WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:   || 2 | 3 |

«Грубый тесак с громким стуком опустился на деревянную доску, и очередная крысиная голова, сверкнув усами в полумраке комнаты, полетела на пол к уже валявшимся там нескольким ей подобным. ...»

-- [ Страница 1 ] --

Annotation

..Грубый тесак с громким стуком опустился на деревянную доску, и очередная крысиная

голова, сверкнув усами в полумраке комнаты, полетела на пол к уже валявшимся там

нескольким ей подобным. Крул привычным движением ладони катнул обезглавленную

тушку крысы белесым брюхом вверх, сделал на брюхе продольный надрез, затем, вновь

перевернув крысу, схватился за хвост и резким движением содрал с тушки шкуру.

Освежеванная тушка казалась крохотной в мозолистых руках мутанта. Крул наклонил доску и смахнул тушку в стоящую рядышком помятую кастрюлю. Его рука протянулась к небольшой кучке, в которую были сложены убитые крысы. Выхватив новую крысу за хвост, Крул со смачным шлепком припечатал тельце к доске. Нож в очередной раз со свистом рассек воздух, отсекая голову. Ты это специально, Крул!? — возмущенно воскликнула Делайла. Крул и ухом не повел. Все тем же отработанным движением он освежевал очередную крысу и потянулся за следующей… Грубый тесак с громким стуком опустился на деревянную доску, и очередная крысиная голова, сверкнув усами в полумраке комнаты, полетела на пол к уже валявшимся там нескольким ей подобным. Крул привычным движением ладони катнул обезглавленную тушку крысы белесым брюхом вверх, сделал на брюхе продольный надрез, затем, вновь перевернув крысу, схватился за хвост и резким движением содрал с тушки шкуру.

Освежеванная тушка казалась крохотной в мозолистых руках мутанта. Крул наклонил доску и смахнул тушку в стоящую рядышком помятую кастрюлю. Его рука протянулась к небольшой кучке, в которую были сложены убитые крысы. Выхватив новую крысу за хвост, Крул со смачным шлепком припечатал тельце к доске. Нож в очередной раз со свистом рассек воздух, отсекая голову.

— Ты это специально, Крул!? — возмущенно воскликнула Делайла.

Крул и ухом не повел. Все тем же отработанным движением он освежевал очередную крысу и потянулся за следующей. Делайла, до сего момента бездельничавшая, развалившись в углу комнаты на слишком короткой для женщины-мутанта старой кровати, резко вскочила.

Кровать многострадально скрипнула, готовая вот-вот развалиться на части, но ей кажется повезло уцелеть на этот раз, вовремя избавившись от немаленького веса Делайлы.

— Прекрати! Я уже слышать не могу эти звуки! — раздраженно крикнула Делайла.

— Я всего лишь готовлю нам ужин, — невозмутимо ответил Крул.

Со стороны могло показаться, что огромный мутант непробиваем. Если же принять во внимание то, что Делайла была непосредственным командиром Крула в армии мутантов, это могло быть воспринято ей, как попытка игнорировать старшего по званию, граничащая с дерзостью, чего Делайла на дух не переносила в своих подчиненных. Впрочем, о какой субординации могла сейчас иди речь, когда в пустошах на мутантов устроена настоящая охота, и они все оказались равны вне зависимости от званий и прошлых воинских заслуг.

Поэтому сейчас воспринимать отношения рядового Крула и мастера-лейтенанта Делайлы, как отношения командира и подчиненного уже не имело никакого смысла. И Делайла это неохотно, но вынуждена была признавать. Но, привыкшая повелевать, она не допускала даже мысли, что с ней могут обходиться непочтительно.

Окажись сейчас с ними кто-то рядом в хижине, он заметил бы, как сквозь каменное выражение лица черноволосого мутанта в уголках его прищуренных глаз уже начали просачиваться едва сдерживаемые капли давно копящегося раздражения. Крул пребывал в таком состоянии, что готов был взорваться и прекратить раз и навсегда уже номинальное, но от этого не менее деспотичное верховенство Делайлы, если она еще раз рявкнет на него.





Скрутит ее по рукам и ногам и отшлепает, как маленькую вздорную девчонку с той лишь разницей, что такую девчонку под сотню с лишним килограмм весом не так то просто перекинуть через колено. Ну да Крул был не из слабых и даже среди мутантов считался гигантом.

Вот уже несколько недель они вместе шатаются от одного заброшенного поселения к другому. Прячутся по темным углам в каких-то развалинах, перебиваются чем попало, и крысиное мясо на ужин не такой уж и плохой выбор среди всего остального. Они стремились уйти подальше от тех мест, где недавно разворачивались ожесточенные сражения между войсками Мастера и подразделениями Братства Стали, пробираясь пограничными землями, которые не находились ни под чьей юрисдикцией. На этих ничейных территориях были изредка разбросаны запущенные фермы и обнищавшие малонаселенные поселки. Вот на одной из таких заброшенных ферм мутанты сейчас и скрывались.

— Мне уже надоели эти крысы! Эта грязь! Клопы и вечные скитания! — капризно, что ей было несвойственно, пожаловалась Делайла. — Неужели мы не можем просто пойти в поселок людей и хотя бы разок увести у них корову? Я уже и не помню, когда в последний раз пробовала нормальную пищу!

Крул в сердцах бросил нож, и тот, с бренчанием ударившись о доску, отлетел в угол хижины. Встав в полный рост, мутант едва не уперся макушкой в крышу строения.

Уже начиная заводиться, он обманчиво спокойно поинтересовался:

— А кто из нас настоял, чтобы покинуть "Ржавую Банку" и уйти от людей? Полковник Хоукинс ведь предлагал нам остаться и обещал защиту! Но ты ведь не захотела! Ты слишком горда, чтобы принять покровительство человека! Ты так сильно ненавидишь людей, что не пожелала принять его предложение!

— Я никогда не пойду в услужение людям, рядовой Крул, — холодно отрезала Делайла. — И ты это прекрасно знаешь! Достаточно того, что мы спасли их жалкий городишко от полного уничтожения!

— Ну конечно! — с горечью расхохотался Крул. — Ты ведь еще продолжаешь воевать!

Не можешь простить, что тебя, как селедку, засунули в стеклянную банку и продержали там, едва не заморив до смерти. А война уже закончилась, Дел! И удел проигравших…, - Крул схватил за хвост неразделанную крысиную тушку и потряс ей перед лицом мастералейтенанта, — …довольствоваться объедками со стола победителей! А если кому-то из грязных мутантов вздумается по глупости привлечь к себе внимание, покусившись на брамина на одной из людских ферм, то на него быстренько устроят облаву, участие в которой с превеликим удовольствием примут стальные братья. Ты этого хочешь!?

Лицо Делайлы даже несмотря на свойственный мутантам землистый оттенок кожи заметно покраснело от гнева, уже не так сильно контрастируя с огненно рыжими волосами.

— Рядовой Крул, да как ты смеешь разговаривать со мной в таком тоне!

Крул, поначалу безбоязненно встретивший пылающий гневом взор своего командира, в последний момент не выдержал клокотавшей в глазах Делайлы ярости и поспешно опустил взгляд, почувствовав неприятный холодок от прозвучавшего в словах мастера-лейтенанта стального тона. Нет, Крул не был трусом. Он открыто смотрел в лицо смерти, он не пасовал перед опасностью, бесстрашно шел в бой, но перед этой женщиной он был безоружен. Крул искал этому причину и не находя рационального объяснения своей робости, в итоге все списывал на укоренившуюся привычку подчиняться старшему по званию. Может быть, он боялся признаться самому себе, что уже давно любит Делайлу и потому готов покорно сносить все ее выходки?

Сама Делайла от подобных мыслей была еще дальше, чем Крул, и потому, видимо, желая закрепить столь сокрушительный успех, ради профилактики уже хотела обрушить на рядового очередную порцию забористых ругательств, но тут скрипнула входная дверь хижины, и внутрь скользнул тщедушный человек в замызганном темно-синем комбинезоне.

Встав возле двери, он поправил на своем носу треснувшие очки и негромко заметил, воспользовавшись возникшей паузой в перебранке:

— Извините, что вмешиваюсь, но вас слышно за полмили отсюда. Если вы и дальше будете продолжать в том же духе, то вся малонаселенная округа вскоре узнает, кто поселился на заброшенной ферме, — человек в очках сделал многозначительную паузу, чтобы смысл сказанного дошел до взвинченных мутантов. Переводя ироничный взгляд с одного мутанта на другого, он назидательно добавил: — Сомневаюсь, что вам бы этого хотелось.

— Скорее ты их приведешь у себя на хвосте, шастая по округе, — язвительно заметила Делайла. — И какого черта, Майлз, ты вообще с нами увязался!?

Крул облегченно вздохнул, поняв, что внимание разгневанной Делайлы на какое-то время переключилось на Майлза, которого по неведению угораздило попасть под горячую руку разъяренной женщины-мутанта. Признаться, и самому Крулу был интересен ответ на заданный Делайлой вопрос.

Питер Майлз был инженером в "Ржавой Банке" — форпосте Братства Стали, когда Крул и Делайла впервые познакомились с ним. Причины, побудившие самих мутантов отказаться от предложения остаться на базе Братства, были так или иначе, но вполне объяснимы, но вот почему вместе с ними базу покинул Майлз — в этом для Крула крылась загадка. Как сам не раз объяснял Майлз, он захотел посмотреть внешний мир, так как всю свою сознательную жизнь провел сначала в убежище, а потом в "Ржавой Банке", которая сама не слишком то отличалась от убежища. Он лишь изредка бывал на поверхности — и пробыл там ровно столько, чтобы обнаружить у себя симптомы врожденной агорафобии. По его словам, он твердо уверился в том, что будет неполноценным человеком, если не поборет в себе эту болезнь.

Не то чтобы Майлз постоянно путешествовал вместе с мутантами. Он просто был рядом, иногда подолгу отлучаясь в места, куда по понятным причинам не было ходу мутантам: посещал окрестные поселки и города людей. Мутанты ворчали каждый раз, пеняя Майлзу на то, что он однажды приведет за собой охотников, которых после поражения Мастера развелось предостаточно на волне умело подогреваемой Братством Стали ненависти к мутантам. Иногда, сопровождая Крула и Делайлу в их коротких переходах от одного укрытия к другому, Майлз пересказывал им услышанные от людей новости. Мутанты терпели его присутствие отчасти еще и оттого, что инженер частенько предупреждал их, свободна ли впереди дорога, играя тем самым роль добровольного разведчика. Вот и сейчас Майлз появился после своего трехдневного отсутствия как раз в тот момент, когда однообразное крысиное меню подняло градус взаимного раздражения в отношениях между мутантами до точки кипения, и подошло время сняться с насиженного места и сделать очередной переход до нового укрытия.

Как это частенько бывало, Майлз к разочарованию Крула уклонился от ответа и к негодованию Делайлы пропустил замечание мастера-лейтенанта мимо ушей.

— Кстати, я тут подыскал вам работенку, — заметил он, ничуть не смутившись.

— Работенку!? — с подозрением прищурилась Делайла. — О чем ты говоришь? — Она сделала быстрый шаг к инженеру, проворно сграбастала его за грудки одной ладонью и, едва не оторвав от пола, прижала к стене комнаты: — Ты кому-то рассказал о нас? — угрожающе спросила она.

Майлз побледнел, делая безуспешные попытки вырваться. Крул поспешил на помощь Майлзу.

— Дел, постой, дай ему договорить до конца.

— Подумай сам, Крул, о какой работе для нас может идти речь? Только в качестве живых мишеней, не иначе. На нас идет охота. И этот слизняк по своей глупости выдал нас охотникам!

— Дай ему сказать, Дел. Большего вреда от этого уже не будет, — резонно заметил Крул. — Отпусти его, иначе он сейчас умрет от страха, и мы не узнаем, в какую переделку он нас втравил!

— Ладно, — Делайла нехотя отпустила Майлза. — Говори уж.

Майлз в изнеможении поплелся к кровати, которую недавно занимала Делайла, и, усевшись на ее краешек, стал собираться с мыслями после перенесенной трепки. Мутанты терпеливо ждали, помалкивая.

— Тут неподалеку находится небольшой поселок, — наконец начал рассказывать Майлз. — Так вот. Проходя мимо, я встретился со старейшиной этого поселка, который как раз возвращался назад из небольшого городка, также расположенного поблизости. Мы разговорились. Конечно же, я не единым словом не упомянул, что путешествую вместе с вами! — Майлз искренне посмотрел на Крула и Делайлу. Те сделали над собой усилие, изобразив на лицах видимость того, что поверили инженеру, и ободренный этим Майлз живо продолжил: — Старейшина рассказал мне, что его поселок подвергается частым набегам бандитов, и селяне готовы были нанять кого-нибудь в городе для своей защиты. Но, увы, в городке никто не согласился выступить в этой роли.

— Еще бы! — хмыкнула Делайла. — Кому охота рисковать своей жизнью ради какогото задрипанного поселка на пограничных территориях. Здесь ни у кого нет управы на бандитов, и каждый должен рассчитывать только на себя.

— Вот-вот, — кивнул Майлз. — Старейшина так мне и сказал. У них отчаянное положение. Бандиты похищают почти весь урожай, уводят скот, насилуют женщин и угоняю в рабство мужчин. А защиты искать не у кого. Никому нет дела до их небольшого поселка.

— И ты, конечно, на все это купился, решив примерить на себя роль добродетеля.

Разболтал старейшине о нас, наивно полагая, что мы, выслушав эту душещипательную историю, тут же согласимся на эту непыльную работенку и немедленно бросимся защищать бедных крестьян. Так?

Майлз заерзал на кровати, потупив взор. Было ясно, что Делайла попала в точку.

— Ну не совсем так… Я лишь осторожно поинтересовался у старейшины, как бы он отнесся к тому, если бы защищать поселок вызвались не совсем люди и… — И что же он на это ответил? — не дослушав инженера, нетерпеливо спросила Делайла.

— Он сказал, что в их положении они готовы принять помощь от кого угодно. Но я же не сказал напрямую, что речь идет о мутантах… — Значит, он мог подумать, что ты говоришь, например, о гулях? — заметил Крул. — Если так, то ты ввел его в заблуждение.

— Но ведь он сказал, что готов принять чью угодно помощь, — упрямо гнул Майлз.

— Чью угодно, но не мутантов! Это то ты должен понимать, дурья твоя башка! — зло ответила Делайла. — Ну хорошо! Даже если бы они были бы готовы сотрудничать с мутантами, с чего ты решил, что мы согласимся на эту работу?

— Я подумал, что приличная пища и надежный кров над головой, которые предлагает старейшина, на какое-то время вам не помешают. К тому же он готов предложить что-то еще за услуги защитников, о чем обещал рассказать после того, как получит согласие наняться на эту работу.

Майлз выжидающе смотрел на мутантов. На лице Делайлы явно читался скепсис. Крул задумчиво тер подбородок. Первой нарушила молчание Делайла.

— Вот что я вам скажу. Даже если мы согласились бы на эту работу и показали нос в этом поселке, там, я уверена, тут же поднялся бы настоящий переполох от одного нашего вида. Поверьте, они заключат мир с бандитами и вместе устроят на нас травлю. Пока они не сообразили, о ком им наплел Майлз, нужно срочно уносить отсюда ноги! Собираемся немедленно!

— Постой Дел, — поднял ладонь Крул, призывая Делайлу к вниманию. — Вряд ли в этих местах так ревностно следят за чистотой человеческой расы, если они готовы сотрудничать с кем угодно. Жители бедных поселков — это совсем не те люди, что живут в богатых городах под защитой Братства Стали или вооруженных до зубов местечковых армий.

