WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«J), ОТКРЫТА ПОДПИСКА НА.РУССКІИ АРХИВЪ“ 1889 года. M B МІЙ ' 9. Стр. Стр. 1. Записки H. Н. Муравьева-Кар­ ковъ.— Стутергеймъ и ...»

-- [ Страница 2 ] --

il s’tait fait sauter, cet acte hroque n’aurait-il pas t mille fois prfrable une reddition sans gloire. Un exemple de d­ vouement n'est jamais inutile; ce n’est pas le chef, mais c’est la patrie elle-mme qui ordonne au soldat de mourir son poste, et grce Dieu, dans notre vaillante arme le sentiment de la conservation personnelle ne l'emporte pas sur celui du devoir. Il ne s’agissait donc pas comme vous le dites de con­ damner la garnison de tlagry mort; il y aurait ainsi de con­ damner mort dans chaque combat; toute mission prilleuse serait une condamnation mort. Mais il n'y avait pas lieu de prescrire au commandant un acte, qui dans tous les cas exige une rhabilitation judiciaire pour celui qui Га accompli, comme pour le marin, qui a perdu son navire. Je ne saurais non plus vous dissimuler que la ncessit ventuelle de l’vacuation du Daghestan n’est pas dmontre ;'i notre Auguste Matre: au contraire, Sa Majest trouve que cette mesure aurait les plus funestes consquences, en laissant dborder l'influence malfaisante de Chamyl jusque sur les frontires de la Perse. Il serait alors bien difficile, sinon impossible, de maintenir les communications du corps d'opration de la frontire turque avec Tiflis. Nous serions obligs de concentrer sur ce point toutes nos troupes de la Transcancasie et, bientt aprs de les replier sur W ladiIcawkas. La Perse mme, en se dclarant contre nous, n’est pas assez redoutable pour nous forcer cette extrmit, et Chamyl doit tre contenu par les mouvements combins des Библиотека "Руниверс" 64 ФЕЛЬДМАРШАЛЪ КНЯЗЬ БАРЯТИНСКІЙ.

troupes, qui entourent son centre d’action. Je ne m’tends pas ici sur ce sujet, car j'en cris officiellement au gnral Іі eade *).

Весьма краснорчиво выраженный въ этихъ письмахъ взглядъ по поводу Гагръ нельзя признать однако непогршимымъ: въ такихъ случаяхъ, какія иногда встрчаются на

–  –  –

*) Совершенное недоразумніе: гарнизоны всхъ очищенныхъ укрпленій Абхазіи, хотя въ совокупности и могли составить 5 т. человкъ, но отступать приходилось не 5 т. вмст, а исподволь, начиная съ одного укрпленія, гарни­ зонъ котораго въ нсколько сотъ человкъ, до соединенія со слдующими, дол­ женъ бы выдержать натискъ непріятеля соединеннаго въ одну массу. А уничто­ женіе этого одного гарнизона уже не допустило бы отступленія и остальны хъ.

Библиотека "Руниверс" ПЕРЕПИСКА О ДАГЕСТАНЪ.

войн, трудно указать неизмнный правила. Князь Барятин­ скій исходилъ, конечно, изъ той точки зрнія, что слдуетъ сберегать войска отъ жертвъ напрасныхъ, безплодныхъ, для того, чтобы имть право и возможность требовать отъ нихъ жертвъ, когда он нужны и полезны. Въ виду полной не­ возможности борьбы, какъ это и было дйствительно въ

–  –  –

положеніи Гагринекаго гарнизона, данное начальнику его предписаніе могло лишь Усугубить довріе воискъ къ началь­ ству, показывая, что обь нихъ заботятся, что ими дорожать, и что если не допускаютъ, чтобы Русскіе могли сдаться горцамъ, не взирая на ихъ численность и храбрость, то по­ нимаютъ. что противъ непріятельскаго Флота, вооруженнаго громадными орудіями, жалкое укрпленіе держаться не могло, было бы разрушено, и вс люди истреблены совершенно напрасно. Упрекнуть можно было разв за послднюю Фразу въ предписаніи воинскому начальнику, что сдача Англо-Французамъ будетъ ему поставлена въ заслугу. И въ самомъ дл. тутъ не было бы его вины: но заслугою едвали можно счесть какую бы то ни было сдачу непріятелю. Самая же Фраза въ письм князя Долгорукова:..Русскіе умираютъ, но не сдаются“, звучитъ, конечно, прекрасно и можетъ во­ одушевлять молодыхъ воиновъ: но какъ осторожно вообще слдуетъ обращаться съ подобными Фразами, доказалъ весьма скоро посл писемъ князя Долгорукова комендантъ Бомар­ зунда Бодиско, сдавшійся Англо-Французскому Флоту съ 2 т. гарнизона, не взирая на боле сильныя укрпленія и во­ оруженіе. чмъ имлись въ жалкомъ Форт Гагры...





Затмъ, того же числа, № 0474. военный министръ со­ общилъ генералу Реаду, что Государь вовсе не раздляетъ его взгляда на необходимость вывести войска изъ Дагестана, что равнялось бы уничтоженію послдней преграды Шамилю распространить свое вліяніе до самаго Аракса: что это, уничто­ живъ всякое уваженіе къ нашеи власти, едвали не будетъ сиг­ наломъ къ возстанію жителей между Самуромъ и Араксомъ— и откроетъ свободное поле проискамъ Персіянъ. Напротивъ.

Государь находилъ, что. даже въ случа разрыва съ Персіею, удержаніе Дагестана совершенно необходимо, какъ единствен­ ная преграда къ общему соединенію нашихъ враговъ. По­ этому онъ требовалъ не только не думать объ очищеніи Даге­ стана, а напротивъ тревожить Шамиля подвижными колон­ нами со стороны Лваго Фланга и Владикавказскаго округа, а въ Дагестан и на Лезгинской линіи держать въ готовно­ сти такія же колонны. Государь возлагалъ всю отвтствен­ ность на того. кто допуститъ добровольную уступку части

Библиотека "Руниверс" BECHA 18Г 4 ГОДА.

занятаго нами края безъ особой, настоятельной въ томъ необходимости. И это былъ взглядъ, вполн раздляемый квяземъ Воронцовымъ, который въ своихъ письмахъ съ до­ роги не разъ возвращался къ этому вопросу и, напримръ въ письм отъ 28 Марта, изъ Ставрополя, выражалъ свою радость по поводу отмны распоряженія генерала Реада вы­ требовать изъ Дагестана четыре батальона: „car on ne pou­ vait le faire sans compromettre fortement cette importante province. (Потому что этого нельзя сдлать, не подвергая этой важной области крайней опасности).

Генералъ Реадъ отвчалъ военному министру (9-го Мая J\ 165), что иногда вынужденная какими-нибудь соображеніями временная уступка можетъ принести боле пользы чмъ вреда, что своевременность такой уступки иногда не терпитъ отлагательства, такъ что время уже не позволяетъ испраши­ вать разршеній и потому не дозволяетъ стснять отдль­ ныхъ начальниковъ. Для примра генералъ Реадъ приводилъ отступленіе отряда князя Андроникова въ Гуріи съ одной позиціи на другую, назадъ, въ виду разлитія ркъ, могшихъ лишить его сообщенія съ опорными пунктами, гд находи­ лись запасы продовольствія войскъ (см. приложеніе). Нельзя однако не сказать, что примръ этотъ былъ приведенъ весьма неудачно. Большая разница перемнить позицію, хотя бы и въ отступательномъ направленіи, съ отрядомъ, дйствующимъ въ пол противъ непріятеля временнаго, гд населеніе намъ предано, или очистить рядъ укрпленій цлаго огромнаго района, только этими укрпленіями удерживаемаго въ нашей власти, противъ населенія намъ враждебнаго: не говоря о томъ, что вторичное занятіе, возобновленіе и снабженіе всмъ нужнымъ истребленныхъ укрпленій повело бы къ новой многолтней тяжкой войн, къ новымъ многомилліонныхъ затратамъ государства.

Военный министръ, по повелнію Государя, препрово­ дилъ къ князю Воронцову (находившемуся тогда въ своемъ имніи Мошнахъ, въ Кіевской губерніи) копіи со всей этой переписки съ генераломъ Реадомъ и спрашивалъ его мннія.

Вотъ Чте) по этому поводу писалъ старикъ князь Михаилъ

Семеновичъ, 14 Мая 1854 года, къ князю Барятинскому:

5*

Библиотека "Руниверс"68 ФЕЛЬДМАРШАЛЪ КНЯЗЪ ВАРЯТИНСКІЙ.

„ІІ долженъ намъ сказать. что князь Васильчиковъ, пріхавшій изъ Кіева навстить меня, привезъ пакетъ отъ военнаго министра. который сообщ аетъ мн свою корре­ спонденцію съ генераломъ Рейдомъ на счетъ проекта очи­ щенія Дагестана и спрашиваетъ моего мннія объ этой мр и объ его отвт, который онъ. но повелнію Государя, далъ генералу Реаду. ІІ не могъ не отвчать съ полною искренностью, что по моему мннію мра эта можетъ имть самыя пагубныя послдствія и что я вполн согласенъ съ мнніемъ Государя по этому предмету, Сообщеннымъ генералу Реаду въ бумаг князя Долгорукова *). Въ тоже время я пожелалъ извстить объ этомъ васъ. любезный другъ, съ просьбою передать генералу Реаду. Будьте оба вполн ув­ рены. что я не сталъ бы вмшиваться въ это дло безъ тре­ бованія, основаннаго на повелніи Государя: это случилось единственный разъ. Очень счастливый тмъ. что достигнулъ возможности пользоваться отдыхомъ, я не стану вмшиваться ни въ какія дла Оффиціальнаго свойства. Постоянно надюсь на милость Бога. что намъ не представится подобная необхо­ димость, и мы не будемъ вынуждены прибгать къ мрамъ, которыя уроиятъ пасъ въ мнніи не только всего Дагестана, но и во всемъ Закавказскомъ кра, и которыя весьма трудно будетъ поправить въ теченіе долгаго ряда лтъ“.

На этомъ окончились опасныя предположеніи объ оста­ вленіи Дагестана— къ счастью Кавказа, къ счастью самаго князя IБарятинскаго и къ счастью всей Россіи. Потеря З а­ кавказскаго края равносильна потер Каспійскаго моря и большей части Чернаго: а къ чему подобная катастрофа.могла бы привести государство, должно быть понятно всякому, кто хоть немного знакомъ съ политическимъ положеніемъ и взаимными отношеніями Европейскихъ государствъ. Это былъ бы ударъ, предъ которымъ разгромъ Севастополя теряетъ почти всякое значеніе.

–  –  –

Г. Отзывъ командующаго отдльнымъ Кавказскимъ кор­ пусомъ генерала Реада военному министру князю Долго­ рукову, отъ 17-го Марта 1854 г. за № 64.

–  –  –

Д. Проектъ отношенія военнаго министра къ командую­ щему отдльнымъ Кавказскимъ корпусомъ и воисками къ оному прикомандированными. 29-го Марта 1854 года. № 4904.

–  –  –

3. Изъ Рапорта военному министру командующаго Кавказ­ скимъ корпусомъ, отъ 9 Мая 1854 г. № 165.

Что касается до отвтственности, которую Государю Императору угод­ но возлагать на того, кто допуститъ добровольную уступку части заня­ таго нами края безъ самой настоятельной въ томъ необходимости, то, по­ коряясь вполн оной, я ршаюсь только покорнйше просить ваше сія­ тельство представить на высочайшее Его Императорскаго Величества воз­ зрніе то, что иногда вынужденная какими-нибудь соображеніями, временная уступка можетъ принести боле пользы, нежели вреда. Своевременныя та­ кого рода уступки иногда не терпятъ отлагательства, такъ что время не только не позволяетъ испрашивать на это высочайшее разршеніе, но иногда и не дозволяетъ мн стснять въ этомъ подчиненныхъ мн отряд­ ныхъ начальниковъ. Такъ, напримръ, князь Андроникова по внезапному и чрезвычайно сильному разлитіи) ркъ во второй половин Апрля, опа­ саясь разобщенія между войсками въ Гуріи и съ мстами гд находятся ихъ склады военныхъ и продовольственныхъ запасовъ, принужденъ быдъ вдругъ перемнить мста расположенія тамошняго отряда, и отошелъ къ Чехатаурской позиціи и устью Цхенисъ-Цхали. Л сообщилъ ему Высочай­ шую волю Государя Императора, и я увренъ, что онъ не упустить ни времени, ни случая, чтобы исполнить Святую волю Его Величества; но по его соображеніямъ, которыхъ я не могу не сообщить, желаетъ онъ дать Туркамъ еще время, чтобы привезти въ Гурію и артилеріи), и тяжести и, заманивъ ихъ такимъ образомъ въ положеніе для нихъ невыгодное, на­ дется онъ, съ помощью Божіею, наголову разбить непріятеля.

Въ заключеніе я смю заврить ваше сіятельство, для доведенія до свднія Его Императорскаго Величества, что вс войска, находящіяся въ состав отдльнаго Кавказскаго корпуса, одушевлены нын какъ и прежде полнымъ усердіемъ и рвеніемъ, чтобы достойно исполнить долгъ свой предъ Государемъ Императоромъ и отечествомъ, и что я остаюсь въ совершен­ ной увренности, что въ непродолжительномъ времени они доставитъ мн случай засвидтельствовать объ этомъ предъ Всемилостивйшимъ нашимъ Государемъ Императоромъ.

–  –  –

чего требуютъ польза службы и общее положеніе. Съ этой точки зрнія нашъ Августйшій Монархъ нашелъ невозможнымъ на предвидніи событій основывать точныя ршенія, которыя вызвали бы необходимость очистить Дагестанъ. Оправдаются ли эти предвиднія, никто этого не знаетъ. Впро­ чемъ, я думаю, что, даже упреждая будуіцее, сущность вопроса должна быть точно онредлена, т.-е. будетъ ли нужно очистить весь Дагестанъ, или только часть страны? Во всякомъ случа нужны, я думаю, особенно важ­ ныя причины для того, чтобы покинуть Темиръ-Ханъ-Шуру или Ахты и линію Самура.

Мн кажется также, что положеніе нашихъ укрпленій внутри страны не можетъ никоимъ образомъ сравниваться съ положеніемъ нашихъ при­ брежныхъ крпостей, подвергавшихся одновременно нападеніямъ и съ суши и съ моря, тогда какъ первымъ, кром покушеніи горцевъ, опасаться не­ чего. Разв не будетъ предпочтительне сберечь, по крайней мр наиболе важныя, и взяться теперь же за снабженіе ихъ военными и иродовольственныміі припасами, улучшить ихъ оборонительныя верки и ихъ вооруженіе, дабы, въ крайнемъ случа, дать имъ возможность выдержать продолжитель­ ную осаду? Вы знаете, что каждая изъ этихъ крпостей намъ стойла по меньшей мр цлой кампаніи. Если, но общей систем нашихъ дйствій, жертвы необходимы, разв не слдуетъ стараться ограничить число ихъ, насколько это возможно? Очищеніе Абхазіи вроятно должно было совер­ шиться, потому что генералъ Реадъ это такъ ршилъ; по этому поводу я выражаю ему чувства Государя и прошу его передать князю Шервашидзе письмо, которое Государь мн поручилъ ему написать. Но всей вроят­ ности вы уже отвчали на то письмо, которое онъ вамъ написалъ. Со­ провождалъ ли Шервашидзе паши войска ири ихъ передвиженіи или оста­ вался у себя? До какой степени можемъ мы разсчитывать на его предан­ ность? Располагаетъ ли онъ нкоторыми силами, чтобы поддерживать въ стран свой авторитетъ? Должна ли Самурзакань тоже подвергнуться участи Абхазіи? Очищая укрпленіи, генералъ Мироновъ вывезъ ли пушки пли заклепалъ ихъ и увезъ, или уничтожилъ военные и продовольственные припасы? Сжегъ ли онъ казармы и взорвалъ ли ограды? Вотъ вопросы, на которые Государь ждетъ разъясненій.

Нашъ Августйшій Монархъ желаетъ, чтобы вы мн писали подробно, когда найдете то полезнымъ, и я буду этому искренно радъ. Его Величе­ ство уполномочиваетъ васъ присоединиться къ князю Бебутову лишь тогда, какъ начнутся его наступательныя дйствія, а пока оставаться въ Т иф­ лис, при отправленіи вашей должности, столь важной въ виду настоящихъ осложненій.

Въ отвтъ на ваше письмо отъ 8-го сего мсяца извщаю васъ, что Государь, цня лично генералъ-лейтенанта Обручева, назначилъ его началь­ никомъ запасной дивизіи 2-го пхотнаго корпуса, съ сохраненіемъ жало­ ванья, которое онъ получалъ въ прежней должности. Это назначеніе со­ гласуется со спеціальностью достойнаго ветерана и предоставитъ ему случай оказать полезныя услуги.

–  –  –

*) Маіоръ Александровскій, адъютантъ князя Бебутова, доставилъ Государю доне­ сеніе о побд ири Кюрюкъ-Дара, за что и былъ пожалованъ Флигель-адъютантомъ.

–  –  –

Вчера пріхалъ къ намъ Ермоловъ Такъ какъ О Ф Ф И ц іа л ь н ы е отвты доставленныя и м т. представленія были изъ Петербурга прямо отосланы на въ Т и ф л и с ъ, то Ермоловъ проводитъ насъ до Мошны, откуда уже отпра­ вителя къ вамъ въ Т и ф л и с ъ, с о свжими извстіями о нашемъ караван.

Онт привезъ мн рескриптъ Государя, который я уже читалъ въ газе­ тахъ. Ермоловъ останавливался въ Москв и прохалъ черезъ Кіевъ и наше имніе, гд полагалъ найти насъ. Рескриптъ Государя очень Л е ­ стецъ и состоялся весьма кстати, дабы показать всмъ, что я всегда дй­ ствовалъ въ Закавказь согласно съ намреніями Государя, что онъ былъ очень доволенъ всмъ, что я сдлалъ, а также и наставленіями, оставлен­ ными мною при отъзд генералу Реаду..И уже получилъ нсколько дней тому назадъ письмо отъ военнаго министра въ отвтъ на представленіе, которое я сдлалъ изъ Тифлиса въ вашу пользу; это представленіе было хорошо принято, и я надюсь, результаты его вскор обнаружатся въ вашу пользу.

По извстіямъ изъ Одессы отъ 9-го числа, въ нсколькихъ верстахъ показалось до 20 военныхъ кораблей союзнаго Флота; никто не зналъ, за чмъ они пришли. Многіе жители покидаютъ Одессу. Сильныя батареи, нкоторыя сл» заготовленными калеными ядрами, въ случа надобности, готовы къ дйствію. Что касается до меня, я надюсь, что эти господа не настолько свиньи, дабы причинить вредъ коммерческому городу, кото­ рый въ мирное время также полезенъ иностранцамъ, какъ и намъ самимъ.

Келя они хотятъ нанести вредъ, то могутъ идти къ Севастополю или сд­ лать хорошую высадку около Анапы или Новороссійска: но тамъ они найдутъ, съ кмъ имть дло.

Bot7j уже нсколько дней мы не имем7 извстій изъ Турціи; но по­ слднія изъ нихъ были хороши, и я думаю, что наши дйствія въ низовьяхъ Дуная ободрить возмущеніе христіант» въ Европейской Турціи.—Дай Богъ, чтобы вы имли достаточно силы противъ Шамиля; надюсь, что вы ихъ будете имть, такъ какъ, по общему мннію, посл ужаоныхъ сн­ говъ этой весны, о н ъ ничего не будетъ въ состояніи сдлать въ горахъ ране будущаго мсяца, а если онъ ршится обогнуть наиі7 Правый Ф л а н г ъ и дойти до плоскостей, то в о й с к 7 достаточно чтобы погнаться за нимъ и на­ казать его. Случится конечно то, что Богу будетъ угодно; по мн кажется, что вообще можно надяться на хорошій исходъ; что же касается до вы­ садки непріятеля въ Мингреліи и похода черезъ Кутаис7 на Т и ф л и с ъ, т о *) Клавдій Алексевичъ, иьтвшШ адъютантомъ у князя Воронцова.

–  –  –

тмъ, какъ онъ выполнилъ довренную ему важную операцію. Гене­ ралъ Реадъ прислалъ мн копію съ его рапорта изъ Анакліи. Оставленіе Сеухума и Абхазіи вещь, разумется, Тягостная для насъ; но при настоя­ щихъ обстоятельствахъ это было необходимо, и къ тому же, разъ эта Проклятая война будетъ окончена (а она можетъ быть окончена лить въ благопріятномъ смысл для насъ), намъ легко будетъ вновь занять наши позиціи въ этой сторон, и мы будемъ тамъ боле сильны, чмъ когда либо. То чтб вы мн говорите, заставляетъ меня также надяться, что войска, которыя вамъ посылаетъ Козловскій, прибудутъ во время для бе­ зопасности Лезгинской линіи, и съ Божьею помощію мы повсюду будемъ достаточно сильны, чтобы защищаться до той минуты, когда намъ будетъ позволено дйствовать наступательно. Вы еще не знали о счастливомъ освобожденіи Гагръ и о всхъ нашихъ мрахъ со стороны прибрежья;

тутъ было счастье почти Чудесное, и все это можетъ служить лишь на­ деждою на продолженіе божественнаго покровительства въ будущемъ. Я вполн надюсь, что Шервашидзе выполнитъ свою обязанность, какъ я всегда этого отъ него ожидалъ, даже тогда, когда онъ будетъ оставленъ при однихъ собственныхъ средствахъ; но, во всякомъ случа, князь Андрениковъ будетъ теперь достаточно силенъ, чтобы удлить немного пхоты для той наиболе близкой къ Абхазіи части Мингреліи, гд иметъ пребываніе семейство Дадіана. Мингрелія съ такою помощью въ центр страны, надюсь, помшаетъ горцамъ наносить ей вредъ и, какъ вы гово­ рите, впослдствіи Андрониковъ будетъ въ состояніи дать достаточно лю­ дей изъ своего отряда на усиленіе князя Бебутова. Чтб касается до Ахал­ цыха, я думаю, что съ этой стороны мало опасности: генералъ Гюйонъ *) будетъ напрасно хлопотать и собирать Турецкую армію такого же достоин­ ства какъ та, которая была разбита при Башкадыклар и при Суплис;

нашъ же главный корпусъ арміи будетъ гораздо сильне, чмъ тотъ, ко­ торый совершилъ такъ много хорошихъ длъ въ прошломъ году. Отно­ сительно Дагестана, я могу лишь повторить свое мнніе, что мы не должны лишаться этой части края и отодвигать наши настоящія линіи:

это быда бы роковая мра. Такую страну разъ покинувши, не такъ-то легко опять занять, какъ Абхазію или окрестности Новороссійска, а безпрепят­ ственное сосредоточеніе противъ насъ всхъ центральныхъ племенъ Да­ гестана имло бы наиболе печальныя для насъ послдствія. Разумется, нельзя ожидать еще войскъ изъ Россіи; но, съ нсколькими батальонами безсрочныхъ и рекрутовъ для пополненія 13-й дивизіи и всхъ остальныхъ частей мы, съ Божьею помощью, будемъ, какъ я уже сказалъ выше, до­ статочно сильны повсюду.

