WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

«В. Л. Ломтев, К. Ю. Торгашов, В. Н. Патрикеев К ГАЗОНОСНОСТИ МАТЕРИКОВОГО БОРТА СЕВЕРО-ТАТАРСКОГО ТРОГА (ЯПОНСКОЕ МОРЕ) Северо-Татарский трог соответствует северной, мелководной части ...»

В. Л. Ломтев, К. Ю. Торгашов, В. Н. Патрикеев

К ГАЗОНОСНОСТИ МАТЕРИКОВОГО БОРТА

СЕВЕРО-ТАТАРСКОГО ТРОГА (ЯПОНСКОЕ МОРЕ)

Северо-Татарский трог соответствует северной, мелководной части Татарского

пролива, разделяющего орогенные структуры Сахалина и Сихотэ-Алиня. Он изучается геолого-геофизическими методами, включая бурение, уже более 50 лет

(Гнибиденко, 1979; Тронов и др., 1987; Комплексные.., 1988; Геология.., 2004).

Его считали простым или остаточным геосинклинальным прогибом, рамповым грабен-синклинорием, рифтом или рифтограбеном, раздвигом или клинораздвигом, полуграбеном-полурампом, молодым тектоническим трогом (Ломтев, 2008;

Ломтев и др., 1991). Со временем возобладало представление о рифтовой природе (рифт или рифтограбен) и палеогеновом возрасте (эоцен-олигоцен) Татарского прогиба (Геология.., 2004). Иначе говоря, это структура растяжения и опускания земной коры по системе нормальных (ступенчатых) сбросов, куда более 50 млн лет сносились терригенные осадки со смежных горных систем СихотэАлиня и Сахалина (седиментационный, преимущественно морской, бассейн).

За это время накопилось до 5-10 км осадочных отложений (Тронов и др., 1987), что согласно осадочно-миграционной теории Н. Б. Вассоевича вполне достаточно для термогенерации углеводородов (УВ). Эти представления легли в основу советско-японского соглашения с нефтяной компанией «Содеко» по бурению на сахалинском шельфе, в том числе Татарского пролива (Геология.

., 2004). К 1987 г. в последнем было пробурено 11 «сухих» (по нефти) скважин на шельфе и две на о-ве Монерон и открыта одно небольшое Изыльметьевское газовое месторождение. При анализе столь неудачных и дорогостоящих результатов бурения (Комплексные.., 1988; Ломтев и др., 1991) была установлена ошибочность модели палеогенового рифта. Так, она не объясняет широтную асимметрию «рифта» по осадочному неогену за счет его утонения и выклинивания к западу, отсутствие нормальных, ступенчатых сбросов на бортах, развитие постседиментационной, гравитационно-оползневой складчатости только на сахалинском борту (система диагональных полускладок, ориентированных к северо-западу). Особо отметим придонные клиноформы бокового наращивания в верхней части дерюгинского сейсмокомплекса, развитые за краем сахалинского абразионного шельфа (депоцентр неогенового осадочного бассейна). Они четко фиксируют снос осадков со стороны Камышового антиклинория Сахалина в плейстоцене (коррелятный комплекс трога), поскольку в подстилающих отложениях неогена и, возможно, верхов палеогена их нет. Т.о. налицо инверсионная природа антиклинория, связанная с образованием в депоцентре неогенового краевого осадочного бассейна (Западно-Сахалинский прогиб) и его молодой, четвертичный возраст. Также стало понятным и почти полное отсутствие коллекторов в депоцентре бассейна, удаленного от смежных областей сноса. Здесь преобладают тонкозернистые биотерригенные отложения, характерные для флюидоупоров (Комплексные.., 1988; Геология.., 2004). В итоге было рекомендовано переориентировать нефтегазопоисковые работы на материковый борт Татарского трога. Дополнительным основанием тому стали несколько волновых аномалий (провалы осей синфазности (Ломтев и др., 1987), газовые окна и структуры прорыва флюидов на погребенном Сюркумском выступе площадью 1600 км2 и в его окрестности (рис. 1-5; Ломтев и др., 1987, 1991). Здесь же на пересечении профилей МОГТ 308 и 420А была выбрана точка заложения Сюркумской параметрической скв. 1 (рис. 1,5).





