WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 ||

«Author: Буркин Павел Витальевич Сила Мира   Павел БУРКИН СИЛА МИРА Гуру Ашвани Нигаму, Гульнаре, Лене людям, чья “жизнь есть танец” Часть 1. Поражение в победе Глава 1. ...»

-- [ Страница 13 ] --

Танцовщицу? Хотя ситуация и не располагала к веселью, Аэ едва сдерживает усмешку. Проку-то на смертном поле от ее танцев… Аэ пытается приподняться. И чувствует жгучую боль: в плечо впивается летучая тварь, когти играючи пронзают шубу. Левой рукой женщина подбирает оброненный лекарем скальпель и яростно бьет в черную тушку. Потом еще и еще, чтобы мерзкая тварь издохла, истекая вонючей кровью. На всякий случай еще и вдавливает тушку в снег каблуком сапога.

Даже когда пришлось убить хозяина, соплеменника Сати и убийцу балаганщиков, она не испытывала удовольствия, как от победы над отвратительной гадиной. Сейчас она мстит - за все. За разбитые надежды, погибающих друзей и родное село, будущее пиршество Тварей на залитом кровью поле, а их хозяев - в беззащитном Мире, за то, что кто-то предал. И, конечно, за то, что так и не помогла, не отозвалась на отчаянный призыв Сила Мира. Магические токи, которыми пронизан мир, так и струятся в одним им ведомом направлении, недоступные и невидимые для большинства людей, равнодушные к их бедам и победам… Невидимые? Аэлла удивленно крутит головой, но видение не исчезает.

Кажется, будто разноцветные струи дыма летят над головой, пересекаясь, но не смешиваясь. Их сотни, они слепят разнообразием, некоторые выделяются насыщенностью цвета и шириной. Аэлла как-то сразу, будто по подсказке, понимает, что это - те самые, пронизывающие Мир, магические токи. Цвета первой, еще клейкой весенней листвы - поток магии Исмины, фиолетовый Лиангхара, кроваво-пурпурный - Аргелеба, голубой - Аргелеба, багровый, в цвет подземного пламени - Кириннотара, белый, как снег - Аргишти… И еще Аэлла понимает, как зачерпнуть эти токи, соединить их, наполнить сокрушающей силой - и, материализовав Силу в сгустки всесжигающего пламени, обрушить на Тварей Ночи. Все… Конечно, полная Сила Мира сотворила бы и не такое, но где сейчас Тетрик? Без него придется надеяться лишь на крохи того, что доступно двоим. Сейчас, впрочем, хватит и их.

Твари Ночи надежно защищены от магии. Из какого бы потока не черпалась Сила, созданная хозяевами защита Тварей успевает ее выпить иззаклятий, направленных на чудовищ. Силу магов двух систем невидимый щит тоже успеет поглотить, и даже трех. Но это, оказывается - предел. Если будут смешаны чары, принадлежащие к четырем системам и более, заклятье сработает. Проблема в том, что на подобное не способны даже Боги.

А вот человек-Ключ, а лучше двое вместе - способны. Надо только не сомневаться, а прислушаться к внутреннему голосу - и сразу поймешь, что и как нужно делать. Боги или не боги создавали Силу Мира - но они позаботились, чтобы человек-Ключ научился пользоваться ею как можно скорее.

Аэлле кажется, что она сходит с ума. Открывшееся знание столь очевидно, будто она всегда знала, оно лежит перед ней, как раскрытая книга. Время словно замирает - точнее, оно продолжаеттечь, как обычно, но “чтение” Аэ спрессовывается в неуловимую долю мгновения. А когда заканчивается, женщина, встретив ножом в полете еще одного летуна и раздавив каблуком не в меру любопытную “крысотаксу”, встает посреди кровавого хаоса, скрестив руки на груди. Сила Мира не нуждается в красивых жестах, хотя в принципе, может принимать и обличье танца-заклятия.

Сначала ничего не происходит. Все также рубятся, хрипят и умирают под ледяным предрассветным небом свои и чужие, и кровь людей смешивается с

–  –  –

неуловимо меняется уже сейчас, чудовища идут в атаку, но как-то с опаской, без прежнего задора, будто предчувствуя, что обречены.





Оставив за собой сверкающую, медленно меркнущую зеленоватую трассу, с неба низвергается огромная, ярко-зеленая звезда. В последний миг, поняв, кому она предназначена, один из “драконов” пытается развернуться на кончике крыла и уйти в сторону, но звезда оказывается быстрее, или почти незаметно меняет траекторию полета. Она бьет в бронированную спину дракона. Броня, способная выдержать попадание пушечного ядра, вспыхивает, как облитая “земляным маслом”, колдовское пламя прожигает огромные крылья. Визжа от боли и ужаса, тварь кувыркается в воздухе, пытаясь сбить пламя, но крылья ломаются, сыплются не гаснущие до земли искры, зверюга камнем падает где-то на улицах Ритхэаса… Ее собрат пытается улететь на север, за Стылые Холмы, но его настигает другая “звезда”. И снова колдовское пламя, зеленое со странными розовыми прожилками, ослепительное, как маленькое солнце.

Чудище падает в лесу, подламывая стволы вековых елей, давит десятки Тварей помельче. Третьего “звезда” настигает, когда он пытается сжечь последнюю батарею ствангарцев. Охваченная колдовским пламенем зверюга с грохотом рушится на смертное поле рядом с пушками.

Звездный дождь крепчает, превращаясь в ливень. Падающие с неба гостинцы прожигают Тварей Ночи насквозь, а вдали от ствангарцев - и вовсе заставляют их взрываться, и пылающие на лету ошметки разлетаются во все стороны, поджигая еще целых чудовищ. Уцелевшим ствангарцам кажется, что поселок и остатки каре - островки в огненном море.

Колдовской огонь не бьет, куда попало. Падающие с неба звезды безошибочно находят чудовищ - наверное, защита от обычной магии служит приманкой. Но мечущиеся в агонии звери поджигают все живое, вскоре заснеженный лес горит, как в самое засушливое лето, горят занятые Тварями Ночи дома в селе, взрываются брошенные бочки с порохом на разгромленных батареях, а волшебный звездопад продолжается. Особенно жарко полыхают трупы слоночерепах - их броня, несокрушимая даже для пушек, плавится, точно восковая… Конечно, те, кто руководят Тварями Ночи, побежденными себя не признают. Незримая команда - и Твари бросаются в атаку, чтобы любой ценой добраться до волшебницы. Атака самоубийственная, “звезды” падают вокруг Аэллы гуще всего, но ослушаться порождения взбесившейся магии не могут.

Девять из десяти гибнут от небесного огня (к слову, бездымного - все вокруг в дыму от обычного пламени), но уцелевшие прорываются внутрь узкого круга, в котором находится Аэлла, и дружно бросаются на колдунью.

- Р-рота, стройсь! - звучит приказ. Офицеры тоже оценили ситуацию, понимают, что в колдунье единственное спасение. Солдаты исполняют четко и быстро, вокруг Аэллы вспыхивает яростная схватка, ее прикрывают щитами двое латников. Лязг, крики, визг, чавканье кровавой каши под ногами… Ствангарцев уцелело немного: часть обоза с Аэллой и штаб отрезаны от главных сил. Ее прикрывает человек семьдесят, не больше. Долго ствангарцы бы не продержались, но магия истребляет Тварей Ночи быстрее. Настает момент, когда атака прекращается, а Твари Ночи, как безумные, мечутся по

–  –  –

заканчивающихся сражениях, и гибнут, гибнут, гибнут от падающего с неба огня. Еще недавно они были войском, сильным именно безукоризненным порядком. Сейчас общинное поле и окресные леса запрудили обезумевшие монстры, у которых разума - не больше, чем у земляных червей. Обветренная губа треснула и болит, но помимо воли растягивается в радостно-свирепой усмешке. “Что, родной, не по нутру Сила Мира?” - обращается Аэлла к предполагаемому врагу. - Приперли к стенке - и штанишки намочил?" Похоже, все именно так. Аэлла чувствует перехватывающую дыхание, неописуемую радость победы и возвращения к жизни.

