WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

«1 Электронная тайга Югры 2009, № 10, 13 апреля Содержание: Н.Б. Патрикеев. А. А. Дунин-Горкавич и восстановление пушного промысла Обь-Иртышья ...»

1

Электронная тайга Югры

2009, № 10, 13 апреля

Содержание:

Н.Б. Патрикеев. А. А. Дунин-Горкавич и восстановление пушного

промысла Обь-Иртышья в 20-е годы XX века

Н. В. Сухорукова. Деятельность А.А.Дунина-Горкавича по

переписи населения 1897 года

Н.Б.Патрикеев. Участие А. А. Дунина-Горкавича в восстановлении

пушного промысла Обь-Иртышья после гражданской войны

М.В. Юнина. Музей А.А. Дунина-Горкавича: материальное и

нематериальное культурное наследие в музейном проектировании Н. В. Сухорукова. Усадьба А.А.Дунина-Горкавича в Тобольске 10 апреля 2009 года в Ханты-Мансийске прошла V научно-практическая конференция имени выдающегося исследователя Севера Западной Сибири лесовода А.А.ДунинаГоркавича.

Публикуем тексты и тезисы некоторых выступлений, открывающих нам различные стороны жизни и деятельности А.А.Дунина-Горкавича.

А. А. Дунин-Горкавич и восстановление пушного промысла Обь-Иртышья в 20-е годы XX века Н.Б. Патрикеев, Угорский научно-исследовательский центр Уральского государственного университета им. А.М. Горького, Ханты-Мансийск Состояние и проблемы этой одной из основополагающих отраслей северного хозяйства на стыке XIX-XX веков обстоятельно проанализировал А.А. Дунин-Гаркавич, о чём подробно доложено нами на II научно-практической конференции. Представленный в том докладе обширный материал, собранный А.А. Дуниным-Гаркавичем, с учетом охвата огромной территории, продолжительности, непрерывности, глубины исследования, его комплексности и _____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru http://www.ugrales.ru практической направленности позволил назвать ученого-подвижника первым охотоведом Тобольского Севера.

Несмотря на преклонный возраст, А. А. Дунин-Горкавич принимал посильное участие в восстановлении пушного промысла Обь-Иртышского Севера и в первые годы Советской власти. Это было нелегкое время. Гражданская война, закончившаяся здесь летом 1921 года, до предела подорвала и без того отсталое хозяйство местных жителей. И красные, и белые проводили обоюдосторонние многократные мобилизации, карательные операции, реквизиции оружия и пушнины.

Так, захватившие Сургут участники крестьянского восстания сообщали, что вся пушнина эвакуирована коммунистами. Но после этого уже в их «распоряжение» поступило около тринадцати с половиной тысяч шкур лисиц, песцов, росомах, выдр, горностаев, колонков, медведей, белок согласно акту от 22 марта 1921 года.

Однако новому советскому государству не хватало беззастенчиво продаваемых за границу награбленных у поверженного класса богатств: золота, антиквариата, картин и других музейных сокровищ. Пришлось вспомнить о традиционном российском валютном товаре – сибирской пушнине, а значит, о её основных добытчиках – охотниках-промысловиках.

В 1921 году по результатам работы специальной экспедиции Внешторга (Народного Комиссариата внешней торговли) для научно-экономического обследования Обь-Печорского Севера, консультантом которой являлся А. А. Дунин-Горкавич, из Москвы были сделаны первые распоряжения по обеспечению малых северных народов продовольствием, охотничьим оружием, боеприпасами. И тогда же Обь-Иртышская экспедиция доставила на судах сотни тысяч пудов грузов, в том числе ружья, дробь и порох.





Народности Севера были взяты под защиту государства. В марте 1922 года в Народном Комиссариате по делам национальности (Наркомнац) был создан специальный Полярный подотдел управления туземными народами Севера с важнейшей задачей охраны туземных племён от всякой эксплуатации. Национальные и туземные подотделы образовали и при местных органах власти.

В Москву для работы в Наркомнаце по изучению «племенного состава населения Севера»

был отозван знаток нашего края П.И. Сосунов, много лет трудившийся раньше в Кондинском, Берёзове, Обдорске и Тобольске.

«Беспросветная тьма, безжалостная эксплуатация и самые свирепые эпидемические заболевания – так и только так можно характеризовать современное состояние туземцев Тобольского Севера», – писал в своём отчёте (1922 г.) Полярный подотдел Народного комиссариата по делам национальностей. Народности Севера нуждались в материальной, продовольственной и медицинской помощи.

Как писал А. А. Дунин-Горкавич, начало 1922 года было голодным, цены на муку и вообще на предметы потребления возросли до неимоверных размеров, вся добыча инородца не могла обеспечить его всем необходимым в потребном количестве. В результате было недоедание и воздержание от приобретения необходимых товаров.

До конца 1923 года территория нынешних Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов входила в состав Сургутского, Березовского и частично Тобольского уезда Тюменской (бывшей Тобольской) губернии. В 1922 году Губернское экономическое совещание (Гэкосо) приступило к изысканию реальных возможностей развития северных промыслов.

Поскольку хлеба тогда во многих местах Севера не хватало, Гэкосо поставило вопрос о твердом плановом снабжении населения продуктами питания и запросило 300 тысяч пудов хлеба, 50 тысяч пудов соли в маневренный фонд для продажи по сравнительно умеренным ценам.

_____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru http://www.ugrales.ru Тюменский губисполком, заслушав в июле 1923 года отчет Березовского уездного исполкома, обратил внимание местных органов на организацию сети торговли и заготовок. На Север была направлена большая группа работников, организованы первые фактории на Югане, Конде, в Ларьяке и на Ямале – в Ярсале, Хальмер-Седе (Тазовске), Новом Порту, Хэ и другие.

В начале 1924 года, после административного районирования, решение о котором было принято в конце 1923 года, в составе Тобольского округа Уральской области (центр – г.

Свердловск) образованы Самаровский, Сургутский, Березовский, Кондинский (центр – с.

Нахрачи), Александровский (вскоре отошел к Томской области) и Обдорский районы.

На основании правительственного «Положения об охоте» от 1 марта 1923 года было принято «Положение об охоте в Уральской области», созданы Уральский областной и Тобольский окружной союзы охотников, перешедшие вскоре на кооперативный устав.

