WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«с7?. сЪ. сВслиъ&о. С.-ПЕТЕРБУРГЪ. 1905. РУССКІЯ Р Ъ Ч И. ПОЛНОЕ СОБРАІІІЕ ЪГЪ В. Л. В Е Л И Ч К О. Т О М Ъ ВТОРОЙ. Сг» —о ©О ...»

-- [ Страница 4 ] --

Помимо всего, раздленіемъ евреевъ на указанныя племенныя втви еще не опредляется та, чрезвычайно рзкая, разница, которая въ нредлахъ этихъ исторически разделившихся втвей иногда замчается между единичными евреями.

Среди нихъ встрчаются характеры, являюіціеся воплощенною противоположностью всхъ отрицательныхъ чертъ ихъ соплеменниковь. По физическому складу, темпераменту и символизму рчи они зачастую совершенно похожи на остальныхъ соплеменпиковъ, но сердце у нихъ, пожалуй, боле христіанское, чмъ даже у многихъ христіанъ.

Это, можетъ быть, измельчавшіе и «обезкрыленные» преемники еврейскихъ пророковъ, лишь случайно, или вслдствіе эадтаго расоваго самолюбія открыто не примкнувшіе къ христіанству. Такихъ людей мн приходилось встрчать въ разныхъ общественныхъ классахъ: среди врачей, педагоговъ, даже торговцевъ и просто смиренныхъ сельскихъ евреевъ; доброта — 212 — и задушевность и х ъ доходила до предловъ, почти не встрчаемыхъ въ нашемъ духовно-измельчавшемъ обществ.

Казалось бы, эти различія проще всего объясняются тмъ.

что во всякомъ племени есть дурные и хорошіе люди, причемъ дйствительно-хорошихъ обыкновенно гораздо меньше.

Но вс мои попытки остановиться на такомъ объясненіи обыкновенно оказывались неудовлетворительными. При ближайшемъ ознакомленіп съ прошлымъ тхъ еврейскихъ семействъ, изъ которыхъ происходили такіе люди, почти всегда обнаруживалась весьма продолжительная преемственность тхъ нравственно-психическихъ началъ, которыми эти семьи отличались отъ массы своихъ соплеменниковъ.



Съ дтства наблюдая евреевъ въ черт ихъ осдлости, я настолько нрисмотрлся къ нимъ, что указанныя рзкія исключенія невольно навели меня на мысль о какомъ-то давно проявившемся племенномъ различги въ ндрахъ самой еврейской расы. Такая мысль находить подтвержденіе и въ научныхъ изслдованіяхъ, выясняющихъ, что колна Израплевы были далеко не равпоцнны въ духовномъ отношеніи, да и въ физическомъ, въ зависимости отъ скрещиванія с ъ тми или другими народами.

И теперь въ Россіи можно различать разнообразные еврейскіе типы, изъ коихъ нкоторые отличаются всмп признаками арійской расы.

Отчего эти лучшіе люди, считающіе себя принадлежащими къ еврейству и не прерывающіе съ нимъ связи, являются лишь рзкими свтлыми пятнами на обшемъ темномъ фон и не вліяютъ озаряющимъ образомъ на остальную картину жизни своего племени? Отчего не только слабо ихъ вліяніе на соплеменниковъ, но даже почти никогда не пытаются они проявлять и усиливать это вліяніе? Очевидно, они либо считаютъ это безцльнымъ, либо не смютц а врне всего, дйствуютъ об причины заразъ.

Такое положеніе вещей свидтельствуетъ какъ о малой искоренпмости племенныхъ чертъ, прирожденныхъ и исторически развившихся, такъ и о существованги центральной и помстпыхъ еврейскихъ организацій, опирающихся на «одичавшіе» или омертвлые религіозные устои, но нреслдующихъ — 213 — преимущественно политически-расовые интересы, въ которыхъ служеніе золотому тельцу является одновременно и средствомъ, и цлью.

Наличность такихъ организацій и такого сложнаго ихъ характера настолько наглядна, что врядъ ли ее нужно теперь доказывать, особенно пишущей братіи: любой изъ ея представителей можетъ легко въ этомъ убднться, получивъ изъ самыхъ неожиданныхъ мстъ цлые ушаты непріятностей, не только если погладить евреевъ противъ шерстки, но даже если преступить, не касаясь евреевъ, хоть одну иэъ заповдей русскаго ложнаю либерализма, который по тенденціямъ, задачамъ и многимъ выполнителямъ неизбжно долженъ быть названъ либерализмомъ еврейскимъ.





Въ одной изъ своихъ глубоко интересныхъ статей Н. А.

Энгельгардтъ основательно выясни л ь въ «Новомъ Времени», что еврейская организація, прежде всего, л е ж а т ь тяжелымъ бременемъ на еврейской пародной масс, угнетаемой своими «козырными тузами». Мысль глубоко-врная—и съ даровитымъ авторомъ нельзя не согласиться, что великому русскому народу, на долю котораго выпала крупная міроваа роль, слдуетъ выполнять свою мессіанскую задачу по огношенію къ той еврейской бднот, о которой Спаситель сказалъ: «тіяегеог зирга іигЪат».

Для этого представителямъ правяіцихъ классовъ надо знать и обще-еврейское міросозерцаніе, и складъ жизни различныхъ слоевъ этого племени.

Главнымъ предметомъ настоящей статьи является, собственно, первый вонрось, какъ основной и общій, затрогивающій наиболе существенныя стороиы нашей государственной и общественной жизни. Второго же вопроса я здсь коснусь только вкратц, такъ какъ подробная разработка его требовала бы многотомнаго сочинеиія.

Сельскій или уііздный еврей иростолюдинъ въ черт осдлости,—ремесленникъ, извозчикъ, мелкій факторъ и гіриказчикъ,—представлаетъ собою, въ сущности, лучшій изъ еврейскихъ типовъ. Многое внушаетъ искреннюю жалость, а кое-что и уваженіе къ нему. Онъ бденъ и скроменъ, искренно привязанъ къ своей вр и, несмотря на всю талмудическую путаницу и формализмъ, черпаетъ въ ней, или въ своемъ чувств къ ней, возвышающія начала. Живя въ тсномъ общеніи с ъ русскою или, точне, малорусскою народной массой, онъ не чвствуетъ или, по крайней мр, не проявляетъ къ ней той фанатической ненависти, на которую слишкомъ огульно склонны указывать наши антисемиты.

Наоборотъ, скоре можно наблюдать довольно много примровъ большой пріязни между простыми евреямп и христианами. Правда, изъ такого «кумпанства» получается почти всегда какое-нибудь нарушеніе закона: либо ростовщическія операціи, либо безпатентная торговля водкой, либо непохвальныя юридическія длишки.

Но расовой ненависти ни съ той, ни съ другой стороны не видно. Даже во время еврейскихъ погромовъ, свидтелемъ которыхъ мн случалось быть, вспышки народнаго буйства отличались юмористически-шаловливымъ оттнкомъ; если и встрчалась ненависть, то она была направлена, главнымъ образомъ и прежде всего, противъ сравнительно-богатыхъ евреевъ (иногда не безъ подстрекательства со стороны русскпхъ конкурентовъ—торговцевъ и кулаковъ), а затмъ у ж е переливалась черезъ край.

Въ нормальное же время бднота сочувствуетъ бднот, независимо отъ расовыхъ различій. Бываютъ примры особосимпатичныхъ формъ дружескаго сосдства между простыми евреями и христіанами. Напримръ, въ одномъ сел, посл пожара, уничтожившаго множество хатъ, въ часл усерднйшихъ жертвователей на погорльцевъ оказался мелкій лсоторговецъ-еврей.

Въ моей сельской церковно-приходской школ прекрасно окончила курсъ еврейская двочка, все время жившая чрезвычайно дружно съ христианскими дтьми. Эта милая малютка даже участвовала въ хоровомъ пніи молитвъ и, съ согласія родителей, посщала иногда православную церковь, отнюдь не забывая при этомъ своей религіи и не собираясь ей измнять. На нкоторые вопросы мои по этому поводу, ребенокъ отвчалъ, безъ всякаго жеманства или искусственности, что «Богъ одинъ». Разумется, это дитя неизмеримо выше своихъ соплеменницъ, побывавшихъ въ гимназіи или на какихънибудь курсахъ, гд отрицательный племенныя еврейскія — 215 — черты проявляются обыкновенно въ очень рЬзкихъ и антнпатичныхъ формахъ.

«Маленькій», т. е. сельскій и уздно-городской еврей-пролетарій въ нкоторыхъ мстностяхъ играетъ большую роль.

Я лично видлъ интересный примръ: одинъ вновь прізжій вице-губернаторъ въ неболыиомъ при висли искомъ губернскомъ город въ теченіе нсколькихъ дней оставался безъ прислуги:

люди придутъ, наймутся, а затмъ безъ всякой видимой причины отказываются отъ мста. Наконецъ, кто-то изъ старожиловъ надомилъ его обратиться къ старой еврейк-факторш

Рохл, которая оказалась значительно выше своего имени:

мигомъ все устроила,—и у прізжаго оказались т же люди, которые вначал, до участія Рохли, боялись оставаться у него на служб. Они объяснили мн, жеманясь и потупляя взоръ, что его превосходительство удутъ, а Рохля останется—и тогда «бендзе кепско...» Очевидно, у этой госпожи, притомъ живущей впроголодь, есть ц'Ьлая факторская организація, поддерживаемая обширнымъ кругомъ мстныхъ евреевъ.

О другого рода факторств, мене безгршномъ, и говорить нечего: оно несомненно лежитъ грязнымъ пятномъ на помстномъ мелкомъ еврейств. Во всхъ странахъ міра, особенно-же въ Россіи и Австріи, главный контингентъ торговцевъ «блыми невольницами» состоитъ изъ евреевъ, пускающ и х ъ по этой наклонной плоскости и своихъ соплеменницъ, очеиь часто даже собственныхъ дочерей; это объясняется, повидимому, не только условіями соціально-экономическими, но и историческою расовою склонностью еврейскаго племени къ распутству и распространенію распутства; можетъ быть тутъ еще вліяетъ скрещиваніе съ разными ханаанскими народами, у которыхъ имли большое значеніе культы, связанные с ъ необузданностью страстей.

Что касается до ростовщичества,—то еще большой вопросъ, какое ростовщичество и какая вообще эксилуатація темнаго люда вредне,—еврейская или русско-кулаческая?! Мелкій еврей-ростовщикъ и надувало—антипатиченъ и жалокъ: онъ одновременно и нервно-корыстенъ, и надодливъ, и трусливъ;

народъ не видитъ въ немъ образца себ и, если даетъ себя объегоривать, то по лности пли дловому неряшеству. Такъ, — 216 — по крайней мр, обстоитъ дло въ Малороссіи. Православный же кулакъ—персона и, до извстной степени, воплощенный идеалъ въ невжественной деревн. Онъ никому не надодаегъ, а къ нему вс на поклонъ ходятъ: «Обдери, молъ, насъ. горемычныхъ, ради самого Создателя!» Когда онъ обдираетъ, то словно милость оказываетъ. Онъ и снохачъ, и ростовщикъ, и нигилистъ въ вопросахъ общественныхъ,—а вмст съ тмъ онъ и церковный староста, и «благотворитель», и «почетный обыватель», пользуюіційся особымъ довріемъ и симпатіей помстной полиціи.

Этотъ хищникъ—вреднйпіій изъ деревенскихъ «нлотоядн ы х ъ ». Теперь, когда помщики частью ослабли, частью окончательно сведены къ нулю, кулакъ является истиннымъ хозяиномъ деревни. Еслибы осуществились, напримръ, пожеланія А. А. Папкова относительно развитія приходскаго самоуправленія, то, при современныхъ соціально-экономическихъ условіяхъ, даже священники избирались бы непремнно по вол подобныхъ кулаковъ.

Х у ж е всего не самая эксплуатація ими народа, а именно то, что убогій крестьянинъ, вздыхая, мечгаетъ о такой ж е экономической карьер, какую сдлали знакомые ему кулаки;

извращается, стало быть, нравственный смыслъ народа, затуманивается его понятіе о добр и зл.

А уподобиться еврею никакой крестьянинъ, тмъ паче малорусскій, не иметъ ни малйшей склонности: расовая разница гутъ весьма спасительна.

Допустимъ, что необходимо признать племенную склонность евреевъ къ ростовщичеству и гешеФтамъ; по не развивается ли эта черта отчасти именно подъ вліяніемъ тхъ ограниченій и стсненій, которымъ подвергаются «маленькіе»

евреи даже въ черт ихъ осдлости? Напримръ, имъ даже воспрещено арендовать земли, запрещено проживать въ с е л а х ъ и деревняхъ безъ проФессіональнаго предлога, который бы непосредственно оправдывалъ ихъ пребываніе въ томъ или иномъ пункт. Да и этотъ предлогъ обставленъ, какъ будто нарочно, именно такъ, чтобы мелкая полиція могла брать взятки за его примненіе; одннъ становой приставь, съ лукавой улыбкой, откровенно признавался мн, по поводу моего — 217 — заступничества за одного такого бдняка, что узаконенія и сенатскія ршенія по такимъ вопросамъ отличаются «весьма удобною неопредленностью»...

При такихъ условіяхъ нельзя требовать, чтобы въ «маленькомъ» евре постепенно укоренялось уваженіе к ъ закону, а не стремленіе и умнье обходить его.... Вдь онъ ясно видитъ на каждомъ шагу, что для евреевъ боле эажиточн ы х ъ ограниченія сильно смягчаются, а нередъ богатыми сынами Израиля даже крупныя должпостныя лица считаютъ непостыднымъ расшаркиваться. Попробуйте-ка въ чемъ-нибудь ограничить въ Кіев г. Бродскаго, или въ Варшав г. Бліоха, или въ Тифлис армянина Манташева, вліяюіцихъ не только на мстныя «силы», но даже на кое-какія столичныя СФеры и органы печати! Такіе тузы кому угодно покажутъ «кузькину мать»!...

Козломъ отпущенія за прошлое, настоящее и будущее является мелкій, бдный еврей, тснимый и иачальствомъ, и своими «китами».. Врядъ-ли такой порядокъ вещей длаетъ честь русскому имени а содйствуетъ постепенному разумному ршенію еврейскаго вопроса.

Во избжаніе односторонности этой бглой характеристики «маленькихъ» евреевъ, необходимо отмтить ихъ положительную черту,—умнье быть благодарными, въ которомъ христіанамъ съ ними даже и сравниваться нельзя. Можетъ быть, это результатъ восточной мудрости, согласно которой «благодарность есть ожиданіе новыхъ благъ»,—но, такъ или иначе, это черта глубоко-симпатичная и достойная подражанія.

Весьма интересною съ художественной стороны чертою является также презабавный юморъ. Не могу забыть, какъ я однажды ВТ) юности, негодуя на мошенническую продлку мелкаго торговца-еврея, неосторожно пригрозилъ, что «разнесу» его лавочку. Онъ не обидлся, а только пожалъ плечами;

— Ну, цтозе! И васъ оправдаютъ, какъ Вру Засуличъ!...

Интенсивная склонность евреевъ къ нажив и довольно значительная сплоченность ихъ между собою,—въ итог, представляютъ собою несомннно значительное неудобство — 218 — для окружающаго христіанскаго населенія, мене умлаго въ области экономической, отличающегося малою производительной и промышленной энергіей и р а з р о з н е н н а я. Если мелкій еврей, проживающій въ томъ или иномъ сел, облюбовалъ какой-либо мстный продуктъ (х.ібъ, лсъ и т. д.), то можно б ы т ь увреннымъ, что многіе и з ъ сонлеменниковъ его откажутся конкуррировать с ъ нпмъ, не пожелаютъ вторгаться въ районъ его гешефтовъ и аппетитовъ; производитель при т а к и х ъ условіяхъ, копечно, несетъ убытки, особенно въ мстностяхъ, гд торговля почти исключительно въ еврейс к и х ъ рукахъ.

Наконецъ, мелкій еврей почти всегда является въ той или иной мр агентомъ еврея боле к р у п н а я и о п а с н а я, и самъ, при мало-мальски благопріятныхъ условіяхъ, становится таковымъ.

Большинство еврейской бдноты, однако, этого не достигаетъ, ж и в е т ъ впроголодь, въ грязи и униженіи. Оно отличается большею религіозностью, которая, не взирая на значительное нагроможденіе суеврій и мелочей Формализма, п о в ы ш а е т ъ его нравственный уровень, придаетъ этой сред опредленную колоритную ФИЗІОНОМІЮ, С Ъ рзкимн отрицательным!!, но и положительными чертами. Ч м ъ дальше еврей становится отъ своей вры (когда онъ искренно не переходить въ христіанство) и патріархальныхъ обычаевъ, чмъ боле онъ утрачиваетъ основной свой расовый колоритъ с ъ его недостатками и достоинствами, тмъ онъ становится хуже и опаснее. Еврей въ рваномъ лапсердак, блюдущій благоговйно субботу, неизмримо в ы ш е своего безпринципнаго соплеменника въ космоиолитическомъ пиджак или плутократическомъ Фрак с ъ купленною звздой.

В ъ связи съ этимъ, при современныхъ условіяхъ, наглядное, внешнее обособленіе евреевъ, почти повсеместно являвшееся правиломъ до Французской революціи, значительно цлесообразне, чмъ и х ъ кажущееся сліяніе с ъ другою народною н общественною средой, открывающее боле широкій просторъ т а й н ы м ъ стачкамъ, пропаганде секуляризованныхъ еврейскихь идей, который вносятъ элементъ броженія и разложения въ государственную и общественную СФеры арійскихъ — 219 — народовъ. А именно на этотъ путь еврейство и стало давно уже, а со времени указанной революціи длаетъ в ъ такомъ направлеиіи значительные, слишкомъ значительные шаги! В ъ этомъ заключается несомннная, быть можетъ, роковая опасность для христіанства и, въ итог, для міросоверданія и строя европейскихъ народовъ-арійцевъ.

Секуляривація еврейскихъ идей въ народной масс особенно быстрые успхи длаетъ именно тамъ, гд евреевъ очень много и гд они, поэтому, составляютъ крупную организованную силу. Высказанное в ы ш е сравнительно-оптимистическое сужденіе о сельскихъ евреяхъ Малороссіи, поэтому, гораздо мене примнимо къ губерніямъ блорусскимъ, литов скимъ и польскимъ, гд они иочти повсемстно полные хозяева края и отличаются особенною наступательностыо.

Малороссъ человкъ упорный, крпкій и не особенно податливый; о н ъ самъ склоненъ къ кулачеству и даетъ себя эксплоатпровать еврею въ мр довольно выносимой. В ъ другихъ мстностяхъ черты осЬдлости населеніе боле «рыхлое», вялое, да и евреевъ побольше: тамъ с ъ ними шутки плохи.

Простые, сельскіе и уздно-городскіе евреи, какъ б ы они ни были невжественны и подавлены матеріальными заботами, лихорадочно интересуются политикой: это черта, рзко бросающаяся въ глаза. -Литовско-нольскіе евреи проявляюсь это въ весьма острой Форм: они даютъ значительный контингента соціалистовъ, устраивающихъ демонстраціи и заходящнхъ е щ е дальше этого, чему примромъ служатъ сравнительно-недавнія событія въ Вильн, Блосток, Витебск и т. д.

Еврейская масса искони легко воспламеняема повсюду, и с ъ каждымъ годомъ это непріятное свойство ея проявляется все рзче, по мр наростанія еврейской интеллигенціи...

Городской зажиточный еирей въ черт осдлости представляетъ собою переходный типъ отъ гонимаго и страждущаго мелкаго еврея к ъ еврею-властелину, утснителю и интеллигенту, истинному микробу оПщественнаго разложенія. Онъ обыкновенно мало образованъ, но человкъ, одтый по европейски, бывалый, с ъ весьма вкрадчивыми манерами и нкоторымъ занасомъ либеральныхъ Фразъ, в ы ч и г а н н ы х ъ в ъ газетахъ и журналахъ, издаваемыхъ евреями и и х ъ прислужниками. Супруга его одвается весьма изысканно, норовить бренчать на рояли, болтать по Французски и выписывать «Встникъ Европы»; с ы н ъ учится въ гимназіи, а въ свободное отъ занятій время сидитъ въ отцовской лавк или контор; дочь пишетъ стихи или романтическіе дневники, учится также въ гимназіи, а затмъ на курсахъ, охотно стрижетъ свои курчавые черные волосы и вообще отличается страстно-либеральнымъ направленіемъ. Почтенное семейство равнодушно к ъ своей религіи. какъ къ источнику богоноэнанія, но крпко держится за нее, какъ за кагальную организацію, въ которой глава такой семьи играетъ видную роль.

Гостями и до нзвстной степени кліентами (въ древне-римскомъ значеніи) нодобнаго еврея бываютъ мстные чиновники, причемъ ихъ служебный калибръ обыкновенно соответствуешь экономическому уровню и вліянію городского еврея.

Основа такой близости, конечно, всегда нелестная для достоинства служилаго человка, и въ результат всегда то или иное (иногда вопіюіцее) нарушеніе закона,—чаще всего обходъ ограничительных!, мръ, являющихся, главнымъ образомъ, источникомъ «кормленія» для помстныхъ представителей правительственной власти или самоуправленія. Личный составь земскихъ учрежденій въ черт еврейской осдлости отнюдь не боле свободенъ отъ такихъ отношешй, чмъ уздные чиновники; я зналъ, напримръ, земскую управу, истиннымъ хозяиномъ которой былъ еврей, подрядчикъ и векселедержатель.

