WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР И Н СТИ ТУТ ЛИТЕРАТУРЫ (П УШ КИН СКИЙ Д О М ) ЛИТЕРАТУРНОЕ НАСЛЕДСТВО РЕДАКЦИЯ П И ЛЕБЕДЕВ -ПОЛЯНСКИЙ (ГЛАВ ...»

-- [ Страница 1 ] --

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

И Н СТИ ТУТ ЛИТЕРАТУРЫ (П УШ КИН СКИЙ Д О М )

ЛИТЕРАТУРНОЕ

НАСЛЕДСТВО

РЕДАКЦИЯ

П И ЛЕБЕДЕВ -ПОЛЯНСКИЙ (ГЛАВ РЕД.I,

.

И.С. ЗИЛЬБЕРШТЕЙНи С.А.МАКАШИН

ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК С С С Р

1•9 - МОСКВА •4 •6

ХРАНИТЬ НАСЛЕДСТВО - ВОВСЕ НЕ ЗНАЧИТ

ЕЩЕ ОГРАНИ ЧИВАТЬСЯ НАСЛЕДСТВОМ

ЛЕНИН

ЛИТЕРАТУРНОЕ

НАСЛЕДСТВО 49'50 Н А. НЕКРАСОВ I

ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК С С С Р

1•9 - МОСКВА -4 -6 Н. А. НЕКРАСОВ Портрет маслом И. Н. Крамского, 1877 г.

Третьяковская галлерея, Москва ОТ РЕДАКЦИИ Очередные два тома «Литературного Наследства» посвящены великому русскому поэту и общественному деятелю Николаю Алексеевичу Н е к р а с о в у. Первый том выходит к 125-летию со дня рождения писателя.

Изданием Н е к р а с о в с к и х т о м о в редакция продолжает свою системати­ чески осуществляемую работу по изучению творческого наследия классиков русской революционно-демократической литературы и критики. Некрасовские тома непосред­ ственно примыкают, в этом отношении, к ранее вышедшим томам «Литературного Наследства», посвященным Ч е р н ы ш е в с к о м у, Д о б р о л ю б о в у и Щ е д ­ р и н у — ближайшим великим соратникам и единомышленникам поэта.



Некрасов— явление громадного общественно-исторического и литературного зна­ чения. Дореволюционная критика не была в состоянии определить это значение. Бур­ жуазная критика, даже в лице наиболее талантливых своих представителей, не пони­ мала или осуждала важнейшие художественные завоевания Некрасова: превращение поэзии в прямую форму общественной деятельности и политической активности, рево­ люционную целеустремленность и пропагандистскую конкретность некрасовского поэтического жанра. Несостоятельность, обнаруженная идеалистической критикой перед проблемой Некрасова-художника, сопровождалась грубыми искажениями идейно-политического облика поэта и всего содержания его творчества. Подлинно ре­ волюционный народный поэт, Некрасов неизменно изображался то в виде народника, то в виде либерала. Некрасов называл свою поэзию « м у з о й м е с т и и п е ч а л и». Народническая же и либеральная критика стремилась представить Некрасова только певцом «печали», замалчивая его как трибуна народной «мести», не умея по­ нять, каким революционным содержанием, ненавистью к угнетателям, призывом к борьбе были насыщены произведения поэта.

Советское литературоведение, опираясь на марксистско-ленинский метод изуче­ ния идеологии, на оценки, данные шестидесятникам и Некрасову в трудах В. И. Ленина, устранило господствующую в старой критике либерально-народническую путаницу вокруг Некрасова и заложило основу для правильного научного пони­ мания его творчества. Некрасов был 'осмыслен' и с т о р и ч е с к и, как идеолог того течения русской общественной мысли, которое Ленин называл п р о с в е ­ тительством и революционной демократией.

Современное изучение Некрасова должно итти по двум путям. С одной стороны, это — разработка отдельных проблем его творчества на основе ленинского понимания Некрасова как великого писателя и общественного деятеля русской революционной демократии, изучение мастерства и стиля поэта, его значения в истории русской лите­ ратуры.





С другой стороны, это — собирание, систематизация и разработка богатого литературного наследия Некрасова и различных архивно-документальных материалов, относящихся к его творчеству и биографии. В последней области советским литера­ туроведением сделано многое. Все же до самого последнего времени значительное количество некрасовских материалов — художественных, литературно-критических, эпистолярных, мемуарных и биографических — продолжало оставаться неизданным, невыявленным (для анонимно печатавшихся произведений) или несобранным и, следо­ вательно, недоступным широким кругам читателей и исследователей.

В настоящем томе представлены обе указанные линии изучения Некрасова.

Работам' теоретического, исследовательского характера посвящен первый, статей­ ный раздел тома. Однако документальные материалы, печатаемые в других разделах

VI ОТ РЕДАКЦИИ

книги, часто оказывались столь содержательными, что публикация их также неиз­ бежно перерастала в научно-исследовательскую разработку той или иной историколитературной или биографической темы. Общей задачей всех этих работ являлось стремление осветить отдельные важнейшие вопросы изучения Некрасова, выделить те узловые моменты творческой и общественно-биографической проблематики поэта, которые до сих пор не подвергались углубленной научной разработке.

Том открывается вступительной статьей А. Е г о л и н а «Идеалы Некрасова».

В ней дается общая литературная и общественно-политическая оценка великого поэта, выступавшего во всеоружии передовых демократических идеалов своей эпохи. Вы­ яснение идеалов Некрасова, определение роли и места его творческого наследия в социалистической культуре нашей страны сегодня приобретают особенно важное значение в связи с известными постановлениями ЦК ВКП(б) по вопросам литера­ туры и искусства, в связи с' борьбой партии за перестройку идеологической работы, за высокую идейность советской литературы. Историческому осмыслению Некрасова как представителя лучших традиций русских революционеров-демократов X IX века посвящена статья Б: К о з ь м и н а «Великий поэт революции». Она суммирует и обобщает те данные, которые были накоплены в области изучения Некрасова как поэта и общественного деятеля, неразрывно связавшего свое имя с историческим делом подготовки русской революции и пропагандой ее идей.

Историко-литературная проблематика Некрасова разрабатывается в двух статьях.

Статья В а с. Г и п п и у с а «Некрасов в истории русской поэзии X IX века» изучает вопрос о месте поэта в историко-литературном процессе. Исследование своеобразных и сложных соотношений творчества Некрасова с основными литературными явлениями прошлого позволяет видеть в его поэзии узел, в который стянуты все основные нити передовых течений русской поэзии, начиная с Пушкина. Статья А. Л а в р е ц-.

к о г о — «Литературно-эстетические взгляды •Некрасова», в сущности, впервые серьезно ставит вопрос об эстетике Некрасова и ее претворении в практике литературно­ критической деятельности поэта. Известйо, что деятельность эта, высоко оцененная в 40-х годах Белинским, не подвергалась до сих пор углубленному изучению исследо­ вателей творчества Некрасова. Материалы Настоящей статьи со всей наглядностью показывают несостоятельность такого невнимания к проблеме Некрасова-критика. Они уЗЙУйавлввают, что литературно-критическая работа Некрасова 40— 50-х годов сыгра­ ла немалую роль в литературно-общественной борьбе эпохи и что знание ее необхо­ димо также для понимания творческой практики- самого Некрасова. Изучению журнально-издательской деятельности Некрасова посвящена статья В. Е в г е н ь е в а М а к с и м о в а «Некрасов-журналист». В обобщающем изложении она подводит итоги многолетним изысканиям автора в этой области изучения поэта.

Второй раздел тома занят новыми приобретениями некрасовского текста. Раздел открывается «Автобиографиями Некрасова». Автобиографические заметки поэта и его предсмертные дневниковые записи, известные до сих пор лишь в отрывочных и недостоверных по тексту публикациях, впервые появляются здесь в полном и научнореконструированном, по мере возможности, виде. К собственно автобиографическим материалам Некрасова тесно примыкают составляющие вторую часть той же публи­ кации дневники и воспоминания его сестры А. А. Буткевич за 1876— 1877 гг. Эти мате­ риалы, с одной стороны, существенно пополняют сведения о юношеских годах поэта, с другой — сообщают ряд важных фактов о последних месяцах жизни Некрасова и его предсмертной борьбе с царской цензурой. Третью часть публикации образуют рассказы Некрасова о его прошлой жизни, записанные с его слов или несколько позже, по памяти, А. Н. Пыпиным, В. А. Панаевым, А. С. Сувориным и С. Н. Кривенко.

Таким образом, публикация в целом представляет собой и с ч е р п ы в а ю щ и й свод всех приведенных в известность автобиографи­ ч е с к и х м а т е р и а л о в Н е к р а с о в а, впервые собранных воедино, крити­ чески проверенных и комментированных В. Е в г е н ь е в ы м - М а к с и м о в ы м и С. Р е й с е р о м.

Литературное наследство Некрасова досталось советской стране несобранным, не­ изученным ц во мнчгом искажецнцм царской цензурой, За истекшее тридцатилетие

ОТ РЕДАКЦИИ VII

усилиями советских исследователей некрасовский стихотворный фонд обогатился рядом новых, значительных открытий и в основном и существенном будет исчерпан в соответствующих томах выходящего 12-томного полного собрания сочинений поэта.

В этих условиях редакция не сочла целесообразным включать в настоящее издание публикацию многочисленных неизданных в а р и а н т о в, имеющихся в рукописях Некрасова, и ограничилась напечатанием лишь нескольких из них, имеющих особое значение: к поэмам «Белинский» и «Мороз, Красный нос», к стихотворениям «Размы­ шления у парадного подъезда», «Крестьянские дети» и «Балет»; Из новых художе­ ственных произведений Некрасова удалось дать стихотворение «Карета» и отрывок «Если ты красоте поклоняешься». Наконец, в той же подборке помещен ряд произве­ дений хотя и бывших в печати, но не вошедших ни в одно из существующих собраний сочинений Некрасова и потому неведомых читателям. Таковы стихотворения «В аль­ бом М. Фермор», «Среди моих трудов досадных...», «Зачем насмешливо ревнуешь», два отрывка из поэмы «Недавнее время» и, наконец, краткая запись-размышление Некрасова (в прозе) о роли мысли в поэзии— чрезвычайно важное теоретическое вы­ сказывание поэта.

Из обширного наследия Некрасова — литературного критика, до последнего вре­ мени были известны лишь случайные отрывки: кроме статьи о Тютчеве (1850 г.), кри­ тического обзора «Заметки о журналах 8а июль месяц 1855 г.» из «Современника» и фельетонов из «Свистка» (авторство которых в полном объеме устанавливается также лишь в настоящем издании), было известно всего полтора-два десятка юношеских фельетонов и рецензий сороковых годов. Пятидесятые же годы, наиболее существен­ ные для окончательного становления Некрасова, |были представлены случайными и малозначительными статьями. В этих условиях особое значение приобретает публи­ кация (А. М а к с и м о в и ч е м ) семи анонимных статей из литературно-критического цикла Некрасова 1855— 1856 гг.: «Заметки о журналах». Исследователи получают зна­ чительное количество журнальных статей, относящихся к периоду полной идейной и творческой зрелости Некрасова, к моменту его сближения с представителями ре­ волюционной демократии. Статьи эти, содержащие отзывы о таких писателях, как Пушкин, Гоголь, Тургенев, Писемский, Лев Толстой, высказывания о задачах литера­ туры, о борьбе с безидейностьИ) в искусстве и пр., будут являться отныне основным материалом для изучения литературных взглядов и позиции Некрасова второй поло­ вины 50-х годов.

Несмотря на большое значение «Свистка» для истории сатирической журналистики и литературно-общественной борьбы шестидесятых годов, несмотря на то, что именно в нем работа Некрасова теснейшим обрезом переплетается с работой Добролюбова, вопросы аттрибуции анонимных некрасовских текстов в «Свистке» не были подверг­ нуты в предыдущей исследовательской литературе внимательному рассмотрению, Эту задачу во всем ее объеме впервые осуществляет публикация «Некрасов — участ­ ник «Свистка» (А. М а к с и м о в и ч а ). В ней устанавливается более или менее исчер­ пывающий список напечатанных в «Свистке» произведений Некрасова — прозаических и стихотворных, которые вдесь же и публикуются (за исключением ранее известных).

Таковы основные приобретения первого тома в области текстов Некрасова, суще­ ственно увеличивающие их ранее известный фонд.

Следующий раздел тома посвящен исследовательским разысканиям по общим и част­ ным вопросам биографии и творчества Некрасова. Все работы, образующие раздел, построены на свежем документальном материале, в большей своей части неизданном, извлеченном из различных архивных собраний, и частично на материале хотя и быв­ шем в печати, но впервые вовлекаемом в орбиту научного исследования.

Обращение к этому материалу позволило осветить ряд важных эпизодов живни • Некрасова (работа С. Р е й с е р а, документирующая по первоисточникам историю попыток Некрасова поступить в С.-Петербургский- университет), иначе предста­ вить фигуры современников, чья жизнь и деятельность так или иначе соприкоснулись с биографией поэта (статья К. Ч у к о в с к о г о о Григории Толстом, знакомящая нас с этим, в сущности, никому до сих пор неведомым, кратковременным спутником на ?курнальном пути Некрасова), по-новому осмыслить отдельные некрасовские проив.

ОТ РЕДАКЦИИ VIII ведения (работа И. В л а с о в а, обосновывающая новое понимание стихотворений «Смолкли честные...» и «Страшный год», как прямой отклик на события Парижской Коммуны и франко-прусской войны) и др. Несколько особое место в ряду работ дан­ ного раздела занимает исследование «Некрасов и литературная политика самодержа­ вия» (Б.

П а н к о в с к о г о и С. М а к а ш и н а ), посвященное изучению во­ проса о принципах, методах и тактике журнальной борьбы Некрасова. Создатель и руководитель «Современника» и «Отечественных Записок» — двух лучших передовых журналов эпохи— характеризуется здесь не только как великий поэт, но и как вы­ дающийся общественный деятель русской революционной демократии, крупнейший организатор и руководитель ее литературных сил, твердо и мужественно противостоя­ щий на своем «журнальном пути» постоянному натиску и всем ухищрениям цензурнополицейских властей царизма. Авторы вводят в исследование новые материалы, извле­ ченные преимущественно из политических и цензурных архивов самодержавия. Мате­ риалы эти представляют существенный интерес как для изучения литературно-обще­ ственной биографии самого Некрасова, так и для понимания общей картины положе­ ния демократической печати на рубеже 60-х и 70-х годов, в первую очередь «Отече­ ственных Записок».

Последние два раздела тома не требуют особых пояснений. В первом из них, мемуар­ ном, печатаются неизданные и забытые воспоминания о Некрасове. Отметим забытую главу из известных воспоминаний Авдотьи Панаевой, впервые публикуемые мемуары писательницы А. Г. Степановой-Бородиной, рассказывающие о чувствах восторжен­ ного преклонения,, которые проявляла революционно-настроенная молодежь 70-х гг.

перед Некрасовым. Здесь же печатаются воспоминания Е. И. Зариной-Новиковой и Вас. Ив. Немировича-Данченко, а также записи двух бесед с Н. Г. Чернышевским о Некрасове в 1889 г., Н. А. Панова и М. П. Краснова.

В заключающем первый том разделе сообщений помещен ряд небольших работ информационного и публикаторского содержания.. Все они привнося» новые, порой весьма существенные, данные в различные области изучения Некрасова и обогащают наши знания о жизни, деятельности и литературной судьбе поэта. Помещенные здесь материалы позволили установить ряд новых фактов из истории журнально-издатель­ ской активности Некрасова (сообщения: о неосуществившемся проекте Некрасова создать еженедельную газету; о новой рукописи Некрасова и Чернышевского, связан­ ной с так называемым «Обязательным соглашением» редакции «Современника» с одной стороны и крупнейшими беллетристами 50-х гг., с другой; об издании «Истори­ ческой библиотеки» при «Современнике» и др.), ввести в исследование ряд новых до­ кументов из истории литературной борьбы вокруг Некрасова (публикация двух неиз­ данных стихотворений Ап. Майкова, обращенных к Некрасову, и стихотворения В. М. Гаршина на смерть поэта), пополнить некрасовскую иконографию и иллюстра­ тивный материал неизвестными ранее рисунками (А. Лебедева, М. Микешина и Ф. Чернышева) и др.

