WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА Сборник научных статей кафедры политических наук ВЫПУСК 16 Издательский центр «Наука» УДК 32.01 ...»

-- [ Страница 1 ] --

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

СОВРЕМЕННОГО

ОБЩЕСТВА

Сборник научных статей кафедры политических наук

ВЫПУСК 16

Издательский центр «Наука»

УДК 32.01 (082)

ББК 66.3 я 43

П 50

П50 Политические проблемы современного общества: Сборник

научных статей кафедры политических наук Саратовского

государственного университета имени Н.Г. Чернышевского. Саратов:

Издательский центр «Наука», 2011 – Вып. 16. С. 112.

ISBN 978-5-91272-395-7 В 16 выпуск сборника научных трудов «Политические проблемы современного общества» вошли статьи, в которых отражаются результаты научного поиска преподавателей, аспирантов, соискателей, студентов, бакалавров и магистрантов кафедры политических наук университета и политологов других вузов. Научные исследования, посвящены как прикладным, так и теоретическим вопросам по наиболее актуальным проблемам современности.

Для политологов, социологов, юристов, экономистов, всех интересующихся политической ситуацией в современной России, а также проблемами современной политологии.

Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я:

доктор политических наук, профессор А.А. Вилков, доктор политических наук, профессор Н.И. Шестов, доктор исторических наук, профессор Ю.П. Суслов.

УДК 32.01(082) ВБК 66.3 я 43 П50 Работа издана в авторской редакции ISBN 976-5-9172-395-7 @Издательский центр «Наука», 2011 Содержание Вилков А.А. 15 лет первому набору политологов в СГУ 4 Бабуркина А.И. Формирование имиджа левых политических партий на 10 примере КПРФ (региональный аспект).

Банников А. Ю. Регионализм и интеграции на постсоветском 14 пространстве Вестов Ф.А. Гражданский контроль над силовыми структурами 19 Петров Д.Е. правового государства в западной политической мысли Витулева Е. А., Динамика государственного управления и 35 государственной идеологии на примере идеологемы Давыденко Д.И. Идеологические основы неформальной оппозиции в 39 гражданского общества.

современной России Дубровская С.В. Некоторые особенности формирования политической 42 власти в России Емельянов И.В. Отношение молодежи Саратовской области к 46 правоохранительным органам как фактору правового

–  –  –

15-летний юбилей первого набора на специальность «политология» в Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского является хорошим поводом для того, чтобы оглянуться назад, оценить сделанное, подвести итоги, разобраться в существующих проблемах и наметить пути их решения для обеспечения динамичного и поступательного развития политологического образования в СГУ.

Становление специальности «политология» начиналось не на пустом месте. Важнейшим фактором её становления в СГУ стало наличие хорошо развитых традиций преподавания обществоведческих наук. Несмотря на то, что изучение и исследование общественно-политических процессов в советский период осуществлялось в жестко заданных идеологических рамках и под строгим контролем партийных органов, сложились серьезные традиции работы с источниками, имелась вполне определенная методология анализа политических институтов и процессов.

Тем самым в Саратове (на базе, прежде всего, классического университета) сформировалось сильное обществоведческое направление, в рамках которого протекало эффективное научное общение, разрабатывались комплексные проблемы общественной теории и практики.





Кафедра политических наук юридического факультета является одной из крупнейших в Саратовском государственном университете им.

Н.Г. Чернышевского. История общеуниверситетской кафедры насчитывает 70 лет. Образована она была как общеуниверситетская кафедра истории КПСС и в разные годы возглавлялась такими известными учеными, как Г.Ф. Ходаков, В.Б. Островский, В.В. Всемиров, В.М. Долгов.

Еще в 1960-70-е годы профессор, заведующий кафедрой В.Б.

Островский заложил теоретико-методологический фундамент прикладного изучения проблем деревни и одним из первых в СССР создал научную школу сельской социологии. Именно сильная обществоведческая база определила потенциальные возможности развития в Саратове новой науки

– политологии.

Начиная с 1991 – 1992 гг. кафедра политических наук Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского подготовила теоретико-методологическую базу преподавания политологии на всех факультетах СГУ. С 1992 г. на базе исторического факультета стала осуществляться специализация старшекурсников по политологии и были защищены первые дипломные работы по данной специальности 1. В этот же период был открыт набор в аспирантуру по политическим наукам и начали формироваться основные кафедральные направления научных исследований по политологии.

С 1996 года начался набор студентов на специальность «политология» в Саратовском государственном университете им. Н.Г.

Чернышевского, а в 2001 г. соответственно состоялся первый выпуск 2. За прошедшие годы диплом специалиста-политолога получили более 300 выпускников дневной и заочной формы обучения. Сегодня их можно встретить в различных органах власти города Саратова и районных центров Саратовской области и других регионов России, в структурах политических партий и общественных организаций, в СМИ, в ведущих российских вузах, консалтинговых центрах, рекламных агентствах и коммерческих структурах.

За это время трижды менялись госстандарты обучения, которые приводили к изменениям учебных планов и соответствующим изменениям содержания учебных курсов. Каждый раз коллектив кафедры успешно справлялся с обновлением учебно-методической базы преподавания базовых и специальных курсов по политологии.

В результате реструктуризации подразделений университета кафедра политических наук и специальность политологии были вначале переведены с факультета гуманитарных и социальных наук, затем на социологический факультет и, наконец, на вновь созданный юридический факультет. В течение 5 лет кафедра и специальность «политология»

прочно интегрировались в структуру юридического факультета.

Сейчас на кафедре работает большой и высококвалифицированный коллектив (5 профессоров штатных и 2 по совместительству, 12 кандидатов наук, завкабинетом и документовед). Все сотрудники кафедры Среди первых выпускников, специализировавшихся по политологии, многие к настоящему времени стали кандидатами и докторами политических наук (И.И.

Кузнецов – д.п.н, профессор МГУ; С.Г. Сергеев - к.п.н., доцент ПАГС; М.В. Мамонов к.п.н., доцент ПАГС; Н.В. Трошина - к.п.н., доцент ПАГС; и многие другие).

Среди первых выпускников - М.В. Данилов, В.Г. Семенова, Г.М. Барашков, Д.В. Попонов, которые после окончания аспирантуры стали кандидатами политических наук, доцентами и плодотворно работают на кафедре политических наук юридического факультета Саратовского государственного университета имени Н.Г.

Чернышевского. К.п.н., доцент О.С. Скороходова работает в Поволжском институте им. П.А. Столыпина.

имеют ученую степень кандидата и доктора наук. Причем половину состава представляют выпускники, получившие базовое профессиональное образование по специальности политологии. Тем самым успешно решается задача соединения лучших традиций научной и преподавательской деятельности, накопленных старшим и средним поколением сотрудников, с потенциалом молодых преподавателей, опирающихся на новейшую теоретическую и методическую базу, способных осваивать самые передовые инновационные технологии 3. Это позволяет коллективу кафедры смотреть в будущее с оптимизмом, ставить перед собой и решать сложные организационные, методические и научные задачи, обусловленные вызовами времени по профессиональной подготовке политологов.

Среди таких вызовов, следует отметить, прежде всего, достаточно слабую востребованность политологов региональными властями всех уровней. Объясняется это многими причинами, главной из которых, на наш взгляд, является серьезное расхождение нормативно предписанного основания функционирования властных органов и реально существующего. В результате значительная часть действительных механизмов взаимодействия власти и общества, рекрутирования и функционирования политической элиты, ее латентной и явной зависимости от финансово-промышленных групп, способов осуществления властных функций носят завуалированный и закрытый характер в силу своей либо явной незаконности, либо умелого обхождения этих законов.

С одной стороны, эта «подковерность» значительной части информации о реально функционирующих механизмах политической власти создает серьезные трудности для их изучения со стороны научного сообщества. С другой стороны, научные разработки, которые вскрывают болевые точки в деятельности основных политических институтов, предлагают пути их совершенствования и встраивания в существующую нормативную базу, оказываются невостребованными (даже будучи ориентированными на прикладное использование) именно в силу своего несоответствия существующим реалиям. Сложившаяся система властных отношений, выстроенная региональной элитой, прежде всего, под свои собственные интересы, не нуждается в совершенствовании на основе научных рекомендаций, т.к. такое совершенствование механизмов, принципов и способов её функционирования может нарушить клановые традиции и интересы.

Другой причиной можно считать недостаточную практическую ориентированность подготовки специалистов политологов, определенную её оторванность от реальных политических процессов. На преодоление доминирования теоретических основ профессиональной подготовки политологов нацеливает реформа вузовского образования и переход к Подтверждением тому является получение М.В. Даниловым и Д.В. Попоновым грантов Президента РФ для поддержки молодых ученых.

уровневой системе обучения на основе нового ФГОС. Нерешенных проблем в решении данной задачи пока еще, к сожалению, очень много, но положительная тенденция уже обозначилась. Подтверждением тому может служить последовательный поиск путей сотрудничества юридического факультета СГУ с советом работодателей. Магистральные направления взаимодействия – в усилении роли практик, в разработке и конкретизации профессиональных компетенций и требований к выпускникам, в привлечении представителей работодателей к учебному процессу, чтению ими практикоориентированных спецкурсов.

В целом, коллектив кафедры политических наук успешно подготовил переход на уровневую систему обучения студентов и обеспечивает подготовку бакалавров и магистров по политологии. Об уровне подготовки студентов-политологов свидетельствует, например, тот факт, что за последние годы семь из них становились «потанинскими стипендиатами», многие получают стипендию оксфордского фонда, активно участвуют в научной и общественной жизни университета.

Кроме того, на кафедре обучается около 20 аспирантов и соискателей по специальностям «Политические институты, процессы и технологии», «Теория и философия политики, история и методология политической науки». Преподаватели кафедры работают также в Институте дополнительного профессионального образования СГУ.

Сегодняшние результаты научной деятельности кафедры политических наук СГУ известны не только в Саратове, но и во всей России. В диссертационном Совете по политологическим специальностям в СГУ защищено 15 докторских и более 100 кандидатских диссертаций, выпускается значительное количество научной и учебной литературы по политологическим проблемам. Преподаватели кафедры участвовали во всех пяти Всероссийских Конгрессах политологов.

На сегодняшний день наиболее активно разрабатываются такие направления, как социокультурные факторы в политическом процессе современной России и особенности становления и функционирования региональных политических институтов в современной России. В рамках данных направлений исследуются теория и практика местного самоуправления, федерализм и региональное развитие в России, история политической мысли, различные аспекты становления гражданского общества в России, политическое участие, избирательные технологии и выборный процесс в России. Постоянный характер носили исследования политической культуры, политического менталитета, политической мифологии, элитологии, молодежной, образовательной, правовой политики. Получают развитие исследования сравнительного характера.

Перспективным научным направлением, оформившимся благодаря ярким научным исследованиям кафедры, является партилогия регионального, федерального и межгосударственного уровня. Получают признания исследования в области политических идеологий. Все эти направления подкрепляются изданиями монографий, сборников научных статей. За эти годы преподавателями кафедры издано около 40 монографий. 4, одна из которых (Шестов Н.И. Политический миф теперь и прежде. М., 2005. -26 п.л.) получила первое место в общероссийском конкурсе и опубликована в серии «золотая коллекция» публикаций по политологии.

Опубликовано также более 25 кафедральных и межвузовских сборников научных статей политологического содержания. Особая заслуга в подготовке, редактировании и издании данных сборников принадлежит профессору Ю.П. Суслову. Хорошей традицией стала подготовка ежегодников «Молодежная политическая наука в Саратове», основу которых составляют статьи аспирантов и студентов-политологов СГУ 5.

Международные и всероссийские научные мероприятия, проводимые, на базе коллектива кафедры политических наук тематически разнообразны и многочисленны. Можно обратиться лишь к наиболее значимым, например, таким как Всероссийская научно-практическая конференция «Мифология политической власти», 18-19 ноября 2002 г.;

Всероссийская научная конференция «Электоральные процессы и формирование политической власти в современной России: региональная

См., напр.: Вилков А.А. Менталитет крестьянства и российский политический

процесс. – Саратов: Изд-во СГУ, 1997; Вилков А.А., Кузнецов И.И. Единая?

Неделимая!… Опыт ретроспективного анализа теории разделения властей в России.

Саратов, 2001; Вилков А.А., Бобылев Б.В. Социокультурные основания политических конфликтов в России. – Саратов: Изд-во СГУ, 2002; Вилков А.А., Николаева А.А.

Российский менталитет и перспективы социал-демократии и левоцентризма в современной России. Саратов: Изд-во «Саратовский источник». 2009; Вилков А.А., Казаков А.А. Политические технологии формирования имиджей России и США в процессе информационно-коммуникационного взаимодействия.(на материалах «Российской газеты» и «Вашингтон Пост» 2007-2008 гг.) Саратов: Издательский центр «Наука».2010; Вилков А.А., Захарова Т.И. Сакральные основания власти в политической жизни России. Саратов: Издательский центр «Наука». 2010; Данилов М.В.

Исследование российской многопартийности: традиции и инновации. Саратов, 2006;

Дорофеев В.И., Чекмарев Э.В. Власть и проблемы образования молодежи в условиях транзитивности российского общества. Саратов: издательский центр «Наука». 2010;

Кузнецов И.И. Политические механизмы разделения властей в современной России.

(Монография). Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2010; Митрохин В.А. Историография и идеография русской эмиграции первой волны.. Саратов, изд-во Саратовского ун-та, 2008; Митрохин В.А. Русское зарубежье: поиск идей и политическая практика (20-30-е годы ХХ века). Саратов. 2001; Политическое будущее России: взгляд из региона.

Саратов, 2007; Попонов Д.В. Проблемы оптимизации системы регионального элитообразования в современной России. Саратов, 2006; Чернышов А.Г. Регион как субъект политики. – Саратов: Изд-во СГУ, 1999; Шестов Н.И. Отечественный политический процесс: социально-мифологическое измерение. – Саратов, Изд-во СГУ, 2001; Шестов Н.И Политический миф теперь и прежде. – Саратов: Изд-во СГУ, 2003;

Шестов Н.И. Политический миф теперь и прежде М., 2005; Феномен многопартийности в российском обществе. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2006. и др.

Молодежная политическая наука в Саратове. Вып. 2. Саратов: Издательский центр «Наука» 2011. – 166 с практика», 23-25 декабря 2002 г.; Международная научная конференция «Психология политической власти», 20-23 апреля 2003 г.; научный семинар «Теоретические аспекты проблем многопартийности как фактора становления гражданского общества в России», 17-19 июня 2004 г. При активном участии кафедры была проведена международная научнопрактическая конференция «Политико-правовые приоритеты социальноэкономического развития России»; Саратов, СГУ. 2-3 июля 2008 г.;

Международная научно-практическая конференция «Политико-правовые проблемы взаимодействия власти и бизнеса в условиях кризиса» Саратов, 2-3 июля 2009 г.; Международная научно-практическая конференция «Политико-правовые технологии взаимодействия власти, общества и бизнеса в регионах», 2-3 июля 2010 г.; Международная научнопрактическая конференция «Политико-правовые проблемы взаимодействия власти, общества и бизнеса: опыт России и зарубежных стран» (1-2 июля 2011 г.) и др. В феврале 2011 году силами сотрудников кафедры была проведена Всероссийская научно-практическая конференция, посвященная юбилею отмены крепостного права в России. 6.

Хорошей традицией стали регулярные заседания межвузовского теоретического семинара, проводимые на базе кафедры под руководством председателя саратовского отделения Российской ассоциации политической науки доктора политических наук, профессора Н.И.

Шестова. На заседаниях семинара, проходящих с периодичностью в 1-2 месяца принимают участие ведущие специалисты г. Саратова по различным отраслям гуманитарного знания, обсуждаются концептуальные заявки на темы докторских и кандидатских исследований, проекты монографических исследований и обсуждение крупных научных публикаций, затрагивающих вопросы методологии и философии современных политических исследований. Материалы и стенограммы теоретических семинаров систематически публикуются в журнале «Известия саратовского университета. Новая серия. Серия: Социология.

