насколько лояльно он ведёт себя по отношению к существующему порядку, напрямую зависело его благополучие, благополучие семьи, возможность заниматься любимым делом, его свобода, наконец, да и вся его дальнейшая судьба.

Стихотворный фельетон «Сколько их!..» – пожалуй, самая политически острая шпилька Ф. Чудакова. И дело не только в том, что произведение это оппозиционно по своему характеру. Самое чувствительное и самое неприемлемое для цензуры и в целом для власти (особенно – провинциальной, губернской) то, что в стихотворении подвергнуты осмеянию конкретные, названные поимённо, государственные мужи (за что Чудакову и придётся расплатиться, как отмечалось выше, новым тюремным сроком).

Столичным периодическим изданиям провести через цензуру подобные материалы было значительно проще. Так, в 1908–1909 гг. едва ли не все номера «Сатирикона» содержали язвительные намёки, а иногда и прямые выпады, направленные против государственной политики силового «успокоения» России, против той твёрдой внутриполитической линии, идеологом и главным проводником которой был премьер Столыпин. Из номера в номер журнал давал иронические и сатирические портреты администраторов-усмирителей, имена которых, благодаря прежде всего либеральным печатным органам, были широко известны на Руси. Объектом язвительных уколов сатириконцев часто становились наделённые в условиях непрекращающихся революционных беспорядков чрезвычайными полномочиями градоначальники и военные губернаторы, действующие в наиболее неспокойных российских регионах. Некоторые из них, прежде всего военные люди, генералы, воспринимались общественностью как диктаторы. С точки зрения российских «прогрессивных» кругов, самые одиозные администраторы этого типа: генерал-майор Думбадзе (Ялта), генерал-лейтенант Толмачёв (Одесса), генерал от инфантерии Меллер-Закомельский (Рига), князь Горчаков (Вятка). Репутация этих «столпов» правительственного порядка на страницах «Сатирикона», как говорится, не просыхала, к ним было приковано повышенное внимание авторов журнала (См. об этом: Евстигнеева Л.А. Журнал «Сатирикон» и поэты-сатириконцы.

М.:

Наука, 1968). Так, А. Аверченко писал об усмирении крестьян в Вятке.

По распоряжению генерал-губернатора князя Горчакова, их «прогоняли сквозь строй стражников с нагайками… Били в трёх случаях: до уплаты недоимок, во время уплаты и после уплаты. Народному ликованию не было конца» (1909. № 8. С. 11). В другом номере журнала рассказывалось о том, как в Калугу явился одессит с предложением помеКОММЕНТАРИИ няться генерал-губернаторами. Изумлённые калужане ответили: «Да ведь у нас тот самый, Вятский», имея в виду скандальное прошлое теперешнего своего генерал-губернатора Горчакова. Но одессит продолжал уговаривать, в полной уверенности, что хуже их градоначальника Толмачёва не бывает. О порядках, которые царили в Одессе при Толмачёве, рассказывал А. Аверченко. Герой его «Испытанных средств» – одесский обыватель Недобитов, у которого после усмирения по методу генерал-губернатора Толмачёва голова пробита железной палкой.

Как объясняет Недобитову врач, «это хирургический отдел трепанации мозговых функций фармакопеи, согласно пункта девятого, первого раздела статей об усиленной охране» (1909. № 1. С. 2–3).

Ф. Чудаков выступил в своём стихотворном фельетоне «Сколько их!..», на первый взгляд, как типичный сатириконец. По крайней мере, произведение показывает, что амурский автор являлся постоянным читателем петербургского еженедельника и в целом разделял его позицию. Однако лишь до определённой черты. Отнести Ф. Чудакова всецело к лагерю либеральной столичной интеллигенции нельзя. Да, как и авторы «Сатирикона», он упоминает всё тех же одиозных столыпинских администраторов-усмирителей – Горчакова, Толмачёва, МеллерЗакомельского, Думбадзе. О первых трёх говорится в построчных комментариях к фельетону, о последнем, Думбадзе, есть необходимость сказать подробней.

Итак, один из персонажей произведения, узник острога, представляется: «– Я Думбадзии счастливой / Горемычный гражданин!» Никакой Думбадзии в составе Российской империи, конечно же, не было.

«Счастливой» Думбадзией, которую населяют «горемычные граждане», Ф. Чудаков остроумно называет Ялту – в период, когда её градоначальником был полковник (с 1907 г. – генерал-майор) Думбадзе. Иван Антонович Думбадзе (1851–1916) – известный административный деятель правых взглядов. На должность градоначальника полковник был назначен осенью 1906 г., в самый разгар революционных беспорядков. С первых же дней он заслужил репутацию твёрдого монархиста и непримиримого противника погромщиков и революционеров всех мастей. Стремясь на корню пресекать не только прямые антиправительственные выступления, но и малейшие проявления политического вольнодумства, Думбадзе действовал по-военному решительно и жёстко, не всегда считаясь с существующими юридическими нормами, без оглядки на общественное мнение (которое в ту пору было почти сплошь либеральным). Он создал в Ялте режим личного контроля едва ли не над всем происходящим, превратив город фактически в свою вотчину, в подобие государства в государстве. Журнал «Сатирикон» язвил по этому поводу: «– Вы русский подданный? – Нет, ялтинский» (1908. № 9. С. 15). Либеральные круги ненавидели ялтинского

КОММЕНТАРИИ

градоначальника, «прогрессивная» пресса травила его или, в лучшем случае, иронизировала. Так, в № 4 за 1908 г. «Сатирикон» поместил выразительную телеграмму: «Генерал Думбадзе выслал в 24 часа из Ялты свою собственную шинель за ношение красной подкладки». Революционеры ультимативно требовали от Думбадзе подать в отставку, угрожая ему смертью. На эту угрозу градоначальник ответил: «Я уже собирался подать в отставку и даже рапорт заготовил по этому поводу, но теперь остаюсь на службе и докажу на деле, что никаких угроз не боюсь и остаток дней своей жизни посвящу на службу Царю и Родине».

В феврале 1907 г. на Думбадзе было совершено покушение, но брошенная бомба лишь контузила его. Организатором покушения был Пётр Войков, в будущем один из убийц царской семьи. Несмотря на шумные газетные скандалы, которые сопровождали «диктаторские» поступки ялтинского градоначальника, это не сказалось негативно на его карьере, в чём, видимо, не последнюю роль сыграло личное расположение к Думбадзе Николая II. В одной из бесед со Столыпиным, касаясь событий 1905–1907 гг., император заметил: «Беспорядки, я думаю, были бы невозможны, если бы у власти стояли люди более энергичные и смелые. Если бы у меня в те годы было несколько таких людей, как полковник Думбадзе, всё пошло бы по-иному».

Разумеется, социалисту-революционеру, беглому ссыльному Ф. Чудакову всё виделось тогда совершенно иначе. Убеждённый противник царизма, он по определению не мог быть на стороне рьяного слуги самодержавия, ни при каких условиях не мог принять его сторону или хотя бы с уважением отнестись к его гражданской позиции. Взгляды автора «Шпилек» в этом отношении максимально сближаются со взглядами либеральной столичной интеллигенции.

Однако, если сатириконцы главный акцент делали на ущемлении градоначальником Думбадзе и другими высокопоставленными чиновниками гражданских свобод, на подавлении политического инакомыслия, то есть на действиях, которые наносили ущерб преимущественно левым политическим партиям, радикальной и либеральной интеллигенции, то Чудаков заостряет внимание на другом: по его мнению, от самодурства и произвола властей страдает прежде всего простой народ, «люди в серых армяках». Причём, по мнению автора стихотворения «Сколько их!..», жертвами жестокого административного насилия становятся не только подданные нескольких находящихся в центре общественного внимания градоначальников и генерал-губернаторов, а буквально всё население обширной Российской империи. В тюремном остроге (этот образ является предельно обобщённым) оказались собраны представители простого народа из Финляндии, Польши, Украины, Прибалтики, Пензы, Перми, Вятки, Рязани, Суздаля, Ярославля, Пошехонья, Тамбова, Северного Кавказа, Ялты, Сибири, Приамурья… Иначе

КОММЕНТАРИИ

говоря, по Чудакову, вся Россия – не чаемый Чеховым «вишнёвый сад», а один большой острог, вселенский «дом печалей».

3. Цепью палей – то же, что палов (от «паль» – устаревшей формы слова «пал»), то есть цепью выжженных мест.

4. Армяк – верхняя долгополая распашная одежда из домашнего сукна, которую носили в прошлом русские крестьяне. Ко времени создания произведения Ф. Чудакова (1909) образ человека в сером армяке воспринимался культурным читателем как реминисценция, за которой тянется шлейф узнаваемых литературных ассоциаций. См., например, стихотворение А. Блока «Барка жизни встала…» (1904): «Песни и тревога / На пустой реке. / Входит кто-то сильный / В сером армяке».

5. Неточная цитата из сатирической поэмы А.К. Толстого «История государства Российского от Гостомысла до Тимашева» (1868): «Послушайте, ребята, / Что вам расскажет дед. / Земля наша богата, / Порядка в ней лишь нет…»

6. Меллер-Закомельский Александр Николаевич (1844–1928) – барон, генерал от инфантерии, с 1904 г. – командующий корпусом. Во время первой русской революции участвовал в подавлении восстания матросов в Севастополе (1905), возглавлял карательную экспедицию на Транссибирской железной дороге. В 1906–1909 гг., занимая должность временного генерал-губернатора Прибалтийского края, принимал жёсткие меры в борьбе с революционным движением. С 1918 г. в эмиграции.

7. Толмачёв Иван Николаевич (1863–1931) – генерал-лейтенант. В годы первой русской революции, являясь начальником экспедиционного отряда, отличился решительной борьбой с революционными организациями в Кутаисской губернии.

В декабре 1907 г. по личному настоянию премьер-министра П.А. Столыпина был назначен одесским градоначальником. В этой должности покровительствовал правомонархическим организациям города. По словам С.Ю. Витте, премьерминистра в 1903–1906 гг., политика Толмачёва, «с особенной силой преследовавшего евреев», вызывала к нему ненависть левых и либералов. Вслед за убийством Столыпина (1911) Толмачёв был отправлен в отставку. После революции эмигрировал из России.

8. Горчаков Сергей Дмитриевич (1861–1927) – князь, известный государственный деятель. В июне 1906 г. был назначен вятским губернатором. На этом посту проявил твёрдость и решительность, особенно при подавлении революционных выступлений. А это, в свою очередь, не могло не вызвать к нему неприязни со стороны либеральной интеллигенции. В 1907 г. на губернатора покушался бывший гимназист И.М. Левитский. В 1909 г. Горчаков был назначен калужским губернатором и пробыл в этой должности шесть лет.

КОММЕНТАРИИ

9. Гельсингфорс – шведское название Хельсинки, столицы Финляндии, в то время входившей в состав Российской империи.

10. Эльборус – то есть Эльбрус, гора на Кавказе, на границе Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, самая высокая горная вершина России.

11. В старину жителей почти каждого региона России соседи награждали меткими прозвищами, определявшими некую общую особенность населения. Так, торговавшие в основном лаптями пензяки получили прозвище «толстопятые» – из-за того, что лапти у них были не такие, как у прочих, а с особой, двойной пяткой и потому очень удобные в носке и долговечные.

12. Вообще-то широкое распространение и всероссийскую известность получило иное шутливое прозвище коми-пермяков: «пермяк – солёны уши». Нужда заставляла пермяков ходить лесными тропами за две-три сотни километров к соляным заводам, что были расположены на реке Каме в районе города Соликамска, чтобы там закупать соль на целый год для всей семьи. Закинув за плечи мешок с солью, пермяк пешком возвращался обратно. За время долгого пути соляная пыль от мешка оседала у него на ушах. Отсюда, по преданию, и пошло название «пермяк – солёны уши».

13. Тароватый – щедрый, расточительный.

14. Шутливое выражение ярославский водохлёб появилось из-за особого пристрастия жителей Ярославля к чаепитию. Доступность воды хорошего качества из Волги и её притоков, зажиточность горожан сделали обильное чаепитие у самовара с баранками и пряниками традицией каждой семьи – от купцов до простых крестьян и ремесленников.

15. Толоконник – любитель толокна, овсяной муки, употребляемой крестьянами в пищу с водой или молоком.

16. Богомаз – неискусный иконописец. Именно к суздальским богомазам принято относить известную пословицу об иконах: «Годится – молиться, не годится – горшки покрывать».

17. Балахонник – тот, кто носит балахон; бедный крестьянин (обычно с оттенком пренебрежительности). Пошехонье – небольшой город, административный центр Пошехонского района Ярославской области.

В широком смысле, Пошехонье – местность по реке Шексне (прежде – Шехоне).

18. Саламатник – любитель саламаты, то есть жидкой каши из муки с маслом или салом.

ЭСТЕТЫ Язва. Шпильки: Сборник стихотворений. Благовещенск: Издал Д. Челеби. Типография т-ва Б.С. Залеский и Ко, 1909. С. 7–8.

КОММЕНТАРИИ

19. В экземпляре «Шпилек», обнаруженном в 2009 г. в одной из частных коллекций Благовещенска (об этом говорилось выше), от руки (возможно, автором) вписана фамилия этого врача – Таубер. Очевидно, имеется в виду Таубер Яков Леонтьевич (Таубер-Шмуль Яков Вульфович) – в 1910-е гг. коллежский советник, городовой врач областного врачебного управления, член уездного присутствия по воинским делам, казначей и председатель благовещенского общества врачей.

Вообще же врачи, тем более названные по имени, крайне редко становятся объектом сатирического изображения в творчестве Ф. Чудакова. Самый выразительный пример произведения подобного рода – опубликованный в газете «Амурский край» в 1910 г. фельетон «В кривом зеркале» (первая его часть – «Собака и хозяин»), где выведен «шейный»

доктор Прошьянц, который, по словам сатирика, «…не выправляет / И совсем не лечит – / Только “костыляет” / И слегка калечит» (см. коммент. к этому фельетону).