Важную работу по подъему экономики и культуры северных народностей провел за свою десятилетнюю деятельность созданный в июне 1924 года Комитет содействия народностям северных окраин при Всероссийском Центральном Исполнительном Комитете (Комитет Севера). Комитеты Севера были образованы и при местных органах власти.

В 1924-1925 годах научным сотрудником Комитета Севера в Москве работал П.И.

Сосунов, назначенный потом заместителем председателя Тобольского Комитета Севера.

Членами Тобкомсевера стали известные исследователи Обь-Иртышья В. М. Новицкий, М. А.

Протопопов, консультантом – А. А. Дунин-Горкавич. Все они активно участвовали и в работе Уральского облкомсевера, а Дунин-Горкавич был еще и членом специальной комиссии Облплана по вопросам Севера. Членом, а затем заместителем председателя Облкома Севера был другой исследователь и крупный организатор хозяйственного освоения Обь-Иртышья В.П.

Евладов. Переведённый в Свердловск М.А. Протопов отвечал в Обькомитете за работу с нацинальными меньшинствами.

Исходя из своей основной задачи «содействия планомерному устроению малых народностей Севера», в том числе и в хозяйственно-экономическом отношении, Комитет Севера добился выделения значительных средств на эти цели. В 1924-1925 годах на Обском Севере было продано свыше 403 тысяч пудов ржаной муки, более пяти тысяч пудов масла, около 290 метров тканей, более тысячи ружей, 781 пуд пороха, 2760 пудов дроби. Созданы хлебозапасные магазины в Леушах, Югане, Березове, Сургуте, Кондинском (ныне п.

Октябрьский), Саранпауле, Цынгалах, затем в Сартынье и Полновате.

7 сентября 1925 года было принято постановление ВЦИК (Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета) и СНК (Совета Народных Комиссаров) РСФСР «О мероприятиях, направленных на организацию правильной торговли в северных окраинах РСФСР и защите туземного населения от торговой эксплуатации со стороны частного капитала», по которому заготовки сырья, в том числе пушного, возложены на государственные и кооперативные организации, допуская частников лишь в виде исключения.

В постановлении были учтены некоторые предложения и замечания из подготовленной А.

А. Дуниным-Горкавичем по заданию Тобкомсевера и отправленной в Москву справки «О состоянии торговли на Тобольском Севере». Он, в частности, писал о необходимости первоочередного завоза таких товаров, как байка, бумазея, цветного сукна, платки, шали, а из продуктов – печеного хлеба, чая, муки, сушки-кренделя, коровьего масла. Напомнил, что до революции мукой, дробью, порохом и свинцом аборигенов частично снабжало государство.

Выступал за немедленное пресечение царивших раньше при скупке спаивания охотников и хищничества при этом мелких и крупных торговцев. Оценивая современное состояние торговли, он отмечал наводнение Севера множеством заготовительно-пушных организаций.

Известный исследователь Обского Севра с почти двадцатилетним стажем Л.Р. Шульц, проводивший в 1924 году экономическое обследование Прикондинского края по заданию _____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru http://www.ugrales.ru Уральской областной плановой комиссии, наряду с другими вопросами выяснил изменения, произошедшие в отношении мест сбыта продуктов и направлений торговых путей, а также бюджеты типичных хозяйств аборигенов.

В результате были приняты меры по стимулированию заготовок пушнины кооперацией.

Например, Березовскому кооперативному обществу выделили 4000 рублей на эти цели, в том числе на закупку в Саранпауле и Сартынье 2000 пудов из так называемого «Ляпинского хлеба», оставшегося там после гражданской войны.

Постановлением Центрального Исполнительного Комитета (ЦИК) и Совета Народных Комиссаров СССР от 29 сентября 1925 года «О налоговых льготах племенам, населяющим северные окраины СССР», малые народы были освобождены от уплаты всех общегосударственных и местных налогов и сборов и взыскания недоимок по ним.

Заметим, что постановлениями от 1928 и 1930 годов такие льготы были распространены и на не принадлежащих к малым народам граждан, если они постоянно живут на территориях, освоенных этими элементами, и не отличаются от них по своему экономическому положению, занятиям и быту. Надо понимать, что речь шла, если говорить применительно к Тобольскому Северу, о старожильческом населении – русском, татарском и пришлых, но принадлежащих к северным народам Приуралья коми-зырянах. К сожалению, сейчас в данном вопросе существуют определенные проблемы.

Согласно Постановлению ВЦИК и СНК РСФСР от 5 апреля 1926 года «О государственном охотничьем сборе» промысловое население охотничьих промысловых районов, для которого охотничий промысел служит основным источником существования, освобождалось от уплаты охотничьего сбора. Заметим, что понятие «промысловое население»

опять не ограничивалось принадлежностью к коренным народам Севера.

Претворение в жизнь всех перечисленных мер по возрождению охотничьего промысла позволило А. А. Дунину-Горкавичу сделать в 1926 году вывод: «Об эксплуатации инородцев в настоящее время, как явлении широкого значения, конечно, не может быть и речи. Правда, было замечено несколько случаев употребления спиртного при торговых операциях с инородцами, но повторяю, что это были только случаи единичные».

В тоже время увеличение заготовок пушнины происходило медленно и с большими трудностями. По данным журнала «Уральский охотник» (1924 г. № 5), в первый послевоенный охотсезон 1921-1922 годов по сравнению с периодом 1912-1916 годов на Тобольском Севере добыто: белок – одна треть, лисиц – две трети, синяков – около двадцать процентов, крестоватиков – чуть более одной четверти, соболей – чуть более половины, куниц – около двух третей, колонков – немного более одной трети, выдр – около половины, рысей – чуть более одной трети, ласок – немного больше одной четверти, барсуков – половина, медведей разных – две трети, медведей белых – половина, волков таежных – около двух третей, а зайцев

– всего пять процентов. Редкие виды можно назвать в абсолютных цифрах: черно-бурых лисиц

– 29 против 50, голубых песцов – 26 против 27. Больше добыто только горностаев – 22123 против 20 тысяч и росомах – 238 против 80.

