WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

«РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ СТАТЬЯ VI VIII. О ПОЭЗИИ ИСПАНСКОЙ И ПОРТУГАЛЬСКОЙ _ Испанский язык* так легок для знающего порядочно итальянский, что самоучкой и без большого труда успел я в ...»

РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ

СТАТЬЯ VI

VIII. О ПОЭЗИИ ИСПАНСКОЙ И

ПОРТУГАЛЬСКОЙ

_____

Испанский язык* так легок для знающего порядочно

итальянский, что самоучкой и без большого труда успел я

в нем настолько, чтобы все читаемое разуметь, хотя не

могу трех слов сказать в разговоре. Я старался прочесть,

что только мог на нем стихотворного отыскать; но испанские книги везде, особенно у нас, так редки, что любопытство мое далеко не удовлетворилось, и потому я не могу познакомить читателей с сей малоизвестной литературой как бы хотелось и надлежало.

Одна из любопытнейших книг, мне в руки попавшихся, напечатана в Германии под названием Древней Кастильской Вивлиофики; в ней содержится старинная поэма о Сиде, религиозные стихотворения Гонзало Берсео и несколько мелких.

Краса Испании, Сид, точно родился в добрый час, как о нем беспрестанно в той поэме приговаривается; все про него написанное имеет необычайную свежесть и занимательность, я думаю, именно оттого, что все правда.

Во всей жизни своей — от первого поединка юноши за честь отца с сильнейшим воином всей Кастилии до тихой смерти в глубокой старости в завоеванном им городе Валенсии — он так добр, честен, храбр, умен, так * По–настоящему кастильский, ибо в Испании говорят разными наречиями; в Галиции португальским, в Бискаие кельтическим, в Каталонии, Арагонии и Валенсии прованским, сии области имели и чуть теперь не имеют особую поэзию, но (иначе быть не может) тесную объемом.

КАТЕНИН П.А. РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ. СТАТЬЯ VI

счастливо родился быть любимцем певцов, что к нему невольно привяжешься со всем необыкновенным чувством, жадно ловишь малейшие подробности, боишься что–нибудь пропустить, дойдя до конца, жалеешь, что скоро кончилось, и с горя примешься опять за начало. Я по крайней мере после божественного Гомера не найду ничего лучше и привлекательнее.

Поэма или отрывок поэмы, до нас дошедший и, по всем вероятиям, при жизни или вскоре по смерти героя написанный, обнимает не всю его жизнь, но несколько лет при короле Альфонсе Храбром; песни же, или романсы, собранные Гердером в числе семидесяти1, составляют целое жизнеописание; но события, в поэме подробно и драматически представленные, в романсах несколько сжаты. Со всем тем и то и другое бесподобно.

Из подлинных романсов известны мне немногие, и жаль, что Гердер при всех достоинствах его переложения не попекся более о точности и позволил себе кое–что на свой вкус переиначить. Сисмонди почти хвалит его за то с некоторым, кажется, легкомыслием2; по–моему, в такой самородной поэзии нет и не может быть пороков: нашего вкуса, или, правильнее сказать, наших привычек, она знать не обязана; а мы должны, буде одарены вкусом чистым и живым чувством прекрасного, применяться к обычаям старины, перенесшись совершенно втот быт, забыть на время свое воспитание и предрассудки, им вкорененные; тогда, вероятно, лучшим покажется нам то самое, что мы, с ошибочной точки смотря на вещь, осмеливаемся наскоро осуждать.

КАТЕНИН П.А. РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ. СТАТЬЯ VI

Кроме романсов о Сиде есть их множество и о других богатырях*, красавицах и пр. Слог и стихи те же: легко быть может, что одни певцы их сочинили; но существенное достоинство искусств менее в формах, нежели в предметах, и потому Сид, даже хорошо окруженный, не перестает ото всего отличаться. Сия первая эпоха испанской поэзии без сравнения высшая и важнейшая; в последствии времени там, как и везде, подражали и ни в одном роде** первого места у соседей не отбили; но такой старины, решительно скажу, после греков ни у одного народа не бывало.





Между тем как народ и военные люди слушали и восхищались прославлением в песнях своих отживших молодцов и красных девушек, монахи, одаренные любовью к стихам, посвящали свой труд возвеличению чудес своего монастыря, своего угодника, своей иконы.

