WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 ||

«ВЕСТНИК МОСКОВСКОЙ ШКОЛЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Общая тетрадь Москва 2005 Общественно политическое издание Выходит раз в квартал ...»

-- [ Страница 2 ] --

Одновременно Кузнецов принимает участие в работе оргкомитета полити ческой партии «Новые правые». И не просто участвует — он берет на себя решение самых сложных задач: организацию съезда, создание региональ ных отделений, подготовку к регистрации партии. И добивается зримых результатов: съезд проведен, отделения созданы в 47 регионах (и еще деся ток на подходе), регистрационные документы сданы в Минюст... И это для него — не служба, а служение. Михаил вовсе не видит себя партийным функ ционером, он неоднократно отказывался занять пост исполнительного ди ректора партии. Он всего лишь делал то, что наиболее нужно в настоящий момент.

Личный опыт Для этого Кузнецов готов жертвовать многим — и в материальном, и в мораль ном смысле. Самый яркий пример — Школа. Михаил давно мечтал быть участ ником Школы — два года подряд он приезжал в Голицыно «вольнослушате лем»: рано утром добирался до Голицыно из Москвы, а вечером возвращался обратно. В 2004 году он стал полноправным слушателем. «От звонка до звон ка» отработал два федеральных семинара, стал одной из самых ярких звезд своего федерального класса, был приглашен на заключительный семинар в Стокгольм и Страсбург и... не поехал, поскольку на время семинара пришелся пик работы по подготовке к регистрации партии. Так что выпускником Шко лы он, формально говоря, не стал.

Впрочем, для Школы и для самого Михаила важнее, что он стал членом школьного сообщества: ищет новых слушателей, помогает в организации семинаров, ведет просветительскую программу для региональных журнали стов...



Я погрешил бы против истины, если заявил, что Михаил Кузнецов всегда и во всем успешен, что ему удается все, за что он берется. Достаточно сказать, что партию «Новые правые» в итоге так и не зарегистрировали, да и сделать ее до статочно заметной в политическом пространстве пока не удалось.

«Новые правые» продолжают попытки занять достойное место в российской политике: не получилось оформиться в качестве партии — регистрируют об щественное движение; продолжают функционировать в виде дискуссионного клуба; в союзе со столь же молодой партией «Свободная Россия» включаются в кампанию по выборам Московской городской думы. Во всех этих начинани ях Михаил играет ключевую роль, прекрасно понимая, что никаких гарантий скорого успеха нет.

Откуда же у меня уверенность в его перспективах, о чем я сказал в начале очерка? Из одного простого факта: Михаил Кузнецов выстраивает свою жизнь, основывая ее на твердых принципах. Он всегда верен себе, целеуст ремлен, позитивно настроен.

Последнее особенно важно: Михаил убежден, что политик обязан быть опти мистом. Не смотреть на мир через розовые очки, не замечая трудностей, но быть уверенным в преодолимости любых препятствий.

Умение быть рациональным оптимистом — необходимое качество для полити ка. Не думаю, что этому можно научиться. Михаилу Кузнецову учиться опти мизму не надо, он наделен этим даром сполна. Поэтому я уверен, что он всегда будет победителем. У него просто нет другого пути.

–  –  –

жизнь, государственные устои, столь до значимой ценностью для граждан разви рогие для каждого консерватора. В этом тых государств останется политическая и аспекте консервативная мысль смыкалась экономическая стабильность.

с либеральной, отстаивавшей неограни Консерватизм и концепция свободы ченное самоопределение человеческой личности и, как следствие, свободу част ной собственности.

«Всякий, кто заявляет, что человек рожден свободным, изрекает слова, лишенные Неоконсерватизм смысла», — утверждал де Местр.





С самого рождения люди вписаны в плотную сеть кон венций и условностей, регламентирующих Рассуждая о главных тенденциях эволюции их социальное поведение. Разумеется, нали метаидеологий в ХХ столетии, Валлерстайн отмечает их неуклонное и все более тесное сбли чие свободной воли неоспоримо, но грехов жение друг с другом. Заимствования, кото ная природа человека, изначальная ущерб ность его бытия, неуклонно толкает его к по рые консервативная мысль позволяла себе и року. В этом смысле для консерваторов важ у либералов, и у социалистов, привели к нейшей задачей социальной организации оформлению в 1960 е — 1970 е годы такого выступает не поощрение свободы, как у ли феномена, как неоконсерватизм. Наиболее бералов, но, напротив, ее всемерное ограни существенному переосмыслению в нем под чение. Если государство не преуспевает в верглись традиционные для консерваторов этом деле, происходит революция — худшее роль государства и принципы социального из возможных общественных зол, предель управления. В отличие от классического ное воплощение людского своеволия. консерватизма, неоконсерваторы с подозре Иными словами, консерватор выступает не нием относятся к современному государству, против свободы как таковой; тревогу у него призывая решительно сократить его регули вызывает злоупотребление свободой. Главная рующую роль в экономике, политике, соци проблема здесь в том, что свободный чело альной сфере. Отстаивая децентрализацию век ориентирован в будущее и, следователь и радикальное сокращение управленческого но, склонен к трансформации настоящего, аппарата, они широко используют аргумен в то время как консервативное сознание за ты из арсенала либерализма. Причем госу интересовано не столько в изменении, сколь дарственное управление — это не единствен ко в удержании положения вещей. Впрочем, за ная сфера, где новые консерваторы усвоили свою долгую и непростую эволюцию кон традиционно либеральные подходы, орга серватизм научился уважать свободную нично вписав их в собственную систему цен личность и порой даже ставить ее интере ностей. Нежелание защищать наиболее сы выше интересов государства. Это осо ущемленные и нуждающиеся слои населе бенно заметно в различных направлениях ния, а также перераспределять в их пользу неоконсерватизма. общественный продукт, призывы к самосто Неоднозначное отношение консервато ятельной заботе о выживании в рыночных ров к свободе хорошо иллюстрируется их условиях, пропагандируемые неоконсерва воззрениями на частную собственность. тивными правительствами в конце ХХ века, Традиционный консерватизм видел в также заставляют вспомнить об идеях либе ралов эпохи laisser faire. Некоторые аналити этом институте гарантию непрерывности социальной жизни, из которой произрас ки вообще склонны игнорировать связь нео тают семья, религия, государство. Но, по консерватизма с традиционной консерва следовательно поддерживая собственни тивной идеологией, считая его своеобраз ка в его праве распоряжаться своим иму ным ответвлением либеральной мысли.

ществом, консервативная идеология фак Наибольшую известность в практической тически поощряла индивидуализм и реализации подобного курса приобрели социальную атомизацию, которые разру правительство Маргарет Тэтчер в Велико шали семейные ценности, церковную британии и администрация президента Ро 86 Идеи и понятия

–  –  –

С области — в индустрии информационных технологий (ИТ), начинала в Советском Союзе, продолжаю работать в России и странах СНГ. Наиболее важными и инте ресными для обсуждения я вижу следую Ольга Дергунова, щие темы: чем эти страны выделяются в мировом прост президент «Майкрософт»

ранстве, прежде всего в области развития информацион в России и СНГ ных технологий? Какова роль в этом процессе не только тех, кто работает в этой области, но и пользователей? К ка ким изменениям в обществе приводят информационные технологии?

Многое из того, что происходит в нашей стране, является следствием особенностей ее развития на протяжении се мидесяти лет советской власти. Тоталитарное прошлое до сих пор влияет на то, как ведется бизнес в современной России, на состояние и перспективы информационных технологий.

Что такое информационные технологии? Это инструмен ты, которые помогают структурам управления различны ми сферами деятельности, бизнесу, индивидуальным поль зователям эффективнее реализовывать свои цели. При чем, чем более открыто общество, чем выше уровень обра зования населения, тем больше развита потребность в связанных с высокими технологиями товарах и услугах и тем больше стимулов для продвижения индустрии ИТ.

Многие десятилетия наша страна находилась в состоянии мобилизации всех ресурсов в длительные периоды войн, восстановления хозяйства, научно технического и военно го соперничества с Западом.

Все это вкупе с тоталитарной идеологией и закрытостью страны диктовало жесткую иерархическую модель управле ния всеми сферами жизни, включая образование, где при оритет отдавался точным наукам.

Количество людей с высшим инженерно техническим об разованием в СССР значительно превышало количество выпускников гуманитарных специальностей. Мобилизуя научно технический потенциал для наращивания в первую очередь военно промышленного комплекса, советский ре жим осознавал роль научных исследований и конструктор 90 Горизонты понимания ских разработок. Уровень квалификации и количество научно технических специалистов в России и сегодня беспрецедентны несмотря на их отток за ру беж. Но при существовавшей системе подготовки кадров их абсолютно не учили презентовать и популяризировать результаты своей научной работы, ораторскому искусству, методам продвижения разработок, то есть так называ емым мягким навыкам (soft skills).

Вместе с тем людей с хорошим фундаментальным техническим образованием проще обучить soft skills, чем подготовить из гуманитария специалиста в обла сти информационных технологий.

Итак, советский режим стимулировал развитие точных наук, но, с другой сто роны, надолго вывел их из мирового процесса обмена идеями, научно техни ческого прогресса. Фундаментальная наука, за исключением той, которая бы ла связана с военно промышленным комплексом, фактически не имела прак тических выходов. Внедренческая цепь, состоявшая из звеньев фундаменталь ные разработки — опытно конструкторские разработки — серийное производство — продвижение на рынок, обрывалась на первом звене, не имевшем продолжения.

Поэтому кража информационных технологий в условиях «железного занаве са» была фактически единственным способом компенсировать отставание страны в этой сфере. «Специалисты НИИ» аккуратно воровали за рубежом элементную базу, программное обеспечение, за это их поощряли государствен ными наградами.

В результате в обществе сформировалось пренебрежительное отношение к интеллектуальной собственности. Истории новой России всего пятнадцать лет и не стоит ожидать, что отношение к интеллектуальной собственности быстро изменится.

После падения «железного занавеса» мы обнаружили бесконечное отставание в области технологий за исключением отдельных областей. И только когда у нас появились персональные компьютеры, люди получили доступ к информа ционным ресурсам в соответствии с собственным желанием, материальными возможностями и характером выполняемой работы. Это была точка перело ма: сегодня нет больше отключаемой и опечатываемой по выходным дням ма шины; компьютер может стоять на рабочем столе и даже дома; чтобы послать факс, совсем не нужен стоящий рядом «гэбэшник»; ксерокс бывает маленько го размера, а пишущая машинка вообще не нужна.

Уникальные возможности этой техники, ее широкая функциональность, спо собность к диалогу с пользователем резко изменили принципы управления.

Изменились кардинально и требования к рабочей силе. Информатика вошла в школьную программу. Стало ясно, что информационные технологии — это инструмент, который можно превратить в капитал, помочь своему бизнесу и иной деятельности стать более совершенными. На этом понимании «капита лизации технологий» и начала выстраиваться индустрия ИТ.

Что такое индустрия информационных технологий сегодня, как измеряется ее эффективность, какие у нее ключевые индикаторы?

Начиная с 1960 года практически половину ежегодного прироста производи тельности труда в Америке дают информационные технологии. Так было не всегда, кумулятивный эффект сработал после накопления критической массы компьютеров, сетей, людей, которые умеют с этим работать. В какой то мо мент эта критическая масса перешла в новое качество и информационные технологии стали влиять на экономику страны.

Горизонты понимания

Ян Диббетс. Коррекция перспективы. 1969

Несколько цифр: годовой оборот индустрии информационных технологий в России составляет 7 миллиардов долларов, годовой ВВП — около 600 милли ардов. Годовой оборот только индустрии ИТ в США составляет в настоящее время около 600 миллиардов долларов.

Означает ли это, что Россия безнадежно отстала? Нет. Это задает нам точку движения и показывает траекторию — куда нам двигаться. Потому что реаль но видна та отдача, которую получают от информационных технологий дру гие страны.

Я горжусь своей деятельностью, компанией «Майкрософт». В 1978 году, когда она создавалась, а Биллу Гейтсу было неполных 20 лет, люди усмехались над сформулированной миссией компании: «Персональный компьютер на каж дый рабочий стол, в каждый дом». Цель казалась странной.

Но надо видеть и такую цель, которая отстоит от тебя на много лет вперед.

