WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:     | 1 || 3 |

«ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ ЗНАНИЙ БИБЛИОТЕКА СТУДЕНТА-ЗАОЧНИКА 0061.03.01 ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА 3-е издание, ...»

-- [ Страница 2 ] --

По мнению проф. Л.И. Спиридонова, существует генеральная функция государства (реализация общих дел, обеспечивающих объективные предпосылки человеческого существования), которая реализуется в его внешних и внутренних функциях. К числу внешних он относит военную (она может быть в зависимости от характера государства функцией обороны или агрессии), функции внешнеполитических, экономических и культурных связей и экологическую функцию, обеспечивающую международное сотрудничество в деле сохранения окружающей среды.

К числу внутренних автор, в частности, относит функцию обеспечения общественного порядка (охрана предпосылок существования человека); экономическую (регулирование рынка, разработка и обеспечение общенациональных экономических программ и т.п.); культурную (развитие образования, науки, учреждений культуры); социальную; фискальную (сбор налогов как главного источника финансирования всей государственной деятельности).

К внутренним функциям современного российского государства в литературе (Л.А. Морозова) относят следующие:

- функцию обеспечения народовластия;

- экономическую функцию;

- социальную функцию;

- функцию налогообложения и финансового контроля;

- экологическую функцию;

- функцию охраны прав и свобод граждан, обеспечения законности и правопорядка.

К внешним функциям:

- функцию интеграции в мировую экономику;

- обороны страны;

- поддержки мирового правопорядка;

- сотрудничества с другими государствами в решении глобальных проблем современности.

ВЛАСТЬ И ЕЕ ВИДЫ. ОСОБЕННОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

Власть в самом общем виде представляет собой способность (свойство) некоего субъекта (индивида, коллектива, организации) подчинять себе волю и поведение другого субъекта (индивида, коллектива, организации) в своих собственных интересах или в интересах других лиц.

Как явление власть характеризуется следующими признаками:

1. Власть есть явление социальное, то есть общественное.

2. Власть является атрибутом (неотъемлемым компонентом) общества на всех этапах его развития. (Поэтому, кстати, не корректно такое, встречающееся в литературе, словосочетание, как «социальная власть», ибо власть всегда социальна). То обстоятельство, что власть является постоянным спутником общества, объясняется тем, что общество представляет собой сложноорганизованную систему (социальный организм), которая постоянно нуждается в управлении, то есть в процессе упорядочения, направленном на поддержание системы в нормальном, работоспособном состоянии — состоянии функционирования.

С точки зрения генезиса (происхождения) именно необходимость управления обществом обусловливает в нем присутствие такого феномена, как власть.

Но не наоборот, когда предполагается, что упорядочение социальных процессов стало происходить потому, что в обществе появилась власть и ее носители.

При этом следует отметить, что власть есть средство именно социального управления, поскольку управление может быть не только социальным, но и, в частности, техническим, то есть управлением технической системой (например, автомобилем). Таким образом, управление — явление более широкое, чем власть, которая представляет собой явление сугубо социальное. Суть этого момента более полно раскрывается в следующем признаке власти.





3. Власть может существовать и функционировать лишь в рамках общественного отношения, то есть такого отношения, которое существует между людьми (индивидами, их коллективами, иными социальными образованиями).

Не может быть отношения власти между человеком и вещью или между человеком и животным (даже если животное находится в собственности хозяина и он может распорядиться его судьбой). Обусловлено это качество уже следующей характерной особенностью власти.

4. Осуществление власти всегда представляет собой интеллектуальноволевой процесс, когда властный импульс, исходящий от властвующего субъекта, прежде чем детерминировать (обусловить, определить) волю и поведение подвластного, должен быть осознан последним, воспринят его сознанием.

По этой причине не могут быть субъектами отношения власти и подчинения люди с деформациями сознания и воли.

5. Общественные отношения, в рамках которых существует и реализуется власть, являются разновидностью общественных отношений и имеют название властеотношений. Властеотношение всегда представляет собой двустороннее отношение, один из субъектов которого является властным (властвующим) субъектом, а другой — подвластным. С точки зрения общесоциальной оба они являются именно субъектами, то есть людьми, наделенными сознанием и волей, однако в конкретном властеотношении подвластный субъект выступает как объект властного воздействия властвующего субъекта.

6. Важнейшим признаком власти является то, что она всегда базируется на силе. Именно наличие силы определяет положение того или иного субъекта в качестве властвующего. Сила власти может иметь различную природу: это может быть физическая сила, сила оружия (дубины, ружья, атомной бомбы), сила интеллекта, сила авторитета, убеждения, эстетического воздействия (сила красоты) и т.п. В этой связи не следует путать силу с насилием: «авторитет силы»

и «сила авторитета» — это все-таки разные вещи. Насилие предполагает воздействие на субъекта вопреки его воле посредством физического принуждения или под угрозой такого принуждения. При этом понятие «принуждение» по объему шире понятия «насилие». Принуждение не всегда связано с насилием:

оно может иметь косвенный характер и в своей основе предполагает определенную зависимость воли подвластного от воли властвующего. Однако такую зависимость предполагает и убеждение. Тогда в чем их различие? Думается, характерной особенностью процесса принуждения является то, что подвластный осознает, что под влиянием власти он действует вопреки своим собственным интересам и ценностным ориентациям. В случае же убеждения подвластный полагает, что предлагаемый властным субъектом вариант поведения отвечает интересам обоих, укладывается в систему ценностей подвластного.

7. Из-за того, что власть может иметь место только в сознательно-волевом отношении и всегда предполагает подчинение воли подвластного воле властвующего субъекта, отсутствие такого подчинения в конкретном отношении означает и отсутствие в этом отношении власти. Говоря другими словами, сознательное подчинение является условием наличия власти в данном конкретном отношении над данным конкретным субъектом.

Существуют различные виды власти.

Власть можно классифицировать по различным основаниям.

Например, с точки зрения ее социального уровня можно различать:

а) власть в масштабе всего общества;

б) власть внутри того или иного коллектива (организации);

в) власть в отношении между двумя индивидами.

Власть можно поделить также на политическую и неполитическую.

Политической является та власть, которая способна выступить средством решения политических задач, то есть средством реализации, защиты интересов больших социальных групп. Разновидностями политической власти являются власть одной социальной группы (общности) над другой (например, господство одного класса над другим); государственная власть; власть партийная, а также иных политических организаций и движений; власть политических лидеров. Хотя существует точка зрения (проф. Байтин), что власть государственная и власть политическая — это одно и то же явление. Однако такая позиция вряд ли обоснована.

Власть внутри той или иной социальной общности (общества, коллектива, организации и др.) в зависимости от способа организации и властвования может быть демократической или недемократической. Причем это деление касается не только политической власти, но и всякой другой, связанной с управлением коллективами, поскольку демократия может быть и неполитической.

Политическая власть в обществе (и прежде всего это касается государственной власти) может быть легальной (законной) и теневой (скрытой, невидимой, нелегальной). Носителями последней могут быть неформальные группы в правящей элите, политические секты, мафиозные организации и др. При этом не следует смешивать понятия «легальная власть» и «легитимная власть».

Эти понятия хотя и близки, но не тождественны. Легальность характеризует правомерность существования власти с формально-юридической стороны, без ее этической оценки, а легитимность означает признание власти населением, принятие ее в качестве справедливого и политически оправданного явления.

И может быть даже так, что государственная власть легальна, но не легитимна.

Большой вклад в разработку теории легитимности политического господства (власти) внес известный немецкий политолог, экономист и социолог Макс Вебер (1864–1920 гг.).

Среди неполитических разновидностей власти можно выделить власть семейную (родительскую власть, властные отношения между супругами) как наиболее важную и имеющую давнюю историю.

С точки зрения генетической обусловленности, зависимости в развитии явлений государственная власть первична по отношению к государству. Именно потребность общества (на определенном этапе его развития) во власти с такими свойствами, которые присущи государственной власти, и обусловили появление государства. Государство выступает как носитель государственной власти, как та сила, на которую эта власть опирается, поэтому оно должно быть построено таким образом, чтобы иметь возможность продуцировать власть с особыми свойствами (признаками), то есть ту власть, которую и принято именовать государственной.

Говоря об особенностях государственной власти, ее особых качествах, признаках, следует иметь в виду два обстоятельства: во-первых, тесную, можно сказать неразрывную, связь государственной власти с государством, а вовторых, то, что государственная власть и государство — это все-таки явления разные, нетождественные. Отсюда следует то, что, с одной стороны, признаки государственной власти и государства взаимосвязаны, тесно переплетаются, а с другой — они полностью не совпадают и подходы к их характеристике должны быть различными.

К особым свойствам государственной власти можно отнести следующие:

1. Для государственной власти силой, на которой она базируется, является государство: никакая другая власть подобными средствами воздействия не располагает.

2. Государственная власть публична. В широком смысле публичной, то есть общественной, является всякая власть. Однако в теории государства в эту характеристику традиционно вкладывается иной, специфический смысл, а именно то, что государственная власть осуществляется профессиональным аппаратом, отделенным (отчужденным) от общества как объекта власти.

3. Государственная власть суверенна, что означает ее независимость вовне и верховенство внутри страны. Верховенство государственной власти прежде всего состоит в том, что она выше власти всех других организаций и общностей страны, все они должны подчиняться власти государства.

4. Государственная власть универсальна: она распространяет свою силу на всю территорию и на все население страны.

5. Государственная власть обладает прерогативой, то есть исключительным правом на издание общеобязательных правил поведения — юридических норм.

6. Во времени государственная власть действует постоянно и непрерывно.

ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ

В современном мире разделение властей — характерная черта, признанный атрибут правового демократического государства. Сама же теория разделения властей — итог многовекового развития государственности, поиска наиболее действенных механизмов, предохраняющих общество от деспотизма.

Теория разделения властей была создана несколькими исследователями политики: идея высказывалась Аристотелем, теоретически была развита и обоснована Джоном Локком (1632–1704 гг.), в классическом виде она была разработана Шарлем Луи Монтескье (1689–1755 гг.) и в ее современной форме — Александром Гамильтоном, Джеймсом Мэдисоном, Джоном Джеем — авторами «Федералиста»*.

Основные положения теории разделения властей следующие:

- разделение властей закрепляется конституцией;

- согласно конституции законодательная, исполнительная и судебная власти предоставляются различным людям и органам;

- все власти равны и автономны, ни одна из них не может быть устранена любой другой;

- никакая власть не может пользоваться правами, предоставленными конституцией другой власти;

* Серия статей, выходивших под общим заголовком в ведущих газетах Нью-Йорка в период обсуждения американской Конституции 1787 г., в которых пропагандировалось единство США на федеративной основе.

- судебная власть действует независимо от политического влияния, судьи пользуются правом длительного пребывания в должности. Судебная власть может объявить закон недействительным, если он противоречит конституции.

Теория разделения властей в государстве призвана обосновать такое устройство государства, которое исключало бы возможность узурпации власти кем бы то ни было вообще, а ближайшим образом — любым органом государства. Первоначально она была направлена на обоснование ограничения власти короля, а затем стала использоваться как теоретическая и идеологическая база борьбы против всяких форм диктатуры, опасность которой — постоянная общественная реальность.

Теоретические и практические истоки принципа разделения властей — в Древней Греции и Древнем Риме. Анализ политических структур и форм правления Платоном, Аристотелем и другими античными мыслителями подготовил почву для обоснования этого принципа в эпоху Просвещения.

В Древней Греции Солон, будучи архонтом, создал Совет 400 и оставил ареопаг, которые по своим полномочиям уравновешивали друг друга. Эти два органа должны были, по словам Солона, уподобляться двум якорям, предохраняющим государственный корабль от всяких бурь. Позже, в IV в. до н.э., Аристотель в «Политике» указал на три элемента в государственном строе: законодательно-совещательный орган, магистратуры и судебные органы. Спустя два века видный греческий историк и политический деятель Полибий (210–123 гг.

до н.э.) отметил преимущество такой формы правления, при которой эти составные элементы, противодействуя, сдерживают друг друга. Он писал о легендарном спартанском законодателе Ликурге, установившем форму правления, соединившую «все преимущества наилучших форм правления, дабы ни одна из них не развивалась без меры и не превращалась в родственную ей обратную форму, дабы все они сдерживались в проявлении свойств взаимным противодействием и ни одна не тянула бы в свою сторону, не перевешивала бы прочих, дабы таким образом государство неизменно пребывало бы в состоянии равномерного колебания и равновесия наподобие идущего против ветра корабля».

Теоретическое развитие принцип разделения властей получил в средние века. Прежде всего — в труде «Два трактата о государственном правлении»

(1690 г.) английского философа Джона Локка, который, стремясь предотвратить узурпацию власти одним лицом или группой лиц, разрабатывает принципы взаимосвязи и взаимодействия ее отдельных частей. Приоритет остается за законодательной властью в механизме разделения властей. Она верховна в стране, но не абсолютна. Остальные власти занимают по отношению к законодательной власти подчиненное положение, однако они не пассивны по отношению к ней и оказывают на нее активное воздействие.

Столетие спустя после опубликования «Двух трактатов о государственном правлении» Декларация прав человека и гражданина, принятая 26 августа 1789 г.

Национальным Собранием Франции, провозгласит: «Общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции».

Взгляды Локка теоретически осмыслил и развил в классическую теорию разделения властей (практически в современном ее понимании) французский философ и просветитель Шарль Луи Монтескье (полное имя — Шарль Луи де Секондат, барон Бреда и Монтескье) в главном труде своей жизни — «О духе законов», над которым Монтескье работал 20 лет и который был опубликован в 1748 г. Это сочинение состоит из 31 книги и разделено на 6 частей. Под «духом» законов Монтескье понимал то рациональное, закономерное в них, что обусловлено разумной природой человека, природой вещей и т.д.

Наличие и функционирование системы разделения властей в государстве должно, по замыслу Монтескье, оберегать общество от злоупотреблений государственной властью, узурпации власти и концентрации ее в одном органе или одним лицом, что неминуемо приводит к деспотизму. Основную цель разделения властей Монтескье видел в том, чтобы избежать злоупотребления властью.

«Если, — писал он, — власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как можно опасаться, что этот монарх или сенат станет создавать тиранические законы для того, чтобы также тиранически применять их. Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной.

Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем. Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении, составленном из сановников, из дворян или простых людей, были соединены эти три власти: власть создавать законы, власть приводить в исполнение постановления общегосударственного характера и власть судить преступления или тяжбы частных лиц».

Монтескье принадлежит также развитие положения о системе сдержек различных властей, без которой их разделение не было бы действенным.

Он утверждал: «Необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга». Речь, по существу, идет о так называемой системе сдержек и противовесов, где баланс законодательной, исполнительной и судебной власти определяется специальными правовыми мерами, обеспечивающими не только взаимодействие, но и взаимоограничение ветвей власти в установленных правом пределах.

Большой вклад в творческое развитие идеи сдержек и противовесов и воплощение ее на практике внес американский государственный деятель (дважды бывший президентом США) Джеймс Мэдисон (1751–1836 гг.). Он изобрел такую систему сдержек и противовесов, благодаря которой каждая из трех властей (законодательная, исполнительная и судебная) является относительно равной.

Этот механизм сдержек и противовесов Мэдисона до сих пор действует в США.