Политология», рекомендованном ВАК РФ для апробации результатов диссертационных исследований по политической науке. Сотрудники кафедры политических наук, аспиранты и докторанты, работающие над диссертациями, имеют приоритетные возможности публикации предварительных и итоговых результатов своих исследований в этом периодическом издании. Ученые кафедры поддерживают плодотворные научные связи с коллегами всех Саратовских вузов, а также Москвы, Тамбова, Самары, Волгограда, Ростова -н /Д, Ульяновска, Краснодара, Казани.

Реформа 1861 г. и современность: 150 лет со дня отмены крепостного права в России.

Сборник научных статей по материалам Всероссийской научно-практической конференции.

Саратов, СГУ, 15 февраля 2011 г. Ответственный редактор – д-р полит. наук, профессор А.А.

Вилков. Саратов: Изд-во «Саратовский источник». 2011. – Все это позволяет констатировать, что на базе кафедры политических наук Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского за последние два десятилетия сложилась и успешно функционирует научно-педагогическая школа по специальности политология. Сложились и институализировались основные научные направления, которые в совокупности составляют основу Саратовской научной школы политологии. Не случайно в бюллетене ВАК она отмечена как третья после Москвы и С.-Петербурга. Успешная деятельность выпускников кафедры в различных сферах деятельности Саратова, области и других регионов России, наличие обратной связи с ними позволяет надеяться на дальнейшее укрепление практической составляющей в профессиональной подготовке политологов и существенное усиление их позиций на рынке труда в современной России.

Бабуркина А.И., студентка СГУ имени Н.Г.Чернышевского Формирование имиджа левых политических партий на примере КПРФ (региональный аспект).

Для анализа образа партии в данной статье будет использована методика исследователей Г.Ханова и Д.Чижова7. Мы рассмотрим четыре ключевых составляющих, которые лежат в основе создания имиджа любой политической партии.

Сегодня любой публичный политический институт хочет показать себя с выигрышной стороны. А в современных условиях именно имидж выступает как средство повышения значимости того или иного института в обществе. Если мы говорим о таком политическом институте, как партия, то для всех очевидно, что основная цель формирования её положительного образа – это увеличение социальной базы.

Если рассматривать КПРФ, то, несмотря на её противоречивый имидж, у данной партии существует свой сложившийся электорат - это твердые сторонники партии, которые с достаточным оптимизмом относятся к перспективам реализации КПРФ различных направлений политики. Но в оценках большинства исследователей в отношении неё преобладают скептические оценки. Её считают партий прошлого, не имеющей политического будущего. Поэтому возникает проблема формирования такого политического имиджа, который бы соответствовал запросам современного общества. В связи с этим перед её лидерами возникает проблема: как же заинтересовать молодежь, поскольку это самая Ханов Г., Чижов Д. Имидж политической партии: основные составляющие и методы продвижения. URL: http://www.publicity.ru/upravlenie/articles/9731.html (25.03.11г.) подвижная часть общества, занимающая достаточно высокий удельный вес в совокупном населении страны.

Сегодня все политические партии проводят активную политику, а где-то даже происходит борьба за привлечение в свои ряды, прежде всего, молодого поколения. Чтобы посмотреть на конкретные предложения и действия коммунистов в этом направлении, было проведено интервью с лидером Саратовского регионального отделения КПРФ О.Н.Алимовой. На вопрос: «Насколько высок уровень поддержки КПРФ среди молодежи»? Ольга Николаевна ответила, что сегодня на встречи с молодежью коммунистов в школы или в высшие учебные заведения не пускают, так как везде идет пропаганда «Единой России». Но, по её мнению, это не означает, что не надо работать с молодежью. Необходимо проводить «полезные мероприятия», индивидуально общаться с молодежью. Можно создать молодежную партийную газету коммунистов. Должен активнее использоваться сайт КПРФ. Нужно всегда быть готовым к работе с детьми, подростками: это проведение игр, «тематических уроков», молодежных маршей и т.д.. Конечно, это и распространение по месту жительства красочных буклетов и ярких листовок, привлекательные лозунги.

Отметим, что план по привлечению молодежи у лидеров Коммунистической партии всё же имеется. Однако, о левых молодежных организациях знает небольшой процент молодежи, а этого недостаточно для обеспечения себе надежной электоральной поддержки. Поэтому, чтобы создать стабильную и постоянно расширяющуюся базу за счёт молодежи, необходимо, помимо воспоминаний о прошлом, предлагать привлекательный вариант будущего, обозначив перспективные направления развития для молодого поколения. А с этим у КПРФ есть проблемы, что и создаёт объективные трудности для роста числа сторонников партии.

Необходимо особо остановиться на ещё одной важнейшей составляющей политического имиджа – программно-идеологической.

Можно согласиться с точкой зрения немалого числа политологов, которые отмечают, что Коммунистическая партия в сравнении с другими выступает как единственная партия, которая имеет четкую и понятную идеологическую платформу. Даже в своём названии КПРФ заявляет о приверженности коммунистической идеологии. Согласно программным документам, партия продолжает дело КПСС и КП РСФСР и является их правопреемницей на территории Российской Федерации8.

КПРФ оценивается как ведущая оппозиционная партия и берёт на себя в идеологическом плане функцию полноценной левой партии, пропагандируя интернациональную социалистическую идеологию9. И Устав политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации». URL: http//www.kprf-saratov.ru.

Программа политической партии «Коммунистическая партия Российской федерации» - М.: ИТРК, 2002. - 48 с.

снова обратимся к интервью с О.Н. Алимовой. На вопрос: «Существует ли реальная оппозиция в современной России», Ольга Николаевна считает, что только КПРФ является единственной реальной оппозиционной партией. И в связи с этим, КПРФ не устраивает «Единую Россию», так как «единороссы» выступают за системную оппозицию, вроде «Справедливой России», которая и была создана «сверху».

По результатам авторского социологического опроса, подобное мнение характерно также для большинства опрошенных: 63% респондентов оценили КПРФ как единственную на левом фланге, ведущую оппозиционную партию. А вот оппозиционность «Справедливой России», согласно данным опроса, можно поставить под сомнение.

Возможно, это действительно связано с зависимостью от администрации Президента. А если это так, то можно предположить, что «Справедливая Россия» была создана только для того, чтобы «оттянуть» голоса у коммунистической партии.

Не останавливаясь в историко-политологическом плане на эволюции идеологии КПРФ, необходимо подчеркнуть, что программноидеологическая составляющая является значимой характеристикой имиджа политической партии (тем более имиджа КПРФ). Таким образом, сегодня в идеологическом отношении, по мнению отдельных исследователей, КПРФ заняла центристские позиции на левом фланге, поскольку суть её партийной платформы можно свести к стремлению соединить экономические лозунги социал-демократии и государственного патернализма, идеи интернационализма с традициями державности и патриотизма10.

Второй ключевой составляющей имиджа любой политической партии является лидерская составляющая. В данном исследовании, прежде всего, интересовали факторы, способствующие/препятствующие процессу формирования позитивных имиджей (образов) политической партии. По данным опроса большинство респондентов (46%) в качестве факторов, способствующих процессу формирования позитивных имиджей партии, отметили лидеров партии. И в качестве факторов, препятствующих этому процессу, также выделили лидеров партии (35%).То есть, согласно общественному мнению, лидеры партий – это такой фактор, который как способствует процессу формирования позитивных имиджей политической партии, так и препятствует ему. Для подтверждения полученных результатов был задан следующий вопрос: «Влияет ли, на Ваш взгляд, деятельность лидеров КПРФ на её популярность»? 61% респондентов согласились с тем, что лидеры партий оказывают существенное влияние на отношение избирателей к конкретной партии в целом. 22% отметили, что лидеры хоть и оказывают влияние, но оно незначительно и всего 5% респондентов ответили отрицательно. Таким образом, нельзя

Головченко В.И. Идеологические основы КПРФ и «Справедливой России»:

особенности и перспективы // Власть. 2009. №3. С. 74-75.

недооценивать роль лидеров в общей структуре имиджа политических партий.

Однако, тут возникает вопрос: как сказываются имиджи лидеров именно Коммунистической партии на образе всей партии? Например, если рассматривать общефедеральный уровень, то согласно общественному мнению отношение к Г.А.Зюганову очень противоречиво. Конечно, есть непоколебимый ряд приверженцев КПРФ, которые в любом случае поддерживают партию, независимо от её лидера. Но, очевидно, запросам современной молодежи Г.А.Зюганов, как «вечный лидер» КПРФ, не соответствует. Если рассматривать региональный уровень, то яркий представитель КПРФ – это О.Н.Алимова. Но к ней отношение тоже двоякое. Её имя часто фигурирует в разного рода «скандалах», ей присуща жесткая критика нынешней власти, что, так или иначе, влияет на её популярность. А это в свою очередь сказывается на популярности партии в целом. Но с другой стороны, у неё сложился образ энергичной, деловой женщины, «борца за справедливость», что позитивно сказывается на образе партии. Поэтому вопрос остается открытым - какую же все-таки роль играют лидеры для Коммунистической партии: положительную или наоборот сугубо негативную?

Следующий компонент имиджа КПРФ - внешняя атрибутика партии.

Она представляет собой определенный набор визуальных способов воздействия на общественную среду для формирования эффективного имиджа политических партий11.

Исследователи отмечают, что единый стиль основных атрибутов партии способствует не только формированию положительного отношения к партии, но и является элементом отличия партий друг от друга. Итак, Коммунистическая Партия Российской Федерации имеет свой флаг, гимн, эмблему. Флагом КПРФ является полотнище красного цвета. Эмблемой КПРФ является взаимоувязанные воедино серп, молот и открытая книга, символизирующие солидарность рабочих, крестьян и интеллигенции.

Основанием эмблемы является аббревиатура «КПРФ». По окружности эмблемы расположены слова «РОССИЯ», «ТРУД», «НАРОДОВЛАСТИЕ», «СОЦИАЛИЗМ»12.

Ключевой составляющей единого стиля является эмблема, она служит основным элементом узнаваемости партии. "Символ КПРФ — символ союза тружеников города, села, науки и культуры — молот, серп и книга". Заметим, что практически ничего нового по сравнению со старой советской символикой не наблюдается: изобразительная стилистика та же, изменилось лишь название страны. В эмблеме КПРФ использованы Ханов Г., Чижов Д. Имидж политической партии: основные составляющие и методы продвижения // URL: http://www.publicity.ru/upravlenie/articles/9731.html (25.03.11г.) Устав политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации». www.kprf-saratov.ru (23.04.11г.).

традиционные знаки единства рабочего класса (молот), крестьянства (серп) и интеллигенции (книга). Слова, расположенные по окружности эмблемы позволяют судить об идеологической приверженности КПРФ. Стилистика эмблемы, выполненная в традиционном для КПРФ духе, свидетельствует о том, что она сохранила верность идеалам социализма.

Характерной особенностью визуального восприятия является реакция на определенный цвет. Существуют стандартные ассоциации между цветом и некими эмоциональными состояниями человека.

Например, зеленый цвет успокаивает, красный - побуждает к действию.

Знамя КПРФ насыщенного красного цвета. И вообще, при упоминании Коммунистической партии первое, что возникает – это ассоциация партии с красным цветом. И не случайно партия для единого стилистического оформления выбрала именно этот цвет. Ведь КПРФ – это оппозиционная партия, воспринимаемая населением как «борец за справедливость». И выбрав красный цвет, она как бы призывает, побуждает последовать за ней в этой борьбе за светлое, справедливое будущее.

Таким образом, все выделенные составляющие играют немаловажную роль при создании и дальнейшем формировании имиджа партии. Но вся специфика исследуемой темы заключается в том, что однозначного ответа на вопрос – кто создал имидж КПРФ таким, какой он есть сейчас, не существует. С одной стороны, основное место в данном процессе отводится СМИ; с другой – самим лидерам Коммунистической партии; с третьей – «партии власти», которая постоянно выступает с критическими намеками в сторону оппозиции. В любом случае, все перечисленные факторы в значительной степени отражаются на формировании имиджа партии в глазах избирателей.

Банников А. Ю., магистр СГУ имени Н.Г.Чернышевского Регионализм и интеграции на постсоветском пространстве Восстановление позиций Российской Федерации на международной арене в определенной мере связано с процессом реанимирования прерванных в начале 1990-х годов связей с бывшими республиками СССР, большая часть которых сегодня являются членами Содружества независимых государств (далее СНГ). В настоящее время Россия объективно нуждается в том, чтобы какая-либо форма интеграции постсоветских государств сохранялась в том или ином политическом формате.

Региональные процессы на постсоветском пространстве носят достаточно объёмный характер. Можно сказать, что межгосударственные связи на пространствах этого региона изначально носили региональный характер. Регионализму как области знаний посвящено много научных исследований. В них в основном рассматриваются вопросы того, как осмыслить региональные процессы и тенденции в различных частях мира.

На сегодняшний день представляется возможным идентифицировать четыре основных подхода к регионализации, распространенные в среде отечественной политической и академической элиты:

1. Политические реалисты и геополитики относятся к регионализации как на субнациональном, так и международном уровнях скорее настороженно. Они считают, что регионализация в России и разделение властных полномочий ведут к хаосу в законодательной сфере, связанному с противоречиями федерального и местного законодательства, росту неравенства и нездоровой конкуренции между регионами, ослаблению партийной системы, поощряют подъём автократических режимов в некоторых субнациональных образованиях (особенно, в национальных республиках), способствуют национализму и сепаратизму, которые, в свою очередь, могут привести к дальнейшей дезинтеграции страны13.

С точки зрения внешних последствий, реалисты и геополитики рассматривают регионализацию как часть традиционной «силовой игры»

на региональном, а не на глобальном уровне. Большинство сильных игроков запускают региональные / субрегиональные проекты, чтобы замаскировать свои действительные намерения: с учётом более благоприятного и менее напряженного периода после «холодной войны», они пытаются представить своё доминирование в красивой подарочной упаковке вместо демонстрации откровенной силы.

2. Либеральные круги, в принципе, приветствуют регионализацию в России и мире. По их мнению, регионализация внутри страны помогает избежать чрезмерной централизации и стимулирует демократизацию как на национальном, так и на субнациональном уровне. В международном плане регионализация способствует интеграции России в мировую экономику и усиливает механизм взаимозависимости, медленно возникающий по периметру российских границ. Либералы убеждены, что политика периода «холодной войны» себя исчерпала, а субъекты международных отношений стремятся к достижению баланса интересов, а не баланса сил. Они также считают, что стремление геополитиков контролировать территорию утратило своё значение, а на смену ему должно прийти мышление с точки зрения геоэкономики14.

Либерально настроенные эксперты не игнорируют вызовы регионализации (особенно связанные с расширением ЕС), но считают, что такие вызовы могут быть эффективно купированы, если вовлеченные стороны продемонстрируют добрую волю и будет создана соответствующая правовая база.

Сенатова О., Касимов О. Кризис политической системы и поражение идей российского федерализма // Очерки российской политики. Москва: Институт гуманитарных и политических исследований, 1994. С. 34-41.

Zagorski A. Geopolitik versus Geowirtschaft // Wostok. No. 6 – 1995. P. 3-10;

3. Глобалисты считают, что глобализация и регионализация – общемировые процессы, которые Россия не может игнорировать.

Некоторые радикальные течения глобализма исходят из того, что государственные границы в сегодняшнем мире во всё возрастающей степени устаревают, становятся проницаемыми, тем самым, утрачивая свою историческую роль как барьеров движению товаров, людей и идей15.

Это корреспондируется с рядом западноевропейских подходов, стремящихся к социальной интеграции, передаче суверенитета, трансграничному сотрудничеству, в то время как новые государства (или вновь созданные, как Россия) естественным образом фокусируют своё внимание на границах, безопасности, исключении, суверенитете и национальных экономиках.

