WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:     | 1 | 2 ||

«ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ ЗНАНИЙ БИБЛИОТЕКА СТУДЕНТА-ЗАОЧНИКА 0061.03.01 ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА 3-е издание, ...»

-- [ Страница 3 ] --

Разделение правовых явлений на материальные и процессуальные выглядит ясным лишь в силу законодательной данности отраслей гражданского процессуального и уголовно-процессуального права. В общетеоретическом же плане эта проблема является весьма сложной. Однако задача науки как раз в том и состоит, чтобы предложить законодателю четкий общеправовой критерий разграничения материально-правовых и процессуальных явлений, который он мог бы использовать в работе над системами права и законодательства.

Деление правовых явлений (отраслей права, норм, правоотношений, юридических фактов и др.) на материальные и процессуальные — это внутренняя, специальная проблема юриспруденции. Ее не следует увязывать с философским пониманием материи (хотя такие попытки имеются) или с делением социальных явлений на материальные и идеологические. Все правовые явления (и материальные, и процессуальные) являются идеологическими (то есть такими, которые не могут возникнуть без сознательно-волевого опосредования со стороны общества).

Сам по себе признак «материальности» правовых явлений (а его понимают как непосредственное участие норм в регулировании объективно сложившихся пластов социальной жизни) не дает ясных представлений о границах этих явлений. Хотя в самом первом приближении этот признак можно использовать. Так, к материальным регулятивным нормам принято относить те правовые нормы, которые непосредственно регулируют различные социальные сферы, формируя позитивное поведение их участников. Материальными будут и те охранительные нормы, которые обеспечивают действие материальных регулятивных норм. Например, нормы уголовного права по своей природе являются охранительными, и при этом общепризнано, что уголовно-правовые нормы — материальные.

К материальным следует отнести и те процедурные нормы, которые регламентируют порядок реализации материальных регулятивных норм (или, по-другому, диспозиций материальных норм). С точки зрения близости к исходной социальной структуре эти процедурные нормы даже «более материальны», чем материальные охранительные (например, уголовно-правовые).

С большей эффективностью границу между материальным и процессуальным в правовой системе можно провести, начав с предварительного установления общих признаков процессуально-правовых явлений. При этом следует исходить из той методологической предпосылки, что все процессуальные явления — процедурные.

В самом общем виде процедуру в праве можно определить как порядок осуществления той или иной юридической деятельности. Все юридические процедуры можно поделить на две большие группы: правотворческие и правореализующие. В свою очередь, правореализующие процедуры бывают материальные и процессуальные.

Процессуальная процедура — это порядок реализации материальных охранительных норм (по-другому — санкций). Соответственно, нормы, регламентирующие процедуру реализации санкций, являются процессуальными. Так, гражданское процессуальное право целиком представляет собой процедурную отрасль, назначение которой — регламентировать порядок реализации санкций гражданско-правовых норм, а уголовно-процессуальное право определяет порядок реализации норм уголовного права, которое в целом имеет охранительную природу и состоит из охранительных норм.

Процессуальные нормы способны и имеют тенденцию к законодательному обособлению (что мы и видим на примере с гражданским процессуальным и уголовно-процессуальным правом). Такое обособление может иметь место и в рамках единого нормативного акта, как это сделано с административно-процессуальными нормами в Кодексе РФ об административных правонарушениях.





Материально-процедурные нормы, будучи нормальным и обязательным условием (формой) реализации некоторых материальных регулятивных норм, существуют с ними в единых «связках» и законодательно никаким образом от них не могут быть обособлены. Так, абсурдным выглядело бы законодательное решение отделить процедурные нормы гражданского права от своих основных норм и объединить их все в едином нормативно-процедурном акте.

Материально-процедурные нормы по признаку их связи с правоприменением можно поделить на две разновидности:

а) опосредующие обычные (ординарные) формы реализации диспозиций материальных норм, которые не связаны с применением права (порядок заключения сделок, порядок наследования и др.);

б) регламентирующие процедуры позитивного, то есть нормального, осуществляемого не по поводу правонарушения, правоприменения (порядок назначения пенсии, обмена жилых помещений, выделения земельного участка и т.п.).

Итак, граница между материальным и процессуальным в системе права проходит как внутри процедурной сферы (между нормами материальной процедуры и процессуальными нормами), так и на стыке процессуальных норм и материальных охранительных норм (например, между нормами уголовного процесса и нормами уголовного права).

И еще раз заметим, что процессуальные нормы — это всегда нормы процедурные, а материальные нормы могут быть процедурными, а могут и не быть связаны с процедурой (материальные регулятивные и охранительные нормы).

ЧАСТНОЕ И ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО

Весьма актуальным для жизни современного российского общества является деление системы права на отрасли частного права и публичного. Еще в Древнем Риме различалось право частное («jus privatum») и право публичное («jus publicum»). Такое разграничение связывается с именем древнеримского юриста Ульпиана (170–228 гг.), который обосновал его впервые. Он высказал мнение, что публичное право есть то, которое относится к положению Римского государства, тогда как частное относится к пользе отдельных лиц. То есть предметом публичного права является сфера публичных интересов (интересов общества, государства в целом), а предметом частного права — сфера частных дел и интересов.

Разделению права на частное и публичное уделяли внимание Монтескье («О духе законов»), Гоббс, Гегель, российские правоведы Д.Д. Гримм, К.Д. Кавелин, Н.М. Коркунов, Д.И. Мейер, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, Г.Ф. Шершеневич.

В современной отечественной юридической литературе к отраслям публичного права относят государственное, административное, финансовое, уголовное, отрасли процессуального права, к отраслям частного права — гражданское, трудовое, семейное, а также такие комплексные отрасли, как торговое, кооперативное, предпринимательское, банковское и др.

Советская правовая доктрина отвергала концепцию частного права как несовместимую с природой социалистического строя. В связи с подготовкой первого советского Гражданского кодекса Ленин в 1922 г. выразил свою позицию следующим образом: «Мы ничего «частного» не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное». Исходно такая позиция обусловлена тоталитарной природой социалистического государства, огосударствлением общественной и частной жизни, отсутствием частной собственности и свободы частного предпринимательства. Таким образом, нужно заметить, что в России накоплен опыт регулирования социальной сферы публичноправовыми методами, для которых характерны юридическая централизация (регулирование «по вертикали», из единого центра — государства) и императивность, не оставляющая места усмотрению субъектов.

Напротив, сфера частного права предполагает децентрализацию юридического регулирования (когда юридически значимые решения принимаются участниками гражданского оборота самостоятельно) и диспозитивность (свободу выбора юридических решений).

Таким образом, основной смысл различения частного и публичного права состоит в установлении пределов вторжения государства в сферу имущественных и иных интересов индивидов и их объединений. Государство в этой сфере должно выступать лишь в роли арбитра и надежного защитника прав и законных интересов участников гражданского оборота.

В настоящее время в России происходит становление рыночной экономики, и законодательно закреплена частная собственность, в связи с чем развитию частного права придается большое значение. В декабре 1991 г. распоряжением Президента РФ создан Исследовательский центр частного права. Принят новый Гражданский кодекс Российской Федерации, содержание которого пронизано идеями частного права.

При всей важности и принципиальности деления права на частное и публичное, критерии такого деления неоднозначны, а границы достаточно условны и размыты. Российский цивилист Михаил Михайлович Агарков (1890–1947 гг.) отмечал, что могут возникать комбинации публично-правового и частноправового элементов, смешанные публично-правовые и частноправовые институты. М.М. Агарков подчеркивал, что публичное право есть область власти и подчинения, частное (гражданское) — область свободы и частной инициативы.

Иногда критерием отнесения отношений к публично-правовым полагают участие в них в качестве одной из сторон государства. Однако как государство в целом, так и его органы, могут выступать в качестве юридических лиц участниками частноправовых отношений.

СООТНОШЕНИЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОГО И МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

Международное право представляет собой систему юридических принципов и норм, выражающих согласованную волю участников международных отношений и регулирующих их взаимное общение. Институты международного права возникли уже в древности, и уже тогда сложился основной принцип их формирования — путем согласования воль участников межгосударственного общения. Поэтому основным источником международного права является нормативно-правовой договор.

Международное право по своей природе является как бы «ничейным»:

оно не может быть отнесено ни к одной из национальных правовых систем и занимает «наднациональное» положение. Вместе с тем, очевидно, что формируется стойкая тенденция к внедрению общепризнанных принципов и норм международного права во внутригосударственные правовые системы. Так, в Конституции Российской Федерации (ч. 4 ст. 15) записано: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Таким образом, данные нормы международного права не только признаются частью системы права России, но и имеют приоритет над ее внутренним законодательством.

Международное право подключается к внутренним правовым системам и в плане защиты прав и свобод человека. Конституции ряда стран, в том числе и России (ч. 3 ст. 46), содержат норму, предоставляющую каждому право обратиться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. При этом, как отмечается в литературе, интенсивно развиваются нормы, регламентирующие порядок реализации международно-правовых санкций, — нормы международно-процессуального права.

Говоря о правовых формах суверенности государственной власти, проф.

B.C. Нерсесянц справедливо пишет: «Внутренний и внешний (мировой, региональный и т.д.) правопорядок тесно связаны между собой. Ведь, строго говоря, «международное право» (как и «внутреннее право») становится правом и является правом в собственном смысле лишь с признанием свободы индивидов, их правосубъектности, поскольку только на такой исходной основе возможны право, правопорядок и правовые отношения вообще — как в международных, так и во внутренних делах. Можно надеяться, что в силу такого принципиального единства внутреннего и международного права постепенно будет складываться единое (по своим принципам и нормам) общечеловеческое правовое пространство — главное достижение человечества в борьбе за свободу, право и мир».

Международное право сохраняет деление на международное публичное право (регулирует отношения между государствами) и международное частное право (регулирует гражданско-правовые отношения с участием иностранных физических или юридических лиц либо по поводу имущества, находящегося за границей).

–  –  –

ПРАВООТНОШЕНИЕ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

Понятие «правоотношение» является одной из важнейших категорий общей теории права. Это связано с тем, что само правоотношение представляет собой такое звено правового механизма, в котором право смыкается с объектом своего регулирования — социальной сферой. В результате правовое отношение складывается как весьма сложное правовое образование.

К признакам правоотношения можно отнести следующие:

1. Правоотношение — это отношение общественное, то есть отношение между людьми. Не может быть правового отношения между человеком и вещью, человеком и животным (даже если оно находится в собственности хозяина). Правоотношения могут лишь возникать по поводу этих объектов.

2. Правоотношения существуют в неразрывной связи с юридическими нормами, которые выступают нормативной базой их возникновения (а также изменения и прекращения), а, следовательно, — одной из важнейших предпосылок существования правоотношений (наряду с субъектами права и юридическими фактами).

3. Участники правоотношения связаны взаимными юридическими правами и обязанностями, которые возникают у субъектов права при наступлении определенных юридических фактов.

4. В целом правоотношениям свойственно такое качество, как определенность, индивидуализированность. В правоотношении определены как его участники, так и четко очерчено их поведение. Индивидуализация может быть как двусторонней, когда поименно определены обе стороны (обязательственные отношения в гражданском праве), так и односторонней (правоотношение собственности).

5. Правовые отношения носят волевой характер. Во-первых, они связаны с государственной волей, выраженной в праве; во-вторых — с индивидуальной волей, поскольку правоотношения реализуются посредством сознания и воли его участников (психологический механизм действия права). Кроме того, значительная часть правоотношений возникает, изменяется и прекращается по воле его субъектов.

6. Правоотношения, будучи следствием выраженной в праве воли государства, им и охраняются.

С учетом названных качеств правоотношение можно определить как охраняемое государством волевое индивидуализированное общественное отношение, участники которого связаны взаимными юридическими правами и обязанностями.

В состав правоотношения в качестве элементов традиционно включают:

а) субъектов (участников) правоотношения;

б) субъективные юридические права и обязанности (которые именуют также юридическим содержанием правоотношения);

в) фактическое правомерное поведение, которым реализуются права и обязанности (его называют материальным содержанием правоотношения);

г) объекты правоотношения.

Правоотношения классифицируются по различным основаниям. По отраслевой принадлежности можно различать государственно-правовые, административно-правовые, гражданско-правовые и другие правоотношения.

В зависимости от их функционального назначения — регулятивные и охранительные. В свою очередь, среди регулятивных различают правоотношения активного типа (возникают на основе обязывающих и управомочивающих норм и выражают динамическую функцию права) и правоотношения пассивного типа (возникают на основе запрещающих норм и выражают статическую, закрепляющую функцию права).

По степени индивидуализации разграничивают относительные, в которых поименно определены все участники правоотношения, и абсолютные, в которых индивидуализирована лишь одна сторона — управомоченный (например, правоотношение собственности). В этом же ряду некоторые авторы (проф. С.С.

