WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 ||

«ВООРУЖЕННАЯ БОРЬБА НА ЕВРОПЕЙСКОМ ТВД Начало Второй мировой войны 3 апреля 1939 г. Верховное командование германских вооруженных сил ...»

-- [ Страница 2 ] --

очагов пожаров) и прочие. Однако самый яркий пример подобных действий — бомбардировка Дрездена, к разрушению которого бомбардировщики, преимущественно английские, приступили сразу после завершения Крымской конференции лидеров держав антигитлеровской коалиции.

Первоначально в рамках операции «Удар грома» планировалось окончательное разрушение Берлина или Лейпцига, но в начале 1945 г. союзники изменили свои намерения и обрушились на Дрезден, где фактически не было крупных оборонных предприятий.

В меморандуме бомбардировочного командования, с которым английские пилоты, участвовавшие в первом и наиболее мощном ударе, были ознакомлены в ночь перед атакой (13 февраля), говорилось:

«Дрезден, седьмой по размеру город Германии… на настоящий момент крупнейший район противника, все еще не подвергавшийся бомбежкам. В середине зимы с потоками беженцев, направляющимися на запад, и войсками, которые где-то должны быть расквартированы, жилые помещения в дефиците, поскольку требуется не только разместить рабочих, беженцев и войска, но и правительственные учреждения, эвакуированные из других районов… Целью атаки является нанести удар противнику там, где он почувствует его больнее всего, позади частично рухнувшего фронта… и заодно показать русским, когда они прибудут в город, на что способны Королевские ВВС»144. Американский исследователь Р. Конроу оценил общие потери мирного населения в 135 тыс. человек145, однако исследования, проводившиеся по заказу руководства города и завершившиеся в 2010 г., признали эти цифры завышенными в несколько раз — погибли около 25 тыс. человек146.



Стратегические ВВС союзников, конечно, сыграли значительную роль в дезорганизации работы тыла и транспорта нацистской Германии, но не стали основным фактором ее поражения. Судьбу Третьего рейха решили наземные операции, прежде всего победы Красной армии.

Бомбардировочное командование Великобритании с 3 сентября 1939 до 5 мая 1945 г.

сбросило 1047 тыс. тонн бомб, из которых 478 тыс. (свыше 45% общего тоннажа) — на немецкие и оккупированные Германией европейские города, а также города союзников. С 14 февраля 1942 до 6 марта 1944 г. свыше 84% всего бомбового груза расходовалось именно на их разрушение. Потери союзной авиации составили 7094 бомбардировщика. Из 6571 самолета, потерянного американцами в Европе, 4182 принадлежали 8-й воздушной армии. С начала боевых действий и до 5 мая 1945 г. это объединение сбросило на врага почти 703 тыс. тонн бомб, из которых на транспортные узлы и подвижной состав — 35%, на аэродромы, заводы по выпуску самолетов и моторов, радарные станции и прочее — 22%, на объекты нефтедобычи и нефтепереработки — 12%, также подвергались воздействию доки и порты, площадки по запуску ракет и многое другое147.

От массированных бомбардировок особенно сильно пострадали Кёльн, Гамбург, Росток, Франкфурт, Дортмунд, Вюрцбург, Ганновер и другие немецкие города, а общий объем развалин только в Германии оценивался в 400 млн куб. метров, в огне погибло бесчисленное количество памятников культуры и архитектурных сооружений148. Силы немецкой ПВО стремились оказать максимальное противодействие, сбить как можно больше английских ночных бомбардировщиков. Так, согласно оценкам британского историка М. Миддлебрука, если принять количество подготовленных и введенных в строй за время войны членов экипажей за 100%, то погибли в бою — 51%, разбились в катастрофах над территорией Англии — 9%, получили серьезные ранения или травмы — 3%, попали во вражеский плен (частично раненые) — 12%, были сбиты противником, но избежали пленения — 1%, уцелели ко дню Победы — 24%. Ни в одном виде вооруженных сил не отмечалось столь больших относительных потерь149.





Взаимодействие союзников по антигитлеровской коалиции в первый период Великой Отечественной войны Вступление Соединенных Штатов в ответ на прямую агрессию против них Японии в декабре 1941 г. в военные действия в рамках уже продолжавшейся более двух лет Второй мировой войны позволяло надеяться на консолидацию всех антифашистских сил и формирование эффективной антигитлеровской коалиции, способной в течение полутора-двух лет разгромить агрессоров и восстановить мир. Тем не менее налаживание коалиционного сотрудничества и в первую очередь военного взаимодействия СССР с западными союзниками проходило с большим трудом.

В то время как Советский Союз вел упорные сражения на главном, советско-германском фронте Второй мировой войны, где было задействовано четыре пятых боевых формирований вермахта и где решалась очень важная для союзников задача уничтожения основных сил фашистского блока150, Соединенные Штаты и Великобритания, вопреки настойчивым призывам советского руководства сконцентрировать их усилия на стратегически важном для ускорения разгрома антигитлеровской коалиции северофранцузском направлении, сочли для себя возможным использовать благоприятные условия для постепенного наращивания своей военной мощи и применения стратегии «непрямых действий» на второстепенных направлениях и с ограниченными целями. Эта стратегия явилась наглядным примером подтверждения классической формулы К. Клаузевица о том, что война — этo продолжение политики. Согласно этой формуле, насколько решительными и последовательными являются политические цели, настолько решительными и последовательными могут быть и военные действия. Принципы, лежавшие в основе стратегии «непрямых действий» союзников до 1944 г., принятые на Вашингтонской конференции (22 декабря 1941 — 14 января 1942 г.), были следующими: реализация программы создания и производства вооружений (до 1943 г.);

обеспечение жизненно важных коммуникаций; наращивание потенциала наступательных действий против Германии; изматывание сил Германии и подрыв ее сопротивления; создание и сжатие кольца вокруг Германии; удержание на Дальнем Востоке позиций, которые обеспечивали жизненные интересы США и Великобритании.

Позднее, на конференции президента США Ф. Рузвельта и премьер-министра Великобритании У. Черчилля в Касабланке (Северо-Западная Африка) 14–24 января 1943 г. союзники объявили о принципе безоговорочной капитуляции в отношении Германии и других стран оси. Это была американская инициатива, поддержанная У. Черчиллем, хотя он впоследствии пытался дистанцироваться от этого решения, усиливавшего, по его мнению, силу немецкого сопротивления. Главным мотивом Ф. Рузвельта было заверить Москву в решимости США и Великобритании довести борьбу с фашизмом до победного конца, ослабить советские подозрения насчет возможности их сговора с Германией, а заодно исключить возможность заключения сепаратного мира между ней и Советским Союзом, которого тогда еще опасались на Западе151. Дополнительным мотивом служило стремление хоть как-то компенсировать Москве отсутствие второго фронта, при этом Ф. Рузвельт и У. Черчилль понимали, что «цель безоговорочной капитуляции для англо-американцев недостижима без Красной армии»152.

Советское руководство в целом позитивно отнеслось к этой инициативе и впоследствии не раз ссылалось на этот принцип в своей политике. Так, в приказе Верховного главнокомандующего от 1 мая 1943 г. говорилось о борьбе «до полного разгрома гитлеровских армий и безоговорочной капитуляции Германии»153.

В то же время переход к прямым военным действиям предусматривался союзниками только «после создания соответствующих [политических] условий». Политические же цели их, в первую очередь Великобритании, в борьбе с европейскими агрессорами заключались в восстановлении имперских позиций Лондона в бассейне Средиземноморья и обеспечении их контроля над Суэцким каналом и ближневосточными нефтяными ресурсами. В этих целях и были развернуты сначала британо-американские военные операции на севере Африки, а в июле 1943 г. — итальянская кампания союзников, обеспечившая свержение режима Б. Муссолини, но не исключившая территорию Северной Италии, которую тут же оккупировали немецкие войска, из вооруженной борьбы вплоть до 25 апреля 1945 г.

Союзнические войска, конечно же, вносили свой вклад в достижение общей победы над фашизмом, и значение этого вклада никто не оспаривает. Однако периферийное место и масштабы этих военных действий не позволяли сыграть должной роли в сокрушении главных сил фашистской Германии и не заставили ее снять необходимые для отпора британо-американцам силы с советско-германского фронта. Тем самым они не повлияли существенно на ход борьбы Вооруженных сил СССР, а Советский Союз, напротив, стал реально помогать союзникам уже с начала событий в Северной Африке, позволяя им свободно выбирать направления развертывания военных действий.

Победа Красной армии под Москвой зимой 1941–1942 гг. дала СССР дополнительное время для укрепления своей военной экономики, формирования и подготовки новых соединений. В результате контрнаступления Красная армия ликвидировала угрозу Московскому промышленному району и самой столице154. Германский блицкриг был окончательно сорван, а восточный (советско-германский) фронт продолжал притягивать большую часть дивизий вермахта. Война вошла в стадию противостояния ресурсов. Для новых сражений требовались техника и вооружение. Но не менее значимым было качество людских резервов Подписание Соглашения между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии Участники межсоюзнической конференции в Лондоне: посол СССР в Великобритании И. М. Майский (слева) и посол СССР при союзных правительствах в Лондоне А. Е. Богомолов (справа) противоборствовавших сторон, мужество солдат и офицеров, талант полководцев. И Красная армия уже успела заявить, что и в этом отношении она способна превосходить своего противника. Для того чтобы окончательно доказать это на поле боя, требовалось преодолеть новые тяжелые испытания.

