WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:     | 1 ||

«Книга: Все о феях Annotation Эта книга переносит читателей в волшебный мир, где живут феи. Малыши с удовольствием будут читать и разглядывать ...»

-- [ Страница 2 ] --

Тот бабушкин день рождения, о котором я всё собираюсь вам рассказать, но никак не соберусь, праздновали как раз в мансарде. За окном был ранний волшебный вечер, один праздник ещё не закончился, а второй уже начинался, и везде было так хорошо, что даже дети не могли решить, что лучше: побежать с санками на горку или остаться дома и читать родителям сказки. На улицах было так тихо, что редкие прохожие останавливались, отчётливо услышав «динь-динь-динь». Им и в голову не приходило, что это звук дюжины чайных ложечек, которыми дюжина фей размешивала сахар в чае с бергамотом. За нежным «динь-динь-динь» последовало звонкое «дзинь!» двенадцати бокалов, поднятых за здравие именинницы, и в воздухе даже за квартал от дома фей запахло праздничным пирогом со сливочной начинкой и засахаренными цветами фиалки.

Феи приготовили свои волшебные палочки и выжидательно смотрели на бабушку, в это время дети вдруг отложили в сторону сказки, и даже взрослые, которым всё невдомёк, отвлеклись от дел, чувствуя что вот-вот случится что-то необычное.

– Как же хорошо, как славно! – прошептала бабушка и закрыла глаза.

Одиннадцать волшебных палочек взметнулись вверх, уличные фонари засияли ярче, и в воздухе снова раздалось «дзинь!».Я не скажу вам, какое желание загадала бабушка – ведь феи ни за что, ни под каким предлогом не произносят свои заветные желания вслух, но точно известно, что с того самого вечера все, кто был в городе, даже иностранные путешественники, жившие в гостиннице на ратушной площади и уехавшие сразу после Нового года, верили в фей.

Сказка о фее, у которой было много свободного времени Я расскажу вам историю, которая произошла ещё до того, как мадемуазель А. узнала, что она фея. Вы удивляетесь? В мире есть множество фей, которые даже не подозревают, что они феи. Я знавала одну фею, которая любила вырезать маникюрными ножницами бабочек из бумаги. Ночью бабочки оживали и, как положено волшебным созданиям, выпархивали в окно, а фея, представляете, считала, что их сметает со стола ветром!

Между тем узнать настоящую фею не так уж и сложно, особенно если помнить, что все феи любят варить кофе, просыпаться по утрам раньше всех и дарить подарки без повода. Но есть ещё один верный признак, по которому вы без ошибки определите, что перед вами фея. Я скажу вам его по секрету, только вы никому больше не рассказывайте: все настоящие феи любят танцевать. Не так, как обычные люди, под хорошую музыку, или от радости, или когда их приглашают на вальс, а в самых неожиданных ситуациях. Феи танцуют на аллеях парка и лавируя между полками бакалейной лавки, катаясь по городу на автобусе и в очереди в столовой. И не просто приплясывают на месте, а исполняют сложнейшие па с грацией прим итальянского балета. Сами феи частенько и не подозревают о собственных танцевальных талантах и стыдливо пытаются выдать свои па за топтание на месте от холода или от нетерпения. Но вы теперь, увидев, скажем, в метро милую девушку, танцующую с зонтом, знайте, что перед вами настоящая фея.

Мадемуазель А. не только танцевала в самых неожиданных местах, она ещё и пела. Не как оперная певица, которой платят за пение зарплату, не как мы с вами, когда думаем, что никто нас не услышит, мадемуазель А. пела как птица, не нарочно, просто песня рождалась у неё в груди, трепетала в горле и вырывалась наружу то нежным романсом, то весёлой детской считалочкой, а то и просто трелью без слов. Эта особенность доставляла мадемуазель А. немало забот, ведь одно дело петь в душе и совсем другое – разразиться серенадой, внезапно остановившись посреди улицы. Дело усложнялось тем, что мадемуазель А. полагалось быть серьёзной и даже немного грозной, потому что работала она билетёршей на маленькой железнодорожной станции очень маленького города. Для грозности мадемуазель А. надевала роговые очки, убирала волосы в тугой пучок на затылке и даже немного сутулилась, хотя феям это даётся ох как непросто.





Как скучно быть не-феей, конечно, подумали вы, представив себе мадемуазель А. в её рабочем облачении в окошке маленького билетного киоска на маленькой провинциальной станции. Но мадемуазель А. вовсе так не считала. Конечно, ей доводилось заскучать, ожидая приезда запоздавшего вечернего поезда, и загрустить, когда по крыше кассы целый день шуршал и постукивал дождь. Зато из её окошка был виден замечательный каштан, свечи на котором распускались каждый год строго в день её рождения, и ещё на нагретых солнцем рельсах железной дороги собирались на полуденную сиесту все городские кошки и издалека перемигивались с мадемуазель А. Не переживайте за кошек – поезда проезжали мимо этой маленькой станции очень редко, и кошки наизусть знали их расписание. А ещё мадемуазель А. всегда первой узнавала, кто приехал в город, во что он был одет и какой нёс саквояж, а ведь феи, даже те, которые пока не знают, что они феи, грешат любопытством. В долгих перерывах между прибытием поездов мадемуазель А. гуляла по перрону пританцовывая, читала автобиографии путешественников и придумывала рецепты пирожных с кремом. Вы, должно быть, уже заметили ещё одну отличительную черту фей – все они неравнодушны к выпечке. Для каждого рецепта мадемуазель А.

