WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |

«РУССКАЯ СТАРИНА ЕЖЕМСЯЧНОЕ ИС Т О Р И Ч Е С К О Е И З Д А Н І Е. 1899 годъ. Я Н В А РЬ. Г о д ъ ХХХ-й. СОДЕРЖ АНІЕ. К Русски минь ...»

-- [ Страница 10 ] --

Образъ схватить и держать на него, какъ иа огнь путеводный, Все отстранялъ чтб можетъ затмить его, всякое Пнье Хитрыхъ Сирень, насъ влекущее въ сторону, къ камнямъ и рифамъ.

Тщетно потомъ выбиваешься къ цли и Жалко отбросить То, что на кружномъ путы Ухватилъ вдохновеній случайныхъ.

Юность легко поддается коварному пны), и только Опытъ научить держать иа маякъ неуклонно кормило.

Трудное дло—поэма! Для каждаго надо сюжета— Главное— о н ъ свой, я з ы к ъ свой найти» ни на мигъ не забывпш т К то говоритъ.. Б то о немъ поьствуетъ?

Старецъ ли, чтитель Житій и въ чудесное врящій слпо, Нашего ль общества авторъ, къ Своинъ обращающій слово?

Можно и такъ взять: объ немъ говоритъ пусть его современникъ, Даже язычникъ его не поня вшій величьл—во будетъ Это величье сквозить христіанамъ въ его недомолвкахъ.

Этотъ разсказчикъ и дастъ уже тонъ языку и поэм, Сдлавшись самъ интереснымъ лицомъ, своимъ складомъ понятій.

Выдумать надо е г о—и все дается самимъ ужь собою.

Вотъ „Дамаскинъ* Алекся Толстаго: за автора больно!

Сколько погублено красокъ и чертъ вдохвовенныхъ- за даромъ!

Свелъ Житіе онъ на что? На протестъ за „свободное слово“...

Противъ цензуры и вышелъ памфлетъ вмсто чудноЙ легевды!

Все оттого, что л и ц а Г о в о р я щ а г о онъ ве видалъ предъ собою!..

Много подъ старость, увы! у меня накопилось замтокъ:

Страхъ передать бы хотлось ихъ іивымъ собратьямъ по Муз!

Мелочь все это, все больше касается формы,»но форма— Это—одежда безсмертнаго духа! Мы духа не видимъ, Но объ его совершенствахъ гласитъ совершенная форма То жь, что и въ мір, гд каждый цвтокъ незабудки, а также Полныя звздъ небеса проповдуютъ славу Господню.

12-го августа 1890 года Майковъ писалъ: «Обвтшада одежда чего то не старющаго, составляющаго мое настоящее-то я! Къ чему гото­ вится это я, не знаю; но очевидно оно находится въ какомъ то новомъ для него період—подводитъ итоги, глубже всиатривается внутрь ве­ щ ей, пронвкается все больше воззрніями Аполдодора Гностика. Вро­ ятно подъ его вліяніемъ написалось стихотвореніе. Хоть поводъ его написанія—тоже одниъ изъ итоговъ; но я думаю, подъ образъ, въ немъ очркнувшійся, подойдуть многіе образы, знакомые и близкіе тмъ кому Провидніе благоволило дать ихъ встртить на пути жизни»:

Себя лишь Промыслу ввряя, Она несетъ свой крестъ земной, Въ тревогахъ жизни почерпая

–  –  –

«Вы знаете, что это за Аполлодоръ Гностикъ? Это моя выдумка;

не люблю обнаруживать моихъ интимнВшпхъ мыслей и представле­ ній, вотъ и прибгъ къ такой уловк. Но секретъ обнаруживаю не многимъ, а многихъ оставляю въ заблужденіи (даже Филологовъ), что будто есть такой поэтъ ІІ вка; нкоторые отвчали мн: «Знаю, знаю!»

(письмо 28 сентября 1889 года).

Въ числ произведеній, принадлежащихъ будто бы Аполлодору Гностику, есть одно, вызвавшее любопытную переписку. Приводимъ его по двумъ первымъ рукописнымъ редакціяхъ.

–  –  –

На замчанія, сдланныя автору по поводу этого стихотворенія, онъ отвчалъ слдующимъ письмомъ: «Изъ вашихъ замчаній два, и самыя капитальный, я самъ зналъ и чувствовалъ, да думалъ: такъ сойдетъ, ве замтятъ! Авъ, вотъ и не сошло! Я и самъ чувствовалъ, что аскета надобно затушевать; онъ и ввятъ-то былъ для рамки, посл написанія главной мысли —образная выраженія этой Нирваны, о которой фило­ софы пишутъ и все таки не могутъ дать намъ хоть мало-мальски вообразительное представленіе, затмъ противупоставпть ей жизнь, какъ соименникъ».





Чувствовалъ также и указанный вами провалъ. И вотъ, подстегнутый вами, какъ передъ преградой лнивый конь бичемъ, я сдлалъ отчаянный прыжокъ изо всхъ силъ, и льщу себя надеждой, что удачный. Несомннно удачный, что ни говорите! Насчетъ вашего замчанія о н а ш и х ъ п е с к а х ъ я не согласенъ. У насъ, особенно поэты, часто смшиваютъ с т е п ь и п у с т ын я. Сахара—пустыня, у насъ—степи; тамъ—песокъ, здсь—высокая трава (степной травы пу­ чокъ сухой). Я сознательно здсь выбралъ эпитетъ н а г и х ъ, чтобы обозначить мертвую пустоту, населяемую лишь нашимъ воображеніемъ.

Что касается с ф е р ъ и вообще иностранныхъ словъ въ стихахъ, въ принцип вполн раздляю ваше мнніе; но и туть не слдуетъ быть крайнимъ пуристомъ, а то дойдешь до мокроступовъ. Есть такія слова, которыя вмст съ понятіемъ (или предметомъ), вторгаются въ жизнь и укореняются употребленіемъ и мало-по-малу усыновляются языкомъ.

Таковы: т е а т р ъ, п о э з і я, с т а т у я, л о г и к а, с ц е н а и пр. Теперь ужь просятъ Усыновленія и и д е а л ъ, и с ф е р а. Дло въ томъ, чтобы употребить ихъ удачно, попробуемъ».

–  –  –

Библиотека "Руниверс" A. H. Вульфъ и его дневникъ.

«Въ конц 1825 года, разсказываетъ Пушкинъ въ одной изъ сво­ ихъ замтокъ, относящейся, по всему вроятію, къ 1832 году,—я часто видлся съ однимъ Дерптскимъ студентомъ (нын онъ—гусарскій офи­ церъ и промнялъ свои нмецкія книги, свое пиво, своя поединки на гндую лошадь, на польскія грязи). Онъ много зналъ, чему научаются въ университетахъ, между тмъ какъ мы съ вами выучились танцовать.

Разговоръ его быдъ простъ и важенъ. Онъ имлъ обо всемъ Затвержен­ ное понятіе, въ ожиданіи собственной проврки. Его занимали такіе предметы, о которыхъ я п не помышлялъ. Однажды, играя со мною въ шахматы и давъ конемъ матъ моему королю и королев, онъ мн спа­ салъ: «Холера-morbus подошла къ нашимъ границамъ и черезъ пять лтъ будетъ у насъ...» ')• Студентъ, о которомъ Пушкинъ даетъ столь лестный отзывъ, не кто иной, какъ Алексй Николаевичъ Вульфъ, сынъ (отъ перваго брака) Прасковьи Александровны Осиповой, Сосдки Пушкнныхъ по имнью въ Опочецкомъ уд Псковской губерніи. Принадлежавшее ей село Тригорское соприкасалось межа съ межой съ селомъ Михайловскимъ, имиьемъ Надежды Осиповны Пушкиной, матери поэта, и об семьи издавна вели близкое знакомство. Оно въ особенности усилилось съ тхъ поръ, какъ Пушкины, посл 1815 года, стали прізжать на лЬтніе мсяцы въ Ми­ хайловское, между тмъ какъ Осипова безвыздно проживала въ Трпгорскомъ. А. С. Пушкинъ впервые постилъ своихъ сосдей въ 1817 г., ') Сочиненія Пушкина, т. У, стр. 186.

–  –  –

по выход изъ лицея, и на прощанье, 10-го сентября, написалъ въ аль­ бом Х Й И нсколько строкъ, въ которыхъ, между прочимъ, говорилъ:

08Я К Отъ васъ беру воспоминаніе, А сердце оставляю вамъ.

Быть можетъ— сладкое мотанье!— Я къ вашимъ возвращу» полямъ, Приду подъ липовые своды На сватъ Тригорскаго холма, Поклонникъ дру&еской свободы, Веселыхъ грацій и ума ') Обстоятельства сложились такъ, что Пушкинъ вернулся въ Михай­ ловское в Тригорское не добровольнымъ гостемъ, а ссыльнымъ: въ іюл 1824 года ему велно было жить безвыздно въ материнскомъ имнья, и съ тхъ поръ онъ провелъ здсь два слишкомъ года, причемъ поздки въ Тригорское составляли единственное его развлеченіе и Отраду. О въ питалъ чрезвычайное уваженіе къ П. А. Осиновое и высоко цнилъ лю­ безность и пріятность того молодого женскаго общества, которое встр­ чалъ въ ея дом.

Въ кругу постоянныхъ обитательницъ и временныхъ постительницъ Тригорскаго А. Н. Вульфъ былъ единственнымъ представителемъ муж­ ского пола, да и онъ являлся тамъ только гостемъ: съ конца 1822 года онъ поселился въ Дерптъ, у одного изъ профессоровъ, чтобы готовиться въ университетъ, куда вскор и поступилъ; съ тхъ поръ, до окончанія курса въ исход 1826 года ’), Вульфъ посщалъ Тригорское только во время лтнихъ и зимнихъ вакаціи. Въ Дерпт онъ подружился съ моло­ дымъ поэтомъ H. М. Языковымъ, который тоже слушалъ тамъ лекціи, а лтомъ 1824 года сошелся и съ Пушкинымъ, только-что пріхавшимъ въ Михайловское.

Въ конц сентября 1824 года, по возвращеніи въ Дерптъ, Вульфъ получилъ отъ Пушкина слдующее посланіе въ проз и стихахъ:

Здравствуй, Вульфъ, пріятель моЁІ Прізжай сюда виной Да Языкова поэта Затащи ко мн съ собой Погулять верхомъ порой, Пострлять наъ пистолета.

Лайонъ, мой курчавый братъ (Не Мпхайловскій приказчикъ), Привезетъ намъ, право, кладъ..

Чю? - бутылокъ полный ящикъ.

') Сочинеиія Пушки иа, т. I, стр. 184.

’) „Русскій Архивъ“ 1867 г., стр. 713 и 723 (статья М. И. Семевскаго о

•Явыков).

–  –  –

«Въ самомъ дд, милый, жду тебя съ Отверзтіями объятіями и съ откупоренными бутылками. У говори Языкова, да отдай ему мое письмо;

такъ какъ я подъ строгимъ присмотромъ, то если вамъ обоимъ заблаго­ разсудитъ мн отвчать, то пришли письма подъ двойнымъ конвертомъ на имя сестры твоей Анны Николаевны. До свиданія, мой милый. А. П.».

Это письмо, препровожденноо по адресу чрезъ посредство сестры Вульфа, свидтельствуетъ, что между нимъ и Александромъ Сергевичемъ скоро установились короткія отношенія. Въ то же время Вульфъ подружился съ*давно знакомымъ ему младшимъ Пушкинымъ, Львомъ, и въ свою очередь содйствовалъ сближенію старшаго брата съ Языковымъ.

Однако послдній, несмотря ва приглашеніе Пушкина и П. А. Осиповой, долго не ршался, по своей Застнчивости, пріхать въ ихъ края; онъ по­ явился въ Тригорскомъ и Михайловскомъ только въ 1826 году, и хотя былъ восхищенъ гостепріимствомъ хозяекъ перваго, однако продолжалъ дичиться женскаго общества,—за то по цлымъ часамъ читалъ свои стихи передъ Вульфомъ и Пушкинымъ, который прозвалъ его «вдохновенпымъ». По возвращеніи въ Дерптъ, Языковъ заплатилъ берегамъ Соротп (гд нахо­ дятся оба села) поатическую дань рядомъ стихотвореній, которыя посвя­ щены П. А. Осиповой, ея сыну, А. С. Пушкину и даже его нян и при­ надлежатъ къ числу замчательнйшихъ произведеній автора.

Вульфъ разстался съ Языковымъ въ конц 1826 года, и съ тхъ поръ между ними завязалась дятельная переписка, продолжавшаяся въ теченіе нсколькихъ лтъ, такъ какъ друзьямъ долго не приходилось встрчаться. Напротивъ того, съ Пушкинымъ, хотя и освобожденнымъ отъ обязательнаго пребыванія въ деревн, Вульфъ, въ первое время по выход изъ университета, видался довольно часто, а сверхъ того, иногда и переписывался, такъ какъ поэтъ, получивъ разршеніе покинуть Ми­ хайловское, часто мнялъ свое мстопребываніе. Изъ этой корреспон­ денціи извстны только письма Пушкина, и если судить по нимъ. то съ перваго взгляда можетъ показаться, что короткость отношеній между переписывавшимйся обусловливалась единственно жаждой матеріальныхъ наслажденій и основывалась на кутежахъ, на ухаживаній за женщи­ нами и т. п. Извстно, какою страстно натурой обладалъ поэтъ, и какъ дорого платился онъ за свои сердечныя увлеченія, а вмст съ

Библиотека "Руниверс" A. H. ВУЛЬФЪ И ЕГО ДНЕВНИКЪ.

тмъ извстно н то, что смолоду онъ любилъ преувеличивать свои по­ роки и какъ бы выставлять ихъ на показъ. Это объясняетъ тонъ его писемъ къ Вульфу; въ нихъ Пушкинъ называетъ то себя, то егоЛовласомъ, то величаетъ его Вальмономъ ’) и сообщаетъ ему разныя но­ вости нсколько Игриваго свойства. Вульфу, который былъ на шесть лтъ моложе Пушкина, товарищеское его обращеніе, очевидно, было пріятно, и хотя въ сущности это былъ человкъ иного нрава, гораздо мене пламенный, онъ не желалъ отставать отъ Пушкина и къ тому же, по своей крайней молодости, имлъ слабость, какъ говоритъ преданіе, «влюблять въ себя ыолоденькихъ барышенъ и мучить ихъ» *). Такое стеченіе обстоятельствъ давало поводъ къ разнымъ эпизодахъ, иногда коническаго свойства. Такъ, въ январ 1827 года Александру Сергевичу н Алексю Никоиаевичу случилось вмст гостить у одного Вульфова родственника, помщика Старицкаго узда; тутъ бывшему дерптскому Студенту вздумалось приволокнуться за одною, жившею въ томъ же дом, молодецкою поновной, и онъ Прокрался ночью въ комнату, гд она спала со служанкой; та проснулась, прикрикнула на неожидан­ наго постителя, и онъ поспшилъ уйти; но на утро неудачное похо­ жденіе Вульфа стало всмъ извстно. Пушкинъ превозносилъ двушку за смлость и находчивость, а пріятеля безпощадно поднялъ на смхъ.

Приключеніе это должно было тмъ боле позабавить поэта, что въ то время уже былъ написанъ «Графъ Нулинъ» и, конечно, извстенъ Вульфу, которому такимъ образомъ, неожиданно для самого себя, при­ шлось разыграть этотъ анекдотъ въ лицахъ.

Тотъ оборотъ, какой былъ приданъ описанному происшествію Пушкинымъ, показываетъ, что его занимала только Забавная сторона втого случая. То была шалость, и ничего боле, во всякомъ случа не проявленіе испорченной нравственности. И въ сущности таковы были вс т ужасные поступки, за которые такъ строго корпія Пушкина многочисленные современные ему моралистъ! разныхъ ранговъ. То же должно сказать и о Вульф. Недаромъ Пушкинъ называлъ его: «fi­ lins meus in spirito»; недаромъ, даже въ конц 1829 года, то-есть, по­ сл двухлтней разлуки, поэтъ писалъ ему: «Прозжая изъ Арзрума въ Петербургъ, я своротилъ вправо и прибылъ въ Старицкій уздъ для сбора нкоторыхъ недоимокъ. Какъ жаль, любезный Ловласъ Ни­ колаевичъ, что мы здсь не встртились. То-то повсили бъ мы бароБезнравственный герой романа Шодерло-де-Лакло: „Les liaisons dange­ reuses“ *) Александръ Сергевичъ Пушкинъ въ Тверской губерніи въ 1827 году.

В. Колосова. Тверь. 1888, стр. ІІ. Нижеслдующія подробности заимство­ ваны Ивъ той же брошюры.

–  –  –

и простыхъ дворянъ!» *) Но изъ строкъ, приведенныхъ въ начал Новъ настоящаго очерка, видно, что Пушкинъ любилъ и даже уважалъ А. Н.

Вульфа за его просвщенный умъ и серьезный, хотя, можетъ быть, нсколько отвлеченный взглядъ на вещи. Когда Александръ Сергевичъ сблизился со своимъ молодымъ сосдомъ, послднему не доставало жи­ тейской опытности; но Алексй Николаевичъ принадлежалъ именно къ числу тхъ разумныхъ, или какъ нынче говорятъ, уравновшенныхъ людей, къ которымъ все приходитъ въ свое время: Вульфу житейскій опытъ дала военная служба, въ которую онъ поступилъ въ конц 1828 года.

Это было для него важнымъ шагомъ. По окончаніи университет­ скаго курса Вульфъ долго не зналъ, какой избрать ему родъ дятель­ ности; честолюбіе матери указывало ему на службу по дворянскимъ вы­ борамъ, но онъ уклонился отъ нея и ршился воспользоваться тогдаш­ ними военными обстоятельствами. 9-го февраля 1829 года Языковъ все еще изъ Дерпта писалъ ему по этому поводу: «Поздравляю тебя съ Ментикомъ и гусарскій полкъ принца Оранскаго и самого принца Оран­ скаго съ тобою; дай мн общаніе писать ко мн изъ-подъ знаменъ войны православной, да вдаетъ твой пвецъ современный вс подроб­ ности новой судьбы твоей, необходимыя мн для многихъ соображеній и предпріятій въ ономъ званіи» *). Не знаемъ, было ли дано Вульфомъ общаніе, которое требовалъ отъ него Языковъ, но позволяемъ себ сомнваться въ томъ, чтобы молодой офицеръ привелъ его въ испол­ неніе. Еще во второй половин 1827 года, живя въ деревн безъ вся­ каго дла, Вульфъ задумалъ было вести свой дневникъ, но вскор бро­ силъ эту затю и возвратился къ ея осуществленію лишь въ 1832 году, при­ чемъ въ числ первыхъ записей того времени является отмтка о томъ, что авторъ дневника возобновляетъ, одновременно съ нимъ, и свою кор­ респонденцію: отсюда можно заключать, что въ періодъ своего участія какъ въ Турецкой, такъ и въ Польской кампаніяхъ, Вульфъ не находилъ досуга ни для ведевія своихъ поденныхъ записокъ, ни для переписки съ друзьями. Къ сожалнію, это обстоятельство служитъ причиной и тому, что наиболе оживленное время военной службы Вульфа (1829— 1831 годы) остается самымъ темнымъ въ его біографіи.

Итакъ, вести послдовательно свой дневникъ Вульфъ началъ только съ половины 1832 года. Въ это время онъ находился со своимъ пол­ комъ на стоянк въ Варшав; затмъ ему дана была на нкоторое время командировка въ городъ Холмъ; потомъ онъ возвратился въ Вар­ шаву и принялся хлопотать объ отставк, а по полученіи ея поспСочиненія Пушкина, т. VII, стр. 212.

*) „Русскій Архивъ“ 1867 г., ст. 744.

–  –  –

шилъ ухать къ матери въ Тригорское. Послдовало это въ ноябр 1883 года. Пока Алексй Николаевичъ Пребывалъ на служб и жилъ въ Царств Польскомъ, дневникъ его велся довольно аккуратно; при однообразіи полковой жизни на чужой сторон, при маломъ числ зна­ комыхъ, Вульфъ всегда находилъ время для своихъ записей. Правда, интересъ ихъ не великъ: Вульфъ принужденъ былъ ограничиваться от­ мтками о своихъ служебныхъ занятіяхъ и о свиданіяхъ со своими со­ служивцами; польское общество оставалось совершенно чуждымъ ему, и изъ польскихъ знакомыхъ онъ упоминаетъ только о нсколькихъ особахъ женскаго пола слишкомъ доступныхъ. Какъ бы то ни было, съ поло­ вины іюня 1832 года по ноябрь 1833 записи дневника идутъ обильно и связно. Но какъ только Алексй Николаевичъ водворился на родив, Хронологическая вить его замтокъ становится все Прерывистые и слу­ чайна. Конечно, и самая жизнь, какую онъ сталъ вести съ тхъ поръ, жизнь достаточнаго помщика, который прочно заслъ въ своемъ имньи, здитъ иногда къ сосдямъ, изрдка посщаетъ свой уздный или гу­ бернскій городъ, въ кои вки заглядываетъ въ столицу, но большею частью живетъ въ своей усадьб, лишь слегка принимая участіе въ мст­ а х ъ общественныхъ длахъ, не сдишкомъ веселясь на людяхъ н не черезчуръ скучая въ уединеніи, и пуще всего дорожитъ своимъ покоемъ и независимостью,-*~такая жизнь немного давала матеріала для напол­ ненія поденныхъ записокъ. Тмъ не мене, при просмотръ ихъ легко замтить, что интересъ къ этому труду охладлъ у Вульфа очень скоро;

когда-то онъ предпринялъ его,—быть можетъ, согласно примру и совту Пушкина,—по такому плану, чтобы прежде всего разсказать о своемъ дтств и юности, но намреніе это осталось безъ исполненія; равнымъ образомъ, не далъ онъ себ труда набросать воспоминанія о своихъ походахъ, во время которыхъ, безъ сомннія, былъ свидтелемъ, а мо­ жеть быть, и участникомъ замчательныхъ событій. Записи Вульфова дневника съ исхода 1833 года ограничиваются, большею частью, сферой его домашнихъ длъ и интересовъ, и послдняя изъ нихъ, относящаяся къ ноябрю 1842 года, содержитъ въ себ лишь отмтку о состояніи погоды.

Какъ ни скудно, въ общемъ смысл, содержаніе записныхъ тетрадей А. Н. Вульфа, мы однако не хотимъ отвергать возможнаго къ нимъ вни­ манія. Напротивъ того, мы охотно признаемъ, что записи этого днев­ ника все-таки знакомятъ до нкоторой степени съ личностью его автора и съ тою средой, въ которой онъ вращался въ свои молодые годы. Уже одно то обстоятельство, что Алексй Николаевичъ принадлежалъ къ чи­ слу ближайшихъ пріятелей Пушкина, и что въ свои тетради онъ занесъ нсколько такихъ свдній о великомъ поэі, которыя не встрчаются въ другихъ источникахъ, можетъ возбуждать наше любопытство. Рядомъ

Библиотека "Руниверс" A. H. ВУЛЬФЪ И ЕГО ДНЕВНИКЪ. 505

съ записями о самыхъ обыденныхъ явленіяхъ своей жизни Вульфъ лю­ билъ заносить на страницы своего журяала замтки о людяхъ, съ кото­ рыми встрчался, и особенно о книгахъ, которыя читалъ. Эти замтки, знакомя съ Умственнымъ и нравственнымъ складомъ писавшаго, полу­ чаютъ особенную Пну, если мы вспомнимъ, что он принадлежатъ че­ ловку, котораго Пушкинъ любилъ и уважалъ именно за его трезвый умъ и образованность.

