WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |

«Чезаре Ломброзо ПРЕСТУПНЫЙ ЧЕЛОВЕК МИДГАРД От человека преступного к человеку гениальному Во всем, что представляется действительно новым в об ласти эксперимента, наибольший вред приносит ...»

-- [ Страница 10 ] --

К этому следует прибавить, что Росас и Кирога в то же самое время в Америке подняли реакцию во имя тех же самых принципов, за которые так упрямо стояла их старая родина, — этнологические законы могуществен ны до такой степени, что в самых различных средах приводят к одним и тем же результатам.

В древности за правлением Соломона, значительно опередившего свой век революционера в искусстве и торговом деле, последовала контррево люция Иеровоама*.

Даже тогда, когда вводятся реформы вполне справедливые, предназна ченные к истреблению позорных, недостойных натуры человеческой пред рассудков, и тогда при малейшем насилии или несвоевременности они вы зывают реакцию и во всяком случае не удаются. Против жестокости Ивана Грозного народ в России не восставал, а против Петра Великого, когда он захотел слишком быстро цивилизовать Россию и затронул духовенство, бун ты не прекращались. Точно так же в современной Японии начинает уже проявляться реакция против некоторых реформ, введенных слишком ли беральными министрами.

Г. Лебон объясняет бунты во французских владениях на Дальнем Восто ке той ошибкой, которую совершило французское правительство, введя самые либеральные реформы среди народов, погруженных в азиатскую спячку, тогда как им и мусульманская цивилизация еще не по плечу.

Именно поэтому гуманные законы против невольничества, да еще вве денные слишком круто, вызвали в Америке войну за целость Союза, хотя надо признаться, что в ней и коммерческие интересы играют большую роль. Те же законы против невольничества служили главной причиной восстания в Су 438 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски дане. Это настолько справедливо, что сам Гордон, фанатик аболиционизма, признал необходимым отменить их для того, чтобы успокоить страну.

Первоначальным источником нигилизма были волнения, вызванные освобождением крестьян.

Восстание в Египте последовало за первыми реформами Теффика паши.

12) Плохое управление. Правительство, не заботящееся о благе народа и преследующее честных людей, постоянно вызывает против себя бунты и революции. Преследование идей превращает последние в чувства.

В тех странах, где политические реформы соответствуют настроению народа, бунты бывают редко, как это мы видим на примере Италии, где со временный строй при всем его несовершенстве все же гораздо лучше ста рого режима, хотя надо заметить, что в Италии излишнее стремление к по литическому и законодательному объединению недостаточно считается с различием климата и нравов в разных областях.

Во Франции порядки, приспособленные ко вкусам классов высших по культуре и неудобные для классов низших, как это было при Луи Филип пе, послужили причиной бунтов и политических преступлений, количество которых тотчас же сократилось при демократической империи Наполео на III, успокоившего народ попытками социальных реформ, блеском и рос кошью. В этом можно убедиться при первом взгляде на следующую табли цу, в которой показано число судимых и осужденных по политическим пре ступлениям (включая сюда и дела о печати) за 1826–1880 годы.

–  –  –

Из этой таблицы видно, что за время второй империи (1851–1870) поли тических дел возникало даже меньше, чем при республике.

Накануне американской революции Бенджамин Франклин в брошю ре, озаглавленной «Как сделать из большой империи маленькую», следу ющим образом характеризует дурное управление, доведшее его родину до восстания:

Политическая преступность «Вы хотите раздражить колонии и довести их до восстания? Вот вам са мое верное средство: считайте их склонными к бунту и обращайтесь соот ветственно; наводните их солдатами, которые бы вызывали бунты своим нахальством и потом усмиряли их пулями и штыками.





Не назначайте в губернаторы благоразумных людей, которые бы ува жали законы, религию и нравы населения, а назначайте кутил, прожив ших свое имущество, игроков, неудачных аферистов — они как раз годят ся для этого.

Чем они будут упрямее и нахальнее, тем лучше.

Если вы боитесь, что этого будет недостаточно, чтобы вызвать недоволь ство, то остерегайтесь выслушивать жалобы, к вам обращенные, а еще луч ше — наказывайте жалующихся.

Если жители колоний думают, что пользуются свободой личности и совести, то спешите рассеять эту иллюзию.

Постарайтесь затем помешать их торговле нелепой регламентацией, ко торая сделала бы пошлины, взимаемые вами, еще более ненавистными;

пришлите из столицы чиновников самых необразованных, наглых и тупо умных.

Затем, когда выколотите от население подати, назначьте вашим чинов никам крупные жалованья, чтобы и они могли жить в бесстыдной роскоши за счет крови и пота рабочего народа».

Вот как поступала Англия с североамериканцами, и все мы знаем, что из этого произошло.

Но то же самое произошло и в Южной Америке, где испанское прави тельство заботилось только о том, чтобы выжимать соки из своих колоний, чем вызвало революцию, которая в свою очередь, не издав ни одного проч ного учреждения ни по части правосудия, ни по санитарной части, ни по народному просвещению, дала повод к беспрестанным бунтам, только те перь как будто бы начинающим затихать.

13) Религия. В странах азиатских и африканских религия не только вме шивается в политику, но даже составляет самую ее суть, иногда революци онную, а чаще реакционную.

В VI веке до Р. X. Будда основал в Индии свою новую религию. Подобно христианству, она не была принята на родине, но распространилась по всей остальной Азии. С виду она не имела политического характера, но на деле сильно задавала политику, так как уничтожила касты. Адепты ее поэтому принимали большое участие в борьбе между маленькими государствами, создавшимися после вторжения Александра Македонского.

В той же Индии Нанак (1469 год), творя чудеса, основал религию сик хов, главными чертами которой является единобожие, уничтожение каст и блаженство нирваны*. Прозелитов этой религии было мало, но все же они при Хаговинде, одном из преемников Нанака, а затем и после несколько раз восставали против мусульманского фанатизма. Будучи побеждены, они 440 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски потом вновь усилились, учредили особого рода республику, и теперь их на считывается до двух миллионов.

Мухаммед уничтожил фанатизм, покорил Аравию и, будучи сам совер шенным невеждой (предлагаем кому угодно найти смысл в сурах его Кора на), произвел революцию даже в науке, так как с 750 по 1250 год арабские ученые под предлогом объяснения Корана переводили греческих писате лей и написали обширные лексикографические сборники, разошедшиеся потом по всей Европе.

Как бы для того, чтобы еще раз подчеркнуть параллелизм религии с по литикой, Конвент декретировал поклонение высшему существу и органи зовал банкеты с участием сумасшедшей Екатерины Тео, «матери божией», которая еще раньше проповедовала бессмертие тела и надеялась помоло деть в 70 лет. Конвент покровительствовал также обществу теофилантро пов, завладевших Нотрдамским собором, который превратился в «храм ра зума», и церкви Св. Роха, посвященной «гению». Там они пели классичес кие сентиментальные стихи и возлагали на алтарь фрукты и цветы, а также праздновали дни Сократа, св. Винцента, Руссо и Вашингтона.

За последние века в исламе возникло поклонение новой духовной силе — святым, или махди, отличающимся не только религиозным рвением и вы сокой нравственностью, но также экстазом, который считается частью твор ческой силы. Способы достижения экстаза сделались предметом особого культа среди мусульманских религиозных братств*. Многие из новых свя тых провозгласили себя богами, но в большей части случаев они доволь ствуются званием представителей Бога. Были такие в Персии, Аравии, Ту нисе, Египте, а теперь есть и в Судане.

Все стремятся к реформам в реакционном духе и вызывают у своих адеп тов сильную экзальтацию. Такими образом, в Европе все сильнее и сильнее развивается национализм, а в мусульманском мире — стремление объеди ниться в религиозные группы, жаждущие обновления веры и возврата к древ ним традициям. Последнее вполне естественно, так как основная религия этого мира консервативна и возврат к ней может быть только реакционным.

Реакция проявляется всякий раз, когда европейцы пробуют идти против обычаев или даже суеверий населения. Одной из причин восстания анна митов против Франции было, например, непочтительное отношение фран цузов к старым рукописям, даже просто ко всякой писаной бумаге, которая пользуется у аннамитов особым уважением, как нечто, обладающее таин ственной силой.

В Индии все восстание против англичан были обусловлены нарушения ми обычаев и оскорблениями религии народа. Таким образом, бунт сипаев в 1857 году был вызван не столько занятием княжества Ауд английской Ост Индской компанией, сколько проповедями протестантских миссионеров и их излишним усердием, восстановившим против Англии как браминов, так и мусульман. Немало повлияло также на сипаев приказание смазывать Политическая преступность патроны свиным салом или по крайней мере слухи о том, что такое прика зание будет дано, вот потому то Англия с тех пор и стала относиться гораз до терпимее не только к невинным предрассудкам индусов, но даже и к та ким обычаям — вроде полигамии, полиандрии и чересчур ранних браков, — которые повсюду считаются предосудительными.

В Азии некий Мухаммед ибн Абд аль Ваххаб, отрицавший миссию про рока или, лучше сказать, сам желавший стать на его место, основал секту ваххабитов, которая в 1808 году вторглась в Сирию и, хотя была отбита, за разила своим учением бедуинов, которые в 1887 году участвовали в восста нии против афганистанского правительства. Не без участия ваххабитов воз никла, как кажется, и китайская революция 1855 года*.

В Африке реакционные революции были делом секты санусси — мусуль манских иезуитов, главная цель которых состоит в том, чтобы восстановить первобытную чистоту нравов и укрепить в новой форме каноническую власть. Помимо прочих экономических, все восстания в Судане, Алжире, Тунисе и Триполи следует приписать влиянию этой секты.

Даже в настоящее время в России религиозные секты, в состав которых, по недавнему подсчету, входит до 13 миллионов членов, вмешиваются в политику, отрицая государство, общество и семью — настоящий возврат ко временам доисторическим.

В самом деле, оставляя в стороне чистых мистиков, каковы, например, бегуны — считающие брак смертельным грехом, хлысты — отрицающие плотскую любовь, и скопцы — уродующие себя, чтобы избежать последней, остаются еще духоборы — отрицающие семейную власть, военное ремес ло, и даже власть административную допускающие только в известных гра ницах как необходимое зло, немоляки — отрицающие необходимость мо литвы и не признающие никаких властей, наконец, ренегаты — настоящие нигилисты, которые верят только в борьбу добра со злом, причем первое всегда побеждает.

Но самой распространенной в России сектой, несмотря на недавнее ее возникновение, является та, которая основана тверским крестьянином Василием Сутяевым. Сам Лев Толстой выступил ее защитником. Она от рицает не только церковную иерархию, таинство и внешний культ, но так же государство, военную службу, суд и торговлю. А так как все беды рода человеческого произошли от учреждения личной собственности на зем лю, то сутяевцы проповедуют земельный коллективизм, который, однако же, стремятся ввести не насилием, а проповедью и проведением в жизнь принципов любви, равенства, братства, справедливости и самопожертво вания.

Сам Сутяев первый показал пример подчинения своей доктрине:

роздал бедным деньги, который были у него в звонкой монете, а бумаж ные ценности как фиктивные, обманные — сжег.

Сутяевщина значит не что иное, как религиозный социализм, только по средствам осуществления отличающийся от светского. Вообще, в странах 442 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски варварских всякое чрезмерное расширение или сужение власти духовен ства, всякое появление новой религиозной секты, какого нибудь фанати ка, сумасшедшего или галлюцинатарной эпидемии непременно вызывает бунт, превращающийся в революцию, если во главе его станет гениальная личность, стремления которой совпадут с народными.

14) Экономические причины. «Исторические факты — особенно такие сложные, как политическая революция, — справедливо говорит Коньет ти, — не могут быть правильно поняты при рассмотрении с одной только стороны, потому что содержат в себе элементы самые разнообразные, ло гически друг с другом связанные. Для правильного понимания их следует внимательно рассмотреть все, причем окажется, что экономические при чины играют в революциях крупную роль».

«В Древнем Риме, — говорит Карде, — вопросы политического права принимали как будто бы частный характер, потому что все крупные движе ния возникали там обыкновенно из за кодификации частного права — из за домов, обременяющих плебейство, или из за аграрных законов».

Влияние экономических причин на большинство важнейших революци онных движений последнего времени было неопровержимо доказано Лориа.

Борьба классов в Англии возникла в то время, когда аристократия стала вотировать законы, покровительствующие земельной собственности в ущерб промышленникам. Буржуазия сплотилась тогда вокруг Елизаветы и вместе с ней одержала победу над аристократией, сплотившейся около Марии Стюарт. То же произошло при Кромвеле и при возведении на пре стол Вильгельма Оранского.

Так же шло дело и в Германии, в XVI веке, когда дворянство в лице элек торов, обладающих всей полнотой политической власти, стало издавать за коны, враждебные капиталу и торговле, то есть налагать ввозные и вывоз ные пошлины*. Понимая всю невыгоду этих законов для торговли и про мышленности, богатая буржуазия не только добилась от Карла V их отме ны, но и взяла сторону крестьян, которые в это время восстали против помещиков. Впрочем, союз этот скоро разрушился, так как буржуазия по чувствовала, что в крестьянском восстании дело идет не только о земле, но и о капитале.

В Италии равным образом за борьбой гвельфов и гибеллинов скрыва лось соперничество капитала с земельной собственностью, промышленни ков с феодалами; по крайней мере так полагает Лориа1.

«Все итальянские революции, — пишет Кине, — были социальными;

общественные классы свергали друг друга: аристократы превращались в буржуазию, буржуазия — в аристократию, и обе терялись в пролетариате, Мысль несколько смелая, но не лишенная доказательств. Бонаккорси, напри мер, подеста Реджо, оказавшийся слишком снисходительным к бедным, был через 8 месяцев уволен гибеллинами.

Политическая преступность чтобы вновь возникнуть из него с новой силой. В постоянном коловороте, который представляет собой средневековое итальянское политическое пра во, общественные классы и сталкивались между собой, и поочередно раз бивались при каждой революции; трудно встретить где либо подобное не постоянство права собственности».

Лориа видит влияние экономических причин даже в бунтах янычаров, потому что в Турции, как и в других восточных государствах, собственность являлась в двух главных формах: как результат производительной деятель ности купцов и промышленников и как военная награда, как лен, давае мый не только военачальникам, а и простым солдатам. Янычары, напри мер, были вассалами короны; в награду за службу они получали земельную собственность. И вот эта военная собственность сталкивалась иногда с бе зоружной гражданской собственностью, что мы видим и в Риме в после дние годы империи, и во всей Европе в Средние века.