4. Наряду с указанными выше взглядами на регионализацию выделяют также социальных конструктивистов, идеи которых постепенно приобретают популярность в кругах российской интеллектуальной элиты.

Созвучно глобалистам и либералам, социальные конструктивисты одобряют и поддерживают процессы регионализации как в России, так и в мире. Они убеждены, что в постиндустриальном мире мужчины и женщины имеют множественную идентичность: по семейному, профессиональному, религиозному, культурному, гендерному, субнациональному, национальному, региональному и глобальному признакам. Для конструктивистов в процессе конструирования идентичности важно избежать примитивной и опасной дихотомии «мы» и «они», «свои» и «чужие», которые повышают конфликтность идентичностей. Толерантность и диалог (вместо монолога) между различными людьми, культурами, странами, цивилизациями и т.д.

являются наилучшим способом предотвращения конфликтов и укрепляют сотрудничество16.

Среди конструктивистов также распространено убеждение, что государства и индивиды часто сами создают проблемы безопасности своим неправильным восприятием намерений других акторов, формированием образов врага, предвзятых стереотипов и неверным «прочтением» интересов партнеров. В первую очередь, конструктивисты возлагают на национальное государство (и его центральную бюрократию) ответственность за секъюритизацию политики и приоритезацию национальных интересов, суверенитета и границ17. Региональное и субрегиональное сотрудничество в его приграничных и трансграничных формах помогает уменьшить влияние стереотипов и предрассудков, Berg E. ‘Border crossing’ in manifest perceptions and actual needs // Borders, regions, and peoples / M. Van der Velde, H. Van Houtum (eds.). London: Pion Ltd., 2000. P.

154-165;

Medvedev S. Russia’s futures. Implications for the EU, the North and the Baltic Region. Helsinki: FIIA, IEP. 2000. P. 29 Medvedev S. Russia’s futures. Implications for the EU, the North and the Baltic Region. Helsinki: FIIA, IEP. 2000. P. 29 избежать чрезмерной централизации и бюрократических барьеров, содействует росту доверия, тем самым десекръюритизируя («нормализуя») региональную / субрегиональную повестку.

Учитывая то, что в настоящее время преобладает первый подход реалистов и геополитиков, можно говорить о тенденциях к сохранению отношений с существующими в странах СНГ политическими режимами.

При этом подобная политика имела место быть и наблюдается не только в отношении стран, зарекомендовавших себя на протяжении последних двух десятилетий как относительно надежных союзников России (например, в отношении Казахстана). Подобный подход имеет место и применительно к режимам, проводившим всё это время политику лавирования, направленную на извлечение максимальных выгод из геополитической конкуренции крупных держав за контроль над этим регионом. Причём политика эта проводилась с разной степенью успешности. Принимая во внимание тот факт, что в значительной степени такую политику Российской Федерации можно объяснить ментальной близостью представителей политических элит этих стран - выходцев из позднесоветской партийно-хозяйственной номенклатуры, этот курс в большинстве случаев является, по мнению многих исследователейполитологов, обоснованным и с точки зрения национальных интересов России.

Приоритетным направлением российской политики на постсоветском пространстве является обеспечение экономической интеграции. В настоящее время в этом регионе базируется несколько региональных организаций как успешно функционирующих, так и потерпевших неудачу. Россия сохраняет и усиливает свое влияние на постсоветском пространстве путём активного участия в таких региональных объединениях, как ШОС, ОДКБ и ЕврАзЭс. В частности, ЕврАзЭс становится одним из эффективных союзов на пространствах бывшего СССР. Это объединение обладает достаточным потенциалом для того, чтобы стать альтернативой постепенно распадающегося СНГ. При этом подчеркивается, что именно экономические механизмы являются наиболее приоритетными и эффективными для поддержания международно-политического лидерства России на постсоветском пространстве. Центральной идеей развития ЕврАзЭс является формирование Таможенного союза, который позволит его членам получать, в частности, энергоносители по ценам близким к внутрироссийским.

Можно сказать, что, несмотря на схожесть причин включения Беларуси и центральноазиатских стран в Евразийское интеграционное пространство, наблюдается различная степень их вовлеченности в последнее. Будущее участие каждой из сторон зависит от их индивидуальных отношений с Россией. Здесь необходимо отметить, что в ряде стран СНГ политические элиты не консолидированы по вопросу выбора ключевых партнеров по интеграции. Ярким примером могут служить элиты Украины, проявляющие свою политическую лояльность США, объединенной Европе. В этой связи реальные интеграционные процессы, вызванные объективными причинами, наталкиваются на искусственные барьеры в виде сопротивления со стороны политических элит бывших союзных республик.

Выбор между путями сотрудничества и интеграции зависит от позиции государств по отношению к суверенности. Успех постсоветской интеграции всегда зависел и, по всей видимости, будет зависеть от следующих факторов: во-первых, от степени готовности Российской Федерации взять на себя обязанность быть двигателем модернизации для постсоветских стран, во-вторых, от того, согласны ли другие государства оставить за Россией роль генератора преобразований (связанных прежде всего с экономической сферой). И именно поэтому в контексте интеграционного объединения большинство стран СНГ интересует решение, в первую очередь, экономических вопросов, а также возможность продолжения процесса модернизации, который начался ещё в советское время. При этом для Российской Федерации определяющим является сохранение политического и экономического контроля на постсоветском пространстве.

На сегодняшний день интеграционные процессы затрагивают пока только Россию, Казахстан и Белоруссию, наиболее активно участвующих в формировании Единого экономического пространства и развитии Таможенного союза на основе наработок первого. По мере своей готовности подключиться к его работе смогут и остальные страны ЕврАзЭС.

Причем, в случае с ЕврАзЭС уместно говорить о концепции многоскоростной интеграции, что подтверждается реальным стремлением Кыргызстана и Таджикистана присоединиться к Таможенному союзу России, Беларуси и Казахстана, созданному в рамках Содружества, а также официально заявленным намерением союза помочь этим государствам реализовать свою цель присоединения. ЕврАзЭС также сочетает стремление к модернизации (еврокомпонент) с заботами о стабильности (азиатский компонент), поглощающими внимание постсоветских государств Центральной Азии18. Не случайно в СМИ в последнее время активно освещается идея создания Евразийского союза, который представляет собой результат экономической и политической интеграции.

Согласно теориям регионализма интеграция гораздо вероятнее будет иметь место там, где «доброжелательная страна – лидер в регионе стремится к интеграции», будучи готовой при этом к роли двигателя процесса и поставщика ресурсов на продвижение интеграционных проектов19. В случае с Евразийским интеграционным пространством этим условиям Корабоев И. От региональной интеграции Центральной Азии к Евразийскому интеграционному пространству? Меняющаяся динамика постсоветского регионализма// Евразийская экономическая интеграция, №3 (8), август 2010 С. 5-32.

Mattli W. The logic of regional integration: Europe and beyond. Cambridge:

Cambridge University Press. 1999. P.1 - 43 соответствуют Россия и Казахстан. Эти два государства всё чаще определяются как стержень интеграции в рамках ЕврАзЭС. Роль Казахстана в евразийских интеграционных процессах, тем не менее, не ограничивается статусом привилегированного партнера России. Он также становится вторым центром региональной интеграции и регионализации в Евразии.

Принимая во внимание сказанное выше, можно говорить об изменении порядка сотрудничества в рамках СНГ и зарождении новой региональной системы, охватывающей Евразийское интеграционное пространство, в котором Россия позиционирует себя как современное, мощное, динамично развивающееся государство, сближение с которым обеспечит государствам на территории бывшего СССР адаптацию к условиям глобализирующегося мира. Регионализм по-прежнему продолжает играть определяющую роль в развитии межгосударственных отношений на постсоветском пространстве и будет служить катализатором международной интеграции.

–  –  –

Эффективный гражданский контроль над силовыми структурами является неотъемлемым условием формирования правового государства и демократического общества.

Современные системы гражданского контроля во многом основываются на теориях гражданского контроля силовых институтов государства, которые были выработаны западной политической наукой во второй половине XX – начале XXI вв. и заслуженно определяются в качестве классических в сфере исследования политической роли силовых структур и гражданско-военных отношений в целом. Они разрабатывались западными политическими мыслителями применительно к процессам формирования и развития правового государства и демократической политической системы в США и странах Западной Европы, поэтому они представляют особый интерес при исследовании проблем гражданского контроля над силовыми структурами в условиях правового государства.

Стоит отметить, что большинство западных теорий гражданского контроля разрабатывались применительно к вооруженным силам как основному элементу силовой организации государства, но при определенной доли условности положения данных теорий можно применить и к сектору безопасности в целом – армии, полиции, спецслужбам и другим силовым структурам современного государства.

В данной статье мы не будем останавливаться на дискуссионных моментах терминологического определения гражданского контроля20.

Отметим только, что не стоит в гражданский контроль над силовыми структурами включать действия и процедуры, связанные с организацией управления силовыми структурами, как это имеет место, например, в монографии Л.В. Певеня «Демократический гражданский контроль над вооруженными силами: теория и практика военно-гражданских отношений», вышедшей в издательстве РАГС в 2008 г.21.

Необходимость гражданского контроля над силовыми структурами, прежде всего, над вооруженными силами, в западной политической теории и практики осознавалась государственными и политическими деятелями уже в то время, когда не было ни профессиональной армии, ни профессионального сектора безопасности. Подтверждением тому являются высказывания Отцов-основателей США.

А. Гамильтон писал: «Вне зависимости от всех других умозаключений по данному вопросу, в качестве исчерпывающего ответа тем, кто требует установления в условиях мирного времени более категоричных требований, направленных против военных, можно сказать, что вся власть в предлагаемом правительстве будет находиться в руках представителей народа. Это является важнейшей и, в конце концов, единственной действенной гарантией прав и привилегий народа, достижимой в гражданском обществе»22.

Д. Мэдисон пояснял: «Защита от иностранной угрозы является одной из основных задач гражданского общества… [Однако] регулярные вооруженные силы … являются опасной, но, в то же время, необходимой мерой. По малому счёту они причиняют определенное беспокойство. По См. подробно: Петров Д.Е. Политический контроль над силовыми структурами: виды, формы, критерии эффективности // Молодёжная политическая наука в Саратове. Ежегодник научных статей по проблемам политической теории и практики студентов и аспирантов саратовских вузов. Саратов: Издательский центр «Наука», 2011. Вып. 2. С. 133-147.

См.: Певень Л.В. Демократический гражданский контроль над вооруженными силами: теория и практика военно-гражданских отношений: Монография. М.: Изд-во РАГС, 2008.

См.: Кайро М.Ф. Гражданский контроль над вооруженными силами // Материалы о демократии. URL: http://www.umk.virmk.ru/study/U-DISCIPLINA/polupravlenie/U-posobie/demo-USA/g-12.htm (дата обращения: 25.09.2011).

большому счёту последствия могут оказаться фатальными. Но в любом случае они требуют тщательного соблюдения мер предосторожности и бдительности. Благоразумная нация учитывает все эти соображения и, не исключая для себя возможности использования тех ресурсов, которые могут иметь большое значение для обеспечения ее безопасности, она в то же время подходит со всей осмотрительностью к принятию мер, направленных на уменьшение необходимости и риска использования тех ресурсов, которые могут таить в себе угрозу для её свобод»23.

Определенная система сдержек и противовесов в рамках гражданского контроля над армией была заложена в Конституции США 1789 г., которая передаёт ответственность за формирование и поддержание армии (т.е. за ее финансирование во избежание опасности получения президентом слишком большой власти) Конгрессу. Кроме того, именно Конгресс, а не исполнительная власть, имеет право на объявление войны, дабы избежать принятия поспешных решений, которые уже нельзя будет изменить. В то же время по Конституции президент имеет звание главнокомандующего армией, военно-морским флотом США и милицией штатов, что предоставляет ему достаточно большие полномочия для отражения нападения иностранных государств и защиты зарождающейся нации24.

В то же время в отношении гражданского контроля, как и в отношении многих других принципов, Конституция не содержит никаких четких детальных указаний, так как система гражданского контроля в период формирования американской государственности, по сути, была представлена одним ключевым принципом – принципом гражданинасолдата. Он означал, что каждый гражданин отвечает за защиту нации и защиту свобод, и поэтому при необходимости он пойдет на войну. В сочетании с идеей о том, что вооруженные силы должны воплощать демократические принципы и поощрять участие граждан, единственным видом вооруженных сил, по представлениям отцов-основателей, являлась гражданская милиция, в которой различия между офицерами и набранными в нее рядовыми гражданами было сведено к минимуму25.

Очевидно, что сегодня условия формирования и функционирования системы гражданского контроля над силовыми структурами в США, как и в других государствах планеты, существенно изменились, а сама система усложнилась.

История развития гражданского контроля над сектором безопасности выработала ряд основополагающих принципов его организации. Среди них большое значение для понимания природы контроля над силовыми структурами имеет тезис о том, что контроль за армией, спецслужбами и См.: Там же.

См.: Там же.

См.: Там же.

полицейскими органами есть прерогатива создавшего их общества26.

Также важно помнить, что, согласно М. Веберу, одним из основных атрибутов государства является государственная монополия на легитимное обладание силой и использование этой силы. В конечном итоге государство и только государство имеет право создавать и использовать армию27.

Изначально в западной политической науке вопрос о гражданском контроле рассматривался именно в контексте контроля над вооруженными силами, военными как особой социально-профессиональной группой.

С. Хантингтон, профессор Гарвардского университета и признанный классик в области исследований гражданско-военных отношений определяет проблему гражданского контроля над военными как основную проблему теории гражданско-военных отношений28, обращая внимание на разнообразие способов гражданского контроля, выделяет два базовых типа: субъективный и объективный гражданский контроль29.

Субъективный гражданский контроль максимизирует власть гражданских лиц. Субъектами этого вида гражданского контроля могут быть : правительство, социальные группы, классы, законодательные или исполнительные органы власти. Субъективный гражданский контроль может быть идентифицирован с властью президента или Конгресса.

Субъективный гражданский контроль может осуществляться также представителями отдельных социальных классов (аристократии, буржуазии и пролетариата). Но тогда контроль над армией используется в интересах стремящейся к власти социальной группы или класса30.

Таким образом, субъективный гражданский контроль заключается в подчиненности армии интересам различных политических сил.

Объективный гражданский контроль предполагает нейтральность и аполитичность армии, подчиненность её государству и одновременно признание гражданскими властями автономности армии, её права на экспертное знание в области обеспечения национальной безопасности31.

Вместе с тем, подход С. Хантингтона к проблеме гражданского контроля над сектором безопасности основывается на противопоставлении военной См.: Бельский К.С. Полицейское право: Лекционный курс / Под ред. канд.

юрид. наук А.В. Куракина. М., 2004.

См.: Weber M. Politics as a Vocation, перевод Politik als Beruf, Gesammelte Politische Schriften (Muenchen, 1921), 396–450.

См.: Huntington S.P. The Soldier and the State: the Theory and Politics of CivilMilitary Relations. Cambr. (Mass.): Belknap Pr. of Harvard Univ. Pr., 1957.

См.: Данилова Н.Ю. Армии и общество: принципы взаимодействия.

СПб., 2007. С. 19.

См.: Там же. С. 19-20.

Huntington S.P. Reforming Civil-Military Relations // Civil-Military Relations and Democracy / ed. by L. Diamond, M. Plattner. Baltimore & London: The Johns Hopkins Univ.

Pr., 1995. P. 3-13.

и гражданской сфер, что во многом предопределило направление критики его теории другими исследователями гражданско-военных отношений.

Объективный гражданский контроль предполагает максимум военного профессионализма. Он наиболее благоприятствует возникновению и развитию военного профессионализма офицерского корпуса. Сущность объективного гражданского контроля состоит в признании автономии военного профессионализма. Объективный гражданский контроль в отличии субъективного, отрицающего независимость военной сферы, более эффективно обеспечивает минимизацию власти военных, и в то же время повышая эффективность военной политики государства32.