придумывала название и записывала его на обороте использованного билета на поезд, а потом аккуратно прятала в специальный кармашек сумки, чтобы не потерять.

Город, в котором жила мадемуазель А., был чуть побольше деревни, где все всё друг о друге знают, но гораздо меньше столицы, где можно пройти мимо соседа, не поздоровавшись, – в нём все знали друг друга в лицо. Про такие города путешественники обычно говорят: «Какая прелесть!» – и записывают в дневнике: «Проезжали через город Н., видели церковь и фонтан, в ресторане отличное жаркое».

В таком городе обязательно есть главная улица, на одном углу улицы – почта, а на другом – бистро.

Между ними в ряд выстроены булочная, в витрине которой разложены пухлые булки, кекс, разрезанный поперёк, чтобы было видно, как много в нём изюма, и глазированные эклеры; парикмахерская с дамским и мужским салонами, будка полицейского, газетный киоск и бакалейная лавка, в которой можно купить всё, чего душа пожелает, от козьего сыра до сапожной ваксы, а на кассе бакалейщик выдаёт детям ванильные ириски в разноцветных фантиках. Эти ириски плотно прилипают к зубам и потом изо рта ещё долго, почти до вечера, пахнет ванилью.Гуляя по такому городу, ни в коем случае нельзя торопиться, ведь, торопясь, можно не заметить кого-то из знакомых. Знакомые могут подумать, что вы на них обиделись, и тоже обидеться в свою очередь! Лучше собираться на прогулку по городу заранее и основательно: повязать на шею красивый шарф и взять в руки зонтик, а в карман пальто положить пару монет, на случай, если вам захочется полакомиться свежей булочкой или выпить яблочного сока и почитать газету за столиком бистро.

Мадемуазель А. жила как раз на главной улице города, в маленьком жёлтом доме, весь первый этаж которого занимала как раз бакалейная лавка. Нужно ли говорить, что это был главный дом в городе после церкви и почты. Справа от лавки была незаметная дверь, покрашенная белой краской, вторая такая же дверь пряталась в глубине лавки за полками с вареньем и рыбными консервами, и обе эти двери вели на деревянную лестницу, а лестница вела на второй этаж, где в соседних квартирах жили мадемуазель А. и сам бакалейщик.

Обоим это соседство очень нравилось: мадемуазель А. никогда не приходилось волноваться, что у неё дома закончился сахар или спички, а бакалейщик специально просыпался пораньше и, улыбаясь в подушку, ждал, когда соседка откроет окна и огласит сонную главную улицу весёлой утренней песней.

Надо заметить, что феям, знающим что они феи, гораздо легче просыпаться рано утром, чем феям, которые об этом не в курсе. Знающие феи едва успевают сварить кофе, нажарить утренних блинчиков с яблоками или хрустящих гренок и умыться, как уже выбегают из дома по неотложным волшебным делам, натягивая на ходу пальто и проверяя, не забыли ли они волшебную палочку.

Те феи, которые не подозревают, что они феи, проснувшись раньше петухов, просто не знают, как убить время. Они пекут кексы со смородиной, варят кастрюли вишнёвого компота, вышивают крестиком, выращивают редкие орхидеи, вытирают пыль до проплешин на мебели и просто ходят из угла в угол, пока в один прекрасный день не найдут себе занятие по душе, и всё станет на свои места. Только не подумайте, что, выяснив, например, что она больше всего любит шить подушки с лебединым пухом или лепить из белой глины крошечных единорогов (не думайте, будто единороги бесполезны, пока не повстречали ни одного из них), фея сразу становится настоящей феей. Ей придётся ещё учиться у других фей и сдавать очень непростой экзамен на ношение волшебной палочки, но начало уже положено. С того самого дня, когда фея поймёт, что она фея, у неё не останется ни одного, ни единого свободного и скучного утра.

Пока мадемуазель А. не знала, что она фея, она частенько пробиралась ранним утром в бакалейную лавку и переставляла товары на полках по своему усмотрению. На виду полагалось быть красным яблокам, имбирным пряникам, аккуратным головкам сыра, жестяным коробкам с пахучим цветочным чаем, стеклянным банкам персикового компота с половинками персиков и чёрными стручками ванили, холщёвым мешкам с зёрнами кофе и кудрявым пучкам петрушки. На дальних полках выстраивались аккуратные башни сардин в оливковом масле, смелые пирамиды консервных банок с гусиным паштетом, бутылки молока, коробки с сахаром-рафинадом и полезные в хозяйстве мелочи вроде садовых секаторов. К некоторым товарам фея, простите, мадемуазель А., привязывала маленькие записки с добрым пожеланием или самодельные лотерейные билеты со скромными призами, например, серебряной ложечкой или ножиком для вскрытия писем.

Наведя свой порядок в лавке, мадемуазель А. возвращалась домой, варила себе вторую чашку кофе и устраивалась с ней на подоконнике, напевая опереточные арии и наблюдая, как просыпается главная улица. До приезда самого раннего утреннего поезда у неё оставалась тьма времени. Утренние поезда нравились мадемуазель А. больше всего. Вы ведь ездили в таких поездах? Они не совсем утренние, скорее ночные, из тех, которые надо долго ждать на вокзале, почти до полуночи, а потом отчаянно торопиться и толкаться на перроне, чтобы не опоздать.