Сдержками и противовесами Мэдисон называл частичное совпадение полномочий трех властей. Так, несмотря на то, что Конгресс — законодательный орган, президент может наложить вето на законы, и суды могут объявить акт Конгресса недействительным, если он противоречит Конституции. Судебная власть сдерживается президентским назначением и ратификацией Конгрессом этих назначений на должность в органы судебной власти. Конгресс сдерживает президента своим правом ратифицировать назначения в органы исполнительной власти, и он же сдерживает две другие власти своей властью ассигновать деньги.

Принцип разделения властей воспринят теорией и практикой всех демократических государств. Как один из принципов организации государственной власти в современной России, он был провозглашен Декларацией «О государственном суверенитете Российской Федерации» 12 июня 1990 г., а затем получил законодательное закрепление в ст.

10 Конституции РФ, которая гласит:

«Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

Разделение властей в России заключается в том, что законодательная деятельность осуществляется Федеральным Собранием: федеральные законы принимаются Государственной Думой (ст. 105 Конституции), а по вопросам, перечисленным в ст. 106, — Государственной Думой с обязательным последующим рассмотрением в Совете Федерации; исполнительную власть осуществляет Правительство РФ (ст. 110 Конституции); органами судебной власти являются суды, образующие единую систему, возглавляемую Конституционным Судом РФ, Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ. Согласованное функционирование и взаимодействие всех ветвей и органов государственной власти обеспечивается Президентом РФ (ч. 2 ст. 80 Конституции).

Однако практическое воплощение принципа разделения властей в России идет с большим трудом. Как отмечается в литературе, все готовы признать отдельное существование каждой из трех властей, но никак не их равенство, самостоятельность и независимость. Это отчасти объясняется длительным периодом тоталитарного правления. В истории России не было накоплено какого бы то ни было опыта разделения властей; здесь еще живучи традиции самодержавия и единовластия. Ведь само по себе конституционное разделение властей (на законодательную, исполнительную и судебную) не приводит автоматически к порядку в государстве, а борьба за лидерство в этой триаде обрекает общество на политический хаос. Безусловно, разбалансированность механизма сдержек и противовесов — лишь переходный этап в процессе становления государственности.

Как и у всякой идеи, у теории разделения властей всегда были как сторонники, так и противники. Не случайно Монтескье пришлось в 1750 г. опубликовать блестящую работу под названием «Защита «О духе законов».

Марксизм в оценке классического учения о разделении властей исходил лишь из идеологической подоплеки его возникновения в эпоху первых буржуазных революций. Такой подоплекой можно считать компромисс классовых сил, достигнутый на определенном этапе борьбы буржуазии за политическое господство. Исходя из этого, Маркс и Энгельс отождествили учение о разделении властей с выражением в политическом сознании спора между королевской властью, аристократией и буржуазией из-за господства. Советская доктрина абсолютизировала этот аспект и противопоставила теории разделения властей теорию полновластия Советов, полновластия народа и т.п.

На самом же деле, это было лишь теоретическим прикрытием узурпации государственной власти, тоталитарной сути режима.

Смысл классического учения о разделении властей (в том виде, в каком оно было разработано Монтескье и поддержано Кантом) не следует сводить ни к выражению компромисса классово-политических сил, ни к разделению труда в сфере государственной власти, выражающей народный суверенитет, ни к механизму «сдержек и противовесов», сложившемуся в развитых государственноправовых системах. Разделение властей — это прежде всего правовая форма демократии.

ПОНЯТИЕ ФОРМЫ ГОСУДАРСТВА

Государство как политическая организация, как властная система, пронизывающая все общество, может быть устроено по-разному. Над тем, как наилучшим образом организовать, построить государство, люди бьются, пожалуй, с момента его зарождения. Ибо в государственно-организованном обществе от этого зависят их жизнь и благосостояние. Такие явления, как революции, гражданские войны, напрямую связаны со стремлением людей изменить устройство (строй) государства и общества.

Еще с древних времен, со времен античности устройство государства, его строение выражалось в понятии «форма государства». Нужно отметить, что в философии и юриспруденции того времени категории «форма» вообще придавалось большое значение. Римские юристы говорили: «форма дает бытие вещи».

Существует три основных смысла философской категории «форма»:

- как разновидность чего-либо («формы диктатуры пролетариата»);

- как проявление, выражение чего-либо вовне (внешняя форма);

- как способ устройства, внутренней организации чего-либо (внутренняя форма).

Когда речь идет о форме государства, имеется в виду форма как способ устройства. Однако здесь нужно обратить внимание на одно обстоятельство общефилософского характера.

А именно на то, что за исключением понимания формы как способа выражения вовне (внешней формы) за «формой» всегда стоит какое-либо целостное явление (при этом данное явление в одном отношении может рассматриваться как форма, а в другом - как содержание). А вот за «формой государства» никакого целостного явления нет. То, что обозначается как «форма государства», представляет собой, по существу, лишь набор основных параметров, позиций, которые издавна для характеристики государства представляются главными: исходя из них, государство может быть охарактеризовано как бы наиболее полно.

Доказательством изложенного тезиса является то, что применительно к форме государства не могут быть выделены ее виды, ибо о таковых можно вести речь лишь применительно к целостным образованиям. И, действительно, если обратиться к литературе, то можно заметить, что в ней ведется речь о видах формы правления, о видах формы государственного устройства, о видах политического режима, но никогда о видах формы государства.

В этой связи безосновательно форму правления, форму государственного устройства и политический режим именовать «элементами» формы государства. Ибо элемент — это всегда часть (функциональная единица) какого-либо целого. Перечисленные же явления представляют собой хотя и основные, но весьма разнородные характеристики такой сложной системы, как государство.

Не случайно в теории государства существует позиция, по которой политический режим выносится за пределы формы государства. И надо заметить, что такой подход к истине ближе.

«Форма государства», как уже замечалось, — это достаточно древняя категория государствоведения, которая устраивала мыслителей того времени.

Однако с тех пор и наука в целом, и методология исследования систем в частности ушли далеко вперед. И новейшие знания о системах в изучении и характеристике государства как сложной социальной системы тоже нужно использовать.

Так, с точки зрения современных представлений о системах можно сделать вывод, что «политический режим» характеризует динамическую, функциональную сторону государства: то, как оно действует, властвует, какую политическую атмосферу создает в обществе. Категории же «форма правления» и «форма государственного устройства» имеют непосредственное отношение к характеристике строения государства.

Традиционно на основе понятия «форма правления» проводится анализ высших (верховных) органов государственной власти как целостной подсистемы государства. Как и любая система, подсистема высших органов государства имеет две стороны: состав (совокупность необходимых и достаточных элементов) и структуру (способ целесообразной связи между элементами).

Наряду с анализом состава органов верховной государственной власти и их взаимоотношений друг с другом (структуры), характеристика формы правления традиционно предполагает и характеристику порядка формирования этих органов, степени участия населения в этом процессе.

Под формой государственного устройства понимается административно-территориальная организация государства, характер взаимоотношений между частями государства, а также между центральными и местными органами.

На форму государства влияют разнообразные факторы: тип государства, национальный состав населения, исторические традиции, территориальные размеры государства и др.

Так, феодальному типу государства соответствовала, как правило, монархическая форма правления, а буржуазному — республиканская. Или, например, небольшие по территории государства обычно являются унитарными.

Понятие «политический режим» можно трактовать в узком и широком смысле. В узком смысле под «политическим режимом» имеется в виду государственный режим — совокупность приемов и методов осуществления государственной власти. В широком смысле политический режим представляет собой всю ту политическую атмосферу общества, которая создается взаимодействием государственной власти с другими политическими силами и институтами общества.

Политический режим в зависимости от политической ситуации в стране может:

а) почти полностью определяться государством и, таким образом, практически совпадать с государственным режимом;

б) в основном быть обусловленным деятельностью институтов гражданского общества.

Следует отметить, что политический (государственный) режим является наиболее важной в практическом отношении характеристикой государства, ибо для человека, в конечном счете, не столь важно к каким государствам официально причисляется его страна с точки зрения формы правления или формы государственного устройства, для него важно, какова в ней реальная политическая атмосфера, каково его собственное экономическое и правовое положение.

Один и тот же режим может быть при разных формах правления. Так, по форме правления Англия — конституционная монархия, ФРГ и Италия — парламентские республики, США и Франция — президентские республики, но политический режим в этих странах один и тот же — буржуазная демократия.

Или, например, в 1930-е годы республиками официально именовались и Германия, и Франция, и Советский Союз, но государственный режим у них был разным.

В то же время прослеживаются и такие зависимости, что изменение политического режима влечет изменение формы государства и наоборот — реорганизация государства с точки зрения формы правления и государственного устройства влечет изменение режима функционирования государственной власти.

Видимо, для того, чтобы понять закономерности этих взаимосвязей, нужно не просто рассматривать соотношение формы правления, формы государственного устройства и политического режима, а принимать во внимание всю политическую ситуацию в стране, учитывать мощное влияние на политический режим институтов гражданского общества.

С этой точки зрения политический режим может быть демократическим и недемократическим (авторитарным и тоталитарным).

ФОРМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВЛЕНИЯ

Понятие «форма государственного правления» (или просто «форма правления») отвечает на вопрос, кто «правит» в государстве, то есть кто осуществляет в нем высшую (верховную) власть.

Характеристика формы правления требует обратить внимание на следующие моменты:

- строение высших органов государственной власти (их состав, компетенция, принципы взаимодействия);

- характер взаимоотношений органов высшей государственной власти с другими органами государства и с населением;

- порядок образования;

- степень участия населения в формировании.

Существует две основные формы государственного правления — монархия и республика.

Монархия — единовластие, единодержавие (от греч. «монос» — один и «архе» — власть, то есть «моноархия») — форма правления, где вся верховная власть пожизненно принадлежит одному лицу — монарху (фараону, королю, царю, шаху, султану и т.п.), который наследует ее как представитель правящей династии, выступает единоличным главой государства и не отвечает перед населением за свои властные действия.

Типичные черты монархической формы государственного правления:

а) существование единоличного носителя верховной государственной власти;

б) династическое наследование верховной власти;

в) пожизненная принадлежность власти монарху: законы монархии не предусматривают отстранения монарха от власти ни при каких обстоятельствах;

г) власть монарха предстает как непроизводная от власти народа (власть приобретается «милостью Божией»);

д) отсутствие юридической ответственности монарха за свои действия как главы государства (по Воинскому уставу Петра I государь — «самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен»).

Форма правления зависит прежде всего от типа общества. Монархия возникла в условиях рабовладельческого общества. При феодализме она стала основной формой государственного правления. В государствах буржуазного типа сохранились лишь формальные черты монархического правления. Вместе с тем монархия является весьма гибкой и жизнеспособной формой государственного правления, несомненно имеющей ряд позитивных качеств, не утративших значения для современности. Так, в 1975 г. народ Испании на плебисците высказался за установление монархии. Монархические настроения существуют и в современной России.

В историческом аспекте монархии можно подразделить на древневосточные — восточные деспотии, основанные на азиатском способе производства (Вавилон, Индия, Египет), рабовладельческие античные (например, древнеримская монархия), феодальные (раннефеодальные, сословно-представительные, абсолютные).

С точки зрения полноты власти монарха можно выделить такие виды монархии, как абсолютная (неограниченная) и конституционная (ограниченная).

В условиях абсолютной монархии как формы государственного правления монарх по закону обладает всей полнотой верховной государственной власти — законодательной, исполнительной, судебной. В таком государстве нет парламента — законодательного органа, избираемого населением; нет конституционных актов, ограничивающих власть монарха. Примером абсолютной монархии в настоящее время является Саудовская Аравия. Такой монархией долго была Российская Империя (до издания царем законов 1906 г.). Абсолютной монархии присущ авторитарный режим.

Конституционная монархия представляет собой такую форму правления, при которой власть монарха по конституции ограничена представительным органам. Конституционная монархия возникает в период становления буржуазного общества и в настоящее время существует в Англии, Дании, Бельгии, Испании, Норвегии, Швеции, Японии и др. Государства этой формы правления функционируют в демократическом режиме.

Конституционная монархия может быть дуалистической и парламентарной. В дуалистической монархии организация высших органов государственной власти носит двойственный характер: монарх сосредоточивает в своих руках исполнительную власть, формирует правительство, ответственное перед ним, а законодательная власть принадлежит парламенту. (При этом, однако, монарх обладает правом налагать абсолютное вето на законы, принятые парламентом.) Такой монархией была, например, царская Россия после создания в ней Думы. В настоящее время — Марокко, Иордания, Кувейт, Бахрейн и некоторые другие страны. Практически дуалистическая монархия как форма государственного правления себя изжила.

Для парламентарной монархии характерны следующие черты:

а) власть монарха ограничена во всех сферах государственной власти, отсутствует какой бы то ни было ее дуализм;

б) исполнительная власть осуществляется правительством, которое в соответствии с конституцией ответственно перед парламентом, а не монархом;

в) правительство формируется из представителей партии, победившей на выборах;

г) главой государства становится лидер партии, обладающей наибольшим числом депутатских мест в парламенте;

д) законы принимает парламент, а подписание их монархом представляет формальный акт.

Характерным примером парламентарной монархии является Великобритания.

Более широкое распространение, чем монархия, имеет в современном мире республиканская форма правления.

Республика (от лат. «res publica» — общественное дело, всенародное) — форма государственного правления, при которой высшая государственная власть осуществляется коллегиально выборными органами, избираемыми населением на определенный срок.

Для республиканской формы государственного правления характерны следующие черты:

а) выборность высших органов государственной власти и их коллегиальный (коллективный) характер;

б) наличие выборного главы государства;

в) избрание органов верховной государственной власти на определенный срок;

г) производность государственной власти от суверенитета народа: «respublica est res populi» («государство — всенародное дело»);

д) юридическая ответственность главы государства.

Современная республика может быть президентской и парламентской.

Для президентской республики характерно:

а) соединение в руках президента полномочий главы государства и правительства (США, Аргентина, Бразилия, Мексика);

б) президент избирается населением или его представителями на выборах (выборщиками);

в) президент самостоятельно (не исключен парламентский контроль) формирует правительство, и оно ответственно перед президентом, а не парламентом;

г) президент наделен такими полномочиями, которые в значительной степени позволяют ему контролировать деятельность высшего законодательного органа (право роспуска парламента, право вето и др.), брать на себя в экстренных случаях функции парламента.

Типичный пример президентской республики — США.

Главной отличительной особенностью парламентской республики является принцип политической ответственности правительства перед парламентом. В целом же она характеризуется следующими чертами:

а) верховная власть принадлежит парламенту, избираемому населением;

б) президент является главой государства, но не главой правительства;

в) правительство формируется только парламентским путем из числа депутатов, принадлежащих к правящей партии (располагающей большинством голосов в парламенте) или к партийной коалиции;

г) правительство ответственно перед парламентом;

д) президент избирается либо парламентом, либо специальной коллегией, образуемой парламентом;

е) наличие должности премьер-министра, который является главой правительства и лидером правящей партии или партийной коалиции;

ж) правительство остается у власти до тех пор, пока оно располагает поддержкой парламентского большинства (в двухпалатных парламентах — большинства нижней палаты), а в случае утраты такой поддержки оно либо уходит в отставку, что означает правительственный кризис, либо через главу государства добивается роспуска парламента и назначения внеочередных парламентских выборов;

з) президент как глава государства обнародует законы, издает декреты, имеет право роспуска парламента, назначает главу правительства, является главнокомандующим вооруженными силами и т.д.

Парламентскими республиками являются Италия, ФРГ, Греция, Исландия, Индия и др.

Некоторые страны относят к «полупрезидентским» (президентско-парламентским) республикам (Франция, Финляндия, Россия).

