WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 |

«Секция I. Источники и поддержка инноваций Сергей Андреевич Тальнишних: Добрый день, уважаемые коллеги! Рад приветствовать вас в нашем комитете на круглом ...»

-- [ Страница 1 ] --

Круглый стол экспертов инновационной деятельности

Секция I. Источники и поддержка инноваций

Сергей Андреевич Тальнишних: Добрый день, уважаемые коллеги!

Рад приветствовать вас в нашем комитете на круглом столе экспертов

инновационной деятельности.

Всем известно, наверное, что на сегодняшний день Санкт-Петербург попрежнему остается лидером среди регионов по инновационному развитию. Но в

то же время регионы на сегодняшний день тоже активно включаются в данные

процессы, в связи с чем я считаю, что нам как передовому надо свое лидерство в этом плане сохранять.

Хочу несколько слов сказать о том, что на сегодняшний день администрация делает в направлении инновационного развития. С этого года у нас заработал инновационный портал Санкт-Петербурга. Это универсальная коммуникационная площадка для всех субъектов региональной инновационной системы. Он выступает в качестве основного инструмента коммуникации и продвижения городских проектов в сфере инноваций. Немаловажным является то, что с 4 сентября в нашем городе заработает центр импортозамещения на базе «Ленэкспо». Я уверен, что будет спрос на продукцию наших инновационных компаний в рамках работы этого центра. К работе центра на самом деле приглашены и органы власти, и подведомственные учреждения, и госкорпорации, и кредитно-финансовые институты России, буду привлечены иностранные компании и регионы Российской Федерации.

Кроме того, осенью на базе нашего бизнес-инкубатора «Ингрия»

откроется центр прототипирования для инновационных компаний. Услугами центра уже в этом году смогут воспользоваться до 50 стартаперов из различных сфер деятельности. С 7 по 9 октября в «Экспофоруме» будет проходить наш традиционный инновационный форум. Я благодарю Славу Трофимовича за то, Страница 1 из 84 что он организовал сегодня такой мощный круглый стол, и считаю целесообразным, есть еще время проработать вопросы и повестку форума, которые мы будем обсуждать там, и инициативы, которые на сегодняшний день мы тут выработаем, я думаю, что обязательно должны лечь в канву нашего мероприятия, самого мощного в стране инновационного.

Еще есть неплохая новость о том, что на следующий год комитет совместно с Минэком планирует организовать ряд инжиниринговых центров.

По одному инжиниринговому центру уже, в принципе, вопрос решен, речь идет о фармацевтике, но сейчас рассматриваем создание инжинирингового центра в области лазерных технологий и радиоэлектроники. Тоже, коллеги, большая просьба посоветовать нам, может быть, те направления, в которые нам двигаться, там неплохое идет финансирование по федеральной линии, это порядка 500 млн рублей на центр. Там софинансирование идет 20 на 80, то есть город 100, федерация 400. Без вашей помощи, без вашего участия, конечно, создание этих центров тоже, считаю, будет, наверное, малоэффективным. Так что тоже, Слава Трофимович, я как-то отдельновам поясню эту ситуацию и попрошу вас тоже с коллегами проработать этот вопрос. Ну и как-то желаю конструктивной такой хорошей работы на сегодня. Спасибо.

Слава Трофимович Ходько: Круглый стол у нас и был задуман как круглый стол экспертов, без, каких-то формальностей. Если один очень серьезный повод. В конце августа Министерство экономического развития, замминистра Фомичев, должен объединить все предложения, которые связаны с уточнением документа, который прямо или косвенно касается всех. Документ называется «Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года». И когда мы разговаривали, учитывая, что СанктПетербург предполагает до конца года вступить в Ассоциацию инновационных регионов России, мы решили сделать круглый стол именно на базе Петербурга.





Вот это первая задача, которую мы перед собой поставили. Вот какое будет Страница 2 из 84 мнение участников, не вообще говорить об инновационной деятельности, а совершенно четко, вот что бы хотелось видеть в этой стратегии? Вторая задача заключается в том, что уж коли есть стратегия инновационного развития Российской Федерации, и какие-то образом вопросы инновационного развития затронуты в «Стратегии развития Санкт-Петербурга 2030», то в этом случае мы хотели бы некоторые предложения дать по конкретизации шагов, которые могли бы быть использованы. Это вторая задача. И третья задача, как вы справедливо сказали, что на базе этой информации, учитывая, что у нас еще есть некоторое время, мы можем скорректировать некоторые позиции по структуре инновационного форума.

По итогам сегодняшнего обсуждения в течение, может быть, неделиполутора, у нас выйдет экспресс-информация в «Эксперте Северо-Запад», продвижение такое, и в конце месяца — начале октября, перед форумом, эти материалы круглого стола будут опубликованы в журнале «Инновации». Мы обеспечили и публичное представление этой ситуации. Поэтому я бы еще раз хотел задачи определить, три задачи, которые бы хотелось, и их можно в выступлениях. Не надо говорить про инновационную деятельность, как бы, вообще. А вот что нужно сделать... Я сейчас поясню свою точку зрения. Что нужно сделать государству, что нужно изменить в стратегии, что нужно сделать бизнесу для того, чтобы дело как-то пошло.

Теперь я вернусь к вопросу по поводу «пошло», как пошло дело. Не все могут согласиться с моей точкой зрения, но занимаясь предметно этой областью и вернувшись в нее, я вижу две больших проблемы не в самой инновационной деятельности. Я считаю, что государство много сделало на сегодняшний день и с точки зрения создания институциональной поддержки инновационной деятельности, инфраструктурной поддержки инновационной деятельности.

Проблема на сегодняшний день в другом. Первое: сырье для инновационной деятельности — образование. Это важнейший фактор на сегодняшний день с моей точки зрения. Образование на сегодняшний день недостаточного качества.

Страница 3 из 84 Но часто идет сравнение с советским образованием, и мы ушли в эту тенденцию, мы начинаем продолжать до школы уже, вузы говорят, что «мы в свою очередь сырье получаем такое». И второе — даже если будет все отстроено, кто является пользователем на сегодняшний день инновационного продукта, кто организует спрос, где рынок? Потому что в стране недостаточная конкуренция, мы все это знаем, а только конкуренция может привести к спросу инновационного продукта. И на сегодняшний день делается вторая попытка. Я хочу, чтобы мы тоже немного обсудили перспективность. Вы помните, Медведев объявил такой термин «принуждение» после Грузии, «принуждение к инновациям». Это принуждение к инновациям, оно провалилось — понятно, по каким причинам. Причины заключаются в том, что не было рыночных механизмов, пытались административным путем, принуждением к инновациям.

И второе — вот сейчас, вы знаете, делается вторая попытка. Крупным корпорациям вбивается процент на работу, на заказы с малым бизнесом, в том числе с малым инновационным бизнесом. Это для малого бизнеса шанс. Вот поэтому здесь такой получается слоеный пирог. В основе образование, естественно, наука, потому что это фундамент для инновационной деятельности, собственно инновационная деятельность и затем рынок. Кажется, если мы будем в таком формате обсуждать, мы какие-то новые предложения, наверное, сформулируем, в том числе по очень модной теме импортозамещения, что вообще говоря, если мы посмотрим на китайский опыт, носит очень простое название в технологической сфере — это копирование технологий, и можно ли это нам на сегодняшний день ставить во главу угла политически или нет, тоже большой вопрос. Я бы поставил все-таки вопрос производства конкурентной продукции, то есть хотя бы на шаг вперед. Я понимаю, что мы догоняем, но политика догоняния, она тоже представляет достаточный интерес.

И последнее, еще раз хотел бы повторить. Результат нашей работы — это документ, который будет направлен, естественно, всем вам на редакцию, то, что Страница 4 из 84 мы хотели бы выделить предложения. Мы умеем работать с такими материалами. Этот документ пойдет, с одной стороны, в Министерство экономического развития в качестве предложения санкт-петербургских экспертов по корректировке этого документа, и второе, в администрацию, Сергей Андреевич, вам, для того, чтобы город скорректировал «2030», достаточно общую стратегию, а с другой стороны, может быть, подумать о специальном документе по развитию инновационной деятельности.

Сергей Андреевич Тальнишних: Слава Трофимович, на самом деле я думаю, что речь пойдет не только о «2030», но речь может идти и о государственной программе, о внесении изменений в нее.

Слава Трофимович Ходько: Да, конечно.

Сергей Андреевич Тальнишних: Может быть, какие-то локальные вещи. Не общими, не широкими мазками, а конкретика с возможностью, может быть, даже финансирования.

Слава Трофимович Ходько: И последнее. Я допускаю мысль, что не все посмотрели «Стратегию инновационного развития Российской Федерации».

Сегодняшний разговор будет некоторым импульсом для более заинтересованного участия экспертов в решении государственных задач.

Скажем так, не всегда государство прислушивается к нашим мнениям и у меня нет очередной иллюзии, что это будет так. Но если у вас появятся какие-то соображения, после нашего обсуждения вы посмотрите эти материалы, пожалуйста, присылайте нам, они будут тоже включены.

Борис Алексеевич Новиков: Я веду секцию «Источники и поддержка инноваций». Источники инноваций — мы в основном рассматриваем науку, а если шире — научно-техническое творчество. И в стратегии, насколько я могу Страница 5 из 84 судить, там в отношении научной деятельности было положено, может быть, два таких базовых принципа. Первый — реструктуризация сектора науки.

Хотелось бы послушать, насколько она где-то оправдана, где-то она эффективна, какие цели она преследует. И второе — это все-таки установление партнерства между наукой и бизнесом с помощью различных методов стимулирования этого процесса, насколько это идет, как это получается, где есть успехи, где есть провалы. У нас согласился выступить Григорий Викторович Двас, главный ученый секретарь Санкт-Петербургского научного центра РАН.

Григорий Викторович, прошу вас.

Григорий Викторович Двас: Я расскажу некоторые вещи, которые на самом деле с моей точки зрения могут быть интересны и чиновникам, которые отвечают за соответствующие процессы в администрации Санкт-Петербурга, и представителям бизнеса, которые работают в этом секторе.

Свой рассказ я начну с одной истории, которая мало кому известна, хотя с моей точки зрения она носит ключевой характер. Примерно полтора года назад, может быть, чуть больше, председатель нашего Санкт-Петербургского научного центра, Жорес Иванович Алферов, и губернатор Георгий Сергеевич Полтавченко после достаточно долгой беседы пришли к выводу о том, что было бы неплохо провести исследование научного инновационного потенциала Санкт-Петербурга, имея в виду следующую постановку вопроса. Мы все знаем, что в Санкт-Петербурге существует достаточно большое количество и научных институтов, существует большое количество научных школ, которые работают по самым разным направлениям, но при этом была поставлена задача выявить такие направления развития науки, которые могли бы быть закрыты полностью или в основном силами санкт-петербургской науки. И с этой целью была подготовлена заявка, было подготовлено обоснование, и в конце 2013 года была утверждена научно-исследовательская тема.

Тема называется так: «Разработка теории трансформации научноСтраница 6 из 84 инновационного пространства Санкт-Петербурга в контексте инновационного развития российской экономики с учетом теоретико-методологических основ устойчивого технологического развития региона на основе инновационноинвестиционной деятельности и воспроизводства и формирования научнообразовательного потенциала Санкт-Петербурга». Каждое слово по отдельности и даже какая-то их последовательность, она, в общем, понятна, более того, и вся эта тема на самом деле достаточно понятна. И если ее уж таким совсем обиходным языком пояснить, то суть работы, которой наш СанктПетербургский научный центр занимается уже более полутора лет, заключается в том, что мы на первом этапе, который у нас проходил в 2014 году, параллельно решали две задачи. Первое — это мы исследовали наиболее перспективные направления развития по всем отраслям науки в мире и вычленяли те из них, по которым в Санкт-Петербурге имеется возможности принять активное участие, где мы в состоянии закрывать значительную часть проблематики, которая, по мнению ученых, будет являться приоритетной на ближайшие, как минимум, 25лет. Состав этой группы, которая работала, был очень солидный, это было более ста ученых, в том числе 9 академиков по соответствующим отраслям, по химическим наукам, по физическим, и так далее, членов-корреспондентов было 7, докторов наук было более 50. Коллектив был достаточно интеллектуально обеспеченный, и это были действительно лидеры по своим направлениям науки.

И параллельно с усилиями этой же группы, плюс еще были привлеченные эксперты, мы исследовали образовательный потенциал Санкт-Петербурга с точки зрения того, какие из этих направлений, которые ученые считают наиболее перспективными в своих сферах на ближайшие 25-30 лет, имеют на сегодняшний день необходимую базу, вот о чем говорил Слава Трофимович, с точки зрения подготовки кадров, где есть потенциал, но необходимо менять подготовку специалистов, менять специальности, менять специализации, делать какие-то более углубленные курсы для именно тех направлений, которые будут являться наиболее перспективными в мире. В прошлом году этот этап работы Страница 7 из 84 мы выполнили, это получился очень большой, очень объемный отчет научный, каждый раздел, посвященный каждой сфере науки, был рассмотрен на соответствующих научных советах, которые возглавляются академиками.

По результатам этой работы мы выполнили монографию, которая называется не так сложно, как сама тема, а называется просто «Перспективы развития научного потенциала в Санкт-Петербурге». Эта книга объемом почти 800 страниц содержит основные результаты, содержит основные выводы ученых о том, какие направления науки одновременно являются наиболее перспективными в мире и при этом имеют хороший потенциал для того, чтобы в Санкт-Петербурге мы могли бы быть на первых местах, на первых позициях в мире. При этом смысл этой работы, и это начально было оговорено между Георгием Сергеевичем и Жоресом Ивановичем, заключается в том, что в конце концов выйти на государственную программу научно-инновационного развития Санкт-Петербурга, имея в виду, что ту составляющую, которая связана с фундаментальной наукой, будет финансировать федеральное правительство, федеральный бюджет, и Георгий Сергеевич высказал абсолютную уверенность в том, что он сумеет этого добиться, это обеспечить, а то, что касается уже инновационной составляющей, то есть внедрение достижений петербургской науки в Петербурге же, на это Георгий Сергеевич сказал, что он уверен, что будет возможность выделить достаточный объем средств из городского, бюджета, плюс привлечение компаний, которые будут заинтересованы в таком развитии.