С.

Хантингтон выделил следующие элементы объективного гражданского контроля:

– высокий уровень военного профессионализма и признание военными ограничения своей профессиональной компетенции;

– эффективная система подчинения армии гражданским лидерам, принимающим решения в международной и военной политике;

– признание и принятие лидерства и автономии армии в особой профессиональной области;

– как следствие, минимизация вмешательства армии в политику и ограничение вмешательства политиков в дела армии33..

Впоследствии теория гражданско-военных отношений С. Хантингтона была подвергнута критическому переосмыслению. В качестве главных недостатков указывалось, что она основывается преимущественно на опыте США, центральное место в ней занимает институциональный анализ, который не может в полной мере учесть культурные и исторические условия, которые могут способствовать или мешать гражданско-военному разделению. Справедливость второго замечания вызывает сомнение, так как в исследованиях граждансковоенных отношений С. Хантингтон значительное место уделяет анализу военной этики и политических идеологий34. При этом обозначенная критика нисколько не умаляет фундаментальное значение идей С. Хантингтона по выше обозначенным проблемам Вторым классиком теории гражданско-военных отношений можно социолога М. Яновица35. Отталкиваясь от назвать американского концепции военного профессионализма, М. Яновиц выдвигает альтернативную гипотезу основная идея которой заключается в См.: Там же. С. 20-21.

См.: Там же. С. 21.

Мустаев Р.Ш. «Теория согласия» в гражданско-военных отношениях Р. Шифф // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 6 (12): в 3-х ч. Ч. III. C. 140.

Janowitz M. (1960). The Professional Soldier: A Social and Political Portrait.

Illinois: Free Press of Glencoc.

постепенном разрушении конфликта между военной и гражданской логикой и формировании нового типа военного профессионализма – уже не воина-героя, а воина-менеджера и технического специалиста36.

М. Яновиц переопределил проблемную ситуацию и попытался найти не различия военного и гражданского миров, а точки их соприкосновения 37, что позволило бы с большей эффективностью организовывать гражданский контроль над «силовиками», уменьшать социальную напряженность в социуме.

Признанным классиком исследований гражданского контроля над силовыми структурами также является и С. Файнер, в работе которого «Человек верхом на лошади» в противовес концепции С.

Хантингтона выдвигаются три причины, по которым профессионализм военных может привести их к столкновению с гражданской властью:

1. Военные могут полагать, что находятся на службе у государства, а не на службе у правительства, которое в данный момент у власти. А это может привести их к «противопоставлению общества и временно занимающей свое место администрации».

2. Армия может считать, что только военные специалисты обладают достаточной квалификацией для принятия решений в области обороны.

3. Военные могут отказаться от участия в решении «грязных»

внутригосударственных проблем, с которыми сталкивается гражданское руководство страны, считая себя гарантом внешней безопасности государства, а не тяжеловооруженным «полицейским подразделением»38.

Раскрывая методы гражданского контроля над силовыми структурами, многие исследователи, в том числе и Э. Нордлингер, используют термины «либеральный метод» и «проникновение». Вопервых, либеральная (объективная) модель отношений между армией и гражданской властью чётче всего просматривается в западных полиархиях39. Главной чертой этой модели является строжайшее разграничение роли и функций между политической и военной сферами с целью удержать армию вне политики. Это достигается за счет того, что, во-первых, действуют формальные механизмы подчинения армии гражданскому руководству, которое, в свою очередь, подотчетно законодательному собранию или обществу в целом. Во-вторых, к ведению гражданской власти относится процесс принятия решений по вопросам обороны: роль военных здесь сведена к тому, что они представляют свою точку зрения, а затем исполняют полученные распоряжения. Однако, на самом деле армия пользуется громадным влиянием, поскольку является Данилова Н.Ю. Армии и общество: принципы взаимодействия. СПб., 2007.

С. 24.

Там же. С. 26.

См.: Там же. С. 22.

См.: Хейвуд Э. Политология: Учебник для студентов вузов / Пер. с англ. под ред. Г.Г. Водолазова, В.Ю. Вельского. М., 2005. С. 478-479.

лишь одной из многих групп интересов, которой надлежит понимать, что недопустимо ставить под сомнение решения политического руководства страны. В-третьих, действует принцип политической нейтральности армии, в соответствии с которым она сохраняет верность государству независимо от того, какая партия находится у власти.

Наиболее показательным примером того, как армию можно держать под политическим контролем, служат США. И это при том, что именно армии, в своё время выигравшей Войну за независимость американских колоний в 1775-1783 гг., государство обязано своим рождением. Схожую модель отношений между военной и гражданскими сферами можно видеть и в Великобритании. В теории вооруженные силы страны несут ответственность перед короной, что на практике означает их подчинение через министерство обороны премьер-министру и кабинету министров.

В диктаторских или однопартийных государствах гражданский контроль над армией осуществляется в иных формах.

Здесь нет «объективных» механизмов примата гражданской власти над военной:

армия контролируется «субъективными» методами и её стремятся привязать к ценностям и идеалам правящей элиты40, то есть действует модель «проникновения» в армию, её всесторонней политизации.

Самостоятельный подход к проблеме гражданского контроля «силовиков» был предложен Ч. Москосом, который рассматривал процессы структурного и ценностного сближения военной и гражданской сфер общества как перехода от закрытого типа организации к открытому и функционального изменения военной организации41. На основе его идей впоследствии западная военная социология и политическая наука выдвинули тезис о том, что залогом эффективной системы гражданского контроля над вооруженными силами является возрастающее взаимопроникновение гражданской и военной сфер – как на уровне структуры, так и на уровне культуры и ценностей.

Новый взгляд на старую проблему гражданского контроля предложил П. Фивер, предпосылкой исследований которого стало ослабление гражданского контроля над вооруженными силами в США в 1990-е гг. после окончания «холодной войны». Теория, выдвинутая П. Фивером, носит название «теория исполнителя». По его мнению, она должна заменить теорию С. Хантингтона. Для создания своей теории он использовал заимствованную из микроэкономики модель «принципал – агент» (или «начальник – исполнитель»), возникшую в рамках неоинституционального подхода и теории организаций42.

См.: Там же. С. 480-481.

См.: Moskos Ch. (1977). From Institution to Occupation: Trends in Military Organization // Armed Forces and Society. Vol. 4. № 1. P. 41-50.

См.: Feaver P.D. Armed Servants: Agency, Oversight and Civil-Military Relations.

Cambridge: Harvard Univ. Pr., 2005; Feaver P.D. The Civil-Military Problematique:

Huntington, Janowitz and the Question of Civilian Control // Armed Forces & Society. 1996.

Vol. 23. № 2. Р. 149-178.

Сущность гражданского контроля и гражданско-военных отношений в целом, по мнению П. Фивера, – это взаимодействие между гражданскими начальниками (принципалами) и военными-исполнителями (агентами).

Теория исполнителя ставит акцент на стратегическом взаимодействии и наказании: что гражданские ожидают от поведения военных, почему подчинение военных не является предопределенным и какова вероятность того, что гражданские обнаружат и накажут военных за неправильное поведение.

Военные, как и их гражданские руководители, конечно, не хотят, чтобы внешний противник нанёс им поражение. Но они также не любят, когда гражданские власти вмешиваются в их дела. Более того, у них могут быть иные, чем у гражданских, взгляды по тому или иному вопросу (не обязательно политическому). Поэтому исполнитель может выполнить поставленную перед ним задачу, а может и уклониться, саботируя указания начальника и действуя в своих собственных интересах. В худшем случае уклонение может принять форму открытого неподчинения, но П. Фивер относит к нему также «затягивание» и утечки в прессу. Решение военных – работать или увиливать – обусловлено, во-первых, тем, насколько отрицательно военные относятся к тому, что требуют от них гражданские (насколько сильно, говоря другими словами, они предпочли бы поступить по-своему), и, во-вторых, вероятностью и суровостью их наказания в том случае, если они будут увиливать43.

Проблема для «принципала» – гражданских властей – заключается в том, как добиться того, чтобы «агент» действовал в соответствии с полученными приказами, а не увиливал. Гражданские власти не могут быть уверены в том, что военные сделают именно то, что от них требуют, а военные не знают, смогут ли гражданские власти уличить их в неправильном поведении и наказать за это или нет. П. Фивер предположил, что после окончания «холодной войны» и предполагаемые издержки мониторинга, и суровость возможного наказания военных в США уменьшились столь сильно, что разрыв между тем, что требуют от военных гражданские, и тем, что предпочитают делать военные, возрос до беспрецедентных размеров44.

Feaver P.D. Armed Servants: Agency, Oversight and Civil-Military Relations.

Cambridge: Harvard Univ. Pr., 2005. P. 57-58. Цит. по: Мустаев Р.Ш. Политологи США о гражданском контроле над вооруженными силами: П. Фивер против С. Хантигнтона // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 6 (12): в 3-х ч. Ч. III. C. 128-131.

Feaver P.D. Armed Servants: Agency, Oversight and Civil-Military Relations.

Cambridge: Harvard Univ. Pr., 2005. P. 199. Цит. по: Мустаев Р.Ш. Политологи США о гражданском контроле над вооруженными силами: П. Фивер против С. Хантигнтона // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 6 (12): в 3-х ч. Ч. III. C. 128-131.

Теория «исполнителя» гражданско-военных отношений П. Фивера ценна тем, что гражданский контроль изначально является краеугольным камнем его научно-практических построений, а сам феномен гражданского контроля над вооруженными силами рассмотрен с точки зрения механизмов государственного управления и решения прикладных вопросов военного менеджмента.

Оригинальностью отличается подход американской исследовательницы Р. Шифф, отрицающей необходимость противопоставления гражданской и военной областей жизнедеятельности государства и общества, который известен как «теория согласия». По её мнению, вмешательство военных в политику (основная цель гражданского контроля сектора безопасности) можно исключить тогда, когда вооруженные силы сотрудничают с политическими элитами и населением.

Основой для такого сотрудничества является согласие, понимаемое как общественный консенсус по основным вопросам, касающимся вооруженных сил и их взаимоотношений с обществом. В общественном консенсусе Р. Шифф выделяет три основных стороны – это сами вооруженные силы, население и элиты45.

Теория согласия доказывает, что эти стороны должны стремиться к установлению сотрудничества. Это сотрудничество не требует обязательного разделения гражданских и военных институтов: в одних случаях таковое разделение может иметь место, а в других – нет.

Важно не это, а способность трёх сторон достичь согласия по четырем показателям:

1) социальный состав офицерского корпуса; 2) процесс принятия политических решений; 3) способ комплектования армии; 4) военный стиль46.

Р. Шифф применила свою теорию в шести случаях: США после Второй мировой войны, США после войны за независимость (1790гг.), Израиль (1980-1990 гг.), Аргентина (1945-1955 гг.), Индия после обретения независимости и в 1980-е гг., Пакистан (1958-1969 гг.)47.

Состав офицерского корпуса – первый индикатор согласия. В демократических обществах офицерский корпус обычно представляет различные составные части нации. Широкая представительность, однако, не является необходимым условием согласия, если и общество, и вооруженные силы согласны, чтобы офицерский корпус не был столь Мустаев Р.Ш. «Теория согласия» в гражданско-военных отношениях Р. Шифф // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 6 (12): в 3-х ч. Ч. III. C. 139.

См.: Schiff R.L. Civil-Military Relations Reconsidered: а Theory of Concordance // Armed Forces & Society. 1995. Vol. 22. № 1. P. 13-16; Schiff R.L. The Military and Domestic Politics: а Concordance Theory of Civil-Military Relations. N.Y.: Routledge, 2008.

P. 32-33.

См.: Schiff R.L. The Military and Domestic Politics: а Concordance Theory of Civil-Military Relations. N.Y.: Routledge, 2008. P. 49-125 представительным. Например, когда Индия была колонией Великобритании, «сам факт, что армия набиралась из определенных каст и классов, ставил эти классы поодаль» от «массы индийских крестьян»48.

Данный пример подтверждает, что у наций существуют определенные исторические и культурные традиции, и что эти традиции могут оказывать воздействие на согласие или несогласие относительно состава офицерского корпуса.

Процесс принятия политических решений как второй индикатор включает институциональные органы общества, которые определяют ресурсное обеспечение вооруженных сил: военный бюджет, снабжение вооруженных сил, их объем и структуру. Процесс принятия политических решений не подразумевает наличия определенной формы правления – демократической, авторитарной или какой-то иной. Это, скорее, особые каналы, определяющие потребности и финансирование вооруженных сил.

Третий индикатор согласия – способ комплектования вооруженных сил. Под комплектованием понимаеся набор граждан на военную службу;

методами комплектования могут быть принуждение или убеждение.

Принудительное комплектование обычно не предполагает согласия между гражданами и вооруженными силами49. Напротив, комплектование путём убеждения может принимать форму добровольного либо обязательного набора на военную службу. Убеждение основывается на «вере»: население верит, что жертвы, приносимые им, необходимы для безопасности государства – из соображений патриотизма или по другой подобной причине. Правительство не заставляет людей идти на военную службу, когда они идут на неё добровольно или же признают необходимость призыва. Комплектование путём убеждения подразумевает соглашение между политическим руководством, вооруженными силами и гражданами относительно потребностей и состава вооруженных сил50.

Четвёртый индикатор согласия – военный стиль. Он относится к внешним проявлениям деятельности вооруженных сил и связанным с ними ментальным конструкциям: как выглядит армия, какие побуждения движут ею и что о ней думает народ.

Он важен, поскольку может устанавливать социальные границы или стирать их. Посредством стиля представители определенной элиты объединяются в сообщество равных и дистанцируются от представителей других элит и членов неэлитных групп. Стиль также важен, поскольку является символом того или иного типа власти или господства. Военный Schiff R.L. Civil-Military Relations Reconsidered: а Theory of Concordance // Armed Forces & Society. 1995. Vol. 22. № 1. P. 14. Цит. по: Мустаев Р.Ш. Политологи США о гражданском контроле над вооруженными силами: П. Фивер против С. Хантигнтона // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 6 (12): в 3-х ч. Ч. III. C. 128-131.

Там же. С. 15.

Там же.

стиль непосредственно затрагивает человеческий и культурный элементы вооруженных сил. Как выглядят вооруженные силы, какие явные и неявные сигналы они подают, какие ритуалы исполняют – всё это составляющие глубоких и тонких взаимоотношений между армией, гражданами и государством.

Теория согласия, по мнению её автора, достигает двух целей. Вопервых, она объясняет, какие институциональные и культурные условия, включая сегрегацию, интеграцию или что-то иное, способствуют или препятствуют вмешательству военных в политику. Во-вторых, она предсказывает, что согласие, достигнутое тремя сторонами, делает вмешательство военных в политику намного менее вероятным. Поэтому основное положение теории согласия сводится к следующему: если между вооружёнными силами, политическими элитами и населением выработано согласие по четырем показателям, вмешательство военных в политику менее вероятно51.

Стоит отметить, что теория согласия Р. Шифф вызвала достаточно оживленную полемику между специалистами по гражданско-военным отношениям. Р. Уэллс отмечал, что Р. Шифф желает разрушить и дискредитировать теорию С. Хантингтона52. П. Фивер заметил, что Р. Шифф отвергает разделение гражданских и военных институтов, предложенное С. Хантингтоном, но в то же время её теория согласия «сама основана на аналитическом различии: она рассматривает вооруженные силы как отличные и от политического руководства, и от граждан»53.

Существуют и другие подходы к исследованию гражданского контроля над силовыми структурами правового государства. В частности, американский исследователь Д. Бёрк для объяснения трансформации гражданско-военных отношений и гражданского контроля предложил концепцию «институционального настоящего», согласно которой необходимо перестать противопоставлять армию и общество и начать Schiff R.L. The Military and Domestic Politics: а Concordance Theory of CivilMilitary Relations. N.Y.: Routledge, 2008. P. 33. Цит. по: Мустаев Р.Ш. «Теория согласия» в гражданско-военных отношениях Р. Шифф // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 6 (12): в 3-х ч. Ч. III. C. 138-141.