Сомневаюсь, что они, еле сводя концы с концами, будут рассуждать о расовой принадлежности. А нам не помешало бы сухое жилье и хорошая пища, иначе нам никогда не выкарабкаться из этой ямы. К тому же старейшина со слов Майлза предлагает в оплату чтото еще кроме пищи и крова. Возможно, мы наконец вернем себе оружие, которое нам пришлось оставить по требованию Хоукинса на базе Братства.

— Верно, — поддакнул Майлз. — И сам старейшина, и жители поселка показались мне порядочными и добрыми людьми.

— Ты вправду веришь во все это, Крул? — насмешливо заметила немного поостывшая Делайла. — Что сможет предложить нам этот бедный поселок, если прежде его жители не испугаются нашего вида и в панике не разбегутся? Кров наверняка не лучше этого дырявого сарая с протекающей крышей, а пища не вкуснее крыс, которых мы едим ежедневно.

Крул пожал плечами. На это ему нечего было ответить. Майлз погрустнел, понимая, что мнение Делайлы, как не крути, основывалось на здравом расчете и трезвой оценке ситуации.

Время милосердия и взаимовыручки между людьми и мутантами пока еще не пришло.

Черноволосый мутант вновь повернулся к разделочной доске и, не говоря больше ни слова, взял за хвост крысиную тушку и нарочито громко шлепнул ее на разделочную доску. Подняв с пола тесак, он вновь вознамерился продолжить свое прерванное занятие.

— Ладно, ладно! — поспешила остановить его Делайла.

Рука Крула застыла в воздухе, и лезвие зажатого в ней тесака так и не успело коснуться разделочной доски.

— Так и быть, — сдалась Делайла. — Давайте рискнем и встретимся с этим старейшиной. Вряд ли из этого выйдет что-то путное, но питаться крысами еще хуже. К тому же я не выношу, когда меня постоянно упрекают в предвзятом отношении к людям. На этот раз вы сами убедитесь, что я в конечном итоге всегда оказываюсь права. Вот посмотрите, я окажусь права и на этот раз!

— Вот и отлично, — обрадовался Майлз этому неожиданному повороту. — Предлагаю не откладывать это дело в долгий ящик и завтра утром отправиться в поселок. Я покажу вам дорогу и познакомлю со старейшиной. А на сегодняшний вечер я принес вам кое-чего повкуснее крыс.

Майлз перекинул со спины котомку, висевшую до сих пор у него через плечо на широкой лямке, и достал из нее завернутый в тряпицу порядочный ломоть домашней ветчины, краюху ароматно пахнущего ржаного хлеба и обвязанную дранкой глиняную крынку с браминьим молоком. Все это, распространявшее по комнате аппетитные запахи, окончательно вытеснило остатки взаимной неприязни, вызванной разгоревшимся недавно спором. Крул, недолго думая, смахнул со стола дохлых крыс и разделочную доску, освобождая пространство для трапезы.

— Угощайтесь, — сказал Майлз, когда все принесенные им продукты перекочевали из котомки на стол. — А я пока отдохну. Устал за день так, что аж ноги не держат.

С этими словами инженер закинул ноги на кровать и растянулся на ней в полный рост.

Но не тут то было. Кровать под ним внезапно просела, издав предсмертный скрип, и с треском развалилась, а Майлз оказался на полу среди ее обломков, ошалело вращая глазами.

Делайла и не подумала на это как-то отреагировать, всецело поглощенная пережевыванием ветчины, которой набила полный рот. Крул, посмотрев на Делайлу, осуждающе заломил бровь, но промолчал, не прерывая трапезу. Майлз, видя, что никто и не думает прийти ему на помощь, кряхтя поднялся с пола, отряхнулся и прошествовал в дальний угол комнаты. Там он сгреб в охапку пучки разбросанного по полу старого сена, и соорудив из него некое подобие ложа, наконец-то устроился на отдых. Вскоре по выровнявшемуся дыханию инженера мутанты поняли, что тот заснул.

— Чудак! И чего он с нами нянчится? — пробубнила сквозь набитый рот Делайла.

Крул пожал плечами.

— Какая тебе разница? С ним даже как-то веселей.

Делайла усмехнулась.

— Еще бы. Представляю, какая завтра будет клоунада!

На утро спозаранку Майлза разбудил крепкий тычок в плечо. Когда инженер, вместо того чтобы встать по струнке смирно, как солдат, и отдать честь командиру, лишь причмокнул во сне и перевернулся на другой бок, его грубо схватили за шкирку и встряхнули, как тряпичную куклу.

— Майлз, долго ты собираешься дрыхнуть!? — ворвался в его уши взбешенный голос.

Сон сдуло, как холодным душем с той лишь разницей, что под душем ты хотя бы не болтаешься в нескольких футах над полом, не доставая до него ногами. Продрав глаза, Майлз увидел пред собой взбешенную Делайлу, напялившую на себя все свое кожаное обмундирование, а позади нее явно не выспавшегося Крула, которому уже надоело каждый раз вступаться за Майлза перед своей несдержанной командиршей.

Инженер никак не мог взять в толк, зачем его вытащили посреди ночи из постели. Он переводил растерянный взгляд с лиц мутантов на окно, за которым не было даже намека на рассвет, затем на стоящую на столе плошку с маслом с горевшим в ней фитилем, и обратно.

Делайла, прочитав на лице Майлза невысказанный вопрос, наконец опустила инженера на пол и снизошла до объяснений:

— Ты что же думал, мы попремся у всех на виду в этот поселок? Как же! Встретимся пораньше с твоим знакомым старейшиной, и если что-то не заладится, то быстренько умотаем, пока не проснулась вся их свора. Усек?

— Дел, по-моему, ты перегибаешь, — сказал Крул примирительно. — Я бы тоже не прочь поспать подольше, а ты тут устраиваешь казарменные порядки и превращаешь встречу в какую-то диверсионную вылазку!

— Знаешь что, Крул! А ведь это хорошая идея. Я вот тут подумала, а не выкрасть ли нам этого старейшину и не допросить ли его здесь с пристрастием в спокойной обстановке, что у него там на уме? Ну, а отпускать его восвояси, если что-то вдруг не так, совсем необязательно, правильно?

У Майлза глаза полезли на лоб от такого предложения.

— Ладно, ладно, не спорьте! — махнул рукой инженер, всерьез опасаясь, что Делайла и вправду решит воплотить свой варварский план в реальность. Поправив порядком измятый Делайлой комбинезон, он попросил. — Дайте мне пару минут на то, чтобы привести себя в порядок, и мы двинемся.

Делайла хмыкнула и отошла в сторону, пропуская Майлза к стоящей в углу бочке, наполненной дождевой водой, лившейся через прореху в крыше, когда шел дождь. Майлз стал шумно умываться, ополаскивая лицо, шею и полоща рот, смачно сплевывая на пол.

Краем уха он услышал, как Крул приглушенно спросил:

— Дел, ты что это, серьезно что ли про похищение?!

— Уж и пошутить нельзя, — также тихо ответила Делайла.

— Ну и шуточки у тебя… — мрачно заметил Крул. — Я готов был поверить.

— Один ноль в мою пользу, — усмехнулась Делайла.

Майлз преувеличенно громко отфыркнулся, схватил висевший рядом с бочкой замызганный кусок материи, служивший полотенцем, вытер лицо и, как ни в чем не бывало, повернувшись к мутантам, провозгласил:

— Я готов. Жду только вас.

Крул закатил глаза к потолку, покачав головой, а Делайла, опешив от подобной наглости, даже не нашлась что ответить, лишь раскрыла рот. Майлз не стал дожидаться, когда на него обрушится очередная порция ругательств и поспешил выскочить за дверь.

Мутантам ничего не оставалось, как последовать за ним. Инженер топтался снаружи, глубоко засунув руки в карманы своего комбинезона и ежась от холода. Дождавшись, когда Делайла и Крул, протиснувшиеся в узкий дверной проем, оказались на улице, инженер бодро пошагал по едва различимой в сумраке тропинке, проложенной среди густо обступавших заброшенную ферму зарослей гигантского репья. Мутанты бросились его нагонять, но их опасения, что инженер уйдет далеко вперед, быстро развеялись, когда в густых зарослях впереди послышались вскрик и хруст сухих стеблей бурьяна. Ориентируясь на приглушенные чертыхания, Делайла подоспела как раз вовремя, чтобы застать сидящего среди поломанного репья Майлза, усердно отдирающего от своего комбинезона, волос и обуви огромные колючие шары.

— Ты случаем не заблудился, Майлз? — насмешливо поинтересовалась Делайла. — Эдак ты заведешь нас неизвестно куда!

— Мне ни разу не приходилось ходить здесь в такую темень! — пожаловался Майлз.

Крул протиснулся мимо Делайлы к инженеру и, чуть наклонившись, одной рукой играючи поставил того на ноги. Майлз стал крутиться на месте, пытаясь заглянуть себе за спину и шаря ладонями по комбинезону в поисках налипшего репья. Крул, у которого ночное зрение было развито не в пример лучше, чем у обычного человека, в очередной раз вздохнул, поражаясь такой непоседливости инженера, и стал помогать Майлзу очищать одежду.

— Ну хватит уже! — недовольно буркнула Делайла. — Мы же не на смотрины собрались.

Она все же не удержалась и тоже отодрала от воротника Майлза пару колючек, затем бесцеремонно вытолкнула инженера на тропинку и приказала:

— Я пойду впереди, а ты держись прямо за мной. Если что — хватайся за мою куртку. — Делайла повернулась к Крулу. — Ты пойдешь сзади. Уж с фермы то я нас выведу, а дальше Майлз проводит нас в поселок.

Густые заросли репья вскоре расступились, напоследок своим весом проломив брешь в ветхой деревянной ограде, окружавшей территорию фермы, и спутники выбрались на пустырь. Небо из черного превратилось в темно синее, намекая, что уже не в силах сдержать за горизонтом близящийся рассвет. Майлз как мог быстро, подгоняемый ворчанием Делайлы, повел мутантов по одной ему ведомой дорожке, и мутантам приходилось приноравливать свой широкий шаг к семенящей походке инженера.

На дорогу у них ушло примерно пол часа, и когда они завидели первые покосившиеся домишки поселка, на горизонте уже занялся рассвет. Заявиться в поселок инкогнито, как на это рассчитывала Делайла, так и не удалось. Трудолюбивые селяне, вставшие пораньше, уже ковырялись на своих наделах на окраине поселка, что-то подправляя мотыгами, елозя на коленках среди худосочных стеблей каких-то посадок, и, завидев необычных посетителей, раскрыв рты и вытаращив глаза, застывали на месте, провожая необычную троицу взглядом.

— Чего они на нас пялятся?! — прошипела сквозь зубы Делайла, недовольная, что ее план скрытного посещения поселка с треском провалился. — Ох, как мне это не нравится… Может, повернем назад? — в последних словах Делайлы даже послышались несвойственные ей просительные нотки.

— Дэл, ты чего, испугалась? — шутливо заметил Крул, с интересом рассматривая рассыпавшиеся неровными рядами вдоль единственной поселковой улицы неприглядные одноэтажные домики, больше похожие на щитовые сараи, наскоро собранные из подручного материала, чем на пригодное для жизни жилье. — Просто они ни разу не видели такой шикарной женщины, как ты, вот и не могут отвести от тебя глаз!

— Не распускай язык, рядовой Крул! — прикрикнула на него Делайла. Но едва дрогнувший голос подсказал Крулу, что его скрытый комплимент воспринят женщиноймутантом, по меньшей мере, без раздражения.

Едва они поравнялись с первым домом, как тут же откуда-то со стороны на пришельцев тявкнула проснувшаяся спозаранку собака. Ей тут же ответила вторая с противоположного края улицы, затем третья, и когда мутанты и человек уже шагали по поселку, со всех сторон на них сыпалась такая невообразимая какофония из собачьего лая, хлопающих дверей и раздраженных окриков разбуженных хозяев собак, что казалось, будто весь поселок встал с ног на голову и вот-вот рассыплется от устроенного трамтарарама в пух и прах. Делайла была мрачнее тучи: ну теперь уж точно об их прибытии узнают все до единого обитателя поселка!

— Все ты виноват, Майлз, — мрачно посетовала она. — Почему ты не предупредил, что в этом поселке собак больше, чем жителей? Свяжись с гражданским — попадешь в переплет!

— Меня тоже так встречали, — ответил беззаботно Майлз, обернувшись. Непонятно было, то ли он специально умолчал о собаках из чувства мести, то ли и вправду не придал этому факту особого значения. — Если бы мы пришли днем, нас, может быть, и не облаяли бы, а так эти псы, когда хозяева еще спят, спросонья облают всякого незнакомца, заявившегося в поселок!

— Неплохая система раннего оповещения, — кивнул невозмутимый Крул. — Нам это тоже будет на руку, если мы наймемся сюда на работу.

— Если это случится, то первым делом я передавлю всех шавок в этом поселке! — зло ответила Делайла, вынужденная все же признать правоту Крула и Майлза. Она ссутулилась, пытаясь казаться меньше и незаметней, больше всего на свете желая провалиться сквозь землю, но ее фигуру под два с лишним метра ростом было трудно скрыть на поселковой дороге.

В конце улицы находился, похоже, единственный в поселке приличный двухэтажный дом. Вообще-то второй этаж был не совсем полноценным, скорее это была небольшая мансарда, надстроенная над некогда одноэтажным зданием, но, по крайней мере, сам дом выгодно отличался от всех остальных строений в поселке своей основательностью и размерами. Нетрудно было догадаться, где находилась резиденция старейшины. Ухоженный палисадник окружал дом с двух сторон, а посыпанная светлым песком дорожка вела к аккуратному крылечку, чуть возвышавшемуся над уровнем земли. Все это составляло разительный контраст с остальными постройками в поселке. Когда все трое походили к дому, лай собак утих, сменившись настороженным вниманием к пришельцам со стороны высыпавших на улицу селян, а за край горизонта уже готовы были уцепиться нетерпеливые солнечные пальчики.

— Вот мы и пришли! — сказал с чувством выполненного долга Майлз, остановившись напротив крыльца дома.

— Это и так ясно, — заметила чувствующая себя крайне неуютно Делайла.

Будто услышав их разговор, дверь в доме отворилась, и на порог вышел высокий старик.

Завидев гостей, он так и прирос к крыльцу, не успев прикрыть за собой дверь. Старик был еще крепок, несмотря на густые морщины на худом лице и скудные остатки седых волос по бокам практически лысой головы. Но острый взгляд из-под седых кустистых бровей выдавал в нем волевого человека. Он наконец пришел в себя и, наткнувшись взглядом на явно знакомого ему Майлза, закрыл дверь и привалился к ней спиной, будто защищая дом от вторжения.

— Ну, что я говорила! — прошипела уголком рта Делайла. — Иди, поговори с ним, Майлз, пока его кондрашка не хватила от страха.

Майлз выступил вперед, намереваясь подняться на крыльцо, но старик поспешно поднял руку, заставляя инженера замереть на месте.

— Не приближайтесь, мистер Майлз, — сказал он достаточно ровным для пожилого человека голосом. — Кто это с вами?

— Это? — Майлз беззаботно кивнул в сторону стоящих неподалеку мутантов. — Помните, вы говорили мне, что ищите защитников для поселка? Так вот это они и есть.

— Но ведь это мутанты! — брови старика взмыли вверх, изобразив крайнюю степень растерянности.

— Ну и что? — Майлз пожал плечами. — Тем же лучше для вас. Вряд ли кто из бандитов сунется в поселок, увидев столь внушительную охрану.

— Мистер Майлз, о мутантах идет дурная слава! — приглушенно заговорил старик, подавшись навстречу Майлзу. — Я не могу их нанять! Они принесут нам больше вреда, чем пользы!

— Не думал, мистер Вильямс, что вы верите во всю ту чушь, которую распускают недалекие люди, — разочарованно покачал головой инженер. — Ваше решение окончательное? Вы даже не хотите поговорить с ними?

— Нет! — решительно отрезал старик. — Извините меня, но нет!