Алексеев, проф. Н.И. Матузов) выделяют также общие (или общерегулятивные) правоотношения, в которых субъекты определены лишь типовыми признаками и которые опосредуют общее правовое положение субъектов, их правовой статус, правосубъектность и т.п.

В зависимости от принадлежности к той или иной стороне правовой системы правоотношения делят на материальные и процессуальные, частные и публичные.

Можно различать также простые и сложные правоотношения. Сложные правоотношения могут иметь в своем составе несколько участников с комплексом субъективных юридических прав и обязанностей. Самым элементарным (простым) будет выглядеть правовое отношение из двух субъектов, у одного из которых имеется юридическое право, а у другого — корреспондирующая юридическая обязанность.

ПРАВООТНОШЕНИЕ КАК СИСТЕМА

Общественные отношения и поведение. У правоведов не вызывает сомнения тезис о том, что право регулирует общественные отношения. При этом результатом такого регулирования полагается правовое отношение: «правоотношение — это урегулированное правом общественное отношение». На наш взгляд, правильным является иное: правовые нормы регулируют не общественные отношения, а поведение людей, что далеко не одно и то же. А правоотношение в его строгом, философском понимании (правовая структура) является не результатом, а средством правового регулирования.

Чтобы выяснить соотношение общественных отношений и деятельности, необходимо обратиться прежде к анализу философской категории «отношение», которая является родовой по отношению к категории «общественное отношение». А сами общественные отношения являются разновидностью отношений вообще. Болгарский философ Панайот Гиндев справедливо заметил, что общественные отношения представляют собой «частный случай специфического проявления всеобщей связи между явлениями объективной действительности».

В категориальном аппарате философской науки «отношение» — это элемент триады категорий «вещь», «свойство» и «отношение», на основе которой строится познание любого объекта действительности. «В практике познания мир непосредственно делится не на множества и элементы, но на вещи, обладающие свойствами и находящиеся в отношениях» (В.Н. Сагатовский).

Отношения возникают между вещами на основе их свойств. При этом философское понимание «вещи» отличается от обыденных представлений о ней. Для обозначения вещи как физического, пространственно ограниченного объекта (вещи в обыденном понимании) в философии существует термин «тело». А вещью в ней считается любой самостоятельный предмет, выделенный среди многообразия других явлений. Таким образом, в философии основной признак вещи — это то, что явление взято в аспекте самостоятельности.

Если тот же предмет рассматривать как принадлежность другому предмету (как средство характеристики последнего), то он уже выступит как свойство.

Свойство — это потенциальное отношение, а отношение — реализованное свойство. «Вступить в отношение — всегда означает проявить общую природу с соотносящимся и обнаружить на этой основе отличие от соотносящегося»

(В.И. Свидерский, Р.А. Зобов).

Более точным представляется определение отношения, данное В.Н. Сагатовским: «Различие или тождество вещей в одном множестве, тождественных в другом множестве, называется отношением между вещами». Действительно, отношение может заключаться не только в различии, но и в тождестве. А различие или тождество вещей определяются их свойствами: в отношении свойства одной вещи раскрываются через свойства другой.

Итак, отношение можно понимать как взаимоположение обособленных предметов, явлений, возможное в силу их общей природы и основывающееся на их свойствах.

Отношения существуют между явлениями, а внутри отношения отсутствуют всякие элементы (явления, предметы, вещи), поскольку «элемент» — это тоже вещь, хотя и рассматриваемая в особом смысле. Элементы в ряде случаев сами призваны продуцировать в системе целесообразные отношения, и в силу своей природы могут находиться только в системе, но не в отношении.

Структурные отношения связывают элементы в систему, но сами их не содержат.

Первой и главной особенностью общественных отношений как разновидности отношений вообще является то, что они есть отношения между людьми (их коллективами). Люди обладают, с одной стороны, рядом общих свойств, а с другой — в их психофизических и социальных качествах имеются различия. Реализация же качеств, сторон социальных субъектов предопределена тем, что человек не может существовать иначе как в обществе, которое является необходимой формой его социального бытия.

Второй важнейшей особенностью общественных отношений является их тесная диалектическая связь с поведением людей, с их деятельностью. Связь эта имеет генетический, взаимопорождающий характер. Общественные отношения и социальная деятельность взаимодействуют, обусловливают обоюдное возникновение и развитие. С одной стороны, общественные отношения возникают из действий людей, порождаются их поведением. А с другой — общественные отношения определяют, формируют поведение своих субъектов. «Существуют, однако, отношения, — писал К. Маркс, — которые определяют действия как частных лиц, так и отдельных представителей власти и которые столь же независимы от них, как способ дыхания».

Из этого высказывания следует, что:

а) общественные отношения относительно поведения представляют собой самостоятельное явление, ибо они определяют действия;

б) общественные отношения и деятельность представляют собой взаимосвязанные явления.

Более детально механизм связи общественных отношений и социальной деятельности можно представить следующим образом.

Наличие и существование общественных отношений возможно, прежде всего, в силу того обстоятельства, что существует человеческое множество. Это позволяет свойствам одного человека проявиться через социальные качества другого. Однако, сама актуализация свойств людей происходит с возникновением в какой-либо социальной сфере необходимости в определенной деятельности, в результате чего из всей совокупности социальных свойств выделяются нужные и эти актуализированные свойства связывают людей в отношения, характер которых зависит уже от фактического наличия и состояния у людей данных качеств, свойств, способностей к данной деятельности. Сфера же необходимой деятельности определяется надобностью в конкретных благах. Коротко этот процесс выглядит так: потребность в определенных благах — необходимость соответствующей деятельности — актуализация нужных для данной деятельности свойств людей — общественные отношения — деятельность фактическая — достигнутые блага.

Фактическое поведение, вытекающее из общественных отношений и обусловленное ими, служит, в свою очередь, основой для возникновения новых отношений через обретение субъектами в совместной деятельности новых социальных качеств. Весьма точно об этом высказался В.М.

Соковнин:

«Наполнение» человека общественными отношениями, по всей вероятности, должно происходить благодаря тому же механизму, который реализует эти общественные отношения, и он не может быть не чем иным, как деятельностью самого человека». Данная закономерность четко проявляется и в правовой сфере, когда юридически значимые акты поведения обусловливают возникновение правовых отношений, а последние, в свою очередь, формируют правомерное поведение.

Итак, общественные отношения как вид отношений отличает главным образом то, что они (а) есть отношения между людьми и (б) тесно связаны с деятельностью людей. Но в интересующем нас плане они ничем не отличаются от отношений вообще: как и во всяком отношении, внутри общественного отношения нет никаких элементов, в том числе и поведения. Элементом может быть названо само отношение, когда речь идет о системном анализе сложной социальной структуры. Но, в этом случае, во-первых, последняя рассматривается уже не как отношение, хотя бы и сложное, а как система (система отношений, в которой ее собственной структурой будут отношения между отношениями);

во-вторых, элементами этой системы будут менее сложные структуры или отдельные отношения, то есть опять-таки отношения, а не какие-либо обособленные объекты (вещи). Как раз поэтому, то есть из-за строгого понимания социальной связи, элементами общей структуры общества в философии считаются виды общественных отношений, их однородные совокупности, выражающие сущность той или иной сферы общественной жизни.

Правовые отношения являются разновидностью общественных отношений, поэтому правоотношение, как и любое общественное отношение (и отношение вообще), не может содержать внутри себя никаких компонентов.

Однако в правоведении принято, с точки зрения строения, анализировать отдельно взятое, единичное правоотношение и именно в нем выделять различные элементы. Следовательно, под «правоотношением» в юриспруденции понимается на самом деле не отношение в его собственном, структурном смысле, не правовая связь, а единство этой связи и тех явлений, которые предполагаются в качестве элементов правоотношения. Другими словами, последнее рассматривается юридической наукой как некая целостность, имеющая свой состав и свою структуру.

Исследования строения правового отношения, анализ его внутренней стороны в теории права традиционно проводились на основе категорий «форма»

и «содержание». Методологические возможности этих категорий, действительно, позволяют выявить и зафиксировать ряд важных закономерностей в соотношении компонентов явления. Однако такие обстоятельства, как (а) наличие у данных категорий только двух показателей описания («форма» и «содержание») и обусловленная этим многозначность их философского смысла, а также (б) наличие у правоотношения значительного числа аспектов, сторон, нуждающихся в исследовании и характеристике, привели к существенным расхождениям во взглядах правоведов на строение правоотношения, его форму и содержание.

Повлияло здесь и то, что «форма» и «содержание» фиксируют лишь общие связи и закономерности в явлениях, а в подробном, детальном исследовании они малоэффективны. Детальному изучению правоотношения в наибольшей степени отвечает системный подход, обладающий достаточно обширным категориальным аппаратом, основными в котором являются понятия системы, элемента, состава, структуры, функции, функционирования, цели. Категории «элемент», «состав», «структура» используются в характеристике правоотношения уже сравнительно давно, однако делается это для выделения каких-либо сторон правоотношения в дополнение к его форме и содержанию, что представляется недостаточно корректным в общефилософском плане. Ведь форма и содержание исчерпывают явление полностью, и помимо них в явлении уже ничего быть не может. Элементы и структура могут быть отысканы лишь внутри единства формы и содержания, а не за его пределами. Кроме того, системные категории эффективны при условии их целостной реализации, в рамках системного подхода, а не в разрозненном виде.

Строение (состав и структура) правоотношения как системы. О составе применительно к правоотношению говорится сравнительно давно, однако делается это вне всякой связи с его системным рассмотрением. К элементам правоотношения, образующим этот состав, принято относить субъектов, их права и обязанности, поведение, а также объект правоотношения.

Следует заметить, что сама постановка вопроса о составе в данном случае возможна лишь в силу сложившегося специально-правового смысла категории «правоотношение», который, как отмечалось, характерен выделением в правоотношении совокупности элементов, то есть пониманием его как некой целостности, совмещающей в себе и элементы, и структурные связи между ними.

Подобный взгляд на правоотношение, отличающийся от общефилософского понимания категории «отношение», обусловлен, видимо, объективной потребностью правовой теории именно в такой теоретической конструкции.

И, в принципе, ее можно допустить, рассмотрев правоотношение как систему, а не как отношение. Однако, включение некоторых из ряда названных выше явлений в состав правоотношения можно объяснить только субъективными причинами. И, прежде всего тем, что часть исследователей не усматривает различия между онтологической проблемой элементов правоотношения как явления правовой действительности и проблемой элементов категориального аппарата теории правоотношения, которая является проблемой гносеологического, познавательного порядка.

Иногда элементом правоотношения называют его содержание («юридическое» — права и обязанности или «материальное» — фактическое поведение субъектов). В действительности содержание не может быть отождествлено не только с отдельно взятым элементом, но и даже с составом в целом. Не содержание — элемент состава, а напротив, состав есть одна из сторон содержания (наряду со структурой). Содержанием может быть только единство состава и структуры — структурно-организованное единство элементов. А тот факт, что категория «содержание» — элемент системы понятий теории правоотношения, еще не означает, что реальное содержание правоотношения является именно элементом правоотношения.

Состав правоотношения как целостного, системного явления образуют его субъекты. С точки зрения системного подхода только они могут быть названы элементами правоотношения. Объясняется это тем, что правоотношение в структурном смысле существует между участниками, и в правоотношение, рассматриваемое уже как единство элементов и структуры, должны быть включены именно они. То обстоятельство, что каждый субъект правоотношения является в то же время участником множества других правовых и иных социальных связей, не противоречит изложенному взгляду, ибо в каждом отдельном общественном отношении реализуется лишь какая-то одна сторона субъекта.

Чтобы стать участником правоотношения, субъект предварительно должен обладать исходными общественно-юридическими качествами. Эти качества устанавливаются нормами о право- и дееспособности (правосубъектности).

Данные нормы указывают на свойства, которыми должен обладать субъект любого правоотношения или определенного круга правоотношений, то есть должен обладать субъект права. Субъекты права, таким образом, представляют собой потенциальные элементы правоотношений, которые становятся реальными участниками правовых связей с появлением у них дополнительных целесообразных свойств юридического характера — субъективных юридических прав и обязанностей. Последние являются следствием действия норм, уже непосредственно регулирующих поведение в конкретной юридико-фактической ситуации.

В свете теории системного подхода права и обязанности участников — это не отдельные, «самостоятельные» элементы правоотношений, а юридические качества, свойства элементов (субъектов), приданные им правовыми нормами. В правоотношении эти свойства определяют его структуру, то есть собственно правовые связи, отношения между субъектами. Такая постановка вопроса, кстати, не отвергает возможности обособленного рассмотрения субъективных прав и обязанностей как сложных, целостных явлений. Напротив, знание их места и роли в правоотношении должно способствовать более полной и точной характеристике их внутренней стороны, строения.

Формирование структуры правоотношения на основе прав и обязанностей означает одновременно и возникновение правоотношения как системы.

Объясняется это тем, что потенциальные элементы правоотношения (субъекты права) уже существовали, но недоставало структуры: субъекты не были объединены целесообразной правовой связью.