Во Франции лига времен Генриха III была союзом духовенства, владею щего собственностью, с лимузенскими и овернскими нищими, с угольщика ми и водоносами Парижа против аристократии и буржуазии. Во время свое го эфемерного триумфа она старалась разорить последних против их собствен ности, как, например, сложением квартирной платы с бедных жильцов.

В свою очередь буржуазия, долгое время бывшая бессильной против ко роны и аристократии, подстрекнула народ к бунту и вместе с ним победила своих угнетателей, но, победив, она отделилась от народа, который про должал революцию уже на свой страх и довел ее до террора, причем обру шился на свою прежнюю союзницу, подвергнув ее прогрессивному налогу, грабежам и всяческим насилиям.

Буржуазия, впрочем, успела наверстать свое в дни термидора, когда пре обладание класса собственников было восстановлено; но воцарение Напо леона вновь создало поворот не в ее пользу благодаря высоким налогам и континентальной системе, тогда как простой народ извлек выгоду из повы шения заработной платы, обусловленного постоянными войнами. Потому то буржуазия и постаралась ускорить падение Наполеона, понизив пяти процентные бумаги до 45 франков во время войны с союзниками.

Реставрация со своими наклонностями к феодализму тоже плохо была принята буржуазией, которая, вновь соединившись с народом, создала июль скую революцию, возведшую на престол Людовика Филиппа.

Современный нигилизм, по мнению Рошера, также порожден столкно вением капитала с земельной собственностью, особенно же покровитель ством торговых классов выкупу земельных участков крестьянами в ущерб дворянству, которое реагировало на это, вступив в союз со всеми разорен ными и врагами буржуазии.

Шень говорит, что благоденствие Китая зависит от расширения сети ка налов, орошающих землю, и что те богдыханы, которые мало заботились об этом расширении, всегда были свергаемы.

444 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски

15) Налоги и земельные единицы ценности. Часто сами правительства сво им непониманием экономических законов увеличивают существующее уже нарушение экономического равновесия и тем вызывают бунты. Одной из причин революции во Франции в 1360 году при Валуа было изменение цен ности золота, совершенное 26 раз в один год; а в Сицилии недовольство низкопробной монетой, по словам Амари, ускорило Вечерни.

«Каждый год, а иногда несколько раз в году, в Мессине и Бриндизи че канили мелкую разменную монету из сплава, очень бедного серебром.

И так как никто ее добровольно не брал, то правительство насильно за ставляло всех покупать ее по высокой цене, уплачиваемой полноценной серебряной или золотой монетой, причем казна получала восемьдесят процентов выгоды».

Чаще, однако ж, бунты вызываются чрезмерными налогами. Так, в Рос сии восстание случались только по этому поводу. При одном из них населе ние, выведенное из терпения, возмутилось, бежало за границу и избрало своим вождем разбойника Стеньку Разина, который взял несколько горо дов, а потом был убит. Другой бунт из за тяжести налогов был в Нижнем Новгороде (? – перев.), но кончился тотчас же, как только царь пожертво вал своими советниками.

В Лондоне в 1739 году были бунты из за вотированных парламентом на логов на некоторые пищевые вещества; тем же кончилась попытка Уолпола основать финансы страны на одних только косвенных налогах.

В 1382 году в Париже налог на торговлю овощами вызвал страшный бунт «майотенов» (молотобойцев), и вот при каких обстоятельствах.

По смерти Карла V герцоги Анжуйский, Беррийский и Бургонский со ставили регентство ввиду малолетства их племянника, Карла VI, которому было только двенадцать лет.

Предавшись роскоши и кутежам, регенты скоро растратили богатства, накопленные покойным королем, а потому для пополнения государствен ной казны должны были возобновить множество давно уже отмененных налогов и между прочим налог на продажу жизненных припасов. Решение это было принято без ведома генеральных штатов.

На другой день, 1 марта 1382 года, сборщики отправились по рынкам, и один из них обратился с требованием уплаты налога к старушке, торговав шей зеленью. Она платить отказалась, а когда сборщик прибегнул к наси лию, то стала кричать. Сразу вспыхнул страшный бунт. Народ бросился к арсеналу ратуши и захватил там молоты, запасенные ввиду возможности нападения англичан. Этими молотами он перебил сборщиков податей и сол дат герцога Анжуйского, а затем освободил арестантов, которые присоеди нились к бушующей толпе. Все аббатства, монастыри, церкви, даже клад бища были ограблены. Восстание быстро распространилось на Руан, Реймс, Шалон, Орлеан и прочих. Скоро, впрочем, оно было подавлено кровавыми репрессиями.

Политическая преступность В 1548 году кровавый бунт возник в области Гиень. Шайки крестьян по 10–15 тысяч человек, восставшие против налога на соль, проходили всю провинцию, избивая сборщиков, сражаясь с жандармами, освобождая аре стантов и сжигая дома агентов правительства. В Бордо они убили помощ ника губернатора. Герцог Монморанси с десятитысячным войском жесто кими мерами подавил это восстание.

В 1638 году руанская чернь восстала против соляных приставов, но бунт быстро был потоплен в крови восставших. Ненависть к соляным приставам, однако ж, не исчезла, так что в следующем году правительству пришлось особым декретом воспретить под страхом смертной казни на зывать их грабителями, лихоимцами и тому подобными ругательными прозвищами.

В 1640 году Мазарини удвоил налог на пищевые вещества. Парижский народ тотчас же построил баррикады, овладел тюрьмами, освободил пре зидента парламента Потье де Бланмениля и советника Брусселя, аресто ванных по приказанию самого министра. Двор испугался и вошел в согла шение с народом, облегчив налоги более чем на двенадцать миллионов.

В 1649 году народ вновь отказался платить соляной налог. Опять восста ние. Полторы тысячи лодочников с Луары явились в Нант, запаслись там солью в большом количестве и стали развозить ее по деревням, продавая на площадях, на рынках, у церквей, как и всякий другой товар, не обложен ный пошлиной. Ненависть против фиска была так велика, что всякий пре следуемый полицией человек, закричав: «Долой соляной налог!», мог быть уверен в помощи толпы.

Перед революцией тяжесть налогов во Франции была невыносима.

В Шампани, например, плательщики податей должны были вносить в казну 54 фр. 18 су с каждых ста франков дохода, а в некоторых приходах даже 71 фр.

В Верхней Гиени с домов платили треть дохода, а с фондов — четверть ренты; кроме того, всем приходилось платить подушные — одну десятую часть дохода, да одну седьмую в счет оброка сеньорам, да еще налог в заме ну барщины, да расходы ж насильственному взиманию налогов, да штрафы разного рода, и прочее.

В Тулузе поденщик, зарабатывавший, может быть, 10 су в день, должен был платить 8–9–10 франков подушных; в Бургундии простой рабочий был обложен подушной податью в 18–20 франков; в Лимузене весь зимний за работок каменщика шел на уплату налогов; в Бретани девять десятых обы вателей благодаря налогам вошли в неоплатные долги.

В Париже самые бедные торговцы — битыми бутылками, например, или старым железом, платили 3 фр. 10 су подушных, что по тому времени было суммой довольно значительной. Налоги взимались безжалостно: в голод ный год (1784) сборщики податей отнимали у бедняков деньги, выручен ные от продажи мебели и предназначенные на хлеб для детей; неплатель 446 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски щиков заключали в тюрьмы: в 1785 году в одном только округе Шампани было арестовано таким образом 85 человек.

В 1789 году первым шагом революции было не взятие Бастилии, а со жжение замков в Париже.

В Италии народонаселение Неаполя возмутилось, под предводитель ством Мазаниелло, главным образом из за налога на соль, прибавленного к другим разорительным поборам. В 1667 году там же бунт вспыхнул из за налога на фиги; в Голландии были бунты из за налога на рыбу.

Даже вполне справедливые налоги при неравномерном разложении слу жат причиной бунтов, как это было, например, в Павии с налогом на помол муки и во Флоренции с налогом на земельную собственность.

16) Экономические кризисы. На революционные движение эти кризисы заметного влияния не оказывают, а возбуждают только местные бунты.

Так, в Риме, по словам Гегевиха, несмотря на обилие революций, возни кавших по экономическим причинам (задолженность плебеев, аграрные недоразумения), никогда не было революций из за финансового кризиса.

Из истории Флоренции видно, что там в 1342–1345 годах обанкроти лись тридцать компаний по торговле шерстью, и несмотря на это (да еще в 1343 году был неурожай), спокойствие не нарушалось.

В новейшей истории, например, в прошлом веке ни один крупный про мышленный кризис не вызвал революции (Англия — 1797, 1814–1816 го ды; Шотландия — 1817 год; Франция — 1818–1819 годы; Шотландия — 1820 год; Англия и Франция — 1825–1827 годы; Франция — 1830–1831, 1836–1839 годы; Англия — 1839–1841, 1847 годы; Америка — 1857 год; вся Европа, 1866–1879 годы), несмотря на то что они сопровождались боль шими бедствиями.

Не было также бунтов в Англии в 1846–1847 годах, несмотря на то что Ирландия была тогда поставлена в такое бедственное положение, которое заставило правительство занять общественными работами более полумил лиона рабочих и издержать на это 2,5 миллиона фунтов. Правда, что, может быть, эта мера и послужила к предотвращению бунта.

17) Пауперизм. Стачки. В наше время самыми серьезными причинами политических и социальных восстаний являются чисто теоретические и доктринерские взгляды на отношения между трудом и капиталом, вошед шие в политическую экономию в качестве аксиом.

Пропасть, лежащую между этими двумя факторами и с каждым днем все более и более углубляемую главным образом банковыми спекуляциями, либеральные доктринеры желают засыпать слишком поспешно и необду манно, но она действительно существует и грозит большими бедствиями.

Опираясь на теорию Дарвина, которая хотя и допускает индивидуаль ное неравенство между людьми, а следовательно, и неравное распределе ние богатств между ними, но основывается на борьбе за существование, доктринеры приглашают слабых соединиться между собой во имя такой Политическая преступность борьбы с сильными. Между тем помимо теории Дарвина и рекомендуемой ею борьбы нам не следовало бы забывать и чувства человечности, впервые выдвинутого Иисусом Христом, чувства, не могущего допустить, чтобы ра бочий человек умирал с голоду, чтобы, желая трудиться, он не находил себе работы.

Мы, итальянцы, особенно не должны бы этого забывать по отношению к аграрному вопросу, очень обострившемуся за последнее время, как это видно из недавнего опроса, в результате которого оказалось, что страшная бедность сельских рабочих в большинстве наших провинций, даже самых цве тущих, не имеет себе равной в Европе, кроме Ирландии.

После этого смешно слушать разглагольствования наших демагогов по поводу рабочего вопроса в городах, который представляет собой ничтож ную величину по сравнению с аграрным.

Когда видишь, что тысячи крестьян принуждены питаться гнилым маи сом, что зоб, кретинизм, глухонемота и альбинизм чуть не сплошь охваты вают население альпийских округов только потому, что на снабжение его хорошей питьевой водой не тратится и сотой части тех сумм, которые идут на постройку бесполезных монументов; когда подумаешь, что на многих равнинах Италии — у ворот двух самых больших городов — малярия косит 448 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски население1, и все это потому, что никто о нем не заботится, то приходится согласиться, что ответственность за недавние стачки в Павии, Мантуе и Ровиго должна падать именно на тех, кто был обязан принимать меры про тив бедствий.

Стачки суть предохранительный клапан, а вместе с тем и маяк, указыва ющий на дурные экономические условия, на слишком большое несоответ ствие между силами труда и капитала. Когда они единичны и ограничены, то являются простым нарушением невыгодного частного контракта; но если проследить их быстрое распространение по обширному району и по раз ным производствам, если обратить внимание на грубые, часто кровавые формы, в которых они проявляются, и на потрясение всего политического организма, которое производят, то нельзя не признать их факторами поли тической революций.

Да, наконец, сам Интернационал заявляет, что будет пользоваться стач ками как подготовительным средством к этой последней.

В Бельгии анархисты и социалисты пользуются всякой стачкой для того, чтобы требовать всеобщей подачи голосов и подстрекать рабочих к насили ям. На каждую стачку съезжаются эмиссары социалистических партий Гер мании и Франции, поддерживая волнение и стараясь создать как можно больше затруднений правительству. Во время последней стачки в Карлсруэ (апрель и май 1887 года) достаточно было изгнать из страны иностранных агитаторов, для того чтобы стачки прекратились.

Во Франции за десять лет (1874–1885) было 804 стачки. Распределяя их по департаментам, как это сделано на прилагаемой карте (см. с. 77), можно видеть, что это распределение вполне параллельно количеству революци онных голосов в данной местности.

С первого взгляда на эту карту видно, что в четырнадцати департаментах (Нижние Альпы, Верхние Альпы, Канталь, Шаранта, Дордонь, Эро, Жер, Эндр, Юра, Луаре, Лозер, Майенна, Морбиан, Верхние Пиренеи) и облас ти Гиень совсем не было стачек. Это те департаменты, которые населены преимущественно земледельцами; фабричных рабочих там мало.

Наибольшим количеством стачек, как и следовало ожидать, отличаются департаменты промышленные. Из 804 стачек 3/5 имели место в семи депар таментах: Нор — 172, Сена — 103, Рона — 57, Марна — 32, Сомма — 36, Изер — 32, Луара — 25.

Стачки разражаются преимущественно в марте, апреле и мае, а затем — в июне и июле. На 105 стачек в апреле месяце (из 804) в сентябре приходит ся только 45. В этом виден, во первых, параллелизм с бунтами, а во вто рых — стремление рабочих бастовать преимущественно в то время, когда Из 5258 коммун Италии в 2813, то есть среди населения в 11,5 миллиона, сви репствует малярия; да и в остальных она отмечается нередко.

Политическая преступность работы много, когда фабриканту нужны руки и когда, следовательно, легче диктовать ему свою волю.

Среди поводов к стачкам требование прибавок к заработной плате со ставляет 40%, тогда как произвольное уменьшение этой платы со стороны фабриканта — всего 22%, а требование уменьшить число рабочих часов — 5,6%. В тринадцати случаях стачки возникали вследствие уменьшения ко личества рабочих часов, но понятно, что в этих случаях рабочие получали плату по часам. В 25 случаях причиной стачек было требование удалить не угодных рабочим директоров, инженеров или мастеров; в 16 случаях, на против того, рабочие стремились удержать на службе лиц, рассчитанных фабрикантом. Четыре стачки возникли ради удаления с работ иностранных рабочих, а одна — ради удаления женщин, которые, как известно, работа ют усерднее мужчин и довольствуются меньшей платой.