Таковы соображенія, побудившія насъ извлечь изъ записокъ А. Н.

Вульфа все, что въ нихъ есть наиболе любопытнаго. Въ заклю­ ченіе считаемъ долгомъ выразить нашу глубокую признательность баронамъ Степану Борисовичу и Павлу Александровичу Вревскимъ, столь обязательно предоставнвшимъ намъ возможность познакомиться съ записными тетрадями ихъ почтеннаго родственника.

Выдержки изъ дневника А. Н. Вульфа.

1827.

10-го августа 1827 г. (Трнгорсвое).

Я родился 17-го декабря 1805 года. Мой отецъ Николай Ива бовичъ Вульфъ, отставленный коллежскимъ ассессоромъ, жилъ по обы­ чаю большей части русскихъ дворянъ у отца своего Ивана Петро­ вича Вульфа въ тверской деревн, не имя никакого постояннаго занятія. Потерявъ его очень рано (въ 1813 году), я мало объ немъ Помню, но сколько слышалъ, вс знавшіе его любили въ немъ чело­ вка съ рдкою добротою сердца и съ тою любезностью въ обра­ щеніи, которая привлекала всхъ къ нему; чувствительность его души видна была въ нжной привязанности къ своему семейству: онъ былъ равно почтительнымъ сыномъ, какъ и нжнымъ братомъ; любя своихъ дтей, онъ былъ и добрымъ супругомъ. Я всегда буду жалть, что ли­ шился его въ тхъ лтахъ, когда еще не могъ ни узнать, ни оцнить его. Знакомый въ лучшемъ кругу тогдашняго общества обихъ сто­ лицъ, онъ имлъ и образованіе, общее нашему высокому дворянству того времени, то-есть, онъ зналъ французскій языкъ, слдственно, все, что па немъ хорошаго было написано. Я самъ Помню его Декламирую­ щаго трагедіи Расина. Вотъ все, чтб я знаю объ моемъ отц. Мать моя была дочерью Александра Максимовича Вындомскаго, человка съ умомъ и образованность»), пріобртенною имъ самимъ собою. Имвъ

Библиотека "Руниверс" Л. H. ВУЛЬФЪ И ЕГО ДНЕВНИКЪ.

большое состояніе, долго онъ быдъ въ большомъ свт, но наконецъ, удалился и жилъ въ своей деревн въ Псковской губерніи, гд, зани­ маясь разными проектами, потерялъ онъ большую часть своего состоя­ нія. У него-то провелъ я первыя лта моего дтства; онъ меня очень любилъ, и естественно, ибо я былъ старшимъ сыномъ его единственной дочери *); къ тому же онъ мн хотлъ дать отличное воспитаніе совер­ шенно въ своемъ род, не такое, какъ вообще у насъ въ Россіи тогда давали. У меня не было ни мадамы-француженки, ни нмца-дядькн, но за то приходскій священникъ заставлялъ меня еще шести лть твер­ дить: mensa, mensee etc. Кажется, что еслибы мой ддъ доле жилъ, то бы изъ меня вышло что-нибудь Дльное. Но оставимъ возможности и будемъ благодарить судьбу за настоящее! Роковой 813-й годъ похи­ тилъ и его!

Положеніе моей матери было тогда весьма затруднительно. Потерявъ мужа и отца въ теченіе нсколькихъ мсяцевъ, получила она въ упра­ вленіе разстроенное имніе, которое надобно быдо привести въ порядокъ, и заняться воспитаніемъ пятерыхъ дтей (дв обязанности, изъ которыхъ каждая почти выше силъ женщины), которымъ должно было дать воспи­ таніе, приличное ихъ состоянію *). Мать моя приняла на себя трудъ быть моею наставницею. Живя уединенно въ своей деревн, ей остава­ лось довольно времени отъ другихъ занятій, дабы посвятить оное на воспитаніе своихъ дтей. Но къ несчастью, не имя ни нрава, свой­ ственнаго къ такимъ занятіямъ—(ибо сколько надобно имть терпнія при наставленіи на трудный путь занятій? Даже у дтей, Одаренныхъ природою особенными способностями, сухія занятія первоначальными науками отбиваютъ охоту отъ ученія. Сколько надобно здсь искусства, чтобы превозмочь природное отвращеніе отъ труда и заставить любить умственныя занятія! У самыхъ людей съ созрвшими понятіями только многолтній прилежный трудъ Рождаетъ любовь къ наукамъ),—ни зва­ ній, къ тому необходимыхъ, ея благое намреніе принесло мало пользы.

Признано, сколько способъ (метода) ученія можетъ затруднять и облег­ чать занятія, особенно въ т лта, когда еще мы не можемъ разсуждать.

Чтб же можетъ выйти хорошаго, когда мы, вмсто постепеннаго, систематическаго ученія, занимаемой разными предметами на вы­ держку, какъ на счастье берутъ дотерейные нумера? Такъ было и со мною. Я учился, учился и только, безъ отдыха, безъ пользы. Оттого не осталось у меня ни одного пріятнаго впечатлнія дтскихъ лтъ; я теОвъ имлъ еще одну дочь, вышедшую замужъ за Ганнибала противъ его воли; она вскор умерла, оставивъ одну дочь и сына.

*) Насъ осталось пятеро: три брата и дв сестры, Ивъ коихъ одна, Авва, старе меня, прочіе— Михаилъ, Евпраксіи и Валеріанъ—моложе меня.

–  –  –

рядъ охоту отъ ученія, ибо не видалъ никакой пользы отъ онаго; ьан сегодня, бояся наказанія, я набивалъ голову, то завтра я забывалъ. Не разъ долженъ былъ я выучить французскую Грамматику наизусть отъ листа до листа, и, несмотря на это, я бы также назвалъ дверь Прилага­ тельнымъ именемъ. Но главною потерею отъ сего образа воспитанія было то, что я привыкъ видть въ моей матери не что иное, какъ строгаго и неумолимаго учителя, находившаго всякій мой поступокъ дурнымъ и не знавшаго ни одного одобрительнаго слова. Мы испытали, что на жи­ вотныхъ гораздо скоре дйствують кроткія мры, нежели насильствен­ ныя; неужели же къ людямъ, Существамъ, одареннымъ духовными спо­ собностями въ несравненно высшей степени, нельзя примнить сего пра­ вила? Но наши отцы объ этомъ не думали, полагая, что страхъ можетъ то же произвести, что и любовь. Грубая, сожалнія достойная ошибка!

Къ несчастью, есть еще много людей, которые держатся такихъ мнній, кажется, не отъ того, чтобы они признавали оныя неопровергаемыми пли единственно спасительными, но боле потому, что они согласны съ ихъ характерами властолюбивыми и своенравный^ Чтб жъ было плодомъ всего этого? То, что уже одинъ голосъ моей матери наводилъ на меня трепетъ.

Я не былъ спокоенъ, когда ее зналъ вблизи. И сколь пагубное вліяніе иметъ такое обращеніе съ дтьми на нравственность ихъ! Не смя произнести слова въ присутствія грозныхъ своихъ родителей, привыкаютъ они скрывать свои мысли; убгая ихъ, они естественно попадаются въ общество слугъ, скопвще всхъ поро­ ковъ, гд Потухаетъ послдній лучъ сыновней любви, пока собственный нашъ разсудокъ не приведетъ насъ опять на истинный путь.

Странно, съ какимъ легкомысліемъ отказываются у насъ матери (я говорю о высшемъ класс) отъ воспитанія своихъ дтей; имъ довольно того, что могли ихъ на свтъ произвести, а прочее ихъ мало заботить.

Он не Чувствуютъ, что лишаютъ себя чистйшихъ наслажденій, не исполняя долга, возложеннаго на нихъ самою природою, и отдавая дтей своихъ на произволъ нянекъ; оттолкнувъ ихъ такимъ образомъ отъ себя, он винятъ дтей въ неблагодарности, не находя въ нихъ любви къ себ. Мы везд видвмъ, какъ преступленія противъ природы наказуемы бываютъ своими собственными слдствіями; такъ и здсъ: въ т лта, когда страсти начинаютъ въ людяхъ ослабвать, и они, вслдствіе физи­ ческихъ причинъ, начинаютъ искать покоя, тогда, пресытясь суетными Наслажденіями разсянной жизни, ищутъ они утшенія въ кругу своего семейства. Но что жъ они тамъ находятъ? Вмсто дтской любви хо­ лодное почтеніе и чаще равнодушіе, если не что-нибудь худшее, и не сознаваясь въ собственной вин своего несчастья, рошцутъ они на судьбу и на дтей. Вотъ чтб мы видимъ всякій день, если застанемъ

Библиотека "Руниверс" A. H. ВУЛЬФЪ В ЕГО ДНЕВНИКЪ.

въ домашнюю жизнь нашихъ бояръ, и гд ны найдемъ я причины на­ шей дурной нравственности и невжества.

Итакъ, первыми моими успхами въ наукахъ обязанъ я моей матери.

Но въ 1817 году она вступила во второй бракъ съ Иваномъ Софроновнчвмъ Осиповымъ, чтб было причиною перезду нашему въ Петербургъ, гд меня въ слдующемъ году отдали въ Горный корпусъ.Итакъ,на 13-мъ годуя сд­ лалъ первый шагъ за порогъ моего родительскаго дома. Меня поручили одному чиновнику, служившему при корпус, у котораго я и жилъ. Я здсь остался не надолго, ибо въ слдующемъ (1819) году случай меня перенесъ въ Дерптъ—къ вреду ли моему иди къ польз—вто покажетъ будущее. Это учебное заведеніе должно причислить къ одному разряду со всми кадтскими корпусами, про которыхъ можно сказать, что они лучше, нежели ничего, но не боле. Вс они далеки отъ того, чтобы • приносить ту пользу, которую отъ нихъ ожидаю«, ибо за очень необширныя познанія, которыя тамъ пріобртаютъ воспитанники, слишкомъ много они теряютъ въ нравственномъ отношеніи, чтобы можно быдо назвать первое прибылью.

Спартанское воспитаніе замчательно только тмъ, что оно доказы­ ваетъ силу великаго генія, его создавшаго, и до какой степени люди могуть предаваться одной иде, даже если она въ противорчіи со всми наклонностями человка. Исторія доказала, что безнаказанно че­ ловкъ не можетъ противиться вчнымъ законамъ естества природы;

страсти человческія, разорвавъ узы, такъ долго ихъ связывавшія, не находили уже преградъ своему неистовству. И Спарта, прежде знаме­ нитая своими добродтелями, стала столь же славна своими пороками.

Это естественно: когда законы ослабли, и грубые спартанцы узнали наслажденія образованныхъ народовъ, то чтб могло выйти иное изъ лю­ дей, не знавшихъ Святйшихъ и благороднйшихъ связей человчества?

Не знавъ ни имени отца, ни супруги, ни сына, могли ли они быть хо­ рошими гражданами? Прежде они заключали вс сіи священныя имена въ одномъ имени отечества, но съ разрушеніемъ сей идеи они поте­ ряли все святое, ибо ихъ вра, бывшая не что иное, какъ гражданское постановленіе, не могла быть опорою. Люди соединились въ общества для того, чтобы обезопасить собственность и права каждаго члена отъ насилія, стараясь притомъ какъ можно боле сохранить Первобытной своей свободы; Итакъ, общество у нихъ было средствомъ, а не цлью, въ Спарт же было это на выворотъ. Если общественное воспитаніе я въ самой Спарт не было соотвтственно назначенію человка, то сколь вредно должно оное быть у насъ, гд оно не въ столь тсной связи съ гражданскими постановленіями, и гд такъ мало занимаются уменьше­ ніемъ зла, Неразлучнаго съ симъ постановленіемъ?

Нравственное образованіе необходимо для человка, который дол

<

Библиотека "Руниверс" A. H. ВУЛЬФЪ И ЕГО ДНЕВНИКЪ. 509

женъ сдлаться полезнымъ гражданиномъ; могутъ ли же оное пріобр­ сти воспитанники нашихъ кадетскихъ корпусовъ, брошенные туда от­ дали своими въ самомъ нжномъ возраст (не имя способа дать имъ другого воспитанія), тогда, когда имъ столъ нужна подпора и лю­ бовь своихъ родителей. Но чего достойны т отцы, которые для того удаляютъ отъ себя дтей своихъ, чтобы избавиться отъ бремени ихъ вос­ питанія! Конечно, необходимы общественныя заведенія для образованія офицеровъ, а особливо для морской службы, но не должно туда прини­ мать дтей; только молодые дюди, окончившіе первоначальное воспита­ ніе, общее всякому образованному человку, которое они могли полу­ чить или дома, или въ гимназіяхъ, къ тому правительствомъ устроен­ ныхъ,—сіи воспитанники должны бы были быть въ такихъ лтахъ,дабы могли понимать обязанности, на себя принимаемыя, избирая себ состоя­ ніе, къ которому они думаютъ себя способными. Разумется, что тутъ должно уничтожить варварскій обычай тлесныхъ наказаній, недостой­ ный образованныхъ людей, Истребляющій понятіе о чести, столь необхо­ димой для всякаго Чувствующаго свое личное достоинство.

( П р и п и с к а отъ -го і ю н я 1828 r.).Надобно побывать самому въ такомъ корпус, чтобы имть понятіе объ немъ. Нсколько сотъ мо­ лодыхъ людей всхъ возрастовъ, отъ 7 до 20 лть, заперты въ одно строеніе, въ которомъ нкоторые изъ нихъ проводятъ боле десятка лтъ; въ немъ какой-то особенный міръ: полу-казарма, полу-монастырь, гд соединены пороки обоихъ.

Нтъ разврата Чувственности, изобр­ теннаго сластолюбіемъ Катона и Утонченнаго греками, подробно поименованнаго въ «Кормчей книг», котораго не случалось бы тамъ, и нтъ казармы, гд бы боле встрчалось грубости, невжества и буйства, какъ въ такомъ училищ русскаго дворянства! Всмъ Порокамъ открытъ входъ сюда, тогда, когда не принято ни одной мры для истребленія оныхъ (тлесныя наказанія нельзя къ такимъ причислить, ибо они наказываютъ, а не предупреждаютъ проступокъ). Принимаемые безъ всякаго разбора воспитанники приносятъ съ собою очень часто вс пороки, которые мы встрчаемъ въ молодыхъ людяхъ, въ празд­ ности вскормленныхъ въ кругу своихъ дворовыхъ людей, у коихъ они уже успли все перенять, и передаютъ ихъ всмъ своимъ товарищамъ.

Такимъ образомъ ежедневно, въ продолженіе нсколькихъ десятковъ лтъ собираются пороки, пока они не сольются въ одно цлое и со­ ставятъ родъ обычая, закона, освященнаго временемъ (всегда сильною причиною) и общимъ примромъ. Тогда уже ничто не можетъ помочь, никакія мры—'исправить такое заведеніе. Воздухъ, заключенный въ этихъ стнахъ, самыя стны заражены; только съ истребленіемъ всего какъ бы постигнутаго Моровою язвою можно искоренить зло. Зная de, ясно, отчего новыя училища такого рода сначала нсколько соотвтствуютъ

Библиотека "Руниверс" A. H. ВУЛЬФЪ U ЕГО ДНЕВНИКЪ.

своей цли и потомъ такъ скоро упадаютъ. Многіе подумаютъ, что здсь всс увеличено, слишкомъ рзко описано: ни мало! Всякій, бывшій въ корпус, согласится со мною. Къ тому же причины зла основаны на природ вещей: возьмите нсколько человкъ со всхъ концовъ земли, всхъ степеней образованность всхъ исповданій вры, исключите ихъ изъ остального міра, подчинивъ одному образу жизни. Чтб вый­ детъ? Одинакія занятія, Одинакая цль жизни, радости, печали и вообще все, чтб они будутъ чувствовать, касающееся ихъ всхъ, а не одного изъ нихъ, дастъ имъ всмъ одну отличительную черту, одинъ харак­ теръ, общій всмъ, но составленный изъ личности каждаго (таково было начало каждой народности). И не будетъ ли этотъ харак­ теръ тмъ хуже, чмъ порочные члены, составившіе общество? При­ мры сего ны видимъ въ колоніяхъ, монастыряхъ, университетахъ, разбойничьихъ шайкахъ и даже въ нкоторыхъ гражданскихъ Сосло­ віихъ, гд они сближаются съ кастами древнихъ.

Взглянувъ на учебную часть корпусовъ кадетскихъ, мы найдемъ въ нихъ немного боле Утшительнаго. У насъ еще не знаютъ или не хотятъ знать, что хорошимъ офицеромъ можетъ быть только обра­ зованный, а образованнымъ офицеромъ—только образованный чело­ вкъ. Преимущественно передъ всми другими науками, и исключи­ тельно, занимаются преподаваніемъ математики. Впрочемъ, я не думаю, чтобы и самый Лапласъ былъ бы хорошимъ генераломъ. Конечно, офи­ церу необходимы познанія математическія, но чтобы сдлать ихъ един­ ственными, это не можетъ ни въ какомъ случа быть полезнымъ; даже человку, посвящающему себя единственно наукамъ математическимъ, необходимы свднія, по крайней мр историческія, о предметахъ знаній, съ нею въ связи находящихся; напримръ, математикъ долженъ быть ii лоткомъ и пр. Кругъ познаній офицера такъ великъ, о оныя такъ разнообразны, что, право, у него нтъ времени лишняго, чтобы онъ могъ его посвящать исчисленіямъ высшей математики, ему не­ нужной (я не говорю здсь объ артиллеристахъ и инженерныхъ офи­ церахъ, которымъ, разумется, высшая математика необходима). На историческія, географическія науки, столь необходимыя, обращаютъ мало вниманія, даже и на знаніе отечественнаго языка. Также совсмъ не заботятся о томъ, чтобы пріохотить молодыхъ людей къ ученію, отчего т и думаютъ только о томъ, какъ бы скоре выйти въ офицеры и бросить книги, полагая, что, достигнувъ эполетъ, они уже все нужное знаютъ, не подозрвая, что по сю пору ихъ только приготовляли къ на­ стоящему ученію, что имъ только показали путь, по которому они те­ перь должны сами, безъ помощи другихъ, впередъ идти.

Кажется, гораздо полезне было бы обратить вниманіе на состояніе уздныхъ и губернскихъ училищъ, переобразовать ихъ такъ, чтобы они

–  –  –

въ состоянія были приготовлять воспитанниковъ своихъ для вступленія какъ въ университетъ, такъ и военныя академіи, кои замнили бы корпуса...

16-го сентября. (Тригорское).

Вчера обдалъ я у Пушкина въ сел его матери, недавно бывшемъ еще мст его ссылки, куда онъ недавно пріхалъ изъ Петербурга съ намреніемъ отдохнуть оть разсянной жизни столицъ п чтобы писать на свобод (другіе увряютъ, что онъ пріхалъ оть того, что Проигрался).

По шаткому крыльцу взошелъ я въ Ветхую хижину первенствующаго поэта русскаго. Въ молдаванской красной шапочк и халат увидлъ я его за рабочимъ его столомъ, на коемъ были разбросаны вс при­ надлежности уборнаго столика поклонника Моды; дружно также на немъ лежали Montesquieu съ «Bibliothque de campagne» и «Журналомъ Петра I»; виденъ былъ также Alfieri, ежемсячники Карамзина и изъясненіе Сновъ, скрывшееся въ полдюжин русскихъ альманаховъ;

наконецъ, дв тетради въ черномъ сафьян остановили мое вниманіе на себ: мрачная ихъ наружность заставила меня ожидать чего-нибудь таинственнаго, заключеннаго въ нихъ, особливо, когда на большей изъ нихъ я замтилъ полустертый Масонскій треугольникъ. Естественно, что я думалъ видть лтописи какой-нибудь ложи; но Пушкинъ, зам­ тивъ вниманіе мое къ этой книг, окончилъ вс мои предположенія, сказавъ мн, что она была счетною книгою такого общества, а теперь пишетъ онъ въ ней стихи; въ другой же книг показалъ онъ мн только-что написанныя первыя дв главы романа въ проз, гд глав­ ное лицо представляетъ его праддъ Ганнибалъ, сынъ Абиссинскаго эмира, Похищенный турками, а изъ Константинополя русскимъ послан­ никомъ присланный въ подарокъ Петру I, который его самъ воспиты­ валъ и очень любилъ. Главная завязка этого романа будетъ, какъ Пуш­ кинъ говоритъ, неврность жены сего арапа, которая родила ему б­ лаго ребенка и за то была посажена въ монастырь. Вотъ исто­ рическая основа этого сочиненія. Мы пошли обдать, заливая рейнвойноыъ швейцарскій сыръ; разсказывалъ мн Пушкинъ, какъ госу­ дарь цензируетъ его книги; онъ хотлъ мн показать «Годунова» съ собственноручными егр величества поправками. Высокому Цензору ве понравились шутки стараго монаха съ харчевницею. Въ «Стеньк Разин» не прошли стихи, гд онъ говоритъ воевод Астраханскому, хотвшему у него взять соболью шубу: «Возьми съ плечъ шубу, да чтобы ne было шуму». Смшно разсказывалъ Пушкинъ, какъ въ Мо­ скв цснзировали его «Графа Нулина»: нашли, что Неблагопристойно его сіятельство видть въ халат! На вопросъ Сочинителя, какъ же одть, предложили сюртукъ. Кофта барыня показалась тоже соблазна

Библиотека "Руниверс" A. H. ВУЛЬФЪ И ЕГО ДНЕВНИКЪ.

тельною: просили, чтобы онъ далъ ей хотя салопъ. Говоря о недостаткахъ нашего частнаго н общественнаго воспитанія, Пушкинъ сказалъ: «Я былъ въ затрудненіи, когда Николай спросилъ лое мнніе о семъ пред­ мет. Мн бы легко было написать то, чего хотли, но не надобно же пропускать такого случая, чтобъ сдлать добро. Однако, я между про­ чимъ сказалъ, что должно подавить частное воспитаніе. Несмотря на то, мн вымыли голову».

Играя на бильярдъ, сказалъ Пушкинъ: «Удивляюсь, какъ могъ Карамзинъ написать такъ сухо первыя части своей «Исторіи», говоря объ Игор, Святослав. Это героическій періодъ нашей исторіи. Я не­ премнно напишу исторію Петра I, а Александрову перомъ Курбскаго.

Непремнно должно описывать современныя происшествія, чтобы могли на насъ ссылаться. Теперь уже можно писать н царствованіе Николая, в объ 14-мъ декабря».