Это и делает компанию успешной. Идти к этой цели через все препятствия, понимая, что она верна и ты в состоянии ее реализовать. Лишь тогда появля 92 Горизонты понимания ется критическая масса сторонников и союзников, работа которых в конеч ном итоге приводит к реализации поставленной цели.

В компании «Майкрософт» работают люди, которые верят в то, что невоз можное возможно.

Они 24 часа в сутки занимаются только одним — разработ кой новых технологий, непрерывно при этом «слушая» рынок, прислушива ясь к тому, что говорят заказчики и партнеры. «Майкрософт» не был бы ус пешным, если бы «продавливал» свои стандарты с помощью финансов, поли тики. Когда твою операционную систему используют восемьсот миллионов компьютеров, очевидно, что нужно научиться слушать рынок, уважать его мнение и чутко реагировать на любые изменения. И главное — люди, готовые мечтать и изобретать. Потому что новые программные продукты — это всегда большая мечта.

Часто спрашивают: Билл Гейтс — менеджер или изобретатель? Билл Гейтс не менеджер, он гениальный провидец, чувствующий, как будущие технологии изменят спрос и потребности пользователя. Он способен вдохновить и моти вировать миллионы людей вокруг себя, для того чтобы, работая в «Майкро софт» и других компаниях, они создавали новые технологии. Плюс умение до стойно признавать свои ошибки и исправлять их. Это и выделяет Гейтса на фоне всех остальных.

Другая сфера его деятельности — это колоссальные социальные программы, которые он ведет лично как крупнейший благотворитель в мире. Корпорация «Майкрософт» тоже инвестирует в социальные проекты, но благотворитель ные фонды при этом четко разграничены: личные инициативы самого Гейтса и приоритеты компании.

Вернемся к 1978 году, когда миссия компании формулировалась: «Персональ ный компьютер на каждый рабочий стол, в каждый дом». В 2002 году миссия поменялась, потому что изменилась критическая масса технологий, доступ ных пользователям. Сегодня в мире работает около миллиарда персональных компьютеров — это на шесть миллиардов населения. К 2008 году ожидается, что число персональных компьютеров достигнет двух миллиардов.

В 2002 году миссия компании стала звучать по новому: «Реализовать потенци ал каждого человека в мире на использование информационных технологий и принесение пользы для бизнеса, учебы и государственного управления».

Почему изменилась задача — от обеспечения инфраструктуры (компьютер для потребителя) к реализации потенциала личности? Потому что основная ценность в индустрии — это человеческий капитал*. Капитал, который прино сит результат, называемый инновацией. Человек придумывает, разрабатыва ет, мечтает, связывает разные устройства и технологии друг с другом.

Фактически наличие этого human capital, его возможностей реализовать себя в построении бизнеса, связанного с инновациями, и есть индустрия ИТ.

Производство и потребление здесь — два сообщающихся сосуда. Производст во информационных технологий (разработка новых образцов продукции, по явление новых услуг, программного обеспечения) невозможно, если нет спо соба применить его в обществе. Поэтому потребление так важно.

Ключевых индикаторов, определяющих успех индустрии ИТ в разных стра * См.: Дмитрий Сухиненко. О человеческом капитале. // Общая тетрадь, М., 2005, №1(32). — С. 33–35.

Горизонты понимания нах, фактически три. Количество компаний, работающих на эту индустрию;

их суммарный оборот, показывающий востребованность информационных технологий в обществе. В России на эту индустрию работают десять тысяч компаний. Для сравнения: в одном только Чикаго число компаний, занятых этим бизнесом, превышает две с половиной тысячи, а больших городов в Аме рике, в общем, немало.

И третий показатель — ка кие они, эти компании? На Если сегодня у руководителя организации пример, каков их размер? В Америке 60 процентов до нет культуры использования электронной почты, то, весьма вероятно, здесь хода в этой индустрии дают пятьдесят крупнейших ком не очень велики перспективы роста паний США. Остальную часть — малый и средний бизнес. В России большин ство компаний, которые работают в этой области, представляют средний и малый бизнес. Крупных компаний практически нет по одной простой причи не: в нашем обществе еще чрезвычайно низка востребованность информаци онных технологий. Масштаб спроса внутри страны пока не заставляет обеспе чивать централизацию управления из одной точки в рамках одной корпора ции. Для эволюционного роста компаний требуется достаточно насыщенная инфраструктура в каждой точке присутствия.

Сегодняшняя российская индустрия ИТ ориентируется, с одной стороны, на удовлетворение пусть слабого, но все таки внутреннего спроса. С другой сто роны, виден интерес нескольких достаточно крупных компаний к тому, чтобы вырасти и выйти «наружу».

Есть несколько факторов, которые определяют ситуацию в индустрии ИТ в каждой стране.

Первый и самый главный фактор — инновация. Слово innovation почти невоз можно перевести на русский. Innovation — это не изобретение, не патент, не идея. Это описание процесса перехода от высказанной идеи к способности компании или индивидуума реализовать ее в виде успешного проекта до эф фективной отдачи. И это не только технологические изобретения и техноло гические процессы, это и инновации в области маркетинга. Пример — компа ния «Жилетт», которая двадцать лет назад решила перекрасить свой бритвен ный станок из черного в голубой цвет после проведения маркетинговых иссле дований. Простое перекрашивание бритвенного станка в голубой цвет, а потом в зеленый привело к 20 процентному росту оборота компании в течение пяти лет.

Еще один фактор — охрана интеллектуальной собственности. Ты изобрел идею, хочешь на ней заработать, построить свой бизнес. Должен быть леги тимный способ сообщить всем остальным, что эта идея принадлежит тебе.

Именно изобретателю, который инвестирует в развитие этого проекта, дает ся преимущественное право донести эту технологию миру и попытаться пост роить на ней бизнес проект.

Что такое индустрия программного обеспечения? Например, компания «Майкрософт» присутствует сегодня в 15, а скоро будет в 24 городах России.

Из десяти тысяч компаний, которые существуют в России в области этих 94 Горизонты понимания технологий, три с половиной тысячи работают с нами на ежемесячной ос нове. Остальные хотя бы раз в полгода, так или иначе строят бизнес с ис пользованием технологий «Майкрософт». На каждый доллар, который зара батывает «Майкрософт» в России или в любой другой стране, в среднем 7,5 доллара зарабатывает наш партнер. То есть, используя «Майкрософт» как единую стандартную платформу, наши партнеры могут успешно строить свой бизнес.

Но как можно при уровне пиратства 87 процентов (средняя цифра по нашей стране) обеспечить инвестиции в разработку проекта, в содержание высоко квалифицированного персонала? Как обеспечить маркетинг, гарантии серви са для своего потребителя и при этом быть успешным предпринимателем? От пиратства в России страдает не только «Майкрософт». Это большая успешная компания — 32 миллиардный оборот в прошлом году, 10 миллиардов долларов прибыли, но и она существенно теряет из за пиратства. Еще больше страдают другие, менее успешные компании. Прежде всего местные. Ведь если на 13 единиц проданного продукта приходится 87 единиц сворованного, то как оп латить труд разработчиков, других участников бизнес процесса?

Пиратский бизнес — очень выгодный, криминализированный, с хорошо отла женными моделями. Там убивают. Проблема пиратства — это проблема молча ливой поддержки обществом того, что происходит, хотя по мере роста инте реса к собственной репутации все большее число компаний принимает реше ние о легальном использовании любых товаров и услуг.

Пиратство пагубно влияет на состояние следующего фактора — предпринима тельской инициативы, препятствуя в первую очередь образованию новых ком паний в области информационных технологий. Ведь, если пиратство будет столь вопиющим, такая деятельность теряет всякий смысл: что бы ты ни разра ботал, ни придумал — у тебя это обязательно украдут. А если в компании всего пять человек? Законодательство и официальные структуры пока не в состоянии эффективно бороться с воровством на рынке интеллектуальных продуктов. По этому так важно участие в этом деле гражданских объединений, которые возни кают в разных индустриях. Ассоциации бизнес сообществ выражают и отстаи вают их консолидированные интересы.

За последние пять лет в индустрии ИТ в России появилось несколько ассоциа ций, каждая из которых на чем то специализируется. Есть замечательная ассоци ация «Руссофт» в Питере, в которую входят активные адепты и пропагандисты оффшорного программирования. Есть ассоциация поставщиков компьютерных информационных технологий (АПКИТ), где я являюсь членом правления.

Мы боремся с пиратством единым фронтом: нанимаем юристов, общаемся с правоохранительными органами. Таких ассоциаций должно быть больше, хо рошо бы в каждом регионе.

Вернемся к собственно информационным технологиям: как они меняют нашу жизнь в области ведения бизнеса, государственного управления? Прежде все го, они влияют на качество человеческого капитала. Если ты не обладаешь оп ределенным набором знаний и умений в сфере ИТ, значит твой бизнес, мягко говоря, далек от современных стандартов.

Современные студенты все чаще пишут рефераты в удобном для них тексто вом процессоре и сдают в электронном виде своему преподавателю. Но мно гие преподаватели не в состоянии проверять рефераты! Если предыдущие де сять лет надо было инвестировать в школьное и студенческое образование, Горизонты понимания

Яннис Кунеллис. Без названия (Z S). 1961

помогая учащимся овладеть базовыми навыками информационных техноло гий, то сегодня необходимо «спасать» преподавателей. И не только их! Мно гие современные предприниматели и чиновники старше 35 лет не понимают, как применять информационные технологии в своих делах, не умеют ими пользоваться.

Хорошо, что новое поколение управленцев отрицает старые модели. Это да ет надежду, что и люди старшего поколения, которые сегодня руководят биз несом и государством, будут вынуждены измениться.

Если сегодня у руководителя организации нет культуры использования элек тронной почты, то, весьма вероятно, здесь не очень велики перспективы рос та. Современный выпускник десять раз подумает, идти ли ему в такую органи зацию.

Именно конкуренция заставляет использовать информационные технологии.

Это особенно важно для тех компаний, которые хотят выйти за пределы сво его мира, ограниченного городом, районом, регионом, страной. Чем дальше ты выходишь за эти пределы, тем важнее становятся базовые понятия: эконо мическая система, производительность труда, скорость принятия решений, прозрачность твоих решений для партнеров, доступ к информации внутри организации для ускорения принятия решений.

Люди задаются вопросом:

при помощи какого аналитического инструмента следует подсчитать собст венную эффективность?

И вот так, шаг за шагом, через эволюцию от бухучета к системе управления ре сурсами бизнес начинает использовать информационные технологии. А ин формационные технологии, в свою очередь, начинают менять этот бизнес.

96 Горизонты понимания

–  –  –

Региональное книжное обозрение Е. Г. Водичев. Европейский союз и Сибирь. сийской Федерации, каким является Си Опыт реализации программ технического бирь. От этого анализ, с одной стороны, об содействия в Сибирском регионе. — Новоси ретает конкретность, высокую степень до бирск, 2004—463 с. стоверности, убедительности, тем более что автор живет в Сибири и участвует в ре Отношения Россия — Европа на протяже ализации исследуемых проектов, а с другой нии всей истории были непростыми. Сей — репрезентативность. Не вызывает сомне час мы переживаем некий новый этап, свя ний при всем своеобразии Сибири, что со занный с тем, что изменился Евросоюз, держащиеся в книге наблюдения, выводы и принявший в свои ряды сразу небывало обобщения полезны и применимы в других большое число новых членов. Меняется ди регионах, значимы для всей России. Они намично и Россия, причем вектор этих пе представляют интерес и для специалистов ремен порой не представляется достаточно Евросоюза.

Программа TACIS вроде бы известна всем и ясным. А на пороге 2007 год, когда заверша ется действие Соглашения о партнерстве и давно. Отношение к ней неоднозначно: од сотрудничестве между ЕС и Россией. Будет ни ее недооценивают и безудержно ругают, ли оно продлено или потребуется выйти на другие в чем то переоценивают. Однако и какой то новый формат для продолжения те и другие, по замечанию одного из авто взаимодействия? Скорее всего, предстоит ров вступительной статьи, зачастую недо серьезное обновление всей системы отно статочно знают реальные факты. Особенно шений. Ведь Россия к этому моменту, как касающиеся эффективности программы. И предполагается, уже должна стать членом это относится к «обеим сторонам Европы».

