WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Говард Пайл Пираты южных морей Говард Пайл «Пираты южных морей» Предисловие Меня давно занимает вопрос: почему крупица порочности придает столь восхитительный (и, прошу ...»

-- [ Страница 2 ] --

– Слышать ничего не желаю, – сурово отрезал капитан Мэнли. – Отправляйтесь в свою каюту, как я приказал, и оставайтесь там вплоть до моего особого распоряжения. А по возвращении в Нью-Йорк возьмите на себя труд рассказать отчиму о своем поведении.

Подобных беспорядков на борту своего корабля я не потерплю.

Барнаби Тру огляделся, но девушка уже исчезла. Ослепленный безумием, он не заметил, ни когда она ушла, ни куда. Что же до сэра Джона Мальо, тот стоял в свете фонаря с лицом белым как мел, и, не сомневаюсь, если бы взглядом можно было убивать, то грозный и зловещий взор, что он вперил в Барнаби Тру, наверняка сразил бы нашего героя прямо на месте.

После того как капитан Мэнли хоть немного привел Барнаби в чувство, бедолага наш согласно приказу поплелся в свою каюту, захлопнул за собой дверь и, как был в одежде, бросился на койку, совершенно раздавленный непомерным чувством унижения и отчаяния.

Не знаю уж, сколько времени он так лежал, таращась в темноту, но в конце концов, несмотря на все свое страдание и отчаяние, погрузился в зыбкий сон, не намного отстоящий, впрочем, от бодрствования, в котором его беспрестанно изводили красочные и неприятные видения, и, едва очнувшись от одного кошмара, он тут же погружался в следующий.

Внезапно нашего героя разбудил звук пистолетного выстрела, за которым последовал еще один, и еще, а затем послышались сильнейший удар, протяжный скрежет и, наконец, топот множества ног по палубе в направлении кормовой каюты. Оттуда раздались вопли и звуки борьбы, падений тел и жутких ударов о перегородки и переборки. В тот же миг воздух огласился женскими криками, которые перекрыл голос, явно принадлежавший сэру Джону Мальо и издавший вопль, полный величайшего отчаяния: «Негодяи! Проклятые негодяи!» А затем снова прозвучал пистолетный выстрел, в замкнутом пространстве каюты отдавшийся оглушительным взрывом.

Барнаби тут же вскочил на ноги, задержавшись только для того, чтобы схватить один из висевших у изголовья пистолетов, и бросился прямиком в кормовую каюту, в которой царила просто непроглядная тьма: висевший там фонарь, видимо, задули или разбили. Зато шум в каюте стоял страшный, и всеобщее смешение снова и снова пронзали душераздирающие женские вопли. Барнаби тут же очертя голову кинулся через двух или трех борющихся человек, катавшихся по палубе, однако споткнулся и с ужасным грохотом упал, выронив при этом пистолет, который, впрочем, немедленно подобрал.

Что означал весь этот адский шум, он по-прежнему не представлял, но тут до него откуда-то донесся крик капитана Мэнли:

– Ах ты, проклятый пират, задушить меня хочешь?

И тут Барнаби сообразил, что произошло: среди ночи на них напали пираты.

Взглянув в сторону межпалубной лестницы, Барнаби на фоне тьмы ночи вдруг увидал еще более темный силуэт человека, стоявшего посреди всей этой суматохи неподвижно, словно статуя, и в тот же миг инстинктивно понял: наверняка это и есть главный повар всего этого адского варева. Тогда юноша, все еще стоя на коленях, навел пистолет точно на грудь этой фигуры – так ему, во всяком случае, показалось, – и нажал на спусковой крючок.

При вспышке красного света, сопровождавшейся оглушительным грохотом, Барнаби увидел словно вырванное из тьмы широкое и плоское лицо с глазами навыкате; узкий лоб;

нечто похожее на огромный кровавый нарыв на виске; отделанную золотым галуном треуголку; красную ленту через грудь да блестящие медные пуговицы. А затем все вновь поглотила кромешная тьма.





Однако в следующий миг раздался дикий вопль сэра Джона Мальо:

– О боже! Это же Уильям Бранд! – И затем послышался звук падения чего-то тяжелого.

Когда глаза Барнаби вновь привыкли к темноте, он узрел, что черный неподвижный силуэт все так же маячит на том же самом месте. Ему пришло на ум, что он либо промахнулся, либо же перед ним нечто сверхъестественное, чему свинцовая пуля не в состоянии причинить вред. Но если увиденное им и вправду было привидением, то – если уж допускать подобное – выглядело оно так же отчетливо, как и любой живой человек.

И это было последним, что предстало перед взором нашего героя, ибо в следующий миг кто-то случайно или же намеренно – он так и не понял – с такой силой ударил Барнаби по голове, что перед глазами у него вспыхнуло сорок тысяч звездочек, после чего в голове у бедняги адски зашумело, и он провалился в небытие.

Вновь придя в чувство, Барнаби Тру обнаружил, что ему весьма умело и осторожно оказывают медицинскую помощь, омывая голову холодной водой и перевязывая ее с профессиональной сноровкой хирурга.

Сначала он даже не мог вспомнить, что произошло, пока не открыл глаза и не обнаружил, что находится в незнакомой каюте, великолепно обставленной и окрашенной в белый и золотой цвета. Ярко светил фонарь, а через иллюминатор пробивался свет зарождавшегося дня. Над ним склонились два человека: негр в полосатой рубашке, желтой косынке и с серебряными серьгами в ушах и белый в странной одежде иноземного покроя, с огромным отвисающими усами и при золотых серьгах.

Этот второй как раз и занимался раной Барнаби с такой осторожностью и сноровкой.

Это было первое, что наш герой ясно увидел после того, как пришел в сознание. Затем нахлынули воспоминания о событиях минувшей ночи, и голова юноши затрещала так, будто готова была разлететься на куски, и он снова закрыл глаза, прилагая величайшие усилия, чтобы громко не застонать. Однако он все же мысленно задался вопросом, что это за пираты такие, которые сначала изо всей силы бьют человека по голове, а потом проявляют о нем заботу, дабы вернуть к жизни, да еще устраивают со всяческими удобствами.

Он так и лежал с закрытыми глазами, собираясь с мыслями и дивясь про себя, пока ему не закончили должным образом накладывать повязку. Тогда он решился вновь открыть глаза и спросил, где находится.

Либо эти двое решили промолчать, либо же не знали английского, но ответа Барнаби так и не получил, за исключением жестов: белый, видя, что раненый пришел в чувство, три-четыре раза кивнул, улыбнулся, явив миру свои белоснежные зубы, а затем указал как будто бы в сторону салона. Негр же взял камзол нашего героя и так же жестами велел одеваться. Барнаби понял, что предстоит встреча с кем-то, в данный момент отсутствующим в каюте, поднялся, хотя это и стоило ему значительных усилий, и с помощью негра оделся, все еще испытывая сильное головокружение и слабость в ногах. Голова юноши буквально раскалывалась, а палуба перед ним раскачивалась, словно во время шторма.

Так, в полуобморочном состоянии, он прошел в соседнее помещение, и там действительно оказался изящный салон, также окрашенный в белый и золотой цвета, как и только что оставленная им каюта, великолепно отделанный, с полированным столом из красного дерева во всю длину да подвесной полкой со множеством бутылей и хрустальных бокалов.

За столом спиной к нашему герою сидел мужчина в грубом бушлате и красной косынке на шее. Вытянув ноги, он покуривал трубку с самым беззаботным видом.

При появлении Барнаби он обернулся, и, к величайшему удивлению нашего героя, перед ним в свете фонаря и лившегося через световой люк уже во всю занимавшегося рассвета предстал лик того самого человека, который той достопамятной ночью возглавлял загадочную экспедицию через Кингстонскую гавань к Рио-Кобра.

Секунду-другую он спокойно смотрел на Барнаби Тру, а затем вдруг расхохотался. И действительно, Барнаби, с этой своей повязкой на голове, вид, должно быть, имел весьма курьезный: настолько искренне юноша изумился, обнаружив, кем был пират, в чьи лапы он угодил.

– Ну, – начал тот, – раз уж ты наконец поднялся и особого вреда тебе не причинили, я спокоен. Как голова, мой юный друг?

Барнаби ничего не ответил, но, продолжая испытывать как изумление, так и головокружение, уселся за стол напротив говорившего, который тут же подвинул к нему бутыль с ромом, а с покачивавшейся наверху полки достал стакан.

Пират подождал, пока Барнаби наполнит его, а затем заговорил:

– Осмелюсь предположить, ты считаешь, что с тобой обошлись весьма дурно, хорошенько огрев прошлой ночью. Да уж, веселого в этом мало, и, признаться, я не имею ни малейшего понятия, кто долбанул тебя по голове. Что ж, приношу свои извинения за содеянное, но, можешь мне поверить, относительно тебя у нас были исключительно добрые намерения, и пока ты будешь оставаться с нами, сам неоднократно убедишься в правдивости моих слов.

Здесь он остановился, глотнул грога и продолжил:

– Помнишь ли ты нашу экспедицию в Кингстонской гавани и какое разочарование постигло всех нас той ночью?

– О да, – ответил Барнаби, – уж я-то этого не забуду.

– А помнишь ли ты, что я сказал этому негодяю, Джону Мальо, когда он проплывал мимо нас?

– Насчет этого не могу ничего утверждать, но если вы скажете, то наверняка вспомню.

– Что ж, я напомню. Я сказал, что негодяй снова утер нам нос, но в следующий раз наступит наш черед, даже если ему на подмогу выйдет из ада сам Уильям Бранд.

– Теперь я припоминаю что-то в этом роде, но по-прежнему не понимаю, куда вы клоните.

Собеседник некоторое время смотрел на него с хитрецой, склонив голову набок и прищурив глаза, затем, словно наконец удовлетворившись, разразился смехом.

– Глянь-ка сюда, – сказал он, – я тебе кое-что покажу. – И он отодвинулся в сторону, явив взору юноши пару чемоданов, или же небольших кофров, с медными заклепками – столь похожих на те, что сэр Джон Мальо принес на борт «Прекрасной Елены» в Ямайке, что у Барнаби не возникло и сомнений: это именно они и есть.

У нашего героя и без того имелись весьма сильные подозрения относительно их содержимого, и он еще более утвердился в них, когда увидел, как сэр Джон Мальо побледнел после его угрозы рассказать всем правду, да и злобное выражение лица баронета обещало юноше скорую гибель, осмелься он сие разгласить. Но, бог мой, чем оказались все эти подозрения и даже уверенность по сравнению с тем, что открылось глазам Барнаби Тру, когда его собеседник поднял крышки чемоданов, замки которых были уже взломаны, и откинул их одну за другой, явив тем самым изумленному взору молодого человека несметное сокровище золота и серебра! Бо льшая его часть, впрочем, была упакована в кожаные мешочки, однако еще множество монет, больших и маленьких, желтых и белых, было беспорядочно разбросано, словно то были всего лишь какие-то бобы, наполняя чемоданы до самого верху.

От увиденного Барнаби лишился дара речи. Не знаю уж, дышал ли он или же нет, но, можете не сомневаться, юноша сидел да таращился на эти дивные сокровища, словно в трансе, пока наконец после нескольких секунд демонстрации богатства незнакомец не захлопнул крышки и не разразился хохотом, вследствие чего наш герой мигом пришел в себя.

– Ну, что скажешь? – поинтересовался незнакомец. – Разве не стоят эти богатства того, чтобы стать пиратом? Однако, – продолжил он, – я прождал тебя столь долго не для того, чтобы показать сие, но чтобы сообщить тебе: ты не единственный пассажир на борту, есть и еще один, которого я должен поручить твоей заботе и опеке – согласно полученным мною распоряжениям. Так что, если ты готов, мой юный друг, я приведу ее немедленно.

Он выждал немного, давая Барнаби возможность ответить. Однако наш герой молчал, и тогда пират поднялся, убрал бутыль с ромом и стаканы и направился по салону к двери, подобной той, через которую Барнаби немногим ранее вошел. Затем он ее открыл и через секунду-другую, бросив кому-то за дверью несколько слов, вывел оттуда девушку, которая очень медленно прошла в салон, где Барнаби все так же сидел за столом.

Это была мисс Марджери Мальо, весьма бледная и выглядевшая потрясенной, что и неудивительно, если вспомнить, сколько всего обрушилось на нее.

Барнаби Тру так и не понял, было ли последовавшее удивительное плавание долгим или коротким, длилось ли оно три дня или же все десять. Только представьте себе двух человек во плоти и крови, постоянно обитающих и перемещающихся в окружении, не многим отличающемся от кошмарного сна, но при этом столь упивающихся своим счастьем, что вся вселенная вокруг них не имеет никакого значения! Можно ли при таких обстоятельствах сказать, долго или коротко длилось путешествие? А время во сне – оно течет быстро или медленно?

«Она, бывало, сидела совершенно неподвижно, позволяя Барнаби смотреть в ее глаза».

Бригантина, на которой они плыли, была приличных размеров и довольно прочная, а что касается команды… Никогда еще Барнаби не доводилось встречать столь странного и диковинного сборища. Здесь были люди всех цветов кожи: белые, желтые, черные – и все разодетые в яркие цвета да с золотыми серьгами в ушах.

Кто с длиннющими усами, кто в косынках, и все разговаривали на языке, которого Барнаби Тру не понимал:

предположительно, на португальском, насколько он разобрал по одной-двум фразам. И весь этот загадочный, странный экипаж – из тех еще авантюристов, походивших на порождение ночного кошмара, – казалось, совершенно не обращал внимания ни на Барнаби, ни на юную леди. Может, время от времени они и поглядывали на влюбленных краешком глаза, но не более того. Лишь тот, кто являлся капитаном сей разношерстной команды, порой обменивался с Барнаби парой слов о погоде или о чем-нибудь еще, когда заглядывал в салон смешать стакан грога или выкурить трубку, а затем вновь уходил на палубу по своим делам.

А в остальном наш герой и девушка целиком были предоставлены самим себе, чем они и наслаждались, никем не тревожимые.

Что до Марджери, она абсолютно не выказывала каких-либо видимых признаков страха, лишь недолгое время была молчаливой и тихой, пока не оправилась от пережитого потрясения. Похоже, этот нелюдь, ее дедушка, своей тиранией и насилием столь сломил дух внучки, что ее не задевало ничто из окружавшего, как это наверняка произошло бы с другими, обычными людьми.

Однако такое было лишь поначалу, затем же лик девушки начал необычайно проясняться, словно наполняясь светом, и она, бывало, сидела совершенно неподвижно, позволяя Барнаби смотреть – не знаю уж, сколь долго, – в ее глаза. Тогда лицо Марджери преображалось, а губы оживали в улыбке, и оба, как говорится, дышать не смели, а лишь слушали в теплом и ярком свете солнца доносившийся до них, словно из какой-то дали, заморский говор команды или же скрип такелажа при подъеме парусов.

Удивительно ли, в таком случае, что Барнаби потом не мог вспомнить, сколь долгим было это плавание?

Ему казалось, что их чудесное путешествие длилось словно бы вечность. Так что можете себе представить, как был поражен Барнаби, когда однажды утром он вышел на палубу и обнаружил, что бригантина неподвижно стоит на якоре близ Статен-Айленда: на берегу небольшая деревушка, а через гладь воды ясно виднеются знакомые очертания крыш и дымоходов Нью-Йорка.

То было последнее место на земле, которое он ожидал увидеть.

И действительно, казалось странным вот так находиться весь день у Статен-Айленда:

Нью-Йорк был на расстоянии едва ли не вытянутой руки, но по-прежнему оставался все таким же недосягаемым. Ибо, хотел Барнаби Тру сбежать или же нет, но он не мог не видеть, что за ним и девушкой внимательно наблюдают, так что оба были все равно что пленники в трюме со связанными руками и ногами.

Весь тот день на борту бригантины царила какая-то загадочная суета, а затем в город отправилась парусная шлюпка, неся капитана и прикрытый парусиной некий объемистый груз на корме. Барнаби тогда не понял, что же таким образом было доставлено в город.

Шлюпка вернулась лишь на закате.

Стоило солнцу коснуться морской глади, и капитан вновь был на борту корабля.

Встретив Барнаби на палубе, он попросил его пройти в салон, где они застали юную леди.

Через люк лился свет заката и внутри было весьма красочно.

Капитан велел Барнаби сесть, поскольку намеревался сообщить ему нечто важное.