1832. 9-го іюня. Варшава.

Посл четырехъ лтъ кочующей жизни, въ продолженіе которой по­ чти вс связи мон были прерваны со всми, исключая своей семьи, начиная» опять понемногу входить въ прежній кругъ людей, съ кото­ рыми въ разныя времена моей жизни я встрчался и съ коими а боле или мене былъ связанъ узами дружбы или любви. Первый шагъ къ тому была поздка въ отпускъ, въ продолженіе котораго я возобновилъ одну посл другой вс нити, которыя меня соединяли съ людьми, мн милыми. Я отыскалъ Языкова, Лизу, а мой единственный Франціусъ, прекраснйшее изъ созданій, украшавшихъ этотъ міръ,—надъ раннею могилою, куда его низводитъ неизбжная судьба, вспомнилъ объ отда­ ленномъ друг его молодости и, несмотря на Многолтнее его молчаніе, которое всякій бы принялъ за забвеніе, подалъ мн дружескую руку, чтобы еще разъ въ этомъ мір привтствовать меня. Возвратившись, какимъ образомъ, опять къ обществу, я берусь съ новымъ удоволь­ ствіемъ за ежедневный отчетъ въ самомъ себ.

Я бы могъ теперь быть доволенъ моимъ положеніемъ на время, еслибы не смертельная болзнь брата Михаила. Возвращаясь изъ отпу­ ска, нашелъ я его въ Брест чрезвычайно слабымъ, до высшей сте­ пени изнуреннымъ болзнью, и оставилъ тамъ съ надеждою въ выздо­ ровленіе. Но теперь мн пишутъ, что она исчезла; я Прошусь въ от­ пускъ на 28 дней, чтобы създить къ нему, но не знаю, застану-ли въ живыхъ... Недостатокъ денегъ заботить тоже меня. Жизнь здшняя раз

<

Библиотека "Руниверс" A. H. ВУЛЬФЪ И ЕГО ДНЕВНИКЪ. 513

орительна, а изъ дону скоро получить тоже едва ли будетъ возможно.

Вотъ достаточныя причины, по которымъ жизнь мою здсь нельзя на* звать пріятною.

10-го іювя.

Въ Варшаву хавши, я ожидалъ найти здсь кучу удовольствій, но чрезвычайно ошибся, потому что никакихъ не нашелъ, кром встрчи съ двумя или тремя молодыми людьми. Изъ нихъ Левъ Пушкинъ, съ дтства мн знакомый, боле всхъ другихъ меня утшаетъ. Съ нимъ я говорю объ домашнихъ моихъ, объ нозіи и штатахъ—нашихъ друзь­ яхъ, объ любви, въ которой мы тоже сходились къ одному предмету, и даже о вин и обд, которымъ онъ Искушаете мой карманъ.

12-го іюня.

Вчера получилъ я прискорбное извстіе о кончин брата Михаила, послдовавшей 20-го числа прошлаго мсяца, въ тотъ самый день, въ который Гаврило написалъ мн, что онъ опасно заболлъ. Бдный братъ! Для чего онъ родился? Разв для того, чтобы перенести столько страданій! А мы зачмъ живемъ? Мн больно, что обстоятельства не позволили мн еще разъ его увидть: его умирающій взоръ не встр­ тилъ ни одного родного, послдній часъ его былъ столь же печаленъ, какъ и вся его' жизнь. Будтъ-ли онъ Утшенъ тамъ, гд, говорятъ, уравновсить наше бытіе? Хотя цль его существованія и не была до­ стигнута, но онъ могъ бы еще вкусить много Радостей, ибо гд т люди, которые постоянно стремятся къ достойному? Алексй Дмитріе­ вичъ Богушевскій, бывшій его эскадронный командиръ, а нын началь­ никъ пограничной стражи въ Брестъ-Литовск, показалъ себя истиннымъ благодтелемъ моему брату: онъ пекся объ немъ съ отеческою Нжно­ стью и былъ для него самымъ нжнымъ родственникомъ. Онъ же меня извстилъ, какъ о смерти брата, такъ и о томъ, что ему отдалъ послд­ ній долгъ, проводивъ останки его къ мсту покоя. Встрча въ жизни с ъ такими людьми, какъ Богушевскій, утшитльна; она длаетъ насъ самихъ лучшими, мирить съ остальнымъ человчествомъ.

–  –  –

Я познакомился съ Очкинымъ, старымъ пріятелемъ Языкова; онъ, кажется, очень добрый малый. Разсказы про жизнь его въ Грузіи чрез­ вычайно любопытны; онъ былъ тамъ при Паскевич п съ нимъ сюда пріхалъ.

13-го (30-го) іюня Вотъ и къ Анн Петровн ’) написалъ я письмо; остаются теперь неудовлетворенными Франціусъ в Языковъ. Я такъ отвыкъ отъ нмецкаго языка, такъ Разучился ему, что мн чрезвычайнаго труда отбитъ письмо къ нему. Такъ всякое знаніе требуетъ постояннаго занятія онымъ, безъ котораго въ непродолжительномъ времени все налаживается изъ нетвер­ дой памяти. Какъ-то она перенесла потерю своей матери? Пушкина пи­ сала Льву, что она очень больна; но, какъ уже тому боле мсяца и въ послднихъ письмахъ объ ней ничего не говоритъ, то это меня успокоиваетъ: если-бы ей сдлалось хуже, то врно бы она написала.

Я недоволенъ образомъ жизни, который веду: хочу чмъ-либо за­ няться; но я такъ отвыкъ отъ умственнаго труда, что не знаю, какъ и начать.

19-го Іона.

Все та же г-жа Вольфъ, тотъ же обдъ въ трактир, т же знако­ мые и такой же, какъ прежніе, безполезный день! Я теперь ничего не читаю, чтобы скоре дописать письмо къ Франціусу, но оно не подви­ гается впередъ.

Я видлъ здсь одну книгу запрещеннаго нашего журнала москов­ скаго «Европеецъ», который началъ издавать Киревскій, извстный читающей публик своими цнными критиками. Этотъ журналъ общалъ многое, но къ несчастью, кажется, пустился въ политику, почему и оста­ новленъ правительствомъ. Въ этой книі нашелъ я три прекрасныя сти­ хотворенія Языкова, и каждое изъ нихъ принадлежитъ своей эпох его стпхотворческой дятельности. Воспоминаніе Воеііковой принадлежитъ ко времени его любви къ ней, его студенческой жизни. Оно чисто, пла­ менно, исполнено чувствъ и юношескихъ Восторговъ. «Конь* принадле­ житъ къ его немногимъ пьесамъ, въ которыхъ, какъ въ водопад, онъ изумляетъ смлостью, сжатостью и силой языка. «Элегія» его дышетъ нгой сладострастья, но не столь нескромнаго, какъ его псни Циган­ кенъ; это—соблазны теплой лтней ночи, которые прикрыты собствен­ нымъ ея мракомъ. Жуковскаго переводъ съ нмецкаго гекзаметрамп «Войны мышей съ Лягушкамъ чрезвычайно хорошъ. Онъ иметъ даръ во всхъ своихъ переводахъ казаться самобытнымъ. Есть тутъ же д в а

–  –  –

хорошихъ стихотворенія Хомякова и Боратынскаго «Посланіе къ Язы­ кову». Прозаическій статьи: повсти, критики, смсь не отличаются особенно ничмъ, кром одной антикритики на разборъ «Наложницы»

Баратынскаго, весьма Отчетисто, благопристойно написанной.

Недавно я прочиталъ давно извстнаго «Юрія Милославскаго» съ удовольствіемъ:

все, чтб можно сказать про него, ибо ни слогъ, ни характеры, ни за­ нимательность и искусство въ завязк похвалить особенно нельзя. Изъ русскихъ до него писателей, конечно, онъ первый.

23-го ію ня.

Въ военномъ нашемъ быту есть новости. Пхот велно также, какъ и легкой кавалеріи, носить усы. Поговариваютъ, что офицерамъ позво­ лено будетъ носить Фраки; это мн кажется невроятнымъ. Образъ моей жизни совершенно городской и столичный: встаю я очень поздно, выхожу изъ дому обдать обыкновенно около пяти часовъ, а возвра­ щаюсь домой всегда посл полуночи. По примру Пушкина, котораго теперь Трясетъ лихорадка, сталъ я гастрономъ, но надюсь, что обойдусь безъ оной. Со всмъ своимъ умомъ иногда онъ очень забавенъ.

По сю пору онъ еще пьетъ на славу, чтобы дивились тому, сколько онъ выпиваетъ не пьяня, твердитъ о томъ, что нсколько лтъ не былъ въ церкви и общался никогда не входить, наконецъ хочетъ пе­ реупрямить лихорадку, какъ будто бы она—Вольфша! Или этимъ онъ доказываетъ свое молодечество? Таковы-то мы вс люди: у всякаго есть своя пята, какъ у богоподобнаго.

25 ое іюня.

Наконецъ отправилъ я вчера мое посланіе къ Франціусу. Дай Богъ, чтобы оно. доставило столько же удовольствія, какъ его письмо мн.

Остается теперь мн одинъ милый Николай Михайловичъ; сейчасъ же пишу къ нему.

26-го іюня.

Меня сегодня нарядили въ разъздъ, завтра, быть можетъ, въ ка­ раулъ и т. д. Хорошо, что я окончилъ мон письма: къ Языкову, послд­ нее, лежитъ уже готовое, а то я долго-бы теперь не собрался! Съ завтрашняго дня я Намреваюсь вести жизнь добронорядочвую. Стану брать изъ библіотеки книги и рже ходить къ Пушкину.

Письма я все еще не получилъ. Вотъ и оно, въ сопровожденіи дру­ гого— отъ сестры Анны. Въ послднемъ, какъ п везд, печаль сливается съ радостью. Посл извстія о смерти Пушкиной, бывшей Вревской, она пишетъ о предстоящемъ Замужеств Саши '). Дай Богъ ей скоре *) Александры Ивавовны Осииовоб

<

Библиотека "Руниверс"516 A. H. ВУЛЬФЪ И ЕГО ДНЕВНИКЪ.

выйти, а ему, господину псковскому полиціймейстеру, Беклешову, дай въ ней добрую жену. Она говоритъ, что ненавидитъ и Ругаетъ мена;

но мн то не помшаетъ ее любить и сдлать все возможное, чтб бу­ детъ зависть отъ меня къ ея благополучіе Анна осталась одна въ Тригорскомъ; бдной, должно быть, скучненько; чт0 длать!

27*го іюня.

... Возвращаясь домой, я шелъ мимо квартиры Ушакова; онъ еще не спалъ. Это мн пригодилось, потому что, пришедши домой, я нашелъ на дверяхъ запоръ, а врнаго моего служителя, кто знаетъ, а только не я, гд. Я принужденъ былъ воротиться къ Ушакову, посидть у него и взялъ въ запасъ французскій переводъ послднихъ псней «DonJuan», и хорошо сдлалъ, потому что усплъ прочитать (было утро) цлую псню, пока дождался мучителя моего. Можетъ быть, не от­ того ли и «Жуанъ» в ъ с л у ч а мн не понравился. Такъ проведенная ночь отзывается во мн теперь.

28-то іювя.

Здсь я встртилъ одного изъ моихъ собратовъ-студентовъ, съ ко­ торымъ вмст слушалъ лекціи военной науки у почтеннаго Адеркаса, котораго даже ввелъ въ наше Университетское братство (Burschenschaft).

Всю Турецкую войну служили мы въ одномъ корпус; въ одномъ ла­ гер, подъ Шумлою, простояли цлое лто и нп разу не встрчались;

недавно сошлися мы ‘въ одной лавк. Онъ служитъ теперь въ ге­ неральномъ штаб л отправляется на Тригонометрически съемку.

Вчера на прощанье выпили мы въ память прошлыхъ дней нсколько бутылокъ вина. Онъ добрый, честный малый, несмотря на то, что въ университет не постигалъ ни насъ, ни цли, къ которой мы стремились.

Это не мшаетъ быть ему хорошимъ офицеромъ, полезнымъ граждани­ номъ, быть можеть, полезнйшимъ, чмъ мы, нтузіасты. Если послд­ ніе блестятъ, увлекаютъ, какъ поэзія, то первые, какъ проза жизни, по­ стояннымъ трудомъ идутъ къ той же цли.

–  –  –

и есть *). Сегодня бы я написалъ и это, но меня нарядили дежурнымъ со полку.

11-го августа.

... Вчера, совсмъ нежданно, получилъ я дружескій отвтъ Франціуса и Рама; они мн сообщаютъ извстія объ остальныхъ моихъ товариіцахъ-студентахъ. Одного изъ нихъ уже не стало: Лейтгангъ, послд­ ній изъ семи, оставшійся со мною въ Дерпт, погибъ жертвою своей обя­ занности въ чумномъ госпитал, бывшемъ въ его вдніи въ Варн.

Это второй (посл Кошкуля), Выбывшій изъ круга нашего и, къ несча­ стью, третій, достойнйшій изъ всхъ, неминуемо долженъ вскор послдовать за нимъ... Исполненная возвышенныхъ чувствъ, пламенная грудь Франціуса разрушается... Онъ знаетъ, какъ глубоко смерть уже гнздится въ немъ, сколько дней еще ему отсчптано, и мужественно встрчаетъ ее, умоляя только краткій срокъ, чтобы окончить изящный трудъ, который онъ хочетъ намъ оставить, какъ памятникъ своего су­ ществованія, въ которомъ онъ желаетъ отразить свою душу и доказать, сколько въ ней было любви къ прекрасному. Несчастный другъ, какъ жестокъ твой удлъ!

Я имю теперь нкоторое понятіе о томъ, какъ проведу эту зиму. Я вазначенъ въ учебную команду при дивизіонной квартир, которая собе­ рется, когда полки возвратятся изъ караула на свои квартиры. Этому радуюсь я: буду имть, по крайней мр, полезное занятіе, покуда не сподоблюсь выйти въ отставку. Во всякомъ случа, пріятне быть при дивизіонной квартир, чмъ жить въ какой-либо деревн со взводомъ.

21-го августа.

Трехдневный срокъ содержанія моего въ карауль исполнился сего­ дня. Время на ономъ проходило для меня такъ скоро, что я не усплъ, въ продолженіе двухъ дней, прочитать трехъ книжечекъ очень Занима­ тельнаго романа «Le ronge et Іе noir», par Stendhal. Прекрасный садъ дворцовый, въ глуши деревъ коего потонула гауптвахта, посщенія то­ варищей вечеромъ, прекрасная музыка, свтъ луны поперемнно зани­ мали мои досуги.

23-го августа.

... Давно не читалъ я столь Занимательнаго романа, какъ этотъ— Стендаля.

') Это была работа, возложенная на А. Н. Вульфа его начальствомъ, и и Отону ее нелыш считать составною частью его записокъ. X М.

–  –  –

26-го августа.

Сегодня годовщина ') штурма Варшавскаго. Кичливые бунтовщики въ это время, не смиренные первымъ ударомъ, еще мечтали объ воз­ можности противостоять. Напрасно: упорное мужество сокрушило вс твердыни, и свобода Польши пала,—быть можетъ, надолго!

–  –  –

1-го се»тлбра.

Сегодня бы я уже могъ подать прошеніе объ отставк, если бы я въ состояніи былъ опредлить мою будущность; но иа это я не могу еще ршиться. Все, что я сдлаю, будетъ то, что напишу къ матери, сколько мн мало можно ожидать отъ моей службы и сколь велико мое денеж­ ное затрудненіе. Если бы ей удалось перезаложить Тригорское скоре, тогда бы можно было мн надяться получить тысячи дв, иначе же трудно мн будетъ что-либо получить теперь. Не понимаю, отчего Богу­ шевскій не шлетъ мн по сю пору тхъ, которыя у него остались. Скоро я буду въ большомъ затрудненіи. Служба между тЬмъ идетъ своимъ чередомъ; вчера былъ я ординарцемъ у свтлйшаго.

13-го ОБтабря.

На этихъ дняхъ пріхала изъ Петербурга давно ожидаемая Ольга Сергевна Павлищева. Я чрезвычайно обрадовался ея прізду, какъ ради удовольствія видть ее, такъ и потому, что съ нею я могу гово­ ритъ обо всхъ лицахъ, меня нкогда занимавшихъ въ Петербург. Она не перемнилась, сколько я замчаю; мила и забавна, какъ была прежде до своей болзни. Вечера у ней будутъ для меня врнымъ убжищемъ отъ Скуки.

–  –  –

У Павлищевыхъ я обдалъ вчера н провелъ остатокъ дня. Ольга мила, какъ всегда; но сегодня чтб буду длать?

’) Этихъ выраженіемъ я ве совсмъ еще доводовъ: оно, кажется, ве точно.

Я Помню, кахъ Пушкинъ, въ 28-мъ году, пеналъ онаго. Мы обивалась на какое-то другое слово, котораго теперь ве пони к» В. В.

–  –  –

27-го октября.

Вчера съ Ольгою Сергевной ходилъ я гулять въ Лазенки н Бель­ ведеръ; въ послднемъ убираютъ уже вс вещи и перевозятъ въ Пе­ тербургъ. Намъ показали, какъ самое любопытное, кровь генерала Жандра, оставшуюся на стнахъ, и его шляпу. Одинъ изъ нашихъ врноподданныхъ написалъ на стн, что онъ цловалъ и ту, и другую съ благоговніемъ.

Съ перваго взгляда оно кажется довольно смш­ нымъ—прикладываться къ крови Жандра, но разсудивъ, что онъ по­ гибъ какъ будто бы жертвою привязанности и врности, кровь его нкоторымъ образомъ смываеть пятна съ его характера и пробуждаегь сожалніе въ постороннее, зрител. Какъ Милорадовичъ, онъ умеръ на своемъ мст, на порог своего господина, сдлалъ все, что могъ лучшаго, хоть, можеть быть, и противъ воли; но такъ глубоко ве должно вникать въ причины нашихъ поступковъ.

1833 г.

Городъ Хелмъ. 19-го февраля (3-го марта).

Перечитывая варшавскій мои записки, родилось во мн отъ удоволь­ ствія, которое он мн доставили, снова желаніе продолжать ихъ. Не имя теперь на душ никакого дла (кром письма Языкову, которому я не отвчалъ съ августа, чтб мн да простить Всевышній!), а боле, чмъ нужно, свободнаго времени и при порядочномъ образ жизни, я съ наслажденіемъ берусь за перо, ибо оно будетъ часто выносить изъ настоящей Скуки меня въ область воспоминаній, въ которой всегда только цвтущее видишь.

Воскресенье, ІО часовъ утра.

Сейчасъ отправилъ я письма къ матери, сестр и Саш, въ отвтъ ва два, оть нихъ полученныхъ мною на прошлой недл. Болзнь Анны удерживала ихъ еще 4-го февраля въ Петербург, такъ что мать вынуждена была послать свое благословеніе на бракосочетаніе Саліи съ Беклешовымъ для того, чтобы не отсрочивать до Святой недли свадьбы.

Библиотека "Руниверс"520 A. H. ВУЛЬФЪ Я ЕГО ДНЕВНИКЪ.

Въ эту минуту должны быть вс уже въ Третейскомъ. Къ Франціусу я наконецъ тоже собрался съ силами н отвчалъ на два его письма отъ 1-го августа и 20-го ноября. Къ нему писать мн вовсе не шутка, отвыкнувъ совершенно отъ нмецкаго языка. Онъ чрезвычайно добръ ко мн, въ безпримрной снисходительности къ моей лни. Какъ ду­ шевно скорблю я о томъ, что дни его сочтены, и что столько высокихъ его способностей должны исчезнуть, какъ исчезаеть въ пространств пламя, слетая съ пепла! Желалъ бы еще разъ на него взглянуть и посмотрть, сколько тлесныя Немощи властны надъ нашимъ духомъ.

Рамъ—пишетъ онъ—женится и влюбленъ по-уши; этому человку, со­ вершенному прозаику, можно смло предсказывать все счастье въ жиэнв, на которое иметъ право честный, благоразумный и трудолюбивы!

гражданинъ. Прошло десять лтъ, какъ мы семеро постановили нашъ союзъ во имя Бога, чести, свободы и отчизны. Честь онаго при­ надлежитъ вся Франціусу: онъ насъ соединилъ и далъ направленіе юношескимъ нашимъ умамъ къ высокой цли добра. Съ того Времене я сталъ постигать благородное назначеніе жизни. Въ немъ одномъ себя­ любіе жизни не ослабило прекраснаго стремленія, и онъ, благороднй­ ш іе уже на краю могилы! Еще, быть можетъ, немного дней, и того.

кого я боле всхъ люблю (скажу, какъ Байронъ, всегда исключая пре­ красный полъ), уже не будетъ!

20го февраля. Полдевь.

Я нахожусь здсь въ город для поврки полковыхъ Счетныхъ книгъ. Он еще не готовы, и слдовательно, и Коммиссіи нашей нть еще никакого дла. Утро провожу я обыкновенно дома, читая что-ни­ будь (мемуары Байрона теперь); потомъ бродить по городу, обдаетъ у подполковника Булацеля, человка очень порядочнаго и ко мн бла­ госклоннаго, а вечеръ играешь въ карты — единственное утшеніе въ столь скучномъ мст, гд мы, праздно Живущій народъ, лишены всхъ способовъ къ развлеченій». Не будучи никогда игрокомъ азартнымъ, я если и не сдлался теперь имъ, но все усплъ проиграть 900 рублей по той причин, что, кром рдкаго несчастья, которое я всегда имлъ (исключая однажды въ жизнь, подъ Заносамъ, гд я шутя сорвалъ 36 банковъ сряду и на 39-мъ почти все проигралъ назадъ), я и мало опытенъ въ расчет игры. Такой образъ жизни не только вовсе не Пріятенъ, но даже и вреденъ здоровью. Коль скоро земля немного Про­ сохнетъ, то я намренъ много ходить, хотя безъ какой-либо цли я п не люблю этого длать.

Изъ Варшавы выхалъ я довольно удачно. Потерявъ надежду полу­ чить тамъ деньги, не видя возможности безъ большихъ непріятностей, то-есть, занимая у пріятелей деньги, доле такъ существовать, слъ я

Библиотека "Руниверс" A. H. ВУЛЬФЪ И ЕГО ДВЕВЕВКЪ. 521

въ отправляощуюся оттуда вовую Коляску Плаутвва, дланную подъ моихъ надзоромъ, и пустился въ путь. Съ Варшавой мн не быдо очень трудно разставаться, потому что, кром Льва Пушкина п Ольги Сергевны, да еще добраго обда у старика Chovot, ничего для меня тамъ не быдо Привлекательнаго. Всхъ трогательное была моя разлука съ Ольгой, тмъ боле, что ей она была совершенно неожиданною, почему при ней она и выказала боле свое дружеское благорасположеніе ко мн, чмъ бы она его сдлала въ другомъ случа, но все не столько, сколько я бы желалъ въ ней найти, ибо я ее очень люблю.