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ПЕСЕНКА

Язва. Шпильки: Сборник стихотворений. Благовещенск: Издал Д. Челеби. Типография т-ва Б.С. Залеский и Ко, 1909. С. 10–11.

«Колыбельная песенка» Язвы – одна из многочисленных в русской демократической литературе конца XIX – начала XX вв. сатирических переделок стихотворения М.Ю. Лермонтова «Казачья колыбельная песня» (1838): «Спи, младенец мой прекрасный, / Баюшки-баю. / Тихо смотрит месяц ясный / В колыбель твою….»

20. Квартальный (квартальный надзиратель) – с 1782 г. до середины XIX в. должностное лицо городской полиции, следившее (надзиравшее) за порядком в определённом квартале.

21. Чёрная сотня – в данном контексте обобщённое название правоэкстремистских националистических организаций, существовавших в дореволюционной России.

22. Турухан (Туруханский край) – историческая область в Восточной Сибири (ныне северная часть Красноярского края), присоединённая к России в конце XVI – начале XVII вв. В XIX–XX вв. этот суровый край стал местом ссылки, где отбывали свой срок декабристы (Н.С. БобрищевПушкин, Ф.П. Шаховской), большевики (Я.М. Свердлов, И.В. Сталин) и т.д. Турухан (его окрестности) был местом ссылки и Ф.И. Чудакова.

ГоГоЛЕВсКиЙ ЮБиЛЕЙ Язва. Шпильки: Сборник стихотворений. Благовещенск: Издал Д. Челеби. Типография т-ва Б.С. Залеский и Ко, 1909. С. 11–12.

КОММЕНТАРИИ

23. Это стихотворение Ф. Чудакова органично вписывается в русло сатирической традиции начала XX столетия. Не раз использовал юбилеи известных писателей как повод для обличения лицемерия государственной политики и официозной прессы петербургский «Сатирикон».

Специальные номера этого журнала были посвящены юбилеям Толстого, Чехова, Гоголя. Самый яркий и острый из них – 12-й (гоголевский) номер за 1909 г. На его обложке – рисунок известного карикатуриста Ре-Ми (Николая Ремизова) «В участке». Изображённый там городовой ждёт указаний от начальства по поводу столетнего юбилея автора «Мёртвых душ»: «Ваше благородие! На Толстого приказывали не пущать, на Суворина – тащить... Как теперь прикажете?» Как это ни парадоксально, «на Гоголя», казалось бы, крайне неудобного для неё, власть посчитала необходимым народ «тащить». В ряде материалов гоголевского номера проводится мысль, что государство использует авторитет русских классиков в собственных интересах – ради «освящения» существующего порядка. Пышные официальные торжества по случаю юбилеев стали для самодержавия способом препарирования, извращения творческого наследия великих авторов, формой выхолащивания из их произведений подлинного идейного смысла. В центральном материале гоголевского выпуска – «Юбилейной газете» – с помощью остроумного обыгрывания «Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», «Шинели», «Мёртвых душ», авторы «Сатирикона» демонстрируют неувядающую актуальность произведений Гоголя. Юмористически и сатирически переиначивая классические гоголевские сцены и образы, сатириконцы превращали их в средство обличения современных российских порядков. Чудаков и здесь, обращаясь к той же самой теме, что и сатириконцы, расставляет иные смысловые акценты.

Он пишет о непреодолимой пропасти, которая пролегает между «сливками общества», то есть господствующим классом, интеллектуальной элитой страны, и простым народом. А причина этого разрыва, как считает автор шпильки, – слепота, глухота, нечувствительность к народным страданиям, непонимание чаяний «младших братьев».

Но самое главное – вошедшее в плоть и кровь российской интеллигенции лицемерие, заставляющее её «с умиленным, елейным лицом» вести «игру», ломать «комедию», принимая участие в казённых официозных празднествах. В представлении рабочих, ждущих от просвещённой части общества не пустого трезвона, а «хлеба насущного» (не только в буквальном смысле, разумеется), российская интеллигенция, источающая в угоду власти приторный елей, создающая «шумиху уродскую» вокруг очередного писательского юбилея, «от жиру бесится».

КОММЕНТАРИИ

–  –  –

Большинство шпилек были реакцией на события текущей политической жизни страны и (реже) мира. В них автор, сторонник эсеровских (и – шире – левых, революционно-демократических) взглядов, высмеивал своих идейных противников: лидеров и представителей консервативных, черносотенных, а также буржуазно-либеральных (кадеты, октябристы) партий, одиозных депутатов Государственной думы, недальновидных и корыстных чиновников.

Выбор тем для фельетонов и фактов реальной действительности, на которых они основывались, несёт на себе отпечаток личности автора.

Так, Ф. Чудаков не оставлял без насмешливо-язвительных комментариев правительственную политику, направленную на реализацию планов премьер-министра П.А. Столыпина по разрушению общинного устройства крестьянской России. Являясь по своим взглядам сторонником эсеровской партии и предлагаемой ею земельной программы, суть которой – укрепление и развитие коллективных, кооперативных, общинных форм общественного и экономического устройства страны, автор «Шпилек» подвергает саркастическим насмешкам депутатов III (октябристской по составу) Государственной думы, поддержавших планы Столыпина. Этой теме и посвящён фельетон «Подвиг». Центр тяжести в нём, в полном соответствии с законами жанра, перемещён с непосредственного описания событий на их осмысление и анализ, а это немыслимо без выражения собственной позиции – прозрачной и недвусмысленно ясной. А так как позиция сатирика радикально расходилась с позицией органов государственной власти, произведение становилось уязвимым и в цензурном отношении, и с точки зрения возможной реакции административных и судебных инстанций, а также полицейского и жандармского ведомств. Из-за включения Ф. Чудаковым в состав сборника фельетонов, подобных язвительному «Подвигу», судьба «Шпилек»

(как и участь их автора) и не могла быть иной, благополучной.

24. Таврический дворец в Санкт-Петербурге – выдающееся произведение русского классицизма конца XVIII в. Построен в 1783–1789 гг. по указанию Екатерины II для её фаворита, светлейшего князя Г.А. Потёмкина (Таврического). В начале 1900-х гг. в Таврическом дворце размещалась Государственная дума.

25. Минотавр – по греческому преданию, жившее на Крите чудовище с телом человека и головой быка, происшедшее от неестественной любви Пасифаи, жены царя Миноса, к посланному Посейдоном (в некоторых источниках Зевсом) быку. По преданию, она прельщала быка,

КОММЕНТАРИИ

забираясь в деревянную корову, сделанную для неё Дедалом. Минос скрывал Минотавра в построенном Дедалом Кноссийском лабиринте, куда ему бросались на пожирание преступники, а также присылаемые из Афин раз в восемь лет 7 девушек и 7 юношей (либо каждый год 7 детей). Афинский царевич Тесей, добровольно явившись на Крит в числе 14 жертв, убил Минотавра ударами кулака и при помощи влюблённой в него Ариадны (единоутробной сестры Минотавра – дочери Миноса и Пасифаи), давшей ему клубок ниток, выбрался из лабиринта.

ЗАКРЫТИЕ ПОРТО-ФРАНКО

Язва. Шпильки: Сборник стихотворений. Благовещенск: Издал Д. Челеби. Типография т-ва Б.С. Залеский и Ко, 1909. С. 23–24.

Порто-франко ( итал. porto franco – свободный порт) – порт, пользующийся правом беспошлинного ввоза и вывоза товаров. Порто-франко не входит в состав таможенной территории государства. Часто создаётся при сооружении нового порта с целью привлечения грузов и увеличения товарооборота. В Российской империи порто-франко существовало в Одессе, Феодосии, Батуми и Владивостоке.

Исходным началом в фельетонах Ф. Чудакова обычно выступает жизненный факт, от которого отталкивается сатирик. «Закрытие порто-франко» – реакция автора на решение правительственной комиссии якобы исключительно ради блага простого народа ликвидировать в Приамурье режим беспошлинной, не облагаемой таможенными сборами торговли. А это, понятно, могло привести только к одному – к существенному удорожанию импортных (прежде всего китайских) товаров, к обеднению их ассортимента и, следовательно, к снижению, в конечном счёте, жизненного уровня местного населения, того самого простого народа, о благе которого якобы неустанно пекутся высокие государственные мужи. Фельетон представляет собой воображаемый, виртуальный диалог, который ведут, с одной стороны, члены правительственной комиссии, объясняющие смысл своего явно лоббистского и по сути антинародного решения, а, с другой, «скептический голос», выражающий авторскую позицию. Объектом сатирического изображения в этом и ряде других фельетонов Чудакова («Размышления патриота», «Патриот» и др.) является такая чрезвычайно активная категория государственных деятелей, правительственных чиновников, думских политиков, которая в корыстных целях лицемерно разыгрывает беспроигрышную карту «патриотизма».

–  –  –

Спустя девять лет за подписью Фёдор Ч. автор перепечатал это чрезвычайно значимое для него произведение (единственное из сборника «Шпильки») в журнале «Дятел, беспартийный» (1918. № 3. С. 8–10), сопроводив «Светлану» следующим примечанием: «Это шутливое подражание В.А. Жуковскому было напечатано в сборнике “Шпильки”, изданном в Благовещенске в 1909 году. Главному управлению по делам печати (да будет ему земля пухом!) так понравился сборник “Шпильки”, что оно через прокурора распорядилось приобрести всё издание для нужд правительства и тщательно сохранять его в архиве жандармского управления. Приобретение состоялось, как говорится, “даром”, ибо денег автору не заплатили, но так как, всё-таки было неловко ничего не платить, то автору дали, в виде единовременного пособия, шесть месяцев тюрьмы. Автор был недоволен».

Сюжет стихотворения, построенного на перефразировании одноимённой баллады Жуковского, воссоздаёт обстоятельства, которые привели из Вятской губернии в Сибирь Варвару Протопопову – невесту ссыльного Дмитрия Чернышёва, а после его самоубийства в Благовещенске осенью 1908 г. – жену Ф. Чудакова.

При перепечатке стихотворения в «Дятле, беспартийном» автор внёс в текст несколько изменений: 1) строчки «Только гул шёл от саней, / Только ветер меж ушей» заменены на «Бурный ветер средь полей, / Отставая от саней»; 2) «Окружила чернота» – на «Окружает темнота»;

3) «И ночей суровых» – на «И ночей угрюмых»; 4) «Вся в поту, дрожа слегка» – на «В страхе, вскрикнувши слегка». Кроме того, заменённую при первой публикации (очевидно, по цензурным причинам) точками строфу автор в 1918 г. не восстановил (забыл?), точки же снял. И, наконец, в конце стихотворения, ниже строки «(Продолжение известное)», автор добавил ещё одну: «(Учительское)», тем самым косвенно подтвердив, что стихотворение посвящено его жене. Как известно, после бегства Д. Чернышёва и Ф. Чудакова из Енисейской губернии в Благовещенск Варвара Протопопова (Чудакова) учительствовала, в том числе, в гимназии им. Л.Н. Толстого.

27. Урядник – 1) нижний чин уездной полиции в России в 1878– 1917 гг., ближайший помощник станового пристава; 2) унтерофицерское звание в казачьих войсках. В данном поэтическом контексте, скорее всего, слово употреблено в первом значении.

28. См. коммент. к стихотворению «Колыбельная песенка».

КОММЕНТАРИИ

29. Акатуй – в данном контексте село в Забайкальском крае, в котором до революции размещалась печально знаменитая Акатуйская каторжная тюрьма.

2. «КоЛЮЧКи»

«Колючки» – еженедельный (выходил по воскресеньям) «литературно-сатирический» журнал, издававшийся в Благовещенске в 1909–1910 гг. Официальный редактор-издатель – Александр Ильич Хворов, но фактически редакционную политику и направление журнала определял Ф.И. Чудаков. Объём первого и второго номеров – по 16 стр., третьего – 20, затем, после выхода сдвоенного четвёртогопятого, журнал стал 15–16-страничным (не считая страниц, занятых рекламой). Начиная со второго номера, в журнале появились рисунки, автор которых, скорее всего, Чудаков – по стилю, манере, исполнению они похожи на его рисунки в журнале «Дятел, беспартийный» (1918).

Название «Колючки», видимо, тоже придумал Чудаков, в том же 1909 г. издавший сборник стихотворных фельетонов с похожим заглавием

– «Шпильки». «Колючки» печатались в типографии Г.И. Клитчоглу – то есть там же, где в 1909 г. под псевдонимом Босяк вышел сборник стихов Ф. Чудакова «Пережитое».

На титульном листе всех номеров – эпиграф: «Колючка остра потому, что её никто не точит. Она остра сама по себе. Аварская пословица».

Здесь же объявление с ироническим подтекстом, свидетельствующее, что инициаторы издания не особенно надеялись на долгую жизнь своего «колючего» журнала: «ПОДПИСНАЯ ЦЕНА: на месяц – 40 к., на 3 мес. – 1 р. 20 к., на больший срок, ввиду могущих быть независящих от редакции обстоятельств, подписка принимается только от оптимистов и людей отчаянных». Судя по этому предуведомлению, сатирические «колючки» своим острием изначально обращены были к явлениям социально-политическим, а не частным, не бытовым. Общее направление журнала можно определить как революционно-демократическое, хотя в условиях реакции оно выражалось в полускрытой, несколько закамуфлированной форме. Однако эзопов язык помог мало – удалось выпустить лишь девять номеров журнала, точнее семь обычных и один (№ 4–5) – сдвоенный.

Большинство опубликованных в «Колючках» произведений (прозаические и стихотворные фельетоны, анекдоты, «пословицы», рецензии, лирические стихи, короткие «шпильки» и т.д.) написаны Ф. Чудаковым, выступавшим, как обычно, под разными псевдонимами: Босяк, Фёдор Ч., Я., Язва, Jasva и др.

КОММЕНТАРИИ

Журнал «Колючки» сыграл важную роль и в оживлении литературной жизни Приамурья начала 1910-х гг., и в становлении Ф. Чудаковасатирика.