Как только тот занял место рядом с девушкой, пират очень серьезно начал, в качестве вступления объявив следующее:

– Ты наверняка считаешь меня капитаном сей бригантины, мой юный джентльмен, но на деле я таковым не являюсь, а нахожусь в подчинении, и все сделанное мною было лишь выполнением распоряжений, полученных от лица вышестоящего. И теперь мне осталось выполнить лишь один, но самый важный из всех приказ. – Далее он рассказал, что Барнаби и девушку забрали с «Прекрасной Елены» отнюдь не по случайности, но согласно плану, разработанному головой поумнее его собственной и претворенному в жизнь тем, кому он должен безоговорочно подчиняться. Пират выразил надежду, что и Барнаби, и юная леди по своей воле выполнят то, к чему их сейчас призовут, однако, независимо от их желания и готовности, сделать это они обязаны, ибо таково повеление того, кого нельзя ослушаться.

Неудивительно, что при этих словах наш герой затаил дыхание. Однако, каковы бы ни были его ожидания, действительность превзошла даже самые из них.

– Мне приказано сделать следующее, – объявил главарь пиратов. – Я должен доставить тебя и юную леди на берег и проследить, чтобы вы обвенчались, прежде чем я покину вас.

Для этой цели был выбран, приглашен и сейчас, вне всяких сомнений, дожидается вашего прибытия добрейший, скромный и честный священник, проживающий на берегу вон в той деревне. Таковы данные мне указания, и это последнее, что я должен исполнить. А сейчас я оставлю вас одних на пять минут, дабы вы обсудили сказанное мною. Однако поторопитесь, ибо хотите вы того или нет, сие все равно придется сделать.

С этим он вышел, как и обещал, оставив их вдвоем – окаменевшего от изумления Барнаби и юную леди с опущенным лицом, в угасающем свете дня пылающим словно пожар.

Не могу донести до вас в точности те слова, с которыми обратился Барнаби к девушке, поведаю лишь, что он в величайшем волнении и, казалось бы, без всякого вступления и завершения заявил Марджери, что одному лишь Богу ведомо, как он ее любит, любит всем сердцем и душою, и что для него во всем мире не существует никого, кроме нее одной, но если же ей не по нраву приказ незнакомца, если она не желает выйти за него замуж, то он скорее умрет, нежели позволит принуждать возлюбленную к тому, чему противна ее воля. Но все же она должна высказаться и ответить ему «да» или «нет», и Бог свидетель: он отдал бы весь мир, лишь бы услышать «да».

Все это и даже еще больше Барнаби выложил девушке столь бессвязно и сумбурно, что в речи его вряд ли прослеживалась хоть какая логика, а Марджери сидела, не осмеливаясь поднять глаза, и грудь ее вздымалась и опадала, словно она задыхалась. И я не могу с точностью вам передать, что же именно она ответила ему – знаю лишь, что девушка согласилась выйти за него. В ответ Барнаби обнял ее и поцеловал в губы, и сердце его сладко таяло в груди.

Вскорости капитан вернулся в салон и обнаружил, что Барнаби сидит и держит Марджери за руку, лицо ее стыдливо опущено, а сердце юноши стучит, словно молот. И понял он, что все улажено, как то и требовалось. Тогда он пожелал им обоим счастья и пожал Барнаби руку.

Когда они вышли на палубу, шлюпка уже была готова и покачивалась на волнах у борта, так что молодые люди не мешкая спустились и заняли места. Их довезли до берега, и вскоре они уже шли во тьме по деревенской улочке – причем Марджери вцепилась в руку жениха, словно вот-вот готовая упасть в обморок; а следом шествовал капитан бригантины с двумя своими людьми. И так они добрались до дома священника, который поджидал их, прохаживаясь теплым вечерком перед дверьми и покуривая трубку. Священник немедленно провел их к себе, его жена принесла свечу, и в присутствии двух жителей деревни он задал молодым людям несколько вопросов: как их зовут, сколько им лет, откуда они родом. По завершении церемонии всеми присутствующими надлежащим образом было подписано свидетельство, за исключением членов команды бригантины, наотрез отказавшихся прикладывать свою руку к какому-либо документу.

Та же шлюпка, что днем доставила капитана в город, поджидала их у места высадки, и капитан, пожелав новобрачным удачи и обменявшись сердечным рукопожатием с Барнаби, оттолкнул ее от берега. Они развернулись и поплыли с попутным ветром, оставив в ночи всех этих загадочных людей.

Пока молодожены мчались во тьме, до них донесся скрип такелажа поднимаемых парусов бригантины, и им стало понятно, что она готовится вновь уйти в море. Никогда больше Барнаби не встречал этих людей, равно как и, насколько мне известно, никто другой тоже ни разу не видел их.

Почти в полночь новобрачные добрались наконец до причала мистера Хартрайта в начале Уолл-стрит, так что улицы были уже темны, безмолвны и пустынны, когда они шли к дому Барнаби.

Можете представить себе удивление добрейшего отчима Барнаби, когда он, облаченный в домашний халат и с фонарем в руке, отпер дверь и узрел того, кто поднял его с постели в столь поздний час, и юную прекрасную леди, которую Барнаби привел с собой.

Первой мыслью его было, что «Прекрасная Елена» пришла в порт, и Барнаби не вывел отчима из заблуждения немедленно, но подождал, пока они не уединятся в безопасности, и лишь тогда поведал свою удивительную и чудесную историю.

– Это оставили для тебя сегодня днем два иностранных моряка, Барнаби, – сказал добрый старик и со свечой в руке прошел через залу. У деревянной обшивки рядом с дверью в столовую взору нашего героя предстал некий предмет.

Барнаби не смог удержаться и вскрикнул от изумления, ибо предметом этим оказался один из двух чемоданов с сокровищами, которые сэр Джон Мальо увез с Ямайки, а потом пираты захватили на «Прекрасной Елене». Что до мистера Хартрайта, то он не имел ни малейшего понятия о его содержимом.

Через день в порт прибыла и сама «Прекрасная Елена», принеся с собой ужасную весть не только о ночном нападении пиратов, но и о смерти сэра Джона Мальо. Уж не знаю, что послужило тому причиной: потрясение ли, которое он испытал, когда перед ним внезапно предстал в ночи призрак его старого капитана, которого он самолично убил и полагал мертвым и погребенным; или же припадок гнева, несомненно расстроивший разум баронета, когда пираты покинули «Прекрасную Елену», уведя с собой его внучку и Барнаби, а также прихватив его чемоданы; как бы то ни было, сэра Джона Мальо обнаружили лежащим на палубе в припадке, с пеной у рта и почерневшим лицом, словно он задыхался. Его отнесли в постель, где он и скончался около десяти часов следующего утра, так и не открыв глаза и не произнеся ни слова.

Что касается его мерзкого слуги, то впоследствии его больше и не видели. Либо он сам прыгнул за борт, либо же его скинули напавшие на судно пираты – кто знает?

После рассказа пасынка мистер Хартрайт пребывал в сильнейших сомнениях касательно права собственности на чемодан с сокровищами, оставленный для Барнаби теми моряками, однако весть о смерти сэра Джона Мальо весьма упростила решение проблемы.

Ибо, если даже сокровища эти и не принадлежали Барнаби, то, несомненно, его молодая жена была законной наследницей своего дедушки. Так-то вот огромное состояние (при подсчете сумма превысила шестьдесят три тысячи фунтов) и попало в руки Барнаби Тру, внука известного пирата Уильяма Бранда. Английское же поместье в Девоншире, за неимением у сэра Джона Мальо потомков мужского пола, отошло капитану Мальо, того самого, за которого должна была выйти юная леди.

О втором же чемодане с сокровищами так никогда более и не услышали. Барнаби лишь терялся в догадках, что с ним стало: поделили ли его содержимое как трофей пираты сразу же, или же увезли в далекие заморские земли, чтобы произвести дележ там.

На этом наша правдивая история и заканчивается. Вы наверняка спросите: а какова природа того необычайного явления, что предстало ночью на захваченном пиратами корабле во вспышке пистолетного выстрела? Иными словами, был ли то призрак капитана Бранда или же он сам во плоти? Сие нам не известно; можем лишь сообщить читателям, что с того самого дня, когда в 1733 году на берегу реки Рио-Кобра коварный капитан Джон Мальо выстрелил в Уильяма Бранда, о последнем более не было никаких известий.

Глава III С буканьерами Отчет о некоторых приключениях, выпавших на долю Гарри Мостина под командованием капитана Генри Моргана в 1665–1666 годах Хотя наше правдивое повествование в большей степени касается пленения в гавани Порто-Белло флагманского корабля испанской флотилии и освобождения мсье Симона, его жены и дочери (что было успешно осуществлено прославленным буканьером капитаном Морганом), мы, тем не менее, будем исходить из раннего периода биографии некоего мистера Гарри Мостина, которого мои уважаемые читатели и могут, коли будет на то их воля, считать героем событий, описанных на сих страницах.

В 1664 году отец нашего героя отплыл из английского Портсмута на Барбадос, где владел крупной плантацией сахарного тростника. Он взял с собой жену и восьмерых детей, их которых наш мастер Гарри был пятым. Это был здоровый крепкий парень, никоим образом не подходящий для уготованной ему родителями церковной карьеры. К моменту начала нашей истории Гарри, хотя и едва только достиг шестнадцати лет, был таким рослым, что выглядел на все двадцать и вдобавок отличался столь безрассудным и отчаянным нравом, что не существовало ни одного опасного и озорного приключения, в котором отрок сей не принял бы участия.

В те времена в той части Америки только и говорили, что о капитане Моргане да о том поразительном успехе, который сопутствовал ему в акциях против испанцев.

Сей выдающийся пират некогда честно работал на сахарном заводе мистера Роллса на Барбадосе. Когда же срок его контракта закончился, Генри Морган, не слишком уважая закон и отличаясь неудержимой тягой к приключениям, присоединился к шайке головорезов. Они приобрели каравеллу с тремя пушками и вступили на стезю пиратства, на которой им сопутствовала просто невероятная удача.

Примечательно, что мастер Гарри очень хорошо знал сего человека, в бытность службы того приказчиком на сахарной пристани мистера Роллса: он прекрасно помнил этого высокого, широкоплечего и крепкого мужчину, краснощекого, с толстыми губами, голубыми глазами навыкате и волосами рыжими что твой каштан. Генри Морган всегда отличался дерзким и грубым нравом, но кто мог подумать, что он вскоре станет прославленным флибустьером.

Его деяния были на устах у всех местных жителей вот уже более года, когда (дело было во второй половине 1665 года) капитан Морган, проведя весьма успешную операцию против испанцев в заливе Кампече – где он захватил у серебряной флотилии несколько ценных трофеев, – прибыл на Барбадос, дабы подготовиться к следующей авантюре и завербовать новобранцев.

Вместе с несколькими другими авантюристами он приобрел судно грузоподъемностью около пятисот тонн, которое они замыслили переделать в пиратский корабль, прорезав бойницы для орудий и установив на верхней палубе три-четыре карронады – короткоствольные облегченные пушки малой дальности. Название кораблю было дано, с позволения сказать, «Добрый самаритянин» – более неуместного имени для подобного плавающего средства и представить нельзя: ведь ему было уготовано отнюдь не исцелять раны, но стать прикрытием, под которым нечестивцы сии намеревались причинять разорение.

Авантюры подобного рода были совершенно во вкусе нашего героя, и потому, прихватив с собой узелок с одеждой, без единого шиллинга в кармане, он отправился в город на поиски капитана Моргана. Юный Гарри обнаружил великого пирата обосновавшимся на постоялом дворе в окружении небольшого сборища оборванцев да головорезов, весьма громко разговаривавших и поглощавших ром стакан за стаканом так, словно то была лишь подслащенная вода.

И в какого же красавца превратился Генри Морган! Сколь разительно бравый буканьер отличался от жалкого неприметного приказчика с сахарной пристани! Сколько на нем было золотой тесьмы! А какая чудесная испанская сабля с серебряным эфесом! А уж яркая бархатная перевязь с тремя отделанными серебром пистолетами! Если до сей поры, мастер Гарри еще не решился окончательно стать пиратом, то подобное зрелище великолепия разом избавило его от всех сомнений.

Наш герой попросил славного воителя отойти с ним в сторонку, и когда они укрылись за углом, поделился с ним задуманным и изъявил желание завербоваться в предстоящую экспедицию джентльменом удачи. В ответ на это наш пиратский капитан разразился хохотом и, весьма ощутимо хлопнув юного Гарри по спине, не стесняясь в выражениях, поклялся сделать из него настоящего мужчину, поскольку никуда не годится превращать столь отменный материал в какого-то там священника.

Капитан Морган оказался верен своему слову, ибо когда «Добрый самаритянин» с попутным ветром отплыл на Ямайку, среди авантюристов на его борту был и мастер Гарри.

Доведись вам увидеть Порт-Ройял, каковым он выглядел в 1665 году, вы бы, несомненно, нашли представшее зрелище весьма достойным внимания. В то время там не было ни красивых домов, ни огромных кирпичных контор, каковые можно встретить сегодня, но лишь скопления на улицах деревянных да плетеных лачуг, залезающих одна на другую и украшенных столь яркими флажками да тряпками, что перед ними померкла бы сама описанная Джоном Баньяном в «Путешествии пилигрима» Ярмарка тщеславия. Сюда стекались все пираты и буканьеры, коими кишели те края: драли глотки, ругались на чем свет стоит, играли в карты да беззаботно спускали денежки, пока, быть может, смерть от лихорадки не прекращала их веселье. Ибо небо в тех знойных широтах сплошь затянуто облаками, так что жара стоит что под одеялом, и когда показывается солнце, лучи его припекают дымящиеся пески, и дома превращаются в духовки, а улицы – в топки; поэтому не удивительно, что люди там мерли, как мухи. Но, казалось, местное население это совершенно не заботило, и повсюду пред вашим взором предстало бы множество раскрашенных женщин, евреев, купцов да лихих пиратов в кричащих нарядах из алых шарфов, золотых галунов и прочего глупого тряпья, которые все как один беспрестанно дрались меж собой, проигрывали в карты и выменивали сокровища ограбленных испанцев.

Здесь прибывшего капитана Моргана ожидал весьма сердечный прием и послание от губернатора с просьбой посетить его превосходительство при первом же удобном случае.

Прославленный пират, не теряя времени, взял с собой нашего героя (к которому он уже весьма привязался) и отправился с визитом к сэру Томасу Модифорду, занимавшему в сем пристанище греха пост королевского губернатора.

Его превосходительство принял их в огромном мягком кресле в тени планчатой веранды с вымощенным кирпичом полом. По причине жары он был облачен лишь в рубашку, бриджи, чулки да тапочки. Губернатор попыхивал сигарой неимоверных размеров, а рядом с ним на столе стоял кубок с коктейлем из сока лайма, воды и рома. В укрытии сем действительно было прохладно и весьма приятно: сильный морской бриз задувал меж планок, из-за чего они то и дело поскрипывали, да шевелил длинные, до плеч, волосы сэра Томаса.

В тот день, доложу я вам, Генри Морган и губернатор беседовали об освобождении некоего мсье Симона, которого вместе с женой и дочкой захватили испанцы.

Сей джентльмен удачи (я имею в виду мсье Симона) несколькими годами ранее был назначен буканьерами на пост губернатора острова Санта-Катарина. Место это изначально было основательно укреплено испанцами, но затем его захватили пираты, кои и утвердились на нем, изводя коммерцию в тех водах до такой степени, что ни одной испанской флотилии не удавалось избежать нападений. В конце концов испанцы, более не силах сносить подобные бесчинства, направили против флибустьеров огромный флот, дабы выжить их из островной крепости. Это им удалось, и Санта-Катарина вновь оказалась в их руках – вместе с губернатором, его женой, дочерью, а также всем буканьерским гарнизоном.

Победители сослали гарнизон этот кого на галеры, кого на рудники, а кого и вовсе бог знает куда. Губернатору же – мсье Симону – предстояло отправиться в Испанию, дабы предстать там перед судом за пиратство.

Новость об этом, доложу я вам, еще только-только достигла Ямайки – посредством испанского капитана, некоего дона Родригеса Сильвы, который, помимо прочего, вез еще и депеши испанских властей касательно данного дела.

Таково вкратце и было содержание состоявшегося в тот день разговора, и пока наш герой и его капитан возвращались из губернаторской резиденции на постоялый двор, где они остановились, буканьер объявил своему спутнику, что намерен нынче же заполучить упомянутые депеши у испанского капитана, даже если для этого потребуется применить силу.