ВТО и прежнее соглашение устареет. Неиз Профессор Водичев дает возможность вос бежно встает вопрос: что сохранить из про полнить такого рода пробелы. Книга насы шлого опыта, как сберечь самое ценное из щена конкретной информацией, фактами, принципов и механизмов, сформировав примерами, статистикой.

шихся за многие годы, учитывая современ Автор рассматривает различные аспекты ные реалии. программы и сектора ее действия. Он на На этом фоне книга, вышедшая в Новоси чинает с принципов ее формирования и бирске, приобретает особую актуальность методологии реализации проектов, анали и ценность. Не только российского, но — за тех структур, которые обеспечивают эту без преувеличения — глобального масшта реализацию. Последовательно рассматри ба. Ее автор профессор Е.Г. Водичев с глубо вается стройная логическая цепочка про ким знанием предмета и научной тщатель ектов, которая сложилась и совершенство ностью анализирует опыт почти полутора валась в процессе практики: содействие десятков лет реализации в Российской Фе развитию экономики, в частности рест дерации программы технического содейст руктуризация энергетики, промышленных вия странам СНГ со стороны Европейского предприятий, агропромышленного ком союза — TACIS. Анализ строится в основном плекса, модернизация инфраструктуры, а на материале крупного региона, можно ска также реформирование систем государст зать — комплекса регионов — субъектов Рос венного и муниципального управления в 102 Книги Сибири, инновационные и образователь ближайшей перспективе недостаточны.

ные проекты. Не ставя перед собой задачу Книга профессора Водичева подтвержда пересказать выводы автора, что невозмож ет, что главное — заинтересованность ЕС и но да и не нужно, отмечу лишь некоторые России в сотрудничестве «на основе пози моменты, которые привлекли мое внима тивной взаимозависимости» (как говорит ние, поскольку представляются актуальны ся в одном из документов ЕС). Формы же ми с точки зрения прежде всего дальней более продуктивного взаимодействия шего развития взаимодействия ЕС и Рос предстоит активно искать, поскольку до сии. пересмотра Соглашения о партнерстве и Программа TACIS не была, конечно, решаю сотрудничестве осталось совсем немного щим фактором преобразований в России, времени.

но она оказалась чрезвычайно полезной Александр Волков именно в переходный период, когда в стра не формировались новые экономические и политические отношения, новое государст

Гражданское общество и государство. — М.:

венное устройство и рынок. Опыт сотруд Фонд «Либеральная миссия», 2005. — 272 с.

ничества европейских и наших специалис тов, особенно в совместных коллективах, показал, что их образованность, уровень Словосочетания «гражданское общество», технических знаний, деловые качества «права человека» в наши дни уже не вызыва можно оценить как равные, однако у наших ют у собеседника вопросительно неопреде специалистов отсутствовало чувство рын ленное выражение лица или ироническую ка, опыт менеджмента в непривычных но улыбку. Несомненный прорыв в публич вых условиях. Программы, включавшие, в ность, который носит, правда, скорее линг частности, обучающий компонент, оказа вистический характер.

лись в этом смысле эффективными. Евгений Ясин в предисловии к книге цити Вместе с тем автор утверждает, что прямая рует Послание Президента РФ Владимира трансляция западных технологий в нашу Путина 2004 года Федеральному собранию:

практику (во всех сферах деятельности) «Для части этих организаций (НКО. — А.Н.) практически невозможна или контрпро приоритетной задачей стало получение фи дуктивна. Требуется их адаптация к россий нансирования от влиятельных зарубежных ским реалиям. Недостатки в реализации фондов, для других — обслуживание сомни программы были связаны главным образом тельных групповых и коммерческих инте как раз с тем, что западные эксперты плохо ресов. Когда речь идет о нарушениях фунда представляли специфику России, даже ее ментальных и основополагающих прав че потребности, а также степень готовности к ловека, об ущемлении реальных интересов восприятию тех или иных новшеств. Про людей, голос подобных организаций подчас грамма реформировалась уже в ходе ее ре даже не слышен. И это не удивительно: они ализации. просто не могут укусить руку, с которой кор Ставя перед собой и читателями вопрос мятся».

«что дальше?», автор говорит, что для со А потом был Беслан, после которого прези временной России уже не годится сам тер дент сообщил, что для победы над терро мин «техническое содействие». Собствен ризмом нам нужно единое и сплоченное но, переход от содействия к партнерству гражданское общество.

уже свершился. Более того, как было сказа Терминологическая путаница и своеобраз но выше, партнерство неизбежно должно ные представления о гражданском общест совершенствоваться, принимать новые ве, все еще свойственные сознанию то ли са формы. Думается, даже активизированные мого президента, то ли его спичрайтеров — сейчас «дорожные карты» нужны, но уже в символические метки государственного мес Книги сиджа в адрес неправительственных органи не ограничивается лишь собственными заций. оценками, а приводит в качестве аргумен Все в том же 2004 м году президент подпи тации и расширения углубления картинки сал Указ «О дополнительных мерах госу мнения своих коллег. И выясняется, что дарственной поддержки правозащитного помимо внешних проблем у правозащит движения в России». А в Госдуме активизи ного движения полно внутренних. Но не ровались попытки по внесению измене мелких, а скорее свидетельствующих о глу ний в Налоговый кодекс, регламентирую бине осмысления в процессе самоопреде щих процедуру регистрации выдачи гран ления. Руководитель одной из самых изве тов. По существу, эти красивые, лакиро стных гражданских структур в России пер ванные под обертку шоколада документы мяк И. Аверкиев говорит о кризисе иден серьезно тормозят развитие гражданского тичности. Исполнительный директор общества и самого правозащитного движе Социально экологического союза С. Забе ния. лин откровенно признается, что сегодняш Книга состоит из двух частей. В первой — ние идеи гражданского движения объек доклад Шерри Бут, супруги премьер мини тивно не нужны большей части наших со стра Великобритании, на семинаре в Выс отечественников.

шей школе экономики о деятельности не На этом фоне выступление Шерри Бут смо правительственных некоммерческих ор трится счастливой рождественской сказ ганизаций в Соединенном Королевстве и кой. Ну, а как иначе, если в Великобритании материалы последовавшей затем дискус никакой регистрации общественных объе сии. Семинар прошел осенью 2003 года. динений вовсе не требуется. И что боль Вторая часть: размышления, исследова шинство этих организаций работают в сфе ния, комментарии экспертов, чьи имена ре благотворительности. Нам бы ваши про хорошо известны в российской либераль блемы.

ной среде. Шерри Бут отвечает на эту повисающую в Евгений Ясин, очень остро ощущающий воздухе тираду: «Если общество и экономи время, считает: «Эти материалы помогают ка недостаточно развиты, то люди, работа представить, куда поворачивается дело, и ющие в НКО, будут в первую очередь думать потревожить наше утомленное стабильнос не об эффективном предоставлении услуг, а тью общество — пора просыпаться!» о своей выгоде».

Ощущение времени и того, что происхо Тем не менее не хочется говорить об отста дит с российским гражданским обществом, лости гражданского движения в России. На лучше всего прослеживается в двух выступ против, думается, что уровень осмысления лениях (одно — в первой части книги, дру и количество барьеров на пути гражданско гое — во второй) председателя Московской го общества и делают наши некоммерчес Хельсинкской группы Людмилы Алексее кие организации сильнее, разнообразнее в вой. Построено, существует ли граждан смысле форм и методов их работы.

ское общество в России? Как и куда разви Венчает книгу аналитический и справоч вается президентская или околопрезидент ный материал, повествующий о юридичес ская мысль по отношению к гражданскому ких аспектах регулирования НКО в России, обществу? Что означает сотрудничество о международном опыте некоммерческого власти и НКО? И действительно ли тенден сектора. Приводится даже краткое изложе ция к установлению контроля бюрократии ние законодательства США об организаци над процессами развития гражданского об ях, освобождаемых от налогообложения.

щества есть «следствие безошибочного ню Любопытная информация.

ха на опасность утраты власти»? Людмила Андрей Никитин Алексеева, своеобразный камертон и вче (Пермь) рашних, и сегодняшних правозащитников, 104 Книги

–  –  –

В кстати. Гипсовый ботфорт мешает вести привычный образ жизни, и в этом есть свои преимущества. Появилось время писать необязательные вещи. Их могут критиковать за что угодно, но ни один критик не посмеет сказать, что они пи шутся левой ногой, — она в гипсе. Наконец, сейчас я точно знаю, как приступить к ответу на каверзный вопрос, а это обычно самое трудное. Не следует карабкаться в сумерках по склонам, в особенности — если моросит дождь, вот чему жизнь меня научила. Важное качество того, что мы называем жизненным опытом, — свежесть.

Жизненный опыт персонален и не предполагает обязательности или да же актуальности для всех. Он ценен как раз своей неповторимостью. В этом смысле усвоение таблицы умножения или преобразований Лоренца само по себе вряд ли можно отнести к жизненным урокам, если только по стижение обязательных начал не сопровождалось какими нибудь «жесто кими и необычными», как гласит американская конституция, обстоятель ствами. Встречаясь с бывшими одноклассниками, мы редко вспоминаем, чему нас учили в школе, зато почти всегда — чему каждый из нас там на учился к чести или стыду учителей. В жизненном опыте больше от ноу хау домашнего варенья, от борцовских приемов или же от секретов китай ской кухни. Если ваш китайский сотрапезник говорит вам, что в какое то блюдо надо обязательно добавить именно этот соус, это не всегда значит, * Публикуемый текст был написан Алексеем Михайловичем три года назад — я обратился в то время к экспертам Школы с просьбой рассказать о том, чему их научила жизнь. А.М. лежал со сломанной ногой и написал большой текст, часть которого вошла в подготовленную в настоя щее время к изданию книгу «Школа. О смыслах и чувствах». А оставшаяся часть печатается в этом номере журнала. Она воспринимается как его завещание, побуждающее нас к дальней шим размышлениям о судьбах нашего общества и человеческой ответственности. — Ю.С.

108 In memoriam что так полагается. Просто он только что попробовал, ему понравилось и он хочет разделить удовольствие с вами… Лет двадцать тому назад в Вологодской области мы с одним из моих друзей допоздна засиделись у костра, а когда взглянули вначале на небо, а потом на часы, то оторопели. Время заката давно прошло, но заря на западе не только не гасла, но, напротив, ширилась, разгораясь какими то странны ми огнями: лимонным, сиреневым, фисташковым. Полночи мы ждали кон ца света, а потом, конечно, не выдержали и пошли спать. Утро было впол не заурядным, как и весь следующий день, и все дни потом. Однако не толь ко мы видели все это, и небесное явление живо обсуждалось. Одни специ алисты полагали, что граница каких то слоев стратосферы пролегла в ту ночь то ли ниже, то ли выше, чем обычно, и образовались серебристые об лака. Другие грешили на несвойственное этим широтам северное сияние.

«Есть множество такого, друг Гораций…». «There are more things in heaven and earth, Horatio, than are dreamt of in our philosophy». Ни один перевод чик «Гамлета» не сумел толком справиться с этими двумя строчками — раз мер оригинала тесноват сразу для «неба» и для «земли» по русски, но не в этом суть. Я так и не разобрался, какая все же связь существует между рас суждениями профессионалов и виденной мною небесной феерией. Одна ко с тех пор я стараюсь не терять дара речи, сталкиваясь с не лезущим ни в какие ворота, и склонен считать это качество ценным приобретением не только для голкиперов и вахтеров, но и для обычных людей.

