WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

«Агриппина Федоровна ТРУХАВАЯ АГРИППИНА ФЕДОРОВНА ТРУХАВАЯ В 1932 г. — колхозница 53 лет, из д. Липовицы Кижского сельсовета Заонежского района, где жила с мужем, его двумя сыновьями, ...»

Агриппина Федоровна ТРУХАВАЯ

АГРИППИНА ФЕДОРОВНА ТРУХАВАЯ

В 1932 г. — колхозница 53 лет, из д. Липовицы Кижского сельсовета

Заонежского района, где жила с мужем, его двумя сыновьями, невесткой и

внучками. Приветливая, общительная, очень скромная. В городах, кроме

Петрозаводска, А. Ф. Трухавая не бывала. Грамоты не знала.

Былинным текстам А. Ф. научилась, по ее словам, еще лет девятнадцати,

слушая, как дядя читал их по книге. Сам же дядя былин не знал. Много слыхала былин и в исполнении стариков, от которых переняла напев. Таким образом, на былинах ее сказалось и влияние живой устной традиции.

Тексты А. Ф. Трухавая помнила твердо, могла и спеть и сказать словами.

Но пела былины только для себя, за работой. При других петь стеснялась и знание былин держала в большой тайне. Называла их и «былинами» и «стўринами» и была убеждена в действительности изображенных событий.

В семье никто, кроме нее, былин не знал.

Репертуар ее интересен тем, что содержит такие редкие в настоящее время былины, как «Михайло Потык», «Добрыня и Змей». Последняя, в исполнении А. Ф. Трухавой, так же как и былина о Дюке, отличается полнотой и стройностью композиции.

Кроме былин, А. Ф. Трухавой известны были старинные песни, протяжные и свадебные, сказки и духовный стих об Алексее, человеке божьем.

________ Бой Добрыни со Змеем

БОЙ ДОБРЫНИ СО ЗМЕЕМ

Как не белая ль берёза нагибаетцэ, —

Сын со родноей со матушкой прощаетцэ:

«Дай прошеньице мне, благословленьице На Пучай–реку купатися 5 И окунуть–то мне тело богатырское во ручей».

— «Но не дам тебе прощеньице–благословленьице:

Как Пучай–река–то есть страховитая, Страховитая, сама угрюмая».

Не послушался Добрыня родной матушки, 10 А пошол–то он на широкой двор, Выбрал он себе самолучшего жеребчека.

Как седлал–то он его усёдлывал, Кладывал он туда подпруги крепкии, Чтоб в чистм пол конь спод седёлушка не выскочил, 15 Добра молодца Добрыню не выронил.

Как поехал тут Добрыня Микитен сын, Днем–то еде он по красному по солнышку, Ночью едет по светлому по месяцу.

А дннечек за дннечком, быдто дож дожжит, 20 А неделька за неделькой, что река бежит.

Как приехал тут Добрыня ко Пучай–реки, Да скочил–то он со добра коня.

Да уж стал он во Пучай–реки купатися, Как в краю ныркм пойдёт, [к] другому вынырнет.

25 Уж как спомнил тут Добрыня родну маменьку:

«Что сказала мне родна маменька, Что Пучай–река есть страховитая, А страховитая да угрюмая, А Пучай–река не страховитая, 30 Не страховитая, не угрюмая».

И вдруг ни тёмные ведь теми призатемели:

Бой Добрыни со Змеем Как летит к нему змеинище, Змеинище Горынище о шести хоботах.

Вдруг увидела она Добрыню во Пучай–реки 35 И схватила его со Пучай–реки.

Как спомнил Добрыня родну маменьку:

«А теперь пришла мне кончинушка!».

Поглядел–то он по крутому по бережку, Как увидел шляпу подорожную, 40 Эту шляпоньку подхватывал, Одной рукой он поганую захватывал, Другой рукой он подмахивал.

И тут ему змея смолилоси:

«Какой же ты, Добрыня брат, 45 И так будь, Добрыня, братом большиим, А я буду сестрой мньшею, Чтобы не летать во святую Русь, Не носить в полон народу християнского, А тоби–то, Добрыня Микитен брат, 50 Не ездить на гору Сорочинскую».





Они тут с ею поразъехались, Поднималоси змея высоко под облаки, Да летела ведь она да на святую Русь, А там пошла–то княжеецкая племянница, 55 Пошла с няньками да с мамками, Да гулять она пошла во чист пол.

Как увидела змея проклятая, Да низко она к земелюшке припдала, Ухватила княжевецкую племянницу 60 Да молоденьку Забавушку Путятичну.

Ну как приехал он к родитель–матушке:

«Уж как дай–ка, дай, родитель моя матушка, Уж как дай мне прощеньице–благословеньице, Да сходить–то мне ко князю на почестен пир».