Структура, понимаемая как закон, как целесообразный способ связи элементов в целое является важнейшей категорией системного подхода и самой существенной стороной системы. Именно в структуре таится загадка возникновения в системе нового качества, превращения простого набора элементов в функциональное целое. Даже незначительные изменения в структуре могут повлечь существенные изменения в свойствах явления. Так, графит и алмаз имеют один и тот же состав (углерод), а различие их в твердости обусловлено только их структурой (различным строением кристаллических решеток).

Однако, как в философии, так и в правоведении имеется и другое понимание структуры, когда к ней относят не только целесообразные связи элементов в системе, но и сами эти элементы. Конечно, единство элементов и структуры (способа их связи) можно назвать словом «структура», но мы никуда не уйдем от необходимости понятийного обособления и, следовательно, особого терминологического обозначения, целесообразных отношений в системе ввиду их важности и самостоятельности. Поэтому здесь может быть допущен лишь терминологический «сдвиг», но не более. Полностью проигнорировать структуру как связь не удастся.

Структура, действительно, тесно связана с элементами, а в ряде случаев — очень тесно: это в тех случаях, когда элементы являются носителями структуры и воспроизводят, продуцируют ее, что характерно для социальных систем.

Но вместе с тем структура тяготеет к инвариантности, то есть к тому состоянию, когда при одной и той же структуре возможны разные «наборы» элементов. Например, структура механических часов одинакова для всех, а разнообразие их достигается за счет использования разных элементов.

Структуру из-за ее стремления к инвариантности иногда и определяют как инвариант системы (например, Н.Ф. Овчинников). Но в системе инвариантным может быть состав, а не структура. В качестве примера можно привести простой калейдоскоп, в котором набор цветных осколков постоянен, а изменение рисунка достигается через изменение пространственных отношений между ними, то есть структуры.

Социальная структура в изложенном понимании, то есть как целесообразный способ связи элементов в системе, сама по себе неосязаема и невидима.

Но от этого роль, скажем, производственных отношений в жизни общества не умаляется. В то же время данная особенность структуры приводит к тому, что она исследуется не непосредственно, а через ряд своих проявлений. В полной мере это относится и к правоотношению. С одной стороны, характер структуры правоотношения виден в содержании прав и обязанностей как целесообразных свойств субъектов, а с другой — он проявляется в функционировании правоотношения. Тесная связь, зависимость структуры от прав и обязанностей приводит иногда ученых к мысли, что субъективные права и обязанности и есть структура правоотношения, или что таковой является способ связи прав и обязанностей. Последняя точка зрения логична лишь в том случае, если правоотношение понимать как связь корреспондирующих прав и обязанностей. Однако такой взгляд не соответствует природе правоотношения как отношения общественного. Связь юридических прав и обязанностей по своей сути ничем не отличается от связи других явлений в правовом механизме, из нее не видно, что правоотношение — это отношение общественное, отношение между людьми. Поэтому структурой правоотношения как системы является не способ связи прав и обязанностей, а способ связи субъектов на основе этих прав и обязанностей, через их права и обязанности.

В качестве созданного правовыми средствами определенного взаимоположения участников общественного отношения структура правоотношения выступает как непосредственный фактор формирования правомерного поведения.

Суть правового регулирования как раз и заключается в создании правовых структур, установлении целесообразных отношений между субъектами в определенной социальной сфере через предоставление им субъективных юридических прав и возложение субъективных юридических обязанностей с тем, чтобы вызвать нужное поведение. В результате правового воздействия социальная среда становится как бы пронизанной целесообразными правовыми отношениями, наполняется правовой структурой, что служит основой, своего рода двигателем, правомерной деятельности.

В исследовании структуры правоотношения не следует, видимо, отождествлять понятия отношения и связи. Последняя есть разновидность отношения, другими разновидностями которого можно считать зависимости и разграничения. Все находится в отношениях, но не все находится в связях. В общефилософском плане особенность связи достаточно четко показана А.И. Уемовым, по мнению которого при наличии связи изменение одной вещи приводит к изменению другой, а просто в отношении такое изменение сказывается лишь на самом отношении, но не затрагивает другой вещи (стороны).

В сфере общественных отношений признаком существования связи между субъектами является взаимодействие между ними. Отсюда правильнее считать, например, что субъект права собственности состоит с остальными субъектами не в связях, а в ином виде правовых отношений — регулируемой правом зависимости от их деятельности.

СУБЪЕКТ ПРАВООТНОШЕНИЯ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Наличие у лица такого общественно-юридического качества, как правосубъектность, дает ему юридическую возможность вступить в правоотношение, стать носителем конкретных юридических прав и обязанностей. Такие лица, которые по закону могут быть участниками правовых отношений, называются субъектами права.

Понимание механизма действия права предполагает различение понятий «субъект права» и «субъект правоотношения». Субъекты права — это потенциальные участники правоотношений, это лица, которые лишь могут быть носителями юридических прав и обязанностей. Субъект же правоотношения — это субъект права, который реализовал свою правосубъектность и стал участником конкретного правового отношения. Любой субъект правоотношения — это всегда субъект права (без этого он просто не смог бы стать таковым), но не всякий субъект права — участник того или иного конкретного правоотношения.

Для того, чтобы субъект права превратился в субъекта правоотношения, должны появиться определенные юридические факты, которые «запускают»

в действие соответствующую предоставительно-обязывающую норму (нормы), и она уже, в свою очередь, возлагает на данных субъектов права юридические обязанности и предоставляет им юридические права, делая их тем самым участниками возникшего правоотношения.

Субъекты права, таким образом, наряду с нормами права и юридическими фактами, представляют собой одну из предпосылок (необходимых условий) возникновения и существования правоотношений.

Поскольку субъект правоотношения — это всегда и субъект права, то его общую характеристику следует увязывать с правосубьектностью (правоспособностью, дееспособностью, деликтоспособностью) и правовым статусом.

По видам субъектов права (а значит и субъектов правоотношений) можно разделить на:

а) физических лиц;

б) организации;

в) общественные образования (народы, нации).

Физические лица — это граждане, иностранцы, лица без гражданства (апатриды), лица с двойным гражданством (бипатриды).

К организациям относятся:

а) само государство;

б) государственные организации;

в) негосударственные (общественные, кооперативные, коммерческие и др.) организации.

Среди государственных организаций можно выделить государственные органы — государственные организации, обладающие властными полномочиями.

Особо следует отметить категорию юридических лиц, которые обладают правосубъектностью, необходимой им для участия в гражданском (имущественном) обороте. В Российской Федерации в соответствии со ст.

48 Гражданского кодекса юридическим лицом признается организация, которая:

а) имеет обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом;

б) может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности;

в) быть истцом и ответчиком в суде.

Надо заметить, что «юридическое лицо» — это не столько обозначение разновидности субъектов права, сколько обозначение разновидности правосубъектности как общественно-юридического свойства этих субъектов. Так, в качестве юридического лица может выступить, например, и само государство, которое, как видим, занимает свое место в классификации субъектов права.

ОБЪЕКТЫ ПРАВООТНОШЕНИЯ

Назначение понятия «объект правоотношения» состоит в том, чтобы раскрыть смысл существования правоотношения, показать, для чего субъекты вступают в правовое отношение и действуют в нем, реализуя свои права и обязанности. Данная категория, таким образом, увязывает правоотношение с системой материальных и духовных благ общества. При всем этом проблема объекта правоотношения принадлежит к числу наиболее дискуссионных в теории права.

Несмотря на многочисленность точек зрения, можно выделить две основные теории объекта правоотношения: монистическую (ее авторы отстаивают единый объект правоотношения) и плюралистическую (в ней признается множественность объектов правоотношения).

Согласно монистической теории, объектом правоотношения является поведение обязанного лица (проф. О.С. Иоффе) или то фактическое общественное отношение, на которое правоотношение воздействует (проф. Ю.К. Толстой).

Ученые, признающие множественность объектов правоотношений, поразному определяют его понятие. Так, известный российский правовед проф.

Н.Г. Александров под объектом правоотношения понимал «тот имущественный объект, по поводу которого существует данное отношение между субъектами».

Иное определение дает проф. С.С. Алексеев. Он считает объектами правоотношений «те явления (предметы) окружающего нас мира, на которые направлены субъективные юридические права и обязанности».

В плюралистической теории к объектам правоотношений относят следующие материальные и нематериальные блага:

1) вещи;

2) продукты духовного творчества (результаты авторской, изобретательской и др. деятельности);

3) личные нематериальные блага (имя, честь, достоинство);

4) действия (воздержание от действий);

5) результаты действий субъектов правоотношений.

В литературе имеются попытки объединить монистический и плюралистический подходы к объекту правоотношения, когда фактическое правомерное поведение называют юридическим объектом правоотношения (или предметом правоотношения), а связанные с этим поведением различные материальные и духовные блага — «материальным объектом» (например, проф. Л.И. Спиридонов). В другом случае, напротив, предметом правоотношения полагают материальное или нематериальное благо, а объектом — разнобразные фактические общественные отношения (проф. А.Г. Братко).

В таких случаях, видимо, точнее говорить об объекте правовой деятельности (которым может быть, например, груз или посылка) и объекте интереса (доставка груза или посылки в требуемое место).

Признавая более близкой к реальности плюралистическую теорию, объект правоотношения можно определить как явление внешнего мира, способное удовлетворить интерес управомоченного лица, выступающее в виде вещи, услуги, продукта духовного творчества или личного нематериального блага, ради которого и действуют субъекты правоотношения в рамках своих юридических прав и обязанностей.

Категорию «объект правоотношения» следует отличать от категории «объект права». Под объектом права понимается предмет правового регулирования — социальная сфера, подвергаемая правовому воздействию.

В современной юриспруденции не признается объектом правоотношения человек (который может быть лишь субъектом правоотношения). Вместе с тем история общества знает рабовладельческие отношения, при которых раб был объектом купли-продажи («говорящей вещью»).

СОДЕРЖАНИЕ И ФОРМА ПРАВООТНОШЕНИЯ

Категории «форма» и «содержание» всегда широко использовались отечественными правоведами в целостных характеристиках сложных правовых явлений — объективного права, правоотношения и др. Действительно, эти философские категории ориентируют на изучение предметов и процессов в их диалектической связи, взаимопереходах, противоречивости и т.д. Они охватывают все компоненты явления и дают представление об его внутренней организации и внешнем проявлении. Однако следует учитывать, что «форма» и «содержание» эффективны в изучении наиболее общих связей и закономерностей.

В подробном, детальном исследовании объемных и сложных объектов исходная, философская многозначность этих категорий неизбежно приводит авторов к различным трактовкам формы и содержания одного и того же явления. В полной мере этот момент проявил себя в теоретических характеристиках формы и содержания правового отношения.

Основные общетеоретические позиции в этом вопросе таковы:

1. Формой правоотношения являются субъективные юридические права и обязанности, а его содержанием — фактическое правомерное поведение субъектов, которое эти права и обязанности реализует (проф. В.Н. Щеглов, проф.

Л.С. Явич и др.). Надо заметить, что в данном варианте методологические возможности категорий «форма» и «содержание» использованы наиболее полно.

На их основе выделены самые существенные стороны правоотношения и правильно установлена их функциональная связь: форма (права и обязанности) активно воздействует на содержание (поведение), формирует его, а содержание определяет форму через изменение юридических норм путем правотворческой деятельности.

2. Проф. С.С. Алексеев называет субъективные юридические права и обязанности «юридическим содержанием» правоотношения, а фактическое правомерное поведение субъектов — «материальным содержанием». При этом автор полагает, что оба эти содержания являются элементами правоотношения и наряду с ними выделяет другие элементы — субъекты и объект правоотношения.

Изложенный подход некорректен с философской точки зрения. Во-первых, нельзя выделять в одном и том же объекте два содержания и ни одной формы.

Эти категории — парные: каждому содержанию должна быть найдена своя форма. Во-вторых, форма и содержание исчерпывают явление полностью: если что-то отнесено к содержанию, то все остальное должно быть отнесено к форме, и никаких других «элементов» в явлении уже быть не может. В-третьих, содержание никогда не может выступать в качестве элемента. Наоборот, содержание — это структурно-организованное единство элементов.

Надо заметить, что ранее проф. О.С. Иоффе выделял в правоотношении вообще три содержания — юридическое, материальное и идеологическое.

3. Правоотношение в целом выступает как форма регулируемого нормами права общественного отношения, а последнее является содержанием правоотношения (проф. О.А. Красавчиков, проф. Б.Л. Назаров и др.). При этом, по мнению авторов, содержание (общественное отношение) находится за пределами своей формы (правоотношения), является внешним содержанием.

Относительно данной точки зрения можно заметить, что, во-первых, философия такой связи формы и содержания не знает: внешней в их связи может быть только форма, но никогда содержание. Во-вторых, авторы не дают ответа на вопрос, какое явление в таком случае образуется единством правоотношения (как формы) и общественного отношения (содержания).

