WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |

«РУССКАЯ СТАРИНА ЕЖЕМСЯЧНОЕ ИС Т О Р И Ч Е С К О Е И З Д А Н І Е. 1899 годъ. Я Н В А РЬ. Г о д ъ ХХХ-й. СОДЕРЖ АНІЕ. К Русски минь ...»

-- [ Страница 7 ] --

прибыла карета, а отправился къ Гётце, чтобы переговорить съ нимъ но нашедъ только его жену, больную отъ потрясеній, Которыа она ис­ пытала въ минувшее дни, едва оправившись отъ родовъ. Я сообщилъ сегодня вечеромъ императриц мысль по поводу набдюденія, сд­ ланнаго Уваровымъ, что хотя Магницкій обвинялъ много лиць въ ре­ волюціонныхъ замыслахъ, но сравнивая списокъ тхъ, о которыхъ онъ доносилъ, съ тмъ, которые въ дйствительности быди задержаны, какъ участники въ заговор, оказывается, что ни одинъ изъ послднихъ не былъ названъ Магницкимъ: къ гому замчанію Уварова я присово­ купилъ, что оно можетъ породить мысль, что, имя ддо съ человкомъ, подобнымъ Магницкому, который весьма легко можеть самъ быть въ числ главныхъ двигателей, можно допустить, что онъ длаетъ первые доносы лишь для того, чтобы отвратить подозрніе оть настоящихъ адептовъ. Императрица возразила, что однако до сихъ норъ онъ не нзоблвченъ... Увидятъ, наконецъ!

Д е к а б р я 29-го, вторникъ. Я отправился въ ІО*/* къ нкоему барону фонъ-Ранцау изъ Мекленбурга и въ Гермару изъ Веймара, чтобы сопровождать ихъ въ Воспитательное общество благородныхъ двицъ, но не засталъ ихъ дома. Тогда я продолжалъ свой путь въ Смольный и явился къ Госпож Адлербергъ; я узналъ отъ нея, что эти господа начали свой обзоръ съ Мщанскаго училища. Я отправился туда; затмъ, обойдя кругомъ, направились чрезъ богадльню во Вдовій домъ, а оттуда въ Воспитательное общество благородныхъ двицъ и присутствовали на обд. Въ 3 ч. мы оставили Воспитательное обще­ ство, и я отправился во дворецъ, гд обдалъ.

Императрица позвала меня лишь посл обда. Она писала письмо къ императриц Елиса­ вет и Отпустила мевя въ 9 часовъ. Получивъ еще письмо отъ г. Силь­ вестра съ запиской къ Графин Томатисъ, я отправился къ вой. Воз­ вратившись посл ІО'/* ч., я слъ ва работу въ І І 1 ч., чтобы приго­ /* товить отвтныя письма для семи лицъ: принцу Августу Голштинскому и его жен, наслдному принцу Кобургскому съ женой, къ графу Ливену, графнн Гевкель и г-ж Нарышкиной, Маріи Яковлевні. Р а ­ бота продолжалась до 3 час.

Д е к а б р я 30-го, среда. Въ ІО часовъ я отправился ва экзаменъ во вторую школу солдатскихъ дочерей, такъ какъ императрица прика­ зала мн присутствовать на немъ съ ІО ч. до 12 ч., а Новосильцовъ быдъ на экзамен въ школ № 1. Я прибылъ вмст съ Бенкендорфомъ, вслдъ за нимъ пріхали г-нъ Кутузовъ, затмъ графини Комаровская, наконецъ гг. Васильчиковъ и Левашевъ. Экзаменъ про­ должался до 12'/, ч., и я возвратился во дворецъ, гд послалъ къ императриц проекты отвтовъ. Императрица подписала письма е ъ принцу и принцесс Голштинскимъ я отложили другія. Здсь я про

<

Библиотека "Руниверс" ВОЦАРЕНІЕ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ I. 331

вель день за полночь. Императрица поручила мн написать записку о событіяхъ 27-го ноября, чтобы исполнитъ желанія великой княгини Маріи. Итакъ, сегодня вечеромъ я опять долженъ былъ работать.

Д е к а б р я 31-го, четвергъ. Я провелъ утро дома и похалъ во дворецъ только посл полудня. Я узналъ, что трауръ будетъ снять только посл обда, и мы, лица, принадлежащія къ штату императрицы, собрались обдать вмст, чтобы посл обда принести ей свои поздрав­ ленія; однако я вернулся домой, чтобы перемнить костюмъ и по до­ рог зашелъ къ бдному Эндену, съ которымъ опять былъ болзненный припадокъ. Я засталъ его въ лучшемъ состояніи, а доктора подаютъ надежду на выздоровленіе. Переодвшись дома, я опять вернулся во дворецъ. Посл «бда мы поздравлялв императрицу въ 9 часовъ. Она Отпустила моихъ сотоварищей, а я оставался работать до полуночи.





Въ полночь она поздравила меня съ Новымъ годомъ и Отпустила, пору­ чивъ мн приготовить проектъ отвта на письмо, которое она только что получила отъ герцогини ангулемской, дочери Людовика ХУ1, прося обратить особое вниманіе на редакцію отвта. Я долженъ былъ на­ писать проектъ этого отвта тотчасъ же и встртилъ такимъ образомъ Новый годъ, какъ и прошлый, съ перомъ въ рук.

Евгеній Шумигорскій.

Сообщ.

–  –  –

Отъздъ загранвцу.—Заметаніе слда.—Представленіе нашему послу въ Вн разговоръ съ нимъ.—Положеніе Австріи относительно Россіи и Турціи.— Отъздъ въ Букарестъ.— Наше консульство.—Жнвнь въ Букарестъ.—Поло­ женіе длъ.—Скопцы.—Болгаринъ Евлогій Георгіевъ.

евабря 3-го вечеромъ, усвшись поудобне въ вагон 1-го класса, я выхать изъ Кишинева. Въ Бирзул (кажется) поздъ стоялъ довольно долго, я вышелъ на платформу хотя было уже очень поздно и увидлъ толпу народа, глазвшую на ка­ кія то приготовленія. Сновалн рабочіе, повидимому Слесари, навшивали проволоки. Справившись, яузналъ, что г. Яблоч­ ковъ показываетъ новое освщеніе. Черезъ нсколько ми­ нутъ подошелъ ко мн»молодой еще господинъ, отрекомендовался инжене­ ромъ Яблочковъ»» и просилъ посмотрть на изобртенное имъ освще­ ніе; онъ прибавилъ, что детъ въ Парижъ, гд намренъ продать или эксплуатировать свое изобртеніе, а что «у насъ ничего не подлаетъ».

Скоро зажглись огни и вся платформа освтились какъ днемъ. Жаль, подумалъ я, что у насъ ничего подлать нельзя.

*) См..Русск. Стар.* 1899 г. январь.

–  –  –

Просидвъ вслдствіе заносовъ въ Жмеринка все 4-ое декабря и пріхавъ въ Кіевъ 5-го ночью, остановился я въ гостиниц и отправился разыскивать офицера генеральнаго штаба А. С. Веневскаго, котораго я зналъ еще въ 1865 году, когда съ другими двумя офнцереми, Рыбкинымъ и Якубовомъ, держалъ въ штаб Кіевскаго военнаго округа предварительный экзаменъ для поступленія въ академію генеральнаго штаба. Беневскій былъ товарищемъ Рыбкина, кажется, по Константиновскому военному училищу, а я былъ очень друженъ съ Рыбкинымъ и черезъ него познакомился съ Беневскимъ, весьма способнымъ и вмст съ тмъ очень скромнымъ офицеромъ. Опасаясь передваться въ стат­ ское платье въ гостиниц, затрудняясь въ особенности куда двать мое военное платье, я ршилъ открыться Беневскому и просить его содй­ ствія. Онъ съ большой готовностью предложилъ мн перехать къ нему на квартиру, переночевать у него, переодться, а также взялся отпра­ вить мои военныя вещи обратно въ Кишиневъ, Нагловскому. Воспользо­ вавшись любезностью А. С. Веневскаго, я сложилъ у него мои пожитки и отправился покупать гражданское платье. Было 6-е декабря, Николннъ день, и вс лучшіе русскіе магазины были ьаперты; пришлось обратиться къ Жидамъ. Сколько ни выбиралъ—все Нехорошо; правда и то, что я ровно ничего не понималъ въ этомъ дгЬ, такъ какъ въ пер­ вый разъ халъ за границу.

Пересмотрнъ разные костюмы я положился на вкусъ продавца н купилъ себ все нужное, казавшееся мн вполн Сноснымъ, но впослд­ ствіи я самъ убдился, что все мною купленное была гадость Порядоч­ ная. Темновато-коричневый пиджакъ, жилетъ и брюки, длиннополое сраго, Мохнатаго сукна пальто, какъ мн сказали Пальмерстонъ, такая же мягкая, теплая шапка и плэдъ составляли мой костюмъ. Такъ какъ поздъ на Брестъ и Варшаву отходилъ очень рано утромъ, то я съ вечера уложилъ военныя мои принадлежности и на утро очутился стат­ скимъ.

На вокзал, запастись бинтомъ, пилъ я чай и думалъ: какъ бы не встртиться съ кмъ нибудь изъ знакомыхъ. На бду такъ н случи­ лось. Въ вагон, рядомъ со мной, сть какой-то высокій и толстый го­ сподинъ, очень приличный и солидный. Онъ начала со мной разговари­ вать и отрекомендовался: «Предсдатель Одесской судебной палаты Деппъ». Думаю, ужъ не братъ-ли нашему Деппу, начальнику инжене­ ровъ дйствующей арміи, но спросить конечно не ршился.

Обративши вниманіе, что я для удобства надлъ на голову феску, давно когда-то привезенную мн изъ Смирны однимъ пріятелемъ, Деппъ спросилъ:

— А вы феску носите?

— Да, ношу.

— Врно привычка?

Библиотека "Руниверс" И ЗЪ ПРОШЛАГО.

— Привычка.

— Вы врно на Восток бывали?

— Да, бывалъ.

— Вы можетъ быть служите на Восток?

— Служу; я консулъ въ Смирн.

Давая отвты на Заданные вопросы я думалъ, зачмъ я лгу и при­ чемъ тутъ Смирна. Затмъ пошли разспросы съ его стороны: хорошъ ли городъ Смирна, бывалъ ли я въ Дамаск, въ Іерусалим и т. д. Я подтверждалъ вопросы и только изрдка вставлялъ: «нтъ, тамъ не слу­ чилось побывать». Фамилію свою впрочемъ я назвалъ настоящую, в­ роятно отъ непривычки называть себя Паульсономъ, и какъ увидимъ дальше, хорошо сдлалъ.

Такимъ образомъ мы съ нимъ очень сошлись и отлично проводили время.

Въ Брест мы ршили пость, такъ какъ тамъ, но слухамъ, былъ хорошій буфетъ. Дйствительно, хотя въ то время еще не существо­ вало теперешняго грандіознаго, каменнаго вокзала, а былъ маленькій, деревянный, но буфетъ и даже отдльная комната для чистой публики существовали.

Едва вступили мы въ общій залъ, какъ прямо передъ собой я увидлъ того Молоденькаго уланскаго офицера С., который не дале какъ въ минувшемъ сентябр, т. е. полтора или два мсяца тому назадъ, перевозилъ меня съ летучимъ отрядомъ полковника Руданов­ скаго изъ Ново-Минска въ Скерневицы. Онъ тоже меня замтилъ, оче­ видно узналъ и направился ко мн. Что тутъ было длать? увильнуть не было возможности, и я былъ поставленъ въ крайне затруднительное положеніе. Какими глазами, думалось мн, будетъ смотрть на меня Деппъ, котораго я около сутокъ такъ безсовстно морочилъ? Но надо ршаться на что нибудь, надо продолжать комедію.

Глядя въ пространство, я пошелъ впередъ, будто не замчая улыбокъ и поклоновъ улана, и только когда мы поровнялись и я услышалъ уже подъ самымъ моимъ носомъ:

«Извините... виноватъ...» я остановился и снимая наивжливйшимъ образомъ шапку, недоумвающе спросилъ:

— Что Прикажете?

— Вы меня не узнаете?

— Извините, не имю чести...

— Да вы... разв не полковникъ Паренсовъ?

Я захохотать какъ можно естественне:

— Ахъ Боже мой, отвчалъ я, это всегдашняя исторія. Вы вроятно знаете брата моего, полковника генеральнаго штаба?

Уланъ сконфуаился и я чувствовалъ, что партію выигралъ.

— Какъ же, какъ же, продолжалъ онъ; я имлъ удовольствіе съ

Библиотека "Руниверс" И ЗЪ ПРОШЛАГО.

нимъ познакомиться здсь, въ Варшав, на кавалерійскихъ маневрахъ.

Но скажите какое поразительное сходство!

— Да мы близнецы. Это знаете напоминаетъ мн Петербургъ, тамъ есть два близнеца, сыновья фотографа Левицкаго. Я близко знаю всю семью, и то иногда сбнваюсь, принимаю одного брата за другого.

Такъ вы знакомы съ моимъ братомъ? Ну, очень радъ: консулъ въ Смирн, Паренсовъ. Братъ писалъ мн, что былъ на какихъ то кава­ лерійскихъ маневрахъ въ Варшав; онъ теперь въ Кишинев при ве­ ликомъ княз.

— Ая, знаете, смотрю на васъ да и думаю: вотъ полковникъ Парен­ совъ, онъ состоитъ при главнокомандующемъ и вроятно детъ теперь въ командировку. А такъ какъ вы въ статскомъ плать, то я н гр ­ шилъ: врно въ какую нибудь атакую, знаете, заграничную, секретную...

— Помилуйте какая тутъ командировка; просто печень ду лечить;

знаете просидвши долго на Восток—всегда Печенью страдаетъ.

Разговоръ этотъ имлъ хорошія послдствія: уланскій офицеръ, служа по перевозк войскъ по желзнымъ дорогамъ, оказался власть имущнмъ, и благодаря его услужливости мы съ большимъ комфортомъ дохали до Варшавы. Простившись съ Донномъ я похалъ къ моему товарищу М. П. Стаховичу, въ то время командовавшему Варшавскимъ жандармскииъ дивизіономъ. Онъ жилъ на помстительной казенной квар­ тир и уступилъ мн совершенно отдльную комнату внизу.

Такъ какъ я пріхалъ вечеромъ, то вс дла отложилъ до утра.

На другой день отправился къ губернатору барону Медему, съ ко­ торымъ познакомился раньше, во время кавалерійскихъ маневровъ.

Баронъ Медемъ, прочитавъ письмо Непокойчицкаго, очень любезно просилъ немного подождать, послалъ за заграничнымъ паспортомъ и тутъ же у себя дома собственноручно Прописалъ его. Съ этого времени я пересталъ уже быть полковникомъ, а сдлался, судя по Паспорту, Вологодскимъ помщикомъ Паренсовымъ.

На другой день, 10-го декабря, поднявшись до свта, отправился я на Внскій вокзалъ *). Перездъ черезъ границу совершился благо­ получно. День былъ морозный, вьюга, въ куп очень холодно; грлки, положенныя подъ ноги, то слишкомъ грЬли,—просто жгли, то, быстро вставая, не достигали цли. Сквозь плохо пригнанный рамы и дверь наметало снгъ внутрь вагона, и я вспомнилъ наши чудесные, настоя­ щіе русскіе вагоны; кром того, купэ имло выходы только съ боковъ а слдовательно выйти можно было только на станціи. Гд же, думалъ ') Передъ отправленіемъ равииялъ я часть монхъ кредитовъ, причемъ за 1.000 рублей бумажныхъ подучилъ 748 рублей металлическихъ.

–  –  –

я, это прославленное многими наслажденіе, которое испытываетъ вы­ бравшись за границу Россіи.

Въ Вну пріхалъ а очень рано утромъ, еще горли фонари, и былъ пріятно удивленъ увидвъ чудесныя, чистенькій, извозчики каретки въ одну лошадь, что было очень кстати по морозному утру. Каретка довезла меня до рекомендованнаго мн «GrandHotel» на Кертнеръ Strasse.

Помывшись и почистившнсь, направился я къ нашему военному агенту флнгель-адъютанту полковнику. А. Фельдману. Добре шій е­ доръ Александровичъ былъ очень любезенъ, сказать мн, что къ сожа­ лнію H. Н. Обрученъ только-что ухалъ, предупредилъ, что посолъ нашъ очень горячъ въ разговор, боится Андраши, боится войны и, на­ конецъ, предложилъ лично отвезти меня въ посольство, говоря, что безъ его посредничества могутъ выйти задержки и недоразумнія.

Посольство наше помщалось тогда въ Наемномъ дом.

Пройдя мимо очень Сдого швейцара, почтительно раскланявшагося, д под­ нявшись по лстниц, взошли мы ь переднюю.. А. Фельдманъ предложилъ мн подождать, а самъ пошелъ къ послу, взявъ письмо Не­ покойчицкаго. Лакей съ черными, весьма изящными, бакенбардами, снявши пальто съ едора Александровича, остался со мной въ перед­ ней, разсматривалъ меня внимательно и не скажу, чтобы очень почти­ тельно; затмъ слъ на Диванчикъ изъ гнутой внской мебели, а потомъ и Прилогъ на немъ; я же стоялъ, въ качеств просителя, у окошка.

Скоро Фельдманъ ввелъ меня въ какую-то комнату, въ род Гостиной или пріемной, со столомъ по средин, у котораго а увидлъ нашего по сла. Еще не старый, очень подвижный, нсколько суетливый на видъ, онъ принялъ меня очевь сухо, и только разобравъ шнфрованное письмо

Непокойчицкаго, мною поданное, немного смилостивился и спросилъ:

— Что вамъ угодно?

Я старался въ предстоявшемъ мн разговор по возможности точно придерживаться не только общаго смысла, но даже подлинныхъ выра­ женій великаго князя.

— Его высочество поручилъ мн, сказать я, спросить ваше высо­ копревосходительство, въ какомъ положеніи находятся наши переговоры съ Австріей?

— Это вопросъ слишкомъ общій; это секретъ,—сказалъ мн по­ солъ,—я вамъ отвчать не могу. Все зависить отъ Петербурга, куда я послалъ донесеніе съ генераломъ Обручевымъ.

Я высказалъ чрезвычайное сожалніе о томъ, что позволилъ себ безпокоить его, и прибавилъ, что несомннно великій князь не посы­ лалъ бы меня къ нему, если бы предвидлъ возможность такого исхода порученія.

— Такъ я сегодня же буду телеграфировать главнокомандующему, »ітсскла ст«гш‘ 18Мг., т. zero, с і в р л д ь. 22

Библиотека "Руниверс" И ЗЪ ПРОШЛАГО.

сказалъ я, вставая,—что ваше высокопревосходительство не считаніе себя въ прав сообщить черезъ меня ожидаемыя его высочествомъ св­ днія.

— Постойте, постойте, молодой человкъ. Вы еще Молоды и горячитесь,—замтилъ посолъ, и заходилъ по комнат.—Вы мн Задали слишкомъ обширный вопросъ, и я не могу сразу на него отвтить.

Ставьте мн отдльные вопросы, я вамъ выскажу мое мнніе, но оно не есть дло ршенное.

Поставленный въ необходимость задавать вопросы, я долженъ былъ сочинить ихъ, что было не легко, такъ какъ я о переговорахъ съ Ав­ стріей ничего не зналъ, а объ отношеніяхъ нашего правительства къ этой держав могъ судить только, какъ частный человкъ. Тмъ не мене, я поставилъ рядъ вопросовъ и получилъ отвты.

— Какъ смотритъ, спросилъ я, австро* венгерское правительство на сосредоточеніе нашихъ войскъ въ Бессарабіи п на возможность всту­ пленія ихъ въ Румынію?

— Совершенно дружелюбно, отвчалъ посолъ. Андраши мн не­ давно сказалъ, nous vous donnons la Koumanie ‘).

— Какъ смотритъ австро-венгерское правительство на возможность перехода нашей арміи черезъ Дунай?

— Смотря по тому, гд вы будете переходить. Если будете перехо­ дить прямо въ Турцію, то съ Богомъ; Австрія ничего противъ этого не иметъ.

— Какъ Посмотритъ Австрія на возможный переходъ нашей арміи черезъ Балканы, движеніе на Адріанополь, можетъ быть дале, вообще какое можетъ произвести на Австрію впечатлніе быстрое движеніе Іі успшныя дйствія наишхъ войскъ? Нельзя ли предвидть, по какимънибудь Примтамъ, что въ случа, если зайдемъ далеко, то повторится 1853 годъ?

— Идите куда хотите, я ручаюсь, что кром дружелюбнаго взгляда ничего не будетъ. За Адріанополемъ вы, вроятно, встр тясь съ нашими друзьями—англичанами.

— Полагаетъ ли австро-венгерское правительство остаться пассив­ нымъ зрителемъ нашего движенія и не иметъ ли оно въ виду, содй­ ствуя этому движенію, и л и и зъ своекорыстныхъ видовъ, занять Боснію и Герцеговину?

— Весьма возможно, даже вроятно, что оно займеть Герцеговину и Боснію, хотя правительство Австро-Венгріи всми силами старается этого избжать (?) въ виду того, что, занявши эти провинціи, придется оставить ихъ за собой, чего Австрія не желаетъ (?), чтобы не увели

–  –  –

сдать еще боле количества своихъ славянскихъ подданныхъ. Л съ своей стороны желаю, чтобы Австрія заняла теперь же Боснію и Гер­ цеговину; этимъ она занялась бы сама (отвлеклась бы отъ Россіи) и притянула бы на себя часть турецкихъ силъ, такъ какъ я не могу до­ пустить, чтобы турки пустили къ себ безъ сопротивленія даже своихъ друзей австрійцевъ.

— Если, какъ ваше высокопревосходительство полагаете, Австріи займетъ Боснію н Герцеговину, а наши войска будутъ на Балканахъ п дале, то вдь окажется, что австрійская армія будетъ у насъ въ тылу н тылъ нашъ будеть подъ гнетомъ сосдства арміи, дйствитель­ ныя намренія которой точно не опредлены.

— Это ничего. Я ручаюсь, что дале пограничной черты Босніи и Герцеговины австрійскія войска не пойдутъ, гд бы вы ни были. Я еще недавно видлъ Андраши и эрцъ-герцога Альбрехта; они вполн расположены и смотрятъ дружелюбно на вступленіе нашихъ войскъ въ Турцію.

Посл всего сказаннаго я ршилъ, что пора нанести le coup de соlier, то-есть задать главный вопросъ о возможности движенія нашего черезъ Сербію. Дло въ томъ, что мн сдлалось извстнымъ о суще­ ствованіи въ Внскихъ правящихъ сферахъ убжденія, что мы пой­ демъ черезъ Сербію. Это австрійцамъ очень ненравилось, но все же они были уврены въ этомъ. Даже зрцъ-герцогъ Альбрехтъ, Доброже­ лательный Россіи, спрашивалъ. А. Фельдмана, зачмъ мы хотимъ идти черезъ Сербію, что по его мннію надо идти Пряме, а главное быстро и ршительно, тмъ боле, что серьезнаго сопротивленія отъ турецкихъ войскъ мы встртить не можемъ.