Промысел начал усиленно развиваться только в 1923-1924 годах в связи с необходимостью увеличения поставок пушнины на экспорт. К 1924 году объемы международной пушной торговли значительно возросли. США и Россия, поставлявшие до Первой мировой войны по 30 процентов мирового урожая пушнины каждая, снова оказались основными поставщиками пушного рынка. Главными покупателями русских мехов стали США и Англия. Германский рынок начал приобретать былую силу как посредник по распределению за границей российской пушнины.

Но рост добычи еще тормозился как последствиями военного времени – частичной утратой ружей и ловушек, нехваткой промысловых собак – из-за падежа в голодные годы, _____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru http://www.ugrales.ru недостатками в организации снабжения и торговли, так и новым фактором – наплывом большого количества (около пятидесяти) конкурирующих заготовительных организаций, что А.

А. Дунин-Горкавич метко назвал «пушной вакханалией».

В 1923-1924 годах заготовкой пушнины в Уральской области, кроме кооперации и союзов охотников, занимались Центросырье, Хлебопродукт, Кожсырье, Уралгосторг, Северсоюз, Сельскосоюз, Уралтекстиль, Облгосрыбпром, организация с непонятной аббревиатурой – Давабритополь. Были конторы, совершенно непонятно каким боком относящиеся к пушзаготовкам: Крымское виноделие, Швейная промышленность, Уральская металлургия, Кедропром, Сельмаш, Ленинградский союз прачек (!) и Гостеатр.

Большинство из них работало по принципу – дешевле купить, дороже продать, дестабилизировало цены, вынуждая охотников или припрятать пушнину, или отдать за бесценок, без оглядки принимали шкурки молодых или невылинявших зверей.

А. А. Дунин-Горкавич писал в упомянутом материале «О состоянии торговли на Тобольском Севере», что конкурирующие заготовители на Ямале вздули цену на пушнину до небывалой высоты. Самоед, привезший на Обдорскую ярмарку 25 песцов, смог приобрести всё необходимое только за пять шкурок, а остальное увез обратно в тундру. Позже они могли попасть в руки частного скупщика и, возможно, по более низкой цене.

По сообщению указанного журнала «Уральский охотник» в Обдорске царил полный произвол в ценах и разница порой составляла 200 процентов. Если охотник продавал пушнину по завышенной цене кооперации, то он мог купить за одну шкурку песца второго сорта стоимостью 40-50 рублей 360 килограммов ржаной муки и хлеба, или восемь килограммов коровьего масла, или столько же сахара, или пять плиток кирпичного чая, или восемь килограммов табака-махорки. А за песца первого сорта вдвое больше. Действительно, пять первосортных шкурок достаточно, чтобы запастись всем необходимым. В то же время, несмотря на обилие заготовителей, никакого плана завоза товаров не было. Уже к половине марта повсеместно не хватало самых необходимых товаров – кирпичного чая, табака, черной кожи (юфть) и даже охотбоеприпасов.

Не обошел Дунин-Горкавич вниманием и возникшие проблемы охотничьего собаководства, написав в 1924 году статью «Несколько слов о промысловой собаке Тобольского Севера». Опубликованную, к сожалению, только через 71 год.

В сезоне 1924-1925 годов ход пушных заготовок стал более организованным благодаря ограничению органами Наркомвнуторга (Народного Комиссариата внутренней торговли) списка заготовителей пушнины. Основными из них выступали охотничья, потребительская и сельскохозяйственная кооперации, Уралгосторг, Облгосрыбпром, Кожсиндикат, Хлебопродукт и две организации с нерасшифрованными нами аббревиатурами – РАСО и ЦИТО. Планово осуществлялся завоз на север товарообменных фондов с установленными предельными ценами на товары и продукты. Заготовительные цены на пушнину были лимитированы.

В своей последней прижизненной публикации «Звероловный промысел» (журнал «Хозяйство Урала» 1925, № 3) А. А. Дунин-Горкавич привел таблицу довоенной среднегодовой добычи 16 основных промысловых зверей по всему Тобольскому Северу и в разрезе трех уездов, а также заготовительные цены 1912 года и лимитные цены 1924-1925 годов. Он с удовлетворением заметил, что современные цены ниже только на соболя и горностая, одинаковы на лисицу и рысь, а на все остальные виды выше, причем на некоторые весьма значительно: на колонка – в три раза, на выдру и белку – в два с половиной, на песца – в два раза. Заметим, что как раз белка и песец превалируют в общем объеме заготовок соответственно в таежной зоне и в тундре.

Однако лимитные цены сезона объявили с опозданием, а так как они оказались несколько заниженными, произошел некоторый отток пушнины в соседние области, где за нее платили _____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru http://www.ugrales.ru больше. Поэтому заготовительные цены в Уральской области пришлось в первом квартале 1925 года повышать еще три раза.

Тем не менее, результаты сезона были значительно выше, чем в предыдущем. По сводке, опубликованной в журнале «Уральский охотник» (1926, № 6), в сезоне заготовлено пушнины на 2813800 рублей, в том числе на 1587400 рублей в Тобольском округе. Заметим, что тогда точно определить эти цифры едва ли могли, так как порой одни и те же шкурки дважды проходили по сводкам разных организаций, а иногда они поступали уже после составления отчетных данных, особенно с севера. Кроме того, некоторая часть пушнины уходила неучтенной в руки частников или в другие области.

Положительная тенденция еще больше прослеживалась в охотсезоне 1925-1926 годов, когда заготовки проводились более планомерно, и установленные с осени так называемые синдицированные цены не подвергались изменению. Согласно той же сводке на 1 апреля 1926 года сумма сезонных заготовок (с 1 октября 1925 года) составляла 3073244 рубля. Но с учетом неизбежного дополнительного поступления из отдаленных районов, а на Ямале был очень удачный выход песца, и то, что 10-15 процентов всех шкурок уходило к частникам и спекулянтам, общая заготовка пушнины в области была близка к плановой – в сумме 4355000 рублей. Таким образом, за этот сезон охотники края достигли уровня заготовок последнего года перед первой Мировой войной.

А ученый-энциклопедист А. А. Дунин-Горкавич до самой своей смерти в январе 1927 года по мере сил способствовал восстановлению и развитию пушного промысла Обь-Иртышья.