65 — «Ай же, мое чадочко любимое, Бой Добрыни со Змеем Уж ты, дитятко Добрынюшка Никитенец!

Уж как ешь–жа ты дсыти, Уж как пей–ка ты дпьяна, А держи бесчётной золотой казны по ндобью, 70 Не ходи ты ко князю на почестен пир».

Как не послушался Добрыня родной маменьки, А пришол–то он ко князю на почестен пир.

Как пришол–то он ко князю на почестен пир, Выходил–то он ’тую ль во гридню во светлую, 75 Крес ведёт да по писному, А поклон ведёт да по учёному, Сам клонитце на вси на три сторонушки, А князю солнышку он кланятце на особину.

Проводили гостя в место бльшое, 80 Да садили гостя за дубов за стол, Подносили гостю чару зелена вина.

Уж как стал князь по горенке похаживать,

Да стал он жолтыма кудёрками потряхивать:

На кого мне наложить мне служебка не малая, 85 Не малая мне служебка, великая?

Кто ли съездит на тую гору Сорочинскую, Хто отыщет мне любимую племянницу И молоденьку Забаву дочь Путятичну?».

Уж как старшии туляютца за средниих, 90 А ведь среднии туляютца за меньшиих, А от меньшиих–то князю и ответа нет.

А Вольга сказал таковы слова:

«Ай же, князь Владимир стольно–киевский!

Я знаю, на кого тебе наложить служебку не малая, 95 А не малая ведь служебка — великая, На тово ли на Добрыню Микитенца.

Он вчерашний день билсэ со змеёю со великою, Называласи змея сестрой меньшеей, Называла Добрыню братом сгаршиим;

Бой Добрыни со Змеем 100 Он выпросит у змеи у великия, Он без бою, без драки, без кроволития».

Князь говорил: «Ай же ты, Добрынюшка Никитенец!

Поезжай–ка ты во гору Сорочинскую, Ты отыскивай молоденьку племянницу.

105 А не отыщещь ты молоденькой племянницы — Прикажу тебе, Добрыня, голову рубить».

Закручинился Добрыня, запечалилсэ, Да пошол–то ко полатам белокаменным, Он ко своей ко родитель ко маменьки.

110 Как садилсэ он да за дубовой стол, Он склонил он свои очи ясныя Низко пнизку в кирпичной пол, Дак сидит, не словечком не промолвитца.

Подходила к нему старая старушенька, 115 Стала молодца Добрынюшку выспрашивать,

Стала молодца Добрынюшку выведывать:

«Ай же, мое цадоцко любимое, Уж ты дитятко, Добрынюшка Никитич млад!

Уж как место тебе в пиру было не почето, 120 Али чарочкой тебя побнесли Али пьяница–дурак тебя побозвал?».

Говорил–то тут Добрынюшка Никитич млад:

«Уж как место–то в пиру мне было почето, Уж как чарочкой меня не бнесли, 125 А наложил–то князь служебку не малую:

Надо съездить на ту гору Сорочинскую, Да ко тым–то ко печнрочкам змеиныим, Отыскать–то княжеецкую племянницу, А молоденьку Забавушку Путячечну».

130 И говорила тут Добрыне родна матушка:

«Уж как богу–то молись да спать ложись.

А ведь утро мдро, а ведь день мудер пребыточне Уж как есь–то ведь у нас да дедков конь, Во назьм стоит да призарощенный».

Бой Добрыни со Змеем 135 Ну, Добрыня богу молилсэ и спать ложилсэ.

Как поутрушку встовал он ранёшенько, Умывалсэ он водою побелёшенько, Утиралсэ полотенцем он посушенько, Уж как шол–то он да на стоялой двор, 140 Уж как дверь–то он оттудова повыломал, Уж как дедкова коня–то повытащил;

Как седлал–то он его, усёдлывал, Кладывал еще подпруги крепкия, Как не ради красы–босы да молодецкой — 145 Только ради он укрепы богатырскоей:

Чтобы добрый конь спод седёлушка не выскочил, Добра молодца в чистм поли не выронил.

А подходила тут к Добрыне родна маменька, На понзде дла ведь Добрыне плёточку, 150 Плёточку семи шелков,

Как семи шелков да всяких разныих:

«Уж как станут змеёнуши ноженьки подтачивать, А не станит твой добрый конь подскакивать, — Ты хлещи промеж уши да промеж заднии ног».

155 И отправляла тут Добрыню родна матушка В дальную дорожку распечальную, В распечальную она да в страховитую.

Как поехал тут Добрыня Микичий брат, Днём–то еде он по красному по солнышку, 160 Ночью едет он по светлому по месяцу, Уж как днечек за днечком, будто дож дождит, А неделька за неделькой, что река бежит.