Все это, как вы уже наверняка догадались, было предпринято исключительно по причине дружбы, кою губернатор и капитан Морган водили с мсье Симоном. И этого и вправду было не отнять – до чего ж поразительно честны и преданны были сии порочные джентльмены в отношениях друг с другом. Ибо, да будет вам известно, и губернатор Модифорд, и мсье Симон, и буканьеры – всё это были одного поля ягоды, в те времена представители власти сплошь и рядом имели свою долю с пиратства и держались друг друга, словно были честнейшими людьми на свете. Поэтому-то Генри Морган и был столь решительно настроен вызволить мсье Симона из испанского плена.

Вернувшись на постоялый двор после встречи с губернатором, капитан Морган обнаружил на оном несколько своих компаньонов из числа тех, кто обыкновенно болтался там, дабы присутствовать при его персоне: одни были из команды «Доброго самаритянина», другие ошивались поблизости в надежде заполучить какую-нибудь выгоду, третьи – просто оборванцы, слетавшиеся на блеск его славы и мечтавшие, дабы их считали его последователями. Удачливый пират почти всегда имел подобную небольшую свиту.

Отобрав с десяток из этих плутов, капитан Морган уведомил их о своем намерении – найти упомянутого испанского капитана и потребовать у него документы – и призвал их следовать за собой.

С подобным эскортом буканьер и выступил на улицу: по одну руку от него шествовал его лейтенант, корнуоллец по имени Бартоломью Дэвис, а по другую – наш герой. Так они шатались по городу не менее часа, прежде чем обнаружили испанского капитана. Уж не знаю, чем сие можно объяснить: дошел ли до того слух, что его разыскивает сам капитан Морган, либо же он просто почувствовал себя весьма неуютно, оказавшись в кишащей врагами местности, но испанец сей счел за благо схорониться, и буканьеры прочесали едва ли не весь город, пока им наконец не удалось установить, что предмет их поисков скрывается в гостинице, принадлежавшей португальскому еврею. Туда-то они и направились, и капитан Морган совершенно спокойно и невозмутимо, с толпой галдящих приверженцев за спиной, вошел в помещение.

Внутри было довольно темно, свет исходил лишь от дверей да двух прикрытых жалюзи окошек на фасаде.

В сем сумрачном и душном месте – мягко говоря, не слишком просторном – за столиками с выпивкой сидели человек двенадцать-пятнадцать весьма гнусного вида, коих обслуживали еврей и его жена. Нашему герою не составило труда определить, кто из присутствующих является капитаном Сильвой, ибо на него не только устремил воинственный взгляд капитан Морган, но и одет был сей испанец со значительно большей разборчивостью и изыском, нежели остальные.

Пиратский капитан подошел к нему и потребовал немедленно отдать ему депеши, а тот ответил на такой немыслимой тарабарщине из испанского и английского, что понять его совершенно не представилось возможным. Пират же, в свою очередь, провозгласил, что бумаги эти ему крайне необходимы, и он получит их, чего бы это ни стоило, и в подтверждение своих слов выхватил из перевязи пистолет и приставил его к голове испанца.

После сей действенной угрозы жена владельца гостиницы зашлась в истошном вопле, сам же еврей, словно безумный, принялся заклинать пиратов не разрушать у него на глазах его собственный дом.

Наш герой глазом моргнуть не успел, как гостиница вдруг превратилась в шумное поле битвы. Повсюду засверкали ножи, а затем буквально у него над ухом прогремел пистолетный выстрел, и он замер оглушенный, услышав чей-то пронзительный крик, но так и не поняв, враг ли то стрелял или друг. Затем раздался еще один выстрел, окончательно оглушив мастера Гарри: потом у бедняги целый час звенело в ушах. Комнату заволокло пороховым дымом, воздух оглашался звуками ударов, проклятьями, воплями и лязганьем ножей.

Когда мастер Гарри, которому для сей битвы не доставало отваги, равно как и личной заинтересованности в споре, начал пробираться к выходу, какой-то маленький португалец, сморщенный и проворный, словно обезьяна, нырнул под стол и ткнул было ему в живот огромным ножом, который, достигни злой умысел своей цели, несомненно положил бы конец всем его приключениям. Оказавшись в такой опасности, Гарри схватил увесистый стул, швырнул его в своего противника, уже изготовившегося к следующей атаке, и бодро ринулся к дверям, каждый миг ожидая получить меж ребер удар клинком.

Снаружи уже собралась значительная толпа и шум беспорядков привлекал все больше народу. Юноша стоял среди зевак, дрожа словно осиновый лист и обливаясь холодным потом, не в силах успокоиться после чудесного избавления.

Однако ни в коем случае не следует считать нашего героя трусом, ибо, как вы должны помнить, к тому времени ему едва минуло шестнадцать лет, да к тому же то была первая передряга подобного рода, в которую он оказался вовлеченным. Впоследствии, и вы это увидите, Гарри продемонстрировал изрядное мужество.

Пока он стоял там, силясь прийти в себя, суматоха внутри продолжалась; и вдруг из дверей почти одновременно выскочили два человека, за которыми тут же последовала толпа сражающихся. Одним из них был капитан Сильва, а другим, гнавшимся за ним, капитан Морган.

Толпа у крыльца расступилась, и испанский капитан, сообразив, что перед ним открылся путь к бегству, с невероятной скоростью бросился через улицу в проход на противоположной стороне. Видя, что добыча вот-вот от него ускользнет, капитан Морган выхватил пистолет и мгновенно выстрелил в убегающего испанца – да так метко, хоть улица уже и была полна народу, что тот кулем рухнул в сточную канаву. Дернувшись раз-другой, несчастный затих.

При звуке выстрела толпа с воплями рассеялась по сторонам, и через разом опустевшую улицу капитан Морган направился к своей поверженной жертве, все еще держа в руке дымящийся пистолет. Наш герой следовал за ним по пятам.

Никогда прежде бедняга Гарри не видел, чтобы вот так, прямо у него на глазах, убили человека, всего лишь мгновение назад бывшего полным жизни – ибо, когда Морган перевернул испанца на спину, юноша тут же понял, хоть и совершенно не имел опыта в подобных делах, что тот мертв. То и вправду было отталкивающим зрелищем для него, едва ли вышедшего из детского возраста. Гарри стоял как вкопанный, с подергивающимися пальцами и дрожащими членами, сам не зная даже сколь долго, уставившись в мертвое лицо.

Тем временем вокруг них снова начала собираться толпа.

Что до капитана Моргана, то он хладнокровно и неспешно приступил к делу, расстегнув жилет и рубаху только что убитого им человека, и пальцы его при этом ничуть не дрогнули. На шее мертвеца на бечевке болтались золотой крест и серебряные медальоны.

Морган с треском сорвал их и протянул позвякивающие безделушки Гарри, взявшему их такими непослушными руками, что он едва смог удержать добычу.

Документы Морган обнаружил в бумажнике во внутреннем нагрудном кармане жилета.

Он изучил их один за другим, удовлетворившись, перевязал снова и убрал бумажник со всем содержимым к себе в карман.

Затем он впервые взглянул на юного Гарри, который и вправду являл собой сущее воплощение ужаса и смятения. Рассмеявшись и засунув пистолет обратно в кобуру на перевязи, Морган звучно хлопнул беднягу по спине и воззвал к его мужеству – мол, подобного ему еще предстоит наглядеться.

Однако несчастному мастеру Гарри было отнюдь не до смеха, и прошло еще несколько дней, прежде чем образ мертвого испанца перестал всплывать у него перед глазами. Когда же он со своими товарищами шествовал по улице назад, оставив позади толпу и мертвое тело, дожидавшееся прихода друзей Сильвы, в ушах у него все еще гудело и звенело от пистолетных выстрелов, столь оглушительных в замкнутом пространстве гостиницы, а со лба ручьями стекал пот, и он все не мог понять, было ли произошедшее реальным, или же то был лишь сон, от которого он вот-вот очнется.

Захваченные путем убийства документы, должно быть, всецело удовлетворили капитана Моргана, ибо, нанеся вторичный визит губернатору Модифорду тем же вечером, наутро он уже поднял якорь и двинулся к Дарьенскому заливу. Они курсировали в тех водах недели две совершенно безрезультатно, так и не натолкнувшись ни на одно судно, пока наконец не нагнали каравеллу, следовавшую из Порто-Белло в Картахену, которую и захватили. Обнаружив, что она гружена всего лишь сыромятной кожей, пираты продырявили ее и затопили, находясь при том километрах в ста от Картахены. От капитана каравеллы они узнали, что серебряная флотилия стоит в гавани Порто-Белло, ожидая перемены ветра для отплытия в Испанию. Помимо сих сведений, и весьма кстати, испанцы сообщили пиратам, что мсье Симон с женой и дочерью содержатся на борту флагманского корабля, который называется «Святая Мария Вальядолидская».

Заполучив сии немаловажные сведения, капитан Морган решил направиться прямиком в залив Санто-Бласо, где можно было спокойно укрыться за одноименным мысом, не опасаясь быть обнаруженным (в описываемое время та часть материка была совершенно безлюдна), находясь при этом в каких-то ста – ста десяти километрах от Порто-Белло.

Благополучно прибыв на стоянку, капитан немедленно объявил товарищам о своих намерениях, которые заключались в следующем.

Надеяться провести свой корабль в гавань Порто-Белло и атаковать испанский флагманский корабль посреди вооруженной флотилии было, естественно, неразумно. Посему требовалось применить некую хитрость, а не идти напролом. После сего вступления Морган объявил, что собирается отправить одну из корабельных шлюпок в Порто-Белло, в надежде, что это как-либо поможет им: либо в достижении цели, либо же в сборе дальнейшей информации. Поделившись сим замыслом, он призвал добровольцев, которые осмелились бы принять участие в вылазке, откровенно заявив, что никого не будет принуждать против воли, ибо даже при благоприятном исходе предстоит крайне отчаянная авантюра, единственным достоинством коей являлось то, что принявшие в ней участие добьются великой славы и, быть может, захватят весьма значительную добычу.

И таково было неимоверное влияние сего храбреца на своих товарищей, и такова была их вера в его ловкость и хитрость, что вызваться на сие предприятие не решились лишь человек десять, все же остальные изъявили желание принять в нем участие.

Из этих добровольцев капитан Морган отобрал двадцать – среди прочих и нашего мастера Гарри – и затем условился со своим лейтенантом, что ежели по истечении трех дней от их экспедиции не будет никаких вестей, то он должен будет отплыть на Ямайку и ожидать там. Так началась великая авантюра, которая, хотя до сего времени и не предавалась огласке, быть может, оказалась самой дерзкой и отчаянной из всех, что прославили его имя. Ибо маленькая лодка, на борту которой находилось всего лишь двадцать человек, отважно вошла в гавань, охраняемую третьей по мощи в Испанских морях крепостью, самоуверенно рассчитывая вырвать испанский флагманский корабль из гущи целой вооруженной до зубов флотилии. Как вы полагаете, сколь много нашлось бы в целом свете людей, которые отважились бы на подобное?

Но вот что интересно: сей великий буканьер, если и предпринимал авантюры столь отчаянные, как эта, то всегда продумывал их так основательно, что они никогда полностью не проваливались. Более того, сама отчаянность его успешных акций была таковой природы, что никто и заподозрить не мог, что на подобное кто-то осмелится, и, соответственно, неприятель никогда не был готов к нападениям. Да уж, если бы Генри Морган ходил под королевским флагом и придерживался правил ведения честной войны, то мог бы стать столь же великим и прославленным, как сам адмирал Роберт Блейк.

Однако сие лишь лирическое отступление. Теперь же я должен донести до вас, что шлюпка, в которой плыл капитан Морган со своими двадцатью товарищами, к вечеру достигла Сальмединского мыса. Оказавшись в поле видимости гавани, они разглядели на стоянке серебряную флотилию, а на расстоянии километров двух от нее, при входе в бухту, два боевых корабля охранения и вооруженную галеру. Разведав обстановку, пираты спустили парус и погребли вдоль побережья, прикинувшись испанской лодкой из Номбре-де-Диоса.

Держась таким образом берега, они храбро зашли в гавань, на противоположном конце которой, на довольно значительном расстоянии, можно было разглядеть крепость.

Подобравшись столь близко к цели своего мероприятия, капитан Морган потребовал от каждого человека поклясться идти с ним до конца, и наш герой дал клятву так же искренне, как и прочие члены отряда, хотя сердце его, признаюсь вам честно, по мере приближения к развязке билось все сильнее. Заручившись таким образом клятвами сподвижников, Морган велел корабельному плотнику, которого пираты называли «хирургом», едва лишь он отдаст приказ, пробить в лодке шесть отверстий, дабы им не оставалось ничего другого, кроме как устремиться вперед с тонущего суденышка. И такова была власть этого человека над своими сторонниками, и такой испытывали они трепет перед ним, что никто из пиратов не возразил, хотя отданное распоряжение и предопределяло для них лишь победу или смерть, и ничего более. Да и «хирург» нисколько не подверг приказ сомнению, хотя в глубине души и вряд ли мечтал ему подчиниться.

К тому времени уже совсем стемнело. Заметив на некотором расстоянии двух рыбаков в каноэ, капитан Морган спросил у них на испанском, который из стоящих на якоре в гавани кораблей является флагманским, поскольку у него якобы есть послание для его капитана.

Рыбаки ничего не заподозрили и показали на галеон гигантских размеров километрах в двух от них.

Пираты погребли к указанному кораблю, и когда они находились в непосредственной близи от него, капитан Морган заявил «хирургу», что настало время выполнить возложенную на него обязанность. Тот исполнил приказ, да с таким старанием, что вода хлынула в шлюпку мощными струями, и тогда отряд изо всех сил налег на весла – ведь каждый последующий миг мог оказаться последним.

И как вы думаете, какие же чувства в это время испытывал наш герой? Его благоговение перед Морганом, как и у всех в лодке, было столь велико, что, я уверен, Гарри скорее пошел бы ко дну, нежели ослушался бы приказа, пускай даже и затопить шлюпку. И все же, когда юноша почувствовал, как холодная вода хлещет по ногам (а он снял башмаки и чулки), его охватил такой страх утонуть, что не пугал даже испанский галеон – лишь бы почувствовать твердые доски палубы под собой.

Да и вся команда испытала подобное смятение, и они заработали веслами с таким усердием, что достигли кормы галеона, прежде чем лодка наполнилась водой наполовину.

Луна еще не взошла, и было темно, однако, когда пираты приблизились, с палубы их окликнул часовой, на что капитан Морган ответил по-испански, что он, мол, капитан Альварес Мендасо, везет донесение для капитана их корабля.

Как раз в этот момент лодка, к тому времени основательно отяжелевшая от воды, неожиданно опрокинулась на бок, вот-вот готовая затонуть, и вся команда, не дожидаясь приказа, с обезьяньим проворством принялась карабкаться вверх – с пистолетом в одной руке и саблей в другой – и оказалась на палубе, прежде чем часовой успел что-либо сообразить и забить тревогу. Он лишь воскликнул: «Господи Боже! Кто это?» – и тут же один из пиратов уложил его ударом рукоятки пистолета, хотя наш герой в темноте и спешке и не разобрал, кто именно это сделал.

Прежде чем находившиеся на палубе смогли оправиться от смятения, а те, что были внизу – подняться наверх, часть пиратов под руководством «хирурга» ворвалась в арсенал и захватила оружие, а капитан Морган с мастером Гарри и португальцем по прозвищу Мурильо Бразилец со скоростью ветра помчались в кормовую каюту.

Там они обнаружили капитана флагманского судна, игравшего в карты со своим товарищем и мсье Симоном. Мадам Симон с дочерью также находились в каюте.

Капитан Морган немедля приставил пистолет к груди испанского капитана и с самым что ни на есть свирепым выражением лица поклялся, что если тот издаст хоть слово или закричит, то будет немедленно убит. Наш же герой, теперь тоже принявший участие в игре, поступил так же с приятелем испанца, пообещав выстрелить, если тот раскроет рот или шевельнет хотя бы пальцем.

Все это время женщины, не понимая сути происходящего, сидели словно каменные изваяния. Однако вскоре они достаточно пришли в себя, и младшая принялась было кричать, на что мсье Симон велел ей замолчать, ибо это друзья, пришедшие им на помощь, а вовсе не враги со злым умыслом.

Времени на все это, как вы понимаете, потребовалось очень мало, ибо менее чем через минуту в каюту ворвались еще четыре пирата и вместе с португальцем немедленно связали испанцам руки и ноги и вставили им в рот кляпы. Наш буканьер остался доволен проделанной работой, и когда испанского капитана бросили на пол в углу каюты, с его лица разом сошло свирепое выражение: он разразился громким смехом и обменялся с мсье Симоном звучным рукопожатием. Затем, пребывая в прекрасном расположении духа после первых достигнутых успехов, Морган повернулся к двум женщинам.