Форму правления тоталитарного государства называют «извращенной формой республики» или «партократической» республикой, которой присущи все черты тоталитарной организации.

История становления республиканской формы государственного правления знает также такие ее разновидности, как демократическая (Афинская демократическая республика) и аристократическая (Спартанская, Римская).

Существовали и феодальные города-республики, которые в результате укрепления своего могущества перешли от городского самоуправления к суверенитету государства. Такими городами-республиками были Флоренция, Венеция, Генуя — в Италии, Новгород и Псков — в России. Вольные города были также в Германии, Франции, Англии.

ФОРМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА

Форма государственного устройства — это способ (форма) территориальной организации государственной власти, который выражается в национально-государственном и административно-территориальном устройстве государства, в характере взаимоотношений между частями государства, а также между центральными и местными органами.

Проблема территориальной организации власти характерна именно для государственно-организованного общества, поскольку в нем люди управляются не непосредственно (как это было в первобытном обществе, где они обособлялись и объединялись по кровнородственному признаку), а опосредствованно — через организацию государством социально-производственного процесса на определенной территории: люди управляются постольку, поскольку они на этой территории находятся. Первая и непосредственная задача государства — наладить жизнь, организовать социальный процесс на своей территории.

Государственная власть и государственное управление строятся по территориальному принципу.

На форму государства влияют разнообразные факторы: тип государства, экономический строй общества, национальный состав населения, исторические традиции, территориальные размеры государства и др.

Государственное устройство может быть простым и сложным.

Простым является унитарное государственное устройство. Унитарное (от лат. «унус» — один) государство — это одно, единое государство, которое подразделяется лишь на административно-территориальные единицы, не включая в себя никаких государственных образований.

Унитарному государственному устройству свойственны следующие черты:

- единый властный «центр» — единая, общая для всей страны система высших и центральных органов государственной власти (один парламент, одно правительство, один верховный суд);

- одна конституция, единая система законодательства, единая судебная система, одно гражданство;

- единая денежная система, одноканальная система налогов;

- территориальные элементы унитарного государства (области, департаменты, округа, графства и т.п.) не обладают государственным суверенитетом, не имеют никаких атрибутов государственности.

Унитарные государства допускают внутри себя национально-территориальную и законодательную (административно-территориальной единице предоставляется право законодательствовать) автономию.

По степени зависимости местных органов от центральных органов государственной власти унитарное государственное устройство может быть централизованным, децентрализованным и смешанным. Для централизованного характерно то, что местное самоуправление отсутствует, а во главе местных органов стоят назначенные из центра чиновники. В децентрализованных унитарных государствах местные органы власти избираются населением и пользуются значительной самостоятельностью.

Для сложного государственного устройства характерно наличие в составе государства других государственных образований. К сложным формам государственного устройства относятся федерации, конфедерации, унии, империи и др.

Наиболее распространенной формой сложного государственного устройства является федерация, которая представляет собой союзное государство, объединяющее несколько государств или государственных образований (в составе США 50 штатов, ФРГ — 16 земель, Швейцарии — 23 кантона, Российской Федерации — 21 республика, 6 краев, 49 областей, 2 города федерального значения — Москва и Санкт-Петербург, 1 автономная область, 10 автономных округов).

Для федерации характерно следующее:

- двухуровневая система органов государственной власти:

а) субъекты федерации имеют свои законодательные, исполнительные и судебные органы, обладают правом принятия собственной конституции;

б) верховная законодательная, исполнительная и судебная власть принадлежит федеральным государственным органам;

- компетенция между федерацией и ее субъектами разграничивается союзной (федеральной) конституцией или федеральным договором;

- существование федеральной системы законодательства и законодательных систем субъектов федерации при наличии принципа верховенства общефедерального закона;

- двухпалатное строение парламента, при котором одна из палат (как правило, верхняя) представляет интересы субъектов федерации;

- наличие в большинстве федераций двойного гражданства;

- двухканальная система налогов;

- суверенитет федерации произведен от суверенитета входящих в нее государственных единиц;

- после вхождения в федерацию ее субъекты суверенитетом практически не обладают. Хотя степень суверенности субъектов в разных федерациях (или в одной и той же федерации, но разных субъектов) может быть различной;

- у субъектов отсутствует право выхода из федерации (его не предусматривает ни одна из конституций федеративных государств). Такое право признавалось Конституцией СССР, но ввиду отсутствия механизма его воплощения в жизнь оно так ни разу и не было реализовано за все время существования Советского государства.

Федерации делятся на виды. Федерация может быть административнотерриториальной (образованной на основе территориального принципа) и национально-государственной (образованной по национальному принципу).

Административная федерация (например, США, ФРГ) является достаточно эффективным способом децентрализации, «дробления» власти и на этой основе — демократизации общества.

Выделяют также симметричную федерацию (члены федерации имеют одинаковый правовой статус) и асимметричную, для которой характерно неравенство правового положения субъектов.

Федерация может быть договорной (в основу федерации положен договор субъектов) и конституционной (правовым основанием федерации является закрепление факта ее образования в Основном Законе страны).

Если федерация — это союзное государство, то конфедерация — это «государственный союз государств». То есть при всей ее неустойчивости, конфедерация является все-таки формой государственного устройства, а не формой международно-правового союза.

Конфедерации свойственны следующие черты:

- создается для достижения определенных целей, отвечающих интересам государств, образовавших конфедерацию (целей политических, военных, экономических);

- создание конфедерации закрепляется, как правило, договором;

- каждый субъект конфедерации полностью сохраняет свой суверенитет.

На конфедерацию в целом суверенитет не распространяется;

- члены конфедерации обладают правом выхода из конфедерации на основе юридически обоснованного одностороннего волеизъявления и правом нуллификации, то есть отмены действия актов органов конфедерации на своей территории;

- неустойчивость, переходный характер: конфедерации либо распадаются после достижения целей, ради которых они создавались, либо превращаются в суверенное государство — унитарное или федеративное;

- у конфедерации есть свои органы управления (один или несколько), но она не имеет общей конституции, у нее нет единых законодательных органов, единой судебной системы, единого гражданства, единой армии, единой системы налогов, бюджета, денежной единицы. А конфедеративные органы лишь координируют действия членов конфедерации.

Конфедерация — достаточно редкое образование. Конфедерацией были штаты Северной Америки, которые в 1787 г. создали федеративное государство — США. В 1952 г. в конфедерацию объединились Египет и Сирия и образовали Объединенную Арабскую Республику, которая в дальнейшем распалась.

До 1848 г. существовала такая конфедерация, как Швейцарский союз (1815– 1848 гг.), которая затем превратилась в федерацию.

Монархические государства могут быть объединены в унии — личные или реальные. Унии возникают вследствие совпадения монархов двух или нескольких государств в одном лице.

СОВРЕМЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ

МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Несмотря на различия во взглядах на природу конфедерации она представляет для государствоведения явление известное и традиционно оценивается как государственный союз государств и даже, хотя и временная и неустойчивая, но форма государственного устройства.

Вместе с тем в современном мире в силу, с одной стороны, процесса дезинтеграции, распада государственных образований, а с другой — стойкой тенденции к их экономической и политической интеграции, произошло появление новой формы их объединения, а именно — межгосударственного союза в виде сообществ, содружеств и т.п. Надо заметить, что «сообщество», «содружество» — это, по существу, разные названия одной и той же формы — межгосударственного объединения. Их различия проявляются только на конкретном уровне, а с точки зрения общей теории государства — это явления тождественные, во всяком случае — однотипные.

Межгосударственное объединение — это союз государств, созданный на основе межгосударственного договора и преследующий цель экономической и политической интеграции государств-участников.

Государства сохраняют суверенитет, но передают определенную часть своих полномочий надгосударственным органам, с помощью которых координируют свою деятельность. Правовой основой образования межгосударственных объединений являются конституции стран-участниц. Так, ст. 79 Конституции России гласит: «Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации».

Правовой основой построения системы органов и деятельности межгосударственных объединений являются договоры об их образовании и их уставы. В этих же документах определяется порядок вступления в сообщество и выхода из него.

Примерами межгосударственных объединений являются Содружество Наций (до 1946 г. — Британское содружество наций), Европейский Союз (до 1993 г. - Европейское экономическое сообщество), Совет Европы, членом которого с 1996 г. является и Российская Федерация, а также Содружество Независимых Государств (СНГ) и Сообщество суверенных государств (ССГ).

Система органов межгосударственного объединения выглядит, примерно, следующим образом:

- высший орган (как правило, Совет глав правительств);

- исполнительный орган;

- административный орган (секретариат);

- комитеты и комиссии по специальным вопросам.

Иногда создаются специальные органы: например, в составе Совета Европы созданы Европейский суд, Европейская комиссия по правам человека.

Межгосударственным объединением является СНГ (Содружество Независимых Государств), участником которого является Российская Федерация.

СНГ образовано 10 декабря 1991 г. В его состав входят 12 государств — бывших республик Советского Союза. Органами СНГ являются Совет глав государств, Совет глав правительств, Совет министров иностранных дел, Главное командование объединенных вооруженных сил, Совет командования пограничными войсками, Экономический суд, Комиссия по правам человека, Межпарламентская ассамблея, Межгосударственный экономический комитет. Однако все эти органы наднациональными полномочиями не обладают, а служат координации деятельности стран-участниц.

2 апреля 1996 г. между Российской Федерацией и Республикой Беларусь заключен договор об образовании Сообщества суверенных государств (ССГ).

Учреждены специальные органы ССГ:

- Совет глав государств — высший орган, который представлен главами государств, главами правительств и руководителями палат парламентов;

- Парламентское собрание, которое формируется из равного числа парламентариев каждой из сторон (по 20 депутатов) и предназначено для принятия законов, обязательных для каждого из участников;

- Исполнительный комитет как постоянно действующий орган, который попеременно в течение 1-го года возглавляется главами правительств государств-участников.

Межгосударственные объединения позволяют совместными усилиями решать внутренние проблемы того или иного государства-участника, объединить ресурсы для решения глобальных задач.

Сообщества (содружества) в силу своих организационных принципов имеют все-таки переходный характер и в зависимости от исторических тенденций могут развиться в более тесный союз (конфедерацию или федерацию) или выступить в качестве этапа окончательной дезинтеграции.

ТОТАЛИТАРНЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ

Термин «тоталитаризм» происходит от латинского слова «totalis» — весь, целый, полный. В политический лексикон его впервые ввел для характеристики своего движения Бенито Муссолини в 1925 г.

Ученые стали использовать понятие «тоталитаризм» уже в 30-е годы, и незадолго до второй мировой войны в США состоялся специальный симпозиум, посвященный тоталитарному государству.

Теория тоталитаризма складывается в 40–50-х годах XX в. в работах Хайека, Бжезинского, Ганны Арендт и др.

Если тоталитаризм характеризовать как политический режим, то он представляет собой режим, осуществляющий всеобъемлющий контроль над населением и опирающийся на систематическое применение насилия или его угрозу.

Вместе с тем политологи отмечают, что тоталитаризм — это не просто политический режим как характеристика власти, а практически способ организации общества. И в этом смысле тоталитаризм - это политический способ организации всей общественной жизни, характеризующийся всеобъемлющим контролем со стороны власти над обществом и личностью, подчинением всей общественной системы коллективным целям и официальной идеологии.

Тоталитаризм — порождение XX в. Однако идеи о возможности полного, всеобщего управления обществом со стороны государства уходят корнями в древность. Такого рода идеи высказывали Гераклит, Платон, в Китае — теоретики легизма. Позднее, уже в средние века и в Новое время, многие тоталитарные идеи были воплощены в проектах будущего государства коммунистов-утопистов Томаса Мора, Томмазо Кампанеллы, Гракха Бабефа. Русский философ Николай Бердяев отмечал, что утопия как закрытая, законченная теоретическая система, обрисовывающая все стороны жизни идеального общественного устройства, всегда тоталитарна и враждебна свободе.

В дальнейшем тоталитарные идеи получили развитие в трудах Фихте, Гегеля, Маркса, Ницше и др.

Тоталитаризм как способ организации общественной жизни и политический режим характеризуют следующие моменты:

- монизм (отсутствие плюрализма) во всех сферах общественной и государственной жизни: тоталитарная политическая система основана на монизме власти;

- претензия тоталитарной системы на монопольное обладание истиной;

- коллективистско-механистическое мировоззрение (государство — «машина», человек — «винтик» и т.п.);

- идеологизацця всей общественной жизни, введение на государственном уровне единой для всех идеологии;

- крайняя нетерпимость ко всякому инакомыслию, запрет всяких других идеологий, демагогия и догматизм (в фашистской Германии существовал «Закон против образования новых партий» от 4 июля 1933 г., параграф первый которого гласил: «В Германии существует в качестве единственной политической партии Национал-социалистическая германская рабочая партия»);

- монополия на информацию;

- полный контроль над средствами массовой информации;

- полное устранение гражданского общества, всякой частной жизни;

- распространение на все сферы жизни уравнительного принципа, подавление человеческой индивидуальности;

- систематический массовый террор против своего населения;

- прикрытие, маскировка атрибутами правовой формы: конституцией, писаным законом, законностью, правосудием;

- отсутствие публично-властной суверенности государства, поглощение государственного аппарата партийным;

- вся полнота власти принадлежит аппарату одной «партии», которая на самом деле представляет собой систему тоталитарной бюрократии, осуществляющую свое господство и контролирующую всю общественнополитическую систему;

- запрет на существование всяких иных политических партий и движений;

- жесткая централизация власти, иерархию которой возглавляет культовая фигура вождя.

Основные разновидности тоталитаризма — коммунистический тоталитаризм, фашизм (впервые был установлен в Италии в 1922 г.), националсоциализм (возник в Германии в 1933 г.).

В нашей стране тоталитарный режим утвердился в конце 20-х годов и существовал до начала 50-х. После этого он оставался авторитарной диктатурой КПСС с сильными пережитками тоталитаризма, заключавшимися в принудительном насаждении одной-единственной идеологии — «марксизма-ленинизма».

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ

Историческая практика развития государственности дает разные примеры демократических режимов, однако, суть любого демократического режима в народовластии.

Для современного демократического режима (либеральнодемократического), в основном, характерно:

- признание воли народа единственным источником государственной власти;

- осуществление государственной власти на основе принципа разделения властей;

- выборность и сменяемость органов государственной власти;

- наличие политико-правовых механизмов, обеспечивающих реальную возможность участия граждан в формировании и деятельности органов государственной власти (в форме прямого участия населения или на основе представительной демократии);

- широкий объем и реальное осуществление прав человека, экономическая и политическая свобода личности;

- наличие официальных механизмов, обеспечивающих учет мнений и интересов меньшинства населения, использование метода согласования при принятии решений;

- децентрализация государственной власти;

- политический плюрализм (отсутствие единой, обязательной для всех государственной официальной идеологии, свободное формирование негосударственных общественных объединений, конкуренция политических партий и других политических сил);

- наличие легальной политической оппозиции.

Как важнейшее достоинство демократического политического режима в литературе отмечается то, что он обеспечивает систематическую смену правителей мирным, ненасильственным путем.

Раздел III. ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВОПОНИМАНИЕ:

ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ

Проф. О.Э. Лейст подчеркивает наличие трех основных концепций права: нормативной, социологической и нравственной (естественно-правовой).

С точки зрения нормативной концепции право есть содержащаяся в текстах законов и подзаконных актов система норм, установленных и охраняемых от нарушений государственной властью.

Социологическая концепция права, по мнению Лейста, основана на понимании права как «порядка общественных отношений в действиях и поведении людей». То есть в социологической концепции акцент переносится с содержания юридических правил на практику их действия, их практическую реализацию.