Соотвтствіе между рангомъ служилаго кліента и денежнымъ положеніемъ покровителя-еврея иногда рзко нарушается въ пользу этого послдняго: есть въ нашихъ мстахъ странные на первый взглядъ примры тсной близости между довольно крупными сановниками и довольно мелкими евреями; очевидно, «самъ чортъ и х ъ связалъ веревочкой».

Города въ черт осдлости—прямо еврейскія цитадели.

И въ Полтав, и въ Чернигов, и въ Минск, и въ Витебск, не говоря уже объ уздныхъ городишкахъ,—по субботамъ, когда еврейскія лавки закрыты, буквально ничего достать нельзя, точь въ точь какъ въ Т И Ф Л И С во время армянскихъ праздниковъ!

— — Просто оторопь беретъ, если подумать, что коренное населеніе такъ неспособно пробиться чрезъ эту сплошную стну къ промышленной и торговой дятельностн. Говорятъ, мудрено конкуррировать русскому съ евреями; послдніе, помимо всего, большіе психологи въ области экономической: умютъ заманить покупателя, польстить ему, замтить вкусы публики, во время оказать кредитъ и т. д. Кром того, сплоченность помогаетъ имъ и «оборачиваться» въ трудныя минуты, когда русскіе разрозненные люди обыкновенно безпомощны. Наконецъ, умлая недобросовстность, склонность къ ловкимъ банкротствамъ и т. д. тоже приносить немалые плоды.

Все, что, по нмецкому мткому выраженію, называется «Со]ипсІиг^е\іші» (когда человкъ не сетъ, не жнетъ, а въ житницы собираетъ), относится къ сфер!; еврейской дятельности. Евреи умютъ и уголовнымъ способомъ создавать такіе «барыши отъ стеченія обстоятельствъ». Извстно.

напримръ, что многіе деревянные города Блоруссіи и Литвы, врод Бобруйска, Полоцка и т. д., очень часто выгораютъ до тла: населеніе открыто высказываетъ убжденіе въ томъ что евреи лсопромъшленники нанимаютъ поджигателей, чтобы пожарами увеличить спросъ и цну на лсные матеріалы.

Здсь кстати замтить, что наиболе страдаетъ отъ этого еврейская бднота, жалкое стадо, стригомое своими главарями и удачникамп. Еврейская буржуазія жестоковыйна!...

Какъ сказано выше, молодое поколніе этой еврейской среды уже принадлежитъ къ такъ называемой «иптеллигенціи» и, въ силу своихъ острыхъ расовыхъ чертъ, играетъ тамъ пагубную роль. Ненависть къ христіанству и монархической власти, въ сущности, отрицаніе государства и семьи, увлеченіе денежными аферами (для себя) и соціализмомъ (для другихъ), непомрное тщеславіе и самомнніе, крайняя нетерпимость кі- чужимъ взглядамъ, необыкновенное умніе прививать все это къ «рыхлой», слабовольной и ненаходчивой интеллигенціи другихъ народовъ—вотъ повально проявляющіеся признаки еврея-интеллигента, его міросозерцанія и характера.

При этомъ, какъ выше упомянуто, проявляется и плохо вяжущійся, какъ будто, съ напряженною дловитостыо и крайнимъ эгоизмомъ несомннный пдеализмъ,—пламенная вра въ ирогрессъ, не знающій границъ и долженстнующій земнымн средствами дать земл райское счастье. Искренность и стихійность такого идеализма свидтельствуетъ о его глубокой, именно расовой основ.

Ревностно служа идеямъ космополитизма, интеллигентные евреи, иногда сами того не сознавая, рзко проявляюсь худшія племенныя черты свои, осуществляюсь задачи инстинктивнаго племенного эгоизма, во вредъ окружаюгцимъ народамъ Впрочемъ, и х ъ служеніе космополитизму не отличается последовательностью. Во Франціи и Россіи они являются отчасти проводниками германизма и слугами германскихъ политическихъ тепденцій. Въ Россіи, кром того, интеллигентные евреи выступаютъ ярыми сторонниками в с я к и х ъ инородцевъ и и х ъ центробжныхъ стремленій; наша еврейская и еврействующая печать сочувствуетъ даже Финляндскому обособленію, хотя въ Финляндию, по мстнымъ исключительнымъ законамъ, строго выполняемымъ, евреямт, доступъ совершенно прегражденъ. Очевидно, стало быть, что евреиинтеллигенты не столько космополиты въ прямомъ смысл этого слова, сколько враги силъноіі государственности, готовые сод ействовать развптію мелкихъ національностей и племенъ, чтобъ подрывать или парализовать народности крупныя, преобладаюіція и созидательно-государственныя.

Теперешнее сочувствіе евреевъ германизму объясняется причинами особаго рода, историческими и современными.

Во-первыхъ, на лицо имется психически-религіозная основа близости, заключающаяся въ томъ, что реФормація, основанная на Библіи, по духу близка к ъ Ветхому З а в т у, — з н а чительно ближе, чмъ православіе и католичество; борьба перваго исповданія съ двумя нослдними, принимающая за послднее время кое-гд Фанатическій характеръ, нэ-руку прежде всего еврейству, міросозерцаніе котораго непримиримовраждебно именно к ъ великимъ религіямъ, проникнутымъ мистическою врой и не длающимъ уступокъ раціонализму, главному врагу религіознаго чувства.

Допущеніе браковъ между протестантами и евреями свидтельствуетъ наглядно о догматической близости между обоими исповданіями; въ послднее время оно почти не сдерживается и обычаемъ, долго основывавшимся на предубжденіи противъ евреевъ, и с л у ж и т ь все боле замтной юдаизаціи германской расы, которая, нодъ вліяніемъ такого психо-Физическаго воздйствія, уграчиваетъ многія высокія черты свои, долго дававшія ей право на благородную гордость.

Просвщенные люди, знавшіе Германію сорокъ лтъ тому вазадъ и присматривающіеся к ъ ней теперь, н а х о д я і ъ значительную разницу, заключающуюся, прежде всего, въ упадк христіанскаго идеализма и преобладанія узко-практическихъ стремленій среди современныхъ нмцевъ. Это объясняется, с ъ одной стороны, повсемстнымъ господством!» матеріализма, с ъ другой—реальнымъ осуществленіемъ германской національной объединительной задачи, на которомъ подтверждается косвенно изреченіе « і і е Е Ь е ів (іег ЬіеЬе ОгаЬ», т. е. «бракъ— могила любви» (практическое достиженіе идеала). Но несомннно, что скрещиваніе германской расы с ъ еврейскою не могло также не повліять на характеръ нмецкой націи. Отразилось оно и на современной нмецкой печати, какъ это признаютъ и сами германскіе патріоты, сколько-нибудь возвышенно смотрящіе на мировую культурную миссію своего народа.

Близость между нмцами и евреями въ значительной мр объясняется также тмъ, что жаргонъ послднихъ есть слабоизмненная передлка языка первыхъ, и они всегда могугь понимать другъ друга; такая близость, очевидно, достигается лишь весьма долгимъ историческимъ общеніемъ. При такихъ условіяхъ евреямъ нетрудно быть даже искренними сторонниками германизма, тмъ боле, что нмецкая самодятельность и практическая «зубастость» отчасти должны были вышколить евреевъ и положить б е з ъ помощи раздражающихъ ограниченій нкоторый предлъ и х ъ паразитическимъ на клонностямъ.

Наконецъ, за послднее время въ Германіи сильно развился близкій еврейскому міросозерцанію соціализмъ и проявило усиленную политическую дятельность масонство, руководимое евреями и служащее непосредственно ихъ цлямъ и _ 224 — задачамъ. Самъ императоръ германскій, какъ извстно, играетъ видную роль въ масонств....

Покуда, временно, такое иоло?кеніе вещей политическивыгодно Германіи, но въ недалекомъ будуіцемъ ей, конечно, придется дорого поплатиться за помощь, оказываемую ей евреями: отъ родства и тснаго общенія съ ними германская раса неминуемо угратитъ лучшія духовныя черты свои, источникъ внутренней силы, на которой всегда зиждется и прочное вншнее могущество...

Если такая опасность явно грозить суровымъ, крпкимъ, практичнымъ и пропитаннымъ національною идеей германцамъ, то что же можно сказать о такомъ положеніи вещей, при которомъ въ нашей вялой, исторически-сноровленной и мало-національной интеллигенціи хозяйничаютъ евреи, неуклонно прививая ей еврейское міросозерцаніе?

Могло ли бы даже кому-нибудь изъ либеральнйшихъ интеллигентовъ нашихъ прійти въ голову отдать своего ребенка на безконгрольное воспитаніе еврею? Многихъ такой вопросъ заставить пожать плечами или вознегодовать! А между тмъ онъ боле чмъ умстенъ! Вдь печать воспитываетъ общество, пріучаетъ (иногда чисто механически) его къ опредленнымъ взглядамъ на общественные и государственные вопросы; учрежденія, точно также, во-нервыхъ, воплощаютъ извстяый взглядъ на эти вопросы, а во-вторыхъ, пополняются людьми, воззрнія которыхъ придаютъ учрежденіямъ ту или иную окраску.

Значительная часть нашихъ учрежденій пересажена на нашу почву с ъ Запада, и притомъ посл-революціоннаю, испытавшаго на себ сильное воздйствіе еврейскаю міросозерцангя. Печать-же, въ значительнйшей части своей, либо, находится непосредственно въ рукахъ евреевъ, либо,— что еще хуже,—служить еврейскимъ тенденціямъ, распространяетъ еврейское міросозерцаніе даже тогда, когда для виду или искренно высказываетъ предвзятую антипатію къ евреямъ и въ мелочахъ придирается къ нимъ, или насмехается надъ ними...

Антисемптизмъ рзкііі и бездоказательный даже полезенъ діълу «всемірнаго еврейскаю союза», когда тратится на мелочи.

— 225 — а не ведетъ борьбы съ идеями: онъ вывываетъ реакцію оо стороны людей гуманныхъ и терпимыхъ.

Все, что является у насъ подрывомъ православію или крпкой государственности, идетъ на пользу еврейству. Стало быть, союзниками его являются въ данную минуту и апологеты заблужденій графа Толстого, и сторонники неумренно-демократическихъ тенденцій, и ревнители пресловутой «единой школы», хотя бы они при этомъ и открещивались отъ еврейства.

Само собою разумется, что значительная часть нашей интеллигенціи служить еврейскимъ тенденціямъ Сезсозпательпо и противъ желанія, а лишь потому, что ей «сдлали голову»

и внушили, что порядочнымъ людямъ необходимо быть «либеральными» по извстной навязанной программ, тмъ боле, когда это даегъ нравственный и матеріалыіый успхъ! Вотъ, они и стараются... въ пользу т х ъ, кому не сочувствуютъ, и... какъ всегда, «ропг 1е гоі сіе Ргавве».

Умніе одурачивать иноплеменниковъ и гипнотизировать и х ъ въ желанномъ направленіи у еврейскихъ интеллигентовъ прямо Феноменальное.

Въ 1895 году мн довелось быть въ Кутаис очевидцемъ зврскаго убійства одного имеретина громадною толпою мстныхъ евреевъ, избившихъ его каменьями и загнавшихъ его въ Ріонъ, гд онъ и потонулъ. На слдующій день весь Кутапсъ, въ справедливомъ негодованіи, учинилъ грандіозный погромъ цлаго еврейскаго квартала, отличавшійся чрезвычайно-типичными подробностями. Между прочимъ, толпа (въ которой было и немало дворянъ) требовала «выдачи и униженія» богатаго еврея Ц — и, который, въ виду общеизвстной близости своей къ тогдашней администраціи, получилъ даже прозвище «третьяго губернатора».

Вся мстная интеллигенция сочувствовала, если не дикимъ сторонамъ погрома, то побужденіямъ, его вызвавшимъ: кугаисскіе евреи всмъ глаза намозолили, какъ наглые эксплуататоры и притомъ злые, мстительные люди; отношенія-же названнаго богача къ одному мстному довольно крупному чиновнику носили дйствительно скандальный характеръ. Помню ватмъ, какъ нелюбовь къ евреямъ еще возросла въ мстномъ ВЕЛИЧКО. 15 — 226 — обществ, когда участники погрома были крайне сурово наказаны судомъ, не принявшим!» во вниманіе нравственной подкладки этого печальнаго дла...

И вотъ, по прошествіи пяти или шести лтъ та-же самая кутаисская интеллигенція «принципіалыю наскандалила»

вътеатр, протестуя противъ представленія «Контрабандистовъ»

г. Литвина, невинной пьесы, въ которой далеко не во всей полнот и сущности изображены еврейскія продлки. Удивительно, с ъ какой быстротой і е т р о г а т и і а п і и г по вол этихъ узурпаторовъ русскаго общественнаго мннія!

А петербургскій «принципіальный скандалъ» въ Суворинскомъ театр по тому-же поводу! Что это такое? Гд мы живемъ?! Почему порочныхъ русскихъ людей можно изображать, а евреевъ нельзя? Что-то нелиберально выходить!...

В ъ обществ нашемъ, однако, не любятъ еврейскихъ интеллигентовъ. Даже либерально-мыслящіе представители р а з н ы х ъ профессій, находящіе, что всмъ евреямъ можно дать полныя права, склонны оговариваться, что не мшало бы пускать поменьше евреевъ въ среду адвокатовъ, врачей, инженеровъ, банковскихъ дятелей, публицистовъ и т. д., смотря по тому, чмъ занимается говорящій объ этомъ вопрос. Т а к ъ или иначе, у евреевъ-интеллигентовъ недобрая проФессіональная слава, очевидно, весьма заслуженная ими, коль скоро даже самые терпимые и передовые люди морщатся при мысли о такихъ собратьяхъ по проФессіи.

К а к ъ в ы ш е было замчено вскользь, еврен-интеллигентъ плохъ и вреденъ обыкновенно прежде всего потому, что онъ человкъ безъ врьц затмъ онъ, въ нкоторомъ род, торжествующей «вольноотпущенникъ», перешагнувшін черезъ разныя ограниченія и склонный мстить за нмхъ и обществу, и государству. Мн случилось однажды видть на Кавкаэ, к а к ъ еврей-лсничій, весьма образованный и на словахъ крайнепередовой и гуманный, деспотически терзалъ б д н ы х ъ грузинс к и х ъ крестьянъ жесточайшими измышленіями Формализма, придирками, издвательствомъ надъ и х ъ обычаями и человеческой личностью. Требуя отъ горскихъ дтей билетовъ на собираніе ежевики в ъ родныхъ имъ горныхъ дебряхъ, онъ проводилъ цлые дни въ ловл безбилетныхъ ребятишекъ, конФпсковалъ ягоду и, когда она ему не была нужна для наливки или варенья, топталъ ее ногами. Дерево для рубки по билетамъ онъ отводилъ обыкновенно подальше отъ селеній, чтобы перетаскивать его приходилось по неудобнымъ и опаспымъ мстамъ; по всякому длу онъ заставлялъ приходить нсколько разъ, что въ краткую рабочую пору иногда прямо невыносимо.

Дло дошло до того, что этотъ героіі мелкаго тиранства возстановилъ все мстное населеніе противъ русскаю имени (вдь для туземцевъ онъ «русскій чиновникъ»!) и боялся сунуть носъ куда бы то ни было б е з ъ тлохранителей, двухъ лсныхъ объздчиковъ, которыхъ онъ постоянно и отвлекалъ отъ ихъ прямыхъ обязанностей. А прідетъ, бывало, въ городъ—и разливается на темы о самоуправленіи, административномъ гнет, національной терпимости, братств всхъ людей и т. п.!... До с и х ъ поръ оторопь беретъ, когда вспомню объ этомъ слащавомъ изувр, мчившемъ бдныхъ горцевъ, потому что очи исповдуютъ православную релнгію, и потому что ему вообще пріятно было, какъ вчерашнему рабу или неполноправному челоьку, издваться надъ кмъ бы то ни было. Конечно, он ь мучилъ только слабыхъ и безотвтныхъ, потому что, при вид сильныхъ и властныхъ, въ этомъ интеллигентномъ космополит просыпался низкопоклонный, лебезящій маленькій еврей въ лапсердак... Въ этомъ положительно былъ какой-то трагизмъ, такъ какъ жестокость являлась болзненной, стихійной потребностью этой искалченной душонки... Сквозь отвраіценіе, къ нему нельзя было не чувствовать жалости.

Нельзя не чувствовать жалости и ко всему еврейству (исключая, конечно, евреевъ слишкомъ торжествующихъ и наглонаступательныхъ); нельзя не сознавать, что еврейскій вопросъ настоятельно требуетъ справедливаго и вмст цлесообразнаго ршенія, которое бы не унизило нравственнаго достоинства европейскихъ народовъ и особенно нашего, а на ряду съ этимъ не подвергло бы опасности нашихъ государственныхъ и общественныхъ устоевъ. Ясно также, по крайней мр, всякому образованному человку, знающему исторію, что иередъ нами такой Гордіевъ узелъ, котораго сразу никакъ _ 228 — нельзя разрубить, а который надо медленно и умтьло развязывать.

Вопросъ прежде всего, стало быть, о систем и направлены трудной, вдумчивой работы, степень успшности которой можетъ служить мриломъ духовныхъ силъ и пробнымъ камнемъ для характера современныхъ европейскихъ народовъ.

Сіонизмъ.

В ы ш е, въ стать «Роковой вопросъ» было отмчено, что одною и з ъ главныхъ, коренныхъ расовыхъ чертъ еврейства является, т а к ъ сказать, органическая ненависть этого народа ко всякой національной иде. Рчь идетъ, разумеется, прежде всего и главнйшимъ образомъ, о чужой для евреевъ національной иде, напр., русской или французской, к а к ъ это наглядно видно и з ъ ц л а ю ряда событій нослдняго времени.

П о отношенію же к ъ своей собственной національной иде еврейское міросозерцаніе подлежигь особому анализу.

Евреи исторически показали свою неспособность к ъ національному развитію въ полномъ и точномъ смысл этого термина, т. е. къ развитію, обусловливаемому сколько-нибудь устойчивою и творческою государственностью. Такъ было въ теченіе многихъ вковъ, т а к ъ оно осталось и до сего времени, и, вроятно, останется навки. Еврейскій характеръ органически противится тмъ цемептирующимъ началамъ, б е з ъ которыхъ госуда[іствеішость немыслима. Но, на ряду съ этимъ, нельзя не признать, что евреи искони, въ особенности ж е со временъ гоненій и скитанія по свту, отличались и отличаются безпримрно-сильнымъ развитіемъ національной идеи совершенно иного сорта,—въ смысл религіозно-племенномъ, конспираторскомъ, подпольно-госуларственномъ, — тамъ, гд она получаетъ широкое примненіе, гд имются данныя для ея развитія.

Строго говоря, понятіе національности т у т ъ мало примнимо и употребляется в ъ печати и разговорномъ язык лишь потому, что наша общепринятая терминологія весьма неточна.

_ 229 — Если говорить языкомъ ионятій, напоминающихъ историческое прошлое еврейства, то необходимо признать, что лишенный территоріи еврейскій народъ управляется досел теоретическою организаціей, хотя отдльные главари и органы ея «секуляризованы» (то есть отршились отъ религіозныхъ основъ) до чрезвычайности.

Происходить это не только при помощи исторически выработавшихся учрежденій, но и на почв природныхъ способностей и склонностей. Забросьте въ какую-нибудь пестроплеменную страну нсколько десятковъ или согенъ евреевъ, выходцевъ изъ разныхъ частей свта и представителей разн ы х ъ жаргоновъ; они мигомъ познакомятся, стакнутся между собою и составятъ еврейскую организацію; эта черта, конечно, проявится рзче и результата будетъ полне, если возникнетъ вопросъ о конкуренціи и борьб съ представителями другихъ племенъ. Возьмите также любое учрежденіе, самое безразличное с ъ національной точки зрнія и терпимое по отношенію къ евреямъ, напримръ, банкъ или акционерную компанію: если туда проникнуть нсколько евреевъ,—они совершенно естественно, почти безъ уговору, составятъ особую камарилью, подъ главенствомъ какого-нибудь Ротшурка или Вольгеруха.

Солидарность такого рода, очевидно, не доросла до понятія національной идеи, такъ какъ она, въ противоположность этой послдней, нравственно безразлична, а въ значительномъ болыиинств случаевъ и противонравственна, разростаясь на основ тайныхъ соглашеній, т. е. обхода законовъ, гіравилъ и открыто вырабатываемыхъ ностановленій.

За послднее время, однако, мпого говорятъ, безъ должной вдумчивости, о «возрождены» еврейской національной идеи. Поводомъ къ такимъ разговорамъ служитъ весьма характерное по вншнимъ признакамъ и далеко не выясненное явленіе, извстное подъ именемъ сіонизма. Н а немъ необходимо остановиться новнимательне.

Что такое сіонизмъ? Со словъ представителей этого течения, съ большимъ легкомысліемъ принимаемыхъ многими на вру, это—стремленіе къ Сіону, к ъ возрожденію еврейскаго царства въ Палестин.