Естественно, что надо было оставить »тотъ слухъ (путь на Сербію) существующимъ, если мы хотли идти другимъ путемъ, а потому взв­ сивъ личныя свойства главныхъ дйствующихъ въ Пн лицъ, нена­ дежность Андраши, за котораго нельзя было поручиться, чтобы онъ не сообщилъ кое-чего турецкому правительству,—и даже оставить въ нко­ торомъ заблужденіи нашего посла, что мы думаемъ идти черезъ Сербію, я спросилъ:

— А какъ Посмотритъ австрійское правительство на вступленіе ча­ сти, боле или мене значительной, нашихъ войскъ, въ Турцію черезъ Сербію.

Посолъ, свшій за столъ противъ меня при начал постановки мною вопросовъ, вскочилъ какъ ужаленный:

— Какъ это можно! Этого нельзя —тогда сейчасъ война съ Австріей.

Помилуйте, въ какое положеніе вы меня поставите? Да зачмъ такоіі кругъ? Скажите, вы знаете гд будетъ переправа?

— Не знаю, отвтилъ я.

Библиотека "Руниверс" И ЗЪ ПРОШЛАГО.

— Да вы не секретничайте; мн нужно это знать. Вдь а не врагъ.

Посолъ опять слъ.

— Ваше высокопревосходительство, сказалъ я, у васъ есть свои дипломатическіе секреты, которые вы не считаетъ возможнымъ мн сообщить, а у меня, какъ у уполномоченнаго великаго князя, есть тоже свои секреты, военные, которыхъ я не считаю возможнымъ вамъ сооб­ щить. Одно могу сказать, что переправа предположена между Киліей и Кладово »).

Произнеся эти слова, я чувствовалъ, что немного Пересолилъ, что это очевидная несообразность: вдь это составитъ около 500 верстъ по прямой линіи, а если мрить по Дунаю, такъ и 700 Наберется. При этихъ моихъ словахъ посолъ опять вскочилъ.

— Что вы сказали? спросилъ онъ.

Между Киліей н Кладово, повторилъ я.

Что тутъ произошло, трудно описать.

— Вы сказали Кладово, произносилъ съ азартомъ посолъ; вамъ легко говорить Кладово, а каково мн? Почему вы спросили меня, что будетъ длать Австрія въ случа вступленія русскихъ въ Сербію?

— Я спросилъ это потому, что, повидимому, въ Вн этого очень опасаются.

— И имютъ основаніе; если русскіе солдаты появятся у Кладова, то при существующемъ сильномъ возбужденіи публики и австрійской прессы, а въ особенности венгерской противъ Россіи, произойдутъ сей­ часъ же столкновенія русскихъ съ венграми и Австріей. Напишите ве­ ликому князю, да я и самъ ему напишу, что Австрія нисколько и ничмъ не помшаетъ нашему движенію въ Турцію, лишь бы не черезъ Сер­ бію. Я и то Стараюсь замалчивать поздку Никитина въ Сербію; къ счастью меня не спрашиваютъ, но я знаю, что на это Косится.

Выслушавъ этотъ потокъ словъ, я возразилъ послу:

— Если мы будемъ переходить Дунай не въ Сербіи, то все же наша армія будетъ значительною помощью Сербіи, такъ не все ли равно если какая нибудь часть нашей арміи войдетъ въ Сербію?

— Нтъ, нтъ и нтъ, отвчалъ посолъ Горячась,—о Сербіи и Кла­ день не говорите. Посылайте туда Никитина *), добровольцевъ, оружіе, но не пробуйте идти организованными частями черезъ Кладово.

') Здсь аамчу, что великій княвь приказалъ Mat, въ случа разгово­ ровъ о войн, проводить именно этотъ взглядъ.

’) Начальникъ штаба Виленскаго военнаго округа генеральнаго штаба генералъ-лейтенантъ А. П. Никитинъ былъ командированъ въ Сербію для разбора и упорядоченія положенія нашихъ добровольцевъ, оставшихся бовъ дла въ силу перемирія, заключеннаго между Сербіей и Турціей- Олнакомнв

<

Библиотека "Руниверс" И ЗЪ ПРОШЛАГО. 341

На этомъ моя аудіенція и кончилась. Посолъ пригласилъ меня на другой день обдать прибавивъ, что ожидаетъ депешъ изъ Петербурга съ отвтомъ на его письма, посланныя съ генераломъ Обручевымъ, общалъ телеграфировать великому князю и, Провожая меня, приказалъ написать ему на бумаг мои вопросы. Почести, оказываемыя мн по­ сломъ, произвели очевидно большое впечатлніе на прислугу, которой набралось въ передней уже нсколько человкъ; одинъ надвалъ на меня мой знаменитый Пальмерстонъ, другой подалъ зонтикъ, швей­ царъ же внизу, почтительно приподнявъ шляпу, спросилъ: die adresse des Herrn Baron (адресъ господина барона).

Узжая отъ посла я сказалъ. А. Фельдману, что строго говоря мн въ Вн длать больше нечего, такъ какъ я узналъ все, что мн было нужно, но. А. посовтовалъ остаться, такъ какъ было бы не­ вжливо отказаться отъ приглашенія обдать у посла; когда же я ска­ залъ, что у меня нтъ приличнаго платья, то Фельдманъ успокоилъ го­ воря, что онъ меня поддержитъ надвъ не фракъ, а сюртукъ.

На другой день, сдлавъ кое какія закупки, между прочимъ карман­ ный револьверъ, палку съ кинжаломъ внутри (stilet) и другую съ Свин­ цовымъ набалдашникомъ, отправился я на обдъ въ посольство.

Теперь уже и швейцаръ и лакеи принимали меня почтительно. Я порядочно сконфузился войдя въ Гостиную и увидвъ нсколько чело­ вкъ изъ персонала посольства во фракахъ, но посолъ меня успокоилъ съ утонченной вжливостью сказавъ, что онъ собственно для меня не надть фрака, и дйствительно онъ былъ въ какомъ то сренькомъ сюртук. Меня представили супруг посла, очевидно бывшей когда то очень красивой женщин, и мн пришлось опять конфузиться, когда она, взявъ меня подъ руку, повела въ столовую въ первой пар и посадила по правую свою руку.

За обдомъ, на какой то вопросъ супруги посла я отвтилъ пофранцузски, а она дала мн урокъ, очень практичный и полезный.

— Если вы, сказала она, въ посольствахъ нашихъ за границей хо­ тите говорить такъ, чтобы прислуга не понимала, говорите всегда по русски...

Посл обда вс перешли пить кофе и ликеры въ какую то восточ­ ную комнату, всю въ коврахъ и съ чудесной мягкой, низкой мебелью;

дерева не было видно. Особенно хороша была отоманка, неимоврной величины, такъ что на ней сразу услось нсколько человкъ. Пошли разговоры съ разспросами о Кишинев, великомъ княз, нашихъ предшвсь съ положеніемъ этого дла г. Никитинъ призвалъ едниственно возмож­ нымъ исходомъ возвращеніе добровольцевъ въ Россію черезъ Румынію, opraназовавнііин партіями, что о было исполнено въ теченіе 8имв 1877 года.

–  –  –

положеніяхъ, о мсть переправы и проч. Я отвчалъ, что переправа будетъ между Киліею и Кладово.

Походовъ Немножко по комнатъ посолъ подошелъ ко мн в, когда я всталъ, то взялъ меня за руку и сказалъ:

— Ну, вамъ завтра рано надо хать; пойдемте ко мн въ каби­ нетъ, потолкуемъ еще.

Я откланялся хозяйк, распростился съ гостями и прошелъ вслдъ за хозяиномъ въ великолпный его кабинетъ. Только что мы вошли, какъ посолъ накинулся на меня.

— Что же это значить полковникъ?

— Что такое ваше высокопревосходительство?

— Какъ что, да вдь я вамъ уже сказалъ вчера, чтобы вы и не помышляли о Кладов, а вы опять за свое!

— Я не виноватъ, если ваши подчиненные, дипломаты, задаютъ мн публично такіе вопросы, о которыхъ и думать то Вадо съ опасной, не то что говорить, да еще публично.

Посолъ видимо остался доволенъ моимъ отвтомъ в, потрепавъ меня по плечу, улыбаясь сказалъ:

— Ну да, да, я такъ и понялъ. Вы не думайте пожалуйста, что ди­ пломатъ Богъ знаетъ что. Много ихъ тамъ,—сказалъ онъ протяги­ вая руку по направленію къ той двери, черезъ которую мы вошли въ кабинетъ.

ЗатЬмъ посадивъ меня на кресло противъ большого письменнаго стола онъ сказалъ:

— Вы поймите меня: не дале какъ вчера на этомъ самомъ кресл, на которомъ вы сидите, сидлъ Андраши и повторилъ мн въ сотый разъ, что первый солдатъ нашъ, появившійся вооруженнымъ въ Сербіи, вызоветъ войну съ Австріей. Повторяю вамъ и Напишите великому князю: переправляйтесь гд хотите только не въ Кладов. Вы думаете я ничего не смыслю въ вашихъ длахъ, думаете, что я не понимаю зна­ ченія для васъ Кладова, гд сербы могуть подготовить вамъ все нуж­ ное для переправы; ошибаетесь, отлично понимаю. Вы думаете кто я?

Такъ какъ онъ молчалъ и видимо ожидалъ отвта, то я почелъ нужнымъ отвтить:

— Посолъ русскаго императора...

— Ошибаетесь, я магистръ славянскихъ нарчій!.

Долго еще говорилъ посолъ, но все существенное для меня было уже сказано.

Я захалъ проститься съ. А. Фельдманомъ и отправился домой, съ тмъ чтобы на другой день выхать въ Букарестъ.

Изъ всего мною видннаго, слышаннаго отъ разныхъ лицъ и про­ читанная въ Вн я могъ съ достоврностью вывести слдующее:

Библиотека "Руниверс" И ЗЪ ПРОШЛАГО. 343

австрійское правительство смотритъ не съ непріязнью на переходъ на­ шей арміи черезъ Дунай, лишь бы переходъ этотъ совершился не въ Сербіи. Занятіе и даже апехіоп Босніи н Герцеговины Австріей—во­ просъ ршенный, и Внское правительство этого безусловно желаетъ, во­ преки мннію нашего посла. Въ Вн убждены, что мы будемъ пере­ правляться именно въ Сербію, не желаютъ этого, препятствуютъ и бу­ дутъ препятствовать, но до какой степени—конечно вопросъ.

Возбужденіе въ пресс и публик противъ Россіи громадное, но га­ зеты не теряютъ надежды на мирный исходъ конференцій въ Константи­ нопол.

Несмотря на упорно держащійся въ Вн слухъ о предстоящей, въ случа войны, переправ нашихъ войскъ въ Сербію, турки ждутъ насъ въ другомъ мст, между Рущукомъ и Виддиномъ, особенно окодо перваго.

При мн въ посольств было получено донесеніе отъ нашего кон­ сула въ Сараев, Кудрявцева, что вс регулярныя турецкія войска изъ Босніи уходятъ къ Рущуку и Виддину, оставляя въ Босніи въ скла­ дахъ все оружіе, которое предназначается для милиціи, сборъ которой въ Сараев объявленъ ')• Черезъ Митровицу постоянно Подвозятъ съ юга орудія, порохъ, снаряды, идущіе потомъ большею частію на Во­ стокъ. Настроеніе вашего посольства въ Вн не только миролюбивое, но и больше; думаю не ошибусь если скажу, что посольство наше счи­ тало необходимымъ la paix tout prix.

Сколько я ни старался всми путями, прямыми и косвенными, до­ биться основаній подобнаго миролюбія, добился только неопредленныхъ отвтовъ: время (политическое) дурно выбрано, время года тоже, мы Навязнемъ въ Болгаріи. Я узналъ, что нашъ Константинопольскій воен­ ный агентъ Зеленый теперь въ Кишинев и сообщитъ, что въ настоя­ щее время года по Болгаріи войскамъ ни ходить, ни 'здить нельзя; въ вид иллюстраціи сообщалось, что чемоданъ Зеленаго въ 12 фунтовъ тащили 6 паръ воловъ.

Андраши не только человкъ ве надежный, но прямо для насъ опасный; нашъ же посолъ, кажется, слишкомъ ему Довряетъ и реко­ мендуетъ опасаться не Австріи, а Румыніи, которая держитъ себя весьма двусмысленно, причемъ румынскіе министры то и дю здятъ въ Вну.

Мн, не дипломату, казалось, что именно эти-то поздки и указываютъ на то, что надо смотрть въ оба ве на Румынію, которая все-таки ни­ чтожество, а иа Андраши.

Вс свои размышленія и весь разговоръ мой съ посломъ до мельчайшихъ подробностей, въ томъ вид какъ онъ изложенъ въ настояЭто свдніе ве сходнлось съ мнвіемъ вашего посла, что турки ве оустятъ добровольно австрійцевъ въ Боснію.

–  –  –

іцихъ запискахъ, я записалъ и сообщилъ Левицкому уже изъ Буха­ реста.

13-го (25-го) декабря, въ первый день Рождества, н. с., рано утромъ, выхалъ я изъ Вны въ Букарестъ. Огромный вокзалъ Южной дороги былъ пустъ. Кассиръ, выдавая мн билетъ прямого сообщенія до Буха­ реста, очень любезно предложилъ взять дополнительный билетъ для по­ лученія вечеромъ мста въ спальномъ вагон. Я охотно согласился, заплатилъ деньги впередъ н, какъ теперь Помню, получилъ изъ кассы печатную квитанцію на желтой бумаг Предпочитая во всхъ моихъ разъздахъ быть въ одиночеств, я, наученный опытомъ, еще садясь въ вагонъ, Сунулъ Кондуктору какую-то монету, услышалъ въ отвтъ «danke», и услся отлично.

Предвкушая удовольствіе на ночь раздться, вроятно въ тепломъ вагон, а затмъ и заснуть, дохалъ я благополучно до какой-то стан­ ціи, на которой, по словамъ внскаго кассира, долженъ былъ перессть въ опальный вагонъ. Услышавъ крикъ кондуктора, провозглашавшаго названіе указанной мн станціи, вышелъ я на платформу и обратился къ какому-то желзнодорожному чину, справляясь о спальномъ вагон. Онъ ничего не зналъ, послалъ въ кассу, къ начальнику станціи. Оказывается опальнаго вагона нтъ. Ну нтъ, такъ нтъ, хотя и Досадно.

— Такъ Пожалуйте мн назадъ деньги,—сказалъ я.

— Какія деньги?

— Т, которыя я заплатилъ въ Вн, въ каос Sd-Eisen bahn, за спальный вагонъ. Вотъ и квитанція.

” — Это уже вы обратитесь въ Вну, откуда вамъ выдали кви­ танцію.

— Помилуйте, да не могу же я хать назадъ въ Вну за этими день­ гами; во всякомъ случа, вы обязаны дать мн удостовреніе, что опальнаго вагона я не получилъ.

— Извините, намъ некогда.

Затмъ звонокъ и я, конечно, побжалъ поскоре въ вагонъ—не спальный.

Ночью (въ эту или слдующую—не Помню) пріхали мы въ Сучаву, на границу Румыніи. Помня наставленія, данныя мн въ раз­ ныхъ мстахъ о строгости таможенъ относительно Папиросъ, я, на во­ просъ таможенныхъ чиновъ, храбро отвтилъ, что Папиросъ нтъ, ибо я курю Сигары.

— А Сигары у васъ есть?

— Какъ же, вотъ,—сказалъ я, указывая на ящикъ.

При этомъ я былъ совершенно спокоенъ, такъ какъ ящикъ былъ Откупоренный и начатый, а я слышалъ, что пошлину беруть только за непочатые или нераскупореняые ящики.

Библиотека "Руниверс" ИЗЪ ПРОШЛАГО.

— Мы дблжны конфисковать ваши Сигары; ввозъ ихъ въ Румынію запрещенъ.

— Что такое? почему?

— Впрочемъ, если вы заплатите пошлину и штрафъ, то можете взять. Штрафу надо двадцать франковъ.

Вынимая двадцать франковъ, прошу сказать поскорй сколько по­ шлины и въ то же время удивляюсь, какъ же такъ: вдь коробка нача­ тая. На это мн отвчали, что въ Румыніи существуетъ частная Pegia.

— Какая Regia?

— Rega monopoltutunilor... частная компанія.

А въ то время на платформ звонятъ и кричатъ: «Roman, Galatz,

Bucareschi!», и какой-то очень услужливый господинъ говоритъ:

— Вы опоздаете, поздъ сейчасъ уходить.

На просьбу мою, поскорй взять съ меня пошлину, мн отвчаютъ, что это надо еще разсчитать, да расписаться въ книг, гд-то въ дру­ гомъ мст и наконецъ, кажется, просто глумясь надо мной говорятъ:

— Да вы куда дете?

— Въ Букарестъ.

— Такъ оставьте намъ вашъ адресъ, мы вышлемъ.

Гд туть адресъ давать, на платформ такой идетъ звонъ, что того и смотри поздъ уйдетъ, и я побжалъ къ вагону, бросивъ Сигары и двадцать франковъ, и чиновниковъ, которые, какъ мн тогда по край­ ней мр казалось, злобно издвались надо мной.

Посл этого казуса приключеній не было, и 15-го декабря, стараго стиля, очень рано утромъ, пріхалъ я въ Букарестъ.

Городъ этотъ, показанный на картахъ и въ Географіяхъ городомъ южнымъ, встртилъ меня не по южному: холодъ, рзкій втеръ, снгъ и мятель. Мн рекомендовали дв гостиницъ!: Брофта («Hotel Browt») и Бульваръ («Hotel Bulward»). Первая была ва самомъ бойкомъ мст главной улицы Подъ-Могошой и славилась своимъ рестораномъ; вторая тоже на Подъ-Могошой, но въ конц этой улицы, однимъ фасомъ вы­ ходила на площадку съ церковью, а другимъ фасомъ почти во дворъ русскаго консульства. Я выбралъ послднюю. Хозяинъ, Поль Зейдель, очень любезный нмецъ, говорившій по-французски, указалъ нумеръ— дв очень чистенькія и хорошенькій комнаты, но страшно холодныя и въ проходомъ корридор. Тутъ впервые познакомился я съ комнатнымъ холодомъ заграничныхъ городовъ и съ способомъ отопленія, когда за очень возвышенную цну приносили маленькую Вязанку хвороста.

Переодвшись, отправился я въ русское консульство, оказавшееся не дале, какъ въ 100—150 шагахъ отъ моего жилища.

Красивый, одноэтажный домъ, съ боковыми флигелями, стоялъ въ глубин двора, выходившаго на Подъ-Могошой и отдленнаго отъ улицы

Библиотека "Руниверс" ИЗЪ ПРОШЛАГО.

красивое ршеткой. Домъ имлъ видъ виллы или богатаго особняка.

Пройдя черезъ дворъ, я позвонвлъ у парадной стеклянной двери, ко­ торую открылъ мн человкъ почтеннаго вида, солидныхъ лтъ, съ очень густыми и длинными бакенбардами. Осмотрвъ меня съ головы до ногъ, этотъ господинъ, котораго я принялъ за одного изъ слу­ жащихъ въ Консульств, предложилъ мн обождать въ передней, и я опять, какъ и въ Вн, очутился въ положеніи просителя, котораго въ комнаты допустить нельзя. Покуда ходили обо мн докладывать, я усплъ разсмотрть переднюю. Это была громадной величины комната, теплая, кажется со сводами и съ тремя дверями; замняла она, одновременно, прихожую и сни. Ждать, впрочемъ, пришлось не долго; изъ средней двери появился блондинъ, въ золотомъ pince-nez, средняго роста, очень привтливый. Быстро подойдя ко мн, онъ пригласилъ меня въ каби­ нетъ короткой фразой «прошу покорно». Это былъ нашъ дипломатическій агентъ и генеральный консулъ баронъ Дмитрій едоровичъ Стуаргь;

милйшій, добрйшій, пріятнйшій человкъ, весьма остроумный, радуш­ ный хозяннъ-^хлбосолъ, съ которымъ мн пришлось видться еже­ дневно, почти жить у него. Представивъ свои вврительныя грамоты, то-есть письмо Непокойчицкаго и снискавъ этимъ довріе барона, раз­ говоръ нашъ сдлался интимнымъ. Какъ теперь вижу большой его ка­ бинетъ въ три окна, нсколько мрачный, благодаря коричневымъ Обоямъ, съ темносрой, мягкой, низкой мебелью. На двухъ противоположныхъ стнахъ, на кронштейнахъ, стояли бронированныя фигуры русскихъ витязей и князей, а на стн, противоположной Окнамъ, вислъ рисо­ ванный масляными красками большой портретъ канцлера князя Горча­ кова, съ его умными, слегка прищуренными, добродупшо-насмшливыми глазами.

Баронъ прежде всего нашелъ нужнымъ установить, кто я таковъ, и посл разныхъ варіантовъ я очутился Вологодскимъ помщикомъ для русскихъ, Paul Paulson le cousin de la baronne—для остальныхъ. Въ знакъ доврія, а также, чтобы водворить меня у себя въ качеств близкаго человка, баронъ показалъ мн другую комнату, рядомъ съ большимъ кабинетомъ, гд было нсколько рабочихъ столовъ, огромный прессъ для сниманія копій съ бумагъ и.вс принадлежности дая письма.

Это былъ, по выраженію Д.., le cabinet noir, въ которомъ онъ велъ служебную переписку, работалъ съ секретарями и куда я долженъ былъ скрываться въ случа прізда Неудобнаго лица. Изъ этого чернаго ка­ бинета былъ отдльный выходъ въ корридоръ и на другое не парад­ ное крыльцо, а расположеніе дома въ глубин двора, за ршеткой, давало возможность изъ обоихъ описанныхъ мною кабинетовъ заблаговременно видть, кто прозжаютъ или идетъ не только по двору, но даже на

Библиотека "Руниверс" ИЗЪ ПРОШЛАГО.

улиц, по другую сторону ршетки. Окончивши эти предварительныя приготовленія, баронъ крикнулъ: Иваненко!

На зові его появился тотъ самый благообразный господинъ, кото­ рый открылъ мн дверь. Это былъ камердинеръ и буфетчикъ барона, весьма почтенный и хорошій человкъ. Иваненко получилъ отъ барона надлежащія относительно меня инструкціи, гласившія о всегдашнемъ безпрепятственномъ допущеніи меня не только въ квартиру, но даже въ черный кабинетъ. Это произвело на Иваненко огромное впечатлніе, и онъ сталъ ко мн относиться не какъ къ Сербскому добровольцу, при­ шедшему за пособіемъ, каковымъ онъ меня счелъ въ начал. Въ этотъ же день познакомился я съ семьей Дмитрія едоровича; его жена, рожденная Базилевская, въ высшей степени привтливая и милая женщина, была серьезно больна и едва ходила отъ жестокаго суставчатаго ревматизма. Я всегда любилъ дтей, а потому тогда же свелъ знакомство съ двумя чудесными мальчиками, сыновьями барона—Колей и Володей, которыхъ впослдствіи мы вс русскіе, бывшіе у Стуарта, называли слитно: КоляВолодя, хотя бы на-лицо былъ только одинъ изъ нихъ. Кром того была еще дочь Маруся, очень маленькая и милая, напоминавшая мн мою Марусю, оставленную въ Петербург.