Таким образом Берсео рассказал по порядку разные исцеления, помощи и т. п., сотворенные образом богоматери, коим хвалился его монастырь;

его прочесть крайне любопытно, в особенности желающему познакомиться с благочестием тех давних времен. Почти невероятно, так оно не похоже на новейшее, и как бы теперь злые люди сочли за насмешку, дерзкую и наказания достойную, что тогдашний набожный инок с дозволения или по поручению своего духовного начальства повествует для утверждения добрых католиков в вере, для чести чудотворной иконы и * Знаменитейший из них древний силач Бернард дель Карпио, якобы задушивший в объятиях неуловимого Роланда в Ронсевале. Французы повествуют иначе смерть своего паладина.

** «Дон Кихота» не с чем сравнивать.

КАТЕНИН П.А. РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ. СТАТЬЯ VI

святой обители, ею богатой. Стихи Берсео большого размера de arte mayor, по четыре сряду на одну рифму, стало, уже несколько искусственнее стихов поэмы о Сиде, весьма бесправильных; романсы же писаны все четырехстопными хореями с полурифмою на четных стихах: 2–м, 4–м, 6–м и так далее.

В мелких стихотворениях старокастильских находится немало имеющих две половины: вопрос и ответ; сия форма может весьма удачно быть употреблена для эпиграмм и мадригалов, для всего острого и милого.

Во время Карла V сделан в стихотворении испанском сильный переворот. Как у нас Ломоносов от немцев, так Боскан от итальянцев заимствовал и утвердил новый размер; ямбы, особенно пятистопные, вошли в общее употребление, и опять, как Ломоносов, Боскан остался навсегда первым по времени и достоинству: так же писал в роде лирическом предпочтительно, и потому так же теряет в переводе, где более сохраняет достоинства всякое приманчивое содержание, нежели искусный оборот и образцовое словосочинение.

Друг Боскана, Гарсилассо, пользуется с ним равным, коли не большим уважением знатоков за мастерскую отделку языка; сверх лирических стихов известен он пастушескими, менее исчезающими в переложении, почему Сисмонди и сообщил из него часть эклоги, где два пастуха, встретясь, в горестных песнях оплакивают:

первый измену, второй смерть возлюбленной. По сличению этого с рассказом Женгене о драматической идиллии Танзила3 (об ней выше упомянуто) кажется, что испанский стихотворец переводил с итальянского. Если догадка моя справедлива, какая необъятная разница в богатстве сих двух литератур! Здесь лучшее произведение первого поэта и самой блистательной, по общему мнению,

КАТЕНИН П.А. РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ. СТАТЬЯ VI

эпохи, не более как перевод или подражание безделки стихотворца, там второстепенного, безделки почти забытой, так что ученые не все ее знают. Может быть, перенесенная на другой язык, она выиграла в выражении, и точно стихи Гарсиласса прелестны; но Танзил имел сам блестящее дарование, и, судя по тем его трудам, какие мне сведомы, сомневаюсь, чтобы и в остальных легко мог превзойти его переводчик.

Славный пастушеский роман Монтемаиора «Диана»

известен мне только понаслышке, а в подражание ему написанная Сервантесом «Галатея» по обработке Флориана4, стало, еще меньше: надо молчать.

«Дон Кихот» известен всем и каждому: опять бы надо молчать, если б не совестно упомянуть о такой отменной, оригинальной и неподражаемой книге, не отдав хоть мимоходом ей должной дани уважения и удивления. Что бы автору с дарованием вывесть рыцаря не вовремя на театр, а актеру умному его сыграть!

Театральные сочинения Сервантеса «Нуманция» и «Торг в Алжире» должны быть чрезвычайно внимания достойны, и по гению творца, и по классическому направлению его вкуса вопреки господствующему в его земле, и по сильной патриотической важности обоих содержаний; к сожалению, не читал их, а чужих слов на веру повторять не охотник.