Первоначально, нсколько лтъ тому — 230 — пазадъ, идея сіонизма проникла въ Россію (и была встречена благосклонно административными сферами) въ боле скромной форм: говорилось объ эмиграціи русскихъ евреевъ въ Палестину, долженствовавшей, будто-бы, умрить остроту еврейскаго вопроса въ нашемъ государстве. Разговоровъ было много, а дла въ желанномъ направленіи почти никакого. Для еврейскаго ж е вопроса въ Россіи результата получился лишь отрицательный: обострепіе. Тогда сіонисты громче заговорили—и теперь говорятъ—о «еврейскомъ царств». Людямъ, завдомо не понимающимъ ни исторіи, ни соціологіи, указываютъ при этомъ на жалкую кучку евреевъ-колонистовъ, приступившихъ уже къ осуществленію задачи сіонизма на практик, «хотя и въ скромныхъ размрахъ». Вдь и океанъ, молъ, составляется изъ капель.

Слушателямъ, мене доврчивымъ, или требующимъ большей правдоподобности объясненій, говорятъ, что непосредственною, ближайшею задачей сіонизма является возрожденіе «Сіона духовнаго», т. е. подъемъ еврейской солидарности и обостреніе племенного сепаратизма, хотя и не опирающагося на определенную территорію. А делается это, будто-бы, с ъ целью создать, въ конціь концовъ, еврейское государство въ земле обетованной, Видя и тута проблески недоверія на лице слушателя, заинтересованные толкователи сіонизма еще золотятъ эту пилюлю, добавляя, что, «разумеется, реальное осуществленіе этой великой задачи возможно лишь въ самомъ отдаленномъ будущемъ».., Подумаешь, какіе идеалисты! Теперь, сейчасъ собираютъ сорокакопеечные «шекели» съ еврейской бедноты всего міра, устраиваюсь създы, пререкаются и трагятъ дорогое деловитому еврею время, чтобы когда-нибудь, въ отдаленномъ будущемъсоздать свое царство въ Палестине, где и десятая часть расплодившаяся ныне еврейства не могла бы уместиться и совершенна не нашла бы примненія своимъ спеціальнымъ способностямъ и привычкамъ! Какого же воробья хотятъ провести на этой мякине? Очевидно, либо вовсе безголовая, либо такого, который, въ силу своекорыстныхъ нобужденій; «иіі 1есірі!»

Приводятся и более простыя соображенія: евреи, молъ, слишкомъ много посвящаютъ труда, способностей и силъ служению другимъ народностямъ; пора подумать и о собственн ы х ъ племенныхъ интересахъ...

Покорно благодарю за такое «служеніе»», выражающееся, главнымъ образомъ. въ гешефтмахерскомъ окрапіиванін всякихъ проФессіональныхъ поприщъ и въ системагическомъ подкапыванін политнческихъ устоевъ т х ъ странъ, которыя облагодтельствованы нодобнымъ служеніемъ.

Е с л и б ы представители этого послдняго стали давать преимущественно своимъ единоврцамъ то, что они теперь даютъ христіанамъ, то можно б ы сказать за это превеликое сиасибо.

Н о вдь это опять иллюзія: не покинутъ добровольно еврейскіе Финансисты нашихъ Ф П Н Э Н С О В Ы Х Ъ СФеръ, гд они являются тайными пружинами; не избавится ни русская, ни иностранная печать отъ еврейской нетерпимой «прогрессивности» и ложнаго либерализма; не покинутъ пресловутые сіонисты и адвокатскаго поприща, нравственный уровень котораго столь удачно пониженъ, при ихъ благосклошюмъ участіи!

Вообще, ни одинъ сосущій не отвалится о т ъ п р и в ы ч н ы х ъ ему сосцовъ, а наоборотъ, лишь возростетъ его энергія, обостренная еврейскою солидарностью и нетерпимостью. Р ш и тельне лишь перешагнетъ такой дятель черезъ нравственн ы е преграды, которыя теперь кое гд, нодъ вліяніемъ элемент а р н ы х ъ требованій чужой культуры, эаставляютъ его иногда умрять аппетитъ п рзкость пріемовъ. Стало быть, сіонизмъ, разобранною выше стороною своего толкованія, призываешь къ отказу отъ излишнихъ церемонностеіі. къ развитію еврейскаго ницгиіанства? Если такъ, то и т у т ъ необходимо «кланяться и благодарить»!

Крайній предлъ откровенности, до котораго доходягъ ревнители этого знаменательнаго движенія, заключается въ признаніи, что сіонизмъ стремится к ъ поддержанію и усиленно еврейскаго обособленія. Проектируется, молъ, созданіе «еврейской науки» и «національныхъ» храмовъ ея, т. е.

среднихъ и в ы с ш и х ъ у ч е б н ы х ъ заведеній. П р и этомъ не говорится, будутъ ли необъятныя отрасли о б щ е и з в с т н ы х ъ н а у к ъ переведены на жаргоны племенъ «ашкеназимъ» и — 232 — «сеФардимъ», или на древне-еврейскій языкъ, цлымъ милліонамъ евреевъ невдомый и къ современной научной терминологіи совершенно не приспособленный. Откровенность, стало быть, и тутъ, по меньшей мр, неполная!...

Нсколько дополняется она стованіемъ сіонистовъ на то, что евреи, молъ, ужъ очень легко ассимилируются съ другими народами и утрачиваютъ свое «національное» (то есть религіозно-племенное) самосознаніе, вслдствіе чего еврейство, какъ опредленная культурная группа, находится въ опасности.

При этомъ указываются единичные примры перехода въ христіанство и вытекающихъ отсюда послдствій.

Но правдиво-ли приведенное соображеніе? Замтна-ли за послднее время усиленная внутренняя, духовная ассимиляція евреевъ съ арійскими народами? Виденъ-ли успхъ арійскихъ и христіанскихъ идей въ еврейской сред оттого, что лапсердакъ смнился Фракомъ, пейсы отрзаны, а бородки острижены по мод? Нтъ, тысячу разъ нтъ. Иаоборотъ, с ъ конца X V I I I вка, со времени французской революціи, въ которой коренное значеніе имли масонско-еврейскія тайныя пружины, европейская государственно-общественная жизнь даетъ рядъ чрезвычайно-яркихъ проявленій еврейской идеи, еврейской интриги, еврейскаго владычества надъ арійскими народами! Еврейство показало себя, лишь какъ ядовитый, сильно-окрашивающій элементъ, по вншности растворимый, а по существу растворяющій, разлаіающій всякую соціальную структуру....

, — Христіанство подвергается преслдованію, кощунственному издвательству и поруганію; монархическая власть ограничивается или упраздняется; въ смнившихъ ее парламентарпыхъ народоправствахъ образуются партійныя стачки соціалистовъ, анархистовъ, масоновъ и иныхъ разрушителей крпкой національной государственности; во всемірной печати газета, особенно еврейская, вытсняетъ книгу и журналъ,—то есть широкое распространеніе пониженной, демократизированной мысли беретъ верхъ надъ развитіемъ ея въ глубь и высь.

Вра въ иной міръ и приверженность къ соотвтственному критерію нравственности смняются циничнымъ матеріализмомъ въ стил Гейне, находившаго, что живая собака лучше — 233 — мертваго льва. Падаютъ и сглаживаются исторически выросшія естественнныя перегородки между классами, сословіями и даже государствами; объединяющая нравственныя начала как и х ъ бы то ни было человческихъ группъ, включая главную ячейку общественности—семью, нагло отрицаются и въ печати, и на сцен (подъ нкоторымъ соусомъ иногда даже на казенной русской сцен), и въ ж и з н и.

Еврейская программа выполняется съ поразительною успшностью, принимая за самое послднее время крупныя, рельеФныя политическая Формы. Великій, могучій, богато одаренный французскій народъ, и з ъ - з а одного проходимца, измнникаДреЙФуса, претерпваетъ нсколько л т ъ невроятныхъ по размрамъ усобицъ, находящихъ Феноменально-громкій и знаменательный отголосокъ въ цлой Европ; это движеніе ростетъ и доходитъ до перехода государственной власти въ руки масонско-еврейской камарильи, открыто преслдующей христіанство во Франціи, дезорганизующей національную армію и дипломатію. В ъ Германіи видную роль среди масоновъ, творящихъ волю еврейства, занимаетъ глава государства;

національная идея тамъ крпка... до поры до времени, такъ какъ еврейская чужеядная задача покуда во многомъ совпадаетъ с ъ задачею германскаго націонализма. Безпочвенная русская интеллигенція пробавляется въ теоріи и въ несуразной практик Формулами, полученными прямо или косвенно опять- таки и з ъ еврейскаго источника; нкоторые слои ея дошли до того, что рукоплещутъ крптик родного православія, принимающей характеръ издвательства надъ врою отцовъ н а ш и х ъ, — и з д вательства въ стил Гейне, Макса Нордау и прочихъ дрейФусовъ арійской культурной мысли!..

К а к и х ъ е щ е нужно примровъ? Куда е щ е арійскимъ заспаннымъ очамъ обратить взоры, чтобы увидгь проявленія семитическаго мственнаго господства и гнета? Н е проще ли сказать, что почти не осталось «живого мста», почти н т ъ с ф е р ы, свободной отъ т а к и х ъ проявленій?!...

Ассимиляція произошла и происходитъ, но не та, на которую ссылаются адвокаты сіонизма, а к а к ъ разъ обрат лая:

струи еврейскихъ идей замутили, отравили арійское міросозерцаніе; пригнетенъ и обезсиленъ д у х ъ великихъ европейс к и х ъ н а ц і й, — и имъ, а не евреямъ, слдуетъ обратиться к ъ соплеменникамъ с ъ воплемъ тревогн и негодованія: « Н е угашайте духа'..»

Нтъ, не тревога за судьбы еврейской обособленности и иреобладанія могла вызвать сіонизмъ! Т у т ъ есть иная психическая причина. Евреи, хотя и сильно в ы ш к о л е н ы суровою исторіей, развившей въ н и х ъ скрытность и сдержанность, остаются все таки восточнымъ по темпераменту народомъ, с ъ характерною рабскою чертой: они легче выносятъ угнетеніе, нежели побду и у с п х ъ, — и въ послднемъ случа имъ измняютъ задерживающіе центры. Попросту говоря, они склонны зазнаваться, когда чувствуюсь свою силу; зазнавшись, они п о к а з ы в а ю с ь карты.

Какія же карты показываетъ сіонизмъ, и въ частности рзкій и шумный подъемъ сіонизма в ъ нашемъ государств?

Хотя въ русской общественности мы и видимъ, в ъ боле слабомъ, конечно, раствор, т же противосоціальные яды, которые привели на край погибели національный организмъ Франціи; хотя характеръ минскаго конгресса сіонистовъ и далеко не выясненные ежедневною печатью предметы занятій его подаютъ поводъ предполагать, что русскій сіонизмъ готов и т ь намъ (надюсь, безуспщно!) судьбу Ф р а н ц і и, — н о на такомъ предположеніи я дольше останавливаться на стану, чтобы не выходить за предлы точно установленныхъ Фактовъ и и х ъ доказательнаго толкованія.

Во первыхъ, слдуетъ отмтить, что еврейскіе «націоналисты», по крайней мр, судя по указанному конгрессу, занимаюсь въ Россіи привилегированное положеніе. Въ самомъ дл: какой другой народности, не исключая коренной русской, было бы возможно созвать въ любомъ город соборъ, съ нагло выставляемой политгіческой, узко-расовой программой и с ъ организаціей совершенно п а р л а м е н т а р н а я типа; собирать громадныя суммы денегъ, не б е з ъ нкотораго психическаго давленія, со в с х ъ слоевъ даннаго племени, и б е з ъ достаточноправдоподобнаго отвта на вопросъ, какъ будутъ употреблены эти деньги; выдавать никакимъ закономъ не установленныя марки с ъ символическими знаками; наконецъ, оставлять для гласности лишь такіе результаты конгресса, которыми истинное его значеніе и назначеніе выясняется до смшного слабо?1 Еслпбъ это попробовали продлать какіе-нибудь инородцы, обладаютіе территоріей и исторіей, то они были бы обвинены вт инсуррекціонныхъ приготовленіяхъ, а русскіе люди—въ переодтыхъ конституціонныхъ тенденціяхъ.

Еврейскіе «патріогы» нп подъ одно и з ъ этихъ опредленій не подошли,—потому-ли, что они у ж е слишкомъ сильны, или е щ е слишкомъ слабы? Предпочитаю остановиться на послднемъ предположеніи, не взирая на то, что русское государственное здоровье несомннно и наглядно находится въ серіозной зависимости отъ того или иного ршенія еврейскаго вопроса.

Экспериментъ, подобный указанному конгрессу сіопистовъ, пока еще не можетъ у н а с ъ имть такого Фнтальпаго значенія,

• к а к ъ, напримръ, во Франціи, т а к ъ к а к ъ наши жизненные устои, слава Богу, е щ е крпки. А для пробужденія націоналыіаго самосозпапія въ русскихъ образовапныхъ классахъ этотъ экспериментъ чрезвычайно полезет, и ревнители русской государственной силы должны радоваться тому, что о н ъ «имлъ мсто» ; какъ теперь принято выражаться въ гимназіяхъ и іазетахъ.

В ъ глаэахъ людей, не склонныхъ к ъ тенденціозной слпот, этотъ конгрессъ—превосходный реактивъ. Все, тамъ происходившее (даже если взять только то, что неопровержимо установлено), проливаетъ яркій с в т ъ на сущность политики «всемірнаго еврейскаго союза». Оно подаетъ, вслдствіе этого, и поводъ русскимъ людямъ изслдовать добросовстно, а затмъ и ршительно отвергнуть многіе пункты распространяемой евреями мнимо-либеральной Формулы, угнетающей мозги русской интеллигенціи.

Возьмемъ любого еврея, со значкомъ высшаго образованія въ петлиц ф р а к а или пиджака. Ч т о о н ъ говорить намъ, какіе тезисы отстаиваетъ устно, печатно и въ ОФИціальныхъ бумагахъ? « В с люди братья», «націонали8мъ—устарлое, дикое, противокультурное понятіе», «излишняя приверженность к ъ религіи—признакъ недомыслія» и т. д. и т. д.

И вдругъ тотъ-же самый господинъ, захлебываясь отъ — 236 — фанатическаго увлеченія, поднимаетъ знамя еврейскаго «націонализма», обособленности, нетерпимости! Не ясно-ли, что предыдущія «сладкія слова» были кукольною комедіей или лубочнымъ обманомъ? Положимъ, при мало-мальски внимательномъ отношеніп къ жизненной правд, этотъ обманъ можно было бы увидть и безъ помощи конгресса, на которомъ...

такъ «ослабли задерживающіе центры», но теперь-то, посліь этого конгресса, самый недобросовстный наблюдатель, самый увертливый адвокатъ дурныхъ тенденцій еврейства не вправ притворяться, будто онъ не видитъ обмана и кукольной комедіи.

Гуманность, прогрессъ, сверхнаціональныя идеи—это въ ихъ устахъ слова, которыми насъ морочать, чтобы ослабить, унизить, обезличить насъ. Еврейская нетерпимость, масонскоеврейская организація—это факты, реальные Факты, грозащіе намъ гибелью, если мы окончательно поглупемъ. Не пора-ли остановиться нашему «образованному» обществу на пути оглупнія и отличить черное отъ благо? Не пора-ли сказать этимъ грубо-замаскированнымъ людямъ: «Вы лжете!..»

Подобно тому, какъ босяческая откровенность г. Максима Горькаго выдала истинную сущность тендевцій того лагеря, которымъ онъ произведенъ въ геніи,—откровенность г.г. минскихъ сіонистовъ поставила штемпель браковщика на космополитическій гуманизмъ русскихъ «просвщенныхъ» евреевъ и ихъ прислужниковъ. Недаромъ наиболе хитрые изъ этихъ послднихъ забили тревогу, по поводу ніжоторыхъ признаній сіонистскихъ ораторовъ,—и Фальцетомъ запли затасканные мотивы еврейско-масонскаго «гуманизма».

Этихъ мотивовъ уже въ серьезъ принимать нельзя, да и пискливые голоса поющихъ заглушены истеричнымъ гвалтомъ конгресса! Е зешрге Ъепе!...

Большое спасибо г.г. сіонистамъ, приподнявшимъ завсу хотя бы надъ частью тхъ стремленій, которыми руководятся вожаки злополучнаго еврейскаго народа, во вредъ прежде всего ему самому и, разумется, въ немалый вредъ нашему государственному спокойствію. Еще большее спасибо тмъ немногимъ людямъ, откровенность которыхъ идеть значительно дальше и, повпдимому, проникнута горячимъ желаніемъ, чтобы еврейская народная масса культурно развивалась и мирно — 237 — уживалась въ великой Россіи, принося свою долю пользы въ общую сокровищницу государственной жизни.

С ъ этой точки зрнія чрезвычайно цнно помщенное в ъ «Вилнскомъ Встник» письмо могилевскаго общественнаго раввина, г. Якрина, подъ заглавіемъ: «Моя отповдь современной енрейско-русской печати».

Это письмо норажаетъ лиризмомъ и ирямотою основныхъ взглядовъ автора, мстами принимающихъ, впрочемъ, неиріятно-рзкія формы. Всякому, кто интересуется еврейскпмъ вопросомъ, прямо необходимо прочесть это письмо, богатое смлыми разоблачепіямп и при этомъ д ы ш а щ е е любовью къ еврейскому народу. Авторъ прямо говоритъ, что въ качеств «представителей» еврейскихъ интересовъ и тенденцій Фигурируютъ нердко воры и мош е н н и к и, обкрадывающіе и казну, посредствомъ с т а ч е к ъ на торгахъ, и своихъ соотечественниковъ—всякими способами.

Это обвпненіе онъ взводитъ далеко не на е д и н и ч н ы х ъ дльцовъ, а на довольно значительный по численности группы еврейскаго населенія; о н ъ говоритъ, напримръ, что евреи напрасно с т у ю т ъ на русское общество за недоврчивое отношеніе къ нимъ, и особенно къ еврейской молодежи.

Г. Я р к и н ъ задаетъ своимъ землякамъ прямые вопросы:

— « К а к ъ долженъ русскій человкъ относиться к ъ еврейской образованной молодежи, когда онъ вдругъ узнаетъ, что представители этой молодежи одваютъ призрваемыхъ на общественныя деньги сиротъ не въ русскую одежду, а въ красныя турецкія Фески: сознавайте, молъ, что вы не русскіе, а будуіціе граждане эемли Палестинской, будущіе врноподданные его величества султана турецкаго! Милые эти представители наши и этимъ не ограничиваются, а нарочно разговариваютъ с ъ сиротами не по-русски, и на жаргон, заставляя ихъ піьтъ гимны, ничего общаго съ русскимъ на родомъ не имгьющіе-, мало-того, поощряютъ р а з н ы х ъ зазж и х ъ пройдохъ-проповдниковъ открыто въ синагогахъ и школахъ при огромномъ стеченіи публики в с х ъ возрастовъ произносить хулу на священным и дороги намъ имена; предлагаютъ подобнымъ «проповдникамъ», для и х ъ проповдей, и свои квартиры, куда приглашаютъ своихъ знакомыхъ и незнакомыхъ «на ч а ш к у чаю». И все это опять-таки продлываютъ люди съ русскими дипломами, при благосклонном!, молчаніи и даже личномъ присутствіи молодыхъ «образованныхъ», утвержденныхъ правительствомъ, раввиновъ!...»

Дале откровенный раввинъ говоритъ:

— «Мы, евреи, не перестанемъ роптать, что насъ сдавили въ черт осдлости; но задаемъ-ли мы себ при этомъ вопросъ, какъ же насъ пустить къ великорусскому человку, когда мы у себя, въ черт, оказываемся такими спеціалистами по части развращенія мстнаго мелкаго и крупнаго чиновничества, какъ это выяснилось въ знаменитомъ дл покойнаго Авринскаго и многихъ другихъ, пока еще не всплывшихъ на свтъ Божій; когда мы въ нашей черт умемъ иногда русскихъ общественныхъ дятелей даже с ъ солиднымъ образованіемъ. недюжинными способностями и честными принципами въ короткое время превращать во взяточниковъ, готовыхъ за деньги не только продавать общественные интересы, но даже прямо, открыто, безъ малйшаго (даже хотя-бы для виду) стсненія, поддерживать и эгихъ-же нашихъ «представителей».

Вожаковъ сіонизма, орудующихъ въ Россіи, г. Якринъ считаетъ непрошенными защитниками и самозванными представителями еврейской массы, насильно, словомъ и дломъ отторгающими ее отъ всего русскаго и ведущими ее безусловно къ неминуемой гибели. Способы добыванія ими денегъ на цли агитаціи носягъ скверный, подпольный характеръ;

настроеніе этихъ господъ гармонпруетъ со всмъ осталыіымъ.

— «Вправ ли мы, евреи, требовать, — говоритъ г. Якринъ, — чтобы намъ широко открыли двери въ среднія и высшія учебныя заведеніп, когда именующіе себя «представителями» нашими изъ молодежи, въ благодарность за образованіе, полученное ими въ русскихъ учебныхъ заведеніяхъ, открыто проповдуютъ еврейской масс въ школахъ и синагогахъ обособленіе отъ всего русскаго. « П у ш к и н ъ не нашъ, какое намъ дло до разныхъ П у ш к и н ы х ъ », оретъ во все горло на жаргон одннъ изъ нашихъ «представителей», съ дипломомъ русскаго высшаго учебнаго заведенія».

Г.