Особо следует выделить сообщение «Достоевский о Некрасове и Щедрине». Печатае­ мые здесь два письма Достоевского к драматургу Д. В. Аверкиеву представляют, не­ смотря на частность повода, по которому они возникли, выдающийся общий интерес.

Они дают новое выразительное свидетельство той Глубокой принципиальности и идей­ ной непримиримости, которыми характеризовалась вся практика литературно-редак­ торской работы Некрасова и Щедрина.

** * Обзор содержания второго,тома, находящегося еще в стадии подготовки, естественно, носит предварительный характер.

Во втором томе печатаются исключительно документальные публикации. Сообщае­ мые в них новые материалы охватывают весьма широкий и разнообразный круг вопро­ сов изучения литературно-художественной, журнально-издательской и обществен­ ной деятельности Некрасова, а также его личной жизни.

В разделе «И з л и т е р а т у р н о г о н а с л е д и я р а н н е г о Н е к р а ­ с о в а » печатаются материалы, являющиеся результатом изысканий новых, ано­ IX ОТ РЕДАКЦИИ нимно или псевдонимно печатавшихся некрасовских текстов в журналах и газетах сороковых годов. В публикации «Некрасов в борьбе с Полевым и Булгариным» уста* навливается принадлежность Некрасову трех неизвестных ранее рецензий, одна из которых, на «Очерки русских нравов» Булгарина, была высоко оценена Белинским.

В статье «Неизвестные фельетоны Некрасова» подводятся итоги разысканиям в области выявления многочисленных некрасовских произведений этого жанра. Часть этих произведений, принадлежность которых Некрасову впервые устанавливается, тут же публикуется. Наконец, здесь же печатается забытый рассказ М. С. Щепкина «Психо­ логическая задача (Давняя быль)» в записи и литературной обработке Некрасова.

Тем самым в исследование вводится материал, представляющий двойной интерес: и как новое свидетельство, характеризующее личные взаимоотношения Некрасова и Щепкина, и как новая запись одного ив рассказов знаменитого актера.

Далее следует основной и наиболее обширный раздел второго тома, посвященный э п и с т о л я р н ы м материалам.

Из писем самого Некрасова редакция ограничивается публикацией далеко не всех имеющихся в ее распоряжении неизданных писем поэта. Печатаемая во втором томе подборка представляет собой лишь часть наиболее важных в том или ином отношении неизданных писем. Всего публикуется около 150 писем к 42 лицам: из них 17 имен в качестве адресатов поэта до сих пор не были известны. Среди адресатов печатаемых писем назовем: П. В. Анненкова, М. А. Антоновича, В. П. Боткина, Т. Н. Грановского, Д. В. Григоровича, Н, А. Добролюбова, А. В. Дружинина, А..Ф. Кони, В. С. и Н. С. Курочкиных, Н. К. Михайловского, А. Н. Плещеева, А. Н. Пыпина, В. А. Слеп­ цова, Г. И. Успенского, А. А. Фета и др. Публикуемые письма представляют все пе­ риоды жизни Некрасова, начиная от одного из самых ранних писем к А. А. Буткевич, 1842 г., и кончая последними написанными поэтом строками — запиской к А. С. Су­ ворину, от 6 декабря 1877 г;

Наряду с отдельными письмами Некрасова к равным лицам, здесь же публикуется и ряд двусторонних переписок его: с М. В. Белинской, с сотрудниками «Современ­ ника» О. К. Ватсоном и И. А. Пиотровским, с библиографом П. А. Ефремовым, драма­ тургом А. А. Потехиным и др.

Затем идут письма многочисленных корреспондентов Некрасова, письма к нему преимущественно как редактору «Отечественных Записок». Всего печатается свыше 300 писем, представляющих более 150 корреспондентов.

Выделим письма М. Авдеева, П. Анненкова, М. Антоновича, Г. Благосветлова, П. Боборыкина, В. Боткина, П. Вейнберга, Д. Гирса, Д. Григоровича, А. Дружинина, Г. Елисеева, П. Ефремова, А. Жемчужникова, Н. Зайончковской, В. Зайцева, Н. Златовратского, К. Кавелина, Н. Краббе, Н. Курочкина, И. Кущевского, А. Майкова, Д. Мордовцева, А. Никитенко, А. Плещеева, Н. Помяловского, А. Скабичевского, К. Слепцова, Л. Толстого, А. Фета, А. Щапова, Н. Ядринцева и др. В приложениях ч основной публикации даются также письма, адресованные в редакцию «Отечествен­ ных Записок», т. е. письма, которые, видимо, были Некрасову известны, а также не­ многие письма, адресованные в редакцию «Отечественных Записок», но на имя со­ редакторов Некрасова— М. Е. Салтыкова-Щедрина и Г. 3. Елисеева. Приложения содержат аннотированную опись не включенных в публикацию неизданных писем к Некрасову, выявленных в архивах, и библиографию ранее напечатанных писем к поэту.

Опубликование столь обширного эпистолярного собрания представляет серьезный вклад в документацию изучения не только Некрасова периода «Отечественных Запи­ сок», но и всего десятилетия, с конца 60-х по конец 70-х годов. Разумеется, не все пу­ бликуемые письма одинаково значительны по своему содержанию, но в каждом ив них можно найти примечательные данные общественно-исторического, литературного или биографического характера. Письма отражают разностороннюю связь Некрасоваредактора с представителями современной ему литературы, освещают общественное место возглавлявшегося им журнала, иллюстрируют борьбу, которая велась вокруг и против «Отечественных Записок». Многие письма имеют инидивидуально-биографическое или общее историко-литературное значение.

X ОТ РЕДАКЦИИ

Особый раздел образуют документы, относящиеся к журнально-редакторской дея­ тельности Некрасова. Это, прежде всего, гонорарные ведомости «Современника» за 1856— 1859, 1863— 1864 гг. и «Отечественных Записок» ва 1871 г. С опубликованием их значительно облегчается задача установления авторства анонимных и псевдонимных статей в обоих журналах. К этим документам присоединены договоры Некрасова с Краевским и варианты к ним, позволяющие судить о том, какую упорную борьбу пришлось вынести Накрасову, прежде чем он добился от Краевского согласия предо­ ставить ему полные редакторские права в отношении «Отечественных Записок». Далее идут договоры Некрасова с его соредакторами Щедриным и Елисеевым и, наконецдоговор Некрасова и Краевского с Островским об изданий сочинений последнего и дополнительное соглашение по этому вопросу между Некрасовым и Краевским.

Отдел сообщений второго тома содержит материалы, освещающие различные част­ ные вопросы изучения Некрасова. Укажем здесь важные в биографическом отно­ шении письма Авдотьи Панаевой к Некрасову и к Ипполиту Панаеву, не менее зна­ чительное в историко-литературном отношении письмо Я. Полонского к В. Строеву, содержащее характеристику поэзии Некрасова и сопоставление ее с поэзией Пушкина, переписку сестры поэта А. А. Буткевич с библиографом С. И. Пономаревым, дающую основной материал для истории посмертного издания сочинений Некрасова, и др.

Завершающий раздел второго тома отведен двум библиографическим работам: науч­ ному описанию личной библиотеки Некрасова, находившейся в Карабихе, и анноти­ рованному библиографическому указателю литературы о Некрасове за 1917— 1946 гг., т. е. за весь советский период (тексты, воспоминания, критика).

В иллюстративном оформлении Некрасовских томов редакция несколько рас­ ширила обычные для «Литературного Наследства» рамки привлекаемого изобрази­ тельного материала. Наряду с документальной иллюстрацией и иконографией, в издании воспроизводится ряд произведений русской живописи 60— 80-х годов про­ шлого века, непосредственно не связанных е поэзией Некрасова, но близких ей идей­ но и тематически. Включение в иллюстративный фонд издания картин и рисунков таких выдающихся передовых художников, как Перова, Морозова, Неврева, Пряниш­ никова, Репина, Саврасова, Ярошенко, Савицкого,. Мясоедова, Сурикова и др., по­ зволило во многих случаях дать более убедительные изобразительные образы «некра­ совской России» — жанровой и пейзажной — по сравнению с тем, что дают прямые иллюстрации к Некрасову, нередко слабые по исполнению и чуждые некрасовской поэзии по своему идейному содержанию и общей художественной тональности.

Таково содержание двух Некрасовских томов «Литературного Наследства».

Редакция рассчитывает, что опубликованные в них статьи и документальные мате­ риалы, как и исследовательско-комментаторский аппарат издания в целом, позволяют во многом и существенном уточнить общие контуры личной и общественной биографии великого поэта и его литературно-художественной и журнально-редакторской дея­ тельности. Редакция полагает также, что, печатая впервые столь многочисленные новые тексты Некрасова, она окажет помощь предпринятому изданию первого дей­ ствительно полного собрания сочинений поэта..

В подготовке Некрасовских томов редакции оказали помощь своими указаниями и предоставлением различных материалов В. Е. Е в г е н ь е в-М а к с и м о в и С. А. Р е й с е р. Ближайшее участие в начальной стадии научно-организационной работы над томами принимал А. Я. М а к с и м о в и ч.

Работа над изданием, начатая еще в 1941 г., была прервана событиями Великой Оте­ чественной войны. Вместе со всей литературной наукой редакция «Литературного Наследства» понесла за годы войны тяжелые утраты.

В дни ленинградской блокады погибли известные советские литературоведы, участники Некрасовских томов:

В. В. Г и п п и у с, А. Я. М а к с и м о в и ч, Г. И. Б е р л и н е р, Е. В. Б а ­ з и л е в с к а я. На фронтах Отечественной войны, в боях с фашистскими захватчит одци, пали В. М. Л а в р о в ц С, П. Д е с т е р и к о в.

СТАТЬИ

ИДЕАЛЫ НЕКРАСОВА

Статья А. Е г о л и н а «Я лиру посвятил народу своему», — имел полное основание сказать Некрасов, подводя итоги своему творческому пути. Самые лучшие произ­ ведения поэта — о народе. Свою музу он назвал «сестрой народа». Его творчество выражало передовые, прогрессивные идеи его времени. Поэзия Некрасова будила умы и сердца от векового рабского застоя.

Поэт лелеял надежду.увидеть свою родину «свободной, гордой и счаст­ ливой». Но всю жизнь Некрасов видел вокруг себя страдающих крестьян и городских бедняков, забитых нуждой и бесправием.

Зрелище бедствий народных Невыносимо, мой друг;

Счастье умов благородных Видеть довольство вокруг, — писал он в поэме «Дедушка».

Народ, родина, революция — это коренные темы некрасовского твор­ чества; Думы о России являются центральным мотивом всех произведений Некрасова. Поэт гордился великим чувством свободы, глубоко коренив­ шимся в сердцах передовых людей эпохи.

Идеал Некрасова — свободная родина. Поэт боролся за родину для на­ рода, за право народа быть истинным хозяином своей страны.

Во имя этой любви к родине люди отдавали свою жизнь в справедливых войнах с иноземными врагами. В борьбе против царской власти лучшие люди России тысячами погибали в Сибири, «в пустынях снеговых». Реак­ ционные силы царской России угнетали подлинных патриотов. Подвер­ гались гонениям Пушкин, Лермонтов, Герцен, Салтыков-Щедрин, Черны­ шевский и многие другие. Некрасов говорил, что «со стороны блюстителей порядка» он «был вечно под судом».

В поэме «Несчастные», написанной с изумительной силой, Некрасов, по его признанию, «хотел вылить всю свою душу». Поэт с особой задушев­ ностью говорит о родине, русском революционном размахе, о Руси. Чу­ тьем гениального художника Некрасов угадал великую освободительную роль России и высокое назначение ее народа. Он отделял как внешнее, наносное, официальную императорскую Россию от родины и народабогатыря.

Некрасов уважая в русском народе активное начало, «привычку к труду благородную», стремление и способность добиться свободы революцион­ ным путем:

Да не робей за отчизну любезную...

Вынес достаточно русский народ.

–  –  –

Поэт болел за судьбы России и всей своей поэзией призывал к работе по преобразованию ее в «могучую» и «всесильную» страну.

Поэзия Некрасова была источником воспитанияивоодушевления для ряда поколений революционных борцов. Некрасов являлся «властителем дум»

молодежи 60—70-х годов. В эпоху 80—90-х годов его поэзия стала призыв­ ным маяком, освещавшим путь борьбы за народное дело.

Творчество Некрасова резко противостояло народнической теории о «герое» и пассивной толпе. Его стихи обращались непосредственно к наро­ ду, поэт от самого народа ждал активных и решительных действий за свое освобождение.

Некрасов воплотил в своем творчестве образ непобедимого русского народа. Поэт знал ту силу, которая сохранила живой ум русского кре­ стьянина и вывела его из-под унизительного гнета крепостного состояния.

Поэт-трибун прославлял тех, у кого «ноги босы и едва прикрыта грудь».

Некрасов предсказывал им «славный путь».

Величие Некрасова в том, что он сквозь мрачную действительность кре­ постнической России провидел светлое будущее своего народа и воспел его в волнующих стихах.

Даже во времена крепостного права Некрасов не сомневался в торжест­ ве народного дела:

Над всею Русью тишина,

Но не предшественница сна:

Ей солнце правды в очи блещет, И думу думает она.

Мы ценим Некрасова не только за реалистическое изображение прош­ лого. Поэт нам бесконечно близок своей устремленностью вперед. Рисуя безотрадную картину родины, Некрасов с удивительной проницательно­ стью бросал пытливый взгляд в заманчивое будущее.

Своеобразие под­ хода к изображению жизни отражено в словах Некрасова:

Привычная дума поэта Вперед забежать ей спешит...

Типична в этом отношении некрасовская поэма «Дедушка».

Рассказывая о чудесных картинах жизни в Тарбагатае, где люди вольготно живут, так как «волю да зедалю им дали», поэт при помощи прямого сопоставления го­ ворит об ужасах окружающего:

Ну... а покуда подумай,

То ли ты видишь кругом:

Вот он, наш пахарь угрюмой,

С темным, убитым лицом:

Лапти, лохмотья, шапчонка..,

–  –  –

Некрасов глубоко сожалел, что творческие силы русского народа по­ давлены, забиты, что крепостнический строй и капиталистическая эксплоатация губят страну, но он не сомневался, что крестьянские «топоры лежат — до поры», что придет время и восстанет народ. Революционное мировоззрение вдохновило Некрасова на создание гениальной песни «Русь», которая останется в веках, как изумительное произведение о неис­ черпаемых силах великого русского народа.

Рать подымается — Неисчислимая!

ИДЕАЛЫ НЕКРАСОВА

XVI

–  –  –

Недаром наши великие вожди Ленин и Сталин обращались к этим строкам Некрасова..Характеризуя положение нашей страны в различ­ ные периоды ее исторического развития, Ленин в марте 1918 г.

писал, что надо «...добиться во что бы то ни стало того, чтобы Русь перестала быть убогой и бессильной, чтобы она стала в полном смысле слова могучей и обильной. Она может стать таковой... У насесть мате­ риал и в природных богатствах, и в запасе человеческих сил, и в прекрас­ ном размахе, который дала народному творчеству великая революция, — чтобы создать действительно могучую и обильную Р у сь »1.

Товарищ Сталин в своей речи о задачах хозяйственников вспоминал некрасовские слова из стихотворения «Русь», когда говорил о старой России, о ее отсталости 2.

Ни один писатель до Некрасова не ставил так настойчиво вопроса о на­ родном счастье, о путях его осуществления. Как поэт, живущий интере­ сами народа, Некрасов поднял извечный вопрос: «А где же ты, тайна до­ вольства народного?». Некрасов превратил крестьянина в героя, судью, допрашивающего: «кому живется весело, вольготно на Руси?». Впервые в русской литературе крестьянин был возведен на такую высоту, впервые с тарой реалистической силой все стороны жизни были оценены с точки зрения крестьянства.

Некрасов не мог по историческим условиям дать в своем творчестве ни образа пролетарского революционера, ни рабочего, сознающего свои классовые интересы. Только в союзе с рабочим классом, под его руковод­ ством, крестьянство оказалось той побеждающей силой, какой мечтал его увидеть Некрасов.

Некрасов ме'чтал создать радостную, победную песню, которая разда­ валась бы над просторами родных рек: «Уступит свету мрак упрямый, услышишь песенку свою над Волгой, над Окой, над Камой».

Сколько горечи и досады слышится в словах поэта, что ему приходится пока «песни петь унылые». Для Некрасова характерно горячее стремле­ ние петь песни радости, жажда счастья и веселья. В этом — одна из обая­ тельных черт его творчества. Крупнейшее свое произведение — поэму «Кому на Руси жить хорошо» — Некрасов заключил главой «Доброе время — добрые песни».