Посл долгой нершимости и внутренняго боренія между убжде­ ніемъ невыгоды продолжать мн службу и заманчивыми надеждами на будущее, которыя нкоторымъ образомъ подкрплялись вроятностью въ непродолжительное!!! получить нсколько чиновъ (у насъ выбыло въ короткое время много офицеровъ изъ полка, и лучшіе, къ сожалнію), разсудокъ мой одержалъ верхъ, и декабря 1-го дня я подалъ прошеніе объ отставк. Скоро посл того я получилъ отъ матери письма, въ ко­ торыхъ она проситъ меня остаться служить; если бы они не проходили долгое время, какъ деньги, то вроятно, ихъ бы было достаточно, чтобы остановить меня. По теперь все кончено, чему я очень радъ, тмъ боле, что по послднему письму матери вижу. что она не иметъ намренія, какъ я вто ей предлагалъ, остановить въ Петербург ходъ моего проше­ нія. Вс мои надежды и планы основываются теперь на томъ, чтобы хоть мсяца черезъ три моя отставка вышла, и мн бы выслали столько денегъ къ тому времени, чтобы благопристойно можно возвратиться во­ свояси, а не блуднымъ сыномъ. Хотя съ нкотораго времени и роди­ лось во мн желаніе пошататься по свту образованному и необразо­ ванному, но я не смю предаваться оному, не видя никакой возможно­ сти къ исполненію онаго.

При такомъ образ жизни, скучномъ и безцвтномъ, какъ мой съ тхъ поръ, какъ я здсь въ Хелм, мерзкомъ городишка, гд даже недостатокъ чрезвычайный въ квартирахъ для насъ, были для меня Мура «Переписка и записки о Байронъ» Драгоцнность«». Всегда по­ читалъ я и любилъ преимущественно этого Пвца, какъ величайшаго генія, но съ тхъ поръ, какъ Муръ раскрылъ передо мною съ величай­ шимъ искусствомъ жизнеписателя, которое при первомъ взгляд же бросается въ глаза, всю жизнь его и показалъ характеръ его со всхъ сторонъ, во всхъ положеніяхъ ея жизни и въ постепенномъ измненіи онаго, то сдлался я даже пристрастнымъ обожателемъ его слабостей въ такой же мр, какъ любишь недостатки своей любовницы. Я, ка­ жется, теперь совершенно понялъ этотъ великій духъ (довольно само­ надянно) и узналъ всю прелесть, какъ наружную, тлесную, такъ и нравственную его. Кажется, будто бы я вмст съ нимъ жидъ,— такъ

Библиотека "Руниверс" A. H. ВУЛЬФЪ П ЕГО ДНЕВНИКЪ.

живо я себ представляю его образъ жизни, его привычки/ Странности.

Даже умственное бытіе его, то, чтб мучило и услаждало духъ его твор­ ческій, какъ поэта и какъ простого человка, Стремящагося къ истин­ ному и Идеальному, постигъ я, и какъ обыкновенно это случается, свряя съ своими идеями, находилъ часто сходными, вроятно потому, что прежде, быть можетъ, почерпнувъ ихъ отъ него же, присвоивъ себ, считалъ за собственныя. Всю Турецкую войну возилъ я его тво­ ренія съ собою,—теперь же они будутъ со мною неразлучны! Наполеонъ и Байронъ заключаютъ въ себ все великое, что я знаю.

–  –  –

Прочитавъ Байрона, я взялъ Руссо, котораго я не знаю. Жаль, что и самое изданіе отнимаетъ охоту его читать: такъ мелки буквы, что трудно глазамъ читать. Не знаю, буду ли имть теперь терпніе дочи­ тать его «Элоизу»: это будетъ третій опытъ!

–  –  –

Я былъ въ 20 лтъ Хватомъ, слылъ забіякою (чего тогда н желалъ, но будучи имъ никогда), пилъ также въ свое время изъ удальства, по­ томъ волочился за женщинами, какъ франтъ. Наконецъ, оставалось мн испытать только игру, чтобы заключить курсъ моей молодости, что те­ перь я, кажется, и длаю. Не имя съ природы пылкихъ страстей, тмъ боле, что съ молодости я въ достоинство ставилъ ихъ обуздывать, не зналъ я страсти къ игр. Теперь вижу я, что отъ праздной жизни можно легко ее получить, и что она можетъ сдлаться самою сильною.

Никакая игра не доставляетъ столь живыхъ и разнообразныхъ впечатл­ ній, потому что совершенно неопредленна, неограниченна, что во время самыхъ большихъ неудачъ надешься на тмъ большій успхъ, или просто въ величайшемъ Проигрыш остается надежда, вроятность выигрыша. Это я слыхалъ отъ страстныхъ Игроковъ, напримръ, оть Пушкина (поэта), и теперь я признаю справедливость его словъ. Вчера я былъ л въ игр чрезвычайно счастливъ: для перемны попробовалъ метать банкъ п выигралъ 150 рублей; сегодня утромъ тоже выигралъ.

–  –  –

Услужливая лнь породила во мн престранную мысль не писать къ Языкову, пока не получу отставки. Но я ее съ негодованіемъ отвергаю, какъ недостойную чувствъ моихъ къ любезному Николаю Михай

–  –  –

Все, чт0 я былъ въ выигрыш, рублей 160, проигралъ я вчера опять.

Поставлю себ за правило каждый день ограничивать проигрышъ извстною суммой. Сегодня день прекрасный; я воспользуюсь имъ окон­ чить къ Языкову письмо. Ясная погода длаетъ и нашъ духъ Свтле.

Я читаю теперь знаменитый «Contrat socinl» Rousseau, который во мн родилъ мысль, что частныя лица, коихъ имущество (земля п пр.) уступается однимъ государствомъ другому, должны бы имть право тре­ бовать Вознагражденія за переходящія въ другое владніе ихъ земли отъ того, въ пользу чью сія уступка длается, разумстся, только въ такомъ случа, когда они не пожелаютъ переходить и сами съ ихъ соб­ ственностью, чті» всегда должно быть предоставлено ихъ произволу.

1-го карта. Среда.

Чтеніе мое теперь ограничено твореніями Байрона и Руссо. Я началъ сочиненія послдняго съ политики, съ «Contrat social» («Условіе обще­ ства»), который я нахожу достойнымъ славы своей. Въ Байроновомъ «Пророчеств Данте* остановился я на мысли, что тотъ, кто входитъ гостемъ въ домъ тирана, становится его рабомъ. Она сказана въ пред­ остереженіе поэтамъ-лауреатамъ, которыхъ Байронъ очень не жалуетъ.

Онъ повторяетъ часто, что великимъ поэтомъ можетъ только сдлаться независимый. Мысля объ этомъ, я разсчитывало, какъ мало осталось вроятностей къ будущимъ успхамъ Пушкина, ибо онъ не только въ милости, но и женатъ.

2-го марта.

«Должно избгать случая, въ которомъ обязанности въ противорчіи съ нашими выгодами», говоритъ Руссою Правило столь же истинное, какъ и то, что несчастье другихъ не вселяетъ въ насъ столь живого участія, чтобы тотчасъ не видть въ немъ собственныхъ выгодъ своихъ, если он отъ онаго могутъ произойти.

3-го марта.

Вчера я немного отыгрался: я выигралъ сотню рублей. День цлый я провожу, читая Руссо; для перемны—я за‘его «Исповдыо* теперь.

Молодость его была такова, что ожидать было нечего отъ него! Безраз

–  –  –

судность, непостоянство, слабость характера не поставили бы его на степень величайшихъ писателей своей страны и не сдлали бы пропо­ вдникомъ истины и свободы, если бы не раннее разстройство здоровья, которое ограничило дятельность его духа однимъ направленіемъ къ ученью п, уыривъ пылъ его страстей, сдлало ихъ постоянне.

8-го карта.

Есть у меня въ голов дв мысли, коихъ Пластически я никакъ ве могу выразить. Одна, которая родилась, мн кажется, изъ девиза Бай­ рона: «Croys Byron»—«врь мн»; другая, кажется,—плодъ собствен­ наго размышленія: «измняясь я усовершенствоваюсь»; послдняя да­ же не полно выражается. Чтб избрать символомъ первой? Чтб въ этомъ мір вещественномъ признано можетъ быть за неизмнное? Одно разв цлое, то-есть, весь міръ, вся природа. Другая же тогда задача бытіе всего человчества еще мене способна къ изображенію чмъ-либо Ве­ щественнымъ, когда она есть только понятіе невыразимое, точно такъ же, накъ Божество, коему другого не могли дать имени, какъ Сый, Сущі й и пр. Вотъ два эпиграфа, которые я имю дерзость, надмен­ ность выбрать для себя. Если первымъ я слишкомъ много отъ другихъ требую, то-есть, вру въ меня, то вторымъ я, по крайней мр, показывая», что знаю, къ чему я долженъ стремиться; длаю ли я, или нтъ—это уже другой вопросъ.

4-го марта.

Изъ секретныхъ предписаній Ридигера, вслдствіе сообщеній графа Витта, командующаго Царствомъ на время отсутствія Паскевича, видно, что поляки, находящіеся теперь въ разныхъ странахъ и частяхъ свта, не оставили намренія какими бы то ни было средствами (отъявленные либералы не разборчивы въ выбор ихъ) противодйствовать пра­ вительству русскому, хотя бы сіе и привело къ конечному разоренію края и уничтоженію послдней самобытности Царства. Сіи револющонисты точно также, кажется, далеки отъ истиннаго либерализма въ сво­ ихъ понятіяхъ, какъ и въ поступкахъ. Только народъ, достигшій извст­ ной точки просвщенія, можетъ пользоваться истинною гражданскою свободою. Польша весьма далека оть оной. Созрвшій народъ никогда не оставался въ рабств и невол: тому нтъ примра въ исторіи.

Преждевременный же попытки только удаляютъ отъ Желаннаго вре­ мени. Ридигеръ пишетъ, что 20-го марта (вроятно, новаго счисленія), схваченъ былъ нкто Джевицкій, офицеръ извстнаго прежняго 4-Го линей­ наго полка, перебравшейся изъ Галиціи подъ видомъ ремесленника н

Библиотека "Руниверс" A. H. ВУЛЬФЪ И ЕГО ДНЕВНИКЪ. 525

который вскор отравился, не сдлавъ никакихъ показаній. Но отъ другого захваченнаго, унтеръ-офицера прежнихъ войскъ, и изъ перепи­ сокъ поляковъ, находящихся за границею, узнали, что онъ, Джевицкій, прибылъ изъ Франціи съ намреніемъ образовать шайки партизановъ, которыя, скрываясь въ лсахъ, старались бы по возможности вредить русскимъ и бунтовать край и наводнить ими все Царство. Съ 25 че­ ловками ему и удалось прорваться въ Сандомирское воеводство. Дру­ гая партія, подъ командою капитана Вревскаго, должна была дйство­ вать въ Краковскомъ. Въ Люблинскомъ также намревались нару­ шить спокойствіе. Въ непродолжительномъ времени сіи показанія п оправдались: въ Ловчинскомъ обвод Мазовецкаго воеводства показа­ лась шайка, начавшая свои операціи забираніемъ у жителей скота, хлба и т. под. Въ Люблинскомъ, въ лсахъ около Янова, показалась другая и взяла направленіе на М. Быхово и Писки, пробираясь л­ сами, коими покрыто все сіе пространство. Наконецъ, полагаютъ, что и въ Бловжской Пущ, въ Гродненской губерніи, должна скрываться таковая же. Изъ всего этого заключаетъ правительство, что злоумыш­ леніи» въ этихъ частныхъ нарушеніяхъ спокойствія слдуютъ общему Предначертанію, и что скопища сіи состоятъ въ связи одно съ другимъ, почему и приказано Усугубить со стороны воинскихъ чиновъ наблюденіе за всмъ, чт0 происходить въ мстахъ расположенія войскъ, и вс мры предосторожности противъ неожиданныхъ случаевъ, особенно въ продолженіе наступившихъ праздничныхъ дней, въ кои жители, Соби­ рающееся вмст, боле подвержены злонамренныхъ внушеніямъ, не­ жели въ обыкновенное время. Полиціи предпнсаяо строго разсматри­ вать Паспорты вновь прибывающихъ изъ-за границы ремесленниковъ и художниковъ, ибо извстно, что съ таковыми многіе изъ удалившихся за границу возвращаются назадъ. Даже многіе съ намреніемъ вступали въ ученіе разнымъ ремесламъ или въ фабрики, чтобы отъ оныхъ по­ лучить виды, подъ коими, не обращая на себя подозрнія правитель­ ства, проникнувъ въ Царство, ямъ бы возможно было дйствовать на умы. Вотъ планъ, сознаться должно, весьма остроумно Придуманный, но приведетъ ли онъ къ желаняой цли? Весьма сомнительно. Когда цлый народъ, возставшій единодушно, не могъ противостоять, то чего надются нЬсколько сотенъ людей, не имющихъ ничего, кром жизни своей, которую не знаютъ, чмъ поддерживать, и чтб изъ нея сдлать.

–  –  –

Я прочиталъ трагедію Хомякова «Ермакъ». Въ ней казаки-разбойники, завоеватели Сибири, говорятъ языкомъ семейства Атридовъ во французской трагедіи. Самъ Ермакъ—какой-то унылый мечтатель, ко

–  –  –

торый въ длинныхъ ионологахъ, подъ блднымъ сіяніеиъ луны, все вздыхаетъ объ минувшихъ лтахъ молодости, угнетенъ проклятіемъ отца н разлукою съ любовницею своею. И эта любовь даже'не при­ даетъ никакой занимательности ходу піесы, которая тянется безконеч­ ными монологами, хотя и писаннымн хорошими стихами, но не мене того утомительными. Какъ въ нервомъ опыт молодого писателя, нельзя въ трагедіи его искать ярко очерченныхъ характеровъ, ни искусства въ ход драмы. Такія произведенія у насъ не первыя въ своемъ род:

Ростовцевъ, Катенинъ дарили насъ такими же. Говорятъ, Хомяковъ пишетъ теперь «Самозванца»: въ этомъ предмет онъ найдетъ боле способовъ.

Еще прочелъ я исторію послдней турецкой войны Валентини;

онъ поторопился съ нею, написавъ ее по однимъ офиціальнымъ до­ несеніямъ и по запискамъ, весьма краткимъ, одного офицера, вроятно, длавшаго одну кампанію 1828 года и, кажется, находившагося при Евгеніи Виртембергскомъ, ибо одни только дйствія 7-го корпуса, ко­ торый принцъ принялъ подъ Шумлою отъ Воинова, разсказаны по­ дробно, остальныя же происшествія обихъ кампаній автору, видно, были извстны по однмъ газетнымъ реляціямъ, которыя всегда недо­ статочны и рдко справедливы бываютъ. Общій же взглядъ на войну его, несмотря на то, вренъ и довольно безпристрастенъ, то-есть, не скрываетъ ошибокъ нашихъ полководцевъ. Мысли его объ образ войны съ турками весьма основательны, и по всему видно, что онъ говорить объ предметахъ, которые не только что самъ видлъ, но на кои гля­ длъ глазами человка, знающаго свое дло.

23-го апрля. Воскресенье.

Сейчасъ получилъ я прискорбное извстіе, что Франціусъ скончался, прежде полученія моего послдняго письма, еще прошлаго декабря 6-го дня! Итакъ, совершилось то, чего я уже давно страшился, о чемъ я скорблъ душевно прежде, чмъ неизбжное исполнилось! Прекрасвйшес и благороднйшее существо, коего чистый духъ, кажется, ничмъ земнымъ не былъ омраченъ, прошелъ своею чередою, и какъ упавшая звзда посл себя только на нсколько минутъ въ паденіи блеститъ, такъ и память объ немъ, быть можетъ, только недолго проживетъ въ памяти его друзей и потомъ исчезнетъ въ общемъ мрак. Я не встр­ чалъ еще человка, который такъ пламенно, какъ онъ, любилъ истину, все высокое и изящное, въ которомъ бы лта жизни, обычный быть, опытность, Пріобртаемая ежедневными обманами, физическія наконецъ страданія, которыя ежедневно, видимо, вели его къ ранней могил,—

Библиотека "Руниверс" A. H. ВУЛЬФЪ К ЕГО ДНЕВНИКЪ. 527

такъ мало ослабили его стремленія къ Идеальному. Этотъ цвтъ моло­ дости нашей былъ неизмннымъ качествомъ его пламенной души. Какъ человчество вообще столь же пламенно, съ такимъ же самоотверже­ ніемъ любилъ онъ каждаго изъ своихъ друзей. Эту чувствительную прекрас­ ную душу озарялъ свтлый и мощный духъ. Познавъ истину, онъ везд нсповдовалъ оную, смло и мужественно возставалъ за оную не только противъ частныхъ лицъ, но даже противъ самовластнаго общаго мннія.

Такъ въ университет не Усумнялся онъ, собравъ около себя нсколько человкъ (въ число коихъ благосклонная судьба и меня ввела), возстать противъ всего университета, распавшагося на землячества и ордена— вчная причина междоусобной ненависти, вражды и буйства студентовъ не только во время академической ихъ жизни, но переходящихъ и въ гражданскую позднюю,—и проповдать первыя истины, либеральныя идеи, недавно возникшія въ германскихъ университетахъ, клонящіяся къ тому, чтобы распространить истинное образованіе и искоренить въ юношеств направленіе къ буйству и разврату. Какъ всякое возстаніе противъ общихъ пороковъ общества никогда безъ возмездія съ его сто­ роны не остается, такъ и здсь оно мстило клеветою на его характеръ, которая сколько бы Лжива ни была, но всегда намъ вредитъ; зависть назвала его буйнымъ и развратнымъ за то, что онъ искалъ слишкомъ много, быть можетъ—обыкновенную жизнь возвысить до идеальной. Но она безсильна была оспорить его умственныя рдкія способности. Самые непріятели его соглашались въ обширности дарованій, коими природа его украсила: онъ обладалъ умомъ врнымъ, быстрымъ и обширнымъ, и пріятныя пламенныя свои чувства изъяснялъ онъ всегда съ увлека­ тельнымъ краснорчіемъ равно перомъ, какъ и въ благоразумной рчи своей. Въ обществ студентовъ, Пирующихъ на вками освященныхъ своихъ празднествахъ или бесдующихъ объ знаніяхъ, ежедневно прі­ обртаемыхъ каждымъ изъ нихъ, былъ онъ всегда душою всеоживляющею, веселя блистательнымъ остроуміемъ и сатирою, иногда очень дкою, но никогда съ намреніемъ обиды. Божественный даръ позіи согрвалъ его душу; онъ плъ, и псни его такъ-же чисты были, какъ она. Многія изъ его произведеній (которыя теперь выдаются въ свтъ) имютъ много Лирическаго достоинства; почитатель Шиллера, онъ и былъ счастливымъ его послдователемъ. Наружность его была привлекатель­ ная; ростъ имлъ средній, очень стройный, прекрасную голову съ тем­ норусыми кудрявымп волосами и лицомъ, полнымъ жизни и выраженія въ голубыхъ его глазахъ и прекрасно Очерченномъ рт, въ опредлен­ ныхъ, чистыхъ формахъ коего можно было узнать ршительный, живой и смлый его духъ.

Вотъ нкоторыя отличительныя черты блистательийшаго созданія, которое я зналъ. Встрча съ таковымъ показала мн, что есть въ мір

Библиотека "Руниверс"528 A. E. ВУЛЬФЪ И ЕГО ДНЕВНИКЪ.

люди, коихъ дйствія не основаны на одномъ себялюбіе о ченъ бы я безъ того долго сомнвался. Рамъ пишетъ мн, что и въ послднія ми нуга своей жизни онъ вспоминалъ обо мн и завщалъ мн дружескій поклонъ. Вотъ лучшее доказательство, какъ онъ любилъ своихъ друзей, п свжести его души, которая при гроб еще сохраняла впечатлнія, многими лтами ослабленныя. Душевно сожалю я о томъ, что судьба не свела меня еще разъ съ нимъ: онъ бы передалъ мн снова много прекрасныхъ, возвышенныхъ идей; его бы пламенемъ согрлась п моя Хладющая отъ ежедневнаго опыта грудь, я бы освжился духомъ.

29-го апрля.

Въ послднемъ нумер «Инвалида» читалъ я объявленіе о выход въ свтъ стихотвореній H. М. Языкова. Врно, цензура много подстригла кудрей у его студенческій вольнолюбивой музы. Воейковъ хвалитъ его самобытность, но сожалетъ только, что онъ не Вос­ пваетъ, какъ французы, воинскихъ подвиговъ Христолюбиваго на­ шего воинства. Истинный издатель Военныхъ Вдомостей! Прошу уго­ дить всмъ: одинъ хочетъ торжественныхъ Одъ, другой—позмъ народ­ ныхъ оригинальныхъ, третій—историческихъ драмъ! Любопытенъ я ви­ дть, чмъ насъ подарилъ мой лнивый пвецъ. Не напишетъ лп мн онъ что-либо въ отвтъ на мое посланіе къ нему?

3-го (15-го) мая.

Я читаю теперь исторію Франціи Royou, сочиненіе весьма обык­ новеннаго разряда. Повствованіе довольно скучное очень не Занима­ тельныхъ событій первыхъ вковъ существованія Франціи. Она напи­ сана безъ всякаго общаго взгляда на событія и на людей, а только не что иное есть, какъ повствованіе объ сраженіяхъ, кой-гд распещренное анекдотами. По времени (1819 годъ), въ которое это сочиненіе издано, его можно назвать очень запоздалымъ: вкомъ бы назадъ оно было въ своемъ мст на ряду съ сочиненіями Ролленя, Миллота, Шрекка и другихъ. Давно не читавъ ничего историческаго и никогда— вполн подробную исторію Франціи, я читаю ее теперь съ удоволь­ ствіемъ.

5-го (17-го) мая.

Не ошибся я въ моемъ предположеніи, что мать только общала писать, а, врно, не исполнитъ: вотъ прошла и другая почта, а об­ щаннаго письма нть. Къ счастію, въ «Инвалид» нтъ -еще и моей отставки.

–  –  –

Горный кадетскій корпусъ переименованъ въ Горный институтъ, и у воспитанниковъ отмнены кивера, тесаки и пр.; весьма благоразум­ ное преобразованіе. Отдать должно полную справедливость, что мры, принимаемыя правительствомъ при преобразованіяхъ по всмъ частямъ государственнаго управленія, всегда клонятся къ явной польз, сообразны съ цлью, которой желаютъ достигнуть и мене, чмъ прежде, нахо­ дятся подъ вліяніемъ солдатизма.

15-го мая.

Сегодня получилъ неожиданное письмо отъ Языкова, письмо, меня Не­ сказанно радующее, хотя, по привычк своей, онъ и мало говоритъ про себя. Извщая о выход изъ печати своихъ стихотвореній, общаетъ выслать мн экземпляръ оныхъ въ»память нашей студенческій жизни.

Онъ все еще не иметъ осдлости и будто бы отъ того ничего значи­ тельнаго не предпринимаетъ; меня же благословляетъ на мирную жизнь.

16-го (28-го) мая. Вторникъ.