Вместе с тем по прошествии ряда лет авторы последней крупной сводки (Геология.., 2004) отошли от упомянутых предложений и, опираясь на «рифтовую»

модель и палеогеновый возраст Татарского прогиба, снова рекомендуют его сахалинский шельф для поиска и разведки залежей углеводородного сырья. Иными словами выбор направления нефтегазопоисковых работ в проливе остается дискуссионными. Представленные материалы сейсморазведки МОГТ (метод общей глубинной точки) и их геологическая трактовка недавно прошли апробацию на майском семинаре в ИТиГ ДВО РАН (Хабаровск) и двух заседаниях ученого совета ИМГиГ в мае и августе т.г. (последнее прошло под председательством академика В. И. Сергиенко). Вместе с тем эту работу авторы рассматривают как постановочную, поскольку главный толчок к изучению материкового борта даст результативное бурение одной из АТЗ, например, на пересечении сейсмопрофилей 336 и 313 (рис. 1,2), как это случилось ранее на северо-восточном шельфе Сахалина после бурения Чайвинской аномалии типа «залежь» (многопластовое газовое месторождение с одним нефтяным пластом (Прогнозирование.., 1988)).

АНОМАЛИИ ТИПА «ЗАЛЕЖЬ» (АТЗ)

Известно, что газонасыщение отложений приводит к изменению их физических свойств, которые на сейсмических разрезах отображаются следующими характерными особенностями, а именно:

1. в зависимости от акустических свойств отложений на границах газонасыщенного коллектора образуются положительные («яркое пятно») или отрицательные аномалии интенсивности отраженных волн;

2. возникают локальные прогибы временных горизонтов, связанные с уменьшением интервальных скоростей в газонасыщенном коллекторе;

3. нередко наблюдается обращение полярности сигнала и дифракции на границах пласта-коллектора;

4. аномальное затухание высоких частот ниже коллектора в связи с повышенным поглощением сейсмических волн в газонасыщенных отложениях. К этим особенностям, широко освещенным в монографиях и обзорных работах (Березкин и др., 1978; Галаган и др., 1979; Прогнозирование.., 1988; Ломтев и др., 2004), необходимо добавить

5. резкое ухудшение коррелируемости временных горизонтов в связи с изменением степени газонасыщения в залежи;

6. преимущественно изометричные контуры зон с аномальными сейсмическими параметрами.

Обнаружение всех или большей части этих признаков на временных разрезах МОГТ и НСП позволяет уверенно выделять зоны газонасыщения, что использовали авторы в настоящей работе при анализе сейсмопрофилей МОГТ по западному борту Татарского трога (см. ниже).

По материалам МОГТ на Чайвинском месторождении на северо-восточном шельфе Сахалина выделено два типа скоростных аномалий типа «залежь» шириной 2 км (Ломтев и др., 2004). Первый представляет собой симметричный ложный провал отражающих границ (псевдосинклиналь) в своде антиклинальной складки, т.е. в центре месторождения с максимальной мощностью и количеством продуктивных горизонтов. И напротив, второй тип АТЗ (минигайот или трапеция) обнаружен на периферии месторождения, где мощность и количество последних минимальны. Выделим разную амплитуду нефтяных (до 5-6%) и газовых (до 30%) аномалий типа «залежь» на этом месторождении (Прогнозирование.., 1988), что делает почти невозможным выделение первых на фоне вторых и наблюдение В. Э. Кононова в Северо-Сахалинском нефтегазоносном бассейне, связывающее между собой ширину залежей углеводородов с шириной их АТЗ как 3:1 (Ломтев и др., 2004). Однако особо выделим провал отражающих границ на Чайвинской структуре не только в зоне аккумуляции углеводородов, но и в низах ее покрышки мощностью 200-300 м. Аналогичный пример дает профиль НСП (одноканальное непрерывное сейсмопрофилирование) № 114 на ложе Северо-Западной Пацифики близ поднятия Шатского (Ломтев и др., 2004, 2008).

Здесь над предполагаемой крупной залежью газа в известняках поздней юры – раннего мела наблюдается аномалия типа «залежь» шириной почти 14 км (провал контрастных отражающих границ в низах позднемелового опакового слоя с перерывом в прослеживании). Поскольку последний слагают пестрые кремни и глины, следовательно, это надежный флюидоупор мощностью 200-250 м, драпированный маломощными (до 50 м) алевропелитами кайнозоя и не содержащий сколько-нибудь заметных скоплений газа.