Устами счастливого Гриши автор говорит о ве­ селой песне, как «воплощении счастья народного»:

Удалась мне песенка! — молвил Гриша, прыгая: — Горячо сказалася правда в ней великая!

Завтра же спою ее вахлачкам — не всё же им Песни петь унылые...

–  –  –

У Некрасова никогда не было изображения печали без гнева. Он был поэтом великой борьбы, идеологом революционного крестьянства.

Несчастья и муки людей взывали к яростному возмездию:

Но кипит в тебе живая кровь, Торжествует мстительное чувство.

–  –  –

В то время, когда некоторые литературоведы изображали Некрасова поэтом безысходной тоски, дореволюционная «Правда» подчеркивала в творчестве Некрасова жизнеутверждающее начало.

«Правда» в связи с тридцатилетием смерти Некрасова писала о нем, как «о нашем любимом поэте-гражданине». По прямому указанию Ленина — цитировать и растолковывать творчество писателей старой на­ роднической демократии — «Правда» за короткий период (ноябрь 1912 г. — октябрь 1913 г.) поместила о Некрасове четыре статьи, инструктив­ ное письмо и обращение к культурно-просветительным организациям.

В эпоху борьбы с самодержавием и капитализмом наша партия видела в Некрасове своего союзника. Центральный орган партии знал, как мно­ го говорила сердцам передовых людей рабочего класса поэзия Некрасова.

«Правда» (от 29 декабря 1912 г.) писала: «Если кто трудится и борется 11 Л ит. наследство

ИДЕАЛЫ НЕКРАСОВА

XVIII в надежде на лучшее будущее, какой бы черный и неблагодарный труд ни утомлял его к концу рабочего дня, нужен его душе и отдых, и светлый праздник мысли, и поддержка дружеского сочувствия... Пусть позовет он к себе Некрасова, пусть перечтет его страницы, полные горячей любви к человеку, — с этих страниц польются в утомленную душу такое тепло и такая жажда иной, лучшей жизни, что захочется снова работать, снова бороться, снова отдавать свои силы черному дню настоящего во имя завт­ рашнего дня...» 3.

Иногда литературоведы не видели или не хотели видеть той выдающейся роли, которую играл Некрасов в литературно-общественном движении 60—70-х годов. Но уже в 1862 г. Ап. Григорьев признавал, что «молодое поколение в настоящее время никого кроме его Некрасова.— А. Е.

не читало» 4.

Поэзия Некрасова, несмотря на обилие в ней картин народных бедствий, носит бодрый, оптимистический характер. Поэт любуется картиной кре­ стьянского труда. Некрасов очарован красотой человеческих чувств, красотой любви крестьянской жещины к мужу, детям и родителям.

Нашлись критики, которые уже в наше время доказывали, что Некра­ сов, идеализируя зажиточного крестьянина, иногда выступал чуть ли не певцом деревенского кулака. Ничем иным, как чудовищной клеветой на народного поэта, нельзя назвать эти выступления критиков!

В доказательство своего нелепого утверждения эти критики цитиро­ вали обычно «Дедушку» и «Мороза, Красный нос». Но в том и другом произ­ ведениях Некрасов говорит только об идеале зажиточной жизни для за­ битого, нищего, голодного крестьянина.

Творчество Некрасова, представляющее изумительный образец спаян­ ности поэзии с жизнью, содержит немало рельефных картин, где кулаче­ ство* как и всякая другого рода эксплоатация, разоблачается морально и социально.

В «Горе старого Наума», в подзаголовке, именуемом «Волжской былью»,

Некрасов бичует кулака словами самого героя:

«Округа вся в горсти моей, Казна— надежней цепи: Уж нет помещичьих крепей, Мои остались крепи.

Судью эа денежки куплю, Умилостивлю бога»...

Полвека прожил так Наум И не тужил ни мало, Работал в нем житейский ум, А сердце мирно спало.

Встречаясь с ним, я вспоминал Невольно дуб красивый В моем саду: там сети ткал Паук трудолюбивый.

В стихотворении, начинающемся словами: «Да! провинция пустеет», Некрасов говорит, что «земледелец наш беднеет», а Народившийся кулак По селеньям зверем рыщет, Выжимает четвертак.

Некрасов всюду подчеркивает антинародную сущность кулака.

В своих крупнейших произведениях («Кому на Руси жить хорошо», «Современ­ ники») Некрасов обнажает эксплоататорскую роль буржуазии, пока-зывает изнанку буржуазного прогресса, связанного с разорением кре­ стьянства «сетями»:

Знаю: на место сетей крепостных Люди придумали много иных.

II*

ИДЕАЛЫ НЕКРАСОВА

XX

–  –  –

Некрасову была чужда национальная ограниченность. Он презрительно говорил о казенном патриотизме. Некрасову были совершенно несвойст­ венны шовинистические настроения, подменяющие понятие родины поня­ тием о властях, любовь к отечеству — любовью к царям.

Поэт с чувством нескрываемого отвращения и презрения относился к ре­ акционерам — «патриотам» и славянофилам, проповедывавшим национа­ листические чувства. Еще в начале сороковых годов в своих рецензиях (например, на книгу «Русский патриот», 1842) Некрасов, невидимому под благотворным влиянием Белинского, осуждает квасной патриотизм, дает отрицательную оценку псевдопатриотическим виршам. То же много­ кратно выражал Некрасов и в своих стихотворениях.

X XI

ИДЕАЛЫ НЕКРАСОВА

–  –  –

Поэт посылал проклятья угнетателям русского трудового народа, «вла­ дельцам роскошных палат», помещикам и капиталистам.

Некрасов — поэт крестьянской демократии: все свои симпатии он от­ дает крестьянину-бунтарю.. Некрасов видел зреющую силу в крестьян­ ском- движении, в стремлении народа опрокийуть весь строй неправды и надругательства над человеком труда. В своём творчестве он запечат­ лел рост сознания в русском крестьянстве, развитие в нем чувства чело­ веческого достоинства.

Знаменательно для Некрасова, что из всех крестьянских образов в его творчестве наиболее ярким получился образ бунтаря Савелия. Этого не­ сгибаемого человека, отдавшего всю свою жизнь борьбе за интересы кре­ стьянства, поэт запечатлевает с необыкновенной силой. Савелий вынес Лет двадцать строгой каторги, Лет двадцать поселения, —_

–  –  –

Выдающуюся роль в освободительной борьбе Некрасов отводил пере* довой интеллигенции. Разоблачая либеральных болтунов, «богатых сл#;

вом — делом бедных», клеймя «ликующих, праздно болтающих», пой$революционер с восхищением отзывался о подлинных борцах за народ­ ное дело. «На Руси жить хорошо», по мнению Некрасова, лишь револю­ ционерам, так как только их жизнь полна великого смысла, красоты и правды.

Некрасов испытывает чувство гордости за свою страну, выдвинувшую самоотверженных борцов с темными силами царской реакции:

Быть может, мы, рассказ свой продолжая, Когда-нибудь коснемся и других, Которые, отчизну покидая, Шли умирать в пустынях снеговых.

Пленительные образы! Едва ли В истории какой-нибудь страны Вы что-нибудь прекраснее встречали.

Их имена забыться не должны.

X X II ИДЕАЛЫ НЕКРАСОВА

Некрасов был убежден, что только народная революция может осущест­ вить его заветные мечты. И только после этого будут созданы благоприят­ ные условия для развития богато одаренного русского народа и полного использования природных богатств нашей родины.

Некрасов неустанно подчеркивал, что любовь к родине органически связана с протестом против крепостнического строя.

Декабрист «дедуш­ ка» из любви к родине и народу не мог не бороться против общественного порядка, поддерживавшего рабство и надругательство над личностью кре­ стьянина:

Кто же имеющий душу Мог это вынести? Кто?

Непроницаемой ночи Мрак над страною висел...

Видел — имеющий очи И за отчизну болел.

Создавая галлерею героических образов революционеров, рисуя крестьян-бунтарей, Некрасов звал к революции, он верил в ее очистительный огонь, который уничтожит все мерзости эксплоататорского строя.

Поэт-революционер, Некрасов всю жизнь грезил картиной народного восстания. Поэзия Некрасова всегда служила живым источником вдохно­ вения и призывом к борьбе.

Невозможно представить себе более кровную связь поэта с родиной, чем та, которая существовала у Некрасова. Взаимоотношения гражда­ нина и родины Некрасов уподобляет отношениям сына и матери. Са­ мый большой проступок для человека —- это забвение своего долга перед родиной.

Осуждая либералов, заявлявших на словах о своей любви к на­ роду, но на деле не желавших палец о палец ударить, чтобы реализо­ вать эти обещания, Некрасов писал:

Страшись их участь разделить, — Богатых словом, делом бедных, И не иди во стан безвредных, Когда полезным можешь быть!

–  –  –

Истинный патриот и гражданин, по мнению Некрасова, неизбежно должен быть революционером.

Поэт с восхищением отзывается о «достой­ ных гражданах» — революционерах:

ИДЕАЛЫ НЕКРАСОВА

X XIV

–  –  –

Некрасов всю жизнь терзался из-за того, что не мог для борьбы с цариз­ мом уйти в подполье, стать человеком революционного подвига, подобно Чернышевскому, Михайлову и другим своим единомышленникам. Гениаль­ ный поэт, воспитавший поколения революционных борцов своими стиха­ ми, создатель легальной трибуны русской демократической мысли (жур­ налы «Современник» и «Отечественные записки»), Некрасов, тем не менее, бичевал себя за то, что не ушел «в стан погибающих», что к револю­ ционной цели шел, «не жертвуя собой». Отсюда — самоосуждение, пока­ яния Некрасова.

Он писал:

Народ! Народ! Мне не дано геройства Служить тебе, — плохой я гражданин, Но жгучее, святое беспокойство За жребий твой донес я до седин!

Некрасов, занимавший передовые позиции в литературной борьбе эпо­ хи 60-х годов, имел смертельных врагов в реакционном и либеральном лагере. Поэт имел твердые революционные убеждения и поэтому не счи­ тал нужным оправдываться от всякого рода клеветнических обвинений.

Некрасов отлично понимал, что он и его враги — два антагонистических лагеря, у которых нет и не может быть ничего общего.

Гордо и решительно поэт заявлял:

... мой судья — читатель-гражданин.

Лишь в суд его храню слепую веру.

Назначение своей поэзии Некрасов видел в том, чтобы «напоминать человеку высокое призвание его».

Вожди революционной демократии — Белинский, Чернышевский и Добролюбов — были для поэта «светильниками разума». Естественно, что Некрасов создал поэзию, которая и своим содержанием, и своей формой противостояла традиционной литературе, оторванной от народа и дале­ кой от его интересов.

Характер своей поэзии Некрасов определял словами: «У всякого писа­ теля есть своя своеобразность, у меня— реальность». А враждебно настроен­ ный в отношении Некрасова критик Авсеенко, желая оскорбить поэта

«В В О С П О М И Н А Н И Е О Ч Е Р Н Ы Ш Е В СКОМ »

С обственноручная расш иф ровка Н екрасовым сти хотворен ия «П р ор ок » в экземпляре «Последних- песен», подаренном поэУом И. Н. К рам ском у 3 апреля 1877 г.

Т ретьяковская гал лерея, М осква тз М Р 1875 г. Н екрасова посетил народнический революционер и л и тератор П. В. Г ри гор ьев, П писавший под псевдонимом П. Б езобразова и незадолго перед тем напечатавш ий статью о поэте Гв апрельской книж ке «Б ибл и отеки » за 1875 г.). Н екрасов долго говор и л с ним о э в о л ю ц и и.

В 1883 г. н аходясь за границей, в эмиграции, Г р и гор ь ев-Б езоб р азов поместил в ж еневской «Правде» свои воспом инания об этом памятном для него свидании. Он привел в н их, в частпости, ” ” ь'с^ ^ ' д ^ о ^м ои х^ хар эк тер и сти ках Б ел и н ского, Д оброл ю бова, П исарева... У меня есть еще портрет Н. Г. Ч ер н ы ш ев ск ого... Х о ти т е, я вам прочту е г о...».

И Н екрасов прочел затем стихотворение «Н е говор и : Забыл он остор ож н ост ь.».

Д остоверность и тем самым ценность приведенного свидетельства до сих пор не былп приЗНЛВосп^яш водим^ш 'здесь страница из экземпляра «П оследних песен», подар ен н ого Н екрасовым худож нику И. Н. К р ам ск ом у, у стра н я ет отныне всякие сомнения отн оси тел ьн о того, что сти хо­ творение 1874 г. «Н е го во р и : Забыл он о ст о р о ж н о ст ь !», известное под заглавием «П рор ок», ™освнщено поотом именно Н. Г..Ч ерны ш евском у, страдал ьческой уч асти котор ого Н екрасов

–  –  –

и унизить его творчество, свою статью о нем назвал: «Реальнейший поэт», имея в виду, что Некрасов — художник, не чуждающийся самых разно­ образных и «грубых» жизненных тем. С нашей точки зрения, это определе­ ние Некрасова является высшей похвалой поэту.

Вокруг творчества «старого русского демократа» (так Ленин называл Некрасова), как при жизни поэта, так и после его смерти велись страст­ ные споры.

Если сторонники эксплоатации и угнетения испытывали злую ненависть к музе Некрасова, то в революционной и демократической сре­ де его стихи, зовущие к борьбе, встречались с чувствам горячей любви и восхищения:

На бой, на труд!

За обойденного, За угнетенного...

Поэзия Некрасова отражала кровные, насущные нужды и интересы на­ рода. Стихи Некрасова читались с увлечением, зажигая сердца молодежи горячей любовью к народу и ненавистью к его поработителям.

Выражая мнение передовой части общества, Добролюбов характеризо­ вал Некрасова: «Любимейший русский поэт, представитель добрых начал в нашей поэзии, единственный талант, в котором теперь есть жизнь и сила»5.

Политическое значение поэзии Некрасова то же, что и публицистиче­ ских и критических статей Чернышевского. В разных областях литераг турной деятельности они выражали одну идею — идею борьбы за освобож­ дение народа.

Чернышевский рассматривал поэзию Некрасова, как оружие револю­ ционной борьбы с самодержавием и крепостничеством. Он писал Некра­ сову: «Правда, и людям самостоятельным критика может быть полезна, когда в состоянии обнаружить недостатки в их убеждениях (только в убеж­ дениях, в понятиях о жизни), и заставить их вернее смотреть на жизнь,— но в этом отношении Вам опять-таки критика вовсе ре нужна: я не знаю, какие ошибочные убеждения нужно было бы Вам исправлять в себе» в.

Идейная близость Некрасова и Чернышевского видна и из факта со­ вместного писания ими публицистических статей. А. Н. Пыпин говорит, что «Заметки о журналах» в «Современнике» составлялись так: «Заметки ведены были Чернышевским, но (вначале, сколько я помню) иногда с близ­ ким участием Некрасова: есть страницы, начатые одним и продолженные другим»7.

Дружба великих деятелей демократии не прекращалась на протяжении всей их жизни.

В центральном своем произведении — поэме «Кому на Руси жить хорошо» — Некрасов всесторонне изображает дореформенную и порефор­ менную Россию. Показывая угнетенное крестьянство и эксплоатирующих его старых и новых хищников — помещиков и капиталистов, Не­ красов призывает разночинную интеллигенцию к борьбе за «народное дело», призывает ее итти на помощь начинающей пробуждаться исполин­ ской силе Савелия-богатыря. Борцом за дело народа Некрасов изоб­ ражает Гришу Добросклонова. Сын дьячка, жившего «беднее захудалого последнего крестьянина» и «батрачки безответной», Гриша выступил как защитник интересов крестьянства. Он Стал пылким и восторженным Певцом освобождения Униженных, обиженных На всей святой Руси.

С горячей нежностью и любовью нарисован образ Гриши — революцион­ ного демократа. Поэт понимает, что Гриша не один, что за ним идет «рать

ИДЕАЛЫ НЕКРАСОВА X XVII

неисчислимая», обладающая несокрушимой силой. Тяжел путь "Гриши, н о и славен, потому что величайшее счастье, по мысли Некрасова, состоит в борьбе за освобождение угнетенных. На вопрос:«Кому на Руси жить хоро­ ш о?— Некрасов отвечает: борцам за счастье народа. В этом и заключается

-смысл концовки поэмы:

–  –  –

Поэзия Некрасова преисполнена революционного энтузиазма и веры в конечную победу народа. Наряду с крестьянством автор значительное место уделяет изображению революционной интеллигенции. Поэт про­ славляет революционных борцов, противопоставляя их либеральным реформаторам.