Достоинства ли недостало у Сервантеса или удачи, но публика осталась при своем и предпочла ему гораздо на сцене двоих: Лопес де Вега и Кальдерон де ла Барка призваны общим голосом целого народа и рядом посажены на театральный престол; долго сидели они, не

КАТЕНИН П.А. РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ. СТАТЬЯ VI

обижая друг друга и пополам деля поклонение своих обожателей; даже Лопес по праву старшинства занимал почетное место, как вдруг Шлегель с немцами осмелился на него напасть, силясь стащить для большого простора меньшему брату. Сисмонди, человек смирный, вступился, однако, за обиду Лопеса и отважился на этот раз почти в спор войти с обидчиком5. Наше дело сторона; не вмешиваясь в драку, разберем про себя, кто прав.

Шлегеля причины к нападению очень основательны:

он хотел свои романтические затеи подкрепить авторитетом известного испанского драматурга, ссылкою на него доказать, что так должно писать, и пишут не на скорую руку, а очень обдумав, отчего и выходят творения, каких краше быть нельзя. Вольно же было Лопесу признаться торжественно в стихах, что он пишет не как быть должно, сам знает, что все его пьесы вздор, и поневоле угождает безумным прихотям безграмотной черни; вольно ему было, не дорожа своими трагедиями и комедиями, писать так проворно и написать так много, что всех собрать не смогли. Правду сказать, и Кальдерон на свой век написал немало: напечатано 108 трагедий и комедий, да 72 духовных представлений:

Autos sacramentales да «Сайнеты» (небольшие пьесы) все пропали от небрежения, да сам он под конец сбился в счете. Не теряя присутствия духа, Шлегель толкует, что ведь Кальдерон написал это все и еще кучу недраматических стихотворений в течение 66 лет, от 14–го до 80–го, как умер: не как Лопес, умерший в 73 года только: следственно, мог на досуге, не торопясь, все прилежно обдумать, что, без сомнения, и сделал. По

КАТЕНИН П.А. РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ. СТАТЬЯ VI

исчислению времени нам кажется это весьма мудрено, и лучшая проверка в самих пьесах.

По несчастью, Шлегель, воспевая им прозою хвалебную песнь и утверждая гуртом, что в них сияет незакатное солнце, не почел за благо ни одной назвать, не только что разобрать. Опять Сисмонди вступился в нашу беду и несколько пьес того и другого автора рассказал;

только по его рассказу выходит не совсем то:

преимуществ Кальдерона ни в обдуманных планах, ни в чувстве трагического, ни в характеристике, ни в разговоре — ни в чем не видать. Лопес в глазах женевского критика и его читателей остается неподвижно на своем месте и едва ли выигрывает тем у мирян, что при всем наружном сходстве он дух имеет более рыцарский, а соперник его монашеский.

Не доверяя никому и желая своими глазами взглянуть на незакатное солнце, достал я наконец два тома избранного Кальдероном театра; нашел в них восемь пьес, три комедии: «Случайные помехи», «Счастье и несчастье от имени» и «Несчастие от голоса», пастушескую драму «Эхо и Нарцисс» и четыре трагедии:

«Благоговение к Кресту», «Постоянный Царевич», «Великая Зенобия» и «Жизнь есть сон». Комедии показались мне гораздо лучше остального; хотя в них характеров вовсе нет и лица отличаются только по возрасту и званию, например: старики, любовники, слуги и т. д., равного же звания люди все на один покрой, но интрига везде ведена замысловато и быстро, и разговор по необходимости ближе к натуре, нежели у розовоперловых пастухов и гиперболических трагиков. Из сих последних Крестом ознаменованный разбойник и непоколебимый пленник несколько известны по Сисмонди, «Зенобия» так

КАТЕНИН П.А. РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ. СТАТЬЯ VI

запутана, что не скоро разберешь, а «Жизнь есть сон»

постараюсь, сколько помню, с ясностью представить.

Польский король Василий, великий мудрец, любил паче всего таинственные науки, посредством коих открывается будущее, и, гадая, узнал, что сын, в утробе королевою носимый, злое чудовище, ногами попрет голову отца, свергнет его с престола и наделает множество вредных и дурных дел. Желая все сие предотвратить, король заключил сына, едва рожденного, в крепкий замок, поручив его смотрению строгого и недремного пестуна, который держит его в цепях, водит в звериных кожах, не пускает никуда и всех под смертным опасением удаляет от замка и затворника. Сей неумолимый страж любил в свое время некую Виоланту, которая по обстоятельствам давно уже с ним принуждена была разлучиться и бежать на чужбину; еще тогда дал он ей свой меч, по которому со временем узнает имеющего родиться от нее ребенка.