Возвращаясь к материалам МОГТ по западному борту Северо-Татарского трога обратим внимание на рис. 1,2. На первом показано положение 8 аномалий типа «залежь» первого типа на Сюркумском выступе (своде) размером 40 х 40 км (Ломтев и др., 1987,1988). При пересечении АТЗ двумя профилями МОГТ, например, 336 и 313 (объект 22/83), можно видеть их кольцевую или овальную форму в плане. Их диаметр варьирует в пределах 0,9-2,1 км. Снижение скорости распространения Р-волн рассчитано для самой крупной аномалии типа «залежь» на профиле 336 (рис.1,2) и составляет 16%, что близко таковому на Чайвинской АТЗ (Прогнозирование.., 1988). По аналогии с сейсмопрофилем № 114 (Ломтев и др., 2004,

2008) газовые залежи здесь находятся в позднемиоценовых курасийских отложениях (многопластовый коллектор) мощностью до 100-200 м, залегающих на глубинах 0,6-1,6 с под дном. При скорости распространения продольных или Р-волн в покрышке 2000 м/с это составит 0,6-1,6 км (Ломтев и др., 1987). Коллектор отчетливо выделяется на сейсмопрофилях акустической контрастностью (рис. 4,5), слоисто-шероховатым строением, местами с абразионным срезом наклонных слоев, например на профиле 337 (рис. 4). Иначе говоря, его слагают мелководные, частью субаэральные (эоловые), осадки (прибрежная банка). По периметру свода они замещаются шельфовыми, нормально слоистыми фациями (рис. 5), а их более молодые, позднемиоцен- и/или плиоцен-четвертичные разности трансгрессивно перекрывают Сюркумскую банку (покрышка). В контуре банки глубины дна составляют 100-200 м, хотя все ее АТЗ (рис. 1) находятся в мелководной (100м), западной части (внешний шельф). При бурении аномалии типа «залежь»

на профиле 336 (рис. 2) важно вскрыть полупрозрачную толщу углегорских отложений (ранний – средний миоцен) и контрастный, вулканогенно-осадочный сергеевский комплекс (эоцен-олигоцен – ранний миоцен) с пологовогнутыми отражениями на глубинах 1,5-1,8 с.

В заключение этого раздела представим АТЗ второго типа шириной 3 км, обнаруженную на северо-западном окончании сейсмопрофиля 420А в 67 км к северу от Сюркумского выступа (рис. 2). Это типичный минигайот (трапеция) в своде низкой асимметричной антиклинали шириной более 10 км. Помимо выполаживания отражающих границ в краевой части многопластовой залежи углеводородов (Ломтев и др., 2004), здесь (согласно: Березкин и др., 1978; Галаган и др., 1979; Прогнозирование.., 1988) также четко видны смена полярности и интенсивности фаз в интервале глубин 0,8-1,4 с. В низах нефтегазоперспективного интервала (1,4-1,6 с) по аналогии с Сюркумской банкой (Ломтев и др., 1987; Комплексные.., 1988) можно предполагать прибрежные грубозернистые осадки миоцена, которые выше по разрезу сменяют осадки мелководного шельфа с многочисленными песчаными пластами (акустически контрастные пачки). Основные проблемы здесь связаны с картированием и разбуриванием данной аномалии типа «залежь» до полупрозрачной и контрастной толщ углегорских и сергеевских отложений соответственно (интервал разреза 1,6-2,1 с).

ГАЗОВЫЕ ОКНА

В сейсморазведке МОВ (метод отраженных волн) они известны под разными названиями с конца 50-х годов прошлого века (Березкин и др., 1978; Журавлев, 1995; Жильцов, 2000 и мн.др.): «слепые зоны», зоны ОО или отсутствия отражений, зоны газонасыщения или избыточной газонасыщенности, газовые окна, столбы, плюмы, конусы, трубы дегазации и др. На временных разрезах МОГТ и НСП они представляют собой участки перерыва или заметного ослабления интенсивности сейсмозаписи разной формы. Поскольку их образование связано с избыточной (~5-30% от объема пор) газонасыщенностью геологического (обычно осадочного) разреза, то их можно рассматривать как газопроявления. На сейсмопрофилях по нефтегазоносному северо-восточному шельфу Сахалина они впервые были выделены и описаны А. М. Жильцовым (2000) и А. В. Журавлевым (1995).

