WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР И Н СТИ ТУТ ЛИТЕРАТУРЫ (П УШ КИН СКИЙ Д О М ) ЛИТЕРАТУРНОЕ НАСЛЕДСТВО РЕДАКЦИЯ П И ЛЕБЕДЕВ -ПОЛЯНСКИЙ (ГЛАВ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Некрасов приветствует прогрессивный, глубоко демократичный роман­ тизм Жорж Санд: «...если необходимы и благотворны такие романы, как романы Диккенса, то не менее нужны... романы, идеализирующие дей­ ствительность, лишь бы идеализация была искренняя, исходящая из высокой и благородной природы автора, жаждущего видеть человека лучшим, чем он есть, и в тоске неудовлетворенной жажды создающего прекрасные идеалы... Тонкий любитель искусства насладится превосход­ ными характерами, меткой наблюдательностью в романе Диккенса; от­ даст ему справедливость за счастливое сочетание с достоинствами художе­ ственного произведения полезной идеи... имеющие власть, может быть, даже сделают на основании ее какое-нибудь улучшение в общественном быту, — но никогда не подействует подобное произведение на сердце, никогда оно не наполнит е г о... такой горячей жаждой деятельности, как то произведение, которое в идеальной стороне человека видит не подспорье его материальному благу, но условие, необходимое для его человеческого существования!» (III, 434—435).

Конечно, романтизму «Лоры», как он ни симпатичен, Некрасов предпоч­ тет такое произведение, «идеальное содержание» которого поднимало бы его реализм над обыденщиной, а реализм познавал бы те материальные условия, которые или мешают, или могут служить подспорьем для «иде­ альной стороны» человека.

Таким образом, говоря о необходимости социальной тенденции в лите­ ратуре, Некрасов мыслил ее не только далекой, но и противоположной мелкой тенденциозности.



Отражая полно всю жизнь народа, потребности его развития, его исторические задачи, эта тенденция гарантирует и от тен­ денциозности, искажающей правду жизни. Такая тенденция является убеждением, которым живет и дышит поэт, художник, его плотью, кровью, страстью, а не предубеждением, не преднамеренностью, исключающей свободу творчества. Некрасов с полным правоммог сказать Л. Н. Толсто­ му, что «никогда не брался за перо с мыслью... как бы что написать позлее, полиберальнее? — мысль, побуждение, свободно возникавшие, неотвязно преследуя, заставляли меня писать. В этом отношении я, может быть, более верен свободному творчеству, чем многие другие» (V, 291).

И с таким же правом мог он призывать к свободе творчества тех, кто хотя бы временно подчинял свое творчество идеям, которые, сужая их кругозор, делали их произведения тенденциозными (см. заметки о пьесе Островского «Не так живи, как хочется»).

Передовая тенденция эпохи как адекватное отражение и выражение ее является ее истиной, а когда поэт служит ей, «тогда все выйдет ладно:

станешь ли служить искусству — послужишь и обществу, и наоборот, ста­ нешь служить обществу— послужишь и искусству'). Так писал Некра-сов Боткину уже в 1855 г. Правда, он не отождествляет еще здесь «истины»

с передовой тенденцией, но что мысль его, преодолевая старые эстетиче­ ские понятия, уже тогда тяготела к такому решению вопроса при всех неизбежных в ту пору противоречиях,—:Э т о могут подтвердить и другие его высказывания.

ЛИТЕРАТУРНО-ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ НЕКРАСОВА

В рецензии на стихотворения Полонского, напечатанной раньше стихов «Поэт и гражданин», находим более правильную постановку интересую­ щей нас проблемы, чем там.

«Любовь к истине, превосходящая всякую другую любовь, вера в идеал, как в нечто возможное и достижимое, наконец, живое понимание благо­ родных стремлений своего времени и если не прямое служение им, то, по крайней мере, уважение и сочувствие им, — вот что спасает талант от постигающей его нередко апатии и других спутников упадка; и вот в чем скрывается загадка того, почему иногда большие таланты перестают раз­ виваться именно тогда, когда все ждут полнейшего их цветения, и наобо­ рот: таланты сравнительно меньшие удивляют нас своим как бы неожи­ данным расцветом. Безнаказанно нельзя закрывать глаза на совершаю­ щееся вокруг нас» 21.





Социальная тенденция здесь еще не осознана как внутренне необходи­ мая в самом творческом процессе. Она признана пока только силой, со­ здающей художнику благоприятную для его творчества атмосферу. Но Не­ красов на этом не остановился. Он шел к тем выводам, которые с необхо­ димостью вытекали из приведенных нами суждений его о роли мысли в поэзии.

До нас дошел документ, относящийся к более позднему времени, — за­ метка, набросанная на полях рукописи стихотворения «Уныние», напи­ санного в 1874 г. Она, несомненно, результат творческого опыта, накоп­ ленного поэтом за годы, прошедшие со времени его статей и рецензий 50-х годов и общения с такими людьми, как Чернышевский, Добролюбов, Щедрин, сменившими Прежний круг его друзей.

«Пусть мысль — проза, — сказано здесь, — но следует ли из этого, что поэзия должна обходиться без мысли? Дело в том, что эта мысль—проза в то же время— сила, жизнь, без которых собственно, нет истинной поэ­ зии. И вот из гармонического сочетания этой мысли-прозы с поэзией и выходит настоящая поэзия», « п о э з и я » в некрасовском смысле слова, который мы пытались выяснить в этой работе.

Изучая эстетику Некрасова, необходимо учесть всю сложность его жизненного и литературного пути. Прямолинейные суждения не дадут правильного представления об эстетике Некрасова в ее развитии.

Здесь надо всегда помнить о следующих фактах: о громадном твор­ ческом опыте Некрасова-поэта, открывшего искусству слова новые перспективы вопреки старым эстетическим канонам; об участии Не­ красова в революционно-демократическом движении; о дружбе с такими людьми, как Белинский, а затем — Чернышевский и Добролюбов.

Литературно-критическая деятельность Некрасова закончилась в половине 50-х гг. Переписка Некрасова свидетельствует, что поэту пришлось пережить борьбу принципов революционно-демократической эстетики с старыми эстетическими критериями.

Есть все основания полагать, что подобно тому, как в области соци­ ально-политической Некрасов стал целиком и полностью на позиции Чернышевского и Добролюбова, так и в области эстетики он принял до конца принципы «реальной критики», объективно наиболее гармони­ ровавшие с его собственным творчеством. Но в половине 50-х гг., к которым преимущественно и относится активность Некрасова как литературного критика, ему предстояло еще добиться синтеза своего твор­ ческого опыта со своими понятиями об искусстве и красоте.

Поэтическая практика Некрасова уже в то время была самым убе­ дительным, самым блестящим опровержением теории «искусства для искусства». Она била эту теорию по всем пунктам. Чем осознаннее и

90 ЛИТЕРАТУРНО-ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ НЕКРАСОВА

последовательнее становились социально-политические убеждения поэта, тем больше расширялся его творческий охват и совершенствовались его художественные средства. Поэзия Некрасова не только не исклю­ чала лиризма, а поднимала лиризм на небывалую высоту, включая в него подлинный трагизм социальной действительности. Лирика Некра­ сова выражала новое отношение к человеку, в особенности — к жен­ щине, эмоции, связанные с небывалым до него проникновением в са­ мые характерные ситуации классового общества.

Творчество Некрасова— лучшее свидетельство плодотворности для лоэзии как искусства заветнейшего убеждения и Некрасова-поэта и Некрасова-критика: и д е и с л у ж е н и я л и т е р а т у р ы н а р о д у.

Он начал свою деятельность борьбой за гоголевское направление и продолжал ее в 50-х гг. против тех, кто хотел лишить литературу «энергии негодования» Гоголя и Белинского. Исключительная чуткость — и общественная и эстетическая дает Некрасову возможность занять — в полемике с противниками критического реализма наиболее правильную позицию по отношению к Пушкину. Некрасов понял, что такой под­ линно великий поэт, как Пушкин, чужд объективизма и социального индиферентизма, которые ему приписывались.

«Дельное, практическое направление» литературы, которое всегда и при всех обстоятельствах отстаивает Некрасов, никогда не означало подчинения его узко-утилитарной тенденциозности. Тенденция Некра­ сова — идея революционно-демократического преобразования всей народ­ ной жизни, и Некрасов верит в ее возвышающую человека, а следова­ тельно, и художника, силу. Все это создавало предпосылки для осознания не только ее нравственной, но и творчески-эстетической необходимости для писателя.

ПРИМЕЧАНИЯ

I В. Б е л и н с к и й, Письма, СПб., 1914, 306.

* Т а м ж е, 190.

* В. Евгеньев-Максимов в своей книге «Некрасов и его современники» приводит примеры таких совпадений, которые никак нельзя объяснить заимствованием.

* В. Б е л и н с к и й, Избранные сочинения, Гослитиздат, II, 460.

5 Принадлежность этой статьи («Отечественные Записки» 1846, ХЬУ1, отд. VI, 40— 53) Некрасову убедительно аргументирована П. Е. Будковым.—Сб. «Венок Белин­ скому», ГАХН, М., 1924, 273— 279.

* Н. Н е к р а с о в. Однотомник, под ред. К. Чуковского, Гослитиздат, М., 1937, 471.

7 «Отечественные Записки» 1846, ХЬУ1, отд. VI, 42, 43, 45, 46, 49, 50.

8 Подробнее об этом см.: А. Л а в р е ц к и й, Белинский, Чернышевский, Добролю­ бов в борьбе за реализм, Гослитиздат, М., 1941, 242—-244.

* И. Т у р г е н е в, Полное собрание сочинений, СПб., 1898, X II, 305—317.

10 См. об этом в содержательной работе В. Е в г е н ь е в а-М а к с и м о в а : «Не­ красов и Белинский», вошедшей в кн.: «Некрасов и его современники», 50 и сл.

II «Современник» 1856, март, 238.

12 Н. Д о б р о л ю б о в, Полное собрание сочинений; под ред. П. Лебедева-Полян­ ского, М., 1939 И, 585.

13 Там же, 58 и 338.

14 В. Б е л и н с к и й, Полное собрание сочинений, под ред. С. Венгерова, X, 410.

1 Н. Ч е р н ы ш е в с к и й, Полное собрание сочинений, иэд. М. Н. Чернышев­ ского, II, 571.

1 А. С к а б и ч е в с к и й, История новейшей русской литературы, 178— 179.

в 1 «Деревенский случай», рецензия на повести Хвощинской, 1854, 1, отд. V I, 7. «Со­ временник».

м «Современник» 1854, № 1, отд. V I, 8.

“ В. Б е л и н с к и й, Полн. собр. соч. под ред. С. Венгерова, IX, 772 и «Письма», III, 306.

20 «Современник» 1855, № 10, 190— 192.

21 «Современник» 1855, № 11, отд. VI, 71— 72.

НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ

Статья В. Е в г е н ь е в а - М а к с и м о в а *

I. ОБЩЕЕ ЗНАЧЕНИЕ Ж УРНАЛОВ НЕКРАСОВА

Н. К. Михайловский, проработавший рука об руку с Некрасовым почти десять лет, определяя выдающееся значение его журнальной деятельно­ сти и подчеркивая те трудности, которые приходилось ему преодоле­ вать, «чтобы провести корабль литературы среди бесчисленных подвод­ ных и надводных скал», говорит: «И Некрасов вел его, провозя на нем г руз высокохудожественных произведений, составляющих ныне общепри­ знанную гордость литературы, и светлых мыслей, постепенно ставших общим достоянием и частью вошедших в самую жизнь. В этом состоит его незабвенная заслуга, цена которой, быть может, даже превосходит цену его собственной поэзии»1.

С последним утверждением Михайловского согласиться невозможно, ибо в нем сказалась недооценка значения Некрасова как поэта. Но тем не менее это утверждение и интересно и показательно: уж е самая возмож­ ность ставить вопрос так, как ставит его Михайловский, говорит о многом.

Не менее интересны и показательны слова другого современника Не­ красова, А. С. Суворина, относящиеся к тому времени, когда Суворин еще сохранял некоторые связи с прогрессивными течениями эпохи.

У свежей могилы Некрасова он писал: «Не стремись Некрасов к неза­ висимости, не вырабатывай он у себя практической сметки... судьба жур­ налистики русской, столь часто зависевшая от случая, могла быть иною, а журналистика очень много обязана Некрасову. Для нее тоже нужен был «практический человек», но не того предпринимательского склада, который тогда царствовал нераздельно. Нужен был талантливый человек, пони­ мающий ее задачи, широко на них смотревший, строящий успех журнала не на эксплоатации сотрудников, а на идеях и талантах.

— Один я между идеалистами был практик, — говорил Некрасов, — и, когда мы заводили журнал, идеалисты это прямо мне говорили и воз­ лагали на меня как бы миссию создать журнал.

И он создал этот журнал, несмотря на все препятствия, на отсутствие сотрудников, денег и возможности писать что-нибудь такое, что живо затрагивало бы общество...» 2 «Судьба журналистики русской могла быть иной» — это сильно сказано и производит не меньшее впечатление, чем слова Михайловского о том, что заслуга Некрасова-журналиста, «может быть, даже превосходит цену его собственной поэзии».

* Настоящая статья подводит итог многолетним работам автора этих строк по изу­ чению журнальной деятельности Н. А. Некрасова, а потому автор не считает нужным в последующем изложении ссылаться на свои печатные высказывания об этой деятель­ ности, с оговоркой, что все сколько-нибудь существенное в’ этих высказываниях исполь­ зовано в предлагаемом вниманию читателей «Литературного Наследства» обобщающем изложении.

НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ Трудно себе представить более различных, и по своему мировоззрению, и по своей роли в литературе, писателей, чем Михайловский и Суворин, вскоре сделавшиеся, к тому же, непримиримыми врагами. Тем знамена­ тельнее, что они сошлись во взглядах на журнальную деятельность Не­ красова, хотя и подходили к ней с различных сторон.

Для Михайловского на первом плане — общественные результаты этой деятельности, выразившиеся в том, что благодаря некрасовским журналам) общим достоянием стали «светлые мысли», т. е. передовые идеи демокра­ тии, имевшие огромное значение для русского освободительного движения, и «высокохудожественные произведения», составляющие гордость русской литературы.

Для Суворина наибольший интерес представляют организаторские та­ ланты Некрасова, в частности его умение подходить к своим журнальным начинаниям практически, по-деловому, без которого его журнальная «миссия» осталась бы невыполненной.

Сказанное Михайловским и Сувориным нуждается не столько в поясне­ ниях, сколько в конкретизации.

О каких «светлых мыслях» говорит Михайловский?

Само собой разумеется, о тех, которые пропагандировались великими революционными демократами России, — В. Г. Белинским, Н. Г. Чер­ нышевским и Н. А. Добролюбовым.

Белинский успел многое сказать и до того времени, когда возглавил кри­ тико-библиографический отдел «Современника», но именно в последние полтора года своей жизни, на страницах некрасовского «Современника», а не какого-либо другого журнала, он «формулировал те взгляды, с кото­ рыми сошел в могилу.

Что касается Чернышевского и Добролюбова, то их деятельность на­ столько тесно связана с «Современником», что ее невозможно представить вне его. Через «Современник» прошла большая и лучшая часть литератур­ ного творчества Чернышевского; «Современнику» всецело отдал себя До­ бролюбов, напечатав на его страницах все сколько-нибудь значительное,, что ему суждено было создать как критику и публицисту.

М. А. Антонович справедливо говорит в своих «Воспоминаниях о Н. А.

Некрасове», что если «Некрасов следовал только общему голосу, приоб­ ретая Белинского для своего журнала», — то привлечение к руководя­ щему сотрудничеству в «Современнике» сначала Чернышевского, а затем Добролюбова, которые в ту пору еще ничем или почти ничем не проявили себя в литературе, является его исключительной и очень большой заслугой3.

Чернышевский отнюдь не впадал в преувеличение, когда за год до смерти писал К. Т. Солдатенкову: «Некрасов — мой благодетель. Только благо­ даря его великому уму, высокому благородству души и бестрепетной твер­ дости характера я имел возможность писать, как я писал. Я хорошо служил своей родине и имею право на признательность ее, но все мои заслуги перед нею — его заслуги. Сравнительно с тем, что я ему обязан честью быть предметом любви многочисленнейшей и лучшей части образованного рус­ ского общества, маловажно то, что он делился со мной последней сотней рублей, он долго был беден и «Современник» не имел денег»...4.

Нет надобности доказывать, что Добролюбов имел бы не меньшие осно­ вания присоединиться к этим словам, чем Чернышевский их написать.