Деятельность А.А.Дунина-Горкавича по переписи населения 1897 года Н. В. Сухорукова, Учреждение Ханты-Мансийского автономного округа - Югры «Музей Природы и Человека», Ханты-Мансийск Начало деятельности А. А. Дунина-Горкавича в качестве первого губернского лесничего пришлось на период, последовавший после упразднения в 1881 г. Сургутской и Березовской казачьих команд и перевода казаков в мещанское сословие. Недовольство «потомков Ермака», как называли себя казаки на севере Тобольской губернии понижением их социального статуса, сопровождалось конфликтами, связанными с определением государственных участков земельного и лесного хозяйства. В 1893 г. бывший сургутский казак Галактион Степанович Клепиков, впоследствии городской староста, был приговорен к значительному денежному штрафу в 75 руб. за письменное оскорбление губернского лесничегоi.

Уже через три года Г. С. Клепикову и А. А. Дунину-Горкавичу пришлось вновь встретиться во время проведения Первой всеобщей переписи в России 1897 г. Для проведения такой ответственной работы требовались энергичные образованные люди. А. А. ДунинГоркавич 17 ноября 1896 г. сообщает Председателю Сургутской Окружной переписной комиссии: «На предложение от сего числа за № 14, имею честь уведомить Ваше Высокоблагородие, что я согласен принять на себя обязанность Заведывающего 2-м переписным участком Сургутского округа. Лесничий Дунин-Горкавич»ii. Второй участок был самым сложным, так как включал все селения, находящиеся в ведении Тундринского Волостного Правления и Тундринской инородной управы, как расположенные на р. Оби, от границы Тобольского округа (юрт Балинских) до г. Сургута включительно, так, по притокам Оби рр. Пиму, Салыму, Балыку и все селения Юганской инородной управы, расположенные по Большому и Малому Югану.

_____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru http://www.ugrales.ru Для того, чтобы произвести перепись населения среди аборигенных народов, была выработана определенная стратегия: «… инородцы, живущие по правым северным притокам р.

Оби, большому и Малому Пиму, Агану, Тром-Югану, Лекта-Егану, Инк-Егану, Ваху и его притокам Кул-Егану и Сабуну, как кочевые и бродячие, не имеющие отдельных целых поселений и постоянно, по времени года, перекочевывающее с одного места на другое для своих промыслов – переписывалось с некоторыми отступлениями от общих правил и норм, установленных Главной Переписной Комиссией, а именно в следующем: в первую графу переписных листов вносились лишь имена главы хозяйства без имен состава их членов и с группировкой переписных листов инородцев этого района в обложки, не по населенным местам, а по речкам или притокам, где инородцы кочуют. Отступление это вызвано во 1-х тем, что большая часть взрослых членов семейств этого населения почти постоянно находится в отсутствии для звериных и рыбных промыслов и лишь изредка появляются в своих семьях и при том многие их них не знают имен своих членов семьи, так как в семьях их не принято называть жен, сестер, снох, дочерей, внучат и т. д. по именам, во 2-х, ввиду их кочевого образа жизни, хотя для временного пребывания кроме чумов имеются у них избушки-юрты, разбросанные по одной, по две, редко по три на громадных пространствах, но населенных мест в общепринятом смысле, со многими вместе скученными избами нет, потому что каждый из них старается в отдельности от других заниматься как звериными, так и рыбными промыслами.

Перепись этого населения производилась двояко: там, где возможно было проникнуть на места кочевьев инородцев, таковые посещались заведывающими участками и счетчиками, а там, где нет, - путем проверки заранее составленных инородными управами посемейных списков с метрическими и исповедными росписями причтов, чрез опрос некоторых глав инородческих семейств, а главным образом родовых старшин, вызванных в известные для того пункты, так: проверки списков инородцев, живущих по р. Пиму, Тром-Югану и Агану и самоедов-остяков Тазовского края, приезжающих на ярмарку в г. Сургут, производилась в городе, во время ярмарки, бывшей в январе месяце с. г., а инородческого населения расположенного по р. Ваху и притокам его Кул-Егану и Сабуну в селе Ларьятском, куда для этой цели выезжал заведывающий участком со счетчиками.

Несмотря на неудобства путей сообщений, разбросанность на громадных пространствах населения, счетчиками добросовестно было выполнено возложенное на них поручение по делу переписи, нужные сведения все были собраны к 1-му февраля. Каждому из счетчиков, а также гг. заведывающими переписными участками для объезда своих участков было предоставлено право на взимание земских и обывательских лошадей бесплатно, что главным образом и имело успех их действий»iii.

Участие в переписи 1897 г. дало А. А. Дунину-Горкавичу богатый научный материал по исследованию культуры и быта народов Севера.

По предварительным подсчетам итогов переписи в Тобольской губернии в1897 г.

проживало 1438655 чел.1,2 человека на кв. версту. На 100 мужчин приходилось102 женщиныiv.

i ГУТО «Государственный архив в г. Тобольске». Ф. 152, оп.2, д. 501, л. 94 ii Там же. Ф. 572,оп.1.д.1,л. 34 iii Там же. Ф. 572, оп.1, д. 2, лл.1-6 об.

iv Там же. Ф. 572, оп.1, д. 2, л. 124 Участие А. А. Дунина-Горкавича в восстановлении пушного промысла Обь-Иртышья после гражданской войны Н.Б.Патрикеев _____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru http://www.ugrales.ru 1.

В журнале «Югра» (2006, №№ 8, 9) подробно рассказано о том, что А. А. Дунин-Горкавич обстоятельно проанализировал состояние и проблемы охотничьего промысла в Обь-Иртышье на стыке XIХ и ХХ веков, и с учетом охвата огромной территории, продолжительности, непрерывности, глубины исследования, его комплексности и практической направленности ученый – подвижник назван первым охотоведом Тобольского Севера.

Несмотря на преклонный возраст, А. А. Дунин-Горкавич принимал посильное участие в восстановлении пушного промысла Обь-Иртышского Севера и в первые годы Советской власти.

Это было нелегкое время. Гражданская война, закончившаяся здесь летом 1921 года, до предела подорвала и без того отсталое хозяйство местных жителей. И красные, и белые проводили обоюдосторонние многократные мобилизации, карательные операции, реквизиции оружия и пушнины.