–  –  –

31. Кунст и Альберс – торговый дом, основанный в 1864 г. немцами из Гамбурга Густавом Кунстом (1836–1905) и Густавом Альберсом (1838–1911) и имевший филиалы во всех крупных населённых пунктах российского Дальнего Востока. Универсальный магазин «Кунст и Альберс» в Благовещенске был построен в 1894 г. Образцом послужило здание московского ГУМа. История данного торгового предприятия с немецким капиталом в Благовещенске была завершена в начале советской эпохи, в 1920 г. В настоящее время в здании расположен Амурский областной краеведческий музей им. Г.С. Новикова-Даурского.

32. Не вполне точная (очевидно, ради рифмы к слову «роли») цитата из стихотворения Н. Некрасова «Надрывается сердце от муки…» (1863):

–  –  –

35. Стихотворный фельетон «Колдунья» строится на обыгрывании сюжета популярной в начале XX в. драмы-сказки Е.Н. Чирикова «Колдунья» (1907). В основе сюжета произведения Чирикова – история молодой женщины Амфеи, которая любит красавца и удальца Алексея, но выдана замуж за нелюбимого – тщедушного и инфантильного Ивана.

Амфея становится объектом домогательств своего свёкра – мельника, который пытается привязать её к себе приворотным зельем, изготовленным старой колдуньей. Болезненный Иван умирает, а мельник силой овладевает снохой. Злая колдунья берётся помочь старику избавиться от молодого соперника: она отправляет Алексея и Амфею в лес на поиск травы, которая якобы сделает юношу невидимым и позволит ему тайно встречаться с возлюбленной. Её тайный умысел состоит в том, чтобы обманом заключить их в волшебный круг, к которому колдунья собирается направить одержимого страстью и ревностью мельника. Однако из-за того, что Амфея в последний момент не решается снять с себя крестик, колдовские чары оказываются бессильны: влюблённые вырываются из круга и уходят в лес, чтобы там соединиться. В финале

КОММЕНТАРИИ

пьесы заставший их врасплох мельник убивает Алексея, а безутешная Амфея оплакивает своего любимого.

Очевидно, Босяк рассчитывал, что читателям «Колючек» драма Е. Чирикова известна, в противном случае эффект от остроумных перекличек произведений пропадает. Вся соль заключается именно в параллелях, в сопоставлениях.

36. Октябристы (Союз 17 октября) – право-либеральная политическая партия чиновников, помещиков и крупной торговопромышленной буржуазии, существовавшая в 1905–1917 гг. Партия представляла правое крыло российского либерализма, придерживаясь умеренно-конституционных взглядов. Название партии восходит к Манифесту, изданному Николаем II 17 октября 1905 года.

37. Дубровин Александр Иванович (1855–1921) – русский политический деятель крайне правого, черносотенного толка, один из основателей и руководителей Союза русского народа; издатель и редактор партийной газеты «Русское знамя».

38. Илиодор (в миру Труфанов Сергей Михайлович) (1880–1952) – скандально известный политический и духовный деятель начала XX в., иеромонах русской православной церкви, один из руководителей черносотенного Союза русского народа.

39. «Русское знамя» (1905–1917) – черносотенная газета, орган Союза русского народа, на страницах которого пропагандировались монархические идеи, критиковалась деятельность либеральных и лево-радикальных политических сил, публиковались антисемитские материалы. Газета выходила под девизом «За Веру Православную, Царя Самодержавного, Отечество нераздельное и Россию для Русских».

40. См. коммент. к шпильке «Сколько их!..»

41. Намёк на первую русскую революцию.

42. Кек-уок (кэк-уок, кекуок) (англ. cakewalk, буквально – прогулка с пирогом) – модный в начале XX в. танец американских негров под аккомпанемент банджо, гитары или мандолины, с характерными для рэгтайма ритмическими рисунками и синкопированным ритмом.

43. Безешка – поцелуй.

44. «Речь» – ежедневная газета, выходившая в 1906–1917 гг., центральный орган партии кадетов.

45. Булацели – в буквальном смысле – известный русский дворянский род; в данном контексте – обитатели подводного царства.

46. Морда – рыболовная снасть-ловушка, сплетённая из прутьев.

47. Милюков Павел Николаевич (1859–1943) – известный русский историк и социолог, публицист и политический деятель, один из организаторов и лидеров кадетской (конституционно-демократической) партии (официально – «партии народной свободы»), редактор её печатКОММЕНТАРИИ ного органа – газеты «Речь», депутат Государственной думы III и IV созывов.

48. Мережковский Дмитрий Сергеевич (1865–1941) – один из основателей русского символизма, известный русский прозаик, поэт, критик, историк, религиозный философ и общественный деятель.

49. Эсер – член партии социалистов-революционеров.

50. Речь идёт о Владимире Митрофановиче Пуришкевиче (1870–1920) – политическом деятеле крайне правого толка, монархисте и черносотенце, одном из основателей Союза русского народа и Союза Михаила Архангела. Пуришкевич, являвшийся депутатом Государственной думы II, III и IV созывов, приобрёл скандальную известность своими выходками на заседаниях Думы – в том числе петушиным криком с трибуны.

51. Имеется в виду законопроект о неприкосновенности личности, одним из основных разработчиков которого был Яков Георгиевич Гололобов (1855–1918) – известный государственный и политический деятель, депутат III Государственной думы, в которую он был избран как октябрист.

НА ТЕМУ ДНЯ Босяк (Колючки. № 4–5. 1909. 6 декабря. С. 4).

Стихотворный фельетон «На тему дня» посвящён громкому событию театральной и общественной жизни Благовещенска – постановке (и скорому, после двух представлений, снятию властями) в театре Общественного собрания спектакля по пьесе «Идея». Её автор – В.Л. Андриенко, сотрудник «Амурской газеты», «Амурского края», «Восточного вестника», «Далёкой окраины» и других благовещенских и владивостокских газет, публиковавший в них посредственные рассказы, драматические сцены, пьесы. Пьеса «Идея», постановка которой вызвала в городе большой резонанс и зрительский успех, имела подражательный характер – была создана по калькам символистских драм Леонида Андреева «Жизнь человека», «Царь Голод» и др.

В том же номере «Колючек», в котором опубликован фельетон Ф. Чудакова, есть и другие материалы, так или иначе касающиеся темы закрытия спектакля «Идея».

Так, уже на второй странице опубликовано написанное, скорее всего, Чудаковым объявление «От редакции»:

«Некоторые наши читатели просили нас отозваться чем-нибудь в этом номере на снятие “Идеи” со сцены.

На собранном по этому поводу редакционном собрании наш редактор-издатель произнёс такую речь:

КОММЕНТАРИИ

«Господа! По христианскому обычаю праздник Рождества Христова является желанным отдыхом для всякого труженика. Если вы находите, что я достаточно потрудился на ниве литературной и отдых на “горке” [имеется в виду благовещенская тюрьма, расположенная на возвышенности, на горке. – А.У.] мне необходим, то я готов!»

Редакция прослезилась от такого самоотвержения её руководителя и единогласно постановила:

«Ввиду того, что редакция “Колючек” составляет тесную семью, связанную самыми тесными узами литературного родства, почему празднование Рождества Христова в отсутствие главы этой семьи будет невесёлым и мрачным, – так что празднование может быть предпринято только полным составом редакции, – выяснить вопрос: где редакция находит более удобным праздновать: на горке или дома».

При обсуждении этого вопроса мнения разделились:

Господа Босяк и Proletaire категорически отказались от “горки”.

Прочие ничего против неё не имели, руководясь принципом: всё равно, рано или поздно.

Таким образом, вопрос остался открытым. В качестве компромисса редакция выработала следующее Обращение к читателям «Милостивые государи! Где вы находите более удобным быть составу редакции на Рождество: на горке или помимо оной? Ответ направьте по адресу: Благовещенск, Графская, 35. Или по телефону: № 172.

Редакция».

Самая объёмная публикация этого же номера «Колючек» – рецензия Босяка (Ф. Чудакова) «Кинжальные слова» – разбор пьесы В. Андриенко и спектакля, поставленного труппой антрепренёра И. Арнольдова. Автор очень точно определяет сущность этого драматического феномена – «изящная риторика», заимствованная из кадетских брошюр. Остроумно высмеяв идейное наполнение и формальные свойства доморощенного опуса Андриенко, Чудаков объяснил причину его «успеха» у публики.

Рецензия Ф. Чудакова открывает новые грани его таланта, поэтому публикуется здесь в полном виде, с предисловием:

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

Милостивый государь, господин редактор!

Ввиду несогласия редакции «Амурского края» [с этой газетой в то время Ф. Чудаков сотрудничал. – А.У.] с моими взглядами на пьесу г. Андриенко «Идея», я не мог поместить в этой газете своей рецензии.

КОММЕНТАРИИ

Между тем, громадный успех первого и последнего представления этой пьесы вызывает необходимость её толкования и объяснения.

Местная пресса совершенно замолчала это большое событие благовещенской жизни, ибо короткая и сухая рецензия г. Кордэ в «Т-П. Л. О.»

[газета «Торгово-промышленный листок объявлений». – А.У.] не может идти в счёт.

Всё это понудило меня прибегнуть к Вашей, милостивый государь, любезности и просить дать в вашем журнале место для нижеследующей статьи.

КинЖаЛьнЫЕ сЛоВа (По поводу постановки труппой г. Арнольдова пьесы г. Андриенко «Идея») Прежде всего, я рассматриваю пьесу г. Андриенко с обывательской точки зрения. Это единственная позиция, с которой можно произвести более или менее определённый анализ философии автора.

Художественная мерка неприложима к этому произведению, главная особенность коего заключается именно в отсутствии всякой художественности. Судорожные попытки автора слепить целый и выпуклый образ из манекена, сыплющего парадоксами и фразами из брошюры явочного порядка, претерпели крах по отношению к каждому из действующих лиц пьесы. А центральное лицо в пьесе – Идея – «Логос» древних, этот мировой разум, двигатель жизни и прогресса, у г. Андриенко и вышла одностороннею и узкою, и тенденциозною, и… не особенно умною… Тенденция имеет смысл и место в литературе партии, в литературе агитационной, но она совершенно неприложима к искусству в том его виде, следовать которому автор имел намерение.

Если идеалы автора осуществятся, и Труд в конце концов свергнет с себя иго Капитала (а произойдёт это совершенно не тем порядком, как думает автор), тогда пьеса г. Андриенко будет иметь успех у массы.

Тогда она явится очень интересным и бойким сюжетом для… лубочной картины. Таким же бойким сюжетом, каким в наше время являются похождения Бовы Королевича, похороны кота мышами и прочее, чему рукоплещет толпа… Но ведь Бова не художественный образ, а лубочная картина – не искусство.

___ Итак – обывательская точка зрения.

Та точка зрения, которая послужила основанием для снятия этой пьесы со второго спектакля.

Та самая точка зрения, которой объясняются громовые аплодисменты, бушевавшие после каждого акта.

КОММЕНТАРИИ

Именно та самая точка зрения, которая не мешала рукоплескавшим пьесе г. Андриенко ровно черед двадцать четыре часа рукоплескать с таким же одушевлением Шерлоку Холмсу.

Глубокий трагизм обывательщины кроется в последнем обстоятельстве.

И вот этот-то трагизм я и хочу по мере сил осветить, попытаться выяснить, насколько крепки объятья «обезьянних лапок», мягко и настойчиво охвативших психологию обывателя.

Обыкновенно, когда кто-либо из пишущей братии говорит об обывательщине, он всегда имеет в виду толпу, массу – «их», а «себя» ставит в стороне, и потому-то порою так едки и жёстки бывают его обличения.

Я – сам обыватель и буду говорить о самом себе, о своей душе, о своей психологии.

Что мне дала «Идея»?

Когда поднялся занавес и со сцены зазвучали горькие жалобы Идеи, томящейся в плену у Капитала, я чутко насторожился, я думал уловить в этих жалобах знакомые, но так редко звучащие в душе нотки протеста моего «я», того гордого, всемогущего «я», которое, как искра, тлеет под пеплом обыденщины где-то там, в глубине… Я насторожился, я весь ушёл в слух… Но чем больше говорила Идея, тем яснее становилось, что это всё не то, что это всё только парадоксы.

Выходили из кулис другие лица, говорили другие фразы, – и всё фразы, всё парадоксы.

Много было их… красивые по форме, остроумные, гибкие, грациозные, но – знакомые, старые, ненужные.

Первый акт сулил что-то большое. Было много подъёму, нервного напряжения – и я рукоплескал, считая пляску нервов за протест моего «я», за звон самых сокровенных струн души. А было только нервное напряжение.

Нервы скоро устали. Их не могла долго держать в напряжении изящная риторика, скользившая, как сталь по стеклу, не оставляя никакой царапины. Нервы устали, и каждая фальшивая фраза всё ослабляла их напряжённость.

Но как только опускался занавес, я опять рукоплескал, до боли в ладонях. Почему? Не знаю, право. Все так делали.

Все так делали. Я знаю, многие так делали из… дешёвого либерализма. Другие хлопали только артистам… Третьи – сами не знали, чему хлопали.

А пьесе, философии автора кто рукоплескал?

После конца спектакля ко мне подошли два марксиста.

КОММЕНТАРИИ

«Видите, как просто это делается! – сказал один. – Вышел на сцену рабочий, снял с труда цепи, капитала хватил паралич – и величайшая проблема человечества решена!»

«По щучьему веленью, по моему хотенью!» – сказал другой.

___ Я сказал: философия автора… Вот её квинтэссенция.

«Не капитал, а труд основа жизни!

Не капитал, а труд рождён повелевать».

Не правда ли, ново?

Каким же путём хочет привести автор к тожеству труда над капиталом?

Это сделает Идея, ушедшая в народ.

Но что же делает, по пьесе, Идея в народе?

Она говорит рабочему:

Не капитал, а труд основа жизни. Не капитал, а труд рождён повелевать.