Так, на Луньской площади А. В. Журавлев показал, что многочисленные газовые окна в покрышке располагаются практически в контуре залегающей ниже массивной газоконденсатной залежи. Следовательно, они вызваны миграцией газа из этой залежи. В этой связи А. М. Жильцов уже в названии своей статьи определяет их важное поисковое значение.

На западном борту Татарского трога газовые окна в кайнозойском осадочном чехле распространены достаточно широко на сейсмопрофилях объектов 14/86 (мористее портов Ванино и Совгавань) и 22/83 (район Сюркума и прилегающие территории к северу и югу от него (Геология.., 2004). В настоящей работе они представлены на профиле 337, пересекающем южный фас Сюркумского выступа (рис. 4), и ПР 420А (рис. 5). На первом самое крупное газовое окно можно видеть слева от бенча в отложениях курасийского и углегорского сейсмокомплексов с резкой подошвой в кровле подстилающего контрастного сергеевского комплекса с приразломной(?) антиклиналью или палеовулканом. Другое газовое окно на профиле 337 на том же стратиграфическом уровне можно видеть у южного края Сюркумского выступа (интервал глубин ~1,4-1,8 с). В сергеевском сейсмокомплексе важно обратить внимание на осветление книзу, обусловленное очевидно его избыточным газонасыщением, а также несколько субвертикальных газовых столбов, достигающих его кровли. Подобное строение низов видимого разреза на профиле 337 позволяет говорить о миграции газа снизу, включая узкую приразломную аномалию типа «залежь»(?) или газовый столб близ пикета 3053. Миграция газа кверху вплоть до придонных четвертичных клиноформ продольного наращивания, формировавшихся в молодом Татарском троге (Ломтев и др., 1991), наблюдается и в региональной покрышке. Здесь ее признаком являются вертикальные столбы с переменной интенсивностью сейсмозаписи.

В отличие от предыдущего примера с локальной загазованностью осадочного разреза на южном крае Сюркумского выступа профиль 420А (рис. 5) фиксирует региональную загазованность низов осадочного кайнозоя по всей его ширине (рис. 1). С той или иной (переменной) плотностью на площади выступа она наблюдается и на других, широтных и меридиональных профилях объекта 22/83 (газовая банка). Избыточная газонасыщенность обнаруживает себя здесь по осветлению, полупрозрачности разреза и почти полной потере его коррелируемости. Дополнительным признаком региональной загазованности Сюркумской банки является полупрозрачная газовая шапка мощностью до 150-250 м (близ скв. 1) над верхним акустически контрастным коллектором, которая одновременно указывает и на избыточную газоносноность низов региональной покрышки.

Особо выделим осветление низов видимого разреза на профиле 420А, т.е. сергеевского сейсмокомплекса и подстилающего акустического фундамента, сложенного, как полагают, породами верхнего мела (Тронов и др., 1987; Геология.., 2004). Следовательно, здесь, как и на профиле 337, налицо признаки миграции газа с глубины. В рамках основных существующих представлений о генезисе нефти и газа его можно связывать либо с дегазацией мантии либо с термогенерацией углеводородов в погребенных морских отложениях палеоцена-эоцена. Последние выполняли палеожелоб перед фронтом регионального шарьяжа СихотэАлиня с горизонтальным смещением к востоку до 60-80 км и слагали, вероятно, его аккреционную призму. Эти структуры характерны для современных активных континентальных окраин по периметру Пацифики, в частности вдоль Курильской и Японской островных дуг (Ломтев, Патрикеев, 1985). Однако для изучения их погребенных палеогеновых аналогов в Татарском проливе глубинность профилей МОГТ должна быть повышена с 5 хотя бы до 10 с.

СТРУКТУРЫ ПРОРЫВА ФЛЮИДОВ

На материковом борту Татарского трога впервые описаны В. Л. Ломтевым и др. (1991) как узкие, субвертикальные и сложнопостроенные зоны перерыва отражающих границ в осадочном неогене (рис. 1, 3, 4). Предполагалось, что хотя бы часть из них относится к грязевулканам (термин по Ю. В. и Т. Т. Казанцевым, 2004), которые считают спутниками нефтегазоносных провинций (Словарь.., 1988). Образование грязевулканов связывают с региональными надвигами и взбросами, в лежачем крыле которых возникают зоны аномально высокого пластового давления, водонасыщения и разуплотнения (сопочная брекчия) преимущественно глинистого разреза кайнозоя и возможно мезозоя (Пугачевский грязевулкан по О. В. Веселову и др., 2004). Таковы, в частности, известные подходы к геологии и генезису грязевулканов Сахалина (О. А. Мельников, А. Я. Ильев и др.), включая его северо-восточный шельф (Жильцов, 2000).