По первой части работы я вам рассказал. Вторая часть работы реализуется у нас в этом году, и она частично заключается в продолжении той работы, которую мы выполнили в прошлом году. Но если в прошлом году мы выполнили ее только в отношении академической науки, то в этом году мы, сначала проанализировав состояние науки в вузах Санкт-Петербурга, отобрали те вузы, которые с нашей точки зрения имеют наиболее серьезный научный потенциал не только для обеспечения каких-то показателей, которые сегодня Страница 8 из 84 требуются для сохранении того, что называется, эффективности формально по линии Минобрнауки, но и там, где есть действительно заделы, где есть школы, которые могут быть использованы и с точки зрения серьезных научных инновационных прикладных тем. И в этом году мы начали взаимодействовать с вузами, мы отобрали 21 вуз Санкт-Петербурга, мы направили всем предложения. Сейчас идет как раз этап по получению от вузов их предложений по включению в эту программу. То есть мы направили всем нашу идею с точки зрения направлений мировой науки и теперь хотим получить от вузов их видение, где они, где их научные подразделения могут участвовать в этой деятельности.

И параллельно с этим мы приступили к разработке уже проекта государственной программы, о чем изначально договаривался Георгий Сергеевич с Жоресом Ивановичем. То есть по тем направлениям, которые мы обосновали в прошлом году, мы приступили к формированию программы научно-исследовательских работ с выходом уже на прикладные аспекты. Мы должны в этом году закончить формирование этих программ исследований, определить их параметры с точки зрения сроков, с точки зрения необходимых средств, ресурсов, и в следующем году мы должны эту работу будем уже завершить применительно к тем направлениям, которые получим в этом году в результате взаимодействия с вузами, и приступить уже к окончательному формированию государственной программы, которая будет включать в себя не только научные исследования, но и вопросы, связанные с реформированием подготовки специалистов для этих научно-инновационных направлений в вузах Санкт-Петербурга, а также, и это было настойчивое пожелание Георгия Сергеевича, чтобы мы подготовили также предложение по тому, какие инновационные объекты необходимо будет создать или трансформировать в Санкт-Петербурге с тем, чтобы эти наши передовые и наиболее перспективные научные направления имели базу для реализации, а не остались просто на бумаге. Вот такая работа нами сейчас велась и ведется.

Страница 9 из 84 Есть отчет по прошлому году по всем направлениям, есть и монография, отчет по проделанной работе размещен на сайте Санкт-Петербургского научного центра Академии наук, он утвержден президиумом Российской академии наук, принят ФАНО. Как вы знаете, в конце 2013 года научные организации перешли из ведения Академии наук в ведении Федерального агентства научных организаций, мы сейчас подведомственны ФАНО. ФАНО финансируют эти работы, эти наши исследования и является последней акцептующей стороной, то есть они принимают научные и уже все организационные отчеты по этой теме. Отчет, который принят президиумом Академии наук и утвержден ФАНО, размещен на нашем сайте.

Единственное, на что, пожалуй, стоит обратить внимание, это то, что монография, которую мы выпустили, она не просто сокращенный и, скажем так, немножечко литературно обработанный вариант нашего отчета, он еще содержит достаточно важный с моей точки зрения раздел, связанный с таргетированием всей этой работы. И там приводятся достаточно четкие обоснования того, что без резкого усиления, резкой активизации инновационной политики Санкт-Петербург не сможет обеспечить параметры развития, которые заложены в Концепции развития Северо-Запада и не сможет обеспечить параметры развития, которые обеспечены Концепцией развития Санкт-Петербурга, там содержится математическое обоснование этого, а также содержатся определенные предложения по корректировке инвестиционной политики Санкт-Петербурга. В том числе есть там и такие, которые говорят о том, что необходимо исключить из мер государственной поддержки инвестиционной политики в Санкт-Петербурге все проекты за исключением инновационных. Необходима концентрация усилий исключительно на инновационных проектах, и связано это, если грубо говорить, с тем, что инновационные проекты позволяют обеспечить наибольший прирост производительности труда при наименьших приростах количества занятых. Как мы с вами прекрасно понимаем, на сегодняшний день в Санкт-Петербурге Страница 10 из 84 проблема безработицы если есть, то она носит исключительно структурный характер, и в Санкт-Петербурге сегодня нет задачи по созданию новых рабочих мест, сегодня есть задача по замещению низкопроизводительных рабочих мест на высокопроизводительные рабочие места, что возможно сделать только исключительно за счет реализации инновационных проектов, одной из характеристик которых и является более высокая производительность труда, чем у ныне действующих предприятий.

Вот, пожалуй, все, что я хотел рассказать. Могу потом или когда-нибудь ответить на вопросы.

Модератор: Спасибо большое, Григорий Викторович. Вопросы?

Это фантастическая работа проделана. Григорий Викторович, один вопрос. Я понимаю, был проанализирован потенциал, а вот возможный спрос этого потенциала, он тоже входит в [неразборчиво] реализацию?

Маркетинг, как бы. Вице-президент Академии наук Иванов, он выпустил второе издание книжки, называется «Инновационная парадигма XXI века». Там вся инновационная система России прописана. Но она прописана в констатирующем факте, да, то есть вот констатация: «У нас есть технопарки?

Есть. У нас есть образование? Есть». А вот какого качества, что дальше, что делать, вот этого в ней нет. То есть идет фотография ситуации. Вот как фотография книжка очень хорошая, а с точки зрения, как бы, второй части, то, что мы обычно любим после фазы анализа с фазой синтеза, просто отсутствует.

Вот отсюда вопрос, конечно. Великая работа сделана, которая должна быть, наверное, базой для многих присутствующих здесь для практической работы.

Вот спрос?

Григорий Викторович Двас: Сначала просто поправка техническая.

Иванов — не вице-президент Академии наук, он заместитель председателя Страница 11 из 84 президиума, заместитель президента.

Эпиграфом к ответу на этот вопрос могут служить слова, которые часто цитирует Жорес Иванович Алферов, одного из своих коллег, нобелевского лауреата, который, выступая в процессе вручения нобелевской медали, сказал такие слова, что «вся наука является прикладной, только какие-то приложения появляются завтра, а какие-то через сто лет». И в этом отношении, если проанализировать, ну, скажем, не последние, а которые были 30 — 40 — 50 лет назад, фундаментальные исследования, они все на сегодняшний день имеют прикладные какие-то решенные задачи. И с этой точки зрения мы не ставили как раз вопрос о том, чтобы найти практическое применение тому перспективному развитию науки, которое мы ставим на период 25-30 лет. По некоторым аспектам мы там до 2050 года делали такие прогнозы. Но при этом, когда мы анализировали наиболее перспективные направления развития каждой из наук, мы, безусловно, учитывали или исходили из того, что эти направления будут инициированы потребностями практики.

Например, одно из таких направлений, которое, как оказалось, мы можем в значительной степени целиком закрыть в Санкт-Петербурге, это онкология, вопросы, связанные с онкологией. Там настолько тесное переплетение вопросов фундаментальной медицины, фундаментальных исследований, и прикладной, что невозможно их разъединить и расплести обратно. Но, как я уже сказал, вот то, что мы планируем делать в следующем году, это уже как раз привязывает.

Понятно, что мы не все сможем привязать. Когда мы говорим о горизонте планирования научных исследований до 2050 года, то понятно, что инновировать, если так можно выразиться, мы не сможем то, что в 2050 году наука изобретет, в 2050 же году инновировать, но будем инновировать с какимто временным лагом, тоже прекрасно понимая, как это будет вписываться в общую тенденцию развития мировой науки. Вот это еще тоже принципиально важно. Мы ориентировались не на какие-то сугубо внутренние, российские вещи, а только на мировые. Когда я чуть больше двух лет назад пришел в Страница 12 из 84 научный центр и начал знакомиться более детально, более подробно с работами институтов, я был, честно говоря, очень приятно поражен, что научный уровень разработок в фундаментальной науке не уступает мировым самым лучшим достижениям, это абсолютно точно. А вот разрыв между наивысшими достижениями фундаментальной науки, по которым мы по-прежнему остаемся, по абсолютному большинству направлений, впереди, ну или вровень идем с кем-то, а вот разрыв с внедрением, по временным лагам между достижением науки и инновационным внедрением, у нас катастрофически увеличивается с каждым годом. Это одна из очень серьезных проблем. Но научная база у нас великолепная, меня это, честно говоря, поразило, удивило, просто удивило. Я не предполагал, что это сохранилось.

Модератор: Тогда у нас согласился прокомментировать эту тему Сергей Владимирович Мельченко, директор Института инноваций университета ИТМО.

Григорий Викторович Двас: Ректор ИТМО, Владимир Николаевич Васильев, является заместителем председателя нашего научного центра Академии наук и очень активным разработчиком этой программы, особенно в части инновационных составляющих.

Сергей Владимирович Мельченко: Я, хотя и являюсь представителем университета, не буду касаться образовательной части работы, потому что эту тему подробно осветят мои коллеги. Я как раз расскажу об инновационной части, связанной с работой университета. Вы все знаете, что есть на самом деле два основных способа, как знания превращается в продукцию, и как, собственно, знание превращается в экономику. Это передача знаний на действующие предприятия и создание стартапов, создание новых компаний, которые, развиваясь, через какое-то время, опять же, создают некий новый Страница 13 из 84 товар, некую новую продукцию. Так вот, по моему опыту, получается такая интересная вещь. Первое направление, связанное с передачей знаний на действующие предприятия, это прежде всего связано с действующими научными школами, с крупными научными подразделениями, которые работают в университете. И основная проблема заключается в том, что, допустим, в нашем университете все научные подразделения ориентированы на фундаментальную науку прежде всего, поскольку мы являемся участниками программы повышения конкурентоспособности российских университетов, так называемая «Программа 5100», и, соответственно, там есть индикаторы, по которым университет должен работать. Поэтому, если говорить о прикладных исследованиях и о ориентации на бизнес, то важны, по большому счету, два фактора. Первый фактор — должен быть определенный и понятный экономический интерес для научных подразделений с точки зрения переориентации на прикладные исследования, и второй, связанный на самом деле с первым — должны быть очень конкретные заказчики, которые должны быть заинтересованы в этих прикладных исследованиях.

Я могу сразу сказать, что в большинстве случаев взаимодействие научных коллективов с бизнесом, с предприятиями, скажем так, не очень эффективно, потому что они говорят на разных языках. Поэтому у нас в университете созданы специализированные структуры, например, такие как Центр трансфера технологий, Инжиниринговый центр, который работает с рядом промышленных предприятий Санкт-Петербурга. И когда эти структуры взаимодействуют с предприятиями, возникает этот самый заказ на конкретные прикладные научные исследования. Вопрос только состоит в том, каким образом эти прикладные научные исследования должны финансироваться. Можно, конечно, прийти на предприятие и сказать: «Давайте вы профинансируете нам НИОКР. У нас есть некие компетенции в этом направлении, и дайте нам денег для того, чтобы мы что-то сделали». Как правило, при этом немножко теряется энтузиазм у предприятий, поскольку это риски, которые они должны нести, причем с Страница 14 из 84 достаточно высокими затратами. Поэтому одно из предложений, которое у меня бы было, заключается в том, что нужны специализированные фонды по типу Российского фонда технологического развития. Он у нас, к сожалению, единственный федеральный фонд на всю страну, который бы как раз занимался финансированием прикладных НИОКР.

Такие фонды можно было бы создавать при университетах, причем их можно было бы создавать на принципах государственно-частного партнерства, потому что, если у нас есть заказчик, то деньги, которые потрачены на НИОКР, после того, как произошел круг этого самого заказа и фактически предприятие получило определенный продукт, эти деньги могут возвращаться в этот фонд, и этот цикл оборота финансовых ресурсов получается гораздо меньше, чем в традиционных венчурных фондах. Там цикл финансирования обычно 5-7 лет.

Здесь по моим оценкам такой цикл может составлять 2-3 года. И создание подобного рода финансовых структур при университетах, имеющих конкретные инфраструктурные единицы типа центров трансфера технологий или инжиниринговых центров, на мой взгляд, было бы достаточно эффективно с точки зрения именно повышения взаимодействия между университетами и промышленными предприятиями.

Второе, о чем я хотел сказать, это, собственно, стартап. Опять же, по моему опыту, большинство стартапов создается молодежью. Большинство стартапов связано с такими научно-техническими решениями, которые являются, с одной стороны, не очень сложными, не очень наукоемкими, с другой стороны, они могут являться очень интересными с коммерческой точки зрения. Вы, наверное, знаете, что, люди, которые изобрели, условно говоря, крышки для открывания банок, получили миллиарды долларов, просто за счет того решения, которое они сделали, которое вообще к науке не имеет никакого отношения. Но понятно, что эти самые стартапы начинают работать в достаточно сложных условиях с точки зрения финансирования, с точки зрения развития бизнеса.

Страница 15 из 84 И здесь есть два момента, очень важных. Первое — это кадровый момент, и если мы говорим о кадрах, то очень важно, чтобы к стартапам примыкали действующие предприниматели, имеющие определенный опыт. Если мы даже возьмем, студентов, которые учатся на менеджеров, на маркетологов, и так далее, это, конечно, хорошо, если они будут вливаться в подобные команды, но у них нет опыта и их снова и снова нужно учить каким-то практическим вещам.

Очень важно, чтобы здесь появлялись предприниматели. Вторая часть заключается в том, что, на самом деле, нужны определенные финансовые потоки и определенное инвестирование для этих самых стартапов. И опять же, такая идея, на мой взгляд, очень простая, которая заключается в том, что фонды, опять мы говорим про Фонд содействия развитию малых форм предприятий.