Радуюсь, что ваше здоровье возстановилось, и вы чувствуете себя въ силахъ присоединиться къ князю Бебутову; я въ восхищеніи, узнавъ, что онъ перейдетъ Арпачай и займетъ позицію на Карской дорог;

–  –  –

Вчера первый разъ я былъ въ состояніи отправиться на прогулку верхомъ на цлый част» съ Брюнами, которые, также какъ и Визей, при­ были сюда третьяго дня. Моя сестра здсъ, но лэди Кланвильямсъ, которая была очень нездорова, не могла еще покинуть Боннъ; мы надемся, что она скоро присоединится къ намъ сюда пли по меньшей мр прідетъ, чтобы спуститься вмст по Рейну до Роттердама, такъ какъ отсюда мы отпра­ вился въ Голландію, а не въ Остенде, т. е. въ маленькій портъ Шевенингъ близъ Гага. Остенде испугало насъ большимъ числомъ Прізжихъ, тамъ уже находящихся и еще ожидаемыхъ. Въ виду близости отъ Парижа и Лондона, туда постоянно будутъ прізжать личности, которыхъ намъ совершенно не любопытно видть. Проснувшись 25 Августа, мы полу­ чили газеты изъ Петербурга, съ подробностями относительно блестящаго дла генерала Врангеля и съ надеждою, что онъ немедленно войдетъ въ Баязетъ. Увряютъ также, что Шамиль отступилъ въ горы, чтобы обратиться противъ князя Григорія Орбеліана; все это утшительно, и чтобы дополнить нашу радость, нужно было бы подтвержденіе извстія, сообщенная Петромъ Шуваловымъ на счетъ блестящаго успха князя Бебутова вблизи Карса.

Г).

Шевенингъ, ГЛ Сентября 1854 г.

Не могу вамъ передать, съ какимъ удовольствіемъ и интересомъ л получилъ и прочиталъ ваше письмо. Намъ уже хорошо извстно блестя­ щее дло и участіе ваше въ славной побд при Кюрюкъ-Дара. Мы благо­ дарили Бога, что Его божественная благость сохранила васъ цлымъ и невредимымъ подъ ужаснымъ огнемъ, которымъ вы такъ доблестно пре­ небрегали, ведя въ сильную атаку паши храбрыя войска на непріятельскій центръ. Это мн напомнило знаменитое движеніе маршала Макдональда съ Итальянской арміею на центръ Австрійцевъ ири Ваграм, которое и р­ шило побду. Мы счастливы видть, что вы имли такой прекрасный слу­ чай, которымъ вы такъ хорошо и удачно воспользовались. Слава вой­ скамъ Кавказа, доставляющими» Россіи въ теченіи цлаго года удовольствіе и утшеніе своею прекрасною выдержкой) и блестящими побдами. Слава также Грузинскому населенію и всмъ Грузинскимъ племенамъ за ту вр­ ность и героизмъ, которые они постоянно выказываютъ и которые на­ конецъ оцнены всею Россіею. Я думаю, что теперь Нмцы *), которые были всегда готовы такъ унижать заслуги Грузинъ, даже въ военномъ значеніи, спуститъ ниже свой тонъ, или совсмъ замолчать. Дай Богъ, чтобы дла повсюду шли такъ хорошо, какъ у васъ. Въ настоящее время мы въ сильномъ безпокойств относительно результата главной экспедиціи союз­ никовъ на Крымъ и Севастополь. Если только у насъ достаточно тамъ войскъ и если князь Меншиковъ (что онъ наврное и сдлаетъ), соотвтствен­ ными мрами поставитъ Севастополь и ф л о т ъ в ъ безопасность отъ не

–  –  –

ожиданнаго нападенія, эти проклятые Англичане и Французы, также какъ и Турки, съ сопровождающими ихъ Египтянами, могутъ получить хорошій урокъ, который будетъ еще чувствительне, колъ скоро Русскій Богъ пош­ летъ тропически) бурю, когда часть ихъ войскъ уже высадится. Все же это вроятность довольно важная, а въ ожиданіи результата, невозможно не быть въ возбужденной^ и безнокойномъ состояніи.

Я вамъ очень благодаренъ за все что вы говорите на мой собствен­ ный счетъ, но излишекъ всего этого я приписываю дружб, которая насъ соединяетъ и которою я горжусь. Вы не должны сомнваться, что я испы­ тывая) большое огорченіе, не будучи въ состояніи находиться съ вами на Кавказ, который и такъ люблю и гд я старался сдлать все хоро­ шее, что только было въ моей власти; будьте уврены въ той великой радости, какую я испыталъ бы, если бы могъ прибыть къ вамъ; но, къ несчастью, я еще далекъ отъ возможности возвратиться къ дятельной служб и все что могу сдлать въ настоящее время это скромно жить, съ большимъ благоразуміемъ въ діэт и съ само отреченіемъ во многомъ.

Карлсбадъ помогъ моей печени; но доктора думаютъ, что мн нужно вы­ держать второй курсъ. По возвращеніи у меня будетъ послдняя консуль­ тація, по я ршился во всякомъ случа возвратиться на зиму въ Россію, хотя съ боязнью, не будетъ ли мн тяжело переносить холодъ, даже и въ Кіевской губерніи. Случится впрочемъ то, что Богъ дастъ; но мои са­ мыя горячія молитвы никогда не будутъ за себя, такъ какъ, въ особен­ ности въ мои годы, было бы безразсудствомъ много думать о сохра­ неніи жизни: эти молитвы Возносятся за славу и счастіе моей страны и за ей побдоносный исходъ изъ настоящаго критическаго положенія.

М оя с е с т р а и ея ч е т ы р е доч ери с ъ д тьм и н ах о д ятс я здсь; он о чен ь п р и в я з а н ы к ъ в а м ъ, и мы б е зп р е с т а н н о г о в о р и т ъ о в а с ъ. К л а н в и л ь я м с ъ р а з ­ с к а з а л ъ мн, к а к ъ ему Вздумалось, что о н ъ у зн а л ъ одного и зъ ваш ихъ б р а т ь е в ъ н а д еб ар кад ер ж ел зн ой дороги въ А нгліи и, ж елая в ъ э т о м ъ удо­ с т о в р и т ь с я, п р о и зн е с ъ в а ш е им я, не глядя на него; в а ш ъ б р а т ъ с е й ч а с ъ же со в н и м ан іе м ъ п о см о тр л ъ на него. что и п овело къ зн а к о м ст в у, и они п о м сти л и с ь в ъ одном ъ в а го н *).

Но всем у, чт5 м ы п о л у ч а ем ъ и зъ Т и ф ли са, у зн а е м ъ с ъ р ад о стью, что ге н е р а л ъ Р е а д ъ су м л ъ сн и с к а т ь уваж ен іе и о б щ у ю си м п атію и видимъ, н аскол ько о н ъ с ч а с тл и в ъ, что п осл м оего о т ъ з д а не б ы л а п о сл ан а т у д а н к о т о р а я л и чн ость, к о т о р а я не Съумла бы п о н я ть ни лю дей, ни д лъ К а в к а з а, и з а х о т л а бы в с е п ер е д л ать н а свой о б р а з е ц ъ и п р о и зв е ст и в с я ­ кія п ер ем н ы, ч т о б ы то л ь к о п о к а за т ь, что о н а м о гл а б ы л у ч ш е все сд­ л а т ь, ч м ъ т о т ъ к то б ы л ъ р а н ь ш е его **).

*) Вслдствіе чрезвычайнаго сходства оратышъ Александру, и Анатолія И в ан ов н ой.

* * ) Намекъ на H. Н. Муравьева.

–  –  –

Вы врно удивлялись, что, получивъ ваши два письма отъ 30 Авгу­ ста и 12 Сентября, я запоздалъ моимъ отвтомъ на т вопросы, кото­ рые вы мн въ нихъ предлагаете; но я васъ увряю, да вы и сами это легко поймете, что мы находимся въ Лихорадочномъ возбужденіи относи­ тельно судьбы Крыма и Севастополя, не говоря уже объ газетныхъ уткахъ и ложныхъ извстіяхъ, облетвшихъ свтъ подъ боле или мене правдо­ подобнымъ видомъ, которыя не даютъ ни минуты покоя, необходимаго для того, чтобы вести переписку. Мы находимся почти все въ той же неизвст­ ности и безпокойств и молимъ Бога, чтобы все обошлось благополучно въ Крыму; да и кажется, что есть на это надежды. Но во всякомъ случа я не хочу отдалять по истин Пріятную обязанность отвчать вамъ и по бесдовать съ вами нсколько минутъ. Начинаю съ предложенныхъ мн вопросовъ: 1) вы спрашиваете моего мннія относительно замщенія въ командованіи драгунскимъ полкомъ князя Чавчавадзе Дондуковымъ; на это я могу лишь сказать, что мое мнніе остается такимъ же, какимъ вы его знаете и какимъ я его передалъ генералу Реаду и самому Дондукову.

Вы знаете, какъ я люблю Дондукова и насколько я убжденъ, что онъ достоинъ командовать этимъ прекраснымъ полкомъ; но, не смотря на все, чт5 я ему говорилъ, онъ не хочетъ понять, какъ было бы несправедливо, и, въ особенности, посл блестящихъ дйствій Чавчавадзе при ВашъКадыклар, даже Неблагодарно o стороны властей, отнять у него этотъ полкъ противъ его собственнаго желанія, только по той причин, что другой хочетъ его имть. Можетъ выдаться случай, когда Чавчавадзе бу­ детъ назначенъ на боле высокій и постоянный военный постъ; тогда не о чемъ и говорить, въ особенности, если онъ самъ на это согласится. Го­ ворю вамъ совершенно откровенно, что только въ этомъ случа мы и могли бы безъ явной несправедливости отнять полкъ у такого командира, какъ Чавчавадзе, который велъ драгунъ такъ блестяще и съ такою поль­ зою противъ непріятеля. Вотъ мой взглядъ; я не могу вамъ передать его Оффиціально, да и почти не имю на то права, но этого мннія перемнить я не могу и думаю, что оно въ такомъ вид, какъ я его вамъ только что представилъ, основано на сущности дла и на чувств справедливости.

Что касается до того преимущества, о которомъ вы мн говорите, при перемщеніи поздне драгунскаго полка въ его старыя квартиры въ Ка­ хетію, то теперь не время заниматься этимъ дломъ; но мн кажется, что это нужно имть въ виду, и что мысль хороша. 2) Не могу дать никакого мннія относительно перемщенія Калустова *), такъ какъ не имю понятія, чт(5 онъ могъ сдлать посл моего отъзда и по какимъ причинамъ вы желаете этого перемщенія. Во всякомъ случа я не буду здсь ни за, ни противъ^ и если бы даже спросили изъ Петербурга моего мннія, я далъ *) Генералъ-маіоръ К а д е т о в ъ былъ интендантомъ Кавказской арміи.

–  –  –

бы тотъ же отвтъ, прибавивъ, что генералу Реаду принадлежитъ право ршенія этого вопроса. Не думайте, чтобы я стоялъ за Калустова и чтобы я его хотлъ защищать; нтъ, но я утверждаю, что не знаю да и не могу знать того, чт5 онъ сдлалъ по моемъ отъзд съ Кавказа; гене­ ралъ Реадъ и вы, какъ начальникъ главнаго штаба, единственные судьи.

Исли Фактъ все таки совершится, я положительно ничего не имю сказать противъ назначенія на его мсто Колосовскаго, а Майвалдова на мсто этого послдняго. 3) Если князь Аидрониковъ желаетъ получить дивизію Врангеля *), я ничего не имю противъ этого, такъ какъ онъ будетъ пре­ восходнымъ начальникомъ дивизіи и военнымъ, которымъ можно всегда располагать. Гагаринъ прекрасно занялъ бы его мсто въ Т и ф л и с ( т. е.

губернатора), это былъ бы лучшій выборъ, какой можно сдлать; что же ка­ сается до мста въ Кутаис, я, но правд сказать, не могу сразу дать своего мннія относительно того, что можно было бы тамъ сдлать; но слдовало бы хорошенько подумать, кого представить туда, такъ какъ есть много необходимыхъ условій для занятія этой должности. Гагаринъ имеетъ преимущество, благодаря своему имени и принадлежности его жены къ иервйшей Ф а м и л і и Грузіи; многочисленное дворянство Имеретіи, Мингре­ ліи и Гуріи совсмъ не сошлось бы съ кмъ нибудь, кто не былъ бы изъ важной Ф а м и л іи, и который, кром того, не зналъ бы языка страны.

Мн кажется, что Иванъ Мухранскій или Язонъ Чавчавадзе подходя щи для этого, и при перевод Русскаго изъ Имеретіи въ Т и ф л и с ъ, ничего не могло бы помшать перевести въ Кутаисъ Грузина знатной Ф а м и л іи.

По важному вопросу, что предстоитъ длать въ случа продолженія войны въ будущемъ году, я совершенно согласенъ съ вашимъ мнніемъ, что, въ виду возможной сильной высадки союзниковъ въ Батум или Трапезунд, слдовало бы подумать объ увеличеніи воискъ для спасенія За­ кавказья.

Можетъ быть, посылка новыхъ дивизій въ полномъ состав бу­ детъ найдена невозможною, и конечно для оборонительнаго положенія вы ихъ имете, можетъ быть, и достаточно; но на случай дйствія союзниковъ вмст съ Турками въ Анатоліи, и въ тоже время, чтобы ничего не опасаться со стороны Персіи, нужно было бы имтъ, помимо того, чт6 у васъ есть къ настоящее время, отъ ‘ 5 до.'ІО тысячъ пхоты и 8 т, хорошей ка­ валеріи. Если бы весною вамъ дали эту помощь, то можно было бы пе­ ревести ихъ черезъ горы въ полномъ состав или частями, смотря по тому, будете ли имть основаніе врить въ возможность совмстныхъ дйствій союзниковъ въ Анатоліи. Между тмъ эта помощь можетъ быть очень полезна, для того чтобы покончить съ Черкесами Праваго Фланга, или чтобы отправить ее черезъ Керчь въ Крымъ, если Богъ сохранитъ намъ *) Генералъ-лейтенантъ Карлъ Карловичъ іірангель, разбивш ій Турокъ при Бан­ кет, оылъ вызванъ въ Керчь командовать тамъ войсками.

–  –  –

успха. Между тмъ. пока пни длаютъ громадныя усилія п получаютъ большія подкрпленія, борьба становится все боле ожесточенной и крово пролитной, чмъ когда либо. Во всякомъ случа Англичане и Французы убдились изъ своихъ потерь, что насъ не такъ-то легко побдить, какъ они думали сначала.

Я былъ увренъ, что вы съ грустью узнаете о моемъ окончатель­ номъ удаленіи отъ должности, которое я вынужденъ былъ исходатайство­ вать. Необходимо нужно было ршиться на это, но мн это причинило и причиняетъ глубокую скорбь. Я совершенно неспособенъ служить, а въ особенности такъ, какъ я служилъ всегда, бывая везд и видя все соб­ ственными глазами. Я никогда бы не могъ ршиться играть роль ин­ валида, тогда какъ все бы служило и успвало вокругъ меня; да и къ тому же мое нравственное состояніе, въ особенности въ подобномъ положеніи, не позволило бы мн предпринимать ршенія и мры, какія обстоятельства требуютъ, и я оказался бы способенъ длать ошибки, настолько же Пре­ досудительныя по отношенію кь дламъ, какъ и тягостный по отношенію ко мн самому. Ожидаю съ нетерпніемъ извстія о томъ ршеніи, которое вы примите въ отношеніи самого себя, то есть будете ли вы просить перемны мста, или останетесь на своемъ при генерал Му­ равьев; это было бы можетъ быть лучше, коль скоро можетъ устроиться.

Муравьевъ человкъ военный, съ твердымъ характеромъ, и онъ давно уже знаетъ страну, которую беретъ подъ свое управленіе. Тамъ В о ­ дворится единство, и я надюсь что онъ съуметъ повсюду принять хорошія мры. Хотя т подкрпленія, которыя вамъ назначили, не по­ кажутся особенно значительными, я однако думаю и надюсь, что доста­ нетъ людей, чтобы противу стать врагамъ повсюду. Невроятно, чтобы Англо-Французы, пожертвовавъ уже почти всми большими средствами для Севастополя, были бы въ состояніи отправить корпусъ войскъ противъ Грузіи; какъ только они углубились бы въ страну, ихъ положеніе стало бы затруднительнымъ, и несчастные остатки Турецкой арміи, битые такъ часто на всхъ пунктахъ нашими доблестными войсками, не соста­ вятъ для нихъ большой помощи. Такъ какъ нашли нужнымъ въ Петер­ бург прислать на Кавказъ генерала Муравьева, то я былъ очень радъ ви­ дть по крайней мр, что Государь хорошо поступилъ съ храбрымъ и славнымъ генераломъ Реадомъ, который прекрасно держался въ теченіе года и умлъ такъ хорошо уничтожать вс намренія и попытки непрія­ телей на всхъ нашихъ границахъ. Дйствительно, не Случись плачевной катастрофы (которая все же лишь частная неудача) съ семьею Чавчавадзе, то не было бы ни одной непріятности, ни одного неудовольствія въ тече­ ніе этого года на всхъ нашихъ Кавказскихъ линіяхъ.

–  –  –

„Дорогой князь. Зная чувства, которыя вы питали къ моему отцу.

мы съ матушкой ршили послать вамъ, въ память его, маленькій ком­ пасъ, которымъ онъ очень дорожилъ и который не покидалъ его во все время его походовъ на Кавказ.

„Вамъ, какъ, занимающему нын мсто покойнаго и одушевленному тмъ же желаніемъ процвтанія и умиренія этого края, ныть можетъ бу­ детъ пріятно имть при себ вещь, которая напомнить вамъ вашего преж­ няго начальника и друга въ политик и по сердцу.

„Я пріхалъ сюда съ цлью хотя немного утшить мою бдную ыатушку въ постигшемъ ея жестокомъ гор, и я вижу, къ великой моей радости, что присутствіе мое принесло ей облегченіе. Она поручаетъ мн передать вамъ ея привтъ; отъ меня же, любезный князь, прошу принять увреніе въ искреннемъ уваженіи и преданности0.

Приписка княгини Елисаветы Ксаверьевны Воронцовой:

„Я знаю, что вы сожалете о немъ, какъ о лучшемъ своемъ друг, и знаю, что онъ любилъ васъ искренно и сильно. Повторяю вамъ это, ибо могу подтвердить. Да поможетъ вамъ Богъ осуществить вс надежды, которыя возлагалъ на васъ покойный.

„Онъ держалъ при себ компасъ до Четверга. Покинулъ онъ насъ во Вторникъ въ 3 ч. 3/4а.

–  –  –

Автобіографія графа Гогендорпа, написанная много лтъ спустя посл важныхъ событій, которыхъ отъ быдъ свидтелемъ и участникомъ, уже въ Бразиліи (гд онъ скончалъ дни свои), довольно любопытна вообще для исторіи Наполеоновскаго времени и въ частности для насъ.

Приводимъ разсказъ о пребываніи графа Гогендорпа въ Петербург.

Первою моею заботою было похать къ Господину Бюи, мсто котораго я занялъ.

Я увидалъ его вольнаго и сильно разстроеннаго:

онъ жаловался на своего секретаря, который, пользуясь его слабымъ состояніемъ, дурно обходился съ нимъ. Мой пріздъ оживилъ его, и онъ сопровождалъ меня къ графу Воронцову, бывшему тогда госу­ дарственнымъ канцлеромъ и министромъ иностранныхъ длъ.

Этотъ старый министръ, весьма не гибкій (fort rustre) въ обхож­ деніи и всецло преданный Англіи (гд его братъ былъ посланникомъ), принялъ насъ однако очень хорошо. Въ Голландіи, гд былъ онъ н­ когда министромъ, зналъ онъ мое семейство и связи и не могъ удер­ жаться, чтобы не выразить мн своего удивленія, что видитъ меня служащимъ патріотической партіи. Я отвчалъ ему, что служу только своему отечеству. Чтобы предъявить мои кредитивныя грамоты, я ожи­ далъ возвращенія императора Александра, который здилъ не на долго въ Эстляндію. Скоро я имлъ честь быть допущенъ къ Импе­ ратору и Императриц на Каменный островъ, маленькую и очень скромную дачу. Они оказали мн самый милостивый пріемъ, а Импе­ раторъ удостоилъ уврить меня въ своемъ благоволеній къ Б а т а в ­ ской республик, сказавъ мн, что онъ поручилъ графу Воронцову поговорить со мной о ввренныхъ мн длахъ. Политика Россіи была въ то время очень нершительна. Это было въ Іюн 1803 года, пе­ редъ разрывомъ Амьенскаго мира. По смерти императора Павла, ко­ торый готовъ былъ открыто объявить себя за Францію и совсмъ разошелся съ Англіей, императоръ Александръ началъ съ того, Чго захотлъ соблюдать строгій нейтралитетъ между этими двумя держа­ вами и оставаться въ добромъ согласіи съ той и другой.

Такое поло­ женіе длъ продолжалось, когда я пріхалъ въ Петербургъ. Адмиралъ Сиръ Джонъ-Ворлавъ-Варренъ былъ Англійскимъ посломъ, а гене­ ралъ Гедувиль Французскимъ министромъ. Об стороны старались побудить Россію принять участіе въ новой борьб, которая готова была начаться. Это придавало большую важность ршеніямъ Русскаго кабинета, и въ Голландіи надялись, что покровительство этой дер­ жавы могло доставить республик блага нейтралитета. Тщетная н а ­ дежда! (Jo дня моего прізда я замтилъ (какъ и ожидалъ), что на это разсчитывать нечего. Значеніе Голландіи не было довольно важно, что бы побудить Россію къ ршительнымъ мрамъ, Въ 1795 году, вслдствіе

Библиотека "Руниверс"НО ИЗЪ ЗАПИСОКЪ ГРАФА ГОГЕНДОРПА.