Ответа нет. “Сбежал, подлец!” - отстраненно думает женщина о неведомом полководце. Точнее, конечно, не сбежал: одна из “звезд” честно взорвала его, превратив уютную полянку в оплавленную, дымящуюся воронку. Но Аэлла чувствует, что Силе, посланец которой руководил штурмом, от этого не жарко и не холодно. Она несет в Мир заразу с помощью таких фантомов, принимающих облик магов, породить новых Ей не составит труда. Это как щупальца чудовища, сколько их не руби, вырастут новые.

А Сила Мира - конечна, хоть и велика. Ее итак едва хватит, чтобы сделать главное, разменивать ее на такие бои - значит помогать врагу. Как девчонка, Аэлла заливается краской стыда: купилась… Но дело заклятие сделало. Избиение длилось, наверное, четверть часа, потом как-то вдруг наступила тишина. Тишина? Едва ли рев пожаров, стоны раненых, лязг вкладываемого в ножны оружия можно счесть тишиной.

- В село шагом марш! - раздаются команды офицеров. И правда, делать на окровавленном поле нечего - разве что подобрать раненых, оттащить подальше от огня пушки, ядра и бочки с порохом - но это сделают безо всяких команд, повинуясь инстинкту самосохранения.

Пришлось вести под руки, а потом просто нести и Аэллу. Еще миг назад казалось - заклинание далось без труда. Зато когда все закончилось, навалилась чудовищная усталость, дурнота и ломота в костях - будто она несколько дней, прерываясь лишь на сон и еду, копала землю, да еще застудилась на промозглом ветру… Придавленная усталостью и болью, в полуобморочном состоянии едва переставляя ноги, она не видит, как колонна

–  –  –

высовываются из руин и храма Ритхи навстречу спасителям немногие уцелевшшие селяне. На победителей и те и другие совершенно не похожи… Глава 14. Коннетабль

- Долго мы еще будем тащиться? - буркнула Сати. - Пора бы отдохнуть.

Тоска берет ползти по этому безлюдью.

- А ты думала, дорогая, мы на праздник идем? - поднимаю я бровь. После Ритхэаса ничто не может испортить мне настроение. Еще бы - предположения о Силе Мира подтвердились… Сати не до смеха. Когда Твари Ночи полезли на штурм, она до того испугалась, что забыла задействовать уничтожающий магию амулет. “Впрочем, оно и к лучшему, - думает пуладжийка. - Похоже, Аэ и впрямь владеет какой-то Силой, неподвластной хозяевам. Хочется верить, теперь, столкнувшись с Силой Мира в бою, Эвальд и те, кто его послал, найдут противоядие и дадут его мне. А если нет? Тогда Аэ выведет меня на чистую воду”.

Впрочем, пуладжийка полагает, что все обойдется, если она не будет спешить. Отец был прав, когда говорил, что мстят сразу же, как представится возможность, лишь рабы, а не мстят вообще трусы. Вот и надо подождать своего часа, а пока делать вид, что все в порядке.

- На праздник Нек бы не послали…

- Ты права, - хмыкаю я. - Заматерела она, твоя Нек. Были бы мы врагами, с ходу бы я ее не одолел.

–  –  –

- Почему?

- Он слишком надеется на меч и магию, а политику недооценивает.

Надеюсь, ты не из таких… Кстати, надумаешь взять его в долю, помни об этом.

Сати прошибает холодный пот. “Знает?!” Но Палач не спешит с ней расправляться, и пуладжийка переводит дух.

- Далеко до Салванга? - спрашивает идущая рядом Жаклин-Исмина.

–  –  –

походно-полевой жизни, чем немало удивляет ствангарцев. Но удивление доброе - истосковавшиеся без семей, с весны воевавшие солдаты сразу признали в ней свою, и зовут не иначе как “дочка”.

- Уже подходим, дочка, - отзывается усатый сержант, приставленный то ли охранять, то ли следить. Впрочем, последнее вряд ли: трудно найти человека, столь неподходящего на роль доносчика. Значит, Лайтери не удовлетворился тем, что колдунью охраняет только Воитель, и решил приставить своих людей. Видишь, холмы стали круче, а лес ниже? Когда покажутся скалы, а тропа поднимется к перевалу, увидишь стену.

Коротки дни в Одиннадцатом месяце. Летом и даже ранней весной в это время еще горел бы закат, но сейчас на угольно-черном небе уже ни проблеска.

Кусочками льда мерцают звезды, сверкает бледная, словно заиндевелая луна, таинственно сияет укутавший ели снег, блестят хрустально-прозрачные наросты припая у речек, еще сопротивляющихся морозу.

Вековой лес кажется вымершим. Редко-редко взвоет в чаще волк, ухнет сова, зловеще просвистит ветер в ветвях. Чаще гнетущую тишину нарушают звуки, производимые войском - скрип снега под санями, копытами и сапогами, бряцанье плохо подогнанного оружия, хриплое дыхание, изредка - усталые, злые голоса командиров. Хотя давно пора остановиться на привал, армия, как тяжело раненый зверь в берлогу, тащится по безлюдному тракту. И в благополучные времена здесь было малолюдно. Большинство обитателей крошечных северных деревень стали добычей Тварей Ночи, а кто уцелел, оказались в Нехавенде и южнее, добавили головной боли наместнику Геккарона. Неделю назад покинув полуразрушенный Ритхэас, армия больше ни разу не встречает человеческого жилья, хотя брошенные деревни порой попадаются. Не мудрствуя лукаво, дома разбирают, бревна распиливают, армия хотя бы не испытывала нужды в дровах (а раненые - в горячей воде). Многим раненным в бою за Ритхэас это дало шанс: магия Неккары уже почти не действует - сказывается близость мест, где ее вообще нет.

Последние два дня перестали попадаться и такие поселки. Хотя, казалось бы, жить в предгорьях лучше, чем на болотистой равнине. Заснеженные скалы,

–  –  –

перемежаются говорливыми и быстрыми, до Междугодья сопротивляющимися зиме ручейками и речками, что сбегают со Стылых холмов к Венду.

Удивительно плодородные, защищенные от северных ветров речные долины.

Селись - не хочу. Жаль только, каждую весну сходят сели, а зимой еще и снежные лавины… Марддарский тракт переходит в узкую горную тропу, что карабкается наверх, петляя средь нагромождений заснеженных камней. Все злее становится ледяной ветер, все круче обрывы, по краю которых порой лепится дорожка.

–  –  –

выдерживают пушки и повозки. На самом деле, конечно, их с таким расчетом и строили, но у путников все равно кружится голова, если они глядят вниз, облокотившись о парапет.

- Серую стену между горами видишь? - расслышала Аэлла голос сержанта.