Он, опять же, у нас единственный федеральный. Вот почему не создать подобные фонды при университетах? Допустим, мы в нашем университете пошли немножко по другому пути. Мы создали так называемый предпосевной фонд внутри университета, который работает на ресурсах университета, и мы сейчас создаем посевной венчурный фонд при университете, который должен как раз финансировать эти стартапы.

Может быть, эта модель тоже может быть интересна. Но одна из главных вещей с точки зрения такого венчурного финансирования стартапов, это выходы, это возможности для того, чтобы капитал оборачивался и прирастал с определенным интересом. Так вот, эти выходы — это опять взаимодействие с промышленными предприятиями, с действующим бизнесом. Это единственный, наверное, основной способ, как выходят из капитала венчурные фонды в любой стране мира, в Европе, в Соединенных Штатах, и так далее. И вот эти вот сделки, так называемые M&A, Mergers and Acquisitions, когда нужно фактически поглотить компанию, которая протестировала продукт и имеет коммерчески перспективный продукт, это то, что вот как раз очень нужно и можно стимулировать именно, допустим, на территории Санкт-Петербурга как одно из пилотных направлений с точки зрения стимулирования инновационной деятельности. На самом деле всё, еще

–  –  –

Константин Абрамович Томский: Я представляю предприятие, которое 25 лет работает на рынке инновационных продуктов. Мой опыт работы с университетами, за все время много раз мы делали какие-то, назовем это заказами, и все время обратно получали продукт, в том числе из ИТМО, продукт незавершенный, то есть нам не удавалось его в дальнейшем коммерциализировать, нам никогда не удавалось его сделать технологичным. И в то же время есть обратная ситуация. Группа ребят, которые, можно называть их стартапом, просто он не формализованный, пришли, говорят: «Вот, у нас есть разработка». И то, что они показали, опыт моей команды позволил сделать из этой идеи нормальный продукт, который сейчас считается, так сказать, он действительно инновационный, он действительно развит. Я что хочу сказать?

На словах с представителями университетов, я и сам заведующий кафедрой, тоже знаю, я в таком же положении, все понимают, что должна быть не только идея, но должен получиться продукт в конечном счете. Я не могу сказать, что это только финансирование, я думаю, что это в мозгах все-таки. Когда изменится у нас все это? И к сожалению, у меня нет такого предложения, как это сделать. Понятно, что денег мало. Когда я показываю разработки китайские, замечательные, дешевые и уже коммерциализированные, в них видно, даже опытному, неопытному человеку, видно, сколько в них вложено инвестиционных денег, как это, почему эта вещь получилась именно такой. У нас, к сожалению, вот, не получается. Спасибо.

Модератор: Спасибо.

–  –  –

Модератор: Да, да, конечно.

Михаил Евгеньевич Федосовский: Я хочу рассказать о несколько ином опыте и дополнительном взгляде на ту же самую проблему. То, что рассказал Григорий Викторович, является чрезвычайно важной, глобальной информацией, которая бесспорна. То, что прозвучало следом за этим, наверное, нужно дискутировать и обсуждать это, потому что результат-то у нас, в общем-то, недостаточно позитивный в инновациях сегодня.

Мы должны признать, 14 лет мы идем в этом направлении и мы не добились существенных прорывов. Если мы посещаем какой-то магазин, в котором продается продукция для промышленности, для людей, мы мало увидим там продукции, которая создана в Российской Федерации, и, собственно, в этом и есть проблема. Проблема инновации — это насыщение продуктами, продуктами потребления населения и промышленности. И если мы говорим о проблеме формирования потенциалов, истоков и научных компетенций, о которой первый докладчик сказал, это абсолютно корректно, абсолютно здорово. И это нужно систематизировать, и эта работа, конечно, вызывает глубочайший интерес. А дальше, то, как используется этот потенциал, в этой работе я не услышал, касалась ли эта работа технологий трансформирования научного потенциала, научных знаний собственно в инновационный продукт. Нужно сказать, что у нас в этом, конечно, есть большая платформа. В том числе, есть опыт ИТМО. Если говорить, что должен быть заказ, заказчик, и университет как исполнитель, это абсолютно бесперспективно и невозможно по той простой причине, что в университете нет системы менеджмента качества, которая должна быть на производстве, нет системы управления проектами, нет системы... Нет многого, потому что Страница 18 из 84 университет, его главная задача — это выпускать специалистов. Качество студентов мы оставим в стороне, мое личное мнение, что у нас качество студентов тоже очень высокое, потому что сегодня студенты в основном получают образование, как и в советское время, самостоятельно изучая материалы, а сегодня возможности через интернет существенно шире, и наша практика показывает, что молодые люди с фантастически высокой квалификацией приходят, просто удивительно. К счастью, это еще поддержит.

Хотя основная часть, конечно, не выдерживает никакой критики. Но уникальные люди, они есть, и их в принципе, достаточно для того, чтобы ситуация стронулась с мертвой точки.

Так вот, если пересмотреть возможность формирования и подойти к процессу, назовем его так: «инновации» пока, в кавычках, как к некому процессу взаимодействия и ни в коем случае не разделять на заказчика и на исполнителя, вот в формате базовой кафедры мы создали группу людей, которую насытили в основном людьми из нашего предприятия и поставили абсолютно ограниченные наши заказы. Они не имели источников внешнего финансирования. Это из прибыли компании. Это люди, которые пришли с ментальностью зарабатывать деньги, получать прибыль, они стали сотрудниками вуза, и с этими мотивациями пошел процесс и отбора студентов, и перенаправления участия студентов в НИОКРах, и участия специалистов, привлечения специалистов, и квалификации, наработанной в университете, использование внутри нашего проекта. В результате мы получили, в общем-то, три патента. Не просто патента, патентов у нас очень много, а те патенты на головные образцы, которые сегодня проходят экспорт в Соединенные Штаты.

Мы создали производственную площадку, сумев инвестировать в новую, абсолютно новую, принципиально новую технологию в Санкт-Петербурге — электромеханические актуаторы. Мы обеспечили сегодня импортозамещение по прецизионным приводам перемещения для ракетной техники, для авиации.

Около 25 предметов в интересах гособоронзаказа, гражданского применения, Страница 19 из 84 атомная энергетика. Сегодня в этом формате ИТМО открывает кафедру, открывает отдел в Италии, где уже есть соглашение с местным банком, который выделяет деньги под проект, который мы создали, ИТМО на базовой кафедре совместно с партнером индустриальным. Мы получили 25 млн евро под строительство завода, и являясь головными, сейчас организуем международную коллаборацию мировых университетов для того, чтобы этот проект жил и двигался дальше. От актуаторов мы переходим к коллаборационным роботам, роботы, которые участвуют в производстве и помогут решить проблему повышения производительности труда на реально конкурентоспособном уровне.

Такой опыт тоже есть, но это подходы совсем иные. То есть это не ожидание финансирования откуда-то.

Вот такой подход, он правильный, корректный для оборонной промышленной техники. Но можно использовать и другой подход, подход сотрудничества, в идее которого исходно зарабатывание, и ключевыми показателями для данного подхода изначально является коммерциализация и получение дохода. Вот это чрезвычайно важно. И на мой взгляд, в стратегии нужно посмотреть вопросы устранения таких проблемных вещей, как введение порочных мотиваций, когда люди хотят получить гранты, не предполагая выйти на высокую коммерциализацию. К сожалению, сегодня это есть. Люди получают гранты, осваивают их, и результат небольшой.

Спасибо.

Модератор: Отчасти, кстати, вы затронули уже вопрос, который у нас во втором блоке...

Михаил Евгеньевич Федосовский: Они здесь все связаны.

Слава Трофимович Ходько: У нас Томский, который делал первый комментарий, Михаил Евгеньевич, обращаю внимание: они заведующие

–  –  –

Выступающий 1-1: Это базовые кафедры. Суть в том, что работает базовая кафедра. МИПы мы тоже делали, они есть и в ИТМО, и в моем университете, это искусственные, пока, к сожалению, искусственные образования. А вот на базовой кафедре студенты все это могут реализовать.

Казин Филипп Александрович: Можно, я включусь? Я декан факультета ИТМО, декан факультета технологического менеджмента и инноваций. ИТМО очень разный. И вот все, что сейчас было сказано, и если мы говорим о масштабах Санкт-Петербурга, то это еще большее разнообразие картин. Есть и успешные кейсы развития МИПов, есть успешные кейсы развития базовых кафедр, есть точно такие же проблемные ситуации, которые не работают. Соответственно, когда мы внутри ИТМО разбираемся в проблемах, которые у нас существуют, постоянно звучит тема коммуникации и публичности деятельности наших подразделений и даже внутри самого университета. Люди не знают, кто что делает. Студенты не знают, что делают ведущие ученые. Ведущие ученые не знают, какие студенты, какого качества приходят, потому что есть разные люди — одних интересует учебный процесс, других нет, и так далее, и так далее. То есть вот что важно, что, наверное, произошло в ИТМО за последние несколько лет, это упрощение, интенсификация процесса внутренней коммуникации между сотрудниками совершенно разных категорий. И это дало определенный кумулятивный эффект, у людей возникло ощущение синергии, желание друг с другом работать. И та часть МИПов, которые живые, стали реально работать с научными группами, которые сильные. Та часть преподавателей, которые сидели в определенном Страница 21 из 84 коконе и не могли из него выйти, у них была определенная страсть к тому, чтобы делать что-то новое, стали работать с научными подразделениями, стали давать туда темы для студенческих конкурсов, и так далее, и так далее.

На уровне города, на уровне системы высшего образования в городе, взаимодействия вузов эта проблема еще более серьезная. Когда мы проводим какие-нибудь конкурсы межуниверситетские, естественно, когда мы собираемся за круглыми столами, мы понимаем, сколько мы не знаем о том, что делает человек, который сидит рядом с нами. И мне кажется, что этот коммуникативный разрыв, который существует между нами, он чрезвычайно осложняет. А когда вы говорите, что «у нас есть такие достижения» правильно, они есть, только о них никто не знает. Средства массовой информации — это очень важно, потому что они как раз и призваны наши локальные успехи и неуспехи, к сожалению, обсуждать и сделать достоянием, так сказать, публичности и общественности. Тогда оно у нас заработает.

Выступающий 1-2: Спасибо. Я тогда замечу в качестве, может быть, Славе Трофимовичу пожелания, действительно, внесения в региональную систему, которая должна у нас некую стратегию инновационного развития в конечном итоге создать. Действительно, правильно замечено, что создание среды — это, прежде всего, информация. То есть чтобы не происходило выковыривание изюма из каких-то общих булок, пока может быть, это и является каким-то конкурентным преимуществом для определенных предприятий, но в целом системы не создает. Одна из задач государственной, наверное, политики в этом направлении — создание этой коммуникационной среды, в которой те, кто ставит задачи, те, кто фундаментальную базу формирует, и те, кто готов практические технологии по трансферу предложить, находили точки соприкосновения.

Модератор: Два очень быстрых комментария. 25 лет инновационной

Страница 22 из 84 деятельности в Российской Федерации. Мы живем в этой новой, как бы, парадигме, слово такое странное, но, наверное, можно его использовать, поэтому мы должны оценивать свои действия и результаты с точки зрения и попыток государства, и нашего за 25 лет. Это первое.

Второе — возвращаясь, Филипп, к вашему комментарию, что должны быть коммуникации, я вспомнил, что мы в 1992 году начали работать с финнами из технопарка, потому что у них уже это все было, они были продвинутые, у нас было соглашение с технопарком в Тампере, который только что был построен. И они нам рассказывали, что архитекторы специально построили вот так, чтобы у них был один общий вход, одна столовая. Почему?

Потому что вся инфраструктура должна работать на коммуникации. Различные компании и люди, которые там едят, ходят, вот они встречаются и это дает так называемые синергетический эффект.

Роман Усатов-Ширяев: Я директор группы компаний «Роботикум».

Вопрос по поводу тех патентов, которые вы обозначили. За кем они закрепляются? Это сотрудники кафедры, сотрудники института? Кто владеет этими патентами?

Михаил Евгеньевич Федосовский: Вы затронули чрезвычайно важный вопрос.

Роман Усатов-Ширяев: Я неслучайно этот вопрос задал.

Михаил Евгеньевич Федосовский: В журнале «Инновации» была очень хорошая статья. Она была критического плана, но на меня произвело сильное впечатление. Сравнивалась статистика научной деятельности и в части патентования — выдано патентов в Российской Федерации и в Европе, и показывалось, что при объединении промышленных предприятий и Страница 23 из 84 университетов в Европе патентование происходит на компанию, потому что она в этом заинтересована и она их внедряет, и коммерциализация патентов доходит до 80%, они не лежат на полке.

А в Российской Федерации, к сожалению, патенты переходят в университет, потому что это отчетный показатель, это совсем другая мотивация, и как правило эти патенты не используются и не внедряются. То есть очень низкий процент внедрения. В нашем случае при взаимодействии с университетом патенты, которые мы оформляем, принадлежат компании в большей части. Некоторые патенты закрепляются за университетом.

Роман Усатов-Ширяев: Это общая практика или нет?

Михаил Евгеньевич Федосовский: Абсолютно по каждому патенту принимается отдельное решение совместно с руководством университета.

Модератор: Следующая подтема, скажем, нашей общей темы — это инфраструктура инновационной деятельности. У нас согласилась выступить Зинина Марина Геннадьевна.

Марина Геннадьевна Зинина: Ну, в общем-то, не секрет, что экономика к 2016 году подошла в состоянии продолжающейся, даже усиливающейся стагнации, и ближайший период, 2015-2017 год, представляется не самым простым, а может быть, даже еще более сложным, и совершенно очевидно, что нужны какие-то серьезные меры и прорывные шаги. И в 2014 — 2015 году технопарк совместно с российской венчурной компании организовал проект, достаточно масштабный, может быть, о нем многие слышали. Задачей этого проекта было определение барьеров трансфера технологий, изучение опыта международного и российского, выявление проблем и путей решения. Было произведено много различных исследований, мониторингов, проведены Страница 24 из 84 стратегические и экспертные сессии. По интересным результатам и каким-то комментариям тезисно расскажет Андрей Таршин, руководитель отдела маркетинга технопарка Санкт-Петербурга, который был непосредственным исполнителем и основным участником этого проекта.