Wells R.S. The Theory of Concordance in Civil / Military Relations: а Commentary // Armed Forces & Society. 1996. № 23. Winter. P. 273. Цит. по: Мустаев Р.Ш. «Теория согласия» в гражданско-военных отношениях Р. Шифф // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 6 (12): в 3-х ч. Ч. III. C. 138-141.

Feaver P.D. The Civil-Military Problematique: Huntington, Janowitz and the

Question of Civilian Control // Armed Forces & Society. 1996. Vol. 23. № 2. P. 169. Цит. по:

Мустаев Р.Ш. «Теория согласия» в гражданско-военных отношениях Р. Шифф // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 6 (12): в 3-х ч. Ч. III. C. 138-141.

исследовать её реальную политическую роль в обществе54, что позволит более продуктивно подходить к теории и практике гражданского контроля над аппаратом принуждения современного государства.

Ученый из США Д. Бланд выдвинул тезис о том, что взаимоотношения между двумя сторонами в системе гражданского контроля сектора безопасности необходимо воспринимать в категориях сотрудничества и кооперации, а не конфликта55. В этой связи термин «гражданский контроль» предлагается освободить от этически нагруженных оценок и моральных коннотаций и рассматривать гражданский контроль с точки зрения взаимодействия представителей военной элиты с легитимно избранными лицами и органами государственной власти. Утверждается, что армия в таком обществе должна быть лишена легитимного права действовать независимо, «сама по себе». Гражданский контроль рассматривается как динамический процесс, который зависит от изменения идей, ценностей, институциональных условий функционирования общества, текущей политической ситуации в стране и за рубежом. По сути, базовая идея С. Хантингтона сохраняется – постепенно объективный гражданский контроль заменяется словами «демократический гражданский контроль, который содержательно соответствует критериям объективного контроля по С. Хантингтону56.

Вместе с тем, в них органично соединяются «идея разделения»

С. Хантингтона и «идея соприкосновения» М. Яновица.

В сфере теории и практики гражданского контроля над силовыми структурами, прежде всего, вооруженными силами, на Западе традиционно выделяют англо-саксонскую и прусскую модель гражданско-военных отношений, а равно, модели гражданского контроля над армией.

В США, олицетворяющих англо-саксонскую модель, президент (он же верховный главнокомандующий) осуществляет руководство вооруженными силами через гражданского министра обороны, которого назначает с согласия Конгресса. Министр обороны отвечает за строительство вооруженных сил, их мобилизационную и боевую готовность, использование, материально-техническое обеспечение, проведение военных исследований и разработок. Он является главным консультантом президента по всем военным вопросам. Административное управление армией министр осуществляет через центральный аппарат Burk J. The Militray in New Times: Adapting Armed Forces to a Turbulent World.

Boulder & Oxford: Westview Press, 1994. Цит. по: Данилова Н.Ю. Армии и общество:

принципы взаимодействия. СПб., 2007. С. 31.

Bland D. A Unified Theory of Civil-Military Relations // Armed Forces and

Society. Vol. 26. № 1. Fall 1999. P. 7-26. Цит. по: Данилова Н.Ю. Армии и общество:

принципы взаимодействия. СПб., 2007. С. 31.

Данилова Н.Ю. Армии и общество: принципы взаимодействия. СПб., 2007.

С. 32.

Минобороны и министерства видов вооруженных сил. Во главе управлений Пентагона стоят как военные, так и гражданские лица57.

Гражданскими лицами являются также министры армии (то есть сухопутных войск), военно-воздушных и военно-морских сил. Они отвечают за строительство, мобилизационную и боевую готовность подведомственных структур. Генералы и адмиралы возглавляют штабы этих структур, однако никакими командными полномочиями ни один из них не обладает, каждый в рамках своей компетентности является всего лишь советником министра обороны и своего непосредственного министра. Начальники штабов видов ВС и комендант морской пехоты образуют Комитет начальников штабов (КНШ), каждый начштаба руководит КНШ по очереди два года. КНШ разрабатывает различного рода планы и рекомендации для министра обороны, но управленческих функций также не имеет. Оперативное управление вооруженными силами осуществляет всё тот же гражданский министр обороны через территориальные (Североамериканское, Южноамериканское, Европейское, Тихоокеанское, Центральное) и целевые (спецопераций, стратегическое, единых сил, стратегических перебросок) Командования. Отсюда видно, что американской армией командуют исключительно политики (президент и министр обороны), военные лишь разрабатывают для них планы и рекомендации и исполняют приказы политиков. Устройство высших органов управления ВС США олицетворяет англо-саксонскую систему децентрализованного военного руководства, когда единый генштаб вообще отсутствует (КНШ эквивалентом последнего не является)58.

Столь «гражданскоориентированная» система контроля функционирования сектора безопасности во многом обусловлена политической традицией США периода отцов-основателей, которую можно выразить следующими тезисами: во-первых, крупные вооруженные силы рассматривались как угроза свободе, что являлось наследием британской истории и оккупации в колониальный период; во-вторых, значительные вооруженные силы угрожали американской демократии (эта концепция была связана с идеалом гражданина-солдата и опасениями по поводу образования класса военной аристократии или автократии); втретьих, наличие крупных вооруженных сил угрожало экономическому процветанию (поддержание большой регулярной армии представляло собой огромное бремя для зарождавшейся экономики новой нации); вчетвёртых, крупные вооруженные силы угрожали делу мира (отцыСм.: Храмчихин А.А. Гражданский контроль над армией в России декоративен // Независимое военное обозрение. 2004. 11 июня.

См.: Там же.

основатели соглашались с либеральной точкой зрения, в соответствии с которой гонка вооружений ведет к войне)59.

Сегодня англо-саксонская модель претерпевает существенные изменения, что обусловлено существенным повышением военнополитической активности США и стран НАТО в последнее десятилетие, необходимостью противодействия угрозам мирового терроризма внутри западных государств, усложнением военно-технической сферы и, в целом, изменением государства как политико-правового феномена в эпоху постмодерна60.

Более стабильна в этом отношении прусская модель граждансковоенных отношений, которая близка российским реалиям с точки зрения организации военного управления, комплектования армии и условий демократического транзита.

В мирное время бундесвером руководит министр обороны (разумеется, гражданский), имеющий исключительное право отдавать войскам приказы и распоряжения, в военное – федеральный канцлер.

Гражданскими лицами являются все пять заместителей министра обороны.

Оперативное руководство в германской армии осуществляет генеральный инспектор, статуса заместителя министра не имеющий. Руководящий штаб (в отечественной литературе его обычно называют главным штабом), являющийся, по сути, рабочим органом генерального инспектора в бундесвере – лишь одно из многочисленных подразделений Минобороны61.

Численность бундесвера и его оргштатную структуру определяет только парламент (бундестаг), который контролирует военные закупки.

Ещё одним важнейшим парламентским институтом по контролю над национальной армией является уполномоченный бундестага по вопросам обороны. В его обязанности входит защита прав военнослужащих.

Солдаты и офицеры (а также их родственники, друзья, доверенные лица) могут напрямую обращаться к нему с жалобами на ущемление своего права на свободное высказывание мнений, юридическую защиту, политическую деятельность вне службы, а также на материальное положение, служебные притеснения и т.д. Уполномоченный действует как по указанию бундестага, так и по собственной инициативе62.

Стоит отметить, что единства принципов организации гражданского контроля над сектором безопасности в странах Запада сегодня у исследователей нет. С одной стороны, утверждается, что в западных См.: Кайро М.Ф. Гражданский контроль над вооруженными силами // Материалы о демократии. URL: http://www.umk.virmk.ru/study/U-DISCIPLINA/polupravlenie/U-posobie/demo-USA/g-12.htm (дата обращения: 25.09.2011).

См.: Артемьев М. Как работает Америка. М.: Фонда «Либеральна миссия»;

Новое литературное обозрение, 2010.

См.: Храмчихин А.А. Гражданский контроль над армией в России декоративен // Независимое военное обозрение. 2004. 11 июня.

См.: Там же.

странах не существует единого решения проблемы гражданского контроля над армией: законодательные и политические условия в этих государствах широко варьируются, а значит, варьируются и модели взаимоотношений между военной и гражданской властью63. С другой стороны, на международной конференции «Вооруженные силы и военная служба в правовом государстве», проходившей в ноябре 1991 г. в Москве, испанский ученый П. Гарсия говорил, что современные развитые общества решают проблему контроля над армией двумя способами: во-первых, действует «императив ограничений», то есть строгие законодательные нормы поведения военнослужащих, закрепленные в Конституции и в армейских уставах; во-вторых, «моральное самоограничение» – твердо сформированные у военнослужащих представления, что они могут применять оружие только по указанию высшего политического руководства.

По мнению П. Гарсия, в старых демократиях указанные сдерживатели совпадают, исключая узурпацию власти военными или их спонтанные противоправные действия. А в молодых демократиях наблюдается не только дисбаланс между ними, но и возможность быстро разрушаться, вступать в конфликт друг с другом, создавая предпосылки для неожиданных поворотов в поведении армии, особенно в условиях глубокого социального кризиса, перехода от одной общественноэкономической системы к другой. В таких случаях контроль становится чрезвычайно трудным, даже невозможным64.

Но большинство западных государств в сфере гражданско-военных отношений объединяет наличие в системе государственного управления комплексного министерства обороны. Его появление связано с необходимостью гармонизация отношений армии с более широкой властной структурой в условиях демократии и требует от государства создания такой бюрократии, которая бы обеспечила выборную власть практическими средствами осуществления контроля над военной иерархией65.

Существование и функционирование комплексного министерства обороны – необходимое (хотя само по себе и недостаточное) условие демократического гражданского контроля над вооруженными силами. С функциональной точки зрения министерство обороны имеет три основные цели: структурирование отношений между демократически избранным гражданским руководством и вооруженными силами; максимизация

The Democratic Control of the Armed Forces (February 1996) URL:

обращения:

https://wwwc.cc.columbia.edu/sec/dlc/ciao/wps/jor01/jor01.html (дата 22.09.2011).

Бабанов А.А. Силовые структуры в системе политической власти правового государства (на примере армии и правоохранительных органов). Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2004. С. 155-156.

См.: Бетц Д., Волков В. Министерство обороны в демократическом государстве // Отечественные записки. 2002. № 2.

эффективности использования вооруженных сил во всем многообразии ролей и задач (это особенно важно в наше время, когда вооруженные силы принимают на себя различные нетрадиционные роли и задачи);

максимизация эффективности использования материальных и людских ресурсов в условиях меняющихся задач66.

Более того, министерство обороны может служить инструментом сглаживания возможных противоречий в военно-гражданских отношениях в демократическом обществе. В частности, оно является своеобразным форумом, в рамках которого легитимность и власть демократически избранных гражданских руководителей может быть объединена с профессиональными знаниями и опытом военных67.

Иерархическая подотчётность военных правительству через гражданского министра обороны — один из важнейших принципов, действующих в либеральных демократических обществах западного типа.

А взаимоотношения между министерством обороны, генеральным штабом и вооруженными силами являются ключевым элементом системы демократического контроля над армией. Как правило, именно эти отношения обеспечивают повседневный механизм гражданского контроля вооруженными силами68.

В целом, можно утверждать, что в сфере исследования вопросов гражданского контроля над силовыми структурами западная политическая мысль накопила значительный объём разнообразных теорий и подходов, имеющих научно-прикладное значение и реализующихся в практике государственной политики и управления. Актуальность и эффективность подходов западной политической мысли к решению проблем гражданского контроля над сектором безопасности подтверждается тем, что на их основе международные субъекты гражданского контроля над силовыми структурами, а также различные правозащитные организации вырабатывают рекомендации и линии поведения69 в сфере организации гражданского контроля сектора безопасности. Для российской политической науки западные теории гражданского контроля над силовыми структурами могут стать когнитивным фундаментом научного осмысления политической роли силовых структур современной России и развития механизмов гражданского контроля сектора безопасности в условиях формирования правового государства.

–  –  –

Динамика государственного управления и государственной идеологии на примере идеологемы гражданского общества.

Государственное управление, прежде всего, сфера стратегического планирования. Данное планирование зачастую имеет некое текстуальное и символическое, идеологическое отображение. Социальная система нестабильна, политический курс подвержен изменениям, и подобно тому, как в режиме «ручного управления» меняются приоритеты государства, меняются и символы, и смысловое наполнение идеологии, причём динамика идеологии всегда обусловлена изменениями практической политики и жизни. Однако, такая связь является очевидной лишь в том случае, если некоей символической структуре идеологии соответствует конкретное наблюдаемое явление, к примеру, в случае сопоставлении теории и практики функционирования политических партий.

В структуре идеологии подчас находятся концепты, практику реализации которых достаточно трудно проследить. Одним из таких концептов является «гражданское общество». Тем не менее, можно предположить, что озвученное нами выше правило изменения идеологии «сверху» работает и в данном случае.

Поэтому очень важно определить, с какими именно политическими преобразованиями коррелируют изменения дискурса гражданского общества и тем самым подтвердить или опровергнуть предположение, что с помощью анализа динамики дискурса той или иной проблемы можно фиксировать изменения в прикладных политических процессах.

Объектом исследования стали послания Президента РФ Федеральному Собранию как наиболее доступные и удобные для анализа периодические тексты. Был проведён их контент - анализ, k –переменной в котором выступала тема «гражданское общество». Результаты были получены в знаках, затем переведены в относительную величину- в процентах от общего объёма текста.

Для наглядности полученные данные представлены на графике:

Контент- анализ доли переменной «гражданское общество» в Посланиях Президента ФС РФ 1994-2010 гг.

% г.о.

Анализируя полученные данные, можно отметить несколько закономерностей:

Средняя доля текста, посвященного гражданскому обществу, 1.

составляет 2,58%, что может свидетельствовать, с одной стороны, о том, что она не является ключевой в Посланиях Президента, но, тем не менее, является достаточно важной;

Переменная изменяется скачкообразно, но непрерывно.

2.

Следовательно, те институциональные изменения, о которых сигнализирует данная динамика, так же непрерывны.

Данный график отражает как минимум три периода изменения 3.

переменной: а) 1994- 2000 гг.; б) 2001-2005 гг.; в) 2006-2010 гг.

Исходя из выявленных нами условий, можно предположить, что институциональные изменения, связанные с формированием Общественной палаты или государственной политикой в области общественных организаций, не могут быть проиллюстрированы данным графиком ввиду того, что они носят непоследовательный характер.

Однако, если обратиться к наиболее общему определению гражданского общества как некой «пограничной структуры между государством и обществом, при этом достаточно независимой от государства»70, то мы можем найти «прикладное» основание данной категории. По Конституции РФ, Статья 12 в качестве такого субъекта выступает местное самоуправление71.

Если сопоставитьданный вывод сграфиком, то получим следующее:

Первый из обозначенных периодов характеризуется наибольшей амплитудой колебания переменной и является самым длинным по продолжительности. Возрастание показателя на этом отрезке связано с развитием парламентской дискуссии о формальном закреплении полномочий местного самоуправления, спад – с уступками центра регионам в преддверии президентской избирательной кампании72.

Сворачивание ввиду кризисных явлений инициатив «младореформаторов»

отражено на графике в виде «скачка» 1998-1999 гг. при активном действии в политической системе «сильных регионов»73: региональной ячейки в думе, в СФ, выборных губернаторов - и в целом достаточно сложной структуры власти.