Къ обду у барона явился весь персоналъ консульства: первый се­ кретарь, тоненькій, повидимому нсколько изнженный блондинъ, боль­ шой франтъ, съ очень изящными, утонченными манерами и весьма прі­ ятный въ обществ. Кго спеціальностью было, кажется, быть предста­ вителемъ русскаго консульства въ румынскомъ обществ. Второй—се­ кретарь Золотаревъ, котораго баронъ, да и другіе, близкіе къ барону русскіе, называли просто Сашинька, былъ, кажется, правой рукой, Дов­ реннымъ лицомъ у Стуарта; онъ велъ всю секретную переписку, хра­ нилъ ключъ отъ ящика съ шифрами; живя въ Румыніи около пяти лтъ, отлично ее изучилъ, говорилъ хорошо по-румынски и даже по-болгар­ ски. Третьимъ лицомъ въ числ консульскаго персонала былъ драгоманъ Лука Аиастасьевичъ Няга, кажется уроженецъ Бессарабіи. Нага отлично зналъ мстные и другіе языки, нравы и обычаи Румыніи, былъ Доло­ вить и ко всмъ намъ относился весьма дружелюбно.

Вс эти лица обдали ежедневно у консула; въ число членовъ кон­ сульства поступилъ и я.

Передъ выздомъ моимъ изъ Кишинева, М. А. Хитрово общалъ мн предупредить барона Стуарта о моемъ прізд и просить подгото­ вить къ этому времени нсколько довренныхъ лицъ, съ которыми я могъ бы тотчасъ же вступить въ сношенія. Надо замтить, что въ это время, т. е. въ середин декабря по старому стилю, Константинополь­ скія конференціи приближались къ концу, можно было скоро ожидать развизкн, а потому надо было и мн не звать. Къ сожалнію, Стуартъ

Библиотека "Руниверс" И ЗЪ ПРОШЛАГО.

оть Хитрово ничего не получидъ. Тмъ не мене баронъ сказалъ мн, что знаетъ кое-кого, подходящаго для моихъ цлей, но долженъ упо­ требить нсколько дней для справокъ, переговоровъ и т. п. По поводу моей командировки вообще, Дмитрій едоровичъ находилъ возможнымъ достигнуть результатовъ при содйствіи разныхъ лицъ, преимущественно болгаръ; онъ также возлагалъ надежды на ловкость и способность Яни Карвонидеса (Карвониди), служившаго драгоманомъ въ русскомъ Консульств въ Рущук, и отчасти на Скопцовъ, но послдніе могли-быть полезны преимущественно на нижнемъ Дуна, гд у нихъ много связей.

По вопросу о денежныхъ средствахъ баронъ находилъ, что данныя мн деньги—капля въ мор. (У меня были цлы 3.000 руб. Кредит­ ныхъ, которые, по размн на звонку*)монету, превратились въ 2.244 р.

золотомъ). Стуартъ говорилъ, что этого положительно мало и что суть не въ томъ, чтобы истратить деньги, а въ томъ, чтобы они были всегда въ достаточномъ размр подъ рукой.

— Почемъ вы знаете, говорилъ баронъ, можетъ быть посл долгихъ безплодныхъ дйствій вдругъ вамъ представится случай, гд надо бу­ детъ сейчасъ же вынуть большую сумму и сразу отдать. Просите у ве­ ликаго князя присылки еще 5.000 рублей. Пусть они лежатъ у меня въ Букарестъ, какъ резервъ. Не истратите—отдадите, а истратите на дло, то эти 5.000 рублей найдетъ русская армія, прійдя на Дунай.

Относительно поздки моей въ Рущукъ баронъ отозвался весьма скептически, выставляя т же мотивы, что и Г. И. Бобриковъ.

— Будутъ слдить, ничего не увидите, а въ конц концовъ Вы­ шлютъ и хорошо еще если Вышлютъ безъ скандала и даже насилія.

Сношенія съ Рущукомъ баронъ рекомендовалъ вести черезъ Карвонидеса, причемъ совтовалъ въ вид задатка за.работу, а также съ цлью прикрпленія Карвонидеса къ работ и нкоторой гарантіи его добросовстности, выхлопотать принятіе въ одно изъ русскихъ учеб­ ныхъ заведеній сына Карвонидеса, о чемъ давно уже хлопочетъ Ко­ жевниковъ, но безуспшно. Это послужило бы поощреніемъ отцу въ его работь, да и аманатъ будетъ.

Въ начал существовало предположеніе объ опредленіи меня на службу въ качеств приказчика или конторщика къ одному болгарину, весьма значительному Хлбному Торговцу въ Журжев, но затмъ мысль эта была отклонена, такъ какъ городъ этотъ былъ переполненъ турецкими агентами, наблюдавшими оттуда за поведеніемъ Румыніи; по слухамъ румынскій префектъ этого города былъ не только туркофилъ, но поговаривали даже, что онъ на жалованьи у Турціи.

Свднія о положеніи длъ вообще сводились къ слдующему: въ возможность войны сегодня врятъ, завтра не врятъ.

Между румынами господствуеть мнніе, что русскіе пойдутъ въ Турцію черезъ Сербію:

Библиотека "Руниверс" 34»

ЯЗЪ ПРОШЛАГО.

причемъ простой народъ, по слухамъ, почерпнутымъ мною въ гостини­ цахъ, баняхъ, у извозчявовъ и т. п., встртить русскихъ хорошо. Старики передавали молодымъ, что отъ русской арміи въ 1В53 году народу обидъ не было, а была выгода и жили въ мир. Интеллигенція, иди по край­ ней мр значительная часть ея, относилась къ вопросу иначе, но объ этомъ скажу впослдствіи. Болгары, живущіе въ Турціи, не врятъ движенію нашему въ Сербію, а полагаютъ, что мы будемъ осаждать Силистрію и Шумлу. Бъ настоящее время въ Рущук и вообще по Ду­ наю войскъ не много, но ожидаютъ прибытія ихъ и сдлано распоря­ женіе объ отвод квартиръ у обывателей.

При разговор съ Стуартомъ и Золотаревъ»», затронулъ я вопросъ о способ моихъ сношеній съ Кшшшевомъ и весьма удивился, узнавъ, что въ атомъ дл встрчаются значительныя препятствія. Посылать донесенія почтою не шифрованнымя письмами немыслимо, такъ какъ перлюстрація (Вскрываніе писемъ) на почі въ большомъ ходу въ Ру­ мыніи, поставленной въ тиски между Россіей и Турціей, да еще вдо­ бавокъ озирающейся на Австрію и Германію; посылка почтою шифрованныхъ донесеній еще хуже: распечатать, подберуть ключъ къ шифру и Прочищаютъ, а въ самомъ счастливомъ случа если не прочитать, то задержатъ письмо или уничтожать.

Оставалось ‘одно самое врное средство — посылка курьеровъ. Но тутъ я узналъ поразившую меня вещь: курьеровъ по штату букарестскаго консульства не полагалось в таковыхъ не было. Я поражался да и не одинъ я, а вс поражались, какъ это такъ, въ такое горячее время, букарестское консульство, ле­ жавшее на пути донесеній изъ Константинополя въ Петербургъ, Вну и Кишиневъ, въ которомъ была главная квартира дйствующей арміи, не могло сноситься ни съ однимъ изъ названныхъ пунктовъ иначе, какъпочтою Илн оказіей, что было въ нкоторыхъ случаяхъ немыслимо. Изъ раз­ говоровъ по этому поводу я узналъ, что практикой дознано о возмож­ ности депгафрировать (разобрать) всякій шифръ; говорили, что Іі п'у а pas de chiffre indchiffrable, а потому въ виду существовавшей перлю­ страція некоторые изъ иностранныхъ правительствъ не посылали важ­ ныхъ извстій депешами или почтой, а только съ курьерами. Такъ, напримръ, Берлинъ и Лондонъ присылали при мн въ Букарестъ каж­ дую недлю два раза курьеровъ, которые, сдавъ въ Букарестъ коррес­ понденцію, хали дале въ Константинополь и обратно. Такимъ обра­ зомъ, англійское и германское правительства получали два раза въ не­ длю срочныя свднія о ход Константинопольскихъ переговоровъ, что не исключало конечно экстренныхъ курьеровъ, въ важныхъ случаяхъ.

Одни мы не имли не только курьеровъ, но даже не имли суммъ для найма ихъ, и наши донесенія ждали «оказіи». Бывали случаи, что и оказіей-то нельзя было пользоваться, какъ какъ нельзя же было дов

<

Библиотека "Руниверс" И ЗЪ ПРОШЛАГО.

рпть первому встрчному важныя бумаги. А между тмъ Германія и Англія хотя и были заинтересованы разршеніемъ вопроса, возникшаго между нами и Турціей, но въ то время не понесли еще никакого ущерба, не сдлавъ затрать; мы же мобилизировали армію; стянули ее въ Бес­ сарабію. ухлопали уже не мало денегъ, а все еще придерживались co­ nomie des bouts de chandelles.

Вслдствіе всего сказаннаго » не могъ послать въ Кишиневъ письма моего, Л которомъ было изложено подробное описаніе переговоровъ съ нашимъ посломъ въ Вн, и ждалъ оказіи. По вопросу организаціи сбора свдній мн посчастливилось. На другой день по прізд моемъ баронъ познакомилъ меня съ двумя интересными субъектами. Первый былъ скоическій староста Матюшевъ, второй—богатый болгаринъ-банкпръ, Евлогій Георгіевъ.

Русскіе раскольники п представители различныхъ раскольницынъ сектъ, избгая преслдованій русскаго правительства, искали себ уб­ жища вн предловъ Россіи и между прочимъ въ Румыніи, гд стали извстны такъ же, какъ и въ Турціи и Буковин еще до половины XVIII столтія подъ общимъ именемъ липованъ. Въ колоніяхъ расколь­ никовъ за нашей граннцей стали скрываться различные бглецы изъ Россіи, совершнвшіе преступленія, а также бывшіе крпостные, уходив­ шіе оть притсненій помщиковъ.

Насколько извстно, до настоящаго времени раскольники наши въ Румыніи принадлежали къ слдующимъ сектамъ: 1) половцы и безпо­ повцы и 2) Скопцы и молокане, а въ конц 50-хъ годовъ появились въ небольшомъ числ иіадопуты (духовные Скопцы). Собственно же Скопцы начали селиться въ Румыніи нсколько позже, приблизительно въ конц XVIII или начал ХІХ столтія. Они жили преимущественно въ городахъ: Яссахъ, Букарестъ, Галац и около Киліи. Все число про­ живающихъ въ Румыніи Скопцовъ опредлялось въ конц 70-хъ годовъ приблизительно въ 1.000 душъ, но надо думать, что эта офиціальная цифра была далеко ниже дйствительной и добраться до настоящаго числа этихъ сектантовъ невозможно вслдствіе тайны, въ которую Обле­ чена какъ жизнь ихъ, такъ и приростъ членовъ секты, тщательно скры­ ваемые. Во всякомъ же случа приростъ скопческой секты въ Румы­ ніи, по свидтельству изслдователя этого вопроса епископа НижнеДунайской епархіи Мельхиседека '), существуетъ какъ посредствомъ пе­ реселенцевъ изъ Россіи, такъ и посредствомъ прозелитизма въ самой Румыніи.

Наибольшее Колнчество Скопцовъ было въ Галац, затмъ въ БуЛтиранство, т. е. русскіе схнзкатикн или раскольники а еретики. Бу­ карестъ 1S71 г Составлено епископомъ Мельхиседеколъ

–  –  –

Карсот (около 150 чел.) и приблизительно такое же количество въ Яссахъ. Трудне всего опредлить число скопческихъ женщинъ, такъ какъ. он, не будучи связаны семейными узами съ своими мужьями, не имють постояннаго мстопребыванія и живуть смотря по обстоятель­ ствамъ то у однихъ, то у другихъ.

Во всей Румыніи Скопцы занимаются преимущественно извозчичествомъ и отчасти пчеловодствомъ, образуя общины подъ управленіемъ выбран­ наго ими старосты. Скопцы считаются румынскими подданными, но на* водятся въ то же время подъ протекторатомъ русскаго правительства въ лиц мстнаго русскаго консула, который почитается и уважается ими чуть ли не больше румынскаго правительства; объясняется это тмъ, что ни одинъ скопецъ не можеть въхать въ Россію безъ особаго въ каждомъ отдльномъ случа разршенія нашего консула, а такъ какъ прозелитизмъ и сношенія съ главарями, проживающими въ Россіи, для заграничныхъ Скопцовъ стоятъ на первомъ план, то по­ нятно, что нашъ консулъ для нихъ сила. Скопцы, отличаясь Трезвой, умренной жизнью и получая хорошіе заработки оть извозчичьяго про­ мысла, живутъ Зажиточно, а нкоторые и капиталомъ обладаютъ; лучшіе в дйствительно чудесные парные фаэтовы и лошади въ городахъ Ру­ мыніи принадлежатъ Скопцамъ. Несмотря на достатокъ и зажиточность.

Скопцы живуть всегда на далекой окраин города цлой общиной, на­ зывая себя православными, и причислены въ Букарестъ къ приходской православной церкви свынтулъ Іоаннъ Мошь '), около которой нахо­ дится ихъ кладбище; въ предмстьи же Сильвестру находится ихъ молельная, гд они и отправляютъ свои богослуженія, тайныя же Рели­ гіозные обряды справлялись ими, по слухамъ, въ одной паск въ лсу, близъ селенія Тунари, Ильфовскаго округа, къ которому принадлежитъ и Букарестъ *).

Въ Букарест старостой скопчской общины былъ Алексй Андреевичъ Матюшевъ, высокій, почтенный, степенный старикъ лтъ 60 на видъ, хотя дйствительный его возрастъ трудно было опре­ длить вслдствіе преждевременнаго старчества и Морщинъ— резуль­ татовъ скопчества. Кто онъ и откуда—доподлинно никто изъ насъ не зналъ; можно было только съ увренностію сказать, что онъ велико­ россъ; это сказывалось въ его наружности, говор и по другимъ приСвятого Іоанна Мошь.

*) Подробности о русскихъ раскольвикахъ и русскихъ піитическихъ сектахъ въ Румыніи ложно найти въ трудахъ П. Снрку и сообщеніяхъ, сд­ ланныхъ имъ въ 1878 году этнографической отдленію Русскаго географи­ ческаго общества, а также въ помянутое выше книг соч. преосвященваго Мельхиседекъ.

Библиотека "Руниверс" И ЗЪ D F ОЛИ Л А Г О.

знакамъ. Огромнаго роста, тучный, съ чрезвычайно развитыми ведрами, осанистый Матюшевъ ходилъ медленной Поступью, съ нкоторой важ­ ностью, говорилъ медленно, вдумываясь и вслушиваясь въ обращенныя къ нему слова, былъ очень тонкаго ума и великій дипломатъ. Мн впослдствіи придется еще упомянуть о.немъ по особому случаю. За заслуги, оказанныя Маршевымъ и его общиной во время войны съ турками, ему разршено было, по окончаніи войны, създить въ Россію.

Онъ былъ у меня въ Петербург, а потомъ встртились мы въ Москв въ 1880 году.

Къ сожалнію, Матюшевъ и его община не могли быть мн по­ лезны въ самой Турціи, по крайней мр услуги ихъ могли быть только косвенный; дло въ томъ, что секта эта не терпима въ Турціи; Скопцы, по свидтельству преосвященнаго Мсльхиседека, считаются тамъ Уголовными преступниками, и какъ только появится подобное лицо, оно пресл­ дуется полиціей и нагоняется изъ предловъ Оттоманской имперіи. Въ сборник Кельсіева, выпускъ I, стр. 124, упоминаются донесенія На­ деждею нашему правительству о положеніи Скопцовъ въ Турціи въ 1846 году. «Что касается Скопцовъ, говоритъ Надеждинъ, то ихъ прежде было много въ Европейской Турціи, оставшихся тамъ со времени пре­ быванія русскихъ войскъ за Дунаемъ во время войны 1828 года; но такъ какъ турки ненавидятъ этихъ чудовищъ гораздо боле, чмъ хри­ стіанъ и терпятъ только тхъ, которые нужны для наблюденія при гаремахъ, то они (Скопцы) удалились оттуда въ разныя, мста, такъ что теперь (1846 г.) во всей задунайской части, только въ Тульч, нахо­ дится три или четыре скопца. Въ другомъ мст, во всей Болгаріи, Ру­ меліи и даже въ Константинопол нтъ ни одного». По моимъ свдніямъ, полученнымъ уже въ Букарестъ, въ то время (1876 г.) не было ни одного скопца въ Турціи и вс они перешли въ Румынію.

Такимъ образомъ дятельность Скопцовъ въ моемъ дл должна была ограничиться предлами Румыніи и сосредоточилась на Нижнемъ Ду­ на преимущественно въ Вилков ‘), гд жилъ воевода Вельпъ, липованъ, имвшій большое вліяніе на своихъ единоврцевъ. Набдюденія ito должны были быть направлены преимущественно на проходъ раз­ ныхъ судовъ въ Дунай какъ военныхъ, такъ и транспортныхъ; посред­ ствомъ липованъ, жившихъ въ Тульч и другихъ Придунайскихъ горо­ дахъ Турціи, онъ могъ доставлять мн свднія изъ Добруджи. Кром того черезъ Матюшева могъ я имть также свднія изъ Галаца и Браилова какъ о движеніи турецкихъ судовъ, такъ и о запасахъ про­ довольствія, заготовляемыхъ турецкими агентами въ этихъ двухъ боль­ шихъ центрахъ хлбной торговли Дуная.

') На сверномъ берегу Килійскаго рукава Дуная близъ его устья.

–  –  –

Покончивши переговоры съ Матюшевымъ въ заднихъ комнатахъ консульскаго дома, вернулся я въ кабинетъ барона, гд ожидало меня второе лицо, съ которымъ Стуарть находилъ нужнымъ меня свести; то былъ Евлогій Георгіевъ. Я увидлъ Мужнину роста выше средняго, очень тучнаго, на видъ вялаго, Грузнаго, античнаго, съ маленькими срыми глазами и лицомъ, на первый взглядъ, ничего не выражавшихъ.

Мн было сообщено, что Евлогій родомъ болгаринъ изъ Карлова, давно уже живетъ въ Букарестъ, обладаетъ большимъ состояніемъ, иметъ банкирскую контору и у него находитъ пріютъ и помощь болгары, вы­ нужденные уйти изъ Турціи. Евлогій понималъ по-русски, но плохо го­ ворилъ и вслдствіе этого, а быть можетъ вслдствіе выработанной имъ въ себ осторожности и скрытности, быдъ очень молчаливъ, сдержанъ, ароменъ въ обращеніи и ограничивался краткими фразамн.

На вопросъ мой, можно ли подобрать болгаръ, соотвтствующихъ моей работ, онъ кратко отвчалъ:

— Отчего не можно, можно—и сейчасъ же прибавилъ съ своей сто­ роны вопросъ: а что война буде?

Когда же я уврялъ его, что война будетъ и что не даромъ же цлая армія, имя во глав брата государя, сосредоточена въ Киши­ нев, онъ недоврчиво началъ головой и говорилъ:

— Не, не буде; Лондресъ и Берлинъ не позволятъ.

Еще до прізда моего въ Букарестъ, Евлогій, черезъ барона Стуарта, довелъ до свднія главнокомандующаго, что въ случа всту­ пленія нашихъ войскъ въ Румынію, онъ жертвуетъ на 80.000 фран­ ковъ различнаго продовольствія для нашей арміи, если же потребуется, то дастъ продуктовъ и иа 180.000 франковъ; компаньонъ Евлогія бол­ гаринъ Воронъ жертвуетъ продуктовъ на 50.000 франковъ. Холостой милліонеръ, ревностный патріотъ, можно сказать патріархъ болгарскій, Евлогій былъ безвозмезднымъ банкиромъ всего болгарскаго движенія.

Въ нашемъ Консульств въ Букарестъ лежало его духовное завщаніе, по которому онъ все свое состояніе посл своей смерти отказывалъ на учрежденіе университета въ Болгаріи. Ни одно какое либо серьезное предпріятіе, клонящееся къ улучшенію быта Болгаріи безъ Евлогія не обходилось; такъ, напримръ, депутація болгарскаго народа, посланная въ 1876 году къ европейскимъ дворамъ: къ государю, Горчакову, Бис­ марку. Андраши, Гладстону и проч. похала на средства Евлогія, и представители этой депутаціи, Драганъ Данковъ и Марко Балабановъ, писали Евлогію отчеты о своемъ путешествіи. Богатство Евлогія кром капитала и банковый операцій заключалось въ хлбной торговл, ко­ торая была весьма значительна; его складами была занята половина города Ольтеницы, были склады въ Галацъ, Журжев -и дале по Дургсскал старика" 1899 г., I. xeni, февраль. 23

Библиотека "Руниверс" ЕЗЪ ПРОШЛАГО.

наю вплоть до Калафата, а также были дла и агенты въ Шумл, Рущук, Систовъ, Габров я проч.

На основаніи положительныхъ данныхъ я донесъ въ главную квар­ тиру, что, по слову Евлогія, къ намъ въ случа войны и перехода на­ ишхъ войскъ черезъ Дунай и даже до перехода присоединится болгаръ ская молодежь н при тонъ не безъ разбора, а настоящіе юнаки, которые могутъ быть намъ особенно полезны своимъ знаніемъ мстности и балканскихъ проходовъ. Евлогій совтовалъ въ случа войны и посл переправы брать во вс наши отряды болгарскихъ волонтеровъ, уроженцевъ Балканъ и окрестностей Габрова, Тырнова, Османъ-Базара, Беброва и т. д., которые, зная вс пути и горные проходы, будучи приданы въ извстномъ числ къ частямъ русскихъ войскъ, будутъ отличными вожаками и переводчиками, въ то же время сами наберутся храбрости и умнья; будучи же предоставлены сами себ не принесутъ пользы. Евлогій настоятельно просилъ не формиро­ вать изъ болгарскихъ добровольцевъ отдльныхъ самостоятельныхъ от­ рядовъ.