Зайдя в поезд, нужно сразу же найти себе замечательную мягкую полку, обитую чуть потёртым красным плюшем, и заснуть на ней. Пассажирам ночных поездов обязательно снятся хорошие сны, и просыпаются они раньше всех – ведь за окном их ждёт совсем другой, неожиданный вид и никогда нельзя угадать заранее, каким он окажется. Иногда за окном утреннего поезда виден город, иногда – редкий лиственный лес, а если повезёт – то целое поле весёлой жёлтой люцерны. Утренний поезд останавливался на станции маленького города ровно на пять минут, машинист с достоинством затягивался трубкой и издалека подмигивал мадемуазель А., а пассажиры высыпали на платформу, потягиваясь и озираясь вокруг, и, несмотря на старания мадемуазель А. напустить на себя строгий вид, добродушно с ней флиртовали.

«А не испечь ли мне пирожных с кремом?» – подумала, а может быть, и сказала вслух мадемуазель А.

одним прекрасным многообещающим утром, когда до утреннего поезда оставалась тьма-тьмущая времени. Как она не подумала об этом раньше?! Фея А., отныне я буду называть её именно так, ведь мадемуазель А. и сама заметила, что превращается в фею, извлекла из сумки свой самый любимый рецепт – слоёного торта с кремом из белого шоколада и малиной, – записанный на обратной стороне билета на ночной поезд Страсбург – Марсель.

Она повязала свой воскресный передник в бело-синюю клетку, хотя было вовсе не воскресенье, спустилась в бакалейную лавку, и тут же вернулась с бумажным пакетом муки, и снова спустилась – за куском холодного сливочного масла, лучшего в округе, если верить бакалейщику, потом ещё раз – за бутылью густых сладких сливок, из которых как раз и делали самое лучшее масло в округе, а в кармане передника она спрятала две толстенькие плитки настоящего белого шоколада. Не хватало только малины.Фея вздохнула, потёрла лоб и принесла из бакалейной лавки последнюю увесистую банку персикового компота с половинками персиков – не отказываться же от слоёного торта только потому, что под рукой не оказалось малины! Она принялась месить и раскатывать тесто, топить шоколад и взбивать сливки и так увлеклась, что не заметила, как свет за окном превратился из рассветного в обычный утренний, и бакалейщик открыл скрипучие деревянные ставни, которыми на ночь закрывалась лавка, собаки залаяли, голуби заворковали, а вдалеке удивлённо загудел утренний поезд, подъезжая к пустой станции.

Так получилось, что билетный киоск на железнодорожной станции вскоре закрыли, и жителям маленького городка, когда они хотели куда-то уехать, приходилось сначала добираться до соседнего города и уж там покупать билеты на поезд. Сначала это казалось неудобным, но потом все привыкли.

Ведь жители маленького городка были не слишком охочи до путешествий и точно знали, что нигде им не будет лучше, чем дома. «Пора!» – говорили они сами себе, заслышав вдалеке гудок утреннего поезда, одевались как на воскресную прогулку и спешили в бакалейную лавку. В бакалейной лавке при входе стояли необъятные эмалированные вёдра со свежими цветами, лежали россыпи ароматных яблок, высились пирамиды стеклянных банок с персиковым компотом, бруски сливочного масла были завёрнуты в фольгу и блестели как серебряные слитки, а главная полка была занята шоколадом в ярких обёртках. К каждому товару была привязана записка с добрым пожеланием и новым рецептом, но самое главное – на входе в лавку сидела фея А. и вручала покупателям беспроигрышные лотерейные билетики, по которым невозможно было не выиграть пирожное с кремом. И никто не жаловался.

Сказка о фее, которая опоздала на праздник Бывают дни, когда как нарочно всё получается с утра до самого вечера. Рассвет в такой день нежнорозовый, тёплый ветер игриво треплет волосы, облака почтительно мнутся в уголке неба, кроткие, как овечки, и утренний кофе получается необычайно ароматным, таким сладко-пряным на вкус, словно в нём растопили целую плитку шоколада. Почтовый ящик в такие дни полон открытками, а на углу улицы сидит на раскладном стульчике улыбчивый пожилой господин и продаёт маленькие букеты мелких садовых роз.

В такой день обязательно нужно встать пораньше, чтобы побольше успеть. Можно с самого утра понестись по разным приятным делам, можно навестить всех друзей и родственников или самому внепланово созвать гостей и пообещать им трёхэтажный торт с ромовыми коржами, ванильным кремом и макадамским орехом – в такие дни торт не может не получиться. А потом, закончив пораньше все важные и приятные дела, можно усесться в кафе с толстой книгой и мешать маленькой мельхиоровой ложечкой кофе с молочной пенкой или устроиться где-нибудь на лавочке, а то и вовсе на траве и рассматривать прохожих, вгрызаясь в большое розовое яблоко.