И это всё, что может сказать она народу. Видите, народ-то очень уж глупый: трудится он весь век, а всё-таки не знает, что труд основа жизни. Даже подозрительно, трудился ли народ, не знающий, что труд

– основа его жизни?

Но как бы то ни было, народ поверил Идее, что труд – основа. Что же народ делает? Само собой, он, вся жизнь коего сплошной труд, безусловно, хочет провести слова Идеи в жизнь и повелевать капиталом… Он идёт куда-то, кажется, на баррикады. Что же, побеждает он?

То есть, ни в коем случае!

Капитал устраивает побоище, и народ… Мёртвые успокаиваются вечным сном, а живые успокаиваются сном обывательским, то есть попросту говоря:

–  –  –

Но, как и подобает в обывательской пьесе, – добродетель торжествует… «Новое время» без всякого шуму, тишком да ладком сживает капитал со свету, и… пьесе конец.

Вы, читатель, знакомы с кадетской литературой?

……………………………………………………………………………………..

КОММЕНТАРИИ

–  –  –

От редакции: По некоторым соображениям настоящая статья печатается с сокращениями.

(Колючки. № 4–5. 1909. 6 декабря. С. 22–25).

52. Имеется в виду выходившая в Благовещенке газета «Торговопромышленный листок объявлений» (вскоре она будет переименована в «Амурский листок»), с редактором которой А.А. Константиновым у Ф. Чудакова шёл постоянный обмен колкостями.

–  –  –

ПАТРИОТ Босяк (Колючки. № 7. 1910. 24 января. С. 3–4). Этот же фельетон в тот же день и под тем же псевдонимом был напечатан (без подзаголовка «Желчные песни») в одной из благовещенских газет: Амурский край.

1910. № 18. 24 января (6 февраля). С. 3.

53. Статский советник – в российской Табели о рангах до 1917 г.

гражданский чин 5-го класса. Лица, его имевшие, занимали должности вице-директора департамента и вице-губернатора.

54. Елико возможно (устар. и шутл.) – насколько возможно, по мере сил.

–  –  –

В фельетоне «Дуэль» звучат отголоски тех баталий, которые вели между собой благовещенские газеты. И если прежде главным объектом сатирических уколов в фельетонах Чудакова был редактор «Торговопромышленного листка объявлений» («Амурского листка») А.А. Константинов, то в этом произведении на первый план вышел редактор «Благовещенска» К.К. Куртеев 1-й. Поводом для написания «Дуэли» послужил подлинный случай, о котором сообщается в предисловии. Обращение к этому анекдотическому факту дало автору фельетона возможность довести до читателей «Колючек» мысль, что проблемы печати не сводятся лишь к давлению на неё извне, к действиям государственных институтов по удушению свободы слова. Российская журналистика, в изображении Язвы, поражена теми же сами недугами, что и всё российское общество в целом: ради привлечения подписчиков и финансового благополучия она готова «копаться в навозе», заниматься «коммерцией», быть «содержанкой» богатеев.

56. Имеется в виду Губанов Николай Филиппович (1878–?), который занимался не только журналистской и редакторской деятельностью, но и служил в различных городских учреждениях Благовещенска: секретарём Сиротского суда; секретарём городской думы и т.д. В 1908–1915 гг.

он был редактором-издателем газеты «Эхо» – на первых порах печатного органа «умеренно-прогрессивного» направления, тон в котором задавали люди, близкие к городской думе и управе или состоявшие на службе в тех или других органах городского самоуправления. Помимо исполнения редакторских обязанностей, Губанов был ещё и репортёром в своей газете, поставщиком сведений из городской управы (для «городской хроники»). Позже газета полевела. В 1915–1916 гг. Губанов являлся редактором-издателем газеты «Амурское эхо». В 1910-е гг.

Ф. Чудаков тесно сотрудничал с редактируемыми Н. Губановым газетами «Эхо» и «Амурское эхо», опубликовав в них большую часть своих произведений.

57. Намёк на то, что газета А.А. Константинова «Торгово-промышленный листок объявлений» часто перепечатывает без ссылок материалы из центральных газет. Подробнее о Константинове и об отношении к нему Чудакова см. в комментариях к фельетону «Куски жизни бедной и грубой».

58. Судя по всему, Язва имеет в виду не официального (номинального) редактора – А.И. Хворова, а себя – фактического редактора журнала «Колючки».

59. Имеется в виду Куртеев Константин Константинович старший, или 1-й (1853–1918) – сотрудник и редактор нескольких газет, выходивших в Благовещенске в начале XX века. С 1908 по 1912 он с

КОММЕНТАРИИ

перерывами редактировал газету «Благовещенск», которая издавалась на деньги купцов-молокан. Эта «квасная, махрово-консервативная»

(А. Лосев) газета оказалась наиболее соответствующей его общественнополитической позиции, именно в ней с наибольшей полнотой проявились свойства его натуры. Красноречив уже сам факт сотрудничества недавнего карийского каторжанина и политического ссыльного в газете, откровенно прислуживающей местным богатеям, у которых она находится на содержании. В газете, которая и создана была после разгона II Думы как противовес революционно-демократическим печатным органам, в которой постоянно публиковались статьи, содержащие грубые выпады против левых партий и их сторонников. В газете, которая не брезговали клеветой и сплетней в своём поистине маниакальном стремлении опорочить уважаемых в городе людей, представляющих «прогрессивную» интеллигенцию.

В результате, редактор «Благовещенска» очень быстро приобрёл репутацию клеветника и шантажиста, человека, неразборчивого в средствах. Над ним смеялись, его презирали многие из благовещенских газетчиков, о нём ходили анекдоты, иллюстрирующие его ограниченность, малообразованность, его болезненную самонадеянность, что в соединении не раз оборачивалось конфузами или скандалами. Редактора это, похоже, ничуть не смущало. Его газета объявила настоящую войну сторонникам левых взглядов, а затем и вовсе «перешла к травле местной интеллигенции, к атаке на людей “с дипломами“» (А. Лосев), настроив против себя практически всю интеллигенцию города. В истории дореволюционной амурской журналистики, пожалуй, только один человек мог конкурировать с Куртеевым в борьбе за звание самого одиозного в глазах общественности редактора – А. Матюшенский (Седой).

Злобным нападкам, нередко в недопустимо грубой, оскорбительной форме, в «Благовещенске» подвергался любой, кто решался вступить в полемику с газетой и особенно её редактором, кто посмел публично высказать о нём критические суждения. Особенно яростно «изничтожал»

оппонентов сам Куртеев, действительно не стеснявшийся в выборе средств. И потому за клевету в печати его не раз привлекали к суду. Одна из таких скандальных историй разыгралась на страницах амурской периодики летом 1908 г. Куртеев опубликовал в «Благовещенске» целый ряд статей, в которых издевательски писал и об известном в городе враче А.И. Дацкове, и о тех из его коллег, которые попытались печатно защитить доктора. О них, уважаемых в Благовещенске людях, он писал в таких, например, развязных выражениях: «Рабьи души рады, когда найдут себе божка. Толстый Дацков теперь для них страстотерпец… И сколько бы подписей ни собрали блаженные рабы для своего бурханчика – его славное имя не станет более известным и знаменитым» (статья

КОММЕНТАРИИ

«Убогеньким»: Благовещенск. 1908. № 120. 7 июня); «нищие духом дацковцы»; «ничтожная группа праздных болтунов»; «какие-то недоучки»

(статья «Нравственным босякам»: Благовещенск. 1908. № 129. 18 июня) и т.д. Дошло до того, что на частном совещании врачей, созванном для рассмотрения заметок в газете «Благовещенск», было сделано заключение, что «редактирует эту газету лицо, безусловно психически ненормальное» (Амурские отголоски. 1908. 25 мая). Так или иначе, но при Куртееве газета «Благовещенск» превратилась, как выразился один из журналистов газеты «Торгово-промышленный листок объявлений», в «ящик для отбросов».

Не раз К. Куртеев вступал в полемику с благовещенскими журналистами и редакторами газет, и в этих случаях используя не аргументы, а хлёсткие, язвительные уколы, переходящие порой в прямые оскорбления. Так, в статье «К городским выборам» (Благовещенск. 1910.

№ 7. 15 января) Куртеев «прошёлся» по трём редакторам благовещенских газет – Клитчоглу, Константинову и Губанову: «Беда в том, что наши три редактора учились на медные гроши чему-нибудь и какнибудь и с интеллигенцией ничего общего не имеют. … Ясно, что у них на уме начинка от городского пирога». Последнее – намёк, что редакторы служат не идее, а местному капиталу. Что касается Ф. Чудакова, то он отвечал Куртееву соответствующим образом, как, например, в иронической миниатюре «На улице», напечатанной в журнале «Колючки» (№ 8. 1910. 31 янв. С. 11): «Оборванец: Господин хороший!

Подайте благородному, но голодному человеку гривенник! / Господин (вынимая 3 коп.): Изволь! / Оборванец (обидчиво): Ну, уж это при себе оставьте. Чай я вам не Куртеев». В том же номере «Колючек» помещена ироническая «пословица», автором которой тоже был Чудаков: «С молокан по нитке – ан, глядь, Куртееву и рубаха» (намёк, что газета «Благовещенск» и её редактор находятся на содержании у купцов-молокан).

Подобную по смыслу пословицу Чудаков составлял и немного раньше

– для 6-го номера «Колючек»: «Как молоканин аукнется, так Куртеев откликнется» (№ 6. 1910. 17 янв. С. 11).

–  –  –

КОММЕНТАРИИ

Причины появления этого фельетона, содержащего грубый выпад по адресу известного и многими уважаемого амурского поэта, журналиста, редактора, понять непросто. Коротаев, в отличие от ряда других благовещенских редакторов (А.А. Константинова, К.К. Куртеева, А.И. Матюшенского), никогда не был героем скандальной хроники, не являлся конфликтным человеком. Никаких публичных столкновений с Чудаковым или с кем-то другим у него прежде не было. Более того, незадолго до публикации в «Колючках» фельетона «Типы избирателей»

Ф. Чудаков напечатал в этом журнале стихотворение Ф. Коротаева «Море» (Колючки. № 4–5. 1909. 6 декабря. С.

18–19):

–  –  –

Публикация эта вызывает вопросы, на которые непросто ответить.

Зачем «Колючки», фактическим редактором которых был Чудаков, напечатали стихотворение во многих отношениях чуждого направлению журнала автора? Чем объяснить, что обычно крайне осторожный и взвешенный в выражении своих политических взглядов Коротаев решился опубликовать аллегорическое по форме, но содержательно недвусмысленно революционное, антиправительственное произведение, да ещё и в периодическом издании, которое постоянно пикировалось с газетой «Благовещенск»? Почему, наконец, стихотворение «Море»

подписано не одним из псевдонимов Ф. Коротаева (как он обычно делал во всех других периодических изданиях), а подлинным именем:

Фёдор Коротаев? Особенно странным эта публикация выглядит в свете того, что «Колючки» вообще крайне редко печатали кого-нибудь, кроме Ф. Чудакова, выступавшего под разными псевдонимами. А если кого-то и печатали, то лишь под прикрытием псевдонимов – причём, как правило, ранее не применявшихся (из-за чего крайне трудно определить подлинный круг авторов журнала). Все эти странные обстоятельства дают веские основания для предположения, что Ф. Чудаков опубликовал не предназначавшееся для публикации стихотворение Коротаева, причём без разрешения (и даже без уведомления) автора. Если всё было именно так (а это очень похоже на правду), Ф. Коротаев не мог не возмутиться и не высказать в адрес фактического редактора «Колючек» резкие слова. А это, в свою очередь, могло побудить сатирика написать фельетон «Типы избирателей», в котором он вывел Коротаева двуличным человеком, «стишки» которого никак не связаны с содержанием и направленностью его общественной деятельности.

КОММЕНТАРИИ

Публикация Гусляра больно задела Коротаева. В статье «Мой взгляд на городские дела» (Благовещенск. 1910. № 19. 2 февраля) он с негодованием отверг обвинения Чудакова: «В № 8 “Колючек” за текущий год некто “Гусляр” поместил статью под заглавием “Типы избирателей”, в которой он, стараясь скомпрометировать меня в глазах общества, презрительно относится к моим стихам, сравнивает меня с шулерами и разными тёмными господами, обвиняет меня в неискренности и сознательном обмане избирателей, говорит, что я играю на народной темноте. / Не Гусляру критиковать мои стихи. Я писал их не для него, а для себя. В них вкладывал я всю душу и с ними я отдыхал от всех треволнений жизни, забывал массу неприятностей, столкновения с пройдохами и авантюристами и снова начинал верить в светлое будущее человечества. Они помогали мне сохранять душу и не давали разлагаться ей. И я до сих пор помню слова Станислава Осиповича Хлусевича: “Феодор Филиппович, сохраните стремленье к свету и знанию и вы будете честны!” … Да, я могу сказать, что хотя я и коммерсант, но торговал только товаром, а не честью, не совестью, не добрым именем».

Немного позже Ф. Чудаков, очевидно, не желая, чтобы последнее слово оставалось за Коротаевым, вновь сделал резкий выпад против своего коллеги по поэтическому цеху, опубликовав в газете «Амурский край» фельетон «В кривом зеркале (Отражения жизни нашей изо дня в день)». Часть II. «Квартет с приключением» (Амурский край. 1910. № 47.

10 (23) марта. С. 2). Фельетон включен в данное издание.

61. Коротаев Фёдор (Феодор) Филиппович (1881–1918) – представитель третьего поколения известной молоканской купеческой династии Благовещенска, игравший видную роль в местной молоканской общине, в общественной жизни города. Он был образованным, преуспевающим коммерсантом, имевшим широкие торговые связи, в том числе с заграничными фирмами. Занимался благотворительной деятельностью.

Коротаев сыграл значительную роль в становлении амурской журналистики, был основателем, одним из авторов, а в отдельные периоды и редактором газеты «Благовещенск» (1907–1912). Сотрудничал также в «Амурской газете», «Благовещенском утре» и «Амурской речи» В этих изданиях печатались его стихотворения, очерки, фельетоны, статьи на темы местной жизни за подписями (псевдонимами) Z, Он самый, Молоканин, К.Ф., Ф.К., Фео, Ф. Дудка и др.