С позиций нравственной школы право рассматривается как форма общественного сознания. Слова закона остаются на бумаге, если они не вошли в сознание и не усвоены им. Закон не может воздействовать на общество иначе как через сознание (массовое правосознание, официальное правосознание). Поэтому право (в соответствии с данной концепцией) — не тексты закона, а содержащаяся в общественном сознании система понятий об общеобязательных нормах, правах, обязанностях, запретах, условиях их возникновения и реализации, порядке и формах защиты.

Надо заметить, что каждое из правопонимании имеет свои основания, выражая ту или иную реальную сторону права, и поэтому они имеют право на одновременное существование.

Так, нравственное видение права важно и для правового воспитания, и для развития действующего права. Без нормативного понимания права практически недостижимы определенность и стабильность правовых отношений, законность в деятельности государственных органов и должностных лиц. Наконец, лишь через социологическое понимание право обретает конкретность и практическое осуществление, без него оно остается декларацией, системой текстов или моральных пожеланий. При этом каждое из правопониманий выступает как необходимый противовес другому.

Проф. О.Э. Лейст замечает, что «быть может, польза и социальное назначение каждой из концепций в том и состоит, чтобы через критику уязвимых сторон других концепций высветить негативные свойства и опасные тенденции самого права».

Проф. В.А. Туманов также выделяет три типа правопонимания. Он отмечает, что достаточно условно основные направления и школы могут быть разбиты на три вида (или группы) в зависимости от того, что является для них исходным в подходе к праву и что соответственно влияет на понимание права.

Для школ, относящихся к первому типу правопонимания, исходным является то положение, что «человек есть мера всех вещей», а право является (или должно быть) отражением разумных, правильных идей, свойств, интересов и представлений человека. К этому направлению (которое объединяют под названием «философия права») относится концепция естественного права.

Для второй группы исходным началом является государство. Право для этих школ — продукт государственной воли, суверенной власти, которая таким образом устанавливает необходимый и обязательный порядок отношений в обществе. Это так называемая позитивистская юриспруденция, которая в лице своих наиболее крайних школ требует принимать действующее право таковым, как оно есть, а не должно быть, то есть право отождествляется с писаным законом.

Третья группа школ отталкивается от понятий общества, реальной жизни.

Для них более важным, чем «право в книгах», представляется «право в жизни», то есть практика правового регулирования. Эти школы относят себя к «социологии права» (или «социологической юриспруденции»), и их представители уделяют особое внимание конкретным правовым отношениям, массовому правосознанию и т.п.

Проф. В.А. Туманов замечает, что в настоящее время можно говорить об известной интеграции этих направлений: их сближает общее признание основных принципов правовой государственности. Хотя в прошлом взаимоотношения этих направлений носили характер противоборства. Так, позитивистская доктрина, к примеру, формировалась как отрицание естественного права — важнейшего понятия философии права.

Проф. B.C. Нерсесянц кладет в основу типологии правопонимания момент различения или отождествления права и закона и на этой основе проводит принципиальное различие между двумя противоположными типами правопонимания: юридическим (от «ius» — право) и легистским (от «lex» — закон).

При этом он подчеркивает, что для легистского подхода вопроса «что такое право?» практически не существует: право для него — это уже официально данное, действующее, позитивное право. У легизма есть лишь трудности с определением (дефиницией) того, что уже есть и известно как право. То есть легистским Нерсесянц называет такой подход к пониманию права, при котором отождествляются право и писаный закон.

Юридический тип правопонимания охватывает различные прежние и современные философско-правовые концепции понятия права, основанные на различении права и закона. При этом естественно-правовая концепция — лишь частный случай (исторически наиболее распространенный, но не единственный) юридического типа правопонимания, подобно тому, с его точки зрения, как различение естественного права и позитивного права — тоже лишь одна из многих возможных версий различения права и закона.

Итак, анализ изложенных подходов к пониманию права позволяет сделать вывод, что в основном существует три таких подхода и каждый из них имеет право на существование, обладая собственным основанием.

К таким основаниям относятся следующие положения:

а) закон (официальные формы выражения права) может быть неправовым, ибо объективно существует определяющая его содержание социальная основа — «естественное право», от принципов которого закон может отклоняться.

То, что называют «естественным правом», правом в собственном смысле не является, но позволяет определить, правовую или неправовую природу имеет тот или иной закон;

б) права не может быть вне определенных форм его внешнего выражения — «закона» (официальных форм выражения права), поэтому правом может считаться только единство правового содержания (правил, соответствующих природе права) и форм его объективирования, внешнего выражения и закрепления. Другими словами, право есть правовой закон;

в) между писаным правом (законом) и его практическим воплощением в вариантах фактического поведения лежит целый пласт опосредующцх звеньев в виде различных правовых и неправовых (в частности, психологических) механизмов, что и дает социологической юриспруденции основание различать «право в книгах» и «право в жизни».

ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ НОРМ

Норма (от лат. «norma») — мера, правило, образец, стандарт. Нормы могут иметь отношение к самым различным объектам и процессам: естественным (природным), техническим, социальным. Норма указывает на границы, пределы, в которых тот или иной объект сохраняет свое качество, способность к функционированию, остается самим собой (не утрачивает сущность).

Непосредственно человека могут касаться и несоциальные нормы.

Например, норма температуры человеческого тела. Социальные нормы — это правила, регулирующие поведение людей в обществе.

Для них характерны следующие черты:

1. Социальность. Они регулируют социальные сферы, которые включают в себя:

а) людей;

б) общественные отношения, то есть отношения между людьми и их коллективами;

в) поведение людей. Таким образом, социальные нормы формируют социальные структуры и регулируют социально значимое поведение человека.

2. Объективность. Общество как сложный социальный организм (система) объективно нуждается в регулировании. Социальные нормы складываются исторически, закономерно, под давлением социальной необходимости. Они возникают как результат нормативного обобщения, нормативной фиксации устойчивых повторяющихся общественных связей и актов взаимодействия между людьми. Потребность в закреплении и воспроизведении этих необходимых обществу отношений и актов деятельности человека и порождает феномен социально-нормативного регулирования.

В то же время следует учитывать значение субъективного фактора в становлении социальных норм. Они не могут возникнуть, не пройдя, не преломившись через общественное сознание: необходимость тех или иных социальных норм должна быть осознана обществом.

3. Нормативность. Социальные нормы имеют общий характер, действуют как типовые регуляторы поведения. Их адресаты определены не конкретно (поименно), а путем указания на их типовые признаки (возраст, вменяемость или, например, общие требования к статусу юридического лица). Нормативность проявляется и в неоднократности действия социальных норм: социальная норма вступает в действие всякий раз, когда возникает типовая ситуация, предусмотренная как условие ее вступления в процесс регулирования. Здесь надо заметить, что социальные нормы всегда по содержанию определены, но типовым образом, как общая модель поведения.

4. Социальные нормы есть меры свободы индивида, устанавливающие пределы его социальной экспансии, поведенческой активности, способов удовлетворения интересов и потребностей.

5. Обязательность. Социальные нормы как нормативное выражение социальной необходимости всегда в той или иной мере обязательны, имеют предписывающий характер.

6. Процедурность. Социальному регулированию присуща процедурность, то есть наличие тех или иных процедурных форм, детально регламентированных порядков реализации, действия социальных норм.

7. Санкционированность. Каждый нормативный регулятор имеет механизмы обеспечения реализации своих предписаний.

8. Системность присуща как отдельным нормам, так и их массиву в масштабе общества. Во всяком случае, общество должно стремиться к формированию такой системы, совершенствованию ее системных качеств, налаживанию взаимодействия между видами социальных норм.

В обществе действуют политические, правовые, моральные, религиозные, корпоративные, нормы обычаев и другие социальные нормы. Все эти разновидности взаимодействуют в рамках нормативной системы общества, сохраняя при этом качества особых социальных регуляторов. Сравнительный анализ их регулятивных особенностей следует проводить с учетом источников формирования;

предметов регулирования; характера (степени) внутренней организации; формы существования (объективирования вовне); способов регулятивного воздействия;

механизмов (методов, средств) обеспечения реализации своих норм и др. моментов.

Основными социальными регуляторами являются право и мораль.

Политические нормы. В широком смысле политическими можно назвать и правовые нормы. Хотя существует точка зрения, что инструментом политики является закон, а право таковым считать нельзя: оно имеет естественную основу и выступает мерой свободы индивида в обществе.

Политические нормы выделяются, прежде всего, по содержанию и сфере действия, предмету регулирования. Поэтому они могут содержаться не только в политических документах (политических декларациях, манифестах и т.п.), но и в нормативно-правовых актах, актах общественных организаций, быть нормами политической этики (морали). Когда политическая норма закреплена в нормативном юридическом акте, она будет юридической нормой политического содержания. В этом смысле конституции государств выступают как нормативные политико-правовые акты.

Политические нормы формируются в сфере общественного сознания на основе политических представлений, принципов, оценок, ценностных ориентаций. В этом смысле политические нормы выступают результатом осознания субъектами политики особых интересов (прежде всего экономических) своей социальной группы. И здесь можно усмотреть единый источник формирования политических и правовых норм — отношения собственности.

Политические нормы регулируют отношения и деятельность субъектов политики: народов, наций, классов, отдельных политиков, граждан и государства и др.

Обычаи — это правила поведения, складывающиеся исторически, в силу данных фактических отношений и в результате многократного повторения вошедшие в привычку.

Для них характерны следующие черты:

а) живут в общественном сознании (а именно — в общественной психологии);

б) с точки зрения регулятивных особенностей им в наименьшей степени присуще внешнее, то есть предписывающее регулирование; они проникают в сферу индивидуального сознания даже глубже, чем нормы морали;

в) складываются спонтанно, в результате многократного повторения одних и тех же актов поведения;

г) представляют собой точные модели («слепки») тех отношений и актов поведения, которые обычаи нормативно обобщают. Отсюда их конкретность, детализированность;

д) каждый обычай имеет социальное основание (причину возникновения), которое в дальнейшем может быть и утрачено. Однако обычай и в этом случае может продолжать действовать в силу привычки;

е) имеют, как правило, локальную (по кругу субъектов, по местности) сферу действия;

ж) в качестве средств обеспечения выступают сила привычки и общественное мнение;

з) в масштабе общества не представляют собой целостного образования — системы, что обусловлено стихийностью, спонтанностью их формирования, а также длительностью этих процессов.

Среди других социальных норм обычаи выделяются, прежде всего, особенностями формирования и действия. Поэтому чаще всего они выступают формой иных социальных норм (норм морали, политических норм, правил гигиены и др.). Могут они быть и формой юридических норм (правовой обычай).

Вместе с тем та или иная социальная норма, переходя в обычай, утрачивает свой собственный механизм действия, свои регулятивные особенности и действует, опираясь на силу привычки (например, у моральной нормы в этом случае ее оценочный характер как бы отходит на второй план). Обычаи морального содержания называют еще нравами.

Разновидностью обычаев можно считать традиции, возникновению которых в большей мере присущ субъективный фактор. Общество может сознательно организовывать те или иные традиции, способствовать их становлению, поэтому их возникновение не обязательно связано с длительным историческим процессом. Традиции в большей мере опираются на поддержку общественного мнения и выражают стремление людей сохранить определенные идеи, ценности, полезные формы поведения.

Обыкновения (деловые обыкновения) — обычаи, выработанные в процессе деятельности органов государства, в деловой (хозяйственной, коммерческой) деятельности и действующие в единстве с юридическими нормами.

К нормам обычая относят и нормы, регламентирующие обряды как достаточно сложные процедуры в бытовой, семейной, религиозной сферах. Такие обычаи называют ритуалами (от лат. «ritualis» — обрядовый). Нормы обычая, регулирующие торжественные, официальные обряды, носят название церемониала (правила церемонии).

Право и обычай взаимодействуют. Правовые нормы вытесняют вредные, неугодные обществу обычаи (например, обычай кровной мести). Полезные, социально необходимые обычаи могут даже наделяться правовой санкцией, и в этом случае они принимают форму правового обычая. В то же время обычаи меньше значат для правотворчества и правореализации, чем, скажем, нормы морали.

Нормы общественных организаций (корпоративные нормы) похожи на нормы права тем, что:

а) закрепляются в письменных нормативных актах-документах (уставах, положениях и др. актах);

б) внутрисистемные;

в) имеют четко выраженный предоставительно-обязывающий характер;

г) требуют внешнего контроля за реализацией и поддаются такому контролю;

д) обладают фиксированным набором средств обеспечения реализации своих норм.

Отличает их от норм права то, что они, во-первых, выражают волю и интересы членов данной организации и распространяют свое действие на них;

во-вторых, регулируют прежде всего внутриорганизационные отношения;

в-третьих, санкционированы специфическими (для каждой организации) мерами воздействия.

Правовые нормы создают базу для организации и деятельности общественных организаций (объединений). Так, в Конституции Российской Федерации этому вопросу посвящен целый ряд статей (ст. 13, 30, 35 и др.). Право запрещает создавать вредные для общества и государства объединения, выходить в своей деятельности за пределы целей и задач, определенных уставом.

Правовые и корпоративные нормы взаимодействуют в установлении правосубъектности общественных организаций (круга правоотношений, в которые данная общественная организация может вступать), в оценке правомерности принятого общественной организацией решения.

Технико-юридические нормы — это нормы, которые в качестве диспозиции (регулятивного предписания) имеют техническую норму, а в качестве санкции (охранительной нормы) - юридическую норму. Поэтому их можно расценивать и как юридические нормы технического содержания, и как разновидность технических норм.

Относительно природы технических норм существует две позиции: одни авторы вообще не относят их к социальным нормам, другие — считают их социальными. Действительно, технические нормы своеобразны. Содержание их определяется законами природы и техники (то есть они как бы исходят не от человека); регламентируют не отношения между людьми, а отношения человека к объектам природы и техники (то есть вроде бы регулируют несоциальную сферу); в качестве мер их обеспечения выступают негативные последствия нарушения естественных законов, технических правил.

Тем не менее, думается, что технические нормы следует считать разновидностью (хотя и весьма специфической) социальных норм, так как:

а) главным объектом регулирования всех социальных норм является поведение людей (установление общественных отношений во всех случаях социального регулирования — это лишь средство регламентации поведения). На тот же объект направлены и технические нормы;

б) технические нормы имеют социальное значение, которое с развитием технической сферы, искусственной среды обитания человека все возрастает.

На данный момент нет более актуальной «технической» нормы, чем та, которая определяет взаимоотношения человека и природы. Другое дело, что по уровню социальной значимости технические нормы могут существенно различаться, и именно этот признак имеет наибольшее значение в оценке «социальности» технических норм. Например, социальная значимость поломки бытовой техники в результате нарушения правил обращения с ней практически равна нулю. Хотя опять-таки нарушение технических норм обращения с бытовыми электроприборами может привести к такому бедствию, как пожар.

Наиболее значимые технические нормы снабжаются правовыми санкциями и становятся технико-юридическими нормами. И здесь можно найти еще один аргумент в пользу принадлежности технических норм к социальным. Ведь технико-юридические нормы, как и любые правовые нормы, считают социальными. Однако из-за того, что техническую норму обеспечили правовой санкцией, она свою природу не изменила: в ней сохранились все те черты, по которым технические нормы как раз к социальным не относят.