Такие замечательные дни ни за что нельзя тратить впустую – это всё равно, что отдать счастливую монетку за горсть обычных карамелек. Ведь случаются они нечасто: в самом конце февраля, когда воздух неожиданно пахнет морем и скорым абрикосовым цветом, и в апреле, когда можно впервые за долгие месяцы оседлать велосипед, и в августе, накануне звездопада, или в начале декабря, когда город украшают к праздникам. Фея Ди, например, носила в кармане специальный календарик, в котором красным фломастером отмечала такие редкие и замечательные дни.

Вы, конечно же, видели фею Ди, наверняка видели, если любите праздно гулять по улицам, рассматривая витрины. Потому что фея Ди тоже любит это делать, когда у неё есть время. Она стрижена под мальчишку и носит нелепые шляпы с перьями и три ряда бусин на шее, на поясе у неё всегда болтаются большие часы-луковка, оглушительно тикающие, фея Ди утверждает, что они принадлежали её дедушке – капитану английского фрегата. Теперь вы её вспомнили?

Иногда фея Ди встречает кого-то одинокого или погружённого в грустные мысли, тогда она пристраивается рядом и идёт с ним в ногу, как будто они договаривались. Пройдут так немного, и, глядишь, кто-то одинокий или разочарованный начнёт рассказывать фее о своих печалях, а она слушает, не перебивая, и кивает – перо на её шляпе колышется в такт, а дедовы часы-луковка громко соглашаются «тик-так». Это, конечно, когда у феи есть время.

В день-когда-всё-удаётся фея Ди просыпалась с приятным щекотанием в животе. Таким, знаете ли, многообещающим щекотанием, из-за которого сразу хотелось вскочить на ноги и подбежать к окну – в такие дни за окном обязательно происходило что-нибудь интересное. Фея Ди ложилась животом на подоконник и по пояс свешивалась из окна, чтобы получше рассмотреть сонную улицу, на которой только-только намечались чудеса. «Замечательный будет день!» – говорила она своим кошкам, и те авторитетно кивали в ответ. Уж кошки-то разбираются в удаче! Кошек у феи было три: умница рыжая, хулиганка чёрная и добрая толстушка серая, – и все они, конечно же, были по-своему феями. Вы замечали, что обычные домашние кошки подчас смотрят на вас, щурясь, будто знают что-то важное?

Дело в том, что все кошки без исключения состоят в тайном обществе.

Да-да, кошки, хотя они редко в этом признаются, собирают и хранят всевозможные тайны. Бьюсь об заклад, что моя кошка знает, что я хочу получить на следующий день рождения, и каким вареньем мажу гренки на завтрак, и что самый вкусный какао получается в большой бирюзовой чашке, и что в моей любимой книжке между пятьдесят восьмой и пятьдесят девятой страницами спрятано лёгкое белое пёрышко, которое приземлилось мне прямо в руку в прошлый вторник, когда я стояла на автобусной остановке. Хотя я никому до вас об этом не рассказывала! Поэтому кошки так легко находят общий язык с феями: ведь феи ужасно любопытны, а кошки невероятно наблюдательны.

«Замур-р-рчательный будет день», – мурлыкнула вполголоса толстушка серая, краем глаза наблюдая за парой юных воробьёв, нарочито медленно прогуливавшихся по карнизу. На улице, несмотря на ранний час, уже хлопали двери и распахивались окна – в доме мясника готовились к свадьбе. Ах, дом мясника!

Он занимал весь угол улицы – на первом этаже была колбасно-мясная лавка со сверкающими витринами, которые мясник самолично мыл каждое воскресенье, с аккуратной белой дверью с колокольчиком и красивой надписью: «Добро пожаловать!» На втором жил сам мясник с престарелой тётушкой, подкармливавшей феиных кошек.

Уж кто-кто, а кошки предвкушали замур-р-рчательный день – предстоящая свадьба вот уже неделю дразнила жителей феиной улицы запахами копчёностей, слоёного теста и изысканных соусов. В честь этого события мясник украсил витрину розовыми шёлковыми лентами, заставил всю улицу до самого перекрёстка столиками и стульями, похожими на те, что ставят на террасе летних кафе, и опустил в каждый соседский почтовый ящик по приглашению, собственноручно написанному тётушкой на плотной кремовой бумаге.

– Замечательный день, какой замеча-а-ательный день, – напевала себе под нос фея Ди, ловко переворачивая на сковородке тонкий ажурный блин. В такие дни, даже если не стараться особо, блины получаются идеально круглыми. Она намазала каждый блин сметаной, сложила их стопкой и с удовольствием съела на завтрак, запив чашечкой кофе. Кошкам достались остатки сметаны и по полной чашке козьего молока. Едва проглотив последний кусок и даже не вымыв посуду – мытьё посуды можно оставить на обычный, менее удачный день – фея надела зелёную шляпу с рыжим пером и убежала по важным волшебным делам, которых накопилась целая гора. Ведь бывают дела, ради которых стоит ждать именно такого особенного дня, дня-когда-всё-удаётся.

В такой день можно пойти на блошиный рынок и найти там настоящие сокровища, можно усесться под старым платаном в парке и написать целый роман, можно научиться плавать или научить кого-то плавать, если сам умеешь, можно смастерить во дворе качели или посадить сливу, можно потратить все деньги в кошельке, можно, наконец, встретить нового друга. Стоит ли осуждать фею Ди за то, что при таком количестве важных дел она совершенно забыла о приглашении на свадьбу мясника, одиноко лежавшем в её почтовом ящике. Будем к ней снисходительны, тем более, что феины кошки уже извинились за хозяйку – они явились на свадьбу даже раньше положенного времени и отчаянно тёрлись лоснящимися спинками о ноги престарелой тётушки мясника.