Неописуемый опыт может не только приобретаться раз и навсегда, как умение ездить на велосипеде. В нем, как и в этом умении, можно совер шенствоваться. Старики часами пишут иероглифы на раскаленных пли тах мостовой перед пекинским Тьен Тан — Храмом Неба. Они стоят по одаль друг от друга, не обращая ни малейшего внимания ни на своих това рищей, ни на праздных зевак, вроде меня. В руках у каждого кисть, на пер вый взгляд похожая на обычную малярную. Однако вместо мочальных метелок на концах этих орудий большие волосяные капли, делающие их многократно увеличенным подобием беличьих или колонковых кисточек для акварели и туши. Кисти окунаются в пластиковые ведерки с водой, ею то старики и пишут триады иероглифов. Когда дописывается третий иероглиф, первый уже успевает испариться, второй испаряется на глазах, и плиты готовы для начала нового упражнения в каллиграфии. Возмож но, эта технология родилась из за дороговизны бумаги на ее историчес кой родине, однако следствие поливалентно и, как правило, быстро осво бождается от обязывающей связи со своей причиной. Как бы то ни было, формула Маршалла Маклюэна, согласно которой средство — это и есть со общение, очевидно, справедлива не всегда, не везде и не во всем. Только в высшем, евангельском, смысле первое и второе вполне совпадают. В за зоре между сообщением и средством — вся история человечества. «Язык выстуживает душу», — написал однажды И.В. Киреевский своему другу А.С. Хомякову, извиняясь за лапидарность очередного послания. Собра ние сочинений Хомякова насчитывает восемь томов, собрание сочине ний Киреевского — два. Я не знаю, имеет ли фраза Киреевского отноше ние к этому обстоятельству, однако, по моему, ему удалось не в бровь, а в глаз уколоть светскую мысль, претендующую на органическую связь с рус ским Православием, вобравшим в себя традицию молчаливого умного де In memoriam лания — исихазма. Обратившись к «насущным вопросам современной жизни», русская религиозная философия начала усердно претворять Пра вославие в правословие. Подвиг духа и одухотворенной плоти исподволь подменяется усилиями благочестиво настроенного интеллекта, размыш ляющего и рассуждающего о подвигах духа и плоти.

Самый ничтожный повод может вызвать к жизни текст, к содержанию которого не имеет ни ма лейшего отношения. Во Мы редко вспоминаем, чему образите себе заседание нас учили в школе, зато почти всегда — литературного общества чему каждый из нас там научился в университете одного из штатов американского к чести или стыду учителей Юга. Гостиная в профес сорском доме, распахнутая на три стороны и естест венным образом включающая в себя часть газона. Приглашенные рассажи ваются и растягиваются на стульях, в шезлонгах, на полу. Длинная рыжая девица вначале битый час читает прозаическую концепцию своей поэмы «Прекрасная Елена» с самоанализом, а затем минут десять саму поэму. Бе лый стих тяжеловат, темен и не всегда правилен, хотя в части сюжета безы скусная поэма не лишена оригинальности. В Троянской войне виноваты мужчины, а не богини. Пламя Илиона не искупает тлеющего пламени стра стей, и Елена после каких то гомерических перипетий находит приют на острове, связанном в эллинской поэзии с именем Сафо. Самоанализ же сво дится к описанию того, чт видела, ела и пила сочинительница, трудясь над той или иной строфой, и о чем она в тот момент думала. Так, строке «Бес плодный Менелай, насильник, жалкий воин…» (пер. мой. — А.С.) соответст вует момент, когда к поэтессе на подоконник вскочил кот Трой с полевкой в зубах. Имя этого кота, тенью мелькнувшего в комментариях и затем безве стно слинявшего (словечко из словаря Владимира Даля в версии П.А. Боду эна де Куртенэ), показалось мне довольно подозрительным. Я иногда пыта юсь угадать, из какого слова родилась идея текста и, если речь идет о стихо творении или коротком рассказе, какая строчка в нем была на самом деле первой, и какая — главной. Ради какого спутника, забрасываемого в прост ранство, сооружена многоступенчатая ракета носитель, и ради взятия ка кой крепости — турусы на колесах. С отдельной строфой такие операции проделывать проще, чем со стихотворением в целом, и с плохими стихами проще, чем с хорошими. Стихам совсем не обязательно быть гениальными, чтобы расти из какого нибудь сора. Текстам вообще свойственно расти не ведомо откуда. Из неуловимых впечатлений, объяснение которых, как у ры жей поэтессы, ничего не объясняет. От внешне случайного раздражения, как жемчужина или злокачественная опухоль. И потом они живут своей не зависимой от авторских замыслов жизнью, иногда рождая целые области бытия со своей многовековой историей, политикой, экономикой. Я говорю сейчас даже не о таких всемирно исторических явлениях, как ведическая, библейская или кораническая цивилизации, а, например, о «культурах»

Шекспира, Гёте, Б. Акунина и других читаемых авторов. При этом развива ющиеся тексты вовсе не обязательно имеют исключительно литератур ный, вообще вербальный характер. Бетховен посвящает королю француз 110 In memoriam ских скрипачей Рудольфу Крейцеру сонату для скрипки и фортепиано — ус ладу музыковедов и профессоров (но не студентов) консерватории. Тол стой пишет свою «Крейцерову сонату», почему то навеянную именно бет ховенским опусом 47, и она дает пищу критикам и литературоведам и т. д.

Тексты, помимо прочего, творят вполне материальные миры, предостав ляя людям работу в разных отраслях промышленности, включая целлюлоз но бумажную и все, что ее обслуживает. Рекламные находки, то есть симво лы, а не чувство голода — двигатель сегодняшней пищевой промышленнос ти. Любой автор — вольный или невольный трансформатор неведомых му сических стихий в малоизученные, но вполне осязаемые энергии культуры.

И включается этот трансформатор подчас по самым невероятным, то есть непредсказуемым, причинам.

…Собрание долго обсуждает, по какой генеалогической линии — через Т.С. Элиота, Готфрида Бенна, конечно Йетса, или же через Мэри Годвин, сестер Бронте и т. д. — можно возвести к узловатому корню мирового ли тературного древа творение местной знаменитости.

Свою версию — че рез Льюиса Кэролла по чеширской линии — благоразумно оставляю при себе. Между тем, запутавшись в сюжетных и концептуальных филиациях, общество переходит было к психоанализу, но тут толковище как то быст ро сворачивает на факультетские сплетни и архетипические, то есть бо родатые, анекдоты и затухает — благо, пора разъезжаться. В самом деле, если нет ясной, например, терапевтической цели, из подсознания много го не вытащишь. Психология помогает объяснить историю, но не расска зать ее. Рождение сюрреализма сопровождалось надеждами на возникно вение какой то новой реальности, по крайней мере новой знаковой систе мы, превосходящей все остальные. Однако искусство обогатилось всего лишь некоторым количеством тиражируемых архетипов и правилами иг ры с ними, включая самоцензуру. Выплеск психокосма в мир культуры по родил очередной жанр со своими графическими мэтрами и живописны ми маркизами, своими единоличниками и, конечно, эпигонами и масте рами рекламы. Рыли котлован под рукотворное море, нацедили громад ную лужу. Впрочем, небо отражается и в море, и в луже.

С тех пор как в нежном возрасте я под бдительным руководством бабуш ки выучил «Где гнутся над омутом лозы…», слишком навязчивые призы вы к погружениям в глубины вызывали у меня некоторый скепсис. Более полутора веков тому назад Сент Бёв язвительно заметил по поводу Токви ля, что тот «не скользит по поверхности, но и не достигает самого дна».

Какое дно может быть у бездны? Мне, в общем, импонирует отношение к этому вопросу подводников, считающих, что погружаться всякий раз сле дует на глубину, оптимальную для выполнения правильно поставленной задачи. На оккамову глубину: nil supra necessitatem. Это важно, а различе ние «большой теории» и «теорий среднего уровня» — дело вкуса. Что до дна бездны, то там хранятся такие сокровища, как чертеж вечного двига теля, рецепт счастья, секрет вечной молодости, коммунизм, неразмен ный рубль (не путать с неконвертируемым!), общая теория относитель ности в применении к Вселенной и полное собрание оксюморонов.

Восхождение на глубину требует и общей концепции, и ноу хау, всегда ос таваясь, в конечном счете, искусством конкретного и постепенного дела.

Художник Павел Филонов, достигший к 1928 году вершины славы, расска In memoriam зывает в письме молодой художнице Вере Ш., как он работает. «Пошли к черту всякое понятие о каком то «общем» — позволь вещи развиться из ча стного до последней степени развития, — тогда ты увидишь настоящее об щее, какого и не ожидал. Когда вещь будет так сделана, то, если понадобит ся, сделаете вывод, т. е. проработаете в иных местах вторым, третьим сло ем (у меня доходило до 9 слоев)». Это письмо стало культовым, как теперь принято говорить, у адептов «аналитического искусства». Оно существует во множестве неточных копий с ошибками, пробелами и темными места ми. Веру Александровну Ш. я знал в детстве. Чуть ли не в любое время го да она приходила к нам домой в какой то рыжей мутоновой папахе, залом ленной набекрень, длинном просторном пальто, курила «Беломор» или «Аврору» и говорила — всегда возбужденно и убеждающе — хрипловатым прокуренным контральто. К сожалению, меня тогда больше интересовали ее замечательная шапка и вензели, которые она рисовала в воздухе папи росой, чем ее слова. По моему, она не очень любила детей и не уделяла мне специального внимания, как другие взрослые. Гораздо позже мне сказали, что много лет ей пришлось провести в лагерях. Годы спустя, студентом, я в немузейной обстановке добрался до одной филоновской картины, всю ее тщательно осмотрел и едва ли не ощупал, в том числе и в местах, обычно скрытых рамой. Никаких следов многочисленных лессировок («до 9 сло ев»), признаться, на том полотне я не обнаружил. Недавно, перечитывая случайно попавшееся мне на глаза то самое филоновское письмо юной Ве ре Ш., я вдруг нашел то, на что в свое время не обратил особого внимания.

«Знайте, — пишет маэстро, — что самое высшее содержание картины — это ее сделанность. Это является и ее наивысшей ценностью и ее критерием.

Этот профессиональный критерий включает в себя и идеологический кри терий вещи». Представление о том, как может быть написана картина, вхо дит, очевидно, в ее концепцию, даже если написалась она на этот раз поче му то совсем по другому. Как совсем не по замыслу сложилась жизнь корре спондентки Филонова, да и его собственная. В этом противоречии — един ство стихии творчества и его свободы, созвучное «жизни жизни». То, что в эпоху Татлина и Гастева естественно было именовать «сделанностью», я бы назвал, пожалуй, выращенностью. Конфликт развитых частностей рождает многое такое, о чем заранее и помыслить невозможно, и происхо дит это без царапанья половником по дну психологической лужи. Не гово ря уже о психиатрической. «Гений, парадоксов друг» держит шизофрению на коротком поводке и в строгом ошейнике, иначе лужа оборачивается тем водоемом, который психиатрия не без оснований считает своим mare nostrum. О квантовой механике, об уравнении Шрёдингера и т. д. рассуж дать в этой связи не хочу — это не мой жизненный опыт.

Любой дельный сержант знает, что теория — необходимое, но не вполне достаточное условие успеха. Не всякий генерал, однако, догадывается, до какой степени недостаточное. Обычной и не всегда бескорыстной не дооценке этой степени многим обязано чудище организованной культу ры. В своем предсмертном интервью Ханс Георг Гадамер говорит о жене Мартина Хайдеггера: «У этой женщины было нечто большее (чем у Хай деггера. — А.С.), к счастью для нее, и образование было лучше, чем у мужа.

Он был менее образован, хотя, как я узнал позже, он глубоко изучал фило софию». Надо понимать — не обязательно обладать достоинствами супру 112 In memoriam ги философа, чтобы написать «Holzwege», хотя и отсутствие этих досто инств едва ли стоит возводить на пьедестал. Умение создать строгую тео рию того, что уже сделано при отсутствии или сомнительном участии та ковой, — особый дар, не каждый раз получаемый в паре с творческим. Од нако только так консервируются и затем доставляются потребителям ин теллектуальные продукты. Об этом я часто не без огорчения думал, когда в докомпьютерный период своей жизни старательно подгонял какую ни будь по возможности красивую формулу под описание трудоемких расче тов, сделанных, что называется, вручную.

В представлении о строгой теории слишком нестрого сблизились две пары:

идиографический и номотетический подход, с одной стороны, и гумани тарный и естественнонаучный — с другой. В школе я преимущественно ув лекался астрономией и географией, наивно, хотя и вполне искренне, счи тая их науками кузинами, занимающимися пространством, и еще за полго да до выпуска намеревался стать астрофизиком. Почти случайный выбор в пользу землеописания далеко увел меня от предмета первоначальной сим патии, так что энигма отношений между Творцом и творением впоследст вии являлась мне не столько в контексте осмысления феноменов микроми ра и Вселенной, сколько в измерениях истории, языка и политики. При этом мне всегда казалась не очень убедительной мысль о несовместимости естественно научного и гуманитарного методов, хотя основанные на них культуры и разбегаются, как галактики или как поезда, уходящие в разных направлениях с одной станции. Метафоричное, тяготеющее к уникальному (и в этом смысле родственное вульгарному жизненному опыту) гуманитар ное знание отнюдь не чуждо поиску и формулированию «законов» — оттого и охотно математизируется, — только эти законы имеют в нем иной смысл, чем в естественно научном. Они значимы в нем в той мере, в какой опреде ленные суждения принимаются за аксиомы в данном контексте. Или, точ нее, — в какой различные императивы и табу могут облекаться в форму суж дений. Математика, как от печки, танцует от аксиомы, гуманитарные на уки, претендующие, в отличие от жизненного опыта, на обобщение, хоро водят вокруг тайны. Главное в них — постоянная реинтерпретация аксиоматических суждений с учетом максимально обобщаемого опыта.