- Это и есть Салванг. Если перевал не занесло, через два часа будем в Салванге… Стена действительно впечатляет. Огромные, сложенные из грубо отесанных, замшелых гранитных глыб, такие возьмет не каждая пушка и далеко не сразу. Каждая весит не меньше тысячи фунтов - и сейчас строить подобное не так-то просто (а в какую сумму влетит казне - про то и думать не хочется), а в те времена, когда строилась крепость, вообще непонятно, как втаскивали наверх глыбы. Я слышал, до Каллиана люди обитали лишь в Васте, и Нехавенд был крепостью на границе с империей орков, а Салванг - столицей.

В те времена крепость представляла собой лишь одну стену, обращенную на юг.

Ее-то мы сейчас и видим… Победа над орками свела значение крепости к нулю. На долгие века Салванг превратился в захолустье, где дослуживают положенное ветераны, и только Марддарский тракт не давал крепости окончательно захиреть. Со

–  –  –

символическую. В последний год, когда основным источником опасности стало Поле, северная стена лихорадочно укреплялась, и теперь едва ли уступает южной. А полный полк солдат, который весной прибавился к постоянному гарнизону, хочется верить, продержится еще долго. Ведь с юга ударить после Ритхэаса некому, а от атак с одного направления ствангарцы как-нибудь отобьются… На подходе к крепости Лайтери, оказывается, успел предупредить гарнизон, и войско впускают без лишних проволочек. Пару дней солдаты отдохнут, за это время Лайтери с Бланменилем решат, как правильно распределить пополнение.

Колонна за колонной проходят под низкой, приземистой аркой. Под мрачными сводами прячутся в замаскированных амбразурах пушки, наверняка есть и тонущие во мраке амбразуры для стрелков. “Доведись мне штурмовать Салванг, - подумалось мне. - Я бы скорее послал бойцов на стены, чем решился лезть в ворота. Кто сдуру ворвется в ворота, обречены”.

Крепость образуют две стены, прегораживающие длинное ущелье.

Стиснутая горами, она тянется с севера на юг мили на три, обе стены длиной по полмили. По идее, все узкое пространство внутри стены должно быть плотно застроено - но нет. Между крепостной стеной и ближайшими домами осталось пространство копий в пятьдесят. Еще во времена Нарамис, в век катапульт и требюше, этой меры бы хватило, чтобы жилые дома были вне досягаемости.

Сейчас, конечно, ядра долетят, но это не значит, что незастроенная полоса бесполезна. Сейчас ее как раз хватает, чтобы вместить пришедшие войска и избежать давки на улицах.

А вот что мне совершенно не нравится - пренебрежение строивших крепость к флангам. Видно, они были убеждены, что горы вокруг крепости неприступны. А я бы за это не поручился: если сильно надо, взобраться можно куда угодно. Самому доводилось брать такие крепости, тут главный союзник самонадеянность осажденных.

Впрочем, после Ритхэаса - какая самонадеянность? Скорее, затоскуют, решат, что война с чудищами уже проиграна… Да и драконы не располагают к гордыне.

Распределяют прибывших по казармам и на постой в дома медленно. Ночь окончательно вступает в свои права, на морозном небе догорел последний зеленоватый отблеск заката. На небе холодно мерцают звезды, с Поля тянет ледяной ветрер. Его тут боятся больше всего - по слухам, случившееся в Нехавенде началосьь с морового поветрия.

Наконец, получаем предписание и мы, храмовники. Нас разместили в уютном домишке на северной окраине крепости. С севера никакого поля нет, крепостная стена проходит по окраинам поселения. Она сложена из камней помельче, но аккуратнее и потому надежнее. Верхняя часть стены закрыта навесом из обшитых железом толстых досок - защита от летучего противника.

Тварям Ночи прорваться здесь будет нелегко. Впрочем, если их поддержит с воздуха дюжина драконов…

- Ваш дом, - произносит усталый пожилой лейтенант из гарнизона. - А вот ордер на проживание. Заходите.

Тяжелая, окованная железными полосами дверь со скрипом отворяется.

Мы входим.

- В доме жили отставной солдат с семьей. Потом он перебрался на юг, а здесь пока никого не поселили. Располагайтесь, как дома.

- Разве в крепости так мало народу, что есть свободные дома?

- Мы готовились к прибытию трех полнокровных полков, - не таясь, отвечает офицер. - Откуда было знать, что так получится? Кстати, а правда, что все Твари, просочившиеся через Холмы, истреблены?

- Надеюсь, что так, - отвечает Неккара. - Но как вышло, что их столько прорвалось?

- Вы не знаете, что тут творилось весной. Зверье появилось, как из-под земли, а Стылые Холмы никогда не охранялись достаточно надежно, вдобавок, тут с последней гражданской войны ничего не случалось. Крепости были в запустении, стояло по роте - для порядка, и все. Только тут баталия была.

Некоторые перевалы вообще не охранялись. Границу закрыли лишь в Седьмом месяце, не раньше. Раньше кто хотел, переходил Холмы без проблем. Сколько чудищ прорвалось - страшно себе представить.

- А беженцы из Поля приходили? - вмешивается Неккара. - Нам очень нужно узнать, что там творится.

- Никого. Лишь те, кто ушел еще прошлой осенью, с армией и до нее. Сами посудите - снега, полярная ночь, чудища. А люди кто в чем с насиженных мест бежали. Думаете, кто-нибудь доберется до Холмов? От Марддара до Салванга две недели конного пути…

- Понятно… Сами вы экспедиции в Поле посылали? - вопрос задает уже Крейтон.

- Коннетабль Бланмениль, командующий Рубежом, запретил это делать.

Мы итак знаем, что там творится что-то нехорошее. Магия…

- Или агония магии, - бурчу я. “Знал бы, что будет, ни за что бы не выполнил приказ Мелхиседека. Знаю ведь не один способ просаботировать глупый приказ и формально остаться ни при чем”. Палачу это необходимо иначе рано или поздно расплатишься за чужую глупость.

–  –  –

- Так, ничего, - тороплюсь ответить я. Офицеру необязательно знать, что специальный отряд, посланный тремя Храмами, практически беспомощен, пока не поймет, что к чему. Надо добраться до Врат, что без помощи магии… Не то, чтобы совсем невозможно, но весьма близко к тому. И все-таки их помощь потребуется. Но просит пусть Неккара. Ей проще, она жрица Храма, дружественного Ствангару. Судя по всему, Неккара это прекрасно понимает.

- Мы собираемся выяснить, что происходит в Поле. Ради этого нас послали на Север, - произносит целительница. - Кто мог бы в этом помочь?

- Бланмениль. Но он, боюсь, не передумает. Единственное, что могу посоветовать - обратиться к вновь прибывшим. Насколько я знаю, командует ими коннетабль Лайтери, он далеко не глуп, раз смог выиграть сражение.

Это мы итак знаем. Перед расставанием полковник Толлардо так и сказал:

мол, будет военный совет, вас, как посланцев Храмов, на него допустят, там и поставьте вопрос о проводниках, еде, собачьей упряжке…

- Собачьей? - спросила тогда, помнится, Аэ.

- Лошади не потянут сани по снегу, да и с кормом будут трудности. Если дойдете, то только на санях.

Значит, военный совет и вправду единственная возможность. Могло быть и хуже.

- Большое спасибо, - произносит Неккара. - Мы так и сделаем.

Офицер уходит. А мы остаемся одни в промерзшей без хозяев избушке, внутри темно, холодно и пыльно. Зажженный фонарь выхватывает из мрака большую ствангарскую печь, на которой можно спать вдвоем, расставленные вдоль стен широкие скамьи.