Андрей Юрьевич Таршин: Подробно я про исследование рассказывать не буду и скажу просто про несколько иллюстративных моментов как раз привязки к «Стратегии — 2020», которую мы обсуждали.

Здесь кратко представлены результаты мониторинга инфраструктуры инноваций по 77 крупнейшим вузам в России. Мы сравнивали 2012 год, это не наше исследование, и 2014, где мы проводили. И сама эта табличка несколько иллюстрирует следующие тезисы, почему в принципе, когда мы говорим про инновационную инфраструктуру, здесь уже есть некоторый неправильный взгляд, некоторый, как бы, перекос. Вот если посмотреть, за два года количество объектов инновационной инфраструктуры выросло в полтора раза, почти 2300 объектов. При этом объектов, связанных именно с маркетингом, именно с внедрением, вот о чем сейчас коллеги говорили, хоть они стали появляться, но явный перекос виден в сторону научно-исследовательской инфраструктуры.

К чему это приводит? Когда мы говорим про инновации, это даже в определении записано, инновации — это внедренные на рынки разработки или что-то, то есть аспект внедрения очень важен. Вот справа график, это из исследования социологов. Вот самые верхние голубые прямоугольнички, это, собственно, внедрение в производство вузовских разработок. Все остальное — это выступления на конференциях, отчеты, или, ну просто написали. Это еще одна иллюстрация.

Опять же, мы говорим про вложения в инфраструктуру. Вложения в инфраструктуру есть. Как мы видели, там 2300 объектов. 8-е место по финансированию НИОКР, 24-е по экспорту высокотехнологичной продукции.

Это график, подготовленный центром стратегических разработок. Тоже Страница 25 из 84 как некая иллюстрация того, что просто говорить о развитии именно инфраструктуры инновационной, это не совсем корректно и в этом есть некий сбой. Сейчас я покажу, как это связано со «Стратегией — 2020». Это, собственно, один из тезисов нашего исследования, что от инфраструктуры надо говорить об инновационной экосистеме. ИТМО, кстати, это один из примеров, где выстраивается именно экосистеме. Это пример инновационной экосистемы МАТИ, здесь видно, как все взаимоувязано, и цепочка от идеи до внедрения, если посмотреть по этим стрелочкам, она очень четко прослеживается, и здесь акцент не на инфраструктуру, а именно на экосистемные элементы, на сообщество, на конкретных разработчиков и людей, которые этим занимаются.

Это ключевые элементы экосистемы, если мы говорим о ней, которые должны быть. То есть что мы развиваем. Вот ключевые элементы, и самые первые из них — это цель, нацеленность, Михаил Евгеньевич говорил очень правильно, в конечном итоге должна быть именно коммерциализация, эта цель должна быть очень четко поставлена в основе этой инновационной экосистемы. Она должна быть целостная, там должна быть сеть, справа пример инновационной экосистемы Парижа, это вот такие Стэнфорд делал графики, это взаимосвязи всех, кто там занимается разными разработками. Как иллюстрация это выглядит очень показательно, именно, опять же, как аспект, как работает инновация, какой путь проходит разработка, сумасшедшие графики получаются.

Как это все отражается на «Стратегии — 2020»? Слева — цели из этой «Стратегии — 2020», справа — как формулирует свои показатели Стэнфорд. В стратегии — патенты регистрируемые, средства, получаемые за счет НИОКР.

Это у нас на странице написано как ключевые показатели вузов. Про роялти, про лицензирование, про стартапы не говорится ничего. Вот как Стэнфорд формулирует свои. KPI — это из их отчетов. Сколько новых лицензий, сколько дохода приносит каждое изобретение, сколько выплачивается изобретателей, и вплоть до таких забавных громких показателей, типа, 8 000 бухгалтерских операций. Вот, офисы лицензирования с компаниями.

Страница 26 из 84 Соответственно, по тем пунктам экосистемы, которые были представлены выше, мы определили барьеры по каждому из этих пунктов экосистемы, и я справа добавил колонку, где в «Стратегии — 2020» есть некоторый перекос. То есть если так ее читать, с одной стороны там все написано правильно и про развитие инноваций, и про увеличение внедрения инноваций, но с другой стороны там делается акцент именно на увеличение дохода вузами за счет заказных НИОКР, там ни слова не говорится, например, о лицензировании и о развитии таких институтов, а эти институты вообще не развиты практически.

Там не упоминается, какого именно рода должны быть технологические инновации. А если, опять же, статистику смотреть, когда компании, корпорации государственные отчитывались за инновационные работы, 82% инноваций — это была просто модернизация существующих технологических решений, то есть не совсем то, о чем мы говорим. Подробно сейчас, наверное, не будем разбирать. Тут по каждому из барьеров можно найти такие тезисы. Но я бы предложил начинать именно с пункта с целями и именно в пункте целей прописывать пункты, касающиеся коммерциализации, получения доходов в тех формулировках, как это делает, например, Стэнфорд, касающиеся лицензирования, соответственно, касающиеся выстраивания всей цепочки не инфраструктурной, а фактически инновационной экосистемы. То есть не просто объекты инфраструктуры. Да, это пример модели инновационной экосистемы, который мы подготовили в исследовании, просто иллюстрация — от идеи до внедрения различные этапы. Соответственно, как это может взаимоувязываться с KPI, проработать, то есть от, опять же, разработки до внедрения по каждому пункту выделяется соответствующий KPI. Подобные вещи можно внедрить, в частности, ну, не все, но прописать в «Стратегии — 2020», и в частности прописать соответствующие меры поддержки, потому что там законодательные, например, изменения в ней прописаны довольно слабо.

И если говорить уже про Петербург и про то, как мы пытаемся выстраивать такие цепочки от идеи до внедрения. Мы попробовали составить Страница 27 из 84 картинку инновационного Санкт-Петербурга. Здесь, может, не все объекты инфраструктурные, которые связаны с инновациями, но вот мы попробовали выразить это, представить такую картинку и понять, где существуют какие связи. Дальше слово Марине Геннадьевне.

Марина Геннадьевна Зинина: На этом слайде видно то, что связи между многими элементами просто отсутствуют. Наиболее целостная картина именно такой экосистемы представлена в ИТМО. И нет единой цепочки от идеи до разработки, и мы видим в этом такую основную проблему отсутствия взаимосвязей и отсутствия сервиса по всей цепочке развития.

Вот так мы видим воронку коммерциализации, через такие инструменты мы готовы идти такими мероприятиями. Вот примерно так выглядит инфраструктура на наш взгляд. Наиболее подробно, с примером технопарка непосредственно. И вот примерная, допустим, организационная схема технопарка, то, что мы сейчас пытаемся выстроить и идем в этом направлении, строим такую инновационную экосистему, то есть от стартапа до отрасли, от бизнес-инкубатора до центра кластерного развития. То есть бизнес-инкубатор, как известно, это наш пилотный проект, он в 2008 году стартовал, на сегодняшний день это один из самых успешных бизнес-инкубаторов в России, резиденты его на сегодня привлекли около 2 млрд рублей инвестиций, выручка составила также около 2 млрд, с которой, соответственно, исчисляются налоги.

За это время через бизнес-инкубатор прошло более 300 стартапов, организовано более 700 мероприятий, многие из которых организованы с нуля, придуманы сотрудниками бизнес-инкубатора и уже сейчас масштабируются в другие бизнес-инкубаторы, и таким образом развивается культура предпринимательства.

Мы не остановились на этих шагах и в прошлом году открыли центр кластерного развития, задачами которого является мониторинг кластерной среды, взаимодействие между кластерами, координация проектов, МСП Страница 28 из 84 участников кластера. На сегодняшний день проделан мониторинг кластерной среды, выявлены 29 кластерных инициатив, подписаны соглашения с шестью кластерами, мы курируем шесть, соответственно, кластеров.

Привлечено 30 млн федеральных субсидий, на эти средства мы сейчас организуем множество мероприятий и проводим консультирование. Одно из таких знаковых и масштабных мероприятий — это стратегическая сессия, которая у нас была в августе месяца, мы собрали там около 20 кластеров, и впервые на площадке участники кластеров смогли определить возможности к реализации каких-то уже совместных проектов.

Дальше нашим шагом, соответственно, в развитии является открытие центра прототипирования. Основное направление — это программное обеспечение, 3D-модели виртуального пространства, создание прототипов на 3D-принтерах. Но мы понимаем, что это прототипы нерабочие, для создания рабочего прототипа уже без привлечения субсидий, а основываясь только на своих связях, мы открываем центр металлообработки, где уже возможно создание рабочего прототипа и апробирование технологий, разработанных в центре прототипирования. Но хочу отметить, что создание этих центров — не просто наша какая-то прихоть и раздутие инфраструктуры, а это непосредственный спрос и потребности наших резидентов, которые на сегодняшний день мы имеем уже многочисленные заявки на работу в данных центрах.

Далее — мы понимаем проблему, связанную с тем, что есть определенная проблема именно внедрения разработок в индустрию. Это и недоверие индустрии к сторонним разработчикам, и отсутствие каких-то бизнеспроцессов на рассмотрение этих разработок. И, в общем-то, промышленности нужен готовый продукт, который уже можно внедрить без остановки производственного процесса. Таким образом, мы понимаем необходимость создания инжиниринговых центров. Опять же, проведя мониторинг на многих предприятиях, проведя анкетирование, опрос, мы понимаем, что это Страница 29 из 84 необходимо, создание таких центров.

В следующем году планируется создание трех инжиниринговых центров, сейчас ведется работа по подготовке пакета документов на федеральную субсидию. Соответственно, задачи его — этот как раз мелкосерийное производство, апробация каких-то технологий и внедрение в производственный процесс уже готового продукта, который прошел все испытания.

Это основная схема, по которой мы работаем, и основная задача, еще раз повторюсь, это обеспечение сервиса на всех цепочках развития инновационной деятельности, по всем этапом. Хочу отметить, конечно, что без участия города и комитета по промышленной политике и инновациям наши эти все пожелания и идеи остались бы просто пожеланиями либо какими-то проектами на бумаге, поэтому, собственно говоря, большая поддержка и участие помогли нам в реализации данных проектов.

Модератор: Спасибо. Вопросы?

Слава Трофимович Ходько: Есть понятие инновационного предпринимательства. Я не говорю о технологической сфере, естественно, о социальной. Может быть, комментарий сделает представитель малой компании, мы не рассматриваем сейчас вопросы вообще о ситуации в малом бизнесе, потому что малый бизнес и малое инновационное предпринимательство — кусок общий, так, и вот эти все структуры идут в бизнес, которые предполагают, что мы создаем условия, комфортные для бизнеса вообще, и в том числе для малого инновационного, который требует определенного внимания даже больше, чем обычный бизнес, и должна быть государственная поддержка. Поляков — он говорит «нет проектов, а главное — нет, кому». Я столкнулся, мы проводили конференцию на Петербургском экономическом форуме по малому бизнесу, и там уже народ говорит, что в зонах особых экономических, где нужны резиденты, плохая заполняемость технопарков,

–  –  –

Выступающий 1-3: Слава Трофимович, я могу прокомментировать. У нас есть некоммерческий фонд Web Ready, мы в свое время стартовали этот конкурс, он касается, правда, только IT-проектов, но тем не менее. Могу сказать, насколько сложно было собирать лет 5 назад, сейчас конкурс собирает порядка 800 проектов по IT-сфере. GenerationS у РБК, вот сколько они собирали в первый год своего существования, сейчас больше 2500 у них проектов.

Следующий вопрос уже — качество этих проектов. Хотя, опять же, я смотрю по динамике Web Ready, качество проектов, которые были 3-4 года назад, и качество проектов сейчас, они тоже кардинально различаются. То есть позитивная динамика здесь есть, и фраза «не хватает проектов» мне кажется достаточно лукавой. То есть дальше надо уже говорить «не хватает качественных проектов» или «не хватает проектов в такой-то сфере», а в принципе проектов, мне кажется, много, и динамика здесь положительная.

Модератор: Спасибо.

Роман Александрович Усатов-Ширяев: На мой взгляд, вы затронули очень важное. Мы со своим проектом в течение трех лет пытались пройти через различные экспертизы российских, отечественных институтов развития, так не получалось. Мы не унывали, и в результате этот проект вошел в Top-7 на крупнейшей конференции и выставке по робототехнике и автоматизации в Штатах в этом году. Так вот вопрос не по поводу качества проекта. Нужно менять экспертную оценку. Кто говорит, что проект некачественный? Эксперты.

Но если у нас есть две экспертизы, одна из них мировая, другая отечественная, Страница 31 из 84 и одна говорит, что проект не очень, другая говорит, что это мировая разработка, к кому вопрос?

Слава Трофимович Ходько: А можно вопрос к аудитории? А существует ли у нас на сегодняшний день группа экспертов, которые могут оценить технологическую новизну на мировом уровне? Вот существуют ли такие эксперты фондов, у РБК, и так далее? Почему? Потому что это фундаментальный вопрос, кто проводит экспертизу. Потому что если эксперт имеет, а он не имеет этой информации, потому что мы в технологическом отставании, естественно, мы теряем компетенцию в экспертизе. Вот это будет правильная ситуация?

Выступающий 1-4: Вы сказали ключевую фразу: «отставание в технологической сфере». У нас отставание экономической сферы. В ИТМО у нас есть команда, которая не может создать МИП, потому что они говорят: «А где у вас, собственно говоря, разработки?»

То есть люди уже продают вовсю, делают, продают, а МИП сделать не могут, потому что им ученый совет не пропускает. «Нет у вас разработки».