Жаль, чти Николай Михайловичъ, мой вселюбезнйшій (его выраженіе въ послднемъ письм) пвецъ, не берется ни за чтб Дльное, а вотъ, лтъ десять уже, все общаетъ только: публика ожидала многаго отъ него, но кажется, все обманываясь въ своихъ надеждахъ, охладла къ нему примтно. Журналисты давно перестали его ласкать н частенько бранить его студенческую музу. Пора, пора! Не то—такъ пройдетъ мо­ лодость, а съ нею и вдохновенье. Онъ говоритъ, что, врно, мн на­ скучила такъ-называемая поэзія военной жизни, и правъ въ атомъ, даже въ такой степени, какъ я не ожидалъ отъ него, не видавшаго этой поэзіи. Я вижу давно уже, что поэзія живетъ въ нашей душ, а не въ п р ед м ет а х ъ такъ-называемыхъ поэтическихъ. Пламенное воображеніе облечеть каждый въ изящный идеальный образъ тогда, когда холодное видитъ только одно, такъ сказать, чувствами и разсудкомъ осязаемое.

Часто даже воспоминаніе сильне на насъ дйствуетъ, чмъ самый предметъ онаго.

–  –  –

ріи этого времени. Хорошъ также и г. Неккеръ! Наполеонъ справед­ ливо назвалъ его главнйшимъ участникомъ н причиною революціи.

Всего забавне въ моемъ почтенномъ исторіографъ, что царствованіе послдняго, Наполеона, онъ вовсе не признаетъ.

18-го мая.

Утромъ читали мы съ Шедевромъ романы, а именно: «La tour de Montlehry» par Suger, историческій романъ ХІІ столтія, довольно зани­ мательный тмъ, что выведены въ немъ на сцену извстныя лица того времени, напримръ, Элонза, и нсколько очерковъ нравовъ того вре­ мени.

Государь, осматривая войска 1-го пхотнаго корпуса, былъ до такой степени недоволенъ 1-ю гусарской) дивизіей за незнаніе своей обязан­ ности офицерами (верховой зды), что на мст смотра у начальника дивизіи, генералъ-маіора Ланского, отнялъ оную, точно также н смнилъ одного изъ полковыхъ командировъ, на мсто котораго назначенъ прі­ ятель мой Кусовниковъ. Такая строгость заставила и нашихъ генераловъ подумать объ зд офицерской. Остальными войсками, въ томъ числ и гренадерами, которыхъ смотрлъ въ Луг и Псков, государь былъ очень доволенъ.

13-го іюня.

Прочитавъ г. Рою, одного изъ несноснйшихъ историковъ ны­ ншнихъ временъ, какихъ я читывалъ когда-либо, заступника всего, что только было близко престолу, еще боле, кажется, іезуитовъ, и цер­ ковнаго самовластія (еократіи) и противннка всего, чтб только есть ли­ беральнаго,—теперь же нашелъ я у Булацелн «Les Ruines» Вольнея.

совершенно противоположное въ разсужденіи о происхожденіи и разви­ тіи религіозныхъ идей: этотъ выводить не только, что происхожденіе всхъ врь есть общее, одинаковое, но даже и то, что ни одна изъ нихъ, самая христіанская, не основана на такъ-называемомъ «открове­ ній». Онъ такъ же объясняетъ, какъ и Dupuis, сочинитель «Origines de toutes les cultes», что христіанство есть сабеизмъ, почитаніе солнца, составленный изъ миологіи египтянъ, индйцевъ, послдователей Зердуша или Магонъ, а жизнь Христа—аллегорическое описаніе годичнаго теченія солнца.

–  –  –

Пушкина, украшеніемъ ныншней нашей литературы, довольно врною Картиною нравовъ, а для меня лично—источникомъ воспоминаній весьма пріятныхъ по большей части, потому что онъ не только почти весь написанъ въ моихъ глазахъ, но я даже былъ дйствующимъ лицомъ въ описаніяхъ деревенской жизни Онгнна, ибо она вся взята изъ пребы­ ванія Пушкина у насъ, въ губерніи Псковской. Такъ я, дерптскій сту­ дентъ, явился въ вид геттингенскаго подъ названіемъ Ленскаго; лю­ безныя мои Сестрицы суть образцы его' деревенскихъ барышенъ, и чуть не Татьяна ли одна изъ нихъ. Многія изъ мыслей, прежде чмъ я прочелъ ихъ въ «Онгин», были часто въ бесдахъ глазъ на глазъ съ Пушкинымъ, въ Михайловскомъ, пересуждаемы между нами, а посл я встрчалъ ихъ, какъ старыхъ знакомыхъ. Такъ въ глазахъ моихъ написалъ онъ и «.Бориса Годунова» въ 1825 году, а въ 1828 чи­ талъ мн «Полтаву», которую онъ написалъ весьма скоро—въ недли три. Лто 1826 года, которое провелъ я съ Пушкинымъ и Языковымъ, будетъ всегда мн памятнымъ какъ одно изъ прекраснйшихъ. Послд­ ній ознаменовалъ оное и пребываніе свое въ Тригорскомъ прекрасными стихами и самонадянно прорекъ, что оно Изъ рода въ родъ, Какъ Драгоцнность, перейдетъ, Заве Языковыыъ воспто.

14-го (26-го) іюія.

Прочелъ я теперь дв драмы Гете: «Тассо» я «Незаконная дочь». Первая иметъ свое Достоннство, какъ живое изображеніе восторженной страсти поэта и своенравія его; къ тому же въ ней выска­ зано прекрасно много истинъ. Вторая же пьеса такъ слаба, что едва находить въ себ терпніе ее дочитать: просто, это одни возгласы, де­ кламація. Трудно узнать въ ней первостепеннаго поэта Германіи.

22-го іюля.

Моя отставка вышла! Принесъ сейчасъ Мануйловъ мн радост­ ное извстіе, и вс заботы мои кончились; настали другія, только боле утшительныя. Не могу опомниться отъ радости.

24-го іюля. Понедльникъ.

Вслдъ за полученіемъ моей отставки началиоь поздравленія моихъ сослуживцевъ съ оною. Пріхалъ ко мн мой бывшій эскадронный ко­ мандиръ Аминовъ, съ нимъ Голубининъ. Пили чай, а посл онаго уго­ стилъ я ихъ емною, симъ напиткомъ благороднымъ, прославленнымъ Пушкинымъ и Языковымъ.

Библиотека "Руниверс"532 A. H. ВУЛЬФЪ В ЕГО ДНЕВНИКЪ.

29-го Іюл.

Булацелю вздумалось третьяго дня вдругъ пригласить меня създить съ нимъ въ Грубешовъ, и я, которому такъ трудно отказывать, согла­ сился съ нимъ хать, несмотря на то, что очень не люблю поздки. За мое снисхожденіе я и былъ награжденъ, во-первыхъ тмъ, что Шепелевъ отдалъ мн небольшой должокъ, а во-вторыхъ, что у него прочелъ зна­ менитаго Бальзака, коего по сю пору зналъ только по слуху. Неболь­ шая повсть его «La Vendetta» передо мною оправдала его европей­ скую славу. Слогъ его истинно превосходный и мн показался выше всего, что я ни читалъ изъ ныншнихъ и прежнихъ произведеній фран­ цузскихъ писателей.

–  –  –

ботъ, наконецъ, посл долговременной скитающейся жизни въ Холм.

Люблин и самой Варшав гд я уже живу другую недлю,—первая мннута свободная для меня, что я могу помыслить, опомниться и сооб­ разить все Случившееся со мною въ продолженіе трехъ недль, какъ я странствую.

–  –  –

...Все это время шатаюсь по лавкамъ, закупая разныя разности моего новаго убора. Теперь ожидаю я отъ Портного платье, такъ что я сегодня буду въ первый разъ одтъ въ партикулярное платье. Посл пятилтней военной жизни кочевой, цыганской я возвращаюсь снова въ общество людей съ удовольствіемъ, безъ сожалнія о томъ, чтб оставляю. Мн должно, по крайней мр, благодарить за то судьбу, что каждая пере­ мна моего образа жизни была Добровольная, своевременная, въ кото­ рой я досел еще не раскаивался, начиная отъ студенчсскаго значка до чина штабсъ-ротмистра, мною нын добытаго, если не кровію, то такою жизнью, которая много оной портить.

9-го сентября (н. с.).

...Ольга СергЪевна, повидимому, ко мн очень благорасположена: это видно не только изъ всего обращенія ея со мною, но еще боле по до­ вольно забавному предложенію, которое она мн недавно сдлала: она просила меня какъ можно боле публично з а н и м а т ь с я ею по той причин, что въ Варшавскомъ кругу ея знакомыхъ говорятъ, что будто бы она кокетничаетъ съ однимъ юношею—г. Софіано, который, кажется, влюбленъ въ нее.

–  –  –

Левъ—все тотъ же, свою скуку мыкающій въ Саксоп 'конъ саду или Розмайтостяхъ и, къ несчастію, въ совершенномъ безденежь. Онъ имлъ неосвовательвость проиграть не только вс деньги, которыя онъ полу­ чилъ отъ отца п занялъ отъ другихъ, но даже боле, чему трудно помочь.

5-го сеитября.

...Прочелъ я теперь нсколько повстей Eugne Sue, знаменитаго Со­ чинителя «Саламандръ!», которую все не могу я прочесть еще. Нкоторыя изъ этихъ повстей имютъ свое достоинство, какъ свжее, живое изобра­ женіе страстей необузданныхъ.

22-г сеатября.

...Войска, занимающія Царство Польское, собраны теперь почти вс около Модлина, для маневровъ. Сегодня ожидали туда и государя, воз­ вращающагося съ конгресса, о коемъ ничего я не знаю основатель­ наго. Этотъ проздъ инкогнито черезъ Царство Польское занимаетъ теперь вс умы, и мннія объ ономъ несходны весьма. Одни находятъ, что онъ хорошо длаетъ, осматривая свои войска, а не обращая вни­ манія на жителей; другіе не согласны въ томъ и думаютъ, что Непри­ лично Николаю таиться отъ своихъ подданныхъ; явивъ же себя имъ, должно облечь себя въ милость и разлить около себя одно благотво­ реніе, показать себя народу истиннымъ солнцемъ, все оживляющимъ.

Прибытія его въ Модлинъ ожидали вчера; неизвстно ма, исполни­ лось ля ожиданіе. Сегодня имлъ быть смотръ войскамъ. Погода ему, по крайней мр, не благопріятствуетъ: она стоитъ совершенно осенняя, дождлива и туманна.

12то (24-го) сентября.

...Вчерашній «Курьеръ Варшавскій» возвстилъ жителямъ кичлнвой Варшавы, что «наияснйшій цесаржъ и круль» прибылъ 10-го (22-го) числа въ Модлинъ, что 11-го числа (вчера) назначенъ былъ смотръ войскамъ, тамъ находящимся, а сегодня—маневры. Это извстіе слдо­ вало бы, по моему, напечатать не просто, какъ о пріхавшемъ какомълибо шляхтич, а огненными буквами: такъ важно должно быть это событіе для жителей сего Царства. Варшав же всей, всей слдо­ вало бы къ нему выйти съ повинною головою—отъ перваго сенатора Царства до послдней обитательницы улицы Фурманской. Врно бы это умалило его грозное чело. Разсказываютъ, что въ Калиш встртилъ народъ его съ колноиреклоненіемъ, что, принимая генералитетъ, онъ

Библиотека "Руниверс" Л. В. ВУЛЬФЪ И ЕГО ДВЕВНПКЪ.

былъ съ впмъ чрезвычайно ласковъ, но про Варшаву сказалъ онъ Пан­ кратьеву, что она «не стоитъ того. чтобы ему въ ней быть».

Такая фарса, какъ этотъ выходъ съ хлбомъ и солью, могъ бы много принести пользы. Народъ, вообще всякая толпа, такъ глупа, что. твердя ей одно, можно уврить въ томт даже, что противно истинному образу ея мыслей. Если бы ей (толп) чаще твердили, что она любитъ своего монарха, то она бы и поврила этому, особенно, когда бы къ этому при­ соединить дв-три высочайшихъ улыбки, которыя всегда имютъ чарующую силу. Странно, что правительство, употребляя столько людей на то, чтобы наблюдать за общественнымъ мнніемъ, чтобы отыскивать каждую сказанную глупость, такъ мало заботится о томъ, чтобы управ­ лять этимъ общественнымъ мнніемъ. Это, мн кажется, было бы ве только легче, но и полезне; мене было бы случаевъ длать людей несчастливыхъ, да и самое ремесло было бы чище, слдственно, н луч­ шихъ бы людей можно бы было на оное употреблять. Судьба столь мно­ гихъ но была бы въ рукахъ столь низкихъ, коимъ по невол пра­ вительство должно отдавать на жертву.

...У меня теперь послдній романъ Вальтеръ Скотта: «Опасный за­ мокъ». И въ немъ видна широкая и могучая кисть романиста, но мн кажется, что уже въ ней мене жизни, мене свжести и яркости въ краскахъ, что все подернуто тмъ же туманомъ, подъ коимъ и въ по­ всти многое длается. Въ описаніяхъ же подробностей и лицъ онъ— все тотъ же.

13-го (25-го) сентября.

Вчера въ 4 часа пополудни государь былъ здсь, то-есть, въ здш­ ней цитадели, осмотрвъ которую и войска, составляющія гарнизонъ городской, отправился въ дальнйшій путь—въ Брестъ-Литовскій. Пред­ ставленныхъ ему членовъ правленія здшняго принималъ онъ очень ласково, и они остались очень довольными симъ пріемомъ. Красотою его не могутъ они нахвалиться. Варшавскихъ же жителей онъ не жа­ луетъ: не захотлъ принять и депутаціи ихъ, которая долженствовала просить его осчастливить ихъ его присутствіемъ.

20-го сентября (2-го октября). Среда.

...Изъ писателей, утопающихъ Скучные мои дни, Бальзанъ есть р­ шительно первый: все, что ни прочелъ я изъ его повстей, прекрасно «Les contes drolatiques» совершенны въ своемъ род. Онъ выбралъ для нихъ древній французскій слогъ, тотъ, которымъ писалъ его учитель Раблэ, какъ онъ говоритъ. Прочитавъ нсколько страницъ, къ нему такъ привыкаетъ, что Понимаешь остальное безъ труда. Разсказъ

Библиотека "Руниверс" A. H. ВУЛЬФЪ П ЕГО ДНЕВНИКЪ.

очень вольный этихъ повстей чрезвычайно смшонъ; конечно, не многимъ женщинамъ можно читать эти повсти, потому что он до­ вольно сильно дйствуютъ на чувственность, но которая ихъ прочтетъ, будетъ довольна ими и не найдетъ ихъ приторнымл, ради игривости ихъ, заглушающей остальныя впечатлнія.

Повстями Jules Janin не столько я остался доволенъ: вто все Жур­ нальныя, эфемерный статья, интересъ коихъ исчезаетъ за измненіями политическими, потому что политика въ нихъ занимаетъ первое мсто, литературное же достоинство—второе. Кром того, онъ чрезвычайно многословенъ, какъ всякій журналистъ.

17-го октября.

Сегодня ухалъ или узжаетъ мой добрый пріятель Левъ Пушкинъ.

Судьба сжадилась надъ нимъ въ особ Аничкова, который увозить его въ Петербургъ такъ, какъ Ушаковъ хотлъ увезти меня въ Москву.

Онъ жилъ здсь два года для того, чтобы быть исключекнымъ изъ службы за ненвкою въ полкъ (ходатайствомъ фельдмаршала перемнили выключку въ отставку) и чтобы нажить нсколько тысячъ долгу, кото­ раго, вроятно, онъ никогда не уплатить. Счастье его, что онъ еще нашелъ пріятеля, который его вывезъ изъ этого непріятнаго положенія, въ которомъ онъ бдствовалъ. Хотя я и душевно радуюсь, что онъ выхалъ, но мн теперь въ моей болзни это большая потеря: я остаюсь въ совершенномъ одиночеств, потому что если кто будетъ меня нав­ щать, то это все люди, съ которыми у меня мало общаго.

18-го октября.

...Я читаю теперь знаменитую книгу сто-одного писателя «Le livre des cent et un», или изображеніе Парижа. Большая часть статей, со­ ставляющихъ оную, весьма любопытна какъ по содержанію своему, такъ и по слогу, которымъ он написаны. Одна изъ нихъ—«Дуэль»—снова привела мн на память все, ч т* мы (Burschenschafter) десять лтъ мыслили объ немъ, и вс старанія, которыя мы принимали къ искоре­ ненію онаго.

24-го октября.

...Есть одинъ романъ J. Janin подъ названіемъ «Вагпае», одно изъ произведеній его пера, составившее ему извстность писателя, кото­ рою онъ теперь и пользуется довольно справедливо, несмотря на жур­ нальную, французскую плодовитость его слова. Въ этомъ роман вывелъ онъ на сцену, кром самаго Барнава и Мирабо преимущественно, еще нсколько лиць того времени. Съ перваго взгляда я узналъ, что онъ Библиотека "Руниверс" и А. Н. ВУЛЬФЪ его дневникъ.

ихъ очертилъ вовсе не въ историческомъ образ, а совершенно въ иде­ альность, такъ что этотъ романъ нельзя назвать и историческимъ. Въ этомъ мнніи моемъ я еще боле убдился теперь, прочитавъ книгу «Les sou­ venirs sur Mirabeau», въ коей авторъ оной весьма просто в Вроподобно разсказываетъ, что вс почти рчи, Говоренный Мирабо въ націо­ нальномъ собраніи, сочинены его сотрудниками, изъ коихъ онъ самъ былъ одинъ изъ трудолюбивйшихъ, и что во всхъ остальныхъ сочи­ неніяхъ Мирабо, если бы всякій изъ его пріятелей взялъ бы назадъ свое, то у него бы мало чт0 осталось, кром великаго достоинства его собирать и обдлывать по своему чужіе матеріалы. Этимъ даромъ— говоритъ повствователь—владлъ онъ въ высокой степени; кром того.

имлъ онъ и другой—заставлять сотрудниковъ своихъ работать и поощ­ рять въ ихъ занятіяхъ. Полную справедливость отдаетъ дале авторъ книги сил и могуществу его слова, которое заглушало, побждало все.

Способности же защищать свое мнніе онъ не имлъ и въ этомъ случа далеко уступалъ Барнаву, великому діалектику и логистику. Прозорли­ вость Мирабо была, такъ сказать, Пророческая. Она была слдствіемъ знанія его людей и свта, пріобртеннаго имъ въ теченіе бурной и буйной его жизни. Съ перваго взгляда онъ безошибочно узнавалъ лю­ дей и всегда умлъ, когда хотлъ, снискивать ихъ благорасположеніе, употреблять ихъ въ свою пользу. Съ начала революціи предвидлъ онъ и предсказалъ ходъ ея.

17-го (29-го) октября. Вторникъ.

...Одно утшеніе моей жизни здшней—это Ольга Сергевна. Она истинно, кажется, ко мн расположена дружески. Третьяго дня была она со мною такъ откровенна, что не только читала мн вс свои стихо­ творный произведенія, но и сказала, что меня такъ любитъ, что сожа­ летъ, зачмъ я не женщина, чтобы со мною быть еще откровенне.

8-го ноября (в. с ).

Вчера былъ для меня день исповди. Ольга поврила мн не только исторію чувствъ своихъ съ самаго дтства, изъ коихъ многія уже мн знакомы были, но в самое настоящее положеніе ея сердца. Она такъ со мною была откровенна, какъ едва ли она была оъ кмъ другимъ когда-либо, и я дорого Цню эту откровенность.

–  –  –

тайныхъ. Не привлекатьльна она, не заманиваетъ она наше воображе­ ніе ни разнообразіемъ, ни прелестью видовъ. Одинъ постоянный трудъ можетъ сдлать ее сносно», можетъ укротить не вовсе еще Потухш ій страсти—честолюбіе и жажду наслажденій. Испытаемъ ее!

Посл десятидневнаго пути отъ Варшавы, довольно благополучнаго, безъ особенныхъ происшествій, съ обыкновенными непріятностями путешествія въ такое время года, въ скромномъ перекладинъ экипаж пріхавъ, нашелъ я всхъ моихъ домашнихъ—матерь и сестеръ замужнихъ и незамужнихъ здравствующими: то все, чего я только и же­ лалъ. Несмотря на тяжелый отъ общихъ неурожаевъ годъ кажется, и хозяйство не въ нужд, по крайней мр, сколько мнЬ изнЬстно про оное: также важная причина къ общему удовольствію.

23-го ноября. Четвергъ.

Я засталъ еще здсь отцовъ Пушкиныхъ, собиравшихся въ путь ко Льву въ Петербургъ, и которые радовались моему прізду, какъ радуются прізду родного. Провожалъ ихъ до Врева—баронское вла­ дніе Евпраксіи.

...Хотя я и нисколько не сожалю о томъ, что оставилъ службу военную, и не желаю снова начать гражданскую, разв въ такомъ случа, что представились бы мн въ которой-либо особенныя выгоды,—но ве?

Сельская жизнь Землепашца, помщика пугаетъ меня своимъ одно­ образіемъ и отчужденіемъ отъ движущагося и живущаго міра.

Я уже ршилъ, что, хотя присутствіе мое въ Тверской деревнЬ и необходимо нужно, жить тамъ одинъ постоянно я не намренъ, тмъ боле, что это вовлекло бы меня въ большія издержки, чмъ доходы даппг ото позволяютъ: должно бы было тогда жить двумя домами, двумя хозяйстваии. Мои желанія теперь ограничиваются тмъ, что, узнавъ настоящую цну и доходы имнія, мн бы удалось найти управителя, которому бы можно было поручить оное подъ собственнымъ моимъ над­ зоромъ, а самому, живучи здсь въ Тригорскомъ, разнообразить мой бытъ хоть кратковременнымъ пребываніемъ въ одной изъ столицъ.

Вчера я приписывалъ въ сестриномъ письм къ Ольг Сергевн и такъ раснисался въ душевномъ удовольствіи, какъ никакой изъ пріятельницъ моихъ не писывалъ.

Сообщ. Л. Майковъ.

–  –  –

1-го марта 1810 года. С.-Петербургъ.

Государь императоръ, но прошенію Сибирскаго генералъ-губерна­ тора тайнаго совтника Пестеля.

Высочайше указать соизволилъ:

1) изъ числа трехъ сыновей его, сверхкомплектныхъ пажей, старшему Павлу и младшему Владиміру, по представленіи ихъ въ Пажескій кор­ пусъ, произвесть нын же экзаменъ, и потомъ, принявъ ихъ въ сей корпусъ на собственное ихъ содержаніе, помстить въ т классы, къ которымъ они по экзамену окажутся принадлежащими; 2) средняго Бо­ риса, по неспособности его къ военной служб, уволить изъ Пажескаго корпуса для опредленія къ статскимъ дламъ, съ чиномъ 14-го класса.