Как приехал тут Добрыня Микитен брат На ту гору Сорочинскую, 165 Как тут стали змеёныши подтачивать, Тут не стал–то его добрый конь подскакивать, Уж как вспомнил тут Добрыня родну матушку, И спомнил плёточку Добрыня эту шлкову.

Бой Добрыни со Змеем Как уж стал хлестать промеж ушей, промеж заднии ног, 170 Тут уж стал его добрый конь подскакивать, Да стал–то он змеёнышей притаптывать, Притоптал их всих до единого.

Ну как потом скочил да со добра коня, Уж как ладит итти ко печнрам ко змеиныим, 175 И как вдруг летит Змеинище Горынище, Как несёт–то в хоботах–то тело мёртвое.

Увидала вдруг Добрыню Микитенца,

Упустила с хоботов да тело мёртвое:

«Ай же ты, Добрыня Микитен брат!

180 Положили заповедь великую, Что не ездить тебе на гору Сорочинскую, А ты приехал на нашу гору Сорочинскую, Притоптал тут всех моих детёнышей».

— «Ай же ты, сестричушка назвная!

185 Я ли тут полжил заповедь великую, Аль сама–то ты, змея проклятая.

А с тых–то походушечек великиих Да ты литела да прямо на святую Русь, Да унесла–то ты княжевецкую племянницу, 190 А молоденьку Забавушку Путятичну.

Дак ты отдай–ка мне Забавушку Путятичну, Ты без бою–то без драки, без кроволития».

— Ни отдам тебе княжевецкоей племянницы.

Притоптал ты всих моих детёнышей».

195 Похватила она тут Добрынюшку, И стали оны тут со змеёю битьцэ–ратитьцэ.

Уж как вспомнил тут Добрыня родну матушку, Вспомнил плёточку семи шелков, Уж как левою рукою поганую захватывал, 200 Стал хвыстать–то он змею проклятую, Похлыстал–то он её на мелкие на часточки.

И он билсэ с нею, ратилсе Бой Добрыни со Змеем

–  –  –

235 Мне назвать тебя так и не мочи.

Ай же ты, Добрынюшка Микитенец брат!

За твою за служобку великую Назвала бы тебя братиком родимыим — Мне назвать тебя так и не мочи».

240 Как привёз–то он ко князю ко Владимиру:

А подъезжает к полатам белокаменным, Как стречеет–то ево родитель–матушка.

Говорит Добрынюшка Микитенец:

«Уж какая ты, родитель родна матушка, 245 Дай прощеньице ты мне благословленьица Сходить ко князю на почестен пир».

— «Уж какой моё чадушко родимоё, Уж как пей, Добрыня, ты дпьяна, Уж как ешь–ко ты, Добрыня, дсыта, 250 Не ходи–ка ты ко князю ко Владимиру!».

Не послушалсэ Добрыня родной матушки, А пошол–то он ко князю на почестен пир.

Как зашол–то он во тую гридню светлую, Во столовую во новую во горничку, 255 Крес ведёт да по писному, Поклон ведёт да по учёному — Сам клонитцэ на вси на три сторонушки, Князю–солнышку он клонитца в особицу.

Как проводили гостя в место бльшее, 260 Да садили гостя и за дубов за стол, Подносили гостю чару зелен вина.

Говорит–то князь Владимир стольно–киевской:

«Уж как ай же ты, Добрынюшка Микитенец!

За твою за служобку великую, 265 За твою за служобку не малую Ты торгуй у нас во Кееве Века п веку и века д веку».

Уж как про Добрыню старин поют Бой Добрыни со Змеем

–  –  –

ДЮК СТЕПАНОВИЧ

Как не белая берёза нагибаетцэ, Сын со роднй со маменькой прощаетце,

А с чесной вдовой Омелфой Темофеевной:

«Уж как дай–ка дай, родитель родна маменька, 5 Дай прощеньица мне–ка благословленьица Уж как съездить–ка мне–ка Дюкушку во Кеев–град Поглядеть–то мне–ка князя со княгиною.

Как везде–ка я Дюк пбывал, Не бывал только во Киеве, 10 Не видал–то я князя со княгиною».

— «Как не дам тебе прощеньица–благословленьица

Уж как ехать тебе Дюкушке во Кеев–град:

Как до Кеева три зставы великиих, Перьва зстова есть горы поталкучии, 15 Дрга зстова есть змеи поклевучии, Третья зстова есть птицы поедучии, — Уж как тут–то тебе Дюку не проехати».

— «Уж как этим–то меня не уговаривай.

Дашь прощеньице — поеду я, 20 Ай не дашь прощеньице — поеду я».

— «Уродилось моё дитятко заносливо, Ты заносливое дитятко, захвастливоё.

Уж ты хвастаешь животнишкамы сироцкима, А во Кееви–то люди все слухавые, 25 Изведут тя Дюка ни за денежку».