Якринъ, словно испугавшись цлаго ряда характерн ы х ъ фактовъ и неизбжныхъ выводовъ, спшитъ оградить массу своихъ соплеменниковъ отъ огульно-отрпцательнаго къ нииъ отногаенія:

— «Ршившись открыто предъ лицомъ русскаго общества п всего еврейства выставить подпольную дятельность его ныншнихъ вожаковъ. я снова, чуть-ли не въ сотый разъ, оговариваюсь, что еврейская масса тутъ ршптельно не при чемъ, что именно въ интересахъ этой забитой, терроризируемой массы, покорно, какъ овца, склоняющей голову предъ какимъ-нибудь десяткомъ негодяевъ изъ своей среды,—безусловно необходимо наконецъ сорвать маски, подъ которыми эти угнетатели своего народа лицемрно скрываются, указать настоящее мсто раввинамъ, «позорящимъ своими преступленіями еврейскій народъ», какъ опредленно выразился покойный государственный дятель Корниловъ, въ письм своемъ по поводу дятельности отстраненнаго отъ должности бывшаго могилевскаго раввина Кагана, надъ которымъ въ настоящее время производится слдствіе судебнымъ слдователемъ по особо важнымъ дламъ.

«Когда, печальной памяти, лапсердачный кагалъ отошелъ въ вчность, когда правительство лишило возможности разнымъ проходимцевъ «ловить» еврейскихъ несчастныхъ бдняковъ и сиротъ и сдавать и х ъ въ рекруты за богагыхъ, разжирвшихъ ростовщиковъ,—масса вздохнула свободно и возсылала къ нему горячія благословенія безсмертному Освободителю.

«Но вдь то, что было при лапсердачномъ каіал, еще въ большей мргь совершается среди насъ теперь... И что возмутительне всего, это то, что большинство этихъ иреступныхъ лицемровъ. ни во что не вруюіцихъ и сдирающихъ съ бдняка нослднюю рубаху, прикрывается большею частью маскою благотворительности, санкціонируемой государственными законами, заботами о домахъ Божіихъ, которые они въ своемъ кругу цинично осмиваютъ, куда они, если и заходятъ, то исключительно для того, чтобы забрать у бдняка потомъ добытый имъ послдній грошъ его, или читать ему пасквиль или доносъ, легко проведенный ими чрезъ «своихъ» въ печать, или подъ видомъ паціонализма проповдывать ненависть и злобу ко всему русскому народу...

— 240 — «Какъ мои безпошадныя обличенія, такъ равно съ каждымъ днемъ все боле и боле раскрывающаяся дятельность бывшаго раввина Кагана и могилевскаго фрачнаю каіала, органомъ котораго этотъ «раввинъ» служилъ, привели въ ужасъ мстныхъ сіонистовъ, почувствовавшихъ, что почва подъ ихъ ногами окончательно рушится; какъ послдне средство, вожаки ихъ взялось, помимо обычныхъ ложныхъ доносовъ, какъ въ печати, такъ и моему учебному начальству, терроризировать всхъ и все, что имъ стоить на пути къ сокрытгю истины.

«Вотъ голые факты, точность которыхъ, въ случа надобности, будетъ подтверждена присягой».

Дале авторъ указываешь на цлый рядъ омерзительныхъ проявленій кагальнаго террора и «бойкота», общая сказать еще больше на предсгоящемъ ему судебномъ разбирательств...

Можетъ быть, почтенный раввинъ что-нибудь и преувеличиваешь, въ порыв личнаго раздраженія. Можетъ быть, единичные «представители» еврейства мене виновны во всемъ, что онъ имъ приписываешь. Но врядъ-ли можно сомнваться въ подлинности тхъ общихъ болзненныхъ явлены въ еврейской сред, на которыя онъ указываешь: они бросаются въ глаза всякому, кто присматривается къ еврейской жизни самостоятельно, не заимствуя тенденціозпыхъ очковъ у разныхъ наемныхъ или слабодушныхъ выполнителей масонско-еврейской программы.

Что-же такое сіонизмъ, открыто стремящійся усилить еврейское обособленіе? Катальная сплоченность была всегда на лицо и въ усиленіи отнюдь не нужіается, а къ религіи своей простые евреи всегда относились и относятся добросовстне, чмъ «цивилизованные». Имъ недоставало, съ точки зрнія вожчковъ, только бодрости, или, попросту, наглости въ кагальныхъ нреднріятіяхъ. Сіонизмъ прежде всего склоненъ непосредственно, самымъ существованіемъ и тономъ своимг, развить и усилить эту черту. Одобрить этого нельзя.

Не мшаетъ замтить, что волненія въ еврейской сред, врод виленскихъ событій, возросли одновременно съ ростомъ сіонизма. Можетъ быть, это вопросъ еврейскихъ нервовъ, но т — — врне предположить, что это результата сюнистской дятельности, явной и тайной, проведеніе зажигательныхъ токовъ къ массамъ взрывчатыхъ веіцествъ, Фанатизированіе толпы, яереходъ отъ медленной осады къ частньімъ эпизодамъ приступа.

Собираніе «шекелей» и успшность этого^своеобразнаго налога, закономъ не установленнаго, иметъ не только экономическое, но и нравственно-политическое значеніе: привлекаются къ выполненію невдомой, но несомннно крупной и нелегальной задачи, т слои еврейскаго народа, которые досел!; скромно добывали себ хлбъ насущный, сравнительно мало занимаясь активной политикой.

Врядъ-ли дальнйшее развитіе такого безпорядка вещей терпимо въ благоустроенномъ государств-!;. Если это не иметъ рокового значенія, то во всякомъ случа, можетъ совдать нежелательныя ни для Россіи, ни для самой еврейской массы осложненія, которыя примутъ угрожающій характеръ, когда мы станемъ пожинать во всей ихъ полнот ршительные и не поддающіеся уже маскированію плоды Финансовыхъ авантюръ, довольно наглядно вдохновляемыхъ еврейскими политиканами и цинично прославляемыхъ наемною печатью!..

На глазахъ у пробуждающихся русскихъ людей растетъ многоголовый, собирательный Дрейфусъ, находя себ иногда крупны я воплощенія въ такихъ СФерахъ, гд и духу его не должно быть! Растетъ и забираетъ силу. Въ печати часто происходитъ какая-то вакханалія неискреннихъ похвалъ тому, что заслуживало бы здравой критики, ярые обличители темн ы х ъ явленій зачастую смолкаютъ, получивъ подачку; жизненныя струи, матеріальныя и духовныя, мстами изсякаютъ,—и на мелющихъ, заболачиваемыхъ пространствахъ нкогда здоровой жизни множатся гады...

Почти незамченною прошла, ничтожная съ виду, подробность сіонисткой организаціи, а именно марки, распространяемыя этимъ «палестинским!, правительствомъ». На этихъ маркахъ изображены пересгькающіеся треугольники. Это символизмъ откровенно-масонскій. Во Франціи это знаетъ каждый ребенокъ, а въ Россіи пора это знать, по крайней мр, образованеымъ взрослымъ людямъ.

выичко. ]6 ш — — Символизмъ—вещь весьма серіозыая. Онъ играетъ огромную объединяющую роль, облегчая память и взаимное иониманіе для членовъ всевозможныхъ сообществъ, особенно тайныхъ, или преслдующихъ тайныя цли; въ нкоторыхъ случ а я х ъ символическими знаками могутъ замняться шиФрованныя депеши.

Но у символизма есть и оборотная сторона медали, особенно, когда онъ служитъ тайнымъ задачамъ: иногда достаточно найти «ключъ» отъ шифра, т. е. понять истинное значеніе тхъ или иныхъ знаковъ, чтобы сразу выяснилась цлая картина скрываемыхъ Фактовъ.

У всякой стройной организадіи самъ собою наростаетъ характерный символизмъ не только въ знакахъ, но и въ оборотахъ рчи. Напримръ, люди, принадлежащіе къ еврейскомасонской камариль, употребляютъ иногда совершенно невольно выраженія традиціонныя, по которымъ и х ъ весьма легко обличить людямъ, знающимъ дло. Во Франціи изрядно разработана литература о масонств, и прп помощи нкотораго знакомства съ нею мн удавалось иногда сразу опредлять не только истинное направленіе, но и самый источникъ «вдохновенія» кое-какихъ органовъ печати.

Необходимо русскимъ людямъ познакомиться съ сущностью масонства, особенно современнаго, сильно видоизмнившагося и разросшагося за истекшее столтіе. У насъ въ Россіи оно создаетъ уже гораздо больше ненормальныхъ явленій, чмъ можетъ показаться на первый взглядъ. Многія явленія были бы прямо необъяснимы безъ пониманія масонской оргаиизаціи и программы; къ частности, самое упорство нкоторыхъ, заведомо нелпыхъ, воззрній нашей интеллигенціи объясняется систематичностью ихъ распространенія и поддержанія в ъ человческихъ головахъ, умло «сдланныхъ» и лишенныхъ способности самостоятельно мыслить.

Масонство, и именно современное масонство, съ явными очагами въ Франціи, Германіи, Италіи и Швейцаріи и тайными въ другихъ странахъ, должно быть спеціально изслдовано, какъ правительственными органами, такъ и людьми, способными къ научному выясненію сложныхъ вопросовъ.

Для поверхностная ж е ознакомленія съ политикою, символизмомъ и еврейскою основою масонства достаточно прочесть хотя-бы слдующія книги: «Ьа Ргапс-гаасоппегіе еп Ргапсе», раг Сеог^ез Ооуаи, «ІЛсІёе (іе раігіе е Г Ь и т а п і і а г і я т е »

того ж е автора, брошюру «Роиоіг оссиііе», раг Соріп-АІЪапсеііі. наконецъ, справочную книгу « Ь е іоиЪ-Рагіз т а д о п ш ^ и е ».

Въ указанной выше (см. статью «Роковой вопросъ») каиг г.

Мориса Мюрэ «Ь'езрпЪиіГ» можно найти экстрактъ еврейскпхъ тенденцій и наглядно убдиться въ еврейскомъ-же характер масонской программы.

Конечно, важне всего для читателя составить себ самостоятельный взглядъ на масонство, непосредственно на основаніи документовъ этого послдняго:

цлый рядъ масонскихъ изданій указанъ въ перечисленныхъ выше нсколькихъ книгахъ.

Россія, въ нкоторыхъ отношеніяхъ, отстала отъ Запада и необходимо должна пользоваться его дарами въ разныхъ областяхъ чистаго п прикладного знанія; не мене необходимо ей поближе знакомиться съ серіозною критикою соціальныхъ ошибокъ и нестроеній Запада, для того, чтобы Россія не стала свалочнымъ мстомъ для западныхъ отбросовъ и разлагающихъ Ферментовъ. которые теперь слишкомъ охотно беэъ критики пріемлются значительною частью нашей интеллигендіи, а «босяками» всхъ категорій воспринимаются, какъ непреложная истина.

Но возратимся къ създу сіонистовъ: хорошо, что онъ состоялся и многое невольно выяснилъ; но повторяться ему и вообще развиваться этому движенію врядъ-ли слдуетъ. Не говоря о том'ь, что еврея мъ не за что позволять соваться «въ чужой монастырь со своимъ уставомъ»,—истинные, т. е. законные и благородно-человчные интересы самого еврейства тмъ больше пострадаютъ, въ конц кондовъ, чмъ рзче и нелегальне проявится ихъ «зоологическое» обособленіе; тмъ дальше отодвинется и разумное, спокойно-гуманное разршеніе еврейскаго вопроса.

Въ этомъ вопрос н у ж н а правда, и не сентиментальная, а здравая русская гуманность, вытекающая изъ нашего національнаго самосознанія. Вредятъ длу и т, кто силится «утаить шило въ мшк», утверждая, что «еврейскій вопросъ измышленъ русскими проФессіональными патріотами», и т, — -244 — кто втайн ожидаетъ момента, когда раздастся кличъ «бей жидовъ». Оба настроенія одинаково скверны, ибо первое сопряжено съ торговлею русскими интересами и святынями нашего духовнаго міра, а второе сопряжено с ъ униженіемъ этихъ послднихъ и с ъ низведеніемъ патріотизма па уровень «зоологическпхъ» чувствованій.

Между этими скверными крайностями есть разумная жизненная середина, которую нужно выяснить и установить, не смущаясь передъ терроромъ еврейско-масонской партіи, столь сильной у насъ и въ печати, и въ нкоторыхъ служилыхъ и общественныхъ сферахъ. Пусть клеветники кричатъ, что имъ угодно: достаточно, чтобы совсть спокойнаго изслдователя говорила ему, что онъ объективно правдивъ, да и въ сердц своемъ правъ, коль скоро борьба с ъ дурными сторонами еврейства и анализъ даннаго вопроса не вытекаютъ изъ слпой расовой ненависти къ этому загадочному народу и не носятъ бездушно-спортпвнаго характера.

Дай Богъ евреямъ жить и ужиться въ Россіи, нравственно возвыситься, чтобы поменьше причинять страданій себ и другимъ; дай Богъ, чтобы именно въ Россін, среди великаго, мессіаискаго по духу народа, постепенно исчезло нредубжденіе противъ еврейства, но чтобы оно исчезло не искусс т в е н н о ^ естественно, вслдствіе исчезновенія или хоть сильнаго смягченія основаній къ такому, вполн законному теперь, чувству.

Для этого евреямъ несомннно нужно самосознаніе, но только не такое, какимъ нын отравляютъ и гипнотизируютъ ихъ самозванные вожди-гешефтмахеры. Истинные, не своекорыстные патріоты еврейской расы должны съ особенною энергіей продолжать дгьло пророковь, стремиться къ необходимой еврейству релнгіозной реформ, къ освобожденію отъ «книжничества и фарисейства», отъ пороковъ и злыхъ настроеній, бросающихъ тнь на цлую расу. Только параллельно съ такимъ духовнымъ подъемомъ еврейскаго самосознанія возможно будегъ и ревнителямъ возвышенно-понимаемой русской національной идеи добросовстно радть объ улучшеніи легальнаго положенія евреевъ въ государств и о смягченіи взгляда на нихъ.

Недобросовстное же радніе въ итог не убдительно и, если вводить въ заблужденіе близорукихъ слушателей, то не надолго: за нимъ слдуетъ реакція, проявленія и результаты которой еврейству невыгодны. ВЬдь если евреи, посредствомъ ряда револгоцій и общественнаго разложенія, воцарились во Франціи, то это нисколько не гарантируетъ ихъ отъ Вароломеевской ночи, быть можетъ, въ очень близкомъ будущемъ.

Лучше не доводить до такой гадости... Лучше идти путемъ нравственной эволюціи, длая реальные успхи въ области нравственно-бытовой, не соблазняясь шумихою мнимо-гуманн ы х ъ фразъ, поддерживающихъ истерію въ нервномъ еврейств и временно дурачащихъ другіе народы...

Подробне коснусь этого вопроса въ слдующей глав.

И о д ъ. С X

Гг. сіонисты длаютъ видъ, что озабочены вторичнымъ «исходомъ» еврейской расы въ землю Ханаанскую, а въ сущности вс и х ъ махинаціи направлены к ъ тому, чтобы еврейское населеніе нанесло какъ можно больше вреда своимъ сосдямъ, которые приравниваются къ егпптяпамъ, вавилонянамъ и инымъ властителямъ, тщетно искавшимъ радикальнаго ршенія еврейскаго вопроса еще въ глубокой древности.

Такъ какъ еврейскаго «исхода» европейскія государства (и, въ частности, Россія), вроятно, никогда не дождутся, то и самое слово «исходъ» необходимо понимать въ боле общемъ и шнрокомъ смысл.

Врядъ-ли можно сомнваться въ необычайной трудности найти исходъ изъ того положенія, которое евреи создали себ и другимъ. Самъ великій Ш е к с п и р ъ, въ сущности, не разршаетъ вопроса, а только ставить его въ «Венеціанскомъ купц». И какъ мастерски, с ъ какимъ безпристрастіемъ! Душа еврея-ростовщика обнажена до глубочайишхъ тайниковт», до тончайшихъ извплинъ.

Да, Шейлокъ—ростовщикъ, хищникъ не только по натур, но и по традиціи, по принципу жестокій человкъ. Онъ притомъ человкъ правового порядка, буквально того самаго правового порядка, котораго у насъ въ Россіи требуютъ буржуазно-либеральные журналы, состоящі въ подчиненіи у еврейскихъ тенденцій или денегъ. ІПейлокъ, несомннно, антипатиченъ, это его характерная, естественная черта. Въ первомъ дйствіи антипатія къ нему зрителя или читателя вполн понятна и не нуждается въ комментаріяхъ; но по мр того, какъ ее проявляютъ христіане, дйствующіе въ въ той-же пьес,—и они оказываются довольно дрянными людьми, причемъ эта дрянность расцвтаетъ не только въ зависимости отъ сношеній съ Шейлокомъ, но и сама по себ. Одинъ изъ этихъ героевъ увозитъ дочь еврея вмст съ его шкатулкой, безъ которой, вроятно, и возлюбленная была бы ему не столь мила, а то и вовсе не нужна. Падкость на семитпческія деньги составляетъ довольно характерную черту благородныхъ арійцевъ; еслибы ея не было, то и вопросъ о евреяхъ утратилъ бы свое роковое значеніе.

Другіе герои-христіане желаютъ овладть рукой и сердцемъ прекрасной Порціи, у которой имется, вдобавокъ, изрядная порція приданаго. Даже тотъ, кто разгадываетъ условную загадку, заданную красавицей, остается подъ сомнніемъ: можетъ быть, онъ, по-просту, догадливе или хитре своихъ конкурентовъ..

Наиболе положительные христіанскіе характеры, у ч а ствующее въ этой междуплеменной трагедіи,—сама Порція и добродтельный Антоніо, нреслдуемый ПІейлокомъ. Но что же длаютъ эти прекрасные люди? Порція переодвается «легистомъ» и не только вырываетъ изъ рукъ ІПейлока его добычу посредствомъ чисто-адвокатской изворотливости, но и самого заимодавца превращаетъ въ жертву должника. Вдь если судить добросовстно, то НІейлока на этомъ судьбищ прямо «объегорили»; коль скоро законъ дозволялъ вводить въ ростовщическіе договоры такіе человкоубійственные пункты, какъ шейлоковскій, то нечего было «ломать комедію»

и опираться на правовой порядокъ, чтобы отнять у ростовщика то, что онъ по закону считалъ своимъ. Проще было бы, во-первыхъ, запретить самое возникновеніе подобныхъ пунктовъ, а во-вторыхъ, положить предлъ безчеловчности еврея откровенно-административнымъ способомъ.

— -247 — Итакъ, христіане Шейлоку денегь не отдали, дочь и шкатулку у него украли, не дозволили ему отомстить должнику и, въ заключеніе, выдали его головою этому послднему.

Что же длаетъ Антоніо? О, онъ проявляешь несомннное великодушіе, онъ требуетъ отъ Шейлока сущихъ пустяковъ:

перемны религіи. Въ заключеніе, этотъ нелицеиріятный судъ еще спрашиваетъ Шейлока: доволенъ ли онъ?! Разумется, онъ доволенъ, такъ доволенъ, что всмъ землякамъ своимъ эавщаетъ вчную любовь и благодарность къ христіанамъ...

Въ зрителяхъ, подъ впечатлніемъ заключительной сцены послдняго дйствія, неизбжно преобладаетъ жалость къ Шейлоку, какъ къ затравленному человку...

Конечно, первопричиною всхъ э т и х ъ золъ является, однако, острая, нестерпимая для сосдей жестоковыйность еврея и его культъ золотого тельца, воспринимаемый окружающею средой и понижающій ея духовный уровень.

Сознавалъ ли Ш е к с п и р ъ, что и характеры христіанъ въ этой пьес невысоки, или пьеса вылилась у него полубезсознательно, какъ плодъ творчества, въ которомъ у вдохновеніч неодолимый неревсъ надъ разсудочнымъ анализомъ?

Строго говоря, это все равно. Его произведете досел является врнйшею «экспозиціей» еврейскаго вопроса.

Разница между тогдашнимъ и ныншнимъ временемъ лишь въ формахъ, а не въ существ дла. Для того, чтобы вмсто трагедіи наступило «благоденственное и мирное житіе», необходимо, прежде всего, устранить первопричину, т. е. необходимо собирательному Шейлоку стать мене корыстнымъ и жестокимъ, да и христіанамъ мене доступными «звону злата»...

Ш е й л о к ъ требовалъ точнаго исполненія закона, требовалъ равноправности с ъ христіанами; еслибъ это ему было дано, то Антоніо непремнно бы погибъ подъ его ножомъ; да наврное и не одинъ Антоніо! Точно т а к ъ - ж е и теперь: еслибы дать евреямъ ту полноправность, которой они домогаются всякими способами, то сосдиіе с ъ ними народы узнали бы своими боками, что такое собирательный Шейлокъ! Вдь Шейлокъ не сталъ бы добре, всліьдствіе возможности безпрепятственно длать зло. Дурные инстинкты, особенно — 248 — расовые и обостроенные многовковою исторіей, сразу не исчезаютъ: для и х ъ смягченія (не говоря уже объ искорененіи!) необходимы продолжительный воспитательны я воздйствія, иричемъ и воснитаніе-то не всесильно; оно можетъ лишь до извстнаго предла измнить духовную сущность воспитываемаго.

Это—строго-научная истина, отъ которой нельзя уйти ни противникамъ, ни защитникамъ и апологетамъ еврейской расы.