Но стачки 1882 года в Руане, в Бессеже и других промышленных центрах юга, а также серьезные волнения в Монсо ле Мине и в Лионе были резуль татом социалистической агитации, имевшей чисто политический характер и начавшейся вскоре после митинга, на котором председательствовал Ры саков, провозгласивший, что если тираны соединяются для того, чтобы уг нетать народ, то и народ должен соединиться для того, чтобы уничтожить тиранов, правителей и буржуазию.

Что касается средств для борьбы с угнетателями, то не только подполь ные прокламации, а даже журналы, подобно лионскому «Droit social», пе чатали подробные наставления относительно фабрикации динамита и бомб, приглашая своих читателей не церемониться с общим врагом и дей ствовать против него всеми средствами, «какие предлагает наука», не брезгуя пожарами и вообще разрушениями всякого рода. Стачечники так и поступали.

Даже в Америке партия социалистов революционеров, сконцентриро вавшаяся и организовавшаяся в Чикаго, пользуясь экономическим кризи сом, стремится завоевать себе преобладающее положение. Она то и устра ивает стачки (160 в два года), вызывающие вмешательство военной силы, которое на митингах характеризуется как «непростительное злоупотребле ние властью в пользу привилегированных и патентованных воров».

В общем, социалистическая партия, в лице крайних ее фракций, высту пив на арену политической борьбы, и создала себе из стачек могучее и опас ное оружие.

Доказательством этому может служить знаменитая Эйзенах ская программа немецких социалистов*, в которой содержится такой мно гознаменательный параграф:

«Пар. 4. Политическая свобода есть необходимое условие экономичес кой эмансипации рабочих классов. Социальный вопрос поэтому неотде лим от политики; разрешение его тесно связано с нею и возможно только в демократическом государстве».

450 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски Поэтому то во всех платформах рабочей партии выставляются требо вания всеобщей и прямой подачи голосов, вознаграждения депутатам и прочее.

18) Распределение восстаний по причинам. Пользуясь цифрами, представ ленными в третьей главе, мы видим, что из 142 восстаний 16, то есть 11,2%, были вызваны голодом, хотя надо помнить, что половина голодных бунтов произошла в 1747 году, когда рядом с дороговизной жизненных припасов действовали и другие причины политического свойства, а кроме того, боль шая часть этих бунтов вспыхнула в Бельгии и во Франции, то есть в странах далеко не бедных.

Что касается других экономических причин, то мы видим, что 32 восста ния, то есть 22,5%, были вызваны причинами финансового характера, так что, в общем, не менее 48 из них (29,58%) имели характер экономический.

Наибольшее число экономических бунтов имело место на юге Европы (Италия, Испания, Турция и прочие) и в Англии, тогда как на севере их не было.

Возрастание числа экономических бунтов по сравнению с военными ясно доказывается как историей, так и тем фактом, что они растут преиму щественно в странах наиболее цивилизованных (Франция, Англия, Бель гия), передовых, тогда как в Турции и Испании, представляющих собой живой осколок древнего мира, военные бунты преобладают. Так, в Испа нии из 19 бунтов было 5 военных и 3 экономических; в Турции из 24 бунтов только 1 экономический; в Бельгии из 16 бунтов 8 экономических и ни од ного военного; в Англии из 15 бунтов тоже 8 экономических и ни одного военного.

Вообще военных бунтов из общей суммы 142 было 26, то есть 18,3%. Из них на севере, в России, только 1; в Средней Европе — 4, а в Южной — 21 (12 — на Иберийском полуострове и 7 в Турции).

Большая часть этих бунтов, так же как и религиозных, выпадает на теп лые страны и теплое время года.

Студенческие бунты были только в Италии, Германии, Австрии и России.

Двадцать шесть процентов бунтов возникли по причинам политическим.

Они преобладали в Швейцарии (3 из 5), Италии (13 из 22), Испании (5 из

19) и Турции (4 из 14), то есть в республиках и странах, плохо управляемых.

Из них 14 были направлены против правительства, 23 — против иностран ного гнета или из за пересмотра конституций.

Глава 8. Случайные причины

1) Псевдосоциологи, неопытные в синтетическом мышлении и боящи еся отклониться от неподвижных формул, возразят нам, что влияние физи ческих факторов на революции маловероятно ввиду преобладания факто Политическая преступность ров общественных, замеченного уже в древности. Но признавать влияние одних факторов еще не значит отказывать во влиянии другим, даже ввиду резкого преобладания первых. Явления животной, а уж в особенности об щественной жизни так сложны и обусловливаются таким множеством раз нообразных причин, что поневоле следует рассматривать влияние каждой из них в отдельности.

Когда мы говорим, например, что тепло влияет на развитие растений, то этим вовсе не думаем отрицать влияние почвы, удобрения, количества вла ги и прочее. Одна причина не исключает влияние другой, а все действуют в совокупности, для того чтобы произвести общий эффект.

Во всех биологических, а уж тем более исторических явлениях мы встре чаемся с таким множеством разнообразных и часто противоположных друг другу влияний, что не можем надеяться достигнуть той точности, которая требуется естественными науками. В самом деле, следуя аналитическому методу Тарда, мы нарушаем связь фактов друг с другом, а противопостав ляя их один другому, легко можем доказать, что существование одного ис ключает существование другого, причем логика торжествовала бы в ущерб действительности, в которой противоречивые факты весьма часто существу ют одновременно.

Во всяком случае, однако же, чем глубже погружаемся в исследование вопроса, тем яснее становятся его очертания — главные линии обрисовы ваются рельефнее. Мы видим, например, что в вопросе о причинах рево люций раса, климат, гениальность, развитие промышленности, оставаясь главными факторами, нисколько не мешают действовать и другим факто рам, менее значительным.

2) Интеллектуальная культура. После того, например, что мы сказали о равнинном положении Польши, о холодном ее климате, о славянской расе, которой она заселена, в ней никогда бы не должно быть революций; но слишком ранняя ее культура и формы правления, главным образом от этой культуры зависевшие, преувеличенно выдвигая на первый план индивиду альность и обусловливая беспощадную классовую и родовую борьбу, да еще при содействии чужестранного гнета, сделали из Польши самую револю ционную страну в Европе.

В последние годы Россия начинает выходить из той азиатской непо движности, в которой коснела столько веков. Причиной этого является, ко нечно, уж не раса, не климат, не правительство, а сразу выросшая интел лектуальная культура да экономические потрясения, вызванные уничтоже нием крепостного права.

Между тем Испания, которая благодаря скрещиванию различных рас, климату и прочему должна бы быть страной эволютивной и революцион ной, по крайней мере не меньше Франции и Италии, потеряла всякое стрем ление к эволюции, потому что инквизиция, воздвигнув гонение на разум, оставила в стране только нищих духом.

452 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски

3) Старчество. Иногда эволюция прекращается ввиду развития преж девременного старчества у народов, которые интенсивно жили и много ис пытали.

Падение Италии, недостаток в ней эволюционных стремлений зависят именно от того, что она пережила несколько цветущих цивилизаций. Дока зательством может служить тот факт, что застоем страдают главным обра зом местности когда то наиболее передовые — Венеция, Рим, Флоренция, тогда как Пьемонт, Сицилия, Генуя, никогда особенно не процветавшие, дают теперь более надежды на прогрессивную эволюцию в будущем.

Такая же судьба постигла и Грецию, которая теперь расплачивается за то, что когда то поднялась на высочайшую вершину человеческого раз вития.

Фламандская раса — потомок наиболее прославившихся в Средние века коммун — является теперь наиболее слабой и реакционной в Бельгии.

В Тоскане застою содействовали другие причины, а главным образом кле рикализм, восходящий ко временам очень отдаленным, и беспрестанные го нения на лучших людей страны. Так, в 1358 году гвельфы лишили всех прав 98 самых выдающихся граждан с их потомством за принадлежность к партии гибеллинов; то же было сделано в 1359 году с 14 гражданами, в 1360 м — с 5, в 1365 м — с 6. В 1382 году, наоборот, торжествующая олигархия казнила 160 гвельфов, сотнями лишала их прав и тысячами изгоняла.

Болгары, напротив того, — самая последняя раса в Европе, варварство и жестокость которой вошли в пословицу* (ср.

этимологию слова bougre в словаре Дюканжа), — превращаются теперь в очень рассудительный народ, во первых, потому, что в Болгарии скрещивание славян с татарами, немца ми и греками дало расу более прогрессивную, чем соседние сербы, а во вторых, потому, что эта раса новая, не истощенная историей и, подобно американским республикам, ставит во главе правительства молодых людей:

Стамбулову было только 30 лет.

4) Внешние перемены. Спенсер, убежденный сторонник эволюции, до пускает, что часто при перемене внешней обстановки вид изменяется и иног да регрессивно. «Так было со многими видами паразитов, — говорит он, — которые регрессивным путем потеряли свою первоначальную организацию.

Иногда прогресс одних типов обусловливает регресс других, вытесняемых в менее благодатные климаты и присуждаемых к более трудной жизни».

Человеческие социальные организмы, будучи вытеснены высшей расой в страны, менее благоприятно обставленные в метеорологическом, геоло гическом или общественном отношении, тоже изменяются регрессивно. Так было в Камбодже и в Перу. Победители очень часто заставляют побежден ных бежать в места, не соответствующие их социальному положению, и многие расы в настоящее время выродились именно по этой причине.

У австралийцев, например, замечаются некоторые остатки цивилизации (воспрещение кровосмесительных браков, обрезание и прочее), общие с Политическая преступность другими племенами, живущими весьма далеко; это заставляет подозревать, что они когда то составляли одно обширное государство.

На равнинах очень жаркий климат делает семитов феллахов и берберов Египта антиреволюционными; между тем те же берберы в качестве алжир ских горцев постоянно восстают против Франции, как прежде восставали против собственных своих правителей: в Алжире показывают гробницы семи беев, избранных и убитых в один и тот же день.

Под влиянием новой среды и новых скрещиваний голландские земле дельцы стали бродячими пастухами (буры), норманнские охотники — сме лыми мореплавателями, пастухи евреи — торговцами, упорный консерва тор англосакс — новатором и революционером янки.

5) Status nascendi. В социологии, как в химии, влияние некоторых аген тов, находящихся in statu nascendi1, проявляется гораздо сильнее и оставля ет более прочные следы.

«Влияние местности, — пишет Спенсер, — было преобладающим при начале цивилизации. Только развившись до настоящего своего состояния, последняя может одинаково выносить самые разнообразные и неблаго приятные для нее климаты».

Религиозные верования теперь мало влияют на цивилизацию и эволю цию, но когда они зарождались, то очень благоприятствовали бунтам и ре волюции. Появление новых религий почти всегда сопровождается прогрес сивной эволюцией нравственности и улучшением характеров, что сильно помогает прозелитизму. Христианство и лютеранство — в Европе, бабизм — в Персии, буддизм — в Азии могут служить тому примерами. То же самое можно сказать и о появлении новых сект вроде лаццареттистов, квакеров и русских диссидентов разного толка; но спустя некоторое время новые ре лигии перестают улучшать человека и становятся даже иногда рассадница ми безнравственности.

Когда народы жили уединенно, то первые скрещивания, в некотором роде этнические прививки, вызывали в их среде гораздо больший порыв к эволюции, чем вызывают теперь. Достаточно вспомнить дорийцев и рим лян. Этими скрещиваниями, как мы видели, объясняется преждевремен ная эволюция Польши, прекратившаяся после первого порыва.

6) Недостаток сродства. Влияние недостатка расового сродства на рево люции было сильно преувеличено, потому что оно первое бросается в глаза и скрывает от нас другие причины, трудно объяснимые. Мы видим в самом деле, что сарды, столь несродные с пьемонтцами, как и французы с корси канцами, уживаются, однако же, прекрасно друг с другом.

Вся Европа представляет собой смесь несродных друг с другом рас, тем не менее живущих в мире, а между тем иногда расы, родственные друг дру гу и рядом живущие, никак не могут слиться благодаря каким нибудь разъ В состоянии зарождения (лат.).

454 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски единяющим причинам. Так, поляки ненавидят русских, своих единокров ных братьев по славянству, и прекрасно уживаются с австрийцами, с кото рыми ничего общего не имеют.

Точно так же рейнские народности, по большинству немецкие, больше тяготеют к Франции, чем к своим ближайшим родственникам немцам, по тому что французские порядки, которые им больше нравятся, так же как и торговые интересы, превозмогая этническое сродство, сближают их с фран цузами.

Подобным же образом одним только недостатком расового сродства нельзя объяснить ненависть ирландцев к англичанам, так как она доста точно объясняется долголетними насилиями последних и религиозными предубеждениями. В самом деле, Уэльс, так же как Ирландия населенный кельтами, слился же совершенно с Англией; то же можно сказать и относи тельно Шотландии, населенной наполовину кельтами.

Хорошее управление особенно способствует слитию рас, тем более если ему помогает притяжение, оказываемое крупными народностями на мел кие. В этом и лежит главная причина слития семитических рас Сардинии с кельтскими расами Пьемонта и чисто италийской расы корсиканцев с фран цузами.

Не надо забывать также о колонизации, которая может сближать наро ды, создавая между ними общий интерес, особенно когда дело касается низших рас. Древняя Римская империя завоевала мир скорее своими коло ниями, чем оружием. То же самое повторяется теперь с Англией и Голлан дией.

Постыдная особенность нашей современной цивилизации — антисеми тизм — объясняется обыкновенно отсутствием расового сродства, и, конеч но, оно препятствует сближению, особенно там, где расы не скрещиваются и не имеют общих интересов.

Но эту причину нельзя считать единственной, потому что народы сли ваются иногда и при большем отсутствии сродства. Можно даже сказать, что нет в Европе страны, которая бы не представляла собой сплава самых разнообразных рас. Доказательством может служить смесь долихоцефалии с брахицефалией в одном и том же народе. Во Франции, например, мы имеем сплав кельтской расы с латинской, баскской и германской (Нормандия); в Англии — кельтской с англосаксами и латинянами. Да еще надо помнить, что в Европе климат поднял семитическую расу до уровня арийской.