Мутанты слышали весь разговор от начала и до конца. Как только старейшина Вильямс сказал свое последнее слово, Делайла порывисто развернулась на месте и, не дожидаясь, пока Майлз распрощается со стариком, пошла прочь от дома. Крул помедлил, прежде чем пойти вслед за ней, и с сожалением окинул взглядом дом старейшины, заметив при этом, как в окне второго этажа дернулась занавеска. Он мог поспорить, что кто-то все это время сверху наблюдал за ними. Крул дождался, когда Майлз коротко попрощался со стариком, и они вдвоем нагнали ушедшую вперед Делайлу.

— Кто-то утверждал, что они готовы принять помощь от любого! — язвительно проговорила Делайла, когда они поравнялись с ней.

Мастер-лейтенант, наклонившись, шагала по дорожке, не обращая внимания на вновь залаявших собак, которые будто чуяли, какая злость сейчас кипит в душе у женщинымутанта. Крул шел в отдалении, все также с любопытством вертя головой, будто ничего и не произошло, а Майлз то и дело переходил на бег, стараясь поспевать за быстрым шагом Делайлы.

— Но Делайла, он ведь действительно так говорил! — пытался оправдаться инженер.

— Люди не доверяют нам, им отвратительна наша внешность, их пугает наша сомнительная слава и происхождение! — с обидой вымолвила Делайла. — Как унизительно выслушивать отказ в лицо. Окажись на нашем месте противный гуль — уверена, его бы приняли с распростертыми объятиями.

Если бы Майлз не знал Делайлу достаточно продолжительное время, он мог бы по ошибке подумать, что она сейчас разревется, как самая обыкновенная женщина, но он прекрасно знал, что как раз в такие моменты лучше не лезть к ней в душу и замолкнуть от греха подальше.

— Но ты ведь ожидала этого. Ты сама утверждала, что нас не примут, — крикнул ей в след Крул. — Ты в очередной раз оказалась права, вот и все. Ничего же не изменилось! Ты ведь не очень-то и хотела ввязываться в это дело.

— Да, но… Я хотела… — Делайла махнула рукой, не закончив говорить, но и так было понятно, что отказ старейшины Вильямса почему-то очень сильно ее задел.

— Я тебя понимаю, Дел. Ты чувствуешь себя никому не нужной, — все же рискнул успокоить ее Майлз. — Но ведь это не так! Внешность ни о чем не говорит. Они просто не знают, что ты помогла спасти людей в "Ржавой Банке", без тебя бы пропали Крул и я. Люди ведь бывают разные. Не суди их строго.

Делайла сбавила шаг, затем приостановилась уже на границе поселка и с тоской посмотрела назад, на высящийся в конце улицы дом старейшины, затем перевела взгляд на стоящего рядом инженера. Черты ее грубо вылепленного лица смягчились, став даже посвоему привлекательными.

— Ты, наверное, один такой, Майлз, — сказала она мягко. Повернулась и пошла дальше.

Но далеко отойти от поселка они не успели. Позади послышался чей-то крик.

— Постойте! Подождите!

Все трое обернулись и увидели, что от поселка к ним, спотыкаясь, бежит старейшина Вильямс. Увидев, что троица остановилась, он тоже встал и уперся худыми руками в колени, стараясь отдышаться. Майлз направился к нему, и мутанты, немного помешкав, тоже пошли к запыхавшемуся старику.

Как только они оказались рядом, Вильямс, снизу вверх подняв на них раскрасневшееся от бега лицо, сказал:

— Я передумал. Если ваше предложение все еще в силе, то прошу вас вернуться вместе со мной в мой дом. Там мы обговорим все детали сделки и заключим соглашение. И, ради Бога, извините меня за прошлое неучтивое обращение!

Делайла в недоумении посмотрела на Майлза. Тот лишь пожал плечами, не меньше мутантов удивленный столь быстрой переменой в старейшине. Вильямс молчал, ожидая ответа на свое предложение. Майлз посмотрел на Делайлу, затем на Крула. По лицам обоих сложно было что-либо прочесть.

Боясь, что сейчас Делайла из-за своего вспыльчивого характера назло развернется и потопает восвояси, Майлз взял на себя смелость ответить за всех:

— Конечно, мы согласны!

Старейшина облегченно вздохнул, будто всерьез опасался, что получит отказ, и это еще больше запутало мутантов. Впрочем, никто из них не высказал возражений на самовольную инициативу Майлза, и все дружно пошли вслед за устало идущим стариком.

Чуть поотставший Крул негромко спросил, обращаясь к идущей перед ним Делайле:

— Интересно, с чего это он передумал?

— А..а…. Что? — вопрос Крула отвлек Делайлу от каких-то своих мыслей. — Не знаю, — покачала она головой. — Может, кто-то вправил старику мозги?

— Мне почему-то тоже так показалось, — согласился Крул. — Ты не находишь это по меньшей мере странным?

— Странным? Странно то, что мы, как бараны, вот уже на протяжении часа болтаемся на виду у людей! — возмутилась она, и Крул, поняв, что Делайла наконец вернулась в свое привычное расположение духа, счел за благо не продолжать беседу, могущую в итоге привести к рождению еще одного безумного плана, например, введения в поселке комендантского часа с принудительным запретом глазеть на разгуливающих по его улицам мутантов.

Удивительно, но собаки, вновь завидев незнакомцев, больше не заливались лаем.

Может, порыкивали изредка, но все говорило о том, что жизнь в поселке, недавно взбаламученная появлением необычных гостей, вернулась в привычное русло, и если кто и глазел на мутантов, то этим людям наверняка просто больше не чем было заняться. Уже вставшее солнце стало пригревать, наконец-то разлив краски по скудной траве, пыльной деревенской дороге и давно не крашеным домам. Поначалу показавшийся неприглядным в сумраке, в косых лучах солнца поселок вдруг преобразился, вызывая ощущение небольшого оазиса размеренной деревенской жизни с непременными ее атрибутами: запахом навоза, фырканьем браминов, бренчанием ведер, гавканьем резвящейся собаки, плачем ребенка и еще множеством звуков, запахов, образов, составляющих целостную умиротворенную картинку. Конечно, Майлзу и мутантам такая жизнь была незнакома, но все трое на какомто подсознательном уровне поддались ее воздействию, вдруг почувствовав непреодолимое желание сбросить башмаки и растянуться на траве, ощущая пятками ее щекочущие стебли, и целый день пялиться в небо, рассматривая плывущие в безбрежной синеве причудливые облака.

— Кхм, — кашлянул Вильямс, привлекая внимание своих спутников. Не заметив как, они уже оказались рядом с домом старейшины. — Прошу в дом, — пригласил он, открыв перед гостями дверь.

Крулу и Делайле пришлось пригнуться, чтобы пройти в дверь — все же это был вход в нормальное человеческое жилище, а не просторные ворота, ведущие в заброшенный коровник, который служил мутантам прибежищем несколько последних дней. Хозяин дома, умудряясь не оказаться зажатым между стенами прихожей и массивными телами мутантов, протиснулся вперед гостей в довольно просторную комнату на первом этаже, игравшую, видимо, роль гостиной. Из комнаты вглубь дома шел короткий коридор, в который выходили две двери, а в тупике была заметна винтовая лестница, поднимавшаяся в мансарду. Еще одна дверь прямо из гостиной, скорее всего, вела в кухню. В центре комнаты стоял низкий деревянный стол — несколько грубовато сделанный, но крепкий и накрытый чистой скатертью. По бокам от него стояли коренастые табуреты и один колченогий стул с высокой спинкой.

Вильямс, пройдя в центр комнаты, дождался, когда мутанты и Майлз рассядутся по табуретам, затем сам уселся на стул. Крул, опять таки, потакая своему любопытству, беспрестанно вертел головой, осматривая убранство комнаты — плотно пригнанные доски стен, ничем не прикрытые, но своей естественной фактурой и узором создававшие особый уют в комнате, который дополнял каменный очаг у дальней стены и почерневшие фотографии в рамках, висящие на стенах. Под потолком в начищенном до блеска медном подлампнике висела масляная лампа, над которой на белой побелке потолка было отчетливо заметно застарелое пятно копоти. Крул чувствовал себя немного великоватым для этого дома. Табуреты оказались на удивление крепкими, чтобы выдержать вес мутантов, и те, поначалу с опаской доверившие им свой вес и готовые при первых признакам поломки вскочить на ноги, наконец с облегчением расслабили ноги и воззрились на хозяина дома, ожидая, что тот начнет разговор. Обычно словоохотливый Майлз на этот раз помалкивал, понимая, что сейчас не время проявлять поспешную инициативу.

— Меня зовут Генри Вильямс. Как вы уже, наверное, догадались, я старейшина этого поселка, — говоря это, Вильямс обращался преимущественно к мутантам, с которыми он виделся впервые.

Старейшина протянул через стол Крулу руку.

— Рядовой Крул, — представился мутант, осторожно пожимая руку старика.

— Мисс? — Вильямс протянул руку Делайле.

— Мастер-лейтенант Делайла, — в свою очередь представилась женщина-мутант, также пожав протянутую руку.

Старик с благодарностью кивнул и продолжил:

— Мистер Майлз, ваш друг, наверное, рассказал вам, что мы ищем защитников от бандитов, — Вильямс водил пальцем по столешнице, опустив глаза, но в конце фразы прямо посмотрел на мутантов. Делайла кивнула, и старейшина продолжил, откинувшись на спинку стула и сцепив кончики пальцев перед собой. — Я был недавно в близлежащем городе, чтобы нанять такого защитника или защитников, но никто не согласился жить здесь длительное время за кров и еду, хотя в городе, как я успел заметить, ошивается множество бездельников. Но не мне судить об этом. Никому не хочется рисковать своей шкурой ради бедняков. Вы единственные, кто вызвался нам помочь. Я не буду спрашивать, почему вы решили так поступить. Это тоже не мое дело. Мы можем предложить вам в течение всего времени, пока вы будете находиться в поселке и выполнять свои обязанности, кров и сносную еду. Устроит ли вас такое предложение?

— Что будет входить в круг наших обязанностей? — спросила Делайла. — И если уж на то пошло, от кого мы должны защищать поселок? Кто эти бандиты, о которых вы говорите?

— О, ничего такого, что было бы вам не по силам. Обычные оборванцы, которых ровно не любят везде, где есть хоть какой-то порядок. Потому они, сбиваясь в банды, ищут легкой наживы в таких равноудаленных от центров цивилизации местах, как это, где к несчастью находится наш поселок. Их даже не смущает наша бедность. Они готовы обобрать нас до нитки, лишь бы заполучить что-нибудь для продажи в ближайшем городе, где никто не препятствует торговле краденным и где себя вольготно чувствуют гильдии работорговцев.

До сих пор мы не могли постоять за себя, и бандиты безнаказанно воровали наш скот и даже покушались на самих жителей. С вашей же помощью мы надеемся отвадить их от нашего поселка. Конечно, мы не будем требовать от вас денно и нощно караулить территорию поселка. Будет достаточно того, что когда эти бандиты заявятся к нам, вы вовремя вмешаетесь в ситуацию и поставите их на место.

— А как насчет оружия? — поинтересовался Крул. — Бандиты наверняка вооружены, и затей мы с ними препирательства, то было бы опрометчиво рассчитывать, что они испугаются нашего внешнего вида. Они могут, не раздумывая, пустить в ход оружие, и тогда будет лишь хуже для всех.

Вильямс тихонько засмеялся, прикрывая беззубый рот ладонью:

— Вы слишком высокого мнения о местных отбросах. Из оружия у них лучшее, что может отыскаться — приличный топор, да и тот украденный из такого же селения, как наше.

У местных шаек, как впрочем, и у нас в поселке, не водится огнестрельного оружия, так как боеприпасы к нему слишком дороги и их не сыскать во всей нашей бедной округе, а бандиты не настолько богаты, чтобы тратить целое состояние на пригоршню патронов. С вашей стороны будет достаточно поставить их на место, надавав для порядку несколько тумаков.

Было видно, что мутантов не так-то просто убедить в относительной безобидности местных разбойников, но отказать Вильямсу как будто бы не было особых оснований.

Пока Крул и Делайла кумекали над всем услышанным, Майлз, терпевший все это время и не вмешивавшийся в разговор, наконец спросил:

— Мистер Вильямс, вы упоминали, что в оплату защитникам будет предложено что-то еще, о чем вы расскажете, если получите наше согласие. Что же это?

— Все будет зависеть от того, насколько долго вы согласитесь остаться в поселке, — нехотя ответил Вильямс.

— То есть какой-то минимальный срок, по истечении которого вы готовы нам предложить в оплату что-то особенное? — спросила заинтересованная Делайла. — Как долго будет длиться этот срок?

— Поверьте, я не могу об этом сказать сейчас! — уклончиво ответил Вильямс. — Пока я могу предложить вам лишь пищу и крышу над головой.

Своими расплывчатыми ответами Вильямс напустил еще больше тумана, и мутанты переглядывались друг с другом, не решаясь при хозяине обсуждать его предложение.

Видимо, поняв это, и не желая стеснять гостей, Вильямс поднялся со стула и направился в сторону двери, ведущей в кухню.

— Пойду, соберу что-нибудь поесть на обед, — пояснил он. — Как никак, а роль радушного хозяина я должен исполнить до конца вне зависимости, примете вы мое предложение или нет.

С этим Вильямс покинул гостиную, оставив троих гостей одних.

— Что скажете? — немедля спросил Майлз. — Кажется, работенка не пыльная. Что мы теряем?

— Мы? — усмехнулась Делайла. — Подставлять свою шкуру придется нам, Майлз. Тут ты нам не помощник. Хотя ты прав, на первый взгляд ничего сложного в требованиях старика нет. — Делайла задумчиво огляделась, останавливая взгляд на фотографиях, развешанных на стенах. — Единственное, что меня смущает, это его ужимки насчет срока нашего пребывания. Ждет он чего-то?

— Может, откуда-то узнал, что бандиты готовят очередной рейд на поселок? — предположил Крул. — Потому и готов ухватиться за любую возможность нанять защитников!

— Вполне возможно, — кивнула Делайла. — Только вот стоит ли доверять словам старика о том, что бандиты вооружены лишь ножами и топорами? Надо бы поспрашивать Вильямса, не завалялось ли в поселке игрушек посерьезнее, чем вилы… — Так значит, соглашаемся!? — с надеждой спросил Майлз.

— Т-ссс! — шикнула на него Делайла и едва слышно прошептала, делая вид, что заметила что-то на полу. — Нас подслушивают!

Крул и Майлз дружно посмотрели в сторону плотно притворенной двери в кухню, за которой исчез Вильямс. Оттуда, как и минуту назад, доносилось позвякивание посуды, хлопанье створок шкафчиков и неторопливое шарканье стариковских ног. Поверить в то, что Вильямс одновременно умудряется еще и прикладываться к двери ухом, чтобы подслушать, о чем разговаривают его гости, было сложно.

— Не Вильямс, а там, в конце коридора, на лестнице! — Делайла тихонько кивнула головой в сторону короткого коридорчика, в глубине которого находилась винтовая лестница. Там было темно, и рассмотреть сразу, кто там может прятаться, сразу не представлялось возможным. Крул вспомнил колыхание занавески в окне второго этажа, которое он заметил во время их первой встречи с Вильямсом, и вот теперь предупреждение Делайлы, похоже, подтверждало его догадку, что в доме старейшины находится кто-то еще.

Майлз стал медленно разворачиваться, чтобы незаметно посмотреть, кто же это такой скрывается в тени лестницы, но почти сразу же привстал с табурета и весело крикнул, махнув рукой невидимому наблюдателю:

— Эй, проказница, спускайся сюда! Нечего прятаться на лестнице и подслушивать!