В 1912 г. в Москве, в типографии О. Морнеля и А. Майера, небольшим тиражом вышла первая и единственная его книга – «Сборник стихотворений Фёдора Коротаева». Она вобрала в себя произведения, большая часть которых прежде печаталась на страницах амурских

КОММЕНТАРИИ

газет. Некоторая вторичность, узнаваемость тем и мотивов, интонационного рисунка, рифм – отличительная особенность книги. Сюжеты и проблематику Коротаев черпал преимущественно из произведений наиболее близких ему поэтов – Н. Некрасова, А. Кольцова, И. Сурикова, М. Лермонтова. В некоторых случаях такие перепевы больше походят не на творческое преломление традиций, а на откровенные заимствования. Художественный уровень большинства произведений Коротаева невысок. Для них характерен чрезмерный дидактизм, склонность автора к морализированию, к нравственно-религиозному проповедничеству. Мораль, которую он неустанно декларирует, очень часто заслоняет сами картины амурской жизни, ставшие для автора поводом для сентенций. Типичный образец – стихотворение «На крутом берегу быстрой Зеи реки», которым автор отрывает сборник: «На крутом берегу быстрой Зеи-реки / Появился кабак обирать пятаки. / Появился кабак

– полилося вино / И в карманы крестьян забралося оно; / Забралося оно, затуманило ум, / И поднялся содом и послышался шум…» Упоминание реки Зеи в стихотворении – ничего не значащая деталь. Коротаев пишет не о жителях Амурского края, а о крестьянине как таковом. Ситуация, которую он воссоздаёт – лишь повод для наставления, адресованного тем, кому автор сочувствует и кого он пытается предостеречь от порока: «Эй, крестьянин, мой друг! береги ты свой век, / Не ходи ты в кабак, пожалей ты себя, / И сторицею Бог успокоит тебя! / Пожалей ты семью, пожалей и детей – / Ведь погибнут они в этой страсти твоей…»

В сборнике есть и произведения, заслуживающие серьёзного отношения. В их числе – стихотворение «Пионеры (Переселенцы 1861–63 г.)», в обобщённой форме передающее умонастроение, чувства тех, кто, как и предки Коротаева – его дед и бабушка, в числе первых осваивал амурские земли. Кто с тоскою покинул «родину святую» и в течение двух лет добирался сюда, чтобы в труднейших условиях, живя в шалашах и землянках, строить дороги, «поля пшеницей засевать», на «топком диком берегу» отстраивать «великий город» – Благовещенск. Кто верил в будущее этой земли, которой ещё только предстояло стать подлинно русской: «Настанет время – пароходы / Амур пустынный оживят; / Пройдут горами паровозы, / Аэропланы полетят. / И станет край Амурский русским / И будет родиной второй. / И, может быть, спасибо скажут, / Что мы трудились над тобой».

Ф. Коротаев был застрелен среди бела дня на одной из улиц Благовещенска во время подавления так называемого Гамовского мятежа (март 1918 г.) – то есть фактически в те же дни, когда Ф. Чудаков, потрясённый кровавыми событиями в городе, решил покончить жизнь самоубийством. Есть свидетельства, что Ф. Коротаев готовил к печати вторую книгу, рукопись которой, судя по всему, навсегда утрачена.

КОММЕНТАРИИ

62. Пересекающиеся улицы города Благовещенска; в советское время Торговая была переименована в улицу Богдана Хмельницкого.

63. Ренский погреб – магазин, торгующий виноградным вином.

64. Марков Николай Евгеньевич (Марков 2-й) (1866–1945) – русский политик крайне правых взглядов, по образованию инженер, один из лидеров Союза русского народа, глава фракции крайне правых в III и IV Государственной думе. Марковым 2-м его стали называть из-за того, что в Думе оказалось несколько депутатов по фамилии Марков. Марков 2-й имел репутацию скандалиста (большинство потасовок в Думе были связаны с его именем) и антисемита.

–  –  –

Произведение строится на перефразировании стихотворения М.Ю. Лермонтова 1840 г. «Тучи» («Тучки небесные, вечные странники!..»).

65. Бурхановка – небольшая речка, протекающая через Благовещенск, а также прилегающий к ней район города, имевший репутацию бандитского, хулиганского.

66. Имеется в виду водка, производимая или реализуемая в Благовещенске торговыми домами «В.М. Лукин с Сыновьями» и «Братья Бутины».

–  –  –

«Куски жизни грубой и бедной» (или «Куски жизни») – название рубрики, серии прозаических фельетонов Ф. Чудакова, печатавшихся в ряде периодических изданий Приамурья.

67. Пристав – в царской России начальник полиции небольшого административного района, участка, территории.

68. «Торгово-промышленный листок объявлений» – газета, выходившая в Благовещенске под редакцией А.А. Константинова в 1908–1910 гг.

(а с 1910 г. – под названием «Амурский листок»).

69. Константинов Анатолий Александрович (1880–?) – журналист, редактор газет, выходивших в Благовещенске в начале XX века. До этого служил надзирателем при дорожных командах на постройке Амурской колёсной дороги («Амурской колесухи»), помощником начальника станции на КВЖД; в 1902–1904 гг. – в канцелярии военного губернатора

КОММЕНТАРИИ

Амурской области. После выхода в отставку служил по вольному найму акцизным надсмотрщиком. В 1907 г. судился по делу о вымогательстве взяток с владельцев ренсковых погребов. В Благовещенске Константинов имел репутацию человека скандального и беспринципного, в моральном отношении неразборчивого. Ходили слухи о его причастности к разного рода мелким аферам и мошенничествам.

С 1908 г. он стал редактором (а его жена – издателем) газеты «Торгово-промышленный листок объявлений», оставаясь в этой роли (с перерывами) до 1913 г. – то есть и после того, как с № 676 (29 августа 1910 г.) она расширила формат и сменила название, превратившись в «Амурский листок».

Став редактором, А. Константинов не изменил своим привычкам: в газете отстаивая либеральные ценности, в непосредственном жизненном поведении он часто пренебрегал ими. Один такой скандальный случай стал объектом внимания сатирического журнала «Колючки» (1910. № 8. 31 января С. 12–15). Вначале в традиционной рубрике «Пословицы», автором которой, судя по всему, являлся Ф. Чудаков, было приведено следующее «крылатое выражение»: «У Константинова служи, а пристава для протокола поблизости держи».

Причина, побудившая автора составить столь странную пословицу, и раскрывается в фельетоне Гусляра (Ф. Чудакова) «Куски жизни грубой и бедной».

После того как редактируемый Константиновым «Торговопромышленный листок объявлений» откликнулся на эту публикацию, вылив на Чудакова ушат газетных помоев, сатирик вернулся к теме – в двух анонимных миниатюрах: «На улице» («Китаец-санитар с полной бочкой нечистот: Ходя! Где моя свалить мозна? / Случайный прохожий:

Поезжай на угол Никольской и Зейской, в редакцию “Листка”. Там в кабинете редактора свалка нечистот производится») и «Шумим, братцы, шумим»: «Баскаков: Ну, Анатолий Александрович, поздравьте: трёх дам с тротуара столкнул и двое ворот дёгтем измазал.

/ Константинов:

Ну, брат, это чепуха. Я редакцию “Колючек” так “обложил”, что тебе и вовеки так не выругаться. / Баскаков (радостно): Неужто? Вашу руку!

/ Константинов (гордо): Вот она!» (Колючки. № 9. 1910. 7 февраля.

С. 16). Но главный ответ на оскорбительный выпад ведомого Константиновым «Торгово-промышленного листка объявлений» – прозаический фельетон Авессалома (возможно, всё того же Ф. Чудакова) «Письмо в редакцию».

Автор «Письма…» со знанием дела реконструирует историю появления скандальной статьи:

«Вот как это случилось.

Редактор “Листка” вечером купил у разносчика Вахлакова № 8 “Колючек” и лёг на кушетку, чтобы посмотреть, “над кем смеются”. …

КОММЕНТАРИИ

Перелистав 12 страниц, редактор вдруг остолбенел.

Как! Его физиономия энергично и внушительно выглядывает с 13-й страницы! Чёрт возьми! Что же это такое?

Он стал читать. Оказывается, дело приняло очень скверный оборот.

Проклятый хроникёр “Эхо” в погоне за построчной платой не постеснялся черкнуть об этом неприятном случае с кучером, а сугубо неприятный “Гусляр” цинично сравнил по этому поводу редактора с хулиганом Баскаковым!

Нет! этого оставить нельзя. Надо написать опроверженье.

Гм, опроверженье. Но ведь этот неприятный случай с кучером зарегистрирован в участке, во-первых, и у городского врача – во-вторых. … Значит, надо “вступить в полемику”.

Т.е. – “надо разругать их, на чём свет стоит”» (Колючки. № 9. 1910.

7 февраля. С. 10–11).

И далее Авессалом показывает изнанку редакционной кухни «Торгово-промышленного листка объявлений», описывая, как создаются «заказные» разоблачительные материалы, от которых стыдно всем

– и исполнителю, и другим сотрудникам газеты.

70. Слегка изменённая цитата из стихотворения Н.А. Некрасова «Прекрасная партия» (1852):

Есть русских множество семей, Они как будто добры, Но им у крепостных людей Считать не стыдно рёбры.

71. Соль в том, что упомянутая в фельетоне домовладелица – жена редактора «Торгово-промышленного листка объявлений» А. Константинова Вера Михайловна, урождённая Бусыгина, издатель той же самой газеты.

72. Гусляр имеет в виду очерк Салтыкова-Щедрина «Господа ташкентцы».

73. Улица Никольская – ныне ул. Комсомольская. По этому адресу находилась редакция газеты А. Константинова.

74. «Картина» на 13-й странице «Колючек» (её автором, очевидно, является Ф. Чудаков) представляет собой рисунок-шарж, изображающий человека с внешностью редактора «Торгово-промышленного листка объявлений», который наносит удары по лицу своему визави.

75. См. коммент. к фантастической пьесе «Колдунья».

–  –  –

76. «Листок объявлений» – «Торгово-промышленный листок объявлений» (с 1910 г. – «Амурский листок») – газета, редактором которой был постоянный оппонент Ф. Чудакова А.А. Константинов.

77. См. коммент. к фельетону «На тему дня».

78. См. коммент. к фельетону «Дуэль».

79. См. коммент. к сатирико-юмористическому стихотворению «Пародия».

80. «Горкой» в Благовещенске в начале XX в. называли местную тюрьму, располагавшуюся на возвышении, «на горке». См. коммент. к фельетону «На тему дня».

81. Намёк, что консервативная газета «Благовещенск» издавалась на деньги купцов-молокан. См. коммент. к фельетону «Дуэль».

82. См. коммент. к сатирико-юмористическому стихотворению «Пародия».

3. «аМУрсКиЙ КраЙ»

«Амурский край» – «литературная и политическая» газета, выходившая в Благовещенске в 1899–1910 гг.: вначале 3 раза в неделю, с 1906 г.

– ежедневно. Официальным редактором-издателем газеты был в недавнем прошлом банковский служащий Г.И. Клитчоглу, однако на первых порах направление и наполнение газеты определял не он. Инициаторами издания в Благовещенске (в противовес проправительственной, консервативно-официозной «Амурской газете») независимой, прогрессивной газеты стали политические ссыльные, преимущественно социал-демократы: Л.Г. Дейч, А.В. Прибылёв, А.П. Прибылёва-Корба, С.С. Синегуб, Э.А. Плосский, А.И. Комов, А.Н. Бибергаль, П.И. Торгашов, С.Ф. Хроновский, И.Л. Манучаров, Б.И. Еллинский, Б.И. Онуфрович и др. Однако к осени 1908 г., к моменту появления в Благовещенске беглого ссыльного Ф. Чудакова, никого из ссыльных в газете уже не было, а само издание поблекло, заполняя свои страницы преимущественно рекламными объявлениями и материалами, перепечатываемыми из центральной периодики. Произведения Ф. Чудакова, время от времени публикуемые в «Амурском крае», несколько оживили его, но не спасли.

Потеряв большую часть подписчиков, в начале сентября 1910 г. некогда популярная на Амуре газета прекратила своё существование.

КОММЕНТАРИИ

ТОРЖЕСТВО ПОБЕДИТЕЛЕЙ Босяк (Амурский край. 1909. № 1. 3 (16) января. С. 3).

Фельетон «Торжество победителей» является откликом сатирика на важнейшее внутриполитическое событие конца 1908 – начала 1909 года – объединение во время работы III Государственной думы двух групп депутатов правого толка – так называемой «национальной группы» (группы крайних националистов) и «умеренно-правых» и создание нового думского «союза» – «русской национальной фракции».

В результате, «союзники» (91 депутат) стали второй по влиянию (после октябристов) фракцией Думы. Тактическая блокировка националистов с октябристами (лидер партии и Председатель Государственной думы в 1910–1911 гг. – А.И. Гучков) фактически позволяла им получить большинство по любому выносимому на голосование вопросу.

83. См. коммент. к фельетону «Колдунья».

84. См. коммент. к фельетону «Колдунья».

85. Гегечкори Евгений Петрович (1881–1954) – видный российский меньшевик, член III Государственной думы от Кутаисской губернии, один из лидеров меньшевистской думской фракции. Наряду с такими одиозными депутатами националистического толка, как В.М. Пуришкевич и Н.Е. Марков (Марков 2-й), их политический оппонент эсдек Гегечкори был постоянным участником шумных думских скандалов и провокационных заявлений и действий.

86. См. коммент. к фельетону «Колдунья».