Конечно, не дворец, но… После ночевок на руинах и в зимнем лесу свет и тепло жилья, кажется, желаннее всего, близкая крепостная стена дарит ощущение безопасности даже мне, не раз на своем веку строившему, оборонявшему и бравшему крепости. Что уж говорить об остальных, с блаженством на лицах прикладывающих руки к горячей печи, впервые за последнюю неделю стаскивающих сапоги. Аэлла обрадовано ойкает, увидев в

–  –  –

обыкновенному житейскому уюту они с Неккарой с радостью берут на себя обязанности хозяйки. Пристроили растапливать печь и Сати, но той явно в тягость.

Когда в печи загудело пламя, на сколоченный из дубовых досок стол встает чугунок с каким-то аппетитным варевом, приготовленным Нек и Аэ (в них определенно погибли кулинарные гении), а свет глиняной лампы разогнал мерзлый мрак, каждый чувствует, как устал и проголодался за последнюю неделю. Да что там неделю! Я вспоминаю, что с прошлого лета, когда отправился в Саггард, неприкаянно мотаюсь по свету. А ведь не мальчишка уже

- сорок девять лет… Не лучший возраст для походно-полевой романтики… Судя по лицам, остальные чувствуют то же. Этот народ помоложе (старшему, Крейтону, тридцать шесть), да и путь им выпал полегче. Но вымотались и они. А уж когда закусили стряпней наших жриц, начали явственно клевать носами. Так всегда и бывает: с мороза в тепло, да еще плотно поужинав - не захочешь, а заснешь. Сейчас еще можно. Вот выйдем в Поле, придется все время быть настороже.

Не поддается общему настроению лишь Жаклин-Исмина. Девчонка сидит у огня, раскрасневшееся от жара печи лицо в свете лампы кажется старше. У носа залегли глубокие тени, резче, чем обычно, обозначилась упрямая складка губ, медно-рыжая грива волос в скупом свете лампы приобрела цвет запекшейся крови. На нее, кажется, совершенно не влияет то, что свалило нас с ног.

После Нехавенда девчонка, похоже, впала в ступор. Я ее понимаю: не будь многолетней жестокой дрессировки на службе у Владыки, мог бы тоже в обморок хлопнуться или, того веселее, сойти с ума. Было, с чего. Но Жаклин-то не просто девчонка, и потому меня ее состояние изрядно тревожит.

Она никак себя не проявила и в битве за Ритхэас, если не считать десятки поставленных на ноги смертельно раненных, особенно когда Неккара ушла в бой. Впрочем, ее можно понять: Аэ никогда бы не смогла применить Силу Мира, если б надеялась на чью-то помощь. Силу надо было пробудить как можно раньше…

- Я поняла, - бормочет Жаклин, задумчиво глядя на рдеющие угли. Угроза растет слишком быстро, мы не успеваем. А тут еще Бланмениль… - И уже громче, так, чтобы все слышали, спрашивает у Неккары:

- Вы ждете военного совета?

- Да, иначе кто даст сани и остальное? - целительница не на шутку удивлена.

- Боюсь, от совета толку не будет. Они могут повлиять на Бланмениля.

- Кто это - “они”?

- Те же, кто руководит Тварями Ночи, - жестко, совсем не по-детски, отвечает Жаклин. - Не буду мешать, дождитесь совета, но толку не будет. Если придется бежать, я вас прикрою, только дальше не пойду. Запомните: магия иссякает быстро, даже Сила Мира. Если не успеете до Междугодья, Рубеж сломается, и не помогут даже Боги.

- Ты серьезно? - поперхнулся я ягодным морсом, приготовленным Нек и Аэ.

- Не забывайте, кто я. Мы такие вещи чувствуем лучше смертных. Когда в Мире иссякнет магия, рухнут последние барьеры, и в Мир явится Нечто, для чего все Рубежи - ничто. К чему это приведет, не знаю, но едва ли к чему хорошему. Надо спешить, а Бланмениль может нас задержать. Потому совета лучше не ждать. Думаю, Толлардо мог бы помочь сам.

- Ясно. А на военный совет пойдешь? Чтобы не “повлияли”? - спросил я.

- Нет, - улыбается Жаклин. Искренне и чуть лукаво - как и подобает озорной двенадцатилетней девчонке. В этот момент как-то не верится, что она богиня, повелевающая таинственными и смертельно опасными для меня силами. - Не потому, что не интересно. Ребенок на совещании будет выглядеть подозрительно, придется придумывать объяснения этому, вы можете проговориться. А я могу все узнать и здесь… Если Бланмениль решится на какую-то пакость, смогу вам помочь.

Никакой это не зал - скорее, уютный кабинет с массивным дубовым столом. В кабинете стоят несколько кресел, в них разместились приглашенные на совет. Освещают помещение несколько свечей и камин, в нем потрескивают, распространяя сухой жар, березовые поленья. Окон в зале нет, на стенах (кроме той, где пробита единственная дверь) висят три карты. Две огромные Ствангара и Стылых Холмов, и поменьше, но тоже большая - Салванга и его ближайших окрестностей.

Бланмениль председательствует. Тучный, вальяжный, барственный командующий Рубежной армией и (за неимением подходящего человека) по совместительству исполняющий обязанности коменданта Салванга, он небрежно развалился в кресле и изучает разложенные на столе бумаги.

Первоначально он пригласил на совещание лишь начальников штабов Рубежа, прибывшего корпуса и командиров полков. Но когда Лайтери доложил о битве за Ритхэас и об объединенной группе магов, посланной Храмами на помощь Империи, пришлось оповестить о совете и их. Конечно, маги не подчиняются командующему напрямую, но хорошо было бы, согласись они остаться на Рубеже… Поставленная Императором задача враз упростится, а наградят за успехи все равно его. Бланмениль вытирает вспотевшую в душном кабинете лысину и усмехается. Он принял решение, и сумеет на нем настоять. Как тогда, в Саггарде. Если б та рота двингалась быстрее, а пушки врага как-нибудь промахнулись… Да и Толлардо хорош - забыл, что его разжаловали в рядовые, и скомандовал отступление. Остальные по привычке послушались - чем загубили, без сомнения, гениальный план. В этом Бланмениль убеждает себя каждый день, и за прошедшие месяцы таки убедил.

Больше позор не повторится. Он усвоил главный урок: не хочешь, чтобы командиры проявляли самоуправство - держи их в руках все время, не допускай ни малейших попыток неповиновения. Значит, не лезь под картечь сам: раненый выбывает из игры. Сейчас, на военном совете, никакой опасности для коннетабля лично нет. Но нельзя и допустить, чтобы своевольничали храмовники, Лайтери и Толлардо - эти, случись что, наверняка поддержат храмовников, ибо терпеть не могут командующего Рубежом. Это послужит дурным примером остальным командирам и толкнет на невыполнение приказов. Значит, все должно быть так, как он, Бланмениль, скажет.

Конечно, его бы воля - так на пушечный выстрел бы не подпустил Лайтери с Толлардо к Салвангу. Увы, командовать всем Рубежом и одновременно

–  –  –

покровительствует противному темесцу, но дело свое знает, воевать ему приходилось. И с дисциплиной, в отличие от Толлардо, у него все в порядке, не ослушается, как бы не возмущало решение командующего…

- Военный совет командования Рубежной армией объявляю открытым, по записи зачитывает Бланмениль. - Объявляю повестку дня. Во-первых, нужно распределить вновь прибывшие полки по опорным пунктам Рубежа.