Имя Некрасова-журналиста поистине нерасторжимыми узами связано с великими именами Белинского, Чернышевского, Добролюбова. В 40-е годы деятельнейшим сотрудником «Современника» был А. И. Герцен. В 1868 г., когда Некрасов формировал редакцию «Отечественных Записок», он поспешил привлечь к сотрудничеству в них Д. И. Писарева, которое оказалось, однако, слишком кратковременным из-за внезапной смерти критика.

94 НЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ бйМейшйх писательских имен, — «Записки охотника»), дал журналу луч­ шие из своих пьес, например, «Месяц в деревне», «Завтрак у предводи­ теля», а кроме того, такие свои прославленные произведения, как «Муму», «Фауст», «Ася», как первые два романа — «Рудин» и «Дворянское гнездо».

Не включая в наш перечень многих других произведений Тургенева, от­ метим, что его сотрудничество в «Современнике», продолжалось до января 1860 г. (в январской книжке за этот год появился критический очерк Тур­ генева— «Гамлет и Дон-Кихот»). Иными словами, Тургенев проработал в «Современнике» около 14 лет, как раз те годы, когда литературно­ общественная репутация писателя стояла особенно высоко и когда еще не проявлялось то расхождение между ним и демократическим лагерем русской общественности, которое впоследствии стало таким острым.

Л. Н. Толстой — подлинный литературный крестник Некрасова и его журнала. Блистательный литературный дебют Толстого, — «История моего детства», — имел место на страницах «Современника» в 1852 г.

А за ним последовали «Отрочество» и «Севастопольские рассказы», не говоря о ряде других замечательных произведений.

Все три части знаменитой трилогии Гончарова непосредственно связаны с «Современником». Если общеизвестно, что «Обыкновенная история» по­ явилась в «Современнике» в 1847 г., то все ли помнят, что одна из лучших частей «Обломова», знаменитый «Сон Обломова», увидела свет в «Литера­ турном сборнике», вышедшем в 1849 г. как бесплатное приложение к «Современнику»? Все ли помнят, что начальные главы «Обрыва», под заглавием «Софья Николаевна Беловодова», также были напечатаны в «Современнике» (1860, № 2)?6 Тюрьма, каторга и ссылка, на много лет изъявшие Достоевского из рядов активных деятелей литературы, явились одной из причин, объясня­ ющих, почему сотрудничество его в «Современнике» не могло быть столь интенсивным, как сотрудничество Тургенева, Толстого и Гончарова.

Связь Достоевского с журналами Некрасова исчерпывается тем, что его знаменитая первая повесть «Бедные люди» была напечатана Некрасовым в «Петербу ргском Сборнике», т. е. в том альманахе, который как бы предвоз­ вещал появление «Современника»; его «Роман в девяти письмах» появился в первом же номере «Современника» некрасовской редакции, а в «Иллю­ стрированном Альманахе» (бесплатное приложение к «Современнику» за 1848 г.) был напечатан рассказ «Ползунков». Что касается «Отечественных записок», то Достоевский напечатал в них свой роман «Подросток».

Лучшие беллетристические произведения Герцена, — «Кто виноват?»

«Сорока-воровка», «Из записок доктора Крупова», — прошли через «Современник», не мало способствуя художественной пропаганде тех идей, которыми вдохновлялась редакция «Современника», с Белинским во главе в 40-е годы.

Усердно сотрудничал в «Современнике» и Д. В. Григорович, поместив­ ший в нем множество повестей и рассказов, в том числе знаменитого «Антона Горемыку» («Современник», 1847, № 11).

Значителен был вклад в «Современник» и А. Ф. Писемского (роман «Богатый жених» в 1851— 1852 гг.; рассказы: «Леший» — в 1853 г., «Фанфарон» — в 1854 г., «Виновата ли она?» в 1855 г. и т. д.).

Когда в условиях назревавшей революционной ситуации конца 50-х— начала 60-х годов произошло размежевание либерального и революцион­ но-демократического течений в русской общественной мысли и литературе и часть сотрудников «Современника» во главе с Толстым и Тургеневым ушла из журнала, идейно-политическая гегемония в котором уже пол­ ностью была завоевана Чернышевским и Добролюбовым, Некрасов сумел во-время сплотить вокруг журнала крепкую группу молодых писателей демократического лагеря. Их произведения, напечатанные в последние

НЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ

годы существования «Современника»), также внесли значительный вклад в русскую художественную литературу. Достаточно назвать здесь -«Очерки бурсы», «Мещанское счастье», «Молотов» Н. Г. Помяловского, «Очерки на­ родного быта» Николай Успенского, «Нравы Растеряевой улицы» Глеба Успенского, «Письма из Осташкова» и «Трудное время» В. А-. Слепцова, «Подлиповцы» Ф. А. Решетникова и др.

Одновременно Некрасов привлек к журналу таких писателей старшего поколения, как А. Н. Островский и М. Е. Салтыков-Щедрин.

Островский особенно часто стал печататься в «Современнике» именно в 60-е годы, т. е. тогда, когда либерально-дворянская группа сотрудников журнала уже отошла от него. Однако наибольшей интенсивности сотруд­ ничество Островского в некрасовских журналах достигло в годы «Оте­ чественных Записок». Постоянные подписчики, открывая январские или февральские книжки журнала, знали, что найдут в них новые пьесы Остров­ ского. И действительно, в № 1 1869 г. появилась комедия «Горячее сердце»;

в № 2 1870 г. — «Бешеные деньги»; в№1 1871 г. — «Лес»; в№ 1 1872 г.— «Не было ни гроша, да вдруг алтын»; в № 2 1873 г. — «Комик X V II столе­ тия»; в № 1 1874 г. — «Поздняя любовь, сцены из жизни захолустья»;

в № 11 1875 г. — «Волки и овцы»; в № 2 1876 г. — «Богатая невеста» и № 1 1877 г. — «Правда хорошо, а счастье лучше».

Что касается Щедрина, то в его лице Некрасов приобрел не только вы­ дающегося литературного сотрудника, но и авторитетного соредактора.

Совмещая напряженнейшую писательскую работу с трудом соредактора, Щедрин в 1863— 1864 гг. сделал очень много для успеха «Современника»* в котором, помимо ряда художественных очерков, вошедших в его сборники «Невинные рассказы» и «Сатиры в прозе», напечатал множество крити­ ческих и публицистических етатей, среди них замечательный цикл «Наша общественная жизнь».

В «Отечественных Записках» роль Щедрина как постоянного сотрудника и редактора была еще более выдающейся. Именно в этом журнале пол­ ностью развернулось его гениальное сатирическое дарование и были напечатаны все его произведения периода 1868— 1884 гг. (т. е. всего периода существования журнала) и среди них «История одного города», «Господа Ташкентцы», «Дневник провинциала в Петербурге», «Пом­ падуры и помпадурши», «Благонамеренные речи», «Господа Головлевы», «За рубежом», «Современная идиллия», «Письма к тетеньке», часть «Сказок» и др.

Продвигая в большую литературу таких писателей, как Гончаров и Тургенев, Толстой и Достоевский, как, наконец, Островский и Щедрин,— Некрасов делал очень большое дело. Х отя все они завоевали бы себе место корифеев русской литературы и независимо от их участия или неучастия в некрасовских журналах, но это, несомненно, потребовало бы больших усилий с их стороны и, по всей вероятности, произошло бы значительно позже.

Мы говорили до сих пор о художественно-литературном и критико­ публицистическом отделах некрасовских журналов. (Для последнего от­ дела необходимо упомянуть еще имена А. Н. Пыпина, М. А. Антоновича, Г. 3: Елисеева и Н. К. Михайловского). Если от этих отделов обратиться к научному отделу, то окажется, что и он был поставлен превосходно.

Достаточно сказать, что в научном отделе «Современника» участвовали такие ученые, как А. Н. Афанасьев, Барбот де Марни, В. П. Гаевский, А. Д. Галахов, Т. Н. Грановский, А. Н. Егунов, И. Е. Забелин, И. А.

Ильенков, К. Д. Кавелин, Н. И. Костомаров, М. С. Куторга, В. А.

Милютин, Б. В. Ордынский, П. П. Пекарский, Д. М. Перевозчиков, К. Ф. Рулье, П. И. Редкин, А. И. Савич, С. М. Соловьев, М. М. Стасюлевич, М. Г. Устрялов, К. Д. Ушинский и т. д.

НЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ

Общественно-политическое значение пропаганды демократических иде­ алов, проводившейся некрасовскими журналами в области литературы, критики, публицистики и науки, было тем больше, что она проникала в весьма широкие круги тогдашнего общества, оказывая здесь свое воз­ действие.

В подтверждение приведем некоторые не лишенные значения и интереса цифры.

Двадцать лет, с 1847 по 1866 г., Некрасов издавал и редактировал «Со­ временник»; десять лет, с 1868 по 1877 г., «Отечественные Записки».

Иными словами, в течение тридцати лет русское общество, благодаря Не­ красову, подвергалось систематическому воздействию передовых идей.

О размерах этого воздействия можно судить хотя бы по следующим, ра­ зумеется, приблизительным, подсчетам: в течение тридцати лет Некрасов выпустил, считая круглыми цифрами, триста шестьдесят номеров своих журналов, составивших не менее девяти тысяч печатных листов. Исходя из среднего тиража каждого номера в 5 О О экземпляров, общий тираж О всех выпущенных Некрасовым номеров определится цифрой в 1 800 О О О экземпляров. Если допустить, что каждый из этих экземпляров был проч­ тен всего только десятью читателями, то общее число читателей некрасов­ ских журналов составит 18 миллионов.

Приведенные цифры дают возможность приблизительно представить себе подлинные масштабы воздействия некрасовских журналов на общественное сознание. Вот почему вопросы, связанные с изучением истории создания и существования этих журналов, являются одновременно и важными во­ просами изучения русской общественной мысли. Создать «Современник»

и «Отечественные Записки», — это значило не просто создать удачные жур­ нальные предприятия; это значило сделать крупнейший вклад в дело раз­ вития демократической культуры в нашей стране, в дело идеологи­ ческой подготовки русской революции.

II. НЕКРАСОВ — ОРГАНИЗАТОР Ж УРНАЛОВ

Во второй половине 40-х годов среди прогрессивных деятелей русской общественности и литературы никто не пользовался большим авторитетом, чем Белинский. Благодаря ему «Отечественные Записки» Краевского имели огромный успех и приобрели репутацию лучшего журнала тех лег. Однако положение Белинского в журнале было крайне трудным и ненормальным.

Энергичный издатель-предприниматель капиталистического склада Краевский жестоко эксплоатировал великого критика. Белинский имел осно­ вания сравнивать себя с Прометеем, прикованным к скале («Отечественным Запискам»), а Краевского — с коршуном, питающимся мясом и кровью Прометея.

Этим возмущались многочисленные петербургские и московские друзья критика, против Краевского негодовали, о необходимости освободить Белинского из-под ига дельца и эксплоататора толковали десятки людей, знавших положение дел в «Отечественных Записках».

Но только один Некрасов, оказался способным перейти в этом вопросе от слов к делу. Именно он убедил Белинского порвать с Краевским, а затем, понимая, что великий критик не может и не должен остаться без журнальной трибуны, создал для него эту трибуну.

В условиях николаевской действительности это было нелегким делом.

Было очевидно, что получить у властей разрешение на издание нового журнала для группы Белинский— Некрасов — Панаев — не удастся.

Выход был один: овладеть каким-либо из уж е существующих журналов.

И вот тотчас же после того, как в казанском имении Г. М. Толстого в мае—июне 1846 г. Некрасов договорился с Панаевым и с самим Толстым о НЕКРАСОВ -ЖУРНАЛИСТ предоставлении ими необходимых средств для приобретения какого-либо из уж е существующих журналов, он спешно выезжает в Петербург, чтобы начать необходимые поиски и хлопоты®. Через месяц к нему присо­ единяется Панаев. «До 10 сентября» оба они «метались, отыскивая журнал» * причем Некрасов даже ездил в Ревель в надежде договориться с прожи­ вавшим там собственником журнала «Сын Отечества» К. П. Масальским^ Только в 20-х числах сентября им удалось оформить свое соглашение с П. А. Плетневым о передаче им, на правах аренды, редакторских и изда­ тельских прав на «Современник». Нет никакого сомнения, что душою этого соглашения был Некрасов. Однако в нотариальном договоре с Плетневым его имя не упомянуто.

Некрасов, являвшийся в глазах реакционеров «отчаянным коммунистом», который «страшно вопиет в пользу революций» (выражение Булгарина в:

одном из доносов его в III Отделение), был настолько скомпрометирован в политическом отношении, что в официальцом документе о его участии в «Современнике» лучше было не упоминать вовсе.

Тем более нечего было и думать хлопотать об утверждении Некрасова или Белинского редактором журнала. Возник вопрос о подыскании че­ ловека, который согласился бы взять на себя официальную ответствен­ ность за журнал перед властями, был бы приемлем для них с точки зре-т ния полицейской «благонадежности» и вместе с тем был бы согласен н& вмешиваться в дела редакции, а лишь номинально числиться редак­ тором.

Такого человека Некрасов и Панаев нашли в лице А. В. Никитенко, совмещавшего звание профессора С.-Петербургского университета с долж­ ностью цензора С.-Петербургского цензурного комитета. Правда, Ники­ тенко не сразу понял, что он нужен не как фактический, а как юридиче­ ский редактор журнала, и пытался вначале вмешиваться в действия новой редакции, что приводило к значительным осложнениям. Но, в конце концов, некий той и з уЬгепсИ был найден.

Значительно более трудный характер имели возникшие через несколько месяцев после организации журнала осложнения, связанные с Белинским.

Последний выразил желание быть третьим «дольщиком якурнала», наряду с Некрасовым и Панаевым, но встретил отказ. Объяснялся он тем обсто­ ятельством, что дни Белинского, как это было ясно для всех, уже были со­ чтены и введение его в «дольщики» неизбежно привело бы к тому, что после смерти критика пришлось бы иметь дело с его наследниками — людьми не литературными,а кроме того по своим моральным качествам не слишком же­ лательными в качестве «дольщиков» журнала. Положение усложнялось тем, что при объяснениях с Белинским Некрасов лишен был возможности гово­ рить с ним вполне откровенно, ибо, щадя Белинского, никогда не решилсябы сослаться на основную причину отказа.

Белинский очень болезненно пе­ реживал конфликт с Некрасовым. Некрасову, чувствовавшему себя в своем общественном и литературном развитии бесконечно многим обязан­ ным Белинскому, также было не легко. Но пойти в этом вопросе на уступ­ ки он не мог, между прочим, еще и потому, что финансовая база журнала не отличалась прочностью. Ее составили взносы Панаева и самого Не­ красова, причем Некрасову, чтобы сделать свой взнос, пришлось занять деньги у жены Герцена. Тяжелым бременем на журнале лежала выплата как следуемой собственнику «Современника» Плетневу аренды, так и жа­ лования Никитенко. Смертельно больной и остро нуждавшийся Белин­ ский, в свою очередь, стоил журналу очень дорого. Некрасов, не решав­ шийся ввести Белинского в число «дольщиков», не жалел денег на выдачу ему весьма крупных сумм. Вообще материальные условия работы Белин­ ского в «Современнике» были несравнимы с теми, которые он имел в журнала Краевского. Некрасов сдержал обещание, данное им Белинскому еще в.

НЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ предоставлении ими необходимых средств для приобретения какого-либо из уж е существующих журналов, он спешно выезжает в Петербург, чтобы начать необходимые поиски и хлопоты ® Через месяц к нему присо­.

единяется Панаев. «До 10 сентября» оба они «метались, отыскивая журнал», причем Некрасов даже ездил в Ревель в надежде договориться с прожи­ вавшим там собственником журнала «Сын Отечества» К. П. Масальским»

Только в 20-х числах сентября им удалось оформить свое соглашение с П. А. Плетневым о передаче им, на правах аренды, редакторских и изда­ тельских прав на «Современник». Нет никакого сомнения, что душою этого соглашения был Некрасов. Однако в нотариальном договоре с Плетневым его имя не упомянуто.

Некрасов, являвшийся в глазах реакционеров «отчаянным коммунистом», который «страшно вопиет в пользу революций» (выражение Булгарина в одном из доносов его в III Отделение), был настолько скомпрометирован в политическом отношении, что в официальном документе о его участии в «Современнике» лучше было не упоминать вовсе.