Свадьба не зря пришлась на день-когда-всё-удаётся. Жених в сером фраке и жилете с золотой ниткой был неотразим, невеста была прекрасна и без конца краснела, подружки невесты смеялись и строили глазки, тётушка всласть накомандовалась армией приглашённых поваров, поваришек и официантов в строгих бабочках. А уж гости… Гостей пришло так много, что опоздавшим пришлось устроиться на ступенях церкви и смотреть на церемонию венчания через дверную щель. Зато потом они бросали в воздух рис и разноцветное конфетти и кричали «Ура!» в честь молодых, да так громко, что вспугнули голубей, и те взмыли с церковной площади в небо – к вящей радости свадебного фотографа. Несмотря на то что столики для гостей заняли всю улицу до перекрёстка, места хватило не всем. Но соседи не растерялись – они вынесли из домов обеденные столы, деревянные стулья и даже кресло, которое досталось престарелой тётушке жениха. На феиной улице стало так тесно, что танцевали гости прямо посреди перекрёстка! Зато копчений, солений, бургундского мяса, тушёного в красном вине, королевской запеканки, печёных с мёдом яблок, нормандского сыра, ягодного сиропа, шампанского и пятиэтажного торта с заварным кремом и цветами из глазури хватило на всех с избытком. Феины кошки гордо восседали на спинке и подлокотниках тётушкиного кресла, как будто это они были главными виновницами торжества.

Когда фея вернулась домой, улица уже опустела. Мясник и его молодая жена укатили в свадебное путешествие, тётушка удалилась к себе – вязать шапочки и пинетки для будущих внуков, гости разошлись по домам, унося с собой оставшуюся после праздника снедь, воробьи клевали крошки на неубранных столах (уборку решили отложить на другой, не свадебный, день), музыканты укладывали в футляры свои инструменты, а за самым дальним столиком сидел последний гость и ковырял ложкой последний кусок свадебного торта. И, хотя кусок был очень большим и на столе перед гостем стояла не откупоренная бутылка шампанского, вид у человека был самый что ни на есть печальный и разочарованный. Фея Ди издали замечала такие вещи.

– Вкусно? – вежливо поинтересовалась Ди у незнакомца, присев за его столик.Ей было немного обидно, что она пропустила свадьбу. Незнакомец кивнул. От расстройства он даже не подумал предложить кусочек торта фее. Но фея Ди не обиделась, она сидела тихо-тихо и ждала. С незнакомцами часто бывает так – им надо привыкнуть, что кто-то их слушает.

– Вас не позвали на свадьбу? – поинтересовался незнакомец.

– Я опоздала… точнее, я пропустила, – смутилась фея. – Понимаете, бывают дни…

– Понимаю, – перебил незнакомец, – вот и я тоже… Лучше бы купил билет на поезд и уехал или просто дома заперся и никому дверь не открывал.

Он поперхнулся куском торта, а может быть, сделал вид, что поперхнулся.

– В такой день нельзя запираться дома, – шёпотом возразила фея.

– А что можно?

Фея задумалась.

– Можно лежать на траве и смотреть на облака. Но лучше гоняться за радугами. Или устроить конфетный дождь. Или раздавать прохожим счастливые монетки. Или завести собаку. Или просто волшебствовать.

– Как это, конфетный дождь? – сдавленно хихикнул незнакомец. Он вдруг почувствовал, что в присутствии этой странной, стриженной под мальчишку девочки в смешной шляпе у него чуть-чуть отлегло от сердца. А может быть, его успокаивало тиканье часов-луковки.

– Вот так! – воскликнула фея.

Она забралась с ногами на стол, не на тот, где ещё стояла тарелка с тортом и бутылка шампанского, а на соседний, и жестом приказала незнакомцу сделать то же самое – он неохотно повиновался. Фея шёпотом повелела ему закрыть глаза, взяла за запястье и осторожно вложила в его руку свою волшебную палочку. Она крепко сжала его руку в своих ладонях и очертила ею полукруг по часовой стрелке, с маленькой загогулиной в конце. Незнакомец к своему удивлению услышал, как улица наполнилась шорохом, словно падали крупные тёплые капли дождя и разбивались об асфальт. Если бы жители феиной улицы не легли спать пораньше, наплясавшись на свадьбе, они тоже услышали бы этот звук. Незнакомец открыл глаза – и впервые за весь день широко, по-детски, улыбнулся: с неба, шурша прозрачными фантиками, падали разноцветные леденцы – жёлтые лимонные, алые малиновые, зелёные яблочные, оранжевые апельсиновые, коричневые со вкусом колы.

– Это настоящее чудо? – спросил незнакомец, удивлённо разглядывая феину палочку в своей ладони.– Настоящее, – подтвердила фея. Они даже открыли бутылку шампанского, чтобы это отметить.

Сказка о фее, которой надоело быть феей

– Надоело! – заявила фея Ру, широко зевнув и топнув ножкой, обутой в мягкий сиреневый тапочек. – Не хочу больше! Не хочу и не буду! Хватит с меня! Кончено! Баста! – добавила она, вспомнив, что её дальние родственники по папиной линии были наполовину итальянцами.