С нижних ступенек лестницы в коридорчик спустилась маленькая девочка примерно лет пяти-шести. На ее круглом лице было видно виноватое выражение, и она не решалась поднять глаза, лишь когда вскидывала голову, чтобы отбросить со лба непослушные кудряшки светлых волос, с любопытством сверкала на гостей большими широко расставленными глазами и задирала курносый, покрытый веснушками нос. На девочке было просторное суконное платье по самые щиколотки с огромным карманом на уровне живота и большим отложным воротником, застегнутым у шеи на пару неровно пришитых пуговиц, изпод края платья выглядывали плетеные сандалеты, одетые на босу ногу. Она остановилась на краю комнаты, не решаясь выйти из коридора и, встав на одну ногу, второй стала жонглировать сандалетой, подцепляя ее кончиком большого пальца и подкидывая в воздух.

— И ничего я не подслушивала, — тихо ответила она. — Я всего лишь смотрела.

Весь внешний вид этой аккуратной девчушки вкупе с ее наивной непосредственностью даже у мутантов невольно вызвал улыбки.

Кончики губ всегда мрачноватой Делайлы поползли вверх, а Крул, боясь резким движением спугнуть ребенка, осторожно поинтересовался:

— И что же, ты совсем нас не боишься?

— Ни сколечко! — девочка неосторожно подбросила сандалет, тот перекувыркнулся в воздухе и шлепнулся на пол чуть дальше, чем обычно. Девочка, неловко балансируя на одной ноге, попыталась дотянуться до него кончиком пальца, одновременно хитро посматривая на явно разочарованного Крула. — А вы с заброшенной фермы пришли, да? — спросила девочка, наконец справившись со своей непослушной обувкой.

— Откуда ты знаешь, что мы с фермы? — удивленно спросила Делайла.

Девочка отступила от стены, на которую до сих пор опиралась, и, сделав робкий шажок внутрь гостиной, кивнула на Майлза, который умиленно улыбался, наблюдая за ребенком.

— Вот у мистера на башмаке репей! — сказал она, вытянув палец в сторону обуви инженера. — А у вас, — девочка посмотрела на Делайлу, — в волосах солома! Где же еще, как не на заброшенной ферме растет гигантский репей, ну а уж старую солому сейчас в этот сезон можно сыскать только там!

Все это было произнесено с таким серьезным видом, что Делайла даже не решилась на это рассмеяться. Ребенок, как заправский следопыт, в два счета раскрыл место их недавнего базирования. Тут засмеялся Майлз, его смех подхватил Крул, вслед за ними широко улыбнулась Делайла, поздно спохватившись, что подобные улыбки могут и испугать ребенка, и наконец сама девочка залилась переливчатым смехом. Дверь в кухню приоткрылась, и на пороге появился привлеченный смехом Вильямс, сжимавший в руках кастрюлю с чем-то дымящимся.

— Что здесь случилось? — он обвел удивленным взглядом веселую компанию, остановил взгляд на девочке и строго произнес: — Маша, я же сказал тебе, чтобы ты сидела у себя в комнате. А ну марш наверх и не высовывай носа, пока я тебя не позову. Ты мешаешь нашим гостям обсуждать серьезные вещи.

— Но деда! — недовольно произнесла девочка. — Я буду тихонько сидеть!

— Марш наверх, Маша! — оставался непреклонным дед.

Делайла поторопилась вступиться за девочку:

— Она ничуть нам не помешала, мистер Вильямс. У вас прелестная внучка. Нам было очень приятно с ней познакомиться. Тем более, что мы уже все решили. — Делайла посмотрела на Крула и, дождавшись от того короткого кивка, продолжила: — Мы согласны на ваше предложение.

— Значит, вы остаетесь у нас, да? — тут же спросила девочка.

— Вот те раз, а кто нам говорил, что не подслушивает? — в шутку пожурил девочку Майлз.

Вильямс строго посмотрел на внучку, и под его взглядом та виновато потупила взор.

Старик осуждающе покачал головой, но вместо того чтобы настоять на своем прежнем приказе, смягчился:

— Раз так и наши гости задерживаются у нас, я надеюсь, надолго, то ты, Маша, поможешь мне накрыть обеденный стол, — сказал он.

— Кончено, деда! — девчушка хитро подмигнула Майлзу и прошмыгнула в кухню, едва не выведя из равновесия вовремя успевшего отступить в сторону Вильямса. Будто извиняясь перед гостями за свою непоседливую внучку, Вильямс развел руками, но как только он повернулся лицом в сторону кухни, Маша, пыхтя и с видимым усилием неся объемистую супницу, из которой поднимался пар, прошмыгнула обратно в гостиную. Водрузив супницу на стол, девочка отерла ладошки об великоватый для нее фартук, который, видимо, выудила где-то на кухне, и бегом кинулась обратно, на ходу интересуясь у хмурого деда, что еще ей можно принести на стол. Вскоре на пару с внучкой старейшина накрыл стол, расставив на нем нехитрое угощение, которое, впрочем, после крыс и баланды из дубовой коры для мутантов показалось райской пищей.

Во время обеда Делайла поинтересовалась, где их поселят, и Вильямс тут же ответил, что им будут предоставлена пара комнат в этом вот самом доме. Дом был относительно просторным, и на первом этаже кроме гостиной и кухни были еще две спальни, в которые вели те самые двери в коридоре. Сам же Вильямс решил перебраться в пустовавшую до сих пор комнату в мансарде. Там же, напротив, была комната Маши.

За обедом Крул и Делайла еще раз обговорили ряд второстепенных деталей, а Майлзу досталась роль развлекать заскучавшую от взрослых разговоров Машу. На протяжении всего обеда девочка не переставала таращиться на мутантов, чем немало их смущала. После обеда Вильямс показал новоиспеченным защитникам поселка их комнаты. Одна из комнат была чуть больше, и в ней решили поселиться Крул и Майлз. Спора вокруг того, кому спать на единственной находившейся в комнате кровати не возникло. Габариты Крула все равно не позволяли ему удобно расположиться на ней, и мутант попросил постелить ему на полу, пока Вильямс не найдет попозже в поселке что-нибудь подобающее росту мутанта. Спальня поменьше досталась Делайле. В ней кровати не оказалось, но зато стоял крепкий и, что самое главное, подходящий по размерам диван.

После того, как с жильем вопрос был решен, Вильямс повел знакомить своих постояльцев с поселком, оставив на этот раз рвавшуюся вместе с ними Машу сидеть дома.

До самого вечера старейшина показывал, где и что находится в поселке, не упуская случая одновременно знакомить своих спутников с попадавшимися им навстречу жителями.

Коровник, старый колодец, впрочем, почему-то заколоченный, баня, небольшая часовня, под сенью которой местный священник и по совместительству учитель поводит скромные службы, небольшая кузница, в которой подслеповатый кузнец умудряется править подковы, востожить ножи и всякую домашнюю утварь, начиная от посуды и заканчивая сельхозинвентарем.

Приспособленный под мастерскую гараж, заваленный разным хламом, посреди которого стоит давным-давно разобранный грузовик, который все собирается, да никак не может отремонтировать рассеянный механик, так как вечно занят починкой поселковой мукомольни, находящейся тут же, позади гаража, и приводящейся в движение двигателем все того же лишенного колес грузовика. Все встретившиеся жители поселка отнеслись к Крулу и Делайле не то чтобы радушно, но и без заметного предубеждения, что стало приятной неожиданностью для мутантов. Поначалу немного стесненные ожиданием отрицательной реакции, они наконец расслабились и почувствовали себя свободнее. Крул оказался прав. Эти люди были далеки от тех склок, междоусобиц и дележа власти, которые захлестнули так называемые цивилизованные земли.

Когда вечер стал деликатно выпроваживать солнце за горизонт, мутанты и люди наконец вернулись в дом старейшины. К этому времени пожилая соседка, помогавшая Вильямсу вести хозяйство, уже накормила Машу и уложила ее спать. Все настолько устали после целого дня на ногах, что решили специально ничего не готовить на ужин, а в гостиной зажгли светильник и, перекусив при его свете тем, что еще оставалось после сравнительно богатого обеда, разошлись по своим комнатам. Впервые за долгое время Майлз и его друзья мутанты спали на пускай грубоватом, но все же чистом белье и чувствовали себя не бродягами с большой дороги, а приличными путешественниками.

На следующий день, встав пораньше, мутанты не стали будить Майлза, а решили без излишнего внимания со стороны селян обойти поселок по периметру и ознакомиться с его окрестностями, чтобы в дальнейшем лучше ориентироваться на местности. Впрочем, совсем незаметно покинуть дом старейшины им не удалось. Едва они сошли с крыльца, как позади них скрипнула дверь и на улицу вышла Маша.

— Эй, ты чего не спишь? — спросил раздосадованный Крул.

— Можно я с вами пойду? — попросила девочка.

Крул пожал плечами и вопросительно посмотрел на Делайлу. Та присела на корточки возле девочки, но все равно ей пришлось немного наклонить голову и согнуть спину, чтобы ее лицо оказалось на уровне лица Маши.

Делайла легонько кончиком пальца коснулась вздернутого носика девочки и строго спросила:

— А твой дед не будет ругаться?

— Не-а, — девочка хитро прищурилась.

Врет ведь, маленькая лгунья, догадалась Делайла. Но прогонять Машу обратно в дом и укладывать ее в постель женщине-мутанту не хотелось. И оставлять девочку на улице одну в столь ранний час было бы как-то нехорошо. Делайла решила, что ничего плохого не случится, если девочка с утра составит им компанию в этой ранней прогулке.

— Только не отставай! — строго наказала она, поднимаясь с корточек.

— Может, мне взять ее на руки? — полушутя спросил Крул.

Делайла отнеслась к этому предложение серьезно, но девочка поспешила возразить:

— Нет уж, я уже большая — сама пойду!

Крул сделал большие глаза, посмотрев на Делайлу.

Та скрытно улыбнулась в ответ, потешаясь над девочкой, но сказала без тени иронии:

— Ладно, пойдемте.

Девочка немедленно просунула свою ладошку в кисть Делайлы и дернула ее вперед.

Делайла вздохнула, встретив веселый взгляд Крула, и пошла следом, приноравливаясь к семенящей рядом Маше. Маша оказалась полезным и словоохотливым попутчиком. Вопервых, не стесненная сдержанностью взрослых, она с детской бесхитростностью рассказывала о поселке то, о чем по каким-либо причинам умолчал Вильямс. Во-вторых, еще накануне заметно присмиревшие собаки тут и вовсе, завидев девочку, принимались вилять хвостами и даже благосклонно позволяли мутантам приблизиться к домам, ни разу не тявкнув на пришельцев, что сохраняло в неприкосновенности утреннее спокойствие еще не проснувшегося поселка.

Редкие вставшие спозаранку селяне в знак приветствия неуверенно кивали мутантам головой, пристально смотрели на девочку и, ни слова не говоря, возвращались к своим прерванным занятиям. Сонные брамины похрапывали в стойлах, задевая боками стены хлевов, изредка коротко взревывая, просыпаясь и вновь погружаясь в дрему.

Поселок, как уже накануне выяснили мутанты, был невелик, и его обход по периметру занял от силы час. К поселку, кроме дороги на севере, которой мутанты и Майлз пришли, с запада и востока подходили еще две проселочных дорожки поменьше, скорее тропинки, протоптанные жителями. Со слов Маши — та, что была на востоке, вела к старому убежищу, в котором, как рассказала девочка, давным-давно прятались предки сегодняшних жителей поселка, о чем Вильямс почему-то забыл упомянуть. Вторая дорожка вела к расположенному неподалеку старому колодцу, из которого до сих пор жители поселка брали пресную воду.

Мутанты никак не могли взять в толк, зачем в такую даль ходить за водой, когда в центре поселка уже существовал колодец? Может, этот колодец был вырыт неудачно и пересох, или вода там была какая-то другая, не пригодная к употреблению?

Когда мутанты в сопровождении девочки возвращались к дому старейшины, поселок наконец начал оживать. Кто-то спешил в хлев на утреннюю дойку, кто-то выгонял домашнюю птицу на двор, рассыпая в кормушки пшено, большинство же, распахивая навстречу утреннему солнцу окна, готовилось к завтраку. Поглядывая через окна на проходящих мимо мутантов, они по привычке беззлобно сплетничали о необычных гигантах, вспоминая к слову все, что могли знать или слышали о них от кого-то еще.

На пороге дома их ожидал Вильямс. В глаза мутантам сразу бросилось, что старик нервничает и не находит себе места. Увидев возвращающуюся троицу, он немедленно бросился им навстречу. Вслед за ним бежал еще не до конца проснувшийся и на ходу трущий глаза Майлз и что-то успокаивающе говорил вдогонку старику. Тот лишь отмахивался.

— Маша, непослушная девчонка! — строго запричитал старик, подойдя к мутантам. — Почему ты без спросу ушла гулять? Я весь поселок обыскал!

— Но деда, я же была не одна! — извиняясь, пролепетала девочка.

— Вижу, что не одна, — Вильямса косо посмотрел на мутантов, заставив их виновато опустить глаза.

Старик взял внучку за руку и, не оборачиваясь, повел к дому. Мутанты поплелись следом, в этот момент чувствуя себе ничуть не лучше провинившихся подростков.

Завтрак прошел в натянутой атмосфере. Маша, надувшись, быстренько очистила свою тарелку, и дед тут же отправил ее наверх. Мутанты ожидали, что сейчас, когда девочка не сможет его услышать, дед устроит им настоящий разнос, но тот так ничего и не сказал, отправившись в поселок по каким-то своим делам. День явно не задался. Сидеть в четырех стенах и ждать, когда наконец проявятся налетчики и представится случай проявить себя в деле, мутантам вовсе не хотелось. В особенности после того, как хозяин дома явно обиделся на них из-за самовольной отлучки Маши. Делайла до этого хотела расспросить Вильямса об убежище, но поняв, что старик сейчас не в настроении, передумала.

Безделье было не лучшим способом загладить свою вину, и Крул предложил обойти жителей поселка и поспрашивать их насчет оружия.

— Но ведь Вильямс сказал, что оружия в поселке нет, — возразил Майлз.

— Мало ли что он сказал, — невозмутимо заявила Делайла. — Что-то ведь должно у них быть. Например, для охоты?

— Ты все еще думаешь, что старейшина относится к нам с предубеждением? — спросил инженер.

Делайла пожала плечами.

— Он ведь не рассказал нам про убежище.

— А вам откуда о нем известно, — поинтересовался Майлз, впервые слышавший про убежище.

— Болтушка Маша выдала секрет, — улыбнулся Крул. — Ребенок, что с нее взять.

— Мне все равно кажется, что Вильямс был искренен с нами, — не сдавался Майлз. — А про убежище решил не упоминать, потому как посчитал, что это нас не касается.

— Ладно, чего гадать на кофейной гуще. Давайте займемся делом, — подытожил разговор Крул.

Надежды на то, что у кого-то из селян завалялось какое-то серьезное оружие и уж тем более ожидать, что его отдадут мутантом, надежды было мало, но это было хоть какое-то занятие и к тому же неплохой повод поближе познакомиться с местными жителями.

Делайла согласилась с этим предложением, а чтобы люди при первой встрече сразу же не закрывали перед их носом дверь, она попросила сопровождать их Майлза, чтобы тот на первых порах помог им завязывать разговор. Инженер с радостью согласился, наверное, впервые почувствовав, что мутанты нуждаются в нем и привлекли его к серьезному делу.

Первый визит они нанесли в мастерскую. По крайней мере, здесь была наибольшая вероятность обнаружить что-то стоящее, если оно вообще имелось в поселке. Другой же причиной был расчет на то, что поселковый механик был человеком технически образованным и его общий уровень кругозора позволял надеяться, что его предубеждение к мутантам и их внешнему виду не проявится так сильно, как может быть у других жителей поселка.