происшедшей у насъ революціи, сношенія наши съ Россіей были прерва­ ны, но безъ объявленія войны и непріятельскихъ дйствій; въ 1799 году императоръ Павелъ посылалъ отрядъ своихъ войскъ для соединенія съ Англичанами, во время экспедиціи на Сверъ Голландіи, что насъ дйствительно поставило во враждебное отношеніе съ Россіею. Эта же экспедиція была одною изъ первыхъ аобудительныхъ причинъ неудовольствія Павла противъ Англіи, превратившагося скоро, при его вспыльчивомъ характер, въ неукротимую ненависть. Онъ сбли­ зился тотчасъ же съ Франціей. Ж елая вести войну противъ Англичанъ и видя, что его морскія силы не въ состояніи бороться съ Англій­ скими, онъ захотлъ воспользоваться силами Голландіи. Такъ какъ герцогъ Виртембергскій, его шуринъ *), имлъ у насъ своего мини­ стра, то онъ поручилъ ему намекнуть правительству Батавіи, что онъ принялъ бы охотно министра отъ республики и даже какъ можно скоре.

Правительство наше поспшило отвчать на приглашеніе и назна­ чило въ Россію г-на Бюи, бывшаго министромъ въ Стокгольм, съ предписаніемъ отправиться немедленно въ Петербургъ. Къ несчастью, г-нъ Бюи пріхалъ туда за два дня до смерти Павла, у котораго онъ однако имлъ аудіенціи): съ нетерпніемъ этотъ государь поже­ лалъ сообщить ему свои намренія, которыя заключались въ томъ, чтобы, соединясь тсно съ Голландіей, снабдивъ иа ея счетъ войска, которыя онъ посылалъ, деньгами, морскими военными припасами и судами, приготовить въ Голландскихъ портахъ, столь близкихъ къ Англійскимъ берегамъ, грозныя вооруженія противъ общаго врага.

Онъ общалъ дать Голландской торговл преимущества, которыми пользовались Англичане въ его государств. Онь спросилъ г-на Бюи, уполномоченъ ли онъ подписать тотчасъ же подобный договоръ. Удив­ ленный Бюи, не. осмливаясь принять на себя непосредственное ршеніе, отвчалъ, что онъ готовъ отправить К у р ь е р а къ своему правительству за полученіемъ оть него повелній. Императоръ веллъ ему сдлать это съ возможною скоростью. Г-нъ Бюи занимался весь день пись­ мами, которыя разсчитывалъ отправить на слдующій день. Его раз­ будили извстіемъ, что Павелъ скончался ночью, и тотъ же самый курьеръ повезъ о томъ увдомленіе въ Голландію. Нсколько дней спустя, *) Старшій братъ нашей иыператрицы-матери и вскор затмъ первый король Виртембергскій. Въ Россію при Павл ему явиться было трудно посл т хъ подвиговъ, за которые Екатерина удалила его изъ Русской службы; но, благодаря посредству его сестры, въ 1797 году Англійскій дворъ не побоялся выдать за него свою принцессу.

Конечно, за дипломатическій „нам екъ“, о которомъ говоритъ графъ Гоген дорпа этотъ герцогъ получилъ хорош ія Р усскія деньги. П. Б.

Библиотека "Руниверс" НАШИ ОТНОШЕНІЯ КЪ ГОЛЛАНДІИ.

императоръ Александръ веллъ передать ему и самъ высказалъ потомъ положительныя увренія своего Миролюбиваго расположенія и особенно своего благоволенія къ республик. О враждебныхъ намреніяхъ про­ тивъ Англіи не было боле рчи; но Вши продолжалъ переговоры, чтобы добиться торговаго трактата, и императоръ Обнадеживалъ его.

Въ Голландіи занимались составленіемъ плана по этому длу, но сі обыкновенною медленностью. Къ тому же Бюи заболлъ. Когда, я пріхалъ, ничего еще не было подвинуто, и правительство даже очень охладло къ этому длу. Града» Воронцовъ хорошо зналъ, что Англи­ чанамъ невыгодно было уступить другимъ народамъ и особенно Гол­ ландцамъ привилегіи, которыя они всегда стараются получать въ чу­ жихъ странахъ, гд они имютъ вліяніе. Уже изъ перваго разговора съ нимъ я замтилъ сильное сопротивленіе, которое мн предстоитъ испытать. Онъ много говорилъ со мною о безполезности и даже опас­ ности торговыхъ договоровъ вообще. Я не соглашался съ его мнні­ емъ. Но я далъ ему въ тоже время замтить, что, такъ какъ Англія имла съ Россіею подобный договоръ, то другія націи, а особенно Голландія, не могли боле выдерживать соперничества и принуждены добиваться торговаго договора, который далъ бы имъ такія же пре­ имущества для продолженія торговли съ Россіей. Нсколько врмени спустя, графъ Воронцовъ удалился въ свое имніе по причин раз­ строеннаго здоровья, и князю Адаму Чарторижскому поручено было Министерство Иностранныхъ Длъ, въ качеств помощника министра.

Это былъ человкъ сумрачный, молчаливый и пристрастный къ Англіи;

вс мои усилія были напраснымъ трудомъ. Впрочемъ возобновленіе войны, которая началась еще съ большею яростью, чмъ иржде, сдлало всякій договоръ безполезнымт». Лучше было подождать Дру­ гаго случая. Меня уврили также, что торговый договоръ съ Англіей, срокъ котораго уже кончался, не будетъ возобновленъ. Я предложилъ правительству республики оставить на время эти переговоры, что и было одобрено. Съ другой стороны, я добился, благодаря вліянію Р о с­ сіи на Оттоманскую Порту, свободнаго прохода нашимъ кораблямъ черезъ Дарданеллы.

Въ Сентябр 1803 года у меня родился сынъ; императоръ Алек­ сандръ благоволилъ оказать намъ честь быть его Воспріемникомъ. Я прі­ халъ вь Таврическій дворець съ моимъ ребенкомъ и съ протестантскимъ па второмъ, который долженъ былъ совершить обрядъ крещенія. Когда я прибылъ туда, гофмейстеръ графъ Толстой замтилъ мн, что, ио уставу Греческой религіи и Русскому обычаю, отецъ не долженъ при сутствовать ири крещеніи. Я отвчалъ ему, что протестантскій уставъ это позволяетъ. Онъ отправился за распоряженіемъ къ Императору,

Библиотека "Руниверс"112 ИЗЪ ЗАПИСОКЪ ГРАФА ГОГЕНДОРПА.

который уполномочилъ меня сообразоваться съ этимъ уставомъ, и скоро самъ явился въ комнату, г д м ы е г о ожидали. Его Величество, посл нсколькихъ любезныхъ словъ, обращенныхъ ко мн, сказалъ Пастору, что онъ желалъ бы, ч т о б ы обрядъ совершался безъ упущеній, по уставу п р о т е с т а н т с к о й церкви. Пасторъ прочелъ молитвы и тотчасъ же попросилъ Императора взять младенца на руки, поднести его къ купели и назвать имя, которое онъ желалъ ему дать. Императоръ изволилъ дать ему свое имя Александръ, взялъ ребенка и держалъ его на рукахъ въ продолженіе совершенія крещенія и молитвъ. Онъ слу­ шалъ съ большимъ вниманіемъ чтеніе священныхъ книгъ, р ч ь пас­ т о р а, также и м о л и т в ы, и сказалъ мн, что э т о т ъ обрядъ по нашему уставу простъ и вмст съ тмъ назидателенъ. Въ тотъ же день Императоръ прислалъ въ подарокъ бриліантовую діадему моей жен и а л м а з н ы й перстень П а с т о р у.

Я всегда чувствовалъ чрезвычайную благодарность за этотъ знакъ благосклонность которую Императоръ захотлъ мн оказать.

Во все время нашего пребыванія въ Петербург императорская Ф а ­ милія обходилась съ нами съ такимъ же вниманіемъ, и везд, при двор, среди блестящаго общества, насъ принимали ласково. Осо­ бенно моя жена пользовалась всеобщимъ одобреніемъ, благодаря прі­ ятной наружности, уму, мягкости характера и безупречному поведенію.

Политика Россіи, казалось, клонилась къ миру и къ соблюденію строгаго нейтралитета. Между тмъ опытный наблюдатель могъ ви­ дть, что взрывъ близился.

Колычевъ былъ министромъ Россіи во Франціи; его замнили Марковымъ. Вроятно эту перемну устроилъ графъ Воронцовъ. Въ бумагахъ, захваченныхъ тогда Прусскимъ правительствомъ въ БареЙт у Французскихъ эмигрантовъ, нашлось письмо, въ которомъ одинъ изъ нихъ поздравляетъ пріятеля съ назначеніемъ Маркова, усматривая въ томъ признакъ близкой ссоры. Марковъ нкогда началъ свою службу съ того. что исполнилъ порученіе своего правительства относительно поимки молодыхъ знатныхъ людей, которые выдлывали въ Голландіи Ф а л ь ш и в ы е банковые билеты и пытались ввезти ихъ въ Россію внутри Фортепіано. Ему удалось заманигь ихъ на корабль, гд ихъ заключили на дн трюма и перевезли въ Россію. Не довольствуясь этой удачею, Марковъ воспользовался обстоятельствами, чтобы столкнуть съ мста уважаемаго князя Голицына, бывшаго Русскимъ министромъ въ Гол­ ландіи. Я былъ тогда въ Гаг, еще очень молодой; но я очень хо­ рошо Помню его. Боле некрасиваго человка я не встрчалъ въ моей жизни. Онъ всегда напоминалъ мн анекдотъ о Пелиссон, секретар генералъ-интенданта Фуке, Замчатель номъ также своимъ безобразіе

Библиотека "Руниверс" ГРАФЪ А. И. МАРКОВЪ.

емъ. Одна дама, встртивъ Пелиссона на улиц и не зная, кто онъ, попросила его очень Вжливо зайти съ ней въ сосдніе домъ. то была мастерская художника; дама сказала, представляя ему Пелис­ сона: не правда ли, милостивый государь, точь въ точь? И потомъ, Поблагодаривъ Пелиссона за услужливость, она Отпустила его. Дло въ томъ, что она заказала художнику картину Искушенія Господа діаволомъ и хотла, чтобы живописецъ придалъ сему послднему черты Пелиссона *).

Назначенный во Францію Марковъ не преминулъ сдлать то, чего отъ него ожидали. Будучи очень уменъ, онъ своими Колкими выраженіями раздражилъ и возстановилъ противъ себя перваго кон­ сула, боле при вы кш ая къ простот воинскаго лагеря, чмъ къ ди­ пломатическимъ осторожностямъ двора. Марковъ допускалъ къ себ преимущественно недовольныхъ, и вс неосновательныя извстія, вс Злые анекдоты, которые слышалъ отъ нихъ, онъ сообщалъ сво­ ему двору. Наконецъ, консулъ такъ сильно вознегодовалъ, что на­ писалъ собственноручное письмо къ Александру съ жалобою на него, и веллъ генералу Гедувилю вручить это письмо Императору на осо­ бой аудіенціи. Генералъ Гедувиль сообщилъ мн, что Императоръ принялъ письмо очень хорошо и не одобрилъ Маркова. Но потомъ, въ Совт, графъ Воронцовъ замтилъ, что нужно всегда защищать своего министра, даже если онъ достоинъ осужденія, особенно п р о ­ тивъ правительства несамодержавнаго и противъ такого человка, какъ Бонапартъ. Съ нимъ согласились и, въ знакъ одобренія, М ар­ кову послали голубую ленту Св. Андрея и позволеніе хать въ от­ пускъ въ Россію. Марковъ поспшилъ явиться на аудіенцію къ пер­ вому консулу, съ ироническою радостью на своемъ діавольскомъ лиц и въ новой лент, которою онъ хвалился, говоря, что только что получилъ ее оть своего Государя, съ позволеніемъ оставить должность, о чемъ онъ самъ давно ходатайствовалъ.

Посл этого нечего было сомнваться въ скоромъ разлад.

Марковъ возвратился въ Петербургъ, гд вс думали, что онъ б у ­ детъ играть важную роль и пользоваться большимъ довріемъ; но Александръ, по скромности и недовріи) къ себ, согласясь съ мн­ ніемъ Совта, въ душ не могъ одобрить поведенія Маркова, и даже, казалось, сталъ питать къ нему явное отвращеніе, которому способ­ ствовала безъ сомннія низость, тогда же сдланная этимъ челов­ комъ. Онъ купилъ въ Париж по дешевой цн много бронзы, пред

–  –  –

метовъ часоваго мастерства и другихъ вещей, очень рдкихъ, кото­ рыя нужно было въ Россіи оплатить пошлиной; но онъ Провезъ все это въ Петербургъ въ вид Посольской Поклажи. Неподлежащій оплат.

Впослдствіи онъ былъ настолько безсовстенъ, что выставилъ эти вещи на продажу въ магазин3 хотя и подъ чужимъ именемъ; но вс такъ хорошо знали истину, что я часто слышалъ, какъ въ обществ говорили: «Видли вы бронзу Маркова? ІІойдемте посмотрть бронзу Маркова». Императора это раздражало. Маркову пришлось ухать оть стыда въ свое имніе, а его унизительная спекуляція такъ уронила его въ общемъ мнніи, что онъ уже боле не появлялся на полити­ ческомъ горизонт.

Александръ былъ вполн искрененъ въ своемъ желаніи сохра­ нить нейтралитетъ. Мягкость характера и чрезвычайная скромность, умалявшая въ его глазахъ величіе его собственныхъ достоинствъ, побуждали его бояться войны, или, по крайней мр избгать ея. И еслибъ! не случилось Необыкновеннаго событія, которымъ интрига сумла воспользоваться, чтобы поколебать его Миролюбивое располо женіе, я думаю было бы очень трудно разсорить его съ Франціей. Этимъ событіемъ было извстіе о смерти герцога Ангіенскаго; изъ за него сыръ-боръ загорлся. При обыкновенномъ положеніи длъ, если бы Вурбоны и занимали Французскій престолъ, Русскій дворъ, по обычаю и этикету, не носилъ бы траура по герцог Ангіенскому Императоръ совсмъ и не имлъ намренія длать это; впрочемъ объ этомъ не было и не могло быть сдлано Оффиціальнаго сообщенія, за отсут­ ствіемъ дипломатическаго представителя Бурбоновъ, и маркизъ Ферте, хотя и агентъ Людовика ХШ-го, не былъ признасаемъ за таковаго. Но Императрица-мать, по чужимъ наущеніямт, добилась отъ своего сына, чтобы трауръ при двор былъ наложенъ. Генералъ IVдувиль не могъ конечно признавать этого траура *), и ему слдовало но крайней мр являться въ обществ какъ возможно рже. Его жена, молодая особа изъ стариннаго рода, но получившая во время ревоціи очень небрежное воспитаніе и очень Неосторожная въ обращеніи.

*) Что злосчастный трауръ падетъ пылъ по настоянію Маріи едоровны (знавшей герцога А нгіенскаго ещ е гл, Париж въ 1781 году и потомъ къ П етербург, куда онъ прізжалъ съ принцемъ Конде): »‘'ь этомъ согласны вс историческія свидтельства; по • графъ Г оген дорпа можетъ Ныть, не узналъ про дерзкую депешу перваго консула, привезенпую въ П етербургъ однимъ изъ убійц ъ герцога и обращ енную къ Александру П а­ вловичу. Въ этой депеш проклятый Корсиканецъ (Гinfme Corse, какъ его тогда назы­ вали) заявлялъ, что герцогъ Ангіенскій ему fie родня и онъ устранилъ его, побуждаемый чувствомъ самозащиты, по что онъ спраш иваетъ, что бы сдлалъ Александръ Павло­ вичъ съ пппнтымп Англіей злоумышленниками на жизнь егоотца, если бы въ его властп было извести ихъ. Депеш а напечатана у Биньона. ІІ. Б.

Библиотека "Руниверс" СТУТЕРГЕЙМЪ И ПОЦЦО-ДИ-БОРГО.

пріхала на большое собраніе къ князю Блосельскому въ цвтномъ плать, между тмъ какъ вс Русскія дамы были въ траур, а н­ которыя, изъ подражанія мод, даже въ глубокомъ. Отъ нея сторонились, надлали ей почти грубостей, она расплакалась и принуждена была удалиться. Мужа ея не было, я не знаю почему. Но его самого дурно приняли въ нсколькихъ домахъ, хотя и безъ прямыхъ оскорбленій.

Онъ былъ чрезвычайно мягкаго характера, держалъ себя какъ при­ дворный человкъ и пользовался большимъ личнымъ уваженіемъ.

Англія воспользовалась этимъ случаемъ, чтобы раздуть несогла­ сіе черезъ своихъ агентовъ явныхъ и тайныхъ. Ихъ число, и безъ того значительное, увеличилось еще новыми посланцами. Большая часть Русскихъ вельможъ изъ за выгодъ была на сторон Англіи и предубждена противъ Франціи, и это было тмъ боле странно, что, по нравамъ, обычаямъ и даже одежд, они боле приближаются къ Французамъ, языкомъ которыхъ вообще говорятъ лучше чмъ какая либо другая нація; и когда миръ дозволяетъ имъ путешествовать, они всегда отправляются во Францію, между тмъ какъ въ Англіи бы­ ваютъ очень рдко.

Но такъ какъ вс они крупные помщики и по­ лучаютъ доходъ съ своихъ крестьянъ (крпостныхъ или скоре ра­ бовъ) естественными или сырыми произведеніями, которыя они могутъ обратить въ деньги только ведя торговлю съ иностранцами: то, въ случа войны съ Англичанами, эти послдніе не только не могли бы скупать произведенія ихъ деревень, но помшали бы и другимъ на­ родамъ, что заставило бы помщиковъ понизить цну почти на поло­ вину и потерпть значительные убытки. Несомннно, что боязнь войны съ Англіей, на которую, казалось, ршился императоръ Павелъ, была причиною катастрофы, жертвою которой онъ сдлался. Отвращеніе же

Русскихъ вельможъ къ Франціи происходило вслдствіе революціи:

ея начала были имъ конечно ненавистны.

Хотя вс Европейскіе дворы, за исключеніемъ Англіи и Россіи, тотчасъ же признали титулъ Императора, который только что при­ нялъ Наполеонъ, но почти вс старались тайно побудить Александра къ новому союзу противъ Франціи и, чтобы достигнуть этой цли, ихъ министры занимались всяческими происками въ Петербург.

Австрійскій посланникъ, графъ Стадіонъ былъ не мене другихъ дятеленъ; но его дворъ, считая вроятно его одного недостаточно силь­ нымъ, прислалъ ему на помощь полковника Стутергейма и знаменитаго Поццо-ди-Борго. Первый изъ нихъ Офицеръ по чину, по происхожде­ нію Саксонецъ, вступившій въ Австрійскую службу, былъ посланъ подъ предлогомъ обученія служб и военнымъ пріемамъ новаго улан­ скаго полка, который учреждалъ великій князь Константинъ. Это давало 8*

Библиотека "Руниверс"116 ИЗЪ ЗАПИСОКЪ ГРАФА ГОГЕНДОРПА.

ему возможность безпрестанно быть съ Великимъ Княземъ и часто видть Императора. Стутергеймъ, еще молодой человкъ, пылкій и пред­ пріимчивый, желалъ возвыситься во что бы ни стало; онъ думалъ, что война съ Французами, которые ь онъ Душевно ненавидлъ, пред­ ставитъ къ этому самый удобный случай. Поццо-ди-Борго, Корсика­ нецъ, хорошо зналъ Наполеона, когда оба они были еще Молоды* Онъ былъ депутатомъ въ одномъ изъ первыхъ національныхъ собраній Франціи, потомъ перешелъ на сторону Паоли и соединился съ тми, которые продали свое отечество Англіи; это доставило ему милость и довріе лорда Минто. Сей послдній, принужденный оставить Корсику, увезъ его съ собой въ Вну. Изъ множества враговъ Наполеона это былъ вроятно самый закоренлый и самый неумолимый. Онъ, каза­ лось, посвятилъ свою жизнь и вс способности, чтобы, насколько возможно, вредить ему. Стадіонъ представилъ его ко двору и въ обществ. Но такъ какъ этого было недостаточно, то постара­ лись, черезъ посредство полковника Стутергейма и другихъ, посвя­ щенныхъ въ эти происки, познакомить его съ приближенными Импе­ ратора, которые жили во дворц и къ которымъ иногда онъ заходилъ по утрамъ. Поццо-ди-Борго разсказывалъ Александру въ вид анек­ дотовъ все, что злоба и клевета могли выдумать самаго Дурнаго про Наполеона. Такъ какъ онъ передавалъ, хотя съ осмотрительностью, т­ же разсказы и въ обществ, то естественно они такимъ обра­ зомъ распространялись и, наконець, дошли до меня. Этотъ ядъ не за­ медлилъ подйствовать, и этому гнусному средству можно приписать вліяніе на событія, удивившія Европу. Въ послдствіи узнали, какую роль игралъ Поццо-ди-Борго. Я не стану о томъ говорить; но во вс времена великія событія происходили отъ ничтожныхъ причинъ и со­ вершались людьми очень посредственными.

Россія не назначила Другаго министра на мсто Маркова и не признала Наполеона императоромъ. Генералъ Гедувиль получил ь предписаніе оставить Петербургъ. Тамъ остался г-нъ Реневаль по­ вреннымъ въ длахъ, такъ какъ положительнаго разрыва еще не прои­ зошло. Но свдущія лица не могли боле сомнваться въ существо­ ваніи новаго союза. Это считалось тайною, и князь Чарторижскій, не будучи приглашаемъ на конференцію со времени отъзда генерала Гедувиля, сказалъ мн, что онъ получилъ приказаніе отъ Императора объявить мн, что, не смотря на непріятности, которыя только что произошли между Россіей и Франціей и послдствія, которыя они могутъ имть, Его Величество сохранилъ и всегда будетъ сохранять прежнія чувства дружбы и благосклонности къ Батавской республик.