Въ разговор съ нимъ я узналъ, что онъ нсколько огорченъ тмъ, что на его давнишнее заявленіе о готовности жертвовать для нашей арміи продукты на значительныя суммы, до сихъ поръ не получено отвта хотя бы въ вид «спасиба», ни къ чему не Обязывающаго. Это обстоятельство и неподдльное огорченіе Евлогія я счелъ нужнымъ довести до свднія главной квартиры и писалъ К. В. Левицкому 26-го декабря стараго стиля 1876 г.: «Будьте такъ добры, въ виду пользы намъ же, скажите Артуру Адамовичу, нельзя ли ему написать письмо на имя барона Стуарта приблизительно такое, что его высочество, вы­ слушавъ докладъ о предложеніи Евлогія Георгіева и Верона, изволилъ милостиво отозваться объ атомъ предметь и благодарить ихъ за пре­ данность, любовь къ Россіи и проч. Евлогій будетъ читать и плакать, а намъ это въ пользу. Не откажите, убдительно прошу васъ сдлать это. Людямъ, подобнымъ Евлогію, деньги не дороги, у него у самого нсколько милліоновъ; имъ нужно ласковое слово и, конечно, пріятное щекотаніе тщеславія, что вотъ дескать, самъ великій князь благодарить.

Евлогій умница, читаетъ газеты, разсуждаетъ и милостивое слово его высочества разнесется не только между болгарами въ Румыніи, но бу­ детъ извстно вплоть до Филипополя».

Упоминая впослдствіи о различныхъ другихъ дйствіяхъ Евлогія въ нашу пользу, я еще разъ писалъ Левицкому гакъ: «Согласитесь, что вс подобныя дйствія Евлогія вознаграждаются не деньгами, а ласкою и поэтому, не боясь надость вамъ, прошу настоятельно и уб­ дительно исполнить просьбу мою и барона Стуарта—написать черезъ барона Огуарта благодарность Евлогію за вс его старанія и прино

<

Библиотека "Руниверс" Я ЗЪ ПРОШЛАГО.

тетя, а Верону за приношеніе. Такое письмо Воздастся намъ стори­ цею. Надо замтить, что Евлогій и почти вс его агенты скоипрометаровато у турокъ».

Евлогій Георгіевъ, выслушавъ весьма внимательно мон предполохенія о собираніи свдній, охотно вызваіся помогать мн и общалъ выписать изъ Вны своего коммерческаго агента Начовича, пригоднаго для исполненія порученій, требующихъ особой Смышлености, а также ди рискованныхъ н смлыхъ путешествій, притомъ же образованнаго в Говорящаго по-французски, нмецки, румынски и Понимающаго рус­ скій языкъ.

П. Паренсовъ.

–  –  –

Рапортъ воеводской канцеляріи Сенату.

Сего мая 20-го числа, на память мученика аладя, волею Божію, отъ разоренія по содержавію екды Ларіоновой, половина города Вы­ горла дотла и съ пожитками, а изъ оставшейся половины города пол­ зать Тараканы въ поле и видно, что быть и на эту половину гнву Божію, и на долго-ль коротко-ль и той половин города горть, что и оть старыхъ людей примчено. Того ради Правительствующему Сенату представляю, не благоугодно ли будетъ градожителямъ пожитки свои выбрать и оставшуюся половину зажечь, дабы не загорлся городъ не вб-время и пожитки вс бы не сгорли.

–  –  –

tCTrpa 18-го 19 года, въ І І час. 45 мив. утра, въ Петер­ f бург, въ своей квартир на Знаменской уіиці, скончался одинъ изъ крупныхъ литературныхъ дятеіей нашихъ, Яковъ Петровичъ Полонскій.

Онъ родился С-го декабря 1820 г. въ Рязани, въ небо­ гатой помщичій семь. Десяти лтъ онъ лишился матери н въ то же время долженъ былъ разстаться съ отцомъ, слу­ жившимъ при рязанскомъ генералъ-губернаторъ Волотов в переве­ денномъ въ его время ва службу въ Эривань. Завиться воспитаніемъ Якова Петровича выпало на долю его теткамъ Кафтыревымъ, сестрамъ его матери. Он были женщины стариннаго склада, у которыхъ ис­ креннее благочестіе смшивалось съ обрядность!) и даже суевріемъ, что заставляетъ думать, что дтство писателя прошло не при особенно благопріятныхъ условіяхъ.

А между тмъ Ивъ его собственныхъ сти­ хотвореній можно заключить, что онъ вынесъ Ивъ своего дтства высокія и свтлыя впечатлнія, облекшіяся потомъ въ такую потиче скую форму, какъ стихотвореніе «Ангелъ»:

Любилъ я тихій свтъ лампады золотой, Благоговйное вокругъ нея молчаніе, И тайнаго исполненъ ожиданія, Какъ часто я, откинувъ пологъ свой, ') Рчь, Не спалъ, ва мягкій пухъ облокотясь рукою, чнтаниая въ открытомъ общемъ собраніи „Союза“ ревнителей русскаго слова; 29 иоября эту ночь хранптель-ангелъ мой И думалъ: въ 1898 г.

Прійдетъ ли въ тишии бесдовать со мною?...

–  –  –

Въ 1831 году Яковъ Петровичъ поступилъ въ Рязанскую гимна­ зію и здсь въ немъ впервые сказалось его поатическое дарованіе.

Онъ сталъ извстенъ между товарищами своими стихотвореиіями, одно Ивъ которыхъ удостоился поднести цесаревичу Александру Нико­ лаевичу при посщеніи имъ гимназіи въ 1837 г., за что получиль отъ него золотые часы.

Окончивъ гимназическій курсъ въ 1839 г., Я. И. Полонскій поступилъ въ Московскій университетъ на юридическій факультетъ. Такой выборъ сдланъ былъ, вроятно, безъ опредленной цли, потому что Яковъ Петровичъ посщалъ лекціи и другихъ факультетовъ, свободное же время посвящалъ чтенію журналовъ и новымъ 8накомствамъ. Особенно важно сбіижві его съ кружкомъ Чаадава. П. Я. Чаадаевъ былъ выдающимся лицомъ въ тогдашнемъ Литературномъ круг Москвы, и у него собирались вс лучшіе представители тогдашняго московскаго образованнаго общества, особенно интересовавшіеся вопросами фило­ со ф ам и. Знакомство съ такимъ кружкомъ не могло остаться безъ вліянія на развитіе будущаго писателя, въ произведеніяхъ котораго постоянно замтно присутствіе не столько чувства, сколько строгой философской мысли. Въ 1844 г. Яковъ Петровичъ окончилъ универ­ ситетскій курсъ и въ томъ же году выступилъ на Литературномъ по­ прищ съ небольшой книжкой стихотвореній, подъ названіемъ «Гаммы», встрченной очень сочувственно тогдашней критикой.

Не найдя себ занятій въ Москв, молодой Полонскій ухалъ на службу въ Одессу, гд, черезъ одного, случайно встрченнаго имъ, школьнаго товарища, познакомился съ братомъ Александра Сергевича Пушкина, Львомъ Сергевпчемъ, съ родственники Жуковскаго, ва

<

Библиотека "Руниверс" ЯКОВЪ ПЕТРОВИЧЪ ПОЛОНСКІЙ. 359

встной датской писательннцей Зонтагъ и съ молодымъ въ то время писателемъ, Н. Щербиной.

Въ 1646 г. въ Одесс появился новый сборникъ его стихотвореній, подъ заглавіемъ «Стихотворенія 1845 г.», но критика встртила его уже не такъ благосклонно какъ первый. Блинскій, разбирая его вмст со Оборникомъ стихотвореній другого, тоже начинавшаго писа­ теля, А. А.

Григорьева (будущаго извстнаго критика), и отозвавшись довольно благосклонно о стихотвореніяхъ Григорьева, про сборникъ Полонскаго сказалъ, что при чтеніи его у него постоянно Вертлся въ голов стихъ Кантемира:

.Уме недозрлый, плодъ недолгой науки!

„Покойся, не повуждай жъ перу мон рука“.

Къ счастію, такой суровый приговоръ не охладилъ Якова Петро­ вича и не заставилъ его умолкнуть—признакъ большой самостоятель­ ности и большой вры въ себя.

Въ томъ же 1846 г. Яковъ Петровичъ перехалъ на службу въ Тифлисъ, помощникомъ редактора «Закавказскаго Встника». Жизнь на Кавказ, вдохвовлявшая многихъ нашихъ потовъ, дала новую пищу и повтическому вдохновенію Полонскаго. Въ 1849 г. появился въ Тиф­ лис новый сборникъ его стихотвореній «Сазанд&ръ» (т. е. «Пвецъ»), а въ 1851 г.—другой подъ заглавіемъ «Нсколько стихотвореній Якова Петровича Полонскаго».

Въ 1852 г. Яковъ Петровичъ ухалъ въ отпускъ иа родину, въ Рязань, а оттуда въ Петербургъ, и на Кавказъ уже ве вернулся.

Живя безъ службы въ столиц, онъ долженъ былъ заняться частными уроками не только для того, чтобы существовать, но н для расходовъ по леченію, такъ какъ здоровье его разстроилось, и ему приходилось лтомъ узжать лечиться то въ Гапсаль, то въ Гельсингфорсъ.

Въ 1856 г. овъ вынужденъ былъ принять обязанности воспитателя въ одномъ аристократическомъ семейств, съ которымъ въ 1857 г.

ухалъ за-гравнцу. Въ Женев онъ познакомился съ художникомъ Дидэ, у котораго сталъ брать уроки живописи и впослдствіи сд­ лался недурнымъ живописцемъ. Познакомившись въ Париж съ семьей дьячка при русской Посольской церкви Устюжскимъ, онъ вступилъ въ бракъ съ его дочерью; но ему недолго суждено было наслаждаться радо­ стями семейной жизни, потому что черезъ полтора года супруга его скончалась. По возвращеніи въ Петербургъ, Яковъ Петровичъ длается однимъ изъ редакторовъ журнала «Русское Слово» (1859— 1860), издававшагося графомъ Кушелевымъ-Безбородко, съ которымъ Яковъ Петровичъ познакомился еще во время пребыванія за-границей, въ Рим. Въ атомъ журнал была помщена первая его поэма—знаме

<

Библиотека "Руниверс"360 ЯКОВЪ ПЕТРОВИЧЪ ПОЛОНСКІЙ.

нвтый «Кузнечикъ-музыкантъ», принадлежащая къ тому своеобразному разряду полу-сатвричскихъ, полу-философскихъ Поемъ, который со­ ставляетъ оригинальную особенность Поэтическаго творчества Полон­ скаго. Въ 1860 г. Яковъ Петровичъ разстался съ графомъ Кушеле­ вымъ-Безбородко н поступилъ секретаремъ въ комитетъ иностранной цензуры, гд н остался на служб до конца своей жизни, проходя въ цеизурномъ вдомств постепенно различныя должности и скончавшись членомъ совта Главнаго управленія по дламъ печати, въ чин д. с.

совтника. Въ 1866 г. онъ вступилъ во второй бракъ съ дочерью извст­ наго врача Рюльмана, Жозефиной Антоновной, пріобртшей извстность своими скульптурный работами, изъ которыхъ особенно замчателенъ бюстъ И. С. Тургенева.

Погребенъ Яковъ Петровичъ въ своемъ рязанскомъ имніи.

Какъ поетъ, онъ особенно извстенъ своими лирическими стихотво­ реніямъ на которыхъ мы поэтому и остановимъ—по преимуществу, хотя онъ писалъ не одни мелкія стихотворенія. Кром извстныхъ поэнъ его—«Кузнечикъ-музыкантъ», «Куклы», «Собаки», «Анна Галдана», «Келіотъ»,—онъ писалъ драмы («Дареджаиа Имеретинская» и другія) и повсти. По останавливаться на разсмотрніи всхъ его произве­ деній мы ве будемъ и ограничимся попыткой выяснить особенности его, какъ поэта, по его мелкимъ стихотвореніямъ, въ которыхъ его міро­ созерцаніе выразилось такъ полно и опредленно, что наши выводы будутъ вполн приложимы и къ остальнымъ его произведніямъ.

Отличительную особенность Якова Петровича Полонскаго, какъ поэта, составлиетъ то, что его можно назвать позтомъ-философомъ, и въ этомъ нельзя не видть Явственнаго отпечатка того вліянія, какое оказало на него знакомство съ кружкомъ Чаадаева. Почти вс его стихотворевія проникнуты какою-нибудь серьезной, а часто и глубокой мыслью, и нердко въ ущербъ художественной цльности произведенія.

Если, не стсняясь Хронологіею расположить его стихотворенія по той внутренее психологической связи, которая всегда связываетъ вс произведенія писателя въ одно цлое, то въ нихъ совершенно явственно обнаружится нкоторая двойственность, существовавшая, очевидно, и въ душ самого художника. Сознательно онъ смотрлъ на явленія жизни преимущественно, какъ философъ, стараясь осмыслить ихъ силою ясной, отвлеченной мысли; безсознательно же, какъ художникъ, не могъ не признать власти тхъ безотчетныхъ настроеній, которыя, какъ вдохновеніе, знакомы всякому истинному художнику. Онъ былъ слиш­ комъ умственно развптъ для' того, чтобы слпо смотрть на жизнь, но не могъ подняться до высоты и безпристрастія Отвлеченнаго мышленія, для того чтобы спокойно обсуждать явленія жизни. Какъ философъ, онъ понималъ, что нельзя пть о томъ, чего не видишь и не пони

<

Библиотека "Руниверс" ЯКОВЪ ПЕТРОВИЧЪ ПОЛОНСКІЙ. 36

маешь; для его вдохновенія ему нуженъ быдъ ясный свтъ отвлеченной мысли.

„Чтобы псня моя разлилась какъ потокъ, говорить онъ,

Ясной зорьки она Дожидается:

Пусть не темная ночь, пусть горящій востокъ Отражается въ нейч отливается...

Пусть Чиликаютъ вольныя птицы вокругъ, Сонный лсъ пусть Проснется,—нарядныя, И сова,—пусть она не тревожитъ мой слухъ— И, слпая, подальше усядется.

Но, вглядываясь въ жизнь не только какъ философъ, но н какъ поетъ, онъ чувствовалъ безсиліе отвлеченной мысли въ стремленіи раз­ гадать смыслъ жизни, и она казалась ему какой-то неразршнмой загадкой. Въ одномъ своемъ стихотвореніи, останавливаясь въ сердечномъ недоумніи передъ поразившей его въ глуши провинціальной жизни двушкой, онъ спрашиваетъ.

Для кого расцвла? Для чего равнялась?

Для кого это небо,—лазурь ея глазъ, Эта роскошь,—волнистыя кудри до плечъ Эта музыка,—устъ ея тихая рчь?

Лсно можетъ она своимъ четкимъ умомъ Слышать голосъ души въ разговор простомъ;

И для міра любви и для міра искусствъ Много въ сердц у ней неватронутыхъ чувствъ.

Прикоснется л е Клавишъ,—заплачетъ рояль;

На ланитахъ огонь, на рсницахъ печаль...

Подойдетъ ли къ окну— безотчетно грустна, Въ безотвтную даль долго смотритъ он а...

Что звонитъ тамъ вдали,—и Звенитъ и зоветъ?

И зачмъ тамъ, въ степи, пыль столбами встаетъ?

И зачмъ та рка широко разлилась?

Оттого-ль разлилась, что весва началась!

И откуда, откуда тотъ втеръ летитъ, Что, стрлхая росу, по цвтамъ шелестятъ, Дышетъ запахомъ липъ и, концами втвей Помавая, влечетъ въ сумракъ влажныхъ аллей?

Не природа ли тайно съ душой говоритъ?

Сердце ль проситъ любви и бевъ рааы болитъ?

И на грудь тихо падаютъ слезы изъ глазъ...

Для вого расцвла? Для чего развилась?

Эти же вопросы онъ могъ обратить и къ своей муз, ибо во вдохновеній художника присутствуетъ не одниъ только ясный свть отвлеченной мысли, но въ еще гораздо большей степени т безотчет­ ный настроенія, конечная цль которыхъ таинственно скрыта даже оть взоровъ самого художника.

Библиотека "Руниверс" ЯКОВЪ ПЕТРОВИЧЪ ПОДОНСКІЙ.

Какъ философъ, какъ человкъ, отдающійся по преимуществу ра­ бот отвлеченной мысли, онъ не разъ переживалъ мучительное и не для всхъ безопасное состояніе сомнній, когда передъ неумолимой и безстрастной силой анализа падаютъ вс безотчетный, но дорогія сердцу врованій.

Объ этомъ тяжеломъ душевномъ состояніи своемъ онъ такъ разсказываетъ въ своихъ стихотвореніяхъ:

Священный благовстъ торжественно звучитъ, Во храмахъ иміамъ, во храмахъ пснопнье;

Молиться я хочу; но тяжкое сомннье Святые помысли души моей мрачить.

И врю я, и вновь не смю врить;

Боюсь довриться чарующей мечт;

Передъ санямъ собой боюсь я лицемрить;

Разсудокъ бдный мой блуждаетъ въ пустот...

И эту пустоту ничто не озаряетъ:

Дыханьемъ бурь мой свточъ погашенъ.

Бевдонный мракъ на вошь не отвчаетъ...

А жизнь— жизнь тянется, какъ непонятный сонъ...

–  –  –

Эта мучительная борьба сомнній разршилась, наконецъ, у него, какъ у философа, твердой врой въ незыблемость человческаго разви­ тія, въ могущество человческаго геніи.

Въ стихотвореніи «И я сынъ врмени» онъ такъ изображаетъ эту побду свою надъ «Демономъ сомннья»:

И я сынъ времени, и я Былъ на дорог бытія Встрчаемъ Демономъ сомннья;

И я, страдая, проклиналъ, И, отрицая Провидпье, Какъ благодати ожидалъ Послдняго ожесточенья.

Мн было жаль волшебныхъ Сновъ Страдныхъ дтскихъ упованій И мн завщанныхъ преданій Отъ простодушныхъ стариковъ.

Когда молитвенный мой храмъ

–  –  –

Вотъ тотъ путь, который совершила его философствующая мысль:

доведя его до Проклятіи, до отрвцанья Провиднія, почти до ожесточенья;

заставивъ его разстаться съ волшебнымъ сномъ страдныхъ дтскихъ

–  –  –

упованій, вое принятыхъ имъ отъ «простодушныхъ стариковъ» пред­ шествовавшаго поколнія; опрокинувъ его молитвенный храмъ и по­ вергнувъ его въ хаосъ мятежныхъ думъ и мучительныхъ сомнній,— она же, эта фвлософствующая мысль, привела его къ друтой вр и ввела его въ новый, боле обширный храмъ, п онъ съ отраднымъ чувствомъ душевнаго успокоенія посл пережитой душевной бури го­ воритъ: «Что ва бда, что разрушенъ мой маленькій, личный хра­ микъ, что опрокинуты мои личные боги: есть другой, боле обширный н уже незыблемый, недосягаемый ни для какихъ сомнній храмъ общечеловческой мысли, построенный совокупнымъ геніемъ всего образованнаго человчества, трудами безсмертныхъ выравителей общчеловческаго генія—Гомеровы Дантовъ, Шекспнровъ. Въ этомъ храм ничто не умираетъ, а, наоборотъ, «все живетъ, горитъ я дышетъ», въ немъ «раздается вчный хоръ», Проявляющій всемогущество Творца.

Этого обширнаго храма, Воздвигнутаго геніемъ всего человчества, ве разрушитъ уже никакой «демонъ сомннія», потому что онъ можеть разрушать только то, что уже само начинаетъ разрушаться: одни преданья, одви «остатки формъ безъ содержаны!».

Такимъ образомъ, веда неизбжную для всякаго мыслящаго чело­ вка борьбу съ «Демономъ сомннья», всякій изъ васъ, по мннію Полонскаго, можетъ вайтн точку опоры въ сознавів связи своей лич­ ной жизвв съ жизнью всего человчества. Но одного того мало, ибо при такой постановк вопроса почти уввчтожается самая вравствеввая личность человка. Входя въ этотъ безграничный храмъ общечеловческаго прогресса, каждый отдльный человкъ длается просто чело­ вкомъ толпы, и исчезаетъ, какъ отдльная Нравственная лвчвость, въ тсвой в безчисленной толп молящагося въ этомъ храм человчества.

Пріобщаясь путемъ умствевваго развитія къ этой общечеловческой толп н прекло нясь, вмст съ нею, передъ геніемъ общечеловческаго прогресса, человкъ не можетъ и ве должевъ забывать, что онъ не безличная составная часть втой толпы, но самостоятельное нрав­ ственное существо, живущее помимо этой общей жизни всего челов­ чества, какъ его составная часть, еще и своей отдльной, личвой жизнью, которая должна же чмъ-нибудь руководствоваться. Полонскій не обошелъ в того вопроса и въ стихотвореніи «Внутренній голосъ»

показалъ необходимость првслушвваться къ нашему внутреввему го­ лосу, который въ каждомъ изъ васъ служатъ встиннымъ выраженіемъ нашей обособленной нравственной личности:

Когда душа твоя, страдая, Полна любви; а межд; тмъ Ты любишь, санъ не понимая, Кого ты любишь п зачмъ, —

–  –  –

Для него, какъ для философа, само Поэтическое вдохновеніе нахо­ дилось въ зависимости отъ свта науки, потому что «только при немъ муза чело украшаетъ свжимъ внкомъ».

Но, какъ у поэта, какъ у человка, доступнаго голосу безотчет­ ный^ и неясныхъ, часто непонятныхъ для ума настроеній, у него сила фантазіи, Поэтическаго вдохновенія часто брала верхъ надъ ясными выводами науки и колебала истины ума. Въ стихотвореніи «На клад­ бищ» онъ говоритъ про себя, что, хотя.. Ивъ области мечтаній, Изъ подъ власти темныхъ силъ Л ушелъ—и волхвованій Мракъ н а у к о й озарилъ;

Муsa стала мн являться Ж р и ц e ft мыс л и, безъ оковъ, И учпла не бояться Ни живыхъ, ни мертвецовъ1. 4 Но— „Отчего же на кладбищ Сердцу жутко въ часъ ночной?

и дале рисуетъ т суеврный картины, которыя невольно возникаютъ въ его воображеніи, когда онъ бываетъ на кладбищ. Эту странную

–  –  –

Несмотря на вс эти колебанія, Полонскій, все-таки, увлекался пре­ имущественно ясвой областью ума, я умственный трудъ былъ всегда ему дорогъ: уединенныя кабинетныя занятія, надъ книгой или надъ ли­ стомъ бумага съ перомъ въ рук, онъ считалъ единственнымъ приб­ жищемъ въ житейскихъ горестяхъ и треногахъ.