Пользуясь случаем, предлагаю на пост коменданта Салванга коннетабля Лайтери. Учитывая изменения в обстановке, связанные с битвой за Ритхэас, остальных командиров и войска предлагаю распределить в следующем порядке… У Бланмениля, оказывается, есть вполне подходящий случаю план. Его явно скрупулезно составляли в штабе Рубежной армии, части распределены вплоть до взводов, причем учитывается не только важность крепостей, но и их надежность, количество орудий и боеприпасов, боевые качества нынешних гарнизонов и их командиров. Так, Салвангу досталась целая баталия, в то время, как иные крепости получили чисто символические подкрепления. В один из важных фортов направлен лишь взвод с одной легкой пушкой, зато комендантом гарнизона назначен один из командиров полков Лайтери, полковник Шарнэ. В другом случае рота должна не столько пополнить собой гарнизон, сколько беспрепятственно отвести туда обоз с оружием и боеприпасами. Штаб армии поработал на славу, каждая часть отправится туда, где она больше всего пригодится. Конечно, будь полки потрепаны меньше, гарнизоны были бы усилены надежнее, но и теперь охрана Рубежа значительно усилится. Против плана распределения войск не находится аргументов ни у Лайтери, ни у Толлардо, ни даже у Крейтона. Вопрос решен быстро и четко, сразу после доклада командующего перешли к следующим. Увы, наши оборонительные рубежи против Ствангара и кочевников далеко не всегда и не везде столь же продуманы, благодаря чему, бывало, ствангарцы и прорывались в долину Хирты.

- А сейчас, - заканчивает Бланмениль, - Лайтери ознакомит нас с обстановкой в Васте и в целом в Империи. Коннетабль, вам слово.

–  –  –

подтверждаются наши с Нек и Крейтоном худшие догадки. Лавина беженцев, первых предвестников которой застали мы с Тетриком, накрыла центр и юг Империи. Не помогают ни кордоны, ни попытки пристроить беженцев на общественных работах в Геккароне или Мерваннуне. Сорванные бедой с насиженных мест, они просачиваются по лесам сквозь любые заслоны, рабочих мест на всех не хватает, а уцелевшие валом валят в большие южные города.

Нужда довела их до отчаяния и толкает на преступления, в южных городах воцарился хаос - если верить донесениям, теперь там выйти на улицу опасно и днем. Разумеется, они принесли с собой нищету и болезни (Неккара настораживается, и не зря: среди обыкновенных в подобных случаях вспышек холеры и сыпного тифа обнаруживается нечто неизвестное, до боли похожее на Нехавендскую хворь. В столицу она пока не добралась, но среди выкошенных мором городков назван и Лиат. Значит, рано или поздно начнется и в столице.

После Ритхэаса в совершенно обезлюдевшем Васте и Вейвере стало поспокойнее. Хотя драконы продолжают налеты, а деревни сжигаются почти каждый день, но Нехавенд удалось прикрыть. Вернувшийся после эпидемии наместник навел там порядок, расставил везде, где можно, орудия - и во время одного из налетов пушкари завалили сразу двоих драконов. После этого налетов на столицу Васта не было.

Разгромленный при Экторне Валианд, как я и ожидал, оказался непотопляемым. Сумел свалить вину на командира одного из полков (к тому же удачно скончавшегося в лазарете), полностью оправдался за разгром и теперь формирует новую армию для похода на север. Хочется верить, на сей раз ошибки будут учтены, и армия пойдет в обход болот, но в любом случае, до весны ждать подкреплений бессмысленно. Пока Императором поставлена задача, простая в формулировке, но трудная в исполнении: продержаться любой ценой.

- Исходя из сказанного, а также сложившейся на Рубеже обстановки, предлагаю следующий план действий на зимний период, - на всех парусах мчится вперед Бланмениль. Напрягаюсь - чутье на подлости начальства, без которого жрецу Владыки не выжить, просто кричит, что командующий замышляет какую-то пакость.

- …Считаю правильным воздержаться от активных действий, по крайней мере на ближайший месяц. Нам хватает войск, чтобы удержать перевалы, отбить попытки прорыва чудовищ. Но если мы попытаемся наступать, спустимся на равнину, наши силы будут уничтожены. Ритхэас показал: на равнине мы подвергнемся избиению, затем может быть прорван и Рубеж.

Вновь прибывших необходимо научить сражаться с Тварями Ночи. Поэтому считаю, что наступление должно начаться весной, с подходом Валианда.

Вдобавок мы не знаем, какие еще твари, кроме уничтоженных под Ритхэасом, могут нам противостоять. Нельзя рисковать, посылая в рейды по Полю взводы и тем более роты и баталии. В случае потерь отрядов будет ослаблена оборона Рубежа, да вдобавок подорван боевой дух войск.

- А если не посылать, - хмыкает Крейтон. - Вы не узнаете, какие сюрпризы есть в Поле, пока эти сюрпризы не придут штурмовать Рубеж. Боюсь, тогда крови прольется больше… Кстати, вы не боитесь, что безделье подорвет боевой дух вернее?

- Чего вы предлагаете, Воитель? - спрашивает Бланмениль.

- Неккара, скажи ему, - предлагает Воитель. - Время пришло.

Целительниа поднимается. Вздыхает, облизывает губы - волнуется, да и мне отчего-то не по себе. Что затеял этот толстяк? Он, конечно, не покойный Элрик, глуп, но не настолько, чтобы не понимать: сидеть без дела - отдать победу врагу. И если извлек из истории с Саггардом хоть какие-то уроки, без разведки воевать не станет.

- Наш отряд послан Храмами Исмины и Аргелеба, - начинает она. - По просьбе Императора и Верховного жреца Аргишти.

Обо мне, Палаче Лиангхара, целительница очень разумно умалчивает.

- На данный момент в его состав входят, - продолжает она. - Я, старшая жрица Исмины, младшая жрица Сати, послушница Аэлла. Кроме того, нам оказывает помощь Воитель Аргелеба Крейтон и вот этот человек, - указывает на меня. - Левдаст. Поставленная Верховными жрецами задача - добраться до места, где произошел прорыв в Мир сил из-за его пределов, понять, что там происходит, если возможно, ликвидировать опасность. По нашим сведениям, заклятие совершено вот здесь… Неккара подходит к карте Ствангара и, взяв вместо указки длинную трость, показывает на Сумрачный остров. Вздрагиваю: похоже, придется еще раз побывать - и там, и в Саггарде.

–  –  –

предположительно здесь. Именно оттуда идут Твари Ночи, если мы заткнем эту дыру, их поток прекратится. Мы сможем уточнить местонахождение на Сумрачном.

Трость тыкает куда-то в самый верх карты, Нек едва дотянулась.

Получается, в самом сердце Земли Ночи. Если только верен масштаб карты, тащиться до тех мест мы будем до Междугодья, да и то неясно, успеем или нет?

Твари Ночи, что валом валят с Земли Ночи. Прекрасно звучит, правда? Была бы еще Цитадель Ночи, где правит Повелитель все той же Ночи, мы бы горя не знали, завалили бы гада, и разошлись по домам. Только, боюсь, никакого Повелителя нет, если и есть, нам до него не добраться.

Вообще-то зря она о цели похода. Бланмениль может решить, что наш успех лишит его лавров победителя. И, соответственно, начнет ставить палки в колеса, вплоть до ареста. Нам это ничем не грозит, но времени и сил потеряем уйму, а главное, если придется прорываться силой, ослабим Рубеж.

- Насколько все опасно? - уточняет Бланмениль. - Вся эта магия, Врата…

- Если случится худшее, для Ствангара смертельно, - произносит Неккара.