Князь Чарторижскій просилъ меня сообщить о томъ какъ можно скоре

Библиотека "Руниверс" КЛ Л ТІІР ГКТЪ РЯЗАНОВЪ

моему правительству. Я отвчалъ, что не Замедли) сдлать это и впередъ Осмливаюсь уврить его, что правительство республики суметъ достойно оцнить этотъ новый знакъ благосклонность ко­ торую Императору угодно оказать ему въ этомъ случа, но что въ тоже время я считаю себя обязаннымъ замтить, что республика, связанная съ Франціей тснымъ союзомъ посредствомъ торжествен­ ныхъ договоровъ, всегда будетъ считать себя обязанною слдовать политическому направленію этой державы. Такъ какъ республика наш а признала Наполеона императоромъ, то я не могъ, говоря о немъ, называть его иначе. Князь Чарторижскій мн сказалъ: «Да о комъ вы говорите?»— Я отвчалъ: «О Французскомъ император Н а­ полеон».— Но мы не признаемь его за таковаго», возразилъ князь, лОчень можетъ быть, что это такъ; но такъ какъ моя страна и правительство признали его за императора и даже тсно связаны съ нимъ, то я обязанъ никогда не называть его иначе». И мы продол­ жали разговоръ, князь, называя его первымъ консуломъ или Бонапар­ томъ, а я императоромъ. Я поспшилъ передать своему правительству извстіе объ этомъ и получилъ полное одобреніе.

Это было весной 1805 года. Стало ясно, что взрывъ прибли­ жался. Моя жена. только что Разршилась отъ бремени во второй разъ и сама кормила ребенка, такъ что я опасался путешествія зи­ мою, слибы раздоръ вспыхнулъ въ это время. Я попросилъ у правитель­ ства и получилъ позволеніе похать въ отпускъ въ Голландію. Когда я объявилъ о томъ князю Чарторижскому, онъ, казалось, былъ этимъ смущенъ, думая, не угадалъ ли я то, что онъ и его сообщники хо­ тли скрывать какъ можно доле.

Прощаясь съ Императоромъ, я сказалъ ему, что надюсь скоро возвратиться; онъ мн отвчалъ:

0, вы не вернетесь сюда». Потомъ онъ прибавилъ: *Вы займете важную должность въ Восточной Индіи». Я полагаю, что графъ Ста­ кельбергъ, его министръ въ Голландіи, писалъ ему объ этомъ, такъ какъ дйствительно въ нашемъ правительств была боль­ шая партія, думавшая, что необходимо послать меня въ Индію, чтобы ввести тамъ новую систему управленія. Александръ обратилъ въ это время свои взгляды на Востокъ и отправлялъ двухъ посланниковъ, одного въ Японію, а Другаго въ Китай. Генералъ Фанъ-Сухтелнъ, Голландецъ по происхожденію; находившійся въ Русской служб на­ чальникомъ инженернаго корпуса, мой пріятель, пришелъ однажды ко мн съ камергеромъ Рязановымъ, назначеннымъ въ первое посольство, чтобы мн его представить и попросить меня отъ имени Императора дать ему нкоторыя свднія о Японіи, также о Паспортахъ и про­ пускныхъ письмахъ къ правителямъ и начальникамъ Голландскихъ

Библиотека "Руниверс" ИЗЪ ЗАПИСОКЪ ГГАФЛ ГОГЕНДОГПА.

конторъ иди другихъ государствъ, куда бы они могли зайти во время путешествія. Я ни минуты не колебался удовлетворить желаніе Его Величества, не смотря на систему исключенія и тайны, Сохраняему«?

по поводу нашихъ владній и особенно относительно Японіи прави­ телями Индійской Компаніи. Я сообщилъ Рязанову вс свднія, которыя я прежде могъ получить о стран, куда его посылали, но гд самъ я никогда не былъ. Тогда же я далъ ему Паспорты, какихъ онъ желалъ, и необходимыя письма къ правителямъ и начальникамъ нашихъ учрежденій, не скрывъ однако отъ него своего мннія, что онъ не достигнетъ цли своего посольства и что ему едва ли удастся получить аудіенціи) у Японскаго императора или даже только позво­ ленія създить изъ Нангасаки (единственнаго порта, гд они будутъ приняты) въ столицу Имперіи Іеддо.

Событія вполн оправдали то, что я говорилъ тогда, какъ это можно видть изъ произведеній капитана Кру ­ зенштерна, командира экспедиціи, и господина ЛангсдорФа, который составилъ объ этомъ очень хорошее повствованіе. Японцы, также какъ и Китайцы, не заботятся о поддержаніи политической связи съ Европейскими народами и даже о торговыхъ связяхъ думаютъ лишь настолько, насколько имъ выгодно, и то съ ограниченіями, которыхъ требуетъ завистливая и недоврчивая политика. Рязановъ прислалъ мн черезъ Батавію большую связку писемъ къ Императору Алек­ сандру. Я получилъ ихъ въ Гаг въ 1806 г., во время войны, и позаботился переслать Его Императорскому Величеству черезъ посредство г-на Бассе, генеральнаго консула республики, жившаго постоянно въ Петербург.

Я былъ почти убжденъ, что и посольство въ Китай, графа Головкина, будетъ имть также мало успха, какъ и Японское, и это мнніе еще боле укрпилось во мн по довольно-странному случаю. Я часто встрчалъ у моихъ знакомыхъ патера Грубера, на­ стоятеля Іезуитовъ въ Россіи, гд эти отцы пользовались тогда боль­ шимъ довріемъ, и изъ разговоровъ, которые у насъ были съ нимъ относительно Китая и миссій въ этой стран, я понялъ ясно (хотя отецъ Груберъ былъ очень хитеръ и Дальновидецъ), что Іезуиты, хлопотавшіе, чтобы не допустить посольство лорда Макартнея въ Пекинъ, хвалились этимъ и намревались не пустить также посольство графа Головкина и вс другія, которыя государства Европы вздумали бы послать туда. Я осмлился однажды утверждать во время спора, быв­ шаго у меня по этому поводу съ графомъ Местромъ, министромъ Сардинскимъ (человкомъ очень умнымъ и значительно превосходящимъ меня въ краснорчіи и знаніи), что эти отцы очень опасны для всхъ

Библиотека "Руниверс" О ДОМИКЪ ПК ГIV, ккликлгп.

странъ, гд ихъ принимаютъ, и что черезъ нсколько лть вынуждены будутъ изгнать ихъ изъ Петербурга, что дйствительно случилось.

Я пробылъ въ Петербург два года и могу похвалиться хорошимъ пріемомъ, который намъ оказывали.

•іт. Флорпновъ въ годъ, которые получалъ графъ Гогендорпъ отъ своего правительства, составляли тогдашнихъ 18 т. рублей, и онъ едва могъ на нихъ жить, по Петербургской дороговизн.

Когда водворился въ Голландіи король Людовикъ, графъ Го Тон­ дорнъ былъ у него военнымъ министромъ и потомъ главнокомандую­ щимъ Голландскими войсками. Въ 1808 г. видимъ его посланникомъ въ Нн, гд, по его словамъ, у нашей княгини Багратіонъ (внучатной племянницы князя Потемкина-Таврическаго) собирались ожесточенные противники Наполеона. Онъ Хвалитъ не только ея Красоту, но и умъ.

По присоединеніи Голландіи къ Франціи, Наполеонъ сдлалъ графа Гогендорпа своимъ генералъ-адъютантомъ и графомъ. Онъ сопровождалъ своего новаго государя по Голландіи. Нъ Сардам, при осмотр домика Петра Великаго, Наполеонъ выразился, что можно бы для блага страны своей заниматься чмъ либо получше, чмъ плотничнымъ дломъ *).

Нъ 1811 г. авторъ записокъ уже генералъ-губернаторомъ Восточной Пруссіи, а въ слдующемъ году Литвы. Немало Дурнаго (согласно съ ІІ. ІІ. Муравьевымъ), говоритъ онъ о перешедшемъ потомъ въ нишу службу генерал Жомини. Нъ его разсказ о поход 1812 года не встртили мы ничего досел неизвстнаго. Поприще свое графъ Гоген­ дорпа, кончилъ губернаторомъ Гамбурга, откуда въ 1815 году, иосл паденія Наполеона, долженъ былъ бжать въ Южную Америку, гд жилъ въ бдности и гд его встртилъ извстный путешественникъ Драго. П. В.

*) Любопытно, что тоже г.»мое говорила княгини Даш кова. Пс знаемъ, правда ли, но упираютъ, будто домикъ »тотъ нын куплгн ь Россіею. Попытку продать его Голланд­ цы длили еще при Екатерин Колико^, которая однако не. о*]ла нужнымъ тратиться иа (но сохраненіе. Мъ самомъ дл, если бы пресловутый домикъ и совсмъ (»игрушился птъ времени, въ Наклад были бы только мстные жители: пор.» памяти Петра Великаго не нуждаться въ немъ. ІІ. В.

–  –  –

Подготовка къ Университету.

...Когда попытки мои поступить въ одно спеціальное военно-учебное заведеніе не увнчались успхомъ, то хорошій знакомый моего отца, инспекторъ 1-й Петербургской гимназіи Шт., посовтывялъ попы­ тать мн счастія на другомъ поприщ: онъ взялся приготовить меня къ Университету въ своемъ частномъ пансіон, въ теченіи одного года. Самонадянность и увренность Прибалтійскаго Нмца и пи­ томца Дерптскаго университета можно объяснить невысокимъ мн­ ніемъ его объ уровн образованія въ Русскихъ университетахъ. По­ ложимъ, Шт— у было извстно, что я прошелъ нсколько классовъ одной провинціальной гимназіи; но сколько я оттуда вынесъ, что я удержалъ въ памяти, напр. изъ Латинской Грамматики, объ этомъ онъ даже не позаботился меня спросить. Шт. былъ типомъ Нмецкаго начальника учебнаго заведенія и педагога старыхъ временъ, а потому позволяю себ нсколько остановиться на этой личности, представляющей не­ мало выдающихся чертъ.

Впослдствіи Ш т., подвигаясь постепенно на служебномъ попри­ щ, былъ директоромъ 1-й С.-Петербургской гимназіи, за тмъ дирек­ торомъ Горы-Горецкаго сельско-хозяйственнаго института и, наконецъ, попечителемъ Казанскаго округа. Эту послднюю высокую должность получилъ онъ благодаря покровительству В. К. Елены Павловны, при которой братъ его занималъ должность секретаря. Передъ тмъ Шт.

только что лишенъ былъ весьма тепленькаго мстечка въ Торкахъ.

Говорили, что онъ уже слишкомъ беззастнчиво пользовался тамъ казен­ нымъ Инрогомъ, и начальствованіе надъ обширнымъ и богатымъ заве

<

Библиотека "Руниверс" ПЕДАГОГЪ ПРИБАЛТІЙСКІЙ НМЕЦЪ.

днімъ до того вскружило ему голову, что онъ усвоилъ себ обыкнове­ ніе класть резолюцію на Дловыхъ бумагахъ словами: «быть по сему*, чтб разумется было черезъ Чуръ заносчиво и вызвало негодованіе свыше.

Въ 1885 г., директоромъ 1-й С.-Иетрбургской, такъ называемой благородной, гимназіи (туда могли поступать только дти потомственных ь дворянъ), былъ Б., нкогда инженеръ путей сообщенія, человкъ по видимому слабохарактерный, ибо предоставлялъ инспектору Шт. полно­ властно распоряжаться въ заведеніи Нетолько учебною, но и хозяйствен­ ною частью. Будучи нрава деспотическаго, Шт. Прибралъ въ гим­ назіи все и всхъ къ своимъ рукамъ: воспитанники, учителя, гувер­ неръ!, экономъ, все дрожало при вид его колоссальной Фигуры. Не забывалъ онъ также и своихъ личныхъ выгодъ. Безконтрольное хозяй­ ничанье въ гимназіи было тмъ возможне, что главнымъ начальни­ комъ ея была личность весьма Туманная, невзыскательная; притомъ же, сыновья этой особы воспитывались въ той же гимназіи. ІНт. былъ обязанъ своимъ инспекторствомъ протекціи знаменитаго адмирала Кру зенгитериа, директора морскаго кадетскаго корпуса, на дальней родственниц котораго онъ былъ женатъ.

Возвысивпшсь внезапно изъ мелкой должности учителя Нмец­ каго языка въ Морскомъ корпус до поста Начальническаго, Шт. прежде всего позаботился о роскошномъ для себя помщеніи въ зданіи гим­ назіи. Ему былъ отведенъ отдльный Флигель съ 12-ю прекрасными комнатами и людской, и сверхъ того помщеніе для гувернеровъ его частнаго пансіона. Все это конечно отоплялось и освщалось на ка­ зенный счетъ. Мало того: хлбъ, какъ ржаной, такь и блый, шелъ для всего инспекторскаго пансіона (около 2Г воспитанниковъ) изъ гимназическій пекарни; даже кисель, Изготовленный для гимназистовъ, появлялся въ тотъ же день на стол у насъ-пансіонеровъ. Наконецъ, и гимназическая прислуга несла кой-какія обязанности при пансіон.

Понятно, что гимназическіе преподаватели тоже не могли уберечься отъ бблыпей или меньшей эксплоатаціи своего Разсчетливаго началь ника. Нкоторые изъ нихъ, чтобы не прогнвить его, вынуждены были преподавать въ пансіон, если не безвозмездно, то за весьма мизерную плату.

Свидтельствомъ такой понудительной системы можетъ служить безцеремонное отношеніе къ урокамъ въ пансіон, которое позво­ лялъ себ извстный въ свое время преподаватель математики Шелейховскій. Кондратій Шелейховскій былъ Полякъ, воспитывался въ Педагогическомъ Институт и состоялъ преподавателемъ мате­ матики въ С.-Петербургскомъ университет въ первые годы его осно

<

Библиотека "Руниверс" ПЕТЕРБУРГСКІЙ УНИВЕРСИТЕТЪ.

ванія. Эти оригинальная личность, прозванная въ военно-учебныхъ заведеніяхъ Квадратомъ Антоновичемъ, не могла имть недостатка въ хорошо оплачиваемыхъ урокахъ, а потому занятія въ пансіон un спектора, за грошевое вознагражденіе, не представляли ему ничего при влекательнаго. Отличаясь мягкостью характера и, какъ вс математики, большою разсянностью и Застнчивостью, добрякъ Шелвйховскій ш * имлъ довольно мужества, чтобы отказаться отъ исполненія началь­ нической просьбы, но находилъ свое удовлетвореніе въ томъ, что доз­ волялъ себ пропускать уроки въ нашемъ пансіон: дастъ два урока, а третій непремнно пропуститъ. Такъ какъ намъ, приготовдявіпимся въ университетъ, нужно было пройти почти весь гимназическій курсъ математики въ одинь годъ, то конечно такой Прогулъ преподавателя долженъ былъ вредно отзываться иа нашихъ успхахъ по этому предмету.

Помню, въ самое спшное время, когда приближались пріемныя испытанія, нашъ Кондратій Антоновичъ забастовалъ. Я и мой т о ­ варищъ (насъ только двое готовились въ университетъ; остальные пансіонеры Л Im были гораздо моложе насъ и приготовлялись въ различныя среднія учебныя заведенія) вынуждены были, по совту Шт., Взимающаго за наше приготовленіе значительную для того вре­ мени плату (2 тыс. руб. асс.), отправиться на поиски за пропавшимъ учителемъ и упрашивать его не покидать насъ въ трудную минуту.

И такая процедура повторялась не разъ; ибо Шемиховстщ уступая нашимъ просьбамъ, являлся на 2, на 3 урока, а потомъ вновь исчезалъ, Кром гимназическихъ учителей въ нашемъ пансіон было н­ сколько преподавателей Морскаго Кадетскаго корпуса. Вс эти господа не имли университетскаго образованія, и уровень ихъ познаній былъ довольно низкій; но про одного изъ нихъ, учителя словесности Зотова я всегда вспоминалъ съ благодарностью: это былъ замчательный педагогъ-автодидактъ, находившійся почему-то въ загон у своего корпуснаго начальства.

Въ своемъ пансіон Латинскому языку обучалъ самъ Шт. и обучалъ довольно Оригинальнымъ образомъ. Когда ему вздумается, онъ призывалъ насъ двоихъ къ себ въ кабинетъ, гд, растянувшись на Диван, заставлялъ переводить Саллюстій или съ Русскаго на Ла­ тинскій изъ учебника Ееллюстппа. Объ упражненіяхъ въ правилахъ Латинской Грамматики не было и помину. Я еще вынесъ изъ млад­ шихъ классовъ гимназіи кое-какія знанія изъ Этаго предмета; но мой товарищъ, зрлый юноша, получившій довольно плохое домашнее об­ разованіе въ деревенской глуши, не умлъ даже правильно читать по-латыни. Неудивительно, что оба мы не отличились на пріемномъ

Библиотека "Руниверс" ПЛОХАЯ ПОДГОТОВКА. 123

Университетскомъ экзамен: я изъ Латинскаго языка получилъ весьма посрдственную отмтку, а мой товарищъ кругленькій нуль; а такъ какъ за этимъ нулемъ у него послдовалъ еще другой, изъ иностран­ ныхъ языковъ, то бдняга провалился окончательно и не былъ удо­ стоенъ званія студента. Обладая однакожъ хорошей памятью и Зам« чательной усидчивость«), онъ не впалъ въ уныніе, но сталъ посщать унііврситетскія лекціи, первоначально въ качеств вольнаго слуша­ теля, а потомъ и студента и окончилъ курсъ со степенью кандидата юридическихъ наукъ. Оказалось, что и въ наук храбрость города беретъ. Я же, при моей сравнитедьно-лучіпей подготовк, не былъ въ состояніи одолть эту проклятую Фемоменологію *) и потому просидлъ лишній годъ на первомъ курс. Помню, какъ посл первой же лекціи профессора Фишера, пришедъ домой и убдясь, что я изъ нея ничего не вынесъ, я съ досады и отчаянія заплакалъ. Я по обладалъ подобно моему товарищу способностью удержать въ памяти то, что не было усвоено моимъ разсудкомъ; между тмъ практическая жизнь свидтельствуетъ, что выдвигаются впередъ на служебномъ и другихъ поприщахъ преимущественно т изъ ея дятелей, которые, умя поль­ зоваться чужимъ умомъ, обращаютъ на себя вниманіе бойкостыо рчи,

И.

Въ университет.

Тогда существовали строгія постановленія не допускать къ пріем­ нымъ экзаменамъ въ университетъ молодыхъ людей, не окончившихъ полнаго курса въ гимназіи; и въ тоже самое время въ Университетская двери совершенно свободно входили молодые люди не бывшіе въ гимна­ зіяхъ, съ кое-какимъ домашнимъ воспитаніемъ, безъ всякаго свидтельства зрлости. Такъ одинъ изъ моихъ товарищей хвалился тмъ, что онъ удовлетворительно отвчалъ на Попавшійся ему билетъ изъ Русской исторіи, благодаря лишь тому, что не задолго передъ пріемнымъ экзаме­ номъ онъ прочелъ романъ Булгарина «Димитрій Самозванецъ:». Другой разсказывалъ, что надулъ экзамснатора (Никитенку), унеся съ собою данную профессоромъ тему для сочиненія, которое и было написано дбма съ помощью учителя. Третій былъ принятъ въ число студентовъ, не смотря иа то, что не съумлъ на экзамен ршить ариметическую

–  –  –

задачу— извлеченіе кубическаго Корея: узнавъ, что экзаменуюіційся намренъ идти н е ги» математическому Ф а к у л ь т е т у, снисходительный экзаменаторъ поставилъ ему невинную двойку.

Сколько могу припомнить, экзаменаторами нашими были профес­ сора Грефе, Фрейтагъ, Устряловъ, Никитенко, Порошинъ и СенъЖульенъ. Вс они относились къ своимъ обязанностямъ довольно равно­ душно, исключая разв горячившагося Французика: онъ грубо покрикивалъ на тхъ, которые слишкомъ долго засиживались надъ заданными переводами и сочиненіями.

Университетъ въ 1836 году находился въ Кабинетной улиц, про­ тивъ Семеновскихъ казармъ, въ томъ самомъ зданіи, гд нын по­ мщается Синодальное подворье. Зданіе это было деревянное, невзрач ное; помщеніе въ немъ было крайне тсное. Нердко профессора вмст со студентами бродили изъ одной аудиторіи въ другую, не находя себ нигд пріюта. Ксгественникамъ и оріенталистамъ (послднихъ было не боле пяти) часто приходилось слушать лекціи въ нетопленномъ, Н а ­ туральномъ кабинет, гд не было даже обыкновенныхъ столовъ.

Нашъ попечитель князь Ж А. Дондуковъ-Корсаковъ наружностью своею напоминалъ типъ Французскаго маркиза, тмъ боле что любилъ обращаться къ студентамъ преимущественно аристократи­ ч е с к а я кружка съ длинными рчами на Французскомъ «діалект.

По поводу какихъ-либо невинныхъ юношескихъ увлеченій, въ мяг нихъ укоризнахъ, обращенныхъ къ лицамъ того же кружка, встрча­ лись постоянно выраженія: esprit de corps и point d’honneur. Н емень­ шей гуманностью и деликатность«) въ обращеніи съ профессорами и студентами отличался его помощникъ князь Г. ІІ. Волконскій. Съ к а­ кимъ сожалніемъ смотрли мы на эту высокообразованную и артистичскую личность, когда въ то тяжелое время князь обязанъ былъ, стоя въ униврситетской прихожей, наблюдать, чтобы студенты являлись въ университетъ въ трхугольной шляп и при шпаг. Другихъ гр­ ховъ политическихъ противъ начальства, кром несоблюденіи Формы и неотдаиія кому слдовало чести на улиц, студенты моего времени за собой не знавали. Этимъ добрйшимъ начальникамъ нашимъ, не смотря на вс ихъ попеченія, направленныя на столь важный пред­ метъ въ Университетскомъ образованіи, такъ и не удалось «подтянуть»

молодежь, позволившую себ вольнодумство подобнаго рода. Вроятно, вслдствіе этой неудачи и былъ вызванъ изъ Казани на попечитель­ ство свирпый Мусинъ-Цугикинъ.

Однажды, уже по выход изъ университета, я былъ свидтелемъ его дсгютическихъ замашекъ, обрушившихся на будущаго профессора Ведрова, защищавшаго свою магистерскую диссертацію. Когда, въ жару

Библиотека "Руниверс" СТУДЕНТЫ-АРИСТОКРАТЫ.

диспута, Ведровъ позволилъ себ поострить надъ однимъ выраженіемъ возражавшаго ему п р о Ф. Калмыковъ то возмущенный смлостью Молодаго человка и не умвшій себя сдерживать попечитель, при многочисленной публик, крикнулъ на него: «за подобныя слова я васъ прогоню съ каедры*. Несчастный магистрантъ, будучи ка­ зеннымъ стипендіатомъ, принужденъ былъ проглотить эту обиду.

Въ первые годы моего пребыванія въ университет въ должности ректора состоялъ И. І І Шульгинъ. Сурово было выраженіе его некрасиваго лица и непривтливо обращеніе со студентами. Совершенно противуположнаго типа былъ его преемникъ, съ 1840 года, добродуш­ ный и всегда доступный ІІ. А. Плетневъ.