Однако новому советскому государству не хватало беззастенчиво продаваемых за границу награбленных у поверженного класса богатств: золота, антиквариата, картин и других музейных сокровищ. Пришлось вспомнить о традиционном российском валютном товаре – сибирской пушнине, а, значит, о её основных добытчиках – охотниках-промысловиках.

В 1921 году по результатам работы специальной экспедиции Внешторга (Народного Комиссариата внешней торговли) для научно-экономического обследования Обь-Печорского Севера, консультантом которой являлся А. А. Дунин-Горкавич, из Москвы были сделаны первые распоряжения по обеспечению малых северных народов продовольствием, охотничьим оружием, боеприпасами. И тогда же Обь-Иртышская экспедиция доставила на судах сотни тысяч пудов грузов, в том числе ружья, дробь и порох.

До конца 1923 года территория нынешних Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов входила в состав Сургутского, Березовского и частично Тобольского уезда Тюменской (бывшей Тобольской) губернии.

В 1922 году Губернское экономическое совещание (Гэкосо) приступило к изысканию реальных возможностей развития северных промыслов. Поскольку хлеба тогда во многих местах Севера не хватало, Гэкосо поставило вопрос о твердом плановом снабжении населения продуктами питания и запросило 300 тысяч пудов хлеба, 50 тысяч пудов соли в маневренный фонд для продажи по сравнительно умеренным ценам.

Как писал А. А. Дунин-Горкавич, начало 1922 года было голодным, цены на муку и вообще на предметы потребления возросли до неимоверных размеров, вся добыча инородца не могла обеспечить его всем необходимым в потребном количестве. В результате было недоедание и воздержание от приобретения необходимых товаров.

Тюменский губисполком, заслушав в июле 1923 года отчет Березовского уездного исполкома, обратил внимание местных органов на организацию сети торговли и заготовок. На Север была направлена большая группа работников, организованы первые фактории на Югане, Конде, в Ларьяке и на Ямале.

2.

В начале 1924 года, после административного районирования, решение о котором было принято в конце 1923 года, в составе Тобольского округа Уральской области (центр – г.

Свердловск) образованы Самаровский, Сургутский, Березовский, Кондинский (центр – с.

Нахрачи), Александровский (вскоре отошел к Томской области) и Обдорский районы.

На основании правительственного «Положения об охоте» от 1 марта 1923 года было принято «Положение об охоте в Уральской области», созданы Уральский областной и Тобольский окружной союзы охотников, перешедшие вскоре на кооперативный устав.

_____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru http://www.ugrales.ru Важную работу по подъему экономики и культуры северных народностей провел за свою десятилетнюю деятельность созданный в июне 1924 года Комитет содействия народностям северных окраин при Всероссийском Центральном Исполнительном Комитете (Комитет Севера).

Комитеты Севера были образованы и при местных органах власти. Членами Тобкомсевера стали известные исследователи Обь-Иртышья В. М. Новицкий, М. А. Протопопов, консультантом – А. А. Дунин-Горкавич. Все они активно участвовали и в работе Уральского облкомсевера, а Дунин-Горкавич был еще и членом специальной комиссии Облплана по вопросам Севера.

Исходя из своей основной задачи «содействия планомерному устроению малых народностей Севера», в том числе и в хозяйственно-экономическом отношении, Комитет Севера добился выделения значительных средств на эти цели. В 1924-1925 годах на Обском Севере было продано свыше 403 тысяч пудов ржаной муки, более пяти тысяч пудов масла, около 290 метров тканей, более тысячи ружей, 781 пуд пороха, 2760 пудов дроби. Созданы хлебозапасные магазины в Леушах, Югане, Березове, Сургуте, Кондинском (ныне п.

Октябрьский), Саранпауле, Цынгалах, затем в Сартынье и Полновате.

7 сентября 1925 года было принято постановление ВЦИК (Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета) и СНК (Совета Народных Комиссаров) РСФСР «О мероприятиях, направленных на организацию правильной торговли в северных окраинах РСФСР и защите туземного населения от торговой эксплуатации со стороны частного капитала», по которому заготовки сырья, в том числе пушного, возложены на государственные и кооперативные организации, допуская частников лишь в виде исключения.

В постановлении были учтены некоторые предложения и замечания из подготовленной А.

А. Дуниным-Горкавичем по заданию Тобкомсевера и отправленной в Москву справки «О состоянии торговли на Тобольском Севере». Он, в частности, писал о необходимости первоочередного завоза таких товаров, как байка, бумазея, цветного сукна, платки тали, и из продуктов – печеного хлеба, чая, муки, сушки-кренделя, коровьего масла. Напомнил, что до революции мукой, дробью, порохом и свинцом аборигенов частично снабжало государство.

Выступал за немедленное пресечение царивших раньше при скупке спаивания охотников и хищничества при этом мелких и крупных торговцев. Оценивая современное состояние торговли, он отмечал наводнение Севера множеством заготовительно-пушных организаций.

В результате были приняты меры по стимулированию заготовок пушнины кооперацией.

Например, Березовскому кооперативному обществу выделили 4000 рублей на эти цели, в том числе на закупку в Саранпауле и Сартынье 2000 пудов из так называемого «Ляпинского хлеба», оставшегося там после гражданской войны.

3.

Постановлением Центрального Исполнительного Комитета (ЦИК) и Совета Народных Комиссаров СССР от 29 сентября 1925 года «О налоговых льготах племенам, населяющим северные окраины СССР», малые народы были освобождены от уплаты всех общегосударственных и местных налогов и сборов и взыскания недоимок по ним.

Согласно Постановлению ВЦИК и СНК РСФСР от 5 апреля 1926 года «О государственном охотничьем сборе» промысловое население охотничьих промысловых районов, для которого охотничий промысел служит основным источником существования, освобождалось от уплаты охотничьего сбора. Заметим, что понятие «промысловое население»

не ограничивалось принадлежностью к коренным народам Севера.

Претворение в жизнь всех перечисленных мер по возрождению охотничьего промысла позволило А. А. Дунину-Горкавичу сделать в 1926 году вывод: «Об эксплуатации инородцев в _____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru http://www.ugrales.ru настоящее время, как явлении широкого значения, конечно, не может быть и речи. Правда, было замечено несколько случаев употребления спиртного при торговых операциях с инородцами, но повторяю, что это были только случаи единичные».