Похоже, поняла, что совершила промах, и теперь убеждает отпустить. - Безо всяких “может быть”, “почти” и “со временем”. Возможно, смертельно и для Мирфэйна как такового, но есть небольшая вероятность, что Мир просто очень сильно пострадает. Чудовища, болезни, паника - только начало. Дальше будет хуже.

Все военачальники, как по команде, впиваются в Неккару взглядами. Они присягали Империи, служили ей всю жизнь, и тут выясняется, что ей грозит опасность, куда худшая, чем чудовища. Неккара права - такую угрозу проигнорировать нельзя.

- Кроме того, у нас есть подорожная, подписанная самим Императором, добавляет Крейтон, показывая императорскую грамоту. - В ней ясно написано, что мы имеем право дойти до севера Империи и далее.

- Подорожная дана гражданскими властями, - отзывается командующий, бегло просмотрев документ. - Рубеж на военном положении, здесь управление осуществляют власти военные.

- Император - наш верховный главнокомандующий! - вступает в переговоры Толлардо. Я морщусь. Как бы Бланмениль не уперся просто в пику давнему недругу… - Ему подчиняются равно и военные, и гражданские власти.

Нет, такой реакции Бланмениля не предвидел даже я. Коннетабль багровеет, сопит - кажется, вот сейчас возьмет и лопнет от злости! Хорошо бы… Но нет, командующему при его военных талантах не видать бы высокого звания, как своих ушей, если б не умел скрывать чувства.

- Насколько помню, вы, полковник, оспаривали приказ в прошлом году, за что были разжалованы в рядовые, правда, потом восстановлены. Не вам говорить о субординации. Что до храмовых магов, считаю, они должны остаться на Рубеже и усилить его защиту. Так они принесут наибольшую пользу, не пустив Тварей дальше.

- Но у нас другие задачи, - возмущается Неккара. - Мы не можем задерживаться на Рубеже…

- Это приказ! - голос Бланмениля бряцает сталью.

- Приказывать мне может только Верховная жрица Исмины, или сама благая богиня, - чеканит Неккара. - Являетесь ли вы, коннетабль, той или другой? А Крейтону может приказывать только Аргелеб или глава его Храма.

- Она права, Бланмениль, - вмешивается Толлардо, но этим только усугубляет ситуацию.

- Ошибаетесь, - тихо, зловеще произносит командующий. - Если дело требует, чтобы они остались, они останутся. Иначе я вынужден расценивать это как измену.

Он смахивает со лба пот и продолжает:

- И поступить по законам военного времени. Полковник Толлардо!

Приказываю заключить всех четверых под стражу в крепостную тюрьму. Вы назначаетесь ответственным за охрану, в дальнейшем за отправку обратно в Нехавенд для предания военному трибуналу, как шпионов.

- Вы говорили что мы, маги, должны усилить оборону Рубежа, - усмехаюсь я, но так, что Толлардо сглатывает. - Не боитесь, что мы магию применим против вас?

- Вы не посмеете! - но в голосе чувствуется неуверенность. Боится, гнида…

- Отчего же, мы ведь изменники! - весело отвечаю я. Веселый Палач Лиангхара - зрелище жутковатое, ибо для некоторых оборачивается немыслимыми муками. - Если мы изменили, взломать Рубеж изнутри нам очень кстати!

- Я приставлю к вам арбалетчиков, - отзывается Бланмениль. - И прикажу стрелять на поражение при первом же подозрительном движении.

- А как будешь отчитываться перед Храмами? - пускает в ход последний аргумент Толлардо.

- Это уже не ваши проблемы. Придумаю.

А ведь и впрямь придумает, вдруг понимаю я. Точнее, отвечать-то будет Император, да и то вряд ли. К тому времени, как до Эрхавена, Таваллена, да и Марлинны дойдут вести о нашем пленении, а может, и бессудной казни, всем уже будет не до идиота, уничтожившего последний шанс на спасение. Когда дом горит, не до поисков поджигателя - надо спасать имущество и оказавшихся в огне детей. Вот после пожара - да, может начаться следствие. Но и здесь у гада есть алиби - он-де боролся с проявлениями трусости.

–  –  –

- И напрасно ждете, ваше превосходительство, - полковник спокоен и собран - таким, наверное, он был, когда шел на штурм Саггарда. - У нас нет законных оснований для ареста, они не наши подчиненные, нарушившие субординацию. Более того, арест может осложнить отношения с союзниками.

- Полковник, вы пересекли опасную черту.

- А вы, коннетабль, перешагнули черту еще опаснее. Уже давно. Может, вам напомнить, кто погнал на убой целую роту, не озаботившись даже разведкой?

- Молчать! - А испуган Бланмениль, точно испуган. Хоть и удалось ему избежать трибунала, второй раз ведь может не пронести - или судья неподмазанный дело возбудит, или еще что-нибудь выплывет! Вот и срывается на крик. - Я вижу, ты с ними заодно. Еще в Саггарде тебя, сволочь, раскусил, да прямых улик не было. Ты больше не полковник и не военнослужащий Империи. Стража! Именем Империи, Императора и Судьи Небесного, арестовать всех пятерых! Живее!

…Сразу становится ясно, что коннетабль подстраховался на случай внезапных осложнений. Вроде бы надежно запертая дверь отворяется, в помещение вбегают десять здоровых солдат. Я пытаюсь привести в движение магию - нет, не убийственную, а внушающую дикий ужас (такой, от которого взрослые, тертые мужики седеют и разом справляют в штаны большую и малую нужду, а потом всю жизнь заикаются) - и холодею. Сам того не ведая, с арестом Бланмениль угадал. Магия уже не действует… От души угостив ребристыми подошвами армейских сапог, нас бросают в сырую, уже промерзшую камеру. Точнее, даже в пять камер, каждого - в свою.

На всякий случай - вдруг мы и впрямь решим прорываться с помощью магии? на руки и ноги надевают тяжеленные кандалы. Не знаю, как остальные, а я в них не могу даже пошевелиться. Проклятье, они что, свинцовые? Да нет, металл прочнее того, из которого делают изваяния Владыки. Даже действуй тут магия - едва ли что-нибудь можно сделать, когда руки сводит от холода, и на них пуд ржавого железа, не позволяющего даже разогнуться. Только и остается, что сидеть на охапке прелой соломы, заменяющей топчан, слушать заунывный вой ветра за стеной, да стараться повернуться так, чтобы сквозняк не пробирал до костей.

Уходя, охранник не оставляет светильника. Конечно, я в нем и не нуждаюсь - способность видеть в любом мраке, дар Владыки, осталась при мне.

Но и смотреть не на что - толстая, обитая железом дверь, в ней лишь крошечный глазок для надзирателя, неописуемо грязный, покрытый жирной черной слизью пол, не менее грязный, закопченный потолок, с него хлопьями свешивается сажа. На стене над ворохом соломы - выцарапанные гвоздем похабные надписи, сделанные провинившимся умником. Похоже, некоторым из сидящих здесь не отказывают хотя бы в свете.

Лязг замка раздается, когда я уже решил, что мстительный коннетабль будет морить нас голодом. С гнусным скрипом-взвизгом тяжелая дверь отворяется, входит угрюмый солдат, на всякий случай в кольчуге. Из коридора страхует другой мордоворот, с заряженным арбалетом. Вояка несет плошку с безвкусной бурдой, которую велено считать “супом”. И на том спасибо.

Пытаюсь выяснить, который час, тюремщик отвечает уставным: “Не могу знать”. Отличный ответ. Годится на все случаи жизни.