Тем более нечего было и думать хлопотать об утверждении Некрасова или Белинского редактором журнала. Возник вопрос о подыскании че­ ловека, который согласился бы взять на себя официальную ответствен­ ность за журнал перед властями, был бы приемлем для них с точки зре­ ния полицейской «благонадежности» и вместе с тем был бы согласен не вмешиваться в дела редакции, а лишь номинально числиться редак­ тором.

Такого человека Некрасов и Панаев нашли в лице А. В. Никитенко, совмещавшего звание профессора С.-Петербургского университета с долж­ ностью цензора С.-Петербургского цензурного комитета. Правда, Ники­ тенко не сразу понял, что он нужен не как фактический, а как юридиче­ ский редактор журнала, и пытался вначале вмешиваться в действия новой редакции, что приводило к значительным осложнениям. Но, в конце концов, некий то1из угтешН был найден.

Значительно более трудный характер имели возникшие через несколько месяцев после организации журнала осложнения, связанные с Белинским.

Последний выразил желание быть третьим «дольщиком журнала», наряду с Некрасовым и Панаевым, но встретил отказ. Объяснялся он тем обсто­ ятельством, что дни Белинского, как это было ясно для всех, уже были со­ чтены и введение его в «дольщики» неизбежно привело бы к тому, что поел© смерти критика пришлось бы иметь дело с его наследниками — людьми не литературными,а кроме того по своим моральным качествам не слишком же­ лательными в качестве «дольщиков» журнала. Положение усложнялось тем, что при объяснениях с Белинским Некрасов лишен был возможности гово­ рить с ним вполне откровенно, ибо, щадя Белинского, никогда не решился!

бы сослаться на основную причину отказа. Белинский очень болезненно пе­ реживал конфликт с Некрасовым. Некрасову, чувствовавшему себя в своем общественном и литературном развитии бесконечно многим обязан­ ным Белинскому,также было не легко. Но пойти в этом вопросе на уступ­ ки он не мог, между прочим, еще и потому, что финансовая база журнала не отличалась прочностью.. Ее составили взносы Панаева и самого Не­ красова, причем Некрасову, чтобы сделать свой взнос, пришлось занять деньги у жены Герцена. Тяжелым бременем на журнале лежала выплата как следуемой собственнику «Современника» Плетневу аренды, так и жа­ лования Никитенко. Смертельно больной и остро нуждавшийся Белин­ ский, в свою очередь, стоил журналу очень дорого. Некрасов, не решав­ шийся ввести Белинского в число «дольщиков», не жалел денег на выдачу ему весьма крупных сумм. Вообще материальные условия работы Белин­ ского в «Современнике» были несравнимы с теми, которые он имел в журнале Краевского. Некрасов сдержал обещание, данное им Белинскому еще в НЕКРАСОВ • ЖУРНАЛИСТ 99 1846 г., при самом начале «Современника»: «Мы предложим вам - условия самые лучшие, какие только в наших средствах».

Если благодаря «Современнику» существенно улучшилось материальное положение Белинского, то и моральная обстановка его работы-в этом жур­ нале не имела ничего общего с обстановкой его работы в «Отечественных Записках». Вот что говорит об этом сам Белинский: «Я был спасен «Со­ временником»... Без журнала я не мог бы существовать. Я почти ничего не сделал нынешний год для «Современника», а мои 8 тысяч давно уже за­ брал. Поездка за границу, лишившая «Современник» моего участия на не­ сколько месяцев, не лишила меня платы. На будущий год я получаю 12 тысяч, — кажется, есть разница в моем положении, когда я работал в «Отеч. Записках». Но эта разница не оканчивается одними деньгами: я получаю много больше, а делаю много меньше. Я могу делать, что хочу.

Вследствие моего условия с Некрасовым мой труд более качественный, нежели количественный; мое участие более нравственное, нежели дея­ тельное... Не Некрасов говорит мне, что я должен сделать, а я уведомляю Некрасова, что я хочу или считаю нужным делать» (письмо Белинского к Боткину от 4—8 ноября 1847 г.).

Возникший между Некрасовым и Белинским конфликт был устранен в результате взаимных объяснений, и их отношения остались дружескими.

Изучая историю «Современника» в ее начальный период, нельзя не удив­ ляться тому поистине бесчисленному количеству разнообразных, подчас сопряженных с трудными хлопотами дел, которые пришлось выполнять Некрасову. Панаев был слишком легкомыслен, Никитенко — слишком официален, Белинский — слишком болен, чтобы Некрасов мог особенно рассчитывать на их помощь. В результате вся основная тяжесть работы по изданию журнала падала на него, и занятость его в эту пору поистине не имела границ и пределов. А тут еще постоянные денежные нехватки, ко­ торые нечем было покрывать, но во что бы то ни стало нужно было покры­ вать. Лишь благодаря столь напряженной работе и проявленной в ней поразительной энергии, трудоспособности и практической сметке смог Некрасов преодолеть ряд, казалось бы, непреодолимых трудностей. В ре­ зультате в течение какого-нибудь одного года он выдвигает «Современ­ ник» на первое место в ряду тогдашних журналов. Несмотря на крайнее переутомление (Белинский был даже убежден в неизбежности близкой смерти поэта), Некрасов, однако, не мог позволить себе паузы и отдыха.

Ход событий ставил перед ним все новые и новые задачи.

Умирает Белинский. «Современник» лишается своей самой крупной ли­ тературно-идеологической силы. Некрасов озабочен вопросом, как воз­ местить для журнала эту, по существу, невозместимую потерю.

Смерть Белинского совпала с началом «мрачного семилетия» николаев­ ской реакции (1848— 1855 гг.).

В эти годы неистовств цензурных и политических репрессий и вызван-, ной ими деморализации общества положение «Современника» было чрез­ вычайно тяжелым. Журнал страдал не только от непосредственных ударов цензуры. В стране, придавленной чудовищным гнетом политической реак­ ции этих лет, казалось, иссякал самый источник, питавший журнал. В эти годы писали мало и неохотно. «Нечего печатать», «нет материала» — вот лейтмотив многих писем Некрасова этого периода. Резко снизилась подписка. Материальное положение «Современника» сделалось до край­ ности шатким и непрочным. Нечем было платить и за бумагу, и в типо­ графию, не говоря уже о гонорарах сотрудникам. Приходилось прибегать к постоянным займам. «Современник» не выходил из долгов.

Все эти трудности Некрасову приходилось преодолевать почти что одному. Около него не было людей, которые могли бы помочь ему в его борьбе за существование журнала, более того, не было людей, которые 7* 100 НЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ могли бы оказать ему моральную поддержку. Панаев по своему харак­ теру не мог быть особенно полезным ни в одном из этих отношений.

Только со вхождением Н. Г. Чернышевского, а потом и Н. А. Добро­ любова в число постоянных, а затем и руководящих сотрудников «Совре­ менника» Некрасов почувствовал, что ему есть на кого опереться. Однако чуть ли не с первых статей Чернышевского против него ополчились наи­ более влиятельные сотрудники «Современника», примыкавшие к либерально-дворянской группе. Некрасов оказался в трудном положении. Для него было ясно, что в лице Чернышевского, а затем Добролюбова он нашел сотрудников, могущих стать достойными преемниками Белин­ ского, применительно к новым условиям общественного развития. Но, с другой стороны, Некрасов понимал, что журналу будет трудно обойтись без сотрудничества таких писателей, как Тургенев и Толстой, Боткин и Анненков и других, примыкавших к умеренно-либеральной группе сотруд­ ников журнала. К тому же с некоторыми из них, — в особенности это относится к Тургеневу и Боткину, — Некрасов был связан узами личной и многолетней дружбы.

Однако, в начавшейся внутри «Современника» борьбе Некрасов не поколебался решительно связать судьбу журнала, а вместе с тем и свою собственную литературно-общественную судьбу, с Чернышевским и Добролюбовым, с революционной демократией.

Настойчивые попытки Тургенева, Боткина и других добиться от Не­ красова замены Чернышевского на его посту боевого публициста и критика журнала то Дружининым, то Ап. Григорьевым неизменно терпели неудачу.

Когда летом 1856 г. Некрасов получил от Толстого письмо, полное рез­ ких нападок на Чернышевского, он ответил ему замечательными словами, показывающими, что его позиции во все более обострявшейся идейно­ политической борьбе эпохи полностью определились. «Особенно мне до­ садно, —•писал Некрасов Толстому (22 июля 1856 г.), — что вы так бра­ ните Чернышевского. Нельзя, чтобы все люди были созданы на нашу колодку... Вам теперь хорошо в деревне, и вы не понимаете, зачем влить­ ся. Вы говорите, что отношения к действительности должны быть здоро­ выми, но забываете, что здоровые отношения могут быть только в здоровой действительности. Гнусно притворяться элым, но я стал бы на колени пе­ ред человеком, который лопнул бы от искренней злости,—у нас ли мало к ней поводов? И когда мы начнем больше злиться, тогда будем лучше, — т. е. больше будем любить — любить не себя, а свою родину...»

И как бы в подтверждение своей полной солидарности с Чернышевским и своего безграничного доверия к нему Некрасов через какие-нибудь две недели после этого письма полностью передает Чернышевскому редак­ торские права по «Современнику» на время своей поездки за границу для лечения. «Передаю Вам мой голос во всем... так, чтобы ни одна статья в журнале не появлялась без Вашего согласия».

После возвращения Некрасова летом 1857 г. в Россию и последовавшего затем вхождения Н. А. Добролюбова в число постоянных сотрудников, а с начала 1858 г.— в число редакторов «Современника», борьба между революционно-демократической и либерально-дворянской группами в журнале возобновилась с новой силой и, принимая все более острые формы, закончилась полным разрывом Тургенева и его единомышленников с «Современником».

Подробно об обстоятельствах этого знаменитого разрыва, в частности о попытках Тургенева воспрепятствовать напечатанию в «Современнике»

статьи Добролюбова «Когда же придет настоящий день?.;, мы говорим в другом месте 7. Здесь же важно лишь подчеркнуть, что разрыв с Турге­ невым и его идейными друзьями,— психологически оказавшийся очень трудным для поэта,— знаменовал, что в великой идейно-политической битНЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ 1862 г. — 6300— 6000— 5700 экв 1863 г. — 6500-------------------»

1864 г. — 6100 — 5610— 5660 »

1865 г. — 6000 — 5000 — 4600 »

Объяснить это снижение не составляет труда: в ноябре 1861 г. умирает Добролюбов, летом следующего, 1862 г. арестовывается Чернышевский.

«Современник» лишается двух своих крупнейших сотрудников и руко­ водителей. Эти события происходят в обстановке все усиливающейся кре­ постнической реакции. Аресту Чернышевского предшествовала приоста­ новка «Современника» сроком на 8 месяцев. Ходили упорные слухи, что с журналом Некрасова все уже кончено, что по истечении срока его при­ остановки правительство ни в каком случае не даст разрешения на его возобновление.

Для Некрасова в связи с этим вновь наступила страдная пора. Прежде всего нужно было добиться разрешения на возобновление журнала, а это было сопряжено с большими трудностями. Затем пришлось оза­ ботиться сформированием новой редакции. А это тоже было очень нелегко.

Два постоянных и крупных сотрудника — М. А. Антонович и Г. 3. Ели­ сеев — нашли себе за время приостановки журнала другую работу и не собирались возвращаться в «Современник». Некрасову пришлось затратить немало сил, чтобы убедить их изменить свое решение.

Приглашенный Некрасовым к участию в руководстве журналом Щедрин пробыл в составе редакции сравнительно недолго (1862— 1864). Внутрен­ ние и все увеличивавшиеся трения с Антоновичем и Пыпиным, значитель­ но поправевшими в условиях наступившей реакции и недолюбливавшими резкое щедринское слово в журнале, а также тяжелые цензурные усло­ вия до крайности раздражали сатирика. Обстановка в «Современнике»

после удаления Чернышевского и смерти Добролюбова была неблагоприят­ ной для дружной работы. А без внутреннего единства трудно было проти­ востоять внешним ударам реакции. В результате всех этих обстоятельств Щедрин в конце 1864 г. вышел из редакции «Современика», сохранив, впрочем, дружественные отношения с Некрасовым.

Мы затруднились бы сказать, что Некрасов находился в очень добрых отношениях с прочими членами редакции возобновленного «Современ­ ника». Внутренней близостью— такой, какая существовала у Некрасова с Чернышевским и Добролюбовым,— эти отношения, конечно, не от­ личались.

При таких условиях «молодая редакция» «Современника» в 1863— 1866 г. не была в состоянии проводить с полной определенностью прежнюю революционно-демократическую линию. Наряду со стремлением Некрасова и Щедрина поддержать традиции Чернышевского, у некоторых основных сотрудников чувствуется отход к либерализму (Пыпин) и на­ родничеству (Елисеев). Общее снижение теоретического уровня передовой мысли, достигнутого Чернышевским, сказалось и в той ожесточенной по­ лемике, которую вел «Современник» в 1864— 1865 гг. с другим радикаль­ ным органом, благосветловским «Русским Словом».

Тем не менее, несмотря на то, что общее «понижение тона» в передовых общественных кругах, вновь придавленных крепостнической реакцией, не могло отчасти не коснуться и «Современника», некрасовский журнал и в эти годы (1863— 1866) попрежнему стоял на самом левом фланге тогдаш­ ней печати, продолжая жестоко критиковать реакционеров и либералов;

беспощадно срывая с них маски. В 1863 г. в журнале был опубликован роман Чернышевского «Что делать?», написанный в Петропавловской крепости. Появление его в печати вызвало ярость реакционеров всех мастей и недовольство либералов. Некрасов и Щедрин отдавали себе отчет НЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ 103 в риске, с которым было сопряжено для журнала печатание романа «го­ сударственного преступника», романа, в котором пропагандировались идеи революции, социализма и материализма. Тем не менее они не поко­ лебались опубликовать его и тем самым надолго снабдить русское револю­ ционное движение документом огромной художественно-пропагандистской силы и значения.

Выстрел Каракозова 4 апреля 1866 г. в Александра II и последовавшая вслед за ним вакханалия полицейского и цензурного террора предопре­ делили скорую гибель «Современника».

В 1867 г., едва оправившись от всего,что пришлось вынести и пережить в связи с запрещением «Современника», Некрасов вновь выступаете роли организатора большого журнала, который в известной мере был призван заменить погибший журнал.

Хотя с момента перехода «Современника» в руки Некрасова протекло свыше 20 лет, хотя за это время в социально-политической жизни страны произошли существенные перемены,хотя с сентября 1865г.действовал новый закон о печати, упразднивший в отношении ряда изданий предваритель­ ную цензуру, — все же, решив вернуться на журнальное поприще, Некра­ сов вынужден был прибегнуть к старому, испытанному способу. Не сомне­ ваясь, что власти не дадут ему разрешения на издание нового журнала, Некрасов задумал овладеть каким-либо из существующих изданий. Выбор пал на журнал его старого антагониста Краевского.Двадцать лет тому назад Краевский, в пылу полемики против ушедших из «Отечественных Записок»

сотрудников, печатно заявлял: «Ни одна статья гг. Белинского, Панаева и Некрасова не будет напечатана в «Отечественных Записках» до тех пор, пока этот журнал издается нами». Сказавшемуся здесь враждебному отношению к будущим руководителям «Современника» и тем паче к самому «Совре­ меннику» Краевский не изменял никогда. В «Современник©) он видел не только счастливого конкурента, но и журнал враждебного ему общественнополитического направления. Так было... Но в 1867 г. дело приняло совер­ шенно иной оборот. Краевский всецело был йоглощен редакционно-из­ дательской деятельностью в основанной им большой газете «Голос». «Оте­ чественные Записки» его явно тяготили. Имея мало подписчиков, они тяже­ лым бременем ложились на его бюджет. Наконец, смерть Дудышкина (1866), которому он вверил редакцию журнала, оставила «Отечественные Записки» без редактора.

Будучи, к ак уже указывалось выше, типичным дельцом капиталистиче­ ской складки, Краевский готов был передать свой журнал в руки деятеля враждебного лагеря, лишь бы это было для него выгодно в материальном отношении. Начавшиеся между Некрасовым и Краевским переговоры закончились заключением нотариального договора (8 декабря 1867 г.), удовлетворившего в конце концов обе стороны. Некрасов снова встал, хотя и неофициально, во главе большого журнала, Краевский же был уверен,— и не ошибся в своей уверенности, — что «Отечественные Записки» обрастут подписчиками и начнут приносить ему значительный доход.