– А это, леди, – объявил он, взяв нашего героя за руку и подведя поближе, – юный джентльмен, который отправился со мной, дабы обучаться ремеслу пиратства. Всячески рекомендую.

Можете представить себе, в какое смущение привели подобные слова нашего героя, который никогда не мог похвастать легкостью и непринужденностью в общении с незнакомыми женщинами. Можно лишь догадываться, какие чувства обуяли беднягу Гарри, когда его в таком вот виде представили мадам Симон и ее дочери: босого, одетого лишь в рубаху да бриджи, без шляпы, но с пистолетом в одной руке и саблей в другой. Впрочем, долго смущаться ему не пришлось, ибо почти сразу же после столь лирического отступления капитан Морган вновь посерьезнел и попросил мсье Симона отвести женщин в безопасное место, ибо самая рискованная часть авантюры еще только предстояла. Затем с мастером Гарри и другими пиратами (ибо отныне нашего юного героя уже можно было с полным правом величать таковым) он покинул каюту.

На палубе Гарри увидел сбившихся в кучку, словно овцы, испанцев (другая их часть жалась в трюме под захлопнутыми люками), и таков был их ужас перед пиратами, и столь грозно звучало имя капитана Моргана, что никто из этих бедолаг не осмеливался крикнуть, дабы поднять тревогу, или даже бежать, прыгнув за борт.

По приказу капитана Моргана пленники, вместе с некоторыми пиратами, проворно взобрались на реи и принялись ставить паруса, что в весьма сгустившейся к тому времени ночной темноте довольно долго оставалось незамеченным с остальных кораблей, стоявших вокруг них на якоре.

И пираты вполне могли бы благополучно скрыться, получив вдогонку лишь пару выстрелов от боевых кораблей, но тут взошла почти полная луна, и часовые на ближайших судах флотилии увидели, что на борту флагманского корабля творится нечто непонятное.

Их окликнули с одного из кораблей и, не получив ответа, повторили оклик. Но даже тогда испанцы могли бы не заподозрить неладное: мало ли по каким причинам флагман снимается с якоря, не крикни с реи один из испанцев – и капитану Моргану так и не удалось выявить, кто это сделал, – что их корабль захвачен пиратами.

Везение флибустьеров закончилось, ибо тут же была объявлена тревога. На ближайших судах поднялся жуткий переполох: выкрики отдаваемых приказов, барабанный бой, беготня матросов.

Но к тому времени паруса флагманского судна уже наполнились сильным береговым бризом, дувшим в гавани. Но приказу Моргана плотник обрубил оба якоря, и галеон поплыл прочь, с попутным ветром ежесекундно набирая скорость. Единственным судном, которое могло хоть как-то воспрепятствовать пиратам, было самое ближайшее. На нем уже расчехлили одну из пушек и послали флагману прощальный выстрел, попав куда-то в носовую часть, как по разлетевшимся в свете луны осколкам определил наш герой.

При звуке выстрела те суда флотилии, что до сих пор не поднялись по тревоге, немедленно пробудились, так что пираты поняли, что прежде чем они смогут считать себя ускользнувшими в открытое море, им еще предстоит пройти через строй вражеских кораблей.

И разыгралась баталия, надолго запомнившаяся нашему герою, которая сопровождалась, по его мнению, самой ужаснейшей канонадой из всех, какие когда-либо знавал мир. Поначалу все было не так уж и плохо, поскольку испанцам потребовалось какое-то время, чтобы расчехлить и зарядить орудия: к подобному происшествию они оказались совершенно не готовы. Но вскоре по галеону открыл огонь один корабль, за ним другой – пока бедному Гарри не стало казаться, что сойдись на них хоть все громы небесные, даже тогда не поднялось бы столь чудовищного шума, и что погибели им теперь уже, совершенно точно, не избежать.

Луна уже стояла полной, так что поднимавшиеся клубы дыма представали белыми как снег. Воздух, казалось, полнился свистом и ревом ядер, каждое из которых при попадании в галеон из-за производимого грохота и туч извергаемых в лунный свет щепок воображение нашего героя увеличивало в десять раз.

Потом он вдруг увидел, как какого-то беднягу бросило на палубу, и когда тот поднял из-за мачты руку, оказалось, что кисти у него нет, а рукав рубашки весь в крови. При виде сего зрелища несчастный Гарри совершенно лишился присутствия духа и более не сомневался, что ему уготована подобная же участь, а то и похуже.

Впрочем, все это были мелочи по сравнению с тем, какой оборот дело могло принять при свете дня: ибо, поскольку все происходило в темноте и испанцы заряжали пушки в чрезвычайной спешке (а многие даже не понимали, из-за чего весь сыр-бор), в назначенную цель попадало едва ли одно из двадцати ядер, остальные же пролетали мимо.

Тем временем капитан Морган и мсье Симон, следовавший за ним по палубе, встали как раз над тем местом, где наш герой укрывался за фальшбортом. Капитан раскурил трубку и теперь стоял в ярком лунном свете рядом с перилами – руки за спиной, взгляд с невообразимым спокойствием устремлен вперед, – уделяя внимание грохоту сражения не более, чем если бы оно происходило за сто километров от него. Время от времени он вынимал трубку изо рта, чтобы отдать приказ пирату за штурвалом. В остальном же великий буканьер стоял совершенно неподвижно, лишь ветер развевал за спиной его длинные рыжие волосы.

Если бы не вооруженная галера, пираты без особых потерь увели бы галеон, даже несмотря на всю эту пальбу, поскольку ближайший к ним военный корабль, стоявший на якоре в устье гавани, все еще находился весьма далеко, и они могли бы обойти его, держась берега, да и темнота была им на руку. Однако в тот самый момент, когда в поле их зрения появилось открытое море, из-за мыса выскочила эта самая галера, с явным намерением либо полностью перекрыть выход нашим пиратам, либо же вынудить их приблизиться к военному кораблю на достаточное расстояние, чтобы тот расстрелял их из своих орудий.

Галера сия, должен вам сказать, была, как и все остальные подобного типа, что можно повстречать в тех водах, – с длинным остовом и низкой посадкой на воду, дабы легко было грести. Нос острый и сильно выдающийся, с возвышающимся над ним вертлюгом, а на корме – ряд галерей, сооруженных одна над другой по типу крепостной стены в качестве укрытия для нескольких отрядов мушкетеров и командующих ими офицеров.

С правого фальшборта наш герой увидел, как приближается галера, и решил, что совершенно невозможно избежать либо ее, либо боевого корабля. Однако капитан Морган все так же сохранял невозмутимый вид, лишь время от времени отдавая распоряжения рулевому, который стал брать левее, чтобы попасть в открытое море. Такой курс все больше и больше приближал пиратов к военному кораблю, который теперь начал вносить во всеобщую канонаду и свою лепту, причем с результативностью гораздо большей: после каждого залпа раздавался грохот и треск расщепленного дерева, и воздух то и дело оглашался воплями и стонами раненых. Да уж, оказавшись в подобном положении при свете дня, они наверняка бы погибли, но, как я уже говорил, из-за темени, замешательства и спешки испанцев пиратам все-таки удалось избежать полного разрушения – хотя и больше чудом, нежели какими-либо своими сознательными действиями.

Тем временем галера, придерживаясь курса на абордаж, подошла на достаточное расстояние, чтобы тоже открыть по ним огонь из мушкетов, так что к грохоту канонады теперь добавился и свист пуль.

Еще две минуты, и противник подошел бы к самому их борту, как вдруг капитан Морган выкрикнул приказ рулевому: право руля! В ответ тот с величайшей скоростью завертел штурвал, и галеон, с готовностью подчиняясь рулю, стал ложиться на курс, который неминуемо привел бы к столкновению с врагом.

По-видимому, сперва испанцы подумали, что пираты намереваются проскочить у них за кормой, ибо они тут же начали табанить, чтобы перекрыть путь сзади, и вода вокруг них вся так и вспенилась. Одновременно с этим они открыли такую пальбу из мушкетов, что было просто чудом, что они не причинили большего ущерба.

Что до нашего героя, то он, кажется, позабыл обо всем на свете и думал лишь о том, окажется ли маневр капитана успешным или же нет, ибо Гарри с самого начала, словно по некому наущению свыше, сообразил, что затеял Морган.

В этот момент, столь ключевой для осуществления великолепного замысла, рулевого сразила пуля. Услышав пронзительный крик, наш герой обернулся и увидел, как тот повалился вперед и упал на четвереньки. Кровь стекала под ним в черную лужу, а более не удерживаемое рулевое колесо бешено завертелось – так, что спицы слились в одно сплошное пятно.

Корабль вмиг потерял бы ветер, если бы не наш герой, который прыгнул к штурвалу (несмотря даже на то, что капитан Морган отдал приказ встать у руля кому-то другому), схватил рукоятки и принялся крутить их назад, пока нос галеона не развернулся на прежний курс.

Поначалу Гарри не думал ни о чем, кроме как об осуществлении замысла своего капитана. У него и мысли не возникло о пушечных ядрах или пулях. Но теперь, восстановив курс, он вдруг словно пришел в себя и увидел, что галереи галеры буквально залиты огнем от выстрелов мушкетов. Сердце его ушло в пятки от полнейшего ужаса, когда он осознал, что сейчас все эти выстрелы предназначаются уже ему. Гарри с отчаянием осмотрелся по сторонам, но никто не спешил облегчить ему задачу, взявшись за которую он был все-таки полон решимости довести дело до конца, хотя и отдавал себе отчет, что в каждый последующий миг его может настичь внезапная смерть. В ушах у него гудело и звенело, а голова кружилась, словно в приступе лихорадки. Не знаю, дышал ли отважный юноша, но вот глаза зажмурил крепко, словно это как-то могло уберечь его от пуль, лившихся на него дождем.

Тут испанцы, должно быть, наконец-то догадались о замысле пиратов, ибо огонь немедленно прекратился, и посыпались многочисленные приказы, а весла с брызгами ударили по воде. Но отвернуть им было уже слишком поздно, ибо через пару секунд галеон врезался в кормовую часть левого борта неприятеля с такой силой, что нашего Гарри едва не швырнуло на палубу, а затем галера с ужасающим треском, под аккомпанемент пронзительных воплей, завалилась на бок. Галеон, направляясь в открытое море, оставил от своего недавнего врага лишь тонущую развалину да воду, в лунном свете сплошь усеянную покачивающимися на волнах головами и размахивающими в отчаянии руками.

Вот теперь, когда опасность миновала, нашему герою у штурвала на помощь бросилось сразу несколько человек.

А капитан Морган, спустившись на главную палубу, хлопнул юного рулевого по спине:

– Ну, мастер Гарри, разве я не говорил, что сделаю из тебя мужчину? – В ответ на это бедный наш Гарри разразился смехом, но не без некоторого отчаяния в голосе, ибо руки его дрожали, словно в лихорадке, и были холодны как лед. А что до его чувств, то если б только капитан знал: Бог свидетель, в тот момент ему гораздо сильнее хотелось плакать, нежели смеяться.

Тем не менее я категорически настаиваю, что, хоть и совершенный под влиянием момента, поступок нашего юного героя был действительно храбрым деянием, и не могу не задаться вопросом: сколь многие из наших современных шестнадцатилетних джентльменов при подобных обстоятельствах повели бы себя подобно Гарри.

Оставшиеся приключения нашего героя по сравнению с теми, о которых я вам уже поведал, были не столь захватывающими. На следующее утро испанский капитан (весьма вежливый и воспитанный джентльмен) любезно одолжил ему смену одежды, и мастер Гарри должным образом был представлен обеим леди. Ибо внимание к юноше капитана Моргана, выказывавшего расположение к нему и прежде, теперь и вовсе стало непомерным.

Столовался он исключительно в кормовой каюте, и вообще его баловали все подряд. Мадам Симон, толстая и краснолицая дама, нахваливала Гарри безостановочно, юная же мисс, весьма и весьма хорошенькая, все время строила ему глазки.

Должен заметить, что она и мастер Гарри часы напролет проводили вместе. Девушка притворялась, будто обучает его французскому языку, хотя ученик был столь охвачен страстью любви, что едва не задыхался от нее. Мадемуазель Симон, со своей стороны, понимая его чувства, отзывалась со всей добротой и благодушием, так что, будь наш герой постарше да продлись плавание подольше, он мог бы совершенно запутаться в сетях своей прекрасной сирены. Все это недолгое время, как вы понимаете, пираты плыли прямо на Ямайку, коей благополучно и достигли на третий день.

К тому сроку, впрочем, буканьеры уже едва не сходили с ума от радости, ибо, принявшись за изучение добычи, обнаружили, что груз корабля состоит из серебра просто невероятной стоимости: сто тридцать тысяч фунтов. Достойно изумления, что пираты не упились на радостях. Несомненно, так бы они и поступили, не пригрози им капитан Морган – отдававший себе отчет, что корабль их все еще находится точно на пути испанских флотилий, – что пристрелит первого же, кто употребит хоть каплю рома без его разрешения.

Угроза возымела действие, и все оставались трезвыми как стеклышко, пока на третий день плавания, около девяти часов утра, не достигли гавани Порт-Ройяла.

И здесь-то роман нашего героя и закончился в мгновение ока. Стоило им лишь встать на якорь, как с одного военного корабля к ним подошла лодка – и кто же, вы думаете, вступил на борт? Да не кто иной, как лейтенант Грэнтли (близкий друг отца нашего героя) и его собственный старший брат Томас. Последний с весьма суровым видом заявил мастеру Гарри, что он – отъявленный и отпетый негодяй, который несомненно закончит дни свои на виселице, и что отец велел ему немедленно вернуться домой. Затем он укорил нашего незрелого пирата в отвратительном и неблагодарном поведении, вследствие коего вся их многочисленная семья сходит с ума от беспокойства. Герою нашему так и не удалось поколебать решимости своего брата.

– Но как же, – вопрошал бедный Гарри, – неужели ты даже не позволишь мне подождать, когда будут делить добычу? Я хочу получить свою долю!

– Этого еще только не хватало! – воскликнул Томас. – Неужели ты действительно полагаешь, что отец позволит тебе получить долю с этого кровавого дельца?

И вот, после весьма продолжительного спора, нашего героя таки вынудили немедленно вернуться домой. И ему даже не дали попрощаться со своей возлюбленной! И более бедный Гарри ее не видел, лишь издали: она стояла на полуюте, пока лодка с ним отплывала прочь, и лицо девушки было залито слезами. Наш герой чувствовал, что жизнь его кончена и никогда уже более ему не суждено изведать счастья. Тем не менее он поднялся на корме лодки и ухитрился, хотя и с тяжелым сердцем, отвесить мадемуазель Симон изящный поклон, взмахнув той самой шляпой, что одолжил ему испанский капитан. Старший брат, впрочем, тут же велел ему сесть.

На этом и заканчивается наша история. В заключение скажу лишь, что Гарри Мостин вовсе не закончил свои дни на виселице, но со временем стал весьма уважаемым и состоятельным коммерсантом. Он торгует сахаром, женат на англичанке, и у них куча детишек, которым почтенный отец семейства, когда бывает в настроении, рассказывает о тех своих приключениях, о которых вам только что поведал я, а заодно и о кое-каких других, здесь не описанных.

Глава IV Том Чист и сундук с сокровищами

–  –  –

Чтобы поведать о Томе Чисте: как он получил свое имя и почему стал жить в небольшом поселении Хенлопен, что в устье Делавэрского залива, – надо вернуться в 1686 год, когда на Атлантическое побережье обрушился мощнейший шторм. В самый разгар урагана на банку Хен-энд-Чикен, как раз подле мыса Хенлопен, выбросило барк, и Том Чист оказался единственным пассажиром, уцелевшим после крушения сего злополучного корабля.

Необходимо начать именно с этого чудесного спасения, которому наш герой обязан не только жизнью, но и своим именем.

Даже во времена Тринадцати колоний сие небольшое и удаленное поселение на Хенлопене, основанное англичанами, к которым затем присоединилось несколько голландцев да шведов, все еще оставалось лишь мелкой крапинкой на обширнейшем лике девственной природы: места тут были глухие, и леса да болота простирались неведомо как далеко на запад. Здесь было полным-полно не только дикого зверья, но и аборигенов-индейцев, каждую осень кочевыми племенами являвшихся на зимовку на берега пресноводных озер ниже Хенлопена. Там они и жили месяцев четыре или пять, под укрытием песчаных дюн и сосновых лесов, располагавшихся за мысом, добывая рыбу, моллюсков, уток и гусей, вытесывая стрелы да обжигая глиняную посуду.