Механик Джим Смит оказался на удивление открытым и добрым человеком. Он сам вышел им навстречу из тени гаража, который по совместительству служил и мастерской, и приветственно махнул им кепкой, зажатой в руке. Затем он пригладил свои белобрысые волосы, размашистым движением нахлобучил кепку на голову и пригласил посетителей с солнцепека внутрь гаража. При этом механик ни взглядом, ни манерами не выказал какогото неприятия мутантам, и такое начало обещало хорошее продолжение знакомства.

Внутри гаража было прохладно, пахло соляркой и нагретым маслом, как во всякой другой мастерской, где бывал Майлз, когда служил в "Ржавой Банке", или оружейной мастерской, где приходилось бывать Крулу.

— Значит, вы нанялись к нам в защитники? — поинтересовался Смит после того, как механик и его гости представились друг другу.

— Да, — сказал Крул, тщательно выверяя тембр голоса, чтобы ненароком не вызвать привычный для мутантов рык.

— Просто отлично, что вы согласились взяться за эту работу, — кивнул Смит и доброжелательно спросил: — Я вам чем-то могу помочь?

— Вот решили поближе познакомиться с поселком, — поспешил объяснить их визит Майлз. — Чтобы получше здесь ориентироваться, и чтобы жители попривыкли к нам, если вы понимаете, о чем я.

— Да, конечно, конечно, — согласился механик, окинув мутантов с ног до головы.

Майлз кивнул на распахнутый кожух двигательного отсека грузовика и со знанием дела заметил:

— Дизельный двигатель? Откуда вы берете для него топливо?

Механик оживился, почуяв в Майлзе человека, разбирающегося в машинах.

— Да, старый грузовик, — подтвердил он. — Говорят, такие перестали выпускать перед самой войной. А этот, вишь ты, пережил даже войну. Мы вымениваем топливо для него в ближайшем городишке на часть урожая. Там неподалеку старое нефтехранилище, и горожане приспособились гнать из той жижи, что скопилась на дне цистерн, дизельное топливо.

— Наверное, дороговато топливо обходится? — поинтересовалась Делайла.

— Что есть, то есть. Да и топливо, признаться, не ахти какое. Движок от него то и дело отказывается работать, но что делать! Иной возможности привести в действие жернова мельницы у нас нет. Разве что самим впрячься. А мельница для нашего поселка — это заработок и возможность торговать первоклассной мукой, какой вы не сыщете ни у кого в близлежащей округе. — Механик с любовью похлопал кабину грузовика. — Вот я слышал, что перед самой войной стали использовать топливные элементы на трансурановой начинке.

Говорят, их даже сейчас на севере в больших городах встретить можно. Вот бы такую штуку раздобыть, да боюсь, всего, что есть ценного в нашем поселке, не хватит, чтобы купить такую замечательную вещь, — покачал головой Смит.

— Это точно, — подтвердил Майлз. — На севере все дорого.

— Движок бы надо при случае перебрать, да кое-какие детали заменить, но в одиночку я опасаюсь за это дело браться. Боюсь, не справлюсь, — пожаловался механик.

— Если хотите, я могу помочь вам, — предложил Майлз.

— Заманчивое предложение, — расплылся в широкой улыбке Смит, не ожидавший такого великодушного предложения. — Как насчет того, чтобы прямо сейчас осмотреть движок, если конечно у вас нет никаких неотложных дел?

Майлз покосился на Делайлу, но та не стала возражать.

— Оставайся, Майлз, — кивнула она. — А мы с Крулом пойдем дальше. Кстати, мистер Смит, — как бы мимоходом поинтересовалась она. — Не знаете, у кого-нибудь в поселке есть оружие? Наверняка вам приносили его ремонтировать или чистить?

Смит думал недолго.

— Что-то не припомню. Откуда в поселке оружие? — ответил он с сомнением. — От него ведь одни хлопоты. Боеприпасов не укупишь, да и обращаться с ним мало кто в поселке умеет, а прослышат бандиты, что у нас есть что-то стоящее — будут тут как тут. Разве что у священника Дженкинса есть какая-то старая пукалка… — У священника? — удивилась Делайла.

Смит ухмыльнулся, понимая ее удивление.

— А вы сходите к нему, поговорите. Он человек радушный, сам вам все и расскажет, — весело подмигнул Смит.

На этом посещение гаража закончилось, и Делайла в сопровождении Крула вышла на улицу, чтобы решить, куда идти дальше. Дом священника, или вернее небольшая неказистая пристройка к часовне, находился на другом конце поселка, и Делайла все же решила по пути туда для очистки совести зайти к некоторым жителям поселка, чтобы окончательно убедиться в правдивости слов Вильямса и Смита, подозрительно твердящих про оружие одно и то же.

К разочарованию Делайлы те жители, с кем удалось поговорить, на ее вопрос об оружии отрицательно качали головой, но к немалому удивлению мутантов не спешили закрыть двери своих скромных жилищ перед их носом, а приглашали внутрь домов и стремились в свою очередь о чем-нибудь порасспросить гостей. Делайла, понимая, что даже неудача в основной цели их визитов, тем не менее, оборачивается хорошим поводом наладить с местными жителями нормальные отношения, поумерила свое пренебрежительное отношение к людям и охотно принимала приглашения, стараясь, как могла в отсутствии Майлза, поддержать беседу. Были видно, что как ни старались селяне придерживаться нейтральных тем разговора, неизменно вопросы крутились вокруг одних и тех же тем — откуда пришли сами мутанты и правда ли, что они бессмертны, как поговаривают заезжие в эти места торговцы с севера. Делайла где отшучивалась, где откровенно привирала, а где рассказывала занятный случай из своей жизни и как-то вот так завоевывала доверие селян.

Убранство домов, как и ожидала Делайла, было скромным и сугубо утилитарным.

Никаких предметов роскоши или чего-то такого, что отдаленно могло служить признаком зажиточности или сверх достатка, она не заметила. Обстановка в домах спартанская, и вполне соответствовала бедному внешнему виду самих домов. Единственное, что привлекло внимание Делайлы — это лежащие на видном месте почти в каждом доме старательно упакованные объемистые тюки. В первый раз Делайла не обратила на такой тюк особого внимания. Мало ли для чего лежит рядом с дверью перевязанный бечевой и ремнями баул из холстины или брезента. Заметив же и в следующем доме в точности такой же, Делайла впервые заинтересовалась его содержимым, но спрашивать об этом у хозяев не стала, боясь показаться неприлично любопытной. В третьем доме она уже целенаправленно искала знакомый сверток и, к своему немалому удивлению обнаружив его, улучила момент, когда хозяин вышел из комнаты приготовить чай гостям, отогнула край холстины и заглянула внутрь тюка. Там не было ничего необычного — повседневная аккуратно сложенная одежда, теплые одеяла, столовые приборы и всякая всячина, присущая нормальному быту. Так бы собирался человек, отправляясь в дальний поход и припасая для этого самое необходимое.

Наверное, для одного жителя, например, если бы тот был охотником, покидающим дом на какое-то время, это и было бы нормально, но в каждом доме хранить такие припасы — это показалось Делайле странным. В остальном все было как у нормальных людей, насколько об этом могла судить женщина-мутант. Первоначальная настороженность селян рассеялась, сменившись сдержанным любопытство и самым нормальным желанием простых людей поточить лясы с повидавшими другие места путешественниками — да пускай даже это двухметровая рыжая женщина-мутант с тяжелым взглядом. В общем, до жилища священника мутанты добрались лишь к полудню.

Больше книг на сайте - Knigolub.net Священник Бенджамин Дженкинс как раз собирался обедать и был только рад приходу гостей. Пока они осматривались в его скромном жилище, состоявшем из небольшой столовой и спальни, Дженкинс снял накрахмаленный воротничок и черную сутану, служившие внешними атрибутами его сана, и, оставшись в домотканой рубахе и старых, наверное, еще довоенных штопаных перештопанных джинсах, пригласил гостей в столовую.

Он вовсе не был похож на священника, по крайней мере, такого, какими их описывали и рисовали в старых книгах. Дженкинс был не так молод, но начавшая пробиваться в его волосах седина лишь подчеркивала красоту его густых вьющихся волос. Дженкинс был подтянут и жив, а постоянная располагающая улыбка на его лице молодила священника лет на десять, приковывая к себе даже Делайлу, имеющую весьма своеобразное представление о мужской красоте.

По случаю визита гостей священник, ничуть не смущаясь, распечатал бутылочку самодельного шиповенного вина и расставил на столе старомодные стаканы. Делайла поняла, что простым вопросом об оружии здесь не отделаться, но что делать — отказывать священнику было неудобно, да и в желудке уже урчало, подсказывая, что нелишне было бы подкрепиться. Дженкинс галантно отодвинул табурет, предлагая Делайле занять место за столом, и дождавшись, когда Крул в свою очередь займет свое место, сел сам.

Делайла уже было открыла рот, чтобы по привычке взять инициативу ведения разговора на себя, но священник, облокотившись локтями о стол, сложил кончики пальцев перед собой и проникновенно произнес:

— Воздадим же Господу нашему за ниспосланную нам пищу и за благоденствие этих минут. Помолимся, дети мои!

С этим он прикрыл глаза и что-то неразборчиво забормотал, шевеля губами. Мутанты растерянно переглянулись, попав в неловкое положение и не зная, что делать в подобной ситуации. Но священник, закончив молиться, казалось, даже не обратил внимания на замешательство гостей. Взяв бутылочку вина, он разлил оливкового цвета маслянистую жидкость по стаканам, первым подав пример, что можно приступать к трапезе.

— Так что же вас привело ко мне, друзья мои? — благодушно спросил Дженкинс. — Я уже в курсе, что Генри нанял вас для охраны поселка, и я готов вам помочь всем, чем смогу.

В этот момент Делайла стала сомневаться, следует ли ей расспрашивать Дженкинса про оружие. Настолько далеким от подобных вещей ей показался священник. Но Крул сделал это за Делайлу.

— Мистер Смит сказал нам, что у вас может найтись кое-какое старое оружие, — начал он. — Сами понимаете, мы нанялись защищать поселок, и нам было бы нелишне иметь в виду, чем располагают его жители в случае атаки бандитов, если вдруг события повернутся не самым безобидным образом.

— Понимаю, — коротко кивнул Дженкинс. — Вам, наверное, показалось нелепым, что Джим направил вас ко мне?

— Ну, в общем-то, да, — осторожно согласилась Делайла, еще раз припоминая все, что знала о служителях церкви, и лишний раз убеждаясь, что оружие и святость мало совместимы.

Дженкинс кивнул:

— Да, до войны сложно было представить, чтобы священники ходили с оружием. Но сегодняшний мир чем-то схож с девственным континентом, на который на заре его освоения высаживались миссионеры и торговцы, несущие непросвещенным народам образование и дары цивилизации, но вместе с тем готовые отстаивать свои идеи и защищать себя перед варварами и авантюристами силой оружия, — горячо ответил священник. Его глаза загорелись: — Мой далекий предок, живший еще до войны, был историком. От него мне в наследство досталась богатая библиотека. История — занимательная штука. В событиях многовековой давности неожиданно обнаруживаются удивительные параллели с миром сегодняшним и порой в примерах уже свершившихся исторических событий можно отыскать ответы на проблемы сегодняшние. Это удивительно и вместе с тем повергает в шок — ведь выходит, что человечество, будто та белка в колесе, бежит по бесконечному пути и никак не может выбраться из тесного барабана, повторяя свои ошибки вновь и вновь. Прогресс лишь внешний, внутренне человек остался таким же, как и века назад. Но если раньше человек мог дубиной убить в худшем случае нескольких подобных себе, то сейчас одним движением пальца он стер половину населения планеты, вернув нас вновь к началу пути! И что самое прискорбное — мы не можем вписать на страницы истории ничего нового — все уже написано до нас, все пройдено и не раз… — Э-э…, мистер Дженкинс, все это конечно очень интересно, но как это связано с оружием, которое у вас есть? — осторожно прервал священника Крул.

— Зовите меня просто Бен, — не смутившись, что его прервали, нашелся Дженкинс и к всеобщему разочарованию мутантов продолжил свой пространный монолог с того места, где его остановили: — Так вот, что я хочу сказать. Должны ли мы, получив этот шанс начать летопись нашей цивилизации с нуля, вписать новые страницы, опираясь на опыт истории, или, как и прежде, след в след идти проторенной дорогой наших предков? Чтобы понять это, прикоснуться к истории, недостаточно просто прочесть все, что написано про те времена.

Нет! Надо ощутить дыхание времени, почувствовать, что вкладывали люди в свои деяния и творения. Что ими владело, когда они создавали шедевры искусства или… оружие. Да, да, именно оружие! Ничто так не расскажет о страстях и чаяниях, владевших людьми различных эпох, как изготовленные ими орудия убийства. Ни предметы труда или роскоши, не архитектура и искусство. Оружие — вот та вещь, которая безошибочно расскажет нам, как билось сердце человечества. Оружие — это квинтэссенция культуры, нравов, этики и морали своего времени, изваянная в металле и дереве. К сожалению, современное оружие обезличено — оно собиралось на заводах и в нем не чувствуется теплота человеческих рук — конвейер бездушен, и это ведь еще один признак забывчивости уроков истории. Но оружие старых мастеров — это другое дело! Пойдемте, я покажу вам, и вы поймете, что я имею в виду.

Дженкинс встал из-за стола и жестом пригласил гостей последовать за собой в свою спальню. Делайла меньше всего ожидала нарваться в поселке на академическую лекцию по истории, но из уважения к священнику до сих пор терпеливо слушала, как тот увлеченно развивает свою теорию, и вот теперь, похоже, ее долготерпение может быть вознаграждено.

— На самом деле если есть в поселке вещь, достойная называться оружием, то обладаю ей именно я, — не без гордости произнес Дженкинс. — И прошу заметить, мистер Крул, это не старое оружие, как вы выразились, а старинное. В этом большая разница!

С этими словами Дженкинс склонился рядом со стоящим в дальнем углу спальни деревянным сундучком и откинул с него прикрывавший его крышку потертый плед. Со скрипом распахнув крышку, священник прислонил ее к стене и бережно достал из нутра сундучка довольно объемистый удлиненный футляр, оклеенный разноцветным шпоном, видимо, из различных пород дерева, образующим замысловатый узор. Положив футляр на застеленную кровать, Дженкинс отщелкнул пару замков на его боку и раскрыл крышку.

Внутри, проложенный мягкой тканью, покоился не то пистолет с толстым дулом, не то укороченное ружье. Необычный ствол, расширяющийся спереди смешным раструбом, был выполнен заподлицо с казенной частью и крепился парой посеребренных хомутов к темному отполированному до блеска деревянному ложу, плавно перетекающему в рукоятку, украшенную резными накладками из желтоватой кости. Сбоку от казенника к ложу был прикреплен, по всей видимости, фитильный запал со специальной полочкой для затравочной порции пороха. В зажиме еще сохранился кусочек фитиля с почерневшим кончиком.

Дженкинс, как маленького ребенка, поднял из футляра этого уродца и осторожно протянул его Делайле. Та также осторожно приняла необычное оружие и стала рассматривать его, побаиваясь свободно вертеть, так как всерьез опасалась, что эта вещь рассыплется у нее в руках, вздумай она попробовать взвести курок.

Разочарованию Делайлы не было предела, хотя она и постаралась не выказать этого внешне, изобразив на лице поддельный интерес. И ради этого стоило слушать лекцию Дженкинса? Такое допотопное оружие Делайла видела впервые.

— Что это такое? — озадаченно спросила она, неловко поворачивая неказистое оружие.

— Это старинная аркебуза, — объяснил Дженкинс. — Она наверняка была свидетельницей знаменательных сражений старого света, — священник мечтательно прикрыл глаза, будто в мыслях перенесся туда. — Сейчас ей нет цены. Конечно, не в том узком смысле, что вы подумали! — спохватился Дженкинс, увидев на лицах мутантов недоверие, смешанное с сомнением. — После того, как война пронеслась опустошительным ураганом по миру, почти все, что хранилось в музеях, бесследно исчезло. Если вещи, считавшиеся до войны самыми обыденными, сейчас в огромной цене, что уж говорить о действительно исторических ценностях, дошедших до нас сквозь века.