К ъ удивленію, исповданіе этой истины появилось на столбцахъ газеты «Новости» довольно открыто служащей еврейскимъ интересамъ, отстаивающей выгодную имъ идею правового порядка и т. д. Въ стать «Прокисшія дрож?ки» (Прощаніе с ъ народничествомъ) г. фельетониста «Новостей» называетъ русское «народничество» мертвымъ направленіемъ, а причисляемыхъ имъ к ъ представителямъ этого направленія гг. Сигму, Гофштеттера и др.—«страннымъ типомъ публициста», народившеюся въ періодъ 80-хъ годовъ «помсью балаганнаго дда съ кликушей» и, наконецъ, «трупными червями». Народничеству-де у насъ не на чемъ основываться, такъ какъ русскій народъ всегда «являлся тстообразной славянской расой, изъ которой вншнія условія могутъ лпить все, что угодно, кром граждапъ, потому что гражданъ не налпишь: они сами длаются изъ матеріала боле благородна го, чмъ тсто».-.

Насколько справедливъ такой взглядъ автора на нашъ народъ, исторія котораго полна величайшихъ примровъ истинной (а не западно-политиканской) гражданственности, и насколько правъ авторъ, относя къ народникамъ г. Сигму,—объ этомъ здсь говорить не стоитъ. Интересно то, что свое отрицательное отношеніе къ русскимъ людямъ, раздляемое вдохновителями и читателями указаннаго органа, г. фельетониста «Новостей» основываетъ на исповданіи ртыиающаю значенія расовыхъ свойствъ.

Вотъ, что говорится въ конц той-же статьи:

— «Образованіе, просвщеніе? Но оно не измняетъ свойствъ расы. Не просвщеніе создало европейскія общественныя организаціи...

...«Вообще, вншнія условія могутъ мшать или содйствовать развитію расы, могутъ уничтожить ее,—какъ засуха уничтожаешь рожь,—но не могутъ пересоздать расу»...

Выводъ знаменательный и даже черезчуръ рзкій, такъ какъ даже самые ревностные представители такого взгляда въ западной наук не отрицаютъ значеніа воспитанія.

Но что-же можно разумть подъ именемъ т х ъ «вншнихъ условій», о которыхъ упоминаешь авторъ'? Очевидно, рчь идетъ о законахъ, нормируюіцихъ жизнь расы, и о сосіьдяхъ, ее окружающихъ, а также объ иныхъ условіяхъ (естественныхъ и экономическихъ), подъ вліяніемъ которыхъ слагается ея б ы т ь.

Однимъ и з ъ важнйшихъ условій жизни той или иной расы является именно обіценіе ея с ъ другими племенами. В ъ частности, для кславянскаго тста» явно невыгодно общеніе съ еврейскою расой, коренныя черты которой въ достаточной мр выяснены многовковою исторіей.

Черты преимущественно отрші,ательныя и, если согласиться съ Фельетонистомъ Ю Д О Ф И Л Ь С К О Й газеты относительно ршающаго значенія расовыхъ свойствъ,—то, значить, никогда, безусловно никогда еврейскій вопросъ не можетъ быть разр ш е н ъ благопріятно для евреевъ, безъ явнаГо, непоправимая) ущерба для народовъ, среди которыхъ они живутъ.

Стало быть, если еврей получить образованіе и воспитаніе, то онъ останется тмъ-же вреднымъ хищникомъ, но только будешь еще вредне, во всеоружіи знанія и обманчивыхъ культурпыхъ манеръ.

И з ъ этого слдуетъ, что облегченіе доступа евреевъ къ знанію и къ занятію даваемаго имъ положенія въ обществ можетъ произойти лишь въ явный ущербъ интересамъ другихъ племенъ; да и вообще всякая забота, клонящаяся къ облегченію участи евреевъ, если примнить къ этому вопросу основную точку зрнія указанная) автора, вредна и нелпа, а вс соображенія гуманитарнаго свойства и теоретическіе доводы въ пользу такой заботы падаютъ во прахъ передъ суровымъ реальнымъ Фактомъ, — постоянствомъ еврейскаго расоваго психо-Физическаго склада...

Такая безнадежная строгость, однако, врядъ-ли отвчаетъ запросамъ русскаго духа, врядъ-ли совмстима съ русскимъ — -250 — міровоззриіемъ. Мы не можемъ не желать лучшаго будущаго для евреевъ, не можемъ не стремиться к ъ нему, въ силу старорусскаго иавта даннаго Иль Муромцу отцомъ.

Вотъ, какъ говорить «старый хресьянинъ»:

«Я на добрыя дла теб благословенье дамъ, А на худыя дла благословенья нтъ.

Подешь ты путемъ и дорогою, Не номысли зломъ на татарина, Не убей въ чистомъ пол христіанина».

Эту заповдь соблюлъ Илья-Богатырь, что не помшало ему наказывать и стирать съ лица земли всякую нечисть, обуздывать всякую злую силу, вредившую его родин.

Не долженъ мшать этотъ з а в т ъ и нын ограждать русскій народъ отъ вредныхъ ему сосдей. В ъ стремленіи к ъ правд и человческому братству н у ж н ы постепенность и мра, указываемый знаніемъ действительности и здравымъ смысломъ. Сентиментальность была бы грхомъ, ибо сентиментальнымъ и излишне уступчивьшъ каждый иметъ право быть только на свои, а не на чужой счетъ. Сентиментальность на с ч е т ъ народа была бы тяжкимъ, непростительнымъ историческимъ грхомъ..

Действительность такова. Русскій народъ, являющійся, по мннію Фельетониста «Новостей», «гстообразною расой», мало склоненъ к ъ мелкой повседневной полигик и давно вврилъ свои интересы самодержавію Божьей милостью, к а к ъ началу высшему, естественно авторитетному и безпристрастному, черпающему силу и мудрость и з ъ Божественнаго Источника.

Самодержавіе у н а с ъ — н е случайное, не искусственно возникшее, а органическое явленіе, свидетельствующее о мудрости народа и философской глубин его взгляда на политическую жизнь. Поэтому нельзя представить себ русскій народъ не огражденнымъ правительственною заботой отъ бдствій, страданій и опасностей.

С а м ъ онъ далеко не отъ всего можетъ и уметъ себя оградить, т а к ъ какъ въ его самодеятельности недостаетъ твердыхъ или, врнс, жестокихъ элементовъ, отличающихъ самодятельность западныхъ народовъ. Онъ неспособенъ ни на разсудочную ненависть къ конкурентамъ, ни на систематическое, холодно-жестокое сживаніе недруговъ со свту, ни даже на сколько-нибудь унорный бойкотъ кого и чего бы то ни было. Онъ не только мало склоненъ къ синдикатамъ и инымъ формамъ заговора, но даже мало способенъ и къ борьб с ъ явленіямп такого рода.

Оттого русская будничная жизнь, экономическая и духовная, кишмя кишитъ всяческими инородческими «заговорами».

Прідутъ въ Тамбовъ три поляка, и э ъ которыхъ одинъ состоишь аптекаремъ, другой инженеромъ, а третій почтмейстеромъ,—и сейчасъ-же образуется въ этомъ город, если не «Великая Польша», то хоть маленькій ея отдлъ. Если русскій человкъ будетъ имть неосторожность не угодить одному изъ э т и х ъ лицъ, то получить непріятности отъ цлой импровизированной коллегіи. Огорчившій одного нмца получить возмездіе отъ многихъ нмцевъ и т. д., и т. д. Но опасне всего, разумется, прогнвить еврея,—ибо придется имть дло с ъ цлымъ кагаломъ, не стсняющимся, вдобавокъ, никакими средствами для борьбы или мести и вообще для отстаиванія своихъ эгоистическихъ интересовъ.

Легко себ представить, каково приходится въ такихъ случаяхъ русскому простолюдину, хозяйственное и юридическое положеніе котораго все еще нельзя признать вполн установившимся посл реформъ, разрушившихъ старый строй и оказавшихся гораздо боле слабыми въ области созиданія, отчасти вслдствіе того, что общественная самодятельность сразу приняла ложное направленіе, преобладающее и досел, поддерживаемое с ъ тупымъ упорствомъ. Для современнаго великорусскаго крестьянина не только экономическая борьба, но и простое сосдство съ евреемъ были бы прямо фатальны.

Главный контингентъ евреевъ мы получили сравнительно недавно; это в а ш е историческое наказаніе за раздлъ Польши.

Поляка безъ еврея столь-же трудно себ представить, какъ грузина безъ армянина. Польское политическое и бытовое неряшество было естественною почвою для еврейскаго паразитизма, с ъ которымъ населеніе польскихъ и ополяченныхъ мстностей нашей имперіи давно свыклось.

Малороссіяне почти повсемстно настолько приспособились къ евреямъ, что иногда можно встртить даже примры угнетенія этихъ послднихъ кулаками изъ христіанъ. Напримрт, въ одномъ мстечк Черниговской губерніи недостроенная синагога заложена мстному кулаку, о которомъ евреи не безъ юмора говорятъ: «Вай, вай! Этотъ целовкъ хузе зида!»

Въ другихъ мстностяхъ бывшей Рчи Посполитой евреи гораздо могущественне, кром тхъ пунктовъ, гд ихъ крупными конкурентами выступаютъ нмцы,—передовые отряды надвигающагося на Россію германизма.

Такъ или иначе, черта еврейской осдлости является родиной современныхъ россійскихъ евреевъ, многія поколнія которыхъ тамъ свили прочныя гнзда. Населеніе съ ними освоилось,—и сами собою выработались въ этой мстности, если не строго примняемые методы борьбы съ дурными сторонами еврейства, то, по крайней мр, практическіе взгляды на это дло.

Съ повышеніемъ уровня мелкаго служилаго класса, съ подъемомъ народной самодятельности и общаго развитія, евреи будутъ мене вредны въ черт осдлости, нежели теперь.

Въ частности, подъемъ промышленной энергіи во всхъ слояхъ польскаго народа, замчаемый за послднія два-три десятилтія, служить порукою тому, что этотъ народъ вступаетъ въ новый Фазисъ развитія, и приближается время, когда Формальныя закономрныя огранпченія будутъ мене нужны, вслдствіе возникающихъ на смну имъ ограничений общественно-бытовыхъ.

Какое бы то ни было бытовое зло всегда требуетъ обуздан! я, и нть такихъ теоретическихъ или принципіальныхъ соображеній (правовыхъ или моральныхъ), въ силу которыхъ государство или общество обязано было бы терпіыпь устранимую реальную неправду. Ограниченія, ею вызываемыя, всегда необходимы и всегда бываютъ в ъ благоустроенныхъ государствахъ, причемъ ихъ учреждаетъ либо правительство (когда обществу борьба непосильна), либо само общество.

Послднее бываетъ зачастую сурове перваго,—и ревнители правового порядка напрасно торопятся праздновать побду, когда, на смну нравительственнымъ, выступаютъ общественный ограпиченія. Примромъ суровости послднихъ можетъ служить современное отношеніе американцевъ къ неграмъ.

Въ птог, правительственный ограниченія обыкновенно раціональне и уравновшенне, чмъ общественный, особенно въ Россіи, гд общественное самосовнаніе недостаточно развито. Кром того, они по духу гуманне, а на практик мягче, такъ какъ, вслдствіе недостатковъ бюрократической машины, примняются гораздо слабе, чмъ все то, что оиредленныя общественныя группы считаютъ нужнымъ применять къ тмъ или инымъ категоріпмъ людей или нонптій.

Такъ, напримръ, можно ручаться, что правовыя ограниченія евреевъ въ черт осдлости и за ея предлами соблюдаются съ гораздо мепьшею строгостью и полнотой, чмъ т гоненія всякаго рода, которымъ подвергаются со стороны нашей космополитичной и еврейскими вдохновителями руководимой интеллигенціи т единичные люди и группы людей, у которыхъ хватаетъ мужества указывать на дурныя стороны еврейства.

Дятельность евреевъ не одинаково ограничена въ разныхъ районахъ черты осдлости. Въ Царств Польскомъ у евреевъ больше правъ, чмъ въ Малороссіи.

Въ Варшав весьма значительная часть домовъ и преобладающее обывательское вліяніе принадлежитъ уже не полякамъ, а евреямъ. Если допустить, что н а ш е правитель' ство примнитъ къ этому краю программу, сочиненную и муссируемую гг. Спасовичемъ и Пильцемъ, то въ барыш а х ъ останутся преимущественно «поляки Моисеева закона», а не настоящіе поляки,—по крайней мр, въ городахъ.

Въ другихъ районахъ черты осдлости ограничепія большею частью слабо соблюдаются, такъ какъ несоблюдепіе ихъ является постояпнымъ и вошедшимъ въ правы источпикомъ дохода для помстнаго служилаго класса. Евреямъ, напримръ, запрещено арендовать имнія, а между тмъ это запрещеніе обходится сплошь да рядомъ, подъ видомъ «покупки урожая» и т. п. Есть цлые узды въ юго-западномъ кра, гд евреи являются монополистами по части аренды и сильно утсняютъ крестьянъ. Вдь рабочими у евреевъ-арендаторовъ являются христіане, а не евреи, мало способные и несклонт — — ные къ тяжелому земледльческому труду и вообще к ъ какой-бы то ни было серіозной созидательной работ. Главнымъ ихъ призваніемъ является посредничество въ самыхъ разнообразныхъ и иредосудительныхъ Формахъ. В ъ Черниговской губерніи значительная часть б ы в ш и х ъ помщичьихъ земель перешла теперь уже прямо въ собственность к ъ евреямъ. Запрещеніемъ селиться въ деревняхъ и селахъ безъ профессіональнаго предлога (разработки торфа, лсу, мукомольнаго дла и т. д.), какъ уже упомянуто выше въ глав «Роковой вопросъ», мстныя власти зачастую, такъ сказать, «играютъ», создавая тмъ и въ еврейской сред, и въ масс христіанскаго населенія отрицательное, скептическое отношеніе къ закону и къ самой иде законности.

Въ виду изложеннаго, необходимо, съ одной стороны, пересмотрть законоположенія и распоряженія, нормирующія положеніе евреевъ въ черт осдлости; необходимо ограниченія невыполнимый либо сдлать выполнимыми, либо отмнить;

во-вторыхъ,—усилить контроль надъ должностными лицами всхъ вдомствъ, дабы поколебалась еврейская вра въ силу денегъ, и дабы поднялось достоинство русскаго служилаго класса въ черт осдлости. Надо, чтобы евреи усматривали въ закон, и х ъ стсняющемъ, именно законъ, а не источникъ устранимыхъ взятками шиканъ, и чтобы въ нихъ постепенно возростала заслуженная надежда на цлесообразное смягченіе этого закона.

Мстныя власти и наиболе развитая часть общества должны, по мр силъ, служить гражданскому воспитанно еврейской среды, а не поддаваться ея растлвающимъ воздйствіямъ. Наконецъ, сознательные сторонники равноправности евреевъ, не склонные въ угоду этимъ послднимъ поступаться народными интересами, дол?кны стремиться къ тому, чтобы экономическая самодятельность близкаго имъ района поднялась и выработала усовершенствованные пріемы, такъ какъ при этомъ условіи закономрныя ограниченія евреевъ будутъ мене нужны. Вообще при наличности цлаго ряда явленій, характеризующихъ современную народную и общественную жизнь въ черт еврейской осдлости, объ отмн всхъ ограниченій покуда не можетъ быть и рчи. Это грустно, но это такъ...

Но несомннно, что одно уже введеніе справедливости, строгой законности и человчности въ практику этихъ ограничены само по себ явилось бы немалымъ благомъ для еврейской народной массы.

Органы печати, вдохновляемые еврейскими тенденціями или деньгами (а такова почти вся напіа «либеральная» печать), охотно повторяютъ избитую фразу, украшающую также столбцы всевозможныхъ подпольныхъ изданій: «евреи задыхаются въ черт осдлостн». Врядъ-ли есть у насъ «интеллигентъ», который бы не слышалъ и не повторялъ этой нелпой фразы!

Почему «задыхаются»? ІІредлы черты осдлости весьма широки,—въ полтора или даже два рава больше Германіи и Франціи, народы коихъ, однако, не задыхаются! Если даже допустить, что для евреевъ на дл закрыта восточная граница отведеннаго имъ исторіей и закономъ района,—то вдь на западъ имъ пути не заказаны! Если кому особенно тяжело въ черт осдлости, такъ это «маленькимъ» евреямъ, порою действительно задыхающимся подъ гнетомъ собственной буржуазіи, отъ котораго ихъ слдавало бы оградить. Заправиламъ «фрачнаго кагала» живется привольно. Этимъ противнпкамъ русской самобытности и ревнителямъ западныхъ формъ народоправства предоставляется посщать очаги западной цивилизаціи и промышленности; все это у нихъ подъ бокомъ—и проздъ отъ Вержболова до Берлина и отъ Волочиска до Вны легче осуществимъ, чмъ долгое путешествіе изъ Саратова за границу. Отчего же они задыхаются, обладая такимъ доступомъ ко всему тому, что они считаютъ хорошимъ и желательнымъ? Не врне ли будетъ сказать, что они отнюдь не задыхаются, а попросту сердятся на нкоторую затруднительность распространенія ихъ эксплоататорской и катальной дятельности на сверъ и востокъ отъ черты осдлости!

То ли дло бы, напримръ, еслибъ можно было собирать шекели и выдавать марки съ масонскими треугольниками и въ Тул, и въ Пенз, и въ Казани! Цивилизація отъ этого — — весьма выиграла бы, и Россія, пожалуй, благословила бы свою судьбу?!...

Такъ ли это? Пускай бы добросовстные (а не тупые пли подкупные) ревнители еврейской полноправности опредленно отвтили на нескромный вопросъ: что создали евреи въ чертіь осдлости, и каковы культурный послдтвія ихъ пребыванія тамг?

Пріятнаго для евреевъ отвта взять ршительно неоткуда.

Исторія говоритъ, что они содйствовали паденію Польскаго королевства, ослабивъ его государственность и внеся растлніе въ мстные нравы. Со времени ж е русскаго владычества еврейская среда явилась въ черт осдлости школою чиновничьяго развраіценія, школою всяческаго соблазна для экономически-утсненнаго евреями народа. Торговля? Оживленіе?

Но торговля бываетъ дурная и хорошая, полезная и вредная.

Крупныя еврейскія фирмы нанесли нашему хлбному экспорту, особенно южно-русскому, неисчислимый вредъ посредствомъ фальсиФикаціи, запятнавшей доброе имя русскаго хлба.

Контрабанда, с ъ еврейской точки зрнія, также считается торговлею, к а к ъ и фальсификація продуктовъ. Еврейскихъ фирмъ, которыя бы гордились многолтнею безпорочною дятельностью, в ъ черт осдлости почти птъ. Торговыя ваведенія, сознательно идущія къ банкротству и потомъ возрождающіяся на мошеннически пріобртенныя деньги подъ другими вывсками; темныя акціонерныя и биржевыя операціи;

всевозможные виды «дутаго» грюндерства—вотъ наиболе характерный Формы еврейской торгово-промышленной дятельности; при этомъ—удивительное умніе находить ключъ к ъ сердцамъ т а к и х ъ провинціальныхъ и столичныхъ дятелей, на обязанности которыхъ лежитъ регулированіе и развитіе экономическихъ силъ нашего отечества. Что касается до «оживленія» облагодтельствованныхъ евреями мстностей, то оно выражается прежде всего въ понижены всеобщаго уровня политической благонадежности. Е в р е и — и с к у с н ы е распространители всего запретнаго и тлетворнаго, начиная с ъ безпатентной водки, продолжая порнографическими изображеніями и кончая подпольными брошюрами, нелпыми слухами, заразительнымъ нервнымъ настроеніемъ. Психическій складъ молодежи въ в ы с ш и х ъ и даже среднихъ у ч е б в ы х ъ заведеніяхъ черты осдлости неизмеримо анормальпе, чмъ во внутреннихъ губерніяхъ,—и именно потому, что еврейскія воздйствія тамъ непосредственнее и сильне. Врядъ-ли все это можно назвать культурными плодами.

Врядъ-ли также нужно подробно доказывать, что распространеніе такой «панацеи» на великорусскія губерніи было бы величаншимъ бдствіемъ. Да оно ршительно никакими иравственно-соціальными соображеніями не вызывается. Еслибы евреи были склонны к ъ земледлію, къ которому правительство въ теченіе многихъ лтъ тщетно старалось ихъ привлечь,—то для нихъ с ъ избыткомъ хватило бы честно заработаннаго насущнаго хлба и въ черт осдлости. Тамъ, вдь, гораздо мене тсно, чмъ во многихъ зарубежныхъ странахъ, а спросъ на честный трудъ весьма великъ.

Н е очевидно ли, что евреямъ въ черте оседлости тесно именно съ точки зрнія паразитической,—и они хотели бы эксплоатировать населеніе другихъ местностей, не знакомое еще с ъ ихъ «методомъ» и менее приспособленное къ самозащите. Выше было отмечено, что великорусское населеніе недостаточно вооружено для борьбы съ еврействомъ: оно слишкомъ доверчиво, добродушно и, если можно такъ выразиться, мечтательно. С ъ нравственной точки зренія это достоинство, а не недостатокъ, но въ нашъ в е к ъ суровой экономической борьбы такое достоинство по меньшей м е р е невыгодно. Такъ или иначе, власть должна ограждать народную среду, отличающуюся такими духовными чертами, отъ инородческихъ посягательствъ и утЬсненія.