Прежде всего, инновация — это не технология. Это в том числе технология, но это прежде всего рынок. Здесь как раз и получается, что вы говорите, вы приходите с продуктом в Штаты, там эксперт прежде всего смотрит на рынок и говорит: «Ребята, круто, это же можно продавать». Приходим в Россию, там смотрят, говорят: «А что нового вы сделали? Технология так себе, слабенькая, проект никуда не пойдет». Вот он, разрыв и здесь, понимание, что такое инновация вообще.

Выступающий 1-5: По поводу сырья Слава Трофимович говорил. Я увидел, что у моих студентов появилась дисциплина «Коммерциализация технологий». Я посмотрел, как ее готовят. Я экономист, там коммерциализации Страница 32 из 84 нет, технологии нет. Вынужден был собственный курс создать, учебник написать, и должен похвастаться, что впервые с других потоков люди приходили послушать. К чему это я говорю? Дисциплина есть, но их этому не учат, они не понимают, что такое. Слово «коммерциализация», конечно, всем понятно, а как это происходит, процедура, как создать, как свои мозги перестроить на это дело, мы этому не учим. Ну, конечно, я говорю «вообще мы», похваставшись, что сам пытаюсь этому учить, но это исключение.

Выступающий 1-6: Позволю заметить в контексте дискуссии два слова.

Возвращаясь к информационному, коммуникационному общению, мы тоже замечаем, общаясь со студентами на различных мероприятиях, в принципе, пропаганда в хорошем смысле продвижения предпринимательской инициативы, она отсутствует, потому что даже если человек увлечен какой-то научной разработкой, он не совсем понимает, как ее продать, а это ключевая задача для инноватора. И пока этого нет, нет качества проектов, нет их количества, которое бы обеспечило ту самую конкурентную среду, о которой мы еще позже поговорим. Это тоже вопрос отчасти к вузам, о том, как их формировать, эти команды, о чем уважаемый предыдущий эксперт и сказал.

Выступающий 1-7: Маленький комментарий к тому, что Роман сказал.

«Стратегию — 2020» я просто посмотрел, тоже маленький такой момент. Там написано про активацию предпринимательства и так далее. Но формулировки там примерно такие: «мотивировать предпринимателей компании». То есть, видимо, те, кто готовил эту самую стратегию, точно разделяли: в вузах разработки, а в компаниях предприниматели. А в вузах предпринимателей нет, потому что из таких мелочей эти акценты прослеживаются.

Я скажу два слова. Дело в том, что студенты — это люди. А когда мы смотрим на них как на элементы производственного процесса, которые должны приносить прибыль, и, соответственно, они должны участвовать в неком Страница 33 из 84 технологическом инновационном процессе, где они для нас выступают как индикатор показателя успешности нашей деятельности по организации инновационной инфраструктуры, мы обретаем некую проблему, когда выходим в учебный класс. И вот как это преодолеть, я постараюсь сформулировать.

Сергей Владимирович Мельченко: Я хотел бы тоже сказать по этому поводу. Я когда комментировал, говорил о том, что, действительно, молодежные команды часто имеют разработки, которые не очень наукоемкие, но имеют достаточно высокий коммерческий потенциал. Но для того, чтобы они понимали, как продать, им нужен определенный курс молодого бойца. Вот этот курс молодого бойца, сейчас есть очень популярное слово, которое называется «акселераторы», да, и на самом деле это своеобразная короткая бизнес-школа, которая, собственно, превращает некую идею в бизнес-проект. И если такие акселераторы эффективно работают и появляются эти самые бизнес-проекты, то появляется как раз поток проектов, которые интересны для венчурных фондов и тем более для фонда Бортника, хотя там коммерциализация только 50%, а вторые 50% - это именно наука. Но тем не менее, я думаю, что этот процесс, связанный с тем, что в течение определенного времени люди начинают понимать, как продавать свою идею, это на самом деле ключевая вещь, которая у нас в университете очень активно развивается.

Выступающий 1-8: Я хотел еще прокомментировать в предыдущей секции, связанной с эффективностью науки, но тут все очень тесно связано. И в смысле мотивации, интеграции или соединения науки, учреждений науки и образования, с производством и передачей туда своих разработок. Вот в стратегии, которую мы тут сейчас рассматриваем, есть определенные критерии эффективности организации науки, но они все в основном связаны с публикациями, с публикациями в иностранных источниках, и так далее. Я предложил бы ввести для корректировки или усиления этой стратегии такие Страница 34 из 84 критерии эффективности для организаций науки и образования, как, например, интеграция с производством, то есть чтобы четко ориентировать на интеграцию с производством университеты, а не только на создание научных каких-то публикаций. И, соответственно, среди индикаторов этой программы сделать что-то типа такого: «Доля результатов интеллектуальной деятельности учреждений науки и образования, переданных в производство». В общих этих результатах. То есть хотя бы на таком уровне попытаться мотивировать университеты заниматься более активно передачей своих разработок.

Модератор: Спасибо. Давайте перейдем к комментариям. У нас Андрей Анатольевич Безруков, GS Group, согласился прокомментировать вопрос об инновационной инфраструктуре.

Андрей Анатольевич Безруков: У меня будет совсем короткий комментарий, скорее, наверное, несколько кейсов, связанных с нашими попытками пока еще не совсем успешными взаимодействовать с инновационными инфраструктурами в различных российских регионах. Наши производственные площадки расположены в Калининграде, в Пскове и в Ульяновске, это в том же порядке производство электроники, деревообработка высокотехнологичная и композитные материалы. И здесь мне хочется сказать следующее. Мне даже как-то последнее время уже становится несколько неудобно. Мы с Политехом, например, сотрудничаем, постоянно отсматриваем проекты в «Умнике». Мы сотрудничаем со «Сколково», постоянно смотрим проекты, которые у них появляются. Мы смотрим проекты, которые есть у ИТМО. При этом наш венчурный фонд и в конце уже наш инвесткомитет бракует практически все, то есть мы ни во что массово, ни в какие проекты, не вкладываем, и это, наверное, не столько вопрос к нам как в бизнесу, что мы чего-то не понимаем, мы бизнес зарабатывающий и зарабатывающий достаточно прилично, а вопрос к тому, что что-то не настроено и чего-то не Страница 35 из 84 получается. А чего не получается, нам лично непонятно и у нас нет ресурса, конечно, с этим разбираться. Мы просто констатируем факт, что мы не вкладываемся, потому что нам не подходит.

Второй момент, который хочется отметить, вот кейс недавнего взаимодействия с РБК, сейчас упоминали GenerationS. А РБК, например, как государственный фонд, просит с нас, с частного бизнеса, 1,5 млн рублей спонсорских за то, чтобы получить доступ к тем 2,5 тысячам проектам, которые они там в GenerationS нагенерили, что вызывает у меня определенное недоумение всегда. И мы, так как проекты не подходят, а тем не менее драйверы развития необходимы, мы решили сформулировать сами внутри нашего бизнеса, что нам необходимо, и выйти с предложениями и к вузам, и к научным другим учреждениям и исследовательским институтам. Результаты этого взаимодействия примерно следующие. Жорес Иванович приезжал к нам в Калининградскую область на наше производство, посмотрел, восхитился, сказал «приходите ко мне в научный центр, который здесь в Питере гетероструктурами занимается, и мы с вами обязательно наладим сотрудничество». Мы попросили их, мы даже готовы были профинансировать полностью эти исследования, нам необходимо было на подложке вырастить чип, который будет управлять LED-лампой, и тоже ее, соответственно, на этой же подложке вырастить. Они могут это сделать, но они сказали, что для них это неинтересно, потому что у них несколько другие направления их научных разработок. Это даже при том, что сам Алферов просил свой же центр с нами поработать.

БФУ им. Канта в Калининграде, когда мы предложили им создать, а в Калининграде инновации — вот есть БФУ им. Канта и есть мы, вот у нас производство, а у них наука, когда мы к ним пришли и сказали: «Ребята, давайте сделаем с нами вместе базовую кафедру, давайте сделаем научноисследовательский центр, мы готовы даже взять на себя большую часть финансирования», они нам тоже сказали, что «у нас есть федеральная целевая Страница 36 из 84 программа, мы получаем по ней деньги, у нас там другие направления развития и вы нам тоже совершенно неинтересны, ну и что, что мы с вами в одном регионе и больше в этом регионе ничего нет». Поэтому мне кажется, что этот вот посыл, который коллеги озвучили, о том, что необходимо от инновационной инфраструктуры двигаться к созданию инновационной экосистемы, вовлекая туда крупные технологические компании, как нас, например, это вот очень полезно. И мы, например, в Санкт-Петербурге находясь, единственные, с кем взаимодействуем, это с ИТМО, но это и то, потому что и у нас, и в ИТМО люди активные, это именно человеческое взаимодействие. Мы тоже попробовали с лабораторией мультимедиа, у которых есть технология, и они вышли к нам и сказали: «Давайте попробуем куда-нибудь в вашем бизнесе это применить». Но тоже пока что-то не совсем у нас... Но хотя бы идея есть, это позитивно. Вот такой у меня короткий комментарий.

Модератор: Спасибо. И Михаилу Евгеньевичу, наверное.

Михаил Евгеньевич Раяк: Я услышал всех, кто сказал, все жалуются, все всё понимают, это своя отдельная проблема. Целиком это выглядит, как с МИПами сложно работать, потому что ни один инвестор не захочет, чтобы с ним в одной лодке в уставном капитале находилось Минобразования в лице вуза.

С 2013 года, конечно, уже Минобразования размывается, до этого не размывались. Качество проектов, которые находятся в вузе, обусловлено тем, что проекты все заточены под науку. Наши вузы принципиально не хотят работать над коммерциализацией, они ее боятся, они ее не понимают. Любой вопрос по привлечению сторонних денег либо по предложению деньги заработать воспринимается как неприличное предложение. Но угодить всем мы не можем, поэтому нужно изначально признать, что 5% будет недовольно, любая система работает так.

Поэтому логическим путем мы дошли до того, что у нас в малый бизнес люди идти не хотят, поэтому предложение единственное:

Страница 37 из 84 все отдельные частные предложения, недовольства проектами, недовольство вузами, недовольство фондами, отсутствие финансирования, - это все частные кейсы. Основное предложение, я в голове это себе сформулировал, как то, что нужно лошадь поставить впереди телеги. Деньги надо давать не вперед, не в проекты, а деньги надо давать назад. Вот если вуз реализовал какую-то программу, если он создал какой-то уже функционирующий проект, имеющий гипотезу, диспозицию, санкцию, проект, имеющий начало и конец, то вот это нужно финансировать. То есть давайте помогать успешным. Помогать всем нельзя и это плохо. Соответственно, если появился технопарк «Ингрия», технопарк в ИТМО, технопарк в Политехе, если есть структура рабочая, им надо помогать. А если есть вуз, у которого нет технопарка, нет и нет, не надо его заставлять делать, не надо ему помогать деньгами. Мы и им приятно не сделаем, и деньги потратим.

А «Ингрия» как появилась?

Михаил Евгеньевич Раяк: Не буду комментировать. Дело в том, что мы путаем разное время. Мы сейчас уже находимся в той системе, когда экосистема насыщена, когда мы понимаем, что у любого человека есть в голове нейронная связка: учится в ИТМО — куда идти, в IT, в прочее, прочее, учится в Политехе — куда идти, туда. Находится в городе, присутствует на Петербургском инновационном форуме, у кого самый большой стенд — у «Ингрии». Что делает? Бизнес-инкубатор. Идем туда. Есть уже нейронная сетка, нужно усиливать горизонтальные связи. Создавать новые узлы, точки притяжения, уже не нужно.

Слава Трофимович Ходько: Ну, классика. На первом месте проект, на втором месте команда, на третьем месте деньги. Деньги никогда не должны быть на первом месте. Как только кто-то говорит «не хватает финансирования», Страница 38 из 84 всегда к этому проекту есть определенные вопросы И поэтому когда в этом случае и все структуры заработают, потому что мы же говорим о структурах поддержки в конечном итоге, да, и на меня произвело впечатление, конечно, выступление Андрея Анатольевича, и таких компаний не очень много на сегодняшний день. Я не знаю, каким образом сегодня на государственном уровне в массовке будет реализовываться эта вот обязаловка по крупным корпорациям. Мы сейчас начинаем консультации с РЖД, с Газпромом, как они практически это будут делать. Они поступают очень хитро. Знаете, как? «Мы готовы работать с малым бизнесом, мы готовы давать деньги, но этого малого бизнеса нет». Вот еще одна проблема. Не то, что жалуются, дело не в жалобе, дело в том, что у нас есть опыт, и я очень благодарен участникам, потому что мы его рассматриваем с различным участков и стараемся все это дело связать, посмотреть на концепцию, на стратегию инновационного развития. А в конечном итоге ведь эти результаты должны войти в «2030», которую собирается все-таки делать государство.

Михаил Евгеньевич Раяк: И ремарку на ремарку. У нас есть задача, сверху спущенная, делать малый бизнес, - неправильная задача. Нам надо греть воздух, в котором эти цветы будут расти. Когда мы в ручном режиме пытаемся создавать МИПы, по ним у нас KPI, там в ручном режиме пытаемся создавать проекты, по ним KPI, это плохо.

Выступающий 1-9: Конкуренция и образование, все. Все остальное в середине. Потому что, если будут мотивированы люди, которые будут иметь сырье, которые будут рассматривать и будут готовы быть участниками инновационного процесса, но самое главное, они должны знать, что если они что-то придумали, они придут в инфраструктуру и им помогут, но потом они это все продадут, потому что мы находимся в условиях конкурентной экономики. Вот в чем проблема. А как работает наша монополия, мы все знаем,

–  –  –

Модератор: Коллеги, мы первую секцию исчерпали, есть предложение — пятиминутный перерыв, и попробовать уже более четко по стратегиям. Мы много проговорили уже, да.