Кроме военных успехов Красной армии под Москвой положительным явлением начала 1942 г. стало укрепление взаимодействия государств антигитлеровской коалиции, чьи вооруженные силы в совокупности намного превосходили силы агрессоров. Среди могучих держав в начале 1942 г. на стороне СССР находились не только Великобритания, но и США. Подписанием 1 января 1942 г. двадцатью шестью странами Декларации Объединенных Наций оформился «великий союз свободолюбивых народов». Союзники по антигитлеровской коалиции обладали превосходящими ресурсами и во многом от того, насколько грамотно они смогли бы ими распорядиться, зависел исход войны. Но эффективное использование всех преимуществ экономики осложнялось разобщенностью основных членов антигитлеровской коалиции, разделенных расстояниями океанских просторов155.

Выбор приоритетного направления для приложения объединенных сил западных союзников в 1942 г. вызывал разногласия как политического, так и военно-стратегического характера. Для Лондона главными задачами были защита коммуникаций в Атлантике и борьба в Средиземноморье, являвшихся традиционной сферой интересов Британской империи. Вашингтон стремился восстановить утраченные позиции в Тихоокеанском регионе.

Тем не менее британские и американские начальники штабов на совместном совещании 12 января 1942 г. пришли к соглашению, что основные силы должны быть направлены непосредственно против Германии, тогда как на других театрах военных действий могло быть задействовано лишь необходимое для их поддержания количество сил. Как отмечал У. Черчилль, принятие данного решения следует считать заслугой прежде всего начальника штаба армии США генерала Дж. Маршалла156. Он был сторонником военного вторжения в Западную Европу, считая, что «через Францию проходит наш кратчайший путь к сердцу Германии»157. Генерал Д. Эйзенхауэр также видел этот путь единственной серьезной помощью СССР и решительным шагом к окончанию войны. «Мы впустую растрачиваем ресурсы… и что еще хуже… теряем время», — заявлял он, предлагая как можно скорее начать воздушные бомбардировки Западной Европы, а затем перейти к десантной операции в этом регионе158.

Военное и политическое руководство союзников сходилось во мнении, что разгром Германии и ее европейских союзников неизбежно привел бы к поражению Японии, в то время как разгром Японии еще не означал бы завершение мирового конфликта.

Германия по-прежнему обладала огромной мощью и могла использовать в дальнейшей борьбе собственные преимущества. Вермахт все еще имел внушительный военный потенциал, тогда как СССР понес огромные потери в 1941 г. Британские военачальники скептически относились к идее осуществления военной операции против Германии в Западной Европе, придерживаясь стратегии «непрямых действий». Напоминая о вынужденной эвакуации английских войск из Дюнкерка и Норвегии, начальник имперского Генерального штаба А. Брук предупреждал, что немцы их «обязательно вытеснят снова», приводя в доказательство наличие более двух десятков немецких дивизий во Франции и возможность Германии перебросить дополнительные силы с востока159.

Неготовность союзников в ближайшее время открыть второй фронт во Франции позволяла Германии беспрепятственно продолжать восполнение своих потерь на советско-германском фронте за счет эксплуатации территорий оккупированной Европы. В распоряжении слаженной военной машины Третьего рейха имелись опытные командные кадры и возможность привлечь к новому наступлению хорошо обученные формирования. Несмотря на то что после неудач под Москвой моральное состояние основной массы солдат и офицеров вермахта было подорвано, германское командование надеялось, что по окончании зимы его можно будет восстановить за счет продолжения наступательных действий. На планировавшиеся весной операции на южном фланге восточного фронта в Берлине возлагались большие надежды160.

В этих условиях основной задачей союзников по антигитлеровской коалиции было изменить ход войны в свою пользу, надломив мощь противостоявших им агрессоров. Первый шаг на этом пути был сделан Советским Союзом, одержавшим победу в Московской битве, в результате чего были созданы благоприятные предпосылки для решающего удара по Германии уже в 1942 г. В пользу этого говорили и основные показатели СССР, США и Великобритании, постоянно наращивавших свое военное производство. Союзники в два раза превосходили страны оси по людским ресурсам161.

Политические руководители Великобритании и США не были уверены в скором восстановлении боевой мощи Вооруженных сил Советского Союза даже тогда, когда германский блицкриг потерпел крах. Однако будущая победа антигитлеровской коалиции всецело зависела от того, насколько успешным окажется сопротивление Красной армии вермахту, который вместе с союзными армиями в начале 1942 г. все еще превосходил в военном отношении ослабленный СССР.

Сомневаясь в том, где будут находиться советские армии в конце войны, руководители США и Великобритании старались уклониться от любых обещаний Москве по поводу послевоенных границ СССР. На состоявшихся в декабре 1941 г. переговорах с И. В. Сталиным министр иностранных дел Великобритании А. Иден не согласился признать государственную границу СССР, существовавшую на 22 июня 1941 г. и включавшую территории оккупированной Германией и ее союзниками Литвы, Латвии, Эстонии, Северной Буковины и Бессарабии, как отказался и от обсуждения вопросов о советско-финляндской и советскопольской границах162.

Американское внешнеполитическое ведомство также выступало против поддержки территориальных интересов Советского Союза в Европе. Мнение Госдепартамента учитывали президент Ф. Рузвельт и его ближайший помощник А. Гарриман163. 22 января 1942 г. при обсуждении с руководителем европейского отдела Госдепартамента Р. Атертоном поставок в СССР и общей стратегии американо-советских отношений А. Гарриман предостерегал от компромисса с таким «оппортунистом» и «ловким дельцом», как Сталин. По мнению А. Гарримана, советский лидер продолжал ощущать себя «социальным изгоем» среди могущественных союзников. «Будет большим делом, — говорил он, — посылать ему (И. В. Сталину. — Прим. ред.) почаще дружеские послания и повторяющиеся заверения о том, что позиция России за столом мирных переговоров будет идентична британской и американской»164.

Несомненно, «дружеские послания» и «заверения» имели большое значение, но заменить открытие второго фронта в Европе и серьезное увеличение военных поставок Советскому Союзу они не могли. В США и Великобритании в начале 1942 г. были сильны опасения за исход борьбы на советско-германском фронте. Во многом они сохранялись под влиянием данных, передававшихся в Лондон и Вашингтон военными дипломатами. Так, майор Дж. А. Мичела, американский военный атташе в Москве, сообщал, что, прежние данные о военном положении СССР, показывающие его легкой жертвой германской военной машины, оказались неверными. Но советское военное производство, по его мнению, не могло в скором времени выйти на необходимый уровень, оправившись от гигантских потерь и эвакуации, тогда как объем выпуска самолетов составлял не более 1500 единиц в месяц165. Поставки в СССР по ленд-лизу были в то время незначительными и не оказывали существенного влияния на ход боевых действий на советско-германском фронте.

В начале 1942 г. ожесточенные сражения велись и на других театрах мировой войны:

в Северной Африке, Юго-Восточной Азии, на Тихом и Атлантическом океанах. Американские, британские, китайские, войска английских доминионов и силы Сопротивления многих свободолюбивых государств наносили существенный урон сухопутным, морским и воздушным войскам стран агрессивного блока. Нельзя умалять их храбрость и воинскую доблесть, но главной реальностью глобального конфликта являлось то, что его разрешение зависело именно от успехов и неудач противоборства СССР и Германии.

Военно-политическое руководство как США, так и Великобритании вполне осознавало то решающее значение, которое имела борьба СССР и Германии для исхода всей Второй мировой войны. Разработке стратегических планов союзников неизменно предшествовал анализ обстановки на советско-германском фронте. Однако союзники в первую очередь старались соблюсти собственные интересы166.

Признание судьбоносности для западных демократий событий на советско-германском фронте (особенно после Московской битвы) не могло не отразиться на их поведении, и прежде всего английской дипломатии. Хотя и неохотно, но она вынуждена была идти на уступки И. В. Сталину по ряду спорных вопросов, исходя из того непреложного обстоятельства, что только в союзе будет возможно добиться победы. К весне 1942 г. позиция Великобритании по территориальным проблемам с СССР (прежде всего касавшихся Прибалтики) стала меняться в сторону удовлетворения требований Москвы. Великобритания, исходя из разворачивавшихся на фронте событий и с учетом отсутствия второго фронта в Европе, считала необходимым изменить подход к некоторым принципам Атлантической хартии. Так, в письме Ф. Рузвельту от 7 марта 1942 г. У. Черчилль отметил, что в условиях осложнения войны подписание с И. В. Сталиным договора, содержащего положения о советских границах, существовавших накануне нападения Германии, стало бы серьезной моральной поддержкой СССР. «Все предвещает возобновление весной широкого немецкого наступления в России, а мы очень мало можем сделать для того, чтобы помочь единственной стране, которая ведет тяжелые бои с германскими армиями», — подчеркнул британский лидер167.

В Министерстве иностранных дел Великобритании весной 1942 г. рассматривали возможность достижения советской победы над Германией без участия в европейских операциях собственных крупных сухопутных сил. Данная ситуация всего несколько месяцев назад казалась фантастической. В случае самостоятельной победы СССР мог бы не прислушиваться к мнению западных союзников по поводу своих послевоенных границ. Кроме того, он получил бы возможность единоличного овладения промышленностью Германии, что позволило бы отказаться от англо-американской военной помощи.