87. Архимандрит Михаил (в миру Семёнов Павел Васильевич) (1873– 1916) – известный религиозный деятель, духовный писатель, профессор Санкт-Петербургской духовной академии (с 1905 г.), один из самых популярных среди санкт-петербургской интеллигенции священников, блестящий проповедник, постоянный участник публичных диспутов, лекций и бесед на религиозно-этические темы. В 1906 г. примкнул к партии народных социалистов, после чего был уволен с должности профессора. Вскоре после этого Михаил присоединился к старообрядчеству и в 1908 г. получил номинальное звание епископа Канадского. За переход в старообрядчество был лишён Синодом сана архимандрита.

Деятельность архимандрита Михаила подвергалась резкой критике со стороны правых политических деятелей (в том числе депутатов III Государственной думы), которые концентрировали внимание на его еврейском происхождении.

88. См. коммент. к фельетону «Сказание об Исаакии-витязе».

89. Петров Григорий Спиридонович (1866–1925) – священник, общественный деятель, журналист, публицист и проповедник, пользовавКОММЕНТАРИИ шийся огромной популярностью в предреволюционной России. Его публичные лекции привлекали толпы людей. Петров был сторонником христианского социализма. В своих выступлениях и сочинениях он выдвигал на первый план внутреннее нравственное содержание христианской религии – в противовес её внешней, обрядовой стороне. Кроме того, в своих трудах он касался различных областей жизни современного общества, подвергая многие явления резкой критике с точки зрения идеала праведной жизни. В 1907-м Петров был избран в III Государственную думу. Тогда же за критическое письмо митрополиту Антонию его направили на послушание в один из монастырей. В 1908 г. Петров был лишён сана.

90. Очевидно, имеется в виду Суворин Алексей Сергеевич (1834– 1912) – известный российский журналист, публицист, издатель охранительно-консервативной газеты «Новое время» (1868–1917).

91. Лорд Пальмерстон (Генри Джон Темпл) (1784–1865) – знаменитый английский государственный деятель консервативного толка.

92. Меньшиков Иван Алексеевич – депутат III Государственной думы от Орловской губернии.

93. Евлогий (в миру Георгиевский Василий Семёнович) (1868–1946) – церковный и общественный деятель, депутат II и III Государственной думы, активный сторонник монархистов-националистов.

94. См. коммент. к фельетону «Колдунья».

95. Гучков Александр Иванович (1862–1936) – крупный капиталист и известный общественный деятель, лидер партии октябристов, депутат III Государственной думы, в 1910–1911 гг. – её председатель.

96. Кассандра – в греческой мифологии дочь царя Трои Приама, получившая от Аполлона дар пророчества, но наказанная тем, что никто не верил её по большей части неблагоприятным предсказаниям.

97. Очевидно, авторская ошибка: судя по контексту, имеется в виду Шульгин Василий Витальевич (1878–1976) – известный российский политический деятель, публицист, депутат Государственной думы II, III, IV созывов, один из лидеров русских националистов.

98. См. коммент. к сатирическому стихотворению «Колыбельная песенка».

ЧТО ДУМАЕТ АНТРЕПРЕНёР, КОГДА ЕМУ НЕ СПИТСЯ

Гусляр (Амурский край. 1909. № 56. 13 (26) марта. С. 4).

Едва ли не с первых дней появления на Амуре Ф. Чудаков очень живо реагировал на события театральной жизни Благовещенска, отзывался на многие спектакли: рецензиями (см., например, рецензию «Кинжальные слова» – в коммент. к фельетону «На тему дня»), фельетонами

КОММЕНТАРИИ

(«На тему дня», «Весёлый народец!», «В балете» и др.), сатирическими ремейками на поставленные в столице Приамурья пьесы популярного в 1910-е гг. драматурга Е. Чирикова («Колдунья», «Царь природы»), короткими, чаще всего язвительными заметками и репликами в разных рубриках журнала «Колючки», стихотворными поздравлениями («Дорогому юбиляру, Александру Николаевичу Каренину, слава и многие лета!»). Имена амурских актёров, антрепренёров часто упоминаются в его газетных и журнальных материалах. Судя по всему, фельетон «Что думает антрепренёр, когда ему не спится» обращён к одному из известных в Приамурье антрепренёров И.М. Арнольдову, но для того, чтобы придать произведению более широкий смысл, автор не называет имя того, кого имеет в виду.

99. Охти (разг., сниж.) – междометие выражающее сожаление, недовольство и т.п. То же, что «ох».

100. Сало (здесь в значении сальность) – непристойное, грубоциничное выражение; грязь иная (то есть «грязь» не в буквальном, а в переносном значении) – безнравственность, аморальность.

101. Мельпомена – в греческой мифологии одна из девяти муз, покровительница трагедии; позже стала символом театрального искусства.

ЖЕРЕБЦЫ Гусляр (Амурский край. 1909. № 58. 15 (28) марта. С. 4).

102. Тимошкин Фёдор Фёдорович (1872 – не ранее 1917) – видный деятель право-монархического движения, член правой фракции III Государственной думы, из крестьян Саратовской губернии. Принимал участие в деятельности черносотенных организаций: Русский народный союз имени Михаила Архангела и Союз русского народа.

103. Октябристы – члены партии (и имеющей большинство в III Государственной думе партийной фракции) Союз 17 октября – существовавшей в России в 1905–1917 гг. правоцентристской, праволиберальной партии крупных землевладельцев, промышленников и чиновников.

104. См. коммент. к фельетону «Сказание об Исаакии-витязе».

105. См. коммент. к фельетону «Закрытие порто-франко».

–  –  –

106. Намёк на то, что постоянный автор газеты «Амурский край»

Босяк (Ф. Чудаков) в это время (первое полугодие 1909 г.) находится в благовещенской тюрьме.

107. А-ля (франц. a la) – подобно, наподобие, словно, по образцу.

108. Буренин Виктор Петрович (1841–1926) – русский писательсатирик, в 1860-е гг. печатавший свои фельетоны, пародии, памфлеты, критические статьи в демократических изданиях, а с 1876 г. – в консервативно-охранительной газете «Новое время». Оказавшись в консервативном лагере, он ожесточённо травил прогрессивно мыслящих писателей, не брезгуя при этом откровенной клеветой, что сделало имя Буренина символом реакционной журналистики.

109. Пикантность ситуации состоит в том, что и автор этой статьи Язва, и подвергаемый жёсткой критике Амурец, и Босяк, которого Язва берёт под защиту, – одно и то же лицо: сатирик Фёдор Чудаков, скрывающийся за всеми этими псевдонимами. Ещё более поразителен тот факт, что активно печатающийся под разными псевдонимами сразу в нескольких изданиях («Амурский край», «Бузуй», «Эхо») автор отбывает в это время заключение в местной тюрьме – «на горке».

МИНИСТЕРСКИЙ НЕДОСМОТР Гусляр (Амурский край. 1909. № 76. 12 (25) апреля. С. 2).

110. Камчатка (разг., обычно с оттенком шутливости) – задние парты в классе.

111. Эсерство – производное от слова «эсеры» (социалистыреволюционеры).

112. «Домострой» – памятник русской литературы XVI в., составленный при участии священника Сильвестра свод строгих и косных житейских правил и наставлений, отражающих принципы патриархального уклада.

–  –  –

КОММЕНТАРИИ

113. Имеется в виду русская революция 1905 года.

114. Намёк на возможность для журналистов и издателей оказаться в ссылке в суровых северных краях.

115. Намёк на возможность угодить в тюрьму за свободное слово.

–  –  –

116. Имеется в виду московское отделение созданного в России в 1904 г. по инициативе министерства финансов, министерства внутренних дел и министерства иностранных дел СПТА – Санкт-Петербургского телеграфного агентства.

117. Азеф Евно Фишелевич (1869–1918) – один из лидеров партии эсеров и одновременно провокатор, секретный сотрудник департамента полиции (с 1892 г.).

118. Ландезен Абрам (наст. имя – Геккельман Авраам Мойшевич) (1861–?) – известный провокатор; начинал свою деятельность ещё в 1880-х гг., разоблачён В.Л. Бурцевым в 1909 г.

ОСМЕЯНА-ЦАРЕВНА Босяк (Амурский край. 1909. № 211. 1 (14) октября. С. 2–3).

119. Сера, серка – в Восточной Сибири топлёная смола лиственницы, подобие жевательной резинки.

120. Дактиль – в русском силлабо-тоническом стихосложении трёхсложный размер с ударением на первом слоге в каждой стопе.

121. Амурская прерия открыта в августе нынешнего года г. Кауфманом. – Примеч. автора.

Кауфман Александр Аркадьевич (1861–1919) – русский учёныйэкономист, автор работ по переселенческим вопросам, статистике, а также по проблемам землепользования и землевладения в Сибири.

Один из лидеров кадетской партии.

122. Пароход «Сибирь» плавал по Амуру с 1908 г., совершая рейсы по маршруту Сретенск – Благовещенск.

123. Джалинда – небольшая река, левый приток реки Ульмы (совр.

Мазановский р-н Амурской области).

124. «Амурка» – Амурская железная дорога.

125. Мон шер (франц. mon cheri) – мой дорогой.

126. Вторая глава фельетона в «Амурском крае» не появилась.

Фельетон Ф. Чудакова «Царь природы» повторяет название написанной в 1909 г. пьесы Евгения Николаевича Чирикова, в которой высмеиваются анекдотические формы протеста уездных интеллигентов против косного мещанского быта. Герой произведения Чирикова чиновник Передрягин, стремясь любой ценой вырваться из затхлой повседневности, готов взлететь на воздушном шаре. Финал пьесы Е. Чирикова, как и фельетона Ф. Чудакова, отражает крах иллюзий на новый общественный подъём в России.

127. См. коммент. к фельетону «Колдунья».

128. Кадет – конституционный демократ, член конституционнодемократической партии («партии народной свободы»), одной из самых влиятельных политических сил в дореволюционной России (существовала в 1905–1917 гг.).

129. Исправник – в дореволюционной России начальник уездной полиции.

130. Глюк – в данном контексте галлюцинация; намёк на призрачность, эфемерность конституционных свобод в предреволюционной России.

131. Назад тому четыре года – то есть во время Первой русской революции (1905–1907).

132. «Речь» (1906–1917) – ежедневная газета либерального направления, центральный орган партии кадетов.

УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ЗНАНИЯ Босяк (Амурский край. 1909. № 236. 1 (14) ноября. С. 2–3).

133. «Нива» (1870–1918) – самый популярный в предреволюционной России еженедельный иллюстрированный литературнохудожественный и научно-популярный журнал, рассчитанный на массового читателя.

134. Грёзовские головки – многочисленные живописные изображения женских и детских головок, автором которых является Грёз Жан Батист (1725–1805) – французский художник, для работ которого характерно сочетание чувствительности с преувеличенным пафосом, идеализация натуры, доходящая до слащавости.

135. Гекатомба (греч. hekatombe, от hekaton – сто, и bus – бык) – в Древней Греции жертвоприношение, состоявшее из 100 быков; впоследствии – всякое значительное общественное жертвоприношение. В

КОММЕНТАРИИ

переносном значении – огромные жертвы, жестокое и бессмысленное истребление или гибель большого числа людей.

–  –  –

136. Мордин Павел Васильевич (1864–1925) – известный благовещенский купец, крупный золотопромышленник, владелец нескольких золотых приисков, стекольного и кирпично-гончарного заводов, паровой лесопильни, водяной мельницы и т.д. Выведен в коллективном романе «Амурские волки» (1912) под именем Харин.

137. Ундервуд – марка пишущей машинки, производившейся с 1895 г. одноимённой компанией (по имени американского предпринимателя Джона Томаса Ундервуда) со штаб-квартирой в Нью-Йорке.

КУПЛЕТНЫЕ ВИРШИ

Босяк (Амурский край. 1909. № 268. 10 (23) декабря. С. 2).

138. Аджемов Моисей Сергеевич (1878–1950) – российский политик, член кадетской партии, депутат III Государственной думы.

139. См. коммент. к фельетону «Жеребцы».

140. Не вполне точно цитируемая первая строфа стихотворения В.А. Жуковского «Старая песня на новый лад (На голос: “Гром победы, раздавайся!”)» (1831):

Раздавайся, гром победы!

Пойте песню старины:

Бились храбро наши деды;

Бьются храбро их сыны.

141. Живительный напиток – в данном контексте контрабандный китайский спирт.

142. Имеется в виду благовещенская тюрьма, расположенная «на горке».

–  –  –

143. Бубновый туз – в дореволюционной России нашивка в виде красного или жёлтого ромба на спине халата каторжника.

144. Казённая квартира – тюремная камера, тюрьма.

КОММЕНТАРИИ

–  –  –

145. Чиновники одного синеворотничного ведомства – имеются в виду жандармы, носившие форму синего цвета.

146. Ей-богу, господа, в партере. Хоть у билетёра спросите: «где, мол, Язва в пятницу сидела?» – Примеч. автора.

Данное примечание – характерный пример авторской иронии и самоиронии, склонности Ф. Чудакова к мистификациям, к «запутыванию следов».

147. «Анатэма» (1909) – пьеса Л.Н. Андреева, по которой в Благовещенске труппой антрепренёра Ивана Макаровича Арнольдова был поставлен спектакль.

148. Штиль (устар.) – стиль, слог, манера речи.

149. Вистую – играю, термин в карточной игре.

–  –  –

150. «Амурка» – здесь имеется в виду Амурская железная дорога, строительство которой велось в 1907–1916 гг.

151. «Дэк» – эсдек, социал-демократ.

152. «Эрка» – эсерка, социалистка-революционерка.

–  –  –

153. Голицын Александр Дмитриевич (1874–1957) – князь, общественный и политический деятель, один из основателей «Союза 17 октября», депутат III Государственной думы от Харьковской губернии.

–  –  –

Редчайший случай: амурский сатирик подписал одно произведение двумя своими псевдонимами: первый псевдоним (Босяк) стоит под первой частью фельетона и третьей, второй (Гусляр) – под второй.

КОММЕНТАРИИ

154. Имеется в виду возникший в декабре 1909 г. в III Государственной думе новый политический союз – «русская национальная фракция», которую образовали две группы депутатов правого толка – так называемая «национальная группа» (крайние националисты) и «умеренноправые».