Самая крупная структура прорыва флюидов шириной 2,5-5 км обнаружена на профиле 453 (объект 14/86) в 65 км к югу от Сюркумского выступа и в 52 км к востоку от побережья Сихотэ-Алиня между портами Ванино и Совгавань. Это верхняя часть континентального склона с глубинами около 210 м. В разрезе контрастного морского неогена (интервал 0,6-2,8 с и возможно глубже) здесь обособляется полупрозрачная, вертикальная зона сложного волнового поля с массой микродифракций и коротких разнонаклонных отражений. Ее боковые стенки неровные с выступами (клиньями) и смежными карманами, что указывает на внедрение в неогеновый чехол низкоскоростных газо- и водонасыщенных осадочных масс (сопочная брекчия?). Оно происходит как по вертикали, так и по горизонтали (межи внутрипластовые внедрения). На уровне 1,1 с или глубине 750 м под дном выпуклый изгиб акустически контрастных слоев чехла маркирует кровлю этих масс, но без образования грязевого конуса. Следовательно, эта структура еще не является грязевулканом. Она относительно молодая (четвертичная) и находится на начальной стадии развития, поскольку сопочная брекчия еще не вышла на поверхность дна и не сформировала грязевой конус.

Другой пример структур прорыва флюидов дает профиль 420А в 68 км к северу от Сюркумского свода. Здесь также выделяется сложнопостроенная, полупрозрачная и субвертикальная зона шириной от 1 (на уровне 2 с) до 2 км. Она почти вдвое ниже и уже предыдущей. Кровля внедрившихся газо- и водонасыщенных осадочных масс (сопочная брекчия?) здесь намечается по низкому и пологому изгибу слоев неогена на уровне 1,2 с или на глубине около 1 км под дном. Однако в отличие от предыдущей здесь в интервале 1,0-1,3 с налицо аномальное выполаживание свода складки, смена полярности и интенсивности отражений, что указывает на его флюидо- и газонасыщенность.

Третья структура прорыва флюидов обнаружена на ПР 446 у мелководного, юго-западного края Сюркумского выступа в зоне выклинивания осадочного неогена (рис. 1, 4). Ее поперечник достигает 3 км при высоте 0,6 км. Кровлю внедрившихся полупрозрачных, водо- и газонасыщенных осадочных масс (сопочная брекчия?) маркирует яркое пятно на уровне 0,5 с (глубина около 350 м). Здесь также нет грязевого конуса, характерного для грязевулканов (Казанцев, Казанцева, 2004), т.е. данная структура находится в начальной стадии развития. Особо выделим два взброса или взбросо-надвига западного падения, близ которых она формируется, поскольку это свойственно и грязевулканам Сахалина (см. выше).

Эти разломы также намечают тектонический экран на внешнем шельфе, запирающий по восстанию залежи углеводородов Сюркумского выступа. И, наконец, с открытием Дальнегорского шарьяжа (Калягин, 1989) разломы сжатия на профиле 446 вполне типичны по В. Е. Хаину для складчатого Сихотэ-Алиня, как и для других тихоокеанских кордильер.

Итак, представленные в статье материалы МОГТ по западному борту Татарского трога и их повторная геологическая интерпретация надежно фиксируют признаки газоносности кайнозойского осадочного чехла. К ним относятся скоростные аномалии типа «залежь», смена полярности и интенсивности отражений, яркие пятна, ухудшение коррелируемости или даже перерывы в прослеживании отражающих границ (газовые окна или газопроявления) и структуры прорыва флюидов. Газоносность зоны выклинивания морского неогена и маломощного, вулканогенно-осадочного сергеевского комплекса можно объяснить в рамках модели активной палеогеновой континентальной окраины складчатого Сихотэ-Алиня с палеожелобом, аккреционной призмой и региональным шарьяжем во фронте. Основным объектом будущих исследований, включая поисковое и параметрическое бурение, вероятно станет Сюркумская газовая банка площадью 1600 кв. км (многопластовое, в основном газовое месторождение, фиксируемое по всему комплексу представленных выше признаков, характерных для газовых залежей) и прилегающие территории к югу и северу от нее. Т.о. материковый борт Татарского трога нуждается в комплексном, геолого-геофизическом изучении в связи с его реальными перспективами на углеводородное сырье.