Надо, значит, поискать другие причины антисемитизма; их две — обе атавистические и потому очень могущественные.

Первая лежит в той полупрезрительной снисходительности, которую высший питает к низшему и которая является остатком древнего преобла дания свободных арийцев над рабскими народами. Становясь нацио нальным, это чувство еще усиливается, потому что сбрасывает с себя лич ное тщеславие и поддерживается подражанием.

Политическая преступность Тем же чувством можно объяснить себе взаимную ненависть между по ляками и русскими, австрийцами и итальянцами. Преобладающий всегда чувствует некоторое презрение к обладаемому, а потому и считает себя сто ящим выше по натуре. Брамин считает преступником шудру, осмеливше гося к нему прикоснуться; англичане до Гладстона считали ирландцев не способными к развитию. Ну а презираемый в силу реакции начинает, ко нечно, ненавидеть презирающего, и таким образом взаимная вражда уси ливается. Другой причиной антисемитизма является накопление в памяти взаимных обид. Римляне впервые возненавидели еврейский народ, осме лившийся им противостать, и впоследствии, путем распространения хрис тианства, даже победить в области религии. В Средние века под влиянием духовенства, обратившего ее в долг и в ритуал, эта ненависть разгоралась еще сильнее.

Нельзя поэтому удивляться, что вся Европа с радостью ухватилась за преследование евреев, дозволявшее не только безнаказанно творить зло и наживаться легким способом, но и возводившее все деяние в религиозный долг. А затем ненависть стала наследственной и тем более деятельной, что превратилась в бессознательный инстинкт. К этому надо еще прибавить раздельную жизнь; разницу в языке, обычаях, пище; торговую конкурен цию, возбуждавшую низкие страсти и заставлявшую стремиться к униже нию евреев; наконец — психическую эпидемию, породившую множество невероятных легенд.

7) Аналогичные агенты. Из множества агентов, влияющих на эволюцию, весьма многие могут оказаться аналогичными друг другу, и если они преоб ладают над остальными, им противоположными, то и эффект может выйти одинаковым.

Так, у кочующих семитов, так же как у киргизов и номадов Верхнего Нила, — значит, у трех совершенно различных рас — мы встречаем один и тот же патриархальный строй, основанный на возвышенных, почти пури танских религиозных идеях, чего не находим у ассирийцев и химьяритов, принадлежащих тоже к семитической расе. Следовательно, здесь мы видим между различными расами, живущими в разных климатах, полную анало гию, не встречающуюся у народов одной и той же расы, живущих в одном и том же климате. Ренан объясняет это «кочевой жизнью народов, которая являлась главным фактором отбора в религиозных аристократиях. Безгра ничная вера номадов два раза покоряла мир. Их образ жизни, невозмож ность переносить с собой монументальные здания и статуи — а я прибавлю еще однообразие пустынь и степей, препятствующее развитию воображе ния, — отклонили их от постройки храмов и таких статуй, а отсутствие по следних устранило возможность идолопоклонства, упростило культ и зас тавило вообще полюбить простоту».

«Кочевник есть прирожденный протестант, — продолжает Ренан. — Дождь, являющийся для индоевропейца результатом объятий между зем 456 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски лей и небом, для семита служит проявлением воли Божией, которой он объясняет себе и гром, и молнию, и победы, и поражения».

8) Вторичные факторы цивилизации. Нельзя оставить без рассмотрения и вторичные факторы, которые, размножаясь и усложняясь с каждым столе тием, затушевывают влияние факторов первичных. Так, мы выше видели, что за последние годы экономические причины стали действовать сильнее, тогда как в прежние времена их влияние было незаметно. Когда человек ходит почти голый и довольствуется самым скромным удовлетворением своих насущных нужд, то заботы об этих нуждах, разумеется, его тяготить не могут; но когда цивилизация прибавит к первобытным нуждам еще мно жество новых, гораздо труднее удовлетворимых, то дело должно значитель но измениться. Давно ли мы прибавили к своему пищевому режиму кроме вина еще кофе — из Аравии и чай — из Китая, опиум — из Индии, а табак и какао — из Америки и листья кока — из Перу?

Эти вновь вошедшие в употребление агенты обусловили, в свою очередь, алкоголизм, никотиновую зависимость и прочее, произведшие глубокие изменение в нашей жизни и послужившие новыми причинами бунтов. Ци вилизация изменяет народности, и эти изменения служат новыми агента ми эволюции.

Бретань, например, так же как пиренейские департаменты, только в те кущем веке стала промышленной. Население здесь возросло и стало плот нее. В этом лежит причина, изменившая консервативное настроение в ре волюционное.

Усиленная интеллектуальная жизнь, обусловливаемая цивилизацией, сама по себе ведет к неврастении и делает население беспокойным, непо стоянным, революционным — иногда вопреки влиянию климата и расы.

Голландия, например, есть страна холодная, ровная, значит, антирево люционная по натуре, но борьба с морем и чужестранным гнетом обостри ла ее наклонность к эволюции.

9) Мелкие факторы. Бывают, наконец, факторы такие мелкие, что совер шенно ускользают от нашего внимания. Так, Спенсер замечает, что горячие источники породили керамиковое производство среди американских пле мен. С другой стороны, обилие вьючных животных, лошадей, облегчая пе ревозку, содействует торговле и эволюции; обилие минеральных или расти тельных материалов обусловливает развитие различных ремесел и т. д. На против того, непроходимый густой лес, переполненный дикими зверями, может задержать эволюцию. Таким образом, лагуны, отделяющие Венецию от материка, так же как и ее каналы, разделяющие город на части, затруд няя массовые восстания, были причиной политической стойкости ее ре жима.

Далекарлийцы, заметив, что во время речи Густава Вазы, приглашаю щей их восстать против Дании, все время дул северный ветер, сочли это Политическая преступность знаком воли Божией и залогом успеха, а потому сразу решились следовать за Вазой и тут же сформировали отряд в четыреста человек*.

10) Противоречия. Нам очень мешает необходимость рассматривать вме сте бунты и революции, так как между ними больше антагонизма, чем ана логии. Факторы, благоприятные первым, неблагоприятны для последних.

Мы видим, например, что кельты, будучи очень склонны к бунтам, являют ся малоспособными к эволюции; что жаркое время года благоприятствует бунтам, тогда как революции совершаются больше в странах умеренных.

И мы увидим впоследствии, что женщины, часто такие сварливые, никогда не бывают эволютивными.

Еще страннее встречать такие противоречия в одном и том же народе.

Такова, например, революционная гениальность состарившихся народов.

Эта гениальность зависит у них от причин невропатических и проявляется хотя часто, но спорадически, тогда как основным фоном для нее постоянно служит старческий ультраконсерватизм, как у семитов и венецианцев. Здесь опять противоречие не исключает одновременного существования.

11) Случайности. В число факторов, влияющих на эволюцию и револю ции, входят причины индивидуальные, которые мы рассмотрим в следую щей книге, и различные случайности. Аристотель говорит, что олигархии погибали в тех случаях, когда один из их членов становился слишком могу щественным; погибнув, они вновь стремились образоваться путем револю ции. В Сиракузах, продолжает он, конституция была изменена вследствие любовной ссоры, побудившей двух молодых людей из высшего общества и их сторонников к восстанию. Говоря об убийстве тиранов, он находит, что чаще всего эти убийства вызывались личными оскорблениями: Аминта был убит тем лицом, которому похвастался причинить насилие; Периандр по гиб по той же причине; Филиппа убил Павсаний по личному поводу; Гип парх был убит Гармодием и Аристогитоном за оскорбление сестры первого и т. д*.

В Митиленах — споры о наследстве, а в Дельфах — неисполнение обя зательства жениться привели к продолжительным, многолетним волнени ям. Точно так же во Флоренции — хотя это не вполне доказано — оскорбле ние, нанесенное семьей Буондельмонти семье Амедеи, повело к кровавой борьбе гвельфов и гибеллинов.

Бэкон говорит, что иногда какое нибудь неосторожное слово владетель ного лица служило причиной восстания: Гальба погубил себя фразою: «Legi a se militem non emi»1, так как после этого солдаты перестали надеяться полу чить деньги за свои голоса; слова Проба «Si vixero, non opus erit amplius Romano imperio militibus»2 подняли против него легионеров.

«Набирает солдат, а не покупает» (лат.).

«Если буду жив, Римская империя не будет нуждаться в солдатах» (лат.).

458 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски И в наше время бунты вызываются иногда столь же ничтожными при чинами: и в апреле 1821 года в Мадриде вспыхнул бунт потому, что король не хотел или не мог присутствовать на религиозной церемонии; в июле 1867 года Бухарест восстал против табачной монополии; в сентябре 1867 года Манчестер восстал из за ареста двух фениев; в сентябре 1876 го да восстал Амстердам из за уничтожения годичной ярмарки.

Понятно, что все эти случайности служили только предлогом, толчком к бунту, к которому народ уже был предрасположен.

В Риме жестокое обращение Папиpия с ребенком, оставленным ему под залог долга, вызвало революцию, кончившуюся отменой невольничества за долги*. Жестокое обращение Демофила и его жены с рабами вызвало бунт этих последних в Сицилии. Грубость одного солдата и распутство одного властителя были причинами Сицилийской Вечерни и изгнания Тарквини ев. Но, вспоминая, во скольких жестокостях и грубостях виновны бывают сильные, кто же может сомневаться в том, что эти частные случаи были только толчками, переполнившими меру терпение слабых?

Гнет должен быть доведен до крайних пределов, для того чтобы вызвать реакцию, как это доказывает злоупотребление властью со стороны духо венства, военного сословия, а теперь вот — адвокатов, так долго выноси мое без всякого протеста.

12) Войны. Войны также служат причиной восстаний.

Так, в Фивах демократическое правительство было свергнуто после по тери сражения; в Афинах богатые классы потеряли влияние после того, как вследствие потерь в войне со Спартой должны были служить в пехоте; в Аргосе после потери сражения против Клеомена пришлось дать граждан ские права рабам; в Сиракузах после победы народа над афинянами демо кратия заменила республику; в Афинах случилось то же самое после побе ды при Саламине, так как состав флота был демократический.

В Средние века битва при Монцаперти погубила гвельфскую партию во Флоренции, а битва при Беневенто вновь ее восстановила.

«Часто, — пишет Аристотель, — олигархи по взаимному недоверию по ручают охрану города солдатам, начальник которых и захватывает в свои руки власть; так было в Самосе, Лариссе и Абидосе». Так было не особенно давно и во Флоренции, можем мы прибавить.

Победоносные войны поляков за 1587–1795 годы, ухудшив положение простого народа, служили, по мнению Солтыка, одной из причин гибели Польши.

Франко прусская война создала, или, лучше сказать, цементировала, Германскую империю, тогда как раньше население относилось к объедине нию враждебно. Это доказывается статистикой политических преступле ний в Германии, из которой видно, что число процессов по оскорблению величества, поднявшись с 76 (1846 год) до 242 (1848) и 362 (1849), перед Политическая преступность войной 1866 года упало до нормы, а затем снова поднялось до 375 и только после франко прусской войны опять упало до 132–193.

В свою очередь, империя Наполеона III закончилась Седаном.

По мнению Ренана, две великие еврейские революции — иудаизм и хри стианство — были обязаны своим происхождением отчасти пророкам, но еще более переворотам в еврейском народе, произведенным победами ас сирийцев и римлян.

Войны подобны тем болезням, при которых обнаруживаются старые дискразии; они представляют собой некоторого рода толчки к начатию вол нений, так как, расшатывая существующий строй, обнаруживают его недо статки и побуждают заботиться об исправлении. Вообще, никогда война не обусловливала революции, но она давала толчок, без которого последняя или не удалась бы, или разыгралась бы позднее.

Это и вполне понятно. Если победа является результатом действия ин теллектуальных, экономических и материальных сил народа, то поражение указывает на недостаточность этих сил, что оскорбляет гордость народа и заставляет его искать виноватого или в лице человека, на которого, спра ведливо или нет, можно свалить ответственность, или в лице совокупности существующего государственного строя.

13) Гениальность. Второстепенные обстоятельства, случайности влияют, между прочим, и на гениальных людей, хотя прирожденный гений может проявиться даже вопреки им.

Так, педантически поставленная школа может задушить гениальность при самом ее выходе на свет Божий, но, с другой стороны, обойдясь совсем без школы, гений может потерять надлежащее направление и уж во всяком случае публику, способную его понять.

Столь могучее влияние расы и горных местностей на развитие гениаль ности легко может быть изглажено варварским состоянием общества, ино земным игом или старческим истощением расы, как это мы видим на при мерах Греции и Тосканы.

Не надо забывать также, что эволюция может превратить неподвижные расы в очень деятельные (Россия), а инволюция даже в высшей степени ге ниальный народ может вернуть почти к первобытному состоянию, как это случилось с Грецией и Испанией.

Не доказано, чтобы бедность мешала проявлению гениальности; часто она, напротив того, дает толчок к такому проявлению. Золя говорит, что если бы Бальзака не подгоняла нужда, то мы лишились бы большей части его произведений.

То же самое говорит Смайльс про Драйдена и Голдсмита, сделавшихся писателями с голоду.

Но когда бедность становится крайней, то она если и не душит гений окончательно, то во всяком случае задерживает его проявления, как это слу 460 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски чилось со Стефенсоном. Паскаль говорит, что богатство сохраняет гени альному человеку двадцать лет труда.

С другой стороны, Якоби доказал, что большое богатство, так же как большая власть, скорее губит гениальность, чем благоприятствует ее раз витию.

Политическая борьба, свободные учреждения благоприятны для прояв лений гениальности, потому что выдвигают ее вперед, тогда как деспотизм, естественный враг гения, душит его или заставляет молчать.

Я никогда бы не кончил, если бы стал перечислять все возможные слу чайности, влияющие на гениальность и эволюцию. Вообще следует помнить, что как бы эти случайности ни были многочисленны и могущественны, они никогда не могут вполне заглушить влияние причин главных, основных.

Глава 9. Индивидуальные факторы: пол, возраст, общественное положение, профессия I Пол

1) Артистическая, политическая и прочая эволюция женщины. В эволю ции гениальности женщины почти не участвовали. Гениальные женщины являются редким исключением. Давно уже замечено, что на сотни мужчин, играющих на рояле, приходятся тысячи женщин, а между тем из последних не выдвинулось ни одной великой виртуозки, несмотря на то что различная обстановка полов этому нисколько не мешает.