О таковомъ монаршемъ соизволенія сообщая вашему превосходнтельству для должнаго со стороны вашей исполненія, я имю честь къ сему присовокупить, во- пе рвыхъ, что по неимнію теперь въ Па­ жескомъ корпус пансіонерскихъ вакансій, его императорское величе­ ство, изъ особеннаго уваженія къ служб Пестеля, всемилостивйше дозволяетъ двумъ вышепомянутымъ сыновьямъ его жить у директора сего корпуса генералъ-маіора Гогеля, который (какъ объявилъ мн Пестель) соглашается взять ихъ къ себ, и во-вторыхъ, что въ разсужденіи награжденія чиномъ третьяго сына Пестеля, увольняемаго къ опредленію въ статскую службу, сообщилъ я высочайшій указъ г. министру юстиціи, для надлежащаго объявленія его Правительствующему Сенату.

Библиотека "Руниверс" Руеекая жизнь въ начал ХІХ вка.

у«).

Положеніе семьи.—Воспитаніе.—Характеристика дворянства. — Дворянскіе выборы.

^ Ж езначи тельн ое число студентовъ въ Московскомъ универсиед чйгтегЬ свидтельствуетъ о томъ нерасположеніи, которое питало И Ж дворянство къ наук вообще и русской въ особенности.

у ^ 8^^3^«Н ауки мысленыя, писалъ преосвященный Евгеній *), у насъ еще не въ мод. Да и обо всхъ вообще наукахъ твердятъ Иппократово слово: наука—трудное, долгое дло, а жизнь коротка». Наука считалась не дворянскимъ дломъ: дворянинъ могъ служить только въ военной служб или въ гражданской-административной. Если молодые люди высказывали желаніе посвятить себя наук, то встрчали сильное противодйствіе со стороны родителей и родственниковъ. На графа. П. Толстого смотрли непріязненно за то, что онъ избралъ для служенія отечеству ^благодарную дорогу худож­ ника. «Меня, говоритъ онъ *), многіе изъ лицъ, знатныхъ фамилій, обви­ няли, утверждая, что этимъ поступкомъ безчещу мою фамилью». Въ такомъ же положеніи находился и Григорій Андреевичъ Глинка, впо­ слдствіи воспитатель великихъ князей Николая и Михаила Павлови

–  –  –

чей. Онъ почти первый изъ русскихъ дворянъ, съ независимымъ состоя­ ніемъ, поступилъ, въ 1807 году, профессоромъ въ Дерптскій универси­ тетъ на каедру русскаго языка и словесности. Событіе это было на­ столько необычайно, что H. М. Карамзинъ счелъ необходимымъ ука­ зать на него и написалъ статью подъ заглавіемъ «Феноменъ» »).

Относясь Неуважительно къ русскому ученому сословію и не дов­ ряя природнымъ учителямъ, русское дворянство не отдавало своихъ дтей въ гимназіи, которыя были открыты для дтей чиновниковъ, р а з н о ч и н ц е в ъ и людей всякаго состоянія, а столбовое дворянство не считало возможнымъ сажать своихъ дтей рядомъ съ ними и отда­ вать въ заведенія, по правд сказать, далеко неблагоустроенпыя.

Отданный въ 1814 году въ московскую губернсвую гимназію М. П.

Погодинъ такъ описываетъ ея состояніе и обстановку:

«Голыя, говоритъ онъ *), чуть-чуть замазанный стны въ Наемномъ дом (на Кисловк), досчатые полы, которыхъ часто не видать было изъ-подъ грязи, Бое-какъ сколоченный лавки, животрепещущіе столы.

Одежда—мы ходили въ желтыхъ сюртукахъ изъ такого сукна, Когоро«* безъ обиды можно было назвать войлокомъ; мы восилн рубашки изъ такого холста, который въ толстот спорилъ съ сукномъ, а въ мягкости ему уступалъ; жплеты у насъ были затрапезиые. Пиша—жидкіе щи съ кускомъ говядины, которая съ трудомъ уступала Ножу, и Гречневая каша съ масломъ, ближайшимъ къ Салу. Надзора никакого, ни одного надзирателя не было у насъ и должность ихъ исполняли ученики изъ старшихъ двухъ классовъ».

Къ этому надо прибавить, что гимназія эта находилась въ столиц, въ центр тогдашняго просвщенія, и что директоромъ ея былъ П. М.

Дружининъ, человкъ любившій воспитанниковъ какъ своихъ дтей и настолько безкорыстный, что не оставилъ посл себя никакого состоянія и даже бывъ похороненъ на чужія деньги.

Матеріально обезпеченное дворянство не могло видть своихъ дтей въ такой обстановк и предпочитало домашнее воспитаніе, при содй­ ствіи иностранныхъ гувернеровъ. Къ сожалнію, революція выгнала изъ Франціи подонки общества, тысячи невждъ, которые разнесли по всей Европ гордость, пустое тщеславіе и обветшалыя понятія о значенія породы и родовитости. Le beau, le pur sang de la noblesse— было ло­ зунгомъ всхъ истощенныхъ развратомъ и бжавшихъ въ Россію мар­ кизовъ, виконтовъ, графовъ, люковъ и принцевъ. «Какъ пчелы Взле­ таютъ на дерево и Облпляютъ вс его втви, такъ эмигранты наб­ жали на Россію, набжали, нанесли и водворили у насъ тысячи дотол ') „Русская Старина“ 1876 г., т. XVU, пад. 2-ое, стр, 77.

*) „Жизнь в труды Погодина“. Н. Барсукова, т. I, стр. 23.

–  –  –

незнаемыхъ нами предразсудковъ, разврата, бездльничества—словомъ, всего, что бшо сквернаго, гнуснаго и Преступнаго во Франція» *).

Бглецовъ, вмсто презрнія, приняли съ распростертыми руками, и они скоро завладли умами русскими, служили для насъ примромъ вншняго доска, образованія и казались учеными, сами ничего не зная.

Отъ нихъ мы приняли вс пороки, заблужденія, чванились сходствомі»

съ ними и отвергли вру въ Бога *).

Въ тысячахъ французовъ, наводнившихъ Россію, конечно, были люди со свдніями, Честные и съ чистымъ нравомъ, но ихъ было немного; а между тмъ вс остальные подонки заняли мста въ дво­ рянскихъ семьяхъ и явились образователями ума и сердца но только дтей, но и самихъ ихъ пріютившихъ. Они усилили жертвоприношенія богин любви и устроили тайныя развратныя общества: въ Москв— клубъ адамистовъ, а въ Петербург—общество свиней. Русскіе дворяне стали подражать во всемъ пришельцамъ: Затвердили наизусть лучшихъ французскихъ авторовъ, пли французскіе романсы, знали множество анекдотовъ и каламбуровъ 8 Всть о томъ, что подобнымъ выходцамъ ).

живется хорошо въ Россіи, усилила наплывъ французовъ. Люди низ­ каго состоянія, не имвшіе Достатка и имущества въ своемъ отечеств^ не привыкшіе трудомъ и знаніемъ снискивать себ пропитаніе, потя­ нулись въ Россію pour se faire onchitel des enfants. Корабли, нагру­ женные гувернерами и гувернантками, мусьямя и мадамами, безпо­ шлинно выгружались въ Кронштадт, и вся эта толпа развозилась по государству. Они принимались въ дворянскіе дома безъ всякой оцнки ихъ знаній и нравственныхъ качествъ, необходимыхъ для тхъ обязан­ ностей. которыя принимали на себя. Появившись въ семейств, люди эти основывали прочность своего положенія на совершенно особыхъ на­ чалахъ: мусью старался «сдлаться подмогою мужа въ сладостныхъ Любовныхъ утхахъ хозяйка, а мадамы —подмастерьями женъ хозяйскихъ въ томъ же искусств» 4).

Записки А. М. Тургенева (рукой.)

9) Письмо М.. Волкомъ къ В. И. Ланской 17-го сентября 1812 года.

„Руссе. Арх.1 1872 г, т. ІІ, стр. 2399.

*

а) Впрочемъ, безпристрастный современникъ находилъ въ наидыв эми­ грантовъ и нкоторую Польку. „Какъ современнмкъ-очевидецъ, говоритъ онъ, считаю обязанностью сказать, что съ водвореніемъ французовъ въ семей­ ствахъ дворянскихъ, состояніе крпостныхъ» господскихъ дюдей улучшилось;

съ рабами начали обращаться лучше, снисходительне, видть въ нихъ чело­ вковъ, по крайней мр une espce dn genre humain,.. Возліяніе Бахусу весьма уменьшилось Бесды Дворянскія начали оканчиваться безъ нгры въ коммерческую, т. е. поедника на кулакахъ“. (Записки Тургенева рукой.).

4) Всеподд. еаписка тайн. совтн. Александра Ивановича Арсеньева 2-го апрля 1826 г.

Библиотека "Руниверс" РУССКАЯ ЖИЗНЬ ВЪ НАЧАЛ ХІХ ВКА.

При такихъ условіяхъ прежняя патріархальность семьи совершенно разстроилась. Гувернеръ! и гувернантки скоро длались повелителями въ семейств и таранами дтей, которые не смли жаловаться на дур­ ное съ ними обращеніе, ни проговориться о порокахъ и дурномъ пове­ деніи своихъ наставниковъ и наставниц Съ другой стороны, воспи­ татели прикрывали пороки своихъ воспитанниковъ, а очарованные роди­ тели только и твердили дтямъ, что они во всемъ должны брать примръ съ французскаго экземпляра, и что все, чему онъ ихъ научить, хорошо и Сущая истина. Такимъ образомъ, сложивъ съ себя Доброволно родительскую власть и отрекишсь отъ воспитанія своихъ дтей, отцы в матери отдали ихъ на произволъ пришельцевъ, которые не стыдясь пе­ чатали въ газетахъ объявленія, что будуть учить насъ любви къ отече­ ству, приверженности къ вр и государю. Вмсто того они поселяли въ семь полнйшій разладъ: внушали дтямъ неуваженіе въ родите­ лямъ и, если не презрніе, то полное равнодушіе ко всему русскому и сочувствіе ко всему иностранному. Восхваляя Тюреня, Кондэ, Напо­ леона н другихъ, они унижали Румянцева и Суворова; твердили, «что во Франціи все превосходно, забавы безъ числа, вс блаженствуютъ*;

въ Россіи же все мрачно, скучно, что люди не живутъ, а только ды­ шать. «О вр же, если не положительными, то мимоходными выраже­ ніями, поселяетъ сомнніе» *)• Съ самыхъ раннихъ лтъ юноши узна­ вали оть своихъ воспитателей, что длалось въ Лондон, Париж, но о Россіи не слыхали ни слова.

Какихъ результатовъ можно было ожидать оть такихъ наставниковъ?

Большинство ихъ едва знало грамоту и вся ихъ дятельность ограни­ чивалась обученіемъ чтенію и письму. «Тогда, говорилъ Г. Р. Держа­ винъ, учили языкамъ—безъ Грамматики, числамъ и измреніямъ—безъ доказательствъ, музык—безъ нотъ и вр—безъ катехизиса» *).

Пришельцы приняли на себя обязанность учителей только для де­ негъ, и внушали своимъ питомцамъ одн забавы и утхи. Кого винить въ этомъ, спрашиваетъ современникъ? *) — Отцамъ, говорятъ мн, некогда: они службою заняты—такъ, ко­ нечно; но пять и десять часовъ сидть за картами, проигрывать им­ нія—есть время? Отецъ только и твердитъ: у меня, братецъ ты мой, лучшій Аббе за сыномъ ходитъ; а мать повторяетъ, Поправляя парикъ *) Всеа пой. записка А. И- Арсеньева 2-го апрля 1826 года. Записка Павла Сумарокова: „О новомъ устройств всхъ частей въ губерніяхъ“.

Арх. Госул. Совта, дла Комитета 1826 r., К 84.

*) Сочиненія Державшіе, т. VIII, стр. 59.

а) „Мысли вслухъ у деревяннаго дворца Петра Великаго“. Изд. 1807 гола, стр. 6.

Библиотека "Руниверс" РУССЕЛЯ ЖИЗНЬ ВЪ НАЧАЛЪ ХІХ ВКА. 543

передъ зеркаломъ и прикрывая сдые волосы: а для чего я мадамъ держу? она и пекись о дочеряхъ моихъ.

Въ простот душевной, сами не искусившись въ наук, родители думали, что, заплативъ хорошо за такой присмотръ и ученье дтей сво­ ихъ, они исполнили свою обязанность, чисты передъ Богомъ, совстью н отечествомъ. Полагая, что можно пріобрсти чувство дтей къ роди­ телямъ за деньги, они предавались сами шумной и Веселой жизни, за­ сыпали на разсвт, подымались въ Полдни, и рдко видли своихъ дтей.

Гувернеры и гувернантка также хотли жить въ свое удовольствіе, сами отправлялись въ гости или принимали ихъ, а дти, оставленныя на попеченіи нянекъ и лакеевъ, бывали часто свидтелями самыхъ раз­ вратныхъ сценъ. Не даромъ А. С. Пушкинъ называлъ тогдашнее вос­ питаніе самымъ б е з н р а в с т в е н н ы м ъ 1).

Проходили годы, н отцы удивлялись, что дти ничему не выучились, кром Шалостей и дурныхъ поступковъ; тогда для исправленія недо­ статковъ и пополненія образованія отдавали дтей въ пансіоны, содер­ жавшіеся тми же иностранцами и бывшими еще пагубное, чмъ Домаза­ ніе гувернеры. Содержатели пансіоновъ имли только одну цль—На­ живу, брали дорого и часто не отдляли мальчиковъ отъ двочекъ 2).

«Бглый и наглыя француженка, говоритъ И. П. Сахаровъ *), открыли въ этихъ вертепахъ постыдный торгъ честью русскихъ женщинъ и рус­ скихъ двушекъ. Сколько сгубили тогда дтей: въ дсять-двнадцать лтъ мальчики пили мертвую чашу и знали вс Продлки разврата».

Родители слдили только за тмъ, чтобы въ пансіонахъ хорошъ былъ столъ и дти порядочно содержаны, научены Ловкому обращенію, тан­ цамъ и музык; «но объ обученіи и внушеніи правилъ вры и обязан­ ностей всякаго врноподданнаго» никакихъ попеченій не прилагали.

Прежде всего Мальчику внушалась необходимость имть сознаніе о соб­ ственномъ достоинств—point d'honneur,—но въ чемъ оно заключалось, никто ему не объяснялъ; внушали неуступчивость, сварливость, «отчего молодежь поставляетъ себ долгомъ и обязанностью ничего не извинять, что кажется оскорбительный^ *). Отсюда происхожденіе частыхъ дуэлей, которыя существовали въ первую половину настоящаго столтія и по­ воды къ которымъ доходили до глупости и даже пошлости.

Въ 1808 или въ 1809 году, по словамъ князя П. А. Вяземскаго, ’) Боле подробныя свднія о тогдашнемъ воспитаніи см. статью „Наши мпстнки-сектанты“, „Русская Стар.“ 1894 r., 6 9, стр. 169—203.

’) Записка А. И. Арсеньева.

•) Для біографія И. П. Сахарова. „Русскіе Арх.“ 1873 r., т. I, стр. 903.

4) Записка А. И. Арсеньева.

–  –  –

часть блестящей молодежи, сливки тогдашняго отборнаго московскаго общества, собрались пикникомъ на обдъ въ Царицынъ. Въ ожиданіи обда гуляли по саду. Въ числ прочихъ былъ Новосильцевъ (Сергй СергЬевичъ), имвшій при себ ружье. Пролетла птица. Новосильцевъ готовился выстрлить въ нее.

— Что за важность стрлять въ птицу!—замтилъ князь.. Гага­ ринъ.—Попробуй выстрлить въ человка.

— Охотно,—отвчалъ тотъ,—хоть въ тебя.

— Изволь, я готовъ—стрляй!

Новосильцевъ Прицлился, но ружье Осклось. П. А. Валуевъ выхва­ тилъ ружье Ивъ рукъ Новосильцева, спустилъ курокъ и выстрлъ раз­ дался. Можно представить себ смущеніе и ужасъ зрителей этой сцены.

Они думали сначала, что все это шутка и мало обращали на нее вни­ манія.

— Ты въ меня Цлилъ, это хорошо,—говоритъ Гагаринъ Новосиль­ цеву,—а теперь мы будемъ цдить другъ въ друга, увидимъ, кто въ кого попадетъ. Вызываю тебя на поединокъ.

Новосильцевъ не отказался, но пріятели вмшались въ наздниче­ ство двухъ отчаянныхъ сорванцовъ и насилу могли прекратить дло миролюбивымъ образомъ. Сли за столъ, весело Пообдали и вся чест­ ная компанія возвратилась въ городъ благополучно и въ полномъ со­ став. Бойцы, готовившіеся совершить убійство другъ надъ другомъ, остались по-прежнему добрыми товарищами, какъ-будто ни въ чемъ не бывало ').

Такіе поступки считались молодечествомъ, въ особенности среди офи­ церовъ. У большинства молодежи понятія о чести, долг, справедливо­ сти и обязанностяхъ перепутались; учтивость замнила благонравіе, расточительность изгнала умренность, мнимая острота ума заглушила разсудокъ. Люди, причислявшіе себя къ большому свту, говорили, что человку «данъ умъ для злословія, вкусъ—для щегольства, а сердце— для волокитства» *). Благовоспитанный молодой человкъ въ сущности былъ круглый невжда, не имвшій никакихъ основательныхъ свдній.

«Время Пожарскаго, писалъ графъ С. Р. Воронцовъ въ одномъ изъ писемъ графу Ростопчину J слыветъ вкомъ невжества н пустоты;

), но наше время, торжественно провозглашаемое вкомъ просвщенія и философіи, едва-ли въ извстномъ смысл не носитъ въ себ боле за­ чатковъ в а р в а р с т в а, чмъ вс предыдущія поколнія; потому что ') Поін. собр. сочны, князя Вяземскаго, т. VIII, стр 4S7.

*) „Русскій Встникъ“ 1808 г., № 7, стр. 337 *) Изъ Лондона 7-го (19-го) марта 1813 г. „Рус- Арх.“ 1872 г., т. ІІ, 2185 а 2186.

–  –  –

наше полупросвщеніе, ваше ложное образованіе, эгоизмъ и развраще­ ніе нашихъ нравовъ, развиваемое нашимъ правительствомъ въ теченіе послднихъ пятидесяти лтъ, уже давно успли бы заглушить въ насъ всякую.искру п а т р і о т и з м а, если бы нашъ патріотизмъ не востор­ жествовалъ надь угнетающе» его сндою ') такъ сказать, вопреки пра­ вительству, которое, руководимое нмцами и ливонцами, само вводило къ намъ пороки».

«Въ бесдахъ нашихъ временъ, писалъ П. Сумароковъ *), молодые люди получали образованіе,—въ ныншнихъ развращаютъ. Отъ сего не великъ счеть попечительныхъ родителей, нжныхъ супруговъ, Почтитель­ ныхъ чадъ, добрыхъ подданныхъ. Улей силенъ Пчелами и каждая сква­ жина пополнена медомъ; проявился трутни—и одинъ сухой воскъ въ немъ находимъ».

Трутни'эти были— иностранные гувернеръ! и гувернантка внушавшіе своимъ воспитанникамъ все то, чмъ сами были полны: безбожіе, самонадянность, неуваженіе къ родительской власти, отсутствіе любви къ родин, пристрастіе ко всему иностранному, стремленіе въ роскоши и Мотовству. Всасывая вс эти качества съ юныхъ лтъ, молодежь не могла отъ нихъ отдлаться и въ зрлые годы.

Ученьемъ вредный ь съ первыхъ дней Намъ стоитъ разъ лишь напитаться;

А тамъ во всхъ твоихъ поступкахъ и длахъ, Каковъ ни будь ты ва словахъ, А все имъ будешь отзываться.

Такъ говорилъ И. А. Крыловъ, зорко слдившій за тогдашнимъ вос­ питаніемъ и чуткій ко вреду имъ прнносимому ’). Еще въ «Почт Ду­ ховъ» онъ писалъ, что прежде родители сами воспитывали своихъ дтей»

толковали имъ о томъ, чтобы они были честными, храбрыми на войн и твердыми въ перемнахъ счастья. Тогда молодые люди не были красно­ рчивъ!, «но говорили такія истины, которыя не было нужно поддержи­ вать краснорчіемъ». Теперь же ршили, что тотъ не можетъ быть хо­ рошимъ гражданиномъ, кто не уметъ танцовать, прыгать, вертться, говорить по-французски и болтать безъ умолку, не затворяй рта. Отцы совтуютъ всегда имть въ наличности деньги, которыя могутъ зам­ нить достоинства и поправлять недостатки; а учители Научаютъ промНаполеономъ при вторженіи его въ РоссіюЗаписка П. Сумарокова. Арх. Государств. Совта, дла Комитета 1826 г., № 84.

3) См. басню А. Крылова „Бочка“. Полное собраніе басенъ Крылова, изд.

1896 г., стр. 42.

.РУССКАЯ СТАРИНА“ 1899 Г-, Т. ХСІ]. МАРТЪ.

–  –  –

нивать эти деньги на кафтаны и на щегольство, которое здсь зам­ няетъ иногда богатство ').

— Когда въ обществ воцаряется роскошь, печаталъ С. Н. Глинка въ своемъ журнал *), тогда люди оцниваются не по достоинству, но по богатству. Счетъ доходовъ составляетъ счетъ добродтелей. Тогда модный нарядъ и карета всюду Отворяютъ входъ. Не смысла ничего въ живописи—покупаютъ картины, ненавидя чтеніе—заводятъ книгохра­ нилища, потому что того требуютъ люди и хорошій тонъ.

— Куда покажется хорошій тонъ, говорилъ Вольтеръ, здравый раз­ судокъ оттуда удаляется.

Въ замнъ его является пустота жизни, путаница въ понятіяхъ, по­ теря идеаловъ. В. А. Жуковскій, въ своей стать «Кто истинно добрый и счастливый человкъ», отстаивая жизнь у семейнаго очага, хотя и упоминаетъ о служб и обязанностяхъ въ отношеніи къ отечеству, но обязанности эти являются въ какомъ-то туман и сводятся къ служб чиновничьей. Попадается въ устахъ поэта и слово г р а жд а н и н ъ, но также съ неяснымъ опредленіемъ, которое легко можеть быть замнено словомъ ч ино в ни къ *).

По тогдашнимъ понятіямъ «сынъ отечества» былъ пустой мечтатель, ибо вс люди—граждане міра. Кто говорилъ иначе, тотъ считался отсталымъ, не исключая и родителей. Уваженіе къ послднимъ постепенно ослабвало, семейное начало разстроивалось. Правительство нуждалось въ дятеляхъ на поприщ государственной служб, но ихъ не было.

Аристократія и богатое дворянство уклонялись отъ принятія должно­ стей, было мало знающ, пусто, а Деревенскіе ихъ подражатели—невжественны. О воспитаніи общественномъ въ провинціи не было и по­ мину, оно не считалось необходимымъ. Многіе дворяне-помщики даже и зажиточные не обращали никакого вниманія на дтей и онивоспи­ тывались самою природою, достигали Саженнаго роста, были дики, ве* обзданны и ничмъ не отличались отъ своей дворни.