Все знают, что «Запад есть Запад, Восток есть Восток» и т. п., и так или ина че определяют для себя, чем Восток отличается от Запада. Без этого не обойтись ни в туристической поездке, ни при выработке политических ре шений. Лусиан Пай в свое время предложил семнадцать признаков, по ко торым западные культуры отличаются от незападных. Спустя почти полве ка эти признаки выглядят как описание того, что Пай подсознательно вос принимал как главное в западной политической культуре своего времени, и они не являются таким частным случаем какого то более общего описа ния различия между Западом и Востоком, которым можно безоговорочно пользоваться в каком бы то ни было контексте. Потеряв мнимую безуслов ность и, в этом смысле, ценность, «признаки» Л. Пая, как факт изучаемой истории мысли, обрели новое значение и новую значимость в новом же контексте. Если бы мы могли исчерпывающим образом описать различия между культурами на каком то научном языке, мы и договорились бы на нем об устранении этих различий, как вторичных в отношении языка и со здающих «шумы» при общении. Однако здесь гуманитарное знание в гно In memoriam сеологическом понимании, вообще наука и искусство, исчерпывают свои возможности. Взаимодействие или, если угодно, суперпозиция любых жи вых, а не концептуализированных или в образе выраженных культур, в том числе индивидуальных, — процесс интерсубъективный, подобный полити ческому. Он включает в себя две в равной степени важные, но совершенно разные, с точки зрения этоса и пафоса, стадии. Если смысл первой состо ит в выдвижении плодо творной идеи, способной Тексты... творят вполне материальные лечь в основу диалога, и миры, предоставляя людям работу это исходная задача гума в разных отраслях промышленности, нитарного знания, а то и искусства, то на второй включая целлюлозно бумажную...

стадии главным становит ся достижение консенсуса.

Итоговая конструкция не редко оказывается менее изящной и вызывающей меньшие эстетические восторги, чем первоначальный замысел. Главное ее преимущество в том, что она прочно стоит на земле и не обрушится при первом порыве ветра.

Одностороннее развитие исследовательского или художественного нача ла в человеке, становящееся поветрием и общественной модой, воплоща ет в жизнь утопии, где человек и все человеческие сообщества — объекты.

Гипертрофия политического опошляет общественную жизнь и лишает об щества перспективы. Вне религиозной культуры эти начала не просто сис тематически расходятся, но и противопоставляются друг другу, что далеко не всегда очевидно в силу то ли врожденной, то ли воспитанной религия ми Откровения привычкой к монизму. Практическая необходимость их синтеза — задача более фундаментальная и менее очевидная, чем так назы ваемое разделение властей в государстве.

Сами же неявные аксиомы гуманитарного знания имеют онтологический характер, они утверждаются подвигами духа и отстаиваются подвижниче ством, в том числе вооруженным. Не знаю точно, что хотел сказать Алек сандр Блок своим образом позёмочного призрака в венчике из роз с дю жиной «апостолов» за спиной, но, на мой взгляд, «сказалась» у него алле гория двуединства правословия и бунта. После 1917 года начнется повсе местная реакция против правословия. Эмигрантское «противление злу насилием» насмешливым эхом отзовется в советском «добро должно быть с кулаками». Однако дело сделано. После драки даже добру не очень при стало махать кулаками. Карабкаться по тому склону, с которого только что скатился до самого низа, очень трудно — это вновь мне настойчиво под сказывает все тот же недавний жизненный опыт. Так это или нет, однако вряд ли кому то придет в голову защищать с помощью кулаков или оружия основы математики. Правда, однажды при мне два математика чуть было не подрались из за первой теоремы Гёделя, но это не в счет, и не только потому, что мне удалось их разнять. Не интеллектуально, а физически, но и не в этом дело. Дело в том, что саму теорему о неполноте никто из них не оспаривал, и стычка вышла из за интерпретации общекультурного смысла этой теоремы для таких профанов, как я, а это уже скорее гумани тарная область. С другой стороны, имплицитные аксиомы гуманитарного знания косвенно, но иногда решающим образом определяют и направле 114 In memoriam ние развития естественно математических наук. Принято иронизировать по поводу таких явлений, как «арийская физика» или «социалистическая биология», и такая реакция естественна, почти инстинктивна в рамках доминирующей парадигмы. Конкурируют между собой, однако, не только научные школы, но и парадигмы науки, и победа как первых, так и вторых зависит не только от доказательств теорем, но и от того, какое толкова ние имплицитных аксиом становится господствующим, и сколь повсеме стно и надолго господствующим.

Говорят, что перевелись, как динозавры, крупные мыслители и политики.

Эра раннего Интернета неблагоприятна для «властителей дум» — власти телей думм в стране буфф. В особенности неблагоприятен период вто ричного упростительного смешения гуманитарных повадок с естествен но научными привычками. Но вряд ли столь же безоговорочно можно ут верждать, что вообще исчезли крупные творческие личности, и речь идет не только о матери Терезе или папе Иоанне Павле II, всегда находивших ся в сфере mass media.

Сogito, если обратить dubito на него, а не заставлять их через голову друг друга солидарно палить во внешний мир, как в копеечку, подобно сдвоен ным «пушкам» в китайских шахматах «сян ци» — более зыбкая категория, чем хотелось бы допустить в рассуждении о торжестве разума. У транс цендентального — довольно илистое дно, а у феноменологии — дальто низм в отношении хронического и ахроничного; так бы я ворчал, если имел право противопоставить всему этому что то более серьезное, чем жизненный опыт, вынужденный вполне практически осваиваться в про странстве и во времени.

Мне кажется, что я помню себя с двух с половиной лет отроду. Живо пред ставляю, как во время поездки на пароходе — еще колесном — по Каме мы отстали и догоняли его на буксирном суденышке. Речники на плаву пере давали меня из рук в руки по узкому деревянному трапу с шустрого закоп ченного буксира на наш сверкающий огнями и гулко шлепающий лопастя ми по воде белоснежный гигант. В более зрелом возрасте я напомнил эту историю отцу. Вначале он утверждал, что никогда и нигде мы с ним не опаздывали ни на какой вид транспорта, а потом вдруг спохватился: «Да, в самом деле, тогда устроили какой то пикник на берегу и условились, что буксирный катер потом догонит пароход, но ты не можешь этого по мнить, наверное, у тебя это из чьих то рассказов». Таковых я припомнить не мог и выложил козырную карту: «А ты помнишь, как назывался этот буксир? Так вот, назывался он “Свияга”»… «Отец побледнел», — так, пожа луй, должна была бы закончиться эта история, если бы я занимался белле тристикой. Если бы это была Лета, а не Кама. В действительности отец рассмеялся: «Ну, не знаю, как он назывался, только ты, скорее всего, на низал на какой то эмоциональный стержень более поздние воспомина ния, когда нибудь попробуй написать о том, как рождается память». Имен но это я сейчас и делаю, и я в самом деле не знаю, откуда взялись детали того вспоминания и как они соединились в едином, до сих пор живом об разе. У отца были свои счеты с Мнемосиной — матерью всех муз. Во вре мя войны он вел дневник, где подробные записи перемежались зарисовка ми, и впоследствии забавлялся и сокрушался, наблюдая, что делает жизнь с памятью его менее дружных с Клио однополчан, в том числе и тех, кто In memoriam по складу характера совершенно не склонен был что то приукрашивать или утаивать.

Лет десять назад я перестал писать в газеты, появляться на телевидении и т. п. — за довольно редкими исключениями, когда трудно отказать друзьям или когда кажется, что в таком то или таком то случае нельзя промолчать.

В большинстве случаев, кстати, можно, и иногда нужно, и молчать, и отка зывать.

Но как бы то ни было, собственное имя все же время от времени попадалось мне на глаза. Почти всегда (это почти социологическое на блюдение, которому недостает только статистической обоснованности) упоминание этого имени в контексте каких то достоверно известных мне событий было либо бессмысленным, либо ошибочным. Это побуждает ме ня a priori довольно сдержанно относиться к тому, что для общего упо требления и без явного специального умысла — корыстного или страстно го — пишется и говорится об известных и неизвестных мне людях, особен но если речь идет об отдельных упоминаниях или даже специальных пуб ликациях. Журналисты вынуждены домысливать то, чего не знают точно, причем времени у них, как правило, — до ближайшего выпуска. Но даже если кто то становится постоянным героем телевизионных, радио или журнальных новостей, положение принципиально не меняется. И в бел летристике в принципе то же самое. У меня есть несколько знакомых — литературных героев, и пару раз я и сам попадал во второстепенные лите ратурные персонажи. Не знаю, представителен мой опыт или нет, но все, кого я имею в виду, включая себя, очень условно соотносятся с персонажа ми, носящими наши имена или выступающими под псевдонимами. Ниче го не поделаешь. Любой на свете рассказ сюжетен, большинство сюжетов шаблонны, а причуды памяти, не говоря о пристрастиях, дают сюжетам волю. У любого обиженного есть ограниченное только законом право в свою очередь сделать своего обидчика литературным персонажем.

Что бы, однако, ни происходило с памятью, я более или менее уверен в од ной вещи. Когда мне было лет шесть или семь, я вдруг почувствовал, что начинаю быстро забывать уютное, верой и правдой служившее мне про шлое, и понял, что самые важные воспоминания необходимо освежать в памяти перед сном. Эту мысль я тогда записал, чтобы и ее не забыть, в дам ском альбоме «для стихов» в бархатном переплете, который мне отдали на растерзание и куда я помещал стихи и сказки собственного сочинения, тоже сопровождая их рисунками. И, пока меня не переубедят, буду счи тать, что из раннего детства помню только то, что успел и что сумел тогда «перезапомнить». Много позже я даже изобрел доморощенную теорию, согласно которой детские впечатления в каком то смысле двухмерны — что то вроде цветастого ковра или картины с обратной перспективой.

Здесь особая логика отношений между знаками, почти исключающая при чинно следственный иллюзионизм и подчиненная лишь иерархической упорядоченности того, что представляется более важным и менее важ ным, более и менее ярким. Взрослея, мы вынуждены «перекодировать»

наши воспоминания, строя их по другим ранжирам, в частности — по хро нологическому. В нашей взрослой памяти остается, видимо, лишь то не многое, что мы успеваем перевести с одного языка на другой, подчинив иллюзии временнй последовательности или, по крайней мере, сохранив как особо важный образ, не имеющий точного места на хронологической 116 In memoriam оси. И только когда мы отходим к Всевышнему, в последний земной миг, не имеющий длительности, обе логики совмещаются: еще по закону гасну щего времени, но уже вне его — и преображающаяся личность вспомина ет все события завершившейся жизни. Этим рассуждениям решительно не хватает того, что требуется от настоящей концепции: повторяемости и воспроизводимости фактов, на которые она опирается. Но ведь жиз ненный опыт во всем этом не нуждается по определению, и если уж к не му обратились, он в своем праве — его неделя.