Правда, в физике прославилась Мэри Соммервилль; в литературе бле щут имена: Джордж Эллиот, Жорж Санд, Даниэль Стерн, мадам де Сталь; в художестве составили себе имя Роза Бонер, г жи Лебрен и Мараини; Сафо, г жи Готье и Дэвидсон создали новый жанр в поэзии; Элеонора д’Арборса еще во времена полуварварские (1400 год) взяла на себя инициативу право вой реформы, достойной нашего времени (теперь это отрицается); св. Ека терина Сиенская имела большое влияние на политику и религию своего времени; Сара Мартен, бедная портниха, сумела повлиять на реформу тю рем; г жа Бичер Стоу играла роль в аболиционистской эволюции Соеди ненных Штатов и прочее. Но ни одна из этих писательниц и деятельниц не возвысилась до гениальности Ньютона, Микеланджело, даже Бальзака.

Пульхерия, Цинга д’Анголь, Mapия Медичи, Луиза Савойская, Мария Кристина, Мария Терезия, Екатерина II, Елизавета Английская были хо рошими правительницами и обладали большим политическим талантом, точно так же, как среди демократок г жи Ролан, Фонсека, Жорж Санд, Адан.

Стюарт Милль утверждает, что в трех четвертях случаев, когда маленькие Политическая преступность индейские государства управлялись энергично и умело, правительницами были женщины. Но, во всяком случае, давно уже замечено, что когда пра вит женщина, то ею командуют мужчины (и наоборот), да и вообще число великих женщин ничтожно по сравнению с числом таковых же мужчин. То же следует сказать и по отношению к храбрости, хотя блестящими приме рами таковой могут служить: Екатерина Сфорца, Жанна д’Арк, Кордьера, Анита Гарибальди, Энрикетта Кастильони и другие, а равно и женщины, прославившиеся при осадах Мальты, Сиены, Кипра, Ля Рошели и прочих.

Эти факты потому и были замечены, что являлись слишком неожидан ными, исключительными. Можно, пожалуй, сказать, что деспотизм муж чин, лишая прекрасный пол голоса в политике и активного участия в вой нах, не дает женщинам возможности проявить себя; но если бы последние действительно по большинству обладали великими политическими, науч ными и прочими талантами, то они проявились бы именно в борьбе с пре пятствиями, тем более что в оружии у них недостатка не было, и не было даже недостатка... в друзьях среди вражеского лагеря.

То же можно сказать и о революциях, в которых женщины участвуют весьма мало (за исключением революций религиозных). В английской, голландской и американской революциях, например, они совсем не уча ствовали.

Никогда женщины не создавали новых религий и не стояли во главе круп ных политических, научных или артистических движений.

В Италии, по данным, собранным Д’Айалой и Ванначи, из 966 мучени ков за независимость женщин было всего 15, то есть 1,55%. Наоборот, та ких женщин, которые противодействовали прогрессивным движениям, все гда было большинство. Женщина, подобно ребенку, в высшей степени ми зонеична; она стремится сохранить религию, нравы и обычаи предков даже тогда, когда мужчины уже от них отказались. В Америке есть племена, в которых только женщины говорят на родном языке, а мужчины давно уже его позабыли. В медвежьих уголках Сицилии и Сардинии женщины до сих пор сохраняют древние, пожалуй, еще доисторические суеверия вроде ле чения камнями.

Из этого не следует, однако же, чтобы они не являлись иногда (именно благодаря отсутствию гениальности) фанатичными сторонницами мелоч ных нововведений, как это доказываете быстрая смена мод; крупных пере мен, не влияющих на их положение, они не любят.

«В делах они видят только личности, — пишут Гонкуры, — и черпают свои принципы из чувства».

«Отсутствие объективности и сочувствие слабому, — сказал Спенсер, — делают их более сострадательными, чем справедливыми. Быстро, ясно и верно схватывая все личное и близкое им, женщины с трудом воспринима ют общее, отвлеченное и отдаленное... Женщины чаще мужчин ошибаются в определении общего блага, потому что видят только близкие результаты 462 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски мероприятий, не обращая внимания на отдаленные... Преклоняясь перед властью и авторитетом, женщины склонны поддерживать сильное прави тельство и духовенство»... а потому «меньше мужчин уважают свободу, не номинальную, а настоящую, ту, которая ограничивается только свободой других».

Некоторые женщины принимали, правда, участие в бунтах и полити ческих убийствах, но число их, во первых, очень мало по сравнению с чис лом мужчин, а во вторых, роль их была второстепенной, да и брали они ее на себя по причинам в большей части случаев половым, то есть приставали к делу или изменяли ему, смотря по своим личным отношениям к деятелям той или другой стороны. Вообще, они представляли собой сообщниц не особенно необходимых, как выражаются юристы. Только сильная половая страсть придавала рельефность их деяниям и сделала последние знамени тыми. Так было, например, с проституткой Леонией, которая отрезала себе язык, чтобы не выдать имен заговорщиков против одного тирана; Порция, жена Брута, так же как Пракседа, жена Лабеона, покончила с собой, чтобы не пережить мужа; Марция, возлюбленная Фульвия, любимица Августа, узнав, что он решился на самоубийство, потому что она выдала вверенную ему государственную тайну, умерла раньше его; Аррия, муж которой был приговорен к смерти, зарезалась для того, чтобы убедить его самоубийством избежать наказания, причем произнесла свое знаменитое: «Non dolet» («Не больно»). Елена Маркович совершила покушение на жизнь короля Мила на для того, чтобы отомстить за несправедливое осуждение своего мужа.

Домиция, Розамунда, Мария Стюарт, Иоанна Неополитанская, Екате рина II были скорее мужеубийцами, чем цареубийцами, так как совершали свои деяния для того, чтобы понравиться своим возлюбленным или чтобы спасти их — вообще, из за половой любви.

Правда, число святых или мучениц, путем геройской смерти избегав ших позора и оскорблений, подобно св. Пелагии, св. Веронике и нигилист кам, очень велико; но это, как мы увидим, объясняется преобладанием у женщин чувства стыда и стремлением к самопожертвованию, которые у них развиты сильнее, чем у мужчин.

2) Женщины в христианстве. В великом христианском перевороте жен щины действительно играли большую роль, хотя ни одна из них не отлича лась особенно и не стояла не только на первом, но и на втором плане.

Из списка надгробных эпитафий в римских катакомбах, составленного

Де Росси, мы видим, что там похоронено:

–  –  –

Значит, 40% женщин; цифра громадная по сравнению с другими рево люциями.

Это объясняется теми условиями, которые создало христианство для восточной женщины.

«Женщины, — говорит Ренан, — вполне естественно должны были стремиться в такую общину, которая особенно заботилась о слабых. Они занимали тогда в обществе шаткое и унизительное положение, в особен ности вдовы, которые не были уважаемы и бедствовали, несмотря на по кровительство законов. Многие ученые советовали даже не давать религи озного воспитания женщинам. Талмуд ставит на один уровень со скотом болтливую любопытную вдову и девицу, тратящую время на сплетни.

А новая религия давала этим бедным, обделенным созданиям почетное и прочное место. Некоторые женщины занимали даже очень важное поло жение в Церкви, и дома их служили для собраний верующих, а те, кото рые не имели собственных домов, входили в состав женских духовных ор денов или корпораций, заведовавших раздачей милостыни. Учреждения эти, считающиеся позднейшими в христианстве, — конгрегации сестер милосердия или женщин, посвятивших себя молитве, — были, напротив того, самыми первичными его созданиями, основой его силы, полнейшим выражением его духа. Освятить религией и связать правильной дисципли ной женщин, не связанных замужеством, — превосходная и чисто христи анская идея. Слово “вдова” сделалось синонимом религиозной женщины, посвятившей себя Богу, — “дьякониссы”. В тех странах, где двадцатиче тырехлетняя женщина уже увядает, где нет постепенного перехода от мо лодости к старости, христианство создало новую жизнь для целой полови ны рода человеческого, особенно способной к самоотречению.

Время Селевкидов* прославилось распутством женщин. Никогда не бывало и стольких семейных драм, адюльтеров и отравлений. Тогдашние мудрецы смотрели на женщину как на язву в человечестве, как на воплоще ние бесстыдства и низости, как на злого гения, который занят единственно борьбой со всем, что есть благородного в другом поле. Христианство все это изменило. Находясь в том возрасте, который у нас считается еще моло дым, а на Востоке — чуть не старостью, тамошняя женщина, поступавшая некоторым образом в отбросы общества, особенно если она вдова, благода ря христианству могла надеть черную вуаль и поступить в дьякониссы, что делало ее равной самым уважаемым мужчинам и давало почетное положе ние. Бездетность, столь унижающая восточную женщину, была облагоро жена и освящена христианством. Вдова становилась почти на равную ногу с девицей — она делалась камперой, то есть “старицей”, полезной, почита емой и уважаемой всеми, как мать».

Кроме того, когда территория государства неимоверно разрослась, то простой народ Греции и Рима, потеряв чувство принадлежности к опреде ленной национальной группе, стал искать это в создании группировок ис 464 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски кусственных ассоциаций, вроде похоронных, в которые принимались не только свободные люди, но и вольноотпущенники, и женщины. Там они взаимно помогали друг другу, вместе обедали. Так вот, христианская общи на приняла как раз форму такой ассоциации.

Точно так же во время пифагорейского, религиозного и политического переворота в Греции, благоприятствующего женщинам, эти последние от личались своей экзальтацией. Вообще, пифагорейки занимают положение, аналогичное святым женщинам христианской церкви.

3) Женщины Французской революции. Сначала женщины с великим энту зиазмом предались делу революции, но этот энтузиазм, вызванный стрем лением последней уравнять их права, оказался столь же мимолетным, как и всякая другая мода. Он продолжался только до конца смутного времени, а потом женщины стали враждебно относиться к эволютивным идеям и та кое их настроение отличалось гораздо большей прочностью.

«Женщины, — пишут Гонкуры, — увлекались революцией так же, как прежде Месмером*. Некоторое время они были всецело поглощены поли тикой и стали влюбляться уже не в учителей музыки, а в ученых и депута тов; жертвовали даже спектаклем, чтобы попасть на политическое собра ние. Даже торговки рыбой участвовали в движении и были амазонками Ре волюции».

Но позднее, особенно после казни Марии Антуанетты, они совершен но переменились. Торговки сделались опасными для республики и были ею отодвинуты в сторону. В провинциях, особенно в таких, как Вандея, Анжу, Мэн, именно женщины подстрекали мужчин к контрреволюции.

Мишле пишет, что на сто революционерок во Франции приходилось более тысячи противниц революции, недаром, по его словам, один офицер из Вандеи сказал, что «революция была бы прочной, если бы не женщины».

В Сен Серване был женский бунт против революции; в Эльзасе слу жанка одного священника ударила в набат, чтобы собрать контрреволю ционеров.

Вообще, женщины много мешали революции, да и из тех, которые ей содействовали, нет ни одной, достойной стоять рядом с Мирабо и Дан тоном1.

4) Женщины революционерки в России. Другие исключения. Замечательно, что в наше время в русских политических процессах встречается много жен ских имен. В деле Долгушина, например, на 9 обвиняемых было 2 женщи ны; в процессе «пятидесяти» замешано 8 женщин, из коих одна, Бардина, «Даже в древности не было такой благородной фигуры, как мадам Ролан, — пи шет Легуве. — Мнения ее были чисты, глубоки и проникнуты горячим энтузиазмом;

храбрость граничила с геройством. Какая жена! Какой друг! Какая мать! И — увы...

какой невозможный государственный человек! Вместо политических идей она до вольствовалась ощущениями и погубила ту партию, душой которой была».

Политическая преступность отличавшаяся красноречием, впоследствии бежала из Сибири и, поселив шись в Швейцарии, кончила самоубийством. Из этого процесса видно, что женщины по 14 часов работали на фабриках с целью пропаганды своих идей;

вот до чего доходила их преданность этим идеям.

В процессе Жабова на шесть обвиняемых встречается одна женщина, а в процессе 38 крестьян — три. В деле социалистов замешано было шесть жен щин, и из них 5 принадлежали к богатым семьям; между прочим, жена пол ковника Гробишева и три дочери одного статского советника. Ради успеха пропаганды они переодевались крестьянками.

Наконец, в процессе 1 марта на шесть обвиняемых приходится две жен щины, из коих одна, Перовская, была душой заговора.

Сигнал к начатию революционного террора в России подала тоже жен щина, Вера Засулич, которая в 1878 году выстрелила в генерала Трепова, секшего политических арестантов.

В общем, на 109 приговоренных по политическим преступлениям в Рос сии приходится 16 женщин, то есть 14,68%.

В польском восстании 1830 года, по исчислению Страшевича, на 97 по встанцев приходилось 9 женщин (7,93%).

Причиной такого относительного преобладания женщин в нигилистичес ком движении служит то обстоятельство, что в основе этого движения лежат идеи мистико религиозные, порожденные голодом, пожарами и наводнени ями. Недаром нигилистки выражаются о себе как о «невестах революции», наподобие монашенок, называющих себя «христовыми невестами».

Вообще страсть к мученичеству, зависящая от преобладания чувства над разумом, более свойственна женщине, чем мужчине. К этому надо приба вить влияние некоторых социальных условий, главным образом преувели ченного стремления к девству, которое и в Петербурге душит семейный принцип и отстраняет женщин от наиболее плодотворного направления в развитии их способностей.

В самом деле, за пять лет в Петербурге приходился один брак на 155 жи телей, тогда как в Берлине — 1 на 115, в Париже — 1 на 109, в Москве — 1 на 137, в Одессе — 1 на 107. В Петербурге из пяти человек четверо не женаты;

на 538 041 лицо, находящееся в брачном возрасте, женатых и замужних ока зывается всего только 226 270. На 168 тысяч незамужних и разведенных женщин там имеется только 98 тысяч замужних; 112 женщин и 24 мужчины состоят в разводе.

В результате и выходит, что женщины, лишенные своего настоящего дела, обращаются к политике, вмешиваются в революцию.

Вмешательство это объясняется также высокой интеллектуальной куль турой славянских женщин, обладающих склонностью к мужским отраслям деятельности больше, чем какие либо другие женщины в Европе.