Делайла конечно могла поспорить с Дженкинсом насчет ценности предмета, что был у нее в руках. Бесспорно, это было оружие, но его ценность в качестве оружия была практически равна нулю, а оценивать этот предмет как-то иначе было просто глупо. Но Делайла решила не возражать. Дженкинс оказался безобидным простаком, всецело погруженным в свой личный мир иллюзий и исторических фактов, относящих его далекодалеко от реальности.

Делайла вздохнула и протянула аркебузу священнику:

— Я рассчитывала, что в убежище у вас сохранилось не только это.

— В убежище? — удивленно переспросил Дженкинс и, заметив недоуменные взгляды своих собеседников, спохватившись, ответил. — Ах да. В убежище. Ну конечно, я совсем забыл про нашу наисовременнейшую историю. — Дженкинс бережно взял из рук Делайлы аркебузу, чтобы вновь водрузить ее на прежнее место в футляре. — Вы знаете, людей из того поколения, что когда-то первыми покинули убежище, уже нет в живых, а документы, кроме тех, что достались нам по наследству и хранятся как реликвии в семьях, были утеряны.

Теперь сложно выяснить, что изначально хранилось в убежище. И рассказать об этом некому. — Дженкинс убрал аркебузу в футляр, а футляр вновь засунул в сундук, прикрыв его, как и прежде, пледом. — Пойдемте к столу. В бутылке еще осталось вино, и мы продолжим нашу беседу.

За разговором время пролетело быстро, и мутанты заторопились уходить. Дженкинс, найдя в их лице терпеливых слушателей, просил остаться еще, обещая показать старые книги, но гости, пообещав обязательно зайти в другой раз, наконец покинули дом гостеприимного священника и направились к дому старейшины.

На обратном пути они решили зайти в мастерскую Смита. Возможно, Майлз был еще там. Ворота мастерской оказались открыты настежь. Распахнутый капот грузовика открывал зияющий сиротливой пустотой двигательный отсек машины. Находившийся там раньше двигатель теперь в разобранном виде лежал перед грузовиком на разложенных по полу испачканных смазкой тряпках. В центре возвышался блок цилиндров. Снятая с него крышка лежала рядом. В стороне находился топливный насос и располовиненная коробка передач.

На верстаке у стены покоился аккумулятор. В промежутках между деталями покрупнее в обилии были разложены детали помельче: вынутые свечи накаливания, заботливо обернутые каждая по отдельности в тряпицы, блок электроники, топливный фильтр, а также разнообразные шестеренки, винты и крепежные гайки. Над всеми этими, казалось, в беспорядке разложенными деталями что-то колдовали сидевшие на корточках Майлз и Смит.

— Я смотрю, вы тут времени даром не теряли, — заметила с порога Делайла, обозревая живописную картину.

— А то! — сказал довольный Майлз. Шмыгнув носом, он провел по подбородку ладонью, стирая капельку пота и одновременно добавляя еще одну полосу сажи на свое и без того уже чумазое лицо. По мнению Делайлы, теперь он был похож на вылитого бойца спецподразделения, подготовленного для ведения боевых действий в лесистой местности.

Уж мастер-лейтенант знала в этом толк. Майлз тем временем продолжил: — Завтра попробуем собрать движок и испытать его. Должен работать, как часы.

— Некоторые детали мы заменим, — поддержал его Смит. — Но в целом машинка еще потрудится. Могло быть и хуже. Мистер Майлз оказался незаменимым помощником.

— А вы уверены, что сможете теперь собрать все воедино? — скептически поинтересовался Крул.

— У нас все разложено по системе, — возразил слегка уязвленный замечанием Крула Майлз. — Так что не волнуйся. Все будет о" кей!

О какой системе шла речь, ни Крул, ни Делайла не могли понять, если судить по тому, в какой немыслимой мешанине лежали детали. Но Майлз был инженером, и ему было виднее.

В этом с ним трудно было спорить.

— Ну а вы как, нашли то, что искали? — спросил Смит, незаметно подмигнув Майлзу.

Делайла вздохнула и помотала головой.

— Жалкая берданка, которой хвалился мистер Дженкинс, годна разве что на растопку камина, — фыркнула она. — Могли бы нас сразу предупредить. Да к тому же нам пришлось выслушать целую лекцию на историческую тему!

Смит рассмеялся.

— По крайней мере, если вы терпеливо выслушали его, то приобрели в его лице благожелательно настроенного друга, — уже серьезно сказал механик. — Бен хоть и со странностями, но люди уважают и любят его, и его мнение не последнее в поселке. А это немаловажно, если учесть, что люди к таким, как вы, могут отнестись настороженно. И если наш священник будет настроен по отношению к вам по дружески — будьте уверены — все остальные жители очень скоро избавятся от малейших предрассудков, которые у них еще остаются.

Делайла не нашлась, что возразить. Поначалу ей казалось, что Смит просто сыграл с ними глупую шутку, направив к Дженкинсу, и это ее злило, но вдруг оказалось, что Смит не такой уж и пустозвон, способный лишь на развлечение подобного рода. Теперь он предстал в новом свете, оказавшись дальновидным человеком с проницательным умом и большим жизненным опытом. Дружба с ним стоила не меньше, чем с Беном Дженкинсом, справедливо рассудила она.

— Мы возвращаемся в дом Вильямса, — сказала Делайла. — Майлз, ты с нами или еще задержишься здесь?

— Мы продолжим завтра, — покачал головой инженер, — А на сегодня достаточно.

Скоро вечер, а при свете масляной лампы сложно работать.

Майлз поднялся с корточек, взял с верстака ветошь и стал, крутясь перед куском зеркала, прикрепленным к стене, яростно оттирать с лица, а затем и с рук пятна смазки.

Удалось это ему не слишком хорошо, но выглядеть он стал все же не так неряшливо, как до этого.

Когда все трое вернулись в дом старейшины, тот уже вместе с внучкой поджидал их.

— Куда вы все запропастились!? — недовольно пробурчал он, но это недовольство старика было явно напускным. От той размолвки, произошедшей утром по милости Маши, похоже, не осталось и следа, а в словах Вильямса звучала лишь неподдельная забота о своих постояльцах. — И на обед ведь не пришли!

Маша взгромоздилась на табурет, оперлась локотками о стол и, уплетая из чашки дикую малину, обронила:

— Мистер Майлз был в мастерской, и миссис Смит носила им в гараж молоко и булочки! — девочка помедлила и добавила: — Я из окна видела.

Вильямс улыбнулся и кивнул мутантам:

— Ну а вы двое. Нашли то, что искали?

Делайла посмотрела в глаза старику и по веселым искоркам в его взгляде поняла, что тот прекрасно осведомлен, чем в поселке занимались мутанты. Все то ты знаешь, старый плут, подумала про себя Делайла. Только притворяешься, что ничего не замечаешь!

Она отрицательно помотала головой.

Вильямс кивнул головой, как бы подтверждая то, что и без ответа Делайлы прекрасно знал:

— Не поверили мне, так? Решили все сами проверить, — старик усмехнулся. — Надеюсь, в следующий раз вы прислушаетесь ко мне.

— Вы могли забыть нам рассказать что-нибудь важное, — упрекнула старейшину Делайла. — Вы ведь не рассказали нам про убежище.

Вильямс замолчал, потом открыто рассмеялся и шутливым тоном спросил, как будто речь шла о величайшей тайне, теперь трагическим образом оказавшейся раскрытой:

— Это кто же вам про него разболтал?

Маша опустила глаза, ее щечки зарделись румянцем, и она спрятала глаза в тарелку, сосредоточившись на ягодах.

Делайла изогнула бровь и, как ни в чем не бывало, без заминки ответила:

— Услышали в поселке. Уже и не помню, от кого именно.

— Наверняка, Бен Дженкинс выболтал! — уверенно заявил Вильямс. — Когда он находит слушателя, мелет все, что придет на язык. Он хоть покормил вас или так и морил своим псевдонаучным трепом?

— Покормил. И послушать его было очень познавательно, — Крул скосил взгляд на сморщившуюся Делайлу и добавил коротко, — мне, по крайней мере. — Мутант поспешил перевести тему: — Так что насчет убежища?

Вильямс сделался серьезным. Помолчал, пожевывая нижнюю губу.

Наконец сказал чуть хриплым голосом:

— Если вы думаете, что там осталось оружие, то его там нет. Наши предки, прятавшиеся там, взяли с собой все, что им могло пригодиться на поверхности. В том числе и оружие, если оно там конечно было. Со временем сложные механизмы пришли в негодность. Оружие, когда кончились боеприпасы, превратилось в бесполезный хлам, и добрая мотыга и нож оказались куда ценнее, чем винтовка или пистолет. Вот вам и ответ на вопрос, куда оно подевалось, — Вильямс вздохнул. — В убежище больше никто не возвращался и оно давным-давно заброшено. От него теперь нет никакой пользы, и его наверняка облюбовали дикие животные.

Было видно, что старику слова об убежище даются с трудом. Возможно, с ним у него были связаны какие-то тяжелые воспоминая, которые всколыхнулись в памяти с новой силой, заставив его снова пережить неприятные минуты. Мутанты поняли это. Наверное, у каждого, кто жил в эту эпоху, где-то в прошлом или в прошлом его родных и близких затаилась трагедия. Крул и Делайла больше не делали попыток расспросить Вильямса про убежище, так как старик явно не хотел о нем говорить.

Уже после ужина, который старейшина по заведенной традиции, приготовил сам и накрыл на стол при помощи своей внучки, Вильямс и Маша поднялись наверх к себе, а мутанты и Майлз задержались за столом.

— Как вам первый день в поселке? — спросил инженер.

— Слишком спокойно и безмятежно, — ответил Крул. — Никаких признаков бандитов.

Может, у старика глаза от страха велики? Чего он так перепугался?

— Нет, ты не прав, Крул, — задумчиво покачала головой Делайла. — Что-то происходит здесь или должно произойти. Только вот что? Под внешним спокойствием чувствуется какое-то напряжение. Вильямс и остальные, с кем мы встречались, пока очень ловко скрывают это.

— С чего это ты взяла, Дел? — спросил заинтересовано Майлз. — Я ничего такого не почувствовал.

— Тюки, которые мы видели в домах у жителей. Они не дают мне покоя, — пояснила Делайла.

— Тюки? Что еще за тюки? — спросил инженер.

За Делайлу ответил Крул:

— В каждом доме, куда мы заходили с Делайлой, приготовлен аккуратный тюк с вещами первой необходимости, — пояснил мутант. — Клянусь Мастером, подобный тюк есть в каждом доме этого поселка. Такое впечатление, что они живут на перекладных и готовы сняться с места в любую минуту!

— Верно! — кивнула Делайла. — Это как минимум подтверждает, что Вильямс и жители поселка чего-то всерьез опасаются.

Майлз почесал кончик носа.

— Может, вы рано делаете выводы? Хотя, знаете…, - инженер призадумался на секунду. — …у Смита в мастерской я ведь тоже видел нечто похожее. Но там у него был большой рюкзак, под завязку набитый новенькими инструментами. Меня это еще удивило.

Мы искали нужный ключ и никак не могли его найти. Я наткнулся на рюкзак и решил поискать в нем — уж больно всего в него было наложено, судя по торчащим из-под клапана рукояткам разнообразных инструментов, но Смит не позволил ничего оттуда вытаскивать.

Сам отыскал потерявшийся инструмент, и мы продолжили заниматься прерванным делом.

— Ты не спросил, для чего он приготовил рюкзак? — спросила Делайла, с надеждой взглянув на Майлза, а в душе пожалев, что сама не решилась проделать то же самое.

— Конечно, спросил, — ответил Майлз. — Он отшутился: мол, приготовил инструменты на случай, если сломается мельница и придется покупать в городе что-нибудь дорогостоящее для ремонта, а в городе хорошие инструменты — ходовой товар.

— Все это странно, — проговорила Делайла. — Никаких признаков банд и, тем не менее, в поселке явно чего-то опасаются, раз держат наготове вещи. Не люблю действовать в безызвестности.

— Может, спросим Вильямса напрямик? — предложил Крул.

Делайла покачала головой.

— Нет, этот старый лис снова вывернется, сочинив какую-нибудь новую байку, а то и выпроводит нас вон, чтобы мы не совали нос, куда не следует. А ссориться с ним я не хочу.

Как ни крути, но к нам здесь отнеслись лучше, чем где бы то ни было.

— Тогда что будем делать? — спросил Майлз.

— Пока ничего. Подождем, что будет дальше.

— Лично я иду завтра к Смиту. Завершим с ним начатую работу, — сказал Майлз, поднимаясь со своего места, и скрывая ладонью зевоту. — А вы чем займетесь?

Так и не дождавшись от мутантов ответа, разочарованный Майлз направился в свою спальню. Крул задержался, нутром чуя, что у Делайлы созрел какой-то план, но она не хочет распространяться о нем при человеке.

— Так что мы будем делать завтра? — спросил он, когда за инженером закрылась дверь в спальню.

Делайла как бы невзначай повернулась к лестнице, пристально вглядываясь в тени на ней и настороженно прислушиваясь.

Удостоверившись, что их никто не подслушивает, она наклонилась над столом к Крулу и негромко сказала:

— Есть еще одна вещь, говорить о которой в этом поселке все старательно избегают!

— Убежище, — также тихо сказал Крул.

— Точно! — кивнула Делайла. — Уж больно с напускным безразличием они о нем говорят. А ведь капитальная постройка, какой является убежище, насколько я знаю, способно защитить этих людей от любой банды, если грамотно этим распорядиться! А они сидят в этом убогом поселке, дома в котором, кроме жилища самого Вильямса, того и гляди развалятся от дуновения ветра.

— Думаешь, как раз в убежище они и навострили лыжи, приготовив тюки с вещами? — догадался Крул. — Держат его законсервированным до худших времен?

— Вполне возможно, — кивнула Делайла. — И если это так, то кто знает, может все то оружие, о которого так старательно открещивается Вильямс, находится именно там!

— Но почему Вильямс скрывает это от нас? — с сомнением произнес Крул. — Ведь он же понимает, что чем лучше мы оснащены, тем эффективнее сможем защищать поселок, и никому не придется никуда убегать или прятаться.

Делайла усмехнулась, снисходительно посмотрев на Крула.

— Ты расслабился, Крул. Вспомни, чему нас учили синие капюшоны в храме. Это психология людей. Не забывай, какими коварными и изворотливыми они могут быть. Даже если мы помогаем им, они ни за что не будут доверять нам до конца. Вильямс не хочет, чтобы чужаки разнюхали правду об убежище. Боится, что мы заграбастаем его себе, и тогда селянам не видать его, как своих ушей.

Но Крула эти слова явно не убедили.

— Может, ты и права, но я не почувствовал в Вильямсе и остальных предвзятого к нам отношения. Ладно, это всего лишь мое мнение и я могу ошибаться. Так что же ты предлагаешь?

— Я предлагаю завтра кому-нибудь из нас тайком посетить это убежище. Осторожно посмотреть, что там и к чему. В поселке за нами наверняка наблюдают, — Крул удивленно вскинул брови, и Делайла поторопилась объяснить: — Нет, конечно, никто специально этим не занимается, но я думаю, что Вильямс предупредил всех в поселке, чтобы кто-нибудь обязательно посматривал за нами в пол глаза. Хочет всегда знать, где мы находимся и чем занимаемся.

— У тебя паранойя, Дел, — улыбнулся Крул. — Нас никто здесь не держит, и один из нас может свободно уйти из поселка, когда ему заблагорассудится, и никто нам и полслова не скажет. Обоим нам, конечно, вряд ли стоит оставлять поселок — мы же договорились, что охраняем его, и случись что — как минимум один из нас должен быть на стреме под рукой у Вильямса. Ну а для отлучки второго можно что-нибудь придумать правдоподобное.