К ъ сожаленію, это огражденіе слишкомъ часто не достигаетъ цели, какъ потому, что соблюдается недостаточно добросовестно, такъ и въ силу существовав я лазеекъ, допускающихъ закономрный обходъ предначертаны законодателя.

Ни Орловская, ни Курская, ни Харьковская, ни Псковская губерніи, ни Сибирь, ни обе столицы—не зходятъ въ черту оседлости. Между темъ,—какъ всемъ известно и з ъ газетъ,— въ К у р с к е, въ Ельце и другихъ городахъ имеются неизвестно когда возникшія еврейскія общины, выступаюіція иногда с ъ ОФиціальными проявленіями своего существованія и самовеличко. 17 — -258 — сознанія; дачныя окрестности Харькова заполонены евреями;

въ Псковской губерніп приняло невроятные размры еврейское землев.шдпіе, не безъ содйствія нкоторыхъ мстныхъ земцевъ; въ Сибири еврей-золотопромышленникъ и водочный торговецъ—бичи пріисковаго и таежнаго населенія; въ Петербурге истинными хозяевами гостиннаго двора являются евреи, въ союз со своими родичами-армянами, а въ Москв евреи хозяйничаютъ во многихъ главныхъ сферахъ жизни: они и домовладльцы, и главари денежнаго рынка, и шумные вожаки «интеллигенціи», и вдохновители или обладатели всей почти безъ исключенія мстной прессы, насчитывающей въ своихъ рядахъ множество дльцовъ, отличающихся невроятно-шантажнымъ характеромъ и дикою «либеральною» нетерпимостью.

Печатью завладли евреи отчасти даже въ Сибири, не говоря уже о Петербург, гд еврейская тенденція состоитъ въ компромисс с ъ другими инородческими и зарубежными направленіями.

До очевидности ясно, что пресловутыя ограниченія не соблюдаются,—и въ черт осдлости имются значительные прорывы. Если чего нужно желать для настоящаго фазиса русскаго развитія,—такъ именно не упраздненія, а наоборотъ, соблюденія черты оседлости, тмъ боле, что несоблюденіе ея всегда происходить именно въ пользу самой вредной категоріи евреевъ,— въ пользу сильныхъ и крупныхъ хищниковъ.

Такъ называемый жидъ неизмримо лучше и безвредне, чмъ еврей,—а именно послднему-то и дано безпрепятственно переступать черезъ какія угодно ограниченія и обходить какіе угодно, для всхъ русскихъ подданныхъ обязательные, законы.

Закономрная зависимость еврейскихъ правъ отъ гильдіи, т. е., по-просту отъ денеіъ,—является источникомъ всяческой неправды, бытовой и юридической, и худшимъ изъ нарушеній ограничительныхъ мръ. Самъ законъ какъ будто говорить еврею: «Будь богатъ—и все теб доступно!» Есть случаи, когда кагалъ собираетъ деньги для того, чтобы предоставить своимъ избранникамъ играть серіозную роль въ городахъ за предлами черты осдлости. Крупный промышленникъ или торговецъ заводить «отдленіе» своей фирмы въ столицахъ, — -259 — съ цлымъ пітатомъ служащихъ евреевъ. Еслибы гильдія не давала такихъ правъ, то во глав подобныхъ «отдленій»

явились бы христіане, безъ ущерба для честной торговли.

То, что въ крупныхъ городахъ садятся наиболе богатые и изворотливые евреи, помогаешь имъ сплотиться и сильне вліять экономически и духовно на русскую среду. Въ итог страдаютъ и русскіе, и еврейская бднота, а сильные хищникиевреи благоденствуютъ; дло кагала, все боле принимающее политнчески-масонскій характеръ и объединяющееся с ъ зарубежными интригами, при такихъ условіяхъ крпнетъ и развивается с ъ ужасною быстротой. Ясно, что необходимъ иной критерій, боле цлесообразный и нравственный, чмъ богатство, для допущенія исключеній изъ ограничительных!) правилъ. Вдь теперь еврей, платящій первую гильдію,— лицо привиллегированное по сравненію съ русскимъ купцомъ той-же кагегоріп, такъ какъ послднему не дается этимъ званіемъ такого расгииренія юсударственныхъ правь, какое получаешь еврей...

Спеціальный разборъ ограничены, с т с н я ю щ и х ъ разнообразную еврейскую предпріимчивость, не входить въ программу этой статьи, имющей цлью содействовать лишь установленію въ обществ боле независимаго отъ доктринерскихъ предразсудковъ здраваго взгляда на еврейскій вопросъ.

Но есть одна деталь, о которой тяжело даже думать.

Что бы вы сказали, еслибы какому бы то ни было человку. во имя его расовыхъ отрицательныхъ чертъ, запретили принимать прописанный ему врачами хининъ? Вдь это уже, такъ сказать, вошло бы почти въ инквизиціонную программу, т. е. нарушило бы нормальные предлы борьбы съ дурными сторонами еврейства. Между тмъ, такое нарушеніе у насъ имется: евреямъ запрещено посщать большинство нашихъ минеральныхъ водъ и, въ частности, лчиться на кавказскихъ водахъ.

Признаться, даже трудно понять причину такого запрета.

Говорятъ, что евреи тогда наводнятъ вс курорты, подъ предлогомъ лченія. Но разв этого неудобства не могутъ, но крайней мр, смягчить присяжные правительственные врачи, отличающіе больныхъ отъ здоровыхъ? Говорятъ, что евреи # —-260— антипатичны, неопрятны,—и непріятно дйствуютъ на нервы прочихъ больныхъ. Но вдь эту нервность можно и въ карманъ спрятать, когда рчь идетъ о страданіяхъ живыхъ людей! Наконецъ, армяне, заполоняюгціе кавказскія минеральныя воды и усиленно муссировавшіе вопросъ о выселеніи евреевъ изъ Владикавказа и о недопущеніи ихъ на указанные курорты,—во многихъ отношеніяхъ хуже евреевъ, и роль ихъ на кавкавскихъ курортахъ еще боле скверна; тмъ не мене, вопросъ о недопущеніи ихъ туда не поднимается, и бакинскіе нефтепромышленники безпрепятственно скупаютъ множество земель и дачъ этого района. Вотъ этому-то надо бы положить предлъ, а запрещеніе лчиться кому бы то ни было какими угодно водами врядъ ли можетъ оправдываться какими бы то ни было соображенівми.

Справедливе было бы предотвратить цлесообразными мрами неудобства, сопряженный съ временнымъ пребываніемъ евреевъ въ различныхъ курортахъ. Положимъ, богатые евреи могутъ здить ва границу, а еврейская бднота, страдающая разными болзнями, столь-же мало иметъ шансовъ попадать на какія бы то ни было миперальныя воды, какъ и русскіе бдняки, обреченные на страданія и смерть въ тяжкой обстановка. Тмъ не мене принцппъ остается принципомъ,—и введеніе расовой политики въ область человческихъ страданій вызываетъ нерадостныя мысли...

Если дло дошло до того, что это нужно,—то необходимость указанной мры является плохою рекомендаціей, прежде всего, для курортпаго начальства и врачебнаго персонала...

Теперь возникаетъ аналогичный вопросъ: коль скоро слдуетъ признать категорію правъ, неотъемлемо принадлежащ и х ъ каждому человку, независимо отъ видовыхъ его особенностей и лишь потому, что онъ человкъ,—то можно ли признать правильнымъ стсненіе доступа представителямъ той или иной расы къ образованію? Если не слдуетъ мшать лчиться, то неужели слдуетъ мшать развиваться духовно?

Вопросъ этотъ неизмримо сложне, чмъ кажется на первый взглядъ.

Въ глазахъ человка, не удрученнаго гупымъ и прямолинеВньшъ либерализмомъ, совершенно ясно, что каждое — -261 — государство, какъ организмъ, необходимо руководящійся естественною идеей подбора, не только можетъ, но даже должно раздіьлять своихъ подданныхъ на категоріи, облеченный неодинаковыми государственными правами. Это мы и видамъ даже въ самыхъ либеральнйшихъ республикахъ, гд требуется опредленный имущественный цензъ, напримръ, для участія въ выборахъ. Это вполн резонно, какъ общее правило, такъ какъ люди, лишенные всякаго ценза, представляютъ собою, с ъ политической точки зрнія, безпршщипный, безпокойный, безнравственный, подкупный и вообще противосоціальный сбродъ. Исключенія рдки и не типичны.

Принимаются также въ разсчетъ и расовый черты. Страна свободы,—Америка,—относится к ъ китайцамъ неизмримо суровее, чмъ русскіе къ евреямъ. Недалекъ день, когда и еврейскій вопросъ неизбежно поднимется въ Америк. Въ республиканской Франціи туземное населеніе колоній на дл далеко не пользуется одинаковыми правами с ъ гражданами метрополіи. Въ современной Германія, представляющей собою сильно развивающійся государственный организмъ, правительство идетъ гораздо дальше но этому пути: не только поляку не вврятъ управленія Познанью, но даже въ самой немецкой среде происходить извстнаго рода подборъ,—и большинство ответственныхъ должностей по министерствамъ внутреннихъ, иностранныхъ д е л ъ и Финансовъ—преимущественно предоставляется пруссакамъ.

Н а ш и доктринеры правового порядка большею частью не отличаютъ госуЬарственныхъ или политическихъ правъ отъ граждаискихъ, въ тЬсномъ семейно-имущественномъ смысл этого слова. Между тмъ, эта разница, несомненно, существуетъ,—и во всякомъ живомъ государственномъ организме первая категорія правъ (служебныя, выборныя и т. п.) должна отличаться достаточнымъ разнообразіемъ и гибкостью, въ зависимости отъ соображеній внутренней и вншней политики.

Наоборотъ, признаками узко-гражданскихъ правъ должны быть:

сравнительное постоянство (при весьма медленномъ наростаніи переменъ) и стремленіе к ъ единообразно, по отношенію ко всемъ безъ изъятія обывателямъ, допуская лишь различія, выросшія на исторически-бытовой почве. Купля-продажа, — -262 — бракъ, наслдованіе, договоры всякаго рода одинаково нужны всмъ...

Но даже и гражданское право, въ тсномъ смысл слова, не можетъ и не должно быть пезависимымъ отъ соображены государственной политики, имющей реальною цлью благо подданныхъ, а отнюдь не служеніе кумиру правового доктринерства или «бумажнаго» нивелированія, ведущаго на практ и к къ обостренію неравенства. Недаромъ сами ю р и с т ы привнали, что « з и т т и т ] П Й — з и т т а нуигіа».

Е С Л И, ИОЛОЖИМЪ, арендовать земли и покупать и х ъ разршается въ нкоторыхъ мстностяхъ всякому русскому подданному, за исключеніемъ еврея, то такое вторженіе расовой политики въ область узко-гражданскаго права не только оправдывается, но и подкрпляется реальною заботою объ интересахъ т х ъ крестьянъ и рабочихъ, которымъ придется имть дло с ъ арендаторомъ. Если, согласно новому вексельному уставу, нкоторымъ категоріямъ лицъ воспрещаются извстныя долговыя сдлки, то на это опять-таки есть нравственно-бытовыя причины. Достаточно вдуматься въ эти вопросы, чтобы ршать ихъ не прямолинейно, а жизненно-врно и въ дух высшей, не формальной только справедливости.

И все-таки, хотя предразсудки, которыми обосновывается мертвенная неподвижность правового порядка въ глазахъ его идолопоклонниковъ, т е р я ю т ъ свою цну при боле добросовстно-вдумчпвомъ отношеніи къ длу,—вопросъ о прав евреевъ на духовное развитіе требуетъ боле подробнаго анализа.

Во-первыхъ, необходимо знать, какіе плоды получаетъ государство и общество отъ наростанія еврейской интеллигенціи:

во-вторыхъ,—точне опредлить, въ чемъ заключаются стсненія, формально ограничиваются доступъ евреямъ к ъ образованно.

Н а первый вопросъ даже самый доброжелательный къ евреямъ человкъ, если онъ мало-мальски добросовстенъ и наблюдателенъ, можетъ дать лишь весьма нелестный для евреевъ отвтъ. В ъ предыдущихъ главахъ выяснены какъ главныя черты еврейскаго племенного міросозерцанія, такъ и особенности характера и стремленія представителей этого племени.

Въ области политической—ненависть къ иде государственности и даже неспособность къ искреннему и полному ея воспріятію. В ъ области религіозно-философской—ненависть къ христіанству и врожденный матеріализмъ; сюда-же относится отчасти слабый интересъ к ъ понятіамъ чести, долга, братолюбія. В ъ области междуплеменныхъ отношеній—тайная или явная нелюбовь к ъ «гоямъ», презрніе к ъ и х ъ національнымъ идеямъ и, такъ сказать, органическая склонность сплачиваться противъ н и х ъ и вмст с ъ т м ъ залзать к ъ н ш і ъ в ъ д у ш у, гипнотизировать и х ъ на свой ладъ, подтачивать вс устои и х ъ ж и з н и, вс государственно-общественный учрежденія.

П р о н и к н у т ь нсколько евреевъ въ адвокатскую среду,—и тамъ широкою струей разливается безпринципность; снюхается еврей с ъ бюрократіей,—начинаются взятки, обходъ закона и т. п.

Орденъ Почетнаго Легіона теперь можно увидть въ петлиц т а к и х ъ дльцовъ любой проФессіи, одно имя которыхъ является синонимомъ поруганія всякой чести...

П е ч а т ь, — и въ частности бдная русская печать,—теряетъ и здравый смыслъ, и порядочность, благородную терпимость, и правдолюбіе. к а к ъ только попадаешь въ руки евреевъ или и х ъ наемниковъ. Даже среда у ч е н ы х ъ, сформировавшаяся подъ вліяніемъ еврейскаго міросозерцанія и служащей ему печати, наглядно утрачиваетъ ту духовную высоту, которою наши университеты могли гордиться нсколько десятилтій тому назадъ. Промышленныя и Финансовыя иредпріятія, акціонерн ы я общества и т. д. непремнно принимаютъ характеръ темнаго грюндерства, а то и просто мошенничества, какъ только туда, хотя-бы в ъ незначительномъ числ, проникаютъ евреи.

Эти послдніе, натворивъ всякихъ бдъ, если и т е р я ю т ъ иногда то или иное мсто, выходятъ, однако, «сухими и з ъ воды», к а к ъ это произошло, напримръ, недавно въ одномъ крупномъ Фішансовомъ предпріятіи.

У васъ можетъ быть какой угодно гуманный взглядъ на евреевъ, но если вы увидите бюрократа, или инженера, или писателя въ тсномъ общеніи с ъ евреями,—то невольно станете относиться к ъ означеннымъ лицамъ подозрительно. Неуязвимы для подозрнія почти исключительно такіе рдкіе люди, к а к ъ покойный Вл. С. Соловьевъ, а прочіе—очень уязвимы! А вдь не можетъ же подобное чувство вытекать изъ одного только неосновательнаго расоваго предразсудка!....

Да и можетъ ли вообще расовый предразсудокъ, этотъ естественный исторически} результата опыта цлаго народа, быть неосновательнымъ? Ему не слдуетъ поддаваться въ частныхъ случаяхъ и въ частных ь отношеніяхъ, чтобы не доставить незаслуженныхъ страданій человку, быть можетъ, являющемуся свтлымъ исключеніемъ изъ печальнаго правила. Но, при ршеніи вопросовъ общихъ, необходимо считаться и съ мнніемъ народа, исторически сложившимся.

Какъ вліяета еврей-интеллигентъ на доступную ему общественную среду? Очевидно, это вліяніе находится въ прямомъ соотвтствіи с ъ его духовнымъ обликомъ, даже въ тхъ рдкихъ случаяхъ, когда этотъ еврей не состоитъ еще выполни телемъ какихъ-либо кагальныхъ предначертаній; кстати сказать, такіе случаи не то, что рдки, а буквально почти не встрчаются, ибо еврея-одиночку, еврея, не имющаго никакихъ отношеній со «всемірнымъ еврейскимъ союзомъ» или его агентами, даже представить себ невозможно! Если онъ, по своему характеру, нелюдимъ, пли склоненъ къ мечтательности, или тяготетъ къ иному кругу людей и задачъ,—то его все-таки найдутъ, возьмутъ на строгій мундштукъ и заставятъ длать то, что угодно кагалу.

Но если даже оставить въ сторон указанное обстоятельство и просто взять типичнаго, образованнаго еврея, одареннаго научнымъ или Ф И Л О С О Ф С К И М Ъ мышленіемъ, то каково будетъ содержанье этого мышленія? Очевидно, оно будетъ въ соотвтствіи съ его племеннымь психнческимъ складомъ. Какъ совершенно врно сказалъ г. Фельетониста «Новостей», открывшій тмъ весьма уязвимую ахиллесову пяту защитниковъ еврейства,—расу перевоспитать нельзя.

Такая задача, разумется, мене всего по плечу нашимъ учебнымъ заведеніямъ, педагогическій уровень которыхъ за послднія нсколько десятилтій сильно понизился. Наконецъ, не надо забывать, что питомца учебнаго заведенія восоитываюта не только педагоги, но и товарищеская среда, если она отличается большою стойкостью принциповъ, и особенно стойкостью національнаго самосознанія.

— -265 — Прошедшій англійскую школу Дизраэлн, хотя и остался по существу, по темпераменту и складу мышленія евреемъ, но, т а к ъ или иначе, усвоилъ много англійскихъ принциповъ и б ы л ъ достойнымъ лордомъ Б И К О Н С Ф И Л Ь Д О М Ъ. У насъ ж е, на-оборотъ, нсколько евреевъ, попадающихъ въ гимназическую или университетскую среду, могутъ заразить своими разлагающими тенденціями многое множество юнцовъ « б е з ъ руля и б е з ъ втрилъ». Если есть у насъ ичто « гстообразное», такъ это именно наша интеллигенція, начиная съ у ч а щ и х с я подростковъ,—и коренится это не въ расовыхъ чертахъ нашего народа, а въ двухвковомъ безцеремонномъ обращеніи с ъ ж и з н е н н ы м и устоями русской общественности и даже государственности.

Не отрицая громадной заслуги эпохи такъ н а з ы в а е м ы х ъ «великихъ реФормъ», необходимо, однако,отмтить, что именно эта эпоха нанесла значительный вредъ русской интеллигенціи, оторвала ее отъ родной почвы, стерла въ порошокъ самобытн ы е характеры, замнила русскую культуру Фіікціей космопол и т и ч е с к а я просвщенін и превратила толпу дипломированн ы х ъ людей въ «тсто», изъ котораго безцеремонные вожаки стали лпить, по прихоти просвтительной моды, то марксистовъ, то отрицателей родной религіи, то ницшеанцевъ, то лакействующихъ космополитовъ, то, наконецъ, совершенно разнузданныхъ, нравственно-неопрятныхъ босяковъ.

Такая среда никого воспитать не можетъ, а можетъ только исковеркать или заразить. Ея духовное неряшество создаетъ особую воспріимчнвость ко всякой инфекціи и особо благопріятныя условія для благоденствія и размноженія паразитовъ, экономическихъ и духовныхъ.

Пустите въ эту среду самаго безобиднаго, т. е. не приверж е н н а я к ъ кагалу и не п ы л к а я еврея. Ч т о онъ будетъ тамъ говорить, безъ всякой задней мысли, Ьопа ікіе? Вдь не будетъ же онъ отстаивать православіе, самодержавіе и русскую народность,—понятія чужія для него исторически и Фактически; его предки и соплеменники и самъ онъ, т а к ъ или иначе, привыкли усматривать въ этомъ скоре источникъ страданій или, по меньшей мр, препятствія для обіцееврейскихъ и даже личн ы х ъ своихъ стремленій. Я с н о, что онъ будетъ говорить о н е обходимости ускорить темпъ прогресса, отвергнуть историческіе завты русскаго народа, которые онъ естественно считаешь нелпыми и вредными; наконецъ,—установить безусловную формальную свободу и равенство для всхъ.

Можетъ быть, онъ и не собирается злоупотреблять этою свободою и равенствомъ съ опредленною цлью созданія Фактическихъ еврейскихъ привиллегій и порабощенія другихъ племенъ; но о н ъ ни за что не согласится съ тми, кто скажетъ ему, что безусловное Формальное равенство неизбжно влечешь за собою сквернйшія Формы неравенства надлгь, что это придумано на Запад своекорыстною буржуазіей, а въ Россіи горячо поддерживается и систематически проводится именно инородческою интеллигенціей, у которой наши дипломированные люди состоять въ подхалпмахъ или въ ученикахъ.

Онъ з а м а ш е т ъ руками, если ему напомнить, что во Франціи пресловутая «свобода совсти» привела къ угнетенію христианства, что, по требованію Ротшильда и его прислужниковъ, тамъ была снята с ъ театральнаго репертуара пьеса, непріятная евреямъ, что пресловутый Дрейфусъ, дважды осужденный, помилованъ по требованію все топ-же еврейской организации, и т д. и т. д.

Онъ назоветъ самые разговоры на такія темы «мракобсіемъ», нетерпимостью; а окружающая «тстообразная» среда, усвоившая чисто-еврейскую нетерпимость к ъ непонятнымъ или несимпатичнымъ ей взглядамъ, с ъ усердіемъ доброй своры примется травить выразителя т а к и х ъ взглядовъ.