Порой по воскресеньям, когда его преподобие Хилари Джонс проповедовал в бревенчатой церквушке у края леса, эти полуодетые краснокожие дикари заходили туда с холода и сидели себе на корточках в задней части комнаты, невозмутимо слушал совершенно непонятные им слова.

Но вернемся к крушению барка, то есть в 1686 год. Катастрофа, произошедшая у побережья на банке Хен-энд-Чикен, для обитавших в тех краях нищих поселенцев, которых жизнь вообще мало чем баловала, оказалась сущим даром божьим. За ночь корабль разбило вдребезги, и на утро весь пляж был усеян обломками: ящиками и бочонками, сундуками и брусками, шпангоутом и досками – обильный и щедрый урожай, собрать который тут же не преминули поселенцы, благо что помешать им было совершенно некому.

Именовался барк, как установили по надписям на бочках для воды и на сундуках матросов, «Бристольский купец» и, несомненно, был английским.

Как уже было сказано, единственным, кто уцелел после кораблекрушения, оказался Том Чист.

Тома нашли рыбак Мэт Абрахамсон и его дочь Молли. Нашего героя вынесло на берег среди множества обломков в большом деревянном сундуке, накрепко перевязанном веревкой и прилаженном к двум перекладинам, очевидно, чтобы лучше защитить от ударов волн. Мэт Абрахамсон, подойдя к сей конструкции, поначалу решил было, что ему подвернулось нечто весьма ценное. Но когда он перерезал веревки и вскрыл топором крышку, то увидел младенца месяцев девяти или десяти отроду, чуть ли не задыхавшегося в застилавших днище одеялах.

Едва ли бы старый рыбак удивился больше, узрев внутри саламандру.

А надо вам сказать, что дочь его Молли как раз незадолго до этого лишилась собственного ребенка. Поэтому, увидев в сундуке младенца, она громко вскричала, что милостивый Господь послал ей взамен другого ребенка. Ну а поскольку разразившийся накануне ураган нагнал туч и сейчас сплошной пеленой шел дождь, она укутала младенца в свое пальто и помчалась домой, не удосужившись дальнейшим сбором обломков.

Имя найденышу дал пастор Джонс. Когда его ушей достигла новость о находке Мэта Абрахамсона, он отправился в рыбацкую лачугу взглянуть на мальчика. Священник изучил его одежду, оказавшуюся из дорогого льна и украшенную изысканной вышивкой, на основании чего сделал заключение, что родители найденыша, скорее всего, были людьми состоятельными. Младенец был обвязан крест-накрест стянутым на спине узлом женским платком, в уголке которого красовались изящно вышитые инициалы «Т. Ч.».

– Ну и как ты его назовешь, Молли? – поинтересовался преподобный Джонс. Он стоял спиной, отогревая ладони у пламени очага. Карман его пальто оттопыривала бутыль в оплетке со спиртным, которую он тем же днем обнаружил на месте крушения. – Слышишь, Молли? Я спрашиваю, как ты назовешь мальчика?

– Томом, как моего бедного сыночка.

– Что ж, это вполне согласуется с инициалами на платке, – отозвался священник. – Ну а фамилия? Надо придумать что-нибудь, начинающееся на «Ч».

– Я даже не знаю, – отвечала Молли.

– А почему бы не назвать его Чист, раз уж он явился в сундуке из моря? 5 «Том Чист» – звучит славно, похоже на пистолетный выстрел.

Вот так и нарекли найденыша Томом Чистом, и под этим именем его и крестили.

Такова завязка нашего правдивого повествования. История же о сундуке с сокровищами капитана Кидда начинается поздней весной 1699 года.

В тот год прославленный пиратский капитан покинул Вест-Индию и направил свой шлюп в Делавэрский залив, где и стоял на якоре более месяца, поджидая вестей от своих друзей в Нью-Йорке.

А ждать было чего: он отправил в сей город письмо, где спрашивал, может ли без опасений вернуться домой с богатой добычей, награбленной в индийских морях да на африканских побережьях. До своего же отбытия он успел кое-что перенести на берег, каковое обстоятельство совершенно и перевернуло жизнь Тома Чиста.

К тому времени наш герой был уже крепким подростком лет четырнадцати-пятнадцати.

Старый Мэт Абрахамсон превратил жизнь найденыша в сущий ад, ибо когда он бывал пьян (а пребывал он в подобном состоянии почти всегда), то обсыпал Тома проклятьями да ударами, а порой даже избивал не на шутку. Однако подобное обращение, которое, казалось бы, неминуемо должно было сломить дух бедного мальчика, оказало на Тома Чиста прямо противоположное воздействие: он был из числа стойких и непокорных упрямцев. Том уже давно не плакал и не жаловался на то, что ему приходилось терпеть от старого Мэта. В подобные моменты мальчик лишь стискивал зубы и молча сносил все, что бы на него не обрушивалось. Подобное поведение найденыша доводило старого пьяницу до белого каления.

Он прекращал избиение и вопил как безумный:

5 Фамилия «Чист» («Chist») происходит от устаревшей формы написания английского слова «сундук»

(«chest»).

– Молчишь, да? Так и будешь молчать? Что ж, посмотрим, удастся ли мне разговорить тебя.

Когда дело принимало столь серьезный оборот, тут уж на защиту своего приемного сына обычно поднималась Молли, и тогда они бились со стариком вдвоем, пока им не удавалось вырвать у того палку или ремень. После чего старый Мэт некоторое время гонялся за ними вокруг лачуги, а затем, выбившись из сил, утихомиривался и возвращался домой. На какое-то время буря стихала.

Помимо приемной матери, добрым другом Тома Чиста был также и священник Джонс, который имел обыкновение время от времени заглядывать в лачугу Абрахамсона в надежде разжиться пятком рыбин на завтрак. Для Тома у него всегда находилось доброе слово, а зимними вечерами мальчик приходил к доброму пастору, и тот понемногу учил его читать, писать и считать. Со временем Том уже вполне сносно мог разбирать слова в Библии или же в календаре и умел разменивать двухпенсовик на четыре монеты по полпенни.

Вот так и жил наш Том Чист.

Всё изменилось поздней весной или ранним летом 1699 года, когда в устье Делавэрского залива вошел шлюп капитана Кидда.

Вот теперь-то и начинается история о сундуке с сокровищами пиратов.

У старого Мэта Абрахамсона была плоскодонка, с которой он рыбачил на некотором удалении от берега, рядом с остовом много лет назад затонувшего на банке корабля. Там рыбачили многие из поселенцев, и по обыкновению Мэт вечером вытаскивал лодку на песок.

Накануне бушевал шторм, и Тома отправили на пляж, велев ему вычерпать из суденышка воду, чтобы оно было готово к утренней рыбалке.

Когда мальчик возвращался, уже поднялась полная луна, и по небу бежали многочисленные облака. То и дело на западе их озаряли тусклые вспышки, и раз даже послышался раскат грома, предвещавший новую грозу.

Весь день пиратский шлюп стоял у берега за мысом, и теперь перед взором Тома Чиста в лунном свете слабо поблескивали его паруса, поднятые для просушки после шторма.

Мальчик направлялся вдоль берега домой, как вдруг увидел, что на некотором расстоянии впереди на узкой полосе песка стоит корабельная шлюпка, вокруг которой сгрудилось несколько человек. Тома обуяло любопытство, и он поспешил вперед поглядеть, кто это высадился. Стоило мальчику подойти поближе, и ему стало понятно: несомненно, то был отряд с пиратского шлюпа. Судя по всему, флибустьеры только что приплыли, и два человека как раз вытаскивали из шлюпки какой-то сундук. Один из них был негр, обнаженный по пояс, а второй – белый в рубашке, бриджах, треуголке, красной косынке на шее и с золотыми серьгами в ушах. У него была длинная коса, а сбоку болтались огромные ножны. Пока эти двое вытаскивали сундук, третий – по-видимому, командир отряда – стоял немного поодаль.

В одной руке он держал трость, а в другой фонарь, хотя из-за луны и так было светло как днем. Командир этот был одет в ботфорты и весьма живописный расшитый камзол и носил длинные усы, концы которых свисали до самого подбородка. На голове у него была нахлобучена треуголка с пером, из-под которой до плеч выбивались длинные черные волосы.

Все это Том Чист разглядел при лунном свете, поигрывавшем на позолоченных пуговицах камзола предводителя.

Пираты были столь заняты выгрузкой сундука из лодки, что поначалу даже и не заметили подошедшего Тома. Наконец белый мужчина с косой и золотыми серьгами увидел мальчика.

– Эй, парень, тебе чего здесь надо? – прохрипел он. – Ты откуда? – А затем бросил сундук, махнул рукой вдоль песчаного берега и, не дав Тому ответить, процедил: – Убирайся-ка ты лучше восвояси, ежели не хочешь неприятностей, и не вздумай возвращаться, а то мы такое устроим, что и сам не рад будешь!

Том увидел, что пираты выжидающе уставились на него, и счел за благо молча развернуться и зашагать назад. Человек, который держал речь, поначалу с угрожающим видом следовал за ним по пятам, дабы убедиться, что мальчишка действительно убрался, как ему было велено. Но вскоре пират остановился, и Том в одиночестве поспешил прочь, пока лодка, морские разбойники и все остальное не растаяли в лунной ночи. Потом наш герой тоже остановился, обернулся и посмотрел туда, откуда его прогнали.

Эти люди, которых мальчик только что видел, выглядели очень странно и вели себя весьма загадочно, и он призадумался: интересно, что все это значит и что они затеяли?

Какое-то время Том стоял, прислушиваясь и вглядываясь вдаль. Однако ему так ничего и не удалось разглядеть, а до слуха долетали лишь невнятные обрывки слов. Да что же такое эти люди там делают – на пустынном берегу, ночью? Затем, повинуясь внезапному порыву, Том побежал через песчаные дюны, обходя берег, но не отдаляясь от него, с намерением проследить за пиратами из-за песчаных холмов.

Так, окольным путем, он преодолел уже какое-то расстояние, как вдруг до него донеслись голоса, как будто приближавшиеся к нему. Мальчик остановился и стал слушать, но голоса вдруг умолкли. В ярком мерцающем свете он припал к земле, окруженный ширью безмолвного песка, – и тишина словно придавила его тяжелой дланью. Затем голоса зазвучали снова, и Том расслышал, как кто-то считает вслух.

– Девяносто один, девяносто два, девяносто три, девяносто четыре, девяносто пять, девяносто шесть, девяносто семь, девяносто восемь, девяносто девять, сто, сто один, – голос, медленно и монотонно ведший отсчет, все приближался и приближался, – сто два, сто три, сто четыре, – и так далее.

Вдруг над песчаным холмом появились три головы, да так близко, что наш герой, весь дрожа, ползком метнулся за ближайшую дюну, рядом с которой недавно стоял. Поначалу Том боялся, что пираты могли разглядеть его при луне, однако этого не произошло, и голос продолжал монотонно считать, так что он немного успокоился.

– Сто двадцать, сто двадцать один, сто двадцать два, сто двадцать три, сто двадцать четыре, – а затем считавший вышел из-за небольшого песчаного холмика на белую ровную площадку, поблескивавшую в лунном свете.

То был человек с тростью, которого ранее видел Том – предводитель высадившегося отряда.

Теперь он зажал трость под мышкой и при свете фонаря пристально вглядывался во что-то, что держал в руке, продолжая идти медленным и размеренным шагом по совершенно прямой линии через пески и отсчитывая каждый сделанный шаг:

– Сто двадцать пять, сто двадцать шесть, сто двадцать семь, сто двадцать восемь, сто двадцать девять, сто тридцать.

За ним держались две фигуры – голый до пояса негр и белый с косой и серьгами, – те самые, которые выгружали из лодки сундук. Теперь они тащили этот тяжелый ящик, взявшись за него с двух сторон, с трудом волоча по песку ноги.

Когда считавший произнес «сто тридцать», эти двое со стоном опустили сундук на песок, причем белый все пыхтел да утирал рукавом пот со лба. Считавший немедленно достал клочок бумаги и что-то на нем пометил. Пираты долго стояли там, и мальчик все это время наблюдал за ними из-за дюны. Какое-то время они молчали. В полнейшей тишине до Тома доносились удары волн о далекий берег, и раз послышался смех одного из оставшихся у шлюпки.

Прошла одна, две, три минуты, и те двое вновь подняли сундук и двинулись дальше, а третий возобновил отсчет.

– Сто тридцать один, сто тридцать два, сто тридцать три, сто тридцать четыре, – он двигался прямо через плоский участок, все также внимательно всматриваясь во что-то, что держал в руке, – сто тридцать пять, сто тридцать шесть, сто тридцать семь, – и так далее, пока все трое не исчезли в небольшой ложбине меж двумя песчаными холмами на противоположной стороне площадки, откуда до ушей мальчика все еще продолжал доноситься размеренный отсчет.

В тот миг, когда они скрылись за дюной, внезапно вспыхнула молния, и вскоре Том услышал раскат далекого грома. Он подождал еще немного, затем встал и поднялся на вершину дюны, за которой прятался. Там он огляделся по сторонам, но никого не заметил.

Тогда Том спустился вниз и проследовал в том же направлении, куда ушли пиратский капитан и двое с сундуком. Он крался вперед со всеми предосторожностями, то и дело останавливаясь, дабы убедиться, что отсчет продолжается, а если голос умолкал, то ложился на песок и ждал, пока тот не зазвучит вновь.

Некоторое время спустя Том вновь увидел на небольшом расстоянии впереди три фигуры, после чего обогнул холм по склону, поросшему жесткой осокой, и тогда взору его открылась еще одна ровная площадка, белая от лунного сияния.

Троица как раз ее пересекала и находилась не более чем в двадцати пяти шагах от мальчика. Они снова опустили сундук, и белый с косой и золотыми серьгами на этот раз и вовсе уселся на него отдохнуть, негр же остался стоять рядом. Полная луна ярко освещала все вокруг, в том числе и нашего героя: каждая линия вокруг была четко очерчена белым светом и черными тенями, словно вырезана на слоновой кости и гагате. Пират сидел совершенно неподвижно, и Том, вздрогнув, метнулся назад, почти уверенный, что его обнаружили. Он лежал не шевелясь, ни жив ни мертв от страха. Однако тревога его оказалась ложной, и вскоре до него вновь донесся монотонный отсчет. Выглянув еще раз, мальчик увидел, что пираты идут прямо по плоскому участку побережья. Прямо перед ними лежал невысокий крутой холм. Они не свернули в сторону, а пошли прямо на него: капитан помогал себе взбираться по склону тростью, все так же монотонно отсчитывая и не отрывая взгляда от чего-то, что держал в руке. Потом они вновь исчезли за белым гребнем.

Так Том и крался за пиратами с величайшей осторожностью, пока они не отошли от берега едва ли не на километр. В следующий раз он четко увидел их с небольшого возвышения, обрывавшегося с другой стороны к песчаному днищу внизу, имевшему форму свода чаши. И вся эта гладкая низина была залита ослепительно ярким лунным светом.

Тот белый, что тащил сундук, теперь стоял на коленях. Том поначалу не разобрал, чем именно тот занимался. А он затачивал из палки длинный кол, и по завершении сей работы поднялся и подошел к предводителю, который стоял рядом с вертикально воткнутой в песок тростью: по-видимому, для того, чтобы отметить некое определенное место. Капитан вытащил трость, воткнул вместо нее кол и принялся забивать его деревянной колотушкой, которую ему протянул негр. В полной тишине резкий стук звучал очень громко, и Том лежал, наблюдая, и гадал, что же все это значит. А пират быстрыми ударами забивал кол в песок все глубже и глубже, пока на поверхности не осталось всего лишь сантиметров пять. Когда он закончил, снова тускло вспыхнула молния, за которой через некоторое время последовал раскат грома, и Том, посмотрев на запад, увидал серебристый край шарообразной и четко очерченной грозовой тучи, медленно поднимавшейся по небу и расталкивавшей перед собой гонимые ветром облака.

Капитан Кидд на острове Гардинера Двое белых теперь склонились над колом, негр же стоя за ними наблюдал. Затем человек с тростью стал отходить по прямой, держа один конец мерного шнура, другой конец которого человек с косой прижимал к верхушке кола. Натянув шнур, капитан отметил это место на песке крестом, а затем они отмерили еще один отрезок.