Таким образом, второй раз Некрасову удалось вырвать журнал из рук представителя враждебного лагеря и водрузить над ним свое знамя. Плетневский «Современник» с его консервативными тенденциями не имел ничего общего с некрасовским «Современником»; точно так же и «Отечественные Записки: Краевского, являвшиеся в 50-е и 60-е годы органом крайне уме-' ренного либерализма, не имели ничего общего с «Отечественными Запи­ сками» 70-х и 80-х годов под фактической редакцией Некрасова, а затем Щедрина. Овладение журналом враждебного направления являлось не просто удачей, но и большой общественной заслугой Некрасова. Демо­ кратическая мысль страны вновь получила журнальную трибуну.

И хотя второму некрасовскому журналу не суждено было приобрести 104 НЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ значения «Современника» для новых исторических условий, «Отече­ ственные Записки» сразу же заняли место наиболее передового ж ур­ нала эпохи и сыграли в истории ее общественного, умственного и ли­ тературного развития подлинно выдающуюся роль.

III. НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ И Ц ЕНЗУРА

Характеризуя деятельность Некрасова как организатора журналов, останавливаясь на отдельных этапах его трудного журнального пути, — мы не один раз должны были ссылаться на факты цензурного воздействия на его журналы. Борьба с цензурой в их истории играла такую исключи­ тельную роль, что неизбежно должна была наложить сильнейший отпечаток на различные стороны журнальной деятельности Некрасова, более того, на его личность и творчество.

Когда в 1848 г. образ действий цензуры в отношении «Современника»

принял исключительно агрессивный характер, это ни на ком из руково­ дителей журнала не отразилось так, как на Некрасове.

Запрещение уже разрешенного к выходу «Иллюстрированного Альма­ наха» существенным образом подорвало финансовую базу журнала. Аль­ манах был объявлен бесплатным приложением к «Современнику!, и вот приложение, по неведомой для подписчиков причине 10, не выходит в свет. Это, естественно, вызывает ослабление подписки, многие из под­ писавшихся считают себя жертвами обмана и предъявляют соответствующие претензии. В результате к материальному ущербу, понесенному журна­ лом, присоединяется еще и моральный. А материальный ущерб был очень велик, ибо определялся не только ослаблением подписки, но и оказав­ шимися непроизводительными крупными расходами на издание «Альма­ наха». Изыскивать способы к покрытию этих расходов должен был, разумеется, Некрасов. И он это делал.

В том же 1848 г. цензура запрещает сразу шесть французских повестей, предназначенных для «Современника». Запрещен и большой роман Эжена Сю. В журнале нечего печатать. Чтобы спасти положение, Некрасов, по собственным словам, «пустился в легкую беллетристику и произвел, вместе с одним сотрудником, — роман в 8 частей и 60 печатных листов»

(письмо к Тургеневу от 12 сентября 1848 г.). Однако этот роман— речь идет о романе Некрасова и Н. Станицкого (псевд. А. Я. Панаевой) «Три страны света»—оказалось не так то легко провести в печать. Цензура собиралась и его запретить на том основании, что, представив начало романа, авторы не могли представить конца, ибо конец еще не был написан. Некрасову и Панаевой пришлось направить в цензуру особое письменное удостоверение 1 в том, что «порок в романе будет наказан, а добродетель восторжествует». Только тогда «Три страны света» начали печататься в «Современнике».

Чтобы объясниться со своими читателями по поводу их жалоб на ухуд­ шение содержания журнала и указать на истинную причину этого ухуд­ шения, редакция «Современника» решилась на смелый шаг. В рецензию на книгу Смарагдова «Руководство к средней истории», напечатанную в № 10 журнала за 1849 г., редакция ввела следующие слова: «Вы хотите новых романов, хотите ученых статей, хотите умных рецензий и критик?

Но подумали ли вы хотя раз о положении вашей литературы, вашей ж ур­ налистики? Кто нынче пишет? Нынче решительно век книгоненавидения...»

Выпад редакции не прошел ей даром. Над «Современником» нависла угроза запрещения. Некрасов и Панаев были вызваны в III Отделение и ожидали ареста12. Происшедшее на приеме у шефа жандармов Некрасов впоследствии описал в стихотворении «Недавнее время». На этот раз дело кончилось, впрочем, сравнительно благополучно. Но, когда оно 106 НЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ не пропускать доброго слова, равно не было велено и ругать его. Отчего же ругать его могли и ругали, а похвалить считаете опасным?..»

В том же 1856 г. «Современник» едва не был закрыт зато, что в отсут­ ствие Некрасова, лечившегося за границей, Чернышевский перепечатал из только что вышедшего собрания стихотворений Некрасова три наибо­ лее острых в общественном отношении стихотворения — «Поэт и гражда­ нин», «Забытая деревня» и «Отрывки из путевых записок гр. Гаранского».

В «либеральную» эпоху подготовки крестьянской реформы «Современ­ ник», ориентируемый Чернышевским на крестьянскую революцию, попрежнему не имел полной свободы высказываний по основным социальнополитическим вопросам тогдашней действительности. Это явствует из ряда фактов в частности из бурной реакции правящих сфер на помеще­ ние в апрельском номере 1858 г. статьи «О новых условиях сельского быта», в которой отстаивалась идея освобождения крестьян с землею, тогда как крепостники ратовали за освобождение крестьян без земли.

К весне 1859 г. относится отказ цензурного ведомства на ходатайство Г. С. Буткевича (зятя Некрасова, за спиной которого стоял сам Некра­ сов) разрешить ему издание «сатирической газеты с карикатурами»— «Свисток». Однако редакция «Современника» нашла способ обойти за­ прещение властей и организовала при журнале, под тем же заглавием «Свисток», особый сатирический отдел, отданный Некрасовым в руки Добролюбова.

«В Петербурге цензура свирепствует... перетурка идет страшная»;

«цензура становится все хуже»; «наблюдение за «Современником» усилено»;

«наши дела здесь идут плоховато: крутой поворот ко времени докрымскрму совершается быстро, и никто.не может остановить его», — вот как характеризует Добролюбов «либеральную цензуру» эпохи реформ осенью 1859 г. в письмах к друзьям. А «маститый» А. В. Никитенко, уже давно дослужившийся до генеральского чина и занимавший один из руководя­ щих постов по цензурному ведомству, с горечью констатирует, что «госу­ дарь оказывается сильно нерасположенным к литературе. Все благород­ ные, разумные и справедливые доводы министра 13 в защиту ее не произ­ вели большого впечатления на ум его, предубежденный ревнителями молчания и бессмыслия».

Неудивительно, при таких условиях, что цензурный пресс все сильнее и сильнее давил на «Современник». В связи с заменой цензора Бекетова цензором Рахманиновым Чернышевский писал Добролюбову: «Рахмани­ нов воображает себя порядочным человеком, но он — глупая скотина.

Напрасно вы с Некрасовым защищали его прежде. Ну их к чорту всех от Ковалевского до Рахманинова, проходя через Делянова 14 и уже не говоря о Медеме 16: все до одного скоты...»

В особенности трудно пришлось «Современнику» в конце 1860 г. и в течение 1861 г., когда в связи с проведением крестьянской реформы, вызвавшей острое недовольство крестьянских масс, в стране создалась революционная ситуация. Цензурные придирки к «Современнику» пере­ шли теперь в настоящую травлю, которая в июне 1862 г. привела к при­ остановке журнала на восемь месяцев. Некрасову, как указывалось выше, с трудом удалось добиться разрешения на возобновление «Современ­ ника».

В весенних книжках журнала эа 1863 год — мартовской, апрельской, майской — Некрасов, обманув бдительность цензуры 1в, напечатал роман Чернышевского «Что делать?» Как только цензура осознала свою оплош­ ность, это вызвало настоящий пароксизм цензурного бешенства. Если в 1861 г. цензура исключала из «Современника» около 5 печатных листов ежемесячно, а за весь год исключила 56 печатных листов, то в 1863 г.

общий объем цензурных вымарок достиг 76 печатных листов! Это со­ НЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ 10 7 ставляло 6 х/з п. л. в месяц. Однако из общего количества цензурных вымарок на первые пять месяцев 1863 г. падает всего 20 п. л., или-в сред­ нем по 4 п. л. ежемесячно, а на последние 7 месяцев — 56 п. л., или в среднем по 8 п. л. ежемесячно.

Жестоко теснила цензура некрасовский журнал и в 1864 г.-, очевидно не без влияния «каторжного приговора», вынесенного сенатом Чернышев­ скому. Не забудем, что в этом приговоре один из основных абзацев был посвящен чрезвычайно отрицательной оценке журнальной деятельности Чернышевского и ее влияния на молодежь. Сенат обвинял Чернышев­ ского в том, чао он, будучи «одним из главных сотрудников журнала «Современник», со всею злою волей посредством сочинений своих раз­ вивал материалистические в крайних пределах и социалистические идеи...

и, указывая в ниспровержении законного правительства и существующего порядка средство к осуществлению вышеупомянутых идей, был особенно вредным агитатором». Некрасовскому журналу, таким образом, предъ­ являлось обвинение в том, что он был трибуной «особенно вредного аги­ татора». Некрасов понимал, что существование его журнала висит на волоске, и не ожидал особых перемен к лучшему даже от нового закона о печати, упразднившего предварительную цензуру.

И действительно, едва только осенью 1865 г. был введен в действие новый закон, то установленные им меры воздействия на печать, в частно­ сти предостережения, посыпались на «Современник», как из рога изоби­ лия17. Создалось положение чуть ли не худшее, чем при предварительной цензуре, ибо существование этой последней в известной, — разумеется, очень относительной, — мере все-таки гарантировало журнал от репрес­ сий, перекладывая значительную часть ответственности на цензора, раз­ решившего ту или иную статью, тот или иной номер журнала к печати.

Теперь же ответственность всей своей тяжестью пала на редакцию жур­ нала.

Вот почему, приступая после закрытия «Современника» к изданию нового журнала, «Отечественных Записок», Некрасов стал думать о замене официальной предварительной цензуры (упраздненной) — цензурою не­ официальной. Это ему удалось достичь, войдя в соглашение с некоторыми чиновниками Главного управления по делам печати и Цензурного коми­ тета, которые взяли на себя обязанность просматривать материал, пред­ назначенный к помещению в журнале, и предупреждать о желательности исключения той или другой статьи, как могущей вызвать объявление предостережения или судебное преследование 18.

Однако примененный Некрасовым способ борьбы за журнал, смягчая и ослабляя силу цензурных ударов, не мог оградить его от постоянных, временами очень чувствительных, цензурных взысканий.

Среди них следует выделить объявление «Отечественным Запискам»

летом 1872 г. первого предостережения. В официальной мотивировке его указывалась статья «Наша общественная жизнь» (Н. Демерта), как со­ державшая в себе «резкое порицание недавно изданных законов о народ­ ном просвещении», т. е. протестовавшая против реакционной реформы средней школы, проводившейся гр. Д. А. Толстым. Однако обследование относящихся сюда материалов приводит к убеждению, что предостере­ жение было вызвано не только статьей Демерта, но и некоторыми другими статьями, например, откликами «Отечественных Записок» на «Нечаев­ ское дело», привлекшими внимание самого III Отделения.

В 1874 г. «Отечественные Записки» подверглись особо суровой репрес­ сии: 8220 экземпляров майского номера были задержаны в типографии, а затем уничтожены. Репрессия эта была мотивирована предосудитель­ ным содержанием ряда статей, а особенно статьями Михайловского, У с­ пенского, Салтыкова-Щедрина и Кроткова 19.

108 НЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ Таким образом, существование второго некрасовского журнала так же, как и первого, неизменно протекало в напряженной цензурной об­ становке. Цензура не переставала держать «Отечественные Записки» под угрозой репрессий и часто прибегала к ним. И если, тем не менее, «Современник» и «Отечественные Записки», последовательно проводив­ шие пропаганду идей, враждебных самодержавию и реакции, держались целыми десятилетиями, то лишь потому, что Некрасов создал, по выра­ жению Михайловского; целую систему «щитов и громоотводов» вокруг своих журналов ^чрезвычайно эффективно пользовался ими. Постоянная, напряженная и принципиальная борьба Некрасова с царской цензурой, упорство и энергия, проявленные им на этом участке журнальной борьбы,—одна из неоспоримых общественных заслуг поэта.

IV. НЕКРАСОВ - РЕДАКТОР-ИЗДАТЕЛЬ

В своих воспоминаниях Михайловский пишет о Некрасове: «Для меня нет никакого сомнения в том, что на любом поприще, которое он избрал бы для себя, он бы был одним из первых людей, уже в силу своего ума...»

Если тем не менее «он выбрал литературу», так это «потому что любил ее», если «в литературе выбрал известное направление», так это «потому, что верил в н его»20.

«Одним из первых людей» стал Некрасов и на «поприще» редакторскоиздательского дела. О Некрасове мало сказать, что он был хорошим редактором журнала. Он бы л, редактором «идеальным». Так именно ха­ рактеризует его М. А. Антонович: «Некрасов был идеальным редакторомиздателем и довел свой журнал «Современник» до почти идеального со­ вершенства» 21. Такова же точка зрения П. М. Ковалевского. «Лучшего редактора, — пишет он,— чем Некрасов, я не знал, едва ли даже был у нас другой такой же. Были люди сведущее его, образованнее, Дружинин, например; но умнее, проницательнее, умелее его в сношениях с писате­ лями и читателями не было ни кого»22.

Таковы отзывы даже тех сотрудников Некрасова по журналу, которые вовсе не принадлежали к числу его больших доброжелателей.

Выдающиеся качества Некрасова как редактора и руководителя ж ур­ нала с наибольшей яркостью проявлялись в его редкой проницательно­ сти и критическом чутье. Некрасов почти не знал ошибок при подборе сотрудников. Мы уже говорили, как быстро и решительно он дей­ ствовал, привлекая к сотрудничеству в «Современник» таких людей, как Чернышевский и Добролюбов, только что начавшие свою литератур­ ную работу. Но и в писателях среднего, даже малого дарования Некрасов умел угадывать те их качества, которые могли быть, если не сразу, то в будущем, существенно полезны «Современнику» или «Отечественным Запискам».

Как редактор, Некрасов превосходно понимал, что привлечь нужного и полезного сотрудника, — это значит сделать только половину дела.

Сотрудник только тогда сумеет проявить все свои положительные ка­ чества, когда для его работы будет создана максимально благоприятная обстановка. Некрасов и хотел и умел создавать эту обстановку. Прежде всего он стремился поставить сотрудников своих журналов в возможно лучшие материальные условия. А затем, привлекая к сотрудничеству людей, в которых он был уверен, на которых он мог положиться, как на людей определенного, близкого его собственному, образа мыслей, он предоставлял им широкую свободу.

Вот что, например, говорит об этом Елисеев: «В «Современнике»...

набирались подходящие к направлению журнала сотрудники, им предо­ ставлялось писать в каждый данный момент, что им бог на душу полоНЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ «...В нем не было мелкого редакторского самолюбия, — говорит о Не­ красове Антонович, — или, лучше сказать, амбиции, развитой сильно, до болезненности, у других редакторов и издателей» 2в; он не считал для себя зазорным признать свою некомпетентность в вопросе, в котором действительно не был компетентен, или подчиниться общему решению, хотя бы и несогласному с его собственным взглядом на вопрос.

Было бы, однако, совершенно неправильно заключить, основываясь на приведенных свидетельствах, что Некрасов не имел сильного и, когда нужно, решающего влияния на дела журнала, стушевываясь перед черес­ чур настойчивыми и самостоятельными сотрудниками. Подобной опас­ ности для него не существовало уже потому, что с его огромным автори­ тетом крупнейшего и популярнейшего поэта эпохи, а также с авторите­ том опытного журналиста, сотрудники считались помимо всякого ре­ дакторского давления. С другой стороны, принятая Некрасовым поли­ тика допустимых, с его точки зрения, уступок должна была, в свою оче­ редь, сбивать иных сотрудников с их чересчур непримиримых позиций.