«Прошлое прошло, будущее будет». Эти плеоназмы имеют один смысл, ес ли допустить, что жизнь сводится к посюсторонней составляющей, и дру гой — при альтернативном допущении. В этом случае смысл и тавтологии, и самой этой составляющей меняется: прошлое не проходит, а будущее в каждый данный момент «состаивается» в некоей связи с непроходящим прошлым. Парадоксы, с которыми сталкиваются теоретическая физика и квантовая механика и которые так волнуют в последнее столетие научное сообщество, с гуманитарной точки периферийны в отношении парадок са, фундаментального в отношении целой культуры: напряженного про тиворечия между постулатами предопределения и свободы воли. Психо логически подготовленные современной физикой к тому, что некоторые естественно научные аксиомы оказываются менее надежными, чем каза лось ранее, мы не можем не предположить, что эти два постулата могут непротиворечиво сосуществовать лишь при допущении обратимости времени. Если Бог всемогущ по определению, в его власти сделать и быв шее — небывшим, и в этом случае тема диалога человека со своим Твор цом приобретает дополнительные оттенки. Человек, в частности, не мо жет не допускать, что он, не ведая того, живет в странном положении ус ловно освобожденного по милости Божией, в том числе, как знать, и от совершения преступления. Его приговор пересмотрен, а судимость, воз можно, будет снята. Допущение такого рода может иметь существенные последствия для самооценки человека и его мотиваций, однако, едва ли большие, чем два упомянутых постулата по отдельности. Приятель, с ко торым я как то поделился этими соображениями, предположил, что и синдром dj vu проще всего объяснить, допустив обратимость времени.

Не знаю. Одно дело — вывод, к которому нельзя не прийти на основе ло гики, даже если он и выглядит парадоксальным. Другое — тот, который ес тественнее всего сделать, поскольку он кажется наиболее простым.

Однако, даже соглашаясь с этими доводами, в обиходе мы чаще всего ори ентируемся банальным способом. Зная кое что о неевклидовых геометри ях, мы все же строим дом, веря, что параллельные стены у нас не пересе кутся. В противном случае нам, видимо, нелегко будет жить на этом неев клидовом свете и уж, безусловно, мы построим нечто, именно для этого и пригодное. В отношениях с прошлым в быту господствует императив, ес ли не факт, простой причинности, с будущим — императив, хотя и не факт, причинности целевой. Презумпции прошлого и будущего с нами — одно всегда позади, как спина, а другое впереди, как нос, даже если мы им и крутим во все стороны. Взыскующий симметрии Янус мог бы не узнать свой чеканный профиль в земном зеркале. Хотим мы этого или нет, но весь свой жизненный опыт мы пытаемся уложить в прокрустово ложе анамнеза, диагноза и прогноза, даже если не являемся практикующими In memoriam врачами, а то, что не укладывается в него, чаще всего стараемся забыть как сонное наваждение. При этом попытки заглянуть в будущее не менее увлекательны, чем попытки разгадать знаменитые исторические загадки или припомнить то, что было до первого достоверного воспоминания.

Люди, обладающие пророческим даром, редко угадывают те конкретные пути, которыми приходит предвидимое ими событие, в том числе и вре мя его свершения. Совре менники посмеивались Итоговая конструкция нередко над «Скифами» Александ ра Блока, и действительно оказывается менее изящной и вызывающей меньшие эстетические восторги, в его гротескных обвине ниях и угрозах, обращен чем первоначальный замысел ных к вторгшейся к нам Европе, было что то от па фоса обиженного ребен ка. Однако времена переменились. Четверть века спустя Европа вновь по жаловала к нам, и тогда мы обернулись таки к ней «своею азиатской ро жей». Никогда не смейтесь над поэтами. Мне доводилось не только чи тать, но и слышать от опытных людей, что точный и полный смысл предсказания раскрывается только в момент, когда оно сбывается, а его правдоподобные, но неточные или неполные трактовки нередко отравля ют жизнь, хотя иногда и подслащают пилюлю. Так или иначе, я и сам не раз убеждался, что действительное или мнимое знание будущего редко по могает знающему в том смысле, какой он в этот момент вкладывает в сло во «помощь». Мало что то знать, надо еще быть уверенным в смысле и ка честве своего знания. Такую уверенность, казалось бы, естественнее все го встретить у верующего человека, но как раз верующий чаще всего ста рается не проявлять по собственной инициативе слишком обязывающего интереса к тому, что выглядит как знание «оттуда».

Короче говоря, наши отношения как с прошлым, так и с будущим трудно назвать образцово упорядоченными. И в таких условиях историкам и про гнозистам, не говоря обо всех остальных, приходится заниматься истори ей и прогностикой или хотя бы думать о прошлом и будущем!

Мы пытаемся написать ясную и правдивую биографию человечества, сво ей страны, своей «малой родины». И при этом справедливо полагаем, что без ощущения того, что такая биография изложена или может быть изло жена, наша ощущаемая же самотождественность под угрозой. Однако лю бая коллективная история, даже история семьи, — результат постоянного сопоставления и согласования чьих то свидетельств, материальных па мятников и жизненного опыта. Летописцы небеспристрастно отмечают необычайные события (землетрясения, затмения, войны, рождения на следников, убийства правителей и т. п.), а они все похожи друг на друга, но почти безразличны к мелочам быта, которые им кажутся банальными и самоочевидными.

Эти мелочи становятся фрагментарным достоянием археологии, иконографии, вычитываются между строк тех же летописей и т. д. В обыденной жизни, между тем, история присутствует в двуединст ве изменившегося и вечного. Крестоносец Робер де Клари, разорявший Константинополь в 1204 году, пишет об аистах, которые вьют гнезда на колонне Юстиниана, что между Св. Софией и дворцом ромейских импе 118 In memoriam раторов. Ни этого дворца, ни колонны давно уже нет — здесь сквер, запол ненный туристами, мелочными торговцами, дервишами. Остались толь ко переделанная вначале в мечеть, а затем в музей Агиа София и кружащи еся над ней аисты. Свидетельства этих метаморфоз и это пребывание без личной жизни, несоразмерной человеческой, в совокупности подсказы вают идеальный образ истории как единого непрерывного процесса перемен, поддающегося непротиворечивому описанию.

Сторонники модных сейчас критических хронологий всего лишь в очеред ной раз доказывают иллюзорность этого идеала, недостаточность и вопию щую противоречивость фактов, призванных способствовать его воплоще нию в жизнь. Ученое сообщество сердится, подобно Юпитеру, отказываясь даже обсуждать их выкладки. Между тем они демонстрируют, в сущности, лишь то, что коллективная память человеческих сообществ оказывается на поверку не лучше индивидуальной. Принятие противоположной точки зре ния требовало бы специального обоснования. Проблемы у новых хроноло гов возникают по мере того, как они начинают поспешно предлагать вместо большого мифа, не поддающегося систематизации, его логически упорядо ченную и хронологически усеченную версию, отчасти основанную на повто ряемости иконографических решений и сюжетных ходов истории. Писа ной истории — истории хронографов и историков, нередко мыслящих сте реотипно и на протяжении большей части истории возводивших эту стерео типность в принцип. Соотношение двух мифологий примерно такое же, как между греческой мифологией в совокупности дошедших до нас античных текстов и древнегреческими мифами в пересказе для детей Я.

Г олосовкера:

последние намного гармоничнее. Как это нередко случается, полемисты в процессе спора обмениваются аргументами и меняются ролями. Сегодня старый непричесанный миф всеобщей истории, в той мере, в какой его фрагменты являются частью научного знания, противостоит в качестве на уки новому эрзац мифу, рожденному научной критикой, вышедшей за свои пределы. Вообще, всем, занимающимся историей, небесполезно время от времени бросать взгляд на напластования культурных слоев в раскопах и на этажи разнородных и разновременных руин в древнейших центрах культу ры, дожившие до наших дней. Свидетельства этих объективных, хотя и не точных, хронометров иногда отрезвляют крайних субъективистов.

Писаная история — непременный атрибут уважающего себя сообщества.

В каком то смысле она похожа не просто на часы, показывающие правиль ное или неправильное время, а на те дамские часики, о которых упоминает в одном из своих трактатов Иммануил Кант. Для их обладательницы важнее, чтобы они были и чтобы все видели, что они у нее есть, чем чтобы они по казывали время — правильное или неправильное. Так обстояло дело с часи ками во времена Иммануила Канта. С историей так обстоит дело столько, сколько она существует. Однако у нее есть и одна дополнительная функция, которой не было и не будет никогда у хронометров — даже у будильников или часов с кукушкой: объяснять, почему произошло то, что произошло. При известии о чьей то смерти людей, как правило, в первую очередь интересу ет то, что, если вдуматься, не является самым существенным, а именно — обстоятельства случившегося. Уяснение обстоятельств позволяет поста вить всегда нелепое, с точки зрения земной жизни, событие в какой то при емлемый смысловой ряд. Этот ряд показывает, помимо всего прочего, что In memoriam подобное не происходит с кем угодно ни с того ни с сего, без таких веских причин, как болезнь, старость, неосторожность и т. д. Факт недавней исто рии. М.С. Горбачев, вернувшийся в Москву после августовского путча 1991 года, заявил что то не очень ясное насчет того, что всей правды о тех собы тиях то ли не знает, то ли не узнает никто и никогда. Его принялись обви нять в причастности к заговору, он начал оправдываться и т.д. Пошла писать губерния. Почему то никто не предположил, что Президент СССР тогда во все не проболтался, как подумали недоброжелатели, а проговорился по Фрейду, что далеко не то же самое. Действительно, разве главное в том, ка кие существовали комплоты и кто в них участвовал? В три дня рухнуло все вокруг — и что? Знает ли кто и узнает ли когда, какие в этом смыслы? Пусть ответят те, кто успел разобраться в причинах падения Римской империи.

Вся история истории, с тех пор как она покинула лоно хронографии, — не равная битва с иллюзией очевидной причинности. История нам причинила.

Художник нам изобразил. Поворачивается трубка калейдоскопа, и сыплют ся разноцветные кусочки битого стекла, пока не застынут в неустойчивом равновесии и, благодаря предуготованной иллюзии, не создадут новый ис кусно нарисованный узор. Даже прикладную философию истории создать едва ли проще, чем исчерпывающим образом описать механику калейдоско па. В качестве первого элементарного упражнения можно попробовать на чертить скомканный лист бумаги в аксонометрической проекции или хотя бы нарисовать его. Художник нам изобразил, история нам причинила.

Неудовлетворительно описывая прошлое и плохо помогая в поисках при чин событий, история, однако, активно соучаствует в создании того, что мы воспринимаем как будущее. Не знаю, как это происходит, но мне кажет ся, что между естественным стремлением честно и просто рассказать исто рию в очередном культурном контексте и столь же естественным желанием с интересом и без задних мыслей выслушать ее обычно возникает какое то сочувственное напряжение. Возможно, к примеру, что в создание совре менной русской нации, если таковое произойдет до полной и безоговороч ной победы глобализма, решающий вклад внесут те, кому удастся правдопо добно и увлекательно рассказать отечественную историю как историю се мейную, а не изложить как государственную, что было важно при создании российской государственности. Историческая наука в таких ситуациях обычно не просто дружит с литературой, но заключает с ней брачный кон тракт. Именно историческая беллетристика, не беря греха на душу, может позволять себе кое что домысливать, что непростительно для науки, пре тендующей на строгость. Иными словами — творить в духе пометки сэра Уинстона Черчилля на полях рукописи его парламентской речи: «Аргумент слабоват, добавить голоса!». Оригинального источника, кстати, я сам не ви дел, мне эту историю рассказали в Палате общин британского парламента, и она, сколько я могу судить, не противоречит образу Черчилля, что для ис тории уже немало. Если факты — плоть истории в широком смысле, то анек дот — ее кровь. Мне не раз приходилось читать в прессе о событиях, участ ником которых я был. Почти всегда ход этих событий излагался неверно, и если источников было несколько, еще и по разному неверно. При этом суть события авторам часто удавалось понять и объяснить достаточно правиль но. Очевидно, что в этих случаях решение подгонялось под ответ, получен ный каким то своим путем, ради придания ему необходимого информаци 120 In memoriam онного правдоподобия. Так, что называется, делается история у самых ее истоков, и здесь трудно что то изменить. Разве что конкуренция различных концепций истории, не говоря о хронологиях, постоянно прерываемая то их компромиссами, то принуждением к миру, а то и взятием стана против ника «на шпагу», не позволяет безраздельно господствовать наиболее при митивным из них и в силу этого наиболее пригодным к употреблению в ка честве политических рецептов прямого действия. История, как дисципли на, должна не столько подсказывать, как действовать в политике, сколько мешать поступать по исторической аналогии в техническом, но не в нрав ственном отношении.