С учетом сказанного более предпочтительным выглядит первый вариант использования философских категорий «форма» и «содержание» в характеристике правоотношения.

ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ, ПРАВОВОЙ СТАТУС, ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

В каждой отрасли права есть специальные нормы, назначение которых — установить круг лиц, подпадающих под действие норм данной отрасли. Делается это путем перечисления признаков, указания на качества, которыми субъекты должны обладать, чтобы выступить в роли адресатов норм отрасли. Совокупность установленных нормами права качеств, дающая субъекту возможность быть носителем юридических прав и обязанностей, называется правосубъектностью.

Правосубъектность представляет собой общественно-юридическое свойство лиц: она имеет две стороны — общественную и юридическую. Общественная сторона правосубъектности выражается в том, что признаки субъектов права законодатель не может избирать произвольно — они диктуются самой жизнью, потребностями и закономерностями общественного развития. Юридическая же ее сторона состоит в том, что признаки субъектов права обязательно должны быть закреплены в юридических нормах.

В теории права имеется достаточно обоснованная точка зрения, состоящая в том, что правосубъектность может рассматриваться как своего рода субъективное юридическое право — «право на право», существующее в рамках так называемых общих (общерегулятивных) правоотношений по линии норм государственного права. Действительно, общая с субъективным правом природа правосубъектности здесь налицо — правосубъектность также представляет собой определенную юридическую возможность. Причем реально влияющую, можно сказать, оказывающую регулятивное воздействие на поведение субъектов права.

В составе правосубъектности различают правоспособность и дееспособность.

Правоспособность — это обусловленная правом способность лица иметь субъективные юридические права и обязанности, то есть быть участником правоотношения. Таким образом, может быть достаточно одной правоспособности, чтобы выступить стороной в правоотношении. Так, общая гражданская правоспособность индивида возникает в момент его рождения, и участником гражданско-правового отношения (например, правоотношения наследования) может быть младенец.

Дееспособность — это обусловленная правом способность своими собственными действиями (бездействием) приобретать субъективные юридические права и обязанности, осуществлять и прекращать их.

Правоспособность и дееспособность — это две стороны одного и того же феномена — правосубъектности, которая по своей природе является единой праводееспособностью. Реальное разъединение правосубъектности на правоспособность и дееспособность происходит в основном в сфере гражданского права и то не для всех субъектов (гражданская правосубъектность организаций едина).

Разновидностью дееспособности является деликтоспособность, которая представляет собой способность лица нести юридическую ответственность (исполнять соответствующие юридические обязанности) за совершенные правонарушения (деликты).

Правосубъектность может быть общей (способность быть субъектом права вообще), отраслевой и специальной (например, правосубъектность юридических лиц).

Исходное правовое положение субъектов характеризуется понятием «правовой статус». Наиболее широким он является у граждан и складывается из правосубьектности и конституционных прав и обязанностей, которые по Конституции Российской Федерации составляют основы правового статуса личности и являются действующими непосредственно (гл. 2 Конституции РФ).

Правовой статус граждан Российской Федерации является равным для всех.

Слово «status» в переводе с латинского означает «состояние», «положение». Тем не менее, в литературе предлагается наряду с понятием правового статуса выделять понятие «правовое положение». Такое дополнение имеет смысл, если под «правовым положением» понимать конкретное правовое положение субъекта, которое определяется как его правовым статусом, так и совокупностью конкретных правовых связей, в которых он состоит.

ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ И ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ

Формирование категории «юридический факт» связано с переработкой, осмыслением и систематическим изложением римского права его позднейшими исследователями. Общее понятие юридического факта, как и понятие правоотношения, римскими юристами сформулировано не было.

Своим существованием термин «юридический факт» обязан видному германскому правоведу Фридриху Карлу фон Савиньи (одному из основателей исторической школы права), который в своем труде «Система современного римского права» (1840 г.) писал:

«Я называю события, вызывающие возникновение или окончание правоотношений, юридическими фактами».

В современной учебной литературе внимание в основном уделяется классификации юридических фактов, а само понятие остается в тени. Авторы, как правило, ограничиваются определением юридического факта, которое формулируется практически единообразно и звучит следующим образом: «Юридические факты — это конкретные жизненные обстоятельства, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение или прекращение правовых отношений».

Тем не менее, в плане понятийной характеристики юридических фактов можно отметить их следующие характерные черты:

1. По своей социальной природе юридические факты — это обычные жизненные обстоятельства, которые сами по себе не обладают свойством вызывать юридические последствия. Такое качество придается им юридическими нормами, и может произойти так, что законодатель на каком-то этапе развития общественных отношений перестанет связывать правовые последствия с данным юридическим фактом. Однако делается это не произвольно, не по прихоти законодательного органа, а под влиянием закономерностей общественного развития. Поэтому юридические факты имеют глубокую общественную природу и представляют собой еще один выход права на практику, еще один канал связи права с социальной сферой. Таким образом, юридические факты — это общественно-юридические явления.

2. Юридические факты опосредуют движение правовых отношений (возникновение, изменение, прекращение). И если правосубъектность рассматривать как особого рода юридическое право в рамках общерегулятивных правоотношений, то фактические условия правосубъектности (возраст, вменяемость и т.п.) по своей природе и механизму действия тоже являются юридическими фактами.

3. Юридические факты вызывают правовые последствия только во взаимодействии с правовыми нормами. Юридический факт выполняет роль «пускового механизма» по отношению к норме права, он запускает ее в действие.

В этом плане юридические факты можно рассматривать как звенья, связующие нормы права и правовые отношения.

4. Указания на юридические факты и их описание содержатся в гипотезах юридических норм. Наряду с нормами и субъектами права юридические факты выступают одной из предпосылок возникновения правоотношений.

Юридические факты, как и всякие жизненные обстоятельства, весьма разнообразны и могут быть классифицированы по различным основаниям:

1) по характеру порождаемых юридических последствий — правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие;

2) по характеру действия — факты однократного действия (истечение срока, нанесение материального ущерба) и факта-состояния (состояние в родстве, состояние нетрудоспособности);

3) по характеру связи с индивидуальной волей участников правоотношения — юридические деяния (действия и бездействие) и юридические события.

События могут быть абсолютными и относительными. Абсолютные события вообще не связаны с волей человека (например, стихийное бедствие).

Относительными являются события, которые не зависят от воли участников именно данного правоотношения, но зависят от воли других людей. Например, убийство для уголовного правоотношения является юридическим деянием, а для гражданского правоотношения наследования - юридическим событием;

4) с точки зрения соответствия правовым предписаниям, деяния можно разделить на правомерные и неправомерные. Последние, в свою очередь, — на преступления и проступки (по степени общественной опасности);

5) в зависимости от волевой направленности правомерные действия делятся на индивидуальные акты (совершаются с целью вызвать определенные правовые последствия), юридические поступки (нормы права связывают с ними правовые последствия независимо от волевой направленности субъекта, в силу самого факта деяния) и результативные действия (правовые последствия связываются не с самим действием, а с его результатом, например, результатом творческой деятельности);

6) в зависимости от степени сложности юридические факты делятся на единичные юридические факты и фактические составы (системы юридических фактов).

ЮРИДИЧЕСКИЕ ПРЕЗУМПЦИИ И ФИКЦИИ

Презумпция (от лат. слова «presumptio») — предположение о наличии или отсутствии определенных фактов, основанное на связи между предполагаемыми фактами и фактами наличными и подтвержденное предшествующим опытом. В основе презумпций лежит социальный опыт, многократно проверенное практикой знание о том, что презюмируемое — типичный, вероятный при данных условиях факт.

Правовая презумпция имеет следующие характерные черты:

а) прямо или косвенно закрепляется в праве;

б) в любом случае имеет значение для правового регулирования;

в) вызывает правовые последствия, если она является неопровержимой в силу закона или не опровергнута в процессе разрешения дела.

Самой древней юридической презумпцией является презумпция знания права и закона: предполагается, что все должны знать писаный закон. Эта презумпция была сформулирована и применялась еще в римском праве («ignorantia legis neminem excusat» — «незнание закона никого не извиняет»). Без такого юридического предположения было бы вообще невозможно применить правовую норму, решить то или иное юридическое дело.

А самой важной и, пожалуй, самой знаменитой юридической презумпцией является презумпция невиновности обвиняемого в уголовном процессе: каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность: его вину должен доказать обвинитель.

Презумпция невиновности обвиняемого в уголовном процессе закреплена в ст. 49 Конституции Российской Федерации.

В гражданском процессе действует обратная презумпция: презумпция виновности неисправного должника (должник, не исполнивший свое обязательство, считается виновным в неисполнении, пока не докажет обратное).

Презумпции, таким образом, тесно связаны с процессом доказывания и с распределением бремени доказывания.

Юридические презумпции можно подразделить на общеправовые и отраслевые. Общеправовой как раз является презумпция знания опубликованных законов. Примером отраслевой презумпции может служить презумпция вины владельца источника повышенной опасности в случае причинения им вреда.

К таким же феноменам правовой действительности, которые, не будучи юридическими фактами, тем не менее могут порождать юридические последствия, относятся и правовые фикции. В точном переводе с латыни «fictio» — выдумка, вымысел. Видный германский правовед Рудольф фон Иеринг (1818– 1892 гг.) образно характеризовал правовые фикции как «юридическую ложь, освященную необходимостью», как «технический обман».

Под правовой фикцией понимается положение, которое в действительности не существует, но которому право придало значение факта. Так, в римском праве была фикция о признании «по вымыслу» иностранца римским гражданином, если он выступал истцом или ответчиком в гражданских сделках.

Во французском праве существует фикция, которая гласит: если жена и муж погибли одновременно, первым погибшим считается муж. Эта фикция необходима для того, чтобы установить четкий порядок наследования. По российскому гражданскому праву днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим.

Таким образом, правовые фикции, как и правовые презумпции, устраняют неопределенность в правовых отношениях, вносят четкость и стабильность в правовое регулирование.

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВА: ПОНЯТИЕ И ФОРМЫ

Издание правовых норм не является самоцелью. Еще Петр I замечал:

«Всуе законы писати, когда их не исполняти».

Реализация как таковая представляет собой процесс перевода явления в иное качество, процесс употребления его качеств, свойств с целью достижения определенного результата. Применительно к праву этот процесс означает его перевод в качество правомерного поведения, использование свойств права для достижения социально полезного результата. Задача процесса правореализации — эффективно, без всяких отклонений (в режиме законности) переводить предписания правовых норм в правомерное поведение, максимально полно реализовывать возможности, предоставленные правом, и исчерпывающе выполнять его требования.

Таким образом, можно сказать, что правовая норма реализуется тогда, когда она воплощается в фактическом правомерном поведении субъектов. Однако следует сразу же заметить, что этот тезис имеет прямое отношение лишь к предоставительно-обязывающим нормам, то есть к нормам, непосредственно регулирующим поведение, хотя они и составляют основной массив юридических норм. Специальные же (или специализированные) нормы (декларативные, дефинитивные, оперативные и др.) непосредственно поведением не реализуются: они реализуют свое предназначение через системные связи с предоставительно-обязывающими нормами, помогая им в регулировании поведения.

Субъектами реализации права являются те лица, на которых право распространяет свое действие, то есть субъекты права. Объектом реализации выступает система законодательства, наличный массив нормативно-правовых актов. Проф. Л.С. Явич справедливо заметил, что «осуществление права не всегда представляло практическую и теоретическую проблему, ее не было, когда защищенные силой фактические отношения на заре цивилизации являлись правом, ее не бывает или почти не оказывается, когда господствует обычное право и судебный прецедент. Осуществление права приобретает исключительное значение при развитой юридической форме, в условиях обширного законодательства».

Если правовая норма указывает на необходимость достижения какоголибо социального результата (например, изготовление продукции определенного качества), то в реализацию такой нормы входит не только деятельность субъектов, но и факт достижения данного результата.

Правовую систему можно поделить на два блока — правотворческий и правореализующий. При этом, заметим, процессы правореализации идут и в правотворческом блоке, поскольку правотворческая деятельность тоже регламентируется правом.

В своей основной массе нормы права реализуются через конкретные правоотношения. Однако они могут реализоваться и вне конкретных правоотношений: в рамках общей правовой структуры, установленной нормами о правосубъектности, то есть постольку, поскольку данные лица являются субъектами права, и находятся в определенном правовом состоянии. Такая реализация имеет место в тех случаях, когда субъекты в своем поведении «обходят» те юридические факты, которые могут вызвать нежелательные правовые последствия (возникновение конкретных правоотношений с нежелательными для данных субъектов юридическими обязанностями). Эта форма реализации характерна для запрещающих норм, но в ней могут реализовываться и обязывающие нормы права.

В качестве форм реализации права в литературе традиционно выделяют использование, исполнение и соблюдение (обычные или ординарные формы) и особую форму реализации — применение правовых норм.

Использование, исполнение и соблюдение разграничиваются по видам реализуемых норм и характеру правореализующих действий.