Авторы признательны руководству ОАО «Дальморнефтегеофизика» (ЮжноСахалинск) за предоставленные материалы МОГТ прошлых лет по Татарскому трогу и возможность их повторной интерпретации, академику РАН В. И. Сергиенко и член-корреспонденту РАН, директору ИМГиГ ДВО РАН Б. В. Левину за внимание и поддержку в проведении настоящих исследований.

Работа поддержана грантом РФФИ – Дальний Восток № 09-05-98577.

Рис. 1. Карта погребенного Сюркумского выступа с профилями МОГТ (Ломтев и др., 1987). Цифрами обозначены: 1 – аномалии типа «залежь»

(АТЗ), 2 – структуры прорыва флюидов, 3 – Сюркумская параметрическая скв. 1, 4 – контур выступа, 5 – изохронны кровли коллектора в секундах двойного пробега по данным Г. Ф. Балабко, 6 – изобаты Рис. 2. Фрагменты профилей МОГТ 336 и 420А. По вертикали – время двойного пробега в миллисекундах, по горизонтали – гидроточки ОГТ с шагом 40 т/км (здесь и на рис. 3-5) Рис. 3. Фрагменты профилей МОГТ 420А и 453 со структурами прорыва флюидов (СПФ) в неогеновом осадочном чехле Рис. 4. Фрагменты профилей МОГТ 337 и 446 с газовым окнами и структурой прорыва флюидов. КПН – клиноформы продольного наращивания, АФ – акустический фундамент. Положение профилей см. на рис. 1 Рис. 5. Фрагмент профиля МОГТ 420А через восточную часть Сюркумского выступа с проектной параметрической скв. 1. Положение профиля см. на рис. 1 ЛИТЕРАТУРА Березкин В. М., Киричек М. А., Кунарев В. В. Применение геофизических методов для прямых поисков месторождений нефти и газа. М.: Недра, 1978. 223 с.

Веселов О. В., Волгин П. Ф., Лютая Л. М., Паровышний В. А. Особенности строения верхнемелового комплекса Пугачевского грязевого вулкана по геофизическим данным // Геодинамика, геология и нефтегазоносность осадочных бассейнов Дальнего Востока России. Южно-Сахалинск: ИМГиГ ДВО РАН, 2004.

Т. 1. С. 145-156.

Галаган Е. А., Епинатьева А. М., Патрикеев В. Н., Стариченко Н. Д. Решение литологических задач сейсмическими методами разведки. М.: Недра, 1979. 224 с.

Геология, геодинамика и перспективы нефтегазоносности осадочных бассейнов Татарского пролива. Владивосток: ДВО РАН, 2004. 220 с.

Гнибиденко Г. С. Тектоника дна окраинных морей Дальнего Востока. М.: Наука, 1979. 163 с.

Жильцов А. М. Зоны газонасыщения в верхней части осадочного чехла – прямой признак наличия углеводородных залежей на глубине // Строение земной коры и перспективы нефтегазоносности в регионах северо-западной окраины Тихого океана. Южно-Сахалинск: ИМГиГ ДВО РАН, 2000. Т. 1. С. 76-92.

Журавлев А. В. Возможности нестандартного анализа сейсмических материалов для поиска полезных ископаемых (на примере Охотско-Курильского района).

М.: ВНИИОУ и ЭНП, 1995. 43 с.

Казанцев Ю. В., Казанцева Т. Т. Загадки грязевых вулканов // Наука в России, 2004. № 5. С. 34-42.

Калягин А. Н. О соотношении аллохтонных и автохтонных структур СихотэАлиня // Геология дна Тихого океана и зоны перехода к Азиатскому континенту.

Владивосток: ДВО АН СССР, 1989. С. 60-69.

Комплексные рекогносцировочные геофизические исследования в Охотском море / Л. С. Чуйко, В. В. Куделькин, Т. И. Карпей и др. Южно-Сахалинск: ДМНГ, 1988. 284 с.