Что касается прогнозов, то я много раз спрашивал их любителей о том, зачем они им, если они понимают всю условность прогнозирования. От веты обычно сводились к тому, что надо же от чего то отталкиваться. Да же если допустить, что в некоторых случаях эта формула маскировала просто суеверие или детское любопытство, свойственное и вполне обра зованным людям, лучше нее, пожалуй, ничего и не выдумаешь. В самом де ле, когда мы совершенствуемся в решении уравнений с неизвестными, на ша главная задача — не определение их числовых значений. Действитель но важно обрести навык решения уравнений определенного рода с тем, чтобы в нужный момент по крайней мере не совершить нелепую ошибку, источник которой — незнание не того, что нельзя постигнуть, а того, что стыдно не знать. В прогнозировании в этом контексте говорят о сценар ных развилках. Умение читать дорожные знаки небесполезно даже для то го, кто не знает, куда, почему и зачем он едет.

Обычно опасаются так называемых самоосуществляющихся прогнозов почти по поговорке: «Помяни волка, и он тут как тут».

Считается, что убедительный прогноз создает ожидания, они провоцируют определен ные действия и т. д. Однако серьезный прогноз и должен стремиться к самоосуществлению, иначе это не прогноз. Или, что, в сущности, то же самое — к неосуществлению. Прогнозу противопоказаны созерцатель ность и связанная с ней неконкретность постановки задачи. Еще одно сокровище, покоящееся на дне упомянутой выше бездны, — прогноз со стояния мира, страны, деревни и т. д. вообще и на всякий случай. Мне в лицах рассказывали про одно собрание ученых и чиновников. Чиновни ки требовали ответить на вопрос, когда наступит хос. Ученые удиви лись, но стали отвечать по возможности подробно и аргументированно, гадая, отчего это вдруг чиновники озаботились действием второго зако на термодинамики. Те в свою очередь подумали, что ученые, как всегда, пытаются увильнуть от точного ответа на поставленный практический вопрос. В действительности дело было в неправильном ударении, и чи новников, конечно, интересовала вовсе не энтропия, а то, когда в стра не наступит хас. Это было время, когда в кулуарах власти все в очеред ной раз принялись спрашивать друг друга: «Ну и когда же наступит ко нец?» Иностранцы любят называть такие приступы мировой скорби на отечественный лад «русским пессимизмом». Однако, если отвлечься от ударения, породившего целую комедию ошибок в миниатюре, нельзя не признать, что прогноз хоса как предела Вселенной — задача более кон кретная, чем прогноз хаса в России. В первом случае речь идет об абст рактной, модельной вселенной, как физики ее сегодня знают или дума In memoriam ют, что знают, а во втором — о конкретной стране, которую ни чиновни ки, ни ученые не знают и не питают на этот счет особых иллюзий. Точ ные науки, как они исторически сложились, вызывающе гносеологич ны. Гуманитарное же знание продолжает скрывать, но не может скрыть своей онтологичности.

Чего то стоящий прогноз требует создания того, что я, за неимением луч шей метафоры, называю социальным компьюте Неудовлетворительно описывая прошлое ром. Предположим, мы за и плохо помогая в поисках причин нимаемся стратегическим событий, история, однако, активно планированием на основе процедур, восходящих к соучаствует в создании того, что мы моделям Томаса Саати, ис воспринимаем как будущее пользующим, в частности, экспертные оценки. Что бы их эффективно приме нять, недостаточно знания самих этих моделей и даже умения приспосабли вать их к нетривиальным задачам. Нужна еще критическая масса экспертов, мыслящих стандартно, говорящих на одном языке и понимающих друг дру га с полуслова. Не просто хороших, тем более — уникальных специалистов в своей области, а людей, принадлежащих к одному сложившемуся слою и в идеале взаимозаменяемых. Если, скажем, это экономист, он должен дважды в сутки следить за индексами Доу Джонса, НАСДАК, другими стандартными показателями и т.д. И он должен быть готовым в любое время дня и ночи вы сказать стандартное экспертное суждение, отличающееся от суждений дру гих экспертов в пределах десятых или сотых после запятой, а не с таким раз бросом положительных и отрицательных величин, что средняя арифмети ческая экспертных оценок в пределе будет стремиться к 0. И это еще далеко не все. Внешними условиями относительно надежного прогнозирования и основанного на нем планирования являются также рутинно действующая бюрократия, рутинный политический процесс, относительно неизменная структура институтов и устойчивая правовая среда. Плюс к этому — сложив шаяся система нравов и обычаев. Иначе эффект использования таких моде лей можно будет сравнить с полезностью автомобиля в местности, где ни когда не было ни дорог, ни бензина, ни даже ГАИ. «Социальный компьютер»

— устойчивая, хотя и гибкая, самонастраивающаяся система властных, эко номических, культурных и др. отношений между людьми, которая создается при их осознанном технологическом вмешательстве. Это последнее обстоя тельство отличает «социальные компьютеры» от других, как более спонтан ных и традиционных, так и от более жестких мобилизационных форм соци альной самоорганизации. «Социальный компьютер» предполагает форми рование как искусственных однородных сред (аналог — материалы с задан ными качествами), так и искусственных иерархий, а также цепей отношений. Все это создается как через социализацию, так и с помощью со циальной и политической инженерии (аналоги — селекция и генная инжене рия). Элементарный пример: специалисты в области изучения такой суб культуры, какой является полиция, в какой то момент догадались, что поли цейских по ряду причин лучше отправлять на патрулирование попарно, и притом пары должны состоять из мужчины и женщины и т. п. Лозунгом со 122 In memoriam временного «социального компьютера» могла бы стать фраза: «Необходи мая социокультурная среда в необходимом хронотопе». Это совсем не то же самое, что нужное число необходимым образом подготовленных и органи зованных людей в нужное время в нужном месте.

Прогнозировать, таким образом, естественнее всего поведение социальных артефактов в сфере их распространения, и их же поведение планировать.

Да и то без греха далеко не всегда получается. Существуют, разумеется, и дру гие типы прогнозирования и планирования, в том числе не столько исполь зующие артефакты, сколько создающие их в самом процессе прогнозирова ния и воплощения прогноза в жизнь. В сущности, так и приходится действо вать командирам подразделений и частей, оказавшихся в окружении без свя зи с командованием, капитанам тонущих кораблей и, отчасти, кризисным менеджерам с широкими полномочиями. Так что подобное поведение само по себе не является в человеческом общежитии немыслимым, даже если и оказывается из ряда вон выходящим. Другое дело — распространение этой практики на предельно большие системы в обычном состоянии. В этом слу чае публика может не заметить разницы между прогнозистом и пророком.

Жозеф де Местр, к примеру, был признанным пророком в своей среде. Воз можно, в нем видели даже не просто пророка, а провожатого, знающего путь к высокой цели и уверенного в ее достижении. Нового Моисея, ведуще го к сокровищам, лежащим, как впоследствии выяснилось, все на том же дне бездны. Ни один из его прогнозов, насколько мне известно, не оправдался, желающих воплотить его пророчества в жизнь оказалось недостаточно, и сардинский посланник в России, подаривший нам «Санкт Петербургские ве чера», остался в истории в основном благодаря другим своим достоинствам.

Однако потребность в вожатом зрела, смысл ее уточнялся, среда, взыскую щая вожатого, менялась, и вслед за анемичными предтечами — Сен Симон, Ламеннэ и др. — он вскоре объявился, звали его Карл Маркс. После несколь ких десятилетий пустынноблудия его ученики вернули Израиль фараону. Во жатым такого рода для оправдания своей деятельности необходимо, в сущ ности, доказать применительно к своему уровню претензий то, что на своих уровнях более или менее очевидно для подчиненных упомянутых выше ко мандиров и менеджеров средней руки: что «система» гибнет или обанкроти лась. В данном случае — что обанкротилась и гибнет не более и не менее чем мировая система. Марксу с Энгельсом понадобилось написать сотню томов, так и не собранных в MEGA, а их последователям убедить своих последова телей, что в этих in quarto, взятых в целом, такое доказательство действи тельно растворено, хотя ни каждое сочинение по отдельности, ни жизнен ный опыт вполне убедительного доказательства не содержат. Часто говорят, вслед за тем же де Местром, что причина великих революций — неверие. Од нако искреннее неверие, как и вера, оборотной стороной которой оно явля ется, по своему оптимистично. Скорее корень в том, что сам де Местр (и вслед за ним Достоевский) определил как «полунауку». Протоиерей Михаил Ардов рассказывает в своей книге анекдотов о беседе Архиепископа Кипри ана (Зернова) — живо представляю колоритную фигуру этого архипастыря в интерьере Скорбященской церкви на Большой Ордынке в начале 1980 х — с каким то советским послом. Советский дипломат сказал тогда, что религия его совершенно не интересует. По словам о. Михаила, Владыка Киприан за метил на это, что религиозными вообще бывают обычно люди или совсем In memoriam простые, или высокообразованные. Трудно представить, как воспринял это советский посол, но действительно, если первые чуют «пари Паскаля» нут ром, то вторые принимают рассудком. Так или иначе, вера учит полагаться на Бога, неверие заставляет полагаться на себя, может быть — втайне наде ясь на Бога. Так что речь в данном случае может идти не столько о неверии, сколько о каком то недоверии, рождающем тревогу и парализующем волю.

Не доверии и недо верии, вынуждающих принимать на веру знание само званцев о причинах неминуемого конца света и о практических способах его предотвращения. Правословие наверху, не до верие повсюду. Под знаменем марксизма обречены были, видимо, соединяться не столько пролетарии, сколько ипохондрики, мизантропы и паникеры всех стран, независимо от классовой, национальной и расовой принадлежности. Почти любой из нас, заколебавшись, может оказаться исполнителем одной из этих ролей. Если не забывать о кризисной природе коммунизма, становится понятным, что крымские большевики из воспоминаний Ивана Шмелева, «кормившие» го лодающих жителей сообщениями о том, что петроградские товарищи стро ят электрические аэропланы, чтобы привезти хлеб, были не просто лгунами и даже, может быть, не все были мерзавцами. Как капитаны гибнущих судов, они, возможно искренне, пытались затеплить искорку надежды у тех, кого этой надежды лишили.

Когда я говорю о марксизме, я имею в виду марксистское мессианство, а не классовый анализ, по разным причинам к нему притянутый. Классовые от ношения многозначны, и любая инструментальная теория не исчерпывает, как правило, всех возможных причинно следственных связей. Как писал сам К. Маркс, причины и следствия во взаимодействии утрачивают свои опреде ляющие черты. Когда, к примеру, А.Т. Твардовский обрушивается на «небе зызвестного В. Набокова, отрасль знатнейшей и богатейшей в России семьи Набоковых, представителя верхушечной части эмиграции» за его слегка ироничные воспоминания о И.А. Бунине, не сразу и скажешь, чего больше в этой классовой запальчивости. Солидарности одного разорившегося мелко поместного с другим таким же мелкопоместным перед лицом разоренного аристократа или же чувства коренного жителя Подстепья в отношении ве терком подбитого петербуржца, который походя, лихо, как шампанское от купорил, спародировал солидного и монументального степняка.

Два типа прогностического планирования или, говоря модным нынче языком, два общественных проекта не наследуют друг другу и друг друга не исключают. Если, например, во французской и русской революциях, прозванных великими, рассудок бывал — в разное время и в разной степе ни — обличаем и в основном побеждаем безумием, то, скажем, в так назы ваемой германской национальной революции первый достаточно систе матически подчинялся второму, служа ему при всем параде. Французские революционеры создали — или намеревались создать — храмы разума. Рус ские инвестировали в Коминтерн. Альберт Шпеер придумал специальную «теорию руин». Символические сооружения тысячелетней империи должны были строиться так, чтобы и после их разрушения — столетия спу стя — выглядеть величественно. Действительно, разрушенное через деся тилетие после своего создания поле парадов в Нюрнберге выглядит, осо бенно на рассвете и закате, величественнее, чем церковь в Тулузе, превра щенная якобинцами в «храм разума», да так толком и не восстановленная.

124 In memoriam Или чем выглядел в любое время суток бассейн «Москва» в котловане так и не построенного Дворца советов. Руины рассудка в целом все же более монументальны, хотя и не менее печальны, чем пустыри безумия.