Высказавшись, фея нахмурилась так грозно, что фиалки на подоконнике испуганно свернулись в трубочки, а кофейник, стоявший на краю обеденного стола, за которым также завтракали и ужинали, мелко задрожал и упал на пол. Крышка бедняги-кофейника укатилась в левый угол кухни, носик откололся, и на полу разлилась ароматная лужа превосходного горячего кофе, медленно подползавшая к феиным тапочкам.

– Ну и не надо! – прошептала фея, и на глазах её выступили злые слёзы. Случись это в обычный день, Ру во мгновение ока склеила бы свой старый кофейник, полила бы фиалки, закусила бы неприятности горячей гренкой с цветочным мёдом или фисташковым вареньем и поспешила по своим волшебным делам. Но, к несчастью, день был необычным. Накануне фея легла спать не с той ноги, а ложиться спать не с той ноги, уж поверьте мне, в тысячу раз хуже, чем встать не с той ноги – сны вам будут сниться совершенно неправильные и несвоевременные. Может быть, дело было в снах, но на следующее утро фея Ру проснулась с твёрдым намерением перестать быть феей.

Как так, удивитесь вы. А вот так.

– Надоело! – объяснила фея собственному отражению в зеркале ванной. Отражение растерянно заморгало и не нашло, что сказать в ответ. Только не подумайте, что Ру была злюкой, букой или, чего доброго, плохой феей! Она носила синее пончо и замечательный серый берет с синим цветком у левого уха, держала дома двух почтовых голубей, а на стене гостиной повесила огромный старый немецкий барометр, найденный на блошином рынке. Как только стрелка начинала двигаться к делению «дождь», фея хватала в охапку десяток складных зонтов и бегом отправлялась на одну из оживлённых улиц города.

На оживлённой улице всегда найдётся десяток прохожих, которых дождь застал врасплох. Эти прохожие делятся на робких и смелых: робкие, почувствовав на шее первые робкие капли, прячутся в подворотнях или за стеклянными дверями магазинов и оттуда следят, когда же на лужах появятся пузыри, возвещающие о скором окончании дождя. Смелые поднимают воротники, натягивают кепки поплотнее на уши и ускоряют шаг, как будто бегут с погодой наперегонки.

Фея Ру догоняла этих прохожих и раздавала им свои складные зонтики. На первый взгляд это были обычные зонтики: маленькие, чтобы поместились в сумочку или в ладошку, с круглым куполом из прозрачного полиэтилена, но стоило прохожим поднять голову и взглянуть на небо сквозь полиэтиленовый купол зонтика, как на нём появлялась радуга, не какая-нибудь, а полная двойная радуга, от одного конца неба в другой, та самая, глядя на которую надо загадывать желания.

Раздав все до единого зонтики, фея Ру обычно пряталась в подворотне и оттуда наблюдала улыбаясь, как прохожие замедляют шаг, указывают друг другу пальцем на небо и зовут под свои зонтики других промокших прохожих. Фея любила рассказывать, что одна пара после такой прогулки под зонтиком даже поженилась. Вы наверняка думаете, что нет ничего проще и приятнее, чем быть феей. Гулять целыми днями, помахивая волшебной палочкой, печь вкусные пироги и раздавать подарки направо и налево. Как же вы ошибаетесь! Быть феей очень непросто. Во-первых, феи рано встают. Во-вторых, им ежедневно приходится упражняться в обращении с волшебной палочкой – ведь это такой деликатный и капризный инструмент! В-третьих, феи ежедневно наблюдают за толпами людей, проходящими мимо, и ломают голову, как бы хоть на минуту сделать их счастливыми, а это очень утомительное занятие.

Некоторые феи даже избегают садиться у окна или ходить в кафе, ведь вместо того, чтобы спокойно пить горячий шоколад с пирожным, они без конца вскакивают и выбегают на улицу волшебствовать для очередного грустного прохожего. А как страдают бедняжки феи, когда, несмотря на все их усилия, прохожие не радуются чуду, а равнодушно проходят мимо, даже не заметив его! Такое часто происходит в конце месяца, когда взрослые озабочены квартальными отчётами и зарплатой, а дети с ужасом ждут контрольных, и почти всегда – поздней осенью и в марте – в самом конце надоевшей зимы. Тогда вслед за ангиной и гриппом по городу прокатывается настоящая эпидемия апатии.

Заболевшие апатией люди всё время зевают и торопятся, причём торопятся и зевают одновременно, всё откладывают на потом, не смотрят по сторонам, забывают смеяться и даже не видят снов. Эпидемия апатии настолько серьёзна, что я бы предложила в её разгар закрывать школы на карантин и давать взрослым внеочередной выходной, закрывать их дома, кормить сырниками с изюмом и гоголем-моголем и давать в руки исключительно книги сказок. Тогда эпидемия проходила бы гораздо быстрее и меньше травмировала бы фей. Ведь феи в такие дни выбиваются из сил, стараясь наполнить город чудесами, устраивают шествия и карнавалы, выпускают на улицу солнечно-рыжих котят, развешивают на ветвях деревьев разноцветные китайские фонарики и раздают всем желающим калейдоскопы.