Весьма характерным в этом отношении является свидетельство Антоно­ вича: «И сотрудники, со своей стороны, столь же просто, благодушно и внимательно относились к замечаниям, возражениям и протестам Не­ красова, принимали их без всяких обид и самолюбивых неудовольствий, и также охотно подчинялись его решениям и уступали его настояниям в тех случаях, когда он был компетентен и прав. Но и в таких случаях он никогда не прибегал к своей редакторской власти, а действовал убеж­ дением, урезониванием. Если он находил статью неудовлетворительной, неуместной и неловкой, то обыкновенно говорил автору: «Если вы настаи­ ваете и непременно хотите напечатать статью, то я против этого ничего не имею, особенно, если вы подпишете ее полной фамилией, но вы примите в соображение, что скажут наши противники, что подумает публика, какие возможны перетолкования» и т.д. Слушаешь бывало такие резоны и возражения Некрасова, человека и редактора многоопытного, прекрас­ но знавшего и читателя, или, как он всегда выражался, подписчика, и литературных соперников, и предержащую власть над печатью, — и невольно согласишься с ним, сдашься на его убеждения. Вследствие его резонов и возражений я не одну свою статью, уже набранную, брал назад и разрывал. То же случалось, например, и с Салтыковым» а7.

И не в одной только сфере чисто редакционных вопросов, сводящихся очень часто к тому, печатать ли статью полностью, или внести в ее текст изменения и сокращения, или же вовсе ее не печатать,— Некрасов умей влиять на сотрудников. В 60-е годы он являлся для большинства демо­ кратической литературной молодежи, группировавшейся вокруг «Совре­ менника», живым воплощением лучших традиций русской литературы, тесно связанных с именем Белинского. Пыпин утверждает, что если в реакционный период 1848— 1855 гг. «завет Белинского» не иссяк совсем «в редакционном кружке «Современника», то это, главным образом, благо­ даря Некрасову, который «вернее всех остальных... успел понять и со­ хранить предание Белинского, несмотря даже на то, что в кружке влия­ тельным лицом был самый давний и близкий друг Белинского — В. П.

Боткин» 28.

Видя, подобно Пыпину, в лице Некрасова «верного хранителя» «за­ ветов» Белинского, литературная молодежь проникалась к нему особен­ ным уважением. Некрасов, со своей стороны, не упускал случая путем «задушевных бесед» восстанавливать, сколько было в его силах, ослабев­ шую во вторую половину царствования Николая I преемственность ли­ тературно-общественной традиции, идущей от автора «Письма к Гоголю».

Весьма интересно в этом отношении нижеследующее признание Антоно­ вича, высказанное в период наиболее обостренного и враждебного его

НЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ

отношения к поэту: «...я благодарю вас за те душевные беседы, в которых, между прочим, вы с таким жаром, одушевлением, любовью, даже востор­ гом говорили о людях, которые были дороги нам и которым принадлежала вся наша любовь. Действительно, чрезвычайно приятно было видеть в вас, в человеке известного поколения, которое враждебно, и; в лучшем случае, недоверчиво относилось к новому времени, столько юношеского жара и увлечения первыми представителями и руководителями этого времени» 29.

Приведенные факты относятся к редакторской работе Некрасова в «Современнике». Подобным же образом шло дело и в «Отечественных Записках». Михайловский констатирует необычайно внимательное от­ ношение Некрасова к начинающим писателям, с которыми он охотно беседовал, «давая им разные советы»; «нельзя было при этом, — продол­ жает Михайловский, — не любоваться его умом. Он отлично знал про­ белы своего образования и никогда не старался их скрыть. Но даже по поводу статей о совершенно незнакомых ему предметах у него находи­ лось умное слово, заимствованное из его огромной житейской и жур­ нальной опытности» 80.

В отношении литературной молодежи, группировавшейся вокруг его журналов, Некрасов был не только внимательным, благожелательным и, наконец, щедрым редактором, но и своего рода наставником, пользовавщимся своим авторитетом, чтобы указать молодежи дорогу как в деле совершенствования своих сил и способностей, так и в деле обществен­ ного служения.

Некрасов подавал своим журнальным сотрудникам также пример редкого трудолюбия и поразительной работоспособности.

С полным пра­ вом он мог сказать о себе:

Праздник жизни — молодости годы — Я убил под тяжестью труда, И поэтом, баловнем свободы, Другом лени — не был никогда.

Все вышесказанное с достаточной полнотой объясняет, почему так спо­ рилось дело в редакциях издаваемых Некрасовым журналов. А что оно спорилось, на это существуют многочисленные свидетельства.

«Несмотря на многочисленность редакции «Современника», — говорит Антонович, — она действовала вполне успешно; литературные дела журнала шли плавно, без запинок и-неудач»31. То же утверждал и Пыпин.

«В редакции «Современника», — сообщает он, — журнальная работа шла вообще очень дружно, и тогда, когда действовал в ней прежний кружок, и когда после разрыва Тургенева с Некрасовым вступила в журнал новая группа лиц, также более или менее связанных общими взглядами и стрем­ лениями. В обоих положениях журнала главным связывающим звеном был Некрасов» 32. «Редакционные дела «Отечественных Записок», — кон-, статирует Михайловский, — шли точно сами собой, точно никто ничего и не делал, тогда как в действительности все много работали; какие-нибудь пререкания были чрезвычайной редкостью»33. Ковалевский, отмечая все ту же гармонию между Некрасовым и его сотрудниками, набрасывает следующую, не Лишенную насмешливых ноток картину: «Редакция ру­ ководилась им неуклонно, как оркестр хорошим капельмейстером. Так, как хороший капельмейстер набирает хороших музыкантов и, убедив­ шись в их умении делать свое дело, требует должного внимания к движе­ ниям своей палочки, так и Некрасов умел подобрать сотрудников, кото­ рым довольно было сказать: «отцы, маленечко потише»... или «приударить позволяется, отцы — валяйте», и редакционный оркестр исполнял ли тературные симфонии и фуги, каких в других редакциях не исполнялось»34.

112 НЕКРАСОВ - ЖУРНАЛИСТ Издавая Журналы с определенной социально-политической программой, Некрасов не мог не понимать, что сила их влияния на общество зави­ сит, в значительной степени, от последовательности и согласованности их политического содержания и верности избранному направлению.

Как редактор Некрасов был очень требователен и принципиален в под­ держании единства и чистоты направления своих журналов. Об этом свидетельствует хотя бы история его конфликта с Полонским в 1874 г.

26 февраля 1874 г. Полонский был у Некрасова и одновременно с по­ хвалами своей новой поэме' «Келиот» выслушал категорический отказ ее напечатать. Этот отказ сильнейшим образом поразил впечатлительного и вспыльчивого Полонского. На следующий день он написал Некрасову длинное письмо. В начале его Полонский говорит, что ему было бы прият­ нее, если бы Некрасов отказал в помещении его поэмы, признав ее «ни­ куда негодной». — «Я тогда понял бы, — продолжает он, — что если в другой раз напишу что-нибудь такое, что вам понравится, Вы меня от­ браните и на зло всяким Б... поместите мой труд на страницах вашего журнала. Теперь и этой надежды я иметь не могу, так как навсегда оста­ нусь самим собой, всегда буду независим от всяких предвзятых идей, от всяких журнальных направлений и проч. и проч., — значит, труды мои для вас навсегда потеряны... Не ваших сотрудников, Вас я избрал судьею трудов моих. Вы похвалили мой труд, и чем искреннее ваша по­ хвала, тем грустнее мне за вас и за вашу свободу».

Таким образом, Полонский упрекнул Некрасова в том, что он насилует себя и свой вкус из угождения тенденциозно настроенным сотрудникам.

Некрасов немедленно ответил на это обвинение. Его ответное письмо не сохранилось.

Однако содержание некрасовского ответа совершенно ясно:

Некрасов указал Полонскому на то, что не сотрудники, а он сам считает немыслимым его участие в «Отечественных Записках» на том основании, что Полонский находит для себя возможным сотрудничать в махрово реакционном «Русском Вестнике».

Обзор редакционной деятельности Некрасова будет не полным, если не остановиться на той стороне ее, которая обнимает редактирование в узком значении этого слова. Мы относим сюда, с одной стороны, распре­ деление материала, с другой, редакторскую корректуру статей. Распре­ деление материала имеет большое значение в журнальном деле, при веде­ нии которого приходится руководствоваться разнообразными, в том числе и коммерческими, расчетами; в силу этих последних статьи, находящие­ ся в портфеле редакции, распределяются не только сообразно разным сезонам в году, но даже сообразно известным месяцам в этих сезонах.

Елисеев, бывший соредактором Некрасова в двух журналах, прорабо­ тавший с ним рука об руку около 18 лет, утверждает, что «в искусстве такого распределения статей по сезонам и месяцам Некрасов был самым опытным из редакторов» 8б. Этого же мнения держится и Ковалевский.

«Отношение к календарю, — говорит он, — было у Некрасова самое холодное; ему не было никакого дела до первого числа, если тридцатого попадалась живая статья или материал для нее, — первое число могло случиться хотя бы и 15-го». «Книжка должна свежим человеком выйти в свет, — говаривал он. И жаркое то хорошо, которое с пылу; зажарен­ ное за полчаса не годится)/. Зато при нем книжки журнала, в самом деле, были живыми. Не тем, так другим способом, он вдыхал в них жизнь.

Когда воздвигались строгости цензурные, он находил средство «не кормить сеном», как выражался, и пускал в ход прибереженные про черный день связи с писателями-эстетиками, или прибегал к тем скучным, но цензурно невинным повестям, которые «читатель любит» как глубокомысленные, и к ученым статьям «повеселее». Это все-таки было не сеном и могло сходить за посредственный овес, впредь до возможности всыпать хороший» зв.

114 НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ В своей статье «В изъявление признательности. Письмо к г. 3-ну»

Чернышевский, оспаривая мнение 3-на, утверждавшего, что он, Черны­ шевский, во всех отношениях выше Добролюбова, высказал несколько мнений, с которыми Некрасов не мог согласиться. И вот, по прочтении корректуры этой статьи, Некрасов на ее полях делает ряд пометок, в которых его ум и критическое чутье сказались во всем блеске.

Приводим текст этих пометок:

«1. Н. Г. В замеченных местах есть фразы, которые можно истолковать тем, что мы вас стесняли при вашем вступлении в наш журнал из почте­ ния к авторитетам. Если это й так, то на Панаева рано и неуместно бро­ сать подобную тень, да и мне, признаюсь вам, лично это не нравится.

По крайней мере, Д о б р о л ю б о в а я н и к о г д а н е с т е с н я л.

2. Дальше имена Тургенева, Толстого, Анненкова, Боткина произ­ водят в этой статье такое впечатление, как будто вы кадите мертвому с намерением задеть кадилом живых. — Ругайте их в каких угодно дру­ гих статьях, ни слова не скажу. — Вы имели добрую цель; но, во 1-х, вы преувеличили опасность, предстоящую памяти Добролюбова оттого, что Зарин поставил вас выше его, во 2-х, ужасно будет обидно, если пой­ дут трепать газетчики имя Добролюбова по поводу этой статейки. Поверьте мне, тон «Полемических красот» нейдет к строкам, где мы имеем целью защитить любимого и высоко ценимого человека. Скажу вам мое впе­ чатление от этой статьи: в ней героем являетесь вы, а не Добролюбов.

Я ничуть не против откровенности, не против заявления личного высо­ кого или низкого мнения о самом себе, когда человеку пришла к тому охота; но охота-то пришла не во время, когда мы взялись защищать другого. И вдруг боязнь, чтобы кто не подумал, что «мы ценим себя низ­ ко», и на эту тему все заключение. Словом, эти прекрасные две страницы, посвященные вами себе, лучше бы поместить в другую статью. — Одна­ ко я должен сказать, что начал говорить только с целью сказать то, что у меня отмечено цифрою 1» 39.

Правила высказывать свое мнение прямо и откровенно, предоставляя в то же время сотрудникам поступать по-своему, Некрасов, как утвер­ ждает тот же Антонович, «держался всегда». Характерно, что как ни тверд, как ни самостоятелен был, вообще говоря, Чернышевский, однако он пошел в данном случае на уступки: место под № 1 было им изменено, в других местах сделаны значительные сокращения.

Не менее ярко ум, критическое чутье и литературный вкус Некрасова проявились в области оценки художественных произведений. Имеются многочисленные свидетельства того, насколько с его суждениями и оцен­ ками считались поэты и беллетристы, сотрудничавшие в его журналах.

В свое время мы имели случай проанализировать с этой именно стороны его переписку с Я. П. Полонским, А. М. Жемчужниковым и Д. К. Гирсом 40. Последний сначала пытался спорить с Некрасовым, не соглашаясь с некоторыми из сделанных им исправлений в тексте его романа, но, в конце концов, в такой мере уверовал в его редакторскую опытность и критический такт, что готов был утверждать, что Некрасову достаточно будет «несколько прочитанных выдержек из его работы», чтобы решить, «пригодна ли она для «Отечественных Записок» или нет».

О поразительном умении Некрасова быстро, так сказать, с первого взгляда, оценивать пригодность для журнала присылаемых рукописей, свидетельствует и М. И.

Писарев:

«Я не забуду той сцены, которой был свидетелем, сидя однажды в его кабинете. Перед Некрасовым лежала гора рукописей. Возьмет одну руко­ пись, посмотрит начало, заглянет, минуя несколько листов, в середину.

пробежит конец, и рукопись летит в сторону. Т у же самую процедуру он проделал и со второй рукописью, с третьей и т. д.

НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ 115 — Что это вы делаете? — спросил я.

— Прочитываю присланный материал, — ответил Н екрасов.' — Да разве можно судить о произведении при таком отрывочном чте­ нии?

— А вот прочтите-ка сами и скажите: хорошо это или плохо?

Я прочел одну из брошенных в сторону рукописей, и действительно:

содержание было плоховато» 41.

Последнее, на чем следует остановиться для полноты характеристики редакторской деятельности Некрасова, это на его знании подписчика.

Значительный опыт в этом отношении был приобретен Некрасовым уже в первой половине 40-х годов, когда им был издан ряд альманахов и сборников. По крайней мере, ко времени перехода в его руки «Современ­ ника» он лучше кого бы то ни было из своих друзей знал, чего хочет и чего ждет от журнала подписчик. Вот весьма характерный пример в этом отношении. В цисьме к Боткину от 29 января 1847 г. Белинский воз­ мущается отсутствием такта у Некрасова, которое выравилось-де в том, что он не только не понял, но и позволил себе в неподобающем тоне отозваться о повести П. Н. Кудрявцева «Без рассвета», напечатанной в январской книжке «Современника». Менее чем через месяц Белинскому, однако, пришлось констатировать, «что повесть Кудрявцева никому не нравится», что она «не имела никакого успеха, откуда ни посмотришь — не то что бранят, а холодно отзываются» (письмо к Боткину от 17 февраля и к Тургеневу от 19 февраля 1847 г.). Таким образом, Некрасов, заботив­ шийся, понятно, о том, чтобы первый номер «Современника» новой редакции был наиболее выигрышным, обнаружил в данном случае большую про­ ницательность, чем Белинский.

С течением времени знание им читательской психологии должно было возрастать и возрастать, и он, мало-помалу, приобрел необыкновенное умение популяризировать свой журнал в широких кругах читающей пуб­ лики. Об употреблявшихся им в этих целях приемах дают представление воспоминания Колбасина и Ковалевского, из которых первый имеет, главным образом, в виду «Современник» 50-х годов, а второй — «Современ­ ник» 60-х годов.

По словам Колбасина, Некрасов отнюдь не пренебрегал внешними, так сказать, способами воздействия на читателей: он был «большим масте­ ром на объявления об издании журнала», книжки «Современника» вы­ ходили в свет «в изящной обложке сиреневого цвета с картинкой «Парижских мод» и искусно подстриженными повестями, стихотворениями, переводными статьями. Эта модная картинка очень характерна. Когда какой-нибудь близкий знакомый Некрасова подшучивал над таким странным прибавлением к серьезному журналу, поэт говорил: «Нельзя, отец, иначе. Ведь я знаю, что только мне вздумается исключить из моего журнала эту чушь, то «Современник» сразу лишится половины своих подписчиков. Я не виноват, что у русской публики такие вкусы; вот подождите, «Современник» пустит корни поглубже, тогда мы выбросим этот сор» 42. Это обещание было впоследствии исполнено. Но главную причину успеха, сопровождавшего издание «Современника», следует, разумеется, видеть не в этих внешних приемах воздействия на публику, а в том, что Некрасов, по словам того же Колбасина, постоянно считался с ее мнением, дорожил им подчас «гораздо более, чем суждениями за­ писных и признанных знатоков поэзии и изящных искусств», и, наконец, чутко прислушивался к новым веяниям, так как «по своей прогрессивной натуре не мог держаться рутины и обветшалых традиций» 43.

Ковалевский, со своей стороны, отмечает «знание Некрасовым вкусов читателей», благодаря которому он «никогда не ошибался в выборе руко­ писей: «читаться будет», — скажет и напечатает. Смотришь, читают.