Король же Василий овдовел, бездетен, старается и желает наследство свое передать сыну сестры, Астольфу, князю московскому, женив его на дочери брата, королевне Эстреле, или Звезде. Астольф за тем и приезжает в Краков, но он не добро сотворил на Москве, обесчестил девушку Розауру; она же, сведав, куда и зачем изменник, бросив ее, отправился, переодевается мужчиной и сама едет его отыскивать. Заблудясь дорогою, попадает она на заветный замок и нечаянно встречается с Сигизмундом (так зовут королевича), гулявшим в то время вокруг стен без надсмотрщика. Он, хотя и по природе и по воспитанию зверь, однако умиляется при виде

КАТЕНИН П.А. РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ. СТАТЬЯ VI

прекрасного юноши, жалуется ему на жестокость, какую терпит безвинно, дружится и просит помощи; на ту пору приходит начальник замка, с гневом усылает королевича в его темницу и, не зная, умертвить ли вдруг нескромного пришельца, проникнувшего важную тайну, или пощадить ради молодости и красоты, решается на первый случай взять его под стражу и требует меча; тот подает, и что же?

Это меч, отданный некогда Виоланте, этот юноша его сын. Тут признание отца, потом признание Розауры, что она дочь, а не сын, и все ее московские несчастья, которые она надеется поправить с помощью бога и родителя; он в недоумении уводит ее с собой к королю обо всем доложить и спросить дальнейших повелений. Король сам не на радостях, все его замыслы не удаются и никому не нравятся: Астольф холоден к невесте и грустит по Розауре, королевна Звезда подозревает, что он влюблен в другую, и ревнует, а пуще всего народ польский слышать не хочет о чужом государе и требует непременно своего природного наследника. Василий принужден уступить общему желанию, но чтобы все видели, какого вреда они себе ищут, вымышляет такую хитрость: Сигизмунда сонным зелием напоить, во сне великолепно одеть, привезти во дворец, посадить на престол, а когда проснется, поздравить его королем и дать волю: что будет? Коли он поведет себя хорошо, слава богу! коли нет, его усыпят снова, разденут, отвезут в темницу, скуют, а буде он помянет старое, скажут и уверят, что он все видел во сне. По королевской выдумке все исполнено, и проснувшийся Сигизмунд, видя, что ему кланяются и служат, очень скоро

КАТЕНИН П.А. РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ. СТАТЬЯ VI

привыкает к самодержавию; даже так неограниченно им пользуется, что одного из придворных, кому не в добрый час препоручили напоминать королевичу о неверности слов, выкидывает из окна, в доказательство того, что он не спит, требует, чтобы отец лобызал ему ноги, а на Звезду и Розауру* так наступает, что его едва могут удержать.

Король Василий, опытом убежденный, что он прав, довершает свой план, и усыпленный королевич возвращается в первобытное состояние. Второе пробуждение хуже первого: отчаянный Сигизмунд долго верить не хочет, чтобы он был королем не наяву; но ему смотритель его столько это повторяет, что он сам приходит в недоумение и предается наедине очень пространным размышлениям о жизни и о сне, заключая, что жизнь есть сон. Между тем недовольные королем войска вооруженной рукой освобождают его сына из заточения и провозглашают государем; Розаура, желая отомстить неверному обольстителю, из чьих рук хитростью обратно получила слишком неосторожно в Москве подаренный портрет, в полувоинском наряде присоединяется к Сигизмунду. Василий со своей стороны собирает рать; происходит сражение, королевич остается победителем, и все противники у него в полону. Тут старый король, уверясь, что с судьбой спорить неразумно, в исполнение предсказаний упадает в ноги сыну и во всем приносит покаяние. Сигизмунд оставляет, правда, за собою королевство, но, впрочем, прощает отца, велит московскому князю загладить браком свою вину перед Розаурой, сам женится на королевне Звезде, хвалит и награждает прежнего своего мучителя, верного слугу * Розаура уже в женском платье взята королевною в подруги; между ими и Астольфом завязывается эпизодическая интрига, довольно тонкая и театральная.