Уж как шол–то он на стоялый двор, Выберал–то он самолучшего жеребчека, Как седлал–то он его усёдлывал, Кладывал–то он подпруги крепкии, 30 Как не ради красы–босы молодецкоей, Только гля–ради укрепы богатырскоей, Чтобы добрый конь спод сёделушка не выскочил, Добра молодца в чистм пол не выронил.

Дюк Степанович Выводил коня да со стоялого, 35 Привезал коня ко столбу да ко точёному, Ко кольчу коня да к золочёному.

Отошол–то он ведь прочь, да всё дивуется:

«Ах ты, мой ли ты конь али лютый зверь?».

Только видли оны молодца вед сядучи, 40 А не видли оны молодца поедучи.

Как поехал ведь боярин Дюк Степанович, Положил–то он заветы крепкии, Что дома–то стоял заутрену, А во утро–то поспеть во Кеев–град, к обеденке.

45 Как приходит–то перва застава великая:

Пришли горушки да тут да поталкучии.

Только горушки растолнулись не столнулись, Все ли горушки–то бурушка проскакивал, Все ли маленький косматенький провёртывал.

50 Берега–то все озёра промеж ног спускал, С горы н гору да с холма н холму.

Друг застова приходит да великая:

Пришли птиченьки да тут да поедучии.

Не успели птицы крылушков расправливать, 55 Все ли бурушка–кабурушка проскакивал, Маленький косматенький провёртывал, Берега–то вси озёра промеж ног спускал С горы н гору, с холмы на холму.

Третья застава приходит–то великая:

60 Пришли змеи–то да поклевучии.

Не успели змеи хобутов расправливать, Все ли бурушка–кабурушка проскакивал, Маленький косматенький провёртывал, Берега–то вси озёра промеж ног спускал, 65 С горы на гору да с холмы на холму.

Тут приехал ведь боярен Дюк Степанович Да уж еде прямо на княженецкой двор.

Привезал коня к столбу он ко точёному Да к кольчу коня он к золочёному, Дюк Степанович 70 Проходил во тую гридню во светлую, Во столовую во новую во горничку.

Крес ведёт да по писному, Поклон ведёт да по учёному, Сам клонитце на две, на три на сторонушки, 75 Княгине–солнышку он клонитце в особичу:

«Ах ты здравствуешь ли ты да рукомойница!».

— «Ай же ты, захлопина боярская, Запитуниха ты деревенская!

Княженецкую жену да называешь рукомойницей!».

80 — «В этом ты на меня не прогневайся, Как во нашей во Индии да во богатоей, Во той во Галичи во проклятоей, Как у моей у родитель у маменьки В этаких платьях ходят рукомойницы.

85 А гди же князь Владимир стольно–кеевской?».

— «А князь Владимир к обедне ушол».

Он тут назад и поворот держал, Шол во черковь божию.

Как пришол во черковь божию, 90 Крес ведёт да по писному, Поклон ведёт да по учёному, Сам клонитце на две, на три сторонушки.

Князь Владимир стоит на правом крылос, А Самсонушка Самойлович на левом крылос.

95 Отошла–то ранняя обеденка, Подходил к нему князь Владимир стольно–кеевской, Подходил к нему Самсонушка Самойлович, Стали молодца выспрашивать,

Стали молодца выведывать:

100 «Ты с какой земли да с какой орды, Ты коёва отча да коёй матушки?».

— «Уж я есь со той со Индии богатоей, Да со той со Галичи проклятоей, Да чесной вдовы Омелфы Тимофеевны, 105 Я приехал поглядеть да князя со княгиною, Дюк Степанович Ехал я дорожкой прямоезжеей, А домо–то стоял у заутренней, А во Кеев–град поспел к обеденке».

Говорит Самсонушка Сомойлович:

110 «Во глазах собака насмехаетца:

Прямой дорожкой прямоезжеей Есь три зставы великиих».

Так пошли оны по городу по Кееву.

Как идёт–то ведь боярин Дюк Степанович, 115 На сапоженьки он идёт да всё поглядыват, С ноженьки на ноженьку выступыват, С плечика на плечико посматриват.

И говорит–то тут Самсонушка Самойлович:

«Во глазах собака насмехаетца — 120 Он убил каково–то боярина, Уж как снял с нево да цветна плачьича, Да в тых платьях ходит здесь да выхваляетца».

И говорил–то тут боярин Дюк Степанович:

«Этым, князь, да ты на меня не прогневайся, 125 Говорили Киев–град в чести в добри,

А во Кееве да всё да не по нашему:

Как во нашеей во Индии богатоей, Во той ли во Галичи проклятоей, Как у моей у родитель у маменьки 130 Принастланы мосточки дубовые, Кладены наручники калиновы, Принас[т]ланы суконочки бархатны, Как идёшь–то — ведь сапожка не грізнятцэ, А не грізнятцэ, а только чистятцэ».