Секция II. Спрос на инновации и конкурентоспособность Модератор Роман Геннадьевич Романюк: Секция называется «Спрос на инновации и конкурентоспособность». Здесь мы уже каких-то вопросов в нашей дискуссии коснулись, но, тем не менее, я бы тогда уже попросил коллег придерживаться регламента и больше не констатировать проблематику, которая на сегодняшний день существует, а из краткой констатации действительно формулировать некие предложения.

И со своей стороны тоже позволю два слова вводных. Как уже было сказано, действительно, у нас спрос и какая-то конкурентная среда может формироваться, укрупненно, может быть, по двум направлениям, то есть за счет выхода на существующие рынки, инновации, которые способствуют снижению себестоимости и тем самым компания становится конкурентоспособной и ее технологии, либо формирование новых рынков. За счет чего это может формироваться — формирование новых потребностей или через какую-то систему ограничений, которую сможет вводить только государство, тогда возникают условия, в которых необходимо что-то изобретать, придумывать для того, чтобы выжить. Поэтому, безусловно, как уже правильно ответил Слава Трофимович, стоит политическая задача для формирования этих рынков крупным госкорпорациям. Каким образом выстроить систему взаимодействия с Страница 40 из 84 этими потенциальными крупными рынками, которые могут дать некий эффект для создания конкурентной среды в среднем бизнесе — вот одна из важных задач.

И сейчас я бы хотел предоставить слово Александру Михайловичу Ходачеку, президенту Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге, петербургского кампуса. Название «Стратегия инновационного развития»...

Александр Михайлович Ходачек: Да, поскольку говорим об этом документе, но я хотел бы вернуться немножко назад. Еще в 2008 году проводилось большое количество инвестиционных форумов и туда перевозили отдельную группу людей. Говорили, что эта группа людей видела российскую инновацию. Вот мы в качестве такого зоопарка были представлены. Но я хочу вернуться почему к 2008 году — потому что в 2008 году, еще до выхода этого знаменитого документа, в Петербурге был разработан очень хороший документ, Постановление Правительства от 23 января 2008 года №42 о комплексной программе мероприятий по реализации инновационной политики в СанктПетербурге на 2008 — 2001 годы. Документ был очень хороший, он не только предусматривал комплексную программу, но даже регламент взаимодействия исполнительных органов власти по поддержке инновационной деятельности. И там был целый ряд направлений, которые, к сожалению, сегодня не реализованы по разным, в том числе политическим причинам. Но, на мой взгляд, этот документ явился подосновой более крупного документа, который мы сегодня разработали. И если говорить о системе конкуренции, то возрастают требования рынка к инновационным товарам. Отсюда вопросы инновационной деятельности, они носят характер интернациональный, и крупные госкорпорации, как правило, стараются инновационный продукт разрабатывать в рамках глобального распределения своих усилий, чего мы сегодня, к сожалению, в условиях санкций лишены. Поэтому у нас остается система внутреннего спроса и внутреннего потребления, и попытки эти делала еще Страница 41 из 84 Федеральная антимонопольная служба, когда все регионы разрабатывали программу развития конкуренции. Там были специальные мероприятия, были работы, которые были связаны с поддержкой промышленных предприятий. Но что мы ощущали на реальном рынке — мы ощущали борьбу за госзаказ. Могу привести пример судостроительной отрасли, когда вице-премьер менял условия конкурса, потому что не те выиграли. О какой конкуренции мы можем тогда говорить, когда у нас с одной стороны система государственного распределения, а с другой стороны существует очень большое количество угроз.

Вот то, что нам грозит, причем, как вы понимаете, документ выпускался до известных политических событий, и сегодня мы должны говорить о том.что затраты государства, они должны, может быть, они укладываются в план антикризисных действий, которые разработаны на уровне Российской Федерации в каждом субъекте, но сегодня, наверное, законодательная инициатива федерального центра поможет усилить конкуренцию, в том числе, на международных рынках, потому что возможности регионов недостаточны.

То есть те полномочия, которые есть, их не хватает. И здесь на уровне региона, что мы можем сделать? Я бы начал с подготовки темника НИР и ОКР общего, общегородского.

Здесь говорилось о том, что многие не знают то, что делается в соседних лабораториях. И эти темники должны быть связаны с прикладными работами по основным этапам «Стратегии социально-экономического развития Петербурга до 2030 года». При этом я бы пошел дальше, я бы еще собрал перспективные темы дипломных работ, которые органы управления и бизнессообщество в лице крупных корпораций и профессиональных объединений предлагает на 2015 — 2018 годы для студентов вузов Петербурга и СевероЗапада, которые посвящены инновационной тематике. При том, что, когда мы говорим о развитии конкуренции, посмотрите портфель заказов MIT хотя бы на ближайшие два года. Это крупные оборонные комплексы, которые в рамках лабораторий и отдельных исследовательских проектов, которые существуют в MIT, они уже имеют многолетнее сотрудничество, я даже боюсь сказать, по 20, Страница 42 из 84 по 30 лет это сотрудничество идет. И отсюда мы должны говорить о развитии определенных потенциалов. Это производственный потенциал, это инфраструктурный потенциал. Причем, если производственный потенциал скорее предоставлял бы у нас условия для развития конкуренции, но тогда мы должны провести рейтинг промышленных предприятий и посмотреть, а что же там есть инновационного, потому что сегодня в обязательном порядке у нас заставляют отчитываться по объему инновационной продукции в общем объеме выпуска продукции предприятия, но статистика опаздывает, как минимум, на год, а то и на два. Поэтому реальной картины ни органы власти, ни бизнессообщество на самом деле не имеют, а что происходит в рамках этих производств. И сегодня, наверное, ограничение перспектив развития экономики как раз связано с модернизацией и инновационной перестройкой отдельных предприятий, и даже, я бы сказал, не отдельных предприятий, а отдельных производств. Когда мы начинаем анализировать состояние хотя бы предприятий одной отрасли, выясняется, что они только по названию являются таковыми, а на самом деле система кооперации, система подетальной специализации, система интегрирования и распределения производства, она, к сожалению, невозможна, потому что эти предприятия борются четко за государственный заказ и за заказ на рынке, и мы не можем четко представить себе сегодня, каким потенциалом эти предприятия обладают.

Вот у нас в ближайшее время состоится инновационный форум, давайте проведем эксперимент. Посмотрим, кто там представлен, задайте вопрос на стенде: «Как быстро вы можете выполнить заказ на крупную серийную партию инновационной продукции?» И вы услышите массу интересных таких вещей, когда скажут, что «надо иметь оборотные средства», «у нас импортные комплектующие, раньше получали из Голландии, сегодня ищем третьего поставщика». Выяснится, что крупносерийное производство практически ни одно предприятие организовать не может. И это очень тяжелая ситуация, потому что, когда мы дальше переходим к инфраструктурному потенциалу, то по Страница 43 из 84 уровню насыщенности территории инфраструктурными объектами Петербург, наверное, находится на первом месте, я не беру ЗАТО и крупные научнотехнические центры типа Томска, Омска, Сарова, предположим. Но когда мы начинаем анализировать его инфраструктурный потенциал, оказывается, что это одна из угроз, потому что состояние, мягко говоря, недостаточно благоприятное. Это один из главных факторов, которые, в общем-то, сегодня тормозит инновационное развитие.

Ну и последнее, наверное, собственно научно-технический потенциал, о котором говорили, он, вроде бы, остается важным фактором социальноэкономического развития территории страны в целом, но с другой стороны мы уже имеем цифры даже бюджетных назначений на ближайшие три года, это меньше 3% ВВП. А с учетом того, что ВВП у нас все время снижается, говорить о внешних рынках сбыта для инновационной продукции, сегодня я с удивлением услышал, что мы все-таки даже идем на то, что создаем вынесенное производство за границей, но это ведь очень частный, локальный случай. Когда мы говорим о системе международной кооперации, еще раз повторю, она для нас на ближайшие, как минимум, 5 лет будет закрыта. Поэтому надо говорить о потенциале внутреннего российского спроса, и причем спроса на продукцию, который будет расти в перспективе, это с учетом и антикризисных мероприятий.

И важным фактором будет стимулирование уже внутреннего спроса именно на инновационную продукцию, на которую как раз Петербург может претендовать в рамках стратегии инновационного развития Российской Федерации, потому что здесь как раз могут начинаться работы по циклу «исследование — разработка — внедрение», стартовые серии, опытные образцы с передачей уже серийного производства на многие предприятия Российской Федерации в других регионах. Но здесь вопрос помощи со стороны государства и прежде всего региональных властей, он связан именно с вопросами лицензирования, с вопросами приоритетов, вопросами получения свидетельств на товарный образец. Это система восстановления бюро патентных поверенных. Это не Страница 44 из 84 вообще раздача грантов для малого бизнеса и инновационного в том числе, а это точечная поддержка того, что разработчики не могут сделать сами. И здесь как раз услуги и технопарков, и бизнес-центров, тех бизнес-центров, которые аккумулируют малые инновационные предприятия, они как раз должны в этом помочь.

И последнее — это организационно-управленческий потенциал, потому что у нас квалификация более чем достаточная, а вот структура управления инновационным развитием, к сожалению, до настоящего времени была недостаточная. Но я надеюсь, что усилия Комитета по инновациям и промышленной политике все-таки приведут к определенным результатам. И в качестве примера я хочу показать, что сегодня делается у наших соседей в Ленинградской области.

[49 и 50 слайд] Это то, что делается в Ленинградской области, хотя бюджетная обеспеченность там гораздо ниже, чем в Петербурге, поэтому в качестве примера можно говорить о системе интеграции. Я почему возвращаюсь к судостроению? Есть государственная программа развития арктической зоны Российской Федерации. Только в рамках этой программы необходимо построить 35 ледоколов. То есть здесь для инновационной продукции, которой оснащен каждый практически будет этот ледокол, огромное поле деятельности, причем всех предприятий Северо-Запада, не только судостроительной, но и радиоэлектронной отрасли. То есть всей системы кластерного развития предприятий, которые сегодня существуют. Но эту работу ведь никто не координирует. И таких примеров можно привести очень много.

Даже можно взять все государственные программы по перевооружению российской армии Министерства обороны Российской Федерации, по разработке новых систем аэрокосмической техники, и так далее. То есть по каждой отрасли мы можем найти огромное поле для кооперации и выпуска действительно инновационной продукции. Но, к сожалению, этим никто не занимается.

Страница 45 из 84 Модератор: Спасибо большое, Александр Михайлович хороший импульс для дискуссии задал, очень четко сформулировав те задачи и проблемы, которые на сегодняшний день существуют с точки зрения формирования действительно инновационной среды и стимулирования инноваций, и роли тех же региональных властей, которые на сегодняшний день должны как-то в этом процессе участвовать. Как нам сделать так, чтобы те возможности, которые сегодня есть благодаря госзаказу, и внутренний рынок мог бы создавать действительно не какую-то догоняющую инновацию, а в каком-то смысле даже опережающую? Вот у нас есть такое предложение даже, мы его обсуждаем с комитетом, насколько его можно так позиционировать. Не секрет, что почти 400 млрд рублей существует государственный заказ на территории Петербурга через те или иные структуры. Вот как нам сформировать программу, чтобы эти 400 млрд рублей превратились в 400 млрд долларов на внешних рынках? Вот задача, наверное, которая стоит на те годы, которые, как уже сказал Александр Михайлович. Мы по каким-то причинам пока выпали из международного процесса, но когда мы к нему подойдем, чтобы этот потенциал уже был.

Александр Михайлович Ходачек: Нет, ну мы должны развивать потенциал внутреннего спроса, потому что без некоторых элементов, подчеркиваю, элементов, потому что мы там не больше 3% общероссийского разделения труда. Но без некоторых элементов, которые производятся в Петербурге, не может работать очень много предприятий Российской Федерации, так давайте на этом деле зарабатывать.

Модератор: Спасибо, согласен. Я бы хотел сейчас предоставить слово Кириллу Александровичу Соловейчику, генеральному директору ОАО «Ленполиграфмаш» и вице-президенту Торгово-промышленной палаты. Не только как отдельный бизнес, но и как консолидатор мнения сообщества.

Страница 46 из 84 Слава Трофимович Ходько: Можно один вопрос задать Кириллу Александровичу, потому что он каким-то образом находится в створе тех проблем, которые Александр Михайлович поднимал. На меня, произвело очень серьезное впечатление выступление Рогозина, оно было в прессе, когда Рогозин был на военно-морском салоне. Он сказал приблизительно следующее, что 10 млрд рублей, которые были потрачены на импортозамещение в судостроении, не привели ни к какому результату. Это он сказал, это опубликовано. Это вот эпиграф может быть, потому что Кирилл Александрович, он у нас единственный генеральный директор, представляющий промышленность. Вот как комментарий тоже, если можно.

Кирилл Александрович Соловейчик Тяжело комментировать выступление вице-премьера. Я думаю, что ему подготовили соответствующую записку, из которой он сделал адекватные, наверное, выводы. Из того, что я знаю по судостроению, все-таки в нем я не очень большой специалист, но точно есть польза от программы импортозамещения, абсолютно четко. Не все доведено до конца ровно, как я знаю и неадекватные, не очень хорошие случаи, когда, действительно, в общем, не в то и не так вкладывались, а может быть, и вкладывались параллельно в несколько однотипных же вещей, которые закончились просто закупкой иностранных устройств, только и всего. То есть по сути поддержка международных научно-технических и разработческих компаний.

Знаете, импортозамещение — это действительно такая отдельная тема, может быть, даже переходя к некому комментарию Александра Михайловича, я считаю, что блестяще, спасибо большое, мне было очень интересно, более того, что во многих вопросах я полностью согласен со всеми выводами. Но есть объективная угроза. Всегда мы понимали, что быть локально конкурентоспособным в современном мире невозможно, поэтому и Страница 47 из 84 импортозамещение, и внутренний спрос, и развитие инноваций на базе этого внутреннего спроса не должны у нас у всех рождать иллюзии, что мы будем сильны во всем. В каких-то областях в какой-то мере — да, но не во всем, нам не хватит уже сейчас в современном мире своего внутреннего спроса для того, чтобы быть серьезно конкурентоспособными во многих отраслях. Но с другой стороны, безусловно, его использовать нужно как рычаг, это, в общем, модель, которую показал как работоспособную Китай, когда его из аграрной страны за какие-то 15 лет по сути внутреннего спроса, и выводом после внутреннего спроса на экспорт, и сменой мер поддержки внутреннего спроса к мерам поддержки, стимулирующим вывод на экспорт, он действительно добился серьезных результатов.