Обращаясь к истории, к прошлому своей страны и народа, Некрасов выделяет деятелей освободительного движения. В начале семидесятых годов печатаются знаменитые историко-революционные поэмы: «Деду­ шка», «Недавнее время», «Русские женщины». Через образы борцов пред­ шествующих поколений Некрасов устанавливает живую преемственность идей от декабристов к Белинскому, Петрашевскому, Добролюбову и се­ мидесятникам. Едва ли можно найти в русской литературе более яркое прославление политических ссыльшйх, чем это сделал Некрасов в поэмах о декабристах. Читая поэмы Некрасова о революционерах прошлого, современные борцы узнавали в них себя. Недаром самую большую попу­ лярность из всех произведений Некрасова имели его историко-револю­ ционные поэмы. И недаром цензура ни одно произведение. Некрасова «а современные темы не исказило так, как его поэму «Русские женщины».

Некрасов отстаивал обличительное направление, единственно передо­ вое направление в литературе того времени. В письме Тургеневу от 30 де­ кабря 1856 г. он писал; «Есть ли другое — живое и честное Направ­ ление.— А. Е., кроме обличения и протеста? Его создал не Белинский, а среда, оттого оно и пережило Белинского, а совсем не потому, что «Со­ временник» — в лице Чернышевского — будто бы подражает Белинскому».

Некрасов боролся против теории «искусства для искусства».

В статье «Заметки о журналах за июнь месяц 1855 года» он писал:

, «Нет науки для науки, нет искусства для искусства, — все они сущест­ вуют для общества, для облагорожения, для возвышения человека, для его обогащения знаниями и материальными удобствами жизни»8. Поэт очень сожалел, что молодой гениальный писатель Л. Толстой «переходит да сторону Дружинина» ®.

Обращаясь к Л. Толстому, Некрасов дал замечательную характеристи­ к у революционно-критического направления в литературе: «Особенно мне досадно, что вы так браните Чернышевского... Вам теперь хорошо в деревне, и вы не понимаете, зачем злиться; вы говорите, что отношения к действительности должны быть здоровыми, но забываете, что здоровые отношения могут быть только к здоровой действительности. Гнусно при­ творяться злым, но я стал бы на колени перед человеком, который лопнул бы от искренней злости — у нас ли мало к ней поводов? И когда мы нач­ нем больше злиться, тогда будет лучше, — т. е. больше будем любить — любить не себя, а свою родину». (Письмо от 22 июля 1856 г. ) 10. В другом письме к Л. Толстому Некрасов заявляет со всей решительностью о своей демократической позиции в художественной литературе: «Изменить ха­

X X V III ИДЕАЛЫ НЕКРАСОВА

рактер своего писания я не могу... а потому не ждите от меня ничего по ча­ сти стихов, что б пришлось по вашему вкусу» Ч.

Борьба Некрасова с теорией «чистого искусства» нашла отражение во многих его стихах, но полнее всего — в стихотворении «Поэт и Гражданин».

Гражданин упрекает Поэта в бездействии. Указывая на перемену, проис­ шедшую в общественной обстановке (стихотворение написано в 1855 г.),.

Гражданин с возмущением говорит Поэту:

Пора вставать! Ты знаешь сам, Какое время наступило;

В ком чувство долга не остыло, Кто сердцем неподкупно прям, В ком дарованье, сила, меткость — Тому теперь не должно спать...

–  –  –

В течение многих десятилетий эта поэтическая декларация Некрасоваслужила непререкаемым заветом передовым силам русского общества в борьбе против безидейности, аполитичности в искусстве и литературе.

Некрасовское направление в русской поэзии не могло оставить литера­ турные круги равнодушными: начались страстные споры и разногласия, не затихавшие в течение многих лет.

Литераторы, защитники «чистого искусства», скептически и враж­ дебно относились к демократической поэзии Некрасова. Однако все вид­ ные русские писатели, независимо от направления, подчеркивали свое­ образие некрасовского творчества.

Тургенев в рецензии на стихотворения Тютчева писал: «Легко указать на отдельные качества, которыми пре­ восходят его (Тютчева) более даровитые из теперешних наших поэтов :

на пленительную, хотя несколько однообразную грацию Фета, на энер­ гичную, часто сухую, жесткую страстность Некрасова...12.

Никто из поэтов до Некрасова не спускался так глубоко в «низкую »

жизненную прозу, чтобы черпать в ней вдохновение. Поэзия Некрасова всецело соответствовала требованию Белинского к писателю: быть «граж­ данином, сыном своего общества и своей эпохи».

XXX ИДЕАЛЫ НЕКРАСОВА

Никто до Некрасова не поднимал «низкую» прозу жизни на такие вер­ шины поэзии, не был так близок к подлинно демократической точке зре­ ния на социальную действительность. Некрасов имел право сказать, что»

в его стихе «кипит живая кровь». Только ему оказалась по силам задача создать новый стиль демократической поэзии.

Некрасов создал поэзию, вполне отвечающую задачам революционной демократии. Он чутким ухом поэта-демократа услышал «музыку злобы»преисполненных гневом народных масс. Недаром Тургенев, отрицательноотносившийся к его поэзии, высказал истину, заявив, что стихи Некра­ сова, собранные в один фокус, «жгутся».

Однако самый высокий пафос, самые благородные стремления, не бу­ дучи выражены в соответственной форме, никогда не произведут своегодействия на читателя. Некрасов же зажигал своими стихами. Этого мог достичь только первоклассный художник, великий поэт.

Творчество Некрасова оказало плодотворное.влияние на всё после­ дующее развитие русской поэзии. Бели символисты находили Некрасова, с его темой борьбы за гражданские идеалы, «старомодным» и ценила в нем только мастерство, «музыку диссонансов» (Бальмонт), то все демо­ кратически настроенные поэты второй половины X I X века и первых десятилетий X X века, вплоть до наших дней, жили и творили, испытывая очарование «музы мести и печали».

Поэзия Маяковского созвучна творчеству Некрасова своим политиче­ ским пафосом, глубокой идейностью и ориентацией на народные массы.

Из современных советских цоэтов по своим творческим принципам особенно­ близки к Некрасову Твардовский, Исаковский, Сурков, Лебедев-Кумач— и многие другие.

Творческое наследие Некрасова, представляющее в истории русской литературы ярчайший пример беззаветного служения народу, оказа­ лось живым, плодотворным и в наше время. Поэт-гражданин получил всеобщее признание в стране победившего социализма.

Правильно сказал А. В. Луначарский, отмечая столетие со дня рожде­ ния Некрасова: «Не принижая ни на минуту ни великих алтарей Пуш­ кина и Лермонтова, ни более скромных, но прекрасных памятников Алексея Толстого, Тютчева, Фета и других, мы всё же говорим: нет в рус­ ской литературе, во всей литературе такого человека, перед которым с лю­ бовью и благоговением мы склонялись бы ниже, чем перед памятью Не­ красова»13,

ПРИМЕЧАНИЯ

1 В. Л е н и н, Сочинения, X X II, 376.

2 И. С т а л и н, Вопросы ленинизма, 1х-е изд., 328.

3 «Дооктябрьская «Правда» об искусстве и литературе», М.— Л. 1936, 122— 123»

* А п. Г р и г о р ь е в, Собрание сочинений, вып. 13-й, П., 1918, 20.

5 «Книга и Революция» 1921, № 2, 72.

®Н. Ч е р н ы ш е в с к и й, «Литературное наследие», II, М.—Л. 1928, 338.

? А. П ы п и н, Некрасов, СПб., 1905, 38.

8 Н. Н е к р а с о в, Сочинения, М.— Л., 1930, III, 437.

9 Там ж е, 273.

1 Та м 0 ж е, V, 252.

11 Т а м ж е, 291.

1 «Современник», 1854, № 10, отдел критики, 23— 26.

18 Сборник «Некрасов в русской критике», М., 1944, 90.

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

Статья 5. К о з ь м и н а Имя Некрасова значительно более, чем кого-либо другого из вели­ ких русских поэтов прошлого, связано с русской революцией. В истории нашего освободительного движения Некрасову должно быть отведено видное и почетное место. Его право на это неоспоримо и неотъемлемо. И как поэт, и как редактор наиболее передовых журналов своей эпохи Не­ красов сделал для пропаганды идей революции неизмеримо больше, чем многие из п рофессионалов-пропагандистов.

Поэзия Некрасова — явление громадного исторического значения.

Признавать это были вынуждены даже люди, отнюдь не разделявшие его политических воззрений. Сошлемся хотя бы на свидетельства таких чуж­ дых некрасовской «музе мести и печали» людей, как Ап. Григорьев и анонимный критик «Отечественных Записок» — по всей вероятности, С. С. Дудышкин. «Песни Некрасова сделались, без преувеличения говоря, событиями», — писал в 1862 г. первый из них х. А другой годом позже признавался: «Стихотворения Некрасова оставят после себя очень видный ш а г в развитии наших общественных чувств»2.

В этих суждениях нет ни капли преувеличения. В течение десятилетий Некрасов был любимейшим поэтом революционно настроенной молодежи.

Напомним, что над его могилой, прерывая речь Ф. М. Достоевского, срав­ нившего почившего поэта с Пушкиным, присутствующие землевольцы и среди них молодой по возрасту, но уже видный участник революционной борьбы, Г. В. Плеханов, заявили: «Он был выше Пушкина» 3.

Поэзия Некрасова зажигала молодежь своей страстной любовью к обездоленному люду и ненавистью к угнетателям и эксплоататорам народа. Стихи Некрасова учили читателей, что для человека, сознаю­ щего свои обязанности по отношению к обществу, существует лишь один достойный его путь — служение народу. Они внушали непре­ одолимую ненависть к социально-политическому строю, основанному на неравенстве и подавлении свободной человеческой личности. Они при­ зывали порвать с «ликующими и праздно болтающими» и уйти «в стан погибающих за великое дело любви». Такие произведения Некра­ сова, как «Песня Еремушке», «Железная дорога», поэма «Кому на Руси жить хорошо» и др., производили не меньшее революционизирующее воз­ действие, чем подпольные прокламации.

Г. В. Плеханов передает интереснейший эпизод, относящийся ко времени пребывания его в последнем классе военной гимназии. «Мы сидели, после обеда, группой в несколько человек, — пишет он, — и читали Некрасова.

Едва мы кончили «Железную дорогу», раздался сигнал, ввавший на фрон­ товое учение. Мы спрятали книгу и пошли в цейхгауз за ружьями, нахо­ дясь под сильным впечатлением всего только что прочитанного нами.

Когда мы стали строиться, мой приятель С. подошел ко мне и, сжимая в руке ружейный ствол, прошептал: «Эх, взял бы я это ружье и пошел бы сражаться за русский народ!». Эти слова, произнесенные украдкой в не­

XXX II ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

скольких шагах от строгого военного начальства, глубоко врезались в мою память. Я вспоминал их потом всякий раз, когда мне приходилось перечитывать «Железную дорогу»4.

Можно было бы привести многочисленные свидетельства мемуаристовреволюционеров, удостоверяющих громадное влияние, оказанное на них поэзией Некрасова, и определившее их будущий жизненный путь. Огра­ ничимся одним достаточно ярким и показательным примером.

Известный народоволец Н. А. Морозов, рассказывая в своих воспоми­ наниях о массовом движении революционной молодежи 70-х годов «в народ», утверждает, что это движение возникло под влиянием поэзии Некрасова, которой современники Морозова зачитывались в юношескую пору своей жизни. По стихотворениям Некрасова, утверждает Н. А. Мо­ розов, они знакомились с тяжелым положением русского крестьянства и с эксплоатацией, которой население деревни подвергалось со стороны по­ мещиков, кулаков и чиновников. Если тогдашние книги, трактовавшие о социализме, и оказывали сильное влияние на молодых революционеров, то благодаря тому, что «душа молодых поколений уже была подготовлена к ним Некрасовым с ранней юности» 8.

Конечно, в этом утверждении Н. А. Морозова имеется некоторая доля преувеличения. Он сам оговаривается, что многие его современники, которым он развивал свои мысли о поэзии Некрасова как о «рычаге»

движения в народ, оспаривали его. Из признаний революционеров 60-х и 70-х годов прошлого века мы знаем, что сочинения Чернышевского, Добролюбова и Писарева оказывали на них не меньшее влияние, чем поэзия Некрасова. Несмотря, однако, на это, только что приведенное свидетель­ ство Н. А. Морозова крайне интересно и важно. С а м а я в о з м о ж ­ н о с т ь т а к о г о п р е у в е л и ч е н и я имеет большое показатель­ ное значение.

Русскому правительству революционная настроенность Некрасова и впе­ чатление, производимое его стихотворениями на читателей, были хорошо известны. Еще в 1848 г. Ф. Булгарин доносил III Отделению: «Некрасов — самый отчаянный коммунист; стоит прочесть стихи его и прозу в С.-Пе­ тербургском альманахе, чтоб удостовериться в этом. Он страшно вопиет в пользу революции» в. И после Ф. Булгарина осведомители, — как по долгу службы, так и добровольные, — многократно информировали пра­ вящие круги об опасности, которую поэзия Некрасова представляла для существовавших тогда порядков.

Некрасов вошел в историю русской литературы и русского общества не только как поэт, но и как журналист. Он руководил двумя лучшими, наи­ более демократическими журналами своего времени — «Современником»

и «Отечественными Записками».

В годы подготовки отмены крепостного права, когда история поставила перед Россией задачу глубоких преобразований, долженствующих изме­ нить весь ее социально-политический строй, «Современник» превратился в орган, открыто отстаивающий интересы замученного тяжелой крепост­ ной неволей русского крестьянства. И если в эти годы, под влиянием крайнего обострения классовой борьбы, в стране сложилась революцион­ ная ситуация, то журнал Некрасова сыграл: в этом исключительную по важности роль. Руководители русской революционной демократии того времени — Чернышевский и Добролюбов — могли успешно выполнять свое громадное по историческому значению дело также и потому, что они пользовались полным доверием, горячей симпатией и непрестанной под­ держкой со стороны Некрасова, разделявшего их политические взгляды XXXIII

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

и сочувствовавшего тем целям, которые они перед собою ставили. В эти годы «Современник» поистине являлся идейным штабом русской револю­ ции. Не случайно то обстоятельство, что многие виднейшие представители революционного движения тех лет состояли сотрудниками журнала Не­ красова. Не говоря уже о таких центральных фигурах революционного Н ЕКРАСОВ Ф отограф ия Д ен ьер а, 187 3 г.

И н сти ту т л итературы А Н СССР, Ленинград лагеря, какими были ближайшие сотрудники «Современника» Черны­ шевский и Д обролюбов, в этом журнале в те годы участвовали, организатор крупнейшего тайного общества 60-х годов «Земля и Воля»

Н. А. Серно-Соловьевич, член Центрального комитета этого общества Н. Н. Обручев, автор знаменитой прокламации «К молодому поколению »— Н. В. Шелгунов, его друг — М. Л. Михайлов, поплатившийся каторгой и преждевременной смертью за распространение этой прокламации, рас­ пространитель другой выдающейся прокламации того времени «ВеликоЛит. наследство

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

X XX IV русс» — В. А. Обручев и один из руководителей студенческого движения 1861 г. в Петербурге — И. А. Пиотровский, а также виднейший польский ре­ волюционер 60-х годов — Сигизмунд Сераковский. Некрасов мог не иметь подробных и точных сведений о революционно-подпольной работе этих своих сотрудников, однако ему, несомненно, было ясно, что они служат революции не одним лишь пером. Сознавал он и то, что они смотрят на свое сотрудничество в «Современнике» как на одно из средств служения тому делу, которому они посвятили все свои силы.

В дневнике Добролюбова мы находим весьма ясное высказывание насчет того, как он смотрел на свою деятельность в качестве журналиста.

В 1859 г. не изживший еще своих либеральных иллюзий Герцен, полеми­ зируя с «Современником», допустйл на страницах «Колокола» чудовищный по своей несправедливости и необоснованности намек на то, что сотрудники некрасовского журнала играют на-руку реакции.