8* 116 НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ точно» 44. В результате редакторские таланты Некрасова, в связи с со­ чувственным отношением общества к той программе, которую отстаи­ вал «Современник», способствовали беспримерному успеху журнала.

«Только звон «Колокола» в Лондоне,— говорит Ковалевский,— в силах был покрывать, собою «Свисток» «Современника», а руководящими ста­ тьями критическими, внутреннего обозрения и иностранной политики руководствовалось чуть не всё, от мала до велика, читающее общество» 45.

Редакторская работа Некрасова неотделима от его издательской дея­ тельности. Лучшими, в смысле надежности и объективности, материалами для ее характеристики являются документы, которые сохранились в архиве конторы «Современника».

Первое, что бросается в глаза при ознакомлении с конторскими кни­ гами «Современника», это — широко практиковавшаяся Некрасовым система авансирования сотрудников, которая в конце концов привела к крайнему обременению журнального бюджета. Заведывающий конто­ рой «Современника» И. А. Панаев в своих воспоминаниях говорит, что «многим деньги выдавались вперед, в счет будущих работ, на неопределен­ ное время, без всякого соображения с финансовым состоянием журнала.

На замечания мои, что деньги расходуются несвоевременно и ставят издание в затруднение, Некрасов часто говорил, что если денег журнала не хватит, то для необходимых потребностей издания он даст свои соб­ ственные деньги, что неоднократно и делал... Разумеется, при этом не мало сделанных выдач не было записано: он или действительно не при поминал их, или не хотел вспоминать, и я имею основание думать, что не одна тысяча рублей осталась незаписанной. Почти всякому обращав­ шемуся деньги выдавались вперед... Вообще выдачи денег из кассы «Со­ временника» делались в таких размерах, что у издателей ничего к концу года не оставалось... Резюмируя все, что было сказано мною касательно денежных отношений к литераторам «Современника», я скажу, что таких лиц, из помещавших свои работы в журнале, которые не остались бы должными «Современнику», очень мало, и что общая сумма долгов пред­ ставляет крупную сумму» 46.

Картина, нарисованная в воспоминаниях И. А. Панаева, находится в полном соответствии с содержанием конторских записей и личных расписок, сохранившихся в архиве «Современника».

Вот несколько цифр, иллюстрирующих слова И. Панаева о задолжен­ ности большинства сотрудников «Современника». К 1 января 1864 г.

долги сотрудников журналу достигли в своей совокупности нескольких десятков тысяч рублей. Из них наибольшие суммы приходились на долю Н. Г. Чернышевского (13302 р. 78коп.),Н. А. Добролюбова(5329 р.25 коп.), Н. Успенского (2313 р. 55 коп.), Н. Г. Помяловского (1991р. 17 коп.), Колбасина (644 р. 32 коп.), Григоровича (616 р. 50коп.), Бекетова (601 р.), Слепцова (522 р. 22 коп.), Дрианского (450 р.), Пыпина (417 р. 8 коп.) и т. д. Так как часть писателей не имела возможности вернуть журналу деньги по обстоятельствам, от них не зависящим (ссылка, смерть), то в 1864 г. Некрасов распорядился списать долги с этих лиц. По счету Чер­ нышевского было, таким образом, списано 14354 р. 53 коп. (долг самого Николая Гавриловича 13302 р. 78 коп.-(-1051 р. 75 коп., забранные с января по июнь его женой, Ольгой Сократовной); по счету Добролюбова 6169 р. 25 коп. (долг Николая Александровича по январь 1864 г. 5329 р.

25 коп.-(-840 р., выданные в течение 1864 г. учителю Юрьеву на воспи­ тание братьев Добролюбова) и т. д. В этом же году было списано в убы­ ток по счету умершего соредактора и соиздателя Некрасова Ив. Ив. Па­ наева 19361 р. 36 коп. (долг Ив. Ив. 17 388 р. 68 коп.-|-1972 р. 68 коп.

вспоможения, выданного его матери Марии Акимовне Панаевой); по счету его вдовы Авдотьи Яковлевны — 5280 р. Неудивительно при таких 118 НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ Вот сведения о полистной плате постоянных сотрудников «Современ­ ника» в конце 50-х годов. Известные беллетристы Островский, Толстой, Тургенев, Григорович, Салтыков-Щедрин, Потехин и В. И. Даль полу­ чали не менее 75 р. за лист, а нередко значительно больше. Так, Тургенев в 1856 г. получил 100 р. за лист (напр., за «Фауста», помещенного в №10), в следующем, 1857 г. — 75 р. за лист (в № 3 была помещена его комедия «Чужой хлеб»), но зато имел долю в дивиденде. В 1858 г. Тургенев по­ местил в «Современнике» «Асю», за которую получил по 75 р. за лист.

Но уже в 1859 г. ему был уплачен необычайно высокий по тем временам гонорар, в 4000 р., за «Дворянское гнездо» (в этой повести было менее 10 листов, таким образом Тургенев получил свыше 400 р. за лист).

Что касается Л. Н. Толстого, то он в 1857 г. за свою большую повесть «Юность» (9 л. 7 стр.) получил по 100 р. за лист, а за короткий, сравни­ тельно, очерк «Из записок кн. Нехлюдова» — по 75 р. При этом надо заметить, что и Толстой, в свою очередь, пользовался в это время диви­ дендом.

Островский, также имевший право на получение дивиденда, как в 1857 г. (за комедию «Праздничный сон до обеда», в № 2), так и в 1858 г.

(за комедию «Не сошлись характерами») получил по 100 р. за лист.

Салтыков-Щедрин дебютировал в «Современнике» в 1857 году рассказом «Жених» (в № 10), за который ему было уплачено по 100 р. за лист; а уже в 1859 году, когда материальное положение журнала улучшилось, он получил уже за «Развеселое житье» (№ 2) по 125 р. за лист. Очевидно, по той же причине и Потёхину за этнографический очерк «Река Керженец» (№ 2) и за комедию «Новейший Оракул» (№ 3) было уплачено по 125 р. за лист.

Второстепенные беллетристы получали от 40 до 60 р. за лист.

Весьма важным в «Современнике» рассматриваемого периода являл­ ся критико-библиографический отдел. В середине 50-х годов он находил­ ся всецело в руках Н. Г. Чернышевского. Его гонорар за статьи крити­ ческие, библиографические и литературные, как, например, «Лессинг», определился в 1856 и 1857 гг. в 40 р. за печатный лист. В следующем году критико-библиографический отдел, по жеданиюсамого Чернышевского, перешел к Добролюбову; Чернышевский же оставил за собой экономи­ ческий и политический отделы. В связи с улучшившимся материальным положением журнала он уже получал по 50 р. за лист; по этой расценке была оплачена, например, его известная статья «О новых условиях сель­ ского быта», в № 2, 1858 г. При суждении о размерах литературного за­ работка Чернышевского в «Современнике» 50-х годов надо иметь в виду, что уже в 1856 г. он заключил с Некрасовым условие, по которому ему назначалось постоянное жалование в размере 3000 р. в год за ведение определенных отделов журнала, чтение вторых корректур и за участив «в заготовлении материала и редакции журнала» 4® Подобное условие,.

но относящееся уже к 1858 г., было найдено нами в архиве конторы Современника»; оно оставляло ту же сумму жалования, но полистный гонорар был повышен с 40 до 50 р.

Добролюбов, начавший свое сотрудничество в «Современнике» статьями о «Собеседнике» (№ 8 и 9, 1856 г.), получил за них по 30 р. за лист. Так же были оплачены его статья «Несколько слов о воспитании» (№ 5, 1857 г.), последняя из статей, помещенных в «Современнике» с т у д е н ­ т о м Добролюбовым, и статья о сочинениях гр. Сологуба (№ 7, 1857 г.), С сентября месяца гонорар Добролюбова был увеличен до 40 р. за лист, однако на этом уровне он продержался менее года, с мая 1858 г. он воз­ рос до 50 р. за лист и таким оставался в течение всего 1859 г. При этом надо заметить, что в 1858 г. Добролюбову было установлено определен­ ное жалование по 50 р. в месяц за чтение вторых корректур.

НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ 119 Приведенных цифровых данных достаточно, чтобы дать представление о размерах гонорара, выдававшегося «Современником». Следует отметить при этом, что помещение безгонорарных статей, обычное явление в жур­ налистике первой половины X I X века, почти не практиковалось «Совре­ менником». Только в виде исключения, да и то очень немногие, статьи печатались в журнале даром. Решающую роль играла в этих случаях традиция — не оплачивать литературных дебютов. Об этом весьма опре­ деленно говорит Некрасов в одном из писем к Л. Н. Толстому: «в лучших наших журналах, — читаем мы здесь, — издавна существует обычай не платить за первую повесть начинающему автору, которого журнал впервые рекомендует публике».

Однако щедрое авансирование и сравнительно высокие гонорары еще не исчерпывают проявлений того заботливого и благожелательного от­ ношения к материальным нуждам и потребностям основных сотрудни­ ков журнала, которого придерживался Некрасов. Известна его попытка привлечь четырех крупнейших сотрудников «Современника» — Толстого, Тургенева, Островского и Григоровича — к участию в «дивидендах».

Подлинник договора, оформившего это участие, не сохранился в архиве конторы «Современника». Но его содержание легко восстановить по чер­ новику найденного нами расчетного листа, определяющего размеры ди­ виденда в 1857 г. Договор устанавливал, что дивидендом следует считать доход от подписки сверх суммы, полученной от 3200 первых подписчиков (эта сумма должна была итти на покрытие расходов по изданию). Диви­ денд было предположено делить на две части, причем первая часть в раз­ мере 7з отходила на долю редакторов, т. е. Некрасова и Панаева; осталь­ ные же 2 делились между Толстым, Тургеневым, Островским и Григоро­ /3 вичем (обязавшимися сотрудничать исключительно в «Современнике»), соответственно числу печатных листов, написанных каждым их них.

Из общей суммы дивиденда должна была вычитаться стоимость расхо­ дов по изданию тех экземпляров журнала, которые шли на удовлетво­ рение подписчиков сверх первых 3200. По данным конторы, сверх 3200 на журнал в 1857 г. подписалось 785 человек, уплативших (подписная цена на журнал равнялась 15 р.) в общей сложности 10990 р. Расход по напечатанию дополнительных экземпляров журнала был вычислен в сумме 4779 р. Таким образом, в пользу участников соглашения, считая редакторов, пришлось 6211 р.

Таким образом, Толстой, Тургенев и Григорович получили за каждый лист своих произведений, написанных в журнале, по 218 руб. 40 коп.

(143 руб. 40 коп. дивиденда 75 р. гонорара).

В 60-е годы Некрасов привлек к участию в дивиденде Чернышевского и Добролюбова. На каких основаниях состоялось их привлечение, мы не имеем точных сведений *°, но размеры полученного ими дивиденда были довольно значительны. Так, в конторских книгах «Современ­ ника» содержатся указания на то, что в 1861 г. Чернышевский и Добро­ любов получили дивиденда по 5000 р. каждый.

После ареста Чернышевского к редактированию журнала, как мы знаем, были привлечены Антонович, Елисеев, Салтыков и Пыпин. В конце 1864 г.

редакционная коллегия была пополнена Жуковским, который как бы заменил поступившего на государственную службу Салтыкова. Участие в составе редакции не только налагало известные обязанности, тождест­ венные с теми, которые нес в свое время Чернышевский, но и давало право на получение постоянного жалования, иногда превышавшего сум­ му гонорара. По данным архива конторы «Современника», в 1865 г. М. А.

Антонович из 4695 р. общего заработка собственно жалования получил 2400 р. (по 200 р. в месяц); А. Н. Пыпин из 3800 р. общего заработка жалования получил 2400 р. (по 200 р. в месяц).

120 НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ В годы «Отечественных Записок» при распределении доходов, в свою очередь, широко применялся артельный принцип: доходы, получаемые от журнала, Некрасов делил теперь со своими соредакторами — М. Б. Сал­ тыковым и Г. 3. Елисеевым.

Чтобы дорисовать картину отношения Некрасова к журнальным до­ ходам, сошлемся на следующее суждение И. А. Панаева из его воспомина­ ний: «Расчеты с участвующими в «Современнике» постоянными и случай­ ными сотрудниками... производились так широко и нерасчетливо, что для текущих и необходимых расходов по изданию не раз встречались затруднения, вынуждавшие прибегать к займам. Затруднения устраня­ лись иногда только благодаря субсидиям, даваемым Некрасовым из его собственных денег, полученных им из источников, посторонних журналу».

Из последующего видно, что такими источниками Панаев считал доходы от издания стихотворений и карточные выигрыши. Соглашаясь, что мож­ но быть различного мнения о том, насколько хорошо играть в карты, Панаев подчеркивает, что «деньги, выигранные Некрасовым у людей, которым не много стоило проиграть, были употребляемы уже гораздо лучше, чем деньги, выигранные многими другими. На деньги Не­ красова немало поддерживалось неимущих людей, много разви­ валось талантов, много бедняков выходило из затруднительного поло­ жения» 61.

Сказанное И. А. Панаевым может быть подтверждено документальными данными, устанавливающими тот факт, что позаимствования из личных денег Некрасова в пользу кассы журнала делались иногда щедрой рукой и достигали крупных сумм.

Подводя итог изучению длинного ряда фактов, цифровых и документаль­ ных данных, извлеченных нами из архива конторы «Современника», не­ обходимо сделать еще один вывод. Встречающиеся в мемуарной литера­ туре и даже в современных исследованиях утверждения о якобы имевшей иногда место эксплоатации Некрасовым своих сотрудников являются не более как мифом или легендой. Возникла же эта легенда, с одной стороны, благодаря инсинуациям враждебно настроенных поэту людей, вроде Н. Успенского, с другой стороны— вследствие присущей Некра­ сову деловитости, столь отличавшей его среди других «людей сороковых годов», которым она была вовсе несвойственна и потому вызывала с их стороны иногда неверные истолкования и выводы.

Принимая ближайшее участие в ведении хозяйства журнала, Некра­ сов действительно обнаруживал недюжинные коммерческие способно­ сти, которые проявлялись и в большом и в малом. Он никогда, например, не дал бы себя обсчитать и взять с себя лишнее типографии или бумаж­ ному фабриканту. Когда он видел, что с него запрашивают, он непрочь был и поторговаться. Вообще, считал своим долгом вникать во все по­ дробности журнального хозяйства и соблюдать его выгоду. Характерна в этом отношении его записка к И. А.

Панаеву, относящаяся, повидимому, к началу 1866 г.:

«Я тоже болен и не выхожу. Бумагу не берет менее как 2 р. 90 к.; мы так и порешили — еще на книги 2-ю и 3-ю, а там увидим; прошлогодняя же бумага по 2 р. 55 коп., менее не берет. Может быть, ты сшибешь у него по пятаку?..»

«Сшибать по пятаку» с цены, назначаемой торговцем, Некрасов считал для себя позволительным, но в сшибании пятаков у своего брата литера­ тора неповинен. К такому выводу приводит изучение архива конторы «Современника», лишний раз доказывающее, что мертвый язык цифр й документов иной раз бывает самым веским и убедительным.

122 НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ мотивов», ибо он как поэт был выразителем того же направления русской общественной мысли. Конечно, не Белинский, не Чернышевский, не Добролюбов создали идейный облик поэзии Некрасова, его создала ис­ торическая закономерность эпохи во всем разнообразии своих экономи­ ческих, социально-политических, культурно-бытовых факторов. Но Бе­ линский, Чернышевский и Добролюбов являлись могущественными про­ водниками воздействия передовых идей эпохи на Некрасова. Работая многие годы в непосредственной и дружеской близости с «великими де­ мократами», Некрасов укреплялся на тех именно идеологических пози­ циях, благодаря которым он вошел в историю русской литературы и русского освободительного движения как великий и вдохновенный поэтдемократ. В качестве боевого товарища, единомышленника и друга Белин­ ского, Чернышевского и Добролюбова, занимая вместе с ними руководящее место на журнальном посту, отражав нападки противников, нанося им сокрушительные удары, Некрасов постоянно находился в опреде­ ленной, не только идейно-политической, но и психологической, атмосфере борьбы передового отряда революционной демократии с самодержавием и реакцией. Отсюда тот боевой, страстный, эмоционально-заразительный строй его лиры, благодаря которому песни его «ударяли по сердцам с неведомою силой».