Отказываться, когда дают - не в моих правилах. Хоть и сказано: “Не оскудеет рука дающего”, но она может начать давать другим. Бери, пока другие не схватили, и смотри, где бы спереть или отнять еще… По-быстрому приканчиваю чуть теплую похлебку (кажется, она вот-вот покроется льдом) и отдаю миску охраннику. Лязгает дверь - и воцаряется тишина.

Когда делать нечего - остается думать, что делать, и заодно перебирать в уме прошедшие события, пытаясь найти ошибку. Раз так уже было - когда Палач Иероним, смекнув, что я становлюсь слишком опасен, пытался от меня избавиться, состряпал обвинение и посадил в камеру пыток. Тогда тоже все зависело не от меня, а от него. Сообрази он разделаться со мной сразу, пока я лишен даже доступной в те годы слабенькой магии, он остался бы Палачом, а я бы не стал. Но… Он решил устроить показательный процесс, устрашить моим примером всех недругов и заодно показать свою лояльность властям и Владыке. Но на суде у него нашлись недоброжелатели посильнее меня, у них оказался компромат на него самого, и меня отпустили живым в обмен на досье.

В тот день он сделал первый шаг в пропасть, ибо имел глупость, во-первых, нажить нового врага, а во-вторых, оставить его в живых. Ну, а я получил урок на всю жизнь: начал схватку - бей насмерть. А если враг не по зубам - лучше не связывайся. По крайней мере, пока не найдешь слабое место.

Бланмениль и близко не представляет, как дрессируют Палачей Лиангхара. Придется преподать хорошенький урок. На всю жизнь запомнит, какой бы короткой она ни оказалась. Не сейчас, конечно, когда остановим надвигающийся с Севера кошмар. Пока нужно подумать, как отсюда выбраться.

А никак, внезапно понимаю я. Кандалы с нас не снимут, да если б и сняли, без них смог бы натворить дел разве что Крейтон. Моего мастерства в области рукопашной, не говоря уж о девчонках, для этого не хватит. То есть, одному-двум воякам шею сверну - и все. Мы будем тут гнить еще полтора-два месяца. А потом… Потом в Мир придет Нечто. Нечто такое, чего до дрожи боятся и Боги. К чему это приведет? Исмина не знает, а Владыка, если и понимает больше ее, осчастливить своим знанием меня не спешит. Скорее, Он тоже в неведении… Наверняка можно сказать одно: магия или исчезнет вовсе, или будет изуродована до неузнаваемости, магические токи переплетутся так, что родится нечто принципиально новое. Вероятнее, впрочем, исчезновение магии, как таковой.

Значит, предстоит жить в Мире без Богов, без магии и, следовательно, Храмов (или с Храмами, не обладающими Силой и просто морочащими людям головы). Непохоже, что претензии иномировой Силы к многострадальному Мирфэйну этим ограничатся. Будет что-то еще. Что? Народы, государства, верования? Или климат, материки и океаны? А может, все останется по-прежнему, только исчезнет магия и люди начнут забывать, что когда-то могли колдовать? Впрочем, если все так просто, зачем нужны Твари Ночи, Посланцы и прочая лабуда? Чтобы уничтожить магов и Храмы, если не брать в расчет Богов, достаточно фанатиков вроде отца Сиагрия, а для истребления человечества нужно немножко “поколдовать” над климатом и подождать несколько лет. Или проделать то же самое с воздухом - тогда ждать придется меньше.

–  –  –

таинственные Вестники, способные подавлять любую магию. Точнее, любую, кроме столь же таинственной и непонятной Силы Мира, почему-то доступной лишь двум людям, смахивающей на заботливо подложенный в мышеловку сыр. Да еще темные, неясные изречения Богов. Честное слово, как в дешевом и безвкусном балагане… Значит, люди нужны. Вроде бы их на что-то хотят спровоцировать. По крайней мере, лет пять назад мне доводилось казнить невинных в непокорной области, провоцируя восстание. Державе Атаргов оно помогло одним махом расправиться со всеми недовольными, а мне удалось обвинить в подготовке мятежа нескольких недругов. У иномировой Силы цели наверняка иные просто провоцировать нас на мятеж против Храмов и государств, используя такие силы, как-то пошло, а главное, нерационально. Тогда зачем весь балаган?

И почему кажется столь важным понять это? Ясно, почему: если не знаешь, чего хочет враг, не сможешь ему и противостоять. В том, что там, в Земле Ночи, упорно лезет в наш Мир враг, я давным-давно не сомневаюсь…

–  –  –

Сначало едва заметное, оно становится все отчетливее. Нежно-зеленое, как солнечный свет, просвечивающий сквозь молодую листву. Интересно, откуда здесь, в Салванге Одиннадцатого месяца, молодая листва - не говоря уж о солнце.

Но это не листва. Посреди камеры плавно материализовывается Жаклин:

когда сияние опадает, девчонка подходит ко мне, что-то делает… и кандалы с оглушительным лязгом падают на пол.

- Не волнуйся, - усмехается девчонка. - Они ничего не слышат.

У меня глаза лезут на лоб. От нее, “благой богини”, я такой подлянки не ждал.

–  –  –

- Я - не твой Владыка, - отвечает девчонка и демонстрирует влажный розовый язычок. - Он бы и впрямь сотворил с вояками что-нибудь. Просто… Слышал одну забавную историю, как Аргелеб кружил головы рыбачкам?

Не удерживаюсь, хрюкаю со смеху. В Таваллене ходит легенда, что однажды Аргелеб пришел в мир, воплотился в простого человека. То есть, не совсем простого: с малых лет отличался силой, храбростью и красотой, спасал тавалленцев от разных неприятностей вроде распоясавшихся демонов и всемирного потопа, а когда Таваллену стала грозить засуха, пробил в скальной стене брешь, чтобы воды Эсмута вытекли на равнину. Естественно, все девчонки-рыбачки по нему сохли. На одном из праздников он сделал так, что каждая думала, будто с ним танцует именно она. Каждой сестре по серьгам.

По-настоящему влюбился лишь в одну - эрхавенку Лауру, которая, надо же такому случиться, оказалась одним из воплощений Исмины. Кто не знает эту сказочку? Каждый год в городе Аргелеба вершатся костюмированные представления на эту тему, а уж сколько песен сочинили - жуть…

- Конечно, знаю. И что?

- Каждый из них сейчас думает, что к нему пришла женщина, которую он любил больше всего в жизни, и предложила руку и сердце. От такого и про устав, и про субординацию забудешь…

–  –  –

- Каждый будет слышать только Ее слова, а видеть лишь Ее. И так, пока мы не выйдем к Северным воротам.

- Но почему твоя магия действует, а наша нет?

- Не забывайте, что вы только пользуетесь Силой, а я - ее источник и ее повелительница. Где я - там Сила. Поэтому я и не могу пойти с вами: если со мной что-то случится, магии Исмины в Мире больше не будет. Спешите, здесь трудно держать заклинания даже мне.

- Другие тоже свободны? А Толлардо?

Нельзя сказать, что я так уж беспокоюсь за судьбу полковника, но он пытался нам помочь, да и вообще мужик ничего. Если можно убить врага убей, но и если можно спасти друга - спаси.

–  –  –

однополчанами. Мне кажется, они помогут. Надо, чтобы открыли Северные ворота, приготовили сани с упряжкой, сложили продовольствие, стрелы, снадобья. Вместо дров будет горючая жидкость. Ее нужно куда меньше… В общем, сейчас вы все идете к Северным воротам, ваши вещи принесут.