Таким образом, шаги в сторону определенных уступок СССР по пограничным проблемам именно в разгар войны могли быть более выгодны британскому кабинету, но тем самым создавалась почва для удовлетворительного разрешения других территориальных и политических вопросов в будущем. Подобные опасения доминирования СССР на Европейском континенте возникли в британском руководстве в апреле — мае 1942 г., хотя и не получили в то время широкого распространения168.

И. В. Сталин продолжал настаивать на том, чтобы договор с Великобританией гарантировал СССР бывшие польские, финские и прибалтийские территории, присоединенные к нему в 1939–1940 гг., и стремился, чтобы и США признали границы СССР по состоянию на 22 июня 1941 г. Однако Ф. Рузвельт и Госдепартамент в то время решительно возражали против такого пункта в соглашении между Москвой и Лондоном169. В феврале 1942 г. президент США дал указания заместителю госсекретаря С. Уэллесу сообщить британскому послу в Вашингтоне Э. Галифаксу, что не считает возможным принять советские предложения относительно границ, заявив, что этот вопрос должен решаться после окончания войны. Ф. Рузвельт пояснил, что сам собирается обратиться по этому вопросу к советскому правительству170.

По мере развития событий на советско-германском фронте трансформировалась и позиция Вашингтона относительно сфер влияния и территориальных проблем в Европе.

В первую очередь менялось представление президента Ф. Рузвельта и его окружения о роли и значении боевой мощи Красной армии. Это накладывало свой отпечаток и на взгляды о послевоенном устройстве. Другое измерение приобретало отношение Вашингтона к роли США и России в поддержании безопасности на Европейском континенте и в целом в мире после разгрома агрессоров.

В результате нападения Японии в декабре 1941 г. на Пёрл-Харбор и вступления США в мировую войну помощь со стороны России в районе Дальнего Востока могла иметь решающее значение для США. Ф. Рузвельт запросил о ней И. В. Сталина практически сразу после событий в Пёрл-Харборе. Ответ, данный советским лидером 10 декабря, объяснял невозможность нарушения советско-японского пакта о нейтралитете 1941 г. и неразумность вступления в войну с Японией ввиду ведущейся тяжелейшей борьбы с Германией. Тем не менее И. В. Сталин, разъясняя нецелесообразность такого шага на тот момент, подчеркивал, что СССР может оказать подобную помощь, если обстановка на советско-германском фронте будет складываться успешно171.

Будущее мира всецело зависело от победы или поражения Германии, однако помощь Советскому Союзу со стороны англо-американских союзников оставалась минимальной. Это не могло не служить поводом для различных спекуляций в политических, военных и разведывательных кругах США и Великобритании. Опасения оказаться один на один с Германией и Японией нередко трансформировались в различные фобии, прогнозы пессимистического характера. Появлялись версии о вероятном намерении советского руководства выйти из конфликта, которые разделяли как аналитики различных ведомств, так и пресса. Американскую столицу наполняли слухи о возможности заключения СССР сепаратного мира с Германией.

В меморандуме «Возможность русско-германского урегулирования путем переговоров»

от 12 февраля 1942 г. помощник начальника штаба Управления военной разведки Р. Ли указал на противоречивые, на его взгляд, заявления русских: с одной стороны, говорящих о своих успехах в восстановлении экономики и наличии больших возможностей в борьбе с врагом, а с другой — выражающих недовольство недостаточной поддержкой со стороны американцев и подчеркивающих свое тяжелое положение. Исходя из этого, Р. Ли предположил, что русские целенаправленно вводят в заблуждение союзников, скрывая оппортунистические изменения своей политики как во время войны, так и на будущей мирной конференции172.

Вскоре Управление военной разведки подготовило новый доклад, датированный 1 апреля 1942 г. Говоря о положении на различных фронтах, оно делало заключение, что в случае грозящей опасности японского нападения и ухудшения положения в войне с вермахтом СССР может пойти на заключение сепаратного мира с Германией и даже отвести свои силы за Волгу, одновременно укрепив дальневосточный фронт173.

Объем данных разведки о советских возможностях при сохранении определенной недооценки потенциала Красной армии тем не менее показывал Ф. Рузвельту главный факт, что именно советские войска уничтожали и продолжают уничтожать основную ударную силу немецко-фашистских армий. Президент США также осознавал, что вопросы о скорейшем открытии второго фронта в Европе и решении в пользу Москвы различных послевоенных территориально-политических противоречий в перспективе могут стать необходимыми условиями для вступления СССР в войну против Японии. В США также внимательно прислушивались к английской стороне, которая, в свою очередь, стремилась не допустить в отношении себя подозрений в нежелании удовлетворить минимальные требования Советского Союза.

Вопрос шел об учете взаимных интересов, без чего эффективное сотрудничество с СССР и сама совместная победа над Германией могли быть поставлены под вопрос.

Английская сторона считала необходимым и полезным советовать США те или иные шаги в отношениях с Советским Союзом. В начале 1942 г. Великобритания стремилась зарезервировать за собой комфортное и неунизительное место в послевоенном англо-американском тандеме, осознавая, что лидирующая роль в нем будет принадлежать США. Весной 1942 г. в Министерстве заморских территорий Великобритании было подготовлено несколько рекомендаций, касающихся ведения пропаганды на СССР. Впоследствии их копии были переданы в распоряжение Управления стратегических служб США. В одной из них британские аналитики подчеркивали важность улучшения отношений с Советским Союзом, отмечая, что решение этой проблемы более относится к самим американцам и англичанам, чем к русским.

В рекомендации утверждалось, что СССР испытывает уважение к американской технической цивилизации и хочет установить дружеские отношения с США, а интересы Советского Союза как на западе, так и на востоке в широком контексте находятся в гармонии с аналогичными интересами Соединенных Штатов. «Главная проблема, — делали вывод англичане, — лежит в отношении к России, и Британии принадлежит здесь важная роль в достижении взаимопонимания между этими двумя странами». Часть документа была посвящена личности И. В. Сталина, который, по мнению его составителей, являлся «национально ориентированным» руководителем — «националистом по форме и социалистом по содержанию», делающим упор на «патриотические и национальные элементы в жизни русских людей»174.

Пытаясь повлиять на американские представления об СССР, англичане подчеркивали общность советско-американских интересов и отсутствие у руководства Советского Союза курса на распространение идей социальной революции. Следует отметить, что подобные оценки оказывали в то время определенное влияние на представителей американских спецслужб, Госдепартамента и распространялись в различных общественно-политических кругах США175.

Как подчеркивал 14 марта 1942 г. в своей телеграмме в американское посольство в Лондоне директор заокеанских операций Управления военной информации армии США Р. Шервуд, только 11% американцев из всего числа опрошенных выступали за возвращение к изоляционизму. Еще меньший процент респондентов хотел жить в союзе лишь с англоговорящими странами или в составе содружества американских государств. Лидирующим мнением являлось создание мировой лиги, или мировой ассоциации. «Все это подтверждает, — писал Р. Шервуд, — что большинство населения поддерживает международную политику президента. Ситуация может измениться только в случае какой-либо грубой ошибки или поражения на фронтах»176.

Ф. Рузвельт учитывал эту атмосферу и 12 марта 1942 г., пригласив к себе советского посла М. М. Литвинова, сообщил ему, что «по существу у него нет никаких расхождений» с советским правительством о советских западных границах и что он всегда считал ошибкой отделение прибалтийских провинций от России после Первой мировой войны. Он также заявил, что «заверит Сталина частным образом, что он с ним абсолютно согласен». По указанию из Москвы М. М. Литвинов информировал Госдепартамент, что слова Ф. Рузвельта приняты к сведению советским правительством177.

Разрешение всего комплекса проблем, касающихся взаимоотношений СССР с США и Великобританией, в огромной степени зависело от личного доверия между лидерами трех государств. Вопросы территориально-политического устройства Европы и роль, которую мог бы играть в нем СССР, не являлись здесь исключением. 16 марта 1942 г. Ф. Рузвельт направил послание У. Черчиллю, в котором резко раскритиковал «наихудшую часть» своей прессы — издания Маккормика-Патерсона, Херста и Скриппс-Ховарда за то, что они «сводят роль Америки лишь к защите Гавайских островов, восточного и западного побережий континента», и далее сообщил о своем намерении приложить значительные усилия, чтобы найти деловой контакт с советским лидером и наладить с ним плодотворный диалог. Также Ф. Рузвельт подчеркнул, что «может вести дела со Сталиным лучше, чем весь Форин-Офис или Государственный департамент… Он (И. В. Сталин. — Прим. ред.) думает, что лично мне он нравится, и я надеюсь, что он будет продолжать так думать»178.

Как отметили американские исследователи, Ф. Рузвельту нужна была личная встреча с И. В. Сталиным. Обращения к советскому лидеру по поводу такой встречи делались неоднократно. Президент США был также уверен, что его личное обаяние, несомненно, повлияет на И. В. Сталина, и тот станет доверять ему179.

Документы свидетельствуют, что уже в то время, весной 1942 г., американский президент пришел к выводу, что после войны СССР, очевидно, станет одной из ведущих мировых держав.

Высказывая 20 мая свои мысли перед представителями Комитета по вопросам послевоенных международных отношений Государственного департамента180, он отмечал: «Соединенные Штаты, Великобритания, Россия и Китай должны осуществлять контроль, разрешать споры и поддерживать безопасность в послевоенном мире. Именно они будут определять, какие сокращения вооружений необходимо произвести. Они также будут осуществлять периодические инспекции вооруженных сил и контроль как водного, так и воздушного пространства».