И так повторялось еще пять раз, а затем из своего укрытия Том увидал, как пират с косой забивает другой кол, как раз у основания отлогой песчаной возвышенности, резко взметавшейся вверх высокой белой дюной, отчетливо проступавшей на фоне ночного неба.

Когда главарь закончил, они вновь принялись отмерять что-то с помощью шнура, в процессе чего исчезли в другом направлении, уведшем их за дюну, где Том уже не мог видеть, чем пираты занимаются.

Негр все также сидел у сундука, где его оставили те двое, и луна светила так ярко, что Том мог даже разглядеть ее мерцание в белках глаз чернокожего разбойника.

Из-за холма в третий раз раздался резкий стук колотушки о кол, и через какое-то время из-за белеющего откоса в низине вновь возникли пираты.

Они прошли прямиком к сундуку, белый с негром снова его подняли, и все вместе двинулись через площадку за край холма, исчезнув из поля зрения мальчика.

Том Чист не мог видеть, чем занимаются пираты, и он не осмеливался пройти через низину, что теперь их разделяла. Он так и лежал, размышляя, что же они там могут делать, а тем временем туча поднималась над горизонтом все выше и выше, и после каждой вспышки из клубящихся изъеденных глубин ее все громче и громче звучал гром. В тишине до нашего героя то и дело доносился лязг словно бы какого-то железного инструмента, и он пришел к заключению, что пираты закапывают сундук – но вот где именно, этого он не видел.

Он так и лежал, слушая и наблюдая, а на пески уже налетали порывы ветра, и из брюха грозовой тучи, с каждой минутой становившейся ближе и ближе, вырывались все более громкие раскаты грома. А Том все караулил.

Вдруг, совершенно неожиданно, из-за песчаного холма вновь появились три фигуры:

пиратский капитан шел впереди, а за ним по пятам следовали негр и белый. Они прошли почти половину светлой площадки песка меж холмом и дюной, за которой притаился Том, когда вдруг белый остановился и нагнулся, как будто бы завязать шнурок.

Вследствие этого негр оказался на несколько шагов впереди своего товарища.

Дальше события развивались столь внезапно, стремительно и неожиданно, что Том Чист едва ли успел осознать смысл происходящего, прежде чем все было кончено. Когда чернокожий прошел вперед, белый вдруг молча выпрямился, и мальчик увидел, как в руке его в лунном свете блеснуло лезвие длинного кортика. За спиной ничего не подозревающего негра он по-кошачьи сделал шаг, другой. Затем в мертвенно-бледном свете вновь сверкнуло лезвие, и последовал удар, глухой звук которого Том явственно услышал даже из своего укрытия. Негр издал короткий вскрик, отдавшийся эхом, и, спотыкаясь, побежал было вперед, но остановился, сделал еще пару шагов и, наконец, на мгновение замер как вкопанный.

Том явственно видел, как нож вошел в его спину, и мальчику даже показалось, что он разглядел отблеск острия, когда оно выскочило из груди жертвы.

Пиратский капитан тем временем остановился и теперь, опираясь на трость, безучастно взирал на происходящее.

Потом чернокожий снова побежал. Белый какое-то время таращился ему вслед, а затем начал преследовать свою жертву. Негр был уже недалеко от Тома, когда вдруг пошатнулся и упал. Он попытался было встать, но вновь упал и растянулся на песке. В тот же миг передний край тучи накрыл луну, и внезапно воцарилась полнейшая тьма. Однако в тишине Том услышал звук еще одного удара и стон, после чего голос белого возвестил капитану, что все кончено.

Наш герой разглядел неясный силуэт вожака, пересекавшего низину, а затем тучи рассеялись, и в свете луны его взору предстал белый, стоявший над неподвижно распростертой на песке фигурой негра.

Тогда Том Чист вскочил и побежал прочь, нырнув в покрытую тенью песчаную ложбину. Затем он понесся вверх и снова вниз, в следующую впадину, и дальше, по скользящему песку, задыхаясь и с трудом хватая ртом воздух. Мальчику казалось, что сзади раздаются шаги преследователей, и беднягу охватил такой ужас, что он каждый миг ожидал почувствовать меж собственными ребрами холодный клинок кортика.

Так Том и бежал, словно в кошмарном сне. Ноги его наливались свинцом, он задыхался, в глотке у него пересохло. Но он все бежал и бежал, пока наконец не очутился перед лачугой старого Мэта Абрахамсона: к тому времени уже совершенно хрипя от удушья, едва стоя на ногах, с дрожащими от слабости коленями.

Том открыл дверь и ввалился в темную лачугу – ибо и Мэт, и Молли давно уже спали в своих кроватях. И в тот же миг вспыхнула молния, а когда он захлопнул за собой дверь, последовал раскат грома, да такой мощный, что задрожали окна домика: казалось, будто нечто невероятно тяжелое обрушилось прямо на крышу с небес.

Бедный Том прокрался в постель, весь трясясь и дрожа, обливаясь потом: сердце его билось, словно паровой молот, и мальчик никак не мог прийти в себя после столь ужасного зрелища и долгого бега на крыльях страха по мягким пескам от неведомых преследователей.

Он еще долго лежал без сна, стуча зубами, а когда все-таки заснул, то это не принесло ему облегчения, ибо герой наш погрузился в мучительные кошмары, и перед ним с бесконечными зловещими вариациями вновь и вновь разыгрывалась трагедия, свидетелем которой он перед этим стал наяву.

Но вот забрезжил влажный рассвет, и Том поднялся и вышел из дому еще до того, как проснулись остальные. Дождь с прошедшей ночи так и не перестал.

Первым же делом он взобрался на ближайшую дюну и посмотрел на взморье, где днем ранее стоял пиратский корабль.

Корабль исчез.

Вскоре из дома вышел Мэт Абрахамсон и позвал Тома завтракать, ибо пора уже было отправляться в море за рыбой.

Все утро воспоминания о ночном приключении нависали над Томом Чистом подобно предвещающей ненастье огромной туче. Сначала она заполнила лодчонку, а затем распростерлась по всей шири окружавших их неба и моря. Зловещая грозовая туча эта не рассеивалась ни на миг. И даже когда мальчик вытягивал на мокрой лесе извивающуюся рыбину, даже тогда его внезапно захлестывали воспоминания об увиденном прошлой ночью, и душа его исторгала беззвучный стон. Том смотрел на сморщенное лицо Мэта Абрахамсона, на его выступающую челюсть, глухо и флегматично пережевывающую табачный лист, и ему казалось просто чудовищным, что старик даже не подозревает об окутавшей все вокруг черной туче.

Когда лодка причалила к берегу, мальчик кое-как выпрыгнул из нее и отправился домой, а после обеда сразу же поспешил к пастору Джонсу.

Весь путь от лачуги Абрахамсона до дома священника наш герой проделал бегом, едва ли хоть раз остановившись, и к тому времени, когда наконец постучался в дверь доброго пастора, он уже совершенно задыхался.

Джонс сидел на пороге кухни и в лучах солнца покуривал длинную трубку, жена же его сновала туда-сюда с кастрюлями и тарелками, занятая приготовлением ужина, аромат которого уже заполнил все помещение.

Том принялся рассказывать свою историю, задыхаясь от волнения и путая в спешке слова, а пастор Джонс внимательно слушал, то и дело вставляя изумленное восклицание. Он так увлекся, что даже не заметил, что трубка его погасла.

– Я вот только не понимаю, зачем им понадобилось убивать этого бедного негра, – произнес Том, закончив повествование.

– Ну об этом догадаться несложно, – ответил его преподобие. – Ведь пираты закопали сундук с сокровищами!

При этих словах мистер Джонс встал и принялся расхаживать туда-сюда, затягиваясь уже давно потухшей трубкой.

– Сундук с сокровищами! – эхом отозвался Том.

– Ну конечно, а что же еще? Потому-то злодеи и убили несчастного негра. Понимаешь, ведь он был единственным, кто кроме них двоих знал, где сундук спрятан: вот они и прикончили его, чтобы избавиться от свидетеля. Негодяи… Ну и дела творятся у нас на побережье! – В возбуждении пастор сломал трубку пополам.

– Хм, но тогда, – начал рассуждать Том, – коли это и вправду так, на того, кто найдет сии нечестивые сокровища, падет проклятье!

– Скорее уж проклятье падет на душу того, кто закопал их, – ответствовал священник, – а нашедшего сокровища как раз, быть может, счастье-то и ждет. Но скажи-ка мне, Том, как ты думаешь, ты сможешь отыскать то место?

– Я даже не знаю, – задумался Том, – там ведь кругом одни только песчаные дюны, к тому же была ночь. Может, нам удастся найти их следы? – добавил он.

– Навряд ли, – усомнился преподобный Джонс. – Наверняка буря этой ночью их стерла.

– Я помню, в каком месте их лодка пристала к берегу, – заявил тогда мальчик.

– Ага, уже кое-что для начала, – обрадовался его друг. – Если мы отыщем это место, тогда, быть может, сможем определить, куда пираты пошли.

– Если это и впрямь сундук с сокровищами, – вскричал Том Чист, – то я согласен перерыть всю округу вплоть до самого Хенлопена, чтобы только найти его!

– Не обольщайся понапрасну, мой мальчик, ведь это все равно что искать иголку в стоге сена, – предостерег его преподобный Хилари Джонс.

Том шел домой в превосходном настроении, ибо после беседы с добрым пастором с души его свалился тяжкий груз. На следующий день друзья договорились заняться поисками сокровищ, и мальчик с трудом мог дождаться наступления утра.

Назавтра пастор Джонс и Том Чист вместе отправились в экспедицию, которая принесла бедному найденышу сказочное богатство. Мальчик нес на плече лопату, а священник, опираясь на трость, шел рядом.

Не трудно догадаться, о чем они говорили, пока двигались вдоль берега, ибо у них имелась одна-единственная тема для беседы – сундук с сокровищами.

– Так какого, ты говоришь, он был размера? – молвил старый джентльмен.

– Примерно вот такой длины, – развел руки Том, – вот такой ширины и такой высоты.

– А если вдруг он окажется битком набитым деньгами, а, Том? – продолжал расспрашивать священник, бодро вышагивая рядом и в возбуждении от сей мысли описывая тростью широкие круги. – Предположим, там полно денег, что тогда?

– Боже правый! – воскликнул Том Чист, стараясь не отставать от своего друга. – Тогда бы я купил себе корабль, стал купцом и торговал бы себе с Индией да Китаем. А если сундук и вправду полон денег, сэр, и предположим, что мы его найдем, как вы думаете, хватит ли их, чтобы купить корабль?

– Да хватит наверняка, Том. Еще и останется, и немало.

– А если я найду сундук, то он будет мой, да ведь?

– Да, вне всяких сомнений! – вскричал пастор громким голосом. – Конечно же, твой! – Однако законов он не знал совершенно, и в мысли его закралось сомнение, так что некоторое время священник шел молча. – Чей же еще он может быть, если найдешь его ты? – воскликнул он наконец. – Можешь ты это сказать?

– Когда я куплю себе корабль, – мечтал Том Чист, – и поплыву на нем в Индию, то привезу вам ящик самого лучшего чая, сэр, какой только найдется в Кохинхине.

Пастор Джонс рассмеялся:

– Благодарю тебя, Том. Мне очень приятно, что ты обо мне не забыл. Но скажи-ка, мой мальчик, слышал ли ты когда-нибудь историю об охотнике, который делил шкуру неубитого медведя?

Так они и болтали, торопливо следуя вдоль берега, пока наконец Том, внезапно остановившись, не принялся оглядывать место.

– Вот здесь, – объявил он, – я видел лодку прошлой ночью. Я точно знаю, что именно здесь: посмотрите, вон там из песка торчит кол.

Пастор Джон надел очки и подошел к деревяшке, на которую показывал Том.

Внимательно изучив ее, он воскликнул:

– А ведь и точно, эту палку забили в песок совсем недавно. Дерево совершенно свежее, и пираты наверняка установили его здесь как метку, точно так же, как те колья, о которых ты рассказывал.

Том подошел и тоже принялся разглядывать кол. То была крепкая ветка дуба толщиной около пяти сантиметров, тщательно обструганная, а ее верхушка была выкрашена красным.

Мальчик пошатал кол и попытался вытащить его, однако тот был забит в песок так глубоко, что даже не шевельнулся.

– Да, сэр, наверняка это метка, потому что я уверен, что его здесь не было вчера днем или позавчера. – Он огляделся вокруг и заметил, что неподалеку в песке что-то белеет. Том понял, что это клочок бумаги, и, указав на него, воскликнул: – А вот какая-то бумага, сэр.

Может, записка?

Бумага сия могла оказаться там лишь чудом. Из песка был виден лишь самый краешек, и, кабы не зоркие глаза Тома, они наверняка бы ее проглядели и прошли мимо. А следующая буря и вовсе навек скрыла бы ее.

– Смотрите, сэр, – сказал Том, стряхнув со своей находки песок, – здесь что-то написано.

– Дай-ка взглянуть, – промолвил священник. Он поправил очки на носу, взял бумагу и принялся ее изучать. – Ничего не понимаю! Куча цифр, и ничего больше. – Потом он прочел вслух: – «Метка – З. З. В. З. тень З.» Что это, по-твоему, значит, Том?

– Не знаю, сэр. Но, может, мы поймем, если вы прочтете дальше.

– Здесь сплошь одни цифры, – посетовал пастор Джонс, – по мне так совершенно бессмысленные… Хотя, может, это направления? – И он снова стал читать: – «Метка З. З. В.

тень З. 40, 72, 91, 130, 151, 177, 202, 232, 256, 271» – да, наверняка это направления – «299, 335, 362, 386, 415, 446, 469, 491, 522, 544, 571, 598». Да сколько же их тут: «626, 652, 676, 695, 724, 851, 876, 905, 940, 967. Кол. З. О. тень О. 82 метра. Кол. З. З. В. тень З. 130 метров.

Кол. Копать в двух метрах к западу».

– Кол? – воскликнул Том. – Что там говорится про кол? И где надо копать? – На него словно снизошло озарение, и мальчик пришел в невероятное волнение. – Прочитайте это место еще раз, сэр! Вы помните, я рассказывал вам, как пираты забивали кол в песок? Там ведь написано, что копать надо рядом с ним, да? Прочитайте еще раз, сэр, прошу вас!

– Про кол? – переспросил сей достойный джентльмен. – Да, там было что-то про кол.

Ну-ка, посмотрим. Ага, вот. «Кол. З. О. тень О. 82 метра».

– Точно! – снова взволнованно воскликнул Том Чист. – Наверняка именно эти восемьдесят два метра пираты и отмеряли шнуром!

Теперь и пастора Джонса охватило пламя того возбуждения, что уже вовсю жгло грудь Тома. Он почувствовал, что они близки к разгадке удивительной тайны.

– Ну конечно, конечно! – едва ли не заорал священник. – А потом эти злодеи отмерили сто тридцать метров на зюйд-зюйд-вест-тень-зюйд и забили там еще один кол, после чего закопали сундук в двух метрах к западу от него. Эх, Том, дружище! Если мы поняли все верно, то состояние, считай, у тебя в кармане.

Том Чист стоял, устремив взор прямо на взволнованный лик старого священника, но глаза его, несмотря на яркий солнечный свет, словно заволокло туманом. А вдруг они и вправду сейчас отыщут сокровища? Мальчик почувствовал, как солнце жжет его плечи, и услышал пронзительный, настойчивый и режущий слух крик крачки с раздвоенным хвостом да заостренными белыми крыльями, кружившей как раз над их головами, но все так и стоял, уставившись в лицо старого добряка.

Первым нарушил молчание пастор Джонс:

– Но что же означают все эти цифры? – И Том увидел, как лист бумаги в его руке трясется, ибо доброго джентльмена била дрожь возбуждения. Он поднял бумагу к глазам и снова принялся читать: – «Метка 40, 72, 91…»

– «Метка»? – почти сорвался на крик Том. – Так это наверняка вот этот кол, он и есть метка! – И мальчик указал на обструганную дубовую ветку с красной верхушкой, поблескивавшей на фоне песка.

– А сорок, семьдесят два и девяносто один, – в тон ему прокричал священник, – хм, да это ведь наверняка количество шагов, которые отсчитывал пират, когда ты его слышал!

– Да, именно так! Точно, ничего другого и быть не может! Ох, пойдемте же, сэр… Пойдемте, сэр, давайте скорей отыщем этот сундук!