Гражданское общество. Политический словарь.- http://www.politslovar.ru/dictionary/613/ (дата обращения 10.10.2011) Статья 12. Глава 1. Основы конституционного строя | Конституция Российской Федерации.- М., 2009 г.- С.7 Туровский Р. Конфликты на уровне субъектов федерации: типология, содержание, перспективы урегулирования.// Общественные науки и современность, 2003, №6. - URL: http://www.regional-science.ru/authors/turovsky/ (дата обращения 10.10.2011) Гельман В., Рыженков С. Реформа местной власти в городах Росси. 1991С-Пб: Норма, 2008.- С. 73

Следующий период 2001-2005 гг. состоит из двух отрезков:

возрастания показателя в период 2001-2004 гг. и спада в 2004-2005 гг.

Здесь динамика переменной связана с процессом формирования «властной вертикали» на местах, решающим шагом в создании которой послужила отмена в 2004 г. выборов глав регионов74.

Приход к власти В.В. Путина знаменует новую тактику в области местной автономии: увеличение интереса исполнительной власти к местному самоуправлению является уже не реакцией на парламентские дискуссии и региональные процессы, а прямой инициативой Президента.

Об этом свидетельствует взаимосвязь преобразований 2000, 2004 гг.

и последующих лет. Среди них следует назвать реструктуризацию Палат Парламента (в первую очередь, Совета Федерации) и сокращение тем самым возможностей региональных элит; создание федеральных округов и Полпредств Президента, изменение налогового законодательства в пользу центра75, а так же укрупнение ряда Субъектов РФ.

Таким образом, два выявленных периода описывают последовательность двух процессов: разработки вопроса о необходимости диверсификации власти и объёмах полномочий, которые делегируются от центра другим субъектам и налаживании системы контроля над реализацией этих полномочий.

В течение третьего периода 2006-2010 гг. в динамике властного дискурса чётко прослеживается стабильная цикличность и сокращение амплитуды колебаний. Очевидно, что при анализе дискурса гражданского общества объём текстового фрагмента перестаёт играть определяющую роль, соответственно, изменения на уровне макропроцессов сменяются точечным изменениями политики в области гражданского общества.

Уточнить полученные выводы можно посредством проведения интент- анализа. При наличии в основе интегральные идеологические тексты (кризисного и предвыборного характера76, интент- анализ логично ограничить анализом ментальной карты данного термина (подразумевая не социальные, а властные представления об объекте).

составляющих»77 Анализ «структуры интециональных подразумевает дробление интенций на группы «мы», «они», «3-я сторона»

и их подгруппы: «мы» - отвод обвинений, одобрение собственных действий, противостояние; «они» - обвинение, разоблачение, угроза; «3-я сторона» - критика, побуждение, похвала. Подсчёт количества Бахлова О. Региональные политические элиты в системе коммуникаций федеративного государства | Журнал регионология, 2011. №1.- URL:

http://regionsar.ru/node/643 (дата обращения 10.10.2010) Гельман В., Рыженков С. Реформа местной власти в городах Росси. 1991С-Пб: Норма, 2008.- С. 85-89 Ушакова Т.Н., Павлова Н.Д. Слово в действии. Интент- анализ политического дискурса. – С- Пб., 2000.- С. 11, 41 Там же.,- С.

47 положительных и отрицательных оценок, показывают результаты, отображённые в таблице:

Ментальная карта гражданского общества Положительная оценка Отрицательная оценка Нейтральная оценка «Мы» (деятельность гос- Гражданское общество в СМИ ва в области гражд. Об-ва) целом Общественные Местное самоуправление организации Общественная палата Этнические группы Средний класс «Они» (противн. пол. госва) В данной ментальной структуре мы видим ярко выраженное противоречие между общей оценкой гражданского общества («положительно») и суммарными оценками действий конкретных акторов.

При этом «осторожными», нейтральными оценками наделяются те агенты, которые имеют опыт противостояния с «центром» (этнические группы, СМИ, местное самоуправление). Таким образом, полученная структура модальностей указывает на наличие искусственного конфликта во властных представлениях о гражданском обществе как благе и акторах гражданского общества как союзниках или противниках политического режима.

Применяя методику критического дискурс – анализа 78 (КДА) и обращаясь к качественной составляющей дискурса, можно проследить:

а) сужение круга субъектов в блоке текста, посвящённом гражданскому обществу: от СМИ, партий, местного самоуправления, этнических групп, Общественной палаты до общественных организаций;

б) переход от масштабных концептуальных дискуссий по вопросам свободы, равенства и т.д. к конкретным проблемным областям таким, как положение детей, сирот, инвалидов, беременных женщин; материальная и юридическая помощь данным группам населения, благотворительность, содействие творчеству, воспитание молодёжи и т.п.

На наш взгляд, подобные трансформации можно объяснить общим стремлением политической системы к упрощению в рамках модели «властной вертикали», в которую включаются и общественные организации. Также можно усмотреть манипуляционный момент в переносе некоторых важных проблематик государственной политики в область действия общественных организаций и, тем самым, списании социальной ответственности за решения в данных сферах на «третьи лица».

–  –  –

Идеологические основы неформальной оппозиции в современной России Задачей любой оппозиционной политической организации является приход к власти в своем государстве. Несистемная оппозиция в современной России не является исключением из этого правила. К несистемной оппозиции можно отнести организации, действующие вне рамок политической системы, не идущие на диалог с действующей властью, ведущие маргинальное существование. Также эти организации подходят под определение неформальной оппозиции. Движения и фронты, называющие себя политическими партиями, но не имеющие юридически данного статуса, закрепленного Министерством юстиции. Тогда как к формальной оппозиции относятся политические партии официально зарегистрированные, но не имеющие большинства в представительных органах власти.

Особенностью неформальной оппозиции является отсутствие законной возможности достижения власти. Данные организации не имеют права принимать участия в выборах. В результате им приходится использовать иные варианты участия в политической жизни страны.

Одной из важнейших характеристик при изучении оппозиции является её взаимоотношения, взаимодействия с действующей властью.

Методы воздействия на действующую власть у традиционной и внесистемной оппозиции заметно различаются. Позиционирование противников действующей власти можно определить по нескольким пунктам. Первый это программные документы.

Неформальная или несистемная оппозиция в современной России не является однородной структурой и состоит из различных организаций, движений, имеющих свои сходства и различия. Наиболее крупные объединения – Объединенный гражданский фронт, «Другая Россия», Объединенное демократическое движение «Солидарность» и «Парнас»

имеют много общего, однако между ними есть и заметные различия, не позволяющие рассматривать их как единое целое. Также существует целый ряд националистических организаций таких, как «Народный союз» и более мелкие, которые можно отнести к неформальной оппозиции.

Несмотря на то, что несистемные оппозиционные организации имеют множество различий, как организационного устройства, так и по идеологическим признакам, у них есть ряд схожих черт. Так, главным своим противником лидеры маргинальной оппозиции видят исключительно действующую власть, как правило, персонифицировано, в лице конкретных лидеров государства. Называя их своими врагами, тем самым, пытаются сыграть на растущих протестных настроениях части населения. Вся риторика неформальной оппозиции направлена на «борьбу с действующим режимом». Оппозиционеры имеют весьма ограниченные медиа-ресурсы, что диктует им основную тактику действий в виде массовых акций (митинги, шествия, марши, акции протеста), которые затем используются как информационные поводы.

Организации, рассматриваемые в нашем исследовании в составе внесистемной оппозиции, также разделяются между собой, как и партии в любой политической системе, на «левых», «правых» и «центристов».

Наиболее леворадикальным среди крупных оппозиционных объединений можно назвать движение «Другая Россия», возглавляемое Эдуардом Лимоновым, бывшим лидером ныне запрещенной «Националбольшевистской партии». Во многом данная организация является наследницей «нацболов» как по идеям, так и по кадровому составу.

Программа «Другой России» была опубликована 20 июля 2010 года в «Российской газете».

В своей программе сторонники Лимонова декларируют своё стремление к радикальным изменениям в политической жизни страны.

Среди главных приоритетов были обозначены демократизация, дебюрократизация, восстановление политической жизни в стране и регулярная сменяемость власти79. Практически по всем пунктам программы «Другая Россия» противопоставляет себя действующей власти.

Причислить организацию к либеральным нельзя. Критика действующей власти выстраивается скорее с точки зрения «левых»

взглядов. Экономический блок программы авторы пытаются представить социально-ориентированным. Создатели документа сделали акцент на национализации сырьевой промышленности, решении проблемы жилья, установлении контроля над ценами, введении прогрессивной шкалы налогообложения80. Все озвученные реформы характерны для социалистической модели государственного устройства. Наиболее радикальным обещанием экономического блока программы «Другой России» можно назвать перенос столицы в Южную Сибирь в город, основанный с нуля, что, по мнению авторов, должно остановить «экспансию Китая». Таким образом, даже в символическом аспекте переноса столицы оппозиционеры пытаются противопоставить себя действующему государственному устройству. Однако в программных документах «лимоновцев» не указан способ достижения власти. В выборах движение не может принимать участия, а иной способ создаёт угрозу занесения организации в список экстремистских, что поставит её вне закона.

Большинство положений программы «Другой России»

ориентированы на максимально возможный охват сторонников. Так, для мусульманских регионов была обещана возможность использования законов шариата, свобода конфессий. Много внимания уделено См. «Российская газета» федеральный выпуск №5237 от 20 июля 2010 г.

См. там же.

спецслужбам и социальному блоку. Населению обещан широкий набор благ.

Формулировки целей и задач в целом характерны для радикальных объединений. Однако, в программе не прописан механизм достижения заявленных целей. Документ, названный программой «Другой России», является в большей степени набором основных тезисов, чем полноценной программой партии. Составлена она с расчётом на быстрое усвоение, без подробных разъяснений и сложных терминов. На наш взгляд, данный документ в большей степени предназначен для привлечения новых сторонников и является популистским, не имея проработанной основы.

В неформальной оппозиции можно условно выделить либеральное крыло. На современном этапе основными его представителями являются движение «Солидарность» и незарегистрированная партия «Парнас».

Организации являются родственными, что выражается в составе руководящих органов, который во многом совпадает. ОДД «Солидарность» является более аморфной и включает в себя более широкий спектр сил. В неё входят как либералы 90-х, сторонники СПС и «Яблока», так и социалистически направленные организации.

Общественное движение сотрудничает с ОГФ Гарри Каспарова, который в свою очередь является частью «Другой России». Тогда как «Парнас» уже более структурированная организация. Партия появилась в конце 2010 года, в 2011 году её лидеры попытались получить в минюсте статус политической партии, однако им было отказано. «Парнас» пытается занять нишу на политическом поле страны, которую раньше занимал СПС и позиционирует себя как традиционную либеральную партию. Среди официально зарегистрированных партий наиболее близка «Парнасу»

«Правое дело». Главное идеологическое различие несистемной оппозиции и официальной партии это отношение к действующей власти.

Главным тезисом программы «Парнаса» является смена действующего политического режима. Программа «Парнаса» значительно отличается от «Другой России». В ней отсутствует широкий набор обещаний, характерный для сторонников Лимонова. Основной упор сделан не на социально-экономической составляющей, а на политических моментах. Обещание народовластия, борьбы с коррупцией, реформы всех спецслужб занимают основную часть программы «Парнаса»81. Заявления партии ориентированы не на массовую поддержку, а на привлечение либерально настроенных представителей интеллигенции и бизнеса, оставшихся без собственной политической силы после ликвидации СПС.

Более полная программа у ОДД «Солидарность». Это связано с более широким спектром представленных в организации сил, а также с более длительным существованием. Программа «Солидарности» наполнена более резкими и радикальными формулировками, чем у «Парнаса». Это См. Программное заявление Партии народной свободы \\ http://svobodanaroda.org/about/party_documents/policy_statement.php связано с тем, что организация нацелена не на получение статуса партии, а на объединение и привлечение оппозиционных сил. Для массовых уличных акций, в которых участвуют представители «Солидарности», тезисы с радикальной критикой действующего режима являются более выигрышными, чем официальная программа политической партии.

Документ, названный в духе либералов начала 90-х «300 шагов», максимально подробно и полно расписывает цели и задачи движения. Все реформы упираются в необходимость смены политического режима.

Объединенный гражданский фронт Гарри Каспарова является своего рода промежуточной организацией, сотрудничающей как с «другой Россией», так и «Солидарностью». Однако в «Парнас» столь радикального политика его создатели не пригласили. Риторика программных заявлений ОГФ во многом перекликается с «Другой Россией», но без заигрываний с религией и национальным вопросом. Основной своей целью ОГФ, как и остальные организации, ставит смену правящего режима, который в свою очередь персонифицирован для членов ОГФ личностью Владимира Путина. Именно прекращение его правления ставится во главу угла фронтом82.

В целом программные документы оппозиционных организаций заметно отличаются не только по содержанию, но и по структуре. Наряду с относительно проработанными программами, приближенными к традиционным партийным, встречаются и популистские наборы тезисов и лозунгов, направленные на привлечение сторонников. Это является следствием разрозненности и различий представленных организаций.

Дубровская С.В., доцент СГУ имени Н.Г.Чернышевского Некоторые особенности формирования политической власти в России Сегодняшние неутихающие споры об отличительных особенностях формирования политической власти в нашей стране даёт основание полагать, что это проблема является наиболее актуальной не только для исследователей, но и участников политического процесса. Значимость политического лидера, этапы формирования института Президента в России всегда привлекали внимание общественности.

Личность в России, находящаяся во главе государства будь то великий князь, царь, генсек, президент были и будут больше чем просто См. Россия завтра. Диктатура или демократия? Программные тезисы Объединенного гражданского фронта (утверждены на III конференции ОГФ 25 февраля 2006 года // http://www.rufront.ru/materials/4C062E0BE055D.html люди, выполняющие государственно-управленческие функции. Так, на Великого Князя налагались функции не только администратора, но и «отца» всего народа, который обязан был присматривать за своими владениями и народом. Нередко судебная, законодательная и исполнительная власть сходилась в руках одной личности. И это совсем не противоречило должному восприятию Великого Князя, как единственно верного властидержателя.

Особую роль здесь играет религиозные основы власти. Прежде всего, русских князей привлекала идея «богоизбранности» власти, которая с принятием христианства ещё более усиливалась. Именно религия хорошо ложилась на политическое сознание народа. Естественно процесс христианизации Руси нельзя называть быстрым, безболезненным явлением. Долго в сознании людей складывался образ одного Бога вместо привычных языческих верований.

Византия являлась примером сильного государства восточного типа.

Сильная единоличная власть в этом государстве также привлекала Великого Князя Руси. Он видел преимущество в единоличном правлении для русского государства. В дальнейшем это было осуществлено Иваном III для формирования централизованного государства. В данной связи стоит отметить, что такой тип властвования сложился в нашей стране на основе патерналистских традиций. И всё же внимание древнерусских исследователей привлекала, прежде всего, религия (христианство) доминирующая в Византии, которая получила распространение и на Руси. Именно христианство легло в основу представлений о власти князя как о божественном назначении. Князь не просто сосредоточил в своих руках все аспекты властных отношений, но и закрепил в сознании народа идею «богоизбранности» с патерналистскими чертами.

Отношение к государственной власти в России также обуславливается этатистским представлением о необходимости сохранения политического единства и социального порядка в качестве антитезы локализму и хаосу. Ещё Н.А.Бердяев обратил внимание на такую характеристику политической культуры России, как «осознание» значения государственности, роли государства.83 Оно в лице государя выступает как собиратель земель и народов, их опороа основной защитник многонациональной русской культуры, самого существования многих наций и народов.

Ещё одним важным элементом восприятия власти является вотчинное устройство Земли русской, которое трактовало понятие власть, как собственность. Такая трактовка власти подпитывалась мифами о богоизбранности владыки, а, следовательно, и представления о божественном характере происхождения власти получали дополнительное подтверждение. Московские князья, русские цари, а затем советские См.: Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990. С. 7.

вожди, обладавшие огромной властью и престижем, были убеждены в том, что вся страна является их собственностью, ибо создавалась она, строилась и перестраивалась по их повелению. По мнению современного автора Л.А.Андреевой, во времена царской России «земная власть уподоблялась небесному прототипу, отображая Царство небесное».84 Суть связи между царём и его небесным прототипом – Царём небесным, чётко сформулировал ещё И.Волоцкий: «…государь во власти своей подобен Богу».85 По мысли И.Волоцкого, князь Московский являлся «наместником Бога» на Земле. Такое положение вещей существует, и сегодня.