Президент «выразил мнение, что одной из важнейших стран, которую необходимо было бы разоружить, является Франция. Мы ничего не сможем решить в Европе до тех пор, пока обе страны — как Германия, так и Франция не будут разоружены и не останутся в таком положении»181. Чуть позднее Дж. Дэвис подчеркнул, что «считает отношение президента к вопросу о Германии совпадающим с мнением членов Комитета (то есть безоговорочная капитуляция. — Прим. ред.)»182.

Но в начале лета 1942 г. в Великобритании и США были далеки от мысли, что Советский Союз сможет достаточно быстро переломить ход военных действий. Военная ситуация поменялась не в лучшую сторону. Данные британской разведки свидетельствовали, что обстановка на советско-германском фронте позволяет говорить о возможном поражении любого из противников и не может дать определенного ответа о том, в чью пользу закончится противостояние. В соответствии с решением совещания начальников штабов западных союзников, прошедшего в июне 1942 г. в Вашингтоне, планы США и Великобритании были поставлены в зависимость от результатов событий на советско-германском фронте. Главный вопрос состоял в том, смогут ли русские удержать фронт. Именно от ответа на него зависело все военное планирование на оставшийся период 1942 г.183 Ф. Рузвельт, Г. Гопкинс, бывший посол в Москве Дж. Дэвис и другие ближайшие помощники американского президента по советскому направлению были сторонниками усиления поддержки СССР, стараясь трезво оценивать его потенциал и государственные интересы.

Президент не стал заложником традиционно негативного отношения к Советскому Союзу, в чем проявил политическую дальновидность. Ф. Рузвельт связывал большие надежды с успехом советских войск. При этом в письмах И. В. Сталину он подчеркивал, с какими громадными трудностями приходится Красной армии вести бои с противником, выражая восхищение стойкостью советского народа184.

И все же Ф. Рузвельт оставался прагматичным политиком. Осуществляя общее военно-политическое руководство действиями американских вооруженных сил, президент был заинтересован в наиболее эффективном использовании сил США в мировой войне, снижении их потерь в глобальном конфликте. Американские граждане рассматривали вступление США в боевые действия на территории Европы как положительное событие, влекущее за собой достойное вознаграждение. Но для осуществления этого необходимо было в первую очередь продолжение эффективной борьбы СССР. От силы его сопротивления во многом зависело собственное будущее западных союзников. Здесь в более стесненном положении находился У. Черчилль, поскольку следующий немецкий удар в случае поражения Красной армии ожидался именно против Великобритании.

Однако прагматичный подход имел и другую сторону, касавшуюся уже послевоенных проблем. Для США, территорию которых от района боевых действий с Германией отделял целый океан, представлялось весьма преждевременным шагом давать И. В. Сталину какиелибо обещания территориально-политического характера в тот момент, когда немецкие войска находились в 200 км от Москвы. Многое зависело от того, как далее будут развиваться военные события. Однако Ф. Рузвельт принадлежал к числу именно таких государственных деятелей, которые сумели предвидеть положение и потенциальные возможности великих держав к концу мирового противостояния.

Ожесточенные сражения с армиями Германии, Японии и их союзников разворачивались в 1942 г. на разных театрах военных действий. Но именно перелом на советско-германском фронте вел к поражению всего агрессивного блока. Командование Третьего рейха весной 1942 г. изо всех сил старалось стабилизировать фронт и, более того, предпринять новые наступательные операции против Советского Союза. В случае их успеха и последующего краха СССР нацистская Германия получила бы в свое распоряжение огромные территориальные пространства, богатые природные ресурсы, смогла бы соединиться с Японией на суше и стала бы неуязвима в обозримой перспективе для западных союзников. Критическим рубежом стали летне-осенние месяцы 1942 г.185 Международная ситуация в этот период далеко не во всем способствовала усилиям Красной армии. Далеки от идеальных были взаимоотношения СССР с западными союзниками.

Большая тройка оставалась, по сути, только политическим, но не реальным военным союзом.

Отсутствие второго фронта во многом предопределило решение А. Гитлера провести против Советского Союза в 1942 г. новые масштабные операции, не опасаясь угрозы своему тылу с запада от английских и американских войск.

Расчеты советского руководства на скорую военную поддержку США и Великобритании теряли реальные основания по мере нарастания очередного кризиса на советско-германском фронте. И. В. Сталин все больше убеждался в отсутствии у союзников желания связать себя точным сроком вторжения в Европу.

В мае — июне 1942 г. нарком иностранных дел СССР В. М. Молотов совершил визиты в Великобританию и США. Среди обсуждавшихся проблем вновь были территориальные.

Несмотря на то что В. М. Молотов был готов идти на компромисс, «оставив вопрос о наиболее значительной части западной советской границы открытым», взаимного понимания достигнуть не удалось186. Дело окончилось тем, что В. М. Молотов получил инструкцию от И. В. Сталина согласиться с предложениями британской стороны и подписать простой договор, без указания будущих границ. 24 мая И. В. Сталин телеграфировал В. М. Молотову в Лондон: «Проект договора, переданный тебе Иденом, получили. Мы его не считаем пустой декларацией и признаем, что он является важным документом. Там нет вопроса о безопасности границ, но это, пожалуй, неплохо, так как у нас остаются руки свободными. Вопрос о границах, или скорее о гарантиях безопасности наших границ на том или ином участке нашей страны, будем решать силой»187.

Такое изменение позиции И. В. Сталина было вызвано прежде всего необходимостью сосредоточить все внимание на решении вопроса скорейшей высадки союзников во Франции в условиях, когда ситуация на советско-германском фронте вновь резко осложнилась.

Именно в эти дни шли кровопролитные сражения под Харьковом, и СССР необходимы были обязательства союзников в ближайшее время открыть второй фронт.

Во время последующего визита В. М. Молотова в Вашингтон 29 мая — 5 июня 1942 г.

пограничные проблемы не затрагивались. В разговорах с советским наркомом Ф. Рузвельт стремился создать «обстановку такой личной искренности и такого дружелюбия, какие только могут быть достигнуты с помощью переводчика»188. В ходе переговоров обсуждался широкий круг военных и политических вопросов, но основное внимание было приковано к неотложным задачам создания второго фронта уже в 1942 г. В процессе беседы с В. М. Молотовым Ф. Рузвельт предлагал СССР видеть в Соединенных Штатах надежного союзника не только в войне, но и в мирное время. Еще одной задачей американского президента было не дать Советскому Союзу заподозрить, что США и Великобритания способны на заговор за спиной СССР, отсюда следовали и его повторяемые упреки в адрес британского премьера189. Ф. Рузвельт в то время был прежде всего озабочен вопросом, как, одержав победу над А. Гитлером, «гарантировать лидерство США в послевоенном переустройстве»190. Подобные гарантии могли включать самый широкий круг политических и территориальных проблем, затрагивающих как стратегическую безопасность, так и сферы геополитических интересов Соединенных Штатов. И это все происходило на фоне непрекращающегося натиска германских армий в южном секторе советско-германского фронта, когда перед СССР вновь возникла перспектива оказаться на краю пропасти.

29 мая Ф. Рузвельт обещал В. М. Молотову, что США, которые к концу года будут располагать армией в 4 млн человек и флотом в 600 тыс. человек, смогут закончить подготовку к открытию второго фронта в 1943 г. Но сглаживая отрицательный эффект этих слов, он обещал попытаться убедить американское командование провести высадку 6–10 дивизий во Франции в 1942 г.

При этом У. Черчилль постоянно подчеркивал: правительство Великобритании не связывает себя четкими обязательствами относительно даты вторжения в Европу. 11 июня британский кабинет по докладу премьер-министра принял решение отказаться от проведения во Франции крупной десантной операции в текущем году, если германская армия не будет деморализована неудачей войны против СССР191. Уклонившись от перенесения боевых действий в Европу для отвлечения немецких сил от борьбы с Красной армией, У. Черчилль предложил приложить основные усилия на второстепенном театре Второй мировой войны — на севере Африканского континента, где силы итальянских и германских войск были незначительны. Ф. Рузвельт поддержал решение английских союзников, несмотря на возражения Объединенного комитета начальников штабов и ряда политических и военных деятелей США. 10 июля генерал Дж. Маршалл, недовольный принятой коалиционной стратегией, предложил президенту Ф. Рузвельту перенаправить основные военные усилия США на Тихий океан, если англичане будут настаивать на операции в Северной Африке, которая, по его мнению, едва ли привела бы к удалению хотя бы одного немецкого солдата, танка или самолета с русского фронта192.

В августе, ввиду невозможности далее скрывать отсутствие желания открыть второй фронт в Европе в 1942 г., У. Черчилль вынужден был совершить полет в Москву для того, чтобы признаться — высадки в Европе в этом году не будет. Вместо этого премьер-министр изложил замысел стратегического наступления союзников в Северной Африке, высадки значительных англо-американских сил в Алжире и Марокко и победы над итало-германскими силами в регионе Средиземного моря. Несмотря на резкий протест советской стороны, У. Черчилль настаивал, что он никогда не давал официального обещания вторгнуться во Францию — все зависело от обстоятельств и состояния союзных сил. И в дальнейшем в своих заявлениях он не уставал подчеркивать, что не давал и не будет давать несбыточных заверений. Несмотря на то что И. В. Сталин по достоинству оценил представленный ему план операции «Торч», он так никогда и не забыл горького осадка, оставленного союзниками по общей борьбе своим отказом вступить в решающие сражения с германской армией уже в 1942 г. Со времени обещания открытия второго фронта, данного Ф. Рузвельтом советскому наркому в июне 1942 г., и до реальной высадки в Нормандии в июне 1944 г. на советско-германском фронте безвозвратные потери составили более 5 млн человек — такова была цена неисполненных обещаний.