По его мннію, каж­ дый человкъ долженъ создать въ своей душ свой собствевный, ин­ тимный уголокъ завтныхъ думъ и стремленій, недоступный для сует­ наго взора постороннихъ людей, и въ который, поэтому, никого не слдуетъ пускать въ т минуты, когда человкъ, утомленный жизнен­ ной борьбой, жаждетъ душевнаго отдыха, душевной отрады и обновле­ нія:

Уединпсь, если нужно,—в съ твердостью Въ уголъ свой васъ ве пускай;

–  –  –

Какъ поклонникъ мысли, онъ быдъ горячимъ и истиннымъ борцомъ за ея полную свободу. Въ стихотвореніи, написанномъ на юбилей Ш ил­ лера, онъ съ жаромъ проповдывалъ, что «для мысли, какъ для воз­ духа и свта, невозможно выдумать заставъ». И невозможно, прежде всего, потому, что мысль человческая зарождается тайно и яезрнио и ее нельзя не только поймать, остановить, преградить ей дорогу, но часто нельзя даже предвидть тхъ послдствій, къ которымъ она при­ ведетъ. Иногда чуть свтящаяся въ сочиненіяхъ писателя мысль вдругъ загорается яркимъ блескомъ на его могил, уже посл его смерти.

–  –  –

Такимъ образомъ, Обуреваемый со всхъ сторонъ духомъ партій, оглушенный нестройнымъ и противорчивымъ туломъ враждующихъ другъ съ другомъ направленій, онъ нашелъ точку опоры въ своемъ повтичскомъ Дар н понялъ, что, какъ поэтъ, онъ долженъ остаться вн этой ожесточенной борьбы партій, чтобы сохранить свободу мн­ нія, независимость сужденія и отзывчивость на такія явленія жизни, которыя всегда легко обходятся въ разгар партійной борьбы.

Это приводить насъ къ необходимости остановиться на вопрос: какъ же онъ смотрлъ на призваніе поэта и на значеніе Поэтическаго твор­ чества? Если поэзія не должна быть отголоскомъ партійныхъ взглядовъ и мимолетныхъ временныхъ настроеній и направленій, то о чемъ же можетъ она говорить человку? На эти вопросы Полонскій отвчаетъ такъ'Же, какъ отвчали и отвчаютъ вс наши истинные поэты-художникн.

Онъ твердо н искренно врилъ, что поэтъ есть провозвстникъ боже­ ственныхъ истинъ, открываемыхъ имъ въ окружающихъ его явленіяхъ жизни, а поэтому долженъ умть прислушиваться не въ проходящему голосу современныхъ, хотя бы и насущныхъ нуждъ и потребностей, а къ вчному, неизмниому глаголу Божества, раздающемуся во всхъ кон­ цахъ вселенной. Въ стихотвореніи, обращенномъ имъ къ другу его, извстному и тоже недавно почившему поэту А. Н.

Майкову онъ говоритъ:

–  –  –

Поэзія—это свтъ Божественной мысли, который дорогъ намъ самъ по себ, независимо отъ того, откуда онъ идетъ.

Такою именно мыслью оканчивается стихотвореніе «Откуда?»:

„Мн, какъ поэту, дла нтъ, Откуда будетъ свтъ, лишь былъ бы это свтъ, Лишь былъ бы онъ, какъ солнце для природы, Животворить для духа и свободы И разлагалъ бы все, въ чемъ духа больше нтъ!“

–  –  –

И мы находимъ у Полонскаго много произведеній, написанныхъ на темы, Подмазанный текущей дйствительностью, какъ напр., изъ мел­ кихъ стихотвореній: «На пути изъ гостей», «Хандра», «Жалобы музы», а изъ помъ—вс его большія философско-сатирическія поэмы: «Кувнечикъ-музыкантъ», «Куклы», «Собаки», «Анна Гаддена».

Не останавливаясь на этихъ довольно извстныхъ произведеніяхъ, я не могу не привести здсь одного Чуднаго, вполн художественнаго по своей цльности небольшого стихотворенія, показывающаго, что Полон­ скій вполн отчетливо понималъ, въ чемъ кроется источникъ всхъ от­ рицательныхъ явленій жпзни:

„Вижу-ль я, какъ во храм смиренно она Передъ образомъ Двы, Царицы небесной стоитъ,— Такъ молиться лишь можетъ святая одна.

И болитъ мое сердце, болитъ!

Вижу-ль я, какъ на б&л сверкаетъ она Пожирающпмъ взглядомъ, горячимъ Румянцемъ ланитъ, Такъ надменно блеститъ лишь одинъ сатана...

И болитъ мое сердце, болитъ!

И молю я Владычни)’ Дву, Скорбя:

ей, Владычица Два, терновый внокъ, Н испош ли Чтобъ ее за страдавья, за слезы любя, Я ее ненавидть ве могъ.

И вову я къ теб сатана! оглуши Ослпи ты ее! подарн ей блестящій внокъ....

Чтобъ ее ианавндя всей силой души, Я любить ее больше не могъ44 Въ этомъ лрелестномъ стихотвореніи въ краткой, но поразительно изящной форм выражено роковое противорчіе въ человческой при­ род—противорчіе святости присущихъ человку идеальныхъ сторонъ его души и той Плотской страстность которая является основной почвой человческой Грховности.

Вдумываясь въ явленія окружающей его дйствительности, какъ философъ, и отражая ихъ въ своихъ произведеніяхъ, какъ поэтъ, Полон­ скій, конечно, не могъ ограничиваться обсужденіемъ только явленій со­ временной ему жизни.

Его философствующая мысль должна была оста­ навливаться и на боле широкомъ вопрос объ историческомъ призва­ ніи Россіи, о ея миссіи, и онъ выразилъ свой взглядъ по этому вопросу въ прекрасномъ стихотвореніи «Заступница»:

„Когда Архангелъ протрубить въ трубу, И мертвецы проснутся въ ужас; когда Ршить земныхъ племенъ послднюю судьбу Настанетъ страшный день послдняго суда;

Когда земпая ось начнется подъ стопой

–  –  –

Вогъ въ чемъ онъ видлъ нашу историческую миссію: въ томъ, что­ бы всегда быть защитниками и покровителями обижены» исторической судьбою, притсннныхъ и униженныхъ народовъ-собратій.

Такимъ образомъ, мы видимъ, что Подонскій не принадлежалъ къ разряду такъ называемыхъ «парнасцевъ», забирающихся въ Заоблачныя области безплодно-идеальиыхъ мечтаній, чуждыхъ живой дйствитель­ ности, а потому и безполезныхъ для нея. Онъ чутко отзывался иа вс

–  –  –

существенные жизненные вопросы и эту свою поэтическую отзывчи­ вость онъ самъ удачно выразилъ, сказавъ:

„Подъ грозой иоя псня, ка къ туча, темна, На зар—въ ней варя отражается**.

Но. замчая вс отрицательныя стороны жизни, страдая и мучаясь оть нихъ, искренно и глубоко боля о нихъ душою, онъ не дошелъ до отчаянія, до излобленія, до проклятій жизни. Его мягкое, глубоко-любящее сердце, его искренно-врующая душа подсказала ему иное, боле достойное человка, отношеніе.

Онъ видлъ отрицательныя стороны жизни, но не озлоблаіся ими, а грустилъ о нихъ и глубоко сожаллъ о людяхъ:

Я-лъ первый отойду изъ міра въ вчность, ты ли, Предупредивъ меня, уйдешь за грань могиіъ Повдать Небесамъ страстей вемаыя были, Невроятныя въ стран безплотныхъ силъ!

Мы оба поразимъ своимъ разсказомъ небо Объ этой злой земл, гд братъ мой проситъ хлба, Гд золото къ вражд, въ безумію ведетъ, Гд ложь всмъ явная наивно лицемритъ, Гд робкое добро себ пощады ждетъ,

А правда такъ страшна, что сердце ей не вритъ:

Гд ненавидя,-я боролся и страдалъ, Гд ты,— любя,—томнлась и страдала;

Но....

Ты скажи, что я не проклиналъ;

А я скажу, кто ты благословляла!...

–  –  –

9.

2-го іюня 1873 r., Сельцо Иванову Тульской губ., Блевскаго угда.

...Не знаю, правы ди вы. Я не думаю, чтобы свобода торговли ви­ гонь могла быть удержана гд бы то ни бшо, а у насъ меньше чмъ гд-нибудь. У мена на глазахъ разоряются цлыя деревни, гд суще­ ствують кабаки, исправляются т, гд они закрываются. Не даромъ даже въ Англіи издаются драконовскіе законы о торговл виномъ. А разъ свобода торговли крпкими напитками невозможна, я не нахожу справедливымъ относить ее къ числу articles de foi политическаго убжденія... Скажу вамъ, что безобразіе пьянства и бюджета, въ кото­ ромъ треть доходовъ покрывается водкой, бросаются въ глаза всмъ и нтъ человка, который бы съ радостью не встртилъ теперь въ Рос­ сіи (законы) ограничивающіе свободную торговлю крпкими напитками.

Всть о замн Тьера Магь-Магономъ поразила меня какъ громъ, тмъ боле, что я ее прочелъ въ газетахъ, будучи совершенно одинъ, въ деревн. Я давно думалъ и думаю, что Франція—страна отптая.

Новыя событія только укрпляютъ меня въ этой мысли. Ни съ респу­ бликой, ни съ монархіей они ужиться не могутъ; а какъ-нибудь надо же жить. Упадокъ политической и всякой нравственности въ этой стран— ужасный. Она служитъ живымъ доказательствомъ, что одного богатства и промышленности мало для страны, а нужно еще нчто другое, чего Франціи не иметъ и чего, по мннію множества людей, вовсе не нужно для счастья народовъ—хоть немного нравственнаго чувства.

*) См. «Русскую Старину» январь 1899 г.

–  –  –

Я блаженства въ деревн. Тотчасъ по отъзд своихъ отпросился въ деревню, хозяйннчаю, устраивать и вполн счастливъ. Дла въ имніи идутъ довольно Ладно, изъ хаоса возникаетъ мало-по-малу нчто хорошее и стройное; не льщу себя надеждой, что все скоро получить надлежащій видъ, но не сомнваюсь теперь, что мало-по-малу все при­ детъ въ порядокъ и что машина заводится. Теперь Снимаю хозяйствен­ ный планъ съ имнія, чтобъ устроить правильнымъ образомъ поле­ водство и сдлать переходъ отъ трехпольнаго хозяйства къ многопольному. Привезъ съ собою дв работы: отвтъ на критиковъ моей книги о психологіи и подготовленіе матеріаловъ для учебника гражданскаго права. Прибавьте къ этому газеты, журналъ «Встникъ Европы» и письма—и вы Представшя себ легко, что скучать мн ршительно не­ когда, что мое время занято сполна, и очень пріятно. Письма Сони и друзей поддерживаютъ нравственное и сердечное общеніе, безъ кото­ рыхъ жизнь не въ жизнь.

Обнимаю васъ, дорогой другъ, оть всего сердца. Возвращайтесь къ намъ здоровый и бодрый. Бодрость стоить здоровья.

ІО.

21-го іюня 1874 г., Сельцо Иваново, Тульское губ., Блевскаго уздаТеперь вы должно быть скоро будете въ Энс, дорогой другъ Кон­ стантинъ Карловичъ, и я, помня назначенный мн вами срокъ (не знаю за что друзья создали мн репутацію неаккуратнаго и безпамятнаго), хочу перекинуться съ вами словечкомъ.

Я въ Иванов съ 17-го мая, а 30-го былъ обрадованъ пріздомъ своихъ ')• Лто наше устроилось почти по программ, что рдко бы­ ваетъ въ жизни, и я наслаждалась въ полномъ смысл слова. Вс мои собраны около меня. Зять рисуетъ... Оба супруга каждый день играютъ что-нибудь: Шумана, Глинку, Бетховена на полуроял, который мы выписали. Соня пишетъ статью по исторіи, я дописываю возраженія Самарину *) и страшно Хлопочу по хозяйству, особенно теперь, потому ') Жены и дочери Кавелина, Софы Константиновны н мужа послднее, Павла Ал. Брюллова, съ когортъ она (Увнчалась въ ма 1873 г.

*) К. Д. Кавелинъ вступилъ съ Ю. Самаринымъ въ частную пере­.

писку по поводу своихъ „Задачъ психологіи“ Извлеченія изъ пой переписки см. VI т. „Сочиненій Самарина“ (стр. 373-477), а выводи ивъ своей поле­ мики съ Самаринымъ Кавелинъ напечаталъ въ „Встн. Евр.“, 1875 r., май, іюнь и іюль.

Библиотека "Руниверс" ИЗЪ ПИСЕЦЪ К. Д. КАВЕЛИНА КЪ К. К. ГРОТУ.

что мой приказчикъ отправленъ иною въ Москву присмотрть коекакія сельско-хозяйственный машины, купить племенной» бычка, по­ учиться косьб и пахат на усовершенствованныхъ орудіяхъ и т. п.

Дла у меня идутъ порядочно, толково. Строю школу, которая будетъ очень хороша и очень удобна. Понемногу Подбирается хорошій личный составъ прислуги и рабочихъ. Вообще дло понемногу Ладится. Б о ­ ченокъ, съ своей стороны, Поправляется на свжемъ воздух и загорать отъ солнца. Лто, сначала холодное, теперь поворотило на жаркое.

Желаемъ дождя. Еслибъ можно быдо проводить такъ круглый годъ, то избаловался бы до невозможности. Но черезъ два мсяца придется возвращаться опять въ скучную, перетоненную, скучающую и безлюдную Петербургскую среду, слышать восемь битыхъ мсяцевъ государствен­ ныя высшія соображенія, отъ которыхъ Морозомъ Подираетъ по кож.

Все это отчасти выкупается короткими минутами свиданія съ добрыми друзьми, но la rigueur ихъ можно видть и въ деревн. Даниловичъ собирается быть у насъ въ Иванов на Недльку въ конц іюля, на васъ мы разсчитываемъ въ будущее лто. Тютчева тоже общали быть въ будущемъ году. Наконецъ, если конденсировать свиданіе съ друзьями въ два, три мсяца въ Петербург, прізжая туда на зиму безъ дда, то ихъ пожалуй будешь видать чаще, чмъ видишь теперь въ восемь мсяцевъ. Очень Помышляю и воздыхаю объ отставк. Безъ дла не останусь, за это вамъ ручаюсь. Здсь можно много длать и длать съ пользой не для себя одного. Вопросы сельскіе водей-неволей выдви­ гаются иа первый планъ, и еслибъ вы могли сравнить дтей, бывшихъ какой-нибудь годъ въ нашей пока Посредственной сельской школ, съ тми, которые въ школ вовсе не были, то вы бы тотчасъ убдились, что занимаясь однимъ этимъ можно быть не безполезнымъ, какъ вс мы безполезны въ Петербург. Это убжденіе Ростетъ во мн съ каждымъ годомъ. Къ несчастью я ни откуда не вижу пока избавленія состоять въ государственной служб, и потому поневол остаешься призван­ нымъ золотой цпочкой къ Нигеру.

Съ 18-го началъ пить Виши съ Карлсбадской солью... Надо поле­ читься къ зим.

Въ послдней глав статьи въ отвтъ Самарину, я намренъ ко­ снуться подробне вопроса довольно интереснаго, именно разлада между мыслью и жизнью въ нашемъ любезномъ отечеств. Тема весьма благодарная, если удастся съ нею справиться, о чемъ я очень Хлопочу.

Меня больше и больше поражаетъ съ каждымъ годомъ, до какой степеня наша мысль безплодна, отвчаетъ не на наши вопросы, до какой степени она вся—иностранная колонія въ Россіи, игрушка досужихъ и праздныхъ людей, а не вымученная, выстраданная самою жизнью и ея потребностями. Глядя изъ глуши вверхъ на то, что длается въ нашей

Библиотека "Руниверс"380 ИЗЪ ПИСЕМЪ К. Д. КАВЕЛИНА ЕЪ К. Б. ГРОТУ.

журналистик, администраціи и слушая наши салопный разсужденія, невольно приходить къ этому неутшительному выводу.

Крпко и нжно обнимаю васъ. Вс мои, не исключая и юнаго Вадима1), посылаютъ вамъ самые дружескіе привты. Будьте здоровы, дорогой другъ, и не забывайте наоъ. Гршный человкъ, не завидую вамъ, что вы заграницей.

ІІ.

18-го августа 1676 r., Сельцо Иваново.

Милый, дорогой Константинъ Карловичъ. Виновать тысячу разъ.

что до сихъ поръ не отвчалъ на ваши письма, одно большое и три открытыхъ. Захлопоталсн и затянулся приведеніемъ въ порядокъ счет­ ной части, думалъ вотъ-вотъ Кончу; такъ тянулись дни за днями, такъ что наконецъ стало стыдно, и я бросилъ все, чтобъ побесдовать съ вами, поблагодарить васъ и извиниться передъ вами.

Книжку князя Васильчикова и Яковлева о мелкомъ Земскомъ кре­ дит и № «Голоса» съ отзывомъ о стать Мекензи Уалласа я тоже получилъ. О первой, т. е. работ князя Васильчикова и Яковлева, скажу вамъ, что насколько я доволенъ критическою частью Васильчикова, на­ столько недоволенъ соображеніями Яковлева. Мысль создать частный, мелкій земельный кредитъ есть, по моему глубокому убжденію, не только ошибочная, но и положительно вредная. Частный кредитъ, по природ своей, стремится къ возможно большимъ барышамъ, и еслибъ въ начал, въ вид рдкаго изъятія, нашлись капиталисты-благодтели, которые согласились бы довольствоваться малымъ процентомъ, который только и можетъ выдержать мелкая собственность, то скоро частные банки для мелкой собственности, самою силою вещей, обратились бы въ разбой­ ничьи гнзда, которыя только содйствовали бы ликвидаціи мелкихъ собствнниковъ. Мелкій поземельный кредитъ возможенъ и будетъ по­ лезенъ только какъ государственная мра, проведенная послдовательно, систематически, въ цломъ ряд распоряженій, ведущихъ къ одной и той же главной цли: къ поддержанію и огражденію мелкой поземель­ ной собственности. Какъ отдльная мра, въ род теперешнихъ ссудооберегательнымъ товариществъ, которой Противурчить и наша Подат­ ная система, и наше полное равнодушіе къ положенію и быту мелкихъ ') Сынъ Броневыхъ, внукъ К. Д. Кавелина. Въ то время ему было отъ роду ffbcEOJbRO мсяцевъ.

–  –  –

собственниковъ, мелкій поземельный кредитъ только окончательно разоритъ ихъ.

Къ такому же убжденію пришелъ я и относительно общиннаго вла­ днія. Въ рукахъ заботливаго и добросовстнаго правительства оно было бы сильнйшимъ рычагомъ для устройства сельскихъ массъ. На­ дежды славянофиловъ, что изъ общиннаго владнія народъ самъ собою выработаетъ новые земельные порядки—совершенно напрасны; народъ самъ ничего не выработаетъ, вслдствіе крайняго невжества и бд­ ности, если умное и честное правительство не придетъ къ нему на по­ мощь. А если, какъ теперь, одно министерство будетъ раздлывать то, что длаетъ другое, то ии изъ общиннаго владнія, ни изъ вопроса о мелкомъ Поземельномъ кредит ничего путнаго не выйдетъ.

Вы меня спрашиваете, что я думаю о турецкихъ длахъ? Сижу въ своей нор и негодуя» на легкомысліе и безобразіе русскаго общества.

Въ деревняхъ нищета, анархія, дачъ, невжество — невообразимый, а мы длаемъ сборы въ пользу балканскихъ славянъ! Вмсто того, чтобъ, заняться у себя дома и собирать деньги на пользу своихъ голодающихъ Голиковъ, чортъ насъ Дергаетъ отдавать свои силы и свои деньги бал­ канскимъ славянамъ,—точно у насъ все такъ благоустроено, что дома длать нечего и есть избытки, которые мы можемъ употреблять на пользу страждующаго міра.

Жизнь въ деревн, какую я веду по лтамъ, занимаясь своимъ хозяйствомъ, очень поучительна. Тутъ вы видите русскую жизнь безъ Прикрасъ, безъ Театральной обстановки, во всей ея печальной, подъчасъ ужасающей правд. Невжество—поголовное, бдность—ужасаю­ щая, дичь—невообразимая. Хорошее только въ природныхъ условіяхъ, до которыхъ культура почти не коснулась. Весь строй порядковъ и привычекъ у крестьянъ и помщиковъ—чисто ^постническій, кото­ рый только снаружи соскобленъ Положеніемъ 19-го февраля, но крпко сидитъ въ нравахъ. Медленно Вывтривается крпостной строй. Соб­ ственно перемнились атикетки, а не сущность дла. Торговля такая же кулаческая, грабительственная, помщичество такъ-же ничтожно, втрено и пусто, попы такъ-же обираютъ людъ и поддерживаютъ', въ немъ выгодное для себя невжество и суевріе; администрація, правда, немного поумылась, но зато и ничмъ не интересуется, кром исправ­ наго сбора податей, которыя собираетъ несмотря ни на что. Обще­ ственная и экономической анархія—полнйшая, которая всею своею тяжестью падаетъ на простой народъ и бдняковъ. Крестьяне видимо бднютъ изъ-года-въ-годъ, за исключеніемъ немногихъ Кулаковъ и міродовъ, живущихъ на счетъ другихъ, и если такъ долго продол­ жится,—я не знаю съ кого и съ чего будутъ собирать подати.

Какъ смшны и жалки кажутся отсюда разглагольствованія нашихъ

Библиотека "Руниверс"382 ИЗЪ ПИСЕМЪ К. Д. КАВЕЛИНА КЪ К. Б. ГРОТУ.

газетъ и журналовъ—вы не Поврите! Это какое-то самоублаженіе гор­ дости людей, живущихъ въ свое удовольствіе и совершенно незнако­ мыхъ съ дйствительностью, положеніемъ, нуждами и интересами на­ шихъ массъ. Теперь муссирують турецкій вопросъ и эффектный событія Балканскаго полуострова, потому что совершенно незнакомы съ неэффектной, но крайне печальной русской дйствительностью н конечно потому еще, что гораздо легче устроить литературное чтеніе, спектакль нли вечеръ въ пользу герцеговинцевъ, чмъ основать и поддерживать въ добромъ порядк одну сельскую школу или одинъ сельскій банкъ.

Посреди того мрака, нищеты в дичи, голой или покрытой лохмотьями европеизма, идетъ и усиливается пропаганда объ отнятіи зе­ мель у помщиковъ и раздленіи ея между крестьянами. Успшныя усилія князя Гагарина (предсдателя комитета министровъ, умершаго) и П. А. Валуева по возможности ослабить и разстроить то, что было создано редакціонными коммиссіями приносятъ свои горькіе плоды и грозятъ бдами въ будущемъ. Режимъ второй имперіи погубившій Францію, погубитъ и насъ. Лучшія наши силы уходятъ на поддержаніе роли великой державы, а для серьезной дятельности на пользу страны нтъ ни средствъ, ни времени. Въ недалекомъ будущемъ намъ придется горько за ото поплатиться.

Вс бумаги, которыя вы мн прислали, я привезу съ собою въ Пе­ тербургъ. Но ни въ выработк программы на Самаринскую стипендію, нп въ собраніи матеріаловъ для податного вопроса я не могу быть вамъ полезенъ. Мало я понимаю въ томъ и другомъ дл, требующемъ спеціальныхъ знаній и особаго навыка въ обращеніи съ статистиче­ скимъ и финасовымъ матеріаломъ. О программ на Самаринскую пре­ мію скажу вамъ только, что она и посл передлки ея княземъ Черкас­ скимъ '), кажется мн сбивчивой и черезчуръ подробной. Надо бы чтонибудь пообще и попроще.