«Большая часть отличнйшаго званія въ Россіи—дворянства, гово­ ритъ современникъ 4), погружена въ невжество, недятельность я роскошь. Имя вс способы на счетъ бднаго человка пресыщаться и удовлетворять прихотямъ своимъ, оно предается боле и боле одной праздности и разсянности. И вотъ плоды мнимаго его просвщенія:

вра обратилась въ кощунство, воспитаніе пренебрежено, союзы супру­ жества презрны, наглость, распутство и расточительность вмвяются *) Полное собраніе сочиненій И. А. Крылова, т. I, стр. 151.

’ ) „Русскій Встникъ“ 1809 r., 1, стр. 296.

*) „Встникъ Европы“ 1884 г-, № 2, стр. 481.

4 Записка безъ подписи, поданная императору Николаю I. „Арх. Госуд.

) Совта, дла Комитета“ 1826 r., № 38.

–  –  –

въ нкоторый родъ достоинства. Юношество не старается, да я нужды не иметъ сдлать себя отечеству полезнымъ».

Въ числ правъ и вольностей дворянства, самое соблазнительное право состояло въ свобод отъ труда. Имъ-то дворянство преимуще­ ственно и пользовалось. Привычку пожинать плоды, ихъ же не сялъ, дворянинъ пріобрталъ съ Пеленокъ, среди крпостного права и перено­ силъ ее въ другія области жизни.

Въ школ онъ считалъ обычнымъ дломъ списывать задачи, приго­ товленныя товарищами, п при помощи подарковъ, длаемыхъ родите­ лями наставникамъ и учителямъ, получалъ хорошіе отмтки и аттеста­ цію *); сна служб не совстился выдавать чужую работу за собствен­ ную и принимать награды, которыя вовсе ему не слдовали. Отсюда и развилась неудержимая наклонность загребать жаръ чужими руками, достигать служебныхъ повышеній легко и даромъ, брать все, какъ гово­ рится, шеромыжническимъ образомъ» *).

Въ описываемое нами время дворянство длилось на три части, разграничивавшіяся между собою довольно рзкими чертами. Во-первыхъ, оно состояло изъ большаго числа помщиковъ, жившихъ въ полнйшемъ невжеств; во-вторыхъ— изъ людей полувосоитанныхъ, не имвшихъ никакого понятія о Россіи и едва знавшихъ имена губернскихъ горо­ довъ *). Люди этой категоріи не видли и не понимали въ жизни ничего, кром личныхъ своихъ матеріальныхъ интересовъ, которые ставили выше нравственныхъ. Наконецъ, третья часть дворянства состояла изъ людей от­ лично воспитанныхъ, получившихъ здравыя понятія объ обязанностяхъгра­ жданина, о правахъ человчества и о благахъ изъ того истекающихъ 4).

Но зги люди держали себя въ тиши и дали, не выражая, не сообщая своихъ идей и не обмниваясь имп съ большинствомъ. Тсно сплотивгаись между собою, образованные кружки эти рзко выдлялись впередъ надъ остальной массой населенія, не имли съ нею ничего общаго и жили своею особою жизнью, соприкасаясь съ остальными слоями обще­ ства только вншнимъ образомъ. Среди русскаго народа кружки эти являлись оазисами, «въ которыхъ сосредоточивались лучшія умственныя и культурныя силы—искусственные центры, съ своей особой атмосфе • *) Въ то время родители съ пустыми руками къ учителямъ не ходили.

Ф. Л. Ляликовъ разсказываетъ, что когда Овъ поступалъ въ Московскій увнверсвтеть, то мать его подарила профессорамъ H. Н. Сандунову в M. М.

Свегиреву по полдюкив Полотенецъ съ вышивка»!! п кружевами. (Студен­ ческій воспоминанія. „Русси. Арх.“ 1875 г, т. III, 377).

• *) Первые годы до поступленія въ школу. „Русскій Встникъ* 1876 г.

№ б, 107.

*) Показаніе Д. И. Завалишина.

4) Записки П. В. Чичагова. „Рус. Стар.“ 1886 r., Л 6, стр. 470.

Библиотека "Руниверс"548 РУССКАЯ ЖИЗНЬ ВЪ НАЧАЛЪ ХІХ ВКА.

рой, въ которой вырабатывались изящныя, глубоко-просвщенныя и нравственныя личности. Они въ любомъ европейскомъ обществ заняли бы почетное мсто п играли бы видную роль. Но эти, во всхъ отно­ шеніяхъ замчательные, люди вращались только между собою и оста­ вались безъ всякаго непосредственнаго дйствія н вліянія на все то, что находилось вн ихъ тснаго, немногочисленнаго кружка» *).

Они горячо любила отечество, скорбли о немъ, но не содйство­ вали его преуспванію. Они смотрли съ презрніемъ на общественные пороки, а большинство видло въ нихъ людей оригинальныхъ, веду­ щихъ непонятную жизнь. Въ общемъ дворянство тунеядствовало, Ши­ рилось между собою, не было подготовлено къ серьезнымъ занятіямъ и къ полезной государственной дятельности.

Что такое наше дворянство? Каковъ составъ его, каковъ его духъ?

спрашивалъ графъ П. А. Строгановъ въ присутствіи императора Але­ ксандра I въ засданіи неофиціальнаго комитета 18-го ноября 1801 г.

и отвчалъ *):

— Дворянство составилось у насъ изъ множества людей, сдлав­ шихся дворянами только службою, не получившихъ никакого воспита­ нія, которыхъ вс мысли направлены къ тому, чтобы не постигать ни­ чего выше власти императора; ни право, ни законъ, ничто не можетъ породить въ нихъ идеи о самомалйшемъ сопротивленіи. Это—сословіе самое нвжественное, самое ничтожное п въ отношеніи къ своему духу — наиболе тупое; вотъ Приблизительная картина большей части нашего сельскаго дворянства. Т же, которые получили нсколько тща­ тельное воспитаніе, немногочисленны и по большей части проникнуты духомъ нисколько не склоннымъ противодйствовать какимъ бы то ни было мрамъ правительства. Большая часть дворянства, состоящаго на служб, къ несчастію, ищетъ въ исполненіи распоряженій правительства свои личныя выгоды, и очень часто служитъ плутуя, но не сопротивлялся Всякая мра, клонившаяся къ нарушенію правъ дворянства, выполня­ лась съ изумительной) точностью, н именно дворянинъ приводилъ въ пополненіе мры, направленныя противъ его собрата, противныя выго­ дамъ и чести сословія.

«Въ Россіи, говорить другой современникъ •), вс стремятся къ з нати и бо г а т с т ву, все приносится въ жертву симъ кумирамъ, сердца всхъ къ нимъ только прилплены». Стремленіе къ Веселой и ') К. Д. Кавелинъ..А. П. Е лаги на“. „Свера. Встн.“ 1877 r., X 69.

*) Навыченія изъ засданій неофиціальнаго комитета. „Исторія царство­ ванія императора Александра I “. М. И. Богдановича. T. I. Прилож. 52.

") Записка безъ подписи, поданная императору Николаю I. »Арх. Госул.

Совта, дла Комитета“ 1826 г., № 58

<

Библиотека "Руниверс" РУССКАЯ ЖИЗНЬ ВЪ НАЧАЛЪ ХІХ ВИКА.

праздной жизни часто вело къ преступленію и пороку. Не единицами считались дворяне, которые держали у себя бглыхъ, пользовались ихъ трудомъ, вмст съ ними пьянствовали и скрывали ихъ отъ розысковъ полиціи; нкоторые занимались грабежомъ сосдей и даже встрчались такіе, которые становились во глав разбойничьей партіи и грабили путешественниковъ, прозжавшвхъ по ближайшимъ къ ихъ имніямъ дорогамъ 1 ).

Все это происходило отъ того, что «народъ русскій, при всхъ счастливыхъ расположеніяхъ и обстоятельствахъ своихъ, не иметъ са­ маго существеннаго: въ немъ нтъ души—и с т и н н aro п р о с в ще ­ ні я и любви къ общему благу... Суетность—предметъ всхъ вниманія. Удобность къ достиженію чиновъ и почестей, такъ сказать, наслдственно, безъ заслугъ, по одному случаю и сопряженныя съ тмъ выгоды и преимущества содлали нын вс прочіе классы подлыми и презрнными. Дворяне тянулись за вельможами, богатые купцы за тми и другими и даже слуги за своими господами» *). Уздный судья ста­ рался жить такъ же, какъ губернскій, и вс, разстраивая свое состоя­ ніе, думали не объ общественной польз, а о пополненіи своего кармана.

«Что такимъ людямъ до народной чести, до государственной независи­ мости. Были бы у нихъ только карты 3), Гончія, зайцы, водка, пироги, *) Въ справедливости этого можно убдиться просмотрвъ только описи длъ, хранящихся въ архивахъ Сената и министерства юстиціи.

•) „Русскій Встникъ* 1809 г., № 7, стр. 68.

8) Карточная игра была развита въ сильной степени. Дворяне проигры­ вали свои состоянія въ собраніяхъ, клубахъ и даже Трактирахъ и вызывали строгія распоряженія со стороны правительства »Съ крайнимъ неудоволь­ ствіемъ, сказано было въ указ ^-Петербургскому военному губернатору Го­ ленищеву-Кутузову отъ 11-го іюля 1801 г.,—доходитъ до свднія моего, что Карточная азартная игра, многими законами Запрещенная и никакимъ благоучрежденнымъ правительствомъ нетерпнмая, къ сожалнію, производится въ здшней столиц безъ зазору и безъ страху. Признавая зло сіе вреднйшимъ въ своихъ послдствіяхъ, нежели самое открытое грабительство, коего она есть благовидная отрасль, и зная сколь глубоко, при малйшемъ допущеніи, можетъ пустить свои корни въ сихъ скопищахъ разврата, гд толпа бевчест­ ныхъ хищниковъ, съ хладнокровіемъ Обдумавъ разореніе цлыхъ фамилій изъ рукъ неопытнаго юношества или нерасчетливой алчности, однимъ ударомъ исторгаютъ достояніе предковъ, вками трудовъ уготованныхъ и испровергая вс законы чести и человчества безъ угрызенія совсти, и, съ челомъ без­ стыднымъ, нердко поглощаютъ даже до послдняго пропитанія семействъ невинныхъ,—Я признаю справедливымъ обратить всю строгость закона на сіе преступленіе и, дабы остановить въ самомъ начал гибельныя его дйствія, повелваю вамъ неослабно имть бдніе и наблюденіе, дабы запрещенныя игры отнюдь и нигд не были производимы, и чтобъ вы, принявъ вс мры къ открытію таковаго дйствія, гд бы ни таились виновные въ ономъ, безъ всякаго различія мстъ и лицъ, приказали брать подъ стражу и отсылать къ суду, донося мн въ то же время объ именахъ ихъ сообщниковъ“.

Библиотека "Руниверс" РУССКАЯ ЖИЗНЬ ВЪ НАЧАЛ ХІХ ВКА,

шуты, балалаечный, плясуны, цыганскій псни—вотъ все ихъ блажен­ ство» V ).

Такимъ-то людямъ переданъ былъ внутренній порядокъ въ госу­ дарств и предоставлено выборное начало, для замщенія администра­ тивныхъ должностей.

— Самодержавіе, говорилъ ІІ. Сумароковъ *), какъ бы изумясь про­ странству круга своей дятельности, пожелало подлиться своею властью съ первйшимъ сословіемъ — дворянствомъ. Оно, вруча ему скрижали закона, предоставило и полную управу.

Въ втой управ, въ этомъ выборномъ начал или иначе въ д в о ­ р я н с к и х ъ в ы б о р а х ъ выказались вполн отсутствіе нравствен­ ныхъ началъ: своеволіе, неуваженіе къ личности, ложь, склонность къ ябедничеству и продажность.

На обязанности дворянскаго собранія лежало разсмотрніе доказа­ тельствъ на дворянское достоинство и выдача свидтельствъ для утвер­ жденія Герольдіею. Для этого необходимо было свидтельство 12-ти чело­ вкъ дворянъ узда, но оказывалось, что на показанія дворянъ полагаться было невозможно. «Мы часто встрчаемъ, писалъ ІІ. Сумароковъ, На другой день посл этого указа «^.-петербургскій оберъ-полиціймейсіеръ дйств. статск. совтникъ Аплечеевъ былъ отставленъ отъ службы „ва несо­ блюденіе должности своей и допущеніе въ город азартной карточной игры, законами запрещенвойи. (Укатъ Сенату 12-го іюля 1801 г.). Вмст съ тмъ во вс клубы, собранія, Трактиры и Правительственныя учрежденія было сообщено, что „государь императоръ Высочайше иовелть соизволилъ обра­ тить особенное вниманіе ва карточныя игры въ столиц, въ особенности же на игру Э к а р т а и предупреждать и удалять по воэможности изъ общества всякій поводъ къ Порокамъ. А какъ въ обществахъ образованныхъ поводъ такой весьма легко представляется въ карточной игр, то всякое ограниче­ ніе сей забавы составляетъ несомннную Польгу для самаго общества, и его Величеству остается желать, чтобы какъ въ обществахъ публичныхъ, такъ и въ собраніяхъ частныхъ, всякаго рода карточныя игры были употреблены не иначе, какъ препровожденіемъ времени; игра же производилась бы по ц и с а м о й умренной такъ, чтобы не могла ни возбудить корысти, нн клониться къ равстройству состоянія участвующихъ въ оной. Особенно же государю императору желательно, чтобы вс служащіе елико возможно рже занимались игрою, которая часто отвлекаетъ ихъ отъ полезныхъ ио служб занятій“.

Увщанія не дйствовали и въ губерніяхъ играли боле, чмъ въ столицахг. Тогда 15-го іюня 1808 года послдовалъ новый высочайшій указъ, которымъ вмнялось въ обязанность всхъ гражданскихъ губернаторовъ имть бдительный надзоръ, чтобы въ губерніяхъ запрещенныхъ игръ не было (Пола.

Собр. Закон., т. XXX, № 23094).

*) Записки Ф. Ф. Вигеля, ч. ІІ, стр. 232.

*) Записка тайн. совти. Павла Сумарокова. „Арх. Госуд. Совта, дла Комитета441826 г * Л 84.

?

Библиотека "Руниверс" РУССКАЯ ЖИЗНЬ ВЪ НАЧАЛЪ ХІХ ВКА.

ложные отъ 12-тн человкъ удостовренія, ложное включеніе въ Родо­ словныя книги. Недавно случилось, что наказанный публично плетьми былъ признанъ дворяниномъ и находился совтникомъ въ Губернскомъ правленіи».

Тогда за деньги все можно было сдлать, вывернуться изъ какой угодно бды и, какъ говорится, выйти сухимъ изъ воды. Извстный намъ тульско-рязанскій помщикъ, генералъ Левъ Дмитріевичъ Измайловъ, въ полномъ смысл разбойникъ и развратникъ, при помощи денегъ, 1-го января 1802 г. былъ избранъ рязанскимъ губернскимъ предводи­ телемъ дворянства и, несмотря на послдующія безобразія, пробылъ въ »той должности 12 лтъ сряду. Онъ не стснялся пришлыми на себя обязанностями: будучи предводителемъ, онъ жидъ то въ Рязани, то въ своихъ деревняхъ и, не спрашивая разршенія начальства, отправлялся на зиму въ Москву.

Долго онъ своевольничалъ безнаказанно, но нако­ нецъ слдствіе обнаружило, что онъ дйствовалъ на многихъ чиновни­ ковъ интересомъ (давалъ взятки и иногда крупныя суммы) н страхомъ:

одни боялись Запальчиваго и дерзкаго его нрава, а другіе—богатства и связей. Чиновники мстной земской полиціи знали, что въ имніи Измай­ лова, въ страшной арестантской комнат, томились въ тяжелыхъ желз­ ныхъ Кайдалахъ и въ желзныхъ рогаткахъ на ш еяхъ его крестьяне, и не принимали никакихъ мръ къ прекращенію вопіющихъ злоупо­ требленій помщичій власти. Они боялись Измайлова, который мало съ ними церемонился и въ состояніи былъ посадить и ихъ въ ту же арестантскую. Принимая въ торжественные дни должностныхъ чиновниковъ, Измайловъ удостаивалъ приглашенія къ своему столу только уздныхъ предводителей, судей и исправниковъ, а уздные стряпчіе, засдатели узднаго и земскаго судовъ и секретари разныхъ присутственныхъ мстъ кормились въ отдльномъ флигел *).

Наступили выборы въ 1805 году. Измайловъ заране распредлилъ между приверженными ему дворянами разныя должности и требовалъ отъ остальныхъ, чтобы ихъ выбрали. При открытіи собранія онъ за­ претилъ секретарю дворянства читать весь обрядъ выборовъ и статьи закона, а приказалъ прочитать только начало и конецъ. Когда стали баллотировать его ва прежнюю должность, то, по его приказанію, узд­ ные предводители поставили, каждый передъ собою, баллотировальные ящики съ наружными перегородками ничмъ не закрытыми, такъ что каждый могъ видть кто и куда кладетъ шаръ; они же отбирали у мно­ гихъ дворянъ шары и сами клали въ правую, избирательную Перего­ родку.—Затмъ, каждый уздный предводитель почтительно подносилъ *) Генералъ Измайловъ и его двора. С. Т. Славутинскаго. „Древн. и Новая Россія“ 1876 г., т. III, № 9, стр. 41—46.

–  –  –

свой ящикъ Измайлову и поздравлялъ его съ выбораин на прежнюю должность. Кто изъ дворянъ оспаривалъ такой порядокъ выборовъ, Тону Измайловъ грозилъ Мщеніемъ и общалъ сдлать его несчаст­ нымъ * ) Когда губернаторъ Шишковъ донесъ о безпорядкахъ происшедшихъ на выборахъ и своеволія губернскаго предводителя *), то Измайловъ Прикинулся смиренною овечькою и написалъ жалобу министру внутрен­ нихъ длъ графу Кочубею. Онъ обвинялъ Шишкова въ томъ, что тотъ ведетъ дружбу съ совтникомъ губернскаго правленія Барыковымъ, будто бы находящимся подъ судомъ. «Вамъ извстно, писалъ Измай­ ловъ графу Кочубею ’), что я не былъ безпокойнымъ доносителемъ н никогда не отягощалъ васъ неправыми донесеніями. Безпорочной моя служба, рвеніе объ общемъ благ, безъ всякихъ собственныхъ ви­ довъ (?!), доказывается удостоеніемъ меня цлымъ дворянскимъ корпу­ сомъ на другое нын наступающее трехлтіе въ губернскіе предводи­ тели и какъ ни лестно таковое ко мн отъ благороднаго дворянства довріе, я не ршился бы, по видимому мною противъ меня отъ губерн­ скаго начальства нерасположенію, принять сію должность, если бы не былъ убжденъ личными цлаго общества просьбами» 4).

Измайловъ просилъ разршить ему пріхать въ Петербургъ для личнаго доклада министру и надялся, при помощи денегъ, подкупить кого было можно и нужно. У себя, въ Рязани онъ это и сдлалъ: по его желанію нсколько дворянъ подписали заявленіе, что исключаютъ изъ собранія дворянства Надворнаго совтника И. Ф. Нарыкова, за не­ дозволенную продажу казенныхъ питей, за ложный искъ 10.000 руб., за что Бариновъ и былъ преданъ суду. Хотя неизвстно было, справедливо или нть обвиненіе Барыкова. но для удаленія изъ собранія, достаточно было одного факта преданія суду. Въ 65 стать дворянской граматы 1765 г.

было сказано:

«Собранію дворянства дозволяется исключить дворянина, который Опороченъ судомъ или котораго явный и безчестный порокъ всмъ извстенъ, хотя бы и с у д и мъ еще не былъ, пока оправдается».

При тогдашней подкупности на этой Струнк играли многіе и происхо­ дили самыя Вопіющія несправедливости.

’) Доиессвіе рязанскаго Полиціймейстера губернатору 17-го декабря 105 г. Письмо графу Кочубею Г. И. Обрютнна 20-го декабря 1805 г. Арх мин. воутр. длъ, канцелярія министерства, дло 1806 r., № 1.

’) Отношеніе губернатора министру внутреннихъ длъ, 9-го декабря 1805 г. Тамъ зке.

*) 18-го декабря 1805 г. Тамъ же.

*) Въ числ просившихъ н уговарнвавшнхъ Измайлова принять долж­ ность, былъ непрннадлезавшіВ Рязанскому дворянству губернскій проку­ роръ Муханову явившійся иа выборы вмст съ своею женою.

Библиотека "Руниверс" РУССКАЯ ЖИЗНЬ ВЪ НАЧАЛ ХІХ ВКА.

«Несносные поступки извстнаго генералъ-маіора Измайлова, доно­ силъ рязанскіе губернаторъ ‘), ныншняго губернскаго предводителя здшняго и открывшееся при настоящемъ его выбор въ предводители самовластіе его, неуваженіе начальства и дерзость, побудили меня отпра­ вить донесеніе мое къ вашему сіятельству. Сверхъ описанныхъ въ ономъ дяній его *), онъ азартносгію своею и выставляемынъ своимъ могу­ ществомъ, такой навелъ здсь на всхъ страхъ, что никто не только не сметъ ему явно въ чемъ либо противорчить, но даже боятся гово­ рить объ его имени. Къ выбору многіе изъ лучшаго дворянства, зная его, не хотли хать, но прізжали большею частію такіе, которые или желали мстъ или были имъ приглашены п обольщеніе, даже совсмъ не слдующіе быть при выбор. Похваляется везд публично, что не Пожалетъ Дднова своего, въ которомъ три тысячи душъ *), но всхъ смнить и будетъ самъ губернаторомъ, а другихъ сдлаетъ солдатами.

Онъ не только въ характер предводителя, но ежели только останется и частнымъ человковъ, то и тутъ требуетъ самаго строжайшаго за нимъ наблюденія. Иначе онъ въ состояніи разстроить каждое спокойствіемъ наслаждающееся общество».

Узнавъ, что губернаторъ не утверждаетъ его губернскимъ предво­ дителемъ дворянства, Измайловъ отправилъ смлое прошеніе императору Александру I.

«Всемилостивйшій государь! писалъ онъ *). Оскорбленная честь дворянина, съ усердіемъ служившаго въ военной служб и по окончаніи оной избраннаго отъ рязанскаго благороднаго сословія губернскимъ предводителемъ, вопіетъ къ престолу правосудія.

«Дворянство Рязанское въ послднемъ собраніи вторично избрало меня въ губернскіе предводители. Хотя по прошествіи одного трехлтія и могъ бы я не принять на себя сего званія, но за долгъ почелъ вы­ полнить единодушное желаніе моихъ собратій. По окончаніи выборовъ, я со всми выбранными, въ присутствіи гражданскаго губернатора Шишкова, приведенъ къ присяг. Но не взирая на сіе, гражданскій гуГрафу Кочубею 19-го декабря 1805 г. Тамъ же.

*) Дянія эта ооисавы вами выше.