Инспекторъ студентовъ И. ІІ. Филипповъ вообще слылъ за чело­ вка добраго и Снисходительнаго къ гршкамъ молодежи. Увряли, что онъ при случа даже не прочь былъ съ ней вмст кутнуть *).

Впрочемъ, мы, своекоштные студенты, имли мало соприкосновеніи съ инспекціей. Чаще всего, прй исполненіи разныхъ Формальностей, приходилось имть дло съ однимъ изъ помощниковъ инспектора Н ат ­ ромъ. Эту личность студенты почему-то не долюбливали; напротивъ, субъинспекторы Д. К Грейсот и Сиртори пользовались нашимъ уваженіемъ.

Пріемъ 1836 года отличался чрезвычайнымъ наплывомъ моло­ дыхъ людей изъ аристократическихъ Ф а м и л і й. ІІрипоминаю князей Ловитва-Ростовскаго, Барятинскаго, Кочубея, Голицына, ДондуковаКорсаковау графовъ Комаровскаго, Игельштрома, Келлера; за тмъ Гала­ гана, M. Н. Лонтнова и др. Составляя одинъ сплоченный кружокъ со своими однородцами, товарищами той же среды предыдущихъ пріемовъ (кн. Щербатовъ, кн. Васильчиковъ, графы Блудовы, гр. Толь, баронъ Николаи, графъ Рибопьера, студенты-аристократы рзко отдлялись отъ остальной студенческой семьи, принадлежавшей къ классу minores gentes. Сообщались между собой члены этого кружка не иначе, какъ на Французскомъ язык, прізжали въ университетъ, по большей части, въ собственныхъ экипажахъ, отличались отъ другихъ студентовъ развязностью манеръ, которая нердко заходила за границы приличія.

Такъ напримръ, присвоили они себ право входить въ аудиторію и выходить изъ нея, когда имъ заблагоразсудится. Гг. профессора почемуто вовсе не обращали на это вниманія; можетъ быть и потому, что между нарушавшими порядокъ и приличіе находился также сынокъ ихъ н а­ чальника.

*) См. мою статью о Студени ее кахъ коріш рацінхъ въ С.-Петербургскомъ универ­ ситет, въ „Р усской Старин4. 1881 г. кн. 2-я.

–  –  –

Красивой студенческой Формой, которая дана была въ конц 1836 г. (замчательно, что первоначально дана была студентамъ только трхугольная шляпа безъ шпаги, а послдняя лишь спустя нсколько времени) привилегированная молодежь первое время з а ­ мтно пренебрегала и предпочитала являться какъ въ университетъ, такъ и въ общество, въ штатскомъ плать. Находились между этими ^сливками студенчества» и такіе, которыхъ предусмотритльные ро­ дители отпускали на лекціи не иначе какъ вмст съ гувернерами. Послдніе, обыкновенно услужливые Французы, сопровождали своихъ Милыхъ питомцевъ также въ биржевыя лавки и другія злачныя мста. Этотъ же кружокъ студентовъ, неизвстно на какомъ основаніи, присвоилъ себ право садиться на ближайшихъ къ профессорской каедр скамьяхъ; такь было по крайней мр въ старомъ зданіи университета, и студенты-демократы, какъ бы Стороннее чуждой имъ Сферы, не думали протестовать противъ этой привилегіи. О нкото­ рыхъ изъ этихъ аристократовъ разсказывали, что они приняты были въ университетъ лишь благодаря частнымъ, дорого-оплаченнымъ уро­ камъ у акзаменаторовъ, незадолго передъ экзаменомъ.

Нее это взятое вмст не могло не породить замтнаго антаго­ низма между студентами-аристократлми и тми изъ ихъ товарищей, которые не принадлежали къ этому кружку. Первымъ поводомъ къ проявленію затаенной вражды послужилъ памфлетъ, появившійся на стн большой аудиторіи, въ которомъ неизвстный авторъ подтрунивалъ надъ кутеГшическимъ происхожденіемъ одного изъ аристокра­ товъ, именно М. ІІ. Лонгинова. Какъ и слдовало ожидать, такая обида произвела сильное волненіе въ сред послднихъ; даже загово­ рили о необходимости настоять на исключеніи автора памфлета, если его откроютъ, чтб однакожъ не удалось.

Свободное отъ лекцій время (а его было въ волю, такъ какъ репетиціи случались не часто, да и не у всхъ профессоровъ, а со­ ставленіемъ записокъ занимались, надясь на Позаимствованіе отъ товарищей, очень немногіе) У н и в е р с и т е т с к а я молодежь, какъ и всякая д р у г а я, или посвящала картамъ (было нсколько охотниковъ и до азартныхъ игръ), или посщенію танцклассовъ, замнившихъ въ то время ныншніе танцовальные вечера въ клубахъ и другихъ Увесели­ тельныхъ мстъ, или изрдка кутежамъ.

Послдніе практиковались наиболе въ корпораціяхъ. органи­ зованныхъ по образцу Дерптскихъ, если не ошибаюсь, въ 1837 году.

Основаніемъ своимъ корпораціи были обязаны все тому же аристократическому кружку. Первоначально была одна корпорація, вскор раздлившаяся на дв: на Русскую (Ruthen) и Нмецкую (Baltica).

Библиотека "Руниверс" КОРПОРАЦІИ.

Число корпорантовъ было сравнительно очень не велико, едва ли достигало ста *), т.-е. пятой части всхъ студентовъ. Очевидно Н­ мецкія зати (комеріпи, Ф е х т о в а л ь н а я зала, дуэли) приходились не по вкусу большинству моихъ Русскихъ товарищей. Впрочемъ, я этимъ не хочу сказать, чтобы разумная организація студнческихъ кружковъ у насъ вообще была невозможна или даже, какъ нкоторые утверждаютъ, вредна: опытъ жизненный говоритъ, что молодой человкъ гораздо охот­ не подчиняется порядкамъ и дисциплин, установленнымъ Товарищескимъ кодексомъ, нежели П о л и ц е й с к о м у надзору начальства, точно также какъ и всякій человкъ въ зрломъ возраст сообразуетъ свое поведеніе не столько съ установленіями Свода Законовъ, какъ съ поряд­ ками и правилами приличія того общества, въ которомъ онъ вра~ Щ а е т с я. Не могу умолчать, что различные грязные п о с т у п к и и безо­ бразіи студентовъ, случавшіяся въ мое время (кража шинели у това­ рища, оскорбленіе дйствіемъ въ аудиторіи и т. п.) выходили исклю­ чительно изъ среды лицъ, не принадлежавшихъ къ корпорала ямъ, Что касается до занятій студентовъ науками и уровня свдній вынесенныхъ ими изъ университета съ 1836 по 1840 гг., я съ сожал­ ніемъ долженъ сознаться, что нелестный отзывъ, данный по этому предмету исторіографомъ С.-ГІетербургскаго университета В. В. Гри­ горьевымъ, въ общихъ чертахъ по гршитъ противъ и с т и н ы, хотя онъ и относится къ боле раннему періоду, к о времени студенчества самаго автора (1831— 1835 гг.). «Жиденько« знаніе профессорскихъ тетрадокъ или печатныхъ учебииковт^, говоритъ Григорьевъ* («Императ. С.-Петёрбургскій университетъ», Историческая Записка, С о с т а в л. В. В. Г р и ­ горьевымъ, стр. 104), испарявшееся со сдачею каждаго экзамена и оставлявшее въ голов только названіе пройденныхъ наукъ, смутное представленіе объ ихъ содержаніи и объем, да случайно застрявшіе въ памяти Ф а к т ы и положенія: вотъ в с е что о б ы к н о в е н н о выносили тогда студенты изъ университета».

Съ 1837 года личный составъ преподавателей былъ боле или мене обновленіе свжими силами. Не берусь ршать, Университету или чему другому нкоторые изъ питомцевъ его были обязаны тмъ, что пріобрли впослдствіи почетную извстность на различныхъ поприщахъ; но полагаю, что если между ними встрчаются такіе вы­ дающіеся и полезные дятели, какъ Грановскій, Григорьевъ, Печерань, Устряловъ, Никитенко, Чижовъ ( Ь. /.), Кесслеръ, Желзновъ, Цнноескій, Ж. ІІ. Любоптнскій, кн. Васильчиковъ. кн. Дойдуковъ Корсаковъ

–  –  –

Соловьевъ (Л.), Г. ІІ. Галаганъ) Домонтовичъ (/{.), Шифнеръ, Т ур ­ геневъ (И. С.)., Матовъ (А. ) и д р. позднйшіе, то С.-Птрбургскому Университету нечего опасаться сравненія съ другими Русскими университетами. Несмотря на то, должно сознаться, что рдкій изъ студен­ товъ моего времени былъ знакомъ съ источниками и литературой п р е ­ подававшихся предметовъ. Эго подтверждаетъ и Григорьевъ, увряя, что если нкоторые п и т о м ц ы С.-Птрбургскаго университета и прі­ обрли позже почетную извстность, то были этимъ обязаны боле себ с а м и м ъ, нежели У н и в е р с и т е т у.

ІЙ.

Обращаясь къ характеристик Университетскихъ преподавателей, я долженъ прежде всего оговориться, что далека отъ меня мысль счи­ тать мои отзывы о нихъ непреложный^ Чисто-личныя сужденія мои объ ихъ достоинствахъ и недостаткахъ основаны преимущественно на минутныхъ впечатлніяхъ Юношескаго возраста, и потому вполн Отвт­ ствуютъ моей задач представить характеристику профессоровъ съ точки зрнія студентовъ моего времени, т. е. отзывами ихъ о своихъ преподавателяхъ охарактеризовать ихъ самихъ, Первая лекція, на которой, если не измнила мн память, намъ первокурсникамъ всхъ Факультетовъ пришлось быть, была лекція про­ фессора ф и л о с о ф і и Фишера. Григорьевъ въ своей «Записк» называетъ выборъ Фишера *необыкновенно-удачнымъ и увряетъ, что въ то время былъ нуженъ именно Внскій, а не Берлинскій ф и л о с о ф ъ.

Не желалъ ли университетскій исторіографъ этими ироническими сло­ вами сказать, что студентамъ того времени была нужна скоре католическая (Фишеръ былъ католикъ и воспитанникъ іезуитскаго лицея), нежели протестанская ф и л о с о ф і я, или, что Русскому Студенту можно и вовсе обойтись безъ ф и л о с о ф і и, такъ какъ въ Вн, при Метерних, могла процвтать лишь іезуитская ф и л о с о ф і я, т.-е. одно извращеніе науки ф и л о с о ф і и. Для меня, читавшаго въ то время съ большимъ интересомъ популярныя статьи о ф и л о с о ф і и Кузена, ф и л о ­ с о ф і я, проподаваемая Фишеромъ, была какой-то недоступною для пони­ манія схоластикой, и отзывъ Григорьева о ней, что она «Просвтила сознаніе, не отуманивая головы слушателей», я могу приписать только его желанію сказать сарказмъ, или отдлаться казенной Фразой.

Въ дйствительности же, если отъ ф и л о с о ф і и Фишера у студен­ товъ голова не Отуманилась, то вроятно потому, что рдкій изъ насъ быдъ въ состояніи ее понять, и никто ею серьезно не занимался.

Еще мене можно допустить, чтобы она дйствовала просвтительно

Библиотека "Руниверс" Ф ИШ ЕРЪ ---- ГРЕФ Е. 129

на сознаніе слушателей; ибо можетъ ли то просвщать, что не вполн доступно пониманію? Сколько мн извстно, ни одинъ изъ учениковъ Фишера не вынесъ изъ университета любви къ преподаваемой имъ наук, не сдлался ни Внскимъ, а еще мене Берлинскимъ ф и л о ­ с о ф о м ъ. З а всмъ тмъ нельзя не признать, что Фишеръ обладалъ большой эрудиціей и замчательными способностями. Между студен­ тами ходилъ неправдоподобный слухъ, будто онъ, пріхавъ въ Рос­ сію, первоначально жилъ уроками музыки и уже затмъ сдлался домашнимъ учителемъ у министра Уварова, которому и былъ обязанъ своей проФессурой. Уже одно то говоритъ въ пользу его необыкно­ венныхъ способностей, что Фишеръ, посл недолгаго пребыванія въ Р о с­ сіи, овладлъ Русскимъ языкомъ и, не читая по тетради, переда­ валъ по-русски въ правильныхъ и платныхъ выраженіяхъ отвле­ ченныя Ф и л о с о ф с к і я понятія, между тмъ какъ другіе его коллега изъ иностранцевъ, напр., профессоръ Грефе, Прожившій въ Россіи почти съ полвка, никогда не могли или не желали выучиться Русскому языку.

Фишеръ въ своей Русской рчи напоминалъ Нмца лишь въ Про­ изношеніи буквы л/, онъ произносилъ ее твердо и тамъ гд этого не слдуетъ. Такъ въ любимой имъ острот на счетъ студентовъ изъ Прибалтійскихъ Нмцевъ, которые имли обыкновеніе не являться на репетиціи, онъ произносилъ: «наши бароны сегодня Гуляютъ. На курс нашемъ было такихъ бароновъ съ полдюжины, и Фишеръ, желая Потрунить надъ ними, вызывалъ ихъ всхъ подъ рядъ. Несмотря на свои нестарыя лта (около 40 лтъ), Фишеръ былъ совершенно Сдъ, но Глядлъ молодцомъ,— носилъ на ше постоянно блый на твердомъ подгалстучник платокъ, что при его прямой, длинной и сухощавой Ф и г у р придавало ему видъ « П р о г л о т и в ш а г о а р ш и н ъ ». Со студентами Фишеръ держалъ себя крайне-сдержанно и говорилъ du h au t de la c ra ­ vate, какъ бы о п а с а я с ь у р о н и т ь свое п р о Ф е с с о р с к о е достоинство, О лекціяхъ маститаго профессора Греческой словесности Грефе не берусь судить, такъ какъ, не будучи достаточно силенъ въ этомъ предмет, я ихъ не посщалъ; кром того он читались на Латинскомъ язык. Грефе былъ деканомъ нашего Факультета, и мы ф и л о л о г и обязаны были ежемсячно испрашивать его подпись на нашемъ Печат­ номъ свидтльств или вид для жительства. Въ этомъ свидтельств были также пропечатаны на Латинскомъ язык правила о нравствен­ ныхъ обязанностяхъ студентовъ; я увренъ, что но недоотаточному знанію этого языка лишь немногіе изъ моихъ товарищей были въ состояніи понять ихъ смыслъ. Самая подпись Декана на этомъ документ была пустой Ф о р м а л ь н о с т и ), гакъ какъ свидтельствовала лишь о явленіи студента въ университетъ однажды въ мсяцъ. Впослдствіи III. 9. 1888.

р у с с к ій архивъ

Библиотека "Руниверс" ПЕТЕРБУРГСКІЙ УНИВЕРСИТЕТЪ.

студенты перестали соблюдать этотъ лишній обрядъ, и никто изъ на­ чальствующихъ не думалъ напоминать о немъ.

Какъ Грефе, такъ и профессоръ Латинской словесности Фрейтагъ, имли очень немного слушателей, какой-либо десятокъ. Хорошимъ знаніемъ К л а с с и ч е с к и х ъ языковъ отличалось не боле 2 —3 студентовъ (Шифнеръ и з ъ Ревельской гимназіи, впослдствіи извстный лингвистъ и академикъ, Введенскій, питомецъ Московской духовной академіи, из­ встный переводчикъ Дикенса и Текерея). Увряли, что одинъ изъ э т и х ъ слушателей, Ш., преемникъ Грефе по каедр Греческой сло­ весности, обязаніе былъ своей п р о Ф е с с у р о й лишь тому обстоятельству, что женился на его дочери. Здсь кстати замтить, что вс позд­ нйшіе диирамбъ! Каткова и комп. о процвтаніи К л а с с и ч е с к и х ъ я з ы к о в ъ въ министерство г р а ф а Уварова гршатъ сильнымъ преувели­ ченіемъ. Въ числ моихъ товарищей были окончившіе гимназическій к у р с ъ первыми, и все таки они не м о г л и п о н и м а т ь лекцій ГреФ и Фрейтага. Выше я упркнулъ Грефе незнаніемъ Русскаго я з ы к а.

Примромъ пренебреженія к ъ Государственному языку можетъ служить ходившій между нами разсказъ о немъ и проФессор Фрейтагъ.

Однажды эти два иностранца, великіе лингвисты, но плохіе зна­ токи Русскаго языка, встртились н а у л и ц, и одинъ Другаго спраши­ ваетъ, откуда онъ идетъ. Грефе, шедшій изъ цирюльни, отвчалъ: «я стригалься. Слдуетъ сказать: стригнулся, поправилъ его Фрейтагъ.

Si non его... ПроФессорская дятельность Грефе гораздо плодотвор­ ное, должно полагать, была въ Главномъ Педагогическомъ Институт, воспитанники котораго, состоя, въ большей части, изъ бывшихъ семинаристовъ, были лучше подготовлены къ слушанію его лекцій. Къ таковымъ принадлежитъ между прочими извстный ф и л о л о г ъ Н. Ж Благовщенскій, впослдствіи ректоръ Варшавскаго университета. На­ противъ, д р у г о й его ученикъ изъ т о г о же заведенія и адъюнктъ Грефе, Иванъ Яковлевичъ (прозванный студентами Jean Jacques) Со­ коловъ, былъ одинъ изъ самыхъ бездарныхъ и потшныхъ Университет­ скихъ преподавателей. Не берусь судить о томъ, насколько Соколовъ владлъ своимъ предметомъ; но онъ видимо тяготился его элементарнымъ преподаваніемъ и большую часть лекціи проводилъ въ пустыхъ разговорахъ со студентами. Однажды, напр., вздумалъ онъ намъ р аз­ сказывать, какъ, П а р я с ь въ бан, онъ былъ свидтелемъ сближенія Булгарина съ Сенковскимъ. Угловатый манеры и Странныя ужимки Со­ колова указывали въ немъ Поповича чистйшей воды. Онъ изгибался передъ своимъ бывшимъ профессоромъ и покровителемъ ГреФ и, когда говорилъ съ нимъ (не иначе какъ на Латинскомъ язык), то всегда видимо роблъ и измнялся въ лиц.

Библиотека "Руниверс" НИКИТЕНКО.

Къ числу немногихъ любимыхъ профессоровъ несомннно при­ надлежалъ А. В. Никитенко. Аудиторія его всегда была полна сту­ дентами. Рчь Никитенки отличалась плавностью и изяществомъ, была оживлена, даже иногда юношески восторжена. Что же касается пред­ мета его лекцій, «теоріи прозаической и поэтической словесности», то не думаю, чтобы эта теорія Обогатила кого-либо изъ слушателей по­ ложительными знаніями. Мн всегда казалось, что вся эта блистательная импровизація симпатичнаго профессора была не что иное, какъ * переливаніе изъ Пустаго въ Порожнее ». Дикція Никитенки сопровож­ далась всегда оживленное жстикуляціей; такъ при слов «Изящное»

онъ имлъ привычку поднимать вверхъ руку съ двумя пальцами, сло­ женными въ кольцо. Съ переводомъ университета изъ стараго зданія въ новое, лекціи его сдлались занимательне: было опредлено, чтобы студенты однажды въ недлю читали въ аудиторіи свои сочиненія, разборъ которыхъ сопровождался довольно оживленными преніями.

Руководствуясь, вроятно, желаніемъ поощрять молодые таланты, добрйшій профессоръ предсказывалъ нкоторымъ изъ моихъ товари­ щей блистательную будущность на Литературномъ поприщ. Такъ, восхищаясь стихотвореніемъ «Кубокъ», онъ ставилъ его автора, сту­ дента Щеткина, чуть-ли не на одну степень съ первостепенными по­ этами. Боле удачнымъ пророчествомъ было то, которое относилось къ нашему маститому поэту А. Н. Майкову, первые поэтическіе опыты котораго были прочитаны весной 1838 г. въ аудиторіи Ники­ тенки. Едва-ли не первый изъ всхъ Университетскихъ преподавателей Никитенко, обращаясь къ своимъ слушателямъ, величалъ ихъ «милостивые государи». Его любили и за то, что онъ былъ всегда досту­ пенъ и простъ въ обхожденіи, а чтб было намъ еще боле пріятно, снисходителенъ на экзаменахъ.

И по должности цензора Никитенко оставилъ по себ хорошую память: извстно, что онъ приглашалъ къ себ авторовъ цензируемыхъ имъ сочиненій и совтовался съ ними относительно необходимыхъ въ ру­ кописи измненій. Мене гуманно поступали его собратья по цензур въ тогдашнія тяжкія для Русской печати времена. Одипъ изъ нихъ, Пріобрт­ шій громкую извстность, И. А. Г., даже не допускалъ къ себ редакто­ ровъ, являвшихся для объясненій. Признаюсь, и тогда, и потомъ, меня весьма смущало, что многіе изъ нашихъ выдающихся писателей, ни­ что же Сумняся, принимали на себя иногда невольно угнетающую должность гасителей.

Не мене симпатичною личностью, какъ человкъ и какъ рек­ торъ, представлялся намъ неизмнный другъ Пушкина— И А. Плет

<

Библиотека "Руниверс"132 ПЕТЕРБУРГСКІЙ УНИВЕРСИТЕТЪ.

невъ. Онъ имлъ обыкновеніе приносить съ собою на лекцію какуюто черную трость, которую вовсе не нуждаясь въ ней, не выпускалъ изъ рукъ; увряли, что эта трость досталась ему на память отъ Пушкина. Плетневъ съ рдкою въ начальник снисходительностью выслушивалъ просьбы студентовъ и по возможности всегда удовлетво­ рялъ ихъ. Блапшолительная скромность принадлежала къ Отличитель­ нымъ чертамъ его характера. Одинъ изъ моихъ товарищей предпри­ нялъ изданіе портретовъ нашихъ профессоровъ и, какъ Подобало, по­ желалъ начать съ портрета ректора. Стоило однакожъ много труда художнику уговорить Плетнева на сеансъ и заставить его надть орденъ (Владимира 3-й сг.). Несмотря на то, что портретъ вышелъ очень удачный, онъ плохо расходился; а потому и мысль объ изданіи порт­ ретовъ другихъ профессоровъ въ мое время не могла быть осуществ­ лена. Въ послдствіи встрчались мн литограФированные портреты н­ которыхъ профессоровъ, но по Сходству рі исполненію они далеко уступали портрету Плетнева, исполненному извстнымъ художникомъ Бориспольцемъ.