В тоже время увеличение заготовок пушнины происходило медленно и с большими трудностями. По данным журнала «Уральский охотник» (1924 г. № 5), в первый послевоенный охотсезон 1921-1922 годов по сравнению с периодом 1912-1916 годов на Тобольском Севере добыто: белок – одна треть, лисиц – две трети, синяков – около двадцать процентов, крестоватиков – чуть более одной четверти, соболей – чуть более половины, куниц – около двух третей, колонков – немного более одной трети, выдр – около половины, рысей – чуть более одной трети, ласок – немного больше одной четверти, барсуков – половина, медведей разных – две трети, медведей белых – половина, волков таежных – около двух третей, а зайцев

– всего пять процентов. Редкие виды можно назвать в абсолютных цифрах: черно-бурых лисиц

– 29 против 50, голубых песцов – 26 против 27. Больше добыто только горностаев – 22123 против 20 тысяч и росомах – 238 против 80.

Промысел начал усиленно развиваться только в 1923-1924 годах в связи с необходимостью увеличения поставок пушнины на экспорт. Но рост добычи еще тормозился как последствиями военного времени – частичной утратой ружей и ловушек, нехваткой промысловых собак из-за падежа в голодные годы, недостатками в организации снабжения и торговли, так и новым фактором – наплывом большого количества конкурирующих заготовительных организаций, что А. А. Дунин-Горкавич метко назвал «пушной вакханалией».

В 1923-1924 годах заготовкой пушнины в Уральской области, кроме кооперации и союзов охотников, занимались Центросырье, Хлебопродукт, Кожсырье, Уралгосторг, Северсоюз, Сельскосоюз, Уралтекстиль, Облгосрыбпром, организация с непонятной аббревиатурой – Давабритополь. Были конторы, совершенно непонятно каким боком относящиеся к пушзаготовкам: Крымское виноделие, Швейная промышленность, Уральская металлургия, Кедропром, Сельмаш, Ленинградский союз прачек (!) и Гостеатр.

Большинство из них работало по принципу – дешевле купить, дороже продать, дестабилизировало цены, вынуждая охотников или припрятать пушнину, или отдать за бесценок, без оглядки принимали шкурки молодых или невылинявших зверей.

А. А. Дунин-Горкавич писал в упомянутом материале «О состоянии торговли на Тобольском Севере», что конкурирующие заготовители на Ямале вздули цену на пушнину до небывалой высоты. Самоед, привезший на Обдорскую ярмарку 25 песцов, смог приобрести всё необходимое только за пять шкурок, а остальное увез обратно в тундру. Позже они могли попасть в руки частного скупщика и, возможно, по более низкой цене.

Не обошел он вниманием и возникшие проблемы охотничьего собаководства, написав в 1924 году статью «Несколько слов о промысловой собаке Тобольского Севера».

Опубликованную, к сожалению, только через 71 год.

4.

В сезоне 1924-1925 годов ход пушных заготовок стал более организованным благодаря ограничению органами Наркомвнуторга (Народного Комиссариата внутренней торговли) списка заготовителей пушнины. Основными из них выступали охотничья, потребительская и сельскохозяйственная кооперации, Уралгосторг, Облгосрыбпром, Кожсиндикат, Хлебопродукт и две организации с нерасшифрованными нами аббревиатурами – РАСО и ЦИТО.

Планово осуществлялся завоз на север товарообменных фондов с установленными предельными ценами на товары и продукты. Заготовительные цены на пушнину были лимитированы.

_____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru http://www.ugrales.ru В своей последней прижизненной публикации «Звероловный промысел» (журнал «Хозяйство Урала» 1925, № 3) А. А. Дунин-Горкавич привел таблицу довоенной среднегодовой добычи 16 основных промысловых зверей по всему Тобольскому Северу и в разрезе трех уездов, а также заготовительные цены 1912 года и лимитные цены 1924-1925 годов. Он с удовлетворением заметил, что современные цены ниже только на соболя и горностая, одинаковы на лисицу и рысь, а на все остальные виды выше, причем на некоторые весьма значительно: на колонка – в три раза, на выдру и белку – в два с половиной, на песца – в два раза.

Заметим, что как раз белка и песец превалируют в общем объеме заготовок соответственно в таежной зоне и в тундре.

Однако лимитные цены сезона объявили с опозданием, а так как они оказались несколько заниженными, произошел некоторый отток пушнины в соседние области, где за нее платили больше. Поэтому заготовительные цены в Уральской области пришлось в первом квартале 1925 года повышать еще три раза.

Тем не менее результаты сезона были значительно выше, чем в предыдущем. По сводке, опубликованной в журнале «Уральский охотник» (1926, № 6), в сезоне заготовлено пушнины на 2813800 рублей, в том числе на 1587400 рублей в Тобольском округе. Заметим, что тогда точно определить эти цифры едва ли могли, так как порой одни и те же шкурки дважды проходили по сводкам разных организаций, а иногда они поступали уже после составления отчетных данных, особенно с севера. Кроме того, некоторая часть пушнины уходила неучтенной в руки частников или в другие области.

Положительная тенденция еще больше прослеживалась в охотсезоне 1925-1926 годов, когда заготовки проводились более планомерно, и установленные с осени так называемые синдицированные цены не подвергались изменению. Согласно той же сводке на 1 апреля 1926 года сумма сезонных заготовок (с 1 октября 1925 года) составляла 3073244 рубля. Но с учетом неизбежного дополнительного поступления из отдаленных районов, а на Ямале был очень удачный выход песца, и то, что 10-15 процентов всех шкурок уходило к частникам и спекулянтам, общая заготовка пушнины в области была близка к плановой – в сумме 4355000 рублей. Таким образом, за этот сезон охотники края достигли уровня заготовок последнего года перед первой Мировой войной.

А ученый-энциклопедист А. А. Дунин-Горкавич до самой своей смерти в январе 1927 года по мере сил способствовал восстановлению и развитию пушного промысла Обь-Иртышья.