Поэтому, конечно, мы сейчас находимся, как экономика и как предприятие, в достаточно сложной ситуации, и локально у себя в регионе конкурентоспособном, или даже во всей стране, но по сравнению с международными корпорациями мы очень сильно уязвимы. И даже можно привести пример, как Китай, который пытался очень много лет разработать свою операционную систему и не мог это сделать даже при масштабах своей экономики, потому что и мировые корпорации не стоят на месте и постоянно вкладывают еще большие деньги, собирая все деньги с мира. Тоже понятно.

Что касается спроса на инновации, тоже достаточно много об этом всегда говорили. Дело в том, что инновации, на мой взгляд, вот тут я со Славой Трофимовичем абсолютно согласен, все вторично: технопарки как элемент инфраструктуры, вообще инфраструктура, деньги. В первую очередь важны спрос и сам предпринимательский климат, который есть в стране, то есть то, о чем мы говорим, doing business, да, но, к сожалению, больше говорим, чем делаем. Это, к сожалению, тоже вопрос конкурентоспособности. Очень тяжело быть нашим российским компаниям конкурентоспособными с мировыми по всем видам уже сейчас, когда у нас так или иначе образуется опережающий рост заработных плат по сравнению с производительностью труда, когда есть Страница 48 из 84 собственные ресурсы, но у нас растут тарифы на энергоресурсы, когда наши энергоносители стоят по мировым, в общем-то, ценам, а сам климат, административный барьер, все это, наоборот, создает антистимулирование, и очень тяжело и на экспорт выйти, да и вообще основать какое-то производственное предприятие в любом регионе нашей страны.

На мой взгляд, именно конкуренция рождает спрос на инновации. На мой взгляд, наша страна, двинувшись от плановой к рыночной экономике, не просто не дошла до конца, а за последние годы сделала еще и несколько уверенных шагов назад. И массовое формирование государственных корпораций, ровно как и различные модели огосударствления компаний и отраслей, это все вредит инновациям, потому что это все рождает ограничение конкуренции так или иначе, коммерческим, частным компаниям с государственными компаниями соревноваться в любом случае тяжело, ну а сами государственные компании не так заинтересованы в каких-то инновациях, тут Слава Трофимович уже даже резкие заявления делал о том, что проще поднять тарифы, чем заниматься вопросами оптимизации структуры управления, и так далее. Это объективная реальность, и если бы было записано в Стратегии инновационного развития о том, что все-таки мы двигаемся к рыночной экономике с определенными только отраслями или областями, где должен быть государственный монополизм, то это было бы, наверное, хорошо для всех, потому что именно частная инициатива, она лежит в основе.

Второй тезис, который бы хотел сказать — действительно, если говорить об инновациях, абсолютно справедливо было сказано, мы, если кризис 2008 года все понимали, что у нас есть еще некие активы, даже и не настолько сильно, как у промышленности, самортизированы основные фонды, то сейчас на самом деле мы все патроны отстреляли. Не создание условий для просто банальной индустриализации, которая, по сути, является платформой для развития инноваций. Это тоже большая проблема и о ней не надо забывать, потому что, ну хорошо, коллеги говорили, и я тоже являюсь зав. кафедрой в Страница 49 из 84 двух вузах, да, мы рождаем эти инновации, но в основном, когда эти малые компании даже, которые рядом со мной образовываются и которым я партнерски помогаю, они приходят к тому, что строить свой завод, конечно же, они не могут и не будут, но технологически им надо помогать в серийном выпуске. Как представитель фонда Бортника по Санкт-Петербургу могу сказать, что практически все, кто действительно более-менее успешно двигается по нашим программам, они, конечно, приходят к некому тупику: «А что дальше?»

То есть 50 изделий можно создать, но когда надо уже 1500, у них начинается такое подрагивание и судороги, потому что они действительно не умеют организовывать серийного производства, у нас это сделать очень сложно, это уже другие совершенно затраты, и в принципе это другие команды и другие люди, по большому счету.

Ну и, наверное, может быть, третье, что еще хотел бы сказать, как комментарий. Знаете, когда формируются у нас в стране или регионах концепции или стратегии, обычно делается три сценария: позитивный, средний, негативный. Конечно же, мы же все люди, мы же не можем выбрать какой-то негативный сценарий, все выбирают позитивный. Поэтому когда здесь звучало о том, что «опережающий» или «догоняющий», давайте все честно себе скажем, что опережающий ни разу не сработал. Сколько бы ни принимали концепций или стратегий, опережающий ни разу еще не сработал в силу разных причин.

Давайте просто, по крайней мере, может быть, если честно посмотреть всем вызовам в глаза и сказать: «Давайте попробуем в таких-то опередить, а в некоторых догнать». Это уже будет очень серьезно, потому что, когда все находятся в некой иллюзии о том, что «ну, зачем же, мы же все такие умные, у нас так все развивается, хорошая экономика, во всем опередим», - ну, вряд ли.

За последние 15 лет, просто это же опыт, история, - за последние 15 лет нигде практически не обогнали. Вот нет такой области. По-разному говорили, в станкостроении мы никогда не были лидером, да, там балет, космос, что-то еще.

А судостроение — всегда же говорили то, что уже понятно. Есть гражданское Страница 50 из 84 судостроение, есть военное судостроение. У гражданского судостроения есть уже просто другая парадигма, корейцы уже так строят суда, по блочному типу, это дешевле, быстрее, они их штампуют практически как на конвейере. Нам тяжело построить такую верфь, то есть собрать деньги и их догнать, завоевать этот рынок, да, у них отобрать, догнать. Ровно как и в программе 5-100 — вот мы с Сергеем тоже все время обсуждали. Конечно, хорошая идея стать пяти вузам в сотне мировых. Но просто надо понять — а кого мы оттуда хотим выместить? Эти пять, да. И понять, что на самом деле те тоже не будут стоять на месте. А там даже по количеству нобелевских лауреатов такие серьезные стоят критерии, нам дорасти... Я просто к чему говорю, что надо честно смотреть на свои объективные возможности. Вот интересно, я записал себе то, о чем Двас рассказывал. Мне интересно посмотреть анализ потенциала, это действительно очень важная, наверное, должна быть, системообразующая такая работа. Потому что действительно, может быть, не надо за все хвататься и надо трезво посмотреть. Это не значит, что не надо двигаться вперед. Надо, обязательно надо. Но не хватит у нас ресурсов на все, давайте сфокусируемся и все-таки начнем поэтапно, честно двигаться вперед. Спасибо большое.

Модератор: Прошу прокомментировать генерального директора предприятия ТКА Константина Абрамовича Томского, но уже чуть более емко, потому что отчасти мы вопросы раскрыли, и чтобы мы уложились в оставшиеся 5-7 минут, еще у нас там два выступления.

Константин Абрамович Томский: Я о формировании немножко инновационного продукта. Все-таки продукт появляется, есть два типа коммерциализации технологии: это рыночная тяга и технологический толчок.

Те предприятия, которые существуют у нас 20-25 лет, все начинали с рыночной тяги. Нам повезло, сменилось поколение приборов, ничего не было, и поэтому легко было начать, сделать, создать свое предприятие и хорошее место на рынке Страница 51 из 84 занять с инновационным продуктом, потому что мы, в общем-то, на ровном месте все делали. И так большинство, думаю, кто-то из здесь присутствующих тоже в таком положении был. А дальше мы только могли использовать технологию технологического толчка, когда свои уже имеющиеся компетенции мы развивали. Собственно, это нормальное развитие предприятия.

Я хочу сказать о том, как это делается в других странах. У меня был совместный проект, и он сейчас как-то мало существует, с финнами, с Лаппеенрантским технологическим университетом. Нас даже поддержала там, к сожалению, не российская сторона, а финская, выделили средства для того, чтобы мы провели там исследования рынка, какие-то технологические вопросы решили. И я в университете спрашиваю: «Почему вы так хорошо живете?

Почему у вас такое оборудование, причем самое современное?» У них двухтрехгодичное оборудование вообще не разрешается приобретать, должно быть все только или сегодняшнего дня, или завтрашнего. «Почему вы организовываете кафедру, откуда средства?» А он говорит: «Все очень просто, нам каждый год Министерство промышленности свои потребности формулирует, что им нужно». В первую очередь это попадает в университеты.

Университеты просматривают свои возможности, компетенции и говорят, что «вот, мы способны это сделать сейчас», или для этого нужно организовать какое-то финансирование для того, чтобы это дальше развивалось, ну, и так далее. Вот это такой интересный пример. Масштабы совершенно разные, конечно, но вот эта единая база, которая приходит к ним, Технологический университет, значит, к ним приходит от Министерства промышленности, мне вот эта система очень понравилась, потому что тогда они заранее готовятся, они готовят людей, они нанимают специалистов по принципу сбора лучших людей.

Причем они не только Финляндией, конечно, ограничиваются. Но они знают точно, что у них будет финансирование, и, соответственно, под это разрабатываются всякие инновации, естественно, они не повторяют чужие разработки, и очень хорошо финансируют НИР. Вот все, что я хотел сказать.

Страница 52 из 84 Ну и по поводу серийного производства — я думаю, что все-таки основная проблема выхода на крупную серию не в том, что разработчики не понимают, какой должна быть технология. Я уверен, что сейчас любое, даже самое маленькое предприятие, готовя свою технологию на мелкосерийное производство, всегда, в уме или даже в проектах, держит возможность выпуска большой серии. Но, во-первых, действительно мы очень слабо умеем проводить маркетинг и реально оценить, не так, как нам хочется видеть, а оценить спрос будущий, и во-вторых, конечно, это финансирование. Никто не в состоянии взять кредиты под эти самые проценты, и поэтому это все остается нереализованным.

Модератор: Спасибо. У меня маленький вопрос уточняющий. А финны, у них полностью государственное финансирование министерство обеспечивает, или какая-то смешанная система? Может, министерство выступает как постановщик задачи от профессиональных объединений, которые консолидируют ресурсы через фонды, через что-то, финансируют, и государство там не участвует?

Константин Абрамович Томский: Конечно, вы правильно поставили вопрос, просто я сокращенно сказал. Конечно, это предприятия. То есть, допустим, они обозначили, три основных министерства, которые существуют и которые производят что-то в Финляндии. Лесообрабатывающая промышленность, химическая, еще какая-то. И, естественно, министерство собирает, ну, заводит так заявки, конечно, это по-другому немножко выглядит, собирает их потребности, формирует и передает дальше. И отвечает за то, что эти деньги поступят. Вот так. Но я думаю, что господин Куприенко меня немножко еще тут поправит, но в принципе вот я был внутри этой системы, которая работает.

Страница 53 из 84 Модератор: Сейчас я попросил бы выступить Романа Усатова-Ширяева, директора группы компаний «Роботикум». Вот вы изнутри, как компания, которая создает определенную инновацию, как вы видите тоже те рынки, на которые можно выйти, и опять же, как эти рынки, внутренние или внешние, между собой связаны, и какая может быть выстроена цепочка для того, чтобы масштабирование и спрос рос?

Роман Станиславович Усатов-Ширяев: Во-первых, хочу сказать, что система инфраструктурной и иной поддержки, которая существует в России, она работает достаточно хорошо, и некоторые институты развития даже не подозревают, какие иногда вещи развиваются у тех, у которых они пытаются что-то развить. Мы существуем уже в этой системе порядка 4 лет, мы не умерли и свой первый грант на проект, нам вручили его, когда мы в прошлом году стали финалистами конкурса GeneretionS, и месяц назад мы получили минигрант от фонда «Сколково», за что спасибо и фонду Бортника, и «Сколково». Но вопрос в следующем. Я сегодня пытался задать три вопроса, успел задать только два. Что такое в нашем понимании этот инновационный бизнес? Мы ученые, у нас есть идея, мы хотим ее коммерциализировать. У нас есть экспертиза, которая подтверждает то, что эта идея может быть коммерциализирована с достаточно большим масштабированием во все внешние рынки. Но для того, чтобы создать прототип этого устройства, в данном случае нам требуется некий лаг, и этот лаг сейчас действительно никто не в состоянии дать. Хороший пример был, который вы привели, с правительством Ленинградской области. Там существуют субсидии на приобретение оборудования. В программе правительства Санкт-Петербурга таких субсидий не существует, а оборудование... Например, для нашего проекта, для реализации, нам требуется порядка 150 тыс евро для того, чтобы сформировать такой прототип роботизированной ячейки, которая будет потом делать турбинные лопатки для двигателя. Я прихожу в банки, банки говорят: «У Страница 54 из 84 вас с точки зрения банков ничего нет, денег вам не дадим». Я прихожу в Правительство Санкт-Петербурга, они мне говорят, что «мы можем дать только субсидии на лизинг», и это очень такая длинная история. Вот чем мне нравится, я даже в свое время подумывал перейти в Ленинградскую область, просто перерегистрировать юридическое лицо, потому что у них в этом году, по-моему, до 15 млн можно получить. Субсидирование там 50/50, это уже очень хорошее подспорье для реализации таких проектов. И получается так, что иногда между тем, что существует в качестве образца или прототипа, до промышленного образца, очень большое расстояние, и в этот момент нам нужно, чтобы кто-то нас поддержал. Но выход будет достаточно большой. Почему? Например, то, что мы сейчас собираемся сделать для «Сатурна», это роботизированные ячейки, их нигде в мире не существует. Во всем мире турбинные лопатки шлифуются вручную, и «Роллс-Ройс» это делает, и на «Боинге» это происходит.

Но мы хотели бы сделать этот образец в Санкт-Петербурге. Почему мы пытаемся приходить на мероприятия? Это получается некий двойной эффект.