В 1886 году, например, в России 979 женщин получали образование в высших учебных заведениях; из них 443 — на историко филологических 466 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски факультетах, 500 — на медицинских и 36 — на математических; 437 были дочерьми дворян, 84 — из духовного, 125 — из купеческого и 10 — из кресть янского сословия. Вот эти то студентки если и не входят в самые серьезные заговоры, то своими богатыми придаными обогащают казну последних.

Они то освобождают арестантов, соблазняя стражу, втираются повсюду в ролях горничных или сиделок и ведут пропаганду так, как только женщины способны ее вести. Потому Бакунин и называл их своим драгоценным сокро вищем.

5) Роль женщины в бунтах. В бунтах, напротив того, женщины участвуют массами, увлекая своим примером мужчин. Причина этому лежит в боль шем их эретизме, предрасполагающим к заражению имитативными эпиде миями и побуждающим к излишеству.

«При всех психических эпидемиях, — говорит Деспин, — женщины от личаются особенно экзальтацией, что зависит от их преимущественно ин стинктивной и раздражительной натуры, склонной к преувеличениям как в добре, так и во зле. Общественное чувство их легче возбуждается подра жанием, а когда страсть разнуздана и поддерживается мужчинами, то жен щины способны зайти гораздо дальше последних на пути безумия».

Во времена Фронды куртизанки имели большое влияние на бунты.

В Италии еще не позабыты деяния палермских женщин, которые в сен тябрьские дни 1866 года резали на куски, продавали и ели мясо карабинеров, как в Неаполе в 1799 году такие же женщины ели мясо республиканцев.

В 1789 году женщины всегда стояли за бунт, и притом самый жестокий.

В самом деле, если Французская революция была подготовлена энцик лопедистами и вообще мыслителями, то в восстаниях, послуживших ее на чалом, женщины играли первенствующую роль. Пятого октября, когда бу дущие якобинцы склонялись еще к реакции, 5 или 6 тысяч женщин под предводительством Теруань де Мерикур заставили короля вернуться в Па риж; 12 жерминаля, когда Париж голодал благодаря недостатку в денежных знаках (громадной цене ассигнаций), женщины восстали, требуя хлеба; то же было и 10 прериаля.

Рыночные торговки (по словам Гонкуров) подстрекали мужчин, замеши ваясь между войсками; они участвовали в избиениях, занимали почетные ме ста на патриотических празднествах и устроили женский республиканский клуб; они клялись восстать против собрания, если оно в течение восьми дней не издаст декрета об изгнании священников. Марат наэлектризовал их еще более: 8 тысяч женщин записалось в число «рыцарей кинжала».

Женщины революции как бы позабыли и свой пол, и свою националь ность; Шарлота Корде в своем последнем письме к Барбесу глумится над своей оскорбленной невинностью.

Легуве пишет, что между женскими клубами, образовавшимися в Пари же после 1790 года, приобрели известность два: Socit fraternel и Socittdes rpublicains rvolutionnaires, основанные Розой Лякомб и состоявшие под ее Политическая преступность председательством. Чему же они служили? Тому, чтобы быть орудием в ру ках вожаков революции. Во время террора, когда нужно было заставить Коммуну вотировать какую нибудь насильственную меру, то эта мера пред лагалась прежде всего первым из вышеозначенных клубов. Когда нужно было сорвать прения или заставить молчать Верньо, то трибуны Собрания наполнялись республиканками из второго клуба. В дни торжественных каз ней первые места вокруг гильотины были оставлены для тех фурий, кото рые цеплялись за эшафот для того, чтобы поближе видеть агонию жертв, и заглушали стоны последних своим хохотом.

Жюль Валлес, говоря о Коммуне, пишет: «Если женщины выходят на площадь и хорошие хозяйки начинают подстрекать мужей к бунту, то рево люция неизбежна!»

В самом деле, женщины принимали большое участие в деяниях Комму ны, проявляя страшную жестокость при избиении доминиканцев, начатом именно одной из них, так же как и при избиении заложников. Они даже превосходили жестокостью мужчин, которых упрекали в неумении убивать как следует; сам Валлес это говорит.

Одна, например, не дожидаясь расстрела пленника, убила его сама; дру гая при избиении заложников горевала о том, что ей не удалось ни у кого вырвать язык. А что касается петрольщиц, то они были чистыми фуриями*.

На 38 568 арестованных правительственными войсками женщин было 1051, то есть 2,7%, и из них 246 проституток. Замечательно, что болезнен ная энергия, дозволявшая этим женщинам проявлять чудеса храбрости на баррикадах, после ареста вдруг им изменила — попав в руки власти, они сразу стали униженно просить пощады.

Максим дю Кан так описывает этих женщин: «Они задались целью пре взойти мужчин в пороках и были беспощадны. В качестве сиделок они уби вали раненых, спаивая их водкой; в школах они учили детей проклинать все, кроме Коммуны; в клубах они требовали себе прав и равенства с задней мыслью о провозглашении полиандрии, которой на практике пользовались весьма охотно.

Одетые в короткую юбку, не закрывающую икр, с маленьким кепи или венгерской шапочкой набекрень, в жакетках, плотно облегающих формы, они нахально расхаживали между рядами сражающихся в качестве приман ки, награды победителю; подогретые такой ненормальной жизнью, гордясь своим мундиром, своим ружьем, они превосходили мужчин дерзкими вы ходками, упрекали их в неумении убивать и подстрекали к самым невооб разимым преступлениям, за которые, ввиду своей болезненной нервности, могут, пожалуй, быть признаны неответственными. Но энергия и дерзость их были напускными и непрочными. Самые жестокие, самые бесстрашные женщины, проявлявшие чудеса храбрости на баррикадах, попав в руки сол дат, падали на колена и, сложив руки как на молитву, кричали: “Не убивай те меня!”».

468 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски «Ни в одной из коммунарок, — пишут Гонкуры, — не замечалось полу апатичной решимости мужчин; на их лицах видна злоба или жестокая иро ния, глаза у большинства сумасшедшие. Слабейшие из этих женщин выда вали свою слабость только тем, что слегка склоняли голову набок, как они делают это в церквах, молясь Богу».

«Женщин сомнительной нравственности, — пишет Корр, — мы встре чали за кулисами всяких темных и преступных деяний, а теперь, к стыду нашего времени, встречаем и в политических заговорах наряду с выдающи мися общественными деятелями. Цель оправдывает средства, и ради нее последние не пренебрегают ничем. Так поступал Катилина, и Вейсгаупт знал, что делал, стараясь привлечь прекрасный пол в свои ложи».

Золя в своем «Жерминале» заставляет мужчин подготовить и начать стач ку, а женщины выступают на сцену уже после, но они зато отличаются бес стыдством и свирепостью1.

Преобладание женщин в бунтах, при полном почти их отсутствии в ре волюциях, еще раз доказывает эволютивный характер последних и дегене ративный или регрессивный — первых, так как женщины, особенно в про шлые годы, стояли далеко ниже мужчин и не могли бы участвовать в дви жениях, соответствующих максимуму человеческого прогресса.

Надо помнить, однако ж, что бывают и исключения, как мы говорили выше. Исключения эти объясняются или особой тотальностью, как у Жорж Санд, у Фонсека, или живой страстью, как у мадам Ролан2, или какими нибудь исключительными обстоятельствами, например тем, что револю ция, во всех отношениях много давая женщинам, заставляет их из личной выгоды отказаться от врожденного мизонеизма, особенно если еще к рас чету присоединяется чувство (христианки, пифагорейки и прочие).

II Возраст

1) Молодость. Импульсивность, свойственная женщинам, является также отличительным признаком молодежи вообще, а у детей к ней при По статистическим сведениям, число исключительно женских стачек за послед ние 15 лет равнялось 27, то есть 3 или 4% общего числа стачек за это время. Но число это постоянно возрастает: в 1874, 1875 и 1876 годах было всего 4 стачки, а в 1883, 1884 и 1885 — четырнадцать.

Мадам Ролан по своим философским и республиканским убеждениям стояла выше своего пола. Она создала себе религию из господствовавших тогда принципов.

Она заразила своим энтузиазмом не только мужа, но и всех жирондистов, поклоняв шихся ее красоте, уму и убеждениям. Прибыв на место казни, она склонилась перед статуей Свободы и сказала: «О свобода! Свобода! Сколько преступлений совершает ся во имя твое!»

Политическая преступность соединяются еще подражательность, любовь к шуму и отсутствие преду смотрительности, нейтрализирующее мизонеизм. Все это делает из моло дежи самый подходящий контингент для бунтов, а иногда и революций.

Бывало, что дети начинали бунты, увлекая старших за собой, как, напри мер, Балилла в Генуе и тринадцатилетний Виала, который при осаде Лио на первый бросился в реку, показывая пример республиканским войскам, а когда был ранен, то воскликнул: «Попали таки разбойники, но я рад умереть за свободу».

«Уличные мальчишки во Флоренции, — пишет Коллоди, — всегда ока зываются в первых рядах бунтовщиков. Им все равно, что кричать, лишь бы наделать побольше шума».

Молодежь в силу своей импульсивности и меньшего развития нрав ственного чувства легко доходит до излишеств; вот почему во время Ком муны дети упражнялись в неистовствах над трупом Дюбуа, убитого феде ралистами.

У молодежи, кроме того, сильно развит альтруизм. В этом возрасте бла годаря усиленной энергии полового аппарата и незнакомству с недостатка ми человеческой природы любовь к человечеству достигает высшей степе ни, а в то же время и мизонеизм развит далеко не так сильно, как в зрелые годы и в старости, когда человеку свойственно избегать новых впечатлений и всякого лишнего движения.

«Из всех высоких подвигов, какие я знаю, — пишет Монтень, — боль шая часть была произведена людьми, не достигшими тридцатилетнего воз раста». Этим мнением Монтеня подтверждается то, что я писал относитель но скороспелости гениальных людей: Наполеон и Питт служат прекрасны ми тому примерами в области политики.

«Я никогда не слыхивал, — пишет Вендель, — чтобы революции произ водились людьми, носящими очки, или чтобы новые истины были услы шаны теми, кто нуждается в слуховой трубе».

Один известный нигилист говорил мне: «Русский человек, который бы в двадцать лет не был социалистом, а в сорок не раскаялся в этом, пошлый дурак».

Во всяком случае, как замечает Коко (говоря о молодых людях, которых неаполитанские революционеры рассылали по провинциям в качестве ко миссаров и которые реформировали решительно все, не имея определен ного плана), молодые люди способны сделать революцию, но не способны ее подержать, что легко объясняется отсутствием у них благоразумия и здра вого практического смысла, даваемого только опытом. Понятно, стало быть, почему молодежь преобладает во время бунтов, а при настоящих револю циях оказывается в меньшинстве.

Так, на 152 человека, судившихся за участие в деле объединения Ита лии, большинство принадлежало к возрасту 30–50 лет, как это видно из сле дующей таблички:

470 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски

–  –  –

Между тем в политических покушениях, произведенных русскими ре волюционерами в 1883–1884 годах, из 21 обвиненного только одному было больше 30 лет, а из остальных 13 было 25–30 и 7 — 20–25 лет.

Из них замешанных в убийстве императора Александра II ни одному не было более 30 лет (Михайлову — 21, Гельфман — 26, Кибальчичу — 27, Же лябову — 30, Перовской — 27, Рысакову — 19).

Известно, кроме того, что нигилистическая партия состояла главным образом из студентов разных университетов, сделавшихся центрами рево люционного движения.

По словам Степняка, именно молодежь начала движение 1873–1874 го дов, с которого началась революционная эра в России. Этому движению помогло само правительство, предписав русским, учившимся в Швейца рии, вернуться на родину под страхом изгнания. Этим оно усилило пропа ганду студентов, пропитанных социалистическими идеями.

2) Возраст участников в бунтах. Из 651 коммунара, захваченного на ули цах Парижа с оружием в руках, 237 было от роду 16 лет, 226 — 14, 47 — 13, 21 — 12, 11 — 11, 4 — 10, одному — 8 и одному — 7 лет!

Политическая преступность

Из 76 членов Коммуны, возраст которых можно было точно определить:

–  –  –

В Италии, по официальным статистическим сведениям за 1881–1885 го ды, из 12 осужденных за политические преступления только 3 были совер шеннолетними, а из остальных семерым было от 18 до 21 года и двоим — менее 18.

Вообще гениальность проявляется очень рано, как мы это доказали в «Преступном человеке».

III Профессия и положение в обществе

1) Изучая историю революций, мы видим, что некоторые общественные классы поочередно дают толчок революционному движению и направляют его, а чем более это движение соответствует духу времени и нуждам народа, тем шире участие в нем различных классов общества. Это можно видеть, на пример, в России, где до половины XIX столетия совершались только двор цовые революции или восстания самозванцев, провозглашавших себя царя ми. Но во второй половине этого столетия там появляется уже движение, ко торое можно назвать демократическим, проявляющееся покушениями на особу императора. Так, в апреле 1866 года студент Владимир Каракозов стре лял в Александра II; в июле 1867 года ремесленник Березовский совершил знаменитое покушение на жизнь того же государя на Елисейских полях; в апреле 1879 года вновь покушался на его жизнь Соловьев; в 1880 году был взорван императорский поезд; в феврале того же года состоялся взрыв в Зим нем дворце; наконец, в марте 1881 года Александр II был убит.

Из этого можно видеть, что политические преступления тоже эволюцио нируют — с течением времени меняют форму.

Анализируя участие различных общественных классов в политических преступлениях, прежде всего надо отделить городское население от дере венского. Мы уже прежде видели, что революционные элементы концент рируются главным образом в больших городах, там, где больше сумасшед ших и невропатов.

В деревнях, напротив того, низший уровень образования, большая при вычка к подчинению, большее уважение к власть предержащим и духовен 472 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски ству, почти полное отсутствие ассоциаций и коопераций обусловливают и отсутствие бунтов, разражающихся весьма редко, главным образом только в случаях общей и крайней бедности. Да и то эти бунты весьма легко укро щаются.

2) Дворянство и духовенство. Надо заметить, что дворянство и духовен ство, которые по традициям, по воспитанию и по инстинкту сохранения своих привилегий почти всегда бывают реакционными (достаточно вспом нить о разбойничестве, подготовляемом и направляемом монахами, о ре акционной деятельности кардинала Руффо в Неаполе и о карлистском дви жении в Испании), тем не менее в значительном числе встречаются и в ря дах прогрессивных революционеров, если только революция не угрожает их собственным интересам и жизни. В последнем случае они являются за коренелыми мизонеистами и рьяными консерваторами.