С целью разрешения данного противоречия проф. А.Б. Венгеров предлагает различать юридико-технический и нормативно-технический социальные регуляторы. Однако понятие «регулятор» здесь используется в смысле, не равнозначном понятию «норма», и исследование проблемы, таким образом, переносится в несколько иную плоскость, в частности на уровень нормативных актов.

Проф. А.Б. Венгеров также усматривает существование в обществе ненормативных социальных регуляторов — ценностного, директивного, информационного и других. Однако речь в данном случае идет не об индивидуальном регулировании. Названные регуляторы имеют общий характер, но не являются четко выраженными социальными предписаниями и обладают специфическими механизмами воздействия на поведение людей.

ПРИЗНАКИ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРАВА

К признакам права можно отнести следующие:

1. Право — это явление общественное. Оно возникает как продукт общества на определенной ступени его развития.

2. Право есть регулятор социально значимого поведения человека, разновидность социальных норм. Оно имеет дело с социальной сферой, которая включает в себя:

а) людей;

б) отношения между людьми (общественные отношения);

в) поведение субъектов общественных отношений.

3. Содержание права определяется потребностями общественного развития, интересами участников общественного процесса, отраженными в общественном сознании.

4. Право по своей природе (сущности) есть средство (инструмент, форма) социального компромисса в масштабе общества, установления баланса социальных интересов, справедливого распределения благ, мера социальной свободы индивида.

5. Через механизмы общественного сознания и коллективной воли реальный баланс интересов в зависимости от расстановки политических сил более или менее адекватно отражается в формальных источниках права, что означает приближение права к своему идеалу или отступление от него, от своей сущности.

6. Право как разновидность социальных норм обладает качеством нормативности; оно действует как типовой регулятор, адресаты которого определены не конкретно, поименно, а общими признаками (возраст, вменяемость, общие признаки юридического лица и т.п.). Нормативность права проявляется и в неоднократности действия юридических норм: они вступают в процесс регулирования всякий раз, когда возникают типовые ситуации, установленные как условия их действия. Нормативность формируется как результат обобщения и фиксации устойчивых, повторяющихся социально полезных отношений и поступков людей.

7. Действие права основано на принципе применения равных мер к участникам общественных отношений независимо от их индивидуальных особенностей (физической силы, умственных способностей, социального положения и т.п.), то есть к фактически неравным субъектам (принцип формального равенства).

8. Нормы права должны быть объективированы вовне, закреплены в определенных официальных формах (источниках права в формальном смысле): нормативно-правовых актах, правовых обычаях, юридических прецедентах и др.

9. С точки зрения внутренней организации право есть система (целостность), состоящая из элементов, связанных целесообразными отношениями (структурой) и взаимодействующих друг с другом.

10. Право общеобязательно. В отличие от других социальных норм, оно представляет собой единую (и единственную) общегосударственную нормативную систему, которая распространяет свое действие на всех членов общества.

11. Праву присуща процедурность. Процедуру как детально регламентированный порядок, последовательность в осуществлении тех или иных действий в какой-то мере используют все социальные регуляторы. Но в праве процедурность (как и нормативность) выражена наиболее глубоко: в системе права существуют целые процедурные отрасли (гражданское процессуальное, уголовно-процессуальное и др.). Процедура касается как реализации, так и издания юридических норм.

12. Право действует как интеллектуально-волевой регулятор поведения.

Право имеет не только специально-юридический, сугубо правовой механизм действия, но и психологический механизм: оно не может регулировать поведения иначе как через сознание и волю людей. В определенном аспекте право можно рассматривать как информационную систему, содержащую информацию властного характера, которая, будучи осознана, детерминирует волю и поведение субъектов.

13. Право тесно связано с государством. Государство выявляет правовые притязания общества и оформляет их в процессе издания нормативно-правовых актов (а также путем делегирования полномочий на издание нормативно-правовых актов, санкционирования устоявшихся обычаев, создания юридических прецедентов), то есть «возводит в закон». Оно также осуществляет контроль за осуществлением юридических предписаний и в необходимых случаях обеспечивает их властную реализацию.

14. Право охраняется государственным принуждением. Никакие другие социальные нормы не обеспечены возможностью государственно-принудительной реализации (речь может идти лишь об их поддержке со стороны государства).

15. Признанием необходимости государственной охраны права в понятие права вводится понятие правонарушения: право для того и нужно, чтобы пресекать отклонения от наиболее важных с общественной точки зрения вариантов поведения. То есть в качестве признака права можно назвать то, что оно всегда имеет дело с отклоняющимся от нормы поведением.

Определений права существует множество. И это вполне закономерно, поскольку никакое определение не может охватить всех признаков понятия.

Тем более такого понятия, как «право», к характеристике которого существуют самые разнообразные подходы. В то же время в какой-то мере такое многообразие определений права полезно, так как оно позволяет рассмотреть право с разных позиций, под разными углами зрения и на этой основе составить о нем многомерное, объемное представление.

С учетом названных признаков можно сказать, что право есть оформленная в официальных источниках и гарантированная государством единая в масштабе общества нормативная система, призванная регулировать социально значимое поведение участников общественного процесса на основе баланса интересов, согласования воль и правовых притязаний всех слоев общества.

А вообще более плодотворным в этом направлении является не формулирование каких-либо определений, а совершенствование правопонимания на основе углубленного изучения свойств права.

ФОРМЫ (ИСТОЧНИКИ ПРАВА): ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

Одним из объективных свойств права как социального регулятора является формальная определенность, то есть определенность по форме. Правовые нормы должны быть обязательно объективированы, выражены вовне, содержаться в тех или иных формах, которые являются способом их существования, формами жизни. Без этого нормы права нельзя признать наличными, существующими, не говоря уже о том, что они без внешнего объективирования не смогут выполнять свои задачи по регулированию поведения.

Такая постановка вопроса может быть признана противоречащей наличию естественного права, неотчуждаемых прав человека, которые издавна противопоставляются позитивному (писаному) праву. Однако мировая практика уже показала, что развитие и полноценную реализацию права человека могут найти (и находят) через их закрепление в писаном праве, в нормативноправовых актах. Проф. А.Б. Венгеров справедливо замечает, что «в XX веке по критерию формы права исчезает разница между естественно-правовыми положениями, вытекающими из самого существования человека (его основными правами и свободами), и другими правовыми положениями. Форма становится единой для всех сфер права — объективированное закрепление получают все правила поведения в актах и иных источниках».

То, что издавна именуется естественным правом, с точки зрения современных задач и представлений составляет объективную основу права в виде правовых притязаний общества, определяющих содержание правовых предписаний. А уже дело государства — оформить это содержание в официальных источниках.

С проблемой объективирования права вовне связан ряд понятий и терминов, в которых нужно разобраться. Так, следует различать «форму права» и «правовую форму». Правовой формой именуют в целом правовые средства, когда они используются для опосредования тех или иных социальных процессов, решения социальных задач. Например, правовые формы регулирования экономики.

Наряду с формами объективирования права, которые в этом случае называют внешней формой, выделяют внутреннюю форму права, под которой понимают форму его внутренней организации, способ связи элементов (то, что в теории системного подхода именуется структурой).

Формы внешнего выражения норм права называют еще источниками права. Однако и этот термин неоднозначен. Выделяют источники права в формальном смысле (формы права), источники права в материальном смысле (материальные условия жизни общества, которые объективно вызывают возникновение права, необходимость правового регулирования), источники знаний о праве (тексты законов прошлых эпох, летописи, исторические хроники и т.п.).

Говорят об источниках права и в идеологическом смысле — правовое сознание общества, взгляды, идеи, юридические доктрины.

Исторически первой формой права (или источником права в формальном смысле) явился правовой обычай — обычай, санкционированный государством.

По содержанию он остается тем же самым правилом поведения, но обретает возможность государственно-принудительной реализации: если не сработает сила привычки, к делу подключится государство.

Государственное санкционирование обычая производится двумя способами:

а) путем указания на обычай в нормативно-правовом акте (отсылки к обычаю);

б) использованием обычая в качестве нормативной основы судебного решения. Если норма (правило) обычая полностью воспроизведена в тексте нормативно-правового акта или положена в основу судебного прецедента, то качества самостоятельного источника права (правового обычая), обычай не обретает:

норма обычая существует уже в форме нормативного юридического акта или судебного прецедента.

В российской правовой системе роль правового обычая как источника права незначительна. Ссылки на применение международного обычая имеются в Консульском уставе, Кодексе торгового мореплавания. Однако правоведы предполагают, что с развитием рыночной экономики и частного права значение обычая для российского права должно возрасти, о чем свидетельствует, например, введение в Гражданский кодекс РФ ст. 5 «Обычаи делового оборота».

Обычное право господствовало на ранних этапах развития правовых систем. Однако оно используется и в современных правовых системах США, Англии, ФРГ, в мусульманском праве. Велико значение обычая в развивающихся странах Азии, Африки и Океании. Источником международного права обычай признан Конвенцией ООН о международной купле-продаже товаров 1980 г.

Второй вид источников права — судебный прецедент, который признавался источником права еще в Древнем Риме (преторское право). Был распространен в средние века. Важным источником права судебный прецедент в настоящее время является в странах, в которых получило распространение англо-саксонское общее право (в Англии, США, Канаде, Австралии). Во всех этих странах публикуются судебные отчеты, из которых можно получить информацию о прецедентах. Признание прецедента источником права означает признание у суда правотворческой функции, условием чего, в принципе, являются высокая правовая культура и развитое правовое сознание, как судебной системы, так и общества в целом, демократические традиции, отлаженные системы информации и социального контроля.

Суды не «творят» прецеденты, не изобретают их. С помощью прецедентов суды официально закрепляют уже фактически сложившиеся в обществе нормы. Суд может создавать прецедент как в случае отсутствия соответствующего закона, так и при его наличии. Прецеденты устанавливаются не всеми судами, а только высшими судебными инстанциями. В Англии к таким инстанциям относятся Высокий суд. Апелляционный суд, палата лордов.

В российской правовой системе судебный прецедент официально источником права не признан. Хотя, как отмечается в литературе, тенденция к такому признанию имеется.

В сфере управленческой деятельности государства источником права может быть административный прецедент.

Итак, юридический прецедент (судебный или административный) — это решение судебного или административного органа, которое послужило образцом (эталоном, примером) при рассмотрении подобного (аналогичного) дела и стало юридическим правилом. Строго говоря, судебный прецедент — это судебное решение, в котором суд фиксирует, находит новую юридическую норму и использует ее для решения своего дела, то есть прецедентом может быть названо и единичное судебное решение. Вместе с тем в странах «общего права»

полагают, что прецедент создается несколькими судебными решениями.

Третьим видом источников норм права можно назвать нормативноправовой договор. Нормоустанавливающее значение договоров признается во всех правовых системах. Однако нужно отличать договор как источник права (нормативный договор) от правового договора как индивидуального юридического акта (например, договор купли-продажи в гражданском праве), который устанавливает не юридические правила, а конкретные юридические права и обязанности конкретных субъектов. Нормативно-правовым договором выступает соглашение субъектов права, которое содержит новые юридические правила.

Наибольшее значение договор как источник права имеет для международного и конституционного права, с развитием рыночных отношений получает распространение в сфере гражданского и трудового права. И вообще можно говорить о перспективности нормативно-правового договора как источника юридических норм.

Четвертым (и важнейшим) источником права является нормативноправовой акт.

В качестве источника права может выступать юридическая доктрина (правовые теории, учения о праве). Существенное значение она имела для права Древнего Рима. Наиболее известным римским юристам предоставлялось право давать разъяснения, обязательные для судов. В настоящее время доктрина признается источником норм в мусульманском праве. В Англии судьи нередко обосновывают свои решения ссылками на труды ученых.

Во многих странах как континентального, так и общего права, источником норм являются общие принципы права.

НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ АКТ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

Нормативно-правовой акт используется как основная форма права в странах с так называемым «писаным» правом, к которым относится и Россия.

Его характерные черты определяются тем, что он, с одной стороны, является одним из источников юридических норм, а с другой - разновидностью правовых актов.

Таким образом, нормативно-правовой акт:

а) содержит юридические нормы;

б) представляет собой официальный письменный акт-документ;

в) является результатом особой деятельности государства, которую именуют правотворческой.

Нормативно-правовой акт может приниматься также в порядке делегированного законодательства или референдума, но, так или иначе, с участием государства и выражением его воли.

С учетом названных признаков нормативно-правовой акт можно определить как официальный письменный акт-документ, содержащий юридические нормы и принимаемый в определенной процедурной форме:

а) компетентными органами государства;

б) в порядке делегированного законодательства;

в) в порядке референдума.

Нормативно-правовые акты следует отличать от другой разновидности правовых актов — индивидуальных юридических, а главное — от актов применения права. Их объединяет общая юридическая природа, и те и другие содержат государственно-властные предписания, но у актов применения эти предписания имеют индивидуальный, конкретный (по субъектам и содержанию) характер.

Основная задача нормативно-правового акта, как и любой формы права — хранить правовую информацию и оптимальным образом доводить ее до сведения адресатов. В этом плане нормативно-правовой акт является наиболее удобной и совершенной формой права — как для «рядовых» субъектов права, так и для государства. Посредством него государство может оперативно осуществлять правовое регулирование, реагировать на правовые потребности общества, координировать всю работу по управлению общественными процессами.

Виды нормативно-правовых актов. Они делятся, прежде всего, на законы и подзаконные нормативно-правовые акты.

Закон обладает следующими признаками:

а) принимается высшими органами государственной власти или в порядке референдума;

б) ему присуща высшая юридическая сила и верховенство относительно других источников права;

в) принимается, изменяется и дополняется в особом процедурном порядке;

г) регулирует наиболее важные социальные сферы, закрепляет наиболее важные общественные связи, отправные начала правового регулирования;

д) должен отражать волю и интересы общества в целом;

е) исключительно нормативен (содержит только нормы права, в отличие от других нормативно-правовых актов, которые могут иметь «вкрапления» индивидуально-властных предписаний).

Законы, в свою очередь, делятся на конституционные законы и обыкновенные. К числу конституционных относятся:

а) Конституция (как основной политико-правовой акт страны);

б) законы, которые вносят изменения и дополнения в текст Конституции;

в) законы, необходимость издания которых предусмотрена самой Конституцией.

В Конституции РФ 1993 г. предусмотрено издание 14 конституционных законов (о Правительстве РФ, о Конституционном Суде РФ и др.). Конституционные законы имеют более сложную, чем обыкновенные законы, процедуру принятия. В РФ на принятый конституционный закон не может быть наложено вето Президента.

Обыкновенные законы можно поделить на кодификационные (Основы законодательства, Кодексы) и текущие. В федеративном государстве законы разделяют на федеральные (общефедеральные) и законы субъектов Федерации.

Подзаконные нормативно-правовые акты должны быть основаны на законе и не должны ему противоречить.

В Российской Федерации подзаконными (по иерархии) нормативно-правовыми актами являются следующие:

а) указы Президента РФ;

б) нормативные акты Правительства РФ;

в) нормативные акты центральных органов исполнительной власти (министерств, государственных комитетов и ведомств).

На уровне субъектов РФ — республиканские законы, акты президентов (в президентских республиках), постановления правительств республик, а также нормативные акты республиканских центральных органов исполнительной власти, органов власти края, области, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга.

Ст. 19 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 22 апреля 1996 г. органам местного самоуправления (они не входят в систему органов государственной власти) предоставлено право принимать по вопросам своего ведения правовые акты.

Особой разновидностью нормативно-правовых актов можно считать локальные нормативные акты (уставы, положения и др.), действующие только в пределах данного предприятия, учреждения, организации.