Летом 1942 г., когда немецкие войска продвигались к Кавказу и положение Красной армии казалось наиболее угрожающим, американские оценки дальнейших возможностей Вооруженных сил Советского Союза стали еще более противоречивыми. В одном из докладов Управления военной разведки США конца июня 1942 г. говорилось о том, что без значительных поставок военных материалов и участия в войне первоклассных частей США и Великобритании Советский Союз окажется не в состоянии изгнать вражеские части со своей территории, не говоря уже о разворачивании боевых действий против Японии. Исходной точкой анализа были цифры и рационализм193.

В то же время на советско-германском фронте главенствовали иные императивы. Первоочередной задачей высшего командования становилось выиграть время на восстановление утраченных сил, истощить противника и подготовить собственное наступление. Причем советское правительство отдавало себе отчет, что без открытия союзниками второго фронта в Европе говорить о сроках поражения Германии преждевременно. И если полет В. М. Молотова в Великобританию и США в мае — июне 1942 г. еще поддерживал надежды, что высадка во Франции состоится в ближайшем будущем, то визит У. Черчилля в Москву в августе 1942 г.

перечеркнул эти ожидания. Советскому Союзу приходилось пока рассчитывать только на собственные возможности и, соответственно, ставить перед собой реально достижимые цели.

Советско-германское противостояние под Сталинградом приковывало на протяжении его развития взгляды всего мира. От того, кто выйдет победителем в ожесточенной схватке на берегах Волги, очень многое зависело как на советско-германском фронте, так и в деле сопротивления агрессии на других театрах мировой войны. Военно-политическое руководство и аналитики западных союзников не решались делать какие-либо прогнозы о возможности контрнаступления советских фронтов. Многим представителям военных и разведывательных ведомств США и Великобритании осенью 1942 г. представлялось, что у СССР остаются лишь теоретические перспективы продолжения войны с Германией. Несмотря на ободряющие заявления и официальную поддержку, в Лондоне и Вашингтоне с сомнением смотрели на возможности Красной армии. Для них главным и очевидным аргументом являлись территориальные и людские потери СССР.

Однако по мере утраты наступательного потенциала вермахта под Сталинградом оценки стали меняться. Управление стратегических служб в документе от 3 ноября 1942 г. подчеркивало величайшие масштабы проведенной в СССР эвакуации, приводя данные, что перемещены были как минимум 20 млн человек, а остающиеся у России ресурсы рабочей силы почти в 57 млн человек вполне достаточны для форсированного роста военного производства194. Военные руководители США и Великобритании принимали к сведению данные своей разведки о том, что положение Красной армии постепенно стабилизировалось.

О возможностях СССР оборонять Кавказ говорилось, в частности, в информационном докладе Объединенного разведывательного подкомитета в Лондоне начальникам штабов англо-американских союзников от 14 ноября 1942 г. В нем заявлялось о способности русских удержать за собой Южный Кавказ в период ноября 1942 — апреля 1943 г., даже если немцы оккупируют весь Северный Кавказ, включая Махачкалу. Утверждалось, что «русские располагают достаточными силами, чтобы встретить германское наступление… Характер территории, погодные условия также будут способствовать ведению жесткой обороны».

В документе подчеркивалось улучшение морального состояния Красной армии и удержание под контролем возможного проявления враждебности со стороны местных жителей. Военные разведчики делали вывод: «Советские войска не дадут немцам прорваться через Главный Кавказский хребет, по крайней мере до апреля 1943 г.»195.

Между тем к середине ноября 1942 г. уже само германское командование вынуждено было признать, что его грандиозный план разгрома СССР в новой кампании близок к полному провалу. Немецко-фашистские войска так и не смогли занять Москву и оккупировать центральный промышленный регион СССР. Главная цель А. Гитлера в 1942 г. — захватить Кавказ и Сталинград оказалась не достижимой. Предпринятые Ставкой ВГК меры и стойкость советских солдат стали решающим фактором в срыве немецко-фашистских планов по овладению Сталинградом и захвату нефтяных месторождений Кавказа.

Незадолго до начала контрнаступления, 6 ноября 1942 г., на торжественном заседании Московского совета выступил И. В. Сталин, специально отметив, что именно отсутствие второго фронта в Европе позволило Германии перебросить на советско-германский фронт все имеющиеся резервы, обеспечить большой перевес в силах на юго-западном направлении и достигнуть таким образом существенных тактических успехов в текущем году196.

Письма И. В. Сталина, адресованные руководителям союзников в период подготовки и проведения операции «Уран», содержат достаточно откровенные сведения, которые снабжены самой секретной информацией о планах советского командования. В телеграммах У. Черчиллю и Ф. Рузвельту от 14 ноября И. В. Сталин сообщал, что Красная армия удерживает позиции на Северном Кавказе и в ближайшее время планирует перейти в наступление, несмотря на то что природный фактор влияет на сроки его начала. «В ближайшее время думаем начать зимнюю кампанию, — писал И. В. Сталин У. Черчиллю. — Когда именно удастся начать, это зависит от погоды, которая не в нашей власти. О ходе операций буду осведомлять Вас регулярно»197. Через день после начала операции «Уран» И. В. Сталин написал У.

Черчиллю:

«Начались наступательные операции в районе Сталинграда, в южном и северо-западном секторах… В северо-западном секторе фронт немецких войск прорван на протяжении 22 километров, в южном секторе — на протяжении 12 километров. Операция идет неплохо»198.

Наращивание советских ударов по врагу оставалось для И. В. Сталина одной из главных тем в переписке с У. Черчиллем и Ф. Рузвельтом в период развития зимней кампании Красной армии. Так, 27 ноября 1942 г. он информировал британского премьера об успехах наступления под Сталинградом и, между прочим, сказал о намерении осуществить активные наступательные действия на центральном фронте в целях сковывания сил противника и воспрепятствования переброски немецких частей оттуда на юг199. На следующий день сообщение с такой же информацией было направлено Ф. Рузвельту.

Остается фактом, что ни союзники СССР, ни германское командование не распознали наличия у Красной армии глубинных политических, военных и моральных ресурсов в период Сталинградской битвы и не смогли сделать правильные выводы о боевых возможностях Вооруженных сил Советского Союза. Поэтому начавшееся 19 ноября мощное советское контрнаступление в междуречье Дона и Волги стало для них неожиданностью. Оно закончилось окружением 330-тысячной группировки вермахта под Сталинградом200. Эти события означали переломный момент в борьбе против агрессии стран фашистского блока. С военно-политической точки зрения крутой поворот на южном крыле советско-германского противоборства позволял повысить мировой престиж Красной армии и показать западным союзникам необоснованность их политики затягивания открытия второго фронта в Западной Европе.

Продолжавшаяся 200 дней и ночей Сталинградская битва своими итогами поставила Германию и ее союзников в катастрофическое положение, оказав решающее воздействие на потенциал Третьего рейха. Окончательно состоялся коренной перелом в войне, признаки которого обозначились еще во время контрнаступления Красной армии под Москвой. Для всего мира стало ясно, что в противоборстве с СССР агрессоры потерпят поражение. На главном театре военных действий, на котором было задействовано 80% боевых формирований вермахта, врагу был нанесен невосполнимый урон. За период с весны до осени 1942 г.

потери вермахта на центральном и южном крыльях советско-германского фронта составили 95% всех потерь немецко-фашистских армий, находившихся в этот период на всех фронтах Второй мировой войны201.

Успехи англичан и американцев, достигнутые в это время в Северной Африке, также внесли свой вклад в достижение перелома в глобальной войне. Однако они были достигнуты на второстепенном, периферийном театре военных действий, где в сражении под Эль-Аламейном итальянские и германские войска потеряли в 1942 г. всего около 30 тыс. человек.

Очевидно, что масштабы победы союзников в Северной Африке не шли ни в какое сравнение с последствиями разгрома немецких армий на берегах Волги.

Показательно, что даже мэр Нью-Йорка объявил 8 ноября Днем Сталинграда и назвал оборону этого города главным событием года, равного которому еще не было в истории202.

Президент США Ф. Рузвельт, справедливо оценивший события под Сталинградом как поворотный пункт всей войны против нашествия агрессоров, прислал городу торжественную грамоту, в которой от имени американского народа выразил восхищение доблестными защитниками города. Король Великобритании принес в дар «крепким как сталь» гражданам города-героя меч «в знак глубокого восхищения британского народа». Слово «Сталинград»

превратилось в настоящий символ сопротивления и будущей общей победы.

Поражение немецких и союзных Германии войск зимой 1942–1943 гг. привело к началу развала фашистского блока. Италия, Румыния, Венгрия и Финляндия вскоре начали активные поиски контактов со странами антигитлеровской коалиции с целью выхода из войны.

Потерпели крах расчеты на вступление в войну против СССР Турции и Японии. Неблагоприятная обстановка для фашистского блока на фронтах способствовала ускоренному росту движения Сопротивления в Европе и Азии.