В России политические преступления совершаются главным образом лицами, получившими высшее образование; в этом нельзя сомневаться, несмотря на то что с 1880 года официальных статистических данных на этот счет не имеется, так как политические преступления были тогда изъяты из ведения присяжных.

На этот факт указывает и Анучин в своей работе касательно лиц, сослан ных в Сибирь с 1827 по 1846 год. Там мы находим, что в царствование импе ратора Николая II дворян было сослано за политические преступления в 120 раз больше, чем лиц других сословий.

Причину этого явления можно найти в том уже отмеченном нами фак те, что даже свободный народ в силу привычки и атавизма охотно дозво ляет командовать собой членам той касты или партии, которая хотя и ти ранилa его когда то, но в данное время является деятельной помощницей.

«Аристократизм, — говорит Мабле, — является для народа в некотором роде религией, жрецами которой служат дворяне». Гарофало заметил даже, что при демократических выборах в Италии аристократическое имя при равных условиях всегда дает кандидату преимущество.

Духовенство легче увлекается революционными течениями, потому что оно при большей осведомленности относительно недостатков своей касты и своих доктрин подвержено большей экзальтации, вызываемой уединени ем и особенностями монашеской жизни. Потому то самые ярые противни ки догм и обличители недостатков духовного сословия встречаются имен но среди духовных, что и вполне естественно, так как делами партии боль ше всего интересуются ее члены. Достаточно вспомнить имена Джордано Бруно, Савонаролы, Кампанеллы, Социно, Кальвина, Лютера, Спинозы, Ардиго и, наконец, Ренана. Интересно отметить по этому случаю, что вы ражение Высочайшее Существо (Etre supreme), поставленное вместо слова Бог в Декларации прав человека, было подсказано священниками, вхо дившими в состав собрания, аббатами Грегуаром и Бонфуа, епископами Шартрским и Нимским.

Политическая преступность Что касается дворян, то их участие в революционных движениях объяс няется также дегенеративными аномалиями (Мирабо может служить при мером), личным соперничеством, желанием превзойти противника или вырваться из цепей касты, которыми более сильные члены последней оку тывают более слабых. Наконец, надо иметь в виду и большую осведомлен ность относительно недостатков этой касты, и тот закон контраста в прояв лении наследственности, по которому дети мотов, скупцов, себялюбцев отличается иногда качествами, совершенно противоположными.

К этому надо прибавить, что аристократ обладает большими средствами получать образование и проявлять свои таланты. Гальтон, например, насчи тывает среди гениальных людей 35% аристократов, тогда как гораздо более многочисленный класс плебеев дает их только 20%. Одна буржуазия может соперничать с аристократами, так как дает 42% гениальных людей.

Аристотель, изучая в своей «Политике» причины, побуждающие арис тократов становиться во главе революций, приписывает эти побуждения или демагогическому инстинкту, или дурному поведению, доведшему их до ра зорения, или, наконец, желанию захватить в свои руки власть для себя лич но или для передачи кому нибудь другому, подобно тому как Гиппарх очи стил путь для Дионисия Сиракузского.

Но это справедливо только по отношению к бунтам. В действительно сти аристократов не всегда личное самолюбие или стремление захватить власть толкает в революцию. Примером могут служить Гракхи, пожертво вавшие собой за дело народа и поднявшие последний против своей соб ственной касты. Во Франции так же поступили герцоги Лонгвилль и Бофор и принц Конти, а позднее Мирабо, Ламартин, Рошфор; в Германии — Гец фон Берлихинген; во Фландрии — графы Горн и Эгмонт; в Италии — Ка вур, Риказоли, Д’Азелио; в России — Бакунин, Достоевский, Кропоткин, Перовская и прочие.

Что касается влияния вырождения дворянства, то мы не можем пред ставить лучшего примера, как семья князей Сулковских в Силезии, кото рая с начала XIX столетия принимала участие во всех заговорах и револю циях на своей родине.

Все члены этой семьи были ненормальны: первый, князь Ян, фанатич но преданный Наполеону, сражаясь против Австрии, был взят в плен и по селен в Ольмюце, откуда в один прекрасный день исчез и пропал без вес ти — натура безумно храбрая и необузданная. Второй, князь Максимили ан, очень бедный, потому что был младшим в роде, женился на богатой аме риканке, приехал с ней в Европу и тотчас же начал вести жизнь самую разгульную. Он путешествовал с любовницей, переодетой пажом, а впо следствии прогнал ее от себя ударами хлыста. Жена его тем временем умер ла, кто говорит — с горя, а кто — от яда.

Брат Максимилиана, подпавший под влияние другой женщины, для того чтобы получить наследство от матери, убил последнюю выстрелом из ру 474 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски жья, а потом бежал в Вену, где и был убит во время революции 1848 года при нападении на Арсенал.

Старший из братьев, Людовик, узнав об участии своего брата в венской революции, поспешил к нему на помощь с шайкой волонтеров, но был на дороге арестован, бежал, переодевшись в костюм железнодорожного коче гара, и прожил десять лет в Америке простым фермером. Вернувшись в Ев ропу, он поселился в Белицком замке, откуда больше уж никуда и не выез жал. Один из его сыновей, Иосиф, за расточительность был недавно заклю чен в Деблине.

Вот несколько цифр, показывающих степень участия дворян и духовен ства в революциях и бунтах: по словам Коко, из 200 революционеров, уча ствовавших в неаполитанском восстании 1799 года, дворян было 30, а свя щенников и епископов 40; из 114 осужденных за это восстание Конфорти насчитывает 10 дворян и 19 духовных, из коих один епископ.

В числе 1149 итальянских революционеров, по нашему счету, было 80 дво рян и 83 священника. Фердинанд Бурбон повесил за политические пре ступления 10 священников и епископа Вико; в неаполитанском восстании 1837 года погиб священник Луи Бельмонте; в 1849 году австрийцы расстреля ли и повесили пятерых аббатов.

В некоторых местах духовенство восставало на защиту религии. Так, в Греции эпирские монахи хранили оружие и помогали революционерам; в Польше, по словам Солтыка, ксендзы вооружали повстанцев и устраивали в церквах собрания.

Сами иезуиты, которые всегда были наиболее рьяными представителя ми мизонеизма, — иезуиты, которые и теперь еще считают магнетизм «дьявольским наваждением», а Гарибальди — «исчадием дьявола», кото рые продолжают верить в божественное право, когда и сами короли уже в него не верят, — и те решались на убийство королей, если последние не подчинялись их советам. Так, в Англии в 1581 году три иезуита были каз нены за покушение на жизнь Елизаветы, а в 1605 году еще двое за порохо вой заговор. Во Франции отцу Гиньяру отрубили голову за оскорбление Генриха IV (1595 год), а немного спустя весь орден был изгнан по подозре нию в прикосновенности к покушениям на принца Оранского, Генри ха III и Генриха IV.

Из Голландии иезуиты были изгнаны за покушение на жизнь Морица Нассауского (1598 год), из Португалии — за покушение убить короля Жозе (1754 год), в котором трое из них были замешаны, а из Испании — за заго вор против Фердинанда VI (1766 год).

В то же время в Париже два иезуита были повышены как участники в покушении на жизнь Людовика XV. Равным образом они были изгнаны из Антверпена (1578 год), из Венеции (1606 год), Трансильвании (1607 год), Богемии (1618 год), Моравии, Пруссии и Польши (1619 год).

Политическая преступность Декретом герцога Савойского они были изгнаны из Сицилии (1715 год) как бунтовщики и заговорщики; Петр Великий выгнал их из России (1723 год), «для того чтобы обезопасить свою жизнь и покой своего народа».

Не принимая активного участия в политических преступлениях, они подстрекали к цареубийству, или тираноубийству, в своих сочинениях. Ма риано первый оправдывает цареубийство1, несмотря на то что Константи нопольский собор осудил эту доктрину. Сочинение это было впоследствии одобрено Гретцером («Opera оmniа»), Де Салем («Tractatus de legibus») и Бе кано («Opuscula theolоgiса»).

Уже отец Эммануил Са («Арhorismi confessariorum»), Григорио ди Валенца («Commentaria theological»), Келлер («Tyrannicidium») и Суарес («Defensio fidei») высказывали те же мнения, тогда как Азор («Iustit. Moral»), Лорэн («Comment.

in librum psalmorum») и другие допускали только право каждого убить мо нарха ради личной защиты.

Здесь мы имеем пример мизонеизма, побуждающего к действиям с виду антимизонеическим, но в сущности жестоко реакционным.

3) Буржуазия и простой народ. Ни одна настоящая революция не была де лом исключительно дворянства и духовенства, во всех наряду с высшими классами участвовали и низшие. Общественные движения, ограничивающи еся одним классом, никогда не удаются. Эти суть бунты, а не революции.

В нидерландской революции народ участвовал весьма заметным обра зом. В Турне в 1568–1570 годах герцог Альба казнил или изгнал 36 человек, среди которых было 18 ремесленников, 6 купцов, 3 дьякона, 3 солдата, 2 фер мера, 1 трактирщик, 1 учитель, 2 дворянина и 1 адвокат.

В английской революции 1600 года главными вождями были рабочие и мелкие торговцы. Большинство полковников парламентской армии также были торговцы, портные, пивовары и прочие.

Во Французской революции дворяне дали первый толчок, адвокаты, писатели и средние классы продолжали движение, а чернь, фанатики и ис катели приключений закончили его (Калло д’Эрбуа — разорившийся ак тер, Эрбер — театральный кассир, Бильо Варенн — актер).

Во главе восставших пролетариев никогда не встречалось ни одного ра бочего или крестьянина; в 1789 году вожаками были адвокаты, писатели, врачи вроде Робеспьера, Сен Жюста, Марата и прочих. Единственным кре стьянином был Кателино — вождь вандейцев роялистов, значит, револю ционер реакционный.

Притом чисто на иезуитский манер. «Спорят о том, — пишет он, — что лучше:

яд или кинжал. Подсыпать яду в пищу, конечно, практичнее, потому что не подвер гает опасности собственную жизнь. Но такой род смерти был бы самоубийством, а помогать самоубийству не дозволяется. К счастью, употребить яд можно иначе — отравить платье, мебель, постель».

476 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски Но трехсоттысячная революционная толпа, которой эти вожаки распо ряжались, состояла сплошь из подонков общества.

В неаполитанской революции, напротив того, масса оказалась реакци онной и образованные классы пали жертвой восстания, которое подняли.

В самом деле, из 95 казненных за это восстание, по словам Конфорти, было:

–  –  –

В итальянской революции, также и в романьольской (в 1825 году), пре обладала буржуазия, но к ней присоединились и дворянство, и духовенство, чем и был обусловлен ее успех.

В самом деле, из 1159 итальянских революционеров было:

–  –  –

Сравнивая эти данные с теми, которые имеются относительно недавних революционных движений во Франции, мы сразу видим, что последние не удались, потому что были почти исключительно классовыми.

В Париже за время революции 1848 года было убито или арестовано 3 ты сячи рабочих; за время Коммуны, по подсчету, сделанному коммунальным советом, погибло:

–  –  –

За исключением вожаков, коммунары рекрутировались, стало быть, глав ным образом из рабочего сословия. То же можно сказать об итальянских анархистах и социалистах. Так, из 51 осужденного по неаполитанскому и миланскому процессам рабочих было 36, артистов и студентов — 6, адвока тов — 2, собственник — 1, негоциант — 1, неизвестных профессий — 5.

Мы уже видели, что среди нигилистов преобладали дворяне и образо ванные люди. Тарновский замечает по этому поводу, что тогда как в Авст рии в течение трех лет за преступления с пролитием крови было осуждено только 4 человека, принадлежавших к либеральным профессиям, в России за пять лет таковых было 165, и среди них 88 чиновников, 59 — духовных, адвокатов и врачей, 19 — писателей, студентов и живописцев. Автор, пи савший в русском журнале, не осмелился осветить надлежащим образом Политическая преступность это странное преобладание образованных людей в числе убийц, но ясно, что это были главным образом нигилисты. На 100 женщин, осужденных за политические преступления в России, приходится 25 образованных, 11,9 — грамотных, 7,4 — неграмотных, тогда как среди простых уголовных преступ ниц неграмотных приходится 92%, грамотных — 6,9%, получивших обра зование не выше среднего — 0,25%. Однако ж в последнем политическом процессе из 21 обвиненного оказалось 7 рабочих и 2 крестьянина, что объяс няется деятельной пропагандой студентов между ними.

Из вышенаписанного следует, что успех революции тем более обеспе чен, чем более в ней участвуют все классы населения; что в настоящих ре волюциях, особенно между вожаками, преобладают лица, принадлежащие к образованному слою общества, тогда как в бунтах участвует почти только один его класс, и притом самый низший. Поэтому то бунты никогда и не удаются или удаются наполовину.

4) Профессии. Нужно иметь в виду влияние, которое имеют некоторые профессии на возникновение и ход революций.

Так, гладиаторы поддержали восстание Спартака; рабы, привыкшие к суровому труду, вынесли на себе бунт Сертория; преторианцы, привыкшие владеть оружием, играли судьбами империи точно так же, как стрельцы в России, солдаты алжирского бея и янычары в Константинополе, убившие пятерых султанов*. Надо заметить, что янычары, получая незначительное жалованье, пользовались монополиями некоторых ремесел (сапожного, например, кофейного и прочих), что сближало их с народом и давало влия ние на последний. Кроме того, они пользовались поддержкой духовенства, дети которого зачастую служили в их среде.

В Коммуне, как и в буланжистском движении, участвовали, между про чим, военные.

«Храбрейшими из коммунаров, — пишет Беррон, — были солдаты де зертиры, вступившие в их ряды. Почти все они были унтер офицеры, из давна питавшие ненависть к офицерам.

Надо заметить, что при империи отношения между офицерами и унтер офицерами армии были такие же, как между дворянами и недворянами при старом режиме.

Молодые люди, кончившие курс в Сен Сире*, получали эполеты будучи двадцати лет от роду, а волонтеры, не обладавшие дипломом, хотя бы прекрас ные практики и техники, ждали этих эполет по пятнадцати лет, да и то не всегда их получали. Среди сержантов можно было встретить совсем седых; дворяне и буржуа, окончившие курс в школах, всюду были им предпочитаемы.

Даже среди офицеров можно было различить две враждебные друг другу партии — благородных и выскочек, из коих только одни первые пропуска лись на высшие должности.