Князь Черкасскій прислалъ мн свою программу съ прсмилымъ, дружескимъ письмомъ, въ которомъ проводится мысль о необходимости собраться всмъ живымъ русскимъ силамъ около одного какого-нибудь живого вопроса, какимъ онъ считаетъ вопросъ податей. Я написалъ ему въ отвтъ длинное и весьма Откровенное письмо, въ которомъ выра­ зилъ полнйшее сочувствіе къ его мысли, но прибавилъ, что собственно могу только ему сочувствовать, но что меня лично занимаютъ другіе вопросы, которые я считаю еще боле важными у насъ, — вопросы философскіе и нравственные, безъ которыхъ никакая реформа не приКнязь В. А. Черкасскіе, Невстный русскій общественный дятель въ царствованіе императора Александра ІІ. Онъ съ дтства былъ знакомъ съ К. Д. Кавелпныиъ, такъ какъ родителя ихъ между собою быля очень Дружны.

Библиотека "Руниверс" ИЗЪ ПИСЕМЪ К. Д. КАВЕЛИНА КЪ К. К. ГРОТУ.

несетъ пользы и не достигнетъ своей цли. По этому поводу я очень откровенно высказалъ ему, что между его друзьями и мною вырыта непереступаемая пропасть во взглядахъ на нашу вру н церковь, въ ко­ торыхъ я вижу главную и существеннйшую помху всякаго рода усп­ хамъ. Благодаря имъ, наше юношество н нашъ простой народъ остаются совершенно чуждыми нравственнымъ элементамъ, безъ сильнаго раз­ витія которыхъ ни одно общество устроиться не можеть. Наблюденія надъ нашимъ духовенствомъ въ деревн, посл каждаго лта, укр­ пляютъ меня боле и боле въ этомъ убжденіи. Коренная реформа вры и церкви—вотъ, что намъ нужно прежде и больше всего. Все остальное легко распутается, когда этотъ вопросъ будетъ выигранъ.

Хозяйство мое понемногу налаживается, хотя и не такъ быстро, какъ бы хотлось. Надолбы усадить въ имніе еще тысячъ сорокъ, пять­ десятъ, а ихъ нть. Скотъ, поля приходятъ по-маленьку въ порядокъ.

Но что крайне затрудняетъ,—это недостатокъ людей: нтъ садовниковъ, нтъ Порядочныхъ старшихъ рабочихъ, нтъ даже конторщика сноснаго для веденія счетной книги. Бьешься, бьешься, и все безъ толку! Это мн напоминаетъ бдствія редакцій съ переводчиками, Наборщикамъ Корректорамъ Нтъ людей, потому что нть культуры, а есть фразы, фразы и фразы! Все выставка, все этикетка а дла нть! Изъ цлаго потока словъ бисеринки дла не выберешь,—такъ его мало! А мы еще мряемся съ Европой и занимаемой счастьемъ человчества! Сущія мн дти и ребятишки.

Засимъ крпко, отъ всего сердца васъ обнимаю, дорогой другъ!

Будьте здоровы. Скоро Увидимся. Къ 1-му сентября буду въ Петер­ бург, а отсюда узжая 27-го августа, чтобъ пробыть по дламъ н­ сколько дней въ Москв.

12.

7-го сентября 1876 г., ^-Петербургъ.

Дорогой другъ Константинъ Карловичъ! Милую вашу записочку по­ лучилъ только вчера и Спшу написать вамъ нсколько строкъ.

Я въ Петербург какъ всегда съ 1-го сентября, и признаюсь вамъ, то, что я слышалъ и видлъ въ Москв, слышу и вижу въ Петербург, нисколько не содйствовало измненію настроенія, подъ которымъ я вамъ писалъ изъ деревни. Легкомысліе, нспонпманіе положенія длъ, какое-то метаніе безъ оглядки изъ стороны въ сторону, какъ въ бреду или опьяненія—вотъ что поражаетъ. Привилегія нкоторой осмотриБиблиотека "Руниверс" изъ 384 П и сем ъ к. д. К а в е л и н а к ъ к. к. Г роту.

тедьности, нкотораго благоразумія, остается на этотъ разъ за прави­ тельствомъ, которое понимаетъ, что положеніе опасно и не хочетъ очертя голову броситься на путь, куда его тащатъ безалабернйшіе возгласы и крики. Вчера мн сказывали, что уже противъ публикованія о нко­ торыхъ безсмысленнйшихъ проявленіяхъ ребяческой общественной мысли приняты нкоторыя Цензурныя мры. Не грустно ли, что репрес­ сивнымъ мрамъ приходится сочувствовать нашему брату, проведшему всю жизнь въ оппозиціи всякимъ репрессіямъ!

Точно что длается есть une danse macabre, пляска смерти, какъ сказалъ мн одинъ знакомый.

Э.. *) еще не видалъ. Арцимовича *) захватилъ наканун отъзда въ Самару по дламъ своего имнія. Гд другіе Ивъ общихъ друзей— не знаю, потому что никого еще не видалъ. Вал. ед. Коршъ здсь.

Ему отказано самымъ нелюбезнымъ образомъ въ безцензурномъ изданіи «Критическаго обозрнія науки и литературы» (безъ политики). Тимашевъ *) хвалился ему, что прекратилъ вредную его дятельность. Что онъ начнетъ, бдный, не могу придумать...

Осень очень хорошая, теплая, хотя и начинаетъ быть нсколько сумрачной. Заблоцкаго еще не видалъ... Обнимаю васъ отъ всего сердца.

–  –  –

*) Эд. ед. Радевъ.

*) Викт. Ант. Арциновичъ, въ то время сенаторъ.

3) Ад. Er. Тим&шевъ, министръ внутр. ддъ.

4) Въ рестор&н Донова по четверымъ, начиная съ 1875 г., собирались дружескіе обды, въ которыхъ участвовалъ в Кавелинъ. На нихъ обсужда­ лись разные текущіе общественные вопросы, какъ напр., объ общннномъ владніи, о волостныхъ судахъ, н т. д *) Я. А. Соловьевъ, одинъ изъ членовъ редавціонныхъ Коммиссіи въ 1876 году сенаторъ.

Библиотека "Руниверс" ЯЗЪ ПИСЕМЪ К. Д. КАВЕЛИНА КЪ К. К. ГРОТУ.

Андр. Парфн. *) завелъ у себя Четверга, jour fixe. Я былъ одинъ разъ только.

Видлъ въ рукописи адресъ Московской духи (печатать строжайше запрещено, вроятно, по случаю продолжающихся переговоровъ). На­ писанъ И. С. Аксаковымъ въ специфически московскомъ, васильеблаженскомъ и Кремлевскомъ стил. Видно пришелся по вкусу москвичамъ, потому что былъ еще другой проекть, Д.. Самарина, но этотъ не принять. Я не думаю, чтобъ адресъ, когда его узнають, равно восхи­ тилъ всхъ, кром завзятыхъ москвичей. Общечеловческій элементъ, доступный всмъ, въ адрес почти отсутствуетъ.

Вы говорите, что война была бы несчастіемъ? Это совершенно спра­ ведливо-, но теперешняя неизвстность чуть ли не хуже войны, и продлись она,—у насъ непремнно будетъ промышленный, торговый и фи­ нансовый крахъ, печище внскаго. Все стало; бумаги падаютъ и бога­ тые купцы говорятъ, что лучше банкротство государственное, чмъ теперешнее положеніе. Чувствуется, что начинается что-то новое, хотя невозможно еще сказать, что это такое и въ какихъ формахъ оно себя заявитъ.

У насъ въ Россіи увлеченіе славянскими Страданіями и славянской свободой въ интеллигентной публик, какъ ма сдается, есть пробу­ жденіе отъ какой-то нравственной Летаргіи, въ которую она была погру­ жена въ послдніе десять лтъ. Я это замчаю съ другой совсмъ сто­ роны, по интересу, какой начинаютъ къ себ возбуждать философія, этика, психологія, которыя еще недавно были въ совершенномъ заброс.

Нажива, спекуляція, биржевая игра, банковый, акціонерный и желзно­ дорожныя Мошенничества поглотили всю душу людей; полное отрицаніе нравственныхъ и идеальныхъ мотивовъ возводило поклоненіе золотому тельцу въ теорію и оправдывало этотъ культъ. Теперешнее движеніе умовъ показываетъ, что въ жизни и умахъ происходитъ какая-то пере­ мна. Куда она приведетъ—трудно сказать пока. Я надюсь, что не къ завоеванію Турціи и не къ основанію славянской федераціи. И то и другое было бы «вредно для Россіи. Я мечта» о томъ, что теперешняя встряска заставить насъ посерьезне посмотрть на наше внутреннее положеніе, которое, что ни день, становится хуже. Мы положительно бднемъ и тупемъ. Администрація теряетъ смыслъ вещей, не пони­ маетъ того, что длается въ стран, уединяется въ свои личные во­ просы и интересы, — ни дать, ни взять, какъ было въ послдніе годы минувшаго царствованія. А между тмъ въ нравахъ, Привычкахъ, взгля­ дахъ исподволь совершается глубокая коренная перемна, не въ однихъ столицахъ и большихъ центрахъ, но и во всей стран. Мотивы славяЗаблоцкій-Десятовскій.

„РУССКАЯ СТАРИНА- 18W Г., Т. ХСІ!. ФЕВРАЛЬ.

–  –  –

вофильскіе, правильне сказать, программа славянофильская, густо прокрашенная старо-московскими ндеалами, видимо уходитъ въ вчность и тонетъ въ забвеніи. Мы еще ее понимаемъ, а наши внука и понимать не будутъ. Уже дти наши смотрятъ на эту Программу, какъ на курьезъ.

Вое это предсказываетъ большія перемны въ ближайшемъ будущемъ.

Теперешнее броженіе, по поводу турецкихъ длъ, служить только пред­ встникомъ будущаго. Только съ этой точки зрнія настоящее увлеченіе дйствительно интересно, какъ симптомъ-не боле.

Слдите ли вы за процессомъ Струсберга? Интересная вещь. Посы­ лаю вамъ Вырзку изъ газеты «Спб. Вд.». Вскор долженъ начаться въ Москв другой курьезъ—процессъ клуба червонныхъ Балетовъ, шайки Мошенниковъ, начиная съ уличныхъ карманныхъ воровъ и Оканчивай убійцами и поддлывателями фальшивыхъ Векселей. Это—шайка орга­ низованная. Подсудимыхъ 48, мужчинъ и женщинъ всякихъ обществен­ ныхъ слоевъ, въ томъ числ 39 дворянъ съ извстными фамиліями, даже Княжескими, нотаріусъ и проч. Воображаю, что изъ того сдлаетъ Щедринъ!

Обнимаю васъ. Прізжай^ скорй. Жена,. Соня съ чадами и ея мужъ очень вамъ кланяются и ждутъ васъ. Дти здоровы н очень мили. Вс ваши друзья безпрестанно о васъ спрашиваютъ.

P. S. Былъ два раза у Э. О. '} н0 къ несчастью каждый разъ за­ ставалъ тамъ греческаго посланника, такъ что не могъ перемолвить съ ней словечка. Надолъ же мн этотъ посланникъ своими разсужде­ ніями о философіи страшно.

14.

12-го іюля 1877 г., сельцо Иваново, Блевскаго узда, Тульской губ.

Еще какихъ-нибудь 45 дней или 6‘/і недль, и я опять потащусь изъ деревни въ городъ, дорогой другъ Константинъ Карловичъ! Порой думается, что будетъ интересно жить будущей зимой въ Петербург; спящее болото нсколько всколыхадось, война его растормошила, надо же думать, что гниль и плсень уступятъ хоть на время живой вод. Но прочтешь газеты—Скука, отсутствіе мысли, избитыя фразы, нелпости въ род судебныхъ издержекъ по разбирательству длъ въ мировыхъ инстанціяхъ—и думаешь: лучше бы остаться здсь, чтобъ не видать и не слыхать всего этого. Единственной свтлой точкой въ этомъ непроБаронесса Эд. ед. Радевъ.

–  –  –

ходимомъ мрак, невжеств, безсмысліи и апатіи,—это военное вдом­ ство и войско со всмъ что къ войи прикасается,—дятельностью общества Краснаго Креста, медицинской частью и т. п. Но и тутъ раз­ думье, и глубокое, беретъ: къ чему вс эти жертвы, трата силъ, само­ отверженіе? Что принесетъ намъ блистательный исходъ войны, въ ко­ торый я глубоко врю? Новыя провинціи, выходъ свободный въ Среди­ земное море, паденіе Турціи, униженіе Англіи и Австріи? Еслибъ боль­ шинство тхъ, которые заправляютъ судьбами Русской Имперіи, пожили, какъ а живу, въ деревн, проглядли^ поближе къ нашей нищет, невжеству, безобразіи) и безсмыслица въ которыхъ тонутъ и погибаютъ безслдно лучшія народныя силы и способности, они сильно бы охлагДли ко всему тому мнимо-хорошему, что можеть принести намъ война, и обратили бы вс силы на поднятіе страны, не истощая ихъ въ конецъ на облагодтельствованіе другихъ народовъ и на усиленіе вншняго могущества и вліянія, съ которымъ мы не знаемъ, что длать. Къ чему намъ новые рынки, когда мы ничего не производимъ? Къ чему намъ новые порты, когда мы не умемъ создать ни военнаго, ни торговаго флота при тхъ, которые имемъ? Что мы понесемъ съ собою въ новозавоеванныя страны и въ т, которыя подпадуть, вслдствіе войны, подъ наше вліяніе, когда нашъ ежедневный бытъ немного лучше, чмъ турецкій? Если война не натолкнетъ насъ на наше собственное безобра­ зіе — а при успшномъ ея ход это немыслимо — мы, при громадной территоріи, большихъ естественныхъ богатствахъ и очень способномъ народ, обратимся въ Персію или Индію, лакомую добычу горсти умныхъ людей, которые будутъ Высасывать насъ какъ Піявки. Г. министръ народнаго просвщенія, графъ Д. А. Толстой, раскинулъ сть инспек­ торовъ надь весуществующими народными училищами, тогда какъ въ послднихъ страшная вужда; покрылъ Россію никому не нужными Клас­ сическими гимназіямъ тогда какъ нтъ самыхъ элементарныхъ профес­ сіональныхъ школъ, необходимость которыхъ начинаютъ чувствовать даже въ дикихъ захолустьяхъ, подобныхъ нашему. Г. министръ юсти­ ціи боится, чтобы суды, при помощи правоврнаго элемента, не по­ лучили политическаго значенія и подъ этимъ предлогомъ перекранваеть судебныя учрежденія, по возможности подгоняя ихъ подъ типъ Остзей­ скихъ, чтобъ тамъ они не слишкомъ укоротили власть бароновъ, а во­ піющая, насущная потребность провинцій—хорошо устроенные волост­ ные суды — всячески имъ тормозится. Г. министръ финансовъ зани­ мается высшими финансовыми и Кредитными спекуляціями, поощряетъ несуществующую торговлю и коммерческіе обороты на пользу двухътрехъ проходлмцевъ въ род Струсберга и ршительно ничего не д­ лаеть для поддержанія производительности массъ, которыя системати­ чески обдияются тяжестью налоговъ, отсутствіемъ кредита. Ссудо

<

Библиотека "Руниверс"388 ИЗЪ ПИСЕКЪ К. Д. КАВЕЛИНА КЪ К. К. ГРОТУ.

Оберегательныя товарищества, какъ начинаютъ понимать уже многіе и какъ начинаютъ писать даже въ газетахъ, устроены для однихъ бога­ тыхъ мужиковъ и Кулаковъ, а вовсе ве для народной массы. Г. ми­ нистръ государственныхъ имуществъ ') осушаетъ пинскія и финскія болота, обводняетъ и облсняеть Таврическій полуостровъ и Самарскія степи—конечно, на бумаг,—но палецъ о палецъ не ударитъ, чтобы до­ ставить Мужикамъ ^возможность разселиться попросторне тамъ, гд Зеши мало, и увеличить народонаселеніе тамъ, гд его мало. Г. министръ внутреннихъ дЬлъ *) для насъ, деревенщины, ршительно ничего не длаетъ. Спасибо хоть на томъ, что въ предлы его разума вндрилось, посл 15-ти лтняго министерствованія, какъ вредно продавать крестьян­ скихъ коровъ и оставлять крестьянскихъ дтей безъ молока. Но отъ того важнаго открытія мы, деревенщина, не ощутили пока никакой пользы, и коровъ мужицкихъ продаютъ за недоимки по-прежнему. Вся эта раззолоченная, Живущая на счетъ казны и государства...., ни­ чего не длаетъ для страны, а когда длаетъ, то во вредъ ей, а не въ пользу. Ей все думается, что народъ и страна ограничиваются тми не­ многими тысячами людей, которые живутъ въ Москв и въ Петербург и толкутся въ гостиныхъ а переднихъ важныхъ баръ. А здсь, на мЬстахъ, мы видимъ, что баре вымираютъ и отваливаются какъ Піявки, и никакія силы въ мір не въ состояніи спасти ихъ. Сквозь щели растрескавшагося зданія дворянства начинаютъ проростать совсмъ другія растенія, Волчцы и Терніи въ вид россійскихъ купцовъ, Кулаковъ и проходимцевъ изъ мужиковъ, которые скоро затрутъ прежнее дворянство въ грязь, но не принесутъ ничего путнаго на его мсто и будуть такъ же безплодны и вредны для народа... Теперешняя администрація, т. е. ея высшіе представители, совершенно неспособны поднять и вести впередъ народъ; они какъ бы для того только и созданы, чтобъ воспитывать в выводить Кулаковъ и проходимцевъ, идущихъ на смну дворянства. А народъ—это феллахи, на спин которыхъ одн Піявки смняются дру­ гими и Высасываютъ его на разныя манеры.

Кончится ля это когда-нибудь и настанетъ ли у насъ когда-нибудь дйствительно народное правительство, не въ смысл аристократіи или демократіи, о чемъ у насъ такъ много и нелпо толкуютъ, не въ смысл конституціи, республики или монархіи, что тоже одна Праздная бол­ товня, а въ смысл пониманія народныхъ нуждъ и потребностей и удо­ влетворенія имъ по мр возможности? Война будетъ для насъ величай­ шимъ благомъ, если она, своими послдствіями, разгонять шайку раззолоч^ныхъ краснобаевъ, ни бельмеса не смыслящихъ въ настоящемъ

–  –  –

положеніи страны, и вызоветъ къ дятельности умныхъ, честныхъ, прав­ дивыхъ и добросовстныхъ дятелей, понииающнхъ что нужно. Что Россія начинаетъ тяготиться устроенной на ея спин и на ея счетъ говорильней—на это есть признаки. Оно и не мудрено. Очень тошно ста­ новится жить посреди безскысленной обстановки, какъ-будто нарочно созданной для того, чтобъ мшать всякому успху и всякому развитію.

А что можетъ у насъ натворить одинъ путный человкъ—этому дока­ зательствомъ служитъ Милютинъ *),'^котораго травили и который уц­ ллъ какимъ-то чудомъ...

Я Продолжаю, по мр силъ, работать надъ своимъ хозяйствомъ, которое поставилъ совсмъ на новую ногу, и плоды начинаютъ обнару­ живаться раньше, чмъ я могъ ожидать. Вс завдуютъ масс корма для скота, которымъ я усплъ запастись ныншнимъ лтомъ, благодаря травосянію. Даже крестьяне, сначала смотрніе крайне недоврчиво на мое нововведеніе, теперь призадумались и совщались между собою, не слдуетъ ли и имъ ввести у себя Травосяніе? Пока эти совщанія не привели къ окончательнымъ результатамъ; но довольно того, что мысль запада и работаетъ. Года черезъ Два-три она созретъ и тогда мн, въ нашемъ краю, будетъ принадлежать честь почина въ пере­ устройств крестьянскаго полевого хозяйства на Раціональныхъ основа­ ніяхъ. Они видятъ, что благодаря новой систем хозяйства и хлба родятся у меня изъ-года-въ-годъ лучше, т. е. и больше Ужиномъ, и больше и лучше зерномъ. Обидно только, что мало денегъ; а то бы дло подвинулось еще быстре. По тому опыту, который у меня производится въ Микроскопическихъ размрахъ, видно, какъ бы можно быдо скоро поднять наше хозяйство, еслибъ вмсто краснобаевъ въ высшемъ упра­ вленіи дйствовали серьезные и понимающіе люди.

Я усплъ до сихъ поръ составить программу для курса гражданскаго права, которую буду читать съ октября въ военно-юридической ака­ деміи, совершенно по новому плану,.какъ оно нигд и никогда не читалось. Съ трудностями новаго дла пока совладать; не знаю, что ока­ жется при самомъ выполненіи. Если буду доволенъ, то по оконча­ ніи года напечатаю свою программу, которая и теперь довольно подробна.

Въ «Сверномъ Встник» (№ 68 и 69) вы можетъ быть прочли Л?

въ фельетонъ, мою статью о Старушк Едагиной. Если она показалась вамъ скучной по началу, то Прочтите конецъ,—нкоторыя мысли о лю­ дяхъ Александровской эпохи. Наврано мстами Непростительно въ пе­ чати, по безобразію корректора, но основную мысль вы все-таки поймете и оцните. Для меня съ каждымъ днемъ все ясне и ясне становится, ') Бывшіе военный няппстръ, графъ ДмитріВ Алексевичъ.

–  –  –

что интеллигентные высшіе слои русскаго общества только въ той мр имютъ и могутъ имть будущность и живучесть, въ какой они живутъ и дйствуютъ въ масс и для массы. Это новая фаза демократіи, не политическая (которая нигд ей не удавалась, всего мене у насъ), а соціальная, единственная, которая можетъ со временемъ повести и къ политической жизни и свободнымъ учрежденіямъ. Что у насъ этого не понимаютъ, что ищутъ другихъ, проторенныхъ уже въ Европ путей къ политической свобод, составляетъ нашу коренную ошибку, и это несчастіе единственно оттого, что мы судимъ о себ и своемъ положеніи не по нашимъ бытовымъ фактамъ и условіямъ, а по готовымъ европей­ скимъ шаблонамъ. Этимъ гршатъ одинаково и наши консерваторь!, и наши либералы всевозможныхъ оттнковъ и направленій: и Валуевъ и Чернышевскій, Урусовъ и Аксаковъ, Шуваловъ и Нечаевъ.