Переломный 1942 г., начавшийся контрнаступлением Красной армии под Москвой и завершившийся боями по уничтожению окруженных германских войск под Сталинградом, принес Советскому Союзу тяжелейшие испытания. Но советский народ смог сохранить надежду и выстоять, собрав в кулак все свои силы. Весной — осенью 1942 г. произошло усовершенствование структуры Красной армии. Подготовка новых формирований, военное производство и снабжение вооруженных сил кардинально изменились в масштабах.

В течение всего 1942 г. постоянно действовали, набирая силу, факторы, неподвластные германским солдатам, армиям, высшему командованию Третьего рейха, «и в растущей степени всё определялось одним: немцы воевали на чужой земле, далеко от своего дома, тогда как русские защищали свой порог и все то, что составляло их жизнь, что было для них главным в жизни, ее смыслом»203. Учась воевать, Красная армия заплатила страшную цену. 1942 г. унес больше жизней солдат, чем любой другой год войны: безвозвратные потери Вооруженных сил СССР составили 3,25 млн человек204.

На некоторых этапах боевых действий, особенно в ходе Московской битвы и в битве за Сталинград, проблема открытия второго фронта имела для СССР если не критическое, то огромное значение. Не потеряла она своей актуальности и накануне битвы на Курской дуге летом 1943 г. Однако открытие второго фронта в Европе продолжало откладываться. Англоамериканская конференция в Касабланке (январь 1943 г.) показала, что и в 1943 г. высадки союзников во Франции не будет. В совместном послании Ф. Рузвельта и У. Черчилля по итогам их переговоров И. В. Сталину сообщалось о подготовке ими неких военных операций, но не содержалось информации ни о масштабах, ни о сроках, а говорилось лишь о том, что «эти операции вместе с вашим мощным наступлением могут, наверное, заставить Германию встать на колени в 1943 г.»205.

Таким образом, после перелома под Сталинградом Советскому Союзу предстояло еще полтора года вести борьбу один на один с противником, по-прежнему представлявшим серьезную силу.

ПРИМЕЧАНИЯ Типпельскирх К. История Второй мировой войны / Пер. с нем. СПб., 1999. С. 34.

Белые пятна. Черные пятна. Сложные вопросы в российско-польских отношениях. М., 2010. С. 144.

Нюрнбергский процесс. Сб. материалов. В 8-ми т. М., 1988. Т. 2. С. 227.

Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск. 1939–1942 гг. / Пер. с нем. М., 2004. С. 57.

Мировые войны ХХ века. В 4-х кн. Кн. 3. Исторический очерк. Вторая мировая война. М., 2002.

С. 70.

Jurga Т. Obrona Polski. 1939. Warszawa, 1990. S. 184.

Maszlanka B. Druga wojna swiatowa. Warszawa, 1970. S. 224.

Мельтюхов М. И. Советско-польские войны. М., 2001. С. 216.

Гришин Я. Я. По страницам дневника Яна Шембека. Казань, 2006. С. 17.

Гудериан Г. Воспоминания солдата / Пер. с нем. Смоленск, 1999. С. 95.

Wojna wyzwolencza narodu poiskiego w latach 1939–1945. Warszawa, 1966. S. 144–151.

Гришин Я. Я. Указ. соч. С. 24.

Кимхе Д. Несостоявшаяся битва / Пер. с англ. М., 1971. С. 142.

Мэй Э. Странная победа / Пер. с англ. М., 2009. С. 244.

Типпельскирх К. Указ. соч. С. 110.

Wojna wyzwolencza narodu poiskiego w latach 1939–1945. S. 148–149.

Мельтюхов М. И. Указ. соч. С. 371.

Maszlanka B. Op. cit. S. 247.

Гальдер Ф. Военный дневник. С. 132.

Белые пятна. Черные пятна. С. 245.

См.: Великая Отечественная война 1941–1945 годов. В 12-ти т. Т. 2. М., 2012. С. 256.

Черчилль У. Вторая мировая война / Пер. с англ. М., 1991. Кн. 1. Т. 1. С. 203.

Фуллер Дж. Вторая мировая война. 1939–1945 гг. / Пер. с англ. М., 1956. С. 76–77.

Deutschland im Zweiten Weltkrieg.B., 1974. Bd. 1.S. 183.

Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Т. 2. С. 265.

Чубарьян А. О. Канун трагедии: Сталин и международный кризис. Сентябрь 1939 — июнь 1941.

М., 2008. С. 45.

См.: Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Т. 2. С. 265.

Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Статистическое исследование. М., 1993. С. 86.

Белые пятна. Черные пятна. С. 233.

Там же. С. 221.

Гриф секретности снят. С. 87.

Белые пятна. Черные пятна. С. 238.

Типпельскирх К. Указ. соч. С. 67.

Блицкриг в Западной Европе. Норвегия. Дания. М., 2004. С. 73.

Самнер Я., Вавилье Ф. Французская армия. 1939–1942 гг. / Пер. с англ. М., 2002. С. 14–15.

История второй мировой войны 1939–1945. В 12-ти т. Т. 3. М., 1974. С. 36.

Paillat C. Le Desastre de 1940. La Guerre immobile, avril 1939 — mai 1940. P., 1984. Р. 137.

Rocolle P. La Guerre de 1940. Paris, 1990. V. 1. P. 248.

Де Голль Ш. Военные мемуары. Призыв 1940–1942 / Пер. с фр. М., 2003. С. 132.

Типпельскирх К. Указ. соч. С. 104.

Jacobsen H. Fall Gelb. Wiesbaden, 1957. S. 6.

Типпельскирх К. Указ. соч. С. 114.

Черчилль У. Указ. соч. Кн. 1. Т. 1. С. 259.

Там же. С. 265.

Блицкриг в Западной Европе. С. 25.

Paillat C. Op. cit. P. 47.

Мэй Э. Указ. соч. С. 361.

Черчилль У. Указ. соч. Кн. 1. Т. 1. С. 281.

Блицкриг в Западной Европе. С. 29–30.

Desarzens O. Nachrichtendienstliche Aspekte der «Weserbung» 1940. Osnabruck, 1988. Р. 79.

История второй мировой войны 1939–1945. Т. 3. С. 67.

Митчем С., Мюллер Д. Командиры «Третьего Рейха». Смоленск, 1997. С. 234.

Кейтель В. 12 ступенек на эшафот / Пер. с нем. Ростов н/Д., 2000. С. 245.

Подробнее о плане А. Гитлера по захвату Дании и Норвегии, соотношении сил и особенностях военных действий см.: Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Т. 2. С. 271–276.

Кейтель В. Указ. соч. С. 24.

Зимке Э. Немецкая оккупация Северной Европы / Пер. с англ. М., 2005. С. 95.

Черчилль У. Указ. соч. Кн. 1. Т. 1. С. 317.

Энциклопедия Второй мировой войны. Европа в огне. Сентябрь 1939 — май 1940. М., 2007. С. 82.

Там же. С. 83.

Мощанский И. Б. Испытание огнем. М., 2010. С. 39.

Черчилль У. Указ. соч. Кн. 1. Т. 1. С. 317.

Мировые войны ХХ века. Кн. 3. С. 77.

Там же.

Там же. С. 76.

Энциклопедия Второй мировой войны. Европа в огне. Сентябрь 1939 — май 1940. М., 2007. С. 89.

Рипли Т. Вермахт. Германская армия во Второй мировой войне. 1939–1945 / Пер. с англ. М., 2010. С. 82.

Энциклопедия Второй мировой войны. Европа в огне. Сентябрь 1939 — май 1940. С. 92.

Lukacs J. The duel. L., 1990. Р. 134.

Типпельскирх К. Указ. соч. С. 112.

Энциклопедия Второй мировой войны. Европа в огне. Сентябрь 1939 — май 1940. С. 106.

Там же. С. 109.

Рипли Т. Указ. соч. С. 86–87.

История второй мировой войны 1939–1945. Т. 3. С. 79.

Типпельскирх К. Указ. соч. С. 116.

Рипли Т. Указ. соч. С. 89.

Черчилль У. Указ. соч. Кн. 1. Т. 1. С. 62–63.

Типпельскирх К. Указ. соч. С. 118.

Мировые войны ХХ века. Кн. 3. С. 79.

История второй мировой войны 1939–1945. Т. 3. С. 103–104.

Лиддел Гарт Б. Г. Вторая мировая война / Пер. с англ. СПб., 1999. С. 112.

История второй мировой войны 1939–1945. Т. 3. С. 105.

Мэй Э. Указ. соч. С. 484.

История второй мировой войны 1939–1945. Т. 3. С. 109.

Мэй Э. Указ. соч. С. 485–486.

История второй мировой войны 1939–1945. Т. 3. С. 110.

Мэй Э. Указ. соч. С. 488.

Подробнее об условиях германо-французского перемирия см.: Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Т. 2. С. 288–289.

Мировые войны ХХ века. Кн. 3. С. 83; Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Т. 2.

С. 289–290.

Гальдер Ф. Военный дневник (июнь 1941 — сентябрь 1942). М., 2010. С. 127.

Мировые войны ХХ века. Кн. 3. С. 87.

Лиддел Гарт Б. Г. Указ. соч. С. 129.

Мировые войны ХХ века. Кн. 3. С. 89.

Черчилль У. Указ. соч. Кн. 1. Т. 1. С. 283.

Мировые войны ХХ века. Кн. 3. С. 93.

Черчилль У. Указ. соч. Кн. 1. Т. 1. С. 297.

Чевтаев А. Г. Великобритания и война в Европе: весна — лето 1940 года // Британская история XIX–XX веков: люди, события, идеи. Челябинск, 1997. С. 182.