Возмущенный этим вы­ падом Герцена, Добролюбов занес в свой дневник следующие строки:

«Однако хороши наши передовые люди! Успели уже пришибить в себе чутье, которым прежде чуяли п р и з ы в к р е в о л ю ц и и, где бы он ни слы­ шался и в каких бы формах ни являлся» 7. Сказать яснее, какую задачу ставят перед собою руководители «Современника», нельзя. Последователь­ но, неуклонно и планомерно они вели журнал с таким расчетом, чтобы в максимальной мере способствовать пробуждению в русском обществе ре­ волюционных мыслей и чувств. И эта задача была блестяще разрешена ими. Ленин отмечал, что Чернышевский умел своими «подцензурными статьями воспитывать настоящих р е в о л ю ц и о н е р о в» 8. То же самое можно повторить с полным правом и о Добролюбове. Да и другие ведущие сотрудники журнала по мере своих сил помогали разрешению этой задачи. Вот почему революционная молодежь 60-х годов смотрела на «Современник», как на своего идейного руководителя9. Точно так же расценивали некрасовский журнал и противники революции из либераль­ ного лагеря. Недаром И. С. Тургенев называл Чернышевского и Добро­ любова «литературными Робеспьерами». А реакционер М. Н. Катков, оже­ сточенно травивший Чернышевского и его политических друзей, писал:

«Вы не бьете, вы не жжете. Еще бы! Но в пределах вашей возможности вы делаете то, что вполне соответствует этим актам»1о. Понимали это и органы тогдашнего политического розыска. В записке о деятельности Чернышев­ ского, составленной для нужд III Отделения, мы находим замечание, с правильностью и меткостью которого нельзя не согласиться. Имея в виду многочисленные прокламации, появившиеся в России в 1861— 1862 гг., автор записки писал: «Прокламации суть как бы вывод из статей Черны­ шевского, а статьи его — подробный к ним комментарий» 1Х. Эти слова полностью объясняют нам, почему правительство в 1862 г. поставило неот­ ложной задачей во что бы то ни стало изъять Чернышевского из русской литературы и на пути к достижению этой цели, за неимением в своих руках твердых доказательств участия идейного руководителя «Современника» в революционной работе, не остановилось перед подлогами, при помощи ко­ торых ему удалось осудить Чернышевского на долголетнюю каторгу и ссылку.

Лишившись в лице отправленного в Сибирь Чернышевского и прежде­ временно погибшего Добролюбова своих руководителей и наиболее ярких и талантливых публицистов и критиков, «Современник» не мог не потус­ кнеть. Однако и после этого он не переставал, хотя и без прежней яркости, глубины и последовательности, служить делу борьбы с абсолютизмом и помещичьей властью. Характерно, что среди сотрудников некрасовского журнала в эти годы мы находим члена Центрального комитета «Земли и Воли» А. А. Слепцова и известного эмигранта Льва Мечникова. Имеются указания на то, что с «Современником» был в то время связан и другой

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ XXXV

видный эмигрант, бывший член Центрального комитета той же «Земли и Воли», а позднее основатель Русской секции I Интернационала, Н. И. Утин. Конечно, участие этих лиц в «Современнике» не могло бы осуществиться без ведома и согласия Некрасова.

В 1866 г. «Современник» был закрыт правительством. Не прошло и двух лет, как Некрасов принимается за издание другого журнала — «Отече­ ственных Записок». Если этот новый некрасовский журнал и не сыграл в истории русской культуры и общественной мысли такой исключительной роли, как «Современник», то всё же «Отечественные Записки», руководимые Некрасовым, по справедливости завоевали себе репутацию лучшего рус­ ского журнала своего времени. Как и в «Современнике», в «Отечественных Записках» участвовало немало людей, причастных к революционному движению, во главе с эмигрантом П. Л. Лавровым, являвшимся постоян­ ным сотрудником этого журнала. Идейная близость между «Отечествен­ ными Записками» и революционным движением 70-х годов несомненна.

Революционеры находили на страницах этого журнала ответ на большин­ ство волновавших их вопросов. Видный участник освободительного дви­ жения тех лет, О. В. Аптекман, в своих воспоминаниях писал: «Целое поколение, поколение 70-х годов, энергичное и боевое, считало «Отечест­ венные Записки» почти что своим органом»12. Недаром впоследствии, уже через много лет после смерти Некрасова, «Отечественные Записки», по­ добно «Современнику», были закрыты правительством, и эта карательная мера мотивировалась именно близостью этого журнала к революцион­ ному подполью.

И как поэт, и как журналист Некрасов выступал в качестве упорного и непримиримого врага современного ему социально-политического строя России. Прекрасно сознавая это, правительство, тем не менее, не осмели­ лось наложить свою лапу на Некрасова. Учитывая широкую популярность, которой пользовался Некрасов, и его многочисленные связи с предста­ вителями различных слоев русского общества, оно не решалось расправить­ ся с этим своим врагом так бесцеремонно, как оно привыкло расправляться с другими своими противниками, часто гораздо менее опасными, нежели Некрасов. III Отделению хорошо была известна непричастность поэта к а к т и в н о й революционной деятельности. В случае ареста Некрасова правительство рисковало оказаться в чрезвычайно нелепом и компроме­ тирующем его самого положении, так как ни малейших доказательств причастности Некрасова к революции, кроме стихотворений, прошедших через цензуру, у него не было и не могло быть. Правда, можно было по­ ступить с Некрасовым так же, как это было сделано с Н. Г. Чернышев­ ским. Во время его процесса судебные доказательства были подменены лже­ свидетельствами и подложными документами, уличающими обвиняемого в «преступлении». Однако такое средство расправы было опасно для самого правительства. К нему можно было прибегнуть один раз, но по-, вторять его было бы рискованно. Опыт с делом Чернышевского показал, что, как ни толсты сгены «здания у Цепного моста», как ни молчаливы и надежны сотрудники III Отделения, темные махинации, творившиеся при производстве этого дела, не остались тайной. И в России, и даже за грани­ цей стало известно, что Чернышевский был осужден на каторгу только в результате того, что его судьи, всемерно старавшиеся удовлетворить жела­ ния царя, сделали вид, что они не замечают сфабрикованных жандармами подлогов.

Вот почему Некрасов, в течение ряда лет работавший рука об руку с Чернышевским и всемерно помогавший ему превратить легальный журнал, бдительно контролируемый цензурой, в орган революции, избежал судьбы вождя революционной демократии 60-х годов.

III* ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИXXXVI

Усадьба, в которой провел свои детские годы Некрасов, ничем не напоминала хорошо знакомые нам по романам 40-х и 50-х годов про­ шлого века культурные «дворянские гнезда», в уютных гостиных и изящных будуарах которых разносторонне образованные и утонченные представители господствующего класса соревновались перед лицом мо­ лодых красавиц в прениях на высокие философские и эстетические те­ мы. Ребенку Некрасову помещичья жизнь открылась с иной стороны, гораздо более прозаической, — со стороны, хорошо известной крепостным рабам, кровью и потом которых скреплялось дворянское благополучие.

С ранних лет Некрасов был свидетелем диких сцен помещичьего раз­ гула, жестокости и самоуправства, жертвами которых являлись не только крепостные его отца, но и он сам и его мать, скоро сошедшая в могилу от необузданного нрава и тиранства своего мужа. В течение всей своей жизни Некрасов не мог забыть те ужасы, которые прохо­ дили перед его глазами в детстве и которые впоследствии нашли себе яркое отражение в его стихотворениях «Родина», «Псовая охота» и др.

Некрасов с детства научился смотреть на помещичью усадьбу глаза­ ми бесправного крепостного мужика.

Он возненавидел ее и с чувством нравственного удовлетворения наблюдал, уже в зрелые годы, за гибелью усадебной жизни, за запустением «дворянских гнезд»:

И, с отвращением кругом кидая взор, С отрадой вижу я, что срублен темный бор — В томящий летний зной защита и прохлада, И нива выжжена и праздно дремлет стадо, Понурив голову над высохшим ручьем, И набок валится пустой и мрачный дом, Где вторил звону чаш и гласу ликований Глухой и вечный гул подавленных страданий...

Печальная участь помещичьей усадьбы была в глазах Некрасова справедливой расплатой за вековое бесправие и угнетение, в которых дворянство держало своих крепостных, за безжалостную эксплоатацию их труда. Он сознавал полную законность необузданной злобы против помещиков, переполняющей сердца русских крестьян, и жалел лишь об одном — о том, что эта злоба не находила себе свободного выхода.

17-летним юношей Н екрасов покинул родной дом, ставший ему ненавистным, и очутился без всяких средств к жизни на улицах Петер­ бурга. Северная столица поразила его своей роскош ью, блеском и им­ позантностью. «П етербург — город великолепный и обш ирн ы й !— писал молодой Некрасов в автобиографической повести «Ж изнь и похождения Тихона Трос.никова».— Как полюбил я тебя, когда в первый раз увидел твои огромные домы, в которы х, казалось мне, могло жить только счастье».

Однако роскошная столица неприветливо встретила юного Некрасова.

В течение ряда лет ему пришлось вести жизнь «мыслящего пролетария», поддерживая свое существование случайными заработками, столь скуд­ ными, что будущему великому поэту довелось вплотную познакомить­ ся с нищетой, голодом и холодом. Суровая борьба за существование намного обогатила жизненный и социальный опыт Некрасова. «Я у з ­ нал. — вспоминал он в названной повести, — что у великолепных и огром­ ных домов, в которых я замечал прежде только бархат и золото, дорогие изваяния и картины, есть чердаки и подвалы, где воздух сыр и зловреден, где душно и темно и где на голых досках, на полусгнив­ шей соломе в грязи, стуже и голоде влачатся нищета, несчастия и XXXVII

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

преступления. Узнал, что есть несчастливцы, которым нет места даже на чердаках и в подвалах, потому что есть счастливцы, которым тес­ ны целые домы... И я спустился в душные те подвалы, поднялся под крыши высоких домов и увидел нищету, стыдливо прикрывающую лохмотья свои, и нищету, с отвратительным расчетом выносящую ее на п о к а з... И сильней поразили меня такие картины, неизбежные в больших и кипящих народонаселением городах, глубж е запали они в душу, чем блеск и богатства твои, обманчивый Петербург! И не веселят уж е меня твои гордые здания и всё, что есть в тебе блестя­ щего и поразительного!».

ТОРГ (С Ц Е Н А ИЗ К Р Е П О С Т Н О Г О Б Ы Т А )

К артина маслом Н. В. Н еврева, 1866 г.

Т ретьяковская галлерея, М осква Так открылась перед Некрасовым неприглядная изнанка столичной жизни. Блестящий Петербург предстал перед ним, как «изношенный фат без румян».

И именно этот Петербург, — Петербург тесных, сырых и зловонных каморок, приюта нищеты, — изображал впоследствии Некрасов в своих произведениях. «Громадный, стройный и суровый» город, «опоясанный гробами, своими пышными дворцами», не обманул поэта «величьем царственным своим». Некрасов сумел взглянуть на этот город глазами нищего, ищущего куска хлеба, проститутки, гранящей городские тро­ туары в поисках из-за нужды позорного заработка, голодного воришки, пойманного с поличным на месте преступления. Он отразил в своей поэзии социальные контрасты столицы, в которой бедняку — «житье трудное», а «милльонерам — рай». Он понял, что большой город — омут, в котором хищники расставили свои сети для бедного люда. Он уяснил,

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

X X X V III себе, что не нравственная испорченность и не дурные природные инстинкты толкают этот люд к нарушениям закона, а отсутствие средств к жизни, порождающее жестокую необходимость бороться любыми средствами за кусок хлеба. Не эти люди виноваты в своей злосчастной судьбе, а все общество, к которому они принадлежат и которое должно нести ответственность за их гибель. Не они являются действи­ тельными преступниками, заслуживающими справедливой кары, а лице­ мерно твердящие о праве и нравственности знатные и богатые, которые, пользуясь покровительством закона, наживаются на страданиях оби­ женных судьбой маленьких людей, тем самым толкая их на преступ­ ления.

Ложь я лицемерие лежат, по мнению Некрасова, в основе всего современного ему общества, его права и морали. В стихотворениях великого поэта перед нами раскрывается целая галлерея образов эксплоататоров народа, начиная с сановников, генералов, крупных чиновников и помещиков и кончая мелкими хищниками: квартиро­ хозяйкой, содержателем извозчичьего двора, хозяйкой мастерской дамских нарядов и т. п. Как ни различно положение этих людей в обществе, всех их объединяет стремление жить на чужой счет под защитой покровительствующих им закона и власти. Погоня за наживой — основной стимул, движущий всеми действиями. представителей господ­ ствующих классов.

Деньгам приносятся в жертву лучшие чувства человека:

Говорят, есть страсти, чувства — Не знаком, не лгу, — говорит про себя ростовщик в одном из стихотворений Некрасова.

Из-за наживы и денег «брат поднимает на брата преступную руку свою».

Иначе и не может быть в обществе, где все семейные и родственные отношения сведены к денежным.

Обиженные судьбой труженики, маленькие люди городских низов изображались не одним Некрасовым, но и другими писателями, как до него, так и одновременно с ним. Однако Некрасову удалось обна­ ружить в душе этих жертв социальной- несправедливости новые черты, не замеченные другими. Гоголевский Акакий Акакиевич безропотно подчиняется обездолившей его судьбе, не сознавая всего ужаса своего положения. Макар Девушкин в «Бедных людях» Достоевского, в отли­ чие от Акакия Акакиевича, чувствует несправедливость существующих общественных отношений, но вместе с тем питает уверенность в неустра­ шимости и неизменяемости их. Герои стихотворений Некрасова не только сознают то общественное зло, жертвами которого они являются, но и носят в себе скрытую злобу по отношению к современному обществу. Однако злоба эта еще не находит себе иного выхода, как в мелких протестах против социальной несправедливости. На плано­ мерную борьбу за свои интересы у обездоленных и угнетенных еще нехватает сил.

Совместная работа с Белинским, оставшаяся для Некрасова на всю его жизнь незабываемым воспоминанием, помогла молодому поэту осмыслить его петербургские впечатления и наблюдения. Белинский указал и уяснил Некрасову причины, порождающие темные стороны современной цивилизации. Через Белинского и при его помощи Некрасов озна­ комился с идеями утопического социализма и убедился в том, что для борьбы с недугами, от которых страдает современное общество, потребны не паллиативы, а самые решительные и крайние средства. Ни филан­ тропия, лицемерный характер которой был для Некрасова вполне ясен, ни частичные реформы помочь не могут. Современное общество необ­

ВЕДИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ X X X IX

ходимо перестроить сверху донизу. Это — единственный возможный путь для осуществления социальной справедливости и для обеспечения каждому человеку возможности спокойной, светлой и радостной жизни.

Эта мысль легла в основу всего поэтического творчества Некрасова и всей его общественной деятельности в роли литератора и журналиста.

Когда Некрасов пришел к выводу о безвыходном тупике, в который зашла современная цивилизация, перед ним встал мучительный и тя­ желый вопрос: где же реальные силы, которые могут обеспечить раз­ решение грандио'зной задачи, стоящей перед человечеством? В совре­ менной ему России, задавленной деспотизмом самодержавия Николая I, он не мог найти этих сил.

Большим ударом для Некрасова явилась преждевременная смерть Белинского. В лице великого критика он имел не только учителя, но и лучшего друга. Потеряв его, он почувствовал себя одиноким.

У Некрасова было немало личных и литературных приятелей; со мно­ гими он был связан долговременной дружбой; многих из них он ценил как выдающихся представителей искусства. Но вместе с тем Некрасов сознавал то, что эти люди, близкие Белинскому, еще при его жизни начали отходить от него, а потеряв его, решительно свернули о того пути, по которому шел автор знаменитого письма к Гоголю, не по­ явившегося в печати, но во множестве рукописных списков распростра­ нявшегося в тогдашнем русском обществе.

В поэме «Саша» и в ряде других произведений Некрасова мы находим немало суровых высказываний о «либералах сороковых годов», у которых олово никогда не сходилось с делом и которые приходили в отчаяние, как только им предстояло поступиться чем-либо ради своих убеждений.

Резко осуждал Некрасов этих «рыцарей доброго стремленья и беспутного житья» с их «постыдным бессилием раба». Однако наряду с этим Некрасов считал необходимым указать обстоятельства, смягчавшие в его глазах их вину. На этих людей он смотрел как на искалеченных тяжелыми полити­ ческими условиями, в которых они осуждены были жить и работать, как на жертвы той реакции, быть свидетелями торжества которой им выпало на долю.