135 Ну как пришли они на княженецкий двор,

Как пришол–то тут Дюк Степанович:

«Ай же мой ты бурушка–кабурушка, Уж какой же ты мой богатырской конь, Не хотел ты ись пшены да белояровой, 140 А тут насыпано овсишко зяблого».

Приводили гостя в гридню светлую, Дюк Степанович Во столовую во новую во горенку Да садили гостя за дубов за стол, Уж как стал–то гостюшко колачики метать.

145 Уж как верхнюю–то корочку на стол кладёт, А ведь нижнюю корочку под стол мечет, А мякишко только скушает.

Подходил к нему Самсон Самойлович:

«Уж как што же ты, боярин Дюк Степанович, 150 Верхнюю корочку на стол кладёшь, Нижнюю–то корочку под стол мечешь, А мякешку только кушаешь?».

— «Этым, князь, ты на меня да не прогневайсе:

Говорили — Кеев–град во чести–добри, 155 А во Киеве да всё да не по нашему:

Как во нашеей во Индии богатоей, Да во той во Галичи проклятоей, Да у моей родитель–маменьки Уж как бочечки ести ведь дубовыи, 160 Обручики золочёныи.

Уж как там у нас и колачи месят, А печеньки у нас изразцёвыи, Помялышки у нас да ведь шелквые, А уж там у нас и колачи пякут, 165 Как калачик съешь — другово хочитце, Другой съешь — по третьему душа горит, А третий съешь — четвёртый вон с ума нейдёт.

А не так, как у вас во Кееви!

У вас здесь во Киеви 170 Бочечки–то есь сосновые, Обручики–то есь еловые, А уж там у вас калачики месят, А печеньки кирпичныи, А там у вас и колачи пякут».

175 Подносили гостю чару зелена вина.

Половину расплескал он по горенке, А другую за окно вылил.

Дюк Степанович «Этим, князь, ты на меня не прогневайся.

Говорили Киев–град в чести в добри — 180 Как во той ли во Индии богатоей, Да во той ли во Галичи проклятоей, Как у моей родитель–маменьки Да бочечки–то есте ведь дубовые, Да обручики везде да золочёные.

185 Да уж там у нас и вино держитцэ.

Чару выпьешь, — губыньки слепаютцэ, Другу выпьешь — по третьей ведь душа горит, А третью выпьешь, — а четвёрта вон с ума нейдёт.

А не так, как у вас во Киеви.

190 А во Киеви у вас бочечки сосновыи, А обручики еловыи, Там у вас и вина держатца».

Подходил к нему Самсонушка Самойлович:

«Да какой же понаехал богатырь Дюк Степанович, 195 Что ничим ево не мочи уштрафити.

Уж как станем–ка битьцэ о велик заклад, О велик заклад да на три годичку, Ходить во черьков божию, У которого лучче одёжа будет, 200 Которой которово перефарщивеет».

Говорил–то тут боярен Дюк Степанович:

«А тиби просто, Самсон Самойлович, Битьце о велик заклад.

Сам–то ты пр доми, да и одёжа у тя пр доми.

205 А у меня платьев что на сиби, А хлеба что и в брюхе».

Ну побился он с Самсоном о велик заклад, О велик заклад да на три годичку.

И сел–то он ко столичку дубовому, 210 Да писал–то он скоропивчатую грамотку,

Он ко своей ко родитель ко маменьке:

«Ай же ты, родитель моя маменька, Уж мы бьёмся со Самсоном о велик заклад, Дюк Степанович О велик заклад на три годичку, 215 Чтоб ходить нам в черьков божию, Штобы кажин день было бы платье сменное, Платье сменное, платье цвнтное, Штобы лучче того цвету не было».

И шол он на стоялой двор, 220 Заседал он бурушку–кавурушку:

«И ты бежи–тка, бурушка–кавурушка, И мой ты богатырской конь, Ты ко своим бежи любимыим конюшенкам, Да зарычи–ко там да ясным ісыком, 225 Ясным ісыком да ясным соколом».

Как прибежал бурушка–кавурушка Ко своим ко любимыим конюшенкам, Зарычал да ясным ісыком, Ясным ісыком да ясным соколом.

230 Как услыхала Омелфа Тимофеевна

Да побежала ведь она да на стоялый двор:

«Ай же, мое чадушко любимоё, Боярин Дюк Степанович, Решил–то он верно младую головушку — 235 Прибежал только бурушка–кавурушка».

Стала бурушка рассёдлывать, Увидала скоропивчатую грамотку,

Скоро взяла распечатала:

«Уж как ай же вы, мои слуги верные, 240 Как кормите коня да скоро нскоро, Скоро нскоро, да сыто нсыто!».

А сама взяла да золоты ключи, Да пошла одёжицы налаживать, Одёжу всю на три года собрала, 245 Заседлала коня и отправила.