ПОРЯДОК ОПУБЛИКОВАНИЯ И ВСТУПЛЕНИЯ В СИЛУ

НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Официальное опубликование (обнародование) нормативно-правового акта является заключительной стадией правотворческой процедуры.

Часть 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации гласит: «Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».

Федеральный закон Российской Федерации «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» (принят 25 мая 1994 г.) устанавливает следующие моменты:

1. Федеральные конституционные законы, федеральные законы подлежат официальному опубликованию в течение 7 дней после дня их подписания Президентом Российской Федерации. Акты палат Федерального Собрания публикуются не позднее 10 дней после дня их принятия.

2. Официальным опубликованием федерального конституционного закона, федерального закона, акта палаты Федерального Собрания считается первая публикация его полного текста в «Российской газете» или Собрании законодательства Российской Федерации.

3. Федеральные конституционные законы, федеральные законы направляются для официального опубликования Президентом Российской Федерации.

Акты палат Федерального Собрания направляются для официального опубликования председателем соответствующей палаты или его заместителем.

4. Федеральные конституционные законы, федеральные законы, акты палат Федерального Собрания вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении 10 дней после дня их официального опубликования, если самими законами или актами палат не установлен другой порядок вступления их в силу.

5. Федеральный конституционный закон, федеральный закон, акт палаты Федерального Собрания, в который были внесены изменения или дополнения, может быть повторно официально опубликован в полном объеме.

Указом Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации,

Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» установлены следующие моменты:

1. Акты Президента Российской Федерации (указы и распоряжения) и акты Правительства Российской Федерации (постановления и распоряжения) подлежат обязательному официальному опубликованию в «Российской газете» и Собрании законодательства Российской Федерации в течение 10 дней после дня их подписания.

2. Акты Президента Российской Федерации, имеющие нормативный характер, вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении 7 дней после дня их первого официального опубликования.

3. Акты Президента РФ, содержащие сведения, составляющие государственную тайну или сведения конфиденциального характера, вступают в силу со дня их подписания.

4. Акты Правительства Российской Федерации, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус федеральных органов исполнительной власти, а также организаций, вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении 7 дней после дня их первого официального опубликования.

5. Акты Правительства РФ, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера, вступают в силу со дня их подписания.

6. В актах Президента РФ и актах Правительства РФ может быть установлен другой порядок вступления их в силу.

7. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций или имеющие межведомственный характер, прошедшие государственную регистрацию в Министерстве юстиции Российской Федерации, подлежат обязательному официальному опубликованию в газете «Российские вести» в течение 10 дней после дня их регистрации.

8. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении 10 дней после дня их официального опубликования, если самими актами не установлен другой порядок вступления их в силу.

В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»

(принят 12 августа 1995 г.) нормативные правовые акты органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, вступают в силу после их официального опубликования.

ДЕЙСТВИЕ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ ВО ВРЕМЕНИ,

В ПРОСТРАНСТВЕ И ПО КРУГУ ЛИЦ

Действие во времени определяется моментами вступления нормативного акта в силу и утраты им юридической силы.

Нормативно-правовые акты могут вступать в силу:

а) с момента принятия;

б) со времени, указанного в самом нормативном акте или в специальном акте о введении его в действие (таким временем может быть момент опубликования);

в) по истечении нормативно установленного срока со дня их опубликования.

Утрата юридической силы происходит вследствие:

а) истечения срока, заранее установленного в самом нормативном акте;

б) прямой официальной отмены действующего нормативно-правового акта;

в) замены одного нормативно-правового акта другим актом, устанавливающим новые правила регулирования той же социальной сферы.

По общему правилу закон обратной силы не имеет, то есть он не распространяется на правоотношения, возникшие до его вступления в силу. На практике это означает, например, что суд даже во время действия нового закона будет решать дело в соответствии с прежним законом, если имущественный спор возник до вступления в силу нового закона.

В порядке исключения нормативноправовой акт обретает обратную силу:

а) если указание на это имеется в самом акте;

б) если он устраняет или смягчает уголовную и административную ответственность.

Также, в порядке исключения, может быть применен еще один принцип действия нормативно-правового акта во времени — «переживание закона», когда закон, утративший юридическую силу, по специальному указанию нового закона может продолжать регулирование некоторых вопросов.

Таким образом, нормальным, типичным принципом действия закона во времени является принцип немедленного действия, когда закон с момента вступления его в силу действует только «вперед»: ревизии сложившихся до него юридических прав и обязанностей он не производит.

В пространстве нормативно-правовые акты в зависимости от своего вида могут действовать трояким образом:

а) распространяться на всю территорию государства;

б) действовать лишь на какой-то точно определенной части страны;

в) предназначаться для действия за пределами государства, хотя, в соответствии с принципами государственного суверенитета, общее правило таково, что законы того или иного государства действуют лишь на его территории.

При этом, под государственной территорией понимается часть земного шара (включающая в себя сушу, недра, воздушное и водное пространство), которая находится под суверенитетом данного государства и на которую государство распространяет свою власть. Суверенитет государства распространяется на территорию своих посольств, военных кораблей, всех кораблей в открытом море и других объектов, принадлежащих государству и находящихся в открытом море или космосе.

Порядок, в соответствии с которым законы не распространяются на то или иное пространство или лиц, называется экстерриториальностью. Принцип экстерриториальности означает, что в пределах границ любого государства в соответствии с нормами международного права могут находиться участки территории и лица, на которых не распространяется юрисдикция данного государства.

Действие нормативно-правового акта по кругу лиц подчиняется общему правилу: он распространяется на всех лиц, находящихся на территории его действия и являющихся его адресатами.

Однако из этого правила имеются исключения:

а) иностранные граждане и лица без гражданства не могут быть субъектами ряда правоотношений (например, быть судьями, состоять на службе в Вооруженных Силах России);

б) иностранные граждане, наделенные дипломатическим иммунитетом и пользующиеся правом экстерриториальности, не несут уголовной и административной ответственности по российскому законодательству;

в) некоторые нормативно-правовые акты Российской Федерации распространяют свое действие и на тех граждан России, которые находятся за ее пределами (например, Закон о гражданстве, Уголовный кодекс).

Круг лиц, на которых распространяет свое действие тот или иной нормативно-правовой акт, может определяться также по признаку пола, по возрасту (несовершеннолетние), по профессиональной принадлежности (например, военнослужащие), по состоянию здоровья (инвалиды) и др.

ПРАВОТВОРЧЕСТВО: ПОНЯТИЕ И СТАДИИ. ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА

Под «правотворчеством» в основном понимают деятельность управомоченных органов государства по изданию, переработке и отмене нормативноправовых актов в единстве с их содержанием — юридическими нормами. Однако в этом смысле термин «правотворчество» весьма условен, и следует различать ту деятельность, которую называют правотворчеством, и процессы правообразования.

Дело в том, что государство не творит право. Процесс правообразования идет в недрах социального организма, и государство, по существу, должно лишь надлежащим образом оформлять те правовые потребности, которые уже сложились в обществе. Поэтому правы те авторы, которые рассматривают «правотворчество» как завершающую стадию процесса правообразования. Проф. С.С. Алексеев обоснованно говорит о том, что «правотворчество, в принципе, начинается тогда, когда потребности общественного развития определились, непосредственносоциальные права сложились, необходимость правовых нововведений назрела и на этой основе в процесс правообразования вступают компетентные органы».

Понятие правотворчества охватывает все виды и способы (формы) деятельности по возведению воли общества в закон:

а) принятие нормативных актов органами государства;

б) непосредственно народом путем референдума;

в) заключение различного рода соглашений, содержащих нормы права;

г) санкционирование обычаев или норм, выработанных негосударственными организациями;

д) формирование юридических прецедентов.

В юриспруденции выработан целый ряд принципов правотворчества, среди которых можно выделить следующие:

а) демократизм;

б) законность;

в) гуманизм;

г) научность;

д) профессионализм;

е) плановость.

Правотворческая деятельность всегда представляет собой ту или иную юридическую процедуру, то есть урегулированную правом последовательность в совершении правотворческих действий, операций, направленных на определенный правотворческий результат. Правотворческая процедура как достаточно сложная и длящаяся во времени деятельность имеет свои стадии, то есть промежуточные этапы этого процесса, решающие конкретные задачи.

В Российской Федерации наиболее распространенной является такая форма правотворчества, как принятие нормативно-правовых актов органами государства. В рамках этой правотворческой процедуры наиболее разработана законодательная процедура (процедура издания законов).

Выделяют следующие стадии законодательной процедуры:

1. Стадия реализации права законодательной инициативы, то есть права официального внесения законопроекта в высший представительный орган страны, который в таком случае обязан рассмотреть данный законопроект.

Субъекты права законодательной инициативы в Российской Федерации перечислены в ст. 104 Конституции.

2. Стадия обсуждения законопроекта, которое в Российской Федерации происходит на заседании Государственной Думы. На этой стадии вносятся поправки, изменения, дополнения или исключаются из законопроекта ненужные положения.

3. Стадия принятия законопроекта путем голосования в Государственной Думе, одобрения Советом Федерации и подписания Президентом России.

Детально эта процедура регулируется Конституцией и регламентами деятельности высших органов государственной власти.

4. Стадия официального опубликования закона.

Юридическая техника — это совокупность приемов, правил, средств разработки и оформления нормативно-правовых и индивидуальных юридических актов, обеспечивающих их совершенство.

В рамках юридической техники следует особо выделить законодательную технику, которая должна обеспечивать:

а) логическую последовательность изложения;

б) отсутствие противоречий внутри нормативного акта и в целом в системе законодательства;

в) компактность нормативного материала;

г) ясность и доступность языка закона;

д) точность и определенность формулировок и терминов, употребляемых в законодательстве;

е) устранение множественности нормативных актов по одному и тому же вопросу.

Уровень юридической техники во многом говорит об уровне юридической культуры. Юридическая техника, в первую очередь, касается вопросов юридической терминологии, построения юридических конструкций (целостных и устойчивых сочетаний юридических средств), правил выработки, изложения и систематизации нормативно-правовых актов.

СИСТЕМАТИЗАЦИЯ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

Для того, чтобы система законодательства оставалась именно системой (обладала необходимой и достаточной совокупностью элементов, была внутренне согласована, непротиворечива), нормально функционировала, а также совершенствовалась и развивалась, она нуждается в постоянном воздействии на нее специального процесса — систематизации.

Систематизация — это деятельность по упорядочению и совершенствованию нормативного материала путем его внешней и внутренней обработки с целью поддержания системности законодательства и обеспечения субъектов права необходимой нормативно-правовой информацией.

Необходимость систематизации обусловлена тем, что постоянно идет процесс издания новых нормативно-правовых актов, с течением времени некоторые акты фактически утрачивают силу, устаревают, накапливаются противоречия между юридическими предписаниями и т.п.

Практическое значение систематизации еще в 1833 г. подчеркивал Михаил Михайлович Сперанский (кстати, один из лучших кодификаторов не только России, но и Европы), который говорил, что «приведение Законов в один состав» является «одною из первых Государственных нужд». Он же указывал и на значение систематизации для юридической науки: «Ученое законоведение...

не может основаться, если законы не будут прежде приведены в правильный состав».

Современная юриспруденция знает и использует в основном три вида (способа) систематизации — инкорпорацию, консолидацию и кодификацию.

Инкорпорация — это вид (способ) систематизации, при котором нормативно-правовые акты подвергаются только внешней обработке (или вообще не подвергаются) и размещаются в определенном порядке — алфавитном, хронологическом, систематическом (предметном) в единых сборниках и других изданиях.

Для инкорпорации характерны следующие черты:

1) она может носить как официальный, так и неофициальный характер;

2) субъектами инкорпорации могут быть как органы государства, так и общественные организации, и частные лица;

3) инкорпорация не затрагивает нормативного содержания акта: нормы права инкорпорируются в том виде, в каком они действуют на момент систематизации;

4) нормативные акты могут инкорпорироваться как в том виде, в каком они были приняты правотворческим органом, так и подвергаться внешней обработке;

5) внешняя обработка заключается в том, что:

а) из текста удаляются отдельные статьи, пункты, абзацы, утратившие силу, и включаются все последующие (с момента издания акта) изменения;

б) исключаются части, которые не содержат нормативных предписаний;

в) в результате инкорпорации издается сборник законов, собрание законодательства или иной нормативный акт.

Особой разновидностью собрания законодательства является свод законов, который представляет собой:

а) инкорпорированное издание нормативных актов высших органов власти (законодательной и исполнительной);

б) источник официального опубликования;

в) собрание всего действующего законодательства (в указанном в п. «а»

смысле) без какого-либо исключения.

6 февраля 1995 г. Президент России издал Указ «О подготовке к изданию Свода законов Российской Федерации». До революции 1917 г. в России действовал Свод законов Российской империи.

Консолидация — это вид (способ) систематизации, при котором несколько близких по содержанию нормативных актов сводятся в один, укрупненный нормативно-правовой акт с целью преодоления множественности нормативных актов и обеспечения единства правового регулирования.

Для консолидации характерны следующие черты:

1) она представляет собой своеобразный правотворческий прием (инкорпорация, даже официальная, отношения к правотворчеству не имеет);

2) проводится только правотворческими органами, и лишь в отношении принятых ими актов;

3) при консолидации объединенные акты утрачивают силу, а вместо них действует вновь созданный нормативный акт, который имеет собственные официальные реквизиты (наименование, дату принятия, номер и подпись должностного лица).

Консолидация по своей природе занимает промежуточное положение между инкорпорацией и кодификацией.

Кодификация — это такой вид систематизации, который имеет правотворческий характер и направлен на создание нового сводного нормативноправового акта (основ законодательства, кодекса и др.) путем коренной переработки действующего законодательства с целью обеспечения единого, внутренне согласованного регулирования определенной социальной сферы.

Для кодификации характерны следующие черты:

1) она представляет собой наиболее сложную и совершенную форму систематизации;

2) по существу является видом правотворчества, поскольку объектом кодификации выступают непосредственно нормы права;

3) кодификацию всегда осуществляют только компетентные государственные органы на основании конституционных или других законных полномочий;

4) в отличие от инкорпорации, которая имеет постоянный характер, производится периодически, и ее результаты рассчитаны на длительный срок;

5) кодификация всегда вносит элемент новизны в правовое регулирование (это всегда некая «правовая реформа») и зачастую связана с крупными социальными преобразованиями;

6) результатом кодификации является кодификационный акт, который отличает юридическая и логическая целостность, сводный характер (объединяет не утратившие своего значения нормативные предписания), значительный объем и сложное строение, широкий охват социальной сферы и главенствующее положение среди других отраслевых актов. Кодификационные акты — это прежде всего основы законодательства и кодексы. К ним относятся также уставы, положения, правила и др.

СИСТЕМА ПРАВА

Вопрос о системе права — это вопрос о строении права, о том, как право организовано изнутри, как оно вообще устроено. Тема эта достаточно сложна.

Ей были посвящены две общесоюзные научные дискуссии (в конце 40-х и во второй половине 50-х годов). В 1982 г. проблемы системы права обсуждались учеными на страницах журнала «Советское государство и право».

Сразу следует обратить внимание на различие понятий «система права» и «правовая система». Последнее охватывает всю правовую действительность в ее системном, организованном виде. В правовую систему входят все правовые явления, необходимые для процесса правового регулирования. Причем право (объективное право), которое в данном случае мы рассматриваем как систему, в правовую систему входит как элемент наряду с другими элементами: правоотношениями, юридическими фактами, законностью, правосознанием, системой законодательства и др.