Изменились только некоторые внешние атрибуты власти.

Для России характерна ещё одна особенность власти - ярко выраженный персонализм в политической жизни. Он способствует тому, что предпочтения россиян ориентированы скорее на личность политиков, нежели на политико-идеологические программы. Разработкой проблем политического лидерства и места личности в истории занимался еще Т.Карлейль:86 Он рассматривал историю мира с точки зрения исследования биографии великих людей. Если рассматривать историю России с данной позиции, то в нашей стране ход истории также в большей мере определяли личности, нежели государственные структуры ( Иван Грозный, Петр I, Екатерина II, В.И.Ленин, И.В.Сталин, М.С.Горбачев, Б.Н.Ельцин, В.В.Путин). По сравнению с остальной Европой в России отделение власти от собственности, государственной (или политической) от экономической, социальной и иных сфер произошло значительно позже и в весьма несовершенной форме.

Персонализм политической жизни России наблюдается и в сегодняшней действительности. Подтверждением этого может служить тот факт, что российские политические партии, организации, движения формировались вокруг известных личностей, получивших популярность на экономическом, общественном или политическом поприще. Примером таких партий могут служить «Партия Жириновского», «Партия Травкина», а также «Партия Руцкого», «Партия Черномырдина», где лидеры выступали центральным связующим элементом всей структуры объединения. В этих случаях подобные лидеры делают карьеру или завоевывают влияние благодаря своим личным качествам, связям и публичным выступлениям. Отсюда тенденция к преобладанию во властвующих группах представителей политической элиты таких мегаполисов, как Москва, Санкт-Петербург и других крупных городов.

Многие из лидеров стали политическими руководителями, не имея ни опыта прошлого, ни знаний настоящего или же по воле случая. Это

См.: Андреева Л.А. Христианство и власть в России и на Западе:

компаративный анализ. // ОНС 2001. № 4. С. 93.

См.: Там же С. 95.

См.: Карлейль Т. Герои, почитание героев и героическое в истории. М., 1976.

С. 10 лишний раз доказывает, что в России личности всегда играли и, по всей вероятности, ещё долго будут играть значительно большую роль, нежели политические институты общества.

В современной ситуации, зачастую, мы можем услышать упрёки в адрес главы государства, министров, губернаторов, мэров, но при этом чиновничий аппарат более мелкого ранга остаётся вне критики со стороны общественности. Некая преемственность полномочий главы государства царского, советского периода, российского Президента даёт возможность считать её как состоявшуюся действительность. Так, главная функция первого лица, (царя, генсека, президента) - исполнение роли верховного арбитра, гаранта законности и порядка (сегодня, смотри Конституцию РФ от 12 декабря 1993, гл.4, ст.80), и его власть обосновывается не рациональными, логическими доводами, не победой в партийной борьбе, а наличием некой харизмы и стремлением к некоему идеологически мотивированному абсолютному идеалу. По действующей конституции 1993 года Президент РФ является главой государства. Он обладает большими полномочиями: обеспечивает единство государственной власти, устойчивость системы управления государственными делами, согласованное функционирование ветвей власти в условиях разделения властей.87 Глава государства, будучи юридически дистанцирован от всех ветвей власти, норматворчествует, управляет, разрешает споры, осуществляет конституционный контроль. Он издает указы, направленные на реформирование государственной власти, реализацию концепции судебной реформы, реформы местного самоуправления, проведение правовой реформы. Президент наделен неограниченным правом законодательной инициативы, позволяющим ему в конкретной правовой форме ставить вопросы о реализации конституционных положений, приведении законодательства РФ в соответствие с Конституцией.88 Глава государства вправе использовать вето на стадии подписания федеральных законов, в том числе, и на гарантию обеспечения их конституционности.

Вышеперечисленные полномочия Президента РФ говорят об огромных властных возможностях. Они позволяют сделать вывод о том, что существует преемственность на уровне главы государства. С начала образования государства на Руси центральной фигурой был Великий князь, затем полномочия князя перешли к царю, императору, генсеку, президенту. Конечно, существует своя особенная специфика при каждом правителе, но суть остается прежней: глава государства – это должностное лицо или орган, занимающие высшее место в системе органов государства.

Историческая традиция подтверждает, что сильная президентская власть во главе государства, какую предусматривает нынешняя Конституция РФ, является адекватной формой организации власти. Для регулирования См.: Конституция РФ. Статьи 80-93. М.,2009. С.33-40..

См.: Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1994. № 13. Ст. 985.

преемственности во властном центре демократия предлагает лишь один инструмент: альтернативные выборы.

Итак, восприятие власти в России складывалось весьма своеобразно.

С начала зарождения государственности в силу исторических, географических, культурных причин она (её носители) являлась фундаментом, опорой не только членов общества, но и всего государства.

Власть от «Бога» с течением времени трансформировалась в понимание власти от «народа», но, тем не менее, не утратила своей прежней сущности.

Сегодня власть представляется единой и неделимой, не зависимой от капризов толпы, связанной с народом не бумажной казуистикой схоластической законности, а живым повседневным единением. Образ власти, сформированный веками, предполагает единоличную, авторитетную, сильную «руку».

–  –  –

Для функционирования любой социальной системы необходимы институты, поддерживающие нормативный порядок и закон в обществе.

Функции этих правоохранительных институтов напрямую зависят от социально-политической и идеологической ситуации в обществе. В советском обществе в течение десятков лет правоохранительные органы играли роль одного из элементов важной системы социального контроля, обеспечивающей стабильность и легитимность существовавшего режима.

Однако в разные десятилетия государственное влияние на эти органы было различным, что, в свою очередь, и оказало негативное влияние на функционирование данного института сегодня89.

В настоящее время в нашей стране идет процесс становления демократического правового государства. Определение России как правового государства означает, что в его организации и деятельности преобладают принципы права. Это достигается путём обеспечения верховенства закона, защиты и охраны интересов личности в обществе.

Исходя из ст. 2 Конституции РФ, правоохранительная деятельность является одним из видов государственной деятельности. Одной из важнейших функций, осуществляемых государством, является защита прав и свобод человека: «Человек, его права и свободы являются высшей Грязнова О. Отношение жителей РФ к правоохранительным органам // Вестник общественное мнение. № 2(82). 2006. С.32.

ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства»90. В настоящее время в России к государственным правоохранительным органам относятся: суд, прокуратура, органы внутренних дел, органы предварительного расследования, органы обеспечения безопасности, юстиции.

Проведенный социологический опрос молодежи Саратовской области показал, как современная молодёжь оценивает работу правоохранительных органов РФ. Были выявлены ключевые причины такого (положительного/отрицательного) отношения к ним с её стороны.

В опросе, проведённом в феврале-марте 2011 года, приняли участие 104 человека в возрасте от 16 до 26 лет. В основной массе это студенты (73%) высших учебных заведений города Саратова. Средний возраст респондентов составлял 20,5 лет.

Анкеты включали 17 вопросов. Вопросы носили как закрытый, так и открытый характер, включающие изложение своих собственных размышлений по содержанию вопросов Безусловно, основным вопросом исследования встал вопрос о доверии к правоохранительным органам. Анализ анкет показал, что почти каждый второй (46%) не доверяют сотрудникам правоохранительных органов, и только каждый четвертый (24%) относится к ним с доверием.

При этом респонденты старше 21 года менее доверчивы к деятельности сотрудников. Можно отметить, что за последние 6 месяцев с теми или иными сотрудниками правоохранительных органов сталкивался каждый второй респондент.

По второму по значимости вопросу: «Как, по Вашему мнению, сегодня работают правоохранительные органы, как они справляются со своими обязанностями?». Преимущественное большинство оценило эту работу на «удовлетворительно» (54%), на «плохо и очень плохо» - 28% и «хорошо и отлично» всего лишь 14% респондентов. Таким образом, видно, что негативные оценки ровно в 2 раза превышают положительные. При этом почти каждый второй молодой человек (55%) периодически сталкивался с неправомерными действиями со стороны сотрудников, а 7% опрошенных постоянно испытывали на себе подобное.

Ответы на очередной вопрос анкеты «Нас так же интересовал вопрос, «Как молодые люди оценивают возможность восстановления справедливости в случае нарушения прав и свобод со стороны государственных служб» показали их лояльное отношение к таким структурам, как суд и прокуратура. Уверены, что их защитят – 40%, а не уверены - 58%. При этом на вопрос: «Верите ли Вы в справедливость российского правосудия?» был получен шокирующий ответ. Так, 78% опрошенных не верят в то, что в современной России можно через суд добиться справедливости, и лишь 21% считают иначе. Уместно задаться вопросом: на кого же надеются выше указанные 40%?!

Конституция Российской Федерации – М., 2010г. (Ст. 2).

Важно было выяснить точку зрения молодёжи на понимание того, что сегодня мешает правоохранительным органам работать хорошо?

Большинство (66%) отметили наличие коррупции, вымогательства и стремление к наживе среди сотрудников. На втором месте (45%) - плохое материальное положение сотрудников, в том числе низкая заработная плата. И на третьем месте (36%) - проблема отсутствия контроля, вседозволенность и превышение сотрудниками своих служебных полномочий, их связи с криминалом. Вместе с тем, 25 процентов отметили, что основной причиной недостатков в работе этих органов являются плохой кадровый состав и как следствие (28%) наличие отрицательных качеств сотрудников (наглость, непорядочность, равнодушие и др.).

Необходимо, по мнению респондентов, обратить внимание на то, что25 процентов считают всему виной общая обстановка в стране (отсутствие законности, рост числа преступлений).

Поскольку основной проблемой плохой работы правоохранительных органов многие респонденты сочли коррупцию, то необходимо было выяснить их понимание и причины этого явления. На вопрос: «Что, на Ваш взгляд, в наибольшей степени способствует коррупции в сфере правоохранительной деятельности?» получены аналогичные оценки, что и на предыдущий вопрос: недостаточные материальные и социальные гарантии, предоставляемые сотрудникам правоохранительных органов (в том числе, низкая заработная плата – (40%); слабый контроль за деятельностью сотрудников правоохранительных органов со стороны их руководства (27%); несовершенство процедуры отбора лиц, поступающих на службу в правоохранительные органы (18%); халатное отношение к этой проблеме муниципальных органов государственной власти (11%).

В связи с вышеизложенным важной могла стать оценка процесса реформирования правоохранительных органов на основе «Закона о полиции».

Так, на вопрос: «К чему, на Ваш взгляд, приведет «Закон о полиции»? (не более 3 вариантов)» мнения респондентов распределились следующим образом:

К ликвидации коррупции в этой структуре 5% К более эффективной работе сотрудников 13% К сокращению преступности в нашей стране 6% К очередному нецелевому расходованию бюджетных средств 61% К выходу правоохранительных органов на европейский уровень 14% Ничего не изменится кроме названия структуры и формы ее сотрудников 76% Ничего об этом не слышал 4% Таким образом, по мнению молодёжи, реализуемый в настоящее время «Закон о полиции» приведет к тому, что власть в очередной раз отдаст значительную часть бюджетных средств на распил между чиновниками федерального и регионального уровня, а обычные люди кроме новой формы и красивого названия ничего не увидят. Но нельзя забывать о том, что это всего лишь мнение, а на практике, возможно, мы увидим: ликвидацию коррупции (5%); сокращение преступности (6%) и более эффективную работу сотрудников (13%).

Особый интерес представляют ответы на вопроса анкеты:: «Хотели бы Вы работать в правоохранительных органах, если да, то почему?

(аргументируйте)». Так, желание посвятить себя охране народа и страны высказали всего лишь 7% опрошенных, приводя следующие аргументы:

«хочу попытаться навести порядок»; «потому, что считаю своим долгом защищать мирных граждан»; «поскольку являюсь курсантом МВД» и др.

Необходимо отметить, что почти все эти люди так или иначе связаны с работой в правоохранительных органах. Но понятно, что то, как они будут наводить порядок и защищать мирных граждан мы узнаем не скоро, но, тем не менее, такая позиция, на наш взгляд, заслуживает уважения.

Однако, большинство из опрошенных не проявили подобного желания, так 92 % категорически отказались от работы в правоохранительной сфере. Их аргументами были следующие: «это пошло бы в разрез с моей совестью»; «это опасно и неинтересно»; «малая зарплата, собачья работа и это просто не престижно» и др.

Анализ ответов на последний вопрос, позволяет сделать вывод о том, что сегодня работать в правоохранительные органы идут только люди, которые ставят целью своей жизни заботу о гражданах и наведении порядка в государственных структурах.

Итоги социологического анкетирования дают возможность понять, что нынешнее отношение к правоохранительным органам является крайне негативным, что в свою очередь говорит о слабой развитости правозащитных функций нашей страны. И меры, предпринимаемые властью для того, что бы поднять авторитет сотрудника в глазах граждан, воспринимаются людьми как очередной способ реализовать свои корыстные интересы.

При этом нельзя не видеть и положительные аспекты, которые удалось выявить в ходе исследования: молодежь Саратовской области волнуют те же проблемы, которые имеют место как в правоохранительных органах, так и в государственной системе в целом. Важно, что люди знают об этих проблемах.

Правда, пока не готовы предложить пути для их решения. Но молодёжь – это будущее страны и если она уже сейчас понимает причины низкого уровня жизни страны, причины незащищенности своих прав и свобод, наличия привилегий у одних и отсутствия у других, то рано или поздно все эти проблемы будут решать люди, которые знают о них из реалий своей жизни, а не из выпусков теленовостей, криминальных сводок или правительственных отчётов.

Журавлева Ю.В., студентка СГУ имени Н.Г Чернышевского.

Методологические возможности индексного анализа форм правления (на примере Республики Португалия).

В настоящее время индексный анализ широко используется в экономике. Индекс — это обобщающий относительный показатель, характеризующий изменение уровня какого-либо явления во времени, по сравнению с программой развития, планом, прогнозом или его соотношение в пространстве. Все большее распространение получает сравнительная характеристика индексов. Это означает, что индексный анализ является важнейшим методом не только экономической, но и политической компаративистики. В статистической практике индексы применяются для всех отраслей политики, на всех этапах политического анализа.

В данной статье с помощью индексного анализа предпринята попытка изучения форму правления государства Португалии. В Конституции Португалии, принятой в 1974 году указано, что «К органам государственной власти относятся Президент Республики, Ассамблея Республики, Правительство, суды»91. При этом парламент или «Ассамблея Республики является собранием, представляющим всех португальских граждан»92. Данная формулировка не дает точного ответа, какая форма правления в рассматриваемом государстве. Поэтому необходимо выяснить к парламентской или президентской форме тяготеет правление Португалии. Существует большое количество методик для определения индекса формы правления, но наиболее полными и объективными, на наш взгляд, являются две методики Дж. Макгрегора и Т. Фрая.

В соответствии с методикой Т. Фрая индексный анализ позволяет, выделить две группы президентских полномочий – исключительные и совместные (shared). К первой группе относятся полномочия, которые «принадлежат» только президенту – право вето, назначение должностных лиц, право издавать указы, приравненные к законам, право законодательной инициативы. Совместные полномочия президент «делит»

с другим государственным органом (парламентом или правительством), и в этом случае возможности президента ограничены. Кроме того, за президентом закрепляются остаточные (residual) полномочия, которые достаются президенту после парламента или правительства (например, президент может издавать декреты-законы, но они подлежат правительственной санкции) или в специфических ситуациях (кризис).

Конституции Португалии Ст.110 п.1// эл.версия.

http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст. 147 // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Если президент избирается прямыми выборами, исключительные полномочия президента обозначаются цифрой «1», а совместные полномочия – «0,5». Если президент не избирается всенародно, то каждому его полномочию присваивается «0,5». Затем все численные значения суммируются93.