Прибежал–то конь на княженецкой двор, Зарычал–то он да ясным ісыком, Ясным ісыком да ясным соколом.

Выходил–то тут боярин Дюк Степанович, Дюк Степанович

–  –  –

320 А с кеевскими бабами.

За какой же богатырь поехал Дюк Степанович?

А поедемте–ка его животов описывать!».

Трёх человек выбрали туды Животов описывать.

325 А боярин Дюк Степанович осталсэ в городе Кееви.

Бумаги взяли на три год, Ехали три месича.

Приехали, зашли они во гридню во светлую,

Во столовую во новую во горенку:

330 Крес ведут по писному, Поклон ведут по учёному, Кланятце Дюковой матушки в особичу.

— «Я не Дюкова есь матушка, А Дюкова рукомойница».

335 Потом оны ащ прошли:

Крес кладут по писному, Поклон ведут по учёному, А Дюковой матушки в особичу.

— «Я не Дюкова есь матушка, 340 А я Дюкова есте стольнича.

Ой еси, молодчики!

Понапрасно зде вы ходте–ка, Понапрасно спин не ломайте–ка.

Много Дюковой прислуги есь, 345 А Дюкова матушка к обедни ушла,

Вы и подьте, молодчики:

Пойдут там лопатники, За лопатникамы пойдут метельники, За метельниками постельники, 350 Пойдут потом красны девушки дорожку постилать, А потом поведут Дюкову матушку».

Ну оны и пошли к черквы божьей, стали там.

Пошли тут лопатнички, За лопатничками метельнички, 355 За метельничками постельники;

Дюк Степанович А потом пошли красны девушки дорожку настилают,

А потом идёт Дюкова матушка:

Одёжа вся на сиби драгоченная.

Они ей поклонилися:

360 «Здраствуешь, ведь Дюкова ли матушка, Тебе сын низко кланялсэ, А мы приехали ваших животов описывать».

— «Ай же вы, молодчики прохожии, Вам не долго наши сирочни животы описывать».

365 Приводила ведь она их во гридню во светлую, Во столовую во новую во горничку, Да садила она за дубов за стол.

Уж как стали оны калчки метать:

Как калачик–то съедят, то другого хочетце, 370 Другой съедят — по третьему душа горит, А третий съедят — четвёртой вон с ума нейдёт.

Подносила им по чары зелен вина:

Как чарку выпьют — губоньки слипаютце, Другу выпьют — по третьей ведь душа горит, 375 Третью выпьют — четвёрта вон с ума нейдёт.

Взяла тут она да золоты ключи, Повела их животов описывать.

Завела она их в конюшенки, Дак не могли оны не только жеребцов повыписать, 380 Дак и глазами–то повысмекать;

Завела в погреба глубокии, Опять не могли записать никак;

Потом оны сказали ей:

«Нам как здесь твои сироцки животы описывать, 385 Дак надо свой век коротать.

Нонь пондем во Кеев–град».

И на понзде им сказала Дюкова матушка:

«Што на бумагу–то кладите весь Киев–град, Весь Киев–град да весь Чернигов–град, 390 А пшто приезжайте моих животов описывать», Дюк Степанович Приезжают послы во Кеев–град

Да ко князю ко Владимеру:

«Ай же ты, князь Владимир стольно–киевский!

Коли нам Дюковы животы описывать, 395 Дак там надо и век коротать.

А нам на позде сказала Дюкова матушка:

«Што на бумагу–то кладите весь Кеев–град, Весь Кеев–град, да весь Чернигов–град, А пшто приезжайте животов моих сиротских описывать».

400 Говорил–то князь Владимир стольно–киевский:

«Уж какой же ты, боярин Дюк Степанович, За твою похвальбу великую Ты торгуй у нас век п веку, Да век и д веку».

405 Уж как тут ли про Дюка старин поют Морю тихому на утишение, Добрым людям на послушание.

Михайла Потык

МИХАЙЛА ПОТЫК

Жил Михайло Птык сын Иванович, Пил он горькое зелен вино, Гди полкружкою, а гди целой кружкою, Гди полуведром, гди целым ведром.

5 Говорил ему князь Владимир стольно–киевской:

«Уж как съезди, Михайло, ко синю морю, Настреляй–ко мни малых серых уточек, Самоплавных белыих лебёдушек».

Садился Михайло Птык сын Иванович на добр коня 10 Да поехал он ко синему ко морюшку, И настрелял–то малых серых уточек, Самоплавных белыих лебёдушек.

Только ладит лишь Михайло на коня скочить, А как плывёт–то в золотой–то клеточке лебедь белая.

15 И ён только лишь хотел ю застрелить стать,

А объявилась она красной девицей:

«Не стреляй миня, Михайло Птык сын Иванович!