Все русское, все созидательное для нашего народа и для арійцевъ вообще можете осуждать и даже оплевывать: вамъ будутъ рукоплескать, а при наличности у васъ нкотораго таланта произведутъ васъ д а ж е въ геніи, сочиненія котораго обяанъ знать наизусть каждый студентъ, обязанъ покупать к а ж дый интеллигеншь, ошь столоначальника до значительнаго сановника включительно. Но попробуйте затронуть еврейскій вопросъ (или аналогичный вопросъ объ армянской плутократіи на К а в к а з ), — и начнется терроръ: пойдутъ гоненія всми способами, съ р а з н ы х ъ сторонъ, даже оттуда, гд ревнитель русс к и х ъ интересовъ вправ разсчитывать на честную поддержку.

Далеко не вс правящія сферы это понимаютъ, а есть и такія, которыя понимаютъ, но по разнымъ причинамъ продолжаютъ сочувствовать еврейству и творить волю еврейскаго «правительства».

Это «правительство», хотя и въ кавычкахъ, но несоманно существуешь,—и врядъ-ли можно отрицать, что въ отношеніи систематичности работы и неуклонности направленія у него есть несомннныя преимущества передъ многими государственными правительствами, напримръ, Французскимъ. Деньги оно собираетъ всюду,—то посредствомъ систематичной биржевой игры, то посредствомъ «шекелей» и т. п., а не тратится ни на армію, ни на судъ, ни на охраненіе границъ.

В ъ нашъ вкъ, когда экономическимъ условіямъ принадлежишь преобладающая роль, и деньги властвуютъ,—еврейскій всемірный союзъ с ъ каждымъ днемъ становится сильне, особенно тамъ, гд правовой порядокъ парализовалъ государственную власть, и гд національное самосознаніе не стоить на должномъ уровн.

При утилитарномъ взгляд на науку, знаніе, политику, проФессіональныя занятія и т. д.,—какое бы то ни было знаніе не перевоспитываешь человка, а лишь вооружаешь ею; если въ немъ преобладаютъ инстинкты и стремленія разрушительный по отношенію къ устоямъ даннаго государства (какъ у евреевъ по отношенію къ Россіи),—то трата государствеиныхъ денегъ на «вооруженіе» человка. неминуемо-враждебнаго этимъ устоямъ, есть реальный вредъ народнымъ интересамъ, и, такъ сказать, частичное самоубійство.

Стоишь только трезво взглянуть на дло и признать, что каждый народъ иметъ право ограждать свои національно-государственные интересы,—чтобы стсненіе евреевъ въ области образованія получило разумный смыслъ и оправданіе, по крайней мр, на то время, покуда мирное развитіе нашей національной культуры прервано или сильно стснено общественнымъ бытомъ, наносными воздйсгвіями и зарубежными интригами.

Такой выводъ сдлается еще боле пріемлемымъ, если сообразить, что никакому еврею не воспрещается покупать книги и учебныя пособія и достигать какихъ угодно вьісотъ знанія, но только ему предоставляется это длать безъ прямой помощи народныхъ средствъ и безъ послдующихъ правъ, даваемыхъ дипломомъ. Кром того, извстному проценту евреевъ, почти — -268 — всегда превышающему установленный на бумаг, вс пути къ образованно открыты.

Насчетъ диплома же и его при.мненія, надо полагать, сомнній не должно быть: каждое государство вправ давать этому вопросу какое угодно направление,—ибо это вопросъ политики и самоохраненія. Сентиментальность въ этой области,— сентиментальность на чужой счетъ,—была бы не только нелностью, но даже преступленіемъ....

Но какой же возможенъ исходъ изъ трагическаго положенія, когда здравая между племенная политика настоятельно требуегъ даже ограниченія цлой расы въ ряд естественийш и х ъ сферъ жизни и днтельности? Можно-ли намъ, христіанамъ и ревнителямъ гуманнаго взгляда на человчество, мириться съ такимъ положеніемъ вещей?

Наконецъ, наступленія какихъ событііі должны желать сами евреи, стремящіеся к ъ равноправности для своей расы и къ ея реабилитацш? Какому складу русской мысли долженъ сочувствовать еврей вдумчивый, дальновидный и понимающій исторію?

Теперешніе русскіе интеллигенты и прямо или косвенно руководящіе ими евреи полагаютъ, что надо попросту снять вс перегородки, открыть евреямъ доступъ во вс святилища русской жизни и мысли,—т. е., въ итог,—отдать не только матеріальную, но и духовную сокровищницу Россіи «на потокъ и разграбленіе», на поруганіе евреямъ.

Но на это не можетъ пойти правительство, пока въ немъ есть хоть искра національнаго достоинства, не подточеннаго вліяніями «дружественныхъ державъ»; оно не можетъ стать въ противорчіе с ъ великою народною стихіей, которая все вврила родному самодержавію, но и отъ другихъ завтныхъ устоевъ своихъ не отреклась и отречься не можетъ, пока она жива.

Неосмотрительное снятіе перегородокъ и пагубные результаты его для народа встртили бы со стороны послдняго нежданно-быстрый, неудержимо-сильный и гроэный для еврейства бытовой отпоръ. Исторія кишмя кишитъ такими примрами,—и недаромъ одной изъ причпнъ жалкаго доктринерства и умственной слабости нашей интеллигенціи является незнаніе и предвзятое тнорированіе исторіи.

— -269 — Сторонники «спятія перегородокъ» любятъ выдвигать идею ассимиляціи евреевъ. Но, во-первыхъ, какъ выше сказано (глава «Сіонизмъ»), способность евреевъ къ ассимиляціи боліье чмъ сомнительна, а ихъ способность къ «переодваніямъ»

только была и досел является для нихъ орудіемъ разложенія арійскаго міросозерцанія и государственности. Во-вторыхъ, если уже говорить о полной ассимиляціи, то рчь идетъ не о стрижк пейсовъ или забвеніи жаргона, а о скрещиваніи расъ, о поглощении еврейской народности русскою, посредствомъ смшанныхъ браковъ. Это штука мудреная и обоюдоострая.

Если даже, вопреки обширному историческому опыту и рзко проявляющемуся за послднее время еврейскому наступательному «націонализму», допустить, что евреи поддались бы такого рода ассимиляціи,—то и въ такомъ (въ сущности невозможномъ) случа отъ этого ждать добра не приходится.

Если сообразить, что главнымъ факторомъ религіозно-нравственныхъ, политическихъ и и н ы х ъ взглядовъ и стремленій любого племени является его расовый психо-физическій складъ, т. е. основа органическая, то само собою разумется, что острая еврейская струя, влитая въ государственно-общественный организмъ Россіи, не могла бы не повліять и на психо-физическій складъ народа и даже, весьма скоро, на его политическія судьбы.

Опять-таки обратимся къ исторіи. Вдь іюрко-финская и монгольская кровь явилась у насъ тою лигатурою къ славянскому элементу, при помощи которой создалась крпкая россійская государственность; помимо этого, московскимъ людямъ надо было еще пострадать подъ татарскимъ нрессомъ, чтобы сплотиться, какъ слдуетъ, и не только умомъ, но всмъ нутромъ своимъ воспринять міровыя задачи византійскаго самодержавія. Польская народность, чрезвычайно талантливая по натур, восприняла (отчасти при помощи «франкистовъ», т. е. евреевъ, поверхностно ассимилировавшихся ради поддержанія еврейскихъ интересовъ) небольшую струю еврейской крови—и пришла къ государственному банкротству. И по сіе время эта нецлесообразная прививка, наряду съ другими причинами, является довольно крупною помхою желанному установленію братскихъ отношеній между поляками и руссними: какъ только поляки становятся на путь разумнаго единенія съ нами,—всегда появляется пылкій «патріотъ», или льстивый «угодовичъ» изъ боле пли мене крещеныхъ польскихъ евреевъ, и сетъ микробы всякой смуты.

Т мстности Германіи, гд произошло наиболе замтное скрещиваніе съ еврейской расой, весьма быстро подпали подъ власть германо-славянской Пруссіи. Современная Франція наглядне всего испытываетъ на себ «благодтельные» результаты расовой ассимиляціи съ евреями. Венгерская общественность также достаточно печальна, подъ пепосредственнымъ воздйствіемъ того-же фактора.

Вопросъ о скрещиваньи расъ, нкогда хорошо знакомый человчеству, сильно затуманился и отошелъ на далекій планъ, особенно во времена господства противонаучнаго позитивизма надъ наукой. Онъ возрождается за послднее время, но далеко не разработанъ—и въ этой области возможны лишь весьма приблизительные выводы. За крайнею затруднительностью добыванія статистическихъ данныхъ особенная работа выпадаетъ на долю чутья и, если можно такъ выразиться, беллетристической вдумчивости наблюдателя.

Чтобы составить себ сколько-нибудь близкій къ истин взглядъ на вопросъ о резульгатахъ ассимиляціи евреевъ, интересующемуся имъ русскому человку полезно прослдить, что получается отъ такого рода смшанныхъ браковъ въ знакомой ему сред. Ручаюсь, что наблюденія такого рода приведутъ къ заключеніямъ неблагопріятнымъ, особенно съ государственной точки зріьнгя. Скрещиваніе русскихъ съ евреями даетъ обыкновенно нисходящихъ либо съ крайне неуравновшаннымъ характером!., либо людей узко-матеріалистическаго склада. Уровень талантливости нердко повышается, но притомъ, обыкновенно, въ ущербъ идеальнымъ духовнымъ чертамъ. Наиболе же нагляднымъ результатомъ такого скрещиванія является космополитизмъ и нетерпимость въ его отстаиваніи.

Космополитическому настроенію многихъ семей изъ нашей интеллигенціи необходимо искать органической причины,—т. е.

инородческой и, особенно, еврейской крови, попавшей туда законным!. или внбрачнымъ способомъ. Кровь эта, нужно кстати — -271 — заметить, чрезвычайно острая, одаренная способностью «не прощать», такъ сказать, до седьмого колна.

Насколько скрещнваніе с ъ германскою и англо-саксонскою расой полезно славянину (разумется, когда этотъ послдній не является этнографическимъ матеріаломъ), настолько смшанные браки с ъ евреями органически вредны для цльности русскаго міросозерцанія. Всмотритесь когда-нибудь въ двнадцатилтняго гимназиста, происходящая) изъ такой семьи; онъ уже непремнно ^газетный» человкъ въ такомъ р.озраст, когда чисто-русскій ребенокъ еще наиненъ.

Онъ уже пишетъ стихи, либо критическія замтки, презираешь при этомъ Пушкина, а Надсона знаетъ наизусть, критикуешь что угодно и ко многому относится с ъ какимъ-то старческимъ скептицизмом!.; у него потребность играть роль въ товарищеской сред и щекотать свое тщеславіе, а наряду с ъ этимъ, онъ умудряется снискивать расположеніе начальства, удачно устраивать свои школьныя, а въ близкомъ будущемъ и матеріальныя длишки.

Когда онъ выростетъ,—у него можетъ оказаться довольно яркій, но непремнно неглубокій талантъ, скорй разрушительный, чмъ созидательный. Его работа будетъ скоре блестящимъ пнкосниманіемъ, чмъ солиднымъ творчеством!., потому что для этого нослдняго нужны, помимо таланта, еще и особая» рода уравновшенность, и высокій духовный складъ, рдко присущіе типичнымъ представителям!, еврейской расы.

Большими числами въ вопрос о русско-еврейскихъ скрещиваніяхъ располагать теперь не приходится, да, по всмъ вроятіямъ, никогда никому и не придется. Поэтому трудно ршить вопросъ, могла-ли бы русская народность безслдно «поглотить» живущую около нея еврейскую расу? Можно сказать а ргіогі, что это обошлось бы имъ недешево, въ отношеніяхъ государственномъ и общественномъ. Къ счастью, это и невозможно, и дло не къ тому идешь. Стало быть, остается вопросъ о русско-еврейскомт- скрещиваніи только принять къ свднію для частнаго обихода, а попытку развязать гордіевъ узелъ еврейства въ Россіи продолжать с ъ другого конца.

Если вникнуть въ сущность этого «узла», то сама собою выяснится главная изъ темныхъ и опасныхъ его сторонъ.

Русская народная масса, вступая въ общеніе съ евреями, несетъ, главнымъ образомъ, матеріальныя потери и не теряетъ религіозно-политическихъ основъ своего бытія, своей духовной и государственной жизнн. Для нея, не оторванной отъ родной почвы, дурныя стороны еврейства особенно рокового знач е н а не имли бы, еслибы правящіе классы честно выполняли свой долгъ и ограждали народъ отъ всякихъ золъ и бдствій.

Интеллигенция—дло другое.

Призваніе образованныхъ классовъ, изъ которыхъ выходятъ воспитатели и руководители народа, въ общественномъ и служиломъ смысл этого слова,—повысить, сохранить и умножить сокровища народнаго духа. Народъ стихійно вренъ Царю, отечеству, церкви, завтамъ прошлаго; истинная интеллигенція должна осмыслить, укрпить это чувство, быть стражемъ народа отъ враговъ внутреннпхъ и вншнихъ.

Крестьянинъ, идя за плугомъ, поглощенъ въ заботу о хлб насущномъ, въ узкіе, чисто-мстные интересы свои. Высшія стремленія, заботы и чувствованія поднимаютъ голосъ въ немъ лишь въ минуты исключительной важности, когда голосъ земли зоветъ его на подвигъ, или Царь длитъ с ъ нимъ думу, горе или радость. Умственная жизнь не составляетъ для него постояпной и естественной обстановки. Она должна быть на подобающей національной высот у образованныхъ классовъ, снеціально къ ней призванныхъ. Національное самосознаніе этихъ послдипхъ должно быть вчно бодрственнымъ и творческимъ, во всеоружіи духовнаго (въ широкомъ смысл) просвщенія. На каждомъ шагу нужна такая спеціальная духовная вооруженность, для ршенія самыхъ скромныхъ с ъ виду вопросовъ народной жизни, въ частной, общественной, помстно-служилой и столичной практик...

Каково положеніе народа, если интеллигенція, подъ вліяніемъ прямыхъ и косвенныхъ воздйствій, становится «еврействующей», космополитичной, равнодушной къ роднымъ святынямъ, къ родной сил и правд? Каково ему, если печать является очагомъ такого національнаго омертвнія и если слу жилые представители интеллигенцін несутъ этотъ ядъ на бюрократическія высоты, въ такія инстанціи, гд ршаются экономическія или духовныя судьбы массы неповиннаго населенія?!

— -273 — Гд предлъ такому болзненному явленію, столь дорого обходящемуся народной сред и всему государству? Какими бдами чревато подобное положеніе вещей?...

Ясно, что когда мы говоримъ о борьб с ъ дурными сторонами еврейства,—то на первомъ план должна стоять борьба за русскіе паціональные идеалы, имющая цлыо духовное оздоровленіе нашихъ образованныхъ классовъ и, въ окончательномъ результат,—надежное облегченіе участи самого еврейства.

Закономрныя ограниченія и національная самодятельность общества находятся въ наглядномъ взаимоотношеніи:

если вторая слаба, то первыя должны восполнять ее. Никакое лченіе не можетъ сравниться по результатамъ съ природными силами организма, которыя опытный врачъ первымъ долгомъ и старается пустить въ ходъ. Еслибы наше общество, начиная съ учащихся подростковъ и кончая людьми вліятельными, исповдывало и проводило въ жизнь здравый взглядъ на русскія государственныя и общественныя задачи; еслибы мы, разрозненные русскіе люди, умли, когда нужно, сплотиться и въ культурной борьб дружно отстаивать свои историческге завты и интересы родного народа, то никакія ограниченія инородцевъ вообще, и евреевъ въ частности, не были бы нужны.

И еврейская, и всякая другая (конечно, облагороженная и вошедшая въ благоразумный границы) обособленность могла бы уживаться безпрепятственпо наряду съ сильнымъ русскимъ самосознангемъ, которое сдерживало бы лишь отрицательныя и враждебныя проявленія ея.

Этого не понимаютъ нгі евреи, ни другіе инородные сограждане наши: они думаютъ достигнуть бблыпихъ результатовъ, еслибы имъ удалось хорошенько усыпить бдительность русской власти и радикально одурачить русское общество.

Разсчетъ совершенно неврный,—ибо временный успхъ заблужденія и обмана неминуемо влечетъ за собою рзкую реакцію.

Столь-же неосновательны и надежды на роковыя для нашей родины обстоятельства, въ связи с ъ какими-нибудь вншними осложненіями.

ввлічко. 18 т Не только иностранцы, но даже русскіе инородцы не понимаютъ стихійной сущности Россги. Она выносила въ историческомъ прошломъ своемъ такія бдствія, какія другой стран были бы не нодъ силу; затмъ она отряхивалась, оправлялась и снова расцвтала. Вынесетъ она что угодно и въ будущемъ,—а вшьшнгн осложнены только пробудили бы въ ней дремлющія гигантскія силы діьйственнаго патріотизма-, ихъ можно, съ этой точки зрнія, скоре желать, чіьмъ бояться. Враги нашей національной силы слишкомъ часто принпмаютъ добродушіе и нкоторую обломовщину за слабость—и на этомъ непремнно когда-нибудь обожгутся!...

Если евреи нкогда содйствовали паденію Рима, то именно потому, что настоящихъ римлянъ было количественно мало, и многія функціи государствен наго организма выполнялись чужим ы людьми. Россія легко можетъ избгнуть этого, если захочетъ,—а обстоятельства непременно заставятъ ее захотть этого, для ея же собственнаго спасенія и блага...

Еслибы еврейскіе вожаки были дйствительно дальновидны и умны, въ широкомъ историческомъ значеніи этого слова (а не только для куцаго гешефта въ лисьемъ дух), то они сами желали бы подъема русскаго самосознанія, сами относились бы сочувственно къ его проявленіямъ. Они боятся грубаго націонализма, забывая, что онъ русской душ не свойственъ и проявляется лишь въ рдкихъ случаяхъ, какъ нервный актъ негодованія или протеста. Чмъ меньше евреи будутъ подавать повода къ такимъ проявленіямъ, чмъ спокойнее будетъ высокое національное чувство русскихъ людей, тмъ легче будетъ и положеніе евреевъ.

Теперешнее національное чувство русскаго общества похоже на горную рчку: то его вбродъ переходятъ инородческія куры, то внезапно мчится по разросшемуся руслу разрушительный потокъ. Между тмъ, желательно спокойное и глубокое течете. На это должны быть направлены духовныя силы и русскихъ, и евреевъ. Когда евреи поймутъ это, поймутъ психическую разницу между Россіей и Западомъ, они не оглянутся, какъ имъ станетъ легче...

Мы должны выяснять, укрплять и развивать созидательныя начала русской жизни, открыто, словомъ и дломъ исповдывать свою приверженность къ этимъ началамъ. Тогда голоса космополитовъ и евреевъ с т а н у т ъ «вопіюгцими въ пустын», утратятъ всякую силу. Если теперь безусловное з а крытіе евреямъ всякаго (прямого или косвеннаго) доступа к ъ печати, сокровшцниц русской мысли, берущей на себя служеніе русскимъ интересамъ, явилось б ы актомъ величайшей государственной мудрости, то въ будуіцемъ, когда н а ш е національное самосознаніе разростется, подобная мра окажется совершенно ненужною.

Никакія ограниченія противниковъ не могутъ сами по себ радовать представителя государственной народности, особенно, когда его призваніе—мыслить возможно свободне.

Типичнымъ представителемъ такого взгляда на еврейскій вопросъ б ы л ъ безвременно угасшій мыслитель н а ш ъ Вл. С.

Соловьевъ. Подобно астроному или просто дальнозоркому человку, видящему лишь н е о б ъ я т н у ю даль и не замчающему б л и ж а й ш и х ъ Фактовъ и предметовъ, или не придающему имъ значенія,—Владиміръ Соловьевъ желалъ нолнаго уравненія евреевъ въ правахъ с ъ русскими, а одновременно велъ упорную борьбу с ъ еврейскою противохристіанскою тенденціей. Даже и з ъ духовныхъ лицъ весьма немногія л и ш ь могли бы соперничать с ъ этимъ крестоносцемъ по части пламенности и убдительности его религіозной проповди.

Евреи, однако, горячо любили его и, будучи вліятельными людьми въ органахъ, гд онъ писалъ, не мшали ему нроповдывать христіанство, въ благодарность з а его братолюбіе.

Еслибы въ р а з н ы х ъ СФерахъ русской ж и з н и появилось нсколько т ы с я ч ъ людей одинаковаго духовнаго склада с ъ Владиміромъ Соловьевымъ, относящихся к ъ роднымъ устоямъ с ъ такимъ же самоотверженіемъ, с ъ какимъ онъ служилъ длу христіанскаго богопоэнанія, то можно было бы сразу отмнить какія угодно ограниченія.

Соловьевъ ошибался только въ масштабе, в ъ свойствахъ даннаго историческаго момента, а не въ принцип,—если только допустить, что совокупность его работы была ошибкою.

Но допустить это чрезвычайно трудно,—и правильне остановиться на предположены, что принятое имъ извилистое, и порою какъ будто внутренно-противорчивое направленіе было — -276 — илодомъ глубоко-обдуманнаго плана. Онъ былъ правъ въ широкихъ линіахъ и, повидимому, 'нарочно погршалъ противъ узкихъ: съ точки зрнія этихъ послдннхъ были правы его противники, ирактичне понимавшіе запросы и нужды даннаго момента.