Фея Ру накануне как раз простояла весь вечер на выходе из метро, улыбаясь прохожим и раздавая им волшебные зонтики. И никто, ни один из протянувших руку за зонтиком, не замедлил шаг, не поднял головы и не увидел восхитительную двойную радугу из одного конца неба в другой.

– Ни один, – грустно подвела итог фея, вернувшись домой. Её мокрая чёлка прилипла ко лбу, в сапогах хлюпала вода, а кончик носа побелел от холода. – Хватит! – сказала сама себе фея, энергично выжимая волосы жёстким полотенцем. Она переоделась в тёплую пижаму, насыпала зерна голубям, спрятала свою волшебную палочку подальше, в нижний ящичек комода, и подумала засыпая, что неплохо было бы начать новую жизнь.

Новая жизнь началась с разбитого кофейника («ничего страшного», – сказала себе фея, почему-то уверенная, что не-феи не пьют кофе) и с дюжины визитов от родственников, друзей и случайных знакомых. В кругу фей новости распространяются быстро – стоило Ру сказать вслух, что она перестала быть феей, как прибежали первые посетители с вопросами, что случилось. Одни пришли попросить её не делать глупостей, другие принесли домашнего печенья и сбор трав от хандры, третьи хотели узнать рецепт пирога с ревенем (они были убеждены, что не-феи забывают, как печь пироги).Посетителей оказалось так много, что к обеду Ру совершенно измучилась. Выставив последнего, она заперлась на ключ, приклеив заранее на входную дверь лаконичную записку «Отстаньте!». Это неслыханное невежество, ведь феи никогда не закрывают дверь на ключ, возымело свое действие, и от феи Ру отстали.

– Вот и отлично! – нарочито бодро сказала себе фея, как будто её не грызла совесть. Она вытерла наконец утреннюю кофейную лужу, чуть подсохшую по краям, выбросила разбитый кофейник в мусорное ведро, отчего снова почувствовала себя виноватой, и поспешно ушла гулять в парк. Когда феи перестают быть феями, что, к счастью, случается редко, у них сразу же появляется масса свободного времени, гораздо больше, чем возможностей потратить его с пользой.

– Глупости! – сказала бы на это фея Ру, любившая возражать. – Время можно тратить просто так.

Например, гулять в парке в одиночестве, засунув руки в карманы, и покупать мороженое только себе.

После семи кругов по парку и четырёх порций мороженого фея решила, что прогулки по парку утомляют, и отправилась домой. Дома оказалось, что, гуляя в парке, она потеряла ключ от входной двери – ведь Ру никогда раньше не запирала дверь на ключ! Бедняжке пришлось лезть домой через окно, топчась по клумбе замечательных белых ромашек, которые только-только начали поднимать головки. Спрыгнув с подоконника, фея оглянулась. Казалось, за её короткое отсутствие дом стал пустым, скучным, неволшебным. Корешки книг покрылись тонкой плёнкой пыли, из кухни ничем не пахло, и даже голуби смотрели на неё как будто с укоризной.

– Ох! – растерянно прошептала фея Ру, но быстро спохватилась и продолжила: – Как хорошо не быть феей! Можно пораньше лечь спать!

Это она и сделала.

На следующее утро почтальон принёс целую стопку писем и телеграмм от родственников феи Ру, интересовавшихся, каково ей быть не-феей. Самое трудное в жизни бывшей феи – избегать контактов с родственниками, которые без конца интересуются, как ей живётся без волшебной палочки. Впрочем, родственники новоявленных фей тоже вовсю интересуются, не сложно ли им быть феями.

Родственникам не угодишь.

«Чем занимаются не-феи целыми днями?» – задумалась фея Ру, помешивая ложечкой чай с лимоном.

За утро она успела переделать все неволшебные дела: накрасить ногти розовым лаком, порезаться, нарезая хлеб для гренок, замазать ранку противно щиплющим йодом, выпить четыре чашки нелюбимого чёрного чая с лимоном и прочитать местную газету. Читая газету, фея пропускала целые развороты, где попадались статьи об уже произошедших или возможных чудесах, – ей осталась биржевая страница, кроссворд, объявления о купле-продаже и меню ресторанов. Расправившись с кроссвордом (в нём встретилось только одно опасное слово – «аист»), фея дала два объявления: о продаже волшебной палочки и о поиске партнёров по бриджу, и решила, что проголодалась.

Феям, которые больше не хотят быть феями, желательно избегать опасных и искушающих мест: кухонь, библиотек, детских комнат, чердаков и подоконников, особенно если на них стоят горшки с цветами. В этих местах всегда найдётся что-нибудь, напоминающее о чуде. Впрочем, и в кафе, и рестораны ходить бывшим феям ох как непросто. Им нужно садиться подальше от окна, желательно в зале для курящих и недалеко от кухни, чтобы дым мешал рассматривать тех, кто сидит за соседними столиками, а грохот кастрюль заглушал чужие разговоры. Бывшим феям нельзя ходить в красивые кафе, вкусные кафе и – ни в коем случае – в кафе с террасой!