Былъ на избирательномъ Земскомъ собраніи въ Блев. Меня хо­ тли избрать въ гласные, но я отказался, потому что не хотлъ быть номинальнымъ членомъ земства, а дйствительнымъ быть не могу, потому что во время собраній нахожусь въ Петербург. Живи я здсь, я бы самъ хлопоталъ о томъ, чтобъ меня выбрали и сталъ бы сильно агитировать въ пользу школъ по деревнямъ и селамъ, безъ чего ничего пут­ наго не сдлаешь. А чтобъ найти средства для школъ, пришлось бы разсмотрть и перевернуть нашу безобразную раскладку земскихъ сбо­ ровъ. На этомъ я бы вроятно сломилъ себ шею и при первыхъ же выборахъ былъ бы блистательно забаллотированъ; но это ничего: мысль, пріемъ были бы пущены въ ходъ и черезъ два-три выбора взяли бы наконецъ свое. Матеріалъ везд есть добрый; но его нужно вытащить изъ-подъ спуда, подъ которымъ онъ томится п остается безъ дла.

Русское общество надо выворотить на изнанку: исподъ въ немъ лучше, чмъ покрышка.

Статья о первыхъ пяти главахъ книги Васильчикова о землевла­ дніи и земледліи въ Россіи и Европ печатается въ «Недл* *).

Позвольте вамъ ее рекомендовать. Новаго въ ней мало; зато она вамъ передастъ все существенное содержаніе первой половины перваго тома этой замчательной книги, съ необходимымъ нравоученіемъ, къ которому она приводитъ. На грабеж бдныхъ массъ, нагломъ и безстыдному основалъ образованный и богатый высшій европейскій слой свое могу­ щество, вліяніе и богатство, и теперь Платится за это. Неправое дло мститъ за себя и будетъ еще больше мстить впереди, какъ того тре­ буетъ строгая, неподкупная и неизбжная логика событій.

–  –  –

22-го іюля. За разными длами это письмо Залежалось ІО дней въ моемъ стол. Теперь ужъ всего какой-нибудь мсяцъ съ недлей, и мн придется возвращаться. Если бы пожить еще здсь до перваго зимняго пути и врьте—не скучалъ бы.

Дружески васъ обнимаю. Передайте мон Душевные поклоны общимъ друзьямъ, если вы кого-нибудь изъ нихъ видите, въ особенности Э..

Радевъ и Заблоцкому. Оба должны быть въ город или около Питера.

'Управившись со счетами (такова милая среда, что не найдешь хоть (сколько нибудь) сноснаго конторщика: а люди съ голоду умираютъ въ город!) и съ программой гражданскаго права, сталъ опять работать надъ «задачами этики» или ученіи о нравственности, въ pendant къ «За­ дачамъ психологіи». Хочу воспользоваться остаткомъ лта, чтобъ закон­ чить одну очень запутанную и важную главу этой работы. Иначе придется ее совсмъ бросить, потому что чтеніе лекцій, къ которымъ надо готовиться, и департаментскій занятія мало оставятъ свободнаго времени, а преж нихъ силъ работать—увы! уже нтъ. Задача въ новой работ трудная, но въ высшей степени благодарная—найти цпь или нить, связующую крайнихъ матеріалистовъ съ крайними идеалистами. Кой-какіе про­ блески на этомъ пути я уже вижу, но мысль еще не вызрла до той степени ясности, при которой можно выступить съ нею передъ публи­ кой. Хотлось бы поработать, да все некогда.

До скораго свиданія въ Питер. Еслибъ не пара друзей обоего пола— я бы охотно забылъ о гниломъ болот ').

15.

26-го сентября 1877 г., С.-Петербургъ.

Горестную вашу записку я получилъ вчера. Она застала меня при­ готовленнымъ. Вчера, рано утромъ, я отправился на Балтійскую желз­ ную дорогу, и первое, что мн представилось въ купленномъ № «Го­ лоса», было объявленіе о кончин Жуковскаго *) и Панихид въ его память. Я былъ приготовленъ Шторхомъ ко всему, но все-таки извстіе меня поразило! Добросовстне, честне, благонамренне въ крестьянТ. е. Петербург.

*) С. М- Жуковскій-членъ редакдіонныхъ комиссій по освобожденію крестьянъ, а затмъ сенаторъ.

–  –  –

окомъ вопрос не было человка! Страхъ беретъ, какъ одинъ за дру­ гимъ уходятъ именно эти лица, поборники крестьянъ—Милютинъ, Со­ ловьевъ, Самаринъ, Жуковскій! Есть въ этомъ что-то фатальное! Изъ первыхъ умеръ Тарновскій—такой же, какъ они! Убираются орлы зна­ менитой и приснопамятной эпохи! Она тоже уходитъ въ даль прошед­ шаго, уступая мсто новымъ стремленіямъ и надеждамъ. Еще нсколько лтъ—и уйдутъ вс они на покой. Одинъ кто-нибудь, запоздалый, Ви­ ньетъ дрожащей рукой бокалъ въ память 19-го февраля.

P. S. Гд будуть хоронить Жуковскаго? Вчера я былъ слишкомъ утомленъ. Но когда будетъ еще панихида—поду непремнно.

16.

11-го января 1678 г. С.-Петербургъ.

Дорогой другъ, Константинъ Карловичъ, я очень хорошо понимаю, что 12-го января, уже столько лтъ сряду, мы праздновали дорогого новорожденнаго, которому теперь, по моему счету, стукнетъ. ') ну сколько бы тамъ ни стукнуло О- Отчего же въ ныншнемъ году'до­ рогое дитя не зоветъ на свое рожденіе? Или ужъ оно намъ обоимъ на­ помнить многое, чего всячески избгаетъ вспоминать? Прошедшій годь для насъ обоихъ—ужасный. Для меня хуже ужъ никогда не будетъ ').

Думаю, что обдать и ввечеру къ вамъ не пріду. Я опять просту­ дился, Кашляя), гордо болитъ.

Во всякомъ случа вы меня не ждите:

При каждомъ вызд простужаюсь и теперь гриппы у меня стали та­ кіе упорные, что приходится сидть дома по-часту и по нсколько дней къ ряду. Сегодня отказался отъ обда у Тютчевыхъ.

Много работаю. Написалъ цлыхъ дв большихъ статьи, одну о Самаринъ, котораго полное собраніе сочиненій уже начато братомъ 4).

Первый томъ вышелъ. О немъ хотлось сказать поскоре. Теперь кром департаментскихъ длъ, работаю еще надъ своими лекціями для ВоенноТочка въ подлинник.

*) Константинъ Карловичъ Гротъ родился 12-го явваря 1815 г., слдо­ вательно 12-го января 1878 года ему исполнилось 63 года.

*) 4-го Окт. 1877 г. скончалась дочь К. Д. Кавелина, Софья Константи­ новна Брюллова, на 26 году жизни.

4) Статья К. Д. Кавелина—Московскіе славянофилы городовыхъ головъ, ло поводу I т. вСочиненій Ю. Самарина“, изд. Д.. Самаринымъ. М.

.

1878 г.-въ „Сверн. Встн.“, газет, изд В.. Кортежъ, 1878 r., J620,23 В 24.

Библиотека "Руниверс" ЯЗЪ Писекъ К. Д. КАВЫЙНА КЪ К. К. ГРОТУ.

юридической академіи, гд начиу читать съ сентября будущаго года, разумется, е с и буду живъ. Какое спасеніе работа! И что за счастіе, когда привыкъ работать въ т ! годы, когда ужъ нтъ впереди ничего въ личной жизни, и судьба, съ обычной безсердечность«), наноситъ вамъ удары за ударами, выбирая самыя больныя мста. Что бы я стадъ те­ перь длать, еслибъ не было работы.

Въ небольшой промежутокъ что могъ вызжать быдъ утромъ у бар. Радевъ, и провелъ нсколько часовъ, не замтивъ, какъ прошло время.

Обнимаю васъ, дорогой другъ, поздравляю себя, всхъ вашихъ дру­ зей и вс т дда, управленія, губерніи и вдомства, которыя попадали и еще попадутъ въ ваши руки! Дай Богъ, чтобъ еще много и много дть длались вамъ такія же пожеланія,—не иною, такъ другими, умющнми любить и цнить васъ, имъ же имя легіонъ.

Моя жена дружески Жметъ вамъ руку и поздравляетъ. Зять вчера ухалъ въ Псковъ къ сестр, которая очень больна.

Говорятъ, англійское посольство сильно повснло носъ. Сказываютъ, будто Вильгельмъ успокоилъ императора насчетъ Австріи: я-де ее уломаю, не безпокойтесь.

17.

4-го февраля 1878 r.. C.* Петербургъ.

Дорогой другъ, Константинъ Карловичъ! ')... На крыш надъ Сониной могилой вислъ покрытый снгомъ в­ нокъ. Листья робко колых&дись отъ воздуха. А бывало, сколько жизни, сколько веселья, сколько ума, дятельности!

Все это надо забыть, а то сердце разорвется. Работаю много надъ курсомъ гражданскаго права, который буду читать въ будущемъ году въ Военно-юридической академіи, если буду живъ. Это меня очень за­ нимаетъ и беретъ много времени. Посылаю вамъ мою статью о мо­ сковскихъ славянофидахъ и Самарин. Объ ней ужъ начинаются споры,— наши русскіе споры, при которыхъ одинъ другого совсмъ не понимаетъ, какъ будто люди впервые встртились и никогда другъ друга не слы­ хали.

‘i Письмо начинается съ описанія пребыванія К. Д. Кавелина въ Павлов­ ск, ва кладбищ, по случаю погребенія сестры П. А. Брюллова, m-me Спицъ, положенной рядокъ съ дочерью Кавелина, Софьей Конст. Брюлловой, въ семейной могил Брюлловыхъ.

–  –  –

А англичане? Вотъ съли грибъ и получили Полновсно Оплеуху, всею пятерной! Міръ обращается въ собраніе мазурнковъ. Куда имъ..........воевать! Это лавочники Всякій стыдъ и всякій умъ по­ теряны.

Прочтите въ послднемъ нумер «Отечественыхъ Записокъ» дво­ рянскую хандру Салтыкова. Это chef-d'oeuvre, брилышты. Онъ все идетъ впередъ. Обнимаю васъ отъ всей души вашъ К. Кавелинъ.

18.

8-го парта 1878 г. (^.-Петербургъ.

Дорогой другъ, Константинъ Карловичъ!... Крайне обидно, что опять не удалось намъ провести съ глазу на глазъ вечерокъ Не получая долго отъ васъ отказа, я былъ убжденъ, то во вторникъ мы просидимъ мирно вмст, вдвоемъ, какъ часто доводилось въ доброе старое время.

Въ понедльникъ обдалъ у графини Влудовой ‘) и тотчасъ же ухалъ къ Заблоцкому, въ засданіе совта, гд не могъ не быть. Старушка сильно опускается. Недолго проживетъ и она. Говоритъ много вздору, такъ что Досадно бываетъ слушать.

Слышали вы, что маркизъ Валуевъ *) отказался отъ Предстатель­ ства въ общихъ собраніяхъ Общества взаимнаго Поземельнаго кредита (гд къ нему не были особенно любезны въ послднемъ собранія) и на мсто его избранъ огромнымъ большинствомъ (301 голосъ изъ ЗЮ) нашъ другъ В. А. Арцимовичъ, политическій врагъ Валуева? Меня это очень обрадовало. Не радуетъ меня только то, что Арцимовичъ оставляетъ общество вспоможенія студентамъ и педагогичкамъ, которое при неь честно и добросовстно длало свое дло. Надо надяться, что мсто его займетъ Тютчевъ.

Обнимаю васъ, дорогой другъ, крпко и много разъ. Очень скучно, что мы Видимся такъ рдко. Утромъ я дорожу, какъ е д и н с т в е н н ы м ъ временемъ, когда могу работать, а вечеромъ вы не свободны.

Составляя» курсъ гражданскаго права для будущихъ лекцій въ ака­ деміи *). Дло идетъ хорошо.

') Графиня Аи. Дм. Біудова, фрейлина высочайшаго двора, дочь графа Д. Н. Біудова.

*) Графъ П. А. Валуевъ.

*) Военно-юридической, гд и началъ чтенія съ осени 1878 г.

–  –  –

19.

12-го іюня 1873 г. Сельцо Иванокъ Дорогой другъ, Константинъ Карловичъ! Я получилъ на дняхъ ваше малое письмо изъ Швейцаріи; оно меня удивило тмъ, что вы не рас­ полагали никуда хать до тюремнаго конгресса въ Швеціи, а говорили, что посл конгресса, осенью създите куда-нибудь на короткое время.

Можетъ быть я васъ не понялъ, но во всякомъ случа я никакъ не по­ дозрвалъ въ Швейцаріи.

Я въ деревн съ 19-го мая и благодаря семейству Вая. ед. Корта не одинъ. Признаюсь вамъ, что это служитъ для меня большимъ ут­ шеніемъ. Одному' провести лто, посл всего, что произошло осенью, было бы очень тяжело. Теперь домъ Шуменъ, благодаря двумъ лавоч­ камъ и смотритъ Жильемъ, а не пустыней, съ которой соединено столько раздирающихъ душу воспоминаній. А дла хозяйства непремнно тре­ бовали моего присутствія здсь лтомъ. Если успю, разокажу вамъ и объ нихъ подробно ниже.

Газеты я пересталъ читать—въ такое глубокое негодованіе приво­ дили меня лтописи берлинскаго конгресса и наша на немъ роль. Спичъ Горчакова и отвтный на него спичъ Биконсфильда—до этого позора и не думалъ дожить! Вы совершенно правы, что, слава Богу, что хоть этимъ кончили, могло быть гораздо хуже. Тысячу разъ такъ. Но я спрашиваю себя: по какой фатальность несомннныя доблести русской армія и несомннныя народныя силы привели къ результату, который не находится съ ними ни въ какомъ соотвтствіи? Почему при Петр, Екатерин, даже при Анн и Елисавет изъ того же матеріала, только гораздо мене развитаго и мене выработаннаго, выходили совсмъ другіе результаты? Цадъ этимъ можно глубоко задуматься и есть надъ чмъ! Мой отвтъ готовъ и вы его знаете. Русская интеллигенція и правящіе классы упали до невозможности. Вся ихъ дятельность — научная, литературная, журнальная, административная, законода­ тельная, судебная, дипломатическая, доказываетъ это до послд­ ней очевидности. Вслдствіе того сложился порядокъ длъ, который гу­ битъ наши лучшія силы, даетъ всмъ нашимъ стремленіямъ ложное и превратное направленіе, заражаеть, въ лиц нашей передовой молодежи, лучшіе наши Соки и убиваетъ самую надежду на лучшую будущность.

Благодаря нашей въ конецъ испошлившейся интеллигенціи, страна жи­ ветъ безъ кормила и руля, парализована и отдана на жертву всякимъ случайностямъ. Мы прозябаемъ со-дня-на-день, бросаясь отъ Скуки, очертя голову, на первое, что намъ попадется и насъ лома

<

Библиотека "Руниверс"396 ИЗЪ ПИСЕМЪ К. Д. КАВЕЛИНА. КЪ К. К. ГРОТУ.

нить надеждой, авось выйдетъ что-нибудь занимательное и наполнить угнетающую насъ пустоту и скуку. Минувшая война была резуль­ татомъ подобнаго состоянія. Мы на нее бросились съ датскимъ увле­ ченіемъ, не думая о послдствіяхъ, лишь бы развлечься. Что же изъ по­ добныхъ длъ можетъ выйти хорошаго. Хорошее бываетъ результатомъ лишь глубоко обдуманнаго и врно во всхъ подробностяхъ разсчнтаннаго предпріятія. За все время войны я ничего такого не замтилъ.

Все стремилось, надялось, хлопотали), надясь каждый, съ своей точки зрнія, что русскій Богъ выручитъ. Но видно и Ему, наконецъ, надоло выручать людей, неумющихъ вовсе думать.

Теперь, волей-неволей, мы должны будемъ'подумать, и ото, конечно, будетъ самымъ лучшимъ результатомъ войны и неудачъ. Придется, хотя-нехотя, разстаться съ глупйшимп фантазіями, съ гвоздями вдо­ бавокъ ржавыми, натыканными безъ числа въ нашемъ Мозгу, и серьезно, не въ вид фразъ, подумать, что начать. Славянофилъ! и западникъ консерваторь! и ходители въ народъ, аристократіи и демократы—вс русскіе фантазеръ! на разные лады профершішлились Позорно, покрыли себя срамомъ и должны отнын сойти со сцены, иначе Россія попла­ тится своимъ политическимъ значеніемъ и народнымъ достоинствомъ.

15-го іюля. Я не могу себ представить, что посл такого жесто­ каго урока мы будемъ продолжать по прежнему тащиться по той же сонной, пошлой и ржавой коле, которая, убивъ наши силы и осудивъ насъ на сонливое равнодушіе и бездйствіе, привела къ позорному фіаско во вншнихъ длахъ. Если въ правительств сохранилось хоть сколько Ннбудь пониманія своего положенія, оно должно на много лтъ бросить вопросы вншней политики и вс силы обратить на внутреннее наше положеніе, распутать узлы, которыми мы повязаны по рукамъ и но­ гамъ, дать независимый судъ, независимый законъ, независимый отъ перваго встрчнаго администратора, начиная съ Тямашева и оканчявая квартальнымъ-надзирателемъ, освободить школу отъ дав­ ленія консерваторовъ и либераловъ и дать ей боле жизненное, боле близкое къ длу и нуждамъ народа направленіе; наконецъ, постараться, чтобъ одна рука его не раздлывала тогр, что желаетъ другая, и Пенелопина работа законодательства и администраціи, благодаря которымъ мы вянемъ, сохнемъ и глупемъ, обратилась въ преданіе...

Я занимаюсь въ деревн усердно двумя вещами: приготовленіемъ курса гражданскаго права и хозяйствомъ. Курсъ въ черн уже набро­ савъ, кости есть. Теперь читаю сводъ законовъ Заподрядъ, съ выпис­ ками, выбирая, что мн нужно для моего предмета. Если Проживу н­ сколько лтъ, работа выйдетъ недурная.

Хозяйство, отношенія къ крестьянамъ, школа—очень меня занимаютъ.

Тутъ можно сдлать много хорошаго и полезнаго и у меня идетъ по

<

Библиотека "Руниверс" ЯЗЪ ПИСЕМЪ К. Д. КАВЕЛИНА КЪ К. К. ГРОТУ.

рядочио. Теперь мое хозяйство на столько уже подвинулось, что можно в должно подумать о чемъ-нибудь боле серьезномъ. Я задумалъ развить молочное хозяйство и о заведеніи сыроваренія. Съ этою цлью послалъ женщину, которая служитъ у меня уже нсколько лтъ при Скот, къ Верещагину и, судя по ея письмамъ и по отзывамъ Верещагина, то дло должно пойти у насъ хорошо. Конечно, и тутъ нужна постепенность какъ и во всемъ. Хорошо уже то, что мы можемъ повести Д ю съ того, что у насъ уже есть и, получивъ доходъ, расширить его и усовершен­ ствовать.

Результаты упорной и выдержанной работы надъ школой и надъ установленіемъ правильныхъ отношеній къ крестьянамъ и рабочимъ—са­ мые отрадные. Не только мальчики учатся и крестьяне охотно посы­ лаютъ ихъ теперь въ школу, но и двочки. Въ рабочихъ никогда нтъ недостатка, и вы были бы обрадованы, видя съ какимъ удовольствіемъ и готовностью крестьяне являются работать по первому зову. Очень приписываются они къ новымъ пріемамъ и машинамъ, которыя у насъ введены, и подумываютъ уже многіе, какъ бы ввести то и другое и у себя. Съ этимъ народомъ можно жить и можно вести его ко всему хо­ рошему. Но надо приложить къ этому руки и сердце, а у насъ на это охотниковъ мало. Вотъ поговорить да пофантазировать мы большіе охотники.

Крестьяне бднютъ изъ-года-въ-годъ. Это фактъ столько же пе­ чальный, сколько несомннный. Я не знаю, что съ нами будетъ, если это будетъ идти crescendo, а что такъ будетъ идти при теперешней за­ брошенности крестьянъ, при теперешнемъ полнйшемъ, преступномъ иевниманіи къ нуждамъ этого многочисленнаго и важнйшаго элемента въ Россіи—это не подлежитъ ни Малйшему сомннію. Теперешніе го­ сударственные и административные наши порядки благопріятны только для Кулаковъ, барышниковъ, торгашей-плутов*ь и всякихъ промышлен­ ныхъ проходимцевъ; для честнаго и правильнаго промышленнаго и зе­ мледльческаго труда и его развитія вс пути закрыты.

Я здоровъ. Цлый мсяцъ почти погода стояла отвратитльная и мшала уборк сна. Теперь какъ будто становится лучше. Завтра начну пить воды, чтобы немного справить печенку в приготовиться къ Петербургской зим,—Проклятой 9-ти мсячной зим. Какая-то она бу­ детъ и что принесетъ съ собою? Я, вроятно, много буду занятъ своимъ курсомъ»

Отъ всего сердца обнимаю васъ, дорогой другъ! Поправляйтесь здо­ ровьемъ и прізжайте молодцомъ.

Библиотека "Руниверс"398 ИЗЪ ПИСЕМЪ К. Д. КАВЕЛИНА КЪ Б. К. ГРОТУ.

20.

12-го января 1879 г. С.-Петербургъ.

Дорогой, милый, глубоко въ сердц носимый другъ, Константинъ Карловичъ!

Примите мои поздравленія съ ныншнимъ днемъ, съ которымъ было бы гораздо Придичне поздравить вашихъ друзей. Мы радуемся, что сегодня; довольно лтъ тому назадъ, родился такой другъ и такой че­ ловкъ, какъ вы. Посреди всякаго слабодумія, пошлость и поклоненія своей особ на васъ отдыхаетъ и сердцемъ и надеждами на лучшее.

Дай вамъ Богъ пожить съ нами и для насъ, и для всхъ.

Сегодня смотрю въ календар: празднуется Тертій, покоренъ Новго­ родъ, уничтожено мстничество, основанъ Московскій университетъ...

Гороскопъ! ясны. Университетъ—просвщеніе, Новгородъ—неподвластность общему закону. Вы произведете податную реформу, распространите общій законъ о податяхъ на всхъ, уничтожите привилегіи и по­ ставите подати на просвщенную ногу. То же вы сдлаете съ расхо­ дами: уничтожите незаконные, отмните привилегіи, введете въ расхо­ дахъ порядокъ и экономію.

Обнимаю васъ отъ всего сердца.

21.

9-го іюля 1883 г- Сельцо Иваново. Тульск. губ., Блевскаго узда.

Дорогой другъ, Константинъ Карловичъ. Передъ разставаніемъ весной, Александра Николаевна ') любезно назначила мн randezvoas съ собою и съ вами въ іюл въ своей Орловской деревн. Этому проекту, который мн очень, очень улыбался, едва ли суждено осуществиться. На пути къ себ въ деревню я опасно занемогъ сильнйшимъ воспаленіемъ легкихъ, особенно лваго, слегъ въ по­ стель въ Блев (18 верстъ не Дозжая Иванова) и пролежалъ тутъ до 30-го мая, ровно три недли. Въ мои лта ве многіе переносятъ такую болзнь. Я ее вынесъ благодаря весьма искусному врачу въ Б­ лев, Н. А. Лукину, крпкому сложенію и осторожному образу жизни.