Во-первых, предприятий очень много в Санкт-Петербурге, которым требуется автоматизация производства именно контактных операций. Второе — на реализации этого проекта мы можем подготовить целую плеяду людей, которые будут компетентны. Если ты студент и ничего еще не понимаешь, просто стой рядом, смотри, как это происходит. То есть масштабирование бизнеса внутри и снаружи с точки зрения компетенций — мы точно так же можем это обеспечить.

Что касается продукта, через который мы сумели доказать то, что наши разработки перспективны. Мы, прежде всего, ее сориентировали на российский рынок. Мы сможем помочь с помощью продукта, там лабораторный на стендах, подготовить специалистов в области систем управления, имеющих отношение к робототехнике. Вот мы сделали и показали, съездили на «Иннопром», показали, УрФУ хочет целый класс, 10 установок сразу же.

Выступающий 2-1: Роман, раз у вас потенциал есть, вы оцениваете

–  –  –

Роман Усатов-Ширяев: Проблемы у предприятия. Предприятие сейчас не умеет еще финансировать НИОКР, выполнение работ в формате НИОКР. А то, что мы говорим, это разработка робототехнической ячейки, это НИОКР. Они говорят: «Мы можем купить у вас готовую». Но где нам взять деньги для того, чтобы разработать и продать? Вот в чем проблема. Поэтому это еще один вопрос дальнейших переговоров, видимо, об этом и шла речь у нашего докладчика, о том, что поддержка на создание этого первого образца, нам пока это самостоятельно не под силу.

Кирилл Александрович Соловейчик: Вот на вашем этапе развития давать 50% субсидирования на закупку оборудования. Я бы на месте Ялова не выдал бы никогда. Потому что можно обратиться к заводам, центрам прототипирования для того, чтобы сделать первые опытные образцы, а не покупать оборудование, которое вы реально не загрузите.

Роман Станиславович Усатов-Ширяев: Подождите. Мы говорим о робототехнической ячейке, мы не создаем роботов. Мы интегрируем робота в некую ячейку, которая обеспечивает производственный процесс. Ни один центр прототипирования не в состоянии нам сделать робота.

Модератор: Спасибо, коллеги, давайте в роботов отдельно не будем углубляться, но проблема понятна, да. Необходима как раз среда и система, которая бы позволила эту ступеньку каким-то образом преодолеть. Я так понимаю, у Михаила есть свой комментарий.

Страница 56 из 84 Михаил Евгеньевич Раяк: Я, находясь на стыке, у меня есть ответы на все вопросы, что нам задаются, и деньги. Денег мало. Я хотел поддержать Александра Михайловича, и когда он говорит, что надо описать все предприятия, которые есть, сделать карту промышленности, и, собственно, уполномочен от тех же промышленников сказать, что там есть две конкретных вполне понятных задачи. Слава Трофимович, вы просите конкретику — пожалуйста.

Чтобы отрейтинговать предприятия, они должны дать информацию о том, что у них есть. Они не могут этого сделать, потому что в существующей ситуации с авторскими правами у нас они это делать боятся, и сейчас все ждут, что будет принято решение о том, что делать это или нет, это патентование технической и проектной документации. То есть на текущий момент она не патентуется, это большая проблема, поэтому идет утечка интеллектуальной собственности, поэтому нет возможности что-то раскрыть наружу.

И вторая ситуация. В 2014 году Минпромторг выкатил огромное количество патентов: «забирайте за бесплатно». Как говорится, у этого есть оборотная сторона. Если вы забрали патенты, то налоговая просит заплатить с этого налог на прибыль. Сняли этот вопрос, появился другой вопрос, что если этот патент зашел, поставлен на баланс и пошли зарабатываться с этого деньги, то его тоже нужно поддерживать, оплачивать и платить налоги уже когда он находится внутри. Там сложная система. Вот два момента.

Роман, по поводу вашего проекта. Мы же обсуждали, и я жду заявку. Все просто. Ты помнишь, когда была технология, был потенциал, был интерес к этому проекту, такой, размазанный, обезличенный на рынке, ты год бился по рынку, никто тебя не видел в упор. Сейчас, когда от «Сатурна» есть интерес, я думаю, к тебе очередь из инвесторов выстроится, все вполне понятно, прозрачно. Как появляется отклик от рынка, сбыт появляется, как появляются деньги в проекте, за ними приходят другие деньги, инвестора. Welcome, ждем.

–  –  –

Секция III. Формирование компетенций и региональное развитие инноваций Слава Трофимович Ходько: Задача последнего заседания — у нас есть три направления. Это образование в широком смысле, образование не только с точки зрения непосредственно преподавания дисциплин, с точки зрения коммерциализации, технологического, инновационного менеджмента, и так далее, а вот как создать среди молодежи дух инновационного предпринимательства, как поднять нам инженерное образование, которое, в общем-то, лежит по объективным причинам. Оно просто лежит. Поэтому Филипп Александрович, вы представляете второй по важности вуз, мы вас все уважаем, и неслучайно, потому что действительно, есть, чем похвастаться.

Филипп Александрович Казин: Уважаемые коллеги, я хотел поговорить вот о чем. Если на первый слайд смотреть, вот пожалуйста, представьте себе обыкновенного московского студента мегаполиса, который выставляет рейтинги своих собственных жизненных приоритетов. Вот как вы думаете, как бы московский студент современный расставил бы эти пять приоритетов? Просто в голове представьте себе этот рейтинг, как бы вы его оценили.

Теперь второй слайд. Там правильный ответ. В современном нашем образовательном пространстве, назовем это так, современного вуза, сформирована определенная модель нашего, взрослых людей, понимания приоритетов наших студентов. Дальше мы с удивлением узнаем, что есть такой хороший фильм режиссера Лопушанского, называется «Гадкие лебеди». КтоСтраница 58 из 84 нибудь смотрел его? Там есть такие люди, мокрецы, они создали новое интеллектуальное пространство, которое обыкновенное общество не понимает, и они стали учить детей определенным образом, понимая, что за ними будущее.

И в сознании этих детей мир соверменного взрослого человека, тот, о котором мы сейчас говорим, он недостоин, так сказать, внимания, недостоин интереса.

Это такой конструктивизм, посвященный тому, что наши дети, наши студенты, которые выходят к нам и которым мы рассказываем про инновации, они рассматривают это через несколько другие призмы. И есть такое очень простое выражение. Если вы идете куда-то, вы споткнулись, это не значит, что вы идете не туда. И то, что происходит в головах студентов, когда они попадают в наш вуз, возникает у них проблема. Они видят, что взрослые живут по какой-то странной системе ценностей, а мы им рассказываем о том, что они должны быть инновационны, предпринимательски ориентированы, ориентированы на прибыль, на привлечение средств, и так далее. Что в этой ситуации можно сделать? Каким образом в системе ценностей студента развивать предпринимательские навыки и дальше предпринимательские компетенции с учетом того, чтобы попробовать спросить у студента, а что ему самому-то нужно?

Есть такая программа у нас. Вот это конкурс социальных предпринимательских проектов, которые вовлекают студентов в практическую предпринимательскую деятельность, но которое в западном лексиконе стало в свое время называться гражданским предпринимательством. То есть это та самая система, в которой студент реализует проект, отрабатывает его, он его реализует для определенной конкретной компании, или государственного учреждения, или некоммерческой организации, при этом осваивает все компетенции, которые нужны: командообразование, планирование, работа с внешними людьми, взаимодействие с клиентом, и так далее. Но смысл деятельности в рамках этого конкурса состоит не в том, что он привлекает определенную прибыль, а он, собственно, реализует то, что нужно тем людям, Страница 59 из 84 ради которых он работает.



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«Попов Виталий Владимирович ОСОБЕННОСТИ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ В СОЦИАЛЬНОФИЛОСОФСКОМ КОНТЕКСТЕ В статье представляется философское осмысление специфики постнеклассического понимания рациональности. Показывается, что в условиях постнеклассической науки и глобального характера социальных измен...»

«Дайджест космических новостей №275 Московский космический Институт космической клуб политики (11.11.2013-20.11.2013) 20.11.2013 2 МКС празднует свой 15-й день рождения 2 С борта МКС запущен еще один спутник 2 В Китае запущен спутник дистанционного зондирования Земли Яогань-19 2 РН “Минотавр” вывела на орбиту 29 спутников 3...»

«Регистрационный номер Открытое акционерное общество "Первая генерирующая компания оптового рынка электроэнергии" Российская Федерация, Тюменская область, г. Тюмень, ул. Одесская д. 1, ко...»

«НАУКИ О ЗЕМЛЕ Д. А. Гурьянов СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ СЕЗОНОВ ГОДА В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ Представлена методика расчёта продолжительности естественных сезонов с помощью метода скользящих средних значений для среднесуточной температуры воздуха метеостанции Санкт-Петербурга. Описываются тре...»

«Национальный исследовательский центр “КУРЧАТОВСКИЙ ИНСТИТУТ” НОВОСТИ апрель 2016 Ядерная энергия, человек и окружающая среда 30 ЛЕТ СО ДНЯ КАТАСТРОФЫ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС Заседание Ядерного общества России "Обеспечение безаварийной работы отечественной ядерной энергетики", приуроченное к 30-й годовщине ав...»

«Протокол № 104-УСН/ТПР/3-08.2016/Д от 17.05.2016 стр. 1 из 9 УТВЕРЖДАЮ: Председатель Конкурсной комиссии Яковлев С.В. "17" мая 2016 г. ПРОТОКОЛ № 104-УСН/ТПР/3-08.2016/Д заседания конкурсной комиссии ОАО "АК "Транснеф...»

«"Утверждено" Решением единственного участника Общества с ограниченной ответственностью "УНИВЕР Менеджмент" №3105-2016 от 31.05.2016г. ПЕРЕЧЕНЬ МЕР по выявлению и контролю конфликта интересов, а также предотвращени...»

«Добровар "Распутин" Гарантийный срок – 5 лет со дня продажи Дата продажи _ Модуль разделительный бытовой, тип МРБ Серийный номер _ ПАСПОРТ-РУКОВОДСТВО Уважаемый покупатель! Вы приобрели профессиональное разделительное устройство, предназначенное для дистилляции и ректификации жидких смесей. Оно позволяет приготовить дистилл...»

«Евгений Евгеньевич Сухов Сходняк Серия "Варяг", книга 9 http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=136613 Я – вор в законе. Сходняк: АСТ-Пресс Книга; 2006 ISBN 5-462-00161-4 Аннотация Большой воровской сх...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 24 августа 2010 г. N 741-ПП О СХЕМАХ ГАЗОСНАБЖЕНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ НА ПЕРИОД ДО 2020 ГОДА В соответствии с постановлениями Правительства Москвы от 23 августа 2005 г. N 649-ПП О Генеральной схеме газоснабжения города Москвы, от 6 июня 2007 г. N 462-ПП О разработке Энергетической с...»

«Биометрическая система контроля доступа "Biosmart" Руководство по эксплуатации блока управления реле "БУР Biosmart" ПАДФ.425723.006 РЭ Екатеринбург2012 Оглавление МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ ОПИСАНИЕ И РАБОТА ИЗДЕЛИЯ НАЗНАЧЕНИЕ ИЗДЕЛИЯ 2.1 ОПИСА...»

«Содержание Что такое эхолот? Технология точной эхолокации Монтаж Комплектация Инструменты, необходимые для установки Установка датчика Установка на транец Сборка датчика Предварительный монтаж Проводка Проверка установки Завершение установки Установк...»

«ONYX™ Swing-arm PC Edition Руководство пользователя Freedom Scientific Blind/Low Vision Group, LLC 440481-001 Revision D Содержание ONYX™ Swing-arm PC Edition Руководство пользователя Обзор Компоненты ONYX™ Swing-arm PC Без...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Владимирский государственный университет имени Алекса...»

«Приложение к Решению Совета депутатов Муниципального образования Переволоцкий район Оренбургской области от 17.06.2015г. № 387 ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "АБРАМОВСКИЙ СЕЛЬСОВЕТ" ПЕРЕВОЛОЦКОГО РАЙОНА ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ ТОМ 2 МАТЕРИАЛЫ ПО ОБОСНОВАНИЮ Заказчик: ЗАО "Центр...»

«РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ И ОБСЛУЖИВАНИЮ ANTARES BASE ДЕКЛАРАЦИЯ СООТВЕТСТВИЯ EEC Компания Bianchi Vending S.p.A., расположенная по адресу: via Parigi n°5, Zingonia (Bergamo) Italy, представляемая Мариеттой Траплетти, заявляет, что торгов...»

«ГАОУ ВПО "ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА" "Утверждаю" ректор ДГИНХ, д.э.н., профессор Бучаев Я.Г. 20 июня 2011г. КАФЕДРА "Анализ хозяйственной деятельности и аудит" ФОНД ОЦЕНОЧНЫХ СРЕДСТВ ПО ДИСЦИПЛИНЕ "СТ...»

«Литература о Льве Николаевиче Толстом 1. Оболенский Л. Идеалы нашей жизни и литературы: (Критический этюд). Статья III // Русское богатство. – 1885.– № 12. – С. 225–232.2. Оболенский Л.Е. Толстой о ж...»

«Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям Российский рынок полиграфии Состояние, тенденции и перспективы развития Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям УПРАВЛЕНИЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ, КНИГОИЗДАНИЯ И ПОЛИГРАФИИ Российский рынок полиграфии Состояни...»

«Звгг та ВИСНОВОК реВ131ЙН01 КОМ1СН СТОСОВНО фшаНСОВО! ЗВ1ТНОСТ1 П А Т Ф 1рм а П о л т а в п и в о за 2 0 1 4 рис. 1ею публ1чного акщонерного товариства Рев131Йною ком1С Ф1рма Полтавпиво (даш Товариство) Карпенко Олени Яковлевни, ЛаптевоТ Натали Сергивни та Скляренко Людмили Олександр1вни проведена перев1рк...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.