Музей А.А. Дунина-Горкавича: материальное и нематериальное культурное наследие в музейном проектировании М.В. Юнина Тобольская биологическая станция Российской Академии наук

, Тобольск История исследования и изучения Сибири исчисляется многими веками. Тобольск со времени основания являлся первоначальным опорным пунктом для продвижения русских на Восток и Север Сибири, будучи главным городом всех сибирских воеводств и центром всех транспортных (водных и сухопутных) путей. Тобольск был тем местом, из которого отправлялись все экспедиции XVIII – XIX вв., внесшие огромный вклад в научное изучение Сибири. Уже с XVII века этот город стал центром накопления знаний о Севере и Востоке Сибири.

_____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru http://www.ugrales.ru В деле изучении Обского Севера велика и неоценима заслуга выдающегося тобольского ученого-краеведа Александра Александровича Дунина-Горкавича, лесничего Самаровского лесничества Тобольской губернии, который является достойнейшим продолжателем дела своих знаменитых предшественников - исследователей XVII – XIX веков.

Необходимость создания музея А.А. Дунина-Горкавича назрела уже давно. Тобольск имеет самое непосредственное отношение к выдающемуся исследователю Обского Севера Александру Александровичу Дунину-Горкавичу. Судьба этого сибирского ученого, этнографа, картографа, исследователя Западно-Сибирского (Тобольского) Севера тесно связана с нашим городом, в котором он жил и плодотворно работал почти 37 лет. До настоящего времени сохранилась усадьба А. А. Дунина-Горкавича, что представляет возможным отнести ее к мемориальному историческому и архитектурному комплексу-памятнику и разместить в доме этого видного исследователя музей. В нем будут представлены экспозиции раскрывающие историю исследований Западно-Сибирского Севера, экспозиция, рассказывающие о научной, служебной и общественной деятельности А.А. Дунина-Горкавича, интерьер его рабочего кабинета. Кроме того, планируется создать образ культурно-бытовой среды Тобольска конца XIX-начала XX века.

Личность такого уровня, наделенная недюжинными исследовательскими способностями, обладала, конечно же, и разносторонними талантами человеческого общения. А.А. ДунинГоркавич был человеком доброжелательным, общительным, интеллигентным. В провинциальном сибирском городе подобные люди всегда обладали притягательной аурой для общения с ними всех, стремящихся к просвещению, культуре. Скорее всего, круг дружеского общения Дунина-Горкавича был довольно широк. В его доме, в домах друзей и знакомых часто собирались приятельские общества, в которых имело место не только застолье, но и обсуждались новинки столичной литературы, читали стихи, слушали музыку.

В те времена отсутствия телевидения, радио общение людей происходило более интенсивно, ему придавалось огромное значение, оно было обогащено постоянным обменом духовной, культурной, эмоциональной информацией, столь необходимым для человека как существа общественного.

Все это дает нам основание говорить о сохранении или, скорее воссоздании в музейной экспозиции нематериального наследия прошлого – культурно-бытовой среды общества интеллигенции провинциального сибирского города, назовем это «гостиная провинциальной сибирской интеллигенции».

Нематериальное культурное наследие, которое сегодня становится объектом пристального внимания музейных работников, по сути дела, помогает решать проблему взаимодействия музея со своей аудиторией. В подобных «гостиных» жили, воспитывались и формировались те люди, которые внесли определенный вклад в развитие и нашего современного общества.

Связь времен неразрывна, и чем больше звеньев прошлого мы восстановим в представлении и воображении наших современников и наших потомков, тем легче нам будет понять своих предков, самих себя и своих детей, а нашим детям и внукам понять нас.

–  –  –

_____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru http://www.ugrales.ru В Тобольске в нагорной части недалеко от кремля сохранились жилые дома по ул.

Октябрьской, под № 5 и 5-а (бывшая ул. Петропавловская), которые являлись с 1909 г.

собственностью А. А. Дунина-Горкавича – действительного статского советника, исследователя Сибири, действительного члена Императорского русского географического общества и Императорского общества судоходства. Ул. Петропавловская была застроена домами, принадлежавшими высшему звену губернских чиновников. Каждая усадьба имела значительный землеотвод, позволявший сделать разбивку сада и строить флигели с подсобными надворными помещениями. Наиболее ранним сохранившимся жилым домом на этой улице (утрачен в 1990-х гг.) был деревянный оштукатуренный дом с мезонином ссыльного декабриста М. А. Фонвизина, построенный в 1830-е гг. Усадьба дома М. А. Фонвизина располагалась напротив усадьбы дома А. А. Дунина-Горкавича по правой стороне улицы.

Усадьба была куплена А. А. Дуниным-Горкавичем в 1909 г. у жены коллежского советника Елизаветы Михайловны Кисель за пять тысяч семьсот рублейiv. В состав усадьбы входили: деревянный дом, флигель, надворные постройки. Участок имел площадь тридцать сажень в длину и двадцать в ширину. С западной части усадьба примыкала к территории Ильинской церкви (разрушена в1930-е гг.). К 1875 г. относится первое упоминание об этой усадьбеiv.

Парадное крыльцо этого дома находилось с северной стороны фасада торцом к улице. В западной части здания, обращенной к Ильинской церкви, находилась веранда с выходом в сад, в которой были цветы и растения зимнего сада. Общая площадь дома составляла 295,44 кв. м.

Высота комнат - 3,2 м. Внутренняя планировка представляла систему сообщающихся по кольцу комнат.

Жилые помещения состояли из четырех спален в разных частях здания, двух столовых:

в западной части с выходом на веранду и в восточной. Между столовыми (вероятно, летней и зимней) в центре здания находилась жилая комната – гостиная с большим световым проемом из сдвоенных окон, выходящих на север.

Стилистика дома свидетельствует об использовании декоративных элементов древнерусского теремного деревянного зодчества. Интерес к русской национальной культуре (и архитектуре в частности) возник благодаря деятельности Московского археологического общества. Здание имеет вертикальную обшивку тесом. На строгой глади стен ясным абрисом выделяются легкие изящные наличники, имеющие прототипы в украшении Коломенского дворца – шедевра деревянного зодчества XVII в. Углы и центральная лопатка, скрывающая переруб внутренней стены обшиты в елочку в виде декоративных лопаток. Профилированный торец кровли подшит узорочьем прорезного орнамента «старопечатные травы» из вогнутых чередующихся дуг, заполненных растительным побегом, сплетенным в центре каждой дуги в трилистник. Здание украшено фризом, протянутым по периметру над верхним краем наличников. Этот элемент напоминает подкарнизный фриз здания Рентереи (1714 г) из ансамбля Тобольского кремля. Он состоит из прорезного пояса, с вертикальным отвесом из крестчатых «лапок». Наличники завершены узорчатыми лопастями–кокошниками, в целом создающими вид трехзубчатой короны. Подоконная деталь наличника представляет собой горизонтальную тягу симметричной лекальной формы, ограниченную боковыми вертикальными свесами, утяжеленными на концах подобием гирьки.