КАТЕНИН П.А. РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ. СТАТЬЯ VI

государева, и немилосердно казнит воинов–бунтовщиков, его изведших на волю и добывших ему престол. Кончает он все распоряжения и трагедию любимым размышлением: жизнь есть сон.

Удержусь от всяких суждений и только спрошу: для сих ли красот романтических должны мы переворошить всю систему нашего театра, согнать с него все доныне сделанное, и в то время, когда всего более можно ожидать успехов, когда он из младенчества начал переходить в юношество, когда лепетанье его почти образовалось в стройный, правильный и одушевленный чувством язык, отказаться от плода, многими годами готовленного и к зрелости близкого, с корнем вырвать дерево, несомненно пустившее несколько счастливых отраслей, и вместо его посеять благую траву Кальдерона и немецких его подражателей?

Испанцы имеют еще совсем особый род драм духовных, именуемых Autos sacramentales; в них часто выводятся аллегорические лица: Жидовская школа, Ересь, Безверие и т. п. Им доказывает по очереди какой– нибудь преподобный истину римско–католического учения, те не соглашаются и спорят; без пользы тратит он все рассуждения, они свое несут; наконец, видя их упорство, святой муж выходит из терпения, берет палку и пошел колотить, пока они приклонят повинную. Против таких сильных доказательств явное безумие упрямиться, особенно в земле, где господствует инквизиция; но какое понятие иметь о просвещении авторов и публики, когда одни серьезно представляют, а другие с восторгом и

КАТЕНИН П.А. РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ. СТАТЬЯ VI

благоговением видят: что же? встречу Созия с Меркурием из «Амфитриона».

Ошибутся, однако, заключив из моих слов, что я презираю испанский театр либо советую его не читать;

напротив: всякое сведение бывает умному в пользу; и хотя бы в огромном запасе сей драматической словесности не было ни одной пьесы вполне хорошей, почти верно, что в очень многих хранятся частные красоты всех родов. В искусстве завязки и сходном изображении времен рыцарства они едва ли не могут служить образцами; много заимствовали из них французы в первую половину XVII века: довольно одного Корнелева «Сида» в свидетельство, какое драгоценное золото там таится, а исчерпать такой обильной руды долго нельзя.

Только систему их я почитаю не дельною, а поспешность, с которою благодаря ей их поэты писали, несомненным способом иметь много всего и ничего хорошего.

Из прочих стихотворений на языке кастильском известны мне только анакреонтические Вильегаса, из коих есть точно прелестные. По слухам знаю, конечно, и Араукану;

но о большой поэме по слухам не судят.

Такая поэма одна прославила язык португальский.

Великий Камоэнс (смело называю так поэта, прежде всех в новые времена создавшего эпопею, ибо Данте не совсем то, Ариост шутил, а Тасс издал свою после) был несчастнейший человек, истинный страстотерпец. Не погрешности его понять мудрено, а высокие красоты, с ними смешанные, постоянство труда при всех во всем неудачах и почти совершенное достоинство стихов, по

КАТЕНИН П.А. РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ. СТАТЬЯ VI

крайней мере в лучших местах: его октавы не боятся сравнения.

Олицетворение Мыса Бурь в виде исполина, грозящего дерзновенным пловцам, впервые осмелившимся мимо его в дальнейший путь, вещь первого достоинства, величием изумляющая воображение. С сим наравне обыкновенно хвалят повесть о смерти Инесы де Кастро6, но не одна Инеса, а весь рассказ португальской истории, в коей находится и она, заслуживает по всему большое уважение.

Кстати об Инесе: замечу мимоходом неосновательность суждений многих критиков, часто поддерживаемых публикою. Все хвалили Ламота7, сделавшего из Инесы трагедию, за удачное отступление от истории в развязке; его выдумку приняли, перенесли в оперы и балеты, так что настоящего события многие и не знают. Но разве все равно, что женщина, отравленная ядом от завистливой матери — ее соперницы, что подданная, тайным браком сопряженная с наследником престола, гласом всего народа за бесчестие державного семейства осужденная и необузданными в честолюбии и гневе боярами немилосердно при глазах самого государя, свекра ее, зарезанная? Первое: пошлое, в драмах и романах истасканное злодейство; и с чего тут Инеса де Кастро? Второе: необыкновенное истинное происшествие, носящее на себе печать своего времени, блестящего в грубости и почтенного в свирепости.