Мене пріятныя воспоминанія вынесъ я о ІІлетнев, какъ о препода­ ватель Исторіи Русской Словесности. Присоединяюсь съ сожалніемъ къ строгому приговору Григорьева, что его лекціи «не поражали слу­ шателей ни особенною Новостью взглядовъ, ни глубиною мысли и еще мене ученостью». Задачу ознакомить слушателей со своими взглядами на извстный періодъ Русской литературы преподавателыюнималъ довольно своеобразно. Я слушалъ его лекціи въ продолженіи трехъ курсовъ; два года подъ рядъ читалъ Плетневъ Державина и только на третій не­ ожиданно перешелъ къ Крылову, не удостоивъ вниманія всхъ прочих ъ дятелей Русской литературы. Большая часть лекцій посвящалась чтенію произведеній этихъ авторовъ, чтенію съ устарвшею декла­ мація!, съ какимъ-то неестественііьшъ паосомъ. Между тмъ програм­ ма Плетнева гласила: «Исторія Русской Литературы, Разсматривающая въ хронологическомъ порядк вс произведенія, ее составляющія». Изъ его отзывовъ о разбираемыхъ произведеніяхъ я ршительно ничего не могу припомнить: такъ мало характеристическаго и выдающагося пред­ ставляла его критика. Впрочемъ одно изъ мткихъ замчаній Плетнева о басняхъ Крылова осталось у меня въ памяти, именно, что басни свои Крыловъ предназначалъ не для дтей; такъ Наприм., объяснялъ профес­ соръ, басня «Ворона и Лисица» проповдуетъ правила безнравственныя, пользу лести. Что свднія Плетнева не принадлежали къ числу об­ ширныхъ, о томъ можно составить себ понятіе по слдующему случаю.

Когда появился довольно неудачный переводъ Гётева «Фауста» Губера,

Библиотека "Руниверс" плктнквъ. 133

представляя Платену вмсто обязательнаго сочиненія разборъ этого перевода, Пишущій эти строки присовокупилъ къ нему переводъ «Пролога» къ Гётевой трагедіи (разговоръ Бога и ангеловъ съ МиФистоФелемъ), выпущенный у jГуберн, вроятно по цензурньшъ соображеніямъ. Очевидно, что мой профессоръ и не подозрвалъ о сущ е­ ствованіи этого, отчасти Іоническаго, произведенія Гете: иначе ему не слдовало бы въ аудиторіи допускать прочтенія моего перевода.

Затмъ, долженъ я сознаться, что переводъ мой, сдланный въ ужаснй­ шемъ виршахъ, вовсе не представлялъ литературнаго достоинства, или даже намека на поэтическій талантъ. Несмотря на то, Плетневъ похвалилъ мой плохой трудъ и рекомендовалъ продолжать переводъ. Со­ знавая слабость своихъ силъ, я имлъ настолько благоразумія, чтобы но послдовать этому необдумаиному совту.

Но и посл того не переставали у насъ коверкать бднаго Фауста, Наприм, въ «Рус­ скомъ Встник» 1887 года я встртилъ извращеніе знаменитаго монолога Фауста:

Habe nun! Philosophie, Iuristerei und Medecin, Und leider auch Theologie, и up.

*Философъ (,) права и Медицину и Догматы (?), увы! я изучилъ».

Однажды аудиторія Плетнева наполнилась студентами всхъ кур­ совъ и Факультетовъ, привлечнными слухомъ о чтеніи нашимъ товари­ щемъ Введенсшмъ какого-то Любопытнаго сочиненія. Объ этомъ студен­ та разсказывали, будто онъ пришедъ пшкомъ изъ Москвы, гд вос­ питывался въ духовной семинаріи, что работаетъ онъ въ «Библіотек для Чтенія, строгій редакторъ которой Брамбеусъ держитъ слабаго къ Чарочк Поповича въ ежевыхъ руковицахъ. Наконецъ, и самая тема, которую Введенскій избралъ для своей диссертаціи о троичности Бо­ жества, не могла не возбудить нашего Любопытства; но оно въ конц концовъ осталось Неудовлетвореннымъ: ибо едва вошедшій на каедру Введенскій усплъ произнести заглавіе своего сочиненія, какъ тотчаст* же былъ остановленъ рзкимъ замчаніемъ профессора, что для по­ добныхъ сочиненій мсто въ семинаріи, а не въ университет. Сп­ шенный студентъ оставилъ аудиторіи), а за нимъ Повалила и вся толпа разочарованныхъ слушателей, ожидавшихъ пикантныхъ преній по по­ воду этой тэмы. Вотъ этого-то защитника Св. Троицы, посл того какъ онъ уже усплъ пріобрсти извстность одного изъ лучшихъ преподавателей Русской словесности, Погодинъ въ своей газет «Рус­ скій» заклеймилъ названіемъ «отца нигилистовъ ». (Такое Запятнаніе

Библиотека "Руниверс"134 ПЕТЕРБУРГСКІЙ УНИВЕРСИТЕТЪ.

памяти уже умершаго Введенскаго не могло не возмутить его знако­ мыхъ. Я счелъ своимъ долгомъ возстать противъ этой позорящей аттестаціи, и мое возраженіе (что длаетъ честь безпристрастію Пого­ дина появилось въ его газет.) Погодинъ говорилъ мн, что Введенскій для него личность Знакомая, ибо до перехода въ Петербургскій уни­ верситетъ жилъ онъ у него пансіонеромъ (вроятне всего въ каче­ ств сотрудника по его разнообразнымъ изданіямъ). Подобный же от­ зывъ о Введенскомъ былъ данъ Вигелеш, который отрекомендовалъ его въ письм къ извстному сыщику по длу Петрашевскаго, Липранди, въ такихъ словахъ: Введенскій — Поповичъ съ чрезвычайнымъ умомъ, съ изумительными правилами безнравственность! и безбожія et се qui s’en suit. Онъ задушевный другъ Петрашевскаго, но такъ благоразуменъ, что не принадлежитъ ни къ какому обществу... Какъ объ этомъ не знаетъ генералъ Ростовцевъ!? *).

Въ самомъ дл, какъ себ объяснить такое обстоятельство, что въ то время, какъ нкоторые изъ преподавателей гимназій и военноучебныхъ заведеній, никогда не посіцавшіе собраній Петрашевскаго, были по его длу привлечены къ отвту и лишены своихъ мстъ, «задушевный другъ Петрашевскаго остался не только невредимъ, но еще былъ повышенъ въ должности и сдланъ наставникомъ-наблюда­ телемъ по предмету Русской Словесности не только въ столичныхъ, но и провинціальныхъ кадетскихъ корпусахъ?

Пишущій эти строки былъ довольно близко знакомъ съ И. И. Введенскимъ} но кром либерализма 1840 годовъ и вполн естественной ре­ акціи проливъ мракобсія, наступившаго посл 1848 года, никакихъ «правилъ безнравственности и безбожія» въ немъ не примчалъ. Т а­ кимъ либерализмомъ, какъ Введенскій, въ большей или меньшей сте­ пени была заражена вся ингеллигентная молодежь того времени, про­ никнутая тенденціями Блинскаго. Что же касается до мнимой неосмотрительности Ростовцева, то онъ, какъ человкъ умный и хорошій знатокъ человческихъ Слабостей, не желая лишиться выдающихся педа­ гогическихъ способностей Введенскаго, парализовалъ его либерализмъ самою дйствительною мрой—хорошимъ служебнымъ положеніемъ и значительнымъ окладомъ жалованья. Вскор затмъ послдовавшая слабость зрнія, окончившаяся совершенною Слпотой, заботы о семей­ ств и о пенсіи на старости лтъ, также немало содйствовали вожделнной для начальства метаморфоз Введенскаго, и такъ называемый «отецъ нигилистовъ» превратился въ благонамреннйшаго гражданина.

*) „Русскаи Старина“, 1871 г., кн. IV.

–  –  –

При солидность классическомъ образованіи Введенскій обладалъ зам­ чательной) діалектикой и способностью контроверса, чмъ онъ нердко злоупотреблялъ во время пробныхъ лекцій, которыя, по мысли Ростов­ цева, были учреждены для испытанія способностей кандидатовъ на учи­ тельскія должности въ военно-учебныхъ заведеніяхъ. На происходившихъ при этомъ диспутахъ Введенскій постоянно схватывался съ заслужен­ нымъ преподавателемъ словесности ІІлаксинымъ, сторонникомъ риторики и піитики. Единоборство между представителями стараго и новаго покол­ нія представляло довольно потшное зрлище, на которое стекалось не­ мало постороннихъ слушателей. Здсь кстати замтить что затя Ростовцева,} не соотвтствовавшая требованіямъ разумной дидактики, ни­ сколько не содйствовала оцнк дидактическихъ способностей будущаго преподавателя; сверхъ того, такъ какъ учительскія должности по преж­ нему продолжали замщаться лицами, которыя находились подъ покрови­ тельствомъ класныхъ инспекторовъ, то эти Пробныя лекціи превратились въ пустую Формальность и едвали послужили къ улучшенію преподавая тельскаго персонала въ военно-учебныхъ заведеніяхъ. Мн извстенъ не одинъ случай ловкаго морочанья глазъ; гакъ, Наприм., для пробной лекціи представлялось сочиненіе, которое было написано при помощи самого офиціальнаго опонента.

Введенскій былъ одно время постояннымъ сотрудникомъ по отдлу критики въ лучшемъ въ то время журнал «Отечественныя Записки».

Затмъ, желая занять каедру въ Университет, онъ держалъ экзаменъ на степень магистра (1852 г.), но не былъ удостоенъ ея, потому что одинъ изъ экзаменаторовъ (проФ. Никитенко) находилъ, что маги­ странтъ относится не съ подобающимъ уваженіемъ къ поэтическимъ произведеніямъ отечественныхъ писателей. Конкурентомъ Введенскаго былъ М. И. Сухомлиновъ, котораго Никитенко и избралъ своимъ адъюнктомъ.

IV.

Но пора обратиться къ моимъ профессорамъ. Лекціи про®. ІІ. ІІ.

Шульгина я находилъ довольно скучными, несмотря на то, что исто­ рическая наука всегда была моимъ любимымъ предметомъ. Замтно было, что источникъ знаній профессора былъ не изъ глубокихъ и что ему порядочно принадоло разсказывать одно и тоже въ теченіе дол­ гихъ лтъ своего преподавательства въ нсколькихъ учебныхъ заве­ деніяхъ. Знакомый съ сочиненіемъ Шульгина. «Изображеніе характера и содержанія исторіи трехъ послднихъ вковъ» не выносилъ изъ его аудиторіи никакихъ новыхъ идей и свдній.

Библиотека "Руниверс"136 ПЕТЕРБУРГСКІЙ УНИВЕРСИТЕТЪ.

Гораздо съ ббльшииъ интересомъ слушались лекціи ароФ. И. Г.

Устрялова по Русской Исторіи. Хотя дикція этого профессора была довольно монотонная, рчь ^оживленная, при постоянномъ повтореніи частицы ну-съ, но вс эти недостатки Выкупились сообщеніемъ многихъ Фактовъ и подробностей, которые, при бдности отечествен­ ной исторической литературы того времени, были для насъ, особенно начиная съ эпохи Петра Великаго, новы и крайне-любопытны. Не­ смотря на то, что на курсовыхъ экзаменахъ требовалось лишь знаніе въ объем изданнаго Устряловымъ въ двухъ томахъ руководства (Русская Исторія), многіе изъ насъ записывали его лекціи, значи­ тельно дополнявгаія содержаніе учебника. Въ противоположность дру­ гимъ молодымъ своимъ коллегами Устряловъ никогда не искалъ по­ пулярности у студентовъ. Съ появленіемъ въ Университетъ проФ.

исторіи М. С. Каторги стали между студентами входить въ обычай аплодисментъ! на лекціяхъ, но Устрялову видимо не нравились по­ добныя оваціи; его всегда какъ-то коробило при нихъ, и каждый разъ, вмсто благодарности, на его лиц появлялось что-то похожее на гримасу.

Однажды я былъ свидтелемъ такого интереснаго эпизода на лекціи Устрялова. Неожиданно вошелъ въ аудиторій) министръ народ­ наго просвщенія Уваровъ, одтый въ какой - то странной Форм, въ синемъ, долгополомъ мундирномъ сюртук. Прослушавъ минутъ съ пять лекцію профессора, онъ внезапно поднялся, подошелъ къ каедр и началъ поучать насъ собственною рчью. Сколько мн помнится, содержаніе этой рчи было, какъ говорится, притащено за волоса, ибо имло мало связи съ лекцій Устрялова; но ми­ нистру очевидно желательно было поораторствовать передъ нами на свою любимую тему о томъ, что вс реформы въ нашемъ отечеств исходятъ сверху и что потому всякая у насъ революція не иметъ цли и смысла. Воодушевляя^, все боле и боле своимъ предметомъ, Уваровъ незамтно поднимался по ступенямъ каедры и наконецъ, очутившись на ней, поставилъ почтеннаго профессора въ крайненеловкое положеніе: уступить свое мсто на каедр онъ не желалъ, а помщаться на ней Двоимъ не доставало мста.

Было время, когда у насъ восхищались ученостью Уварова, про­ возглашали его знатокомъ классической древности и, между прочими доказательствами, указывали на его изслдованіе объ Элевзинскихъ Таинствахъ, написанное на Французскомъ язык. Отъ одного изъ нашихъ извстныхъ профессоровъ, слушавшаго лекціи въ Берлин­ скомъ университет, слышалъ я, что знаменитый филологъ Бекъ (если не ошибаюсь) отозвался объ этомъ сочиненіи Уварова, какъ о неза

<

Библиотека "Руниверс" C. C. УВАРОВЪ.

служивающемъ никакого вниманія (eine jm m erliche Arbeit)..Мн ка­ жется, современникъ Уварова, высокообразованный сенаторъ К. Н.

Лебедевъ нисколько не ошибся, сказавъ въ своихъ посмертныхъ за­ пискахъ объ Уваровъ, что онъ 4сдлалъ изъ науки трещетку и ору­ діе УГОДЛИВОСТИ. *) Характеристику двухъ упомянутыхъ свтилъ отечественной нау­ ки кстати дополнить разсказомъ, свидтельствующимъ объ ихъ равнодушномъ отношеніи къ успхамъ отечественной науки. По окончаніи курса въ университет, я имлъ намреніе дополнить свое образова­ ніе въ заграничныхъ университетахъ, а свободное отъ лекцій каникулярное время посвятить собиранію, изъ тамошнихъ архивовъ, мате­ ріаловъ для отечественной исторіи. Меня увлекала мысль идти по стопамъ А. И. Тургенева и Гельсингфорская профессора Я. Соловьева, открывшаго, какъ извстно, въ Упсальской библіотек рукопись Котошихина. Съ этою цлью, немного дней спустя по сдач послд­ нихъ экзаменовъ, отправился я къ проФ. Устрялова п, изложивъ ему мое намреніе и планъ, просилъ его совта и указанія на т архивы, въ которыхъ можно было ожидать Обильной жатвы для отечественной исторіи. Къ немалому моему изумленію, профессоръ Русской исторіи выпалилъ въ меня такимъ неожиданнымъ отвтомъ: «напрасно будете трудиться; въ иностранныхъ архивахъ вы по Русской исторіи ничего замчательнаго не найдете». Какъ было понять этотъ странный, чтобы не сказать невжественный, отзывъ о тхъ драгоцнныхъ ма­ теріалахъ, которые хранятся въ иностранныхъ архивахъ? Была ли это jalousie de mtier, или опасеніе, что открываемые новые источ­ ники могутъ повредить его труду объ исторіи Петра Великаго или, на­ конецъ, не доврялъ онъ моимъ силамъ и способностямъ, оцнить кото­ рыя не имлъ случая? Мыслимо ли было въ самомъ дл трактовать, Наприм., о Сверной войн, не ознакомившись съ тми матеріалами, которые хранятся въ Шведскомъ государственномъ архив? Однакожъ, сколько мн извстію, исторіографъ Петра Великаго никогда и не ду­ малъ заглядывать въ Шведскіе архивы.

Конечно это недоброжелательство или равнодушіе къ наук ни­ чуть не поколебало моего намренія, а потому и ршился я обра­ титься къ министру, стоявшему во глав отечественнаго просвщенія и слдовательно обязанному покровительствовать всмъ научнымъ предпріятіямъ: вдь не даромъ же западные ученые (Награждаемые имъ Русскими орденами) надляли его громкимъ званіемъ мецената. Я обра­ тился къ Уварову уже не за совтомъ, а съ предложеніемъ моихъ

–  –  –

безкоры стны й услугъ Археографической Комиссіи, учрежденію, пря­ мою обязанностью котораго было собираніе и описаніе актовъ, отно­ сящихся къ отечественной исторіи. Я выразилъ ему мое желаніе по­ лучить отъ этой комиссіи что либо въ род инструкціи съ указа­ ніемъ тхъ отдловъ нашей исторіи, которые наиболе нуждаются въ разслдованіяхъ заграничныхъ архивовъ, особенно богатыхъ инте­ реснымъ историческимъ матеріаломъ. Затмъ просилъ я, если не затруд­ нитъ комиссію, снабдить меня открытымъ листомъ, который давалъ бы мн возможность въ необходимыхъ случаяхъ обращаться къ по­ средничеству нашихъ посольствъ. Вотъ отвтъ и привтъ, услышанныо мною изъ устъ покровителя отечественной науки: «Вамъ нтъ необхо­ димости хать за границу; если желаете работать въ архивахъ, то можете это сдлать и въ Россіи».

— «Главная цль моей заграничной поздки, возразилъ я ему— до­ кончить свое образованіе и усовершенствоваться въ языкахъ, а по­ тому я ршился не уклоняться отъ нея въ сторону, въ видахъ чего уже выхлопоталъ себ заграничный паспортъ». (Въ то время это было дло нелегкое: Паспорты выдавались безъ затрудненія лишь от­ правляющимся лчиться и купцамъ; принадлежа къ сословію послд­ нихъ, я Прикинулся некончившимъ курса и получилъ купеческій па­ спортъ). Вроятно, чтобы отдлаться отъ меня, Уваровъ общалъ сооб­ щить о моемъ намреніи предсдателю Археографической Комиссіи князю Ширинскому-Шшматову (впослдствіи министру народнаго просвщенія), къ которому и посовтывалъ мн обратиться.

Являюсь черезъ нсколько дней въ засданіе Археографической Комиссіи. Было замтно, что мое предложеніе въ ней.уже обсужда­ лось. Членъ комиссіи Бередниковъ, не давъ мн Вымолвить слова, ошдо' милъ меня такой непривтливой и лаконичской рчью: «АрхеограФическая Комиссія не можетъ вамъ дать никакихъ указаній и ничего не въ состояніи для васъ сдлать». Но благодушный предсдатель, замтивъ, что я былъ крайне пораженъ этой неласковой отповдью, а можетъ быть и опасаясь какой нибудь съ моей стороны непріязненной вы­ ходки, поспшилъ своимъ лейнымъ голосомъ смягчить строгую резо­ люцію Бередпшова: «Впрочемъ, ежели вамъ удастся найти что либо интересное въ иностранныхъ архивахъ и вы намъ объ этомъ сообщит, то АрхограФИческая Комиссія будетъ вамъ очень благодарна. Ещ е бы! подумалъ я и распростился съ этой странной коммиссіей навсегда.

Меня всегда занималъ вопросъ, чт0 могло быть въ нашихъ извст­ ныхъ ученыхъ и заправителяхъ просвщенія причиною такого равно

<

Библиотека "Руниверс" M. C. К У ТОРГ A. 139

душнаго отношенія къ интересамъ науки и недоброжелательства къ лицу, желавшему быть ей полезнымъ, и я остановился на такомъ заключеніи: явленіе Молодаго человка, незаручившагося полновсной рекомендаціей, Предлагающаго свои труды безъ просьбы денежнаго пособія отъ казны, должно было этимъ господамъ показаться поступ­ комъ высокомрнымъ и отчасти подозрительнымъ.

Къ иллюстраціи тогдашняго личнаго состава Археографической Комиссіи можетъ также послужить отношеніе ея къ трудамъ ГельсинФорскаго про®. Я. Соловьева. При послдовавшемъ моемъ посщеніи Шведскихъ архивовъ, я тамъ везд находилъ явные слды занятій этого ученаго. Не подлежитъ сомннію, что жатва его на пользу науки была весьма обильная; между тмъ какъ мало изъ его трудовъ появи­ лось въ печати или дошло до свднія Археографической Комиссіи!

Разсказывали, что Соловьевъ разошелся съ нею изъ за того, что она отказала ему въ пособіи для его дальнйшихъ поздокъ въ Швецію. Я убжденъ, что со смертью Соловьева, вскор посл разлада съ комиссіей, пропало много драгоцнныхъ историческихъ ма­ теріаловъ, найденныхъ имъ въ Шведскихъ архивахъ*). Товарищи Со­ ловьева по ГельсингФорскому Университету разсказывали мн, что онъ сократилъ свой вкъ Неумреннымъ употребленіемъ горячихъ напитковъ; пожалуй, и «съ горя».

V.

Никто изъ профессоровъ П. Университета моего времени не былъ предметомъ такихъ восторженныхъ овацій какъ проФ. Всеобщей Исторіи Куторга. Въ 1837 г. онъ только что возвратился изъ за гра­ ницы и еще не начиналъ своихъ лекцій, а о немъ отзывались уже какъ о передовомъ ученомъ, либералъ, человк, который намренъ ознакомить своихъ слушателей съ послднимъ словомъ исторической науки на Запад. Способъ преподаванія Куторги не могъ не очаро­ вать и не увлечь молодежь, которой порядочно принадоли зады По­ вторяемые устарвшими профессорами. Рчь Куторги была Плавная, выработанная, нердко уснащенная пикантными подробностями и либеральными выходками въ род объясненія чудесъ Моисея естествен­ ными причинами и т. п. Рельефу Куторги въ глазахъ студентовъ *) »Другое грустное событіе, писалъ Н. А. Полевой своему брату 24 Мая 1843 г., случилось съ издателемъ (?) книги К от ош и хи н ъ онъ помщался и посаженъ въ домъ сумаш едш ихъ. Причина неизвстна.. Говорятъ, будто усиленная работа и неблагодарность У ва р о ва “. (И стор. Встникъ 1887 г. Декабрь).