*) Имвіе Измайлова, въ которомъ онъ рдко жилъ и ве имлъ господ­ скаго дома. Овъ жилъ боле въ Тульской губерніи, Епифаискаго узда въ сел Хнтровщвн, илн въ подмосковномъ сел Спасскомъ, Серпуховскаго узда.

Въ Дднов онъ бывалъ Наздомъ съ псовою охотою, останавливался лтомъ въ палатк, а зимою въ крестьянскихъ домахъ. Прізжалъ онъ съ гостя мн я цыгавками, собиралъ бабъ и Двокъ для масокъ и „для л ю б о с т р а с т і е прихотей“. (Всепод. донесеніе рязанскаго губернатора 16-го апрля 1802 г.).

«} Оть 21-го февраля 1806 г. Арх. квнист. внутр. длъ, дло канцеляріи министерства 1806 т, М 1.

Библиотека "Руниверс" РУССКАЯ ЖИЗНЬ ВЪ НАЧАЛ ХІХ ВКА.

бернаторъ далъ знать дворянской; собранію, что онъ, объ утвержденіи меня въ избранномъ званіи, представилъ министру внутреннихъ длъ.

«Всемилостивйшій государь! Не довольно ли оскорбительно уже, что начальникъ губерніи подаетъ сословію дворянъ сомнніе объ избран­ номъ ими предводител, отзываясь, что онъ объ утвержденіи его въ семъ званіи представилъ министру внутреннихъ длъ? Но не довольствуясь симъ, онъ отважился еше сказать мн лично, что иметъ отъ вашего императорскаго величества секретное повелніе наблюдать за моимъ поведеніемъ ').

«Съ прискорбіемъ сердечнымъ прошедъ я въ мысляхъ все время службы моей и не нашелъ ничего такого, что могло бы побудить мило­ сердаго монарха моего дать подобное повелніе. Совсть моя чиста (), разв клевета успла излить ядъ свой и очернить меня въ мнніи монаршемъ.

«Изслдовавъ безпристрастно все мое поведеніе и вс мои связи, но находилъ я никакой причины имть тайнаго непріятеля. Одинъ гражданскій губернаторъ заставилъ меня сомнваться не онъ-ли тотъ, который, желая удалить меня, употребляетъ клевету къ исполненію своего предпріятія? Я тмъ боле утвердился въ семъ сомнніи, что нердко длалъ ему представленіе о притсненій бдныхъ дворянъ (?!) и о всемъ томъ, что къ разоренію ихъ служить могло. Тсная связь его съ подсудимымъ Надворнымъ совтникомъ Барыковымъ и покрови­ тельство двухъ исправниковъ Рязанскаго и Пронскаго уздовъ, исклю­ ченныхъ дворянскимъ собраніемъ за утайку взятыхъ у разбойниковъ и смертоубійцъ денегъ, принуждало меня, яко сына отечества, противо­ борствовать сему злу подробнымъ представленіемъ министру внутрен­ нихъ длъ. Сей мой поступокъ вооружилъ противъ меня тайнаго врага, который явно отважился оскорбить честь мою и честь всего дворян­ ства, не утвердивъ меня въ избранномъ званіи и объявивъ мн, что онъ по высочайшему повелнію наблюдаетъ за моимъ поведеніемъ.

«Правосудію твоему, всеавгустйшій монархъ, вручаю судьбу мою и молю, дабы Высочайше повелно было разобрать меня судомъ съ ря­ занскимъ губернаторомъ и съ виновнымъ поступить по законамъ, въ полномъ увреніи, что правда твоя отдастъ справедшвость оклеветанВъ 1802 году 23-го марта, рьзансісій гражданскій губернаторъ Шип­ ковъ, получилъ слдующій упавъ императора Александра L „До свднія моего дошло, что отставной генералъ маіоръ Левъ Измайловъ, имющій въ Ря­ занской губернів вотчину—село Ддново, ведя Распутную и всмъ порокахъ отверстую жизнь, приноситъ любострастію своему и разврату самыя по­ слднія н для крестьянъ его утсяптельнйшія жертвы. Я поручаю вамъ о справедливости сихъ слуховъ развдать безъ огласки и мн съ достовр­ ностью донести безъ всякаго лицепріятія, по долгу чести и совсти“.

Библиотека "Руниверс" РУССКАЯ ЖИЗНЬ ВЪ НАЧАЛЪ ХІХ ВКА. 555

нону невинно Врноподданному твоему, повергающемуся съ глубочайшимъ благоговніемъ къ священнымъ стопамъ твоимъ».

Отправивъ это прошеніе въ Петербургъ, Измайловъ, при помощи подкупа, достигъ своей цли: губернаторъ былъ удаленъ, а онъ утвер­ жденъ въ должности губернскаго предводителя дворянства. Порокъ вос­ торжествовалъ и поговорка: «съ сильнымъ не борясь» оправдалась на дл. Рязанскіе выборы оставили намъ указаніе на шаткость и пол­ нйшее безвластіе правительственной администраціи. Три года тому назадъ, губернаторъ пользовался полнымъ довріемъ и ему поручено было слдить за человкомъ завдомо Порочнымъ и безнравственнымъ;

теперь же лишенный безъ всякаго основанія доврія, онъ удаленъ отъ должности и порокъ поставленъ во глав рязанскаго дворянства. Что сказать о послднемъ? Оно баллотировало помщика Тахина въ совст­ ные судьи четыре раза и каждый разъ общее число шаровъ превышало число избирателей. Такіе подлоги были тогда не рдкость.

На выборахъ въ Костромской губерніи, предводитель дворянства князь Козловскій принужденъ былъ сознаться министру внутреннихъ длъ, что счетъ Избирательныхъ и неизбирательныхъ шаровъ пронзводился не врно, что цифры переправлялись, «но кмъ не знаетъ» ').

Нижегородскій предводитель дворянства князь Трубецкой, 17-го де­ кабря 1806 года, увдомилъ губернатора, что по большинству Избира­ тельныхъ шаровъ, онъ выбранъ дворянствомъ въ ту же должность на слдующее трехлтіе. Между тмъ изъ представленнаго списка губерна­ торъ Румовскій увидлъ, что число шаровъ было: Избирательныхъ 100, а неизбирательныхъ 26, число же подписавшихъ списокъ дворянъ было только 35 человкъ. Видя въ этомъ подлогъ, губернаторъ спросилъ дво­ рянъ, отчего это произошло—и получилъ въ отвтъ, что, не имя ничего противъ князя Трубецкаго, дворяне желаютъ, чтобы вмст съ нимъ былъ баллотировать и князь Грузинскій, чему противится нижегород­ скій уздный предводитель Лнивцевъ. Послдній говорилъ, что по 39 стать дворянской грамоты въ губернскіе предводители избирается одинъ изъ уздныхъ и что на избраніе прямо въ губернскіе предводители нтъ узаконеній. Румовскій предложилъ дворянству баллотировать князя Грузинскаго. Поднялись споры, шумъ и крики; многіе дворяне, отка­ завшись отъ прежняго мннія, переходили изъ одной партіи въ другую.

Прошло два дня въ горячихъ преніяхъ и, наконецъ, дворяне отпра­ вили къ губернатору депутацію, съ просьбою возстановить порядокъ въ собраніи. Въ числ депутатовъ былъ и Лнивцевъ.

— Какіе князь Грузинскій иметъ пороки, спросилъ губернаторъ,—

4) Выписка иаъ журнала 24-го февраля 1809 г. Арх. Мнн. внутр. длъ, департаментъ полиція, дло 1809 г., № 451.

–  –  –

по которымъ не можетъ быть допущенъ къ избранію на должность, въ которой онъ прежде уже находился.

— На это я ничего сказать не могу, отвчалъ Лнивцевъ.

Тогда губернаторъ далъ ему почувствовать, что онъ затрудняетъ вы­ боры пустыми спорами, и вмст съ Депутатами отправился въ собра­ ніе. Тамъ онъ предложилъ дворянамъ, согласно ихъ желанію, произвести въ его присутствіи, баллотированіе князя Грузинскаго. Когда были роз­ даны шары, Лнивцевъ всталъ съ своего мста.

— Кто баллотируется? спросилъ онъ.

— Князь Грузинскій, отвчали ему, на должность губернскаго пред­ водителя.

Поднявъ руку кверху и показавъ всмъ избирательный шаръ, Л­ нивцевъ громко сказалъ: «въ у г о д н о с т ь начальс тву».

— Я пріхалъ въ собраніе, замтилъ губернаторъ, не располагать баллами, но для возстановленія тишины и спокойствія. Не отнимая нл у кого воли избирать или не избирать кандидата, требую установлен­ наго закономъ порядка.

Началась баллотировка, и князь Грузинскій получилъ 160 Избира­ тельны хъ н 19 ^ Избирательны хъ голосовъ. Избраніе это было встр­ чено всеобщимъ сочувствіемъ, и такъ какъ князь Грузинскій былъ въ и * время въ Петербург, то дворянство тотчасъ же отправило къ нему увдомленіе съ нарочною стафетою *).

Дворянскіе выборы рдко проходили безъ шума, брани п самыхъ крупныхъ скандаловъ. Тутъ все было: пристрастіе, ябедничество, допу­ щеніе лицъ не имющихъ право баллотироваться, покровительство по­ року и клевета на людей честныхъ. Въ 1806 году шацкій предводи­ тель дворянства князь Енгалычевъ жаловался министру внутреннихъ длъ на оскорбленіе, нанесенное ему Сипягинымъ *). Послдній не пред­ ставилъ грамоты на дворянское достоинство и заявилъ только, что по­ купаетъ имніе въ узд, но на самомъ дл не купилъ его. На просьбу Енгалычева представить грамоту, Сипягинъ отвчалъ: «я благородное всхъ васъ». Поднялся шумъ и крупный разговоръ, общавшій доіти до скандала и только вмшательство помщиковъ Жихарева н Постель­ никова прекратило ссору.

— Здсь не мсто браниться, сказали они, разводя спорящихъ.

Въ выборахъ часто принимали участіе такія лица, которыя не имли на то права, или устранялись неправильно такія, присутствіе которыхъ *) Донесеніе губернатора Андрея Румовскаго графу Кочубею отъ 26-го декабря 1806 г. Арх. мин. внутр. длъ, дло 1807 r., Jfc 1.

*) Письмо князя Енгалычева графу Кочубею 20-го декабря 1806 г. Арх­ ипа. ввутр. діъ, дло 1807 г., № 2.

–  –  –

считалось неудобнымъ для партійныхъ интересовъ. Въ 109 году, въ Костромской губерніи, были допущены въ собраніе титулярный совтаикъ Кошелевъ и прапорщикъ Чагинъ, бывпііе подъ судомъ—послдній за дланіе фальшивыхъ ассигнаціи; коллежскій регистраторъ Воробьевъ, не имвшій права быть въ собраніи по молодости лтъ, а подпоручикъ Полозовъ въ числ макарьевскихъ дворянъ вовсе не значился *).

Владимірскій губернскій предводитель дворянства Извольскій жало­ вался министру внутреннихъ длъ, что губернаторъ не утверждаетъ въ должностяхъ многихъ лицъ, избранныхъ дворянствомъ, и просилъ за­ щитить дворянство отъ притсненій начальника губерніи. На запросъ министра, губернаторъ князь Долгоруковъ отвчалъ: 1) маіоръ Шульцъ и коллежскій ассессоръ Бычковъ не утверждены въ званіи уздныхъ предводителей дворянства потому, что они настолько Стары и дряхлы, что «совершенно неспособны къ отправленію Многотруднаго въ настоя­ щее время званія дворянскаго предводителя»; 2) коллежскій ассессоръ Кишкинъ, выбранный въ судьи, находится подъ судомъ; 3) поручикъ Каблуковъ, избранный въ земскіе исправнику былъ побить въ гости­ номъ двор дворяниномъ Рагозпнымъ и дло объ этомъ находится въ уголовной палат; 4) маіоръ Бедринскій, избранный засдателмъ, былъ бить барономъ Бутомъ, и дло, по распоряженію изъ Петербурга, пору­ чено разсмотрть сенатору Неплюеву; 5) коллежскій совтникъ Возне­ сенскій, избранный въ засдатель происходитъ изъ духовнаго званія, а не дворянинъ; 6) мичманъ Ознобншинъ не утвержденъ, потому что само дворянство ве знаетъ гд онъ находится *).

Дворянство Дмитровскаго узда Курской губерніи избрало своимъ предводителемъ Д. Тютчева, находившагося подъ судомъ и подъ при­ смотромъ, какъ губернскаго предводителя дворянства, такъ и земской полиціи. Тютчевъ былъ человкъ грубый и дерзкій. Онъ обвинялся въ краж у помщика Жекулнна борзыхъ собакъ, въ причиненъ по­ боевъ священнику, въ корчемств, держанія бглыхъ, въ наздахъ на сосднихъ помщиковъ съ цлію грабежа, въ Порубк чужихъ лсовъ и проч. Неутвержденіе его въ должности губернаторомъ Протасовымъ возбудило огромную переписку и ябедничество. Тютчевъ жаловался везд, гд только могъ, объзжалъ помщиковъ, собиралъ о себ одобритель­ ную подписку и представилъ ее въ Петербургъ. На сдланный запросъ, ') Рапортъ Костромского губернатора Пасынкова министру внутреннихъ длъ, 5-го января 1809 г., & 459.

*) Докладъ министра внутреннихъ длъ, внесенный въ комитетъ мини­ стровъ „ * карта 1809 г. Арх. минист. виутр. длъ, департаментъ полиціи, дло.'а 446.

–  –  –

Протасовъ отвчалъ '): «Изъ числа Подписавшійся на данномъ Тютчеву одобреніи, дйствительный статскій совтникъ Анненковъ, чело­ вкъ по служб и образу жизни почтенный, былъ мною спрашиваемъ о причин подписанія ямъ одобренія Тютчеву, съ сожалніемъ отозвался мн, что подписалъ по яеотступной его просьб. На письменное же мое о семъ къ нему требованіе отвтствовалъ онъ, что. Тютчевъ, не бывъ ему почти совсмъ знакомъ, пріхалъ къ нему утромъ, настаивая уб­ дительною просьбою подписать одобреніе, въ чемъ ему, въ своемъ дом, отказать не могъ, считая невжливость«) и чтобы онъ отказа не отнесъ къ грубости». Анненковъ просилъ губернатора не утверждать Тютчева въ должности. Такое двуличіе и ложность въ показаніяхъ вызывалось тогдашнимъ безправіемъ и опасеніемъ быть оклеветаннымъ, не только однимъ человкомъ, но цлою Партіею, изъ личныхъ интересовъ, созна­ тельно клеветавшею на тхъ, кто старался преградить путь къ свое­ волію и злоупотребленіямъ.

«Всемилостивйшій государь! Внемли стону врноподданнаго твоего Орловской губерніи Елецкаго узда дворянства къ теб В о п і ю щ а г о и по необходимости къ милосердію твоему, чрезъ предводителя своего, съ моленіемъ прибгающаго. Избавь отъ т ирановъ, жестокостію въ Россіи неслыханныхъ и отъ наглыхъ начальствъ, никмъ здсь не унимаемыхъ, и отъ употребителей во зло своихъ должностей* *)• Елецкое дворянство жаловалось, что «къ несчастію всего узда имло въ обществ своемъ трехъ человкъ», которыхъ принуждено было удалить изъ своего собранія. Въ числ ихъ былъ исправникъ Колошинъ, который при допросахъ подсудимыхъ будто бы употреблялъ пытки; маіоръ Ильинъ, причинившій людямъ обиды и насилія: исправ­ никъ Емельяновъ, не доставлявшій обиженнымъ правосудія, '^рше­ ніемъ боле тысячи длъ и «доведеніе черезъ то угнетенныхъ до со­ вершеннаго разоренія».

Колошинъ и Ильинъ жаловались на неправильное обвиненіе ихъ дво­ рянствомъ цлаго узда и представили одобрительный отзывъ губерн­ скаго начальства. Сенатъ отмнилъ постановленіе дворянства, и тогда оно просило назначить слдствіе съ тмъ, что если исключенные изъ собранія окажутся невиновными, то дворянство подвергаетъ себя «за лживый п о с т у п о к ъ по законамъ наказані ю».



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 |

Похожие работы:

«Комплект карт общего сейсмического районирования территории Российской Федерации ОСР-2016. Пояснительная записка и список городов и населенных пунктов, расположенных в сейсмоопасных районах Главные редакторы д.ф.-м.н., проф. В.И.Уломов, к.г.-м.н. М.И.Богданов. Ответственные исполнител...»

«Г.А. Шенгели в Одессе В то незабвенное лето Гогену незачем было бы отправляться на Таити. С него вполне хватило бы Одессы. Голод и нищета довели ее экзотику до пароксизма, она излу чала инфракрасное сияние. Город выглядел, как квартира после холостяцкой вечеринки или налета. Мне было пятнадцать лет, и...»

«"Молящиеся женщины" Бюллетень Женское служение Международной Объединенной Пятидесятнической Церкви Декабрь 2014 Международное объединение "Молящиеся матери" Кто мы. С 1999 года Международное объединение...»

«Л. Н. Беляева, заведующая кафедрой прикладной лингвистики Дорогие коллеги! Чрезвычайно важным направлением новой программы является обращение к стратегии опережающего развития. Эта стратегия невозможна без реальной интеграции вузовской науки с отраслевой и академической. Сегодня э...»

«Т.Е. Рутт О ДИАЛЕКТОНОСИТЕЛЯХ И ОСОБЕННОСТЯХ РАБОТЫ С НИМИ В разные годы, начиная с 1992 г., я являлась руководителем экспедиционных отрядов, осуществлявших сбор диалектных материалов в разных населённых пунктах Пудожского и Прионежского районов. Лингвистические данные, собранные нами в полевых условиях, содержат богатые сведения о языке, "на ко...»

«Аннотация Предмет и задачи морфологии; место морфологии в системе языка; основные разделы морфологии. Означаемое и означающее в морфологии; понятие морфа, правила выделения морфов, понятие морфемы; типы отношений между означаемым и означающим; понятие мегаморфа, супплетивного морфа, морфологической идиомы. Конструктив...»

«Збірник наукових праць Українського інституту сталевих конструкцій імені В.М. Шимановського. – Випуск 13, 2014 р. УДК 624.072.002.2 Остаточные напряжения в сечениях двутавровых балок при термических воздействиях на кромках полок Фомина И.П., 2Голоднов А.И., д.т.н. ПАО...»

«Приложение № ФПНиС 4.2 к "Правилам приема на основные образовательные программы высшего образования уровня магистратуры в 2016 году" Правила приема факультета политических наук и социологии на основную образовательную программу высшего обра...»

«Литература 1. Royset J., Ryum N. International Materials Reviews. 2005. V. 50, P. 19.2. Яценко С.П., Яценко А.С., Овсянников Б.В., Варченья П.А. Патент РФ 2421537 C2, приоритет от 02.02.2009.3. Schwellinger P. Int. patent WO 2006/0793...»

«2 Содержание Цели и задачи дисциплины 1. 3 Место дисциплины в структуре ОПОП. 2. 3 Требования к результатам освоения дисциплины 3. 3 Объем дисциплины и виды учебной работы 4. 4 Содержание дисциплины 5. 4 Перечень семинарских, практических занятий и лабораторных работ. 6. 6 Примерная...»

«Автоматизированная копия 586_568954 ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 13846/13 Москва 11 февраля 2014 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерац...»

«Труды МАИ. Выпуск № 92 www.mai.ru/science/trudy/ УДК 531.36 Безударное сближение космического мусора с буксиром при использовании тросовой системы Асланов В.С.*, Пикалов Р.С.** Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева, Московское шоссе 34, Самара, 443086, Россия *e-mail: aslanov_vs@mail.ru **...»

«Открытое акционерное общество "Инновационный индустриальный парк – Технопарк в сфере высоких технологий "Технополис "Химград" (ОАО "Химград", Общество) УТВЕРЖДЕН Распоряжением Министерства земельных и имущественных отношений Республики Татарстан № _от ""_ 2011 г. Министр А.К. Хамаев ПРЕДВ...»

«Интернет трейдинг (044) 490-20-55 (044) 490-20-55 www.univer.ua www.univer.ua САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ ИНВЕСТИЦИИ НА ФОНДОВЫХ БИРЖАХ Интернет-трейдинг выбирают заинтересованные активно управлять своим капиталом. Те, кто...»

«ГАТЧИНА И ГАТЧИНЦЫ В ВЕЛИКОЙ ВОЙНЕ (1914 – 1918) Очерк десятый 1916 ГОД Положение на фронте В начале 1916 года положение на фронте стабилизировалось. К этому времени промышленность России уже производила вполне достаточное для продолжения войны количество вооружения и боеприпасов. Русск...»

«1. "Богатство аще течет, не прилагайте сердца", – говорит пророк (Пс.61:11). Великое безумие – прилагать сердце к болоту и уповать на гибельное лихоимство. Итак, не надейся на тленное богатство и не ходи вслед золота: "Любящий золото, – сказано, – не оправдится" (Сир.31:5), но возлагай свое упование на Бога живого, Который пр...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Данная рабочая программа составлена на основе Федерального образовательного государственного стандарта основного общего образования (базовый уровень) и Программы по русскому языку для 5-9 классов (авторы Л.М. Рыбч...»

«Колегойда Елена Александровна Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 38 Октябрьского района городского округа город Уфа Республика Башкортостан УРОК ПО ОБУЧЕНИЮ ГРАМОТЕ (ЧТЕНИЕ) В 1 КЛАССЕ "СОГЛАСНЫЕ ГЛУХИЕ ЗВУКИ [Т],...»

«1. Цели освоения дисциплины "Социальные системы и процессы" Дисциплина "Социальные системы и процессы" знакомит слушателей с фундаментальными социально-философскими проблемами системного анализа современного общества. В лекционной части курса рассматриваются ключевые подходы к методологическому осмыслению проблем социальной организации...»

«УТВЕРЖДЕНО приказом Генерального директора ЗАО "Страховая группа "УралСиб" от 04.06.2010 № 91 Регистрационный номер: 132 ПРАВИЛА добровольного страхования объектов общего имущества в многоквартирных домах в г. Москве Москва, 2010 г. СОДЕРЖАНИЕ 1. Общие положения......»

«Документация по отпускам: график отпусков, приказы, отзыв из отпуска. Расторжение трудового договора и оформление увольнения работника. Документирование оценки деятельности персонала Документальное оформление аттестации персонала. Характеристики, рекомендации и рекомендательные письма. Наградные и поощрительные документы. Наложение дисциплинарных взы...»

«ЦАРСКОСЕЛЬСКИЙ НОКТЮРН Царскосельский Лицей. Открытка. Хромолитография. Нач. ХХ в. н а ц ион а л ьн ы й союз би бл иофи лов ЦАРСКОСЕЛЬСКИЙ НОКТЮРН СОВМЕСТНОЕ ЗАСЕДАНИЕ КЛУБОВ "БИБЛИОФИЛЬСКИЙ УЛЕЙ" И "БИРОНОВЫ КОНЮШНИ" 20–21 ОКТЯБРЯ  2012 ...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.