–  –  –

- Я прикрою. На это сил хватит… Как всегда в минуту опасности, мгновения словно растягиваются, я успеваю сделать все, что никогда бы не успел в обычном состоянии: пробежать мимо говорящего с фантомом стражника, с ловкостью бывалого карманника стянув висящую на поясе связку ключей, не мудрствуя лукаво, открыть остальные камеры (какие именно, безошибочно указывает Исмина), и вскоре мы все в сборе. Хлопает, открываясь, дверь, в лицо впивается холод, мы вываливаемся в ранние зимние сумерки, наполненные сонной тишиной и падающим с серо-синего неба пушистым снегом.

Темнеет быстро. Снегопад все усиливается, нам на руку - и меньше риска быть замеченными, и быстрее заметет следы. Правда, и нам будет непросто сориентироваться в снежной пелене. Но меня не тянет убивать этих дураков.

Тем более не тянет погибать от их мечей или на от топора “коллеги”-палача. Не знаю, как исминианцам и Крейтону, а мне, Палачу Лиангхара, оскорбительно лишиться жизни от рук мелкого ублюдка-заплечника, у которого мозгов не больше, чем у клопа. “Коллега”!

- Пошли, - командует Жаклин. Мы беспрекословно ее слушаемся. Даже злючка Сати, на умственные способности которой я не надеялся.

- Сюда! - слышу сквозь завывание вьюги (не удивлюсь, если ночью будет буран) голос Толлардо. Бывший полковник высовывается из двери караулки перед воротами, оттуда слышатся голоса нескольких солдат. Наверняка однополчане, да не просто однополчане, а те, с кем служил не один год. Другие нарушить приказ бы не осмелились. Счастлив человек, у которого есть такие друзья. - Переодевайтесь быстрее. Нет ничего теплее ствангарских армейских плащей, а померзнуть предстоит, как мало кому доводилось …

–  –  –

- Не помешало бы, - серьезно произносит Неккара. - Улик у Бланмениля никаких, а у тебя против него - есть, и немалые. До трибунала Бланмениль дело не доведет, уверяю. Добьется перевода на юг, в захлолустный гарнизон, и все.

- Где я благополучно состарюсь? - смеется полковник. - Спасибо, переживу.

Лучше помочь друзьям, которые меня дважды спасли, один раз - вместе с полком. Вы бывали в Поле? А я бывал, и не раз. Все Поле Последнего Дня по службе изъездил. Хоть зимой, хоть летом - до Саггарда доведу. Да и не даст жизни Бланмениль - по любому. Слишком много я про него знаю. Кирпичом по башке - и в ущелье… Надеваем плащи, валенки - они теплее армейских сапог, всепогодных, но на такие морозы не рассчитанных, шапки-ушанки. Толлардо прав - если едешь

в такие края, как Поле, одеваться нужно, как местные. Ства

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 ||



Похожие работы:

«СЕРТИФИКАТ БЕЗОПАСНОСТИ РАЗДЕЛ 1. СВЕДЕНИЯ О ВЕЩЕСТВЕ/СМЕСИ И КОМПАНИИ/ПРЕДПРИЯТИИ Контактная информация Общая Microgenics Corporation 46500 Kato Road Fremont, CA 94538 Тел.: (510) 979-5000 Факс: (510) 979-5002 Эл. почта: techservice.mgc@thermofisher.com Chemtrec (круглосуточно): Номер телефона для экстренной св...»

«127273, г. Москва, Нововладыкинский проезд, д.8, стр.3 тел.: +7 (495) 972-02-42 incoming@ab-trust.ru www.ab-trust.ru РЕЗУЛЬТАТЫ РАБОТЫ РОБОТА ЗВР НА РЕАЛЬНЫХ СЧЕТАХ 22 августа 2016, я презентовал Робот ЗВР. Напомню задачу, которую решает данный робот – страхование валютного риска (хеджирование) путем диверсификации чер...»

«Программный комплекс Аптека-Урал. Версия 2.2.0.4 Список изменений и добавленных функций Дата выхода версии: 10.04.2006 Общие изменения (для всех модулей и базы данных)Добавлена возможность выбора режима сканирования — по внешним либо по внутренним штрих-кодам. Р...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по учебному предмету "Окружающий мир и ОБЖ" в 3 классе базового уровня обучения на 2016 2017 учебный год. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа по окружающему миру для...»

«ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 5 марта 2009 г. по делу N А56-23761/2008 Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Бухарцева С.Н., судей Михайловской Е.А., Подвального И.О., при участи...»

«Online-buhuchet.ru Счет 20 Основное производство: учет, проводки, примеры Автор: Гандева Наталья Васильевна Главный бухгалтер, преподаватель семинаров сотрудникам компаний, эксперт сайта “Бухгалтерский и нал...»

«Джумахонова М.А. – Начальник отдела ИСУО Министерства образования Республики Таджикистан Рамазонов Б.И.Атташе Национальной комиссии по делам ЮНЕСКО Республики Таджикистан, специалист в области образования "ИКТ В ОБРАЗОВАНИИ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТА...»

«Общество с ограниченной ответственностью "Атрика-96" г. Екатеринбург, ул. Фрунзе 35а, оф.100 http://atrika96.ru тел. (343) 3-422-433 8-800-333-20-90 e-mail: info@atrika96.ru Среднесписочная численность сотрудников в 1С: ЗУП 2.5 Немного данных для размышления. Ра...»

«Актуальные проблемы инженерных наук Рисунок 1. Горизонтальная система сбора Рисунок 2. Вертикальная система сбора низкопотенциального тепла грунта низкопотенциального тепла грунта 1 воздушный отопительный аппарат; 1 тепловой насос; 2 солне...»

«Взаимосвязь проблем молодежного рынка труда и утечки мозгов Колесникова Ю.С., к.э.н., ассистент кафедры управления человеческими ресурсами Казанский (Приволжский) Федеральный Университет, контакты: hulia_k@mail.ru, 89196900666 Халиков А.Л., аспирант кафедры управления человеческими ресурсами Казанский (Приволжский) Федеральный...»

«Л.А. Кацва ИсторИя россИИ. 20 веК Курс лекций для старшеклассников Глава 2. россИя в ГоДЫ ревоЛЮЦИИ И ГрАЖДАНсКоЙ воЙНЫ Глава 2. Россия в годы революции и гражданской войны. Лекция 16. Волнения в Петрограде стр. 4 Лекция 17. Лето 1917 г.: нарастание стр. 47 политического...»

«Кружка дорожная RMB-01 Руководство пользователя УВАЖАЕМЫЙ ПОКУПАТЕЛЬ! Благодарим вас за то, что отдали предпочтение бытовой технике REDMOND. REDMOND — это качество, надежность и неизменно внимательное отношение к пот...»

«Опубликовано “07”04 2015г. ИНФОРМАЦИОННАЯ БРОШЮРА Срочный вклад физических лиц “ВТБ – Национальный” 1. Общие условия вклада:1.1. Процентные ставки вклада (простые процентные ставки): Выплата суммы Минимальная сумма процентов 90 дней 180 дней 365 дней 500.000 драмов РА В конце срока...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. ПАСПОРТ РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ 2. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ 3. УСЛОВИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММЫ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ 4. КОНТРОЛЬ И ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ ОСВОЕНИЯ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ. 12 1. ПАСПОРТ РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ 1.1. Область применения программы Программа учебной дисциплины является част...»

«4 Аннотация В данной диссертационной работе предложена методика обессоливания водных растворов низкомолекулярных солей, основанная на использовании полимерных гидрогелей в режиме сжатия набухания. П...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.