Въ деревню пріхалъ на поправку полуживой. Выздоровленіе шло очень *) Супруга К. К- Грота. Онъ жевжлся въ 1882 г.

–  –  –

медленно, но, наконецъ, я совсмъ оправился. Со всмъ тмъ пред­ принимать поздку 90 верстъ туда и обратно до желзной дороги и по желзной дорогъ, по теперешней погодъ, втряной и Перемнчиво^ я не ршаюсь. Надо запасаться силами на зимнюю кампанію въ Петер­ бург. Думалъ отъ васъ, изъ едотовки *), прохать въ Елецъ и надо бы было, но и эту поздку тоже отложу и по тмъ же причинамъ.

Мн особенно обидно не видать васъ въ деревн, потому что въ

Петербургскомъ водоворотъ и Толче какъ-то совсмъ раззнакомиться:

нтъ возможности перекинуться словечкомъ, обмняться мыслями, да и думать-то некогда: все рыщешь, высуня языкъ, и пишешь. Въ дере­ венской тиш ин чувствуетъ себя опять человкомъ, и можешь сколько нибудь сосредоточиться. Оскорбительно даже думать, будто бы мы, Ста­ рики, ие многіе годы, которые намъ остается прожить, должны вер­ тться Волчкомъ, какъ Мальчишки, Богъ вдаетъ, для чего и собственно безъ всякой пользы для себя н ближняго.

10-го і юл я. Мы здсь живемъ тихо и мирно, Купаясь въ волнахъ сельской демократіи, съ которой находился въ наилучшихъ отношеніяхъ.

Урожай травъ и хлба—необыкновенный. Погода—самая благопріят­ ная для уборки. Такъ здсь живется хорошо, что вздыхаешь, зачмъ наше русское лто такъ коротко! Пора на покой изъ безплодной Пе­ тербургской толкотня. Въ деревн, имя книги подъ руками, можно въ моя лта устроиться превосходно. А чтобъ не обратиться въ медвдя, двухъ-трехмсячнаго пребыванія въ Петербург зимой совершенно достаточно.

Я теперь пишу статью противъ одного остзйскаго барона, госпо­ дина фонъ - Самсона Гнммельстіерна, который написалъ на меня пасквиль за мои взгляды на змансипацію и крестьянскій вопросъ*).Въ долгу я у него не останусь, не потому чтобъ стоило отвчать на его выходки, а съ тмъ, чтобъ выяснить вопросъ остзейскимъ нмцамъ в многимъ изъ нашихъ, имющимъ остзейскіе взгляды. На дняхъ кон­ чая) эту довольно большую работу и, если успю, примусь за другую, еще боле обширную. Мн хочется разобрать вс ваши, такъ называе­ мыя, партіи и объяснить, почему вс он провалились и потеряли кре­ дитъ въ публик. Надо когда-нибудь выйти изъ тумана и хаоса, въ которыхъ мы болтаемся, не знай какому Богу молиться и шатаясь то впередъ, то назадъ *). Многіе на меня развваются, прочитавъ мои мысли и взгляды; но пусть гнвается: истина и родина все-таки до­ роже всего на свт. Сообщилъ Д- А. К о р сак о в ъ.

*) Имніе Александры Никол- Гротъ.

*) Статья эта была напечатана въ „Всте. Европы“, 1883 г., сентябрь.

*) Эта статья, подъ заглавіемъ: „Злобы дня“, была напечатана уже посл смерти Б. Д. Кавелина, въ „Русской Мысли“ 1888 r., кн. III и IV.

Библиотека "Руниверс" Предписаніе министра юстиціи князя П. В. Лопухина оберъпрокурору 6-го департамента сената Л. Н. Шетреву отъ 4-го марта 1806 года за № 1439, относительно службы молодыхъ дворянъ.

Изъ получаемыхъ иною представленій вашего Превосходительства вижу я, что многіе неслужилые дворяне просятся для опредленіи въ правительствующій сенатъ. Недавно отказавъ въ тонъ на представлениую вами ко мн просьбу дворянъ Захаровыхъ, я нужнымъ нахожу увдомить васъ, милостивый государь, что государю императору весьма непріятно, что молодые люди, не желая идти въ военную службу, гд съ пользою могли бы употреблены быть, избираютъ для себя статскій, въ которой, и особливо въ сенат, состоя сверхъ комплекта и не зани­ маясь ничмъ, становятся во вредъ и себ и отечеству. И такъ, прошу ваше превосходительство, чтобы вы при случа подобныхъ просьбъ молодыхъ дворянъ совтовали имъ, согласно вод его императорскаго величества, вступать въ военвую службу, яко приличнйшую званію и обязанностямъ ихъ •).

Сообщ. Г. К. Р е й н с к і й.

') Дло министерства юстиціи 1805 r. JA 2897.

–  –  –

оле полвка тому назадъ сообщеніе Петербурга съ Кіевомъ производилось на почтовыхъ лошадяхъ и путь проходилъ чрезъ Черниговъ—послдній губернскій городъ на этомъ длин­ номъ разстояніи. Для обыкновенныхъ смертныхъ людей, ршив­ шихся на такое далекое путешествіе въ собственномъ экипаж или на перекладныхъ, это представляло подвигъ не малый, такъ какъ цриходилось хать нсколько дней и ночей безъ отдыха и спокойнаго сна, подвергаться въ пути разнымъ невзгодамъ и непріятностямъ.

Въ то время Кіевъ представлялъ изъ себя вполн неблагоустроенный городъ: не было ни каменныхъ многоэтажныхъ домовъ, ни тхъ улицъ, которыя застроены теперь зданіями красивой архитектуры. На площади, гд теперь городская Дума, была невылазная грязь, въ н­ которыхъ мстахъ охотились даже на дикихъ утокъ. Мощеныхъ улицъ почти не существовало, освщались он плохо даже въ центр города.

Около ныншней главной улицы, «Крещатикъ», была Запущенная роща, называвшаяся Жандармскимъ садомъ, а черезъ рку Днпръ, протекаю­ щей) около самаго города, былъ проложенъ только плавучій мостъ, устроен­ ный на большихъ баркахъ, укрпленныхъ якорями, безъ перилъ; про­ зжать по этому мосту въ бурную погоду и на пугливыхъ лошадяхъ было далеко не безопасно. Такимъ былъ Кіевъ, въ сороковыхъ годахъ.

Императоръ Николай I обратилъ вниманіе на этотъ городъ, священный для каждаго православнаго, и ршилъ создать въ немъ первоклассную крпость. Съ этого момента Кіевъ, подъ руководствомъ военныхъ инже­ неровъ началъ закаиваться укрпленіями и многочисленными ка­ зенными зданіями, образовавшими цлый городокъ на Печерск. Одно­ временно императоръ ршилъ построить университетъ на самомъ вид­ номъ и красивомъ мсгЬ, около большого сада, называемаго ботаничеРУССКАЯ СТАРИНА“ 1899 Гп Т. ХСІ!. ФЕВРАЛЬ. ~6 Библиотека "Руниверс"

ИМПЕРАТОРЪ НИКОЛАЯ I ВЪ ЧЕРНИГОВ ВЪ ГОДУ.

сеймъ, противъ обширной площади, на которой нын находится вели­ чественный памятникъ императору Николаю I. Предположенъ былъ къ постройк постоянный цпной мостъ чрезъ Днпръ и строилось шоссе отъ Кіева до Чернигова.

Хотя Черниговъ былъ губернскій городъ и лежалъ на большомъ почтовомъ пути между Петербургомъ и Кіевомъ, тмъ не мене пред­ ставлялъ собою скоре большое Неустроенное селеніе, нежели городъ.

На окраинахъ его можно было встртить постройки, крытыя соло­ мой. Не было ни одной мощеной улицы, на нихъ н на площадяхъ была грязь, нечистота; Тротуары были только на нкоторыхъ главныхъ улицахъ и то деревянные. Освщенія тоже почти не существовало. Ка­ менныхъ домовъ было только нсколько.

Посл зимы 1845 г., когда высота снга достигала до двухъ саженъ, наступила ранняя весна. Стало быстро таять, вслдствіе чего рка Днпръ и притокъ ея Десна разлились на десятки верстъ, и переправы по почтовому тракту, между Черниговымъ и Кіевомъ, были очень за­ труднительны и даже опасны въ бурную погоду. Он производились на паромахъ, носимыхъ по водному пространству по вол втра. Вс па­ ромы были переполнены массой экипажей, тлегъ и людей, стремив­ шихся поскоре переправиться на противоположный берегъ рки. И вотъ въ это время, въ средин весны, когда половодье достигло самаго высокаго подъема, когда правильное сообщеніе по дорогамъ было почти прекращено, пришла всть о прозд черезъ Черниговъ въ Кіевъ сперва великаго князя Константина Николаевича съ воспитателемъ его адми­ раломъ Литке, а затмъ и самого императора Николая I.

взволновался бывшій въ то время губернаторъ, Павелъ Ивановичъ Гессе, Заволновалась вся губернія и жители Чернигова. Земская по­ лиція занялась спшныыъ исправленіемъ дорогъ отъ Чернигова до Новгородъ-Сверска, съ одной стороны, и отъ Чернигова до Кіева, съ другой. Главная забота о приведеніи въ порядокъ дорогъ лежала на земскихъ исправникахъ и становыхъ ориставахъ. Самые опытные и бойкіе изъ нихъ были вызваны на почтовый трактъ, и работа подъ ихъ наблюденіемъ кипла днемъ и ночью. Вс радовались лрозду царя и вмст съ тмъ, вс трепетали въ ожиданіи царскаго прозда. Что­ бы судить о томъ, на сколько основателенъ былъ трепетъ и страхъ каждаго изъ должностныхъ лицъ, назначенныхъ наблюдать за работами на почтовомъ пути, нужно было быть очевидцемъ самихъ работъ, про­ изводимыхъ по дорог съ лихорадочной поспшностью. Нужно было зорко слдить за всмъ и изслдовать каждый гвоздь, вбитый въ мостахъ и мостикахъ, осмотрть каждую доску, каждую рытвину на дорог, такъ какъ императоръ Николай I здилъ всегда въ большой четырехмстной открытой коляск, съ сидньемъ сзади и любилъ самую быструю зду Библиотека "Руниверс"

ИМПЕРАТОРЪ НИКОЛАЙ I ВЪ ЧЕРНИГОВ ВЪ ГОДУ.

шестерикомъ съ форрейторскій На станціяхъ съ песчаной дорогой за­ пряжки иногда восемь лошадей, но даже самыя выносливыя изъ нихъ рдко'выдерживали подъ экипажемъ государя, падали въ пути, ихъ мо­ ментально бросали на дорог, продолжая путь безостановочно. Выбира­ лись самыя лучшія лошади, представляемыя съ особенной радостью и го­ товностью мстными дворяиами-помшинами. Бывали случаи, когда полщики-любители лошадей сами правили въ экипаж даря. Такой любитель помщикъ былъ извстный Т. въ город Мглин. Выбирались лучшіе кучера, а главное форрейторы, оть которыхъ, при упряжк въ шесть лошадей, завислъ удачный проздъ. И такіе кучера и форрейторы, имвшіе счастіе провезти императора, пользовались извстнымъ поче­ томъ. Такимъ образомъ милость или немилость царская для служащихъ по пути слдованія царя зависла отъ массы случайностей въ дорог.

Эти прозды можно назвать легендарными, а въ настоящее время, при ныншнихъ путяхъ сообщенія, даже непонятными. При безостановочныхъ работахъ исправность пути по грунтовой дорог была обез­ печена, но представлялся весьма серьезный вопросъ и затрудненіе, ка­ кимъ образомъ устроить удобный перездъ императора водою до пер­ ваго селенія по пути въ Кіевъ въ Количевку на протяженіи боле 20 верстъ по разливу рки Десны. Тогда на рк Десн ходилъ единственный буксирный, неуклюжій, самой простой конструкціи, пароходъ отставного ге­ нералъ-маіора Мальцева, знаменитаго въ то время владльца разныхъ за­ водовъ и громадныхъ имній въ Брянск. Ршено было просить Мальце­ ва выслать этотъ пароходъ для переправы, но такъ какъ пароходъ былъ буксирный, то его задумали передлать, украсить коврами и парчей, поставить небольшую мачту съ флагомъ и доставить его ко времени прізда императора въ Черниговъ. Ршено было также для большей торжественности поставить около парохода шесть паромовъ, украсивъ ихъ также флагами. Пароходъ долженъ былъ стоять наготов подъ Парши у такъ называемаго Краснаго моста въ Чернигов, откуда, по особо устроенному трапу, долженъ былъ сойти на пароходъ императоръ.

До прізда императора Николая I оставалось нсколько недль.

Извстно было, что за недлю до его прізда, долженъ былъ пріхать изъ Петербурга въ Кіевъ великій князь Константинъ Нико­ лаевичъ и тоже переправляться по разливу до селенія Количевки, между тмъ пароходъ Мальцева не могъ быть доставленъ къ тому вре­ мени въ Черниговъ. Трудно себ представить, какъ была озабочена всмъ этимъ высшая администрація во глав съ ея начальникомъ.

Въ то время жилъ въ своемъ имніи, въ ЗО верстахъ оть Черни­ гова, въ деревн Павловк, отставной капитанъ-лейтенантъ Черномор­ скаго флота Петръ Петровичъ Исаевичъ. Услышавъ за мсяцъ о прі­ зд великаго князя Константина Николаевича, и затЬмъ императора Библиотека "Руниверс"

ИМПЕРАТОРЪ НИКОЛАЙ I ВЪ ЧЕРНИГОВ ВЪ ГОДУ.

Николая и зная, какое представляется затрудненіе въ переправ черезъ громадный разливъ рки, онъ, какъ старый морякъ славнаго Черномор­ скаго флота, началъ думать какъ бы перевезти не только великаго князя, но даже и императора иа настоящемъ двнадцативеседьномъ катер Черноморскаго флота, зная, насколько государю было бы пріятно увидть въ глуши на малой рк катеръ любимаго имъ флота.

Хотя мн было тогда восемь лтъ но я Помню хорошо, какъ мой отецъ страшно волновался, не спалъ по ночамъ, ходилъ по обширному залу на­ шего дсревенскаго дома, ожидая съ тревогой прізда какихъ-то, какъ мн говорили, старыхъ отставныхъ солдатъ-матросовъ Черноморскаго флота* Помню я съ какимъ восторгомъ встрЬчалъ онъ ожидаемыхъ съ нетер­ пніемъ старыхъ моряковъ, обнималъ ихъ, цловалъ, угощалъ и пред­ ставилъ матери, затмъ вмст съ ними ухалъ въ Черниговъ. На­ сколько я также Помню, въ нашу деревню пріхало сперва девять че­ ловкъ, а за тмъ уже въ Черниговъ еще два матроса, итого один­ надцать. Ждалъ мой отецъ двнадцатаго, но не дождался. Этихъ матро­ совъ отецъ мой разыскивалъ въ Черниговской и другихъ губерніяхъ чрезъ полицію и знакомыхъ. Спустя недлю по отъзд отца, мать моя со мной и тремя младшими сестрами перехала также въ Черниговъ.

Отца своего я не видлъ по цлымъ днямъ; мн говорили, что онъ разъзжаетъ по разливу рки на какой-то лодк. Устроивъ наскоро большой катеръ ва двнадцать гребцовъ, окрасивъ его въ красный и черный цвта полосами, онъ сдлалъ на немъ нсколько перездовъ до села Количевки.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |



Похожие работы:

«Елена Николаевна Крюкова Ночной карнавал авторский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=171755 Ночной карнавал: Центрполиграф; Москва; 2002 ISBN 5-9524-0116-3 Аннотация Великолепная Мадлен полна радости, кра...»

«Номер: KZ46VDC00049877 Дата: 17.06.2016 "Шыыс азастан облысы Государственное учреждение табии ресурстар жне "Управление природных ресурсов табиат пайдалануды реттеу и регулирования басармасы" природопользования мемлекеттік мекемесі Восточно-Казахстанской области" азастан Республикасы, ШО Республика Казахстан, ВКО 070019, скемен, К....»

«Зарегистрировано в Минюсте РФ 25 февраля 2010 г. N 16492 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 25 января 2010 г. N 68 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ И ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО СТАНДАРТА ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПО НАП...»

«Public Disclosure Authorized v1 ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ ИССЛЕДОВАНИЕ РЕГИОНАЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА ЭКСПОРТА ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ Public Disclosure Authorized Public Disclosure Authorized Public Disclosure Authorized РЕГИОН ЕВРОПЫ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ ВСЕМИРНЫЙ БАНК, ВАШИНГТОН, ОК...»

«R SCT/37/6 ОРИГИНАЛ: АНГЛИЙСКИЙ ДАТА: 15 ФЕВРАЛЯ 2017 Г. Постоянный комитет по законодательству в области товарных знаков, промышленных образцов и географических указаний Тридцать седьмая сессия Женева, 27–30 марта 2017 г.ЗАПИСКА ДЕЛЕГАЦИИ ИСЛАНДИИ Документ подготовлен Секретариатом В приложении к настоящему документу содержится записка...»

«ЕВРОПЕЙСКИЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЛИСТ СТАНДАРТНОЙ ИНФОРМАЦИИ О ПОТРЕБИТЕЛЬСКОМ КРЕДИТЕ Имя и контактные данные кредитора и при необходимости посредника в получении кредита 1. Кредитор Swedbank AS Адрес ул. Лийвалайа,...»

«2 1. Цель научных исследований:Целями научно-исследовательской деятельности являются: формирование профессиональных компетенций, необходимых для проведения как самостоятельной научно-исследовательской работы, результатом которой является написание и успешная защита выпускн...»

«Набоко Софья Ивановна (1909-2005) Воспоминания Белоусова Владимира Часть 2. Научная деятельность, достижения и их развитие в мировой вулканологии и геотермии В моем понимании Софья Ивановна Набоко и вулканология – это синонимы. Ушёл из жизни ученый-вулканолог широ...»

«Яна РУДЕНКО, член студии "Завязь", студентка Харьковского техникума текстиля и дизайна Страх Егорыч обожал свою работу. Официально он считался садовником у Петра Васильевича, мужика крепкого, богатого. Но...»

«СИСТЕМА ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ. ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ 1. Субъективные ощущения Здоровые люди иногда отмечают у себя физиологическую одышку, сухой рефлекторный кашель и мышечные боли в грудной клетке. У нетренированных лиц при частом и глубоком дыхании может возникать головокружение. Физи...»

«Руководство по эксплуатации Primer-5 ООО "КАСцентр". Web: www.cas.ru Primer-5. Руководство по эксплуатации. Содержание 1. Назначение комплекса;2. Подключение комплекса;3. Включени...»

«КемГУ База отдыха КемГУ "Подъяково" Положение о базе отдыха КемГУ "Подъяково" КемГУ-СМК-ПСП-7.6-3.10-29 СОДЕРЖАНИЕ № Наименование раздела Страница раздела 1 Назначение 3 2 Область применения 3 3 Норматив...»

«Англия глазами Байрона в поэме "Дон Жуан"Содержание: Введение.. стр.2 1.Англия как предмет сатиры Байрона. стр.4 2.Образ английской аристократии в поэме "Дон Жуан".стр.13 Заключение..стр.20 Список использованной литературы.стр...»

«АПОСТОЛ, 47 ЗАЧАЛО (КОММ. НА ДЕЯН. 22:30-25:12) СРЕДЫ 7 НЕДЕЛИ 23:1-11 ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ТЕКСТ (23:1-25:13) СИНОДАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД 24 25 ИОАНН ЗЛАТОУСТ (Стихи 23:1-5) (***Стихи 23:1-5) (Великодушие и малодушие) БЕСЕДА 49 (Деян.23:6-30) (Стихи 23:6-10) (Стихи 23:11-30) (***) (Случаи коварства к нашей пользе) (Не искать брачного союза с богатыми жена...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ "ДВОРЕЦ ТВОРЧЕСТВА ДЕТЕЙ И МОЛОДЕЖИ" г. ВОРКУТЫ РЕКОМЕНДОВАНО УТВЕРЖДЕНО методическим советом приказом директора от 31.08.2013 от 31.08. 2013 № 627 протокол №...»

«Вариант 13 Часть 1 При выполнении заданий 2–5, 8, 11–14, 17–18 и 20–21 в поле ответа запишите одну цифру, которая соответствует номеру правильного ответа. Ответом к заданиям 1, 6, 9, 15, 19 является последовательность цифр. Запишите эту последовательность цифр. Ответы к з...»

«Программа развития кадрового потенциала преподавателей в "Детской школе искусств г. Оби" до 2020 года Введение Программа развития кадрового потенциала преподавателей "Детской школы искусств г. Оби" представляет собой нормативно-управленческий документ, характеризующий уже имеющиеся дост...»

«КОМПЬЮТЕРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И МОДЕЛИРОВАНИЕ 2014 Т. 6 № 6 С. 983–989 ОБРАБОТКА МЕТАЛЛОВ ДАВЛЕНИЕМ УДК: 004.942 Компьютерное исследование инструмента для изготовления проволоки О. М. Огородниковаa, Е. М. Бородин, А. А. Гудин Уральский федеральный университет, Россия, 620002, г. Екат...»

«Наталья Степанова 200 заговоров сибирской целительницы на успех и удачу "РИПОЛ Классик" Степанова Н. И. 200 заговоров сибирской целительницы на успех и удачу / Н. И. Степанова — "РИПОЛ Классик", 2007 ISBN 978-5-425-02340-7 Магические рецепты зн...»

«СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Генеральный директор ОУ И.о. председателя регионального отделения ЦАМК ДОСААФ России ДОСААФ России Рязанской области В.С. Рыгульский Н.И. Рудаков "_" июня 2016 года "_" июня 2016 года СОГЛАСОВАНО СОГЛАСОВАНО Президент РРОО ФАМС Глава администрации Скопинского муниципального района П.К. Алабин А.И. Боко...»

«Е. А. Беленков, Ю. А. Зинатулина ТОПОЛОГИЧЕСКИЕ ДЕФЕКТЫ ГРАФЕНОВЫХ СЛОЁВ Представлен обзор результатов моделирования структуры графеновых слоев, содержащих топологические дефекты. Установлено, что топологические дефекты слоя могут быть точечными или линейными. Точечные дефекты деформируют только л...»

«СОГЛАСОВАНО "Детский сад №14 Председатель профсоюзного комитета сентября 2015 г. МАДОУ "Детский сад №14 "Солнышко" "14" сентября/2015 г. № 2 А.Ю. Голубева МН. Зорина (У ПОЛОЖЕНИЕ об оплате труда работников муниципального автономного дошкольного образовательного учреждения "Детский сад №14 "Солнышко" г. Старая Русса 2015 год 1.Общие...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.