— Ладно, завтра решим, как лучше поступить, — не стала спорить Делайла. — А теперь пойдем спать. Засиделись уже.

На утро размышлять над тем, как бы половчее ускользнуть из-под ненавязчивой опеки Вильямса и селян, не пришлось. То, чего с таким нетерпением ожидали мутанты, таки произошло.

Когда мутанты и люди сидели за завтраком, в дом без приглашения вбежал мальчишка и сбивчиво проговорил, глотая слова и с любопытством посматривая на сидящих за столом мутантов:

— Дядя Вильямс… Джарвис пришел… Вильямс изменился в лице, мельком посмотрев почему-то на Машу. Делайла, обратившая на это внимание, заметила, что девочка вдруг побледнела, как полотно, и напряглась, готовая вскочить из-за стола. Не доев, Вильямс порывисто встал со своего места, но жестом остановил начавших подниматься вслед за ним мутантов и Майлза.

— Мистер Майлз и вы, мистер Крул, пожалуйста, останьтесь здесь и не отлучайтесь из дома ни под каким предлогом, пока я не вернусь. — Вильямс подошел к внучке, ласково положил ладони на ее хрупкие плечи, и Делайла заметила, как девочка заметно расслабилась, поддавшись этому мягкому прикосновению. — Маша, поднимись к себе.

— Хорошо, деда, — девочка покорно встала и стремглав бросилась к лестнице. Было слышно, как ее сандалеты выбивают дробь из ступеней.

Вильямс пристально посмотрел ей в след и на секунду закрыл глаза, затем повернулся к Делайле.

— Вас, мисс Делайла, я попрошу сопровождать меня.

— Кто такой это Джарвис? — спросила Делайла, выходя из-за стола.

Вильямс отвел глаза в сторону.

— Он один из нас. Жил в поселке, пока не спутался с бандитами.

— Это их вы имели в виду, когда искали защитников?

— И их тоже, — кивнул Вильямс. — Пойдемте.

Делайла хотела спросить что-то еще, но Вильямс повернулся к двери и стремительно направился следом за принесшим новость мальчишкой. Делайле ничего не оставалось, как пойти за старейшиной. Напоследок обернувшись, прежде чем закрыть дверь, она бросила

Крулу:

— Делайте все, как сказал старик. Не отлучайтесь отсюда, чтобы не случилось!

Еще издалека Делайла заметила толпящихся на противоположной окраине поселка жителей. Пока было неясно, что их привлекло туда, но если причиной был упомянутый мальчишкой Джарвис, то он, похоже, пользовался большой популярностью у жителей поселка. Вильямс шествовал, не оборачиваясь, по главной улице поселка, удивительно твердо для своего преклонного возраста чеканя шаг. Мальчишка убежал вперед, видимо, стремясь побыстрее вернуться в гущу событий, творящихся на окраине поселка. И хотя Делайле было нетрудно поспевать за Вильямсом, она решила обставить свое появление на поселковом собрании более драматичным образом.

Похоже, Вильямс в своем целеустремленном желании поскорее добраться до места сборища совсем позабыл, что его сопровождает женщина-мутант. Уверившись, что старейшина так и не обернется, чтобы убедиться, что она следует за ним, Делайла на пол пути свернула в сторону и скользнула за угол ближайшего домика. Пробежав вдоль его стены, она легко перемахнула через хлипкую ограду, которая жалобно прогнулась под ее весом, и, едва не растоптав какие-то посадки и распугав цыплят на заднем дворе, пробежала позади дома. Выбравшаяся ей навстречу из конуры собака проводила мастера-лейтенанта неодобрительным взглядом, и Делайла взмолилась, чтобы эта шавка не подняла своим гавканьем всех поселковых собак. Но пес, удивительное дело, отчего-то признав Делайлу за свою, вывалил язык и неуверенно завилял хвостом, после чего, зевнув в полную пасть, потерял к женщине-мутанту всякий интерес и свернулся клубком на пороге своей конуры.

Делайла облегченно выдохнула и продолжила свой путь. Выглянув из-за угла и убедившись, что ее вряд ли заметят с дороги, она быстро миновала еще два дома и уже за приземистым хлевом, которым заканчивался поселок, перевела дух и стала медленно подбираться к углу строения. За щелью между досками появилась влажная морда брамина. Шевелящиеся ноздри выдыхали теплый воздух, обратно втягивая незнакомый запах притаившейся у стены Делайлы. Брамин, похоже, норовил высадить стенку хлева, желая познакомиться с Делайлой поближе, и та, чтобы как-то успокоить животное, просунула пальцы в щель и потеребила браминий нос.

— Тихо ты, бестолочь рогатая! — прицыкнула она на любопытного брамина. — Я не твоя доярка!

Брамин вроде бы понял, разочарованно промычал и отвалил вглубь загона, тихо шумя сухой соломой и глухо постукивая копытами об утрамбованный земляной пол.

С того места, откуда наблюдала Делайла, было прекрасно видно, что происходит на окраине поселка. Понять, кто из собравшихся — Джарвис, было несложно. Он выделялся среди остальных не столько своей внешностью, сколько несвойственным окружавшим его селянам поведением. На нем была кожаная куртка со стоячим воротником и обрезанными рукавами, потертые джинсы и требовавшие срочного ремонта старые кроссовки. Джарвис был среднего роста, стройный, но явно не слабак. К Делайле он стоял в профиль.

Неаккуратно остриженные выгоревшие на солнце соломенного цвета волосы оттеняли его неестественно красное, как это часто бывает у блондинов, лицо, на котором резко выделялись совершенно бесцветные брови. Джарвис, как успела подметить Делайла, пришел не один. Одетые под стать ему, немного в стороне скучали двое молодых парней. Видимо, такой поддержки хватало на то, чтобы Джарвис мог безнаказанно орать на стоявшего перед ним Дженкинса, и никто из собравшихся селян даже не делал попытки урезонить грубияна.

До Делайлы донеслись слова:

— Тебя, Дженкинс, это вообще не касается! — орал покрасневший Джарвис.

— Это касается всех нас, Джарвис, — ответил спокойно священник. — Уймись и больше не приходи сюда.

— А то что? — навис над священником Джарвис. — Остановишь меня?

Дженкинс заметно побледнел, но с места не сдвинулся. Делайла невольно прониклась уважением к священнику.

— Если понадобится, то и остановлю! — глухо ответил Дженкинс.

Джарвис позеленел от злости и шумно втянул через нос воздух. Делайла запоздало спохватилась, пожалев, что не пошла к сборищу напрямик вместе с Вильямсом. Ведь старейшина был еще только на подходе, а сама Делайла не успевала со своего места вмешаться в накалившуюся до предела ситуацию. Джарвис размахнулся и ударил наотмашь Дженкинса по лицу. Священник, не устояв на ногах, полетел под ноги жителям поселка.

Напарники Джарвиса сдвинулись со своих мест, готовые, в случае чего, прийти на помощь своему товарищу. Один положил ладонь на рукоять ножа, торчащего из укрепленных на поясе ножен, второй схватился за древко пики, втиснутой в чехол, притороченный на спине у парня.

Люди вокруг бандитов всколыхнулись, но никто так и не решился заступить дорогу разъяренному Джарвису, когда тот, шагнув к пытавшемуся подняться с земли священнику, надменно произнес:

— Не стой у меня на дороге, жалкий святоша! — Джарвис оторвал от земли ногу, намереваясь ударом сбить Дженкинса обратно на землю, но тут, продравшись через толпу, подоспел Вильямс.

— Остановись, Джарвис! — крикнул старик. — Что ты делаешь! Так ты ничего не добьешься!

Джарвис замер, подняв лицо к Вильямсу. Старейшина был спокоен и не опустил взгляд.

Джарвис отступил на шаг назад, давая возможность селянам помочь Дженкинсу подняться.

Вильямс выступил вперед, загораживая собой помятого священника. Ярости Джарвиса поубавилось. Какая-то толика влияния у Вильямса на него, видимо, еще сохранилась.

— А как я могу добиться своего? — насмешливо спросил Джарвис. — Вы же отобрали ее у меня!

— Ты прекрасно знаешь, что это было справедливое решение, — все также спокойно возразил Вильямс. — Возвращайся в поселок и докажи своим поведением, что тебе можно доверять. Тогда и поговорим.

— Ну уж нет! Вы же выжили меня из поселка! — замотал головой Джарвис. Он вновь начал заводиться. — Вы сейчас же отдадите мне девочку или я разнесу ваш поселок на части и заберу ее силой! И ты, Вильямс, мне не помешаешь!

Вильямс посмотрел куда-то мимо Джарвиса и невозмутимо ответил:

— Я тебе не помешаю, а вот она помешает.

Джарвис непонимающе смотрел на старика. Наконец сообразив, что тот смотрит кудато ему за спину, Джарвис повернулся и уперся взглядом в затянутую кожей широкую грудь Делайлы. Джарвис вынужден был задрать голову, чтобы рассмотреть лицо рослой женщинымутанта, и по мере того, как ему приходилось все выше поднимать взгляд, с его лица постепенно сползала самоуверенность.

— Ты идиот, Вильямс! — воскликнул Джарвис. — Зачем ты связался с мутантами!?

— Я знаю, что делаю, Джарвис, — жестко сказал Вильямс. — Если ты еще раз появишься здесь с угрозами, она и ее друг оторвут тебе и твоим подельникам головы. — Вильямс посмотрел на Делайлу. — Я правильно излагаю нашу позицию, мисс Делайла?

Делайла усмехнулась, услышав в речи Вильямса столь не свойственный ему агрессивный оборот:

— Совершенно верно, мистер Вильямс, — кивнула она, уничижающим взглядом буравя побледневшего Джарвиса. — Если мы заметим этих скотов ближе, чем в миле от поселка, то оторвем им их дурные бошки и будем играть ими в крикет!

Джарвис натянуто рассмеялся, но под конец, обернувшись к Вильямсу, зло процедил сквозь зубы:

— Что же, старейшина, не захотел по-хорошему, значит, будет по-плохому!

Делайла шагнула к Джарвису и уже вытянула руку, чтобы раз и навсегда пресечь всякие попытки с его стороны как-либо угрожать в будущем, но Вильямс, заметив это, крикнул:

— Не надо, Делайла! Пускай уходят.

На лицах напарников Джарвиса появилось заметное облегчение. Шутка ли — схватиться с мутантом. Тут может не хватить даже численного превосходства и хорошего владения холодным оружием. Даже если мутанта удастся, в конце концов, убить, все равно кто-нибудь из нападавших обязательно поплатится за это своей жизнью. А умирать бандитам ой как не хотелось.

Делайла посторонилась, и Джарвис, с опаской поглядывая в ее сторону, прошел мимо, затем обернулся и, пятясь, бросил своим перетрухнувшим напарникам:

— Пойдемте ребята! Наше время еще придет.

Троица, сопровождаемая взглядами собравшихся на окраине поселка людей, прошествовала по вившейся от поселка дорожке, пока не скрылась за ближайшим холмом.

Жители стали расходиться, с уважением поглядывая на Делайлу и кивая ей в знак признательности, а Вильямс с задумчивым видом, так ничего и не сказав ей, пошел назад к дому. Делайла нагнала его.

— Этот Джарвис, чего он хотел? — спросила она.

— Он хотел забрать Машу, — чуть помедлив, устало ответил Вильямс. — Она его дочь.

На секунду Делайла замерла на месте, переваривая новость. Ну да, у Маши ведь должны быть родители. Вильямс не рассказывал ничего о них, а Делайле как-то не пришло в голову расспрашивать его об этом. Как оказалось, зря. Теперь ей стала понятна та реакция Вильямса, когда они на второй день пребывания в поселке взяли Машу с собой на прогулку.

— Почему вы не предупредили нас об этом, — недовольно спросила Делайла, вновь нагнав ушедшего немного вперед Вильямса. — Вам следовало рассказать нам все с самого сначала.

— Не думал, что Джарвис решится пойти на открытый конфликт, — покачал головой Вильямс. — Если честно, я даже не ожидал, что он вернется. О нем не было никаких известий больше года. И вот он появился и требует вернуть дочь.

— Как так получилось, что Маша осталась на вашем попечении, а ее отец превратился в бандита? — спросила Делайла.

Старик помялся, явно не желая отвечать на этот вопрос.

— Не подумайте, что я вам не доверяю… — Вильямс слегка покраснел от натуги, не зная, что сказать. — К чему вам наши семейные дрязги? Вышло так, как вышло и теперь уже ничего не вернуть. Маша теперь единственный человек, ради которого я живу… — Понимаю, — вздохнула Делайла. Конечно, ей было немного обидно, что Вильямс не доверил ей всего до конца. Но его, призналась она себе, можно было понять. Кто она такая, чтобы ее следовало посвящать в тайны личной жизни обитателей поселка? Достаточно того, что теперь как минимум одна угроза для поселка обрела конкретное лицо, и суть этой угрозы тоже была вполне объяснима.

Казалось, с тех пор, как Делайла и Вильямс покинули дом старейшины, Крул и Майлз не сдвинулись со своих мест.

Едва Вильямс ступил на порог, Майлз вскочил из-за стола и нетерпеливо спросил:

— Ну, что там?

— Все обошлось на этот раз, — ответил старейшина.

Делайла, вошедшая в комнату следом за Вильямсом и слышавшая его ответ, покачала головой:

— Не думаю, что Джарвис так просто успокоится. Я бы на его месте ни за что бы не успокоилась.

— Вы!? — раздраженно отозвался Вильямс, повернувшись к Делайле. — У вас есть дети? Откуда вам, мутанту, что-то знать об этом?

Делайла дернулась, как от пощечины. Ее лицо побледнело.

— Почему вы считаете, что мне не ведомо материнское чувство? — холодно спросила она.

— У мутантов ведь не может быть детей! — неуверенно ответил Вильямс, сообразивший, что чем-то задел женщину-мутанта.

Делайла горько усмехнулась:

— Расхожее заблуждение. Но даже если так… Крул кашлянул, привлекая к себе внимание.

— Мистер Вильямс, до того, как стать мутантами, мы были самыми обычными людьми, и Делайла… В общем, у нее был ребенок до того, как она стала тем, кем является сейчас.

Она знает, о чем говорит. Извини, Дел, что я рассказал.

Вильямс покраснел от стыда.

— Ради бога, мисс Делайла, извините старого дурака. Если бы я знал… Да даже если бы и не знал. Черт меня дернул за язык говорить всякие глупости… Сами понимаете, в каком я нахожусь состоянии… — Ничего, — грустно улыбнулась Делайла. — Забудем. Надо решить, как нам оградит Машу от Джарвиса.

— Извините, может, я что-то упустил, — встрепенулся Майлз. — Но как связаны Маша и этот бандит Джарвис? Кто он такой вообще?

— Мог бы и сам догадаться, что Джарвис отец Маши, — буркнул Крул. — Я прав?

— Да, — кивнул Вильямс. — И он хочет забрать ее с собой.

— Кто-нибудь из нас будет обязательно находиться поблизости, — предложила Делайла. — Постараемся не оставлять Машу одну. Я также предлагаю выяснить, где у Джарвиса лежка. Наверняка, она недалеко от поселка. Хорошо бы знать, где он приземлился, и держать его и его банду в поле зрения.

— Бесполезная затея, — махнул рукой Вильямс. — Ищи ветра в поле. Он может быть где угодно.

Крул расчесал пятерней свою великолепную гриву волос и расправил плечи, как он это делал всякий раз, когда чуял, что наклевывается серьезное дело.

— Не думаю, что этот Джарвис будет ночевать в чистом поле, если задумал что-то серьезное и решил к этому как следует подготовиться. Скорее всего, он поищет пещеру или заброшенное строение. И я даже знаю, где с большой долей вероятности его можно отыскать.

— И где же? — скептически спросил Вильямс.