А я лучче за тебя замж пойду».

И он садил ю на добра коня 20 Да и повёз ко городу ко Киеву, И начинает целовать в уста сахрнии,

Говорила лебедь белая:

«Не целуй меня, Михайло Птык сын Иванович!

У меня сейчас уста поганыи.

25 И свези меня во Кеев–град, Окрести–ка, омолитви–ка, И поцелуессе тогда в уста сахрнии».

Как приехал он ко городу ко Кееву,

Да ко князю ко Владимиру:

30 «Ай же, князь Владимир стольно–киевский!

Настрилял я тебе да малых серых уточек, Самоплавныих белыих лебёдушек.

Да ащн сиби я невесту нашол».

Тут уж ю окрестили–омолитвили, Михайла Потык 35 Дали имя Мария Лебедь Белая, Лебедь Белая Лиходеевна.

И полжили оны заповедь великую:

Который наперёд умрёт, Другому живому в гроб лечь на три месича, 40 Закопать и протянуть туда веревкамы.

Как три месича пройдёт да если живыи там, Дак зазвенить.

Стал ходить Михайло Птык сын Иванович Опять пить горько зелен вино, 45 Гди полкружкою, а гди целой кружкою, Гди полуведром, а гди челым ведром.

Тут говорила Лебедь Белая:

«Потешу же Птыка Иванова!»

Уж как с вечера она да пораздрилась, 50 Ко полуночи она порасхврилась, А ко утрушку она преставилась, Ну пошли искать Михаила Птыка Иванова, Пришли во царев кабак, Сидит он пьёт горько зелен вино.

55 — «Ай же ты, Михайло Птык сын Иванович!

«Ты пьёшь да проклаждаессе,

А победушки над собой не вндаешь:

Как твоя–то Лебедь Белая С вечера она да пораздрилась, 60 Ко полуночи она порасхврилась, А к утрушку она преставилась».

Как скочил Михайла на резвы ногv:

«Што ж–то это за ребята мне беда пришла!

Надо жву с мёртвой в гроб лечь.

65 Делайте мне гроб, штоб можно было Там и сесь и лечь и стать».

А сам–то шол он во кузничу, Ковал прутья железные, Други ковал медныи, 70 А третьи ковал оловянныи.

И брал ён хлеба туда на три месяча, Михайла Потык

–  –  –

Тут я не знаю, как он оживил ю, и загримел в колокола — веревку задёрьгал. И сбежались вси братчики его названыи: «Верно приходит Михаилу Птыку кончинушка! И стали оны ево разрывать с земли.

Разрыли, выходит Михаила Птык сын Иванович

–  –  –

КОВЁР ЕДИНОВИЧ Как во том во городе во Киеви, Да у ласкового князя у Владимира Начинался пир да на двенадцать дней.

Аще вси да на пиру да наедалиси, 5 Аще вси да на пиру да напивалиси, Аще вси на пиру порасхвасталиси.

Умной хвастал отчом–матушкой, А безумный хвастал молодой женой.

Хто ли хвастает имением–богачеством, 10 Хто ли хвастает бесчётной золотой казной, Хто ли хвастает своим добрым конём.

А лишь Ковёр Единович Только тот сидит ничим не хвастает, — «Што же ты, Ковёр Единович!

15 Ты сидишь тольки ничим не хвастаешь?».

— «Ой мни нечем против вас похвастовать:

Мни похвастать ни похвастать отчом–матушкой — Отча–матушки у меня в живу нет.

Мни похвастать ни похвастать золотой казной — 20 Золотой–то казны у миня зде нет.

Мни похвастать ни похвастать имением–богачесвом — У меня тово зде нет.

А похвастать ни похвастать молодой женой.

Молодой женой Настасьей королевичной:

25 «Она всих–то вас продас–выкупит, А тебя–то князя с ума сведёт».

Уж как это слово не в любов пришло.

«Ах вы подьте–ко, мои слуги верные!

Да тащите–ка Ковра Единова, 30 Засадите ево в место крепкоё, Не на много не на мало — ровно на шесть лет».

Как прознала тут Настасья королевична, Ковер Единович Стала с горенки на горенку похаживать,

Стала женскима кудерками потряхивать:

35 «Мни денгамы–то ведь стать ево не выкупить, Мни людямы стать ево не выпросить, Будё выкуплю — не выкуплю, Буде выпрошу — не выпрошу, Уж я своей женской догадочкой.

40 Ну подите–ко, слуги верныи.

Отсекайте жёлтыи кудёрушки, Да несите–ко мужьи цвтны платьица, А я поеду от собаки Клина Сватать княженецкую племянницу».

Ну, она туды и поехала, где эта плимяннича. Она там взяла каких ни людей да там шатры раскинула, да князю послала людей, што примет ли гостей? И он туды приехал, стал сватать ю.