Неудивительно поэтому, что все оскорбленные и униженные бросились в ряды коммунаров, щедрой рукой раздававших галуны и султаны.

480 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски К числу искателей эполет следует еще прибавить авантюристов из раз ных стран Европы, преимущественно поляков (Домбровский, Врублевский, Околович и прочие), прирожденных солдат, принадлежащих к расе, издав на прославившейся храбростью и легкомыслием.

Они дрались, важничали, позировали, картинно одевались, говорили громкие фразы, гарцевали верхом, командовали и шли в огонь как на празд ник. Опасность их привлекала. Они любили военное дело.

А к социализму и Коммуне были, мне кажется, совершенно равнодуш ны. Их кондотьерскому темпераменту*, их природному авантюризму нра вились экстравагантные теории, отсутствие правильной власти и произвол.

Они не размышляли, а действовали.

В сущности это — дети, притом очень добрые. В их голубых глазах отра жается мечтательная душа. Необыкновенные иллюзии, невероятные надеж ды, основанные на смутных гипотезах, — вот чем они бредили».

Шерстяная промышленность во Флоренции, благодаря ее важности и большому количеству рабочих (30 тысяч в 1336 году), которыми она распо лагала, играла крупную роль в средневековых бунтах. Именно благодаря ее высокомерному отношению к собственным рабочим (Чиомпи) и к корпо рациям мясников, кожевников и булочников вспыхнул бунт Чиомпи, с виду укрощенный, но кончившийся победой Медичи.

В Перу и в Испании бунты возникали благодаря чрезмерному влиянию духовенства, за которое стояли женщины, старики и глупцы, которых по всюду так много.

Большая часть бунтов в Аргентине вызывается почти исключительно деревенскими жителями, которых раздражает цивилизация, преждевремен но и насильственно вводимая горожанами. Потому то Росас преследовал ученых и адвокатов.

Гиббон показал, что искусная обработка железа была главной причиной революции и последующих затем победоносных набегов турок. В самом деле, эти последние были сначала рабами татарских ханов в горных округах Центральной Азии, изобилующих железом. Ханы принуждали их выраба тывать оружие, которым они наконец и воспользовались, не только для того, чтобы освободиться и сделаться независимыми, но и для того, чтобы стать на некоторое время чуть не владыками Европы.

Глава 10. Революционеры и политические бунтовщики (врожденные преступники; нравственные идиоты)

1) Преступность. В какой пропорции типичные преступники встреча ются в числе революционных деятелей? Нельзя отвечать на этот вопрос, не отличив предварительно настоящих революционеров от простых бунтов Политическая преступность щиков, которые ищут в политических преступлениях только удовлетворе ния своих эгоистических стремлений. При этом не надо забывать, что чле ны борющихся партий очень часто считают своих противников преступни ками, а сторонников — мучениками.

В Италии из 520 страдальцев за национальное обновление, портреты которых были собраны в Миланском музее и на Туринской выставке (1884 год), мы нашли 454 нормальных типа, 64 — анормальных, из которых 23 с признаками вырождения, и 3 — чисто преступных типа. Последних ока залось, стало быть, 0,57%, то есть вчетверо меньше, чем их встречается сре ди мирных людей (2%). Да еще надо заметить, что из 3 революционеров преступного типа один — Паскуале Соттокорнола — был вполне честным человеком. Дело в том, что вырождение ослабляет или совершенно уничто жает мизонеизм, а политические страсти, как в былые времена религиоз ные, служат предохранительным клапаном для преступных импульсов.

Среди христианских мучеников преступные типы встречаются лишь в виде редких исключений, но и тогда (апостол Павел) находятся в противо речии со всей жизнью своего носителя.

Среди знаменитых нигилистов преступный тип также довольно редок, что подтверждается и их жизнью, посвященной горячей любви к ближним.

Маркс со своим высоким лбом и добрыми глазами, Лассаль, Герман, Beбер также отличались симпатичными физиономиями.

2) Среди анархистов, напротив того, встречается много преступных типов.

Если взять, например, один из самых антиправовых бунтов — Париж скую коммуну, — то мы найдем, что из 50 коммунаров вполне нормальны ми физиономиями обладали только 23, а из остальных у 11 имеются неко торые ненормальности, 6 представляют собой полный преступный тип (12%), 5 — тип сумасшедший (10%); из 8 петролейщиц 4 принадлежат к пре ступному типу, особенно ла Гарго, с ее свирепыми косыми глазами, тонки ми губами и выдающимися скулами, Де ла Дард, со своей мужской физио номией и огромными челюстями.

По словам дю Кана, среди коммунаров было 47% преступников и, меж ду прочим, 1100 дезертиров и уголовных, освобожденных из военных тю рем. Из 87 молодых людей, осужденных военным судом, 36 были рециди висты; на 1051 женщину приходилось 246 проституток, а мы знаем, какая связь существует между проституцией и преступностью.

Из 41 анархиста, осмотренного нами в полицейской префектуре Пари жа, 1 принадлежал к сумасшедшему типу, 13 — к преступному, 3 — к полу преступному; нормальных было только 19 человек.

На 100 стачечников, арестованных в Турине 1 мая 1890 года, я нашел 34% принадлежащих к преступному типу по физиономии и 30% уголовных рецидивистов. Напротив того, среди неполитических преступников Тури на преступный тип дал 43%, а рецидивизм 50%.

482 Чезаре Ломброзо, Родольфо Ляски Из 43 американских анархистов, портреты которых помещены в книге Шэка, 18 принадлежат к преступному типу (40%) и 25 — к нормальному (58%).



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |

Похожие работы:

«Екатерина Андреева ГЕНЕРАЛ ВЛАСОВ И РУССКОЕ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ ГЕНЕРАЛ ВЛАСОВ И РУССКОЕ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ Catherine Andreyev VLASOV A ND THE RUSSIAN LIBERATION MOVEMENT Translated from English Overseas Publications Interchange Ltd London 1990 Екатерина Андреева ГЕНЕРАЛ ВЛАСОВ И РУС...»

«Англия глазами Байрона в поэме "Дон Жуан"Содержание: Введение.. стр.2 1.Англия как предмет сатиры Байрона. стр.4 2.Образ английской аристократии в поэме "Дон Жуан".стр.13 Заключение..стр.20 Список использованной литературы.стр.22 Введен...»

«Автоматизированная копия 586_219069 ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 9999/10 Москва 28 декабря 2010 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего – Председателя Высш...»

«Руководство пользователя HTC Desire 650 2 Содержание Содержание Функции, которыми вы можете наслаждаться Что изменилось в приложении "Камера" 8 Лучшее от приложений HTC и Google Фото 9 Что изменилось в экранной клавиатуре 9 Звук 10 Абсолютная индивидуальность 11 Boost+ 12 Android 6.0 Marshmallow 12 Обновления ПО и приложений 14...»

«МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВО "Казанский (Приволжский) федеральный университет" ПРОГРАММА вступительного испытания по направлению 43.04.02 "ТУРИЗМ", профиль "Организация и технологии международного и внутреннего туризма" (магистратура) Вступительные испытания для поступающих в магистратуру прово...»

«У т п рпгтг п я ил Рассмотрено Коллегией КСП РА онгрольно-счетнои Постановление от 16.05.2016 № 13(91) Алтай А.И.Сумачаков Заключение КСП РА № 02-16/17-16 о результатах внешней проверки годового отчета Правительства Р...»

«Рено лагуна руководство клуб 25-03-2016 1 Типично не заведовавший экскаваторщик является, вероятно, трехмолекулярной громогласностью. Интегральный дипломат не будет приумножаться, в случае когда отдаваемое...»

«Всё для уборки Ростов. тел 8 (863) 207-23-69, 290-86-09, 255-40-42, 8928-133-82-81 www.vdu-rostov.ru Содержание Защита от уличной грязи на входе и в тамбуре Защита входа от грязи внутри помещения Тележки для уборки помещений Инвентарь для уборки полов Инвентарь для мытья стекол Профессиональные моющие сре...»

«Утверждаю.Директор ЧОУ ДПО "Международный Ф о то гр а ф и и И КИНО" о ^5, М Н Г Т М -П Л Г В.А. Васильев МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ФОТОГРАФИИ И КИНО 191028, Санкт-Петербург, ул. Фурштатская, д. 24 Тел.: (812) 339 10 93 mifik.ru Учебный план "Обработка фотографий" Цель:...»

«80-ЛЕТИЕ ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ Р Е С К Р И П Т ОТ 2 Ф Е В Р А Л Я 1906 г. И В Ы Б О Р Ы В П Е Р В У Ю ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ В Е Р Е В А Н С К О Й ГУБЕРНИИ И КАРССКОЙ ОБЛАСТИ ЭДГАР ГРИГОРЯН Одним из важных тактических вопросов, выдвинутых первой русско...»

«Глава 2 Как создавалась армия В декабре 1965 года, спустя четыре месяца после нашего отделения от Малайзии, предстояло открытие парламента. Ко мне обратился бригадный генерал Саид Мохамед бин Саид Ахмад Алгасофф, командовавший малайзийской бригадой, расквартированной...»

«Поздравляем Вас с приобретением качественного телескопа Orion. Ваш новый телескопрефрактор SkyView Pro 80 мм ED EQ – это отличный инструмент для астрономических наблюдений и астрофотографирования. Благодаря новому стеклу ED, уменьшающему цветовые искажения, Вы сможете наслаждаться замечательными видами звезд,...»

«ИЗДАВАЕМЫЙ УЧЕНЫМЪ КОМИТЕТОМЪ КОРПУСА ГОРПЫХЪ ИИЕИЕРОВЪ С А Н К Т П ЕТ Е РБ УРП Ь, СОДЕРЖАШЕ КНИЖКИ. I. ПШПРАЯ0ПЯ И ГЕ0ГНЭ31Я. Стр. М а т е р 1* ады для М и н е р а л о гш Р о сс1 и ; Г о р н а г о И н ж е н с р ъ П од н ол к овн...»

«Об участии верных в Евхаристии Документ одобрен для практического руководства архипастырей, пастырей и мирян на Архиерейском Совещании 2015 года Евхаристия — главное Таинство Церкви, установленное Господом Иисусом Хрис...»

«РЕКТОРЫ СибАДИ Василий Федорович АМЕЛЬЧЕНКО Биобиблиографический указатель Омск 2007 Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО "Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия (СибАДИ)" БИБЛИОТЕКА Ректоры СибАДИ Василий Федорович АМ ЕЛЬЧЕНКО Биобиблиографический указатель Составитель главный библиограф Астахова Л...»

«RS IAMO IAMO 1 2 IAMO Выходные данные Наряду с данным периодическим изданием публикации IАМО включают также подготавливаемую в институте серию „ Discussion Paper“, тематическую серию „Studies on the Agricultural and Food Sector in Central and Eastern Europe“, ежегодные отчеты института и ежегодный „Обзор текущих научно-исследовательских проектов“...»

«Авессалом Подводный Серия "КАББАЛИСТИЧЕСКАЯ АСТРОЛОГИЯ" Часть 1 ТОНКИЕ ТЕЛА "Аквамарин" Москва ББК Ю9 88 П44 П44 Авессалом Подводный Серия "Каббалистическая астрология". Часть 1. Тонкие тела. Москва. Аквамарин, 2011 – 294 стр. Серия "Каббалистическая астрология" Часть 1. Тонкие тела Часть 2. Знаки Зодиака Часть 3. План...»

«Aashasrik Prajpramit Аштасахасрика праджняпарамита Парамита мудрости в 8 000 строф Перевод с англ.: Сергей Алексеевич Масленников (предварительная редакция, с учетом исправлений, приводимых в конце книги) По изданию: THE PERFECTION OF WISDOM IN EIGHT THOUSAND LINES & ITS VERSE SUMMARY translated by Edward Conze Four Sea...»

«MICROGENICS СЕРТИФИКАТ БЕЗОПАСНОСТИ Входит в состав корпорации Thermo Fisher Scientific РАЗДЕЛ 1. СВЕДЕНИЯ О ВЕЩЕСТВЕ/СМЕСИ И КОМПАНИИ/ПРЕДПРИЯТИИ Microgenics Corporation Телефон для экстренной 1 (800) 424-9300 46500 Kato Road...»

«Смоленское кольцо автодром руководство 25-03-2016 1 Приободрившая артерия является компрометированной подсказкой, хотя иногда трезвонящий приступит классифицировать. Несмолкаемо пропускавший аскетизм спортивно подвергнет словоохотливо конструир...»

«СЛОВАРНЫЙ ДИКТАНТ № 1 Любящая мать; спящий ребёнок; плачущая девочка; увядающая роза; плывущие облака; цветущий сад; журчащий ручеёк; дрожащие листы; стелющийся туман; темнеющий лес; волнующееся море; белею...»

«http://profbeckman.narod.ru/ Эх, сколько видано, Эх, перевидано, После плаванья В тихой гавани Вспомнить будет о чём. И Шаферан МОРСКИЕ ЭКСПЕДИЦИИ Помимо сухопутных (по рекам, горам и вулканам), я участвовал (обычно организовывал и руководил) многочисленными экспедициями, связа...»

«эти маски попали в свод Д. Заана, представленный в книге "Антилопа солнца" [Zahan 1970]. Однако наибольшую ценность в привозах Д.А. Ольдерогге по культуре Западного Судана и собственно бамбара представляют земледельческие орудия, собранные в районе Бамако, Сегу и Кангаба [Ольдерогг...»

«МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАТИСТИЧЕСКИЙ КОМИТЕТ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ (СТАТКОМИТЕТ СНГ) Оценка готовности стран СНГ для мониторинга достижения Целей устойчивого развития, связанных с бедностью и неравенством Валентина Брысева, Александр Кирьянов Управление социально-демографической статистики Семинар Высокого уровня по г...»

«Многоканальные Распределенные Системы Радиомониторинга TORNADO-RxMTCA®. 1 TARxMTCA AN #1 Rev.A (2016-01) © "Радиосервис", "МикроЛАБ Системс" TARxMTCA – AN #1 Rev.A (2016-01) © 2016 "Радиосервис", "МикроЛАБ Системс" Многоканальные Распределенные Системы Радиомониторинг...»

«Эффективное № 2 (100) февраль 2014 животноводство № 17 январь 2012 содержание новости апк Новости АПК Аркадий Дворкович: "Судя по всему, вместо молока пьют водку." арКаДий ДворКович: "суДя по Поддержка животноводства сокращается всему, вместо молоКа пьют более чем в де...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.