В наброске «Человек сороковых годов», Некрасов вклады­ вал в уста одного из таких людей следующее признание:

–  –  –

Эти слова показывают, что бессилие и нерешительность людей 40-х годов Некрасов ставил в прямую связь с поражением восстания декабри­ стов и наступившей после него реакцией, в условиях которой росли, раз­ вивались и формировали свой характер и свои убеждения эти люди.

Как ни сурово отзывался Некрасов о «людях сороковых годов», он в то же время сознавал и в себе самом некоторые черты характера, свойствен­ ные им. Подобно им, Некрасов был «сын больной больного века», и он, как и они, прошел «через цензуру незабываемых годов». И это наложило на него неизгладимый отпечаток, освободиться от которого полностью «му никогда не удавалось. Он с болью в душе сознавал это и, преувеличивая свою вину, доходил до того, что считал свою жизнь погибшей даром. Лю­ ди, находившие в себе силы пожертвовать собою за убеждения, всегда были предметом его зависти.

хь ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ Бичуя себя, Некрасов забывал о широком отклике, который его поэтическая деятельность встречала в стране, и о громадном общественном значении, которое в силу этого приобретали его стихотворения и поэмы.

Человек,- усвоивший идеи Белинского и в течение всей своей жизни со­ хранявший верность им, человек, нашедший в себе силы пойти на полный разрыв со своими стародавними друзьями из лагеря либерального дворян­ ства и бесповоротно соединивший свою судьбу с проповедниками крестьян­ ской революции в лице Чернышевского и Добролюбова, человек, в самых тягчайших цензурных условиях не выпускавший пера из рук и продол­ жавший смело вести свой журнал в избранном им направлении, — такой человек грешил против истины и проявлял высшую несправедливость по отношению к себе, когда отзывался о своей жизни, как о «бесполезно погибшей».

Правда, порой Некрасов «к цели шел колеблющимся шагом». В его жизни были мучительные минуты, когда ему приходилось итти на компромиссы со своей совестью, приводившие в негодование людей более стойких, но не способных вполне объективно отнестись к тяжелому по­ ложению, в котором оказывался в такие минуты Некрасов.

«Некрасов, — пишет В. И. Ленин, — колебался, будучи лично слабым, между Чернышевским и либералами, но все симпатии его были на стороне Чернышевского» 13.

Отмеченная Лениным «слабость» объясняет многое в жизни Некрасова.

Она являлась одной из причин, удерживавших его от вступления в ряды активных революционеров, но она не могла помешать ему в момент край­ него обострения классовой борьбы в условиях предстоящей отмены крепост­ ного права решительно порвать связи с либералами и стать под знамя крестьянской революции. В этом его громадная, незабываемая заслуга.

И она резко выделяет его из среды тех «людей сороковых годов», которые на всю жизнь оставались, по его выражению, «героями слова, а на деле детьми». - Характеризуя политические воззрения Герцена и выясняя причины* породившие его колебание между демократизмом и либерализмом* В. И. Ленин указывал, что он принадлежал «к помещичьей, барской среде». «О н,— писал Ленин про Герцена,— покинул Россию в 1847 г., он не в и д е л р е в о л ю ц и о н н о г о н а р о д а и не м о г в е р и т ь в н е г о ». В этом была не вина, а беда Герцена. Когда же в 60-х годах Герцен увидел в России восставший на защиту своих интере­ сов народ, «он безбоязненно встал на сторону революционной демократии против либерализма» 14. Это в известной мере можно сказать и о Некра­ сове.

Из статистических данных и секретных документов, ставших извест­ ными лишь в позднейшее время, мы знаем, что в царствование Николая I в русской деревне было весьма неспокойно. Факты и цифры показывают, что в тогдашней России крестьянское движение неуклонно нарастало и ширилось. Отношения между крестьянами и дворянством с каждым годом обострялись.

Однако в современную печать сведения о волнениях крестьян и о рас­ правах их над помещиками не проникали. До русских интеллигентов того времени доходили только смутные, не всегда достаточно определенные слухи о событиях такого рода. Зато одно было для них совершенно очевид­ но и несомненно: это то, что м а с с о в о г о крестьянского движения — такого, например, как при Пугачеве, — в современной им России нет.

Они поэтому-считали, что если в деревне и происходят порой волнения и столкновения между крестьянами и помещиками, то эти явления имеют хы

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

–  –  –

Оторванность от народа, так ярко отображенная в этом стихотворении, отсутствие полного и точного представления о происходящем в деревне, о думах и чаяниях крестьянства, не могли, конечно, не отражаться на поли­ тических настроениях Некрасова и сказывались на его поэзии.

В стихотворениях Некрасова можно найти немало жалоб на политиче­ скую пассивность и апатичность русского крестьянства. «Спит народ под тяжким игом»,— писал он. «Народ угнетенный глух перед общей бедой»,— читаем мы в другом его стихотворении. «Терпенье безмерное» русского крестьянства не раз «досаду родит» в поэте и возбуждает порой грустные думы о будущности этого «терпеньем изумляющего народа». Существующий порядок начинает иногда казаться Некрасову настолько крепким, что трудно даже мечтать о перестройке его.

В стихотворении «На Волге» поэт писал:

Прочна суровая среда, Где поколения людей Ж ивут и гибнут без следа И без урока для детей.

ХЫ 1 ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

–  –  –

Размышления о прочности «суровой среды» и пассивности народа наложили свой отпечаток и на отношение Некрасова к революции.

Однако ни в коем случае нельзя преувеличивать значение таких пессимистических настроений и высказываний Некрасова, как это делал, например, Г. В. Плеханов. В речи, произнесенной по случаю 25-летия со дня смерти Некрасова, Г. В. Плеханов утверждал, что поэт «ни на минуту не мог поверить в возможность широкого революционного движения в народе», что массовое крестьянское восстание «представлялось Некрасову совершенно немыслимым» 15.

Это,— несомненно, ошибочное утверждение:

взгляды Некрасова на революцию и его оценка возможности революции подверглись с течением времени довольно существенным изменениям, ко­ торые отчетливо запечатлены в его поэзии.

Еще в середине 40-х годов под влиянием Белинского Некрасов понял, что при сохранении в незыблемости феодально-крепостниче­ ского строя народ осужден на тяжелую, беспросветную жизнь.

Понял он и то, что светлое будущее народа недостижимо мирным путем, без насильственной борьбы, а также и то, что без участия самого народа эта борьба не может рассчитывать на успех. Однако в политических условиях России того времени народная революция представлялась ему делом хронологически неопределенного будущего.

Убегкденный в необходимости революции, он не видел, однако, в тогдаш­ ней России общественной силы, способной осуществить ее. Под влиянием этого, естественно, не могли иногда не зарождаться сомнения относительно ближайших перспектив борьбы, Эти сомнения сказались, между прочим, на стихотворном диалоге «Поэт и гражданин» (1856), в котором, несомненно, нашли свое отражение /бе­ седы, происходившие тогда между Некрасовым и Чернышевским. На при­ зывы «гражданина» служить лирой «неимущим хлеба» и итти «в огонь за честь отчизны» «поэт» отвечает указанием на прочность и непоколебимость зла и на безнадежность борьбы против него.

Вспоминая годы своей юности, «поэт» восклицает:

Куда ретив был мой Пегас!

–  –  –

И далее рассказывает о том, как его любовь и ненависть, не встре­ чая отзыва в окружающей среде, угаслр и как это побудило его «сложить смиренно руки» и прекратить борьбу в сознании своего одиночества и от­ сутствия поддержки.

Когда 0 я видел хоть борьбу, Бороться стал бы, как ни трудно...

–  –  –

П оэт был несправедлив по отношению к самому себе. Он недооценивал своих сил, значения своей борьбы и преувеличивал свою разочарованность.

Он напрасно упрекал свою музу, что она будто бы навсегда покинула §го.

В действительности же муза не переставала вдохновлять поэта на его песни, и эти песни, передаваемые им, чем дальше, тем с большей силой ударяли по сердцам слушателей. Гнетущее чувство одиночества и без­ надежности, охватывавшее подчас поэта, сменилось радостным сознанием, что призывы его музы, наконец, перестали оставаться безответными и начали находить небывалый ранее отклик со стороны общества.

Призывы и доводы «гражданина» не прошли бесследно для «поэта»

п оказали на него могучее возрождающее влияние.

Разрыв Некрасова с его прежними друзьями — Тургеневым, Боткиным, Дружининым и другими членами их круж ка — как ни тяжел он был для поэта, облегчался тем, что, несмотря на близость их, полного единомыслия между ними никогда не существовало. Даже в самые тяжелые годы николаевской реакции, в так называемую «эпоху цензур­ ного террора», когда Некрасов, лишившись в лице Белинского своего идей­ ного руководителя, остался в одиночестве и в силу этого поневоле теснее сблизился с людьми, занимавшими в то время — за смертью Белинского и эмиграцией Герцена — передовые посты в русской литературе, между ним и представителями либерального дворянства на каждом шагу обна­ руживались весьма существенные разномыслия.

Когда мы теперь знакомимся с письмами этих людей к Некрасову и их перепиской друг с другом, относящейся к 40-м и 50-м годам прошлого века, для нас становится совершенно ясным их несколько снисходительно

–  –  –

высокомерное отношение к Некрасову и далеко не всегда благоприятное для поэта мнение о его поэтическом творчестве. Поэзия Некрасова в основных и ведущих ее мотивах была чужда им и принималась ими только с весьма существенными оговорками. Вместе с тем, они не могли не сознавать силу и остроту поэтического дара Некрасова и то волнующее и возбуждающее воздействие, какое его стихотворения производили на читателей. По выходе в свет в 1856 г. книжки стихотворений Некрасова Тургенев, не­ редко склонный категорически отрицать существование у Некрасова поэти­ ческого таланта, был вынужден признать, что стихотворения этого поэта, «собранные в один фокус, — ж г у т с я » 16. Тогда же он писал М. Н, Лонгинову: «Я никогда не сомневался в огромном успехе стихотворений Некрасова. Радуюсь, что мои предсказания сбылись... Что ни толкуй его противники, а популярнее его нет теперь у нас писателей — и поделом» 17.

Сознавая силу поэзии Некрасова, его друзья стремились побудить его перестроить свою лиру на их лад. Это они делали и в разговорах с ним, и в своих письмах к нему, и на страницах печати.

«Одни честные мысли, — поучал Некрасова Тургенев, имея в виду его стихи, — нельзя назвать поэзией»18. В свою очередь В. П. Боткин писал Дружинину в сентябре 1855 г.: «Зачем, любезный друг, ограничиваете вы гонение на дидактику одним только гоголевским направлением; на­ добно гнать ее везде, начиная с некоторых стихотворений Некрасова, к о ­ торый, кажется, начинает впадать в дидактизм» 19. Дружинин незамед­ лительно выполнил это указание Боткина. Воспользовавшись выходом в свет отдельным изданием повестей Тургенева, он противопоставил этого писателя — «благороднейшего эпикурейца-поэта», по выражению Д ру­ жинина, — «сумрачным дидактикам».. Фамилии «дидактиков» названы не были, но далее следовало вполне ясное и понятное для читателей указа­ ние на то, кого именно имеет в виду Дружинин: через несколько строк он, как бы мимоходом, упомянул о «довольно неудачном выражении одного писателя: « л ю б и т ь н е н а в и д я » 20.

Читатели хорошо понимали, что эти выпады Дружинина направлены против Некрасова. Именно он был тем писателем, который своими п о э­ тическими произведениями разрушал столь любезную сердцу Дружинина «светлую философию», долженствующую затушевывать мрачные стороны русской действительности того времени и отвлекать читателей от участия в борьбе за переустройство русского общества. Именно Некрасов был тем писателем, у которого слово «любовь» неизменно сочеталось со словами «ненависть» и «злоба». Именно он в 1852 г.

воспевал поэта, горящего святой злобой:

Со всех сторон его клянут, И, только труп его увидя, Как много сделал он, поймут, И к а к л ю б и л он — н е н а в и д я.

(«Незлобивый поэт»)

–  –  –

Неразрывная связь любви с ненавистью постоянно являлась одной Тиз характернейших черт поэзии Некрасова. Для него любовь и ненависть являлись двумя сторонами одного чувства. Любовь к человеку всегда у него была соединена с ненавистью к тому, кто этого человека угнетает и оскорбляет. Любовь к родному народу порождала в нем неутомимую злобу к его притеснителям и эксплоататорам.

Этого не понимали Боткин и его друзья, делавшие наивную попытку убедить Некрасова, что он «к л е в е щ е т н а с е б я », утверждая, что То сердце не научится л ю б и т ь, Которое устало н е н а в и д е т ь.

«Не знаю я, — писал Боткин в декабре 1855 г., — насколько ты можешь ненавидеть, — но насколько ты можешь любить, я это чувствую. Я не знаю другого сердца, которое так же умеет любить, как твое...» 22.

Хорошо известно, какую упорную борьбу вели друзья Некрасова с Чернышевским за «Современник». Для них в этой борьбе вопрос был по­ ставлен не только об их влиянии на широко распространенный, пользовав­ шийся большою популярностью среди читателей журнал, но также и о руководителе этого журнала Некрасове. Боткин, Дружинин и другие члены их кружка прилагали все усилия к тому, чтобы пересоздать Не­ красова по своему образу и подобию и заставить его музу служить их идеалам и целям. Естественно поэтому, что те «неверные звуки», которые норой проникали в поэзию Некрасова, приводили их в восторг; они стре­ мились убедить поэта, что именно эти «неверные звуки» и есть самая настоя­ щая, доподлинная поэзия.

Когда в 1855 г. Некрасов призывал свою музу «замолкнуть»:

Я сон чужой тревожить не хочу, Довольно мы с тобою проклинали...

—- друзья поэта восприняли эти строки, как его отказ от «злобы» и «не­ нависти». Тургенев, посылая это стихотворение («Замолкни, Муза мести и печали!») П. В. Анненкову, сообщал, что Некрасов «просветлел и умяг­ чился». Еще более восторженно приветствовали они некрасовское стихо­ творение «Тишина» (1857), в котором им хотелось видеть доказательство готовности Некрасова примириться с действительностью.

Однако ни упреки, ни похвалы друзей не подействовали на Некрасова.

В основном он всегда оставался верен своей «музе мести и печали».

Отрицательным отношением к его поэзии друзья Некрасова облегчали ему предстоящее расхождение с ними.

Мы упоминали выше о том, что в 1856 г. стихотворения Некрасова вышли отдельным изданием. Эта небольшая книжка имела выдающийся успех.

В течение нескольких дней все издание было распродано.

Цензор Волков, рассматривавший, по приказанию министра народного просвещения,' книжку Некрасова по выходе ее в свет, в своем заключении писал о ней:

«Книгу Некрасова видишь почти в каждом образованном семействе; все ее читают, все от нее в восторге, все торопятся приобрести ее! Бесспорно, велик талант у г. Некрасова» 23. В одном лишь Волков был неправ, когда писал эти строки: далеко не все были в чосторге от стихотворений Некрасова. В правительственных кругах его книга вызвала сильную тревогу и негодование на цензуру, пропустившую ее. «Аристократическая сволочь», по выражению герценовского «Колокола», сочла эту книжку «чуть не адской машиной», усмотрев в ней нечтовроде«призыва к оружию»24.

Тургенев, как мы уже знаем, считал успех, выпавший на долю стихо­ творений Некрасова, вполне заслуженным. Не признать этого было нельзя.

И тем не менее Цекрасову пришлось выслушивать много неприятного

Х ЬУ1 ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

от своих друзей. По их мнению, он допустил ошибку, зря раздразнив своей книгой правительство. Подобные упреки не могли не оскорблять Не­ красова. В апреле 1857 г. он писал Л. Н. Толстому: кстати скажу, что я был серьезно обижен тем несомненным фактом, что все мои литературные друзья в деле о моей книге приняли сторону сильного, обвиняя меня в мальчишестве. Ах, любезный друг! Не мальчишество на этом свет© только лежание на пуховике, набитом ассигнациями, накраденными соб­ ственной или отцовской рукой. Каковы бы ни были мои стихи, я утвер­ ждаю, что никогда не брался за перо с мыслью, что бы такое написать, или как бы что написать: позлее, иолиберальнее, — мысль, побуждение, сво­ бодно возникавшие, неотвязно преследуя, наконец, заставляли меня писать. В этом отношении я, может быть, более верен свободному твор­ честву, чем многие другие... Все это я говорю к тому, что изменить характер своего писания я не могу..., а потому н е ж д и т е о т ме ня н и ч е г о по ч а с т и с т и х о в, что б п р и ш л о с ь по Вашему в к у с у » 26.