Черчилль У. Указ. соч. Кн. 1. Т. 1–2. С. 502; Ричардс Д., Сондерс Х. Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне / Пер. с англ. М., 1963. С. 163.

Черчилль У. Указ. соч. Кн. 2. Т. 3–4. С. 233.

Ричардс Д., Сондерс Х. Указ. соч. С. 165–166.

Мировая война 1939–1945 годы. Сб. статей / Пер. с нем. М., 1957. С. 436–437.

Ричардс Д., Сондерс Х. Указ. соч. С. 170.

Wood T., Gunston В. Hitler’s Lftwaffe. L., 1977. Р. 60.

Bekker C. Angriffshhe 4000. Oldenburg, 1964. S. 273.

Overy R. Bomber Command 1939–1945. L., 1997. P. 80.

Cooper М. The German Air Force 1933-1945: An anatomy of failure. L., 1981. P. 185.

Секретная переписка Рузвельта и Черчилля в период войны / Пер. с англ. М., 1995. С. 234–235.

Ричардс Д., Сондерс Х. Указ. соч. С. 326.

Bekker C. Op. cit. S. 400.

Overy R. Op. cit. P. 111.

Говард М. Большая стратегия. Август 1942 — сентябрь 1943 / Пер. с англ. М., 1980. С. 190; Wolk H. S.

Decision at Casablanca // Air Force Magazine. 2003. January. P. 78–82.

Overy R. Op. cit. P. 41.

Irving D. The Rise and Fall of the Luftwaffe. L., 1973. Р. 201.

Откровения и признания. Нацистская верхушка о войне Третьего рейха против СССР / Пер. с нем. М., 1996. С. 298.

Bekker C. Op. cit. S. 403.

Murray W. Strategy for Defeat: The Luftwaffe, 1933–1945. Washington, 1985. Р. 159.

Говард М. Указ.соч. С. 217, 221.

Craven W., Cate J. The Army Air Force in World War II. Vol. II. Washington, 1983. P. 370–371.

Murray W. Op. cit. P. 105.

Bekker C. Op. cit. S. 406.

Румпф Г. Огненный шторм. Стратегические бомбардировки Германии. 1941–1945 / Пер. с нем.

М., 2010. С. 74.

Там же. С. 76.

Bekker C. Op. cit. S. 408.

Орлов А. С. Обманутые надежды фюрера. Смоленск, 1999. С. 93–95.

Алябьев А. Н. Хроника воздушной войны. Стратегия и тактика. 1939–1945 гг. М., 2006. С. 295.

Там же.

Мировая война 1939–1945 годы. С. 452.

Beetham M., Huston J. The Strategic Air War Against Germany 1939–1945: Report of the British Bombing Survey Unit. L., 1998. Р. 41.

Мировая война 1939–1945 годы. С. 519.

Итоги Второй мировой войны. Сб. статей / Пер. с нем. М., 1957. С. 379.

Craven W., Cate J. Op. cit. Vol. III. Р. 43; BA/MA RL 2 III/ 1025.

BA/MA RL 2 III/ 877–882.

Hooton E. R. The Luftwaffe: A Study in Air Power 1933–1945. L., 2010. P. 237.

MacMillan N. The Royal Air Force in World War. Vol. 4. L., 1950. P. 102–103.

Irving D. Op. cit. С. 374.

Vajda F. A., Dancey P. German Aircraft Industry and Production 1933–1945. L., 1998. P. 138–139.

Итоги Второй мировой войны. С. 379.

Murray W. Op. cit. Р. 224, 240.

Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (далее — ЦАМО РФ). Ф. 35.

Оп. 11280. Д. 726. Л. 13.

Там же. Л. 41.

Орлов А. С. Секретное оружие Третьего рейха. М., 1975. С. 108.

Ричардс Д., Сондерс Х. Указ. соч. С. 597–598.

Hooton E. R. Op. cit. Р. 175, 206.

Мировая война 1939–1945 годы. С. 465.

Ross S. H. Strategic Bombing by the United States in World War II: The Myths and the Facts. McFarland,

2003. P. 180.

Conroy R. Operation Thunderclap: the bombing of Dresden. Carlisle Barracks, 1989. P. 29.

Mueller R.-D., Schoenberr N., Widera N. Die Zerstrung Dresden 13 bis 15 Februar 1945. Dresden, 2010.

Beetham M., Huston J. Op. cit. P. 56–57; Davis R. European Axis Powers. A Historical Digest of the Combined Offensive. 1939–1945. Birmingham, 2006. Р. 568.

Итоги Второй мировой войны. С. 230–231.

Middlebrook M. The Nuerenberg Raid. Penguin, 1986. P. 275.

См.: Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Т. 3. М., 2013. С. 287.

FRUS. The Conferences at Washington, 1941–1942, and Casablanca, 1943. Washington, 1943. P. 485–490.

Kimball W. Forged in War. Roosevelt, Churchill, and The Second World War. Chicago, 1997. P. 190.

Сталин И. В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. 5-е изд. М., 1946. С. 100.

См.: Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Т. 3. М., 2012. С. 123–165.

Михалев С. Н. Военная стратегия. Подготовка и ведение войн Нового и Новейшего времени. М.,

2003. С. 146.

Фейс Г. Черчилль. Рузвельт. Сталин. Война, которую они вели, и мир, которого они добились / Пер. с англ. М., 2003. С. 40.

Atkinson R. An Army at Dawn. The War in North Africa, 1942–1943. N. Y., 2003. P. 11.

Цит. по: Фейс Г. Указ. соч. С. 41.

Atkinson R. Op. cit. P. 12.

См.: Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Т. 3. С. 225–226.

История Второй мировой войны. Т. 5. М., 1975. С. 12.

См.: Ржешевский О. А. Война и дипломатия. Документы, комментарии, 1941–1942. М., 1997.

С. 26–28; о переговорах А. Идена с И. В. Сталиным в декабре 1941 г. см. также: Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Т. 8. М., 2014. С. 164–165.

А. Гарриман — помощник и доверенный человек Ф. Рузвельта; в это время специальный представитель президента по делам ленд-лиза в Великобритании, с 1943 г. — посол США в СССР.

Department of State. Memorandum of Conversation, A. Harriman and R. Atherton, January 22, 1942.

NA. RG 59. Entry 373. Box 31.

Leshuk L. U. S. Intelligence Perceptions of Soviet Power, 1921–1946. L., 2003. P. 144.

Самсонов А. М. Сталинградская битва. М., 1983. С. 29–31.

Секретная переписка Рузвельта и Черчилля в период войны. С. 217–218.

Leshuk L. Op. cit. P. 146.

Секретная переписка Рузвельта и Черчилля в период войны. С. 218.

Сиполс В. Я. На пути к великой победе. Советская дипломатия в 1941–1945 гг. М., 1985. С. 91.

Кошкин А. А. Японский фронт маршала Сталина. Россия и Япония: тень Цусимы длиною в век.

М., 2004. С. 180–185.

Leshuk L. Op. cit. P. 144, 146.

Ibid. P. 152.

Ibid. P. 165.

Ibid.

R. Sherwood to U. S. Embassy in London, March 14, 1942. WAHP. CF. Cont. 161.

Сиполс В. Я. Указ. соч. С. 91–92.

F. Roosevelt to W. Churchill, March 16, 1942. WAHP. CF. Cont. 161.

My Dear Mr. Stalin. The Complete Correspondence Between Franklin D. Roosevelt and Joseph V. Stalin / Ed., with comment. New Haven and L., 2005. P. 8.

Комитет по вопросам послевоенных международных отношений был образован при Госдепартаменте США в начале 1942 г. В его работе принимали участие государственный секретарь К. Хэлл, его заместитель С. Уэллес, помощник госсекретаря Э.

Стеттиниус, а также ряд известных дипломатов:

Л. Пасвольский, Х. Ноттер, Дж. Дэвис и другие. Комитет занимался разработкой вопросов послевоенного мирного устройства и исследованиями, касающимися роли США в разрешении внешнеполитических проблем. Большой интерес представляют записи Комитета (сделанные, по-видимому, Х. Ноттером), где зафиксированы устные суждения Ф. Рузвельта по тем или иным вопросам международных отношений.

Эти суждения, как правило, служили основой для подготовки Комитетом своих докладов и проектов.

Department of State. Records of Harley A. Notter, 1939–1945, Talks with F. D. R. NA. RG 59. Entry 498.

Box 54.

Ibid.

Самсонов А. М. Указ. соч. С. 29–31 См.: Переписка Председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. В 2-х т. М., 1958. Т. 2.

С. 20–21, 31–32.

См.: Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Т. 3. С. 226–291.

Ржешевский О. А. Сталин и Черчилль. Встречи. Беседы. Дискуссии. Документы, комментарии.

1941–1945. М., 2004. С. 110–111.

Там же. С. 157.

Секретная переписка Рузвельта и Черчилля в период войны. С. 253–254.

Мальков В. Л. Ф. Рузвельт о проблеме безопасности в послевоенном мире. Беседы в Белом доме 29 мая 1942 г. // Новая и новейшая история. 2005. № 2. С. 80–81.

Мальков В. Л. Путь к имперству: Америка в первой половине ХХ века. М., 2004. С. 391.

Волков Ф. Д. За кулисами второй мировой войны. М., 1985. С. 153.

Atkinson R. Op. cit. P. 14.

Leshuk L. Op. cit. P. 158–159.

Ibid.