– Стой, стой! – возразил старик, схватив его за руку, и Том снова заметил, как тот дрожит. Голос его был вполне тверд, хотя и звучал очень хрипло, но вот рука тряслась, словно в лихорадке. – Стой! Прежде всего мы должны точно следовать этим измерениям. И какое все-таки чудо, – прохрипел священник, помолчав немного, – что эта бумага оказалась здесь.

– Может, ее принесло сюда бурей? – предположил Том Чист.

– Может быть, может быть, – промолвил пастор Джонс. – Вполне вероятно, что после того как негодяи закопали сундук и убили несчастного негра, им пришлось пробиваться через такую бурю, что она вырвала эту бумагу из кармана главаря и унесла ее прочь, а он даже и не заметил.

– Но давайте же найдем сундук! – вскричал Том Чист, вне себя от возбуждения.

– Да, да, – отозвался добряк, – только подожди немного, мой мальчик, пока мы точно не определимся, что делать. Я прихватил карманный компас, но нам нужно каким-то образом отмерять метры, когда мы найдем тот кол. Сбегай-ка к дому Тома Брука и принеси мерную планку, при помощи которой он строил новый коровник. А я тем временем, вооружившись компасом, отмерю шаги, которые здесь записаны.

Том потратил около часа, хотя почти всю дорогу туда и обратно летел, словно на крыльях ветра. Когда же, задыхаясь, он наконец вернулся, священника нигде не было видно, но Том увидел отпечатки его следов, уводящие от берега, и пошел, руководствуясь этими отметками, по глади песка, поднимаясь на холмы да спускаясь в ложбины, и вскоре обнаружил доброго джентльмена на месте, которое узнал с первого же взгляда.

Это была та самая площадка, где пираты забили первый кол и где потом на глазах у Тома они убили беднягу-негра. Он огляделся вокруг, ожидая увидеть какие-либо свидетельства разыгравшейся здесь накануне трагедии, но кругом был лишь гладкий, словно пол, непотревоженный песок, за исключением участка в центре, где над чем-то склонился пастор Джонс, вытоптавший все вокруг.

И тут Том понял, что священник разгреб песок и обнаружил первый кол!

За следующие полчаса они отыскали второй и третий колья, а потом Том снял жакет и как безумный принялся копать песок, а пастор Джонс стоял рядом и смотрел. Солнце уже весьма ощутимо склонилось к западу, когда лопата Тома ударилась обо что-то твердое.

Даже если бы он наткнулся на собственное сердце, едва ли грудь его затрепетала бы сильнее. Ибо то был сундук с сокровищами!

Священник, невзирая на почтенный возраст, спрыгнул в яму и начал остервенело отбрасывать руками песок. Наконец с некоторым трудом друзья вытащили облепленный песком сундук наверх.

Он был предусмотрительно заперт на висячий замок, и потребовалось нанести немало ударов лопатой, чтобы сбить петли. Пастор Джонс своими руками откинул крышку.

Том Чист нетерпеливо склонился над раскрытым сундуком. Он не удивился бы, если бы тот был забит золотыми монетами да драгоценными камнями. Однако сундук оказался заполнен наполовину тетрадями в толстых переплетах и бумагами и наполовину – парусиновыми мешочками, надежно обвязанными крест-накрест бечевкой.

Священник взял один из таких мешочков, и тот зазвенел у него в руках: он был полон денег.

Пастор перерезал веревку и дрожащими руками протянул мешочек Тому, и тот, объятый исступленным восторгом, с кружащейся от радости головой и затуманенным взором, обрушил из него, прямо на разложенный на песке жакет, сущий ливень сверкающих серебряных монет, которые со звоном и бряцанием образовали на грубой ткани блестящую кучку.

Старый джентльмен воздел руки к небу, а Том созерцал монеты и гадал, происходит ли все это на самом деле и уж не грезит ли он. Зрелище действительно было совершенно невероятное.

Всего в сундуке оказалось двадцать два таких мешочка: в десяти из них были серебряные монеты, в восьми – золотые; еще в трех был золотой песок, а последний, немного поменьше остальных, содержал драгоценные камни, обернутые в хлопок и бумагу.

– Этого достаточно, – вскричал священник, – чтобы сделать нас обоих богатыми на всю оставшуюся жизнь!

Лучи жгучего летнего солнца, хоть и клонившегося к закату, нещадно палили их, но друзья наши этого даже не замечали. И не ощущали они ни голода, ни жажды, ни усталости – лишь сидели, словно загипнотизированные, в окружении разбросанных по песку мешочков из-под денег, с огромной кучей монет на жакете перед ними да распахнутым сундуком позади. Солнце уже вовсю клонилось к горизонту, когда пастор Джонс наконец принялся изучать бумаги, хранившиеся в сундуке.

Две из трех тетрадей в толстом переплете, несомненно, представляли собой вахтенный журнал пиратского корабля, все это время стоявшего в устье Делавэрского залива. Записи же в третьей были сделаны на испанском языке, и, судя по всему, то был журнал какого-то захваченного ими судна.

Друзья сидели на песке, и добрый старик читал своим высоким надтреснутым голосом записи о кровожадных деяниях пиратов, из которых они и узнали, кто же стоял на якоре за мысом. А оказался это не кто иной, как прославленный капитан Кидд. Время от времени его преподобие прерывал чтение и восклицал: «Ах, проклятые негодяи!» или «Какие же отъявленные мерзавцы!» – а затем снова продолжал зачитывать тот или иной отрывок.

А Том Чист сидел да слушал, то и дело украдкой прикасаясь к куче денег, усыпавших жакет.

Можно лишь гадать, зачем капитан Кидд вел эти кровавые заметки.

Возможно, потому, что они уличали в преступлениях весьма многих знатных людей из колонии Нью-Йорк:

располагая подобными свидетельствами, пирата уже невозможно было привлечь к суду без того, чтобы не засадить вместе с ним на скамью подсудимых с десяток, если не больше, весьма уважаемых джентльменов. Оставь прославленный пират их у себя, и они, без всяких сомнений, послужили бы мощным оружием защиты, дабы оградить его от виселицы. И действительно, когда капитана Кидда в конце концов осудили и повесили, то отнюдь не по обвинению в пиратстве, а лишь за то, что он ударил черпаком по голове не подчинившегося ему моряка, да и ненароком убил его. Преследовать же Кидда за пиратство власти не осмелились. Но, как бы ни было сформулировано официально предъявленное ему обвинение, на самом деле этого человека повесили именно потому, что он был пиратом, и нам известно, что разделаться с ним помогли эти самые вахтенные журналы, которые Том Чист впоследствии привез в Нью-Йорк.

Но не будем забегать вперед и вернемся к нашим героям. Итак, пастор Джонс сидел и в сгущающихся сумерках зачитывал эти ужасные летописи пиратства, а Том все слушал его, не сводя глаз с кучи золотых и серебряных монет.

Ну и зрелище открылось бы тому, кто застал бы там наших друзей! Но они были одни-одинешеньки: лишь гигантский купол ясного неба над головой да широкая белая пустыня вокруг. Солнце опускалось все ниже и ниже, и наконец они решили, пока еще совсем не стемнело, взглянуть на остальные бумаги в сундуке.

В основном то были банковские векселя, выписанные на некоторых самых могущественных купцов Нью-Йорка. Пастор Джонс, читая сии имена, узнавал почти все, ибо они были известны ему по слухам. Вот, например, есть такой джентльмен – священник предположил, что встретит его имя здесь. Ага! Вот и мистер такой-то. М-да, если все эти векселя подлинные, то получается, что проклятый негодяй ограбил и одного из его лучших друзей.

– Интересно, – произнес священник, – зачем мерзавец так старательно спрятал эти бумаги вместе с остальными сокровищами, ведь в таком виде они не принесут ему пользы? – И сам же ответил на свой вопрос: – Наверняка Кидд сделал сие потому, что векселя дадут ему власть над человеком, на которого выписаны, и он сможет весьма неплохо заработать, прежде чем отдаст их владельцам. Вот что я тебе скажу, Том, – продолжил он, – езжай-ка ты сам в Нью-Йорк, да заработай на их возвращении. Это будет весьма неплохая прибавка к твоему состоянию.

Большинство векселей было выписано на имя некоего Ричарда Чиллингсворта, эсквайра.

– А он, – заметил пастор, – один из богатейших людей провинции Нью-Йорк. Ты должен отправиться к нему и рассказать, что мы здесь нашли.

– Когда мне выезжать? – лишь спросил Том Чист.

– С первым же судном, которое подвернется, – ответил священник. Затем он, все еще держа в руке векселя, наклонился и притронулся к куче денег, так и лежавшей на жакете. – Слушай, Том, – продолжил он, – а не уделишь ли ты и мне десятка два этих дублонов?

– Можете взять хоть пятьдесят, если хотите! – Том был искренне благодарен доброму пастору, да и внезапное богатство сделало его великодушным.

– Ты все такой же славный мальчик, какого я знал всегда, Том, – ответил священник, – и я буду благодарить тебя всю оставшуюся жизнь.

Наш герой сгреб обеими руками серебряные монеты:

– Возьмите, сэр, и вы можете взять еще столько, сколько захотите.

Он высыпал деньги в руки добряка, и священник собрался было положить их к себе в карман, но вдруг замер, охваченный внезапно возникшими сомнениями.

– Все-таки не знаю, подобает ли мне, лицу духовного звания, брать эти пиратские деньги, – заявил он.

– Но возьмите, пожалуйста, – настаивал Том.

Однако пастор колебался.

– Нет! – горячо воскликнул он. – Я не возьму эти деньги, ибо на них кровь! – И с этими словами высыпал монеты обратно в уже опустевший сундук, затем поднялся и отряхнул с брюк песок. Потом он весьма энергично помог мальчику завязать мешочки и уложить их назад в ящик.

Так пираты порой поступали со своими капитанами Они закопали сундук в том же самом месте, где и нашли, и пастор сложил бесценную бумагу, где было указано, как отыскать сокровища, и аккуратно убрал ее в бумажник.

– Том, – объявил он уже, наверное, раз в двадцатый за день, – сегодня ты сделал себе состояние.

И Том Чист, запихивая себе в карман пяток дублонов, которые изъял из своего сокровища, наконец-то понял, что все происходившее с ним было никакой не сон, а самая что ни на есть правда.

Когда они шли назад через песчаную площадку, мальчик вдруг резко остановился и огляделся по сторонам.

– Вот здесь, – объявил он, ударив пяткой в песок, – негодяи и убили несчастного негра.

– И здесь он лежит, навеки погребенный, – ответствовал пастор Джонс и вонзил свою трость в песок.

Том Чист содрогнулся. Он совершенно не удивился бы, если бы наконечник трости ударился обо что-то мягкое под слоем песка. Но этого не произошло, да и вообще не было заметно никаких признаков разыгравшейся здесь накануне трагедии. Либо пираты уволокли труп и похоронили его где-то в другом месте, либо же буря подняла песок и совершенно сровняла место, сокрыв таким образом все свидетельства совершенного здесь преступления – в любом случае, тело так никогда и не обнаружилось, по крайней мере, насколько это было известно Тому Чисту и преподобному Хилари Джонсу.

На этом и заканчивается история о сундуке с сокровищами, однако отнюдь не история Тома Чиста.

А дальше с нашим героем произошло следующее. Он не вернулся назад к Мэту Абрахамсону: отныне всю заботу о нем и его состоянии теперь взял на себя пастор Джонс.

Старый рыбак поднял изрядный шум и частенько приходил навеселе к дому добряка пастора и обвинял того во всех грехах. Он также всячески поносил Тома, не скупясь на обещания относительно того, что сделает с мальчишкой за побег, когда тот ему попадется. Но поскольку герой наш в подобных случаях предусмотрительно держался подальше, то из угроз старика ничего не вышло.

Время от времени Том приходил проведать приемную мать, но неизменно в часы, когда старого рыбака не было дома.

И Молли Абрахамсон всегда говорила сыну:

– Давненько я не видела своего папашу в таком отвратительном настроении. Будь осторожен, Том, как бы он тебя и впрямь не убил, если ты вдруг ему попадешься.

Конечно же, Том никому, даже Молли, не рассказал о сокровищах, сие так и оставалось их со священником тайной. Недели через три пастору Джонсу удалось выхлопотать ему место на судне, следовавшем в Нью-Йорк, и уже через несколько дней Том Чист прибыл на место назначения. Никогда прежде не бывал он в больших городах, а потому все никак не мог надивиться обилию кирпичных домов, множеству людей, сновавших по аккуратным утоптанным земляным тротуарам, магазинам, где товары развешивались в витринах, и, более всего, укреплениям и артиллерийской батарее на мысу: рядам грозных пушек да часовым в алых мундирах, вышагивавшим туда-сюда по бастионам. Все это было просто поразительно, равно как и множество кораблей, стоявших на якоре в гавани. Том словно бы попал в какой-то иной мир, столь разительно непохожий на песчаные дюны да поросшие осокой низины Хенлопена.

Наш герой снял комнату при кофейне, близ ратуши, и через посыльного отправил мастеру Чиллингсворту написанное пастором Джонсом письмо. Весьма скоро мальчик вернулся с ответом, в котором Тома приглашали нынче к двум часам в дом вышеупомянутого сквайра.

Том отправился туда в величайшем волнении, и бедняга окончательно пал духом, когда обнаружил по искомому адресу роскошный кирпичный особняк в три этажа, с выкованными на фасаде инициалами владельца.

Контора располагалась в том же здании, но Тома благодаря письму мистера Джонса провели прямо в гостиную, где великий богач и ожидал его прихода. Он сидел в кожаном кресле, покуривая трубку, с бутылочкой превосходной мадеры многолетней выдержки.

Том так и не успел обзавестись новой одеждой, так что вид имел весьма неважнецкий, представ перед хозяином особняка в том же самом грубом одеянии, что носил в Хенлопене.

Мистеру Чиллингсворту, судя по всему, наружность его пришлась не по нраву, ибо, пуская клубы дыма, смотрел он куда-то в сторону, но только не на Тома.

– Ну, юноша, – начал он, – и что же это такое важное и совершенно поразительное вы имеете сообщить мне? Я получил письмо этого, как его там – ну да, мистера Джонса, – и готов вас выслушать.

Однако, если поначалу богач и не воспринял своего посетителя серьезно, то вскоре его мнение решительно переменилось, ибо не произнес Том и двух десятков слов, как поведение мистера Чиллингсворта стало совершенно иным. Он выпрямился в кресле, отложил трубку, отставил в сторону бокал с мадерой и даже предложил Тому сесть.

Он с необычайным вниманием слушал все то время, пока Том Чист рассказывал о закопанных сокровищах, убийстве несчастного негра и о том, как они с пастором Джонсом откопали сундук. Лишь единожды мистер Чиллингсворт прервал его повествование.

– Подумать только, – вскричал он, – что этот мерзавец прямо сейчас разгуливает по Нью-Йорку, словно порядочный человек, да еще считает себя ровней лучшим из нас! Ах, если бы мы могли заполучить эти вахтенные журналы, про которые ты рассказал! Но продолжай же.

Когда Том Чист закончил, отношение мистера Чиллингсворта к гостю было уже полностью противоположным выказанному им вначале. Он обрушил на Тома тысячу вопросов, и все в самой вежливой и обходительной манере, какую только можно вообразить, и не только предложил ему бокал великолепной мадеры, но даже пригласил остаться на ужин. Никого не будет, заверил он, только его жена да дочь.

Том, совершенно ударившийся в панику от одной лишь мысли о трапезе в обществе двух леди, решительно отказался даже от предложенной чашки чаю.

Он еще не знал, что ему суждено было остаться в этом доме на всю жизнь.

– А теперь, – попросил мистер Чиллингсворт, – расскажи-ка мне о себе.

– Рассказывать мне, ваша милость, совершенно нечего, за исключением того, что много лет тому назад меня вынесло морем.

– Вынесло морем! – воскликнул купец. – Это как же? Ну-ка, давай рассказывай все с самого начала.

Том внял его просьбе и подробно поведал хозяину историю, которую частенько пересказывала приемному сыну Молли Абрахамсон. По мере его повествования интерес мистера Чиллингсворта сменился возбуждением, которое все усиливалось. Внезапно он вскочил с кресла и принялся расхаживать по комнате.

– Стоп! Стоп! – вскричал он наконец, прервав Тома на полуслове. – Скажи-ка мне, знаешь ли ты название разбившегося корабля, с которого тебя вынесло на берег?

– Да, он назывался «Бристольский купец», – ответствовал Том Чист.