–  –  –

также много содйствовало сочиненіе его съ другимъ преподавателемъ исторіи, Шакевымъ. Однажды, желая выразить свою симпатію Куторг, студенты, наполнившіе аудиторіи) на вступительной лекціи Шакева, устроили демонстрацію и въ присутствіи попечителя, ректора и инспектора Ошикали и освистали бднаго дебютанта, единственная вина котораго состояла въ томъ что онъ, не получивъ образованія въ заграничномъ университет, отважился вступить въ соперничество съ такою величиной, какъ Куторга. Любопытно, что Прискорбная демон­ страція эта не только не имла для студентовъ дурныхъ послдствій (вроятно потому что въ ней участвоваль весь аристократическій кружокъ), но еще послужила поводомъ къ интересному эпилогу и новымъ заявленіямъ во славу любимаго профессора. Здсь кстати замтить, что большая часть нашихъ популярнйшихъ профессо­ ровъ въ своихъ отношеніяхъ къ студентамъ всегда обнаруживала неумніе или нежеланіе пользоваться пріобртенной ими любовью и нравственнымъ вліяніемъ, какъ самыми дйствительными и могучими рычагами для руководительства всегда легко увлекающійся моло­ дежи. Къ числу таковыхъ принадлежалъ и про®. Ж C. Еугщ па.

Вмсто того, чтобы, пользуясь своимъ престижемъ и вліяніемъ на мо­ лодые умы, пожурить студентовъ за ихъ неприличный поступокъ иа лекціи Шакева, онъ на слдующей же лекціи произнесъ э ф Фектную, тенденціозную рчь, вызвавшую со стороны студентовъ но­ вую шумную овацію. Выбъ однимъ изъ горячихъ почитателей Которіи, я записалъ эту довольно продолжительную, очевидно хорошо приго­ товленную рчь. -Жалю, что не сохранилъ ея, но Помню, что Куторга благодарилъ въ эффектныхъ выраженіяхъ за выказанное къ нему сочувствіе, упоминалъ о разстроенномъ здоровь, о близкой своей поздк за границу (которой онъ и не думалъ предприни­ мать), наконецъ растроеннымъ голосомъ заключилъ, что гд бы ни пришлось ему умирать, на берегахъ ли Женевскаго озера или Рейна, онъ вчно будетъ вспоминать о Петербургскихъ сгудентахъ. Вс эти сантиментальныя Фразы конечно должны были вызвать бурныя Ру­ коплесканія восхищенныхъ его почитателей, и студенты по окончаніи лекціи съ продолжительными криками ура подхватили профессора на руки и снесли его съ лстницы.

Не берусь судить, насколько ученость и знанія Еуторги могли претендовать на солидность; Помню лишь, что онъ на своихъ лек­ ціяхъ всячески старался блеснуть ученостью и пустить намъ пыль въ глаза. Напримръ, невысокій уровень лингвистическихъ знаній первокурсниковъ былъ ему хорошо извстенъ; несмотря на то, онъ по

<

Библиотека "Руниверс" M. C. КУТОРГА.

стоянно угоіцалъ насъ на своихъ лекціяхъ цитатами на Греческомъ, Латинскомъ и даже Готскомъ языкахъ. Приводя Нмецкія цитаты, онъ любилъ поддлываться подъ чисто-Германское произношеніе, которое, какъ извстно, довольно рзко отличается отъ употребляемаго у насъ Остзейскаго. Однажды, замтивъ въ аудиторіи посторонняго слуш а­ теля, мальчика лтъ 14; Куторга, читая о культ Ф а л л о с а въ Индіи, неожиданно сталъ ораторствовать по-латыни, вроятно желая тмъ дать понять юному слушателю, что онъ еще не Доросъ до слушанія Университетскихъ лекцій. Впослдствіи, когда Куторга, по выслуг Узаконеннаго срока въ П. университет, перешелъ въ Московскій, какая-то газета уличила его въ томъ, что онъ въ одномъ изт своихъ сочиненій привелъ въ неврномъ перевод мсто изъ Тацита.

По прошествіи года или немного боле проФессорства Куторгщ источникъ его либерализма самымъ рзкимъ и нагляднымъ образомъ неожиданно изсякъ, а съ тмъ вмст исчезъ и у многихъ его слу­ шателей интересъ къ его лекціямъ. Выказывая какую-то напускную сдержанность и серьезность, онъ въ одинъ ^прекрасны й день, какъ бы читая по книг, сталъ угощать насъ голыми историческими Фактами безъ всякихъ объясненій и разсужденій. Крутой, бьющій на э ф ф к т ъ пово­ ротъ въ образ мыслей профессора студенты объясняли себ начальническимъ замчаніемъ, по поводу его черезъ-чуръ либеральныхъ тенденцій.

Вообще Куторга любилъ рисоваться передъ студентами, былъ неровенъ въ обращеніи и во многомъ напоминалъ нервную и капризную женщину. Склонность его къ капризамъ пришлось мн однажды испытать иа своей персона. На экзамен у него, почти въ про­ долженіи всего времени моего отвта на вынутый билетъ, занимался онъ Разговоромъ съ сидвшимъ подл него асистентоміэ и не обращалъ вниманія на то чтb я расказывалъ; но когда я кончилъ, то онъ вдругъ обратился ко мн съ злой ужимкой и незаслуженнымъ упрекомъ, что я въ своемъ отвт многое пропустилъ. Мое возраженіе, что онъ оши­ бается, ему крайне не понравилось и, потому, несмотря на мой вполн удовлетворительный отвтъ, получилъ я по его предмету лишь сред­ ній балъ.

Излюбленнымъ отдломъ Всеобщей Исторіи для Куторгп была исторія Греческихъ республикъ, слишкомъ подробнымъ изложеніемъ государственнаго и гражданскаго устройства которыхъ онъ намъ крайне Наскучилъ. Но этому предмету онъ издалъ немало сочиненій иа Французскомъ и Нмецкихъ языкахъ. Неизвстно, передалъ ли нашъ ученый историкъ кому либо ить своихъ адептовъ (которыхъ онъ одно время собиралъ у себя для частныхъ бесдъ) восторженную преданность

Библиотека "Руниверс"142 ПЕТЕРБУРГСКІЙ УНИВЕРСИТЕТЪ.

къ древнимъ республикамъ «въ 12 долю Листа (Duodezformat); а между тмъ изученію ихъ онъ посвятилъ всю свою ученую дятельность. Куторга читалъ лекціи, нисколько не обращая вниманія, можно ли за нимъ слдить и записывать. Однажды я имлъ наивность обратиться къ нему съ просьбой указать мн какое либо руководство по его предмету. Онъ съ обычной ему саркастичской улыбкой реко­ мендовалъ мн сочиненіе про®. Лев, Нмецкаго ученаго, извстнаго ультрамонтанскимъ направленіемъ. Въ 40-хъ годахъ помыслы нашихъ такъ называемыхъ либераловъ были направлены не столько на поли­ тическія реформы, сколько на искорененіе вредныхъ предразсудковъ, на борьбу съ нравами, привитыми крпостничествомъ и долгимъ Ум­ ственнымъ застоемъ. Къ сожалнію большая часть благонамренныхъ проповдей о гуманность обращеніи съ меньшею братьей и т. п. обыкно­ венно оставались красивыми Фразами, и весьма немногіе изъ либераловъ думали примнять ихъ въ частномъ быту. Къ числу такихъ людей, у ко­ торыхъ слово расходилось съ дломъ, принадлежалъ на мой взглядъ и М. С. Куторга, въ чемъ я имлъ случай убдиться нсколько лтъ спустя, явившись къ нему въ 1850 годахъ, по его приглашенію, на одинъ изъ его *журФИксивъ*. Куторга былъ женатъ на сестр про®.

Устрялова (который, замчу, всегда считался ршительнымъ его анта­ гонистами и въ мое прибываніе въ университет они даже никогда не Разговаривали другъ съ другомъ). Вракъ этотъ, сколько я знаю, былъ бездтенъ. Вхожу въ Гостиную и вижу въ одномъ изъ угловъ ея стоитъ наказанная, довольно бдно-одтая и видимо-забитая Двочка, лтъ 8— ІО. Какъ оказалось, это былъ пріемышъ почтенной четы.

Такая Странная мра наказанія, въ виду ожидаемыхъ гостей, такое пренебреженіе къ одному изъ главныхъ основъ воспитанія щадить женскую стыдливость, чрезвычайно поразили и даже сконФузили меня.

Но хозяинъ, нимало не смущаясь моимъ присутствіемъ, принялъ строгій видъ, подозвалъ къ себ бдную двочку и, перекрестивъ ее, приказалъ отправляться спать.....

Нсколько лтъ спустя, на одномъ совщаніи у попечителя Петер­ бургскаго учебнаго округа, мн пришлось убдиться въ странномъ взгляд Куторги на пользу дидактика Рчь шла объ устройств учительскихъ семинаріи Ж С. Куторга, оспаривая необходимость въ нихъ, ко всеоб­ щему удивленію произнесъ такой нелпый приговоръ: «никого нельзя научить, какъ обучать другихъ. Странно, что присутствовавшій при этомъ профессоръ педагогики Фишеръ Промолчалъ при этой выходк противъ его науки.

Совершенно Инаго типа, какъ человкъ и педагогъ, былъ братъ Предъидущаго, С. С. Каторга, профессоръ зоологіи и сравнительной

Библиотека "Руниверс" C. C. КУ ТО РГА.— СЕНКОВСКІЙ.

анатоміи. Будучи Филологамъ, я не имлъ обязанности посщать его лекціи, но любовь къ естествовднію и популярное изложеніе въ искренней, оживленное и неискуственной рчи, сдлали меня однимъ изъ Ревностныхъ слушателей симпатичнаго профессора. Ни въ одной изъ университскихъ аудиторій не встрчалъ я столько постороннихъ слу­ шателей какъ у С. С. Куторіщ однимъ изъ постоянныхъ былъ уже тогда маститый вице-президентъ Академіи Художества графъ. /7. Толстой. О заслугахъ этого достойнйшаго изъ преподавателей свидтельствуютъ его ученики, наши извстные натуралистъ! Кесслеръ, Желзновъ, Ц т ковскгщ М енш ут ш т, Фаминцына.

Каедра всеобщей исторіи была раздлена съ 1838 году ме­ жду Ж (7. Куторгой и Ж Касторсмимъ. Первый читалъ юристамъ, fi послдній, вслдъ за выбывшимъ Шанцевымъ, Филологамъ. Вся Фигура Касторскаго была крайне-несимпатична, отличалась неловкостью и угловатостью, а преподаваніе его было сухо, незанимательно и наводило на насъ звоту. Еще мене были въ состояніи привлечь студентовъ его лекціи на каедр Славянской Исторіи и Литературы.

Однимъ изъ самыхъ яркихъ свтилъ профессорской коллегіи того времени былъ несомннно профессоръ восточнаго отдленія Фи­ лософскаго Факультета О. И. Сенковскій, пользовавшійся въ журнальо м ъ мір громкою извстностью подъ псевдонимомъ барона Брамбеуса.

Благодарный его ученикъ В. В. Григорьевъ, въ своей исторіи универ­ ситета, отзывается о немъ, какъ о несравненномъ проФессор Араб­ скаго языка и необыкновенной!» человк, и упрекаетъ Плетнева, этого «снисходительнйшаго изъ людей«, что, упоминая на акт 1848 г.

о выход Сенковскаго изъ университета, посл 25 лтней службы, «онъ не нашелъ возможнымъ выразить по этому случаю даже самаго С у ­ хаго сожалнія объ утрат, которую несъ университетъ, лишившійся величайшей (!) изъ тогдашнихъ знаменитостей.

Равнодушное отношеніе Плетнева къ заслугамъ Сенковскаго я объясняя) себ тою нолюбовью къ нему всхъ его товарищей, которую онъ заслужилъ своимъ высокомріемт и непривтливымъ съ ними обра­ щеніемъ. Такъ, Наприм., я никогда не видалъ, чтобы онъ заходилъ въ профессорскую комнату, а если ему случалось прізжать до начала лекціи, то онъ выжидалъ »войка, сидя внизу, въ Университетскомъ правленіи. На всхъ своихъ товарищей смотрлъ онъ какъ на лицъ совершенно ему незнакомыхъ и Н е д о с т о й н ы х ъ вниманія. Единственное исключеніе, кажется, он ь длалъ для адъюнктъ-профессора математики, тогда еще очень Молодаго человка,. В. Чижова, его сотрудника по «Библіотек для Чтенія». Даже встрчая на экзаменахъ своего земляка, проФ. Шумлинскаго (можетъ быть еще лучшаго знатока восточныхъ язы

<

Библиотека "Руниверс"144 ПЕТЕРБУРГСКІЙ УНИВЕРСИТЕТЪ.

ковъ и Востока,чмъ онъ самъ, но человка крайне-скромнаго), Сенков­ скій едва удостаивалъ его парою Фразъ и не иначе какъ на Французскомъ язык. Какъ бы желая показать свое пренебреженіе ко всему чтй относи­ лось до университета, «несравненный профессоръ» и остроумный писа­ тель позволилъ себ однажды такую, вовсе неостроумную, выходку противъ должности инспектора студентовъ. При аудиторіяхъ служилъ сторожемъ, едва ли не съ самаго основанія университета, старый, ецва Передвиганный ноги, отставной солдатъ Платонъ. Не удостоивая бесдою своихъ товарищей, профессоръ Сенковскій не рдко вступалъ въ разговоръ съ этимъ сторожемъ и однажды, спросивъ его, давно ли онъ состоитъ ири университет, удивился, отчего по сіе время его не произ­ вели въ инспектора. Какъ остроумно!

Въ середин 1830 годовъ Сенковскій стоялъ въ апоге своей ли­ тературной славы; это была извстнаго рода сила, передъ которою пресмыкалась мелкая литературная со тк а, опасаясь попасть на острый Зубокъ беззастнчиваго критика, не Пощадившаго даже ] Ъголя. Неуди­ вительно, что мои товаршци-оріенталитты немало гордились, имя въ числ своихъ преподавателей такую знаменитость, и многіе изъ нихъ отзывались о его лекціяхъ съ какимъ-то напускнымъ восторгомъ.

Пишущему эти строки Сенковскій всегда представлялся какимъ-то литературнымъ Камостро, такъ какъ къ несомннно-обширнымъ св­ дніямъ и блестящимъ дарованіямъ этого ученаго Поляка примшивалась значительная доля шарлатанства.

Судить о его знаніи Востока и восточныхъ языковъ никто изъ его учениковъ, по крайней мр въ мое время (В. Григорьевъ и J7.

Савельевъ принадлежали къ выпуску 1834 г.) не былъ въ состояніи;

ибо ни одинъ изъ нихъ, сколько мн извстно, не ознаменовалъ себя какимъ либо выдающимся трудомъ по своей спеціальности. Относи­ тельно его слабаго знанія разговорныхъ восточныхъ языковъ р азска­ зывали такой анекдотъ. Когда посланнику одного изъ восточныхъ государей, прибывшему въ Петербургъ. Вздумалось постить нашъ уни­ верситетъ, то Сенковскому поручено было привтствовать его рчью на одномъ изъ восточныхъ діалектовъ. Посланникъ, выслушавъ съ видимымъ вниманіемъ рчь оратора, спросилъ своего Толмача, на ка­ комъ это язык знаменитый профессоръ привтствовалъ его, такъ какъ онъ не могъ понять ни одного слова въ его рчи. Вслдствіе ли многосложныхъ занятій по издаваемому журналу, или по ка­ кимъ другимъ причинамъ, только Сенковскій порядочно пренебрегалъ своими проФессорскими обязанностями. Передъ выпускомъ книжки «Библіотека для Чтенія», слушатели его всегда были уврены, что инспектору будетъ признана Коротенькая Записочка, въ которой изв

<

Библиотека "Руниверс" Г А Г О В С К ІЙ.

щалось о невозможности прибыть на лекцію, подъ предлогомъ жесто­ кой мигрени. Очень часто профессоръ, объяснивъ нсколько строкъ текста, черезъ какіе нибудь четверть часа начиналъ корчить болзнейную физіономію, внезапно прерывалъ лекцію и. бормоча, что-то про себя, уходилъ изъ аудиторіи. Такой конецъ лекціи студенты всегда предугадывали по слдующему врному признаку: Вошедъ въ аудиторію съ намреніемъ поскоре отдлаться отъ лекціи, Сенковскій начиналъ читать текстъ преводимаго автора тихимъ голосомъ, совсмъ Не­ внятно, какъ бы захлебываясь столь частыми въ Арабскомъ и Ту* рецкомъ языкахъ гортанными звукамиНеудивительно, что подобные Фокусы и безцеремонный, чтобы не сказать, безсовстный отношенія преподавателя къ своимъ обязан­ ностямъ не могли располагать его слушателей къ серьезному труду;

и такъ какъ ихъ было немного, всего 6— 7 человкъ, то они часто Оговаривались не ходить на скучную лекцію и прятались отъ про­ фессора, обыкновенно скрываясь въ помщеніи казеннокоштныхъ студентовъ, и тамъ ожидали слдующей перемны. Вроятно очень довольный видть пустую аудиторію, профессоръ для виду, зная на­ передъ тщету этой мры, посылалъ стброжа разыскивать по всему Университету своихъ лнивыхъ слушателей.

Вотъ при такомъ-то странномъ способ изученія восточныхъ языковъ, меня всегда удивляло, какъ это удавалось моимъ товарищамъоріенталистамъ оканчивать курсъ съ дипломомъ или даже только съ аттестатомъ. По ихъ откровенному признанію, они выносили изъ уни­ верситета боле или мене хорошее знаніе лишь одного восточнаго языка, Персидскаго, и знаніемъ этого предмета были обязаны не уче­ нымъ профессорамъ, а необразованному Гіерсіянину, уроженцу Грузіи, мирз Джафару Топчибашеву, котораго бывшій его ученикъ В. J5.

Григорьевъ пренебрежительно называетъ «мужикомъ, забывъ, что безъ помощи этого «мужика», самъ онъ никогда не былъ бы въ состояніи хорошо объясняться по-персидски.

Вс студенты поголовно относились съ нескрываемымъ равно­ душіемъ, чтобы не сказать съ пренебреженіемъ, къ лекціямъ протоіерея Раковскаго, читавшаго церковно-библейскую исторію и Догматическое и нравственное богословіе. Характеристика преподавательскихъ спо­ собностей Райковскаго, сдланная университетскимъ исторіографомъ, полагаю, не возбудитъ ни въ комъ изъ его бывшихъ слушателей противорчія. «Посл Павскаго и Бажанова, говоритъ Григорьевъ, пре­ подаваніе о. Райковскаго казалось сухимъ, холоднымъ, несоотвтствую­ щимъ высот униврситетской науки». Понятно, что на лекціяхъ этого бездарнаго профессора обыкновенно присутствовало не боле 2—3 де­ нь ІО. р у с с к і й а р х и в ъ 188в.

Библиотека "Руниверс"146 ПЕТЕРБУРГСКІЙ УНИВЕРСИТЕТЪ.

сятковъ слушателей и то по большей части изъ казеннокоштныхъ студентовъ, находившихся подъ бдительнымъ контролемъ инспектора, тогда какъ посщеніе богословскихъ лекцій было обязательно для студентовъ всхъ трехъ Факультетовъ. Неуклюжая Фигура и Смш­ ныя манеры Райковскаго подавали поводъ къ Насмшкамъ. Лекціи свои онъ всегда начиналъ возгласомъ: «братіей причемъ закидывалъ назадъ голову, выставляя свою клинообразную бороду и глядя въ пото­ локъ. Одинъ изъ моихъ товарищей-шалуновъ, впослдствіи извстный литераторъ, передъ приходомъ профессора имлъ обыкновеніе рисовать на класной доск козлиную голову. Другой (полагаю изъ семина~ ристовъ, ибо былъ очень искусенъ въ диспут) разнообразилъ эти крайне-скучныя лекціи, нердко предлагая проФессору очень наивные и Щекотливый вопросы, ставившіе ученаго богослова въ Т у п и к ъ.

Посл уничтоженія ф и л о с о ф с к о й каедры въ 1850 году отцу Райковтому было поручено читать студентамъ логику и психологію. Вообра­ жая), какой схоластикой угощалъ своихъ бдныхъ слушателей сей импровизоваиный ф и л о с о ф ъ !

Такъ какъ большая часть студентовъ не посщала лекцій бого­ словія, а т изъ нпхъ, которые не интересовались ими, не вели за ­ писокъ: то намъ на экзаменахъ приходилось бы очень плохо отъ Взы­ скательнаго о. Р а к о в с к а го, еслибы мы не прибгали къ разнымъ Продлками Самый простой способъ обмануть экзаменатора, практи­ ковавшійся не только у Райковскаго, но и у другихъ профессоровъ, состоялъ въ обмн доставшагося Студенту билета. Это происходило по такому способу. Профессоръ, передавъ кому либо изъ студентовъ программу вопросовъ изъ своего предмета, въ тоже время поручалъ ему приготовить соотвтствующіе билеты. Достаточно было при пе­ редач билетовъ доврчивому экзаменатору скрыть одинъ изъ нихъ.

или изготовить билетъ вдвойн и удержать дублетъ у себя, и вс эк­ заменующіеся могли смло предстать предъ очи строгаго судьи. Хи­ трость состояла лишь въ томъ, чтобы предъявить экзаменатору не тотъ билетъ, который былъ вынутъ экзаменуіощимся, а подмнить его тмъ, который былъ припрятать н отвтъ по которому быль предварительно приготовленъ. Затмъ вынутый билетъ передавался товарищу, и такъ какъ экзаменующіеся не вызывались по списку, а подходили къ эк­ заменатору, когда хотли, то оставалось всегда довольно времени, чтобы приготовиться по запискамъ къ отвту на переданный товари­ щемъ билетъ. Отрудеитамъ одареннымъ хорошей памятью этотъ Фокусъ удавался вполн, и они получали хорошую отмтку; другимъ же онъ помогалъ кое-какъ отдлаться отъ нуля или единицы.

Библиотека "Руниверс" СЕНЪ^Ж УЛЬЕНЪ. СВЕЙ СКЕ.

Существовали еще другіе способы надуватльства экзамена™ ра, почти во всхъ учебныхъ заведеніяхъ. Наприм, однажды студентъ, писавшій билеты, Помтилъ тотъ, на который онъ только и былъ въ состояніи хорошо отвчать. Сдланная имъ мтка не укрылась отъ вниманія прозорливаго профессора: предполагая, что отмченный би­ летъ былъ единственный, на который студентъ не приготовился отв­ чать, онъ самъ его вручилъ счастливому Изобртателю Фокуеа.