Это все, в общем, об историческом измерении моего опыта, а теперь — о по литическом. Подобно автору эпиграфа к этому тексту, я знал трех верхов ных правителей моей страны. Первый относился ко мне хорошо, однако это было после его отставки. Второй относился по разному, в зависимости от того, что я ему говорил, что писал на его имя и какое было у него настро ение. Третий, вероятно, не относился никак, если вообще имел представле ние о моем существовании, по крайней мере — после инаугурации. Из совет ских вождей один раз в детстве я видел Хрущева, он был отчего то зол, уг рюм, и показался мне неприятным. Машина Подгорного однажды едва не сбила меня, когда я законопослушно переходил улицу на зеленый свет, и Подгорный показался мне похожим на Хрущева. Впрочем, главой государ ства Подгорный вообще не был, хотя формально и считался таковым. Кто то чаще, чем я, сталкивался с верховной властью, кто то реже. Как бы то ни было, моего жизненного опыта решительно недостаточно, чтобы на его ос нове рассуждать о природе и обычаях верховной власти в России, и вооб ще верховной власти, в доверительном тоне. По другой причине не стану трогать и ту особенную власть, каковой является власть мнения: «союз ар тистического бомонда и политического истеблишмента», как гласит одна реклама. Рекламируется какой то ресторан, видимо, по мнению зазывал, ес тественное место обитания такого союза. Мне не раз приходилось писать об этой среде, рождающей предрассудки, слухи, идеи — в большинстве слу чаев бесполезные, что ей не в укор. Любое говорящее сообщество, кроме клетки с попугаями, производит или оглашает по большей части бессмыс ленные идеи, в том числе массу вредных, но также, конечно, и те, без кото рых не проживешь. All that jazz — маркитанты власти, ее походная лавочка, где она что то покупает, что то присваивает, живя, как и полагается, глав ным образом в долг. Подобно женщинам до французской революции из рас сказа г на Казота, эта среда верит, что ни за что не отвечает, хотя, добавлю от себя, до любой революции склонна к публичным уверениям, что отвеча ет за все. Странно было бы требовать от нее, как и от рынка, коллективной ответственности, к которой ее время от времени призывают — иногда все рьез. Что до любого из нас, то боюсь, что отказ от ответственности перед Богом за сказанное слово не оправдывается ни ответственностью перед го сударством или народом, ни безответственностью перед тем и другим… И еще кое чему научила меня жизнь. Например, тому, что лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным, и что это справедливо не всегда и не во всем. Что о вкусах не спорят, лошадей на переправе не ме няют и на дураков не обижаются. И что если бы этим принципам строго следовали, не было бы, наконец, ни языка, ни политики, ни истории — только сознание, микромир и макромир. Был бы физик, и не было бы лириков. Если я у жизни еще чему нибудь научусь, то постараюсь об этом рассказать. Хотя, может быть, и не обо всем стоит рассказывать. Упре кал же Пушкин разговорчивого Стерна в том, что без его чрезмерной наблюдательности никто не обратил бы внимания на вещи, на которые внимание лучше не обращать.

–  –  –

Вы можете подписаться на журнал, заполнив купон и оплатив стоимость подписки или обратившись в редакцию по тел. 937 76 10, e mail: lion13@mol.ru Внимание! Не забудьте указать Ваш почтовый индекс.

Желательно убедиться в получении перевода по указанному номеру телефона.

Подписано в печать 9.11.2005.

Формат 70х108/16.

Бумага мелованная.

Гарнитура NewBaskerville.

Усл. печ. л. 8.

Тираж 1000 экз.

Заказ № Московская школа политических исследований 121854, ГСП 2, Москва, ул. Большая Никитская, 44 2.

e mail: msps@co.ru

http:/

/www.msps.ru ЛР № 00972 от 14.02.2000.

Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«Ключевые рынки. Недельный фокус 28 октября 2013 ИЗМЕНЕНИЯ НА КЛЮЧЕВЫХ РЫНКАХ Изменение котировок за период Последнее Инструмент значение 1 день 1 нед 1 мес 3 мес 6 мес 1 год Акции и товары РТС 1502 0,6% -0,8% 4,9% 12,0% 8,3% 4,7% S&P500 1760 0,4% 0,9% 4,0% 4,4% 10,4% #Н/Д Нефть Brent 107,2 0,2% -2,2% -1,3%...»

«www.vairgin.ru ВЕРХОЗИН Александр Михайлович САМОЛЕТЫ ЛЕТЯТ К ПАРТИЗАНАМ (ЗАПИСКИ НАЧАЛЬНИКА ШТАБА) М.: Политиздат, 1964 [1] Так помечены страницы, номер предшествует. {1}Так помечены ссылки на примечания. Аннотация издательства: Это одна из первых книг о людях, летавших в годы Великой Отечественной войны к...»

«Новые форматы продвижения чтения "СТИХИ НАД ГОРОДОМ" Опыт работы в рамках On-line образовательного проекта Константинова Ольга Вячеславовна, заведующая отделом читальных залов Брянской областной научной универсальной библиотеки им. Ф.И. Тютчева. р.т. 8(4832)66-36-63 e-mail:...»

«ТРУДОВОЙ КОДЕКС КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ г.Бишкек, от 4 августа 2004 года N 106 (В редакции Законов КР от 8 октября 2004 года N 181, 30 июня 2005 года N 85, 31 июля 2007 года N 117, 7 августа 2007 года N 136, 17 марта 2008 года N 21, 19 апреля 2008 года N 61, 25 июля 2008 года N 168, 20 января 2009 года N 10, 2...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Публичное акционерное общество МН-фонд Код эмитента: 00405-A за 4 квартал 2015 г. Адрес эмитента: 107031 Россия, г. Москва, Дмитровский переулок 4 стр. 1 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальн...»

«^ и з ш м и ъ шнь ЯФ8[№Мпшй№ и ч и л ы г м ш ЗДИДОМФР ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМИИ НАУК АРМЯНСКОЙ ССР ^гоишгш1|ш1|шЕ ^|гшп1 р (шБСЬг № 5 — 6, 1960 Общественные науки К. А. Джингозян Пейо Я в о р о в и армяне Пейо Крачолов Яворов— выдающийся представитель болгарской -литерату...»

«Мобилизационная эконоМика Мы уверены, что в России, благодаря ее ресурсам и относительно малой численности населения, возможен рост как промышленности и сельскохозяйственного производства, так и народонаселения. ЛДПР и дальше будет последовательно защищать социальные интересы р...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1.ЦЕЛЕВОЙ РАЗДЕЛ.. с.2 1.1.Пояснительная записка.. с.2 1.2.Планируемые результаты освоения программы. с.6 2.СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЙ РАЗДЕЛ.. с.9 2.1.Образовательная деятельность в соответствии с направ...»

«. 27.07.2011 г. № 25 (283) Издается с 26.10.2008 г. Республика Саха (Якутия) Городская администрация городского поселения "Город Нерюнгри" Нерюнгринского района ИЗВЕЩЕНИЕ № 9 О ПРОВЕДЕНИИ ОТКРЫТОГО КОНКУРСНОГО ОТБОРА ПОДРЯДНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ НА ПРОВЕДЕНИЕ...»

«Содержание Место дисциплины в структуре образовательной программы. 1. 3 Перечень результатов обучения.. 2. 4 Содержание и структура дисциплины (модуля).. 3. 5 Учебно-методическое обеспечение самостоятельной работы. 4. 9 Фонд оценочных средств.. 5. 11 Типовые оценочные материалы 5.1 13 Методические материалы, определяющие процедуры...»

«  УДК 622.233.05 А.С. ГРОМАДСКИЙ., д-р техн. наук, проф., В.Д. АФАНАСЬЕВ, канд. техн. наук, доц., Д.И. КУЗЬМЕНКО, аспирант, Криворожский национальный университет ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАСПРЕ...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КОМИТЕТ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ ПО МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ МАГАДАНГЕОЛОГИЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МАСШТАБА 1 : 200 000 (издание второе) Серия Магаданская Лист P-56-XXXI ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСК...»

«Л. Л. КОСИНСКЛЯ Сыктывкарский краеведческий музей Поздненеолитическая стоянка Артын на среднем Иртыше Летом 1965 г. при обследовании средневекового Артынского II селища отрядом Уральской археологической экспедиции (ру­ ководитель Г. Б. Зданович) была открыта и ча...»

«УДК 372.3/.4 ББК 74.100.5 Г62 Голубева Л. Г. Г62 Закаливание малыша : пособие для родителей /Л. Г.Голубева, И. А. Прилепина; под ред. В. А. Доскина. — М.: Просвещение, 2007. — 31с: ил. — ISBN 978-5-09-015860Авторы пред...»

«СПРЕЙ И АСПИРАТОР АППАРАТ ПО УХОДУ ЗА НОСОВОЙ ПОЛОСТЬЮ СПРЕЙ И АСПИРАТОР АППАРАТ ПО УХОДУ ЗА НОСОВОЙ ПОЛОСТЬЮ МЕРЫ БЕЗОПАСТНОСТИ Рекомендации по безопасному применению аппарата запрещено применять аппарат рядом с взрывчатыми, легковоспламеняющимися жидкостями или газами; перед началом работы следует проверить все ли составляющие эл...»

«Оглавление Предупреждения и особенности работы с прибором............3 Информация о безопасности.............................4 использования прибора.....................»

«1 Приложение 4.1 к "Правилам приёма в МГТУ им. Н. Э. Баумана в 2017 г." "УТВЕРЖДАЮ" "ПРИНЯТ" Председатель приемной комисрешением Ученого совета сии, МГТУ им. Н.Э. Баумана Ректор МГТУ им. Н.Э. Баумана от 30 августа 2016 г. Александров А.А. “_” 2016 г. ПОРЯДОК проведени...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ГОРОД НОЯБРЬСК АДМИНИСТРАЦИЯ ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ПРИКАЗ 21.09.2016 № 778 О проведении школьного этапа всероссийской олимпиады школьников в 2016/2017 учебном году в городе Ноябрьск Руководствуясь Федеральным законом "Об образовании в Российской Федерации" от 29....»

«СЧЕТНАЯ ПАЛАТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СГА 101 "Общие правила проведения контрольного мероприятия" (утвержден Коллегией Счетной палаты Российской Федерации, протокол от 2 апреля 2010 г. № 15К (717) (с изменениями, утвержденными Коллегией Счетной палаты Российской Федерации от 2 июля 2010 г. протокол № 34К (7...»

«ОТДЕЛ, 'ОМЫШЛЕНИЫХ I КА'ЛЛОГПГ! В Н И М П 1 Униконтроль 10 Равняйтесь на передовиков в производстве окон! Униконтроль 10. Для передовиков оконного производства. Автомат для изготовления окон малых и средних серий. А также размерами и профилями он не потреЭтот крепкий малый справится с забует замены...»

«Как предупредить весенний авитаминоз. Консультация для родителей Солнечные лучики согревают воздух уже совсем повесеннему. Казалось бы – живи и радуйся! Однако голову от подушки оторвать становится все тяжелее и тяжелее, да и сил не остается почти ни на что. Знакомая картина? Зн...»

«СЕМИНАР-СОВЕЩАНИЕ С ПРЕДСЕДАТЕЛЯМИ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ, МУНИЦИПАЛЬНЫХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ, ПРЕДСЕДАТЕЛЯМИ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ РЯДА СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ТЕМУ: "ФОРМИРОВАНИЕ УЧАСТКОВЫХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ НА ПОСТОЯННОЙ ОСНОВ...»

«КРАСНАЯ КНИГА БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ ном, или на зимовках. В европейской чаСержанин, 1961; И. Панютин, 1970; 12. сти России совершает сезонные миграции. Лихачев, 1980; 13. Редкие и исчезающие Зимует в дуплах и постройках, вероятно, растения и животные Украины, 1988. на Северном Кавказе. [6, 8, 13]. Авторы: Е.Ф. Ситникова, Численн...»

«С. И. Цеменкова Уральский федеральный университет ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО АРХИВА: АРХИВ УРАЛЬСКОГО ГОРНОГО УПРАВЛЕНИЯ Архив Уральского горного управления был учрежден в 1806 г. соглас­ но "Проекту...»

«International Scientific Journal Fundamental and Applied Researches In Practice of Leading Scientific Schools 2016 – 2 (14) ISSN 2313-7525 https://fdotadotr.wordpress.com Опыт апробации Шкалы социальных копингресурсов на украинской выборке Мальцев О.В.1 Одесский национальный университет имени И...»

«Разработка системы автоматического управления беспилотным летательным аппаратом в режиме "зависание" Студент: Андрющенко Т. А. научный руководитель: к. т. н., н. с. ИАиЭ СО РАН Филиппов М. Н. Актуальность ра...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.