Кучай В. К. Современная орогенная структура южной части острова Сахалин // Тихоокеан. геология. 1987. № 1. С. 50-57.

Ломтев В. Л. К тектонике и истории Северо-Татарского трога // Общие и региональные проблемы тектоники и геодинамики. Материалы ХLI Тектонического совещания. М.: ГЕОС, 2008. С. 512-516.

Ломтев В. Л., Жигулев В. В., Кононов В. Э., Агеев В. Н. Возможности метода непрерывного сейсмического профилирования (НСП) при нефтегазопоисковых исследованиях // Геодинамика, геология и нефтегазоносность осадочных бассейнов Дальнего Востока России. Южно-Сахалинск: ИМГиГ ДВО РАН, 2004. Т. 1. С. 107-119.

Ломтев В. Л., Кононов В. Э., Гуринов М. Г. АТЗ-гигант и газовые окна на профиле НСП № 114 (СЗ Пацифика) // Дегазация Земли: геодинамика, геофлюиды, нефть, газ и связанные с ними парагенезы. М.: ГЕОС, 2008. С. 291-293.

Ломтев В. Л., Кругляк В. Ф., Савицкий В. О. Геологическое строение, история геологического развития в неогене и направление нефтепоисковых работ в северной части Татарского пролива // Геология и стратиграфия кайнозойских отложений Северо-Западной Пацифики. Владивосток: ДВО АН СССР, 1991. С. 63-69.

Ломтев В. Л., Патрикеев В. Н. Структуры сжатия в Курильском и Японском желобах. Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1985. 141 с.

Ломтев В. Л., Савицкий В. О., Васильева Л. К., Кругляк В. Ф. Геологогеофизическое обоснование на бурение Сюркумской параметрической скважины № 1. Южно-Сахалинск: ДМНГ, 1987. 6 с.

Прогнозирование нефтегазоносности на акваториях. М.: Недра, 1988. 168 с.

Словарь по геологии нефти и газа. Л.: Недра, 1988. 679 с.

Тронов Ю. А., Харахинов В. В., Кононов В. Э., Пудиков Э. Г. Северо-Татарский нефтегазоносный бассейн // Тихоокеан. геология. 1987. № 6. С. 45-49.


Похожие работы:

«сообщения объединенного института ядерных исследований дубна 18-86-452 Т.А.Аширов*, Д.Ишанкулиев*, Л.В.Джолос, К И.Меркина, С.П.Третьякова ЭМАНАНИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В АШХАБАДСКОЙ СЕЙСМОАКТИВНОЙ ЗОНЕ •Институт сейсмологии АН ТаджССР, Ашхабад (g) Объеди...»

«Результаты в номинации "Эксперт "WorldSkills" Московского профессионального чемпионата "Профессиональные кадры столичных колледжей" в рамках "Открытого чемпионата профессионального мастерства "Московские мастера" по стандартам W...»

«п хорошего настр ско ое ро ни Го я ЕЛЕНА МАЗОВА ЛУННЫЕ РЕЦЕПТЫ БЛАГОПОЛУЧИЯ • Луна удачи и любви • • Лунные ритмы природы • • Основные правила садовода • 2-е издание В этой книге вы найдете астрологические инструкции на каждый день месяца, узнаете об истинных причинах перепадов своего настроения и н...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московской области "Международный университет природы, общества и человека "Дубна" (университет "Дубна") Институт системно...»

«1 Содержание Аннотация 3 1. Цель и задачи освоения дисциплины 4 2.Требования к результатам освоения дисциплины 4 3. Структура и содержание дисциплины 7 3.1. Структура дисциплины 7 3.2 Содержание дисциплины 9 3.3 Соде...»

«Летнее меню для детей Лето уже началось, и скоро придут жаркие деньки. Ни для кого не секрет, что в жару кушать не особо хочется и взрослым, а что уж тут говорить о малышах, особенно если и без того ребёнок очень привередлив в еде. Завтрак и...»

«Сборник сказок "Веселый язычок" Веселая прогулка (Е. М. Косинова) Я – индюк "балды-балда". Веселая прогулка Разбегайтесь кто куда. (Е. М. Косинова) Испугался Язычок и убежал домой к маме. Жил-был Языч...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.