Report by the Joint Intelligence Sub-Committee (The Capacity of the Soviet Forces to Defend South Caucasian), November 14, 1942. NA. RG 218. Entry CCS/JCS «Geographical files». Box 214.

Правда. 1942. 7 ноября.

Переписка Председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. В 2-х т. М., 1986. Т. 1. С. 91.

Там же. С. 91–92.

Там же. С. 94–95.

См.: Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Т. 3. С. 372–410.

Там же. С. 287.

Правда. 1942. 9 ноября.

Живая память. Великая Отечественная: правда о войне. В 3-х т. М., 1995. Т. 2. С. 35–37.

Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование. М.,

2001. Табл. 133.

Переписка Председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами

Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«Некрасов Николай Мороз, красный нос Николай Алексеевич Некрасов Мороз, красный нос (Посвящаю моей сестре Анне Алексеевне) Ты опять упрекнула меня, Что я с музой моей раздружился, Что заботам текущего дня И забавам его подчинился. Для житейских расчетов и чар Не расстался...»

«Для повышения эффективности работы слоевых печей кипящего слоя целесообразно использование утилизаторов теплоты в виде секционных каскадных теплообменников, обеспечивающих подогрев готового продукта. Проведены исследования влияния количества секций на эффективность работы такого утилизатора при рабочей температур...»

«Приложение № 1 УТВЕРЖДАЮ: /Локтионов М.В./ Председатель Закупочной комиссии " 15 " марта 2013 года Согласовано на заседании Закупочной комиссии Протокол № 2-1 от " 15 " марта 2013 года Конкурсная документация Открытый одноэтапный конкурс без предварительного квалификационного отбора в электронной форме на оказание услуг по печати, пе...»

«ЖИЗНЬ ИНСТИТУТА День знаний 1 сентября 2014 года в Институте предпринимательской деятельности прошел День знаний под общим девизом "Спасибо солдатам Победы за то, что не знаем войны". С поздравлением преподавателей и студентов, особенно первокурсников, а также с напутственным словом на торжественном собрании выступил...»

«Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение "Детский сад "Солнышко" Рабочая программа кружка "Город мастеров" Для детей 5-7 лет Срок реализации программы – 2 года Подготовила: Смольянинова О.И. воспитатель 2 категории г. Уварово 2014 г. Пояснительная записка "Не каждый ребенок приходит в...»

«Агностицизм. Описание: Небольшое исследование, что такое агностицизм. Авторство: Лоренс Браун Опубликовано 06 May 2013 Последние изменения 21 Sep 2014 Категория: Статьи Доказательства истинности Ислама Существование Бога "Мы не можем качаться на веревке, прикрепленной к наше...»

«Родионова Е.А. Как подобрать "правильных" сотрудников Стратегическое планирование человеческих ресурсов – это процесс, в результате которого способные и мотивированные люди получают возможность выполнять миссию орг...»

«Максимович, А.А. Современный кыргызский взгляд на антисоветские выступления 1920 – 1930-х гг. в Центральной Азии / А.А. Максимович // Российские и славянские исследования: науч. сб. Вып....»

«НАДЕЖНЫЕ ОПАЛУБОЧНЫЕ РЕШЕНИЯ О КОМПАНИИ 2008 г. 2000 г. 2001 — 2008 гг. принятие решения о разработке создание Группы Компаний ГК "Евромонолит" официальный опалубочной системы "Евромонолит" партнер компании Doka,...»

«ВНИМАНИЮ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ Благодарим вас за приобретение нашей радиостанции. Мы ценим ваше доверие к изделиям нашей компании и надеемся, что благодаря удобству в эксплуатации эта радиостанция окажется вам полезна в самых разнообразных обстоятельствах.МОДЕЛИ, НА КОТОРЫЕ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ ДЕЙСТВИЕ ДАННОГО Р...»

«Оксана Б. Демченко Нет чужих бед Серия "Мир Саймили", книга 4 http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2148695 Нет чужих бед: Альфа-книга; Москва; 2011 ISBN 978-5-9922-0888-7 Аннотация Что та...»

«ЗАО "МНПО "Энергоспецтехника" Руководство по эксплуатации Генераторы однофазные двухполюсные 2015-08 ЗАО "МНПО "Энергоспецтехника" | +7 (495) 921-2229 | www.linzelectric.ru | energo@spectech.ru ТРЕБОВАНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ Прежде чем начать экспл...»

«Муниципальное автономное учреждение дополнительного профессионального образования "Центр научно – методического обеспечения" Проект "Пятиклассник 2015" в действии или первый опыт реализации ФГОС ООО Электронный методический сборник Лысьва Пермский...»

«28. Великий раскол. Основные догматические отличия римо-католиков 1. Отличия Восточной и Западной Церквей 2. Начало разделения 3. Окончательное разделение Церквей в XII веке 1. Отличия Восточной и Западной Церквей Римская империя в дохристианский и христианский периоды резко разделялась на две части восточную и западную. Это разделе...»

«УПРАВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБОЙ В УКРАИНЕ Николай Лахижа, доктор наук по государственному управлению, профессор, заместитель начальника Управления государственной службы Главного управления государственной службы Украины в Полтавской области, Украина Резюме: Проблема управления государственной админ...»

«ПОСУДОМОЕЧНАЯ МАШИНА Инструкция по экслуатации LS 9205 E При покупке просим Вас изучить основную инструкцию по эксплуатации и проверить правильность заполнения гарантийной книжки и товарного чека. При этом заводской номер и наименование модели приобретенного Вами изделия должны...»

«КОНТРАКТ №./ PL060.454.071/. /проект/ Г. лице именуемый в дальнейшем "Продавец" с одной стороны, и Marimpex Ltd & Co., Люблин, Польша, в лице Президента Василевского Януша, действующего на основании устава с другой стороны, именуемая в дальнейшем "Покупатель", при совместном упоминании в дальнейшем "Стороны", заключили настоящий Контракт о нижеследующем:1. Предме...»

«УСЛОВИЯ СТРАХОВАНИЯ ЖИЛЬЯ SALVA KINDLUSTUSE AS, KKT-17.05 Действуют с 02.05.2017 Утверждены протоколом правления №170502 Salva Kindlustuse AS УСЛОВИЯ СТРАХОВАНИЯ ЖИЛЬЯ СОДЕРЖАНИЕ 1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА СТРАХОВАНИЯ ЖИЛЬЯ 2. МЕСТО ДЕЙСТВИЯ СТРАХОВОЙ ЗАЩИТЫ 3. ОБЪЕКТ СТРАХОВ...»

«Григорий ПОМЕРАНЦ Страстная односторонность и бесстрастие духа Москва Санкт-Петербург Университетская книга Главный редактор и автор проекта "Российские Пропилеи: С.Я.Левит Редакционная коллегия тома: В.В.Бычков, Н.Б.Иванов, И...»

«Умберто Эко Когда на сцену приходит Другой Глубокоуважаемый Господин Кардинал, Ваше пись­ мо выводит меня из сильного затруднения, но ставит в новое затруднение, тоже сильное. Пока что именно я (по­ неволе) выступал зачинщиком в беседе, а тот, кто начи­ нает...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Настоящая рабочая программа разработана на основе примерной программы основного общего образования по литературе, программы по литературе для 5-11 классов общеобразовательной школы (...»

«ЭЛЕКТРОННАЯ ТЕНДЕРНАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ по закупке 306635 Костюм из ткани хлопчатобумажной с антистатистической нитью, с масловодоотталкивающей пропиткой и защитой от повышенной температуры и теплового из...»

«Микаелян А.Л., Мкртчян А.А., Аветисян А.Ф, Султанян Т.Л., Восканян В.С., Карапетян А.З., Аюнц М.Б., Казарян В.С., Степанян Н.М. ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ ОСТРОЙ АРТЕРИАЛЬНОЙ НЕПРОХОДИМОСТИ КОНЕЧНОСТЕЙ Острая артериальная непроходимость состояние, когда внезапно прекращается или резко ухудшается кровоток...»

«836 Доклады Башкирского университета. 2016. Том 1. №4 Соотношение понятий "обоснованность процессуальных решений" и "достаточность доказательств" в уголовном судопроизводстве И. В. Каблуков Башкирский государственный университет, Институт права Россия, г. Уфа, 450005, улица Достоевск...»

«_ПРЕДПРИЯТИЕ ГОСКОРПОРАЦИИ "РОСАТОМ"_ Федеральное государственное унитарное предприятие "Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами" (ФГУП "НО РАО") Предварительные материа...»

«BISS БЛИЦ BB #02/2014RU, 16 апреля 2014 ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С УКРАИНОЙ И КАКИМИ МОГУТ БЫТЬ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ БЕЛАРУСИ? Начавшийся в ноябре прошлого года политический кризис в Украине уже давно перерос национальные границы, но...»

«Пресс-центр ТОГУ №27 май 2011 Министерство образования и науки РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования №27 май 2011 www.khstu.ru http://press.khstu.ru/ Генеральный консул Республики Ко...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ ПРИКАЗ Л М ъом № ЯЦ 9(Е6 Об утверждении председателей Государственных экзаменационных комиссий В соответствии с пунктом 7 Порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам среднего профессионального образования, утвержден...»

«ЛЕОБРАНД Лекция 6 ЛЕОБРАНД Оглавление 1. Истинные ценности жизни 2. Самопомощь через любовь к ближнему 3. Безличные просьбы за человечество 4. Безличные обращения а.) Малое обращение б.) Большое обращение 5. Значение молитвы 6. М...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.