Системность — одно из важнейших качеств права и оно присуще ему объективно. Объективность этого свойства означает, что система права не может быть сконструирована произвольно, она обусловлена закономерностями общественной жизни, регулируемой социальной сферы.

Системность права предполагает его следующие характеристики:

а) единство, целостность;

б) внутреннюю расчлененность, дифференцированность, наличие элементов;

в) наличие структуры — целесообразного способа связи элементов;

г) наличие цели (как системообразующего фактора).

Любую систему образуют две стороны: состав (набор необходимых элементов) и структура (целесообразный способ связи этих элементов). Поэтому понятие «система права» охватывает как элементы права, так и его структуру.

В этой связи некорректна, с точки зрения теории системного подхода, формулировка — «система и структура права». Структура права рассматриваться отдельно, как особый объект исследования, конечно, может, но не в качестве некоего дополнения к системе права, а как ее внутренняя сторона.

Структура права, как и структуры других социальных явлений, невидима и неосязаема, но она может быть познана через изучение двух моментов:

а) свойств элементов (они определяют структуру, ее характер);

б) взаимодействия элементов системы права. Социальная структура проявляет себя именно через взаимодействие элементов.

Система вообще — это объект, функционирование которого, необходимое для достижения стоящей перед ним цели, обеспечивается (в определенных условиях среды) совокупностью составляющих его элементов, находящихся в целесообразных отношениях друг с другом.

Право представляет собой сложную, многоуровневую (в какой-то мере даже «объемную»), иерархически построенную систему. Последнее означает, что право построено как бы по принципу «матрешки»: то, что на одном уровне выступает как элемент, на другом уровне уже может быть рассмотрено как система (подсистема), то есть такое образование, в котором тоже могут быть выделены свои элементы и своя структура.

Элементы в системе права могут быть выделены как минимум на четырех уровнях:

а) на уровне отрасли права;

б) на уровне института права;

в) на уровне нормы права;

г) на уровне элементов нормы права.

Главное подразделение в системе права - отрасль.

К признакам отрасли права в литературе относят следующие:

а) особые предмет и метод;

б) специфические отраслевые принципы;

в) способность взаимодействовать с другими отраслями «на равных правах», то есть быть одного с ними уровня;

г) потребность общества в регулировании данной социальной сферы именно на уровне отрасли;

д) количественная достаточность юридических норм, требующая перехода в особое, отраслевое качество;

е) наличие обособленного, как правило, кодифицированного законодательства;

ж) другие признаки.

Основаниями деления права на отрасли признаются предмет и метод правового регулирования. Предмет выступает непосредственным, материальным критерием и отвечает на вопрос «что регулирует отрасль права?». Метод относится к вопросу «как?» (каким образом происходит отраслевое регулирование) и является юридическим критерием. Метод (совокупность специфических юридических приемов воздействия) позволяет определить наличие у отрасли своего предмета, так как особый предмет есть в том случае, если он требует для своего урегулирования особых, специфических приемов.

Специфика метода отрасли права устанавливается по следующим признакам (их называют еще элементами метода):

а) общему юридическому положению субъектов отрасли права (отраслевой правосубъектности);

б) основаниям возникновения, изменения и прекращения правовых отношений;

в) способам формирования содержания прав и обязанностей (например, непосредственно нормой права или соглашением сторон);

г) юридическим мерам воздействия (санкциям норм права).

Различают, прежде всего, императивный (властный) и диспозитивный методы.

Проф. С.С. Алексеев определяет отрасль права как «самостоятельное, юридически своеобразное подразделение права, состоящее из компактной системы взаимосвязанных, распределенных по институтам норм, регулирующих специфический вид общественных отношений».

Правовой институт представляет собой первичную общность юридических норм, которая обеспечивает целостное регулирование определенного участка в предмете отрасли права. Например, институт гражданства в государственном праве, институт наследования в гражданском праве, институт необходимой обороны в уголовном праве и т.п. В системе права можно выделить крупные блоки отраслей — материального и процессуального права, частного права и публичного.

Существуют базовые отрасли, которые составляют фундамент всей системы права, тот «набор» отраслей, без которых невозможно функционирование любой системы права. Это — государственное право, гражданское право, административное право, уголовное право и отрасли процессуального права. На базе гражданского и административного права, как отраслей, представляющих частно-правовое и публично-правовое начало, складываются отрасли трудового, семейного, земельного, финансового права и др.

Дискуссионным является вопрос о природе комплексных отраслей права.

Их называют «несамостоятельными», полагая, что они не имеют своих предмета и метода, или считают, что они являются не отраслями права, а отраслями законодательства.

На наш взгляд, они являются полноценными правовыми отраслями, причем их наличие в системе права свидетельствует о ее переходе на качественно новый, более высокий уровень развития. Причина их неприятия со стороны большинства правоведов состоит в том, что комплексные отрасли строятся на принципиально иных началах, чем основные или так называемые «самостоятельные» отрасли. Дело в том, что, достигнув определенного уровня развития, система права переходит к регулированию целостных социальных сфер, независимо от их юридической однородности: таких как предпринимательство, здравоохранение, транспорт, народное образование, экология и т.д. Право как бы переходит от функциональной организации социальной сферы к ее территориальной организации. Если формирование основной отрасли идет от юридического начала — метода, то комплексной — от социального начала, то есть предмета. Предмет комплексной отрасли юридически разнороден, но он целостен, представляет собой определенную социальную систему. Предмет же основной отрасли однороден юридически, но «сплошного», единого образования не составляет: регулируемые основной отраслью участки как бы «разбросаны»

по всему полю общественной деятельности, а «собираются» они в предмет лишь по признаку метода. В этом легко убедиться, если рассмотреть предметы гражданского и административного права как основных отраслей. Таким образом, «свои» предметы у комплексных отраслей имеются.

Что же касается методов, которыми пользуются комплексные отрасли права, то они не просто юридически своеобразны, а уникальны, что каждый раз достигается за счет особого сочетания юридических приемов регулирования*.

Аргументом в пользу высказанного подхода к комплексным отраслям права является нарастающая в правоведении тенденция к пониманию нераздельности системы права и системы законодательства.

СИСТЕМА ПРАВА И СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ИХ СООТНОШЕНИИ

Эта проблема имеет непосредственное практическое значение. Теоретические решения в данной области влияют на эффективность деятельности по изданию и систематизации нормативно-правовых актов, на состояние всей системы официальных форм выражения права.

Методологической основой ее разрешения являются общие закономерности соотношения права и закона (имея в виду под «законом» не только собственно законы, а все официальные источники права). Право — это и есть правовой закон. Нет права за пределами форм своего выражения: за их пределами можно найти только ответ на то, каким должно быть право, но не само право.

Точно так же в социальной среде, в регулируемой социальной сфере находятся объективные основания системы права, ее идеальная модель, но реально существовать система права может лишь в системе законодательства.

В литературе справедливо отмечается, что система права и система законодательства — это две стороны одного и того же феномена — объективного права.

Выведение системы права за рамки системы законодательства означает и выведение ее за рамки самого права. И в принципе правильна характеристика их соотношения как содержания и формы права.

Вместе с тем, система права и система законодательства — это хотя и тесно связанные, но разные системы. У них разное целевое назначение и разное строение. Система права характеризует строение (элементы и структуру) правовой информации (содержания права) и обеспечивает действие права как информационно-регулятивной системы. Система законодательства характеризует строение носителя правовой информации, и задача ее состоит в том, чтобы обеспечивать надежное хранение этой информации и ее эффективное использование.

В литературе отмечается, что система права является объективным основанием системы законодательства, что система законодательства должна строиться законодателем на основе системы права. В общем и целом это верно.

Однако развитие системы законодательства, ее совершенствование заключается не в том, чтобы все более копировать систему права, походить на нее, а в том, чтобы наиболее полно реализовывать свое служебное предназначение по отношению * Подробнее о природе комплексных отраслей права см.: Протасов В.Н. Что и как регулирует право. — М., 1995. — С. 39–45.

к системе права: обеспечивать ясность и доступность правовой информации, устанавливать четкую иерархию юридических норм по их юридической силе, наиболее полно и правильно учитывать особенности государственного устройства страны и т.д.

Система законодательства (а под «законодательством» в контексте данной проблемы следует понимать всю совокупность нормативно-правовых актов вплоть до других официальных форм выражения права) — результат специальной деятельности полномочных органов (имеющих «право на правотворчество»), и в этом плане она может быть более совершенна или менее. В теории этот момент характеризуется как зависимость системы законодательства от субъективного фактора.

Если элементами системы права являются нормы, институты, отрасли, то элементы системы законодательства — нормативно-правовые акты и составляющие их элементы (разделы, главы, статьи, пункты и др.). Выделяют также отрасли законодательства.

Структура системы законодательства строится как «по вертикали» (принцип субординации), так и «по горизонтали» (принцип координации). В основе иерархии нормативно-правовых актов (вертикальная структура) всегда лежит конституция. Горизонтальное строение характеризуется наличием разветвленной системы законодательных отраслей.

Своеобразием отличаются системы законодательства в федеративных государствах. Примером здесь может служить законодательство России, в состав которого входят как общефедеральное законодательство, так и законодательные подсистемы субъектов Федерации.

ПРИЗНАКИ НОРМЫ ПРАВА. КЛАССИФИКАЦИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ НОРМ

Правовая норма — это исходный элемент, своего рода «кирпичик», из которых построено все право. Объективное право и правовая норма соотносятся как целое и его часть, а точнее — как система и ее элемент. При этом, разумеется, нельзя ставить знак равенства между свойствами права в целом и свойствами ее элемента — правовой нормы (так же как, например, свойства и качества дома не могут быть сведены к качествам и свойствам элементов, из которых он состоит).

Свойства (качества, признаки) правовой нормы определяются двумя началами:

а) принадлежностью правовых норм к нормам социальным;

б) юридической природой норм права.

Принадлежность к социальным нормам обусловливает следующие качества юридической нормы:

1. Она есть правило поведения людей в обществе.

2. Обладает качеством нормативности — является типовым масштабом (эталоном, образцом) поведения:

а) круг адресатов определен типовыми признаками (возраст, вменяемость и т.п.);

б) рассчитана на неограниченное число однотипных случаев;

в) вступает в действие периодически (всякий раз, когда возникает ситуация, предусмотренная в гипотезе).

Юридическая природа правовых норм определяет их следующие специфические признаки:

1. Норма права непосредственно исходит от государства или санкционируется им.

2. Представляет собой государственно-властное веление.

3. Охраняется силой государства, возможностью реализации на основе государственного принуждения.

4. Норма права — общеобязательное правило поведения (она обязательна для всех тех лиц, которые являются ее адресатами независимо от их общественного положения, субъективного отношения к юридическим предписаниям и т.п.).

5. Норма права обладает качеством формальной определенности:

а) с точки зрения внутренней организации (внутренней формы) она должна быть точным, конкретным предписанием;

б) в плане внешней формы она должна содержаться в официальных источниках (формах) права (в нормативно-правовых актах и др.).

6. Действует как интеллектуально-волевой регулятор поведения. Здесь имеется два аспекта. Первый связан с самим механизмом действия правовых норм: правовые нормы могут регулировать поведение людей, только будучи осознаны ими (интеллектуальный момент) и через воздействие на их волю своим властным содержанием (волевой момент). Другой аспект волевого характера правовой нормы состоит в том, что она, как и право в целом, выражает государственную волю.

7. Нормы права, которые непосредственно регулируют поведение (а таких норм большинство), имеют предоставительно-обязывающий характер, то есть действуют через предоставление субъектам права юридических прав и возложение на них юридических обязанностей.

Правовые нормы делятся на виды по различным основаниям.

Первая и наиболее очевидная классификация — в зависимости от принадлежности правовой нормы к той или иной отрасли права: гражданскоправовые нормы, административно-правовые нормы, нормы трудового права и т.д.

В зависимости от функций права юридические нормы можно поделить на регулятивные и охранительные. Регулятивные нормы обеспечивают позитивное регулирование поведения, а охранительные — их защиту в случае нарушения.

По характеру изложения в нормативно-правовом акте они делятся на управомочиваюшие, обязывающие и запрещающие. Это деление достаточно условно, ибо любая правовая норма, непосредственно регулирующая поведение, имеет предоставительно-обязывающий характер.

В системе права можно выделить группу специальных (специализированных) норм, которые сами непосредственно не регулируют поведение, но помогают в этом другим нормам через системные связи права.

К таким нормам относятся:

а) общие нормы (например, устанавливающие общие условия исполнения обязательств, нормы о правосубъектности);

б) дефинитивные (нормы-дефиниции), формулирующие законодательные определения понятий (понятие преступления, понятие юридического лица и др.);

в) декларативные (нормы-принципы);

г) оперативные, которые отменяют нормы права, распространяют их действие на новые сферы, продлевают их действие и т.д.;

д) коллизионные, которые призваны решать «коллизии» между нормами права, их столкновения, то есть регулировать выбор между нормами.

По сфере действия юридические нормы подразделяются на общие и местные.

По времени действия — на общие (установленные на неопределенный срок) и временные (действующие лишь на определенном отрезке времени).

По степени свободы воли адресатов — на императивные и диспозитивные. Первые содержат категорические предписания, которые не оставляют места усмотрению сторон. Вторые действуют постольку, поскольку иное не установлено соглашением сторон.

По юридической силе — на нормы закона и нормы подзаконных актов.

СТРОЕНИЕ НОРМЫ ПРАВА

Вопрос о структуре юридической нормы — это вопрос о ее строении.

«Структура» — это категория системного подхода и под ней понимаются целесообразные связи между элементами в системе. Однако наряду со структурой в любой системе имеется и другая сторона — состав, то есть совокупность необходимых и достаточных элементов (которые структура как раз и связывает).

Поэтому для того, чтобы раскрыть строение какого-либо целостного объекта (системы), следует говорить как о структуре (способе связи элементов в объекте), так и о составе — самих элементах. Хотя традиционно в юридической литературе вопрос о строении нормы права ставится именно как вопрос о ее «структуре».

Юридическая норма, будучи исходной единицей (элементом) системы права, в свою очередь также представляет собой систему (мини-систему), в которой могут быть найдены свои элементы и свои связи между элементами.

Сразу надо заметить, что проблематика строения нормы права относится, по существу, лишь к тем нормам, которые непосредственно регулируют поведение, то есть к предоставительно-обязывающим нормам. В литературе этот момент практически не учитывается. А ведь в системе права есть и другие виды норм. Например, нормы-дефиниции, нормы-принципы и др.

По давней традиции в норме права выделяют три элемента, которые носят названия «гипотезы», «диспозиции» и «санкции». Гипотезой называют ту часть нормы, которая указывает на условия вступления нормы в действие (дает описание юридических фактов). Диспозиция — это «та часть нормы, которая указывает на содержание самого правила поведения, то есть на юридические права и обязанности, возникающие у субъектов» (С.С. Алексеев). Санкция — та часть нормы, которая указывает на меры правового принуждения, следующие за нарушение диспозиции, и словесная схема такого подхода выглядит следующим образом: «если..., то..., а в противном случае...».

Право на существование имеют и другие подходы к строению юридической нормы. Ведь для того, чтобы возникло (изменилось, прекратилось) правоотношение, достаточно двух элементов:

а) указания на определенные юридически значимые обстоятельства;

б) указания на те правовые последствия, которые эти обстоятельства вызывают.

Поэтому, если задача анализа текста нормативно-правового акта ограничивается выяснением правовых последствий, которые вызывают те или иные юридические факты, то достаточно двухэлементной конструкции правовой нормы по схеме: «если..., то...».