— На той самой ферме, на которой недавно обитали мы сами. По крайней мере, проверить это будет нелишне.

— Делайте, как считаете нужным, — сдался Вильямс. — Только прошу вас об одном.

Ограничьтесь только наблюдением. Не причиняйте ему вреда. Обещаете?

Крул и Делайла многозначительно переглянулись.

— Обещаем, — нехотя согласилась Делайла.

— Тогда договорились, — кивнул Вильямс. — Пойду поднимусь к Маше и успокою ее.

Старик поднялся по лестнице на второй этаж, а оставшиеся в гостиной ненадолго замолчали. Вот уж не ожидали они, что будут защищать ребенка от его родного отца.

— Пожалуй, я пойду к Смиту, — нарушив молчание, сказал Майлз, поднявшись с табурета. — Он, поди, меня уже заждался. Я ведь ему обещал.

— Не волнуйся, — успокоила его Делайла. — Смит был вместе со всеми на окраине поселка и только сейчас, наверное, вернулся в мастерскую.

Когда Майлз ушел, Крул облокотился на стол, поигрывая от нечего делать огромными бицепсами:

— Как будем дальше действовать, Дел? Может, выследить этих гадов и тихо прихлопнуть, а трупы закопать на заброшенной ферме? Там их никто не хватится. А то гадай теперь, какую пакость эти уроды планируют устроить.

— Я уже думала об этом, — ответила Делайла. — Нет, Крул, без согласия старика мы этого делать не будем. А он, похоже, все еще надеется, что Джарвис одумается. Так что пока с этим придется повременить. На повестке все равно остается вопрос об оружии. Надо предпринять вылазку в убежище, пока ситуация вокруг поселка не поменялась в худшую сторону. Твоя идея с поиском логова Джарвиса пришлась как нельзя кстати. Это хороший повод отлучиться одному из нас из поселка. Сделаем так. Я останусь здесь, как и обещала.

Присмотрю за Вильямсом и Машей, а то мало ли что. А ты, как и говорил, для очистки совести заглянешь на ферму, чтобы проверить свое предположение насчет убежища Джарвиса, но следить за ними не станешь, если они даже там, а вернешься и, обойдя поселок стороной, заглянешь в убежище. Выйти лучше ближе к вечеру. Хотя в этой местности безлюдно, но так будет лучше — темнота поможет избежать лишних глаз. Вильямс ни о чем не будет подозревать. Я скажу ему, что ты, как и предлагал, пошел на поиски Джарвиса, и это будет почти правдой.

— Хорошо бы где-то раздобыть фонарик, — заметил Крул. — Конечно, в темноте я вижу прилично, но с фонариком было бы проще. Тем более, если придется лезть внутрь обесточенного убежища.

Делайла на секунду задумалась.

— Боюсь, в поселке не отыщется ничего сложнее масляной лампы. Здесь такие штучки, как электрический фонарик, большая редкость, как я заметила. Наверное, найдется несколько осветительных трубок, да еще у Смита в мастерской я видела небольшой масляный фонарь. Попроси Майлза, чтобы тот на время позаимствовал его у механика.

Когда Крул собрался уходить, он заглянул, как и предложила Делайла, в мастерскую Смита. По всему было видно, что дело в мастерской спорилось. Двигатель оказался уже наполовину собранным, а раскиданных на полу деталей заметно поубавилось. Для порядка поинтересовавшись у мастеров, как идут дела, мутант попросил Майлза выйти на улицу.

Выслушав просьбу Крула, инженер без лишних вопросов вынес мутанту фонарь и пригоршню осветительных трубок, которые также очень кстати отыскались в мастерской.

Сгущались сумерки, но Крул безошибочно отыскивал дорогу к заброшенной ферме.

Закатившееся солнце не оставило заросшей ферме ни толики света, но ее темный силуэт отчетливо выделялся на фоне серо-бурой степи. Подходя ближе к ферме, Крул предпринял все необходимые меры предосторожности, чтобы его не заметили бандиты, если те вдруг находились на ферме и вздумали выставить дежурного на ночь. Мутант пригнулся и старался держаться так, чтобы его всегда скрывал высокий бурьян. Спрятаться в густых зарослях репья человеку при всем желании было попросту невозможно, а с внешней стороны забора фермы Крул никого не заметил. Прежде чем воспользоваться той самой лазейкой в ограде, через которую они совсем недавно выбирались на пустырь, мутант на протяжении нескольких минут прислушивался, не происходит ли чего на ферме. Слух у него был прекрасный, и находись на ферме люди, он обязательно бы уловил характерный скрип половиц под их ногами, шорох сена и, конечно же, голоса. Но все было тихо. Крул был даже немного разочарован. Он то был уверен, что правильно угадал местонахождение Джарвиса и его компании, но, видимо, тому удалось найти другое место для ночлега. Это слегка настораживало, и Крул даже подумал вернуться в поселок, но все же убедил себя, что Делайла и в одиночку способна справиться с тремя обычными людьми, пускай даже те вооружены холодным оружием. Чтобы окончательно убедиться, что ферма пуста, Крул настолько тихо, насколько мог, пролез через прореху в ограде, затем продрался сквозь заросли репья и, добравшись до стены фермы, осторожно заглянул внутрь через окно.

Никого. Пусто.

Крула слегка передернуло. Он никогда не боялся темноты, но брошенное строение в ночи, пустое и лишенное людей, навевало тягучую тоску и зябкое одиночество. Темнота внутри комнат, где еще совсем недавно ночевал сам Крул вместе с Майлзом и Делайлой, была похожа на притаившееся животное, в любой момент готовое кинуться к окну, окутать холодной липкой влагой лицо мутанта и утащить его в могильное безмолвие пустующего дома.

Крул встрепенулся, сбрасывая с себя на мгновение охватившее его оцепенение, и сплюнул себе под ноги, выгоняя прочь неприятное чувство холода из груди, затем машинально растер плевок ботинком. Откуда это во мне, подумал с удивлением мутант. Он уже давно не тот маленький ребенок, которого в его родном убежище пугали старшие дети, а он после этого плакал и бежал под защиту матери. Крул вдруг понял, что если останется рядом с фермой дольше, то старые воспоминания заставят его вновь пережить те давние горечь и унижения. Он решительно шагнул в бурьян и, не замечая царапающих кожу рук и лица колючих шаров, поспешно продрался к ограде и с облегчением вырвался за пределы фермы. В конце это уже было похоже на бегство. Не оборачиваясь, мутант быстро зашагал в сторону поселка. Детские воспоминания улеглись и, казалось, покинули его вместе с оставшейся позади фермой.



Pages:   || 2 | 3 |

Похожие работы:

«586_365278 ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 3498/12 Москва 17 июля 2012 г. Президиум Высшего Арбитражного...»

«муниципальное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа пос. Уральский" Свердловской области Рассмотрено Согласовано Утверждено на кафедре начальных Зам. директора по УВР Директором школы классов Исмаевой А.В. Приказ № 59/7-ОД Протокол №...»

«Утвержден приказом по МГУ от 22 июля 2011 года № 729 (в редакции приказов по МГУ от 22 ноября 2011 года № 1066, от 21 декабря 2011 года № 1228, от 30 декабря 2011 года № 1289) РО...»

«УТВЕРЖДАЮ Директор СКСТиК _И.И.Симоненко ""_201г ОТЧЕТ О РАБОТЕ КРАЕВОГО РЕСУРСНОГО ЦЕНТРА "ПРОИЗВОДСТВО ПИЩЕВЫХ ПРОДУКТОВ (хлебопекарных и кондитерских изделий)" НА БАЗЕ ГБОУ СПО СКСТ и К за 2016 ГОД. №№ наименование Мероприятие Количество обучающихся, ГБОУ СПО СКСТиК – Студенты -групп специальности: "Технология проду...»

«Page 30 D00695_08_Insert_Gamma_GT_MU RU ПРОЦЕДУРА ТЕСТИРОВАНИЯ Gamma-GT (IFCC) Подробная информация содержится в указаниях по выполнению автоматической процедуры тестирования для используем...»

«Евросатори-2012 На международной выставке вооружений и военной техники сухопутных войск и наземных средств ПВО "Евросатори-2012" (11-15 июня 2012 г., Париж, Франция) российские предприятия демонстрируют сразу несколько новейших разработок. Главные премьеры – модернизированный танк Т-90С, боевая машин...»

«Б.М.Куркин, А.Я.Щербуха Любительское рыболовство _ © Издательство "Урожай", 1977 © Издательство "Урожай", 1985, с изменениями и дополнениями OCR и редакция Dauphin, февраль 2004 _ Излагаются сведени...»

«Хорошавина Татьяна Владимировна СВЯЗЬ ЛИТЕРАТУРЫ С ЖИВОПИСЬЮ И ГРАФИКОЙ В ЛИРИКЕ В. БРЮСОВА: СТИХОТВОРЕНИЕ ПЛЯСКА СМЕРТИ. НЕМЕЦКАЯ ГРАВЮРА XVI ВЕКА В статье рассматривается вопрос о связи литературы с живописью и графикой в лирике В. Брюсова. Анализ интермедиальных связей осуществляется на материале стихотворения Пляска сме...»

«ООО "Страховая Компания "КЛУВЕР" Правила страхования граждан от несчастных случаев ООО "Страховая Компания "КЛУВЕР" Правила страхования граждан от несчастных случаев I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1.В соответствии с гражданским кодексом Российской Федерации, законом Российско...»

«Каковы качества бунтаря? Качества бунтаря многомерны. Первое: бунтарь не верит ни во что, кроме собственного опыта. Для него истинна только его собственная истина; никакой пророк, никакой мессия, никакой спаситель, никакое священное...»

«Утверждено приказом Минспорттуризма России от " 05 " апреля 2010 г. № 288 П Р А В И Л А ВИДА СПОРТА " РЫБОЛОВНЫЙ СПОРТ". Председатель Центрального правления Ассоциации "Росохотрыболовсоюз" Бендерский Э.В. "...»

«Российский гуманитарный научный фонд ОБРАЗЫ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ Материалы 2-й летней школы по интегральной философии и философии неовсеединства г. Алексин Тульской обл., 21-25 августа 2015 г....»

«ПРИКАЗ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН ПО ОХРАНЕ ПРИРОДЫ ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ИНСТРУКЦИИ ПО ПРОВЕДЕНИЮ ИНВЕНТАРИЗАЦИИ ИСТОЧНИКОВ ЗАГРЯЗНЕНИЯ И НОРМИРОВАНИЮ ВЫБРОСОВ ЗАГРЯЗНЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВ В АТМОСФЕРУ ДЛЯ ПРЕДПРИЯТИЙ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН (Собрание законодательства Республики Узбекистан, 2006 г., № 1, ст 4.) [Зарегист...»

«ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 4 мая 2009 г. по делу N А56-19827/2008 Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Ломакина С.А., судей Блиновой Л.В., Пастуховой М.В., при участии от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 17 по Санкт-Петербур...»

«Руководство пользователя OLTEC HDVR -49ANV Видеодомофон с TFT LCD экраном, функцией видеорегистратора и квадратора Содержание Раздел 1. Вступление 1.1. Обзор монитора 1.2. Характеристики Раздел 2. Подключение 2.1. Комплект поставки 2.2. Внешний вид 2.3. Подготовка к установк...»

«Оглавление 1. От авторов 2. Что такое эффективный вебинар 3. Оборудование для вебинара 3.1 Компьютер 3.2 Подключение к интернету 3.3 Веб-камера 3.4 Микрофон и наушники 3.5 Рекомендуемое оборудование 4...»

«ПРОТОКОЛ ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ №7/11 ОТКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА "ЗАРЕЧЬЕ" Время проведения заседания: 11 час. 00 мин. 22 марта 2011 г. Место проведения заседания: г.Тюмень, ул.Большая Заречная, д.41. Председательствует на заседании: Николаева Л...»

«Выпуск № 19, 2012 МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ АЛЬМАНАХ ИЗДАЁТСЯ ПРИ УЧАСТИИ БЕЛОРУССКОГО ФОНДА МИРА Чувства без границ под общей редакцией Игоря Киреева ББК 84 Ч82 Коллектив авторов: И. Андреева, Н. Балынская, С. Безенков, И. Белов, А. Бондаревский, И. Борисова, С. Бракоренко, Л. Бр...»

«ISSN 2227-6211 Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Санкт-Петербургский государственный...»

«Кавказский филиал ОАО "МегаФон" Приложение № 1 к Договору об оказании услуг связи ТАРИФНЫЙ ПЛАН "МегаФон Роутер 2" (для ИБС МегаФон Роутер 2) Тарифы действуют для абонентов, заключивших договор об оказании услуг связи на...»

«же переход народного коллектива к единому действу, поддержанного единым рисунком танца. Тем не менее, подхватывая главный мотив сцены ярмарки, финал резко диссонирует с ним. Финал спорит со сценой ярмарки, огран...»

«ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ ТРЕХСТОРОННЕЕ СОГЛАШЕНИЕ между координационным Советом организаций профсоюзов города Владимира, Советом работодателей и товаропроизводителей г. Владимира городским отделением ассоциации работодателей и товаропроизводителей Владимирской области и администрацией города Владимира на 2006-2008 год....»

«ПУБЛИЧНОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО "СБЕРБАНК РОССИИ" ОТЧЕТ об итогах голосования на годовом общем собрании акционеров по итогам 2016 года Полное фирменное наименование Общества: Публичное акционерное общество "Сбербанк России" (далее по тексту – Общество, ПАО Сбербанк). Место...»

«Краткое руководство по единому фирменному стилю Дня Победы в Красноярском крае Сделано в 2О16 году в ЛАБОРАТОРИЯ РАЗВИТИЯ зНАМЯ ПОБЕДЫ НАД РЕЙХСТАГОМ 30 апреля 1945 года в ходе ожесточённых уличных боёв штурмовая группа в составе...»

«Анализ работы окружного ресурсного центра системы образования муниципального образования Город Архангельск (далее – ОРЦ) за первое полугодие 2016 года Северный территориальный округ МБОУ СШ № 37 1. Структура ОРЦ № Структурный элемент Сетевой модели, входящий Наи...»

«ПОВТОРЯЕМОСТЬ НИЗКОЙ ОБЛАЧНОСТИ НА ЕВРОПЕЙСКОЙ ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕГО СССР ПО ДАННЫМ НАБЛЮДЕНИЙ НА АЭРОДРОМАХ Н.П. Шакина, Е.Н. Скриптунова, Е.И. Ветрова, А.Р. Иванова, А.А. Желнин Гидрометеорологический научно-исследовательский центр Российской Федерации chakina@mecom.ru, skript@mecom.ru, ivanova@mecom.ru, azh...»

«ИРКИ КУПБМ Национальная библиотека ЧР 4-022588 4-022588 ) •! $ ' ЮРИИ яидяш ИРКИ КУЛЕМ Савасемпе поэмасем Ч аваш кёнеке издател ьстви Ш уп аш кар — 1979 А 36 С (ч у й ) ! проверено 2 0 _ Ё Чуваш ем* республиканская БИВЛИОТНКА им. №. ГОР; К...»

«Автоматизированная копия 586_403756 ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 7463/12 Москва 30 октября 2012 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего – Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Фед...»

«Ежегодная маркетинговая премия "Энергия успеха" Лучшее корпоративное издание 2010 года №5 (32), май 2011 В номере: Вести филиалов Филиал №5 ОАО "Белгазпромбанк" в третий раз подряд стал победителем конкурса "Лепшы прадпрымальнiк Вiцебскай вобласцi" в номинации "Лучший...»

«Компания 2.0, Нация 2.0, Государство 2.0 Ярослав Логинов Bitcoin Conference Russia 2015 bitcoinconf.moscow Company 2.0, Nation 2.0, Governance 2.0 Yaroslav Loginov Bitcoin Conference Russia 2015 bitcoinconf.moscow Company 2.0 Дец...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.