155. Очевидно, имеется в виду Прошьянц Гагик Аракелович – в 1910-е гг. сверхштатный чиновник при областном врачебном управлении, практикующий врач, врач Благовещенского реального училища, врач частной лечебницы для стационарных больных.

156. Эскулап – в античной (римской) мифологии бог врачевания; в переносном значении (обычно ироническом) – врач, медик.

157. Ефимов, Власов, Залетаев – благовещенские купцы, предприниматели.

158. См. фельетон «Типы избирателей» и коммент. к нему.

159. Игра слов: один из литературных псевдонимов Фёдора Коротаева – Ф. Дудка.

160. Тауц Лев – хабаровский полицмейстер (1906–1909), из бывших тюремных надзирателей. Приобрёл скандальную известность тем, что, вступив в должность, разогнал профессиональные полицейские кадры, набрав им на смену, в том числе, бывших уголовников, с которыми вступил в сговор с целью личного обогащения. Хабаровская полиция под руководством Тауца занималась поборами, обложила торговые заведения «данью». Когда в 1909 г. по инициативе и усилиями возмущённых граждан это стало достоянием гласности, Л. Тауца, вместо того, чтобы отправить в тюрьму, перевели в Никольск-Уссурийский, где он продолжил «борьбу с преступностью».

161. Саврас без узды (устар., разг.) – необузданный, бесшабашный молодой человек (чаще купеческий сынок), предающийся кутежам и буйному разгулу.

162. Шпик – агент полиции, сыщик.

163. Неточно процитированное начало стихотворения Н.А. Некрасова «Зелёный шум» (1863):

Идёт-гудёт Зелёный шум, Зелёный шум, весенний шум!..

164. Куртеев Костя – Куртеев Константин Константинович старший (2-й). См. о нём коммент. к фельетону «Дуэль».

165. Дума новая – имеется в виду избранная в 1910 г. городская дума Благовещенска.

166. «Умерла моя газета» – имеется в виду редактируемая К.К. Куртеевым-старшим газета «Благовещенск» (1907–1912), выходившая на деньги купцов-молокан города.

167. Благовещение – православный праздник, отмечаемый 25 марта (7 апреля).

168. Строчка, очевидно, была вычеркнута по цензурным основаниям.

4. «ЭХо»

«Эхо» – «прогрессивная» (умеренно-либеральная) общественнополитическая и литературная газета, выходившая в Благовещенске в 1908–1915 гг., предшественница «Амурского эха».

–  –  –

Фельетон «Настроение» является откликом на закрытие пограничного перехода и таможни между Благовещенском и китайским городом Сахаляном (совр. Хэйхэ) из-за эпидемии холеры в Китае, в результате чего оказалась парализована поставка китайского спирта и водки («харбинки»).

170. Ротт Вениамин Яковлевич (1884–1938) – известный благовещенский адвокат, в 1911 г. помощник присяжного поверенного (в 1913– 1916 – присяжный поверенный). В конце 1930-х, когда он проживал в Красноярске, обвинён в шпионаже и расстрелян.

171. Мастодонт – огромное вымершее животное, по внешнему виду напоминающее слона.

172. См. коммент. к фельетону «Феноменальный организм».

–  –  –

Язва (Эхо. 1911. 18 февраля (3 марта). № 692. С. 4).

Фельетон «Через 50 лет» посвящён критике аграрной политики премьер-министра П.А. Столыпина по разрушению общинного устройства крестьянской России, а также содержит выпады, направленные против III Государственной думы, поддержавшей данную программу.

«50 лет» – срок, прошедший с момента отмены в России крепостного права (1861).

173. Grand-mre (фр.) – бабушка.

174. Крупенский Павел Николаевич (1863–1939) – общественный и политический деятель, один из лидеров Всероссийского национального союза, член II, III, IV Государственной думы.

175. См. коммент. к фельетону «Торжество победителей».

176. Отруб – земельный участок, выделяемый из общинной земли (в результате аграрной реформы П.А. Столыпина начала XX века) в единоличную крестьянскую собственность (в отличие от хутора – без переноса усадьбы).

177. См. коммент. к фельетону «Сказание об Исаакии-витязе».

178. «Пойдёшь в кусочки» – пойдёшь побираться, просить кусочек хлеба.

ЛИРИЧЕСКИЕ БАСНИ

Язва (Эхо. 1911. 3 (16) апреля. № 727. С. 4).

ЛЕВОЕ ЗАСИЛЬЕ

Гусляр (Эхо. 1911. 6 (19) апреля. № 729. С. 3).

179. Союз Михаила Архангела (Русский народный союз имени Михаила Архангела) – крайне правая, черносотенная политическая организация, возникшая в начале 1908 г. в результате выхода из «Союза русского народа» части её членов.

180. Треф – полицейская собака-ищейка, получившая легендарную известность в 1909 году.

181. Шерше ля крамола – перефразирование известного французского выражения Шерше ля фам (Cherchez la femme) – ищите женщину.

КОММЕНТАРИИ

182. Макс (Максим, Максимка) – собака Фёдора Чудакова, упоминаемая или фигурировавшая в ряде его произведений. Застрелена хозяином в ночь самоубийства (28 февраля 1918 г.).

183. «Амурская волна» – газета, в начале XX века выходившая в Благовещенске.

184. Чернов Виктор Михайлович (1873–1952) – один из основателей и лидеров партии эсеров, её теоретик.

185. Лорд-мэр – городской голова.

–  –  –

Откликом на шуточно-серьёзное стихотворение Ф. Чудакова «Проводы Весны» стала «дружеская» пародия автора, скрывшегося под псевдонимом Aveugle. Она была напечатана в этой же газете спустя две недели (Эхо. 1911. 23 июня. № 789. С. 3). В переводе с французского, Aveugle

– слепой. То ли по причине идейно-эстетической «слепоты» и «глухоты»

автора пародии, то ли в силу сознательной его установки, взятые в качестве эпиграфа строчки Чудакова приведены неточно. Вместо «И опять призывал я весенний трезвон…» у Aveugle в эпиграфе звучит: «И опять прозевал я весенний трезвон…». Само же содержание пародии почти не отражает идейный смысл произведения Чудакова, в котором акцент делается вовсе не на интимной, не на «романтической», а на социальнополитической проблематике.

КОММЕНТАРИИ

Тем не менее, пародийный отклик Aveugle заслуживает (в силу того, что Чудаков редко удостаивался газетных упоминаний – в том числе и сатирико-юмористических) того, чтобы привести его полностью.

–  –  –

ствования.

189. Могарыч – выпивка по случаю заключения какой-либо сделки.

190. Очевидно, Ф. Чудаков подготавливает читателей к стихотворению «Светляк» с посвящением «Ей», которое появится в «Эхе» спустя четыре дня (см. раздел «Лирика»).

–  –  –

191. Курья – в Приамурье так именуют речной залив, старое невысохшее русло реки, небольшую протоку.

192. Косатка-скрипун – небольшая рыба, широко распространённая в бассейне реки Амур.

КОММЕНТАРИИ

–  –  –

195. «Голос Москвы» – ежедневная политическая газета, орган партии октябристов (Союза 17 октября), издававшаяся в 1906–1915 гг.

Издатель и первый редактор, а в дальнейшем фактический руководитель (и партийный лидер) – А.И. Гучков. Издание, субсидировавшееся крупными промышленниками, выступало за умеренные буржуазные реформы, поддерживало внешнеполитическую экспансию и гонку вооружений, в недалёком будущем одобрило участие России в 1-й мировой войне. Гучков и его партия, Гучков и октябристская III Дума – постоянные мишени для сатирических и иронических стрел Ф. Чудакова.

196. Алексинский Николай Павлович – зав. гидротехническим отделом Амурского переселенческого района, по образованию горный инженер, казначей попечительного совета общины сестёр милосердия, член и казначей Амурского окружного правления общества спасания на водах, гласный городской думы, покинул Благовещенск в 1911 г.

197. Имеется в виду газета «Амурский листок» выходившая в Благовещенске в 1910–1914 гг.

КОММЕНТАРИИ

198. Лорд-мэр – в Англии глава муниципалитета, городской голова.

Н.П. Алексинский до бегства из Благовещенска был в числе кандидатов на должность городского головы.

199. Это ироничное примечание Ф. Чудакова призвано не опровергнуть, а, напротив, подтвердить сложившееся в демократических кругах представление о казаках (в том числе кубанских), как о карателях, участвующих в подавлении революционного движения в царской России.

–  –  –

200. Будунда (совр. Ивановка) – небольшая (176 км) река в Амурской области, левый приток Зеи, впадает в районе с. Усть-Ивановка, немного выше Благовещенска, на противоположном берегу; то есть там же, где находится и упомянутое в фельетоне Чудакова озеро Моховое.

–  –  –

201. Стуков Иннокентий Платонович – бывший псаломщик благовещенской Вознесенской церкви, учитель Вознесенской церковноприходской школы, уволенный в 1900 г. от этой должности и из духовного звания. В 1911 г. учитель, зав. училищем им. Гоголя.

202. См. коммент. к фельетону «Левое засилье».

203. См. коммент. к стихотворению «В библиотеке».

–  –  –

204. Кассо Лев Аристидович (1865–1914) – в 1911–1914 гг. министр народного просвещения Российской империи, убеждённый сторонник консервативно-охранительной политики в сфере образования, из-за чего находился в конфликте с либеральным общественным мнением.

При Кассо проводилась в жизнь программа реформирования среднего образования, сводящаяся к усилению государственного контроля над учебными заведениями. В частности, он ввёл в действие правило, согласно которому был установлен высокий – 2/3 от числа всех родителей

– кворум для собраний, избиравших родительские комитеты, что фактически привело к прекращению деятельности подобных общественных органов. Фельетон Ф. Чудакова – реакция на введение этого правила.

17 ОКТЯБРЯ Язва (Эхо. 1911. 18 (31) октября. № 879. С. 3).

Фельетон написан по случаю шестой годовщины со дня подписания Николаем II манифеста «Об усовершенствовании государственного порядка», в котором были провозглашены гражданские свободы, создание народного представительства в форме Государственной думы и др.

–  –  –

205. См. коммент. к сатирическому рассказу «Драма в вагоне».

206. См. коммент. к фельетонам «На тему дня» и «Что думает антрепренёр, когда ему не спится».

207. См. коммент. к фельетону «Краткая история Амурского края…»

208. Антреприза – частное зрелищное предприятие (театр, цирк и т.п.), небольшая (из 3–5 актёров) труппа, создаваемая обычно на какоето время и выступающая с минимумом декораций.

209. Ник Картер – герой детективных историй популярной в конце XIX в. серии романов (их авторы: Д.Р. Корнелл, Т.Ч. Харбо и Ф. ван Дей), рассчитанных на непритязательного читателя.

210. Аркадки – авторский неологизм, производное от Аркадия (книжн., устар., ныне преимущественно ирон.) – древнегреческая обКОММЕНТАРИИ ласть, в переносном смысле место беспечной, счастливой жизни, идиллического пастушеского счастья.

211. Пан Твардовский – герой польской народной легенды, живший в XVI в. Желая приобрести сверхъестественные познания и пожить в своё удовольствие, продал свою душу дьяволу, после чего имел много весёлых приключений. Когда по истечении условленного срока дьявол уводил пана Твардовского в ад, тот спасся, запев духовную песнь;

однако был осуждён пребывать между небом и землёй до Страшного Суда. Легенда о пане Твардовском является польской версией легенды о Фаусте; эта тема многократно обрабатывалась польскими авторами.

Возможно, в фельетоне Чудакова речь идёт о театральной переработке этой легенды.

212. Трефилов Сергей Александрович – театральный деятель начала XX века, актёр и антрепренёр, известный постановщик антреприз в ряде провинциальных театров России.

213. См. в разделе «Лирика» стихотворное посвящение Ф. Чудакова «Дорогому юбиляру, Александру Николаевичу Каренину, слава и многие лета!» (1910).

<

–  –  –

216. См. об Алексинском более ранний фельетон Чудакова в этой же рубрике (Гусляр. Накипь дня (Расхрабрившись, точно кочет…) // Эхо.

1911. № 816). Подмеченное и язвительно прокомментированное автором фельетона изменение в общественном мнении Благовещенска по отношению к инженеру Алексинскому, растратившему крупную сумму общественных денег и сбежавшему за границу, имело свою подоплёку.

В подобной «реабилитации» были заинтересованы очень влиятельные персоны, прежде всего Александр Гаврилович Чаплинский – вицегубернатор (с мая 1909 г.) Амурской области.

В июле 1911 г. в одном из номеров (№ 59) издаваемой и редактируемой Александром Матюшенским (Седым) газеты «Амурский пионер» появилась статья, в которой утверждалось, что Чаплинский тесно связан с обвинённым в хищениях и бежавшим из области АлексинКОММЕНТАРИИ ским. Газета утверждала, что Алексинский жил в одной квартире с Чаплинским, что он является всего лишь «жертвой» кружка лиц, втягивавших его в разгульную жизнь, что и вызвало растрату казённых средств. Во главе этого кружка, по утверждению газеты, был именно вице-губернатор Чаплинский, а входили в его состав полицмейстер Данильчук, его помощник Цесарский, уездный начальник Адрианов и другие влиятельные лица. Газета сообщала, что растраченные членами «клики» казённые деньги и добытые ими взятками суммы «прокучивались» и проигрывались в квартире Чаплинского. В течение нескольких месяцев «Амурский пионер» опубликовал ещё ряд статей на эту тему.

Конфликт между Матюшенским и Чаплинским, поводом для которого стало бегство из Благовещенска инженера Алексинского, разрастался, приобретая чрезвычайно скандальный характер.