У насъ мало разработана русская идея, или, точне, слишкомъ основательно забыты великіе труды нашихъ славъ этой области. Въ противоположность западВЯНОФИЛОВЪ нымъ насильникамъ и душевно-холоднымъ людямъ, русскій человкъ по натур добръ и терпимъ: ненужныхъ стсненій онъ никому причинять не станетъ. Онъ сознаетъ, что н т ъ на свт человка безусловно и неисправимо сквернэго, и нтъ на свт расы, лишенной всякихъ положительныхъ чертъ или задатковъ, которые можно было бы развить. Пусть евреи, увлекающіеся теперь «еврейскимъ націонализмомъ», сдлаютъ его мощнымъ орудіемъ не авантюры, а нравственнаго своего подъема, очищенія своей религіи отъ противосоціальныхъ тенденцій и отжившихъ предразсудковъ, освобожденія своего духа отъ темныхъ его сторонъ. Пускай они даютъ все боле значительный процентъ лояльныхъ гражданъ,—и вопросъ о расширеніи и х ъ правъ станетъ на реальную почву. Умютъ же теперь евреи искренно скорбть при вид пьянаго соплеменника; пусть научатся скорбть при вид еврея-хищника, растлвателя, мучителя, хотя бы и безнаказаннаго или даже торжествующаго. Пусть очеловіьчатся: русскіе люди это замтятъ и высоко оцнятъ.

Покуда же этого нтъ, и ограничешя еврейскихъ правъ нужны,—пусть они остаются, и странно было бы спорить противъ нихъ во имя отвлеченныхъ соображеній или терпимости апатичной, безнринципной или робкой.

Несомннно, что внутренніе источники возрожденія въ еврейств почти изсякли, такъ какъ златой телецъ одержалъ ршительиую побду надъ моисеевыми скрижалями. Поэтому ршеніе еврейскаго вопроса должно исходить отъ христіапъ, т. е. въ данномъ случа отъ русскихъ.

Надо, чтобъ и сами евреи, и безкорыстные (что рдко) друзья ихъ сознали необходимость возникновенія такихъ блаюпріятныхъ условіи, при которыхъ ограниченія могутъ — 217 — быть отмнены безъ вреда для духовныхъ и матеріальныхъ интересовъ русскаго народа: тогда самые горячіе ревнители этихъ интересовъ будутъ искренно привтствовать указанную мру, но не какъ слабодушную уступку, а какъ реальный и радостный результатъ нашего нацгональнаго роста.

Это будетъ единственный достойный исходъ.

СТАТЬИ и ЗАМЪТКИ.

Прославденіе преподобнаго Серафима, старца Саровснаго.

В ъ исторіи гораздо меньше случайностей, ч м ъ это можетъ показаться на первый взглядъ. Е с л и вдуматься въ н е е посеріозне, то окажется, что случайными мы торопливо называемъ Факты, п р и ч и н ъ к о т о р ы х ъ не знаемъ. Существованіе закона причинности боле, ч м ъ несомннно,—но не той мертвенной причинности, которая, по мннію эволюціонистовъ, механически ведетъ міръ по путямъ безконечнаго развитія б е з ъ опредленной разумной цли. Н т ъ, наблюдателю чуткому и добросовстному сквозь покровъ т а й н ы видна причинность иного порядка, какъ выполненіе предначертаній Промысла Божьяго. Державный выразитель русскаго самосознанія, незабвенный й м п е р а т о р ъ Александръ III, всмъ царствованіемъ своимъ призвалъ русское общество к ъ самоуглубленію, к ъ выясненіго основъ нашего народно-государственнаго склада, нашей культурно-исторической миссіи. Прозвучалъ этотъ призывъ въ минуту, когда н а д ъ родиною н а ш е й сгустились ч е р н ы я т у ч и, — и не простая, случайная мысль умнаго властелина, а с в ы ш е вдохновенная дума помазанника Божія явилась источникомъ великихъ д у х о в н ы х ъ благъ для русскаго народа.

Самопознаніе и примненіе къ ж и з н и его выводовъ даются несразу, а требуютъ сложной р а б о т ы, — р а б о т ы и въ обыденномъ смысл слова, и того духовнаго процесса, который можетъ б ы т ь названъ творческимъ созерцаніемъ, согласно правильному опредленію Владиміра Соловьева.

Горе русской жизни заключается, между прочимъ, въ недостатк духовной связи между классами правящими и управляемыми. Н а чемъ, если не на вр, можетъ возсоздаться эта связь, н а с у щ н о необходимая русскому народу. В ъ — -282 — чемъ, кром православія, можно усмотрть душу русской идеи и источникъ воды живой для обновленія русской жизни?

Но религія—дло Богочеловческое, а «человческій» элементъ нашей религіи въ настоящее время ослаблъ. Многіе представители образованныхъ классовъ частью враждебны, частью равнодушны къ длу вры; духовенство зачастую не доствгаетъ желательной нравственной и культурной высоты и отчасти пригнетено неблагопріятными условіями своего быта.

Безпастушное стадо народное, подъ вліяніемъ тлетворныхъ соціально-экономическихъ условій, мстами также слабетъ.

А чрезъ границу вливаются въ русскую жизнь мутною волной, наряду съ головокружительными успхами техники, начала духовнаго и обіцественнаго разложенія, подъ именемъ послдняго слова цивилизаціи.

Какъ разобраться во всхъ этихъ явленіяхъ и найти не только потребную ясность мысли, но и силу духа, для того, чтобы познать и осуществлять истину?..

Человку, чувствующему себя русскимъ и знающему псторію родины, сама собою приходить мысль о благодатной помощи Божіей. И вотъ, въ силу того высшаго закона причинности, который таится въ неисповдимыхъ путяхъ Провиднія, эта благодатная помощь нисходить, истина сіяетъ передъ тми, кто въ состояніи выдержать ея сіяніе. И происходить это чудо не какъ нчто внезапное и безусловно необъяснимое, а какъ Боючеловческое дло. Благодать свыше ростетъ, въ мр ея воспринимаемости народомъ, параллельно с ъ созерцательно-духовной работой человческой среды.

Въ Саровской пустыни жилъ праведный старецъ Сераподвижникъ, столнникъ, боговдохновенный мудрецъ, ФПМЪ, а притомъ неизреченно ласковый, добрый къ людямъ и неизмнно радющійся о Господ. Простой привтъ его, прикосновеніе его изможденной руки, взглядъ его глазъ, горвшихъ мирнымъ свтомъ,—все это было неоцнимымъ духовнымъ благомъ для тхъ, кто с ъ врой приходилъ къ нему. Убжденіе въ его святости накоплялось годами, десятилтіями. Когда онъ почилъ, молитва у гробницы его, въ свтлой дымк воспоминаній о его благости, стала чудодейственною. Какъ невидимый паръ отъ утренней росы, лобзаемой солнцемъ, такъ изъ десятковъ, сотенъ тысячъ русскихъ сердедъ поднялись къ престолу Всевышняго и благодаренія за нисиосланіе старца Божьяго въ міръ, и надежды на неизсякаемость помощи Божіей. Сгустился этотъ иаръ въ тучу, обильную влагой, огнистая молнія озарила сумракъ недомыслія и грховности—и полился благодатный дождь.

Въ городахъ толкуютъ о метрополитэн, появляются плакаты-автоматы, печатаются произведенія, отршенныя отъ какой бы то ни было нравственности, политиканствующее пустословіе измышляетъ проекты обезличенія Россіи; а въ Саровской пустыни возсіялъ свтъ неугасимый,—и взоры к ъ этому свту с ъ врой и любовью обращаешь все духовноживое и жизнеспособное, все объемлемое широкимъ именемъ Россіи. И Церковь, и Царь, и народная стихія духовно сливаются въ этомъ единеніи. Пусть же ростетъ оно, во исполненіе великихъ судебъ нашей родины!..

Царь, въ Саров,

Великими историческими событіями ознаменовалась русская жизнь въ истекшемъ мсяц. В ъ святыхъ обителяхъ, озареиныхъ немеркнущимъ свтомъ подвижничества преподобнаго Серафима, старца саровскаго, и совершенными чрезъ его посредство Божьими чудесами, открыты святын мощи угодника Божія, чтимаго православною Русью. Праздникъ вры и народнаго благочестія явился, вмст съ тмъ, великимъ праздникомъ общенія Царя с ъ народомъ, общенія непосредственнаго и зяждущагося на самыхъ высшихъ началахъ, какія только доступны людямъ.

Высшая цль жизни—дйственное Богоиознаніе, и на земл неразрывна во вки связь, имъ устанавливаемая. Въ Господней Истин, въ ея исиовданіи и проведеніи въ жизнь заключается и обоснованіе, и утвержденіе, и сила святорусскаго самодержавія Божіей милостью. Не только философски, но и стихійно-исторически объединены навки набезбрежнойрусской земл Православіе, Самодержавіе и народность; даже частичное обособленіе какого-либо ивъ этихъ началъ было бы не только — -284 — грхомъ противъ высшей правды и противъ всего нашего строя, но и великимъ бдствіемъ. Церковь, отдленная о т ъ государства и народныхъ завтовъ, была бы подобна Риму во дни тягчайнихъ его заблужденій. Неограниченная власть, которая бы не черпала правды и силы и з ъ Православія и многовкового наслдія народнаго духа превратилась б ы въ языческій деспотизмъ, въ чужеядное учрежденіе б е з ъ органическихъ корней въ земл, надъ которой простиралось бы ея владычество.

Народность, отршенная отъ вры отцовъ и отъ любви к ъ Ц а р ю, великому Отцу своему и Богомъ данному верховному Хозяину земли, лишилась б ы права и возможности существовать политически и развиваться культурно: она стала бы жалкимъ сбродомъ, б е з ъ устойчивыхъ государственныхъ Формъ, достойнымъ лишь подчиненія иноземному мечу, умственному и экономическому господству инородцевъ.

Связь между составными частями тріединой основы русской ж и з н и никогда и не порывается, а лишь порою представленіе о ней затуманивается въ умахъ неглубокихъ и безпочвенныхъ, въ сердцахъ, утратившихъ искру Божію. Но не всегда эта связь достигаетъ высшаго напряженія, не всегда принимаетъ столь ослпительно' яркія Формы, к а к ъ нын: это случается во дни народныхъ бдствій, во дни в ы с о к и х ъ радостей народныхъ, во дни Б о ж ь и х ъ чудесъ. Есть предлъ силамъ человческой души, предлъ сил вры. В ъ житейскіе будни вра подобна тетив ненатянутаго лука; въ ч а с ъ воли Божіей она з в е н и т ъ, пуская каленую стрлу въ лазурь небосвода...

Для Сарова, а съ нимъ и для всей Россіи, пробилъ часъ воли Божіей. Такія событія оставляютъ надолго яркій слдъ, надолго поднимаютъ духовный уровень народа и силу государства. Вра скопляется,—если можно т а к ъ выразиться,—какъ электричество въ огромныхъ т у ч а х ъ, и з ъ которыхъ то и дло молніей сверкаютъ чудеса. Во вс концы Россіи раэносятся всти о ч у д е с н ы х ъ исцленіяхъ, о духовномъ восторг народа, объединенного с ъ Царемъ жаркою молитвой нредъ Божьимъ престоломъ. В ъ оФпціальныхъ телеграммахъ напечатано, что въ Сарово прибыли Государь Императоръ, Государыни И м п е ратрицы и Августйшія Особы; а русское сердце читаетъ по своему: ему ближе и ионятне исконное творческое слово Царь.

— -285 — Завтною стариной ветъ отъ всхъ подробностей священнаго празднества и пребыванія Государя у саровскнхъ святынь.

Прекрасна въ своей величавой простот рчь ннжегородскаго губернскаго предводителя дворянства г. Нейдгардта; это рчь исконно-дворянская, а не «младо-дворянская»: чуждая нзворотовъ и намековъ, она честно говорить о преданности первенствуюіцаго сословія Царю и Отечеству, она дышетъ счасгіемъ подчиняться державной вол Помазанника Божія. Это дворянское слово типично, потому что явилось выраженіемъ чувствъ всего, что есть въ Россіи честнаго и врнаго.

Вся врующая Россія умиляется при мысли о томъ, что Царь с ъ Семьею прибылъ поклониться мощамъ саровскаго угодника;.умиляется она и исполняется бодростью, ибо въ этомъ единеніи сила несокрушимая.

Да будетъ ж е оно мирно-величественнымъ отвтомъ врагамъ русской силы и залогомъ успха самоотверженныхъ державныхъ заботъ о благ многомилліоннаго русскаго народа.

Державная забота о Церкви,



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



Похожие работы:

«Зарегистрировано в Минюсте РФ 25 февраля 2010 г. N 16492 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 25 января 2010 г. N 68 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ И ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО СТАНДАРТ...»

«Таисия Андреевна Батяева Лечение ягодами (рябина, шиповник, облепиха) Текст предоставлен литагентом http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=172182 Лечение ягодами и плодами: Шиповник; Рябина; Облепиха: Полиграфуслуги Виктория; 2006 ISBN 5-89173-794-9 Аннотация Настоящее издание пре...»

«&СРОН О течественной л манны С о в етс к о го народа Я. П О Т Е Х И Н РАЗВЕДЧИКИ ОГИЗ • ГО С П О Л И Т И З Д А Т • 1941 Я. П О ТЕХ И Н РАЗВЕДЧИКИ Разведка — глаза и уши командира. Так говорят из­ давна, и не без оснований. Разведчики добыв...»

«ЖЕРТВЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ Вопреки установившемуся мнению, архивы ГУЛАГа свидетельст вуют, что ротация рабочей силы была весьма значительной: от 20 до 35% ежегодно освобождались. Объяснить это возможно только относи тельно высоким числом заключенных, приговоренных к срокам менее пяти л...»

«Мобилизационная эконоМика Мы уверены, что в России, благодаря ее ресурсам и относительно малой численности населения, возможен рост как промышленности и сельскохозяйственного производства, так и народонаселения. ЛДПР и дальше будет последовательно защи...»

«1 1.Пояснительная записка (6 класс) Рабочая программа учебного предмета "География. Начальный курс" составлена на основе авторских программ А.А.Летягина. Программы для общеобразовательных учреждений: География 6 – 11 классы, (авт.-сост. авт. Летягин А.А., Душина...»

«ДКПП 33.20.70.900 УКНД 17.040 УТВЕРЖДАЮ Главный инженер ООО НПП “Микротерм” В. Н. Кучугура 2008 г. ПРЕОБРАЗОВАТЕЛИ ПОЛОЖЕНИЯ АНАЛОГОВЫЕ МТМ150 Руководство по эксплуатации ААЛУ.401261.000 РЭ Подпись и дата Инв. №...»

«Г ^ 0908271 ш СПЕЦИАЛЬНЫЕ 111 СИСТЕМА НСЖ СИСТЕМЫ ^вяет И ТЕХНОЛОГИИ электрообогрев # LJ\ железнодорожных ^ стрелочных •У I •. переводов СИСТЕМА ЭЛЕКТРООБОГРЕВА железнодорожных стрелочных переводов Н С Ж Электрические нагреватели с системой автоматического управления для очистки от снега и наледи стрелочн...»

«УСТРОЙСТВА ДЛЯ ИЗМЕРЕНИЯ И ОБНАРУЖЕНИЯ ГАЗОВ ИЗМЕРИТЕЛЬ ГАЗОВ ПОРТАТИВНЫЙ Тип Gas Hunter IR ИНСТРУКЦИЯ ОБСЛУЖИВАНИЯ !!!ВНИМАНИЕ!!! Перед началом каких-либо монтажных, сервисных или эксплуатационных работ необходимо внимательно ознакомиться с нижеследующей инструкцией. Rev. GHIR.1.7 СОДЕРЖ...»

«2013 год 673. Храм Божий будет осквернен до неузнаваемости. Вторник, 1 Января 2013, 19:20 Моя дорогая, любимая дочь, наступил новый рассвет, и начались изменения в ходе подготовки к Моему Второму Пришествию. Войны на Ближнем Востоке теперь будут нарастать и многие...»

«\ Выполнила:Фомина Е.С. Северный олень (Rangifer tarandus) Отряд Парнокопытные Artiobactyla Семейство Оленьи Cervidae Волосяной покров зимой густой и длинный, светлый, с сильно развитым...»

«ЗАПРОС ПРЕДЛОЖЕНИЙ РАЗМЕЩЕНИЕ ОБЪЕКТА ОБЩЕСТВЕННОГО ПИТАНИЯ АЭРОПОРТ "ПУЛКОВО" САНКТ-ПЕТЕРБУРГ Опубликовано: ООО "Воздушные Ворота Северной Столицы" (ВВСС) Дата публикации: 03 июля 2015 г...»

«Пояснительная записка Человечество танцует с незапамятных времен, непрерывно рождая новые ритмы, новую музыку, новую пластику движений. В одном только ХХ веке появилось огромное количество танцевальных направлений, ко...»

«ПРОГРАММА ВЫСТАВКИ 1 октября (10.00–18.00) Открытый Чемпионат по моделированию и дизайну ногтей на Кубок Алтайского края. 08.00–18.00 Конкурсная зона Открытый Чемпионат Алтайского края по педикюру "FootBeauty`2014". 10.00–17.00 Конкурсная зона Мастер-классы в режиме нон-стоп! В...»

«100 лучших книг всех времен: www.100bestbooks.ru Анатолий Кузнецов Бабий яр "Посев" Второе издание, 1973 г. К ЧИТАТЕЛЯМ Первоначальную рукопись этой книги я принес в журнал "Юность" в 1965 году. Мне ее немедленно – можно сказать, в ужасе – вернули и посоветовали никому не...»

«Розділ IV. Дискурс. Художній дискурс. Мова засобів масової комунікації УДК 811.161.1’38 Елена Куварова (Днепропетровск) СТРУКТУРНЫЕ ТИПЫ РАССЕЯННОГО ЭПИСТОЛЯРНОГО ВОКАТИВА В РУССКОМ ЯЗЫКЕ У статті обґрунтовано поняття розсіяног...»

«ISSN 2221-7185 Российское общество кардиосоматической реабилитации и вторичной профилактики CardioСоматика Диагностика, лечение, реабилитация и профилактика Научно-практический рецензируемый журнал РосОКР Министерство здравоохранения Российской Федерации Общероссийские о...»

«1 1.1. Перечень планируемых результатов обучения по дисциплине (модулю), соотнесенных с планируемыми результатами освоения образовательной программы Коды Планируемые результаты Планируемые результаты обучения по компетенций освоения образовательной дисциплине (модулю) программы ПК3 Знать: способы оценки эффе...»

«Терминология в процессе формирования: исследование перевода с английского языка на русский язык в области подводной добычи Terminologi i utvikling: en studie av oversettelser fra engelsk til russisk innen undervannsteknologi Olga Gravem Masteroppgave i russisk Institutt f...»

«Все оригинальные аксессуары к вашей технике на одной странице Выпрямитель для волос RCI-2310 Руководство по эксплуатации УВАЖАЕМЫЙ ПОКУПАТЕЛЬ! Благодарим за то, что вы отдали предпочтение бытовой технике компании REDMOND. REDMOND — это качество, надежность и внимательное отношение к нашим клиентам. Надеемся...»

«Федеральное агентство морского и речного транспорта Федеральное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Морской государственный университет имени адмирала Г.И. Невельского Находкинский филиал УТВЕРЖДАЮ Директор Находкинского филиала МГУ им.а...»

«ALEXNDR ALEXNDROVICH BLOK (Textos) POESAS. LIBRO PRIMERO (1898-1904) Стихотворения. Книга первая (1898-1904) СОСТАВ: 1. ANTE LUCEM (1898-1900) 76 стихотворений;2. Стихи о Прекрасной Даме (1901-1902)...»

«УДК 821.161.1-312.4 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 Т17 В оформлении обложки использована иллюстрация художника П. Ильина Тамоников, Александр Александрович. Т17 Бандеровский схрон / Александр Тамоников. — Москва : Эксмо, 2017. — 320 с.— (С...»

«Литература 1. Кунин, А.В. Курс фразеологии современного английского языка [Текст] / А.В. Кунин. М.: Высшая школа, 1996. 381 с.2. Баранов, А.Н., Добровольский, Д.О. Аспекты теории фразеологии [Текст] / А.Н. Баранов, Д.О. Добровольский. М.: Знак, 2008. 656 с.3. Вдадивская, И.С. Сборник фразеологических словосочетаний и идиом разговор...»

«Маоистские новости, март 2011 г. Издание Российской маоистской партии. Маоистские новости Март 2011 г. Внимание! Не следует воспринимать слишком драматично сообщения о значительных потерях маоистских повстанцев; они сист...»

«Содержание Введение..3 Глава 1. Теоретические основы изучения проблемы лидерских качеств у старшеклассников..7 Проблема лидерских качеств в зарубежной и отечественной 1.1 литературе..7 Особенности проявления лидерских качеств у старшеклассников.17 1.2 Анализ условий раз...»

«ОСНОВНЫЕ ФАКТЫ Декабрь 2014 г. | № 4/2014 http://www.wipo.int/madrid/ru СОДЕРЖАНИЕ МАДРИДСКИЙ СОЮЗ Поправки к Общей инструкции Рабочая группа по Мадридской системе ДОГОВАРИВАЮЩИЕСЯ СТОРОНЫ..6 Присоединение АОИС и Зимбабве к Мадридскому протоколу Отзыв Литвой уведомления, сделанного...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.