Орнаментальным украшением дома являются жестяные водостоки, расположенные на фасаде и по углам дома. В верхнем завершении водостоки выполнены в виде полых шестигранных барабанов с просечным узором. Дом, несомненно, представляет интерес как памятник деревянного зодчества.

После революции дом А. А. Дунина-Горкавича уплотняется в связи с подселением жильцов.

В результате подселения планировка дома подверглась незначительным изменениям:

_____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru http://www.ugrales.ru были устроены дощатые и фанерные перегородки, установлены русские печи в интерьере, изменили местоположение дверные проемы. Внешний облик здания сохранился без изменений.

В 1924 г. Академия наук СССР ходатайствовала перед Тобольским окружным исполкомом о сохранении за ним усадьбы, в результате чего вышло постановление об отдаче одного из домов под квартиру ученого. После смерти Дунина–Горкавича флигель из усадьбы был закреплен за его вдовой пожизненно. Территория усадьбы неоднократно уменьшалась ввиду отрезки участков.

В настоящее время усадебный комплекс дома А. А. Дунина-Горкавича отреставрирован.

Здание находится в составе Тобольской биостанции Российской Академии наук.

_____________________________________________________________________________

Материал подготовлен специалистом по связям с общественностью Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Л.Щербаковой.

Телефон для справок: (8-346-71)2-52-59 E-mail: ScherbakovaLA@admhmao.ru




Похожие работы:

«Михаил Нестеров Профи крупного калибра http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=127067 Михаил Нестеров. Профи крупного калибра: Эксмо; Москва; ISBN 5-699-12697-X Аннотация Его взяли на крепкий крючок. Легендарного Ара...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ N 1 к Постановлению КМ РУз от 27.11.2002 г. N 413 ПОЛОЖЕНИЕ о лицензировании страховой деятельности страховщиков и страховых брокеров В настоящее Положение внесены изменения в соответс...»

«НАУЧНЫ Е ВЕДО М О СТИ | С ерия Гум анитарны е науки. 2 0 1 6. № 21 (2 42 ). Выпуск 31 75 У Д К 080 КОННОТАТИВНЫ Е ОСОБЕННОСТИ ЗООНИМОВ CONNOTATIVE FEATURES OF ZOONYMS Е.С. Яковлева E.S. Iakovleva Белгородский государст венный н...»

«ОБЪЯВЛЕНИЕ ОБ ЭЛЕКТРОННЫХ ЗАКУПКАХ СПОСОБОМ ЗАПРОС ЦЕНОВЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ N:146214 1. "Электр желілерін басару жніндегі азастан компаниясы "KEGOC" (Kazakhstan Electricity Grid Operating Company) акционерлік оамы в лице "Северные межсистемные электрические сети" (наименов...»

«TV ПРАВИТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Заместителям глав администраций КОМИТЕТ ПО МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКЕ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ С ОБЩЕСТВЕННЫМИ районов Санкт-Петербурга, ОРГАНИЗАЦИЯМИ курирующих сферу молодежной Большая Морская ул. 31, Санкт-Петербург, 190000 политики Тел. (8 1 2 ) 315-3567 Факс (812) 314-6536 E-mail...»

«Образование форм имен существительных Образование форм имен существительных Колебания в роде имен существительных 1. Слова, имеющие параллельные формы мужского и женского рода. Некоторые имена существительные употребляются в современном русском языке и в форме мужского и в форме женского рода. В редких случаях...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ JEAN RACINE TRAGEDIES ЖЯ о Ж А Н РАСИН ТРАГЕДИИ: ИЗДАНИЕ ПОДГОТОВИЛИ Н.А.ЖИРМУНСКАЯ, Ю. Б. КОРНЕЕВ ИЗДАТЕЛЬСТВО "НАУКА" Ленинградское отделение ЛЕНИНГРАД. 1977 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ СЕРИИ " Л И Т Е Р А Т У Р Н Ы Е ПАМЯТНИКИ" Л/.. Алексеев, і /. Балашов, Д. Д. Благой, Я. С. Брагинский, М. Л,...»

«Приказ Министерства энергетики РФ от 30 декабря 2008 г. N 326 Об организации в Министерстве энергетики Российской Федерации работы по утверждению нормативов технологических потерь электроэнергии при ее передаче по электрическим сетям С изменениями и дополнениями от: 1...»

«Условия страхования по программе "Новая забота плюс" (Приложение №1 к Договору страхования) 1. Условия страхования по программе "Новая забота плюс" (далее – Условия страхования) разработаны на основании: Правил добровольного страхования от несчастных случаев и болезней от "28" февраля 2014 года (в реда...»

«Школьный Краснокаменская школа 1-3 пазл ступеней 23 февраля 2007 Выпуск №4 С днем защитников Отечества! Дорогие мальчики! Поздравляем Вас с Днем Защитника Отечества! Желаем Вам счастья, здоровья! Хотим видеть Вас сильными, и, естественВ этом выпуске: но, умными! Уверены, что Вы...»

«© 1991 r. Л.Е. ДУШАЦКИЙ МАТЕРИАЛЬНЫЕ СТИМУЛЫ КАК ФАКТОР САМОРЕАЛИЗАЦИИ НАУЧНОГО РАБОТНИКА ДУШАЦКИЙ Леонид Ефимович — научный сотрудник Института социологии АН СССР. В нашем журнале публ...»

«1 Тридцать лет по пути лазерных термических технологии. А.Н. Грезев С первых дней появления лазерного излучения среди ученых в СССР и в ведущих западных странах появились утверждения, что при помощи лазеров возможно выполнять процессы сварки, резки, наплавки, сверления отверстий и т.д. Прове...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.