О доктор Французскаго языка, Ссиъ-Жулъси, я уже упомянулъ, какъ о человк съ рзкимъ обхожденіемъ; но его талантливыя пуб­ личныя лекціи посщались охотно Петербургскимъ высшимъ обще­ ствомъ. Страдая постоянною осиплость«), Семъ-Жулъет принужденъ былъ рзко выкрикывать свои рчи, что весьма непріятно дйствовало на его слушателей. В В.

Григорьевъ говоритъ о немъ, что это былъ одинъ изъ двигателей мысли въ то печальное время»; Прибавл«):

мысли Л 1а Lam artine 11 Victor Hugo.

Вначитдьнйшая часть студентовъ предпочитала Французскій языкъ Нмецкому. Сколько мн помнится, на лекціяхъ Нмецкой ли­ тературы можно было встртить не боле двухъ-трехъ природныхъ Русскихъ. Одинъ изъ нихъ былъ к н я з ь Голицынъ (Аркадій), который вообще отличался отъ своихъ родовитыхъ товарищей солиднымъ обра­ зованіемъ и тмъ, что избралъ не юридическій Факультетъ, а ф и л о ­ с о ф с к і й ( Ф и л о л о г и ч е с к о е отдленіе). Въ конц моего курса я в и л с я е щ е другой незаурядный князь Голицынъ (Навелъ), избравшій восточное от­ дленіе Ф и л о л о г и ч е с к и ^ Факультета; онъ еще до поступленія въ уни­ верситетъ въ совершенств владлъ Персидскимъ языкомъ. Былъ еще третій князь Голицынъ, но этотъ имлъ извстность Лихаго бурша и стушевался съ перваго же курса.

Лекторъ Нмецкаго языка и словесности І і. Свейте, по многосторонности знаній, былъ человкъ замчательный. Окончивъ обра­ зованіе въ ІІедагогическомъ Институт, онъ, въ числ четырехъ из­ бранныхъ *), былъ отправленъ за границу для изученія методовъ пре­ подаванія Песталоцци и Ланкастера. Я слышалъ, что Свенске, будучи уже въ преклонныхъ лтахъ, началъ снова изучать Греческій языкъ и Гомера. Несмотря на свое Шведско-нмецкое происхожденіе, онъ въ совершенств владлъ Русскимъ языкомъ, и по порученію Географи­ ческаго Общества издано имъ нсколько сочиненій по предметамъ землеописанія и путешествій. Онъ былъ боле кабинтнымъ ученымъ, *) Трое его товарищей были: А. Ободовскій, М. Тимаевъ, впослдствіи инспекторъ классовъ въ женскихъ учебныхъ заведеніяхъ, и Б уссе, директоръ 3-й Петербургской гимназіи.

ІО*

–  –  –

чмъ педагогомъ. Прихрамывать, тодчась на мст передъ нашими столами, Свейте съ нкоторымъ затрудненіемъ въ рчи, но въ отчетдивыхъ и правИльныхъ періодахъ», знакомилъ слушатедей съ біограФІей и произведеніями извстнйшихъ Нмецкихъ писателей. Сверхъ того, онъ заставлялъ ихъ для упражненія въ язык переводить Шиллерову «Марію Стюартъ». Богатая библіотека этого скромнаго и до­ брйшая» человка была всегда къ услугамъ студентовъ.

Лекторомъ Англійскаго языка былъ Варрандъ, представительный gentleman, упражнявпіій насъ переводами съ Англійскаго языка на Французскій, по книг имъ изданной- Варрандъ преподавалъ свой языкъ нкоторымъ членамъ царскаго семейства и одновременно изда­ валъ журналъ St.-Petersburg Кеіел».

О лектора И таліянская языка Манцини Помню только, что мы переводили у него «Le mie Prigioni. Какъ лекціи Варранда, такъ и Манцини могли посщать только т изъ студентовъ, которые доста­ точно понимали по-Фраицузски, ибо все преподаваніе происходило на этомъ язык. Такъ ка къ аристократа этихъ лекцій не посщали, л он не были обязательны: то понятно, что число слушателей на нихъ было всегда ограниченное.

VL Мои воспоминанія о прочихъ Университетскихъ профессорахъ довольно тусклы или не представляютъ достаточныхъ характеристическихъ чертъ, поэтому я предпочитаю лучше вовсе не упоми­ нать о нихъ, Были между ними конечно личности достойныя всякаго уваженія и пользовавшіяся любовью студентовъ, Наприм. Калмыков7, Ивановскій, Порошинъ, Шнейдеръ и др.; но. будучи Филологамъ и не располагая данными, провренными личнымъ наблюденіемъ, я не счи­ таю себя въ прав судить объ ихъ педагогической дятельности.

Довольно и тхъ тней, которыя, я руководствуясь правиломъ amicus Plato, sed magis am ica veritas, набросалъ Намою aim a m ater.

Вь утшеніе же моихъ бывшихъ товарищей, которые вздумали бы упрекнуть меня въ неуваженіи и въ недостатк піетета (manque de piet) по отношенію къ моей духовной «матери», я съ полнымъ уб­ жденіемъ утверждая), что, несмотря на вс недостатки университетскаго образованія нашего времени, уровень духовнаго развитія питомцевъ Петербургскаго университета конца 1830 и начала 1840 г., былъ го­ раздо выше, нежели у студентовъ позднйшихъ выпусковъ. Мои ста­ рые товарищи могутъ всегда гордиться тмъ преимуществомъ, что умственное ихъ развитіе совершалось подъ вліяніемъ людей сороковыхъ гоОово] что, живя въ блестящую эпоху нашей литературы, мы

Библиотека "Руниверс" СРАВНЕНІИ СЪ НІСТОЯЩ ИМЪ.

воепиталиеь па произведеніяхъ такихъ талантливьп ь ея Предста вителей, каковы Жуковскій, Батюшковъ, Пушкинъ, Лермонтовъ. Гоолъ, тогда какъ студенты послдующихъ поколній обыкновенно чер­ пали свою Житейскую мудрость изъ разныхъ мутныхъ источниковъ въ сочиненіяхъ Прудона, Можшота, Бюхнера л т. п. извстныхъ апоотоловъ матеріализма и комунизма, основъ нигилизмъ. Указанія на студенческія исторіи въ 1860 годахъ освобождаютъ меня отъ труда проводить дальнйшую паралель между состояніемъ Петербург­ скаго университета въ тотъ и другой періоды его исторіи. Тмъ кому мой приговоръ нггдъ уровнемъ знаній послдующихъ студентовъ, не только Петербургскаго, но и другихъ университетовъ, покажется слишкомъ суровымъ или пристрастнымъ, совтую обратиться къ опытнымъ Редакторамъ журналовъ и газетъ и спросить ихъ, почему они, приглашая къ себ сотрудниковъ, еще въ очень недавнее время, предпочитали, а можетъ быть и теперь предпочитаютъ, людямъ съ образованіемъ 60-хъ и 70-хъ годовъ студентовъ выпусковъ 40-хъ и 50-хъ годовъ.

Итакъ, сравнивая характеръ, стремленія, настроеніе и условія жизни студенчества моего времени съ ныншнимъ, приходится съ со­ жалніемъ заявить о явномъ пониженіи. Имвъ случай близко ознакомиться съ образомъ жизни моихъ товарищей разныхъ круж­ ковъ, какъ аристократическая, такъ демократическая, бывъ въ пріятельскихъ отношеніяхъ и съ богачами, и съ бдняками и желая быть правдивымъ, не могу скрыть отъ читателя, что одни увлекались кутежемъ, другіе танцклассами, третьи карточной игрой; но долженъ присовокупить, что все это происходило въ незамтныхъ размрахъ сравнительно съ тмъ, о чемъ пришлось слышать и читать въ позднй­ шее время. Вотъ Наприм, какъ описываются жизнь и нравы студентовъ настоящаго врмени человкомъ, только что оставившимъ университетскую аудиторіи).

Борьба за существованіе», читаемъ въ «Письмахъ о современ­ ной молодежи и о направленіяхъ общественной жизни» (соч. NN, Москва 1888 г.), самая грубая, Животная борьба, врзывается клиномъ въ жизнь студенчества, т. е. грызня изъ за куска хлба, отбиваніе мошеническимъ (!) образомъ другъ у друга уроковъ и т. п. Товарищескія Невинныя попойки стараго времени превратились въ системати­ ческій, безконечный запой, въ грубое злоупотребленіе молодыми си ­ лами и здоровьемъ. На Хптровомъ рынк, въ ночлежныхъ домахъ, находятся особыя комнатки, носящія названія студенчеекихъ. Чтобы побудить студентовъ къ соблюденію вншняго приличія, дали студен­ тамъ Форму.... и студенты въ Форм сидятъ въ грязной портерной съ женщиной на колняхъ и горланятъ пошдую псню. Дымъ, пиво, р у ­ гань, пьянство.... Въ другой групп, народившейся недавно и съ каждымъ

Библиотека "Руниверс" ПЕТЕРБУРГСКІЙ УНИВЕРСИТЕТЪ.

годомъ увелисиваюіцейся, игра въ карты по цлымъ ночамъ, хожденіе въ оперетки (прибавимъ отъ себя Неистовое клакёрство въ театрахъ), зда въ увеселительный заведенія, попойки и вообще прожиганіе жизни, вотъ что наполняетъ жизнь такихъ студентовъ».

«Товаршцеской корпоративности вы у нихъ не ищите, тмъ ме­ не дружескихъ бесдъ и споровъ на темы, такъ недавно (?) еще любимыя молодежью; если она собирается, то для того чтобы повин­ тить, поспорить о качествахъ новой опереточной Дивы, Посплетничать.

Живой студенческой души нтъ у людей этой группы; они представ­ ляютъ изъ себя бюрократовъ въ зародыш, съ казенными замашками, съ тупымъ п холоднымъ отношеніемъ къ жизни, съ горячею любовью къ себ самому, своему Карману и т. д. Къ наук они относятся также только съ Формальной стороны: для нихъ нуженъ одинъ лишь дипломъ.

Въ мое время никто бы не поврилъ, чтобы студенческія безобразія могли когда либо достигнуть такихъ Геркулесовыхъ столбовъ.

Невольно спрашиваешь себя: чмъ объяснить это умственное и нравственное движеніе назадъ молодыхъ интеллигентныхъ слоевъ об­ щества въ эпоху благодтельныхъ реформъ и несомннна™ стремле­ нія къ прогрессивному развитію всхъ остальныхъ Факторовъ культуры и гражданской жизни?! Мн кажется, что не нужно долго искать от­ вта на этотъ вопросъ.

Мы знаемъ, что, во вс времена и у всхъ народовъ, на обязан­ ности родителей и наставниковъ лежало оберегать дтей отъ излиш­ нихъ Шалостей и проступковъ постояннымъ руководствомъ и бдитель­ нымъ надзоромъ за ними и что дурныя привычки и ложный образъ мыслей питомцевъ падали справедливымъ укоромъ на ихъ руководи­ телей. Пусть же теперь духовные отцы нашей университетской моло­ дежи спросятъ свою совсть: насколько воспитательное начало вхо­ дило въ составъ ихъ (не спорю) можетъ очень ученыхъ и интересныхъ лекцій; насколько Университетское преподаваніе дйствовало на нрав­ ственныя убжденія ихъ слушателей; словомъ, всегда ли наши гг. про­ фессора руководствовались прекраснымъ афоризмомъ извстнаго пе­ дагога Дистервегъ что университетъ есть заведеніе педагогическое и все что до него относится должно разсматриваться съ педагогической, а не съ другой точки зрнія *)?

А. Ч.

*) Eine U n iversitt ist eine pedagogisclie Anstalt, und a ll e M aasregeln m ssen von dem pd agogisch en Standpunkte, nicht von dem p olizeisch en, juridischen, finanziellen oder anderii Standpunkte aus b eu rth eilt werden.

–  –  –

Письма къ министру народнаго просвщенія А. С. Норову.

А. Московскаго попечителя Е. П. Ковалевскаго.

1.

На письмо ваше отъ 7 Октября имю честь увдомить, что пока не окончится слдствіе, до тхъ поръ, при всемъ желаніи моемъ, я не могу ни опредлить того, въ какой степени виновны студенты, пи составить подробнаго объясненія о происшествіи. Слдствіе это впро­ чемъ вскор должно окончиться, и тогда все будетъ ясно. Для успо­ коенія вашего могу сказать только, въ дополненіе къ прежде писанному мною, что общее мнніе въ пользу студентовъ, что слдствіе произ­ водится добросовстно и что по этому слдствію открыто уже, что первоначальный набгъ квартальнаго былъ не для открытія преступ­ ника (какъ прежде объясняли), а для преслдованія какого-то человка, который на окликъ квартальнаго не отвчалъ и скрылся въ дом, гд живутъ студенты; эти же требовали, чтобы обыскъ былъ при ихъ субъ-инспектор. Отсюда ссора и вс послдствія, о которыхъ я пи­ салъ вамъ *).

*) Въ чемъ именно состояла эта одна инъ первы хъ студинческихъ исторій, кото­ ры хъ потомъ такъ много было Пъ царствованіе Александра Николаевича, мы не знаемъ.

Въ бум агахъ А. С. Норова сохранилось письмо К. ІІ. Ковалевскаго къ его брату ttropy П етровичу, отъ G Ноября. Въ немъ сказано: „Слдствіе показало еще боле неистовство полицейскихъ чиновъ и страдательную роль студентовъ. Слава Богу, я удержалъ порывы моихъ, которые могли бы дойти далеко. Личное ли ко мн уваж еніе, или строгость мръ»

или то и другое, удержало и х ъ и все въ порядк. Начались интриги; а ты знаеш ь, что я иа этомъ пол никуда не Г о ж у с ь. Сдлай для меня большое одолженіе: объятій дло, какъ оно есть, Блудову, Ростовцеву, Титову и, если можно, своему князю (т.-с. Горча­ кову). Это мн очень важно, если я не буду имть возможности представиться Государю въ е г о пріздъ. Впрочемъ, общ ее мнніе въ мою пользу, и г совершенно П о к о е ц ъ, И с п о л ­ н и в ш е м о ю обязанность“.

Библиотека "Руниверс"152 КЪ ИСТОРІИ МИНИСТЕРСТВА НАРОДНАГО ПРОСВЩЕНІЯ.

Относительно устройства университетской библіотеки и перем­ щенія 4-й гимназіи я уже офиціально доносилъ вамъ, что превосход­ ный и въ высшей степени дешевый домъ Новосильцева проданъ до­ роже значительно противъ нашей цны. Итакъ, мы потеряли уже два дома! Предположеніе употребить для гимназіи домъ, занятый ректоромъ, съ перваго взгляда оказывается ^удобоисполнимымъ. Какъ част­ ный домъ, онъ очень хорошъ для жилья; но для помщенія классовъ и дортуаровъ, не говоря уже о залахъ, его не расширить, а весь перебрать надобно. По необыкновенной нын въ Москв дороговизн на строительные матеріалы, эта перестройка едва ли не дороже бу­ детъ цны готовыхъ Домовъ, по крайней мр тхъ, которые мы упустили. Между тмъ для прочной отстройки потребуется весьма много врмени. Если вамъ угодно имть офиціальныя объ этомъ дока­ зательства, то они будуть вамъ доставлены по первому требованію.

Герметическая топка— дло весьма полезное и особливо при такой дороговизн дровъ, какъ нын въ Москв. Я объ этомъ давно хлопо­ талъ, но за разными Н едосугам и и за н еи м н іем ъ въ в и д у искуснаго мастера не усплъ сдлать что-либо положительное по этому пред­ мету. При этомъ, признаюсь вамъ, побоялся встртить прямой или косвенный отказъ, какъ н о в о в в е д ен іе. По окончаніи ныншняго Скуч­ н а я времени, я н е премину заняться этимъ дломъ и донести вамъ.

ІО Сентября 1857.

Москва.

2.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |



Похожие работы:

«Товар 200 „У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО“ Олександър Турчинов: "Северът на Донецка област напълно е очистен от терористи. Убитите са близо 500, 1 500 са ранени." Украинската армия напълно е освободила от сепаратисти севера на Донецка област, заяви изпълняващият длъжността "президент" Олександър Турчинов след доклад от командирите на о...»

«Акция "Максимум выгоды" Тарифные планы для абонентов – жителей Приморского края следующих населенных пунктов: г.Владивосток (в т.ч.о. Русский), г.Артем, г.Уссурийск, п.Трудовое, п. Тавричанка,...»

«"Вопросы философии".-2014.-№2.-С.74-82. Средневековая Япония: райский сад и садовый рай А. Н. МЕЩЕРЯКОВ Статья посвящена представлениям о буддийском рае в средневековой Японии. Земной моделью этого рая является сад. Японцам были хорошо известны классические буддийские тексты на китайском языке, в которых описывался рай. О...»

«Оглавление I Значение кролиководства как отрасли животноводства II Производство мяса кроликов в мире III Обзор рынок мяса кроликов в России 3.1 Производство кроликов на убой в России 3.2 Производство мяса кроликов и зайцев в России 3.3 Импорт мяса кроликов 3.4 Продажи мяса кроликов и зайцев в России 3.5 Производство мя...»

«#RAIF: Daily Focus Review. Analysis. Ideas. Facts.    4 марта 2015 г. Мировые рынки ЦБ Индии неожиданно снизил ключевую ставку Наиболее интересным событием вчерашнего дня стало неожиданное решение ЦБ Индии снизить ключевую ставку на 25 б.п. до 7,5%, что было обусловлено сн...»

«Функция трансляции на вспомогательный дисплей Дополнительные операции (Wireless Manager ME 5.0) РУССКИЙ TQBH0195-1(RU) Функция трансляции на вспомогательный дисплей Дополнительные операции Оглавление Наиболее эффективное использова...»

«Правила предназначены для чтения взрослыми детям. Свистать всех наверх! Суперсвинтусы отправляются в Большое приключение! Теперь ты сможешь сразиться с отчаянными пиратами, жуткими привидениями и загадочными пришельцами, одолеть их всех и спасти вселенную, — а такое под силу только лучшим из суперсви...»

«High performance gas-fired wall-mounted boilers with rapid storage boiler GB instructions manual for users and fitters Centrale murale pe gaz cu randament ridicat cu acumulare rapid RO Instruciuni pentru instalator i pentru utilizator Nagyteljestmny gyorsakkumulcis fali gzkaznok HU Felhasznli s szereli kziknyv Настенные...»

«Из решения Коллегии Счетной палаты Российской Федерации от 2 ноября 2007 года № 48К (566) "О заключении Счетной палаты Российской Федерации на проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О бюджете Пенсионного фонда Российской Федерации на 2007 год": Утвердить заключение Счетной...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ и НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН НАЦИОНАЛЬНЫЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ, ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ И ОЗДОРОВИТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР "БОБЕК"ИНСТИТУТ ГАРМОНИЧНОГО РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА УЧЕБНАЯ ПРОГРАММ...»

«ПОДКЛЮЧЕНИЕ И УСТАНОВКА СИСТЕМЫ ТРЕВОЖНОЙ СИГНАЛИЗАЦИИ ТРАНСПОРТНОГО СРЕДСТВА SCHER-KHAN MAGICAR 5 (SCHER-KHAN MAGICAR A) И МОДУЛЯ FALCON CAN-02 (03) НА АВТОМОБИЛЬ FORD FOCUS Оглавление 1. Согласование модуля Falcon CAN-02 (03) с си...»

«Руководство пользователя по интеграции WebEx в Outlook для Windows (WBS31) Первая публикация: 23 марта 2016 г. Americas Headquarters Cisco Systems, Inc. 170 West Tasman Drive San Jose, CA 95134-1706 USA http://www.cisco.com Tel: 408 526-40...»

«Ситуационные задачи Ситуационные задачи 1. На высоте более 7000 метров в салоне самолта появился оглушительный рв, салон наполнился пылью и туманом, видимость резко снизилась. У пассажиров появился...»

«ИСКУССТВО XX ВЕКА*. Я бы хотел сначала уточнить название сегодняшней лекции. Это будет не введение в современное искусство, а описание ситуации в современном искусстве с высоты птичьего полета. Дело в том, что современное искусство это очень громоздкое, сложное явление, рассматривая которое вблизи, невозможно охватить взгля...»

«Концепция направления "Пешеходы и велосипедисты" Версия 2.0 Цели и задачи направления Цели • Удобная для жизни городская среда • Возможность ежедневного активного и безопасного передвижения по городу на велосипеде и пешком Сан-Франциско, США Задача направления • Объединение программ и инициатив,...»

«Саймон Грин Волк в овчарне Серия "Лесное королевство" Серия "Хок и Фишер", книга 4 Текст предлставлен изд-вом Эксмо http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=125023 Саймон Грин. Убийства на улице Богов: Эксмо, Домино; Москва; 2004 ISBN 5-699-04668-2 Оригинал: SimonGreen, “Wolf in the Fold” Перевод: Татьяна О....»

«Георг Зиммель Избранное Том второй Созерцание жизни ББК87.3 362 Редакционная коллегия серии: Л.В. Скворцов (председатель); О.М. Андрианов, Л.М. Брагина, И.Л. Галинская, М.П. Гапочка, В.Н. Гращенков, В.Д. Губин, П.С. Гуревич, Г.И. Зверева, Л.Г. Ионин, И.А. Исаев, Т.Ф. Кузнецова, О.Ф. Кудрявцев, О.Е. Кутафин, С.В.Лё...»

«МИНФИН РОССИИ ПРЕСС-СЛУЖБА МАТЕРИАЛЫ СМИ УТРЕННИЙ ВЫПУСК СРЕДА, 8 ФЕВРАЛЯ 2017 Г Минфин начал скупку валюты / Ведомости Рубль переиграл Минфин / Известия Дилеры подыграли ЦБ / Коммерсант Минфин стал ручным валютным регулятором / Независимая газета Рубль устроил "вооруженное с...»

«В четверг первой седмицы великого поста на повечерии Песнь 1-я Ирмос: Помощник и покровитель бысть мне во спасение, сей мой Бог, и прославлю Его: Бог отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися. Припев:...»

«18+ А.М. Бычкова М.Н. Галстян ВОВЛЕЧЕН ЛИ ВАШ РЕБЕНОК В "ГРУППЫ СМЕРТИ"? http://www.cprk38.ru/svedeniya-o-bgu-tsprk/metodicheskaya-kopilka/novyeugrozy-internet/ ВОВЛЕЧЕН ЛИ ВАШ РЕБЕНОК В "ГРУППЫ СМЕРТИ"? Уважаемые родители! Интернет убивает. И это не просто слова. Ваш ребенок не пришел домой вовремя, а его телефон недоступ...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.