Эта суровая отповедь, формально адресованная Толстому, по существу являлась ответом Некрасова всем его чрезмерно осторожным и чересчур благоразумным друзьям. Из слов Некрасова они могли понять, что борьба, которую они вели за него, ими проиграна, а напечатанная им в «Современнике», вскоре после написания только что цитированного письма Л. Н. Толстому, «Песня Еремушке», с ее яркими революциоными призывами, с ее проповедью «необузданной, дикой к угнетателям вражды», должна была окончательно убедить их, что поэт полностью освободился от их влияния и что он твердо стал на путь, далеко расходящийся с дорогой, по которой шли они. На «измену» Некрасова они ответили ненавистью к нему, доходившей до того, что один из них, В. П. Боткин, не стеснялся подзадоривать цензуру в ее борьбе с некрасовским журналом. Трудно было бы поверить в возможность такого факта, если бы сам Боткин не поведал о нем с полной цинизма откровенностью. В одном из писем к Фету, в начале 1866 г., выражая радость по поводу двух предостережений, данных цензурой «Современнику», Боткин писал: «Я же, пользуясь моим знакомством с членами совета по книгопечатанию, стараюсь поддерживать их в их энергии» 20.

Ясно, что к этому времени Некрасов определился для Боткина как классовый враг, в борьбе против которого он считал допустимым любые средства.

То двустороннее чувство любви-ненависти, которое, как мы убедились, стало характерным для поэзии Некрасова и которое приводило в негодо­ вание его бывших друзей, было вполне понятно для людей из радикально­ демократического лагеря. Еще в 1847 г. Белинский писал в одном из писем к К. Д. Кавелину: «Терпеть не могу я восторженных патриотов, выез­ жающих вечно на междометиях или на квасу да каше; ожесточенные скеп­ тики для меня в тысячу раз лучше, ибо н е н а в и с т ь иногда бывает только особенною формою л ю б в и » 27.

Вполне понимали чувства Некрасова и Чернышевский с Добролюбовым.

Первый из них в романе «Что делать?» вкладывал в уста Лопухова, после превращения его по ходу романа и по воле автора в Чарльза Бьюмонта, характерное упоминание о Некрасове. Говоря с Полозовым о «турецком невежестве», царящем в России и обусловливающем ее «японскую беспо­ мощность», Бьюмонт добавлял: «Я н е н а в и ж у вашу родину, п о т о м у ч т о л ю б л ю ее, как свою, скажу я вам, подражая вашему п оэту»28.

Любовь-ненависть Некрасова являлась не чем иным, как выражением существенных особенностей его патриотизма. Он сам отчетливо понимал

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ ХЬУП

это. В одном из писем к Толстому в 1856 г. он писал: «Когда мы начнем больше злиться, тогда будет лучше, т. е. больше будем любить, — любить не себя, а свою родину» 29.

Люоовь к родине сливалась для Некрасова воедино с интересами народа.

Верь, что во мне необъятно безмерная Крылась к народу л ю бовь...

–  –  –

писал Некрасов, и он имел полное основание говорить это о себе. Он «музу посвятил народу своему», и она честно служила ему, хотя сам’ он мучился, считая, что она якобы принесла народу недостаточно пользы.

Некрасов к оценке явлений современной ему общественной жизни под­ ходил с точки зрения соответствия их с нуждами и интересами народных масс.

«Любовь к отечеству, — писал Некрасов в 1855 г., — заключается прежде всего в глубоком, страстном и небесплодном желании ему добра и просвещения, в готовности нести ему на алтарь достояние и самую жизнь, в горячем сочувствии всему хорошему в нем и в благородном негодовании против того, что замедляет путь к совершенствованию» 30.

ХЬУШ ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

Некрасов хорошо знал зло русской жизни и не хотел мириться с ним или закрывать глаза на него. Его отношение к родине отли­ чалось таким же критическим характером, как отношение к ней Белин­ ского, который безгранично возмущался «гнусной российской действитель­ ностью» Именно потому, что горячо любил свою родину и мечтал видеть ее не угнетенной и отсталой, а свободной и процветающей.

Ненависть Некрасова к произволу, подавлению человеческой личности, бесправию и эксплоатации не только определяла его политические убеж ­ дения, но и отразилась на всей его литературной деятельности: крити­ ческий реализм творчества Некрасова стоял в связи с его убеждением о не­ обходимости для писателя посвятить свое перо служению родному народу.

Когда во второй половине 50-х годов Дружинин, полемизируя с Черны­ шевским, ополчился против «обличительного направления» в литературе, созданного, по его мнению, в России Белинским, и стал проповедывать необходимость «нового направления», Некрасов в письме к Тургеневу указал, что проповедь Дружинина обречена на неудачу. «Какого н о в о г о направления он хочет? — писал Некрасов. — Есть ли другое, живое и честное, кроме обличения и протеста? Его создал не Белинский, а среда, оттого оно и пережило Белинского, а совсем не потому, что «Современ­ ник» — в лице Чернышевского — будто бы подражает Белинскому»31.

В этих словах Некрасов сжато сформулировал свой взгляд на задачи ли­ тературы, и этому взгляду он оставался верен в течение всей жизни.

Чувство одиночества, овладевшее Некрасовым после его разрыва с прежними друзьями — особенно с Тургеневым, которого он искренно любил и высоко ценил как замечательного художника слова, — не могло сохраниться у него надолго. Некрасов скоро убедился, что на смену ста­ рым друзьям у него появились новые, с неменьшей любовью и прекло­ нением относившиеся к его таланту и лучше старых друзей понявшие и оценившие его творчество.

Сближение с.Чернышевским и Добролюбовым имело поистине громад­ ное значение в жизни Некрасова. Узнав этих людей, познакомившись с их мыслями и чувствами, он проникся глубоким уважением к ним.

В их лице он встретил представителей новой для него общественной среды, по всему складу мышления и поведения далеких от среды, которая окру­ жала его после смерти Белинского. Своей любовью к народным массам и преданностью делу их освобождения Чернышевский и Добролюбов живо напоминали Некрасову его безвременно погибшего учителя и друга.

В них Некрасов нашел истинных продолжателей дела, начатого Белин­ ским.

Первые же выступления Чернышевского на литературном поприще убедили Некрасова в этом. В февральскох! книжке «Сов^зе&еЙйша» за 1854 г. Чернышевский напечатал рецензию, посвященную критическому разбору романов и повестей второстепенного белл&триста той поры М. В. Авдеева. В своих произведениях Авдеев изображал в идиллических тонах помещичью жизнь. Чернышевский указывал, что произведения Авдеева отмечены ложной тенденцией, ибо «не всякий образ жизни может быть идеализирован в своей истине». Поясняя свою мысль, он писал, что те «голубки», которых рисует Авдеев, в действительности не голуби, а «просто на просто осовевшие под розовыми красками коршуны и сороки»^ и что от них «плохо приходится очень многим, потому что тунеядцы долж­ ны же кого-нибудь объедать» 32.

В цензурных условиях того времени трудно было яснее выразить мысль о паразитизме господствующего класса. Во всяком случае, читатели хо­ хых

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

рошо поняли, что именно хотел сказать Чернышевский. Друзья Некра­ сова были глубоко возмущены казавшейся им дерзкой выходкой молодого литератора. Они настаивали перед Некрасовым на удалении автора воз­ мутившей их рецензии из «Современника». Однако, их настояния не увенчались успехом. Некрасов хорош о знал, что он делал, когда печатал рецензию Чернышевского, и поэтому поддержал его. Иначе и быть не могло, потому что он сам был вполне согласен с той оценкой, какую

–  –  –

Чернышевский дал общественной роли господствующего класса. Рецен­ зия Чернышевского могла только радовать редактора «Современника», показывая ему, что в лице молодого сотрудника своего журнала он нашел человека, близкого ему по взглядам. Чем дальше, тем более убе­ ждался в этом Некрасов, и скоро чувство взаимной любви и уважения связало его с Чернышевским.

Чернышевский не скрывал от Некрасова, как высоко он ценил его поэтическое творчество, и ставил своею целью поддерживать энергию и творческую инициативу в хандрившем порой и упрекавшем себя в бес­ силии и ослаблении воли поэте. «Такого поэта, как Вы, у нас еще не было», — писал Чернышевский Некрасову в 1856 г., указывая на обяI V Лит. наследство

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

ъ занность, лежащую на нем по отношению к русскому обществу и народу.

«Пожалуйста, постарайтесь укрепить свое здоровье, — убеждал Черны­ шевский Некрасова, — оно нужно не для Вас одних. Вы теперь лучшая — можно сказать, единственная прекрасная надежда нашей литературы.

Пожалуйста, не забывайте, что общество имеет право требовать от Вас:

«будь здоров, ты нужен мне...». Вы сделали много... но еще гораздо больше Вы сделаете. Ваши силы Огромны и, что Вы ни говорите, свежи. Будьте же здоровы, берегите себя и не освобождайте себя от обязанности тру­ диться для настоящего сожалениями о прошедшем» 33.

Чернышевский ценил в поэзии Некрасова именно то, что отталкивалоот нее его прежних друзей: жгучий протест поэта против чудовищных условий русской жизни, его пламенную любовь к русскому народу, его сочувствие всем Ъбиженным судьбой и людьми, его мечты о светлом буду­ щем, когда не станет ни господ, ни рабов, ни эксплоататоров чуж ого труда, ни эксплоатируемых.

Добролюбов, с которым, несмотря на разницу в летах, Некрасов осо­ бенно сблизился, относился к его поэзии совершенно так же, как и Черны­ шевский.

«Выучи наизусть и вели всем, кого знаешь, выучить песню Еремушке Некрасова, напечатанную в сентябрьском «Современнике»...,— писал в 1859 г. Добролюбов одному из своих школьных приятелей. Помни и люби эти стихи: они дидактичны, если хочешь, но идут прямо к молодому сердцу, не совсем погрязшему в тине пошлости. Боже мой, сколько вели­ колепных вещей мог бы написать Некрасов, если бы его не давила цен­ зура» 34.

Как и Чернышевский, Добролюбов настойчиво убеждал Некрасова в том, что он может и должен принести еще много пользы русскому на­ роду. Живший всецело интересами революции и подчинявший им всю свою литературную работу, Добролюбов не только ценил Некрасова, как «представителя добрых начал в нашей поэзии», но и находил его спо­ собным сыграть громадную роль в общественном движении, аналогичную той, которую в Италии играл в то время Гарибальди. В одном из писем 1860 г. Добролюбов писал Некрасову: «Опять мне суется в голову Гари­ бальди; вот человек, не уступивший пошлости, а сохранивший свято свою идею... Очевидно, этот человек должен чувствовать, что он не загубил свою жизнь, а должен быть счастливее нас с вами при всех испытаниях, какие потерпел. А между тем, я вам говорю не шутя — я не вижу, что 6 ваша натура была слабее его. Обстоятельства были другие... Вы, впрочем, сами знаете все это, но не хотите себя поставить на ноги, чтобы дело де­ лать» 35.

Это замечательное письмо было написано Добролюбовым по поводу стихотворения Некрасова «Рыцарь на час», в котором поэт ярко изобра­ зил переживания и чувства человека, которого недостаток решительности и нравственное слабосилие удерживают от перехода «в стан погибающих за великое дело любви».

Усилия Чернышевского и Добролюбова не пропали даром. Под их влиянием Некрасов исцелился от апатии и хандры. Они укрепили в поэте уверенность в неминуемости конечного торжества того дела, которому он посвятил свою лиру. ^ Много вынес Некрасов полезного для себя из общения со своими мо­ лодыми друзьями. Наблюдая за Добролюбовым, который одно время жил на одной квартире с Некрасовым, последний убедился, что на смену дворянской интеллигенции идет новая интеллигенция, гораздо боле»

близкая народу, не отделяющая своих личных интересов от интересов угне­ тенных и порабощенных народных масс. Добролюбов был для Некрасов»

образцом человека, последовательного во всех своих действиях, твердым

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ ы

шагом идущего к намеченной цели и готового пожертвовать всем ради торжества дела, на служение которому он посвятил свои силы. «Добро­ любов, — говорил Некрасов, — это такая светлая личность, что, несмо­ тря на его молодость, проникаешься к нему глубоким уважением. Этот человек не то, что мы: он так строго следит за собою, что мы все перед ним должны краснеть за свои слабости, которыми заражены» зв..

Развитие политической жизни в России на каждом шагу убеждало Не­ красова, насколько он был прав, отдав новым друзьям предпочтение перед старыми. Он вскоре убедился, что направление, принятое «Совре­ менником» под руководством Чернышевского и Добролюбова, вопреки неоднократным предсказаниям Боткина и Дружинина, не только не привело к падению популярности этого журнала, но способствовало росту его влияния. «Современник» приобрел новых читателей, для кото­ рых каждая вновь выходящая книжка этого журнала была предметом не только чтения, но и изучения. Правда, одновременно с этим росла и ненависть к «Современнику» его многочисленных врагов. Однако это не пугало Некрасова, который еще в 1852 г.

писал про истинного, пони­ мающего свое общественное назначение поэта:

Его преследуют хулы:

Он ловит звуки одобренья Не в сладком ропоте хвалы, А в диких криках овлсбленья...

Нарастающая злоба врагов показала Некрасову, что «Современник»

становится все более мощной общественной силой. А сознание этого — лучшая награда для истинного журналиста, каким был Некрасов. Высту­ пая плечом к плечу с Чернышевским и Добролюбовым, Некрасов уже не чувствовал себя одиноким в борьбе, которую ему приходилось вести.

Смерть Добролюбова и арест Чернышевского потрясли Некрасова:

Какой светильник разума угас.

Какое сердце биться перестало!

Плачь, русская земля. Но и гордись — С тех пор, как ты стоишь под небесами.

Такого сына не рождала ты. И в недра не брала свои обратно — — писал Некрасов в стихотворении «Памяти Добролюбова». В скон­ чавшемся писателе поэт видел пример того, как следует жить и умирать «для славы, для свободы».

Таким же образцом истинного гражданина являлся для Некрасова Чернышевский. Это видно из стихотворения «Пророк». Найденный в настоящее время новый источник этого стихотворения (см. выше, на стр. X X V ) устраняет всякие сомнения относительно того, что оно было посвящено поэтом именно Чернышевскому, страдальческую участь кото­ рого Некрасов не мог забыть в течение всей своей жизни. Для Некра­ сова Чернышевский — человек, понявший «невозможность служить добру, не жертвуя собой», и ради любви своей к делу, ставшему целью его жизни, смело идущий на смерть.

Некрасовский «Пророк» не задумы­ вается о личном счастье, потому что его счастье неотделимо для него от счастья общества:

Так, мыслит он — и смерть ему любезна.

Не скажет он, что жизнь его нужна,

Не скажет он, что гибель бесполезна:

Его судьба давно ему я сн а...' Некрасов навсегда сохранил благодарную память о замечательных людях, рука об руку с которыми ему пришлось работать в бурную эпоху IV*

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

Ы1 революционной ситуации 60-х годов. И когда, уже на смертном одре, он услышал из уст А. Н. Пыпина привет, присланный ему из далекой сибир­ ской ссылки Чернышевским, то он воспринял это как лучшую награду за всю свою литературную деятельность.

Никто из сотрудников «Современника» не пользовался в глазах Некра­ сова таким авторитетом, как Чернышевский и Добролюбов. Некрасов понимал, какое громадное значение имеет их деятельность и какое исклю­ чительное влияние завоевали они себе среди революционно-демократи­ ческих кругов тогдашнего общества. Только учитывая это, можно пред­ ставить себе, каким тяжелым ударом явились для Некрасова смерть Добролюбова и арест Чернышевского. Утратив их, Некрасов не видел вокруг себя людей, которые могли бы заменить их в редакции «Совре­ менника». В жизни Некрасова началась новая полоса одиночества. Однако на этот раз он был уже не тем, каким являлся до сближения с ними. Не­ смотря на чрезвычайную сложность тогдашнего политического положе­ ния в стране, Некрасов нашел в себе силы продолжать дело, которое ра­ нее он вел вместе с ними.