С другой стороны, если внимательно рассмотреть трехзвенную конструкцию нормы, то можно заметить, что в ней отсутствует еще один элемент, а именно — указание на условия действия санкции. Ведь правоотношения возникают как на основе диспозиции (позитивные, регулятивные правоотношения), так и на основе санкции (охранительные, защитные правоотношения).

А для того, чтобы правоотношение возникло, необходимо минимум, как уже было замечено, два элемента. Поэтому юридически целостная правовая норма состоит не из трех, а из четырех элементов, точнее, из двух двухэлементных нормативно-правовых предписаний по схеме: «если..., то..., а если..., то...».

Первое предписание в этой схеме имеет регулятивный (позитивный) характер, а второе — охранительный (защитный, обеспечивающий). Поэтому, если требуется проследить логико-юридические связи на уровне нормы, то есть найти не только регулятивную норму, но и обеспечивающее ее юридическое предписание, то следует использовать конструкцию взаимосвязи двух двухэлементных норм.

Здесь идет речь не о том, что двух-, трех-, четырехэлементные конструкции противопоставляются друг другу и правильной является какая-то одна.

Право на существование имеют все подходы к строению юридической нормы, и их нужно рассматривать как «набор» моделей, своего рода инструментов для анализа текста нормативно-правового акта, каждый из которых призван решать свои, только ему присущие задачи этого анализа.

Следует обратить внимание еще на один момент, который вызывает обширные дискуссии при реализации общетеоретических конструкций правовой нормы в отраслевых юридических науках. Например, в теории уголовного права. Этот момент связан с терминологическим обозначением элементов правовой нормы и, естественно, с их смысловым содержанием. Дело в том, что термины «гипотеза», «диспозиция» и «санкция» не пригодны для наименования частей двухэлементной нормы, ибо рассчитаны на логику взаимосвязей элементов трехзвенной конструкции. И если еще термин «гипотеза» имеет относительно устойчивое смысловое содержание и может быть использован в обозначении того элемента двухэлементной нормы, который указывает на условия ее действия, то понятийное содержание «диспозиции» и «санкции» складывается из ряда смысловых фрагментов.

Так, диспозиция — это:

а) «второй» (после гипотезы) элемент;

б) элемент, указывающий на позитивные правовые последствия, на позитивные права и обязанности («само правило поведения»);

в) элемент, нуждающийся в обеспечении санкцией.

А санкция — это:

а) «третий» элемент правовой нормы;

б) элемент, содержанием которого являются негативные правовые последствия, меры государственного принуждения;

в) элемент, направленный на обеспечение нормального действия диспозиции;

г) вступающий в действие в случае ее нарушения.

Таким образом, части трехэлементной нормативной конструкции «завязаны» друг на друга, и смысловое содержание каждого из элементов невозможно установить, понять вне связи и соотношения с другими элементами. Как раз, поэтому безосновательно рассматривать, например, части двухэлементной уголовно-правовой нормы-запрета как «гипотезу и диспозицию» или как «гипотезу и санкцию». Так, если указание на меру ответственности считать диспозицией, то почему она имеет негативный характер и где санкция, которая должна обеспечивать реализацию этой диспозиции? Если же это санкция, то почему сразу после гипотезы должна вступать в действие санкция при отсутствии как самой диспозиции, так и ее нарушения? Еще менее обоснованно считать элементы нормы-запрета диспозицией и санкцией, поскольку гипотеза является обязательным компонентом правовой нормы.

Поэтому в двухэлементной конструкции юридической нормы следует искать не гипотезу, диспозицию или санкцию, а элемент, указывающий на определенные юридически значимые обстоятельства, и элемент, указывающий на те правовые последствия, которые данные обстоятельства влекут.

Самое интересное то, что ввиду отсутствия в трехзвенной конструкции элемента, указывающего на условие действия санкции, он соответственно не обозначен никаким термином. В самостоятельных же охранительных нормах, изложенных, например, в статьях Уголовного кодекса, этот элемент воспроизведен (условие действия уголовно-правовой санкции). Отсюда можно сделать вывод, что ни одно из обозначений элементов трехзвенной конструкции правовой нормы для него просто не подходит. Требуется или просто говорить об условиях действия санкции или вводить какой-то новый термин.

НОРМА ПРАВА И СТАТЬЯ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОГО АКТА.

СПОСОБЫ ИЗЛОЖЕНИЯ НОРМ ПРАВА

В НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТАХ

Соотношение нормы права и статьи нормативно-правового акта — это часть общей проблемы соотношения системы права и системы законодательства. Так же как не совпадают система права и система законодательства, не совпадают и норма права, и статья нормативного акта. Прежде всего, их различие состоит в том, что они являются элементами разных систем: норма — исходный элемент системы права, статья — исходный элемент системы законодательства.

Статьи по отношению к нормам выполняют те же функции, что и система законодательства выполняет по отношению к системе права: служат их внешнему закреплению и выражению. Между нормой и статьей нет прямого, «зеркального» соответствия: одна статья может содержать несколько юридических норм, и наоборот — элементы одной и той же нормы могут находиться в нескольких статьях нормативного акта или даже в разных нормативно-правовых актах. Может иметь место и прямое совпадение — в одной статье содержится одна норма.

Таким образом, проблема состоит в том, чтобы с учетом этих различий и разных способов изложения норм права отыскать все элементы и связи юридической нормы и представить ее в целостном виде.

Законодатель использует следующие способы изложения норм права в нормативно-правовых актах:

1) прямой, когда все элементы юридической нормы воспроизводятся в статье непосредственно и в очевидной взаимосвязи друг с другом;

2) отсылочный, когда в статье один из элементов юридической нормы указывается путем отсылки к другой, конкретной, как правило, родственной статье этого же нормативно-правового акта;

3) бланкетный, когда статья указывает на элемент нормы права путем отсылки не к конкретной статье, конкретному законоположению (как это имеет место при отсылочном способе изложения), а как бы к другому порядку правового регулирования — правилам совершения какого-либо вида деятельности, правилам международного договора и т.п. В данном случае статья представляет собой нечто вроде «бланка», который заполняется другим законом, другим источником права.

МАТЕРИАЛЬНОЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО



Pages:     | 1 || 3 |



Похожие работы:

«ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "МОСКОВСКИЙ БАНКОВСКИЙ КОЛЛЕДЖ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" РАБОЧАЯ ПРОГРАММА учебной дисциплины Бухгалтерский учет специальность 38.02.07 Банковское дело (базовая/углубленная подготовк...»

«В. Ф. Одоевский Последний квартет Бетховена Я был уверен, что Креспель помешался. Профессор утверждал противное. "С некоторых людей, — сказал он, — природа или особенные обстоятельства сорвали зав...»

«информационный документ Управление инфраструктурой с помощью Wonderware – взгляд в будущее Автор: Кристиан Марфа (Cristian Marf), EURA HMI & Supervisory Business Development Manager Готовые решения по автоматизации для: Содержание: • управл...»

«2 1. Цели и задачи практики Основной целью практики является закрепление и углубление теоретической подготовки обучающегося; приобретение им практических навыков и компетенций, а также опыта самостоятельной профессиональной деятельности применительно к направлению и профилю; сбор...»

«Договор № _ г. Владивосток "" 2015 г. ОАО "Авиакомпания "Аврора", именуемое в дальнейшем "Авиакомпания", в лице генерального директора Сухоребрика Константина Петровича, действующего на основании _, с одной стороны, и Закрыт...»

«УДК [338.48:378]:81’271 Валерий Ковалёв СОСТОЯНИЕ СОВРЕМЕННОЙ РЕЧИ В УКРАИНЕ: КОММУНИКАТИВНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ И ЛИНГВОДИДАКТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ У статті Валерія Ковальова "Стан сучасного мовлення в Україні: комунікативно-прагматичний і лінгвидидактичний аспекти" розглянуто активн...»

«1 НОРМАТИВНАЯ ОСНОВА ИТОГОВОЙ АТТЕСТАЦИИ Нормативную основу государственной итоговой аттестации составляют: Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации"; Порядок организации и осуществления образовательной деятельности по образовательным программам высшего образования программам бакалав...»

«Общество с ограниченной ответственностью “Украинский сертификационный центр” СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Начальник ДСТСЗИ Директор ООО “Украинский СБ Украины сертификационный центр” А. Шаталов _К.Бойко “_”_2006 р. “_”_2006 р. УКРАИНСКИЙ СЕРТИФИКАЦИОННЫЙ ЦЕНТР Шифр (“Сертификат”) РЕГЛАМЕНТ Р...»

«ОТЧЕТ ОБ ИТОГАХ ГОЛОСОВАНИЯ НА ВНЕОЧЕРЕДНОМ ОБЩЕМ СОБРАНИИ АКЦИОНЕРОВ ОТКРЫТОГО АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА "НЕФТЯНАЯ КОМПАНИЯ "РОСНЕФТЬ"Сведения об обществе: Полное фирменное наименование о...»

«"УТВЕРЖДАЮ" Генеральный директор ООО "Торговый дом "Горизонт" А.В.Кузьмин "17" марта 2017 года ПОЛОЖЕНИЕ О ПРОПУСКНОМ РЕЖИМЕ НА ТЕРРИТОРИИ КП "НИКОЛИНО ПАРК" 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Пропускной режим водится в целях предотвращения бесконтрольного въезда через контрольно-пропускные пункты (КПП) на территорию коттеджног...»

«ШЕСТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 8 августа 2008 г. N 16АП-196/08) Дело N А63-12501/07-С3-15 Резолютивная часть постановления объявлена 05 августа 2008 г., полный текст постановления изготовлен 08 августа 2008 г.Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: Председат...»

«R SCP/21/INF/3 REV. ОРИГИНАЛ: АНГЛИЙСКИЙ ДАТА: 7 НОЯБРЯ 2014 Г. Постоянный комитет по патентному праву Двадцать первая сессия Женева, 3 – 7 ноября 2014 г.СЕМИНАР ПО ВОПРОСУ КОНФИ...»

«Управление государственных закупок Тюменской области ПОРЯДОК ПОДАЧИ ЗАЯВОК Н А У Ч А С Т И Е В К О Н К У Р Е Н ТН Ы Х ПРОЦЕДУРАХ Управление государственных закупок Тюменской области УЧАСТНИК ДОЛ...»

«УДК 621.981.02 МОВШОВИЧ А.Я., докт. техн. наук, проф., УИПА, Харьков РЕЗНИЧЕНКО Н.К., докт. техн. наук, проф., УИПА, Харьков канд. техн. наук, ген. директор, ТП БУДЁННЫЙ М.М., Харьковстандартметрология КОЧЕГРИН Ю.А., инженер, ТП Харьковстандартметрология ФОРМООБРАЗОВАНИЯ ДЕТАЛЕЙ МЕ...»

«ОБОРУДОВАНИЕ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА РЕЗИНОВОЙ SPECIAL" ПЛИТКИ И БРУСЧАТКИ "EURO А к ц и о н е р н о е о б щ е с т в о " Е в р о П л и т Гру п п " г. М о с к в а 2 01 5 г о д ОСОБЕННОСТИ "EURO SPECIAL" Компания "ЕвроПлит", являясь разработчиком и произ...»

«А.Г. Козинцев ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЗАПАДНЫХ АЛАКУЛЬЦЕВ ПО ДАННЫМ КРАНИОМЕТРИИ (об одной затянувшейся дискуссии) То, что люди, оставившие алакульские памятники кожумбердынского типа в южном Приуралье и север...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" СТАРООСКОЛЬСКИЙ ФИЛИАЛ (СОФ НИУ "БелГУ) РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) Операционные системы наим...»

«МИНИСТЕРСТВО СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ НАСЕЛЕНИЯ РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ № _ Об утверждении административного регламента предоставления государственной услуги "Предоставление единовременной выплаты членам семей погибших (умерших) народных дружинников" В соответствии с Фе...»

«ISSN 1607 – 2774. Шкрім атындаы СМУ ХАБАРШЫСЫ. №2, (54) 2011 УДК: 316.35(574.41) Коновалов А.П., Исаханова А.Е., Максаткызы М., Семипалатинский государственный университет им.Шакарима СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ (ИССЛЕДОВАНИЯ В Г.СЕМЕЙ ВОСТОЧНО-КАЗАХСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ) Маалада Шыыс азастан облысы Семей. жастары арасынд...»

«ПАСПОРТ НАСТАНОВА ЩОДО ЕКСПЛУАТУВАННЯ ваг серій AD., AD.R Редакція: НЕADAD-R19.doc 2 Паспорт. Настанова щодо експлуатування лабораторних ваг AD. та AD.R Зміст ВСТУП... 3 1 ПРИЗНАЧЕННЯ ТА ПРИНЦИП ДІЇ ВАГ. 3 2 ТЕХНІЧНІ ХАРАКТЕРИСТИКИ.. 4 3 КОМПЛЕКТНІСТЬ.. 6 4 ВКАЗІВК...»

«ОБЪЯВЛЕНИЕ ОБ ЭЛЕКТРОННЫХ ЗАКУПКАХ СПОСОБОМ ЗАПРОС ЦЕНОВЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ НА ПОНИЖЕНИЕ N:258198 1. "Электр желілерін басару жніндегі азастан компаниясы "KEGOC" (Kazakhstan Electricity Grid Operating Company) акционерлік оамы в лице Филиал акционерного общ...»

«Офіційні Правила Акції під назвою "Літній виклик Пепсі" (в подальшому – Правила) Замовником усіх Акцій на Сайті є Товариство з обмеженою відповідальністю "Сандора", адреса: 57262, Україна, Миколаївська обл., Жовтневий р-н, с. Миколаївське; код ЄДРПОУ 22430008. Ви...»

«Кристер Йоргенсен Гитлеровская машина шпионажа. Военная и политическая разведка Третьего рейха. 1933-1945 Серия "Хроника войны" Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3944005 Гитлеровская машина шпионажа. Военная и политическая разведка Третьего рейха. 1933-1945: Центрполиг...»

«Конспект коррекционно-развивающего занятия в подготовительной группе "Ежик спешит домой".Программное содержание: Закреплять знания детей о ежах (внешний вид, образ жизни, питание, повадки). Познакомить детей с новой сказкой. Развивать внимание, мышление, воображение, умение анали...»

«КОРОЛЕВСКАЯ СОБАКА ШОТЛАНДИИ П РО И С Х О Ж Д ЕН И Е И ЛИ С ТЕЧ ЕН И ЕМ СТО ­ Ш О ТЛ А Н Д С К О ГО Д И РЛ ЕТИ Й С Ф О РМ И РО ВА Л ­ Х А У Н Д А, И ЛИ О Л ЕН ЬЕЙ СЯ ТИП СОБАКИ, Н АИ­ БО РЗО Й, ТА К О Е Д Р Е В ­ БО ЛЕЕ П РИ С П О СО БЛЕН ­ Н ЕЕ, А РА Н Н И Е Н А ЗВА ­ Н ОЙ Д ЛЯ О ХО ТЫ НА Н И Я П О РО Д Ы ТА К О ЛЕН ЕЙ ? А М О Ж ЕТ П ЕРЕП Л ЕЛ И С Ь М Е Ж Д У БЫ ТЬ, П РЕД КАМ И ДИ Р...»

«Page 1/11 Сертификат безопасности материала (MSDS) Идентификация продукции и сведения о производителе 1. А. Наименование продукта: PCS-0001/PCS01-01L/PCS01-20L (Бесцветная чистящая жидк...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.