– Я знал! Я знал! – громко воскликнул богач, воздев руки к небу. – Я чувствовал это с того самого мига, когда ты только начал рассказывать. Но скажи же мне, не нашли ли при тебе какие-нибудь вещи, помеченные инициалами?

– Как же, ваша милость, я был завернут в женский платок, с вышитыми на нем буквами «Т» и «Ч».

– Теодосия Чиллингсворт! – вскричал купец. – Я знал! Я знал! Боже! Можно ли вообразить что-нибудь более чудесное? Мальчик! Мальчик мой! Да знаешь ли ты, кто ты такой? Ты сын моего родного брата! Его звали Оливер Чиллингсворт, и мы вместе вели торговлю! Вот его-то сын ты и есть! – И с этими словами он выбежал из комнаты и принялся громко звать жену и дочь.

В результате Тому Чисту – точнее, уже Тому Чиллингсворту, как его отныне следовало называть, – все-таки пришлось в тот день остаться на ужин.

Вот и вся история, и я надеюсь, что она пришлась вам по душе. Том Чист по праву стал знатным и богатым человеком, и вскоре женился на своей хорошенькой кузине Теодосии (названной так в честь его матери, утонувшей на «Бристольском купце»).

Он не забыл своих друзей и поселил доброго пастора Джонса в Нью-Йорке.

А что до Молли и Мэта Абрахамсонов, то они довольствовались годовой пенсией в десять фунтов до конца своих дней, ибо теперь, когда все у него было хорошо, Том не держал зла на старого рыбака за снесенные от того побои.

Сундук с сокровищами доставили в Нью-Йорк, и хотя наш герой и не получил все деньги, что в нем хранились (как то полагал пастор Джонс), ему все же досталась весьма изрядная сумма.

И напоследок хочу добавить только одно: я уверен, что из всех доказательств, которыми располагало правосудие против капитана Кидда, когда этого злодея сначала арестовали в Бостоне, а затем казнили в Лондоне, те вахтенные журналы, что обнаружил Том, сыграли наиболее значительную роль.

–  –  –

Вряд ли мои современники, чье спокойное и размеренное существование протекает под защитой законов и в окружении множества людей, в состоянии понять, какой была жизнь в американских колониях в начале восемнадцатого века, когда было возможно само существование кровожадных злодеев вроде капитана Тича, известного под прозвищем Черная Борода, а губернатор и секретарь провинции, где он обосновался, наверняка получали свою долю от его добычи и всячески покрывали преступления пиратов.

Американские колонисты тех времен в большинстве своем были людьми грубыми и черствыми, едва ли знакомыми со светлой стороной жизни. Проживали они в основном в небольших поселениях, отдаленных друг от друга на значительные расстояния, так что не могли ни издавать какие-либо законы для собственной защиты, ни обеспечивать их соблюдение. Каждому в те лихие времена приходилось полагаться лишь на собственные силы, дабы сохранить и защитить добро и не допустить захвата оного жестокими чужаками.

Вообще, на мой взгляд, для человека вполне естественно отбирать у других все, что только можно. Маленькие дети, например, всегда пытаются отнять у своих товарищей и оставить себе игрушки, которые им приглянулись. И лишь в результате постоянных внушений постигают они: нельзя завладевать силой тем, что тебе не принадлежит. Так что люди изначально порочны, и становятся честными, усвоив, что брать чужое плохо, лишь посредством обучения и воспитания. Когда же человек не получает подобного воспитания или ежели есть нечто такое в его характере, что препятствует усвоению честности, тогда он только и выжидает возможности завладеть тем, что ему приглянулось, – ну прямо как в детстве.

Население колоний в те далекие времена, как уже упоминалось, было немногочисленным, и к тому же люди жили слишком далеко друг от друга, чтобы они могли, объединившись, защищать себя и свое добро, а потому тогда сплошь и рядом творились такие чудовищные беззакония, в которые нам, гражданам цивилизованного общества, трудно поверить.

Обычным средством торговли между провинциями являлись в то время каботажные суда. И они были столь беззащитны, а колониальные власти столь неспособны обеспечить им надлежащую охрану, что злодеи, замыслившие ограбить эти корабли, могли осуществить сие, совершенно не подвергаясь риску.

Моря и океаны в те далекие дни буквально кишели вооруженными шайками флибустьеров, которые останавливали торговые суда и безнаказанно их грабили.

Тогдашние провинции управлялись губернаторами, назначаемыми лично самим королем. И одно время подобный губернатор был волен творить в своей провинции почти все, что ему заблагорассудится. Он отчитывался лишь перед королем да правительством, однако Англия находилась далеко, так что фактически он был предоставлен лишь самому себе.

Губернаторы сии, как это вообще свойственно грешной человеческой природе, жаждали поскорее разбогатеть и одним махом заполучить все, что только можно. Но поскольку они были благовоспитанными джентльменами, то никак не могли податься в пираты или разбойники. Да к тому же их назначил сам король, и эти господа не желали рисковать своей репутацией. Порой они даже по мере сил пресекали пиратскую деятельность, да вот только их правительства были слишком слабы, чтобы оградить торговые суда от нападений флибустьеров или наказывать грабителей по сошествии на берег. Собственным военным флотом колонии не обладали, да фактически и армией тоже. Недоставало и проживавших в общине людей, которые могли бы организованно выступить против более сильных и хорошо вооруженных негодяев.

Захваченное пиратами с торговых судов добро считалось потерянным раз и навсегда. И законные владельцы практически никогда не ходатайствовали о его возвращении, ибо сие было совершенно бессмысленно. Все награбленное безраздельно принадлежало пиратам.

При этом губернаторы и секретари колоний отнюдь не считали зазорным получить свою долю с безвозвратно утраченного законными владельцами и теперь вроде как бесхозного имущества.

Ребенку внушают, что очень плохо отнимать у других, например конфету. Однако, когда некий скверный мальчишка все-таки да отнимет ее и скроется со своей добычей, а лишившийся сласти законный владелец с ревом убежит домой, третьему ребенку вовсе не кажется таким уж нехорошим угоститься предложенной ему этой самой конфеткой, даже если он и подозревает, что ее у кого-то отобрали силой.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Похожие работы:

«Общая характеристика животных, опасных для населения Московской области Бродячие собаки Стаи бродячих собак у нас частое явление. Самая опасная зараза, которую можно подцепить при укусе бродячей собаки, вирус бешенства. Что такое бешенство? Бешенство (водобоязнь) вирусное заболевание теплокровных живо...»

«отзыв О Ф И Ц И А Л Ь Н О Г О О П П О Н ЕН ТА НА Д И С С Е РТ А Ц И Ю П ЕРЕ В А Л О В О Й ОЛЬГИ А Н Д РЕЕВ Н Ы "С Т И Х О Т В О Р Н А Я М О Л И ТВ А В РУ С С КО Й П О Э ЗИ И XIX ВЕКА: Ж А Н Р О В А Я Д И Н А М И К А И ТИ П О Л О ГИ Я", П РЕ Д С Т А В Л Е Н Н У Ю НА С О И С К А Н И Е У Ч Е Н О Й СТЕП ЕН И К А Н ДИ ДА ТА Ф И Л О Л О Г И Ч Е С К И Х Н А У К П О С П Е Ц И А Л Ь Н О С Т И 10.0...»

«НАТАЛЬЯ ПОЖАРИЦКАЯ ИЗДАТЕЛЬСТВО "ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА" Библиотека Ладовед 2017г. МОСКВА "ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА " 1989 ББК 28.08 П46 Таких речек в нашей стране очень много. Называются они по-разному. А эта Озерёнка. Чуть подальше течёт её старшая сестра река Озерна. Озерна большая, споко...»

«Инструкция panasonic cs a120ke 25-03-2016 1 Не пользуемые симметрии воспитываются! Взвинчивающие фистулы могут намудрить за демонтажом. Олицетворяемая грузоперевозка является, скорее всего, балдеющей разносторонностью. Позитивизм дивно заарендовывает в угоду квазии...»

«leslie jones Экслюзивный партнер architecture www.urbanexperts.co www.lesliejones.co.uk Партнерство Urban Experts и Leslie Jones Architects это прежде всего наивысший уровень международного качества архитект...»

«Поздравляем с приобретением лазерного дальномера Bushnell® ELITE® 1500.Bushnell® ELITE® 1500 это сложный оптический прибор, который прослужит вам много лет. Эта инструкция расскажет как правильно работать с прибором, а так же как за ним следует ухаживать. Для достижения максим...»

«Эхо – репитер ER-401 Россия Ver 1.01 30.03.2010 http://swjz.narod.ru 1. Назначение Эхо – репитер позволяет увеличить дальность связи за счёт ретрансляции сигнала. Также может использоваться для контроля работы радиостанции (передаёте, а затем сами слушаете качество передачи). При помощи...»

«Содержание 1. Целевой раздел 1.1. Пояснительная записка 2 1.2. Планируемые результаты освоения обучающимися основной 6 образовательной программы начального общего образования 1.3. Систе...»

«ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ А. Н. Крючков, А. А. Егоров МОНИТОРИНГ СОСТОЯНИЯ СОСНОВЫХ ЛЕСОВ ГОРОДСКОГО ОКРУГА ТОЛЬЯТТИ ЗА 20022006 годы За период наблюдений с 2002 по 2006 годы на шести постоянных пробных площадях, заложенных в городских лесах Тольятти, установлено, что при существующем ур...»

«Приложение. Специальная сессия при Международном симпозиуме "Куда идет Россия: альтернативы общественного развития" Политические идеологии современной России Вопросы для обсуждения 1. Возможно ли (и нужно ли) возникновение в современной России идеологий, способных осуществлять функции политической мобилизации, репрезентации и с...»

«Архимандрит Борис (Масленников) Дорога в Рай проходит через ад Духовная поэзия По благословению архиепископа Василия (Злотолинского) Книга издана при содействии Александра Александровича Маркова Мужской монастырь Святого Саввы Ос...»

«1. Пояснительная записка Программа разработана В. Н. Латчуком (руководитель), С. К. Мироновым, С. Н.Вангородским, М. А. Ульяновой для 11 класса в соответствии с требованиями: Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования, утвержденного Министерством образования и науки Российской Ф...»

«04 08 E Это единственная латиноамериканская пейзажи и тут же города с страна в Северной Америке и самый инфраструктурой высшего уровня. ближний сосед Соединенных Штатов Каждый год Мексику посещают более Америки на их южной границе, Мексика 20 миллионов...»

«1 Содержание Пояснительная записка 1. Общая характеристика учебного предмета 2. Место учебного предмета в УП школы 3. Описание ценностных ориентиров содержания учебного предмета 4. Личностные, метапредметные, предметные результаты освоения...»

«ЗМІСТ ВСТУПНЕ СЛОВО 11 ПАМ'ЯТЬ КРІЗЬ ЧАС 13 ДОКУМЕНТАЛЬНІ МАТЕРІАЛИ 19 Розділ І. Перебудова роботи органів державної безпеки за умов воєнного часу 19 № 1. Директива НКГБ СРСР № 127/5809 про заходи органів держбезпеки у зв'язку з початком бойових дій з Німеччиною. 22 червня 1941 р. 19 № 2. Директива НКГБ СРСР №...»

«Киноаппараты Кварц Каталог Киноаппараты Кварц Семейство киноаппаратов на одинарную или двойную 8-мм кинопленку. Название марки на латинице: Quarz. 8-мм киноаппараты относились к исключительно любительской категории – малая площадь кадра не позволяла достигать больших увеличе...»

«С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ СБОР ДОКУМЕНТОВ ПРИ ПОДГОТОВКЕ ДИССЕРТАЦИИ К ЗАЩИТЕ: Вашей защите будет посвящено три заседания диссертационных советов. Первые два заседания пройдут без Вашего...»

«ТВОРЕНІЯ БЛАЖЕННАГО ІЕРОНИМА Стридонскаго. ЧАСТЬ 3. КІЕВЪ. Тяпографія аренд.. Т. Кереръ, Вольшая Владимірскаа улица, домъ 22. 1880. Изъ журнала "Труды Кіевской духовной Академіи" за 1868, 1869 гг. БЛАЖЕННАГО ІЕРОНЙМА ПИСЬМА.87...»

«"Ноль сомнений" Расценки на услуги в сети Билайн для тарифного плана "Ноль сомнений" при подключении в Брянской, Липецкой, Воронежской области (далее субъект РФ, в котором производилось подключение, именуется "домашней сетью") Услуги, подключа...»

«Краткое руководство по эксплуатации принтера этикеток Monarch Pathfinder Ultra Silver 6032 tm Москва, 2006. PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Краткое руководство по эксплуатации принтера Monarch Pathfinder Ultra Silver 6032 tm Начало работы...»

«В СДО Moodle все вопросы находятся в Банке вопросов, при создании вопроса можно выбрать категорию. Именно из Банка вопросов они и показываются в тестах. Таким образом, при необходимости мы можем отредактировать вопрос, и результаты сразу увидим в тесте. В вариантах ответов тестов Moodle при множеств...»

«РОЗДІЛ I Теоретичні положення соціологічних розвідок УДК 331.108.226+658.3(061.5) Особенности управления человеческими ресурсами в многонациональной среде международной компании В статье определяется сущность управления человеческими Екатерина Банникова 1– ресурсами...»

«Условия продажи товаров в интернет-магазине Moto-stock.ru для физических лиц Термины Клиент полностью дееспособное физическое лицо, размещающее Заказы на сайте https://motostock.ru, либо указанное в качестве получателя Товара, либо использующее Товары, приобретенные на сайте https://moto-stock.ru, исключит...»

«ТАБЛИЦА РАЗМЕРОВ СТРАХОВЫХ ВЫПЛАТ (ПРИ ВРЕМЕННОЙ НЕТРУДОСПОСОБНОСТИ В РЕЗУЛЬТАТЕ НЕСЧАСТНОГО СЛУЧАЯ) Ст. Размер Характер повреждения страховой выплаты (% страховой суммы) Кости черепа, нервная система Переломы костей черепа: а) перелом наружной пластинки кости (костей) свода, расхождение шва 5 б) перелом, трещина свода 15 в) перело...»

«Л М.у 3 ЫКАЛ ЬН ОЕ ТВОРЧЕСТВО И МУЗЫКАЛЬНАЯ ^КИЗНЬ РЕСПуБЛИК )ССИЙСКОЙ ^ЕДЦЕРАиЛИ Выпуск 3 всесоюзное издательство „Советским ком позит ор* кУ'Моск-уза ' [980 Р ед а к ц и о н н а я коллегия: С. Б А Л А С А Н Я Н, А. ГРИГОРЬЕВА (со ст а в и т е л ь ), Е. Г Р О Ш Е В А (р е д а к т о р ), Ю. К О Р Е В, Ф. Р У Б Ц О В, М. Т...»

«Электронный научный журнал Регион: государственное и www.regiongmu.ru муниципальное управление № 3(03), 2015 года УДК 328.185 В.В. Халяпин, Г.И. Шахворостов АНАЛИЗ МЕТОДОВ ПРОТИВОДЕЙСТВИ...»

«Закрытое акционерное общество "Р.О.С.СПЕЦТЕХМОНТАЖ" (ЗАО "Р.О.С.СПЕЦТЕХМОНТАЖ") Ул. 8-го Марта, д. 10, стр.1, г. Москва, 127083, тел./факс (495) 723-83-80, 723-83-85 e-mail: info@rosstm.ru ОКПО 59825865, ОГРН 103 77 0500 3380, ИНН 7705 484441, КПП 77...»

«№1(2012) (2012) Учредитель : ООО "Витпостер" Главный редактор АВРУТИН Анатолий Юрьевич Редакционная коллегия: Анатолий АНДРЕЕВ Глеб АРТХАНОВ Алексей ВАРАКСИН Иван ГОЛУБНИЧИЙ (Москва) Светлана ЕВСЕЕВА Андрей КАРЕЛИН Николай КОЗЛОВ Николай КОНЯЕ...»

«В 2007 году аналитические продукты информационного агентства INFOLine были по достоинству оценены ведущими европейскими компаниями. Агентство INFOLine было принято в единую ассоциацию консалтинговых и маркетинговых агентств мира ESOMAR. В соответствии с правилами ассоциации все продукты агентства INFOLine сертифицируются по общее...»

«Изобретающие программы: источник инноваций ©, В.Н. Глазунов, директор Компании "Метод", г. Москва Зачем нужны Изобретающие программы Для большинства российских компаний актуально создание новых продуктов и технологий, а также повышение их характеристик до современного уровня. Ситуация осложняется тем, что...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.