В форме использования реализуются управомочивающие нормы. Слово «использование» говорит само за себя. Оно означает, что управомоченный извлекает из процесса реализации необходимые ему полезные свойства, блага, удовлетворяет свой интерес. Использование может осуществляться как активным поведением, так и пассивным.

В форме исполнения реализуются обязывающие нормы, требующие активного поведения (действий).

В форме соблюдения реализуются запрещающие нормы, требующие пассивного поведения (воздержания от действий).

Применение права представляет собой властную деятельность специально уполномоченных субъектов и рассматривается как особая форма.

Проблема методов (способов) реализации права — это проблема формирования у граждан, должностных лиц, организаций мотивов к исполнению и соблюдению юридических норм. Что касается использования как формы реализации, то оно обеспечивается таким мощным стимулом, как интерес, который содержат управомочивающие нормы и субъективные юридические права.

Однако и здесь государство не должно оставаться безучастным: оно должно создавать условия для использования права и обеспечивать его защиту.

Отечественная юриспруденция советского периода традиционно отмечала два метода реализации права — метод убеждения и метод принуждения. Это идет от известного высказывания Ленина: «Прежде всего мы должны убедить, а потом принудить».

Вообще-то праву свойственно качество принудительности, и оттого, что большинство субъектов реализуют правовые предписания добровольно, оно этого качества не утрачивает. Вместе с тем, чтобы государственно-властные веления исполнялись и соблюдались, государство должно издавать такие юридические нормы, которые отвечали бы интересам всех слоев населения. Это создает принципиальное соответствие между государственной волей и волей субъекта права, что является надежным фундаментом правомерного поведения.

В то же время и в таком случае сохраняется необходимость в побуждении (в том числе и принуждении) к правомерному поведению со стороны государства, поскольку сохраняется противоречие между индивидуальными и общественными интересами субъектов.

История общества и права знает два классических способа побуждения субъектов к реализации государственных велений — обещание награды и угроза применения мер принуждения. Проф. В.В. Лазарев отмечает, что правовые запреты реализуются преимущественно под угрозой наступления неблагоприятных последствий, а при осуществлении обязывающих норм, что требует затрат человеческих сил, государство обещает определенную компенсацию.

ПРИМЕНЕНИЕ ПРАВА: ПОНЯТИЕ, СТАДИИ, ВИДЫ. АКТЫ ПРИМЕНЕНИЯ ПРАВА

Правоприменение — особая форма реализации права. В форме применения права государство еще раз (после издания нормативно-правового акта) властно подключается к процессу правового регулирования.

Правоприменение требуется в тех случаях, когда юридическая норма не может быть реализована без властного содействия органов государства.

К таким случаям можно отнести следующие:

а) когда необходимо официально установить юридически значимые обстоятельства (признание гражданина в судебном порядке умершим или безвестно отсутствующим);

б) когда диспозиция нормы вообще не реализуется без индивидуального государственно-властного веления (право на пенсию);

в) когда речь идет о реализации санкции.

Признаки правоприменения:

1) особый субъект — специально уполномоченный государственный орган (должностное лицо). В порядке исключения это может быть общественный орган (например, по уполномочию государства профсоюзы применяют некоторые нормы трудового законодательства). Не могут применять нормы права граждане, хотя существует и обратная точка зрения (проф. П.Е. Недбайло);

2) имеет государственно-властный характер;

3) является деятельностью по вынесению индивидуально-конкретных предписаний;

4) выступает формой управленческой деятельности государства;

5) осуществляется в определенных процедурных формах: порядок применения права регламентирован специальными (процедурными) юридическими нормами. В системе права имеются целые процедурные отрасли — гражданское процессуальное право и уголовно-процессуальное право;

6) представляет собой сложный, стадийный процесс;

7) имеет творческий характер;

8) результаты правоприменения оформляются индивидуальным юридическим актом — актом применения права.

С учетом отмеченных признаков правоприменение можно определить, как государственно-властную деятельность, осуществляемую компетентными субъектами в определенных процедурных формах и направленную на содействие в реализации юридических норм путем вынесения индивидуально-конкретных решений.

Применение права, как определенный процесс, распадается на ряд стадий. Вообще стадия — это отрезок какого-либо процесса, имеющий свою, промежуточную задачу, и в силу этого приобретающий относительную самостоятельность и завершенность.

В качестве основных можно выделить три стадии:

1) установление фактических обстоятельств дела;

2) формирование юридической основы дела;

3) решение дела.

В качестве дополнительной стадии может выступить государственнопринудительная реализация правоприменительного акта.

Первые две стадии имеют подготовительный характер и разделение их достаточно условное. В реальной жизни они протекают практически параллельно, и правоприменителю приходится обращаться то к фактической стороне дела, то к юридической, постепенно формируя и ту и другую. В гражданском процессуальном и уголовно-процессуальном кодексах как раз такие «реальные»

стадии и указаны.

Стадия формирования фактической основы протекает как процесс доказывания наличия или отсутствия юридически значимых обстоятельств (составляющих предмет доказывания) с помощью фактов-доказательств. Поэтому все, с чем имеет дело теория доказательств, прямо относится к этой стадии правоприменения.

Вторая стадия (формирование юридической основы дела) включает в себя следующие правоприменительные действия:

а) выбор юридической нормы, подлежащей применению;

б) проверка подлинности нормы и ее действия во времени, в пространстве и по кругу лиц («высшая» критика);

в) проверка правильности текста нормативно-правового акта («низшая»

критика);

г) уяснение содержания нормы права (путем толкования).

Третья стадия (решение юридического дела) представляет собой не одномоментный акт, а тоже определенный процесс, который может быть рассмотрен и как формально-логический, и как творческий, и как государственновластный.

По результатам правоприменения выносится акт применения права — официальный акт-документ компетентного органа, содержащий индивидуальное государственно-властное веление по применению права.

Все правовые акты можно поделить на две большие группы — нормативные и индивидуальные. От других индивидуальных актов (например, сделок в гражданском праве) правоприменительный акт отличает государственновластный характер.

Акты применения права имеют общие черты с нормативно-правовыми актами:

а) представляют собой письменные акты-документы;

б) исходят от государства;

в) обладают юридической силой (порождают правовые последствия, защищаются государством).

В то же время они существенно различаются: если нормативно-правовые акты содержат государственно-властные предписания общего характера, то содержанием правоприменительных актов являются индивидуальные (конкретизированные и по субъектам, и по их правам и обязанностям) властные предписания.

Правоприменение бывает двух видов — позитивное и юрисдикционное.

Позитивное правоприменение — это то, которое осуществляется не по поводу правонарушения, а как обязательное условие нормальной реализации некоторых регулятивных норм. В порядке позитивного правоприменения происходит, например, назначение пенсии, обмен жилых помещений, выделение земельного участка. По-другому можно сказать, что позитивное применение это применение диспозиций правовых норм.

Юрисдикционное правоприменение — это применение санкций (то есть охранительных норм) в случае нарушения диспозиций (регулятивных норм).

Таким, образом, позитивное применение имеет место всегда, но не для всех норм, а юрисдикционное может коснуться любой юридической нормы, но лишь в случае ее нарушения.

ТОЛКОВАНИЕ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ: ПОНЯТИЕ И СПОСОБЫ

Цель толкования состоит в том, чтобы выявить точный смысл юридических правил, правовых предписаний, содержащихся в нормативно-правовых актах. Толкование — это деятельность по установлению содержания нормативно-правовых предписаний для их практической реализации.

Установлению подлежит государственная воля, которая нашла объективное выражение и закрепление в тексте нормативно-правового акта. Объектами толкования, таким образом, выступают юридические нормативные акты как письменные акты-документы, содержащие нормы права, и здесь требуется как бы проникнуть через форму объекта к его содержанию и сути.

Стратегическая задача толкования — эффективная реализация правовых предписаний в режиме строгой законности, то есть, в конечном счете, оно служит практическому осуществлению правовых норм. Особое значение толкования нормативно-правовых актов имеет для такой формы реализации права, как правоприменение. В то же время толкование имеет значение и для деятельности государственных органов по изданию и систематизации нормативноправовых актов.

В любом случае, процесс толкования не должен никаким образом изменять действующие юридические нормы или создавать новые.

Толкование как интеллектуально-мыслительный процесс, направленный на познание юридической нормы, называется уяснением. Уяснение — это толкование «для себя». В том случае, когда субъект толкования в той или иной форме выражает результаты уяснения для других лиц, имеет место разъяснение. Толкование может ограничиваться одним уяснением, однако в тех случаях, когда осуществляется и разъяснение, процесс уяснения выступает как первая стадия общего процесса толкования нормативно-правового акта.

Необходимость толкования нормативно-правовых актов обусловлена рядом моментов. Существует как бы целый ряд препятствий на пути к уяснению точного смысла юридических норм, которые преодолеваются с помощью специальных приемов — способов толкования (уяснения).

Основными способами толкования-уяснения являются следующие:

1) грамматический — совокупность специальных приемов, направленных на уяснение текста на основе данных филологии, правил языка. Выясняется значение слов, терминов, знаков препинания, исследуются структуры предложений и т.д.;

2) логический — совокупность специальных приемов, основанных на непосредственном использовании законов и правил формальной логики;

3) специально-юридический — совокупность специальных приемов, основанных на юридическом знании (юридических понятий, терминов, юридических конструкций, закономерностей правового регулирования, правил юридической техники и др.);

4) систематический — совокупность специальных приемов, обусловленных системностью права и законодательства и направленных на анализ связей толкуемого нормативного положения с другими элементами системы права и системы законодательства;

5) историко-политический — совокупность специальных приемов, направленных на уяснение цели издания нормативно-правового акта, анализ исторической обстановки, социально-экономических и политических факторов, обусловивших его издание и оказавших влияние на волю законодателя.

Из приведенного описания способов толкования видно, что установление истинного смысла предписаний, содержащихся в тексте нормативно-правового акта, требует разнообразных знаний. Как заметил австралийский юрист М. Дэвис, «правовой текст значит больше для того, кто больше знает».

ВИДЫ ТОЛКОВАНИЯ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ

Говоря о видах толкования, следует учитывать, что речь идет о видах двух связанных, но разных явлений:

а) о видах результатов уяснения;

6) о видах разъяснения.

Результат толкования-уяснения по своему объему может быть буквальным, ограничительным и распространительным (расширительным). Как правило, результат толкования должен быть буквальным (адекватным), когда действительный смысл нормативного акта (воля законодателя) и буквальный текст полностью совпадают друг с другом, то есть использование всей совокупности способов толкования дает практически тот же результат, что и первоначальное (грамматическое, языковое) толкование текста закона.

Ограничительное толкование имеет место, когда действительный смысл, содержание нормы уже ее текстового оформления, то есть конечный результат уяснения по объему уже грамматического толкования.

Распространительное толкование — когда конечный результат толкования (подлинная воля законодателя) по объему шире буквального текста.

Толкование-разъяснение делится на виды в зависимости от субъекта, дающего это разъяснение. По этому признаку оно может быть официальным или неофициальным.

Официальное толкование:

а) дается уполномоченным на то органом;

б) формулируется в специальном акте;

в) формально обязательно для определенного круга исполнителей толкуемой нормы.

Официальное разъяснение может быть нормативным и казуальным.

Нормативное толкование-разъяснение не связывается с конкретным случаем, а распространяется на все случаи, предусмотренные толкуемой нормой как типовым регулятором поведения. Нормативное разъяснение не содержит и не должно содержать новых юридических норм: оно только разъясняет смысл уже действующих. Нормативные разъяснения не имеют самостоятельного значения и полностью разделяют судьбу толкуемого акта: его отмена или изменение должно, как правило, приводить и к отмене или соответствующему изменению официального нормативного разъяснения.

Если официальное нормативное толкование-разъяснение дается тем органом, который издал данный акт, то оно носит название аутентического (основанного на первоисточнике, авторского). В Российской Федерации подобные разъяснения могут издаваться Государственной Думой, Президентом и другими правотворческими органами.

Если официальное нормативное разъяснение дается уполномоченным на то органом, то оно называется легальным (разрешенным, делегированным). Оно должно производиться в рамках компетенции органа, производящего разъяснение. В Российской Федерации наделены правом издавать официальные разъяснения, в частности, все высшие судебные органы.

Казуальное толкование как вид официального толкования представляет собой официальное разъяснение нормативно-правового акта применительно к конкретному случаю и имеет основной целью правильное решение именно данного дела.

Неофициальное толкование не является юридически обязательным, а по форме выражения может быть как устным (разъяснение адвокатом, судьей, прокурором в ходе приема граждан), так и письменным (в периодической печати, в различных комментариях). Оно подразделяется на обыденное (даваемое гражданами в быту, в повседневной жизни), профессиональное (дается сведущими в праве людьми, специалистами — адвокатами, юрисконсультами и т.д.), доктринальное, осуществляемое учеными в статьях, монографиях, комментариях и т.п.