Добролюбов и Чернышевский сошли с литературного поприща в дни, когда Россия переживала переломный момент в своем историческом разви­ тии. Реформа 1861 г., отразившаяся на всех сторонах жизни России, поставила перед нею новые, незнакомые прежнему времени задачи.

Характеризуя отношение революционно-демократических кругов к ре­ форме 19 февраля, В. И. Ленин писал: «Были и тогда уже в России рево­ люционеры, стоявшие на стороне крестьянства и понимавшие всю узость, все убожество пресловутой «крестьянской реформы», весь ее крепостни­ ческий характер. Во главе этих, крайне немногочисленных тогда, рево­ люционеров стоял Н. Г. Чернышевский» 37. К числу этих немногочислен­ ных людей с полным правом должен быть отнесен и Некрасов. Он сразу же осознал, что наряду с «волей» реформа несет новые страдания русскому крестьянству. «Так вот что такое эта «воля». Вот что такое она!» — вос­ кликнул он, читая царский манифест88. Не этого он ждал, не этого он желал для своего народа.

В стихотворениях Некрасова мы находим ряд откликов на реформу 19 февраля, свидетельствующих, что в оценке ее он вполне сходился с Чернышевским. Как и Чернышевскому, ему было ясно, что самодер­ жавно-дворянское правительство, подготавливая отмену крепостного права, отнюдь не считалось с интересами и потребностями крестьянства, а заботилось об одном только — чтобы интересы помещиков пострадали как можно менее от лишения их прежней власти над крепостными рабами.

Ч то ж не вижу следов обновленья В бедной отчизне моей?— — спрашивал поэт, констатируя, что «в жизни крестьянина, ныне свободного», попрежнему царят «бедность, невежество, мрак».

«Не много выиграл народ, и легче нет ему покуда», — писал Некрасов в другом стихотворении. Поэт хорошо понимал, что «на месте цепей кре­ постных люди придумали много иных», что освобожденные крестьяне остались в полной экономической зависимости от помещиков и что к ста­ рому помещичьему гнету, лежавшему на йих, присоединяется новый, связанный с проникновением в деревню капиталистической эксплоатадии.

Одним из первых в художественной литературе Некрасов отметил появление на нашей родине «кулака», который «по селеньям зверем рыщет

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ

1ЛУ выжимая четвертак». В стихотворении «Горе старого Наума» Некрасов показал силу и значение, приобретенные в деревне деньгами. Ростовщиккулак, ссужающий деньги взаймы за работу, держит всю округу в своих загребистых лапах:

Уж нет помещичьих крепей, Мои остались крепи,— — самодовольно заявляет он. Для крестьян зависимость, в которую они попали от кулака, явилась ничем не легче крепостной неволи.

Двойная эксплоатация, которой подверглись «освобожденные» кре­ стьяне, неумолимо влекла их к полному разорению.

Народ изнывал в непосильном труде, а все плоды этого труда шли в руки дармоедов и хищников:

Работаешь один, А чуть работа кончена,

Гляди—стоят три дольщика:

Бог, царь и господин.

Со скорбью и негодованием рисовал Некрасов прогрессирующее обни­ щание и бескультурье пореформенной деревни:

— Как у вас хлебушко? «Нет ни новриги».

— Где у вас скот? «От варазы подох».

А ваикнулся про школы, про книги — Прочь побежали...

К школе подвешен тяжелый вамок, Нивы посохли, коровы подохли.

Как эти люди заплатят оброк?

Яркую картину крестьянской нищеты Некрасов нарисовал в своей зна­ менитой поэме «Кому на Руси жить хорошо». Многие страницы этой поэмы могут служить художественной иллюстрацией к ленинским указаниям на грабительский характер реформы 19 февраля.

Ншцие крестьянские наделы, недостаточные для пропитания владель­ цев и для удовлетворения их элементарных жизненных потребностей, и рядом с ними обширные помещичьи латифундии, хозяйство которых основано на безжалостной аксплоатации крестьянского труда, — вот основное противоречие, порождающее все бедствия пореформенной де­ ревни и отражающееся не только на экономическом положении ее насе­ ления, но и на всех; сторонах его жизни. Малоземелье, нищета и система­ тическое недоедание пореформенного крестьянства грозят Подорвать его физические и умственные силы. Нищета и бесправие гонят крестьянина в кабак. Нищета и бесправие порождают кошмарную участь русской кре­ стьянки, которую безрадостная жизнь и непрерывный непосильный труд заставляют «отцветать, не успевши расцвести»; это они сообщают ее лицу выражение «вечного бессмысленного испуга».

Нищета и бесправие уродуют в умственном и физическом отношениях русского крестьянина:

Грудь впалая, как вдавленный Живот; у глаз, у рта Излучины, как трещины На высохшей земле;

И сам на вемлю-матушку Похож он: шея бурая.

Как пласт, сохой отрезанный;^} Кирпичное лицо, Рука — кора древесная, А волосы — песок...

Как ни мрачны картины русской жизни, изображенные Некрасовым, в его поэзии нет ни безнадежности, ни пессимизма. Напротив того, его стихотворения 60-х и 70-х годов отличаются глубоким оптимизмом и

ВЕЛИКИЙ ПОЭТ РЕВОЛЮЦИИ ЬУ

–  –  –

Некрасов знал, что его родина не только «убогая»*, но и «обильная», не только «бессильная», но и «могучая»; он понимал, что освобождение русского народа от лежащего на нем гнета даст свободный выход его могу­ чим силам. Вот почему, рисуя мрачную русскую действительность, он одновременно провидел начало «иных времен, иных картин».

Он был уверен в том, что если «русской груди вздохнуть пошире, по­ вольней» — Покажет Русь, что есть в ней люди.

Что есть грядущее у ней.

–  –  –

Некрасову чужда всякая идеализация русского крестьянства. В его представлении наш народ — не «народ-богоносец», каким его изображали славянофилы и их эпигоны, и не «коммунист по инстинкту», каким хотели видеть его народники. Отношение Некрасова к русскому народу вполне реалистично, лишено всякого мистицизма и романтизма. Поэт слишком хорошо знал русского крестьянина и не чувствовал потребности идеали­ зировать его. Но он трезво учитывал те могучие умственные и нравствен­ ные задатки, которые заложены в русском народе и которые широко разовьются, как только с этого народа будет снята цепь, сковывающая его.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |



Похожие работы:

«А зори здесь тихие. Борис Васильев На 171-м разъезде уцелело двенадцать дворов, пожарный сарай да приземистый длинный пакгауз, выстроенный в начале века из подогнанных валунов. В последнюю бомбежку рухнула водонапорная башня, и поезда перестали здесь останавливаться, Немцы прекратили налеты, но кружили над разъездом ежеднев...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ БЕЛГОРОДСКАЯ ОБЛАСТЬ СОВЕТ ДЕПУТАТОВ СТАРООСКОЛЬСКОГО ГОРОДСКОГО ОКРУГА РЕШЕНИЕ 07 апреля 2011 г. № 553 Об отчёте главы администрации Старооскольского городского округа "О деятельности администрации...»

«УДК 621.382 РАЗРАБОТКА ЭЛЕКТРОННОГО ТАБЛО ДЛЯ ОТОБРАЖЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ С. А. Потапов Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева, Тел. (834-2) 29-06-21. E-mail: sapotapov@mail.ru Аннотация. В...»

«Приложение к свидетельству № Лист № 1 об утверждении типа средств измерений Всего листов 5 ОПИСАНИЕ ТИПА СРЕДСТВ ИЗМЕРЕНИЙ Счетчики активной энергии переменного тока статические однофазные "АР...»

«372 БИБЛИОГРАФИЯ статья написана слишком сжато и конспективно; многие утверждения даже не поясняются, хотя часто онп оказываются спорными. Прекрасный обзор Н. Д'Анджело посвящен оп...»

«"Region plus".-2010.-№8(100).-S.38-42. "Нет выигравших и проигравших." Американо-российский договор потешил самолюбие Кремля и прибавил политических очков Белому дому Эльдар ПАШАЕВ Баку Появление на свет 8 апреля 2010 года в Праге нового российско-американского Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ)...»

«"УТВЕРЖДЕНО" СОГЛАСОВАНО Приказом № БТ 1811/13-1 от "18" ноября 2013 г. Специализированным депозитарием Генеральный директор Открытое акционерное общество Объединенный ЗАО "Управляющая компани...»

«на платформе letmeprint.ru ЭЙЗЕНШТЕЙН: pro et contra Сергей Эйзенштейн в отечественной рефлексии Том ii РХГА / Пальмира Санкт-Петербург УДК 94(47) ББК 63.3 Э34 Редакционная коллегия серии: Д. К. Богатырев (председатель), В. Е. Багно, С....»

«ОРГАНИЗАЦИЯ A ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ГЕНЕРАЛЬНАЯ АССАМБЛЕЯ Distr. GENERAL A/HRC/WG.6/3/LIE/3 15 September 2008 RUSSIAN Original: ENGLISH СОВЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Рабочая группа по универсальному периодическому обзору Третья сессия Женева, 1-15 декабря 2008 года РЕЗЮМ...»

«Аттестация работников как основание для увольнения Одним из оснований для расторжения трудового договора по инициативе работодателя является несоответствие работника занимаемой должности или выполняемой работе...»

«ViPNet CryptoService Руководство пользователя ФРКЕ.00011-04 90 01 Версия 3.2 Руководство пользователя ПО ViPNet CryptoService 2 1991 – 2010 ОАО Инфотекс, Москва, Россия. Этот документ входит в комплект поставки программного обеспечения, и на него распространяются все условия лицензионного соглашения. Ни одна из частей этого док...»

«ГОРНЫЙ ЖУРНАЛЪ и зд а ва ем ьій ГОРНЫМЪ УЧЕНЫМЪ КОМИТЕТОМЪ. 1897. ТОМЪ I ЯНВАРЬ,— ФЕВРАЛЬ.— ЫАРТЪ. С.-П К Т Е Р Б У Р Г Ъ. ГІ. II. А. Л5 1 2. ТіШ ОГГА Ф ІЯ О оЙКИПА (П Р К Е И Я И К Ъ ФИР.МЫ Т г а п ш в л ь ), С тР Е Ш Ш Н А Н, 1897. П ечатапо по ра...»

«II. К. Коммунистической партии (б.) Украины. ИСТПАР Ж УРН АЛ ВСБуКРАИНСКОЙ КО/ИИС' СИИ ПО ИЗУЧЕНИЮ ИСШОРИИ О К ' ШПБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И К.П.(5.|у.. № 3 ( 8) госуддрствЕнноЕ измтвльство Украины 9 : 323.2 (47) (03) 47. 714) = 9711 Типография Государственного Издательства Украины имени Г. И. Петровского, Харьков Тир. 3.000 экз. Зак. № 246...»

«СПИУМЫЙ ОКМ "ЛегаУон Когйн Мовогоднйй" єля абонентов Постовской областй, Йраснодарского края, Рочй, Песпублйкй дыгея й Ртавропольского края, Песпублйк Йарачаево-Черкесйя, Йабардйно-ёалкарйя, Ингушетйя, Реверная Нсетйя – ланйя, єагестан, Чеченской республйкй. єействует на всей лйценийонной террйторйй действйя се...»

«ЕВРАЗИЙСКИЙ ФОРУМ САПИР 18 19 МАЯ 2017 Г., Г. МИНСК ПРОГРАММА* Дорогие друзья! Уважаемые коллеги! Приглашаем Вас погрузиться в профессиональную атмосферу отрасли! Станьте участниками майского Евразийского Форума САПИР! ДАТА И МЕСТО проведения: 18 19 мая 2017 г., г. Минск (Республика Беларусь); конференцзалы аквапарка "Лебяжий" и "Отел...»

«Католически Издам на Русскомъ Языки. ВЪРА и ЦЕРКОВЬ ЦЪНАЯ Ц-дъ За границей • ) 1 эгз. 1 эгз. 100 шт. п. фр. фр.1. Л. Федос/Ьевъ, Святой Пастырь 5 0,50 35 2. А. Сипягинъ, У Скалы Петровой 10 1,00 70 3. С. Б...»

«УДК 821.161.1-312.9 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 К63 Разработка серийного оформления Ф. Барбышева, А. Саукова Иллюстрация на переплете И. Кругловой Комарова, Марина Сергеевна. К63 Змеедева и Тургун-...»

«&/Щ~ % Ос ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО ОБЩЕСТВОЗНАНИЮ. ШКОЛЬНЫЙ ЭТАП. 7 КЛАСС. Максимальный балл 100 б. Фамилия, имя Класс1. Выберите правильный ответ. Свой ответ занесите в таблицу.1.1. Главным признаком деятельности людей является ^ п остан ов к а цели; Б) использование орудий; В) зави...»

«НЕЧТО О ДУПЕЛЯХ, О ДОКТОРЕ ПУФЕ И О ПСОВОЙ ОХОТЕ У всякого своя охота: Кто метит в уток из ружья, Кто бредит рифмами, как я, Кто бьет хлопушкой мух нахальных, то занимается вином. Пушкин. Всякое время года имеет свои преимущества, делающие его особенно приятным для большего или меньшего количества всех живущих и про...»

«Кириленко А.М., Знайченко П.А., Алешин Т.Р. ЗАО "Триада-Холдинг", г.Москва СОВРЕМЕННОЕ ОБОРУДОВАНИЕ ДЛЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ БЕТОННЫХ И ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ КОНСТРУКЦИЙ С ЦЕЛЬЮ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ДОЛГОВЕЧНОСТИ СООРУЖЕНИЙ При проектировании и эксплуатации бетонных и железобетонных конструкций важной харак...»

«Инструкция заправка картриджа 103/303/703 25-03-2016 1 Несентиментальный дредноут очень лицеприятно отвращается под дождемер, хотя третьеразрядные извинения подаются. Выстругивание — это истончившееся поглядывание. Ветеринарное шатрово является, скорее всего, тре...»

«Монитор видеонаблюдения RVi-M22M Руководство по эксплуатации   www.rvi-cctv.ru ВНИМАНИЕ: ДЛЯ СНИЖЕНИЯ ОПАСНОСТИ ПОРАЖЕНИЯ ЭЛЕКТРИЧЕСКИМ ТОКОМ, НЕ ПОДВЕРГАЙТЕ ПРОДУКТВОЗДЕЙСТВИЮ ДОЖДЯ ИЛИ ВЛАГИ. НЕ ВСТАВЛЯЙТЕ НИКАКИЕ МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ПРЕДМЕТЫЧЕРЕЗ ВЕНТИЛЯЦИОННЫЕ РЕШЕТКИ. ОСТОРОЖНО: Объяснение графических символов Символ молнии...»

«ДУМА ГОРОДСКОГО ОКРУГА БОГДАНОВИЧ ШЕСТОЙ СОЗЫВ _ Пятьдесят шестое заседание РЕШЕНИЕ от 24 марта 2016 № 18 г. Богданович Об утверждении прогнозного плана (программы) приватизации муниципального имущества городского округа Богданович на 2016 год и плановый период 2017 и 2018 годов Фед...»

«Иван Анатольевич Медведев Братья Лафит http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=156159 Аннотация Братьев Лафит называют последними флибустьерами Карибского моря. Создав базу в дельте Миссисипи, они занялись масштабной контрабан...»

«IM3051 06/2016 REV03 Сварочный аппарат WELD PAK™ 2000 ИНСТРУКЦИЯ ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ RUSSIAN Lincoln Electric Bester Sp. z o.o. ul. Jana III Sobieskiego 19A, 58-263 Bielawa, Poland www.lincolnelectric.eu Декларация соответствия Lincoln Electric Beste...»

«Мы сильны своими традициями! БОЕВОЙ ДОЗОР Газета Тихоокеанского Краснознамённого ордена Кутузова II степени Окружного учебного центра Восточного военного округа № 6 (1630), апрель 2016 года Издается с января 1942 г. 15 апреля Д...»

«к. Е. ИВАНОВ Водообмен в болотных ландшафтах •V" ^ Ле:!инградский Гг?дрометеоро^.ргичесхий ин-т -БИБЛИОТЕКА Л-Д 1Э519Й Мадоохтинский пр., 98 ГИ Д РО М Е Т Е О И ЗД А Т Л Е Н И Н Г Р А Д • 1975 УДК 556.56 П освящ ена изложению современного состояния исследова­ ний...»

«Федотова Людмила Михайловна ОБЩИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2009/10-2/50.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения ав...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.