Некрасов постоянно находился в курсе тех вопросов, которые приковы­ вали к себе внимание передовых людей его эпохи, и с особою остротой воспринимал волнующие настроения того времени; одним словом, день ото дня переживал ряд впечатлений, неизбежно отражавшихся на нем и как на поэте. Его поэтические произведения, возникшие в атмосфере журнальной борьбы, прошедшие через ее горнило, должны были приобрести тот характер, который позволяет считать их образцами подлинной гражданской поэзии. Вне этой борьбы трудно, почти невозможно, представить себе Некрасова как поэта. И не только потому, что он художественно выражал в своем творчестве ту идеологию революционной демократии, главной лабораторией которой являлись его журналы, и не только потому, что журнальная борьба наложила яркий отпечаток на самый строй его лиры, — но и отчасти потому, что в его стихах мы постоянно встречаемся с непо­ средственными, конкретными «журнальными мотивами». Некрасов чаще, чем какой-либо другой поэт, разрабатывает темы и сюжеты, имеющие самое непосредственное отношение к журналистике его времени, насы­ щенной той самой журнальной борьбой, о которой только что говорилось.

Мало того, эти темы и сюжеты освещаются под углом взглядов и настрое­ ний, характерных не просто для журналиста, а именно для журналиста такого типа, как Некрасов.

В советских изданиях стихотворений Некрасова, говоря точнее, во всех девяти изданиях однотомного «Полного собрания стихотворений»

под редакцией К. И. Чуковского, введен особый раздел, озаглавленный':

«Журнальные стихотворения». В последнем, девятом издании (1935) число стихотворений этого раздела равняется 20. Если сюда добавить ряд стихотворений из основного текста, а именно: «Н. Ф. Крузе» (1858), стихотворение «Газетная» (1865), 8 стихотворений цикла «Песен о свобод­ ном слове» (1865), «современную повесть» — «Суд» (1867), несколько строф из стихотворения «Недавнее время» (1871) и стихотворение «М. Е. Салты­ кову» (1875), — то общее число журнальных стихотворений достигнет 34.

Эта цифра достаточно выразительна, тем более, что приведенный пере­ чень отнюдь не является исчерпывающим. В него, например, не вошли некоторые ранние произведения Некрасова, также относящиеся к «жур­ нальным мотивам». Среди них первое место занимает: «Утро в редакции.

Водевильные сцены из журнальной Жизни» (1841) и «Почтеннейший»

(глава 5.-я II части романа «Жизнь и похождения Тихона Тросникова»).

НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ входить в сцор литературный, где от столкновения мнений может произой­ ти польза для науки, искусства или словесности, но в торгашническиеперебранки, порождаемые спекулятивным взглядом на литературу моих противников, я входить не могу и не намерен».

Среди «противников» Семячко первое место занимает Задарин(т.е. Бул­ гарин). Он не фигурирует в «Утре в редакции» в качестве действующего лица, но его тлетворное влияние чувствуется повсюду. Задарин — один из тех литераторов, которого как человека, привыкшего торговать своим мнением, легко подкупить, легко задарить. И когда светский франт Буткин пытается уговорить Семячко, чтобы он расхвалил бездарную ак­ трису, суля ему тысячу голландских сигар, дорогие французские часы, обед с шампанским у Кулона, — то здесь сказывается влияние задаринской практики. И когда актер Прыткой пытается вооружить Семячко против своего сотоварища по сцене и передает о нем всякие сплетни, то и в этом случае оказывается влияние культивируемых Задариным нравов.

Разоблачению Булгарина и всей представляемой им «охранительнопродажно-доносительной», по выражению Щедрина, журналистики Не­ красов посвящает также ряд страниц в своем романе «Жизнь и похожде­ ния Тихона Тросникова» (1843).

Если в 3-й главе II части романа в плане не столько художественном, сколько публицистическом дана яркая характеристика журналистики 40-х годов, причем особое внимание уделено наиболее реакционным ее представителям — Сенковскому, Булгарину, Шевыреву, то в 5-й главе той же части уже в плане чисто художественном изображен Булгарин.

Сказанное о Булгарине в 3-й главе и его образ в 5-й замечательно дополняют друг друга. В 5-й главе, которая вместе с «Петербург­ скими углами» 53 является одним из высших достижений некрасовской прозы, — Булгарин показан не столько как реакционер, сколько как человек, дошедший до крайних ступеней душевной низости, одним сло­ вом, как «страшный негодяй и бездельник, который торгует своими мне­ ниями, обманывает публику и обирает портных и сапожников, пишет за деньги похвалы кондитерам и сигарочным фабрикантам, гонит талант и поощряет бездарность...»

Разоблачению того же Булгарина Некрасов посвятил и одну из острей­ ших своих эпиграмм — «Он у нас осьмое чудо»54, напечатанную в 1845 г.

в альманахе «Первое апреля».

В годы «мрачного семилетия» Некрасов, по цензурным условиям, не мог касаться наиболее актуальной для передовой журналистики темы о правительственной реакции и цензурном терроре. Он вернулся к этой теме позже, прежде всего в поэме 1855 г. «В. Г. Белинский» (в ее заклю­ чительной части) и в стихотворении 1871 г. «Недавнее время» 53. А пока Некрасов поставил перед собой другую задачу: указать на те недостат­ ки печати, которые не находились в слишком очевидной и прямой зави­ симости от реакции, хотя и были, в конечном счете, обусловлены ею.

Об этих недостатках говорится в большом стихотворном диалоге «журна­ листа» с «подписчиком», озаглавленном «Деловой разговор».

«Подписчик» прежде всего высказывает недовольство отделом «Науки», статьи в котором, по его мнению, настолько специальны, что не представ­ ляют никакого общего интереса, как, например: «О роли петуха в языче­ ском быту», «Значенье кочерги», «История ухвата» и т. д. Некрасов, не­ сомненно, не просто сатирически высмеивает здесь чрезмерную специа­ лизацию статей с научной тематикой, а выступает против крохоборства и безидейности в науке.

Затем «подписчик» ставит «журналисту» в вину то, что в его журнале слишком много печатается переводов, и высказывается в пользу ориги­ 126 НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ нальных произведений русских авторов.

Высоким патриотизмом дышат следующие строки стихотворения:

Народности чужой неясные черты Нам трудно понимать, не зная той среды, В которой романист рисуется, как дома...

То ль дело русский быт и русское житье!

Природа русская... Жизнь русская знакома Так каждому из нас, так любим мы ее, Что как ни даровит роман ваш переводный, Мы слабую ему статейку предпочтем, В которой нам дохнет картиною народной, И русской грустию, и русским удальством.

Где развернется нам анакомая природа, Знакомые черты знакомого народа...

Наконец, «подписчик» упрекает «журналиста» в том, что в журналах чересчур много места отводится полемике, пустой и неимоверно грубой, вызываемой, главным образом, соображениями журнальной конкурен­ ции.

В 50-е и 60-е годы, в связи со смягчением цензурного режима, а также в связи с обострением борьбы на идеологическом фронте, «журнальные мотивы» в поэзии Некрасова становятся все более и более частыми. Со­ трудничая в «Свистке», Некрасов время от времени печатает в нем сти­ хотворения, в которых на «журнальном материале» выражает свое глу­ бокое скептическое отношение к «достижениям либерального прогресса».

Однако наибольшего развития, силы и остроты «журнальные мотивы»

в поэзии Некрасова достигают в середине 60-х годов. Новый закон о печати (6 апреля 1865 г.), который преподносился либеральной печатью в качестве крупного достижения эпохи реформ, поставил журнально­ газетные темы в центр общественного внимания. Некрасова же, кроме того и в первую очередь, новый закон интересовал с точки зрения тех новых условий, которые он мог создать для его журнала и собственной литературной деятельности.

На этой общественно-психологической почве возникли стихотворения «Газетная» и «Песни о свободном слове».

«Газетная» это — осиновый кол, вбитый в могилу старой цензурной практики. Некрасов знает, что не все цензоры — махровые реакционеры, находящие удовольствие в притеснениях отданной им «на поток и раз­ грабление» литературы. Одного из либеральных цензоров, Н. Ф. Крузе, он еще недавно воспел «как доблестного гражданина», объявившего войну «слугам не родины, а царского семейства», способствовавшего тому, что...до бедного народа

Дошли великие слова:

Наука, истина, отечество, свобода, Гражданские права.

Но Некрасов знал, что в царской цензуре люди, подобные Крузе, — не общее правило, а исключение. Да и воспевать Крузе ему пришлось только после его увольнения, лишний раз показавшего, что либеральным цензорам не место в цензурном ведомстве. Обстоятельствами вынужденной отставки Крузе, несомненно, и объясняется та преувеличенная оценка его общест­ венных заслуг, которая содержится в стихотворении. Когда же Некрасов задумал дать читателю представление о царском цензоре обычного, так сказать, типа, он создал (1863) такой образ 56.

О, как желал бы я служить Начальником цензуры!

Конечно, не эатем, чтоб быть Бичом литературы, А так — порядок водворить.

128 НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ Элементы гротеска в созданном Некрасовым сатирическом образе не мешают ему быть вполне реалистическим художественным изо­ бражением царских цензоров типа Красовского и Фрейганга.

Новому «либеральному» закону о бесцензурной печати Некрасов по­ святил свои «Песни о свободном слове». Несмотря на то, что каждое из стихотворений этого цикла и по содержанию и по форме имеет как бы самостоятельный характер и задание, они, подчиняясь единому замыслу, бьют в одну и ту же цель.

В «Литераторах», четвертом стихотворении цикла, изображается от­ ношение к новому 'закону трех литераторов, которые в автографе имено­ вались: «Писцов, Дворянчиков, Кутьин». К. И. Чуковский справедливо усматривает в подборе фамилий стремление Некрасова указать на то, что литераторы, принадлежащие к различным социальным слоям, от­ носятся к реформе по-разному: литераторы ив чиновников (Писцов) и из помещиков (Дворянчиков) восторженно приветствуют валуевский «либеральный» закон о печати; литераторы-разночинцы, демократы (Кутьин) настроены в отношении к нему выжидательно и недоверчиво.

Шестая «Песня» — самая крупная по размерам — носит название «Публика». Речь идет об отношении к демократической и либеральной печати «публики», состоящей из крепостников и реакционеров. Некрасов изображает эту публику в состоянии взволнованности и тревоги.

Уни­ чтожение Валуевым предварительной цензуры кажется ей чуть ли не революцией, и она взывает к власти:

Цензура, воспрянь!

Что ж это смотрит Валуев?

Все пошатнулось:.. О, где ты Время без бурь и тревог?..

Однако всем содержанием стихотворения Некрасов дает понять, что Валуев неповинен в сколько-нибудь снисходительном отношении к печати, и, как бы в подтверждение, весьма прозрачно намекает на ряд статей в различных журналах, в том числе и в «Современнике», за которые были объявлены предостережения. Смысл стихотворной сатиры Некрасова в том, что реакционеры и крепостники не имеют оснований унывать, — и при новом законе печать несвободна и всецело зависит от произвола властей.

Стихотворение «Осторожность», — седьмая «Песня о свободном слове», — говорит, что не только административные кары угрожают писателю, но и судебные (новый закон о печати предусматривал, кроме объявления предостережений, и возбуждение судебного преследования):

Тисни, тисни! есть возможность, — А потом дрожи суда...

Осторожность, осторожность, Осторожность, господа!

Невиннейший факт, оглашенный в печати, может дать повод к судебному обвинению то в «оскорблении начал брачного союза», то в посягатель­ стве на «родительский принцип», то в неуважении к религии, то в натра­ вливании «бедных на богатых».

Таким образом, если в четвертой «Песне о свободном слове» мы встре­ чаемся с проявлением иронии и недоверия в отношении нового закона, то в шестой и седьмой «Песнях» поэт выражает свое презрение к очередному обману царского правительства, которое своим либеральным законом не только не улучшило положения печати, а скорее отягчило, усложнило его.

Несколько позже «Песен о свободном слове» Некрасов напишет поэму «Суд», навеянную судебным процессом, возбужденным против Пыпина как НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ 12 9 редактора публицистического отдела «Современника» и Ю. Г. Жуковского как автора статьи «Вопросы молодого поколения», напечатанной в. номере 3-ем «Современника» за 1866 г. Процесс этот, как известно, закончился присуждением каждого из обвиняемых к сторублевому штрафу и к трех­ недельному заключению на гауптвахте.

Обзор «журнальных мотивов» в поэзии Некрасова показывает, что сатирические, отрицательные образы доминируют в этом разделе его поэ­ зии. Иначе и не могло быть. Подобно всем писателям прошлого Некрасов жил и творил в условиях политического гнета и бесправия самодержавия.

Ему не суждено было увидеть свободное русское слово, вольную журналь­ ную трибуну, о чем он так страстно мечтал. Но ненависть великого поэтадемократа к «палачам слова» и «угнетателям мысли», воплощенная в его стихотворениях, посвященных положению современной ему печати, явля­ лась одной из революционных сил его творчества. Эта сила действовала не только в направлении разрушения того строя, который веками держал в оковах русское слово и мысль, но и одновременно в направле­ нии подготовки почвы для их будущего освобождения.

ПРИМЕЧАНИЯ 1 Н. М и х а й л о в с к и й, Литературные воспоминания и современная смута.

СПб., 1900, 81.

2 Н е з н а к о м е ц (А. Суворин), Недельные очерки и картинки. — «Новое Вре­ мя» 1878, № 662, 3 «Шестидесятые годы» (Воспоминаниям. А. Антоновича и Г. 3. Елисеева), изд.

«АсайепЦа» 1933, 187— 188.

4 Н. Ч е р н ы ш е в с к и й, Литературное наследие, М., 1930, III, 351— 352.

6 У Некрасова была возможность получить для «Современника» всего «Обломова», но он уклонился от борьбы за право помещения романа в своем журнале, ибо, по его выражению в письме к И. С. Тургеневу от конца сентября 1858 г., «прелестней­ ший обед в тюремном замке должен несколько потерять» ( Н е к р а с о в, Собрание сочинений, М.—Л., 1930, V, 237). Это значило, что Некрасов не считал желательным участие в «Современнике» одного из надсмотрщиков «тюремного замка» (намек на службу Гончарова в цензуре), хотя бы етот надсмотрщик умел изготовлять «пре­ лестнейшие обеды». Впрочем, столь ригористическое отношение к сотрудничеству писателя-цензора не помешало «Современнику» дать высокую оценку «Обломову» в известной статье Добролюбова.

6 О роли, сыгранной Г. М. Толстым при организации «Современника» см. в настоя­ щем томе работу: К. Ч у к о в с к и й, Григорий Толстой — знакомый Маркса и Некрасова (К истории журнала «Современник»).

7 В. Е в г е н ь е в-М а к с и м о в, «Современник» при Чернышевском и Добролю­ бове, Л., 1936, 399— 412.

8 Снижение тиража падает на 1849— 1853 гг., т. е. на наиболее реакционный период «мрачного семилетия». В годы Крымской войны наблюдается некоторое увеличение ти­ ража, не превышающее, однако, 3 500 экз.

9 Наличие нескольких цифр в отношении каждого года объясняется тем, что ти­ раж журнала не был одни м и тем же в течение всех 12 месяцев: он колебался по меся­ цам в связи с приливом и отливом подписчиков. Впрочем, эти колебания были невелики и обычно не превышали несколько сот экземпляров.

10 По «неведомой» потому, что о последовавшем запрещении «Альманаха» подписчики ничего не знали, а редакция лишена была возможности оповестить их об этом.

11 См. текст удостоверения в кн.: В. Е в г е н ь е в-М а к с и м о в, Некрасов как человек, журналист и поэт, М.— Л., 1928, 220— 221.

12 М. Л е м к е, Николаевские жандармы и литература. СПб., 1908, 201, 18 Министра народного просвещения Е. П. Ковалевского, проявлявшего некоторый либерализм.

14 И. В. Д е л я н о в в 1860 г. был нааначен членом Главного управления цензуры.

и М е д е м — тогдашний председатель С.-Петербургского цензурного комитета.

1 См. об этом: В, Е в г е н ь е в-М а к с и м о в, Роман «Что делать?» в «Современ­ в нике».— Сб. «Н. Г. Чернышевский», изд. Ленингр. Госуд. Университета, Л., 1941, 1 10 ноября 1865 г. «Современник», согласно новому закону, получил п е р в о е предостережение, а 4 декабря того же года — в т о р о е.

1 Новые материалы, относящиеся к этой форме борьбы Некрасова за журнал, пуб­ ликуются в настоящем томе в статье: С. М а к а ш и н и Б. П а п к о в с к и й, Некрасов и литературная политика самодержавия.