ПРОБЕЛЫ В ПРАВЕ И СПОСОБЫ ИХ ВОСПОЛНЕНИЯ

В стадии формирования правовой основы в процессе правоприменения могут возникнуть помехи из-за наличия в законодательстве пробела, который представляет собой отсутствие конкретного нормативного предписания в отношении фактических обстоятельств, находящихся в сфере правового регулирования.

Пробелы в праве следует отличать от случаев полной неурегулированности социальной сферы, которая может быть ликвидирована лишь путем правотворческой деятельности.

Отличительная черта пробела в праве в том, что те фактические обстоятельства, в отношении которых отсутствует конкретное нормативное предписание, в общем и целом правом урегулированы, законодатель выразил здесь свою волю через урегулирование аналогичных обстоятельств, через общие нормы права, общие и отраслевые правовые принципы. Таким образом, пробелы — это своего рода «пропуски» в правовом пространстве, в ткани юридических норм, которые нежелательны и, в принципе, должны быть исключены из общего правила адекватного правового регулирования социальной сферы.

С точки зрения причин возникновения пробелов в законодательстве, пробельность может быть первоначальной и последующей.

Первоначальная имеет место в том случае, когда обстоятельства, требующие правового урегулирования, уже существовали, но законодатель их упустил, не охватил формулировками нормативно-правового акта.

Последующая пробельность является следствием появления новых отношений в предмете правового регулирования в результате развития регулируемой социальной сферы, то есть той сферы, на которую законодатель в целом уже распространил свою волю. Таким образом, в каком-то смысле образование последующих пробелов в законодательстве — явление закономерное, хотя в таких ситуациях в полной мере себя должно проявлять правовое прогнозирование.

В принципе, пробелы в праве, как и случаи полной правовой неурегулированности, должны устраняться законодателем по мере их обнаружения.

Однако в силу системности права, тесного взаимодействия элементов системы права, пробел в праве можно восполнить еще в процессе реализации права, а именно — в процессе правоприменения.

Проф. С.С. Алексеев пишет, что «восполнение пробелов в праве — это специфическая форма (метод) применения действующего права, при котором юридическое дело решается, в соответствии с волей законодателя, не нашедшей, однако, выражения в конкретных юридических предписаниях».

Традиционно в юриспруденции выделяют два способа восполнения пробелов в праве — аналогию закона и аналогию права. Некоторые авторы в качестве еще одного способа называют субсидиарное применение права.

Аналогия закона (думается, что правильнее в этом случае говорить об аналогии правовой нормы) предполагает соблюдение ряда условий:

а) наличие общей правовой урегулированности данного случая;

б) отсутствие адекватной юридической нормы;

в) существование аналогичной нормы, то есть нормы, в гипотезе которой указаны обстоятельства, аналогичные тем, с которыми столкнулся правоприменитель.

Сходство юридических фактов как раз и позволяет задействовать диспозицию аналогичной нормы.

Аналогия права представляет менее точный прием решения юридического дела по аналогии и предполагает соблюдение следующих условий:

а) наличие общей правовой урегулированности данного случая;

б) отсутствие адекватной юридической нормы;

в) отсутствие аналогичной нормы.

В литературе отмечается, что в этой ситуации правоприменитель должен в решении юридического дела исходить из общих начал и смысла законодательства. На практике это означает использование принципов — общих, межотраслевых, отраслевых, принципов институтов, которые закреплены в праве и так или иначе отражают закономерности предмета и механизма правового регулирования.

Применение аналогии права при наличии аналогичной нормы, как и применение аналогичной нормы при наличии адекватной, будет ошибкой правоприменителя.

Субсидиарное применение права (от слова «subsidium» — помощь) — это та же аналогия правовой нормы (аналогия закона), но принадлежащей другой — родственной отрасли права. Такое возможно, например, между нормами гражданского права и семейного, административного и финансового права.

Понятно, что субсидиарное применение не имеет смысла, если аналогичная норма имеется в той же отрасли права.

По нормам международного права недопустима аналогия в сфере уголовного права.

ПРАВОВОЙ НИГИЛИЗМ: ПОНЯТИЕ И ФОРМЫ. ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Термин «нигилизм» произошел от латинского слова «nihil», которое означает «ничто», «ничего». Как социальное явление нигилизм характеризуется:

а) резко критическим, крайне негативным отношением к общепринятым, объективным (абсолютным) ценностям;

б) максималистским подходом, интенсивностью, бескомпромиссностью отрицания;

в) не сопряжен с позитивной программой;

г) несет в себе деструктивное, разрушительное начало.

В зависимости от того, какие ценности отрицаются, нигилизм может быть политическим, религиозным, нравственным и т.п.

Правовой (или юридический) нигилизм представляет собой непризнание права как социальной ценности и проявляется в негативно-отрицательном отношении к праву, законам, правопорядку, в неверии в необходимость права, его возможности, общественную полезность.

Проф. Н.И. Матузов выделяет следующие формы правового нигилизма:

а) умышленное нарушение законов и иных нормативно-правовых актов;

б) массовое несоблюдение и неисполнение юридических предписаний;

в) издание противоречивых правовых актов;

г) подмена законности целесообразностью;

д) конфронтация представительных и исполнительных структур;

е) нарушение прав человека;

ж) теоретическая форма правового нигилизма (в научной сфере, в работах юристов, философов и др.).

Проф. В.А. Туманов говорит, во-первых, о пассивной и активной формах правового нигилизма. Для пассивной формы характерно безразличное отношение к праву, явная недооценка его роли и значения. Активному юридическому нигилизму свойственно осознанно враждебное отношение к праву.

Представители этого направления видят, какую важную роль играет или может играть право в жизни общества, и именно поэтому выступают против него.

Во-вторых, проф. В.А. Туманов разделяет правовой нигилизм:

а) на высоком этаже общественного сознания (в виде идеологических течений и теоретических доктрин);

б) на уровне обыденного, массового сознания (в форме отрицательных установок, стойких предубеждений и стереотипов);

в) ведомственный. Последний проявляется в том, что нередко подзаконные акты становятся «надзаконными», юридические нормы не стыкуются, возникают острейшие коллизии.

Правовой нигилизм — это патология правового сознания, обусловленная определенным состоянием общества. Поэтому пути борьбы с ним должны быть разнообразны.

Это:

а) реформы социально-экономического характера;

б) изменение содержания правового регулирования, максимальное приближение юридических норм к интересам различных слоев населения;

в) подъем авторитета правосудия как за счет изменения характера судебной деятельности, так и путем воспитания уважения к суду;

г) улучшение правоприменительной практики;

д) теоретическая работа в этом направлении, и др.

Все это, в принципе, представляет собой не что иное, как процесс улучшения состояния правовой культуры общества, ее обогащения.

В литературе справедливо отмечается, что «от правового нигилизма надо отличать конструктивную критику права, с одной стороны, а с другой — стремиться избегать юридического фетишизма, то есть возведения в абсолют роли права и других правовых средств» (Н.Л. Гранат).

ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА

Право как продукт общественного развития характеризует культуру общества в целом. Правовая культура — одна из форм человеческой культуры вообще.

В переводе с лат. слово «cultura» означает воспитание, образование. Более полно культуру можно определить как совокупность материальных и духовных ценностей, созданных и создаваемых человечеством в процессе общественноисторической практики и характеризующих исторически достигнутую ступень в развитии общества.

Культура может быть материальной и духовной. При этом основополагающее понятие в ее характеристике — категория «ценность».

Правовая культура принадлежит к духовной культуре общества (хотя есть точка зрения, что правовая культура не совпадает ни с одним из видов общественной культуры и содержит как духовные, так и материальные компоненты), а право представляет собой существенную, важнейшую общественную ценность — элемент цивилизации.

Правовая культура — это состояние правосознания, законности, совершенства законодательства и юридической практики, выражающее утверждение и развитие права как социальной ценности, то есть своего рода «юридическое богатство» общества (проф. С.С. Алексеев).

Проф. В.В. Лазарев отмечает, что можно выделить четыре разновидности проявлений правовой культуры: правовые идеи, правовые нормы и институты, правовые поступки, правовые учреждения. Эти проявления правовой культуры являются, по существу, и сферами ее действия.

В целом возможна оценка правовой культуры, как и культуры вообще, по ее уровню, который определяется, прежде всего, уровнем развития компонентов правовой системы.

При этом оцениваются:

а) уровень общественного и индивидуального правосознания, в том числе уровень развития юридической науки и юридического образования;

б) уровень законности;

в) уровень совершенства законодательства;

г) уровень совершенства юридической практики, прежде всего практики судебной, то есть состояние правосудия в обществе.

Данные уровни можно расценивать как элементы правовой культуры.

В правовой культуре можно выделять также общечеловеческий и национальный компоненты.

По видам правовую культуру можно разделить, на правовую культуру общества в целом и правовую культуру индивида, а также правовые культуры социальных общностей (классов, наций, народа) и цивилизаций.

ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ: ПОНЯТИЕ, ВИДЫ И МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ

В отечественной юриспруденции проблема правомерного поведения интенсивно стала разрабатываться не столь давно (примерно в 70-е – 80-е годы XX в.), когда в советском обществе стала насущной задача повышения правовой активности его членов. Традиционным же объектом внимания правоведов всегда было поведение неправомерное, и это вполне объяснимо, поскольку право имеет дело прежде всего с отклоняющимся от нормы поведением. (Поэтому, характеризуя правомерное поведение, следует всегда «держать в уме» детально разработанные характеристики и конструкции неправомерного поведения и использовать их.) Приступая к анализу правомерного поведения, следует сразу определиться с тем, что в юриспруденции понятие поведения ограничено деяниями, выраженными вовне — действиями, бездействием или вербально, то есть словесно (например, оскорбление словом). В философии же, психологии деятельность человека понимается более широко: как любая активность, в том числе и внутренняя, мыслительная деятельность.

Итак, право реагирует лишь на деятельность человека, выраженную вовне. Однако и здесь существует определенное ограничение. Дело в том, что поведение относительно права может быть правомерным, неправомерным (противоправным) и юридически нейтральным (индифферентным, безразличным).

Последнее правом не регулируется и правовых последствий не вызывает. Ведь, как известно, право не проникает (и не должно проникать) в некоторые сферы общественной жизни. Правомерное и неправомерное поведение являются юридически значимыми разновидностями поведения и могут быть объединены в одно явление — правовое поведение.

Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое поведение), имеет две стороны — объективную и субъективную.

Объективную сторону правомерного поведения можно рассматривать на основе тех же элементов (категорий), что и объективную сторону противоправного поведения. Речь идет о поведении, определенном результате и причинной связи между ними, только у правомерного поведения все идет со знаком «плюс», то есть поведение и его результат должны быть социально полезны, во всяком случае, не вредны для общества.

Субъективная сторона правомерного поведения, как и субъективная сторона противоправного поведения, характеризуется интеллектуально-волевым отношением субъекта к своему деянию и его последствиям. Однако если для субъективной стороны правонарушения характерно специфическое интеллектуально-волевое состояние правонарушителя, которое именуется виной, то для поведения законопослушного субъекта характерна иная мотивация. И в зависимости от характера последней можно проводить деление правомерного поведения на виды. Так, в качестве первого вида можно назвать правомерное поведение, при котором субъект осознает необходимость, обоснованность, справедливость требований правовых норм, осознает полезность своего поведения и желает наступления социально полезного результата. Таким образом, для данного вида правомерного поведения характерно сознательное отношение субъекта к праву и своему поведению.

Вторым видом правомерного поведения с точки зрения его субъективной стороны является конформное (или конформистское) поведение, когда субъект подчиняет свое поведение правовым предписаниям лишь по той причине, что «так делают все». Этот вид правомерного поведения характерен для социальных групп с недостаточно развитыми правовой культурой и правосознанием (например, для несовершеннолетних).

И третий вид — это когда субъект исполняет и соблюдает правовые требования под угрозой мер государственного принуждения или уже в результате их применения. В литературе справедливо отмечается, что это «ненадежный»

вид правомерного поведения. В случае ослабления контроля со стороны государства здесь вполне вероятно изменение поведения с правомерного на неправомерное.

По объективной стороне правомерное поведение можно подразделить на два вида:

а) необходимое (желательное);

б) социально допустимое.

В качестве примера последнего можно назвать такое нежелательное, но тем не менее социально допустимое явление (и поведение), как супружеские разводы.

Итак, правомерным можно назвать такой вариант правового поведения, который, будучи общественно необходимым, желательным или социально допустимым, осуществляется в соответствии с правовыми предписаниями (не выходит за рамки дозволенного законом) и поддерживается возможностью государственной защиты.

Общий механизм формирования правомерного поведения складывается из трех взаимосвязанных подсистем — юридического («специально-юридического») механизма, психологического механизма и социального механизма.

Обособить их можно только в теоретическом плане: с той целью, чтобы отдельно проанализировать специально-юридические, психологические и общесоциальные закономерности правового регулирования. Реально же эти механизмы очень тесно связаны и, по существу, являются сторонами единого механизма — механизма формирования правомерного поведения.