Поверьте, уже не одна бывшая фея сорвалась, услышав, как за её спиной воркочут влюблённые, или рассматривая зелёный листик мяты, трогательно посыпанный сверху сахарной пудрой, и вприпрыжку помчалась домой за волшебной палочкой. Фея Ру предусмотрительно выбрала большое и холодное кафе с чопорными официантами и вычурными обоями на стенах, куда не любили заходить влюблённые и счастливые родители с детьми, и устроилась за самым маленьким столиком возле кухни.Она перебрала в уме все скучные и неволшебные блюда, которые помнила с детства, и заказала запеканку из цветной капусты и стакан минеральной воды. Как назло, ей попался очаровательный официант. Его только вчера взяли на испытательный срок, и он ещё не научился смотреть на клиентов сверху вниз и презрительно фыркать, принимая заказ. Фирменный официантский жилет был ему велик, а чёрная бабочка съехала влево и смешно топорщилась. С кухней обстояло ещё хуже: оттуда доносился не грохот кастрюль и сковородок, а звон тарелок и мелодичный смех посудомойки, флиртующей с поваром. Ру запаниковала, и было отчего! Ведь всем известно, что влюблённые повара даже самый скучный рецепт могут превратить в волшебное блюдо. Фея Ру оглянулась вокруг, щурясь от едкого сигаретного дыма, в поисках спасения.

Всё, решительно всё было против неё: за соседним столиком смеялись и пили пиво банковские служащие, черноволосая студентка у окна рисовала карандашом в учебнике истории, а по оконному стеклу сползали, чертя дорожки, капли первого в этом году тёплого апрельского дождя, на целую неделю опередившего календарь. Этот дождь начался неожиданно, обманув и местное радио, ещё с утра обещавшее солнечную погоду, и даже феин барометр. Прохожие, только-только спрятавшие в шкафы тяжёлые зимние пальто и ботинки на толстой подошве и переодевшиеся в модные плащи, цветные шейные платки и туфли на каблуках, сначала растерялись и приняли подобающий погоде грустный вид, а потом начали вести себя как школьники на перемене. Не хватало только радуги!

– Я, наверное, пойду, – неуверенно прошептала фея юному официанту, поставившему перед ней бутылку минеральной воды и блюдо с запеканкой.– Подождите! – засуетился он, побежал в гардеробную и мигом вернулся, протягивая фее складной зонтик с прозрачным полиэтиленовым куполом. – Чтобы вы не промокли, – пояснил официант улыбаясь, – а ещё через его купол видно радугу.

Купить книгу "Все о феях":



Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«От игры к знаниям 1. Игровые формы и приемы обучения на уроках сольфеджио 1.1 Усвоение интервалов на уроках сольфеджио 1.2 Интервал как образная ячейка 1.3 Интервал как "абстрактный" объект 2. Импровизация основа для формирования з...»

«Свободная категория Траектория. Пазл. В этом состязании участникам необходимо подготовить автономного робота, способного проехать от зоны старта до зоны финиша по траектории, составленной из типовых элементов, преодолевая препят...»

«Приложение № 4 к Условиям открытия и обслуживания расчетного счета Перечень тарифов и услуг, оказываемых клиентам подразделений Западно-Уральского банка ПАО Сбербанк на территории Удмуртской республики (д...»

«ПОРЯДОК оформления договорных отношений с обучающимися на платной основе в негосударственном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзов"1. Общие положения 1.1 Положение о порядке оформления договорных отношений с об...»

«Полная стоимость кредита наносится прописными буквами черного цвета на белом фоне четким, хорошо читаемым шрифтом максимального размера из используемых на этой странице размеров шрифта. Площадь квадратной рамки должна составлять не менее чем пять процентов площади первой стран...»

«Для подготовки к сдаче экзамена АССА ДипИФР (рус.) РАБОЧАЯ ТЕТРАДЬ Решение задач на основе экзаменов прошлых лет АССА ДипИФР (рус) В разрезе основных практических тем экзамена Минимальный перечень задач, кот...»

«ИПМ им.М.В.Келдыша РАН • Электронная библиотека Препринты ИПМ • Препринт № 111 за 2014 г. Павловский В.Е., Платонов А.К., Алисейчик А.П., Орлов И.А., Павловский В.В., Птахин А.А. Биомехатронный комплекс нейрореабилитации – концепция, кон...»

«ЕВРОПЕЙСКИЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЛИСТ СТАНДАРТНОЙ ИНФОРМАЦИИ О ПОТРЕБИТЕЛЬСКОМ КРЕДИТЕ Имя и контактные данные кредитора и при необходимости посредника в получении кредита 1. Кредитор Swedbank AS Адрес ул. Лийвалайа, 8, Таллинн 15040 Телефон 6...»

«РУКОВОДСТВО ПО УСТАНОВКЕ Видеокодер AXIS Q7404 РУССКИЙ Сведения о руководстве Модификации и конструктивные изменения Данное руководство содержит инструкции по установке Данное устройство устанавливается и эксплуатируется в строгом видеокодера AXIS Q7404. Для подключения видеокодера к сети соответс...»

«ШЛИФМОТОР модель ПОЛИР 6.0 МАСТЕР Руководство по эксплуатации АВЕ 447.000.000 РЭ feedback@averon.ru 13-02 www.averon.ru НАНЕСЕННАЯ МАРКИРОВКА “Внимание! Смотри сопроводительные документы” необходимо предварительно изучить Руководство по эксплуатации, особенно раздел МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ Па...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.