И невеста говорит:

–  –  –

Принимать да по злату венчу.

Как посёл–то тут невесел стал, 65 Стали ево тут выспрашивать.

— «Мни такие надо загусельщики, [Как Ковёр Единович]».

— «Коль не дать Ковра — разгневить посла, А дать Ковра — не видать Ковра».

Уж согласился он дать Ковра.

70 Привели на пир Ковра.

Гусёлышки он стал поваживать Да развеселил уж всих.

Князь сказал: «Ай же ты, Ковёр Единович!

Знал же ты похвастать молодой женой.

75 Она всих–то продала и выкупила, А меня–то князя ведь с ума свела».


Похожие работы:

«16/2015-30903(1) ДВЕНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД 410031, г. Саратов, ул. Первомайская, д. 74; тел: (8452) 74-90-90, 8-800-200-12-77; факс: (8452) 74-90-91, http://12aas.arbitr.ru; e-mail: info@12aas.arbitr.ru П...»

«5 ШАГОВ КРУИЗ ГОТОВ! *по данным рейтинга ИС Банко ВЕДУЩИЙ ВЕБИНАРА ВЛАСОВА АЛИСА Старший менеджер Департамент по работе с агентствами НА ВОПРОСЫ В ЧАТЕ ОТВЕЧАЮТ ПУШКИНА МАРИЯ Заместитель руководителя Департамент круизов ФИЛИНА НАДЕЖДА Старший менеджер Департамент круизов КРЮКОВА ЕКАТЕРИНА Руководитель направления "...»

«ТОЛКОВАНИЕ КОРАНИЧЕСКИХ ПРИТЧ И ИНОСКАЗАНИЙ Москва — Санкт-Петербург "ДИЛЯ" УДК 297 ББК 86.38 Т 52 Уважаемые читатели! Относитесь с почтением к этой книге, не используйте ее в недостойных целях и не храните в неподобающи...»

«Известия Всесоюзного Географического общества 1968 Том 100 Выпуск 2 КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ УДК 911.2 : 551.791 : 551.481 А.С. Лавров ВЕРХНЕПЛЕЙСТОЦЕНОВЫЕ ДОЛИННЫЕ ОЗЕРА В БАССЕЙНАХ ПЕЧОРЫ, ВЫЧЕГДЫ И МЕЗЕНИ Исследования, проведенные в последние годы экспедициями 2-го Гидрогеологического управления и Всесоюзного...»

«23 февраля 2012 г. Неофициальный перевод Disease Information Том 25 – № 8 Содержание Вирус шмалленбергской болезни, Люксембург (экстренная нотификация (срочная нотификация)) Слабопатогенный грипп птиц (среди домашней птицы), Ав...»

«1 ОПИСАНИЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ СХЕМЫ УСТАНОВКИ Принципиальная схема трехкорпусной выпарной установки показана на рисунке 1.1 [3]. Рисунок 1.1 – Схема трехкорпусной выпарной установки 1 – емкость исходного раствора; 2, 10 – насосы; 3 – те...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ 3 Учетная политика ОАО "Банк "Санкт-Петербург" на 2009-2012 гг. Учетная политика ОАО "Банк "Санкт-Петербург" на 2009 год ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Учетная политика ОАО “Банк “Санкт-Петербург” (в дальнейшем Банк) разработана в соответствии с требованиями Гражданского...»

«R Air Conditioner AY-XP07ER AY-XP09ER AY-XP12ER SPLIT TYPE ESPAOL FRANAIS ENGLISH ENGLISH ROOM AIR CONDITIONER OPERATION MANUAL CLIMATISEUR INDIVIDUEL EN DEUX PARTIES NOTICE D'UTILISATION ACONDICIONADOR DE AIRE DE DOBLE SERVICIO MANUAL DE INSTRUCCIONES CONDIZIONATO...»

«Ш О Р Й Ж Ш ОЧІРКИ ШОРИЧЕСКІЕ ОЧЕРНИ ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕШЕ ПРЖ Л. Н. ПЫПННА. Иэданге "В стпжа Европы. САНКТПЕТЕРБУРГЪ. В ъ ТИПОГРАФІИ Ф. С Г Щ Е Н С К А Г О. МОГИІБВСВАЯ, 7. IlllllilWIII СОДЕРЖАНІЕ. стр. ВВЕДЕНІЕ 1 ГЛАВА I.—ВОСДИТАШЕ, И ХАРАКТЕРЪ АЛЕКСАНДРА. — Планы императрицы ЕкатерЕрш, —...»

«ПУТИ РОССИИ Наталья ЛЮБОМИРОВА Ностальгия по реальности О русском социальном чувстве "Галин: Все-таки "Дон Кихот" — это осовремененная, но не современная пьеса. Нужно уяснить себе, какая общественная группировка за Дон Кихо...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.