Юридический механизм действует путем установления правовыми средствами определенного социального статуса субъектов и формирования особой социальной структуры — правовых связей и зависимостей (правовых отношений), что и вызывает к жизни фактическое правомерное поведение их участников.

Однако для того, чтобы юридический механизм сработал, субъекты должны осознать свое особое социально-правовое положение (свои юридические права и обязанности), воспринять информационно-властное воздействие юридических норм и в соответствии с этим построить свое волевое поведение. Другими словами, правовые предписания прежде, чем воплотиться в конкретном, фактическом правомерном поведении, должны пройти «через головы», то есть через сознание и волю людей. И здесь уже работает психологический механизм действия права.

Значение социального механизма действия права состоит в том, что и юридический, и психологический механизмы всегда действуют в определенной социальной среде, которая оказывает на них самое разнообразное влияние. Так, субъект конкретного правоотношения является участником не только этого правоотношения, но и одновременно — множества других правовых и неправовых социальных связей и зависимостей. И каждое из отношений в своей мере влияет на поведение человека. Не случайно в теории марксизма личность определяется как совокупность общественных отношений.

ПРАВОНАРУШЕНИЕ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

Правонарушение является основным видом неправомерного поведения (другой вид которого — объективно противоправное деяние) и, соответственно, оно является разновидностью правового (то есть юридически значимого) поведения, поскольку относительно последнего неправомерное поведение (наряду с правомерным) выступает как его вид.

Правонарушению присущи следующие признаки:

1) правонарушение — это всегда деяние и только деяние, то есть действие, бездействие или вербальное (словесное) поведение. Не могут быть правонарушением мысли, убеждения, намерения, если они не нашли своего выражения вовне. Человек не существует для закона помимо своего поведения. На это обращал внимание еще Гегель;

2) правонарушение — это деяние, которое опасно для общества, наносит ему вред. Здесь нужно отметить, что право практически невозможно нарушить, не посягая на конкретные общественные отношения. Правонарушение (вопреки буквальному толкованию этого термина) самим нормам закона урона и ущерба не причиняет. Оно вредно или опасно только для конкретных прав и охраняемых законом интересов в индивидуальных общественных отношениях. При нарушениях права страдают определенные люди, их объединения, организации, правовые же нормы продолжают действовать и считаются обязательными;

3) правонарушение — это деяние противоправное, то есть такое деяние, совершение которого правом запрещено в той или иной форме (прямой запрет, возложение юридической обязанности совершить позитивное действие, установление наказуемости деяния и др.). Противоправность есть отражение в праве общественной вредности деяния;

4) правонарушение — это всегда деяние виновное: без вины нет правонарушения. Вина — это особое психическое отношение правонарушителя к своему деянию и его последствиям.

Итак, правонарушение — это общественно опасное противоправное виновное деяние.

Правонарушения принято делить по степени общественной опасности на преступления (уголовные правонарушения) и проступки. Проступки, в свою очередь, делят на административные, гражданские (гражданско-правовые нарушения) и дисциплинарные. Можно выделить также группу процессуальных правонарушений (нарушений норм процессуального права).

Административные правонарушения можно поделить на два вида:

а) неисполнение позитивных юридических обязанностей, вытекающих из норм административного права;

б) нарушение административно-правовых запретов, установленных Кодексом об административных правонарушениях.Различие их в том, что первые являются «чисто» административными правонарушениями, а вторые по своей природе аналогичны уголовным правонарушениям и отличаются от них лишь меньшей степенью общественной опасности.

Дисциплинарные проступки представляют собой нарушения юридических обязанностей, связывающих правонарушителя трудовой, служебной, воинской, учебной дисциплиной.

Гражданское правонарушение (деликт) в литературе определяется как «причинение неправомерными действиями вреда личности или имуществу гражданина, а также причинение вреда организации, заключение противозаконной сделки, неисполнение договорных обязательств, нарушение права собственности, авторских или изобретательских прав и других гражданских прав»

(проф. О.Э. Лейст). Здесь, на наш взгляд, следует подчеркнуть виновность неправомерного поведения правонарушителя.

Преступления — наиболее опасные для общества правонарушения.

Действующий Уголовный кодекс Российской Федерации (ст. 14) дает следующее определение преступления: «виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания».

ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

Юридическая ответственность, с одной стороны, представляет собой вид общесоциальной ответственности, другие виды которой возникают уже на основе иных социальных норм — политических, норм морали, корпоративных норм и др. С другой стороны, юридическая ответственность является разновидностью мер правового принуждения, причем наиболее острой разновидностью, в наибольшей степени затрагивающей правовое положение субъекта.

Признаки юридической ответственности:

1. Имеет ретроспективный характер, то есть представляет собой реакцию на уже состоявшееся поведение, на поведение прошлое (или, во всяком случае — длящееся). Субъект не может нести юридическую ответственность за свое поведение в будущем.

2. Поведение, лежащее в основе юридической ответственности, должно быть особым, а именно — содержать признаки правового нарушения. В частности, быть виновным поведением. Без вины не может быть и юридической ответственности.

3. Юридическая ответственность всегда связана с государственным и общественным осуждением (негативной оценкой) поведения правонарушителя.

Именно поэтому, например, приговор по уголовному делу выносится от имени государства.

4. Имеет штрафной характер. Суть этого признака в том, что у правонарушителя в результате совершенного им деяния возникают новые юридические обязанности (которых до правонарушения не было). Правонарушение есть юридический факт, который вызывает появление особого охранительного правоотношения (между правонарушителем и государством), в рамках которого эти обязанности и возникают.

5. Юридическая ответственность имеет характер претерпевания. Всякая юридическая обязанность есть обременение, но в результате правонарушения возникают особые обязанности — претерпеть лишения личного, имущественного и другого плана.

6. Порядок возложения юридической ответственности регламентируется правом, то есть закон устанавливает определенные процедурные формы этого процесса.

Если учесть названные признаки, то юридическую ответственность не следует отождествлять ни с правоотношением (охранительным), ни с особой юридической обязанностью. Ведь в тех случаях, когда правонарушение государством не замечено или не установлен (или не разыскан) правонарушитель, последний никаких лишений не несет и ничего не претерпевает (напротив, он может пользоваться благами совершенного правонарушения). Поэтому точнее полагать, что юридическая ответственность — это не сама обязанность, а процесс ее реализации в охранительном правоотношении.

Хотя по поводу момента возникновения юридической ответственности имеются и другие точки зрения:

а) она возникает вместе с охранительным правоотношением сразу после совершения правонарушения;

б) возникает после вынесения основного правоприменительного акта (приговора, решения), в котором фиксируются все необходимые для наступления юридической ответственности моменты.

Юридическая ответственность выполняет штрафную (карательную) и правовосстановительную функции. Проф. О.Э. Лейст в этой связи говорит не о двух функциях, а о двух типах юридической ответственности: штрафной, которая объединяет уголовную, административную и дисциплинарную ответственность, и правовосстановительной (гражданско-правовая и материальная ответственность).

Традиционным является деление юридической ответственности на уголовно-правовую, административно-правовую, дисциплинарную, гражданскоправовую, материальную ответственность работников. При этом надо заметить, что:

а) видов ответственности меньше, чем отраслей права;

б) за нарушение норм права различных отраслей может применяться ответственность одного и того же вида;

в) в пределах одной отрасли могут существовать различные виды ответственности (например, дисциплинарная и материальная в трудовом праве).

Таким образом, можно заметить, что в основе данной классификации ответственности лежит не отраслевой признак. Объясняется это тем, что деление отраслей в системе права происходит по характеру регулятивных норм, а ответственность непосредственно связана с охранительными нормами, которые имеют другую природу и действуют по своим закономерностям. В частности, допускают универсальный характер санкций.

В юридической литературе одно время отстаивался взгляд на то, что кроме ретроспективной юридической ответственности (за состоявшееся правонарушение), существует перспективная юридическая ответственность — ответственность за будущее поведение субъекта. При этом подчеркивался ее позитивный характер — в том же смысле, когда говорят о человеке, что он «ответственно», то есть добросовестно относится к своим обязанностям. Однако большинство правоведов эту позицию не поддержали, справедливо указывая, что в «позитивной» ответственности, по существу, нет юридического содержания: это, скорее, ответственность общесоциального либо этического плана.

ОСНОВАНИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ. ВИНА И ЕЕ ФОРМЫ. КАЗУС

В самом общем плане можно сказать, что основанием юридической ответственности является правонарушение. Здесь действует принцип: без правонарушения нет юридической ответственности. Однако для полного и точного определения круга явлений и обстоятельств, наличие или отсутствие которых требуется установить в каждом конкретном случае возложения юридической ответственности, в юриспруденции существует специальная конструкция — «состав правонарушения».

Если исходить только из терминологического, словесного обозначения этой юридической конструкции, то можно подумать, что она служит раскрытию внутренней стороны правонарушения, характеристике элементов самого правонарушения. Однако если проанализировать тот круг явлений, которые в качестве своих элементов охватывает «состав правонарушения», то можно понять, что данная конструкция имеет совсем другое назначение, а именно — указать на круг явлений, необходимых и достаточных для возложения юридической ответственности. То есть она — это своего рода инструмент в руках правоприменителя, служащий в каждом конкретном случае установлению оснований юридической ответственности субъекта.

Традиционно в состав правонарушения в качестве его элементов включают:

а) субъект правонарушения;

б) объект правонарушения;

в) субъективную сторону правонарушения;

г) объективную сторону правонарушения.

Из этого состава элементами самого правонарушения можно считать только субъективную и объективную стороны. А, например, объект правонарушения, будучи элементом состава правонарушения как особой юридической конструкции, к элементам самого правонарушения не относится: объект (которым принято считать общественные отношения) противостоит правонарушению и потому находится за его пределами.

На основе такого элемента состава правонарушения, как «субъект правонарушения», решается вопрос о деликтоспособности лица, совершившего виновное общественно опасное противоправное деяние. Деликтоспособность — это специальная дееспособность: юридическая способность лица к реализации обязанностей, связанных с юридической ответственностью. Дело в том, что, например, в гражданском праве указаны разные условия для наступления общей дееспособности физических лиц и их деликтоспособности. А в уголовном праве дееспособность субъектов уголовного права и есть их деликтоспособность.

Объективная сторона правонарушения — это то, чем правонарушение проявляет себя вовне.

В объективную сторону включают:

а) противоправное деяние;

б) его общественно вредные последствия;

в) причинную связь между деянием и наступившими последствиями.

Важнейшим элементом субъективной стороны правонарушения (наряду с мотивом и целью) является вина. Без вины нет правонарушения и не должно быть юридической ответственности. Возложение юридической ответственности без вины называется объективным вменением, которое нельзя допускать.

На это прямо указывает ст. 5 Уголовного кодекса Российской Федерации, которая этот момент формулирует как принцип уголовного права.

На наличие вины как на условие ответственности указывает и ст. 401 Гражданского кодекса РФ. А то, что в теории гражданского права именуется «безвиновной» гражданско-правовой ответственностью, на самом деле является гражданско-правовыми мерами защиты, которые от ответственности отличают как основание возникновения (объективно противоправное деяние), так и назначение (восстановление прежнего положения).

Вина представляет собой психическое отношение правонарушителя к своему общественно вредному противоправному деянию, а также к последствиям этого деяния, и характеризуется особым состоянием интеллекта и воли правонарушителя, выражающим его негативное отношение к ценностям общества.

Устанавливая вину условием юридической ответственности и негативно оценивая поведение правонарушителя, государство исходит из свободы воли субъекта и возможности выбора им того или иного варианта поведения.

Виной признаются особые состояния интеллекта и воли субъекта в виде (форме) умысла или неосторожности, которые различаются по характеру интеллектуального и волевого моментов.

Умышленная форма вины имеет место, когда субъект осознает общественную вредность (опасность) своего деяния, предвидит наступление общественно вредных (опасных) последствий и желает их наступления (прямой умысел) или сознательно их допускает (косвенный умысел).

Неосторожная форма вины отличается от умысла тем, что правонарушитель не осознает общественной опасности своего поведения. В теории уголовного права различают две разновидности неосторожной формы вины — преступную самонадеянность и преступную небрежность. При противоправной самонадеянности лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение.

В случае противоправной небрежности лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своего поведения, но при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

Субъект может совершить общественно вредное (опасное) деяние невиновно, когда, например, имеет место казус (случай). При казусе обстоятельства дела таковы, что лицо не могло осознавать общественной вредности (опасности) своего поведения, не предвидело возможности наступления общественно вредных (опасных) последствий и по обстоятельствам дела не должно было и не могло их предвидеть. Казус следует отличать от непреодолимой силы, которая тоже исключает вину правонарушителя.

Непреодолимая сила («форс мажор») — чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях событие (например, стихийное бедствие).