В Португалии президент избирается всенародно94, таким образом, в дальнейшем коэффициент полномочий будет исчисляться и с помощью цифры «1» и с помощью «0,5». По конституции Португалии президент имеет право единолично распускать парламент95, объявляет дату выборов96, назначает премьер-министра97, генерального прокурора98, силами99, является главнокомандующим вооруженными председательствует в национальном совете безопасности100, имеет право направлять законы в конституционный суд101, может обращаться к парламенту с посланиями и направлять их туда102. Все эти пункты оцениваются одним баллом. Так же единицей оценивается полномочие президента «созывать парламент на чрезвычайные сессии», поскольку это синонимично отражает суть ст. 133 п. с), в которой сказано, что он имеет право «созывать Ассамблею на внеочередную сессию»103. Так же мы посчитали необходимым поставить 1 балл за такие полномочия президента, которые он может получить только с согласия Ассамблеи Республики или премьер-министра. Так, президент назначает министров, высшее командование армии и участвует в заседаниях Зазнаев.О.И. Измерение президентской власти //Ученые записки Казанского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2005 г №1 с.12 Там же Ст.121 // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст.133 п.е) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст.133 п.в) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст.133 п.f) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст.133 п.т) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст.120 // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст133 п.о) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст.134 п.h,g) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст.133 п.п) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Конституции Португалии Ст.133 п.с) // эл.версия.

http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст.133 п.h) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст.133 п.р) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 кабинета министров106. Президент также назначает пятерых членов Государственного совета и двух гласных Высшего совета магистратуры107, остальные высшие должностные лица назначаются другими органами.

Поэтому этот пункт оценивается в 0,5 балла. Если рассматривать пункт «выносит вопросы на референдум», то конституция Португалии гласит, что «в сферу непосредственных полномочий президента входит: выносить на референдум вопросы, представляющие существенный национальный интерес, согласно статье 115, и вопросы, упомянутые в пункте 2 статьи 232 и в пункте 3 статьи 256»108. Это означает, что данное полномочие президент делит с другими органами. Также президент имеет право возвращать законопроекты в парламент для пересмотра. При этом пересмотр одних вопросов Ассамблея может преодолеть абсолютным большинством, а некоторые 2/3 всех депутатов парламента109. За этот пункт было решено присваивается 0,5 балла.

Таким образом, индекс президентской формы правления по методике Т. Фрая равен 12,5 баллам. Это значение доказывает, что Португалия является парламентской республикой, так как он оказался меньше половины. Если рассмотреть все полномочия, которые есть у президента по таблице Т.Фрая, то можно заметить, что существует преобладание военных и чрезвычайных полномочий. Такой факт говорит о том, что если к власти в Португальской республике придет военный лидер, то коэффициент 12,5 баллов уже не сможет отразить реальную картину разделения обязанностей между президентом и парламентом. Так как, имея статус верховного главнокомандующего, он сможет назначить сильное командование армии, после чего ввести чрезвычайное положение в республике и распустить правительство. Затем с его же помощью будет созвано новое, пропрезидентское правительство, и тогда нельзя будет говорить о Португалии как о государстве с парламентской формой правления.

Если говорить о второй методике анализа президентской власти в государстве, предложенной Дж. Макгрегором, то она наиболее полно отражает обязанности президента и ранжирует их по степени важности. Дж.Макгрегор составил список из 43 президентских полномочий и разделив их на три группы: 1) символические, церемониальные и процедурные полномочия; 2) полномочия президента по назначению; 3) политические. Каждое символическое, церемониальное и процедурное полномочие получает 1 балл, каждое полномочие Там же Ст.133 п.i) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст.133 п.п) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст.134 п.с) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст.136 п.1,3) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 президента по назначению – 2 балла и каждое политическое полномочие – 3 балла, если президент обладает этими полномочиями в полной мере.

Затем определяется сумма по каждой из трех групп, и, наконец, все три показателя суммируются и определяется процент от максимально возможной суммы – «84» равной 100% (17 полномочий первой группы умножаем на 1 = 17; 11 полномочий второй группы умножаем на 2 = 22; 15 полномочий третьей группы умножаем на 3 = 45; в итоге 17+22+45=84)110.

Использовав эту методику на примере Португалии, мы получили, что индекс президентской формы правления равен 38, что составляет 45%.

При этом символические полномочия президента в Португалии шире, чем все остальные. Он награждает орденами и присваивает почетные звания111, промульгирует законы112, распускает парламент, выносит вопросы на референдум, объявляет выборы. Также президент подписывает декреты, ратифицированные парламентом113. У Макгрегора в таблице существует немного иная формулировка: «подписывает договоры»114. Мы считаем это несущественным отличием, поэтому прибавили еще один бал. К символическим полномочиям также относятся полномочия по осуществлению помилования и объявлении амнистии. При этом ст.134 п.

Конституции Португалии гласит, что в непосредственные полномочия президента входит «отменять или смягчать наказания, заслушав мнение Правительства»115. Таким образом, в первой группе мы поставили 8 баллов.

Вторая группа полномочий- полномочия по назначению. Назначать президент имеет право премьер-министра, министров по предоставлению премьер-министра, генерального прокурора, высших государственных служащих, высшее командование армии и послов. Отмеченные нами 6 пунктов, умножаем на 2 и получаем 12 баллов.

В третьей группе мы обозначили также 6 пунктов, при этом, умножив их на 3, получили 18 баллов.

Президент Португальской республики обладает следующими политическими полномочиями:

является главнокомандующим вооруженными силами, председателем национального совета безопасности, направляет законы в конституционный суд, созывает парламент на чрезвычайные, в случае рассматриваемого нами государства на внеочередные, сессии, может Зазнаев.О.И Там же с.10-11 Конституции Португалии Ст.134 п.i) // эл.версия.

http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Там же Ст.134 п.в) // эл.версия. http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Конституции Португалии Ст. 134 п.в) // эл.версия.

http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 Зазнаев.О.И Там же. С.10 Конституции Португалии Ст.134 п.f) // эл.версия.

http://worldconstitutions.ru/archives/141 22.10.2011 обращаться к парламенту с посланиями и участвовать в заседаниях кабинета.

Недостаток методики Макгрегора состоит в том, что он не определяет, чему должен быть равен индекс президентской власти, чтобы можно было говорить о том или ином государстве, как о государстве с президентской формой правления. Но, на наш взгляд, полученный индекс, является низким, так как он меньше половины от возможного максимума, для того, чтобы говорить о значительной роли президента в стране.

Как видно из проанализированных нами методик, Португалия является государством с парламентской формой правления. При этом, как нам кажется, будет неправильным отталкиваться только от числовых коэффициентов. Необходимо также знать реальную политическую картину государства, и если на пост президента вступит сильный, харизматичный лидер, то все номинальные полномочия он может повернуть в другом ракурсе и тогда они станут реальными, политическими. Если же президент

- личность политически слабая, то и все значимые полномочия он не сможет использовать и вся власть закрепиться в руках парламента.

–  –  –

Сегодня многие исследователи уделяют внимание изучению имиджа политических партий, поскольку они являются главными акторами на выборах федерального и регионального уровня, особенно после введения пропорциональной избирательной системы. Интерес нашего исследования представляет партия власти, которой является партия «Единая Россия».

Создание эффективного имиджа ставит перед собой две стратегические цели: завоевание голосов избирателей на выборах и легитимация власти партии в межэлекторальный период. Поскольку «Единая Россия» имеет в Государственной Думе парламентское большинство, она несет весь груз ответственности за принятые законопроекты, поэтому создание эффективного имиджа и его поддержка является важной задачей для руководства партии.

В настоящей статье мы исследовали образ партии «Единая Россия» с помощью экспертного опроса. Экспертный опрос является разновидностью метода экспертных оценок. Это методы организации работы со специалистами-экспертами и обработки мнений экспертов.

Мнения экспертов могут быть коллективными и индивидуальными.116 Экспертный опрос же можно определить как метод, который является Орлов А.И. Теория принятия решений: уч. пособ.: М., 2004 г., с. 132.



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«Документ предоставлен КонсультантПлюс Зарегистрировано в Минюсте России 25 августа 2014 г. N 33769 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 28 июля 2014 г. N 835 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО СТАНДАРТА СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПО СПЕЦИ...»

«Документ предоставлен КонсультантПлюс КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Именем Российской Федерации ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 27 октября 2015 г. N 28-П ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 836 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН И.С. БИЛЕРА, П.А....»

«Кодекс поведения на предприятиях группы LGI Стр. 1 © by LGI Logistics Group International GmbH Предисловие акционеров Уважаемые сотрудники! Мы начинали как внутренний отдел логистики в совместном предприятии и после слияния с компанией ITG GmbH Internationale Spedition und Logistik летом 2...»

«РОБОТОТЕХНИКА МИНИ-БОТЫ Добро пожаловать в мир робототехники fischertechnik! 3 Общие сведения 3 Электронные компоненты 3 Робот – это искусственный человек? 4 Робототехника как наука 4 Пояснения к деталям конструктора 4 Модуль ROBOTICS 5 Электропитание 5 Ползунковые переключатели (DIP-переключатели) 6 Эл...»

«Автоматизированная копия 586_167197 ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 2509/10 Москва 20 июля 2010 г. Президиум Высшег...»

«Приложение к Уставу МОУ OОШ №11, утвержденного постановлением ААМР "21_"_декабря_2011 г. № _901_ Регламент работы Управляющего Совета образовательного учреждения Глава 1. Общие положения Статья 1. Управляющий Совет Упра...»

«Инструкция по сборке Руководство по эксплуатации Стеллаж полочный архивно-складской серия СТ дополненное и исправленное Москва, 2007-2008 г. ООО "СТЕЛАЙН", 123007, г.Москва, 2-й Магистральный туп., д.7А тел: (495) 363-1741 Internet: www.steline.ru, E-Mail: steline@steline.r...»

«Автоматизированная копия Арбитражный суд Пермского края Именем Российской Федерации РЕШЕНИЕ 22 декабря 2008 года № дела А50 17244/2008-А18 Резолютивная часть решения оглашена 22 декабря 2008 года. Полный текст решения изготовлен 22 декабря 2008 года...»

«Иван III Васильевич Параграф 23 Автор презентации: Шевелева М.М.1.Наследники Дмитрия Донского.2.Иван 3. Объединение русских земель.3.Создание новой системы управления.4.Внешняя политика. Подумайте!1.Каковы причины феодальной войны? Уча...»

«УДК 539.4 Суммарные коэффициенты интенсивности напряжений и фазовые углы напряженного состояния в вершине внутренней осесимметричной конической трещины в волокне при растяжении А. В. Боровик, Л. О. Тес...»

«ОТЧЕТ О ПРОВЕДЕНИИ УЧЕБНЫХ СБОРОВ ГБОУ СОШ № 1650 2014 год Кто любит свое Отечество, тот подает лучший пример любви к человечеству. Одним из приоритетов государственной политики по обеспечению национальной безопасности страны является повышение престижа военной службы, поскольку главным условием качественного комплек...»

«IZ2009-01, IZ2009-02 СХЕМА ЭЛЕКТРОННОГО КЛЮЧА С 64БИТНЫМ ИДЕНТИФИКАЦИОННЫМ КОДОМ (функциональный аналог DS1990A фирмы "Maxim-Dallas Semiconductor Co.") Микросхема IZ2009-01, IZ2009-02 – cхема электронного ключа с 64битным идентификационным кодом, предназначена для использования в системах идентиф...»

«УДК 930 Губарев В. К. РЕЦЕНЗИЯ НА: Копелев Д. Н. Раздел океана в XVI–XVIII веках: истоки и эволюция пиратства. СПб.: "КРИГА", 2013. 736 с. ISBN 978-5-901805-45-9 В рецензии на книгу Д. Н. Копелева "Раздел океана в XVI— XV...»

«политических процессов, происходивших в стране. Не различая степени точности и достоверности отдельных цифр, не проводя критического анализа источников, не сопоставляя новых данных с уже известными сведениями, автор абсолютизирует публикуемые материалы, выдавая их за конечную истину. В рез...»

«30 сентября 2013 г. Г-ну Сергею Швецову Первому заместителю Председателя Банка России Россия, 119991, ГСП-1, г. Москва, Ленинский пр-т, д. 9 На: Предоставление информации о договорах в России Уважаемый г-н Швецов! Международная ассоциация по свопам и деривативам, Инк. (Intern...»

«КОНВЕНЦИОННАЯ ПОДГОТОВКА плавсостав № наименование пп рядовой командный х Начальная (базисная) подготовка (A-VI/1) х 1. Специалист по спасательным шлюпкам и плотам 2. х х (A-VI/2-1) Специалист по скоростным и дежурным шлюпкам 3. х х (A-VI/2-2) х Борьба с пожаром по...»

«ПРОДЭКСПО-2016 23-я международная выставка продуктов питания, напитков и сырья для их производства ПРЕСС-РЕЛИЗ 8–12 февраля 2016 года КОРОТКО О ВЫСТАВКЕ Название: ПРОДЭКСПО-2016 международная выставка 23-я продуктов питания, напитков и сырья для их производства...»

«Система ДБО BS-Client Версия 017.9.700, Централизованная и Распределенная схемы Документация клиента Интернет-Клиент Руководство по установке, настройке и обновлению АРМ клиента подсистемы ИнтернетКлиент © 2013 ООО БСС...»

«Презентация нашей учебной деятельности DRILNET : 9 Boulevard de Louvain 13008 MARSEILLE FRANCE Tel. 33 (0) 491 177 820 – Fax. 33 (0) 491 784 729 Pau Agency: DRILNET – Centre Activa – Av L. Sallenave – 64000 PAU FRANCE Tel 33(0) 559 30 09 06 – Fax 33(0) 559 30 15 88 Email : contact@drilnet.com Pau Обзор традиционного обуче...»

«азастан Республикасы Білім жне ылым министрлігі Ы. Алтынсарин атындаы лтты білім академиясы Министерство образования и науки Республики Казахстан Национальная академия образования им. И. Алтынсарина ТРБИЕНІ ТЖЫРЫМДАМАЛЫ НЕГІЗДЕРІ КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ...»

«Меднис А. Тактика штурмовой авиации Проект Военная литература: militera.lib.ru Издание: Меднис А. Тактика штурмовой авиации. — М.: Воениздат НКО СССР, 1936. Scan: Андрей Шапоров OCR, правка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru) [1] Так обозначены страницы. Номер страницы предшествует странице. {1}Так помечены с...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФГБОУ ВО "Сибирский государственный технологический университет" Лесосибирский филиал Согласовано: Председатель НМС Лф СибГТУ С.В. Соболев 2015 г. " 24 " 11 СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ АТТЕСТАЦИОННЫХ ИСПЫТАНИЙ Ле...»

«ПЕРЕДОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ, ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ ДОИЛЬНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ НАЙТИ ИДЕАЛЬНЫЙ ДОИЛЬНЫЙ ЗАЛ НИКОГДА НЕ БЫЛО ТАК ПРОСТО СИСТЕМЫ ДОЕНИЯ MILKLINE УДОВЛЕТВОРЯТ ПОТРЕБНОСТИ ЛЮБЫХ ФЕРМ — ОТ НЕБОЛЬШИХ СЕМЕЙНЫХ ХОЗЯЙСТВ ДО КРУПНЫХ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ Обра...»

«_ УТВЕРЖДЕНО Протоколом Совета директоров № _ от "" 20 г. КОРПОРАТИВНЫЙ КОДЕКС "Азиатско-Тихоокеанский Банк" (ОАО) г. Благовещенск 2010 г. Оглавление 1. НАЗНАЧЕНИЕ ДОКУМЕНТА 2. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 3. МИССИЯ БАНКА 4. ЗАЩИТА ИНТЕРЕСОВ АКЦИОНЕРОВ БАНКА И ЕГО РАБОТНИ...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ" Кафедра "Менеджмент и упр...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.