Л и т. наследство НЕКРАСОВ-ЖУРНАЛИСТ 1 О данном эпизоде в цензурной истории «Отечественных Записок» см.: В. Е вг е н ь е в-М а к с и м о в, История одного цензурного аи1о ёа Ге. — «Книга и Рево­ люция» 1921, XII.

20 Н. М и х а й л о в с к и й, цит. соч., 66.

21 «Шестидесятые годы», цит. соч., 187.

22 П. К о в а л е в с к и й, цит. соч., 275.

23 «Шестидесятые годы», цит. соч., 403— 404.

24 П. К о в а л е в с к и й, цит. соч., 293— 294.

28 Н. М и х а й л о в с к и й, цит. соч., 72.

2 «Шестидесятые годы», цит. соч., 197.

2 Т а м ж е, 200.

2 А. П ы п и н, Некрасов, СПб., 1905, 45— 46.

2 [М. А н т о н о в и ч и Ю. Ж у к о в с к и й ], Материалы для характеристики современной русской литературы, СПб., 1869.

80 Н. М и х а й л о в с к и й, цит. соч., 72.

31 «Шестидесятые годы», цит. соч., 202.

82 А. П ы п и н, цит. соч., 227.

3 Н. М и х а й л о в с к и й, цит. соч., 72.

34 П. К о в а л е в с к и й, цит. соч., 293.

36 «Шестидесятые годы», цит. соч., 395.

3 П. К о в а л е в с к и й, цит. соч. 294.

5 См. ст. Е. Ляцкого в «Современном мире» 1911, кн. 9.

88 «Шестидесятые годы», цит. соч., 226.

а Т а м ж е, 201— 202.

40 В. Е в г е н ь е в-М а к с и м о в, Черты редакторской деятельности Н. А. Не­ красова в связи с историей его журналов. — «Голос Минувшего», 1915, XI.

41 «Петербургская Газета» 1902, 6 декабря.

42 Е. К о л б а с и н, Тени старого «Современника». — «Современник», 1911, V III.

“ Т а м же.

44 П. К о в а л е в с к и й, цит. соч., 276.

“ Т а м ж е, 278.

4 В. Е в г е н ь е в-М а к с и м о в, Н. А. -Некрасов. Сб. статей и материалов, М.,,1 1914, 128—‘137.

47 Т а м ж е.

4 Н. Успенский, как мы внаем, обнаружил удивительную неблагодарность в отно­ шении Некрасова. Клеветнические обвинения Н. Успенского («Развлечение», 1888, №№ 20— 21) были документально опровергнуты И. А. Панаевым («Новое Время», 1889, 18 января).

48 Это условие приведено Е. Ляцким в его статье в «Современном мире» 1911, кн. 9.

50 Не имеем точных данных, в том смысле, что не найдено «условие» (договор), опре­ деляющее основания состоявшегося соглашения. О’ том же, что соглашение состоялось, говорится в письмах Чернышевского к Добролюбову от 14— 16 декабря 1860 г., 21 ян­ варя и 3/15 мая 1861 г. В письме от 21 января сказано: «Мы порешили с Некрасовым делить доход с «Современника» на 4 части — Вам, мне, Некрасову, Панаеву...»

Б В. Е в г е н ь е в, Н. А. Некрасов. Сб. статей и материалов, М., 1914, 136.

52 В статье Авсеенко имя Белинского было упомянуто, имена же особенно ему не­ навистных Чернышевского и Добролюбова упомянуты не были, хотя, без сомнения, именно их он постоянно имеет в виду.

53 Напоминаем, что «Петербургские углы» не что иное, как одна из глав того же ро­ мана о Тросникове.

8 О принадлежности этой эпиграммы Некрасову в свое время велся спор: высказы­ валось мнение, что она принадлежит А. И. Кронебергу. В этом споре мы разделяем точку зрения К. И. Чуковского, утверждающего, что автором эпиграммы надо считать Некрасова.

55 На строфы из «Недавнего времени», изображающие разговор автора с шефом жандармов, уже указывалось выше. Кроме того, реакция 1848 г. изображена в стихо­ творении еще в ряде других отрывков, из которых наиболее замечательный («Знал я старца...») ярко рисует образ одного из доносчиков, непомерно расплодившихся в ту пору.

“ См. стихотворение «Мое желание», впоследствии введенное Некрасовым в текст большого стихотворения «Из автобиографии генерал-лейтенанта Рудометова 2-го».

57 «К р е п о с т ь»— игра слов, содержащая намек на Петропавловскую крепость.

8 К а н у п е р— сильно пахнущее растение. Слово используется здесь метафорически, для «ээоповского» обозначения одиозных, с точки зрения цензуры, мнений в статьях.

НОВЫЕ И НЕСОБРАННЫЕ

ТЕКСТЫ НЕКРАСОВА

АВТОБИОГРАФИИ НЕКРАСОВА

I. А В Т О Б И О Г Р А Ф И Ч Е С К И Е Н А Б Р О С К И, В О С П О М И Н А Н И Я И З А М Е Т К И Н Е К Р А

С О В А, — А В ТО Б И О ГРА Ф И Я Н Е К Р А С О В А, ЗАП И САН Н АЯ Д Л Я М. И. СЕМЕВСКОГО. — ИЗ Д Н Е В Н И К О В Н Е К Р А С О В А.

–  –  –

Творчество Некрасова богато автобиографическими элементами. Они имеются в зна­ чительном количестве уже в прозе Некрасова, т. е. в произведениях, относящихся к первому периоду его литературной деятельности. Для многих страниц таких произведений, как «Жизнь и похождения Тихона Тросникова», Без вести пропавший пиита», «Тонкий человек», и «Каменное сердце», исследователями давно уже установлен ряд бесспорных и порою очень точных соответствий художественного текста с реальными биографическими фактами. Еще характернее в этом смысле стихи Некрасова. Ис­ следователь никогда не решился бы безоговорочно интерпретировать биографи­ чески стихи поэта. ‘ Однако оказывается, что сам Некрасов часто прибегал к биографической интерпретации своих лирических стихов.

Рассказывая о судьбе грешневской усадьбы и о своем отце, он дважды вводит в текст автобиографии цитаты из «Родины» (1846); так же использованы строки из сти­ хотворения 1855 г. — «На родине», из стихотворения 1860 — г. «Деревенские но­ вости». Собственное развитие поэта им же иллюстрируется его детскими стихотво­ рениями и обширными цитатами из стихотворения «Сыны народного бича...» (1870).

Нет надобности, однако, ограничиваться биографической интерпретацией стихов и прозы Некрасова, когда в распоряжении исследователей есть подлинная автобио­ графия поэта. Первые ее замыслы относятся к 1855 г., когда, тяжело заболев, 34 лет отроду, Некрасов, в ожидании близкой смерти, задумал писать свою автобиографию, уже не в виде рассказа и не в стихах, а в откровенной форме мемуаров.

Об этом читаем в письме к Тургеневу от 30 июня: «Стихи, впрочем, слишком расшаты­ вают мои нервы, и я теперь придумал для себя работу полегче, и хочу, по этому поводу, спросить твоего совета. Мне пришло в голову писать для печати, но не при жизни моей, свою автобиографию, т. е. нечто вроде признаний или записок о моей жизни— в довольно обширном размере. Скажи: не слишком ли это, так сказать, самолюбиво.

Впрочем, я думаю прислать тебе начало: тогда ты лучше увидишь, может ли это быть пригодно:

главное в том, что эта работа для меня легка...» 1.

Тургенев горячо одобрил мысль Некрасова. 10 июля 1855 г. он отвечал: «Вполне одобряю твое намерение написать свою автобиографию: твоя жизнь именно из тех, которые, от ложа всякое самолюбие в сторону, должны быть рассказаны — потому что представляют много такого, чему не одна русская душа глубоко о т з о в е т с я » 2.

Осуществить этот план Некрасову не пришлось. «Начало», о котором он писал Тур­ геневу, послано ему не было и, вероятно, не было и написано. Однако мысль об авто­

АВТОБИОГРАФИИ НЕКРАСОВА



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |



Похожие работы:

«2 Реферат Отчет 74 стр., 20 рис., 1 прил. Ключевые слова: полупроводники, стимулированное излучение, осцилляции, поглощение света, пикосекундное, автомодуляция, электрон-фононное взаимодействие, вынужденное ком...»

«И.Д. Ибрагимов К вопросу о формировании устно-речевой компетенции на начальном этапе обучения арабскому языку Речевая компетентность – одна из составляющих профессиональной компетентности лингвиста и переводчика. Необходимость формирования...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1.ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ.4 1.1 Цель дисциплины..4 1.2 Учебные задачи дисциплины..4 1.3 Место дисциплины в структуре ОПОП ВО (основной профессиональной образовательной программы высшего образования)..4 1.4 Требования к результатам освоения содержания дисциплины.5...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "Саратовский государственный национальный исследовательский университет имени...»

«Читателя Настоящаго конспекта усердно прошу не отказать мн сообщить: г) С вои наблюденія пэ вопросанъ, затрагиваемымъ конспектомъ. 2) Дополненія къ русско-чуваш скому словарю, къ первоначальному учебнику русскаго языка дла чувашъ. К. і д п. Ц ю к.), къ славянско-чуваш скому словарю (К. 1 9...»

«Nr. Обозначение Наименование 1 ГОСТ 10616-2015 Вентиляторы радиальные и осевые. Размеры и параметры Система стандартов безопасности труда. Системы 2 ГОСТ 12.0.003-2015 управления охраной труда в организациях. Опасные и вредные производств...»

«1 Пояснительная записка Рабочая программа составлена на основе программы элективного курса для 7-8 классов С.И.Львовой "Речевой этикет" (автор-составитель С.И.Львова, Мнемозина. 2009), полностью совпадает с примерной авторской по курсу. Речь – одна из важнейших психических функций. Она оказывает решающее влияние на наблюдат...»

«СОГЛАСОВАНО ЕРЖДАЮ: с Советом Колледжа ОУ Тверской протокол №_ колледж от Скворцова 2017 г. ПОЛОЖЕНИЕ об учете и контроле посещаемости учебных занятий обучающимися ГБП ОУ Тверской технологический колледж 1. Общие положения 1.1. Положение об учете и контроле посещаемости учебных заня...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Пежемская средняя школа№14" "Согласовано" "Утверждаю" Заместитель директора по УВР Директор / В.Н.Погонщикова/ / Е.Н.Ковалёва/ "" _ 20 г ""_ 20 _ г пр...»

«Ш Р Х Ш ІЫ Ш Я ВДОМОСТИ. Выходятъ дна |іпаа пъ мисяцъ. ах Ипдиискл ир^тіияа^тс* въ редакціи |{ Г0ЖНПв|1 И 1 ІПГМ УЯТ4;|іуоі |)(Х Д JUOi І ГиягііНіь івияихіадьнміь "Ъд*иотЛт+ дсй сбіінЛчііиі. л нАпвДикою. етеВ. "он Томской...»

«КОНТИНЕНТ КОНТИНЕНТ KONTINENS KONTYNENT CONTINENT KONTINENT КАНТЫНЕНТ KONTINENTAS KONTINENTS MANDER КОНТИНЕНТ Памяти Виктора Петровича Астафьева Невозможно представить его мертвым. У Астафьева было столько жизни, что, казалось,...»

«Должностная инструкция оператора на тв 25-03-2016 1 Плоховато благодарящее воздевание шандарахает зависть где-нибудь не навевавшими! Житейская стеганка подколупывала, следом отточивший буер разбавил. Убиенная литография...»

«AGEXPERT®FEMALE AGEXPERT®FEMALE это первый базовый продукт в Женской PROГРАММЕ молодости – PRO FEMALE. Он деликатно воздействует на все системы женского организма, сохраняя гармонию чувств и эмоций, раскрывая женск...»

«НАУКИ О ЗЕМЛЕ Молодая геодинамика внутриконтинентальных рифтов Евразии М О Л О Д А Я Г Е О Д И Н А М И К А В Н У Т Р И К О Н Т И Н Е Н ТА Л Ь Н Ы Х М О Л О Д А Я Г Е О Д И Н А М И К А В Н У Т Р И К О Н Т И Н Е Н ТА Л Ь Н Ы Х Р И Ф Т О В Е В РА З И И Р И Ф Т О В Е В РА З И И Г.Ф. Уфимцев Геннадий Феодосьевич Уфимцев, доктор геолого-минералогических наук, заведующий кабинетом неотектоники и геомор...»

«Приложение к основной образовательной программе дошкольного образования МДОУ "Улыбка" утверждённое приказом № 198 от 30.09.2016г Муниципальное дошкольное образовательное учреждение МДОУ "Улыбка" Рабочая программа первой...»

«B A L E T R U S S E S Бронислава Нижинская РАННИЕ ВОСПОМИНАНИЯ ИЗДАТЕЛЬСТВО "АРТ" и Жронислава Нижинская // РАННИЕ ВОСПОМИНАНИЯ Часть 2 МОСКВА "АРТИСТ. РЕЖИССЕР. ТЕАТР" ББК 85.335.42 H 60 Серия основана в 1992 году Перевод с английского И.В.Груздевой Комментарии...»

«Райх В.В., Синица И.Н., Шарашкин С.М. МАКЕТ СИСТЕМЫ ВЫЯВЛЕНИЯ АТАК НА ОСНОВЕ ОБНАРУЖЕНИЙ АНОМАЛИЙ СЕТЕВОГО ТРАФИКА ФГУП НИИ Квант, г. Москва, rvv25@yandex.ru В целях проверки дееспособности нейросетевых алгоритмов выявления аномального поведения при анализе сетевого трафика, а также р...»

«Смартфон VERTEX Impress FUN РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ Внешний вид и элементы управления 1. Фронтальная камера 2. Разъём для наушников 3. Динамик 4. USB разъём 5. Клавиша регулировки громкости 6. Клавиша вкл./в...»

«Примерный вариант составления протокола осмотра места происшествия: ПРОТОКОЛ осмотра места происшествия г. Омск " 1" июля г. (место составления) Осмотр начат в ч мин Осмотр окончен в ч мин Следователь СО УВД КАО г.Омска капитан юстици...»

«ОАО "БЕЛОРУССКАЯ ВАЛЮТНО–ФОНДОВАЯ БИРЖА" Инструкция по работе в электронном сервисе "Личный кабинет" Руководство пользователя На 13 листах (Версия 1.0) СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1.1 Область применения 1.2 Ур...»

«ГОУВПО "Амурский государственный университет" Оформление выпускных квалификационных и курсовых работ (проектов) СТО СМК 4.2.3.05-2011 Содержание 1 Область применения 4 2 Нормативные ссылки 4 3 Термины, определения, обозначения и сокращения 7 4 Общие положения 8 5 Структура выпускной квалификационной и курсовой работы...»

«СЕРТИФИКАТ БЕЗОПАСНОСТИ РАЗДЕЛ 1. СВЕДЕНИЯ О ВЕЩЕСТВЕ/СМЕСИ И КОМПАНИИ/ПРЕДПРИЯТИИ Контактная информация Общая Microgenics Corporation 46500 Kato Road Fremont, CA 94538 Тел.: (510) 979-5000 Факс: (510) 979-5002 Эл. почта: techservice.mgc@thermofisher.com Chemtrec (круглосуточно): Номер телефона для экстренной связи +1 (800) 4...»

«Базовое руководство по эксплуатации шин MICHELIN: рекомендации и правила производителя и обязательные требования законодательства и отраслевых стандартов. Версия 1.02 от 22 марта 2017 года. ВВЕДЕНИЕ Настоящее руководство раз...»

«©Т.В. Гавриленко, сайт http://road-project.okis.ru 2014-05-23 4.5. РАСЧЕТ ГЛУБИНЫ ЗАЛОЖЕНИЯ ФУНДАМЕНТА ПРОМЕЖУТОЧНЫХ ОПОР 4.5.1. Виды фундаментов и основные понятия Фундаментом называется подземная или подводная часть сооружения, которая передат нагрузку...»

«рУссКАя жИвОпИсь И грАфИКА XIX-XX вЕКОв АУКЦИОН № 20 (60) 18 ИюНя 2013 русская живопись и графика XIX – XX вЕков Аукцион № 20 (60) 18 июня 2013 года в 18.00 Аукцион состоится по адресу: Центральный дом художника (ЦДХ) Москва,...»

«1.1. Настоящее положение о порядке разработки, утверждения и структуре рабочих программ учебных предметов (далее Положение) разработано в соответствии с:Федеральным законом Российской Федерации "Об образовании в Российской Федерации от 29.12. 2012 г.1.2. На...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.