17 февраля 1912 г. исполнявший в то время обязанности военного губернатора области Чаплинский издал постановление о наложении на Матюшенского за публикацию статьи «Потешные в крае» штрафа в размере 1000 рублей с заменой, при неспособности выплатить штраф, тюремным заключением сроком на 1 месяц. В ответ на это редактор «Амурского пионера» направил жалобы генерал-губернатору Приамурья Н.Л. Гондатти, министру внутренних дел Российской империи А.А. Макарову, министру юстиции, председателю Совета министров;

в них он обвинял вице-губернатора в «преступных деяниях» и утверждал, что тот мстит журналисту «за статью о его сожителе Алексинском».

А. Чаплинский, в свою очередь, обращался к Н.Л. Гондатти с просьбой закрыть газету «Амурский пионер» и выслать её редактора «из пределов области». Чувствительный к либеральному общественному мнению Гондатти, опасавшийся прослыть «душителем свободной печати», какое-то время колебался, не принимал мер по отношению к редактору «Амурского пионера».

Однако властям пришлось «тушить пожар»:

в конце концов газета «Амурский пионер» была закрыта, а Матюшенский за «клевету» был осуждён на 4 месяца тюрьмы. «Сожителя» же инженера Алексинского А. Чаплинского от греха подальше перевели в Петропавловск-Камчатский.

Судя по всему, именно замешанные в скандале официальные лица во главе с вице-губернатором А. Чаплинским направляли общественное мнение Благовещенска в русло «реабилитации» растратчика Алексинского. Прямо не называя причины реабилитации Алексинского, Ф. Чудаков, тем не менее, намекает читателям газеты «Эхо», конечно же посвящённым в детали этой скандальной истории, что здесь не обошлось без двойной морали и без высоких покровителей.

Сатирическое стихотворение «Колёсная» посвящено Амурской колёсной дороге (так называемой «Амурской колесухе») – трактовой дороге для гужевого транспорта между Благовещенском и Хабаровском, которая строилась с 1898 по 1910 г. силами крестьян-переселенцев, солдат и, в основном, каторжан.

5. «ЗЕя»

«Зея» – еженедельный иллюстрированный журнал, издававшийся в Благовещенске в 1914–1915 гг. Дата выхода первого номера – 19 января (1 февраля) 1914 г., последнего – 24 января (5 февраля) 1915 г. Из-за постоянных цензурных запретов и административных санкций вышло всего несколько номеров. Официальный (номинальный) редакториздатель журнала – Андрей Степанович Лобанов. Реальным редактором и автором едва ли не большинства опубликованных в издании материалов был Ф. Чудаков. В отличие от сатирических произведений, созданных им в первые годы пребывания на Амуре, в том числе вошедших в сборник «Шпильки» (1909) или печатавшихся в журнале «Колючки»

(1909–1910), подавляющее большинство произведений (стихотворных и прозаических фельетонов, рассказов, лирических стихов) Чудакова, опубликованных в «Зее», тематически связано с Приамурьем. Как и в «Колючках» (а позже – в журнале «Дятел, беспартийный», 1918), в «Зее»

Чудаков подписывал свои произведениями несколькими псевдонимами или инициалами – и часто применяемыми, а потому легко узнаваемыми: Гусляр, Язва, Босяк, Амурец, Фёдор Ч., К. Рез.; и редкими: Мисс Нелли, Мураш, Блинохват и др. Составителю данной книги удалось отыскать в полном виде лишь третий и четвёртый номера журнала «Зея».

–  –  –

КОММЕНТАРИИ

217. Бадаев Алексей Егорович (1883–1951) – политический (в советское время – государственный) деятель, большевик с 1904 г. В 1912 г.

избран в IV Государственную думу. В ноябре 1914 г. арестован по делу думской социал-демократической фракции, в 1915 г. выслан в Туруханский край.

218. Туляков Иван Никитич (1887–1918) – политический деятель, меньшевик, член социал-демократической фракции IV Государственной думы, как и А.Е. Бадаев, арестован в ноябре 1914 г.

219. Депутата Пулина с таким отчеством в Государственной думе дореволюционного времени не было. Реально существовавший депутат: Пулин Иван Емельянович (1864 – не ранее мая 1917). Член IV Государственной думы от Симбирской губернии. Крестьянин, торговец, волостной судья (1904–1906). После раскола фракции правых (ноябрь

1916) примкнул к группе независимых правых во главе с князем Б.А. Голицыным. В мае 1917 г. был арестован односельчанами из-за нежелания передать им часть своей земли (был освобождён по личной телеграмме председателя Думы М.В. Родзянко). Дальнейшая судьба неизвестна.

220. «Брюхановские отголоски» – очевидно, вымышленное название. Возможно, автор фельетона отталкивался от названия известной ему газеты «Амурские отголоски», выходившей в Благовещенске в 1907–1908 гг. под редакцией И.О. Мокина.

–  –  –

Предшествующие три части «Краткой истории Амурского края…» в данное издание не вошли, так как обнаружить первый и второй номера журнала «Зея», где они напечатаны, не удалось.

221. Поярков Василий Данилович – русский землепроходец XVII в., один из первооткрывателей Восточной Сибири и Дальнего Востока. В 1643–1646 гг. во главе отряда численностью около 130 человек прошёл из Якутска по рекам Лена, Алдан, Учур, Гонам и через водораздел вышел на реку Зея, затем по ней на Амур; от устья Амура Охотским морем достиг устья реки Улья. После зимовки прошёл на лыжах до верховьев реки Мая и по рекам бассейна Лены вернулся в Якутск. Собрал ценные сведения о природе и населении обширных районов Дальнего Востока.

Отличался жестокостью по отношению к местным жителям. Именем Пояркова назван населённый пункт в Амурской области.

222. Сице (устар., диал.) – так, таким образом.

223. Стессель Анатолий Михайлович (1848–1915) – генераллейтенант (с 1901). Участник русско-турецкой войны 1877–1878 гг.

КОММЕНТАРИИ

С 1899 г. командовал 3-й Восточно-Сибирской стрелковой бригадой, участвовал в подавлении Ихэтуаньского восстания в Китае (1900).



Pages:     | 1 || 3 |

Похожие работы:

«Классификация ЭПС Электронные платежные системы можно классифицировать, основываясь как на специфике электронных расчетов, так и на базе конкретной технологии, лежащей в основе ЭПС. I. Классификация ЭПС в зависимости от вида электронных расчетов Электронные расчеты, в...»

«Научно-производственное предприятие ЭКРА СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Актом приемочной комиссии Генеральный директор НПП ЭКРА 22.06.2000 О.Л. Саевич ШКАФЫ АВТОМАТИКИ УПРАВЛЕНИЯ ЛИНЕЙНЫМ ВЫКЛЮЧАТЕЛЕМ И ЗАЩИТ ЛИНИИ ТИПОВ ШЭ2607 011011, ШЭ2607 011012, ШЭ2607 012012 (ШЭ2607 011, ШЭ2607 012) Руководство по эк...»

«ковровая плитка ковровые покрытия ковры и ковровые дорожки гобеленовые настенные ковры безопасный пол грязезащита аксессуары для лестниц и пола системы светодиодной подсветки низкопрофильная система кабельной проводки сопутствующие товары СОВРЕМ...»

«Михаил Юрьевич Быков Асы Великой Отечественной Текст предоставлен издательством "Яуза" http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=170119 Асы Великой Отечественной. Самые результативные летчики 1941-1945 гг.: Яуза, Эксмо; Москва; 2007 ISBN 978-5-699-20526-4 Аннотация Автор провел более трех лет в ЦАМО РФ, собирая...»

«Содержание 1. Виды практик по специальности 080401 "Товароведение и экспертиза товаров". 5 2. Объекты практик 3. Организация и руководство практиками 4. Обязанности студента-практик...»

«Артём Свиридов ПУТЕШЕСТВЕННИЦА ПО МИРАМ Фантазия – это не выдумка, а искусство видеть невидимое. Я видел, как вера двигала города, заставила человека отринуть смерть, изменила сердце старой злой ведьмы. Вся эта крепость была построена верой. Вера прокляла женщину, чьё сердце цеплялось за надежду что другой её люби...»

«1.Пояснительная записка Рабочая программа разработана на основе авторской Программы специальных (коррекционных) образовательных учреждений II вида К.Г. Коровина, А.Г. Зикеева, Л.И. Тиграновой и других авторов. Данная программа составлена в соответствии с учебным планом школы.Об...»

«Инструкция по эксплуатации version 4.1, 7/6-2002 Olex AS www.olex.no Postboks 1256 Pirsenteret Tlf: +47 73 54 61 99 N-7462 Trondheim Fax: +47 73 54 50 23 Norway Email: olex@olex.no Содержание 5 УСТАНОВКА 5 Системный блок 5 Программ...»

«Иван Липтуга Фидбэк о Сингапуре Посвящается моему вдохновению, которое меня не покидает ни на секунду, и которому я еще в Сингапуре пообещал все подробно описать. Вот пишу. Представьте себе жизнь, где круглый год изо дня в день на улице...»

«МИНИСТЕРСТВО РЫБНОГО ХОЗЯЙСТВА СССР ПРИКАЗ от 24 февраля 1969 г. N 79 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРАВИЛ РЫБОЛОВСТВА В ОБСКОМ БАССЕЙНЕ В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 10 декабря 1965 г. N 1060 утвердить по согласованию с Советом Министров РСФСР прилагаемые Правила рыболовства в Обском бассейне. Ввести в действие указанные Правил...»

«Підводні дослідження: Археологія. Історія. Дайвінг 2013 УДК 92.034 РЕЗУЛЬТАТЫ ПОДВОДНЫХ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В АКВАТОРИИ ХЕРСОНЕСА 2012-2013 ГОДОВ. Кулагин А.В., Букатов А.А. Национальный заповедник "Херсонес Таврический", г. Севастополь. Статья посвящена работам отдела подводн...»

«Пояснительная записка. Статус документа Настоящая программа по "Изобразительному искусству" для 7-го класса создана на основе федерального компонента государственного стандарта основного общего образования. Программа детализирует и раскрывает содержание стандарта, определя...»

«Q • * '© & "S 4S"0' •5S 0 H © ^ V ® ". © ч ^ л ф. if'.o © o. o. c *S ".0" О ;v О (. ГОРНОЕ ДЬЛО. д ь й ств ш п о и с к о в ы х ъ О тчетъ пар тш въ А лтай ском ъ о горн ом ъ окр уга въ год у. Для поиска золотоносныхъ россыпей, Горнымъ СовКтомъ А...»

«Пояснения к программам ППССЗ по заявленным специальностям являются системой учебно­ методических документов, сформированных на основе ФГОС СПО. ППССЗ включает: учебный план; календарный учебный график; рабочие программы модулей, дисциплин учебных курсов; учебной производственной практики...»

«1 Глава 1. ВЫБОРЫ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА Выборы сталинской эпохи: 1935– 1955 годы 5 мая 1935 года на карте Союза Советских Социалистических Республик появился новый город. Рабочий поселок Ревда Первоуральского р...»

«ОБЗОРЫ МИРОВЫХ ПРОЦЕССОВ: ИТОГИ 2010 ГОДА График 1. Индекс международной безопасности iSi в 2010 г. январь февраль март апрель май июнь июль август сентябрь октябрь ноябрь декабрь январь Ы В О Р С О С З Галия Ибрагимова. ИНДЕКС iSi 2010: ИТОГИ ГОДА Е Б Ц О О Евгений Бужинский, Дайан Джаятиллека, Пал Дунай, Андр...»

«РЕСПУБЛИКА КРЫМ АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ФЕОДОСИИ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ Постановление От 15.06.2015 № 315 г. Феодосия Об утверждении Административного регламента предоставления муниципальной услуги "Присвоение объекту адресации адреса или аннулир...»

«Управление большими системами. Выпуск 30 УДК 519.8 + 330.4 ББК 65.6 НЕЧЕТКИЙ ПОДХОД К ПРОГНОЗИРОВАНИЮ УРОВНЯ БЕДНОСТИ Абдуллаева Н. А.1 (Учреждение Азербайджанской академии наук Институт кибернетики АНАН, Баку) Исследуется уровень бедности в Азерб...»

«Downloaded from © 2015 oldchemist.adr.com.ua Портреты: Александр Святославович Самохоцкий Л. СТРЕЛЬНИКОВА Он был врач После множества встреч в Одессе со старыми знакомыми и близкими Александра Святославовича Самохоцкого, я, кажется, узнала и почти поняла...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ РОСТОВСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА ПОСТАНОВЛЕНИЕ от г. Ростов О закреплении определенных территорий за общеобразовательными учреждениями Ростовского муниципального района, реализующими общеобразовательные программы начального общего, основного общего и среднего общего образования На основании п.З ст.67 Федеральног...»

«РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ЦИФРОВОЙ АЛКОТЕСТЕР ATS-301 Уважаемый покупатель! Благодарим вас за то, что вы выбрали наш компактный цифровой алкотестер. С помощью данного прибора можно точно измерить содержание алкоголя в крови по пробе выдыхаемого воздуха. Настоящее руководство предназначено для обеспечения у...»

«Система менеджмента качества Шифр СМК ПК документа 1.4-0.1-2015 ПОЛОЖЕНИЕ О РИИ АлтГТУ Страница Версия №1 1 из 23 Система менеджмента качества Шифр СМК ПК документа 1.4-0.1-2015 ПОЛОЖЕНИЕ О РИИ АлтГТУ Страница Версия №1 2 из 23 1. Общие по...»

«РобоПарад Регламент за основу взят регламент ежегодного РобоПарада Лоуренского технологического университета (LTU) с сайта http://www.robofest.net В РобоПараде участникам необходимо самостоятельно подготовить автономный роботбуксир, способный следовать по маршруту парада (по ч...»

«СИНДРОМ ДЕФИЦИТА ВНИМАНИЯ С ГИПЕРАКТИВНОСТЬЮ У РЕБЁНКА – ОПАСНОСТЬ ДЛЯ ЕГО БУДУЩЕГО Высокая активность ребенка, его любознательность, подвижность вызывают умиление у окружающих и родителей. Однако когда ответы взрослых на многочисленные вопросы такого ребенка остаются им недослушанными, а постоянная бе...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.