–  –  –

ПРАВОВАЯ СИСТЕМА: ПОНЯТИЕ, ЭЛЕМЕНТЫ.

ТИПОЛОГИЯ ПРАВОВЫХ СИСТЕМ

В отечественной юриспруденции вопросы правовой системы общества стали интенсивно разрабатываться в конце 1970-х – начале 1980-х годов.

Правоведы отметили, что к этому времени в юридической науке сложилась ситуация, когда аналитические разработки в праве перешагнули через наличные теории и накопленный теоретический материал в них уже не укладывается.

Другими словами, возникла насущная потребность в синтезе правовой мысли, в объединении накопленных знаний и создании целостной, системной картины правового регулирования.

Научное решение отмеченной проблемы возможно лишь на основе общей теории систем, которая в методологическом плане имеет название системного подхода. Понятие «правовая система» должно быть результатом системного подхода ко всей правовой действительности как к единому объекту, результатом проекции на правовую действительность системных категорий, прежде всего понятия «система». В итоге такого подхода должны быть отсечены ненужные, лишние компоненты и отношения правовой реальности и сформированы необходимые новые, отвечающие системной природе нового образования.

Критерием отбора элементов в правовую систему является ее непосредственная цель — правовое регулирование поведения.

Понятие «правовая система» относится к разряду предельно широких юридических понятий (категорий), таких же, как «правовая надстройка», «правовая действительность (реальность)» и др. И в этом плане правовую систему следует отличать от системы права. Понятие «система права» предназначено для того, чтобы раскрыть внутреннюю сторону объективного права, охарактеризовать его состав (элементы) и структуру (целесообразные связи между элементами). Когда же мы говорим о правовой системе, то объективное право само входит в нее в качестве элемента, хотя и особого.

Особая роль объективного права в правовой системе состоит в том, что все остальные элементы правовой системы «вытекают» из объективного права в процессе правового регулирования и так или иначе связаны с ним.

Элементами правовой системы является все то, что необходимо для процесса правового регулирования. Однако иногда круг элементов правовой системы авторы необоснованно расширяют. Так, проф. Бабаев полагает, что в правовую систему входит «все, что имеет правовую (юридическую) окраску».

Однако юридическую окраску (то есть отношение к праву) имеют и правонарушения, однако это не означает, что правонарушаемость (в том числе и преступность) нужно относить к элементам правовой системы. Не все, что находится внутри объекта, является его элементам. Элемент — это необходимая, функциональная единица системы. А необходимая и достаточная совокупность элементов системы называется ее составом.

Надо заметить, что нет оснований относить к элементам правовой системы правовые понятия и юридическую науку в целом. Правовая система для науки выступает как объект отражения, а значит находится за ее пределами.

Перечислить все без исключения элементы правовой системы достаточно сложно, да в этом и нет особой необходимости. Здесь важен сам принцип отбора явлений в правовую систему. В нее должно войти все из мира правовых явлений, что необходимо для нормального процесса правового регулирования.

Правовая система представляет собой совокупность взаимосвязанных правовых средств, необходимых и достаточных для правового регулирования поведения. Разумеется, что это — нормы права, правоотношения, юридические факты, правовые акты (нормативные и индивидуальные), законность, правосознание, правовая культура, правосубъектность, меры правового принуждения и др.

Наряду с составом (совокупностью необходимых и достаточных элементов) другой стороной правовой системы является ее структура — целеесообразные связи между элементами, которые проявляют себя через взаимодействие элементов.

Задолго до разработки в отечественной юриспруденции системной картины правового регулирования на основе системного подхода понятие «правовая система» использовалось в компаративистике (науке сравнительного права) для исследования общего и особенного в правовых регуляторах отдельных государств. При этом для сравнения избирались определенные стороны (параметры) национальных правовых систем — источники права, особенности построения объективного права (структура права), правовая идеология и юридическая практика. В этой связи некоторые наши правоведы при разработке отечественной теории правовой системы свели к названным явлениям весь набор элементов (состав) правовой системы, что, разумеется, неверно. Здесь произошло смешение хотя и связанных, но, тем не менее, различных проблематик. Проблема сравнения национальных правовых систем и проблема создания теории системы правового регулирования (правовой системы) — это все-таки разные проблемы.

В настоящее время в мире насчитывается около двухсот национальных правовых систем. Национальные, то есть индивидуальные правовые системы каждого государства, объединяются в правовые семьи — общего права, романогерманскую, обычно-традиционную, мусульманскую, индусскую. Иногда выделяется славянская правовая семья. В рамках той или иной правовой семьи возможно выделение групп правовых систем. Так, внутри романо-германской правовой семьи выделяют группу романского права (Франция, Италия, Бельгия, Испания, Швейцария, Португалия, Румыния, право латиноамериканских стран, каноническое или церковно-католическое право) и группу германского права (ФРГ, Австрия, Венгрия, скандинавские страны и др.). Внутри англосаксонской правовой семьи различают английскую правовую систему, правовую систему США и право бывших англоязычных колоний Великобритании.

Классическими правовыми семьями является семья общего права и романогерманская (континентальная).

Для правовой семьи общего права характерно преобладание в качестве источника права судебного прецедента и отсутствие кодифицированных отраслей права. Основные принципы в организации этой правовой семьи сложились в Англии в XIII в. и сохранились до сих пор.

Исторические корни романо-германской правовой семьи относятся к римскому праву (I в. до н.э. — VI в. н.э.). В качестве основного источника она использует писаное право, то есть юридические правила (нормы), сформулированные в законодательных актах государства.

Традиционные правовые системы построены на обычном праве (Япония, государства Тропической Африки и др.).

Религиозные правовые системы — мусульманская и индусская правовые семьи. В основе религиозной правовой системы лежит определенное вероучение. Так источниками мусульманского права являются Коран (священная книга ислама, состоящая из высказывании пророка Магомета) сунна (священное предание о жизни пророка) и иджма (комментарии ислама, составленные его толкователями).

ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

–  –  –

Формат 60*90/16. Бумага газетная. Гарнитура New Roman. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 9,5. Уч.-изд. л. 9,63. Тираж 400 экз. Заказ № Научно-исследовательский центр дистанционных образовательных технологий Института социальных и гуманитарных знаний (НИЦ ДОТ ИСГЗ) 420012, г. Казань, ул. Достоевского, д. 10.

Отпечатано в полном соответствии с качеством предоставленных материалов в типографии ОАО «Щербинская типография».

Pages:     | 1 | 2 ||



Похожие работы:

«Глава 1 Представление, измерение и преобразование информации 1.1. Системы счисления Под системой счисления понимается спосоо представления любо­ го числа с помощью некоторого алфавита символов,...»

«DOI: 10.15393/j9.art.2012.366 И. А. Есаулов Москва ФРЕЙДИСТСКИЕ КОМПЛЕКСЫ СОВЕТСКО-ПОСТСОВЕТСКОГО ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ В ИЗУЧЕНИИ ЕВАНГЕЛЬСКОГО ТЕКСТА РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ1 i. a. esaulov moscow FREUDIAN COMPLEXES OF SOVIET AND POST-SOVIET PHILOLOGY IN ST...»

«0 BLIZZARD ENTERTAINMENT Кодекс правителя Райан Квинн Посланница орков с иссеченным шрамами лицом поднималась в гору, к вратам Верховного Молота, с трудом карабкаясь по каменным ступеням, которые были ей по пояс. Огры останавливали...»

«Цели освоения дисциплины 1. Целью освоения дисциплины "Маркетинг" является формирование у студентов навыков о маркетинге как о концепции внутрифирменного управления и целостной системе организации предпринимательской деятельно...»

«Учетная политика для целей УСН Параметры учетной политики для целей УСН в программе указываются на закладке УСН формы Учетная политика для системы налогообложения Упрощенная Объект налогообложения и ставка налога В соответствии со ст. 346.14 НК РФ объектом налогообложения при применении УСН признаются: доходы; доходы, уменьшенные н...»

«МиМ: ЭЗОТЕРИКА ТЕКСТА Глава четвёртая. Погоня ГЛАВА 4 Погоня Аркан 4. Наименование: Император. Буква евр. алф. (двойная): Далет. Иероглиф: Грудь (кормящая). Числовое значение: 4. Гностический символяриум: Форма; Огонь; Власть; П...»

«1 СОДЕРЖАНИЕ Введение 3 1. Общие сведения 3 2. Требования по технике безопасности 4 2.1 Требования к рабочему месту 5 2.2 Дополнительные меры безопасности 5 2.3 Опасности при эксплуатации станка 5 2.4 Требования к заготовке 6 2.5 Условия нормальной эксплуатации станка 6 3. Основные параметры 6 4. Комплект поставки 7 5. Устройство станка, электрическ...»

«Содержание 1. Общие положения 1.1 Основная образовательная программа бакалавриата, реализуемая Московской Государственной Академией Водного Транспорта по направлению подготовки Управление водным транспортом и гидрографическое обеспечение судоходства и профилю подготовки Управление транспортными системами и логистическим сервисом на вод...»

«ОАО "Мобильные Телесистемы" Тел. 8-800-250-0890 www.tula.mts.ru Smart Nonstop БЕЗЛИМИТНЫЙ интернет БЕЗЛИМИТНЫЕ звонки Федеральный номер Авансовый метод расчетов по всей России Тариф открыт...»

«ПОРЯДОК РАБОТЫ С ТАХЕОМЕТРОМ Для записи данных в прибор, вы должны создать или открыть проект. Предостережение Перед началом работы с прибором, первым делом проверьте настройки проекта. Создание нового проекта 1. Нажмите [MENU] чтобы открыть экран МЕНЮ.2. Нажмите [1] чтоб...»

«Лекция 3. Для рассмотрения знания и познания как объективаций необходимо изучить знаковую ситуацию со стороны ее онтологических характеристик. Сейчас я начну с краткого описания некоторых существенных особенностей объективации знания и познания. В феноменах знания...»

«ПАРАЗИТОЛОГИЯ, 28, б, 1994 УДК 576.895.425 : 591.477.13 ©1994 МОРФОЛОГИЯ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫХ СЕТ ПРИДАТКОВ ТЕЛА У КРАСНОТЕЛКОВЫХ КЛЕЩЕЙ СЕМЕЙСТВА TROMBICULIDAE С. А. Леонович На основании данных электронно-микроскопического исследования проведен морфофункциональный анализ сет, имеющих важное значение в диагностике личинок тромбикулид. Обсуждаютс...»

«1 Палм Кост Лучшее место для жизни. Национальный журнал “Where to Retire” назвал Palm Coast одним из лучших мест в США для жизни людей выходящих на пенсию. Журнал ежегодно присваивает рейтинг лучшим 15-ти регионам и городам для жизни людей пенсионного...»

«Измерительный прибор п 321паспорт инструкция 25-03-2016 1 Не прорванное начинание это неразумно забитая относительность. Выдирание догадавшегося хобби врассыпную монополизированной бациллы затрудненно не проскал...»

«Утверждено приказом Генерального директора Публичного акционерного общества "Санкт-Петербургская биржа" №117 от "24" ноября 2015 г. Регламент репозитарной деятельности Публичного акционерного общества "Санкт-Петербургская биржа" Оглавление РАЗДЕЛ 1. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕ...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение города Москвы средняя общеобразовательная школа № 479 имени дважды Героя Советского Союза Маршала В.И. Чуйкова Модель ученического самоуправления Москва 2013 Ученическое самоуправление форма организации жизнедеятельности коллекти...»

«ОООЧемпионАвто 194356 г.Санкт-Петербург, Выборгское ш., д.5, копр.1; тел.8 (812)235-66-60 ИНН 7802785691/780201001,р/сч 40702810732280000007, БИК 044030786, Ф-л "Санкт-Петербургский" ОАО "Альфа-Банк", г. Санкт-Петербург УТВЕРЖДАЮ Генеральный директор ООО "Чемпион-Авто" г. Санкт-Петербург З...»

«СПОСОБЫ И ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ ПРОДУКЦИИ: Перед применением данной продукции, прочитайте полностью данную инструкцию. Мы хотим еще раз напомнить некоторые важные моменты на которые вы обязательно должны обратить внимание п...»

«2 СОДЕРЖАНИЕ 1. ТРЕБОВАНИЯ К РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММЫ ДИСЦИПЛИНЫ 1.1. Цель и задачи дисциплины 1.2. Требования к уровню освоения дисциплины 2. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ 2.1. Содержание учебной дисциплины 2.2. Объем учебной дисциплины и виды учебной работы 2.3. Распределение учебного времени по разд...»

«УТВЕРЖДЕНО Президентом Закрытого акционерного общества "СанктПетербургская Международная Товарно-сырьевая Биржа" 28 июля 2010 г. (Приказ № 125) с изменениями и дополнениями от 10 августа 2010 г. (Приказ № 134), 20 сентября 2010 г. (Приказ № 165) С.В. МАСЛОВ СПЕЦИФИКАЦИЯ БИРЖЕВОГО ТОВАРА, контролером поставки по к...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.