Сисмонди отменно высоко ставит португальскую трагедию «Инесу», сочинения Ферейры8; судя по рассказу его, довольно обстоятельному, она должна быть хороша;

появление же ее несколько лишь после Триссиновой «Софонизбы», то есть при самом возрождении искусства,

КАТЕНИН П.А. РАЗМЫШЛЕНИЯ И РАЗБОРЫ. СТАТЬЯ VI

и классическое расположение делают ее для меня весьма любопытною; но где достать?

Существует ли теперь поэзия на полуострове Пиренейском? Сия бедственная страна, три столетия подавляемая суеверием и деспотизмом, в наши дни в несколько приемов заливалася кровью. Правнуки героев, проложивших путь на Запад и Восток, гремевших славою по целому миру, стеснены и бедны; мало слышно о них в делах политических, ничего в художествах и науках. По сравнению с сим ничтожеством эпоха Кальдерона, Рохаса и Морета — золотой век; но едва ли не слепому фанатизму ее, в сочинениях их очевидному, должно приписать и неминуемые жалкие оного последствия.




Похожие работы:

«инновации, наукоемкие технологии, фирменное сервисное обслуживание 2 каталог продукции POZIS полное соотВетстВие мироВым стандартам качестВа, Высокая надежность, безупречное серВисное обслужиВание. каталог продукции инновации, наукоемкие технологии, фирменное сервисное обслуживание Полувек...»

«Руководство пользователя Windows www.youmagic.com Содержание Руководство пользователя 1 Введение 3 Установка и настройка 4 Использование программного телефона YouMagic 6 Пополнение счета учетной записи YouMagic 13 В...»

«_ УТВЕРЖДЕНО Протоколом Совета директоров № _ от "" 20 г. КОРПОРАТИВНЫЙ КОДЕКС "Азиатско-Тихоокеанский Банк" (ОАО) г. Благовещенск 2010 г. Оглавление 1. НАЗНАЧЕНИЕ ДОКУМЕНТА 2. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 3. МИССИЯ БАНКА 4. ЗАЩИТА ИНТЕРЕСОВ АКЦИОНЕРОВ БАНКА И ЕГО РАБОТНИКОВ 5. ПРИНЦИПЫ Д...»

«Вариант программы, оформленный в соответствии с Правилами оформления программ. Изменения, внесенные в Программу в соответствии с Правилами, выделены подчеркиванием. Приложение к Закону Московской области "Об областной целевой программе "Зерно" на...»

«Как перестать ломать голову и начать находить идеи для новых причесок? http://Parikmaxer.Sekret-Servis.ru Как перестать ломать голову и начать находить идеи для новых причесок? Оглавление Собственный опыт, муки творчества. На каком уровне мастерства появляется же...»

«KF-235 PG2 Беспроводный брелок управления с Инструкция по установке двунаправленной радиосвязью и индикацией статуса. Серия PowerG 1. Введение KF-235 PG2 беспроводный миниатюрный 4-кнопочный брелок с 2х сторонней связью для управления контрольными панелями серии A. ВключениеПолной PowerMaster. Брелок позволяет пользователю ставить под охрану и О...»

«Author: Антосенко Максим Владимирович 4. Не бойся я буду с тобой                                                 “ Не бойся, я буду с тобой!” Аннотация: В нем живет душа воина. А значит, он не способен на предательство и трусость, какие бы благие намерения за этим не стояли. В по...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Статус документа Рабочая программа по русскому языку создана на основе федерального компонента государственного стандарта среднего (полного) общего образования, примерной программы среднего (полного) общего образования и с учётом програм...»

«Обзор социально – гуманитарной ситуации, сложившейся на территории Донецкой Народной Республики вследствие военных действий c 13 по 19 февраля 2016 года Мы считаем самоочевидными следующие истины: что все люди созданы равными; что они наделены своим Творцом...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.